ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
 Авторское произведение Смешные истории  | Сообщить модератору

ПОЗДРАВЛЕНИЕ ЖЕНЩИНЕ
НА СОЛИДНЫЙ ЮБИЛЕЙ

Богема на Крымском мосту


                                        Богема на Крымском мосту. *

"От дуновенья ветерка
Весь детский сад
Слетел с горшка…"
В. Развалдайский, из очень раннего.

Праздничек 8 марта выдался до того бодрым и веселым, что кое-кому вдруг стало грустно и в чем-то даже невыносимо…Не будем уточнять, что именно невыносимо. Вы и сами все прекрасно поймете из дальнейшего рассказа.
В результате удачных восьмомартовских посиделочек к утру 9 числа сигареты кончились как-то сразу у всех и может быть именно поэтому пестрая дружная компания из московских и рязанских литераторов, сильно набра…побратавшаяся в эту ночь, оказалась вдруг на Крымском мосту, причем обнаружилось, что ряды этой пестрой и дружной компании не являются более сплоченными. В их сплоченности образовалась изрядная брешь. Из былой дюжины блистательной литературной элиты нельзя было усмотреть и четверти состава. Хоть в бинокль, хоть в микроскоп. И от этого утро было еще более грустным и туманным, чем следовало.
С частью доблестных рязанцев Развалдайский ранее не был знаком, но выпил с каждым по брудершафту, а то и по два –на всякий случай и был со всеми на "ты" . К тому же съел немало бутербродов, поскольку брудершафты без закуски –вещь коварная и если вас по утру под столиком внезапно обнаружит не слишком вежливый официант, то побудка будет крайне неприятной.
Словом, рязанцы могли уже укатить восвояси или уйти пешком. Один из них вроде бы поспорил с другим на канистру спирта, что может дойти пешком из Москвы в Рязань и ни разу не споткнуться. А оппонент ему твердил "Споткнешься, ой споткнешься…есть там один такой пригорочек, не видать тебе спиртяги, ты уж не сомневайся". Сомневайся- не сомневайся, а оппонент должен был тащиться следом за ходоком в качестве проверяющего. Кто из них выиграет неизвестно. Может оба споткнуться. К тому же они вообще пошли не в ту сторону…
Но это уж их личные рязанские дела, а где же , черт побери, цвет московского авангарда? Где концептуалист Снережун, постмодернист Низабутка, Сугункина и Этемвиляров, Едрягина и знойная брюнетка Моховей? Куда, черт подери, они все подевались?! Даже верный соратник Курхузов как сквозь землю провалился вместе с тремя бутылками портвейна –непозволительное коварство!
Развалдайский окинул мутным критическим взором все собравшееся на мосту общество. И увидел только себя, и популярную эротическую романистку Ксандру Лонтай. С ней он точно не пил брудершафта.
-Как это нас с вами неудачно уединили, -тихонечко сказал Василий, размеренно покачиваясь у чугунных перил.
Собеседница ничего не ответила, но ему по сути было все равно.
Никогда он не был особенно охоч ни до самой Ксандры, ни до ее романов. Она не подходила ему ни по возрасту, ни по габаритам, ни по литературному направлению. Не случись вчера 8-го марта в ЦДЛ, не зайди туда красотка Моховей, вряд ли бы Василий оказался сейчас на мосту в опасной утренней близости от Ксандры.
Надо сказать, что Фрунзенская набережная, к которой в данный момент был обращен небритый и в целом не слишком благообразный лик Развалдайского, выглядела до того безлюдной, пустынной и нервозной точно ее вот-вот должны были переименовать в набережную имени барона Врангеля. Был тот самый феерический жутковатый час, когда фонари уже выключили, а солнце еще не включили, и поэтому в голову лезет всякий вздор и бодрствующий человек в это время запросто может отколоть какую-нибудь дикую штуку.
Но Василию Развалдайскому было не до штук. Он мрачно размышлял. Пить и курить было нечего, говорить не о чем, тащиться домой особой охоты не было. К тому же транспорт не поспевал за нуждами чрезмерно праздничных литераторов. Первый троллейбус должен был возникнуть на горизонте этак через час. Рассвет, как назло, сегодня запаздывал.

-Дождик льет и гром грохочет
Петя Мусю сильно хочет,
А она уже давно
Уж не хочет ничего,
-неожиданно нарушила неприятное молчание Ксандра Лонтай, процитировав ранний опус самого Развалдайского. А по завершении цитаты шустро перелезла через перила, да и сиганула с моста вниз.
-Какой дождик?
-Это я или Пушкин?
-Утонет она или нет?
Три эти мысли вспыхнули в мозгу Развалдайского точно фейерверк: довольно мучительное испытание после ночного загула. Он даже зажмурился. Но потом открыл глаза пошире. Да и уши тоже. Всплеск был довольно звучный. Точно вниз полетел крупный концертный рояль.
Развалдайский выпил куда больше Ксандры, а потому соображал, куда лучше. Прыгать следом за ней с моста он определенно не собирался. "Групповое самоубийство литераторов на Крымском мосту. Опухшие тела вусмерть упившихся знаменитостей… " Брр! Может эти коварные журналюги напишут и что-нибудь похуже. Что и говорить: Василий Развалдайский любил быть в центре внимания журналистской братии, но только не в качестве утопленника. Ждете? Не дождетесь!
Он монументально стоял на мосту и рассуждал не по поэтически здраво и довольно прозаично.
-Если она не умеет плавать, то наверняка утонет, -мудро думал он. –А если умеет, то наверняка выплывет. И чуть позже непременно загнется от простуды, бедная идиотка. Как ни крути- это не слишком большая потеря для мировой литературы. Но в качестве ее коллеги, знакомого, собутыльника и просто человека с большой буквы я обязан кое-что сделать.
Слово, то есть мысль, не разошлась с делом. Василий выудил из кармана свежий, еще не исписанный блокнотик ( предмет необходимый настоящему поэту даже в бане ) и принялся набрасывать черновой вариант рифмованного некролога и эпитафии одновременно. Дело не спорилось. Лонтай удачно рифмовалась только с минтаем, который хотя и вызывал печальные ассоциации с суровой водной стихией, которая так или сяк должна была вскоре поглотить Ксандру, но в целом возвышенности слога способствовать почему-то не собирался.
-Нет, ну как будто специально! Вот ведь вредная рыба! –не без досады подумал Развалдайский. –Да и папаша ее хорош. Не дал нормальной фамилии. Не срифмуешь!
Это он с минтая резко перескочил на почтенного родителя Ксандры, с которым сроду не пил и которого вообще в глаза не видел.
-Но! –воскликнул тут Василий, вспугнув ранних чаек. –Ксандра рифмуется с Кассандрой. Это и логично, и антично.
А где Кассандра, там и Нострадамус в обнимку с Глобой. Одной или двумя. Собственно, эротические романы Ксандры плохо походили на пророчества, но с другой стороны специальной расшифровкой ее романов никто толком и не занимался. Неизвестно, что там внутри в конце концов. Результат мог превзойти все ожидания.
Дело спорилось. Слово за слово, рифму за рифму и, основательно почесав репку,   Развалдайский   накарябал три макабрических четверостишия. Теперь   он поглядывал на предрассветную Фрунзенскую набережную почти что с умилением. Еще бы сигаретку и было бы совсем хорошо…Но табачок вышел аккурат к самому началу нашего повествования.
Пока Развалдайский прислушивался к своей оригинальной музе, под Крымским мостом тоже кипела бурная литературная жизнь. Холодная москворецкая вода подействовала на Ксандру более чем отрезвляюще. Под мостом стоял жуткий мат-перемат, свидетельствовавшей о предельной остроте переживаемых ощущений. Романистка хорошо умела плавать и не думала звать на помощь. Она просто высказывалась. Легко, свободно и непринужденно, так сказать обо всем сразу. Знакомые слова лились с ее языка нескончаемым чарующим потоком. Поначалу она взяла неверный курс и поплыла не в ту сторону. Сказывался ранний час, предрассветные сумерки и отсутствие компаса.
Венера после рождения неторопливо вышла из пены морской во всей красе. Ксандре, в отличие от Венеры, было что скрывать от мировой общественности. Поэтому после небольшого заплыва Ксандра Лонтай, вся в пене, нефтяных пятнах, водорослях, гнилом пенопласте и, понятное дело, в одежде, покрытой весело хихикающими и охочими до разнообразных приключений микроорганизмами, выскочила из Москвы-реки как торпеда с испорченным взрывателем. Из-за скругленности форм и излишка водорослей пополам с пенопластом она плохо походила на богиню. А вот сходство с торпедой было несомненным.
Очароваться Ксандрой в данный момент было затруднительно еще и потому, что у нее от холода зуб на зуб не попадал. От мелкой рассыпчатой дрожи весь облик ее колыхался. Был неуловим, непостоянен и менялся ежесекундно. Из-за этого Ксандра Лонтай напрочь утратила какую бы то ни было внешность, что ее с собственной женской точки зрения было просто чудовищно. Но, к счастью, она в тот момент не видела себя со стороны.
Развалдайский своим зорким поэтическим оком внимательно следил за водными и сухопутными маневрами Ксандры и, покинув мост куда менее быстрым, но более безопасным путем, поспешил навстречу полоумной вымокшей романистке. Конечно читать человеку его же собственную эпитафию, пусть даже и в черне, на предмет возможного одобрения –это верх чудачества и легкомыслия.
Но Развалдайский был в чем-то и прав, желая оградить себя от возможных загробных претензий. Кроме того, он ощущал острую потребность в аудитории, а взять ее было просто неоткуда. Город пока спал в преддверии трудового дня. Редкие машины сновавшие по мосту не желали тормозить, когда Василий бросался им навстречу. Из окон летели ругань и окурки, людям за рулем почему-то было не до стихов…А тут аудитория сама вылезла ему навстречу из Москвы-реки.
Развалдайский как-то не подумал о том, что неприличные намеки на преклонный возраст и врожденное слабоумие, пусть и написанные "высоким штилем" могут слегка разъярить несостоявшуюся утопленницу.
-…не молода и, в общем, не прекрасна, -тут до Ксандры дошло, что это все о ней. Романистка и так была не слишком расположена выслушивать стихи, но тут в ней проснулась та самая торпеда и начались гонки с препятствиями.
-Ни разу в жизни мне не приходилось бегать так быстро! –вспоминал потом Развалдайский. Быстрые ноги спасли ему жизнь. Вымокшая и обозленная романистка была настроена крайне серьезно. Можно было подумать, что она писала не мирную эротику в пределах раскладушки, а кровавые триллеры под имперским балдахином. Распалившись от гнева, она гоняла струхнувшего поэта по городским улицам и своими гневными воплями разбудила Москву на полчаса раньше, чем было нужно. В результате Ксандра   как следует согрелась и не только не умерла от простуды, но даже и не чихнула ни разу.
-Не знаю как насчет огня, а в воде она точно не тонет! –потрясенно говорил Развалдайский, заливая коньяком весь пережитый ужас. -Взглянешь на такую женщину и сразу ясно: она еще не раз как следует встретит восьмое марта!


* Крымский мост все еще находится в Москве и Украина на него пока что не претендует.





  Автор: 
      Внимание! Использование произведения без разрешения автора (сайты, блоги, печать, концерты, радио, ТВ и т.д.) запрещено!
  Раздел:   Смешные истории
  Поделиться:  
  Опубликовано: 
  Статистика:  посещений: 1799, посетителей: 1195, отзывов: 0, голосов: +12
 
  Ваше имя:  
  Ваша оценка:     
 Оценки авторов >>>
  Оценки гостей >>>
Обсуждение этого произведения:

 Тема
 
      

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер