ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего  Раздел   Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

Петрович вышел со двора...

(Ирина Зуенкова)
 Про мужчин  2019-01-02  8  48  278
Петрович вышел со двора.
А если честно, то прогнали!
Единым росчерком пера
Громаду чувств освежевали.

Успел Петрович полюбить
Не в меру полную брюнетку,
Да вот беда: привычка пить
Так не устраивала Светку.

Она Петровича нашла
По объявлению в газете.
Мол, росл, красив и все дела,
И сайт имеет в интернете...

Пришёл он к Светке через час.
В руке пакет и чемоданчик.
В пакете водка, пиво, квас,
Лимон, салфетка и стаканчик.

Что в чемодане, не берусь
Сказать, но видно, был тяжёлый.
И сам такой весь важный гусь,
Но быстро сделался весёлым.

Лимон всё Светке предлагал
(не первой свежести конечно),
Потом котёнка напугал,
Тот, бедный, час пищал за печкой.

Потом, когда уже допил
Всё содержимое пакета,
Романс какой-то завопил,
А помнил только два куплета.

Но не беда, он их раз шесть
Пропел по замкнутому кругу.
Сказала Светка: "Это жесть!
Вас не роняли в детстве с дуба?"

Петрович, вынув гордый нрав,
Предпринял странные маневры.
Схватив Светлану за рукав,
Вскричал: «Не капайте на нервы!

«Тут вам не здесь, и вы не там!» (с)
Пою не хуже Лепса Гриши,
Хотя я петь учился сам,
И мне в ютюбе «Браво» пишут!

Стерпеть такое не смогла
Достопочтимая Светлана.
Она поклонницей была
Не Гриши. Дмитрия Билана!

И тут же выдворила вон
«Певца» с вещами и лимоном.
Он прихватить успел бекон,
Ну, и…флакон одеколона.
 

!!!

(павел (лукьяненко))
 О грамоте  2018-10-19  16  94  713

Как я милую любил —
Вы едва ли сможете!
А за что её убил —
Так за слово «ЛОЖИТЕ».

Уж и доброю была,
Нежной и покорною,
Но себя же обрекла
Тем, что «кофе ЧЁРНОЕ».

Вспоминаю, как в бреду,
И доселе ночи те!
Но она, как на беду,
Говорила «ХОЧИТЕ».

Слышал, как приду домой,
«ИХНИХ» да «ЕВОННУЮ»,
Так что был поступок мой
Самообороною!

Был уверен наперед,
Без зазренья совести,
В том, что суд меня поймёт,
Оправдает полностью!

Но с суровостью жреца
Объявил судья мне,
Что «ОТЛОЖИВАЕТСЯ»
Нынче заседание…"

О сколько нам открытий чудных...

1. Тире между подлежащим и сказуемым — не ставится.

2. Помните о том, что в большинстве случаев связку «о том» можно исключить.

3. Если хочете использовать глагол, то спрягать его нужно правильно, а не как того захотит автор.

4. Страдательный залог обычно должен быть избегаем.

5. Не забывайте про букву «ё», иначе не различить: падеж и падеж, небо и небо, осел и осел, совершенный и совершенный, все и все.

6. Кто не чёкнутый и не из чящи вышол, правильно пишет гласные после шыпящих.

7. Блестните неповерхносным чуством языка при написании непроизносимых согластных.

8. Надо придти к пониманию, что пишется только «прийти».

9. Пообтершись в корридорах оффисов, в будующем мы станем сведующими и прийдём к тому, что в наших текстах будет учавствовать всё меньшее колличество лишних букв.

10. Мягкий знак в неопределённой форме глагола должен определятся по наличию его в вопросе к глаголу, что иногда забываеться.

11. Не ставьте два «не» подряд, если это не необходимо.

12. У слова «нет» нету форм изменения.

13. Без пол-литровки пол России не поймёт как пишутся сложные имена-существительные.

14. Заканчивать предложение местоимением — дурной стиль, не для этого оно.

15. Тех, кто заканчивает предложение предлогом, посылайте на. Не грубости ради, но порядка для.

16. Не сокращ.!

17. Проверяйте в тексте пропущенных и лишних слов в тексте.

18. Что касается незаконченных предложений.

19. Если неполные конструкции, — плохо.

20. Никакой самовлюблённый Банк, его Президент и Председатель Совета Директоров не пишутся с заглавной буквы.

21. Правило гласит, что «косвенная речь в кавычки не берётся».

22. Не стройте загадок из многоточия в конце исчерпывающего предложения…

23. Одного восклицательного знака вполне достаточно!!!

24. НИКОГДА !не выделяйте! слова. Человек, читающий текст с ВЫДЕЛЕНИЯМИ, чувствует, что его собственному пониманию смысла н е д о в е р я ю т.

25. Используйте параллельные конструкции не только для уточнения, но и прояснять.

26. Правиряйте по словарю напесание слов.

27. Числительные до 10-ти включительно лучше писать прописью.

28. Склонять числительные можно сто двадцать пятью способами, но только один из них правильный.

29. Задействуйте слова в предназначении, истинно отвечающем осмысленности.

30. Неуместная аналогия в тексте выглядит как шуба, заправленная в трусы.

©
 

В чужом теле

(Ирина Зуенкова)
 Про женщин  2019-01-04  3  36  225

Гололедица в душе, гололёд…
Выпьешь рюмочку, да две – не берёт.
Пустота…темным-темно и ни зги.
Бог ты мой, прошу тебя, помоги.

Бог услышал и спустился с небес,
Персонально прочитал мне ликбез.
А потом махнул рукой, ну и ну,
И вселил меня в соседа жену.

Стало быть, лежу и жду мужика,
Декольте подпёрла снизу рука.
В предвкушении интима дрожу,
В первый раз же, ну, понятно ежу.

Дверь открылась, слышу: мат-перемат.
Он бутылку расколол о домкрат.
В сапогах прям по паласу прошёл,
И включил на всю катушку футбол.

- Мать, пожрать неси! Чего там у нас?
Я, то в профиль перед ним, то в анфас.
Ну, не клеится, короче, интим.
И чего мы все чужих-то хотим?

- Бог, верни меня к родному опять!
Со слезами я давай причитать.
Просыпаюсь, рядом милый лежит,
Чувством юмора моим дорожит.

Рисунок Виктории Кирдий
 

Петрович был несчастным, отродяс ...

(Ирина Зуенкова)
 На свадьбу  2019-01-09  3  32  159

(из цикла про Петровича)

Петрович был несчастным, отродясь,
По крайней мере, так ему казалось.
Но вот, однажды, счастье сверху, хрясь!
И так на нём пожизненно осталось.

Недели две он сгорбленный ходил,
Лечил проблемы нижней атавизмы.
В зелёных брюках, аки крокодил,
Зато следы не виделись от клизмы.

Потом он, ощутив приливы сил,
Расправил дюже узенькие плечи.
Костюмов от Армани не купил,
Но маме двинул каверзные речи:

- Довольно, мамо, слушать вашу бред!
То мал, а то невесты не по нраву,
Осталось влезть на тятин табурет,
А лучше выпить мышную отраву.

Про между прочим, завтра тридцать пять!
Мне щастя нагадали у подъезда.
Ну, што вы, мамо начали опять!?
Ить я не бомж и не какой-то бездарь…

От наглости мамаша впала в транс…
Минут на двадцать удалилась в кому,
Потом пришла, разлОжила пасьянс,
Изобразив осеннюю истому,

И таки разрешила малышу
Попробовать по осени жениться.
Про свадьбу я потом вам расскажу,
Решила тамадой к ним напроситься.

Невесту привела маман сама...


Невесту привела маман сама.
Не так чтоб первой свежести, пампушка.
Петрович выл, да на носу зима,
А вдруг опять запрет введёт старушка.

Изъяв у моли праздничный костюм -
Не ношенный Петровичем со школы,
Хранящий запах… Любочкин парфюм,
И пятна на карман пролитой колы,

Его надел, поморщился слегка.
Пиджак был мал в груди, а так же ниже…
Но выбросить не поднялась рука.
Отдать кому? Не будет ли обижен…

Купить другой? Да Боже упаси!
Надеть на два часа и снова в шкафчик?
Петрович выпил, чем-то закусил,
И чмокнув языком, сказал:
- Красавчик!

Невеста в платье ситцевом, в горох,
Смотрелась не совсем экстравагантно.
(Уж лучше б я в младенчестве подох)-
Жених подумал, вслух сказав галантно:

- Я счастлив, видеть Вас своей женой!
Уйти из-под маманиной опеки…
Но тёща тут возникла за спиной:
- Любимые, я ваша вся, навеки!

Мне б тут вмешаться, всё же тамада,
Иль объявить, хотя бы, белый танец,
Но, не успела. С криком: «Никогда!!!»,
Сбежал жених, а вслед неслось: «засранец!..»
 

Греканиада (1% - гон, 1% - стёб ...

(Лена Донская-Новгородская)
 Рыбалка  2018-10-27  4  68  431

Ноги растут оттуда: Жми сюда

Грека снова через реку
В лодке медленно плывёт.
Ну, неймется человеку:
Примостившись на вельбот,

Ноги свесив смело в воду,
Бултыхает ими там...
Все ему знакомы броды,
Плавал уж по тем местам.

Задом пятясь, свистнув Греке,
Стал креститься в речке рак:
- "Я сочувствую калеке...
Но, ведь, дразнится ж, дурак!"
 

ЛЮБОВНАЯ ИСТОРИЯ

(Ременюк Валерий)
 Смешные истории  2018-12-05  2  22  333
Альбине недавно стукнуло двадцать два, она трудилась кассиром супермаркета «Редиска». Филиппу было двадцать четыре, он работал продавцом в магазине бытовой техники «Импульс», этажом выше Альбины. Раисе шел тридцатый год и служила она менеджером парфюмерии «Aroma-Roma» еще уровнем выше. А ее ровесник Родион, тот, вообще, исполнял обязанности техника-электрика в здании торгового центра, арендуемом «Редиской», «Импульсом» и «Aroma-Roma». И однажды с этими молодыми людьми приключилась курьезная история, о которой до сих пор вспоминают в нашем городке кто с завистью, кто с улыбкой, а кто и с содроганием.

С некоторых пор Филя засимпатизировал Альбине. Причем, конкретно так засимпатизировал, по-взрослому. С цветами, билетами на концерт скандальной рок-группы «****-Гансы», множеством необязательных ежедневных покупок в «Редиске» с обслуживанием в кассе именно Альбины. В общем, пропал человек. Превратился в ходячее скопище любовных гормонов в стадии весеннего обострения. Да, а по планете как раз шел разнузданной поступью месяц апрель, так что – сами понимаете… А Альбина, не то, чтобы не замечала Филипповых ухаживаний и заходов, но они ей были, как бы сказать поделикатней, не ко двору. Потому как сама Альбиночка, чернявая и смазливая девчушка с гендерными рельефами, усовершенствованными спец-фитнессом, уже полгода сохла по электрику Роде – статному кучерявому сердцееду с орлиным профилем. И всё у нее с электропитанием кассы возникали проблемы, всё Родиона вызывала на помощь. Иногда по три раза на дню. И, пока дисциплинированный электрик разбирался в проводке и контактах, Альбина сидела на своем стульчике у кассы, ужавшись в уголок так, чтобы нет-нет да и касаться эротичным бедром в капроне и короткой юбке мужественного плеча Родиона. Да, и еще дышала при этом не как все нормальные люди, а как-то так… особенно, с намеком, многообещающе. Но, увы Альбине, Родион был кремень. Сделает свое электрическое дело, запустит кассу, и поминай как звали. Не шел на сближение, злодей. А всё с чего? Да с того, что сам Родя глаз не сводил с Раисы и всё искал повода пересечься с ней взглядом, словом, жестом. Всё заглядывал в ароматное заведение чаровницы по пять раз за смену, то проводку проверит, то светильники протестирует, то рекламную подсветку подшаманит. И требовал, коварный, чтобы Раиска как менеджер объекта при этом присутствовала. И всё старался навязать ей провокационные разговорцы, начинавшиеся с электричества, а сводившиеся к фразе «И чем же девушка сегодня вечером занята? А не свободна ли, не скучает ли в одиночестве?» Но чем же была занята девушка Рая? К огромному разочарованию Родиона – страданиями по Филиппу из «Импульса». Да-да, именно к нему прикипело горячее девичье сердце рыжеволосой и стройной Раисы! А тот, как на зло, воздыхал об Альбине… Хотя, это я уже повторяюсь.

В общем, вырисовался странный набор безответных односторонних любовей, выстроенный по схеме: Филя → Аля → Родя → Рая → Филя. Об этом нетривиальном явлении вскоре знал уже весь ТЦ. О нем судачили на всех этажах, страстно желая развития патовой ситуации. Некоторые циничные балбесы из пубертатной, необстрелянной Амурами молодежи даже делали ставки на прогноз, сколько еще месяцев продержится эта странная любовная комбинация. Участникам безответных отношений все искренне сочувствовали, а более опытные товарищи и товарки давали советы в духе «Бери что есть! Синица в руках лучше, чем журавль хрен знает где!» И, будучи не в силах переносить картину гибнущих юных сердец, секретарша директора ТЦ Авдотья Макаровна предприняла, наконец, решительные меры. Проявила, так сказать, боевую сметку и находчивость. Однажды, в конце смены она пригласила наших героев на совещание, якобы, к главному инженеру ТЦ. И в его кабинете представила исстрадавшимся молодым людям парапсихолога-амуратора (так у него значилось на визитке) Саида Моисеевича Заварущенко. А сама тактично удалилась из помещения, чтобы не нарушать таинства предстоящей тонкой процедуры.

- Любезные мои, мыть-перемыть! – начал свою речь Саид Моисеевич проникновенным голоском. – Не стесняйтесь меня, копать-катать, я уже всё знаю о вашей беде! Ваш амурно-психологический клинч, мотать-макать, я вполне могу разрешить, так как хорошо представляю его причину, механизм его возникновения, шить-пороть. Это всё гормоны, ковать-шатать, их неугомонное весеннее буйство. А гормоны, совать-давать, это чистая химия. Наука, тузить-возить, в которой я разбираюсь досконально!
- А чем же вы нам можете помочь? – грустно прошептала Раиса, не поднимая прекрасных синих глаз.
- Я разверну ваши отношения, рубить-солить, переориентирую вектора ваших гормонов наоборот, и вы ощутите, наконец, долгожданную взаимность чувств, пилить-валить!
- И что же от нас потребуется? – спросил технически подкованный Родион.
- Сущий пустяк, ломать-пинать! – улыбнулся Саид Моисеевич. – Принять участие в коллективном сеансе из двух фаз, стоять-ваять! У вас отношения защеплены не в том порядке, как следовает, пороть-бороть. Поэтому, во-первых, их надо расщепить, сделать вас нейтральными друг другу. И, во-вторых, сразу же затем вас надо защепить уже в правильном порядке, в желаемых для вас взаимных связях.

- И сколько же нам будет стоить это счастье? – поинтересовалась практичная Альбина.
- Да говорить не о чем, коптить-колотить! - Саид Моисеевич сложил руки лотосом и потупил глазки. – Всего по пять штук, пардон, тысяч отечественных рублей, шатать-мотать…
Несмотря на странноватый лексикон Саида Моисеевича, парапсихолог-амуратор сумел-таки убедить страждущих счастья. И приступил к осуществлению обещанного незамедлительно. Он достал из докторского саквояжа мини-кальян на четыре персоны, водрузил его в центре стола. Затем маленькими ножницами отстриг по пряди волос с головы каждого участника действа, посек пряди в мелкую пыль и смешал в маленькой керамической пиалке. Полученную смесь зарядил в топку кальяна, в емкость залил воды из специальной бутылочки и еще капнул туда несколько фиолетовых капель из какого-то пузырька. Плазменной золотой зажигалкой зажег горючую смесь, закрыл топку и дал команду курить. Молодые люди с четверть часа прилежно втягивали волшебный дым в легкие и выдували, как было наказано, строго через нос. После этого Саид Моисеевич сказал:
- Достаточно, купать-сушить! Ну, вздохнули полной грудью и посмотрели друг на друга!

Подопытные послушно исполнили команду амуратора, взглянули на предмет своих воздыханий и… Каждый недоуменно скривился:
- Фу-у-у… И этого/эту я так страстно любил? Госссподи! Как это было возможно? За что?!!
Саид Моисеевич радостно потер ладошки:
- Ну, а что я говорил? Видите – все друг от друга отсохли, отщепились! Первая фаза, белить-марать, прошла отлично! Переходим ко второму этапу лечения, тереть-гореть!
Он оттяпал еще по пряди волос с голов пациентов, замесил новую порцию горючей смеси, сменил воду в кальяне и добавил туда оранжевых капель из другого секретного пузырька.
- Ну, сосать-мотать, поехали! – дал команду амуратор. И молодые люди снова припали к кальянным трубкам. На их лицах, хотя и с закрытыми глазами, явно читалось предвкушение грядущего восторга взаимной любви, к которой они так стремились!
По истечении четверти часа пациенты отложили кальян и открыли глаза. Окинули взглядами друг друга и… осознали страшную вещь! Теперь их любви выстроились в противоположном направлении: Филя → Рая → Родя → Аля → Филя. Но снова – безответно!
Молодежь с возмущением и обидой посмотрела на чудодея. Но тот уже и сам понял свою промашку, засуетился, закопошился в саквояже:
- Месить-тузить, я, кажется не из того флакончика капнул! Прошу прощения, господа, сей секунд всё исправим, не стоит нервничать!

Он снова успешно провел стадию расщепления отношений, и опять вверг коллектив в ответственный финальный этап. Люди за столом на этот раз сосали дым и выпускали из ноздрей султанчики сосредоточенно, почти нервно. Но все еще веря в окончательный успех таинственной процедуры. Наконец, Саид Моисеевич скомандовал:
- Суши вёсла, сипеть-кипеть! В смысле, кончай сосать! Ну? И как теперь?
Филя, Рая, Родя и Аля снова внимательно вперились друг в друга, медленно переводя взгляд с одного лица на другое и обратно, словно взвешивая на внутренних весах сердец формирующееся большое чувство. И вдруг амуратор побледнел. Он заметил, что Альбина и Раиса тепло и безотрывно смотрят друг на друга, постепенно заливаясь нежным румянцем. То же самое происходило и между Родионом и Филиппом – они стремительно проваливались в пропасть новой, неизведанной ранее взаимной страсти.
- Ёшкин крот! – пробормотал целитель. – Где же правильный пузырёк, томить-мутить? А, вот же он! Сейчас, одну минуточку, господа! Я всё исправлю!

- А не нужно исправлять! – услышал он общий ответ. – Этого достаточно! Мы довольны.
Молодые люди встали из-за стола. Мужчины обнялись по-братски за плечи и нетвердой походкой направились на выход. За ними, взявшись за руки, тихо вышли Рая с Алей. На столе остались четыре конверта с оговоренными суммами. Саид Моисеевич поскреб в затылке, крякнул, собрал конверты и спрятал в нагрудный карман пиджака. Уложил кальян и принадлежности в саквояж. С минуту посидел в задумчивости, затем тихо произнес:
- Да, шагать-махать, любовная химия – это темный лес, если разобраться. Чистой воды темный лес, колот-молоть! Ладно, на две недели им эффекта хватит, а там, тереть-марать, посмотрим, что с ними делать дальше…
 

Багамы

(Ирина Зуенкова)
   2019-01-06  4  16  132

Багамы.

Приелся до чёрта доильный сезон!
Работать в коровнике мне н[/img]е резон.
И вот, председатель Силантий, ага,
Путёвку мне выдал, на энти…Бага…

Сижу, отдыхаю, да чаек кормлю.
Как раз для меня, ить я шум не люблю.
Но больно тосклив сё жа мёртвый сезон,
Хоша бы один завалялся пижон.

Мы с ним завели бы интимный лямур,
Чать, не из последних неопытных дур.
Как ласково в задницу шепчет волна…
Отседова Родина, жаль, не видна…

*****
Багамы 2



Закончив круизу, вернулась с Багам.
Силантий с порога метнулся к ногам:
- Ну, мать, наконец-то, попьём молока!
А то мы коров не доили пока.

- Я чё то, Силантий, тебя не пойму.
Никак ты объелся в колхозе хурму?
Дык нет, не взрастает в колхозе хурма,
Ты видно сошёл, председатель, с ума.

- От надо, удумал! Не буду я вам
Коровов доить, возвернувшись с Багам.
Я сё жа культуру хлебнула с морей,
Готовь мне другую работу скорей!

Давяся соплями, Силантий вскричал:
- Я с вами, доярками, весь одичал!
Неужто прикажешь доить самому?
И тут я с кокетством сказала ему:

- Намедни, слыхала ишшо про Гавай,
Ты мне на Гаваи путёвку давай
Пока не начался курортный сезон.
Толпиться в народе совсем не резон.

Согласна на Кипру поехать ишшо.
Там ихни доярки живут хорошо.
Откуда слыхала? Да пёс его знат!
Сказал на Багаме пижон ристократ.

В круизах когда разгляжу белый свет,
Потом и в коровник запрусь. Раньше - нет!

*****
Багамы 3


Я видная девка, гляжусь на ура.
По-моему замуж давно мне пора.
Но нету в колхозе совсем мужуков.
Федотка - телятник, и тот бестолков.

Силантий остался ишшо не удел,
Без бабы в дому одичал и схудел.
И некому даже картохи сварить,
И ласку, каку – никаку, подарить.

Опять же путёвку в Багаму давал,
А энтот подарок не так уж и мал.
Решила: его завлеку в Новый год,
Не то прокисает вишнёвый компот.

С утра завалилась в его кабинет:
- Силантий, мне надо с тобой тет на тет.
Уж коль не случилося света конца,
Бери меня взамуж. Не мымра с лица!

Вскраснел председатель, как тот помидор
И взглядом по сейфу стрельнул, будто вор.
А можа хотел откупиться, как знать?
Я села и стала ответ его ждать.

Ждала я недолго, минуту всего,
Уж сердце хотело его одного.
- Силантий, Силантий, - кричало оно.
И только моргнула, сбежал он в окно.

*****

Багамы 4


Силантий сбежал. И куда мне теперь?
Под поезд кидаться? Себе я не зверь.
Надела прикид, што тащила с Багам,
Лежу на полянке, молюся Богам.

Гляжу, агроном как скаженный бежит,
Ругается матом и сильно дрожит.
- Каренина! Анна! Вот это сурприз!
Позвольте представиться: Митрич…Борис.

- Ты чё это, Митрич? Не с дуба упал?
В шифонах доярку никак не узнал?
Какая Каренина, мать её так!?
Глаза то разуй, аль получишь в пятак.

Ты, Митрич, попутал событиев век,
А ведь не последний в селе человек.
Но только не модный, совсем не пижон,
А значит, не лезь ты ко мне на рожон.

Обиделся Митрич, трясёт бородой,
Кричит, что на ферме занижен удой.
А вы, мол, в полянах изволите спать!
Пижонов им всем подавай, твою мать…

Видать не удастся сегодня найти…
Мешают…а завтра на ферму к шести.
Дояркова участь совсем не проста,
Пришлите пижона, за ради Христа…
 

БЕЛИНСКИЙ БЫЛ ОСОБЕННО ЛЮБИМ

(Алик Кимры)
 О литературе  2018-12-10  9  22  261

"Белинский был особенно любим.
Молясь твоей многострадальной тени,
Учитель, перед именем тоим
Позволь смиренно преклонить колени"

Н.Некрасов

Великий русский критик и демократ-разночинец Виссарион Григорьевич Белинский детство провёл в г. Чембар Пензенской провинции Казанской губернии, а затем учился в гимназии г.Пензы. Это дало основание пензюкам считать его самым своим земляком, и в год 150-летия Белинского Пенза и область стали эпицентром мировых торжеств по случаю юбилея.

Каким боком это коснулось меня, тогдашнего студента строительного института? Я подвизался в качестве лектора-международника в городском обществе по распространению научных и политических знаний (впоследствии сократили до "Знания"). А обком партии объявил тотальную мобилизацию лекторов на посев разумного, доброго, вечного о Великом Земляке. Всем была вручена методическая разработка - и вперёд.

Гонорар за каждую лекцию повысили с обычных 5 ₽. до 8, оформление каждой 4-й лекции как шефской - отменили. В моём распоряжении был досаафовский мотоцикл из института, и я, мотаясь по городам и весям Пензенской области, умудрялся в день читать 6-8 лекций - в самых разных аудиториях, в клубах, на полевых станах, колхозах и совхозах, школах и вузах ...

Всего "поднял" до штуки ₽ - по тем временам, бешеные бабки. Эту штуку привёз домой в Киев, куда улетел на летние каникулы. Мама переполошилась: откуда такие деньги, не попал ли в дурную компанию? Разбогатев, мы много чего накупили. В том числе и мебельный гарнитур киевской фабрики им. Боженко. Гарнитуру присвоили имя Белинского.

Другие, менее мобильные коллеги-лекторы сняли поменьше, но в обиде на Виссарионгригорьича не остались. А по случаю окончания юбилейной страды мы узким кругом отметили Событие в кабаке "Купеческий".



Вестимо, с купеческим размахом: выпили, закусили, погудели... И даже для приличия подрались с офицерами-курсантами Пензенского артиллерийского училища - им, видите ли, не понравилось, что мы весь вечер хором пели "Белинский был особенно любим..." на известный мотив "Ревела буря..."

... Да, из Пензы или региона вышло немало замечательных людей, как-то: писатель Лажечников, историк Ключевский, поэт Лермонтов, режиссёр и актёр Мейерхольд, писатель Куприн, коммерсант Бланк (дед Ленина), актёр Пудовкин, писатель Задорнов (отец) и др. Юбилеи некоторых из них тоже отмечались в мою бытность в Пензе (1957-1962). Но ни один из них не был столь круглым и не отмечался с такой помпой, как юбилей Белинского. Соответственно на этих более скромных юбилеях нам, лекторам, обламывалось гораздо меньше.

... Вот поэтому Белинский таки был ОСОБЕННО, искренне любим!

... А 50 лет спустя, уже на 200-й юбилей Белинского, я написал большую статью о нём в калифорнийской русскоязычной газете, а также прочитал несколько лекций на русских специализациях калифорнийских университетов. Эрудиции хватило, благо в студенческой юности, взбодренный юбилеем и гонораром, близко ознакомился как с творчеством Белинского, так и с информацией о нём его великих современников.

Он и теперь для меня, уже совершенно бескорыстно, особенно любим.

------

И ещё в тему

"Так поступают интеллигенты" -
Жми сюда
 

Культурный диалог

(Ирина Зуенкова)
 О деревне  2019-01-19  3  32  92

- Давно хочу сказать тебе, Матрёна,
Что ты меня собой не обкультуришь,
Я сам себе культурн, определённо,
А ты меня, Матрёна, вечно дуришь.
Как слышишь где культурные словечки,
Летишь в компутер, открываешь гуглу,
А нет бы, вечерком пройтись до речки,
А шось в ответ?    «С какого перепугу?»
На речках, Мотя, душами воркуют,
А не тусят с агентами в контактах.
С утра тебе кукушечка кукует,
До вечера бы слушал, слушал… так-то!

- Я не Матрёна. Марта!
Будь любезен,
Запомнить имя постарайся, милый.
За годы, что просиживал в ликбезе,
Ты так и не освоил ни мобилы,
Ни корни извлекать, ни теоремы,
Ни барышню развлечь, хотя бы стИхом.
Ты до сих пор читаешь мне горЕмы,
Когда здесь - горе мЫ.
Не будь же психом!

- Да нет же! Марта - Зойкина корова!
А ты Матрё-ё-ёна, так тепло, красиво…
Румяна, круглолица, черноброва…

- Ды, тьфу ты, чёрт!
Своё заладил снова!
Вот как я буду жить в Москве Матрёной?
Когда там сплошь Снежаны, Анжелики.
Моей душе желаешь ты урону,
Я чувствую предтраурные блики.

- А ты не ездий! Чо тебе, в Москве-то?
Послушать: Понае-е-ехали здесь, чо ли?
У нас, Матрён, в деревне скоро лето!
А чо у них увидишь, кроме моли?

- Какой ты, Петька, тёмный!
Чо ли - чо ли…
Сто раз тебя учила, остолопа,
Что это в сериале мама Чоли,
И ты мне тут ресницами не хлопай!
Сидишь в своей деревне, как в подполье…

- В подполье, Мотя, лучче, чем в Москве-то!
Сытнее…вон, картошечка под боком,
Бутыль вишнёвки…настоялся с лета…
Ты…
Марта…
потеряешь в жизни стока…



Я тоже буду ей не лыком шитый.

Уж не бренчат гитарные аккорды,
Матрёна всё ж уехала в Москву.
А я сижу и тычу пальцем ворды,
Другой рукою пользуя халву…

Сказала мне:
- Учи компутер, Петя!
Без интернетов нынче никуда.
Не отпустил бы ни за что на свете…
Да что теперь? Нагрянула беда.

Чего ей в той Москве, скажите, люди!?
У нас, поди-ка, не хужее их.
Нашила платьев - выпадают груди.
Ответственный за моду, верно, псих…

Освою я компутерное дело.
Уже узнал, что есть у Клавы мать!
И дисковод от дискотеки смело
Могу без напряженьев отличать.

Я буду тоже ей не лыком шитый!
Отвечу по хранцусски – миль пардон.
Хожу теперича с утра умытый,
Прям хоть сейчас за грёбаный кардон.

Но я к деревне прикипел душою,
Ромашки, василёчки, тополя…
Скажу:
- Матрёна, стань моей женою!
Не век же красоваться в бобылях.

R.S
Стих относится к разряду анаколуфных,
Поэтому не стоит советовать автору не
коверкать язык. Тогда и стиха бы не было. ИМХО
 

СПАСИБО ДЕЙТЕРИЮ!

(Алик Кимры)
 О городах  2018-12-13  2  24  278

... Вам спос - напомнили Ахуны!
Бывал я счастлив там, а х@ли...


Ахуны - дачное место под Пензой на реке Суре - притоке Волги. Отменно красивые места, покруче Швейцарии, как утверждают местные краеведы. Особенно те, кто никогда не был в Швейцарии. Я тоже так думал, пока в ней ни побывал.

Во время учёбы в Пензе (1957-1962) именно в Ахунах я был по-настоящему счастлив - в самом начале пензючьего бытия и в день, когда уже покидал город студенческой юности.

В самом начале - сразу после поступления в вуз до 1-го сентября оставалось пару недель. Возвращаться в родной Киев не было средств, да и косил от военкомата, откуда уже пришло пару грозных повесток типа "... явиться с паспортом, ложкой и наголо постриженным". На тогда ещё тоталитарной Украине не было тотальных облав на молодых людей, как в сегодняшней демократичной, эуропейськой, послемайданной. Однако я решил не рисковать - Бог бережённого бережёт и от военкомата.

Друзья уже из местных позвали на шашлык в Ахуны. Естественно, загрузились, и на месте - приняли, нагрузились. Я было вздремнул, но сквозь сон услышал знакомые слова: "В первом заплыве...". И уразумел, что где-то рядом соревнования по плаванию. А я, между прочим до того отдал этому виду почти 10 лет жизни, вышел в мастера спорта СССР...



Приятели отвели меня на водный стадиончик, и там действительно проходили соревнования, которые я заподозрил. Тут пацаны подтолкнули меня к тренеру, типа, во, принимай мастера спорта! Тот критически меня осмотрел, принюхался - да ты пьян!

Да, я был в семейных труселях ниже колен... Да, попахивал... Как певал Высоцкий, "жалко тренера", вот он мне и грит:
- Парень, поди проспись!
Но мои приятели настояли на просмотре, и тот нехотя согласился.
- Ладно, мастер, зайди по пояс и плыви ко мне, чтоб не утоп, ща посмотрим, что ты за мастер.

Я тут же сиганул в воду и сделал круг, который стал для меня кругом почёта, лихо явив все стили плаванья. Тренер тут же сорвал с кого-то плавки, напялил на меня, рявкнул: "Ты - студент, ты - "Буревестник", и через минуту я уже стоял на стартовой тумбочке бассейна, правда, в высокой стойке, боясь наклониться - поташнивало от выпитого и, видать, недожаренных шашлыков.

В общем, обошлось, не осквернил место будущего триумфа, а когда сделал, как тогда назвали, "французский" поворот через голову, не ведавшие доселе о таком поотставшие соперники, плывшие лихими сажёнками,- чуть не утонули.

Я легко выиграл стометровку, потом 200, потом 400 метров вольным стилем. На 800-метровой и полуторакилометровой дистанциях мне присудили победу "honoris causa" (без защиты).

Затем устроили показательные выступления - явить плавание другими стилями. На "бис" несколько раз прокрутил поворот. В конце тренер заботливо обтёр меня полотенцем и сразу вручил талоны на питание и новый спортивный костюм.

... Так началась моя 2-летняя карьера чемпиона Пензенской области по плаванию и участника всероссийских и всесоюзных студенческих первенств. Карьера оборвалась, когда в Пензе построили плавательный бассейн, в пединституте открыли специализацию "Плавание и прыжки в воду", тут же понаехали профессионалы, и я по-английски ушёл. Но внезапно стал чемпионом области по лыжам.

... А вот конец студенческой карьеры, в предпоследний день в Пензе - на следующий день уже был билет на поезд. Мы бурно отмечали расставание с однокурсниками на выпускном балу. И часа в 4 утра нас выгнали из ресторана - время аренды завершилось, и кто-то кинул идею - айда в Ахуны!

Набралось человек 12 желающих, в одну моторку все не поместились, привязали на буксир ещё две шлюпки, и эскадра устремилась в означенные Ахуны. Мне было жарко, я в одних плавках встал на корму второй шлюпки, выпендриваясь, балансировал на ходу. Приятно обдувал ветерок...

И не заметил, как отрубился и очутился в Суре. Вдали слышался гул уплывающей "эскадры", а я плыл в тёплой июльской воде, в утреннем рассветном тумане. Отряд не сразу заметил потери бойца, за мной вернулись через час, но не нашли. Я же вышел на берег и отправился к палаткам, где надеялся найти помощь обитателей, разобраться и добраться до своих.

Я осторожно отвернул полог и вошёл - тут раздался отчаянный визг полудюжины полуголых девчонок - оказывается, я угодил в лагерь местного пединститута. Понятно, как испугались девчонки, увидав почти голого страшного мужика.

Хотя я был сложён как Аполлон, симпатичен лицом и при шевелюре курчавых волос. А одна из девчонок умолкла первой, повидимому, сообразив, что мужик не такой уж страшный, а скорее - наоборот. Да и ваще юноша. К тому же я разъяснил ситуацию.



Мы встретились взглядами, я утонул в больших синих глазах, она выдала мне полотенце и одеяло, я улёгся рядом, и мы без сна пролежали до полного восхода солнца, взявшись за руки, и тихо шептались, чтобы не будить девчонок. В общем, пошла химия, и я застрял в Пензе ещё на целый месяц, который мы были уже неразлучны.

От хозяев, где 5 лет снимал угол, перешёл жить в спортзал. Знакомый тренер дал ключи, и в нашем с Любой распоряжении оказались диван в тренерской, маты, конь, козёл. И пригодилась даже шведская стенка. Днём я подрабатывал, а вечер и ночь уже были нашими.

... Незаметно промелькнул июнь, мне уже пришла пора возвращаться в Киев - выходить на работу по назначению. Любочке тоже надо было домой - смена в лагере закончилась, подруги дальше прикрывать её не могли, и она больше не могла делать вид перед родителями, что находится в лагере.

Короче, нам пришлось расстаться... Я уехал в Киев, у меня затянулся вопрос прописки, я не смог сразу вызвать Любу. Она позвонила, что беременна, мать её убивает, и если срочно ни приеду в ЗАГС, сделает аборт. Я предупредил - сделаешь, больше никогда не увидимся. Она послушала не меня, а маму. И дальше наши пути надолго разошлись...



Встретились мы только через лет 20, в во время командировки в Пензу, всё вспомнилось и сразу закрутилось. Она закончила пединститут, поработала по специальности. Но затем, скорее из-за внешности, её уговорили в артистки, она отучилась в театральной студии и сразу вошла в основной состав Пензенского облдрамтеатра. Театральная карьера не удалась, пошла учительницей английского в техникуме, откуда и ушла на пенсию.

Личная жизнь не сложилась - была уже во втором разводе, детей не было. Я всеми правдами и неправдами застрял на вторую неделю, но, увы, громко позвала труба производственного и семейного долга. Потом ещё несколько раз вырывался в Пензу, но это уже другая история...

... Теперь мы общаемся по скайпу, жду Любовь Константиновну в Сан-Франциско. Сделал вызов, но, увы, подозрительные американские иммиграционные службы не торопятся. Но может ещё удастся свидеться при жизни, поверил в пословицу про старую любовь, которая не ржавеет даже тогда, когда фигуранты изрядно заржавели сами.

 

Куда ночь, туда и сон?

(ЮРИК)
   2019-01-10  4  34  140
(ни капельки выдумки, чистая правда)

Утро было погожее, воскресное. Слегка падающий снежок в безветрии потихонечку опускался на ещё не совсем проснувшийся город. Транспорта было немного и я решил покататься по городу, как бы совершить утренний вояж, совмещая полезное с приятным, т.е. покататься и заработать. Ожидая первый заказ, я почему то вспомнил ночной сон, где мне мой дружок из детства, который никогда не был хирургом, радостно сообщил, что вот сегодня мы вам отрежем ногу и всё будет замечательно. Мне было чудно, что Юрка во сне был хирургом и почему то радостно решил, что мне всё-таки придётся отрезать ногу.
И вот первый заказ до больницы БСМП. С подъезда вышел сильно хромающий мальчик со своей матерью. Женщина очень переживала о случившемся с её сыном на тренировке и вот мы уже на территории больницы. Завершив заказ я радостно увидел, что мне дают заказ прямо оттуда в Саратов уже в другую больницу. На этот раз пришёл молодой мужчина, оказавшийся хирургом, и мы понеслись в сторону второй городской. Улыбаясь он мне сказал, что не верит в сны и нечего мол вам беспокоиться. Как только мы с ним расстались я увидел следующий заказ в девятую городскую, мне это было по пути и вот я остановился около ожидающих меня клиентов.
Я удивлённо смотрел на коляску, в которой сидел мужчина моих лет без одной ноги, рядом была женщина и молодой парень. Усадив инвалида в машину и упаковав коляску в багажник, мы тронулись в девятую городскую. А когда я понял, что пассажиры люди нормальные с юмором, я им тоже рассказал свой сон. Мужчина улыбнулся прослушав про сон, сказал, что не дай Бог никому. И добавил к сказанному, уже четыре месяца режут, а тут вот с какого-то хрена десны опухли, жевать невозможно, теперь уж и не знаю, что резать будут.
С той поры прошло два месяца, но меня по прежнему тревожит мысль, а что это было?
Будто ночь с моим сном осталась во мне до утра.
Вот я и решил написать этот коротенький рассказ.
 

САНИТАРЫ РЫНКА

(Ременюк Валерий)
 День торговли  2018-12-07  3  19  347
В нашем приморском городке и своей рыбы хватает, слава богу, и залетная нет-нет да и появится. Я имею в виду прилавки местного рынка и холодильники горожан. Дора Ивановна Штрюкова любила свежую рыбку и хорошо в ней разбиралась, поскольку муж ее, Осип Тимурович, был заядлым рыбаком. И добычливым, к тому же. Знал правильные места и способы ловли и никогда не возвращался с рыбалки с пустыми руками. Ну, а жене, ясное дело, доставалась почетная обязанность обработки и переработки даров моря или окрестных озер. Через руки Доры Ивановны за двадцать пять лет совместной жизни с Осипом прошло, наверное, тонн сто рыбной плоти всевозможных сортов – от вульгарных карасей или язей до элитных экземпляров морской форели и балтийского лосося. Транзитом через лещей и судаков со щуками. Я уж не говорю про всевозможных окуней, плотву да красноперку. Поэтому в практической анатомии обитателей пресных и слабосоленых водоемов Дора разбиралась в совершенстве. Но однажды произошел случай, поставивший Дору Ивановну в тупик.

К семейству Штрюковых заехал в гости Осипов друг детства Жорка Журов. Проездом из Норвегии после законного трудового отпуска, который Жорж с компанией провел на рыбалке в скандинавских фьордах. Уж не знаю, как, но протырил Жорка через таможню свежемороженой сайды и трески, пойманных своими руками. Немного, килограмм пятьдесят, в пяти ящиках-термосах, укутанных тряпьем и заваленных всякой походной всячиной типа палаток, надувной лодки, спальных мешков и пропотевших штормовок. Ну, и отвалил Жорка другу пару-тройку зачетных хвостов – в качестве сувенира из дальних стран. Да. И всё бы хорошо, но Дора Ивановна после отъезда гостя занялась обработкой рыбы и обнаружила в ее кишечнике незнакомую флору. А может, фауну, что еще страшнее. Какие-то белесые палочки-колбочки, окружающие отдельные внутренние органы. Естественно, бдительная хозяйка дома объявила «Стоп!» дальнейшему процессу переработки и командировала Осипа Тимуровича с образцами тканей несчастных рыб в местную СЭС (санэпидстанцию). Для произведения анализов и экспертизы. Образцов набралось на полулитровую банку из-под кабачковой икры.

Городская СЭС примыкала отдельным флигелем к районной больничке, соединяясь с последней коридором-галереей во втором этаже. А так как к моменту описываемых событий главный вход в СЭС находился в хроническом многолетнем ремонте, народ проникал на станцию транзитом через больницу и галерею. Пошел туда и Осип, натянув на тапки полиэтиленовые хлипкие бахилы и держа под мышкой банку с образцами рыб. Войдя в больничные коридоры, Осип почувствовал тоску в душе и нытье в области десен. Так организм отреагировал на душный воздух и специфические запахи жизнедеятельности пациентов, усиленные тягостными ароматами бюджетных лекарств. И лишь в переходной галерее его слегка отпустило – тут были открыты форточки окон и воздух хотя бы отдаленно напоминал, что за пределами этого богоугодного заведения есть живая природа, свежесть мокрой травы, ароматы леса, звуки ветра и птиц… У окна Осип заметил двух сухоньких старушек в застиранных синеватых больничных халатах. Они стояли, опершись о подоконник, и смотрели через стекло в больничный двор. Осип, проходя мимо, мельком глянул туда же. Во дворе грудились больничные машины, какие-то крупногабаритные детали полувыброшенных медицинских аппаратов, мусорные контейнеры вдали. А в центре – небольшой, чисто символический скверик – старое бетонное корыто недействующего фонтана, воздвигнутого лет сто назад, да две убогие пустые скамейки по бокам под тощими кустами сирени.
- Ах, как здесь хорошо! – говорила бабуля справа восторженным голоском.
- Да-да, - отзывалась эхом левая, - такой свежий воздух!
- И зелень за окном, смотрите!
- Да-да, столько зелени! – вторила левая правой.
Осип еще раз глянул во двор. Кроме тощей сирени, другой зелени двор не содержал. И Осипу стало от этого особенно грустно, почти тоскливо. От чужого малобюджетного, нищенского счастья…

Но в санэпидстанции Осипу дали от ворот поворот, мол, СЭС не работает с продовольственными товарами от населения. С ними надо на пункт санитарного контроля при местном рынке. Ладно, делать нечего. Осип снова прошел через соединительную галерею мимо коридорных старушек, всё еще радостно гуляющих на свежем воздухе под форточкой окна. «Как мало человеку нужно для счастья, если разобраться!» - подумал он и вышел на улицу. Еще минут пять Осип пребывал в философическом углублении мыслей, шагая к остановке автобуса, пока его не окликнула насмешливо какая-то женщина:
- Мужчина, вы бы сняли бахилы-то! Больница уже давно кончилась!
- Ой, спасибо! – сконфузился Осип и стянул с тапок разлохмаченные голубые мешочки.

На городском рынке было многолюдно, шумно, в воздухе витало электричество торгового оживления. Одни надеялись продать, другие намеревались отовариться. И каждый в уме прикидывал выгоду своих вариантов торговли. Помещение пункта санитарного контроля Осип нашел в дальнем торце здания рынка. За дверью, обитой утепляющим дерматином еще прошлого века, его встретили три женщины бальзаковских лет, сидевшие каждая за своим канцелярским столом. Все были с явными излишками живого веса, круглыми лицами и лоснящимися щечками. С очками на носах и одинаковыми, видимо, форменными, башенками волос на макушках. «Родственницы они все, что ли?» - непроизвольно подумал Осип и подошел к первой по ходу работнице поста.
- Здравствуйте! Хочу попросить вас сделать анализ моей рыбы. Жена сомневается, не гельминты ли в ней? – и протянул свою банку.
Дама взяла тару, недружелюбно зыркнула на посетителя:
- А что за рыба, откуда?
- Свежая сайда, друг сам поймал в Норвегии, во фьорде. Сайду и треску. Сразу заморозил и нам привез вчера немного в подарок… вот.
- И что вам не нравится в этой сайде? – саркастически усмехнулась дама, вытряхивая содержимое банки в эмалированный железный лоток, стоящий перед нею на столе.
- Так это… Жена там разглядела какие-то палочки или колбочки, черт их знает… Гляньте, короче, так или нет? Если надо за анализ заплатить – скажите, сколько…

Дама взяла со стола лупу в оправе и на ремешке, типа тех, что используют часовщики, водрузила на глаз, взяла скальпель и склонилась над объектом исследования. Поковырявшись в рыбной плоти, откинулась на стуле, сняла лупу, отложила скальпель, задумчиво подвигала лысыми бровями.
- И что там? – шепотом спросил Осип, ожидая страшного диагноза.
- Придете завтра после обеда, результаты анализа уже будут готовы, - буркнула дама, не глядя на просителя.
- А… сколько?
- До свидания, молодой человек! – повысила голос строгая санитарша.
Осип Тимурович пулей выскочил из кабинета. На рефлексе. Он побаивался официальных дам, старался не вступать с ними в пререкания, будучи научен печальным опытом юношеских попыток качнуть пару раз свои права и получив болезненный отпор.

Назавтра Осип явился к назначенному времени, санитарный пункт как раз открылся после обеденного перерыва. В коридоре санитарщиков витал до боли знакомый запах свежежареной сайды. Еще не дойдя до двери кабинета, Осип уже понял, что его образцы успешно прошли экспертизу санитарного пункта и признаны вполне съедобными. Но все же вошел в уже знакомую комнату:
- Здрасьте! – сказа он вежливо, сняв кепку. – И как результаты анализов моей рыбы?
Его дама взглянула на него уже намного приветливее, чем вчера, вытерла масляные губы бумажной салфеткой и выбросила ее в мусорное ведро рядом со столом.
- Ну, что сказать… Объем, конечно, маловат для полноценного анализа. А вы говорили, там друг еще и треску вам привез?
- Да, немного есть…
- Вот-вот. Вы еще и трески нам баночку принесите сегодня – и тогда завтра мы вам дадим полное заключение о качестве продукта!
- А сколько платить?
- О цене потом договоримся. Вы, главное, несите, не задерживайте!

«А вот фиг вам! - сказал себе под нос Осип, выйдя из здания рынка на улицу. – Перебьетесь!»
 

Я люблю еврея Борю!

(Садистка-Пародистка)
   2018-11-13  2  64  331

В 1992 году, после моих гастролей по Израилю, у меня вышла первая большая виниловая пластинка с экзотическим названием «Эрэц», что переводится с иврита как «страна», «земля».

   Диск продавался во всех магазинах фирмы «Мелодия» по всей России.

Я даже стала немножечко знаменитой: меня иногда узнавали на улицах и два раза попросили автограф. Но кто ж знал, что сладкий бальзам моей маленькой славы будет иметь горькие побочные явления?

   Однажды поздно вечером раздался телефонный звонок. Незнакомый голос бодро прокричал в трубку:

- Шалом, дорогая Жанночка! Ви гейт эс*? Я поэт Исаак Давидович Циндлер, мне восемьдесят пять лет. У меня для вас оглушительная   новость: моя жена, композитор, Мирра Львовна Циндлер написала для вас нетленный шлягер. Стихи к этому шлягеру написал я. Если вы его исполните, вы будете сиять и никогда не тухнуть! Шлягер называется «Я люблю еврея Борю»!

- Прекрасно, - вежливо обрадовалась я, - но сейчас уже поздно. Давайте сделаем так: как-нибудь мы встретимся, я послушаю песню, и только потом…

- Что с вами, дитя мое,- возмутился Исаак Давидович,- вы, что ли, мишуген*, аза юр оф мир*?! Ваше «потом» может стать для нас роковым! Наш шлягер просто уведет какой-нибудь шлимазл*! Вам это надо?! Не надо. И нам это не надо. Поэтому ни слова больше! Миррочка, зажигай свет, открывай рояль ! Жанночка, кицэлэ*, напрягите внимание и не роняйте трубку!

   В трубке раздалось бравурное фортепианное вступление и задорный высокий меццо-сопрановый голос на мотив известной песни «Семь-Сорок» запел:

   Я люблю еврея Борю,
   Я люб-лю ев-рея Бо-рю,
   Бо-ря лучше Се-мы, луч-ше И-зи,
   Луч-ше всех!
   Эх!

   Да-рай-ра, тири-бири-да,
   Да-рай-ра, тири-бири-да,
   Боря лучше Семы, лучше Изи, лучше всех!

   Пока я размышляла, какой поц* дал мой телефон Исааку Давидовичу Циндлеру, песня закончилась и голос Исаака Давидовича закричал:

- Ну, таки что вы думаете за этот ослепительный шлягер?

- Посмотрим, - увильнула я,- поздно уже, Исаак Давидович, оставьте свой
    телефон, я вам позвоню.

   - Не делайте глупостей, - понизил голос Исаак Давидович,- послушайте старого еврея. Если вы сделаете из этой песни живой номер – например, выведете на сцену болонку, то слава не заставит вас себя ждать!

- Тогда уж не болонку, а ротвейлера,- пошутила я,- или, на крайний случай, шпица или пуделя.

-Почему?- не понял Исаак Давидович.

   - Так шпиц и ротвейлер как-то ближе к евреям, чем болонка, - объяснила я,- номер красочнее будет смотреться.

- Это мелочи, нам не до них, - отмахнулся поэт, - мы люди серьезные. Поэтому давайте говорить серьезно. Давайте обсудим гонорар.

- Чей?- оживилась я.

- Наш, конечно, - ответил Исаак Давидович, - мой и моей жены, Мирры Львовны. Всякий труд должен оплачиваться, вам ли не знать этой справедливой истины. Много мы с вас за песню не попросим, тысяча долларов вполне устроят и нас, и вас.

   - Хорошо, -   опешила я, - спокойной ночи, Исаак Давидович. Боря вам заплатит.

   -Какой Боря? -растерялся Циндлер.

   - Тот, которого я люблю, - ответила я и положила трубку.

***

   Прошло 26 лет.

   И вот вчера, роясь в интернете в поисках информации о творчестве композитора Людмилы Лядовой для курсовой моей дочери, я не поверила своим глазам.

«Я пишу и шуточные песни,-   делится с читателями Людмила Алексеевна, - и одну из них я исполняю сама на своих концертах. Называется она «Я люблю еврея Рому.»

«Оба-на,»- подумала я ревниво. Дрожащими пальцами я забила в поисковике название песни. Сразу выплыл текст: «Я люблю еврея Рому, родила ему детей. Продавец он гастронома- гастронома зохн вэй».

   На этом сюрпризы не кончились. Вслед за Ромой в ю-тьюбе нарисовалась песня композитора Н. Мотлюка «Я люблю еврея Зяму». Текст меня потряс до глубины души и тела: «Ой, мама-мама-мама, спешу сказать скорее. Любила я цыгана, теперь люблю еврея.»

В общем, зря я не купила тогда у   семьи Циндлеров их нетленный шлягер. Зря, аза юр оф мир…
______

*Ви гейт эс? – как дела? (идиш)
*мишуген – сумасшедшая (разг. Идиш)
*Аза юр оф мир – чтоб я так жил (идиш)
*шлимазл - сорванец, недотепа (идиш)
* кицэлэ- кошечка (идиш)
*поц– неприличное ругательное слово, которое можно перевести как «редиска, нехороший человек»
 

ТРЕТИЙ день

(Тамара Петрова-Невская)
   2019-01-24  0  22  27

Этой осенью заехала ко мне в гости знакомая немка Таня. Немка она не по происхождению, а по мужу. С мужем ей очень повезло. Дитер прекрасный немец с широкой русской душой. Познакомились мы на персональной выставке, где Татьяна заявила, что без моих картин в Германию не поедет. Теперь большое количество полотен украшают особняк в Дюссельдорфе, и каждый год, навещая родственников в России, она заезжает ко мне, чтобы купить новую картину.

В этот раз её удивило отсутствие каких-либо новых разработок.
- Что-то случилось?-тревожно спросила она.
- Случилось. Нашу семью ограбили.
- Кто? После того, как открыли военный городок, сюда просочились воры?
- Они просочились давно. Целая компания! Жилищная.
Мы прошли на кухню, где я включила чайник и стала мыть под краном свежий кабачок.
- Оладьи любишь..из кабачков?
- Я всеядная, ты же знаешь,- заявила Таня, наливая себе горячий чай. - Рассказывай всё, как есть.

И я рассказала о том, как наш военный городок уже третий год кошмарят мошенники из жилищной компании, как они, сделав какие-то странные перерасчёты, обкидали огромными, придуманными долгами, всегда исправно плативших за коммунальные услуги, жильцов. Выбрали всего пять стареньких домов городка.
Три дома отсудились сразу, купив адвоката - они были помногочисленней, а два домика так и остались в долговой яме. В одном жила я, а в другом моя дочь. И нам нарисовали долг сто тысяч. Рассказала о том, как мы боролись, жаловались, писали в суд, в прокуратуру, даже устроили им съёмки на телевидении, где они признали, якобы, свою ошибку и обещали исправить ситуацию
.
Мы решили, что победили - долги обещали списать, можно ждать спокойно. И дождались...! Со всех карточек, со сберкнижки и даже с детского счёта ( по потере отца и кормильца) были списаны все деньги! Ночью! Без предупреждения..Все под ноль! Маленькая семья, где всего две женщины и двое детей, осталась без средств к существованию. Это был настоящий удар! Удар несправедливости! Мне трудно было поверить в такое. Жаркое лето..У дочери отпуск, а все отпускные в кармане у мошенников..Брать кредит, чтобы как-то прокормиться, опасно - они тут же заберут, и управы на них нет..
.
Оказывается, недавно вышел умненький федеральный (выдиральный ) закон - списывать без предупреждения любой имеющийся долг! И мошенники тут же нашли лазейку! Да не лазейка, а целый тоннель!
И наша семья была выбрана для эксперимента. Почему именно наша? Да потому что в ней нет мужчин - никто не придёт в их логово и в лоб не ударит. И вообще..семья творческая, интеллигентная..Одним словом геноцид! Снова начались туры в суды, к приставам, в прокуратуру..Но всё без результата. Подобного тупика я не могла себе даже представить.

Сердобольные соседи стали приносить ( в долг ) огурцы и кабачки в больших
количествах. Этих овощей уродилось на огородах полным-полно. Я очень переж ивала и тут уж было совсем не до живописи.
- Так вот почему кабачковые оладьи? - спросила Таня.
- Ну, да. Я уже смотреть на них не могу. Сначала думала: посижу на вынужденной диете. Но потом заметила, что уже начинаю зеленеть и снова превращаюсь в лягушку...
-До лягушки, я думаю, ещё далеко, - изрекла Татьяна с серьёзным видом - У меня   хорошая новость для тебя.
- Хорошая новость сейчас? Такое возможно?
- Вполне,- ответила она, запивая чаем оладью.- Ты находишься под защитой Космического луча! Да-да, не смейся.

И Татьяна поведала мне о своём новом увлечении Тибетом, эгрегорами, шамболой...Заверила, что когда их учитель увидел мои картины, то так прямо и заявил:"Автор сотрудничает с Космосом!" Она начала мне рассказывать разные небылицы, которые происходили с ней, когда она присоединилась к странствующей по горам группе..
Обижать мою гостью недоверием не хотелось и я молча кивала, незаметно усмехаясь.

- Так что же он мне не помогает - этот всемогущий Космос и не спасает от постоянных бед, если я с ним сотрудничаю? - дав волю наглядной улыбке, спросила я.
- Пойми, ты избранная, а значит через твои страдания должны быть наказаны злые силы!
- Вот как...? Понятно. Почётная миссия! И что для этого надо сделать?
- Всё просто. Надо ночью выйти на улицу, обратить свой взор к н***, сосредоточить мысли, направив их в центр мироздания....
- И на какой день ждать результат?
- На третий, конечно!- не моргнув, сказала Танюша, допивая свой чай.

Через час я проводила свою немку до автобуса. Шла домой, улыбаясь и вспоминая её бредни. Но ситуация, по-прежнему, тяжёлым комом висела в воздухе.
Прошло около недели. Я вышла на балкон подышать. Сердце болело, на него постоянно давил невидимый пресс. Стояла прохладная осенняя ночь и небо было какое-то странное. Оно сверкало глянцево-чёрным отливом, а звёзды светили особенно ярко... Мои мысли постепенно стали вызывающими и отчаянными, я направила их в эту чёрную пустоту между звёздами. Нет, я не просила наказать бездушных мошенников, я просила, чтобы как-то разомкнулась страшная ловушка, в которую попала моя семья. Я требовала справедливости.

Два дня пролетели в заботах и суете. А на третий день...телефонный звонок! В это трудно было поверить, но я услышала лилейный, заискивающий голос самого главного начальника той кошмарной жилищной компании. Он обращался ко мне, как к общественному деятелю и уважаемому человеку...Он просил меня о помощи. Говорил, что совершенно внезапно их компанию объявили банкротом, лишили лицензии, от них отказалась Москва, она просто перестала существовать, и что все они остались без работы.

И он хотел бы организовать свою независимую компанию, во всех издевательствах обвинял вышестоящих..А дальше шёл список фантастических обещаний.
- Чем же я могу помочь? Я - самая потерпевшая от ваших бесчинств?
- Вы сможете настроить жильцов и тогда они мне поверят.

На третий день после этого разговора жильцы двух несчастных домов получили квитанции "чистые" без долгов. Но деньги нашей семьи так и уплыли безвозвратно. Говорят, что в Центр...!
 

КАРЛССОН 2.0

(Ременюк Валерий)
 День авиации  2018-11-14  1  23  337
Чем хороши окраины нашего городка? Тут всегда тихо, спокойно, даже у одних и тех же кленов или лип физиономии, извините, облики не такие постные, как в центре. Тут они умиротворенные, отрешенные от суеты и городского шума. Какие-то более человечные, что ли. И неудивительно, что здешняя атмосфера лучше подходит для творческих личностей. На окраинах, в старых одноэтажных деревянных домиках, многие из которых помнят еще Вторую мировую, а то и Третью Пуническую, живут у нас пять художников-пейзажистов, три портретиста, два мариниста, один скульптор-монументалист, четыре поэта-почвенника и два поэта-песенника, а также один изобретатель и до десятка бомжей (ну, а куда ж без них? Тоже творческие личности, и не сомневайтесь). Бомжи занимают временную нишу в домах, отведенных под снос, но до которых еще не добралась хищная лапа экскаватора. Хотя речь сегодня не о них. А об изобретателе по имени Максим Мозжеватых.

К моменту описываемой истории Максиму брякнуло сорок, но проживал он в домишке давно усопших родителей один, ибо связывать себя узами с противоположным полом не торопился. Побаивался, что жена станет помехой в его творческих амбициях. Да. А мечтал Макс изобрести, не много, не мало, а компактный малобюджетный махолет для индивидуального перемещения человека в воздушной среде. Макс был в курсе теоретических заветов корифеев отечественного воздухоплавания, что, дескать, мощи человеческих рук, в принципе, недостаточно для создания маховой подъемной силы, способной оторвать от земли и нести тело пилота. Но у него на это была своя философия. Макс рассчитывал подключить к рукам все возможные прочие мышцы и ресурсы организма, как то: ноги, пресс, голову вкупе с шеей, жевательный механизм рта, нагнетательную силу легких и даже, страшно сказать, особо выступающие мышцы малого таза. И под эту идею сочинял соответствующую конструкцию махолета. А пока суд да дело, изучал устройство игрушечных дронов-квадрокоптеров. Осваивал их систему управления и летные характеристики. И вот, попал однажды в руки нашего героя новый китайский дрон, способный нести до двух кило полезной нагрузки и оснащенный видеокамерой. Чтобы попусту не гонять механизм по воздуху, придумал рациональный Максим нагрузить квадрокоптер чем-нибудь прикольным, народу на радость. Присобачил снизу большого пластикового игрушечного Карлссона, того самого, который живет на крыше. Встроил ему в живот компактный, но мощный динамик с приемником. И запустил машинку в небо.

А на центральной площади городка как раз проходил детский праздник в честь Международного дня защиты родителей от детей или наоборот, не помню точно. Играла оживленная мультяшная музыка, потные аниматоры скакали, как полоумные, лица детей сияли, звучали смех и шутки, было жарко, весело, радостно! Праздник шел на всех парах. И вдруг над головами массовки раздалось негромкое стрекотание, а затем из неба пролились отчетливые слова:
- Дети! Прррривет вам от Карлссона, который живет на крыше! Ха-ха-ха!
Максим через видеокамеру дрона хорошо видел нижележащую обстановку и вещал свои приветствия в микрофон пульта управления со двора, дистанционно. Дети бросили затеи аниматоров и задрали головы в небо. Увидели над собой любимого персонажика, обрадовались еще пуще, закричали, захлопали в ладоши. У Максима не было особого плана действий. Он рассчитывал всего-то поприветствовать малышей, сделать пару пируэтов в воздухе и убыть на базу.
- А сейчас я вам покажу, на что сегодня способен Карлссон, вооруженный современной техникой! У-у-у-у! – воскликнул Карлссон и заложил круг над площадью. Затем сделал мертвую петлю с переходом в бочку, горку, кобру и еще ряд фигур высшего пилотажа, придуманных Максимом на ходу и не имеющих пока официального названия.

Люди на площади зааплодировали еще громче. Наш изобретатель посчитал свою задачу выполненной и собрался было поворотить оглобли домой. Но вдруг на экранчике монитора заметил нечто странное: около надувной горки стояли мамаша и сынок, задрав лица к Карлссону. У женщины на плече висела сумочка, закинутая за спину. И в сумочке нагло рылся неприметный паренек, запустив туда руку, но отвернувшись, типа, он тут вообще никто и просто мимо проходил.
- А сейчас, внимание! – воскликнул Карлссон. – Давайте, поиграем в веселую народную игру «Держи вора!» Хотите?
- Ура! – возрадовались и запрыгали дети на площади. – Хотим, хотим!
Тогда Карлссон переместился и завис непосредственно над жертвой воровства, и закричал:
- Женщина, у вас в сумочке вор! Держите его!
Женщина извернулась и цоп парнишку за руку. Тот в свою очередь - прыг в сторону, пытаясь освободиться. Дама - за ним. Злодей все-таки вырвался и ну бежать! Все вокруг закричали, завизжали, замахали руками, стараясь зацепить, схватить воришку, шмыгающего ужом в толпе. В общем, веселье удалось на славу, тем более, что парня задержал-таки дежурный наряд полиции и быстро изолировал во чреве желтого «лунохода». А Максим незаметно увел дрон домой, поскольку заряда аккумуляторов оставалось только-только, чтобы выполнить этот маневр.

На следующий день в местной прессе прозвучали обращения к тайному владельцу Карлссона объявиться и получить премию за задержанного воришку, который до того, как оказалось, отличился уже не раз в аналогичных подвигах и был у полиции в розыске. Но Максим проигнорировал этот призыв. Во-первых, ни газет, ни радио, ни местного телевиденья он не читал- не слушал-не смотрел, так как все больше налегал на техническую литературу. Не хотел распыляться по мелочам, что вполне в духе настоящих изобретателей. А во-вторых, и правильно сделал, потому что, появись он в полиции, ему бы быстренько выписали хороший штраф за управление дроном без лицензии. Такие уж времена пошли, а как вы думаете! И еще неизвестно, хватило бы премии за поимку вора на погашение штрафа или нет. Тут дело темное. Лучше не рисковать.
 

О КОЛЯДКАХ И НЕ ТОЛЬКО (из воспо ...

(Лена Пчёлкина)
   2019-01-13  0  32  119
МНОГИЕ ПИШУТ О КОЛЯДКАХ В СТИХАХ. Я РЕШИЛА ЭТО ДЕЙСТВО ОПИСАТЬ В ПРОЗЕ. СИЛЬНО НЕ РУГАЙТЕ. ВЕДЬ МНЕ БЫЛО ТОГДА - 18 ЛЕТ.

1964 "хрущёвский" год. Я с рюкзаком за спиной "топаю" по просёлочной пыльной дороге со станции Пильшино Выгоничского района до одноимённой деревни. Всего 45 минут нормального хода. От Брянска (где я жила), до станции тоже не более часа пригородным поездом. Почти рядом с домом.
   
Можно каждый выходной повидаться с матерью, братом и сёстрами, сходить в баню, библиотеку, кино, даже драмтеатр; в общем - вот тебе все доступные блага цивилизации. Скажите, что человеку надо?

Такое распределение после окончания педагогического училища - вполне приличное. Школа, хотя и сельская, но восьмилетка, причем недавней постройки, многокомплектная (в параллелях - по 2-3 класса). Кайф!
   
Меня определили на квартиру к бабе Сюне. Угол за занавеской, где стол с моими тетрадками и книжками, коечка, на которой - доски (чтобы не было остеохондроза!).

Рядышком - полугодовалая внучка Олюшка, в подвешенной на крюк люльке. Мне доверяли качать зыбку, когда хозяйка была на ферме, а старенькая бабушка не могла слезть с печки. Олюшку "подкинула" дочка бабы Сюни, Валентина, по деревенскому прозвищу - Кыпка. Кыпка работала вместе с   мужем Колюшкой на Брянском автозаводе, они ожидали квартиру и жили в общежитии.

Это, собственно, судьба всех жителей подгородчины. Селяне практически поголовно перекочевали в город. Когда же в девяностые производство остановилось, искали заработки на рынке или в Москве (сколько из неё вернулись живыми, никто не знает...).   

Жили мы дружно. Я привозила из города (мама получала по карточкам и делилась со мной) пшено, редко - манку (давали только дошкольникам), кой-какие жиры, запаха которых я трудом выносила. Картошка и капуста у бабы Сюни были свои, хлеб она тоже пекла в печке (в село практически не завозили).

Так мы и питались. Каждый день были "капуста" (щи с тем комбижиром, из маминых припасов), на второе - похлёбка. Хозяйка шутила:"суп кандей из тридцати мудей". Я долго разгадывала, что сие означает... Мяса, естественно, в нём не было, но заправляли молоком. И так прошли осень и зима.
   
Но не всё было так однообразно. Время от времени хозяйка готовилась к встрече дочки и зятя. Процесс подготовки, т.е. выгонки самогона, я с точностью не запомнила, но не забуду запаха браги (фу, какая гадость), ни снятия пробы:"Во, гляди, Ленушка, чистый, как слеза, хоть пригуби", ни того, как бутыли с самогоном прятали под мою койку (очень хотелось их разбить).

Потом приезжали долгожданные гости. Колюшка напивался и начинал гонять и жену, и тёщу. Олюшка кричала в крик, я её успокаивала. (Не приведи бог такого мужа!) К утру Николай трезвел, плакал и просил прощения.

Были и другие развлечения. Накануне Рождества баба Сюня привела соседку Клаву,
работавшую в школе уборщицей, молодую женщину, и давай уговаривать меня походить по деревне с колядками.
- А если узнают школьники? Прохода не будет, задразнят...

Но мне выдали тулуп, вывернутый наизнанку, под него подсунули надутого резинового крокодильчика. Я соорудила маску на лицо, надела огромные мужские валенки. Поскольку мне почти ничего не было видно, меня водили под руки с двух сторон, били по пузу палкой, и я хриплым низким голосом выкрикивала колядки.

Ох, и тормошили же меня, поворачивали к свету, но так и не узнали. В узком кругу (а знали моё настоящее лицо только баба Сюня и Клава), я имела бешеный успех. А пацаны, как ни крутились, как ни срывали маску, так и остались в недоумении. Вот так-то, детишки-шалунишки, знай наших!
Учителя - не люди, что ли?

Вообще-то я строгого маминого воспитания, а мама в молодые годы была учителем. И взгляд, который мне достался от неё по-наследству, бывает жуть какой серьёзный. Моя младшая сестрёнка, которой "повезло" попасть ко мне в девятом классе (это я уже работала математиком после института), и которой я по-родственному "лепила" троечки, много позже мне говорила:"Ну и взгляд у тебя. Даже если и знаешь урок, всё равно растеряешься".   

- Ладно, Маш, не всегда же я такая вредная,- отбивалась я. Честное слово, и раньше, и сейчас даже, бываю очень и очень не сурьёзная...

Однажды муж Клавдии (жили они через дом от бабы Сюни), заводил свой мотоцикл "Ковровец". Легковых машин в то время в селе ни у кого не было, а вот мотоциклы у самых самостоятельных-состоятельных водились.

Может быть мужику захотелось пококетничать с молоденькой училкой, не знаю, но только он сам предложил мне прокатиться по деревне.

- Так я же не умею,- растерялась я.
- А на велике?
- На велике - всегда пожалуйста.   
- И на мотоцикле не трудно, нужно только...

И стал показывать, как заводить, чего подкручивать, как переключать скорости, как тормозить... Клава стояла рядом и неодобрительно поглядывала на мужа. Я уже и сама хотела отказаться, но вот какой-то бес подтолкнул меня к этому чуду техники. Села, вспомнив наставления, и понеслась по деревне.

С ума сошедшие куры вылетали из-под колёс, я судорожно сжимала руль, боясь их раздавить; тут сбоку выбежал дурной поросёнок, я шарахнулась от него, чуть не упала вместе с мотоциклом.

Когда, сделав круг, я подъехала к соседу, за мной нёсся клубок деревенских собак, лаявших так, будто в деревне объявилась банда воров. Руки и ноги мои тряслись, лица на мне, точно, не было, коль хозяин не стал меня ругать, а только устало спросил, почему я не переключила скорость, и ехала на первой всю дорогу. -
- Могла запороть мотор,- тихо сказал он, чтобы не слышала жена.   

А вот это уже не игрушки, - всхлипывала я, добравшись до своего уголка. Зарплата моя по тем временам была не то чтобы очень, и на чужой мотоцикл пришлось бы работать долго и упорно. Но, слава богу, обошлось. И даже народ вокруг, кажется, не очень смеялся. У каждого были свои дела...
 

Рассказ Мойши

(Ирина Зуенкова)
   2019-01-10  7  28  127

С любовью ко всем одесситам...

Имею шо сказать я вам за даму.
Не выдавайте Мойшу, бо секрет.
Влюбилась наша Симочка в Абрама.
Абрам не трогал дамов двадцать лет.

Ему на той неделе, девяносто
Соседи отмечали всем двором.
Хоть отказать Симоне и не просто,
Любовь Абрам не чувствовал нутром.

Его нутро, культурно выражаясь,
Не просыпалось на предмет вставать.
А Симочка, понравиться стараясь,
Бульдозером толкала на кровать.

Абрам решился! С мыслями: «Прорвёмся!»
Попёр на Симу, аки вездеход.
Тут Сима, не подумав:
- Не сдаёёёмся! –
СорвАла напрочь доблестный поход.

Симона взад:
- Прости, Абрам, промашку.
Быть может, повторим сей променад?
Но прежде самогона по стакашку…
Старик за выпить не имел преград.

Первач гнала на совесть тётя Сима,
На всю Одессу славился всегда.
По крепости страшнее Хиросимы,
По мутности…та ладно, ерунда!

И шоб ви думали? Абрам опять решился!
Таки случилось! С криками: Урраа…
Старик Абрам геройски отличился.
А то все ишь: «На клааадбище, пора…»

Часть вторая

Абрам таки женился на Симоне!
Играли свадьбу дружно, всем двором.
Зиновий рвал меха в аккордеоне,
Глуша у Симы певческий синдром.

Морщины дед себе заклеил скотчем,
А сверху, таки да! Тональный крем!
Сидел, как молодой, про между прочим
И будто неопознанный никем.

Желали им родить пяток дитишков.
Абрам уже поверил, чё бы нет?
И девяностолетний шалунишка
Готов облобызать был целый свет!

У Симы прыщ вскочил в носу от щастья.
Левон сказал: «Такое может быть!»
Абрам, целуя Симины запястья,
Старался бдительность супруги усыпить.

Не тут-то было!
- Муж, веди в хоромы! -
Сказала Сима, выпив лиманат.
- Небось, владенья шире Оклахомы?
Соседи намекали, ты магнат.

Но спаленка в Абрамовых «хоромах»
Была размером, где-то, два на три.
Симона наша чуть не впала в кому,
Абрам одёрнул:
- Сима, не мудри!

Каких тебе ещё апартаментов
Схотелось за преклонностью годов?
Шоб я не слышал энтих инцыдентов!
Ложись в диван, он нас принять готов!

Диван, шо был ровесником Абрама,
Конечно рухнул, испуская дух.
И всё бы ничего, но вот жыжь драма!
Вслед за диваном и Абрам утух.

По части театрального рыданья,
Во всей Одессе, Симе равных нет!
Чета, с утра штурмуя ЗАГСа зданье…

…Молчу, молчу…на грустное, запрет!
 

Ворона

(Людмила Шум)
 О птицах  2018-10-16  3  44  1205

В садике детском где-то возле резного клёна
домик свила из веток взбалмошная ворона…
Нет, чтоб залезть повыше (дети – они ж угроза).
Вот, например, на крыше. Или в колючих розах.

Первым к гнезду пройдохи Вовка шагнул несмело.
Кинул печенья крохи. Это благое дело!
Птица скосила глазки в сторону супостата,
каркнула для острастки. Мол, я не виновата

буду, когда пребольно клюну тебя в макушку.
Вовка сказал: «Прикольно! Светка, неси горбушку!»
Возле вороньей кучи жизнь закипела рьяно.
Кто-то принёс ей ключик, куклу и полбанана.

Сашка, хомяк известный, не пожалел конфетку.
Тут под галдеж и песни с коркой примчалась Светка.
Бедная МарьПетровна… Зря всех звала к порядку.
Дети забыли, словно, что по утрам зарядка.

Разве мультфильм сравнится или канал Ютуба
с этой живою птицей? Звонко смеялась Люба.
Костик зачем-то плакал. Он впечатлился сильно.
Дождик с небес закапал. Редко, потом обильно...

Яркий кружок светила сдулся на горизонте.
Маша засуетилась: «Дайте вороне зонтик!».
Вовка принес коробку и укрепил картонку.
Птица икнула робко и отошла в сторонку.

Радостный вздох раздался: «Всё! Не намокнет птичка!"
Дворник заулыбался. Чиркнул победно спичкой.
И под навесом справа вспыхнул костер душистый.
Всё-таки люди правы – главное в нашей жизни:

это не денег куча, яхты, машины, виллы...
Добрым быть - это круче, чем хвастать своею силой.
Вы сохраните в детях истину эту, братцы…
Жить хорошо на свете, если добро – богатство!
 

Неудачный вояж

(Ирина Зуенкова)
   2019-01-12  0  26  98

Ждать и догонять, говорят, непросто,
И решил проверить, Кузя довод сей
Был он мужичонкой маленького роста,
Ушлый на работе, в жизни – ротозей.

Вот, однажды, Кузя полюбил молодку,
Весом (не соврать бы) центнера на два.
Сдуру на рыбалку пригласил, и в лодку!
Краля поместилась на корме едва.

Плавали недолго, меньше получаса.
Лодка прохудилась, загребая дно.
Выручила пара надувных матрасов –
Выплыли на берег. Краля, что бревно.

Кузя ей:
- Мамзеля, раздевайся быстро!
Краля ни в какую, мама не велит.
Ладно, хоть с собою захватил канистру
Пива разливного. Вмиг стакан налит!

А затем желанный подоспел костёрчик.
Баночку тушёнки смазали пивком.
Краля доедала пятый помидорчик,
А Кузьме казалось, вечно с ней знаком!

На заре влюблённых разморило вовсе,
Что ж, обнявшись крепко, стали засыпать.
А судьба шепнула: «К худшему готовься.
Ищет энту даму старенькая мать».

Так пришлось жениться Кузе на мамзеле,
И в придачу тёщу с дрыном прихватить.
Он таких свирепых не видал доселе.
Слёзно обещался к марту бросить пить.
 

Папина гирлянда. Новогодний расс ...

(Uri Pech)
 Про ёлку  2018-12-15  0  18  278

Когда в пятилетнем возрасте я с родителями переехал из центра города в новую хрущёвку на окраине, то в предновогоднюю неделю с пацанами наблюдал необычную картину. Из близлежащего хвойного леса милиция вывозила в день по два-три раза открытые бортовые грузовики, плотно насаженные ёлочными браконьерами. На следующий год лесок вырубили лесорубы, и стал расширяться наш микрорайон.
   Мой отец работал за городом и однажды приволок пушистую живую ель с шишками. Ствол воткнули в крестовину, нарядили игрушками, мишурой и самодельными электрическими гирляндами. Я помогал папе раскрашивать маленькие лампочки, окуная в разноцветную гуашь. Родитель строго-настрого запретил без него включать гирлянду. Но я втихаря его не слушал. И через несколько дней ель стала подозрительно потрескивать. Я насторожился, понял, что за нарушение электротабу придётся отвечать. Но всё обошлось благополучно. Я не раскололся. Это раскололись-распустились в тепле еловые шишки, и под нарядную ель на ватный "снег" упали семена.
   Последние лет 25 мы наряжаем искусственную ёлочку с китайскими фонариками-мигалками. По случаю ставим в большую вазу еловые ветки и вешаем на них уже антикварный стеклянный шарик.
 

МУРАВЕЙНИК

(Ременюк Валерий)
 О насекомых  2018-11-18  2  20  269
Однажды в конце апреля временно безработный Женька Ляхов сидел под кустом черемухи и пытался рыбачить. На голый перелесок наплывал вечерний туман, простреленный навылет острыми проблесками заката. Лед недавно сошел, но половодье еще гуляло вовсю. И хотя по высокой воде рыбалка никогда не отличалась удачей, но заскучавший за зиму Женька все равно выкатился на берег – хотя бы просто подышать, помечтать, помедитировать. Он мерно, раз за разом отпускал впроводку и снова забрасывал вверх по течению поплавочную снасть с жирным аппетитным червяком (сам бы съел!). Клева не было, но это Женьку особо и не напрягало. Он любил это место. Тут всегда находилось, на что посмотреть, чем утешить душу! Вот над головой, на голую ветку с прыщиками будущих почек уселась синичка-гаечка, закачалась, поглядывая на лесного человека то одним, то другим глазком. Чирикнула что-то ободряющее и свинтила (что гайкам и свойственно) через неширокую речушку в сторону соснового бора. Вот откололся от берега последний оплот зимы – старая потемневшая ледяха, сдавшаяся-таки перед напором вешних вод. Женька проследил взглядом за причудливыми пируэтами льдины в водоворотах потока, пока та не исчезла в сиреневом мареве густеющих сумерек. Он уже стал подумывать, что пора сматывать удочку, и даже вполне утвердился в этой мысли. Как вдруг заметил на воде выше по течению странный предмет.

По речке плыл небольшой, размером с соломенный брыль, островок чего-то копошащегося, темного, похожего на перепревшие опилки. «Муравьи! Ну и ну!» - удивился Женька, рассмотрев плавучий остров, когда тот подошел поближе. И сразу вспомнил научно-познавательный фильм о том, как муравьи спасают матку и своих личинок, смытых из муравейника высокой водой: сцепляются лапками и челюстями в остров, в середину которого, сверху кладут самое ценное – мать-производительницу и свое будущее потомство. И так сплавляются до нового безопасного места. Женька понял, что именно такой редкий случай ему и подфартило наблюдать. И решил не отдавать муравьев на волю слепого жребия, а оказать им посильную человеческую помощь. Схватил стоящий рядом подсачек (уважающий себя рыбак завсегда готов к крупному трофею!), осторожно подвел мелкоячеистую сетку под плывущий остров и бережно, чтоб не расплескать лесную малышню, вытащил добычу на берег. Муравьи живым, шатким комом висели в сетке, с них потоками стекала вода, некоторое их количество отвалилось и упало на грунт. Но самое ценное – матка и личинки – осталось в подсачеке. Женька прошел с десяток шагов вверх по склону берега и остановился у подсохшего земляного бугорка, на котором по-хозяйски раскорячился старый сухой пень в окружении бледных прошлогодних травинок. Аккуратно выгрузил под пень своих подопечных и отошел вбок понаблюдать, что будет дальше.

А дальше началось самое интересное. Муравьи-разведчики быстро обследовали пень с разверстой трухлявой сердцевиной, вернулись с донесением и вскоре муравьиная рать на «раз-два-взяли!» перетащила внутрь пня все свои реликвии и артефакты. Окружила матку и личинок плотным шевелючим шаром, и Женька понял, что семейство насекомых начало свою увлекательную жизнь в новом гнездовище. На прощание благодетель нарвал несколько пучков сухой травы и аккуратно прикрыл муравьев сверху. Удовлетворенно поглядел со стороны на плоды своих трудов и двинулся домой с думкой вернуться завтра и проверить, как себя чувствуют новоселы.

Последующие события могут показаться бдительному читателю голимым вымыслом автора или даже его разнузданной мистификацией, и будет иметь к тому все основания, так как автор и сам не может до конца поверить в произошедшее. Однако же, далее сюжет истории пошел вот по какому фантастическому руслу. В районе десяти вечера, едва Женька отужинал макаронами по-флотски под баночку местной «Медвежьей горы» и собрался посмотреть по телеку хоккей, в мобильнике блямкнуло. Женька взял гаджет и увидел на экранчике входящее смс-сообщение с одним единственным словом: «Спасибо!» Странно – номер не идентифицировался. При чем тут «спасибо»? Куда «спасибо»? За что? От кого? Загадка. С другой стороны – кто-то его все же поблагодарил, а не обругал. Мелочь, а приятно. Женька набрал в ответном сообщении такое же лаконичное «Пожалуйста!» и нажал кнопку отправки смс. Но гаджет ехидно крякнул и выдал текст: «Абонент недоступен!». Евгений хмыкнул, отложил мобилу и уставился в телевизор, где наши уже проигрывали 0:1 словакам. За дальнейшими перипетиями матча он напрочь отвлекся от странной эсэмэски, затем уснул и всю ночь спал крепко и беззаботно, что и не мудрено в его-то годы да после лесной прогулки и банки хорошего пива.

Вообще-то, Женька Ляхов по образованию был ихтиолог, специалист по рыбам. В наш городок вывела его кривая женитьбы на однокурснице Тине. Их брак продержался четыре с половиной года. Этого супругам хватило, чтобы завести дочурку Настю, разочароваться друг в друге, разругаться в дым и расстаться. Тина с дочкой переселилась на квартиру к маме в центр, а Евгений остался существовать в старенькой покосившейся избушке на краю городка, впритык к лесу. Зато собственной, не съемной. На ихтиологов в городе спроса не оказалось, а в школу учителем биологии Женька идти не хотел – детей побаивался. Стал на биржу труда, ждал невесть чего, каких-нибудь подходящих вакансий или просто светопреставления, которое изменило бы жизнь. А пока много читал, в основном, беллетристику и фантастику, чатился в Сети с бесчисленными виртуальными друзьями, под настроение латал свою избушку, бродил по лесам, собирал грибы-ягоды, трусцой даже бегал. Рыбачил вот… А природу любил не простой любовью, а специальной. Так как был все-таки специалистом по той ее части, что под водой. Но и надводную не забывал. Видимо, по отношению к природе Женька являлся стихийным пантеистом. То есть, считал, что природа разумна в целом, а не только в отдельных своих фрагментах и представителях. Да, и еще полагал, что животные намного разумнее, чем представляются человеку. Только скрывают это, чтоб не вызывать зависти у нас, хомо-где-то-даже-сапиенсов. Не провоцировать, так сказать, на неадекватную реакцию.

На следующий день установилась теплая солнечная погода, грех торчать дома. И Женька снова вооружился удочкой и почапал в лес на знакомое уже нам рыбацкое место. По пути к речке вспомнил про муравьев и заглянул на бугорок проверить, живы ли. Тут его взору предстала поразительная картина наспех, но хорошо налаженной малокалиберной жизни. Конечно, полноценным муравейником это еще не назовешь. Но муравьи успели переработать траву, оставленную благодетелем, натаскать сухих хвойных иголок и кусочков коры, и начали формировать конус будущего города, который уже укрыл матку и личинок. К пню с разных сторон вели три дорожки, протоптанные муравьями, по которым проворные насекомые без устали тащили все новый и новый стройматериал.
- Привет, ребята! – жизнерадостно сказал подопечным Женька, приблизившись к пеньку. – Смотрю, вы тут неплохо развернулись. Молодцы, хорошая работа!
Несколько муравьишек остановились у сапог Евгения, задрали головы, пошевелили усиками, ощупывая препятствие. Обогнули его и побежали дальше по своим делам.
- А не вы ли мне вчера «спасибо» кинули, а? – спросил в шутку. Но муравьи остались безмолвны.

В этот раз нашему рыбаку посчастливилось подцепить пару неплохих плотвиц, которые были им профессионально и бережно обследованы, и выпущены восвояси. Не пропитания ради пришел он сюда. Спустя пару часов Женька Ляхов смотал снасти и поднялся снова на сухой бережок, где продолжались строительные работы на новом муравейнике. Постоял у пня, понаблюдал за малышней. За время рыбалки конус муравейника ощутимо подрос, опушился свежим слоем сосновых иголок. Затем, уже совсем уходя домой, пошутил в голос:
- А вот интересно, будете ли вы как-то отмечать новоселье, закончив строить новый дом? Если будете, то не забудьте пригласить на сабантуй!
Когда около полуночи на мобильник пришла очередная эсэмэска, Евгений уже даже не особенно и удивился. Номер отправителя снова был скрыт, а текст выглядел так: «Послезавтра в полдень». Единственный вопрос, который всплыл в голове: «Кто мог в пустом лесу слышать мои шуточные вопросы, адресованные муравьям? И кто теперь меня разыгрывает этими дурацкими как-бы-ответами?»

Наутро Женька сбрил пятидневную щетину, помыл голову, надел джинсы поновее и кроссовки почище, и пошел в центр, в магазин-офис провайдера своей мобильной связи. Молодой очкарик с хвостом и синими дредами в волосах, одетый в фирменную желтую жилетку компании, украшенную бейджиком со словом «Мирон», только снисходительно улыбнулся, когда клиент попросил выяснить, с какого номера пришли сообщения. И быстро зацокал пальцами по клавиатуре компьютера. Затем иронично протянул:
- А зна-аете, следов этих эсэмэсок на нашем сервере, вообще-то, нет!
- То есть? Что это значит? – спросил Евгений.
- А то, что сообщения пришли не на номер нашей компании, а на параллельный. Другого провайдера. У вас же две симки в телефоне, так?
- Нет, одна…
- Как одна?
Мирон взял в руки Женькин телефон, снял заднюю панель. Потер лоб указательным пальцем:
- Ничего не понимаю… Действительно, одна симка… Но это же значит… значит…
- Что? – нетерпеливо спросил Женька, в предвкушении чего-то страшно важного.
- Да то, что эти сообщения эмулированы непосредственно в вашем устройстве, то есть, минуя наш сервер вообще!
- А такое возможно в принципе?
Паренек за стойкой снял очки и посмотрел на Евгения растерянными круглыми глазами:
- Мне такая технология не известна…
- А кому известна?
- Не знаю… Но проконсультируюсь в головном офисе. Я вам завтра позвоню, Евгений…
- Леонидович.
- Леонидович. Сообщу, что скажут старшие товарищи. Извините…
А старшие товарищи на другой день, по словам Мирона, сказали следующее: «Клиент нас разыгрывает. Дурит. Такое можно сотворить, минуя сервер, только если подключить телефон к компьютеру, войти в операционную систему мобилы, и там программным образом наколбасить вывод собственных текстов в разделе входящих смс».
- Понял, - ответил Женька, - и на том спасибо! Но учтите, я вас не разыгрывал.

Итак, ему стало очевидно, что гипотеза о таинственном шутнике-партизане, затаившемся в лесу под каким-нибудь кустом или пнем и слушающим его «разговоры с муравейником», а затем присылающего реплики на тему этих бесед, не выдерживает критики. Получается, что… Как ни дико это звучит, но получается, что сами муравьи отправляют Женьке сообщения! Дичь какая-то… Однако, к полудню Евгений уже был у муравьиного пня согласно полученному приглашению на торжество. В ожидании обещанного сабантуя по поводу сдачи объекта в эксплуатацию!

За два прошедших дня холм муравейника вырос почти вдвое – ребята постарались на славу. А на самой макушке хвойно-травянистого конуса задорно красовалась небольшая кисточка прошлогодней рябины с тремя оранжевыми сморщенными ягодками. Как ее туда мураши умудрились затащить и воткнуть? Но выглядело это, как маленький торжественный флажок в честь большой трудовой победы. Женька хмыкнул:
- Я гляжу, вы не только передовики производства, но еще и эстеты! Вот вам от меня к праздничному столу! – и выложил на вершину муравейника пяток засохших мух, наковырянных дома из зазоров оконных рам. Муравьи мгновенно обнаружили угощение и засновали вокруг, приступив к организованной разделке тушек. Через четверть часа от мух не осталось ни лапки, ни крылышка. Всё пошло в дело.
- Ну, а где же для меня угощение или какой-нибудь бонус с вашего «Послезавтра в полдень», а? Или, скажете, это не вы мне тут накалякали?
Он показал муравейнику мобильник. Но городок насекомых жил своей рутинной жизнью и, похоже, ничто в нем не выказывало какой-то особенной темы текущего момента. Женька усмехнулся:
- Ладно, празднуйте! Я рад, что у вас всё так славно складывается, черти членистолапые!

И пошел к берегу речки раскладывать спиннинг – может, хоть сегодня что-нибудь толковое клюнет? На этот раз Женька решил покидать вниз по течению маленькую блесенку-незацепляйку. И на двенадцатой минуте ловли ощутил упругий рывок, а затем бешеное трепыхание добычи. Есть! Спустя пару минут вываживания, подтащил к берегу и зацепил подсачеком рыбину. Выволок на берег и ахнул: морская радужная форель с кило весом! Что за чудо? Нет, конечно, форель вполне могла заходить из моря вверх по речке на нерест. Но в это время, в конце апреля? Рановато будет, по всем ихтиологическим канонам! Повертел трофей в руках, справа осмотрел, слева. Хороша! Извинился перед рыбой и решил ее не отпускать – такой вкуснятины он давно уже не едал в своем холостяцком быту! Достал ножик, быстро и почти безболезненно умертвил форелину уколом в голову. Затем, не отходя от берега, ловко выпотрошил тушку. Снёс внутренности и плавники к муравейнику, сгрузил у подножия. Мураши тут же накинулись разделывать богатый белковый корм. Евгений присел на корточки рядом, рассматривая заготовительный процесс и самих трудящихся. Муравьи были классические, рыжие лесные, с черной глянцевой головкой и рыжими щечками, светло-коричневым грудным отсеком и темным брюшком. Крупные, энергичные, жизнелюбивые. Женька усмехнулся, сказал:
- Ну что ж, друзья, будем считать, что форель – это мне магарыч в сегодняшнем празднике жизни, типа - презент от вашего коллектива! Спасибо, рад, что мы познакомились! Докучать вам визитами особо не буду. Разве что, раз-другой в неделю на рыбалку сюда выберусь, заодно и к вам загляну. Ежели у вас что-то срочное ко мне или какая надобность – пишите письма, шлите телеграммы! Адрес вам известен. Приду, чем смогу - помогу.
Затем собрал снасти, сунул форель в пакет и зашагал домой, оставив мурашей жить своей насыщенной мелкомасштабной суетой.

Знатный рыбацкий трофей Женька на ужин запек в фольге, предварительно натерев чесночком, посолив и поперчив снаружи и изнутри. Получилось просто сказочно! А после ужина телефон снова ожил – опять эсэмэска от неопределенного абонента. На этот раз пространная и многозначительная фраза: «И вам спасибо. Если понадобится наша помощь – заходите». И снова без подписи отправителя. Хотя Женьке она уже была без надобности, эта подпись. Всё и так предельно ясно. Непонятным оставалось лишь одно: чем муравьи в случае какой нужды могли помочь? Что он, Евгений, о них, об их способностях знает? И тут Женька понял, что знает не так уж много, а не знает, наоборот, прилично! Что о них говорит современная наука? Как у них с мышлением и интеллектом? Куда ведет их эволюция имени товарища Ч.Дарвина? Чтоб не откладывать вопрос в долгий ящик, залез Евгений в Интернет и стал просматривать всё, что содержала сеть на тему муравьев. И выяснил, что его подопечные относятся к виду Formica rufa. Социальные насекомые, живут коллективами численностью до одного миллиона особей. Строят муравейники до двух метров высотой. Главенствует там царица-матка. У каждого муравья по два больших фасетчатых глаза по бокам головы, плюс три обычных выше, на лбу. И еще узнал много чего занимательного, кроме одного: как у них устроен мыслительный процесс. Этот вопрос в публикациях освещался крайне скудно. Не говоря уж о том, с чем столкнулся сам Евгений: о возможности муравьев генерировать и передавать электронные сообщения. Естественно, в Сети об этом не было ни гу-гу.

Не следующей неделе у Евгения случилась небольшая подработка – сходил на три дня с бригадой знакомых рыбаков на промысел по заливу. Ставил, снимал сети, сортировал пойманную рыбу. Подзаработал на месяц безбедной жизни. А потом наступили длинные майские выходные и Тинка отдала Настюху папе на выгул на свежем воздухе. Дочке уже стукнуло три годика, она беспрерывно звенела колокольчиком, задавала массу вопросов, с неуемной жаждой изучала, осваивала открывающийся большой мир. И в один из дней Женька повел Настю на прогулку в лесок, к речке и муравейнику. Земля за городом к тому времени уже подсохла, задышала, полезли первые травы и желтые звездочки ветреницы. В ветвях щебетали разнообразные птицы, на сухой сосне стучал дятел, у речки мелькнул хвост рыжей тощей лисички. Дочура без умолку болтала всю дорогу, чирикала в тон лесным пташкам. Отец шел, держа в руке ее крошечную теплую ладошку, постоянно объяснял, что и как называется в лесу, что происходит вокруг, и сердце обливалось нежностью к этому маленькому божественному созданию, Женькиному продолжению в земном мире.

Дойдя до реки, побросали с Настей в воду щепки и сухие палочки, понаблюдали, как красиво они уходят вниз по течению. Потом подошли к муравейнику. Тот уже успел заматереть, приобрести солидность и основательность. Рыжие обитатели, по-прежнему, ни секунды не сидели без дела – сновали по муравейнику и в его окрестностях, что-то тащили, куда-то стремились. Женька и Настя встали в паре шагов от симметричного конуса, достигшего уже полуметра высоты и накрывшего собою половину пня. Стали наблюдать за мурашами.
- Видишь, Настюш, - говорил папа, - это муравьи, они хорошие!
- Мави! – как эхо, отвечала дочурка.
Одного из них, забравшегося на ботинок, Женька аккуратно подцепил на сухой листик и поднес поближе:
- Смотри, какие у него усики, какие большие глазки.
- Гвазки!
- Лапки и живот красивые. Видишь?
- Ивот! Квасиво!
Муравей же замер, словно на подиуме, приподнявшись над листом на задних лапах и шевеля в воздухе усиками. Как будто позировал, чтобы человеческий ребенок его получше рассмотрел.
- Отпустим?
- Да!
Женька осторожно положил листок на землю и муравей живо побежал вслед за своими товарищами по одной из натоптанных дорожек в сторону от муравейника.
- Давай, когда придем домой, нарисуем этого муравьишку. Хорошо?
- Ховосё.

После ужина занялись рисованием. Женька вместе с дочерью опустился на пол (маленьким детским столиком папа обзавестись пока, увы, не успел). Они улеглись рядком животами вниз, вооружились карандашами и принялись покрывать лист бумаги цветными черточками и прочими каракулями. В итоге, через полчаса коллективного творчества на свет родилось большое пучеглазое создание, отдаленно напоминающее голову муравья, от которой ответвлялся длинный овальный живот с большим количеством лапок, что в совокупности напоминало разжиревший посудный ершик. На закуску голову и пузцо муравья художники раскрасили разными цветами и остались очень довольны полученным результатом. Портрет муравья затем торжественно водрузили на дверцу холодильника, прижав магнитиками с гербами Суздаля, Новгорода и Пскова, где Женька с Тиной успели побывать на экскурсии в период единства их семьи.

Уложив дочурку спать, Евгений присел у телека посмотреть футбол. Но тут опять пропиликал мобильник. Новое сообщение привело Женьку в замешательство – оно гласило: «Хорошая девочка. И портрет прекрасный!»
- Это что же, – пробормотал Ляхов, - они знают, что у меня происходит дома? И даже видят на расстоянии, как я живу, чем занимаюсь? Ничё себе, заявочки! Что же это за монстры такие? А главное – КАК ОНИ ЭТО ДЕЛАЮТ?
Отошел ко сну с чувством тревоги на душе. Не понимал, чего еще можно ожидать от своих лесных друзей. Но ясно было одно: муравьи оказались гораздо круче, много продвинутей в смысле разума и технологий, чем это представлялось Женьке. Да что Женьке! – всему человечеству, пожалуй! Непонятно, правда, почему именно Женьку они выбрали для того, чтобы открыться. Ну да, он их спас на реке. Увидели в нем друга, который не подведет? Ведь наверняка же, муравьи издавна владеют такими сверхъестественными для человека способностями, такими технологиями. И никогда, ни при каких обстоятельствах не «засветились» с этим раньше! Может, они и в мыслях человеческих могут шарить? Спал Евгений взволнованно, урывками. Почему-то снились тревожные сны насчет Насти. Несколько раз вставал, проверял, как она? Дочь тихо и мирно сопела на соседнем диванчике, в обнимку с плюшевой обезьянкой. В окошко светила полная луна. Рожа игрушечной обезьяны показалась Женьке не очень доброй. Хотел вытащить ее из Настиных ручонок, но дочь только крепче обняла любимицу и недовольно замычала, не просыпаясь. «Ой, кажется, я вообще с ума схожу из-за этих муравьев! Пора остановиться…» - подумал Евгений и снова лег. Только под утро заставил себя уснуть.

Утром Настю забрала ее мать, и родители договорились, что на следующие выходные Женька снова возьмет Настену на побывку «в свою деревню». После отъезда родственников Евгений посидел во дворе на лавочке, погрелся на набирающем силу солнце. А потом надумал провести такой безумный эксперимент: напрягся, представил себе вид муравейника из вчерашнего похода к реке, и негромко произнес в пространство:
- Эй, братва! Вы меня слышите? Если да, ответьте, как обычно!
Минут пять ничего не происходило и Женька стал уже посмеиваться над своими новоявленными фобиями и подозрениями. Как вдруг… ну да, - брякнул мобильник. Ляхов враз онемевшей рукой вывел на экран входящее сообщение с одним-единственным, но ожидаемым, словом: «Да». Посидел с полчаса в состоянии полной прострации. Без единой мысли в башке. Только механически крутил в пальцах скользкий мобильник. Потом какие-то разрозненные мыслишки стали комковаться в сознании, как собираются в кастрюле недоваренные макароны в большой ком. «Так. Спокойно! Попробуем рассуждать логически. То, что только что произошло, это похоже на телепатический эффект. Значит, телепатия – не вымысел. И муравейник это умеет. Он принимает мои произнесенные вслух слова, но отвечает текстом на мобильник. Это, конечно, отличается от классического определения телепатии как способности передавать и принимать мысли на расстоянии. Тут приняли мои мысли, высказанные вслух, то есть, мою речь. И ответили не в голову мою, а в телефон. Но сути это не меняет. Муравьи на большом расстоянии слышат мои слова. Сколько тут по прямой? Километра полтора от дома до муравейника, где-то так. Но, может, это и не телепатия вовсе, а именно что их особо тонкий слух? Ведь я произнес свой вопрос в голос, хоть и негромко, но вслух! А-ну, спрошу их про себя, мысленно!»

Евгений прикрыл глаза и снова постарался увидеть в воображении вчерашний муравейник. Затем спросил не вслух: «Ребята, а так вы меня слышите? Ответьте! Прием». Открыл глаза, тупо уставился на мобильник. Прождал пять минут, десять, пятнадцать. Ничего не произошло. «Ага, - подумал, - значит, это не телепатия! Значит, у них ТАКОЙ вот удивительный слух, - куда там собаке или кошке!» Непонятно, почему, но вывод об отсутствии телепатии у муравьев Женьку обрадовал. «Все-таки, видимо, человек легче воспринимает события в рамках привычных реалий, - подумал он. - Так нам комфортней. Безопасней, что ли…» Но проведенный эксперимент открыл и очень важный для Евгения факт: теперь они с муравейником могли оперативно и дистанционно связываться друг с другом, задавать вопросы, обмениваться информацией, о чем-нибудь попросить. Хотя, для чего это может сгодиться, понять пока не мог.
Ближайшие события ответили на этот вопрос.

Через неделю, на День Победы Тина, как и обещала, привезла Настюху Женьке, а сама с новым мужем уехала на три дня в Таллинн – погулять, прикупить качественной санкционной молочки, а также одежонки и обуви семье. С утра в этот день было пасмурно, над головой по н*** ползли грузные серые пузыри, Женька побоялся дождя и не стал отходить с Настеной далеко от дома. Ограничились качелями да строительством хатки-домика для кукол во дворе. А после обеда случилось то самое. Страшное. Только лишь Женька прочитал Настене сказку про принцессу и говорящего ослика, и Настюха уснула легким дневным сном, сладко подложив ладошку под щечку, как снова булькнул мобильник. Женька шкурой почувствовал, что ничего хорошего там не прискакало, - быстро схватил телефон, прочел сообщение: «Спасите! Горим! Много огня!» Дальше он действовал, как автомат, почти не задумываясь над движениями.

Быстро проверил, спит ли дочь (спала крепко). Сунул в карман брюк мобильник. Запрыгнул в сапоги. Выскочил из дома. Запер дверь на ключ, чтобы дочь в его отсутствие никуда не ушла. Сунул ключ под коврик у двери. Схватил в сараюшке штыковую лопату и пустое ведро. И побежал в лес, к речушке, к муравейнику. К маленькому лесному народцу, вопиющему о помощи. О его помощи. Минут через пятнадцать он был на месте. Вокруг горела трава – то ли какой-то урод-фермер устроил поблизости весенний пал, как принято в наших краях, то ли какая пикничная компашка оставила незатушенный костер. Но по всему берегу курился бело-бурый дым, сквозь который хищно вырывались языки пламени. Сухая трава, укрывавшая открытый возвышенный берег, горела хорошо. И даже с расстояния шагов в сто Женька увидел, как над пнем и ЕГО муравейником завивается огненный джинн, треща и даже как бы подвывая. Рискуя подошвами резиновых сапог, Евгений проскочил краем огня к реке, зачерпнул в ведро воды, плеснул вверх по склону, в сторону муравейника. Так пришлось сделать еще раз двенадцать-пятнадцать, отвоевывая у огня метр за метром, чтобы приблизиться к муравьиному городку. Наконец, удалось несколько ведер воды плеснуть непосредственно в костер над пнем, пламя погасло, заместившись густым белым дымом и злобным шипением.

Когда дым немного рассеялся, взору предстала ужасная картина. Над обгорелым пнем вился мелкий пепел, оставшийся от муравейника. Да валялись по бокам многочисленные черные крупинки обуглившихся муравьиных трупиков. Сколько их сгорело в самом костре, можно было только догадываться.
- Черт! Черт побери! Ну как же так! Что это за идиотизм, ***! – И Женька зарыдал в голос, благо, стесняться на пустом берегу никого не приходилось. Он давно не плакал, с детства, лет, наверное, с десяти. Поэтому слёз в душе накопилось много. Ведра два. Ляхов плакал навзрыд, размазывая гарь и соленую влагу по лицу. Понимая, что только что Человечество лишилось чего-то очень большого и важного, а не просто еще одного невзрачного, да и не самого большого муравейника. Лишилось, возможно, спасения в каких-то будущих глобальных катаклизмах. Спасения за счет союза с разумом Природы и, в частности, с этими так бездарно погибшими муравьями.

Женька горестно всхлипнул, высморкался и спустился к реке умыться, привести себя в порядок перед возвращением домой, к Настёне. Тут ему делать было уже нечего. Умывшись, он снова чертыхнулся – полотенца, конечно, в спешке и не подумал взять. Снял рубаху, вытерся ею насухо. И вдруг с ужасом обнаружил… что карманы брюк пусты. Где телефон? Посмотрел вокруг. Не видно.
- Ёшкин кот! – ругнулся в отчаянье. – Попал на червонец, балда!
Видимо, телефон где-то выскочил из кармана, когда Женька мчался на выручку лесным друзьям, не разбирая дороги и высоко задирая ноги в густой траве. Оставалась, правда, слабая надежда пройти точно по той же траектории, как он двигался сюда. И попытаться увидеть свой гаджет где-нибудь под кустом, в траве, а лучше бы - прямо на тропе. Около часа Женька занимался поисками. Для верности шел зигзагом, чтобы покрыть взглядом бо’льшую поверхность. Но тщетно. Поискал бы еще, но чувствовал, что дома уже должна проснуться дочь. И представил, как Настюха плачет, испугавшись, что папы нет дома. Сердце сжалось. Плюнул на поиски и со всех ног пустился домой.

Когда весь потный, запыхавшийся от бега, Женька прискакал в дом, Настя сидела за кухонным столом и серьезно смотрела на папу огромными серыми глазами. Ни слезинки на лице. А перед ней лежал портрет муравья, снятый с холодильника. Тот самый, который они вместе изваяли неделю назад. В руке Настя держала красный карандаш. Женька подошел к столу, поцеловал доченьку в макушку и не поверил своим глазам: под рисунком муравья были Настиной рукой накарябаны шаткие, но совершенно понятные буквы: «СПЛАВИЛИС ПА РИКЕ. МЫ НА ПРАВАМ БЕРИГУ. ДАВСТРЕЧИ».

Первое, что пришло в голову Женьке: «Как же так? Ведь Настена еще не умеет читать и писать!»
 

Кастинг

(Ирина Зуенкова)
 Телевидение  2019-01-15  4  22  125

Цвет настроения синиииий...
Цвет настроения синиииий...
Цв...

Тьфу, как мотив меня достал!
Сказал мне шеф:
«Езжай, Василий!
Тебя заждался пьедестал!
Поёшь не хуже, чем Захаров,
А он, гляди - ка, победил!
Поддашь в Москве им пылу - жару!
Ты лучший, к маме не ходи!»

Подумал я: А может правда
Махнуть на кастинг голосов?
А победю (жу)... вот будет славно!
В России нет таких басов!

И вот уже я на Арбате.
Зашёл в бутик, купил бельё,
Две пары бот... пожалуй, хватит!
Рубаху справят, ё-маё!

Пришёл на кастинг. А народу!
Мне за неделю не дойти.
Ещё наврали про погоду.
Который день идут дожди.

Попал на третий. Зал. Прослушка.
В журях полно известных звёзд.
И я запел им про пирушку,
Иль про кафешку...
Блин, склероз!
Меня прогнали с пятой ноты.
Сказали:
«Петь вам не дано!»
А где болтаться до субботы?
И я назад полез. В окно.

Мне разрешили спеть по - новой.
От страха лопнул микрофон.
(На громкость парень я бедовый.
И хватит сил на марафон!)

Минут пятнадцать все молчали.
(ну, ясно, от избытка чувств)
Потом все хором закричали.
Мне не понять слугов искусств.
Хотели выгнать, но Аксюта
Сказал:
«Оставьте, пусть поёт!»

Ах, эта славная минута!
Моей карьеры начат взлёт!
Они ещё узнают Васю,
Ещё не то на бис спою.
Я весь проект собою скрасю!
Держись, Нагиев! Ай лав ю!

Цвет настроения синий...

Карикатура Руслана Валитова
 

когда Толстой был холостой

(Fanga Taufa)
   2018-12-09  0  36  228

когда Толстой был холостой
любил босым гулять Толстой
ходил туда-сюда пешком
в толстовке с тонким ремешком
весь босиком и вот итоги:
вдруг об соху порезал ноги
и беспокоясь о ногах
с тех пор ходил лишь в сапогах
к тому же был усыпан двор
осколком - битый там фарфор
середь двора валялся севрский
и плюс кругом хрусталь богемский
но Лев уже не резал ног
хрустя подметками сапог
по хрусталю ходил как йог
свободно в речке плавать мог
пахал в них сад и огород
и в сапогах ходил в народ
валялся в них он на диване
их не снимая мылся в бане
а всех знакомых и детей
он заставлял носить лаптей
коль не оденут сразу штраф
оне рыдали спятил граф
 

КАК Я ПРЕДАВАЛ РОДИНУ

(Алик Кимры)
 О науке  2018-11-22  2  26  280

"Родина слышит, Родина знает,
Что её сын хоть чуть-чуть изменяет"
по Л.Ошанину

В родном Киеве в 1956 году в строительный институт меня, серебряного медалиста и мастера спорта СССР по плаванию категорически не взяли, грубо срезав на вступительных экзаменах: с моим еврейским счастьем в том году Израиль подбил Англию и Францию на тройственную агрессию против Египта. Они - нашалили, а отдуваться пришлось мне – как еврею по папе. В следующем году я поступал уже в славном русском городе Пенза. Там приняли, из чего я заключил, что об агрессивности Израиля пензюки ещё не знали.

В институте я специализировался на расчетах сложных пространственных конструкций и, вернувшись в Киев с «красным дипломом» и направлением в аспирантуру, с неимоверным трудом пробился в профильный отдел крупного научно-исследовательского и проектного института под вывеской КиевЗНИИЭП.

А после стажировки мне поручили расчет и проектирование нового лыжного трамплина на Центральном стадионе имени Хрущёва (ныне – безымянный Национальный олимпийский стадион). Первая же задача, которую пришлось решать – выбор такого профиля горы разгона, чтобы лыжник как подальше улетел к ебеням. Я вывел уравнение этого профиля. Из него выяснилось, что на дальность полёта влияет каждый килограмм веса и каждые 5 см роста «летающего лыжника».

В работе над проектом трамплина меня консультировал аспирант кафедры зимних видов спорта Киевского института физкультуры. К защите ему были нужны публикации, и он уговорил закрепить наш приоритет статьёй, и сумел её пристроить в какое-то подзаборное вузовское издание типа «Известия вузов физической культуры», при каком-то пединституте – то ли Новосибирском, то ли Красноярском.



Это произошло в 1963-64 гг., а зимой 1972 года меня вдруг вызвали в Первую часть института. Там уже суетился обезумевший начальник этой части, побледневший зав.патентным бюро, перепуганный главный инженер, взмыленный директор института. А двое молодых крепких незнакомцев с медальным профилем, свинцовым взглядом и в одинаковых галстуках стального цвета сунули мне под нос статью, написанную иероглифами. В статье мне указали на знакомое уравнение и ссылку на мой опус в подзаборнике.

Оказалось, используя выведенное мной уравнение профиля горы разгона, коварный азиат, японский профессор Харасума спроектировал лыжные трамплины в олимпийском Саппоро под японских прыгунов. В итоге родилась сенсация: на малом трамплине олимпийское золото неожиданно выиграл доселе малоизвестный в воздушных лыжных сферах японец Хасая, а на большом – такая же "тёмная лошадка" поляк Форту́на. Поляк, но японской комплекции! Оба свежеиспеченных олимпийских чемпиона, отнюдь не лидеры сезона, выиграли благодаря конструкции трамплинов, получив фору перед фаворитами в 15-20 метров. Таким образом, я оказался крайним в поражения наших и немецких (из ГДР) спортсменов.

...Опускаю подробности оргвыводов в отношении обезумевшего начальника первой части, побледневшего зав.патентным бюро, перепуганного главного инженера, взмыленного директора института. С меня же взяли подписку, что больше никогда в жизни не буду выводить антисоветских уравнений. А общественность в лице треугольника (парторг, профорг и администрация) предупредила меня, что встал на скользкий путь измены Родины и, если не поверну обратно, то окажусь в эмиграции.

Увы, по осени считают не только цыплят – на этом мои олимпийские страдания не кончились. И осенью снова вдруг вызвали в Первую часть института. Там уже суетился новый обезумевший начальник этой части, новый побледневший зав.патентным бюро, перепуганный главный инженер, взмыленный директор института. А двое уже других молодых крепких незнакомцев с медальным профилем, свинцовым взглядом и в одинаковых галстуках стального цвета сунули мне под нос мои авторские свидетельства и статью из «Правды», в которой изобличались западногерманские реваншисты.

Эти мерзавцы построили вантовое покрытие главного олимпийского павильона в Мюнхене, очертив в плане контуры всей Германии. Поглотив, таким образом, первое (и, как оказалось, последнее) на немецкой земле государство рабочих и крестьян – Германскую Демократическую Республику.



Поначалу я недоумевал: какое отношение имею к реваншизму? Я ведь прекратил вывод антисоветских уравнений! А оказалось, в конструкциях павильона немецкий зодчий Отто Фрей воспользовался моими изобретениями в области вантовых конструкций. Т.е., в этот раз я оказался споспешником реваншистов. (Господи! А если б они ещё знали, что он приглашал меня к себе на работу! – расстрельная статья в УК).

Опускаю подробности оргвыводов в отношении обезумевшего начальника первой части, побледневшего зав. патентным бюро, перепуганного главного инженера, взмыленного директора института. С меня же взяли подписку, что я больше никогда в жизни не буду изобретать антисоветские конструкции. А общественность в лице треугольника (парторг, профорг и администрация) предупредила, что я так и не сошел со скользкого пути измены Родине и, если не поверну обратно, то уж точно моё место - в эмиграции.

Честно выполняя обещания, я прекратил вывод антисоветских уравнений и изобретение антисоветских конструкций. Но, увы, свинья везде найдёт грязь!,- допустил грубый антисоветский выпад в «Литературной газете», где иногда публиковал свои «Рога» в «Рогах и копытах» клуба «12 стульев» - напечатал такой скромный «рог»:

Новости археологии
Младший научный сотрудник Зуськин откопал в древнескифском могильнике пачку от папирос «Беломорканал». Есть еще один кандидат наук!



Боже! Как посыпались в «Литературку» письма возмущенных археологов! Но апофеозом негодовательной истерии стало официальное письмо академика-секретаря отделения истории и археологии АН СССР. Отпечатанное на александрийской бумаге – явно из древнеегипетского раскопа, да на походной машинке Александра Македонского.

Дескать, история без археологии – говно, а не наука, а народ без истории – говно, а не народ. Следовательно, народ без археологии - говно. Именно археологи нашли такие артефакты как скифская пектораль в степях Украины, панталоны Иннессы Арманд, закопанные под Кремлевской стеной Великим Конспиратором В. Ульяновым от товарища по партии Н.Крупской... И одних только мамонтов откопали больше, чем сейчас слонов в Индии и Африке, вместе взятых, убедительно доказав миру: СССР - таки родина слонов... А вот автор опошлил ... унизил .. обгадил... явно по заданию наших идеологических врагов... этому отщепенцу не место промежду нас!

В общем, опять вызвали в Первую часть института. Где уже суетился новый обезумевший начальник этой части, новый побледневший зав. патентным бюро, перепуганный главный инженер, взмыленный директор института. И двое молодых крепких незнакомцев с медальным профилем, свинцовым взглядом и одинаковых галстуках стального цвета. Мне сунули под нос мои «Рога» из «Литературки» и отношение за подписью главного редактора «Литературной газеты» евреякоммунистаГерояСоциалистическоготрудаЛауреатаЛенинскойпремии
А.Чаковского.

С приложением копии письма академика-секретаря отделения истории и археологии АН СССР. Отпечатанного на александрийской бумаге – явно из древнеегипетского раскопа, да на походной машинке Александра Македонского.   Дескать, история без археологии – говно, а не наука, а народ без истории – говно, а не народ.

Именно археологи нашли золотую скифскую пектораль в степях Украины, почти новые панталоны Иннессы Арманд, закопанные под Кремлевской стеной Великим Конспиратором В. Ульяновым от товарища по партии Н.Крупской...



И одних только мамонтов откопали больше, чем сейчас слонов в Индии и Африке, вместе взятых...А автор опошлил ... унизил .. обгадил... явно по заданию наших идеологических врагов... этому отщепенцу не место промежду нас!

... И снова опускаю подробности оргвыводов в отношении обезумевшего начальника первой части, побледневшего зав. патентным бюро, перепуганного главного инженера, взмыленного директора института... Мне припомнили и другие литературные шалости, явно отвлекавшие трудящихся от строительства Светлого Будущего. И взяли подписку, что впредь больше никогда в жизни не буду придумывать и публиковать литературные произведения.

А общественность в лице треугольника (парторг, профорг и администрация) строжайше предупредила, что я так и не сошёл со скользкого пути измены Родине, и если не поверну обратно, то уж точно моё место - в эмиграции. И предупредила в последний раз!

... И точно - в последний: вскоре ленинская партия сделала себе харакири самурайским мечом ГКЧП, сделавшись партией другого типа – Зюганова (тот ещё тип!). Но «треугольников» не стало. Не стало и СССР – я очутился в Незалежной Украине. Правопреемнице СССР. При власти - те же коммунисты-ленинцы, но перекрасившиеся в национал-демократов, срочно воцерковлённых.

И все мои уравнения, изобретения, научные достижения, литературное творчество – всё моё советское наследие оказалось антиукраинским. А эти уже с врагами незалежности не шутят – могут, как журналисту Гиви Гонгадзе, и бОшку оторвать, и пристрелить как Олеся Бузину! Так жизнь ещё раз подтвердила правоту ленинизма марксизма: я оказался в предсказанной коммунистами эмиграции.

А вот здесь, в истинной демократии и свободе, мои уравнения, изобретения, научные достижения, литературное творчество – все это уже перестало быть антисоветским, антиукраинским... Все стало просто никаким – никого это не интересует, кроме узкого круга специалистов.

It’s only my problem. I should keep all of that behind. I must make money right now. (Это только моя проблема. Я должен был всё оставить и делать деньги. Немедленно.) Честно отрабатывая соросовский грант, по которому меня импортировали в Силиконовую долину по визе для выдающихся учёных, коим себя вовсе не считал: кондовый профессор от строительной механики. Но оспаривать их формулировку не стал. Тупые, как говаривал покойный Миша Задорнов.

А вот Родину я всё же не предал, и по возможности несу (знамя - громко) флажок русского человека польско-еврейской национальности. И, кстати, уважаемого американцами за научные, общественные и литературные деяния. Да за пропаганду естественного единения США и России перед общими вызовами истории.

Из воспоминаний
 

ПАУК-ПТИЦЕЕД

(Ременюк Валерий)
   2018-12-20  2  16  159

(Святочная история)

А Генка Пыжиков привез в наш городок паука. Из Польши. Хотя ездил туда за дамским бельишком для своего ипэшного магазинчика «Чаровница». У него в Польше школьный дружок есть, Моня Зеергудов, так у него там пыхтит целый цех по пошиву фирменных французских бюстгальтеров и ажурных итальянских трусишек, которые наши барышни и матроны страсть как уважают. Да и грех не уважать, когда сшиты вещи искусно (там у Мони тридцать китаянок строчат, как Анки-пулеметчицы, денно и нощно), а цена в рознице выходит втрое ниже, чем за аналогичный товар в питерских бутиках. Хотя, я, собственно, не о бельишке. О пауке. И приглядел там Генка заодно потешную вещицу – муляж большого мохнатого паука, диаметром, пожалуй, около метра. Рыже-коричневого, отвратительного на вид, выполненного в предельно натуралистической манере. Не удивлюсь, если тоже китайцами. В общем, не паук, а настоящий монстр из фильма ужасов. Хичкок нервно курит в стороне у детского грибочка. Да. И паук этот предназначался для того, чтоб надевать на небольшую собаку или большого кота, и пугать, значит, до полусмерти (или как пойдет) кого ни попадя. А у Генки как раз такой котяра, под семь кило живого весу, и был в наличии. Звали его Шурындой. Ну, то есть, котенком-то он значился как Шурик. Но Шурик быстро прошел эволюционные стадии Шурика – Шурки – Шурави - Шурунделло. А уж когда вымахал к третьему году своей творческой биографии в эдакое громило толстомордое, иначе, как Шурындой, его и представить стало невозможно.

Генка в преддверии Нового года решил немного встряхнуть рутинную городскую атмосферу подготовки к празднику. Добавить огонька и перчика, так сказать. Для поднятия тонуса городского населения. Целую неделю он тренировал Шурынду не бояться паука, приучал его с помощью сосисок и рыбы по фамилии «минтай свежемороженый» к ношению нового наряда. Вырабатывал в Шурынде условный рефлекс: надел паука – получи угощение. И вскоре кот уже с радостью подставлял спину под монтаж этого монстра.

Премьера спектакля состоялась двадцатого декабря во дворе дома номер 13 по улице Ударников, где и проживали Генка с Шурындой в мансардной квартире на пятом этаже дома еще дореволюционной постройки. Генка обычно выпускал кота погулять через окно «велюкс», открываемое прямо в крыше. Дальше Шурында по крышам и чердакам уходил, куда ему заблагорассудится. По прилегающим липам и тополям спускался с крыш на грешную землю, а после гулек тем же путем возвращался обратно на базу.

На этот раз котяра, облаченный пауком, перебрался известными только ему ходами в крону древней липы и притаился там в ожидании своей пассии – соседской кошки Симы. У той как раз был период романтической активности и Шурында это чувствовал, как никто другой. Как только Симочка вышла на волю и прогнусавила своё призывное «муяу!», наш мачо сиганул с липы и профессионально покрыл подругу к большому удовольствию последней. А во дворе в это время, как обычно, гуляли с малышней бабки и мамки, а дворник Парамон лениво разгонял метлой последствия ночного снегопада по закоулкам подведомственной территории. В общем, свидетелей ЧП оказалось предостаточно. Бабки, мамки, дедки и детки, ясное дело, заорали в голос, узрев страшилу-паука, насилующего мирную кошку, и кинулись врассыпную от места стыковки. Сима с минуту поорала благим матом под кавалером, а затем опрометью отскочила в ближайшее подвальное окно переживать последствия романтического свидания. Да так шустро отскочила, что этого за страшным пауком никто во дворе и не заметил. И у публики сложилась полная иллюзия, что паук-монстр просто-напросто изнасиловал и затем сожрал несчастную животную. А дворник Парамон, главное, не растерялся, и быстро заснял происшествие на подконтрольном участке на мобильный телефон. И тут же кинул видео в свой Инстаграм, типа, вон оно, как у нас бывает!

Видео тут же посмотрели полтора миллиона сетевых ротозеев и уже через два часа на местном телевидении по этому поводу давал комментарий доцент местного агротехникума Феофан Сухопятов. Он сообщил почтенной публике, что сей паук прозывается Psalmopoeus irminia и относится к классу пауков-птицеедов. И сделал предположение, что пару лет назад маленького паучка завез к нам из Южной Америки какой-то безответственный турист, и что паучишка на наших родных харчах за два года вымахал в эдакое громило, с которым хозяин просто не смог справиться. И что паук вырвался на волю и теперь можно ожидать от него любых непредсказуемых поступков. В общем, навел Сухопятов такого шороху в умах телезрителей, что начальник местной полиции полковник Зубилов тут же дал команду нашему участковому Тубареткину поймать, а лучше, извести монстра на месте при попытке к бегству - для предотвращения паники среди горожан.

Участковый Тубареткин сказал «Есть!» и немедленно выдвинулся на охоту, судорожно сжимая в кармане табельный пистолет «Макарова» с боевыми патронами. К тому моменту Шурында уже хорошо отдохнул на крышах ближайших домов после первого подвига и снова незаметно перебрался на липу в ожидании нового повода отличиться. И он вскоре представился. Выглядел повод как еще одна Шурындина пассия – кошка-альбиноска по имени Флёра, вышедшая на променад из ближайшего подъезда. Но, как только Шурында сиганул с дерева, бдительный участковый выхватил пистолет и, не дав пауку надругаться над новой жертвой, выстрелил ему в голову. И не промахнулся. Пуля пробила голову монстра навылет, войдя в левый и выйдя через правый висок. Флёра, видя такой поворот дел, дала стрекача в ближайший подвал, а оглушенный выстрелом Шурында распластался под пауком на панели, что произвело на свидетелей охоты впечатление, будто гадкое насекомое и вправду отбросило копыта. Тубареткин выждал минуту и затем, с «Макаровым» в вытянутой руке, стал осторожно приближаться к поверженному противнику, дабы удостовериться в его смерти и запечатлеться на видео, снимаемых многочисленными зеваками, в позе удачливого охотника, поставив ногу на голову трофея. Однако, дальше события развивались по иному сценарию.

Когда до паука оставалась всего пара шагов, тот вдруг пришел в себя, встрепенулся и с утробным рыком бросился на обидчика. Тубареткин от неожиданности шарахнулся назад, споткнулся и завалился на спину, успев судорожно нажать на спусковой крючок пистолета. Благодаря чему был насмерть сражен голубь мира, неосторожно пролетавший в это время над нашим двором. Тушка птицы грохнулась точнехонько между Шурындой и участковым. Кот, к тому времени изрядно оголодавший, мигом переключился на новую цель, схватил трофей в зубы и дал деру со двора.
По улицам города бежал ужасный паук-птицеед с тушкой голубя в зубах, оставляющей кровавые капли на заснеженных тротуарах. В голове паука свистел ветер. Точнее, в сквозном пулевом отверстии, оставленном метким Тубареткиным. Траекторию перемещений чудища отмечали кваканья сирен скорой помощи, которая подбирала тела впечатлительных барышень, штабелями теряющих сознание от созерцания такой кошмарной картины. Феерический выход Шурынды в люди тут же попал на многочисленные видео и заполнил пространство Интернета.

Уже через полчаса информация о данном непотребстве лежала на столе губернатора Шляфина. Тот страшно разгневался и затопал ногами, приняв новость за коварный диверсионный акт соседа-завистника, решившего перед новым годом подмочить репутацию хозяину региона. И послал в наш городок три «камаза» национальной гвардии. Чтобы обеспечить быстрое и окончательное решение проблемы. Короче, дал приказ монстра изловить и извести на корню. А шкуру привезти ему в доказательство выполненного приказа. В общем, как пел наше всё Владимир Семенович, «зверя надо истребить, наконец!». Правда, отдать «принцессу под венец» губернатор не обещал. Туго в нашей губернии нонче с принцессами.

Вторя губернатору, местный полицмейстер полковник Зубилов объявил населению, что за добычу страшного зверя премирует героя миллионом рублей из фонда чрезвычайных ситуаций. И понеслась! А виновник всего этого шухера, Генка Пыжиков, с большим удовлетворением посмотрел в вечерних теленовостях сюжеты про подвиги Шурынды и выдал ему бонусную пайку минтая:
- Молодец, котейка! Наша затея удалась – настроение масс к новому году неуклонно движется к своему историческому максимуму!
Шурында же, видимо, почувствовал вкус к лицедейству, вошел, так сказать, в роль. И был готов к новым подвигам. Которые не заставили себя ждать. Потому что Генка сообразил, что, по всем канонам бизнеса, поднятый народный ажиотаж можно обратить на пользу коммерции. И придумал хитрый маркетинговый ход. На следующий день он укрепил на спине паука белоснежный «французский» бюстгальтер самого грандиозного размера из имевшихся в магазине, а на тыльную сторону чудища натянул белые кружевные «итальянские» трусики. Правда, лифчик пришлось напялить кошелками наружу, но так получилось еще забористей. И, как только достаточно рассвело, выпустил Шурынду в город.

Эффект превзошел самые смелые ожидания! Променад паука-птицееда по улицам тут же попал в Сеть, поскольку его уже ждали многочисленные охотники до нездоровых сенсаций. А наличие на пауке предметов женского туалета было однозначно истолковано как то, что страшный монстр употребил какую-то несчастную женщину так же, как поступил намедни с кошкой Симой, а затем ее сожрал. Из чего последовал вывод доцента Сухопятова, что это не паук-птицеед, а паук-людоед, да к тому же маньяк-извращенец! Прибывшая в город национальная гвардия надела бронежилеты, опустила забрала шлемов, прикрылась плексигласовыми щитами, развернулась в цепь, специальный батюшка для гарантии успеха окропил служивых святой водой и цепь пошла в атаку. Впереди двигался бронетранспортер с водометом и крупнокалиберным пулеметом наизготовку. Паука гвардейцы настигли на главной площади городка, площади имени Памяти Первого Интернационала.

При виде облавы Шурында, не будь дурак, сиганул по фасаду горадминистрации на крышу, а затем уютно умостился на стеклянной галерее, соединявшей администрацию по воздуху с ближайшим торговым центром. И стал оттуда с большим интересом наблюдать за дальнейшим развитием событий. Командир гвардейцев взял монстра-извращенца в перекрестье прицела и собственноручно нажал на гашетку водомета. Попал он хорошо. С галереи посыпались разбитые мощной струей стекла и товары покупателей, по неосторожности не успевших ретироваться из зоны поражения. Шурында же возмущенно рявкнул и перескочил в самое безопасное место – на боевую рубку бронетранспортера. В мертвую зону обстрела. Гвардейцы ахнули, бросили щиты и зааплодировали находчивому врагу. А возглавляющий их капитан Куропаткин даже отдал пауку офицерскую честь. Правильный был капитан. Хотя и гвардеец. Ну, быает…

А что же происходило не периферии описываемых событий? А в городке случилось то, на что и рассчитывал коварный Генка Пыжиков. Крупные изображения товаров из его гламурного магазина, напяленные на паука и показанные в прямой трансляции по трем каналам местного и губернского телевиденья, подняли небывалый ажиотаж среди женской половины горожан! И среди их мужей, озадаченных темой предновогодних презентов для дражайших половин. К прилавкам «Чаровницы» хлынули толпы покупателей и в течение часа смели все имеющиеся товары. Шурында же не стал долго испытывать судьбу, быстро перебрался на крышу ближайшего дома и верхами скрылся с глаз погони. Открывать по монстру стрельбу из огнестрельного оружия гвардейцы поостереглись – город все же, не полигон. Но, чтоб два раза не ездить, шарахнули по толпе зевак из водомета – типа, рассеяли несанкционированный митинг. С чем и убыли восвояси под хоровую песню «Шёл отряд по берегу!», довольные произведенным впечатлением.

А Генка, накормив дома Шурынду любимым минтаем, снял с него женское бельишко и отработавший своё муляж и снес шкуру паука в полицию. Там ее с радостью приняли, выплатили удачливому «охотнику» обещанный миллион премиальных и отрапортовали губернатору Шляфину о закрытии скандального дела. В связи с чем получили от него премию, втрое перекрывшую расходы на бонус Генке Пыжикову. Так что, никто не остался в накладе. А Генка на вырученные деньги снял еще одну торговую площадку, назвал ее магазином «Очи черные» и поехал в Гданьск за очередной порцией товара к Моне Зеергудову. Заодно решил прикупить там еще один гаджет – муляж паучихи-каракурта. Раза в два больший по размеру, чем паук-птицеед. А что? Вещь полезная. В хозяйстве сгодится…

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер