ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные стихи про Ивана Сусанина: самое лучшее

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Стихи и приколы про Ивана Сусанина: самое лучшее  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Записки Ивана Сусанина. Бахчисар ...

(Geom)
 94  Крым  2017-09-19  6  3404

Ночью жарко, потому не спится,
Комары кусают, хоть кричи.
И как раз звонит императрица:
«Ваня, дело есть, слезай с печи.

Хан нетолерантность обнаружил
И изрядно дерзок стал, злодей.
В Крым хочу послать я поезд дружбы
С контингентом вежливых людей.

Надо приструнить маленько хана.
Сложная тебя задача ждёт,
Потому что в том Крыму поганом
Окромя фонтана нет болот».

Коль императрица приказала,
Не отговорить и семерым.
И наутро с Курского вокзала
С Минихом отправились мы в Крым.

Миних доверительно сугубо
План мне свой поведал по пути:
«Пушки декларируем как трубы,
В Крым газопровод хотим вести».

В Харькове стояли чуть не вечность:
Что за мытня без очередей?
Мытарь как зелёных человечков
Обозначил вежливых людей.

Планы наши этим не нарушил,
Насмешил лишь всех до одного,
Но когда черёд дошёл до пушек,
Тут взыграла алчность у него.

Выпили мы с мытарем немало.
Уломал. Но, чёрт его дери,
Отцепить пришлось вагоны с салом.
Не один, не два, а целых три.

Ладно! Есть еда, хоть и худая.
Не впервой говеть на сухарях.
Едем. Хан с ордой нас поджидая,
Попусту топтал Изюмский шлях.

Вот и Крым. Совсем он не Европа,
Только степь, не сядешь по нужде.
К вечеру, по счастью, в Симферополь
Прикатили, слава РЖД.

Вроде вот и цель — пожалте бриться!
Тут-то всплыл досаднейший момент:
Симферополь — это не столица,
Да и хана, в общем-то, здесь нет.

Но не за горами цель похода,
И для развлечений повод есть —
Селфи делать начали с народом.
Эх… Не ради селфи же мы здесь!

Нам к столице надо, как ни плюньте,
Только дальше взорваны пути.
Потому под солнышком июньским
Сотню вёрст пешком пришлось пройти.

Поглядев на город, начал злиться:
За каким рожном слезал с печи?
Что, прости-помилуй, за столица?
Срамота! Сарай среди бахчи.

Коль есть пушки, даже не ракеты,
Вряд ли подсобит хоть чем ислам.
Разнесли мы халабуду эту
Вдребезги, простите, пополам.

С криками «ура» и «пуля — дура»,
Чтобы знамя наше водрузить,
Ринулась на приступ десантура.
Как удержишь, коль фонтан вблизи?

Парни, матерясь витиевато,
Разогнав пинками басурман,
Побросав тельняшки и лопаты,
Всем гуртом отправились в фонтан.

Сразу приуныли интенданты,
Глянув на сгоревшие дома:
Нет нигде ни баб, ни провианта,
Есть зато холера и чума.

Вот напасть! Нет слов, помимо бранных!
Хан расстроен тоже был всерьёз
И всю ночь проплакал у фонтана,
Что теперь зовут фонтаном слёз.

Путь обратный — скучные детали,
Только мысль засела в голове:
Для чего ж мы в этот Крым мотались?
Чтоб купать в фонтане ВДВ?
Здесь собраны самые смешные стихи и истории ПРО ИВАНА СУСАНИНА. Рекомендуем также подборку ПРО ТУРИСТОВ и ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ, про ЛЕС, про ИСТОРИЮ.
 

Записки Ивана Сусанина. Жизнь за ...

(Geom)
 68  Смешные стихи  2017-10-16  3  2540
Отломив кусочек кулебяки,
Думал, было, выпить коньяка.
Тут ввалились в дом ко мне поляки.
Вот, невежи! Даже без звонка!

«Эх, вы, – говорю им, – заграница.
Где культура ваша, не пойму».
А они: «Молчи. Где царь таится?
Проводи-ка нас, холоп, к нему».

Я в ответ: «Где царь, мне неизвестно,
Телефона не дал мне пока.
А в лесах у нас без джипиэса
Заблудиться – проще пустяка».

Главный шляхтич мне сказал угрюмо:
«Планов ты предательских не строй,
Завести в болото и не думай –
Шлёпнем, не посмотрим, что герой».

«Бог с тобою, пан ясновельможный!
Не сошёл ли, часом, ты с ума?
Завести в болото как же можно?
Все они под снегом. Чай, зима».

«У тебя, – сказал на это шляхтич, –
Вариантов мало впереди,
Перепил вчера? Опохмеляйся.
И, давай, не умничай, веди».

Я заныл: «Сгорел я на работе,
Даже, вон, талончик взял к врачу.
Жизнь я за царя отдать не против,
Но вот так, спонтанно, не хочу».

Намекнули, что отрубят бошку,
Коли заупрямлюсь, как осёл.
Поломался я ещё немножко,
Но куда деваться-то? Повёл.

«Чтобы, – говорю, – не сесть вам в лужу,
Слушайтесь теперь меня во всём,
Чтоб ничем себя не обнаружить –
А иначе дичь свою спугнём –

В стороне пойдём от автострады,
Тихо, без огней, само собой,
Пить ни в коем случае не надо,
Чтоб с пути не сбиться. Пьянству бой».

Сам же прихватил с собою средство.
Водка – то же самое, что печь,
Ведь в лесу зимою как согреться,
Ежели огня нельзя разжечь?

К фляге причащаясь понемногу,
К цели, что маячила вдали,
Вёл врагов просёлочной дорогой,
Но такой, подольше чтобы шли.

Не упомню, пил когда я столько,
Но не падал, ибо не таков.
И конфуз случился с войском польским –
Превратились все в снеговиков.

Хорошо, что фляга не пустая,
И была погода за меня.
Обошёл поляков я, шатаясь,
Постучал для верности – звенят.

Нипочём под градусом погода!
Хоть и вдвое дольше шёл назад,
Жизнь я за царя тогда не отдал,
Что бы там ни врали невпопад.
 

Записки Ивана Сусанина. Иван Сус ...

(Geom)
 96  Про кино  2012-10-15  10  3672

Мучился я при советском строе:
Как поднять мне свой геройский стаж?
Будь ты хоть сто тридцать раз героем,
Жизни за царя уж не отдашь.

Тут прослышал (думал, не брехня ли),
Фильм снимают, прямо для меня,
Как Иван профессию меняет.
Ну а что? Могу и поменять.

Пусть и деревенский простофиля,
Но знаком с актёрскою игрой.
Почему б не стать героем фильма,
Раз в обычной жизни я герой?

В студию пришёл. А как иначе,
Коль сниматься выдумал в кино?
Выяснилось: редкая удача —
В фильме царь. Снимаюсь! Решено!

И сказал я, шапку оземь бросив,
В бороде (для важности) скребя:
«В вашем фильме, ежели попросят,
Хоть сейчас готов сыграть себя.

Коли место подвигу найдётся
В главной из художественных сфер,
Покажу и пыл, и благородство.
Отрокам опять-таки пример».

Объяснили нудно, но толково:
Хоть я и весьма геройский муж,
Только нет в сценарии такого,
И вразрез с историей к тому ж.

Кто бы говорил! Ведь сами тоже
Чёрт-те что с историей творят.
Словом, мне с моей нецарской рожей
Сразу предложили роль царя.

Дескать, в нём жестокость и коварство,
Но такое было только встарь,
А у нас, в Советском государстве,
Должен быть простой, народный царь.

Но сказали, что в льняной рубахе
Я скорее лях, попавший в плен.
Нарядили в шапку Мономаха,
В шубу с рукавами до колен.

А потом, меня проверить чтобы
И понять, что я им подошёл,
Объяснив, что надо сделать пробы,
Привели туда, где трон и стол.

На столе блюд двадцать или боле,
Да икры заморской — банок шесть.
Что, икры не пробовал я, что ли?
Но коль угощают, надо есть.

Хорошо икра пошла под песни,
Но случился студии урон:
Полагал я, только рожа треснет.
Рожа уцелела. Треснул трон.

Режиссёр был вне себя от злости,
Дескать, на себя ты посмотри:
Как с такой широкой… в общем, костью
Можно предлагать себя в цари?

Верно, было это знаком свыше —
Зря свиньёй полез в калашный ряд,
Рожею в цари чуток не вышел,
А вернее тем, на чём сидят.

Что ж… Решил пройтись по женской части,
Ежели не вышло стать царём.
Как Маруся слёзы льёт от счастья,
Видел, оставаясь с ней вдвоём.

Был я всякий раз оригинален,
А иначе — лучше не берись,
Но взашей со студии прогнали,
Чтоб не портил тронов и актрис.

Так, не во вполне изящном стиле,
Завершил карьеру я свою,
А на роль позднее утвердили,
Как известно, Яковлева Ю.
 

Записки Ивана Сусанина. Встреча ...

(Geom)
 68    2010-07-22  3  3739
Я герой, собой хорош, не злобен,
И хотя мужик простой, не принц,
К благородной свататься особе
Довелось мне в век императриц.

Было склонно к шуткам офицерство,
Вечно сочинят какой-то вздор.
Сватали меня к принцессе Цербстской,
Мне ж пришлось отбыть под Кунерсдорф.

Жизнь отдать царица попросила,
Тут уж отказаться не моги.
Знал я, что в болотах наша сила,
Но об этом знали и враги.

Фридрих, их король, умом был светел,
Осушил болота все под ноль.
Но одно болото не заметил,
Около него и дали бой.

Но сильней всего меня взбесило,
Что у немцев козыри в игре:
В ихнем войске самой главной силой
Был барон, летатель на ядре.

Поручили мне с ним сделать что-то,
Стало чтоб ему не комильфо.
Выйдя на пригорок у болота,
Стал ругать я немцев в мегафон.

Чтоб не нёс морального урона,
Устранить меня взялись скорей,
И послали на меня барона,
Как всегда, при шпаге, на ядре.

Словом, выстрел пушечный услышав,
Думал, было, что сейчас убьёт.
Но чуток пушкарь забрал повыше,
И с бароном вышел перелёт.

Треск стоял на целый околоток
От барона, что через кусты
Полетел прямёхонько в болото.
Я – за ним, не вышел чтобы в тыл.

Выбежал к болоту я из чащи,
Глядь, а в нём Неметчины кумир,
Зá косу себя оттуда тащит
И кричит мне: “Wanja, hilfe mir!”

Ну и я за мир! А кто же против?
Дал верёвку (благо, под рукой):
Нечего ему тонуть в болоте,
Если миротворец он такой.

Подружились мы с бароном вскоре,
Звал его я в гости, в Кострому.
Много поучительных историй
Рассказал он мне, а я – ему.

Имени его не помню, каюсь,
К именам немецким не привык.
Может, Мюнхен, может быть Пентхаус –
Ногу сломишь, вывернув язык.

Да! А коль какому буквоеду
Надо знать про бой, о коем речь,
То скажу – в бою была победа.
Там, где я, победы не избечь.
 

В ожидании Сусанина

(Владимир Сахарцев)
 94  Ироничные стихи  2014-02-28  3  2595

Какая чУдная игра,
Достойная таланта:
Нас учат жить из-за бугра
Свои же эмигранты.

Не об изгоях нынче речь.
Причём здесь диссиденты?
Покой страны хотят беречь
Вчерашние "клиенты",

Кому ненужной стала Русь,
Кто осаждал ОВИРы.
Критиковать их не берусь,
Тем более - кумиров.

Один - известный дирижёр,
Другой - солист балета.
Кому-то выпал лад мажор,
А кто-то канул в Лету:

В бреду идеи воплотив,
Искали лучший берег,
А сами, визы оплатив,
Метут полы "америк".

Кто тихо, кто в речах горяч.
Мы помним эти лица:
"Зелёных" жаждущий скрипач,
Уставшая певица.

Включил ТV. "Не тот расклад", -
Злорадствует в эфире,
Бэушный горе-депутат,
Осевший в третьем мире.

Усвоив инглиш и иврит,
По "ящику" вещают:
Один - "Мы - вместе!"- говорит,
Другой грехи прощает

Тем, кто бежит, бросая клич,
Москву и Питер хая,
Кому дороже Брайтон Бич,
Кто отпрысков пихает

Учиться в Лондон и Париж -
Естественно, за "баксы".
Красиво жить не запретишь,
Кому позволит касса!..

Кому претит тверской пейзаж,
Рассол в стеклянной банке...
Зато открыл "радетель" наш
Свой счёт в швейцарском банке.

Кто там ещё себя нашёл
И сел в чужие сани?..
Я попрошу, чтоб к ним пришёл
Мой друг... Иван Сусанин.

Уж он завёл бы, где ни зги
"Советчикам" не видно,
Чтоб нам не пудрили мозги,
Чтоб не было обидно!
 

Подвиг Сусанина, или Жизнь за ца ...

(Семецкий Юрий)
 52  Цари и короли  2009-11-01  3  5524
Когда на Русь спустилась тьма с небес,
Когда топтали землю басурмане,
Мой край родной, как божий сын – воскрес,
И имя воскресителя – Сусанин.

Ещё страну делили лжецари,
И лжепророки прославляли смуту,
А наш герой, почти уже старик,
Гулял по заведённому маршруту.

Дремуч и тёмен Костромской удел –
Здесь Государь укрылся от присяги,
И я бы здесь век скоротать хотел…
Хотел то я, да вот пришли поляки.

На их беду Сусанин обходил
Окрестности села, как Гектор Трою.
- Скажи-ка, дед, где царь ваш Михаил? –
Спросили ляхи нашего героя.

И он не стал врагов Руси пугать,
И удалью хвалиться перед плахой:
- Я проведу вас лесом через гать, -
И подтвердил, - не ждут в деревне ляхов.

Что было б с Русью, приключись беда?..
Но есть вторая сторона медали –
Стоял стеною русский лес, тогда
Поляки, испугавшись, зароптали:

- Пусть Тёмный Ангел протрубит отбой,
А лжепророки умывают руки…
Мы не пойдём, Сусанин, за тобой,
Мы ж в этой чаще все помрём от скуки.

Блеснул клинок и в жухлую траву
Упала жертва польского коварства…
А между тем, Пожарский взял Москву
И Михаила посадил на царство.
01.03.2009- 01.10.2009
 

Нам не дано...

(Клементина™)
 62  Иван Сусанин  2018-07-25  6  1938
Забавный жест или острота
Порой возникнут без труда.
Но, как сказал неглупый кто-то,
"Нам не дано предугадть"...

- Вставай, алкаш! Хлебни водички, -
Промолвил русскому поляк,
Ногою шмякнув по яичкам.
Сусанин встал. Надел армяк...
 

Записки Ивана Сусанина. Очередна ...

(Geom)
 72    2019-01-18  3  1444

Озеро Чудское вспомнил что-то,
И обида давняя грызёт:
Немцев завести хотел в болото,
Но не вышло — все ушли под лёд.

Я знавал и Дмитрия Донского,
Пили с ним мы водку под икру;
Но, что был на поле Куликовом,
Ежели расскажут, знайте — врут.

Первый раз позвали на работу
При Иване Третьем, при царе.
Я тогда татар завёл в болото,
Чтобы не стояли на Угре.

С той поры я занялся серьёзно
Делом заведенья, так сказать.
Кстати, Иоанн Четвёртый Грозный
Взял с моею помощью Казань.

Позже царь при помощи Малюты
Всей страны затеял передел.
Я попал в опалу почему-то,
Был забыт, остался не у дел.

А тогда враги шалили часто,
Что ни год — какая-то фигня.
Воевали плохо — нечем хвастать —
Обойтись пытаясь без меня.

Также приключались постоянно
Смуты изнутри родной земли.
Слышал я, царевича смутьяны
В Угличе в болото завели.

И с тех пор царям не стало счастья,
Убиенным им утратил счёт:
Годунов Бориска, Шуйский Вася,
Самозванцев несколько ещё…

В общем, как-то это надоело.
Впредь цари не гибли чтобы зря,
По душе себе нашёл я дело:
Если что, то жизнь я за царя.

Сделал я пиар на невеликом
Деле, что провёл на кураже.
Оперу об этом создал Глинка.
Дальше — по накатанной уже.

Всяк считал — легко Россию слопать,
Как перед обедом двести грамм:
В Азию есть дверь, окно в Европу —
Стало быть, открыты всем ветрам.

Только дверь, бывало, заколотишь,
Прут в окно, хоть из дому беги.
А итог — с лягушками в болоте
Квакают коварные враги.

Как ни объяснял я им, чудилам,
Но не понимали, хоть убей.
Столько их, проклятых, приходило —
Доходило до очередей.  

Были в них друг к дружке нелояльны,
Споры приключались всякий раз:
Дескать, мы тут с вечера стояли,
Осади, не суйся прежде нас.

Меж собой ругались громогласно,
Позабыв, зачем сюда пришли.
Впору написать картину маслом
В стиле заграничного Дали.

Не художник я, увы, но понял,
Что у нас с порядком не ахти.
Номерки писать стал на ладонях,
Чтоб хоть тут порядок навести.

Как в деревне нашей скажут бабки:
Хаос упорядочить — не грех.
Первый кто пришёл, тому и тапки,
В смысле, тот в болото прежде всех.

Взяв на посошок полсотни граммов,
Отведу в болото басурман
И царю немедля телеграмму:
«Враг в болоте. Отдал жизнь. Иван».

Жизнь моя катилась как по нотам,
Хоть, коль слух имеешь, песню пой:
Ну а что? Отвёл врагов в болото —
И на печь, по бабам и в запой.

Со своей настолько сжился ролью
(Жизнь — болото — водка — сеновал),
Что в Европу ездил на гастроли,
Даже в Антарктиде побывал.

Шли враги с мечом, желая сечи,
С мыслями погибнуть от меча,
Но враги, они не бесконечны,
Хоть плодились, словно саранча.

Вместо заведенья процедуры,
Коли сила вражья не пришла,
Я бросал геройскую натуру
На сугубо мирные дела.

Дабы кровь зазря не стыла в жилах,
К знаньям изо всех стремился сил.
Даже с рифмоплётством подружился.
Что бы нет, коль Пушкин научил?!

Книжки начал я читать со скуки.
Это ж срамота и баловство —
Про мои геройские поступки
Там не написали ничего.

Вешают, как олухам последним,
На уши читателям лапшу.
Хватит уж читать враньё и бредни,
Лучше сам, как было, напишу.
 

КРУГлОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(Олег Индейкин)
 58  Про туристов  2017-09-25  4  2982


Леонид Олюнин

КАК УДОСТОВЕРИТЬСЯ,
ЧТО ЗЕМЛЯ КРУГЛАЯ

Иди и не сворачивай,
И булку наворачивай.
Считай ворон над головой.
Вернёшься всё равно домой.

Жми сюда

~~~~~

КРУГлОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Я поход по свету белу
   ставил во главе угла,
   чтоб узнать скорее смело,
   что земля, как мяч кругла.

Через земли все и воды
   чтоб пройти мне прямиком
   без своротов и обходов,
   я пошёл с проводником.

В турбюро, в глаза мне глядя,
   предложили не отстой:
«Проводник – что надо!
      Дядя
   с репутацией крутой»


…Дни-деньски да длинны ночи
      шли мы той земли вокруг –
      мне ведь так хотелось очень
      увидать в планете круг.

Навернул шесть тыщ я булок,
   насчитал семь тыщ ворон…
Где Пхеньян?!…
      Где Бонн?!…
      Где Тула?!…
Лес глухой со всех сторон.

«Что за хрень?!
      Ты не дебилен?»

   крикнул я проводнику…
А в лесу –
      У! У! –
      лишь филин
   да кукушка лишь –
      Ку-ку!…

«Ах, ты дурень несусветный!!
Ты глаза свои промой!!
Где маршрут твой круглосветный
   с возвращением домой?!»


И сказал тогда без брани,
   под кустом махрой дымля,
   проводник Иван Сусанин:
      «Знать, не круглая земля!»
 

Записки Ивана Сусанина. Под Моск ...

(Geom)
 54  О войне  2017-09-26  1  2607
При большевиках подался в глушь я,
Нет царей – герою дела нет.
Пас корову, радио не слушал,
Сеял рожь и не читал газет.

Так и жил я, сберегая нервы,
Не рискуя втуне головой.
Только год случился сорок первый.
Глядь, а супостаты под Москвой.

Опуская мелкие детали,
Как меня нашёл НКВД,
Прибыл я в Москву. Там встретил Сталин –
Вождь, отец народов и т.д.

Был тогда он в стане коммунистов
Главный – генеральный секретарь.
Невысокий, с виду неказистый,
Трубка, френч, усы – не царь, а псарь.

Но судить не надо по одежде,
Коль харизма за душу берёт.
Сразу ясно, что царям он прежним
Дать способен сто очков вперёд.

Объяснил весомо он и чётко,
Всяких лишних слов не говоря –
Жизнь отдать за Сталина почётней,
Чем за православного царя.

И спросил, попыхивая трубкой,
Глядя испытующе в глаза:
"План у вас какой, товарищ Жюков?" –
В шутку так меня тогда назвал.

"Как французов их в Москву ведите!
Ясно ж. В чём проблема, не пойму".
Сталин, намекнув, что я вредитель,
Пригрозил сослать на Колыму.

Холода стояли, как в Сибири.
Не решить с болотами вопрос.
Сталин усмехнулся: "Мысли шире.
Нет болот, так заведи в мороз.

Ты ж герой, едрёны пассатижи,
Действуй же шаблонам вопреки!
Подпусти до Химок, но не ближе".
И зачем-то вспомнил Соловки.

Царь, тьфу, Сталин скажет – значит, надо.
К Химкам подходил покуда враг,
Я на фронт отправился с парада:
Лучше в битву, нежели в ГУЛаг.

Долго суть рассказывать не стану,
Только был существенный момент –
Загодя изъял я из Ашана
Валенок и шуб ассортимент.

Немцы силой славились недаром –
Заняли Ашан. В нём ни души,
А из всех оставшихся товаров
Плавки, пиво, хрен и беляши.

Немцы, выпив пива для затравки,
Хреном с беляшами закусив,
С ног до головы оделись в плавки
И к столице двинулись Руси.

В плавках не особо повоюешь,
Коль под сорок градусов мороз.
С немцами такая аллилуйя
Приключилась – не взглянуть без слёз.

Не было у них конфузий горше.
Нам же закопать достался труд
Этих Санта Клаусов замёрзших,
Или как у немцев их зовут.

Так ведётся со времён былинных –
Изгонять врагов нам не впервой.
Гнали немцев мы аж до Берлина,
Тех, что не замёрзли под Москвой.
 

Записки Ивана Сусанина. Открытие ...

(Geom)
 53    2017-10-13  2  2362
      Историческая справка
      В июне 1648 года Семён Дежнёв и его спутники на кочах
      вышли из устья Колымы в Ледовитый океан.
      Около 20 сентября 1648 года путешественники увидели
      «Большой Каменный Нос», который сейчас называется
      мысом Дежнёва. Это восточная оконечность Евразии.


Я сидел, уставший от покоса,
Шкуру дикой лошади мездря.
Вызвали по важному вопросу
Срочной телеграммой от царя.

Царь со мной приветлив был и ласков,
Как бы между прочим сообщив,
Что промеж Чукотки и Аляски
Есть какой-то Берингов пролив.

Далеко, увы, Чукотка слишком.
Словом, без внимания властей
Там творятся тёмные делишки
Силами непрошеных гостей.

А потом вопрос затронул главный:
«Прекратить чтоб это баловство,
Мной Семён Дежнёв туда направлен,
Ты же провожатым у него.

Посылаю с ним тебя, героя,
Дел важнее на сегодня нет.
Беринг-то потом пролив откроет,
Но не можем ждать ещё сто лет.

Нам, того гляди, подрежет крылья
Около пролива суета,
Ведь пролив, который не открыли,
Вроде пешеходного моста.

Я сижу в Москве в бессильной злости,
И болит об этом голова:
По мосту толпой приходят гости,
Но не только, чтобы торговать.

Из-за их экспансии ползучей
Целостность страны не отстоим,
Ибо гости спаивают чукчей,
Приобщая к ценностям своим.

Скажешь, анекдот? А я серьёзно.
Ведь в большой опасности народ,
Потому что чукча нетверёзый
Страшен. И убьёт за анекдот.

В этом деле было бы полезно,
Чтоб закрыть проблему навсегда,
Опустить там занавес железный,
Но в стране с металлами беда.

Весь металл идёт на нужды рати,
И ресурса нет для жёстких мер.
Но закрытым быть проливу хватит,
Открывайте – хоть какой барьер».

Если государю что-то надо,
Как пойти тут можно супротив?
В общем, прилетели мы в Анадырь
И искать отправились пролив.

Может быть, мешок и спрячешь в шиле,
Но не может, чтоб наоборот.
Сообща с Семёном мы решили –
Там пролив, где топчется народ.

Так и есть, окинув местность взглядом,
Вижу – есть народная тропа
Прямиком к проливу, ну, а рядом
Чукчей-покупателей толпа.

Всходы частной инициативы
Пышным цветом расцветают тут.
Смотрим – по закрытому проливу
Гости-коробейники идут.

Дело у гостей не по старинке,
Впереди реклама и пиар,
Чтоб ловчее на стихийном рынке
Продавать диковинный товар.

Прогулялись мы по рынку малость.
Там, куда ни плюнь, со всех сторон
Кока-кола, виски, Микки Маус,
Чизбургеры, спиннеры, айфон...

Мы, не глядя на товары, сразу
Сообщили главный негатив,
Что, согласно царскому указу,
Надлежит сейчас открыть пролив.

Гости сразу начали кричать нам –
Как же, пропадают барыши –
Про свободу слова и печати,
Про права различных сексменьшинств.

Слушали гостей мы терпеливо,
А они, чем дальше, тем наглей:
«Что тебе открытие пролива?
Лучше открывай бутыль и пей!

А потом берись за балалайку
И исторгни песню из души,
Выведи медведя на лужайку,
А реактор ядерный глуши».

Обругал Семён их по-английски,
Но не унимался главный гость:
«Вот, на выбор: джин, бурбон и виски.
Водка ваша кончилась, небось?»

Доллары просил он за бутыли,
Втридорога, если за рубли.
Мы прогнали всех, пролив открыли,
Чтоб они хоть посуху не шли.
 

Записки Ивана Сусанина. Ледовое ...

(Geom)
 76    2017-09-20  5  2444

На печи лежал я с красной девкой,
С ней вступить намереваясь в связь,
Тут звонит знакомый, Саша Невский —
Господина Новгорода князь.

«Хоть я и не царского пошиба,
Но прошу как друга — помоги,
От меча чтоб нашего погибли
К нам с мечом пришедшие враги.

Рыцари тевтоны светоч веры
Насадить хотят у нас мечом.
Ладно хоть придут не тамплиеры:
Тех не одолеть нам нипочём.

Эти немцы складно врать готовы:
Дескать, пива нам и колбасы
Будет, коли веру сменим, вдоволь.
Всё б им жрать! Не рыцари, а псы».

Нет от супостатов нам покоя!
Чтобы им не шибко егозить,
Рать пришла на озеро Чудское,
Благо там болото есть вблизи.

Вот и разместились плотным строем
Прямо у болота, на краю.
Видим — встали рыцари свиньёю.
Ясно, подложить хотят свинью.

Грустно стало нам. По всем приметам
Шансы против них невелики:
Рыцари-то все в бронежилетах,
А у нас кольчужки коротки.

Встать к болоту — то не сумасбродство.
Пусть на всём скаку жестокий враг
Сквозь шеренги наши продерётся,
Ну, а там болото — Guten Tag!

Рыцари настроились на битву.
Грянули они: «Die Fahne hoch!» ,
После хором крикнули: «Heil Hitler!
Gott mit uns!» Нет, врёте. С нами Бог!

И пошли, сверкая блеском стали —
Дескать, наступил ваш смертный час,
Дескать, разберём вас на детали —
Прямо, проклятущие, на нас.

А чтоб побыстрей достигнуть цели,
Путь спрямили, на свою беду.
Надо же додуматься: в апреле
Двинуть через озеро по льду!

Счастье, что у ихнего магистра
Не было разумнее идей.
Да, броня крепка и танки быстры,
Только танк на льду — ведро гвоздей.

Так и псы. Под лёд ушли, как в Лету,
Кроме тех, что были на мели.
Всем бы хороши у них жилеты,
Да в воде не очень-то спасли.

Помню, говорил поэт Гораций:
«Зрелище дают — иди, смотри».
К полыньям пошли мы любоваться,
Как враги пускают пузыри.

Так что супостаты пусть кичливы —
На иных не нужен даже меч.
Что нам колбаса от них и пиво?!
Нам нужнее водка, девка, печь.

____
* (нем.) Добрый день

** «Die Fahne hoch» – «Знамёна ввысь», гимн NSDAP (Horst Wessel Lied - Песня Хорста Весселя)

*** «Gott mit uns» (с нем. — «Бог с нами» ) — девиз, изображавшийся на гербе Германской империи, широко используемый в немецких войсках с XIX века, в частности выбитый на пряжке ремня.
 

Записки Ивана Сусанина. Сорокаг ...

(Geom)
 50  Водка и вино  2017-10-20  4  2537
      Историческая справка
      В 1894 году царская правительственная комиссия во главе
      с Дмитрием Ивановичем Менделеевым утвердила стандарт
      русской водки высшего качества.


Осенью тянулись бесконечно
Серые безрадостные дни,
Даже не хотел слезать я с печки.
Но пришлось, ведь царь мне позвонил:

«Слякотная, Ваня, нынче осень.
Водки б выпить, только вот она,
Сколько Менделеева ни просишь,
До сих пор не изобретена.

Занят Менделеев чем-то странным —
Почитай, уже с десяток лет
День и ночь штампует чемоданы,
А рецепта не было и нет.

И покуда с этим нет прогресса,
Так и пьём палёное бухло.
Чемодан не выпьешь, хоть ты тресни,
Да и закусить им тяжело.

Потому-то важная работа
У тебя, голубчик, впереди.
Но не заводи его в болото,
Ты его на дело заведи».

Издавна питая уваженье
К этому учёному уму,
В тот же день пошёл без возражений
Я в лабораторию к нему.

В нос ударил стойкий запах клея —
Вот токсикоманам благодать!
Где-то в глубине там Менделеев,
Из-за чемоданов не видать.

«Здравствуй, — говорю ему, — Иваныч.
Я к тебе от батюшки-царя.
Ты давай бросай-ка чемоданы,
Трубы у него давно горят».

Он в ответ: «Подумал бы немного,
Часто ездишь сам на поездах:
Коли собираешься в дорогу,
То без чемодана никуда».

Я ему: «Мозгуй о водке лучше.
Что ты здесь устроил за вокзал?
Сам как чемодан сидишь без ручки.
Не с кем выпить? Так бы и сказал».

Он мне: «Так рецепт придуман, Ваня.
Это я серьёзно говорю.
Только без натурных испытаний
Как продукт показывать царю?

Коль пришёл, то сделай, Ваня, милость,
На себе испробуй мой рецепт,
Ибо испытать, что получилось,
Сам боюсь. Других героев нет».

Ясно, что боятся метанола
Поголовно, все до одного.
Мне ж нельзя. Я, как учили в школе,
Выпил и занюхал рукавом.

Менделеев мне похлопал стоя,
Молвил, наливая по второй:
«Это дело, Ваня, непростое,
Но и в нём, я вижу, ты — герой».

Говорю ему: «Себе налей-ка.
Не пойдёт работа дальше так».
Он налил. Гляжу, а Менделеев
В смысле выпить — тоже не дурак.

Выпив для затравки граммов тридцать,
Чтобы упорядочить питьё,
Он сказал: «Приснилась мне таблица,
Надо за основу взять её».

Так что перешли мы постепенно
На научный, правильный подход —
Пили за металлы, галогены,
За неон, за фосфор, за азот...

Как, прости-помилуй, тут не спиться?
Шансов никаких, по сути, нет,
Коль в периодической таблице
Надо пить за каждый элемент.

Для людей, что с детства пить привыкли,
Вроде бы задачка-то проста,
Только здесь таится закавыка:
Элементов этих больше ста.

Потому пошло без церемоний.
Элементы… Кто их разберёт!
Главные — налитий и полоний,
Наливай по полной — и вперёд.

После, верно, сотого стакана
Я, о деле вспомнив, говорю:
«Ну, на посошок ещё, Иваныч,
И пора продукт нести царю».

По прямой идти уже не в силе,
Разгоняя выдохами хмарь,
Без доклада мы к царю ввалились:
Пьяным по колено даже царь.

Ухмыляясь глупо и нетрезво,
Крикнули, сбиваясь на фальцет:
«Государь, откушай, не побрезгуй!
Есть сорокаградусный рецепт!»

Можно ль без морали тут короткой?
Нет! Ведь как показывает жизнь,
Ежели испытываешь водку,
Вряд ли без героя обойтись.
 

Записки Ивана Сусанина. День Сог ...

(Geom)
 68  Народное единство  2009-10-31  1  5820
Мне праздность близка, но геройство мне ближе,
И, время когда стало смутным весьма,
Я в Нижний подался, прослышав, что в Нижнем
Собрал ополчение Минин Кузьма.

Кузьма, между тем, пребывал в беспокойстве.
Сказал мне, над картой России склонясь:
– Герой – хорошо, но народному войску
Нужóн предводитель, желательно, князь.

Я сходу:
– Пожарский! России он верен,
Харизма, к тому ж, у него одного.
Пошли мы с Кузьмою к Пожарскому в терем,
Сказать, дескать, выбор наш пал на него.

Горюя на кухне о судьбах России,
По русской привычке князь горькую пил,
И нам отказал, сколько мы ни просили,
Спустить волкодава грозился с цепи.   

Тут Минин вспылил:
– Ах ты, кровь голубая!
Почто на посланцев народа кричишь?
Смелее тебя нынче баба любая,
Ты, коли струхнул, так лежи на печи!

Пожарский лицом, словно площадь, стал красен:
– Да как ты посмел! Негодяй! Сукин сын!
А Минин спокойно:
– Что, княже, согласен?
Ну вот и прекрасненько. Сверим часы.

Стремительность марша – основа успеха,
Любой подтвердит, кто хоть раз воевал.
Пешком топать долго, поэтому ехать
Задумали поездом «Нижний – Москва».

Князь начал чудить:
– Не поеду я с вами,
Портяночный запах введёт меня в грусть.
Борис Годунов мне пожаловал «Хаммер»
С водителем вместе. Без вас доберусь.

Что поездом лучше, то жизнь доказала,
Быстрее доехало войско тогда.
В кафе завалились мы возле вокзала
И принялись князя Пожарского ждать.

А князя всё нет. Неужели убило?
От мысли такой изменившись в лице,
Кузьма взялся князю звонить на мобилу –
Узнал, что он в пробке на Третьем кольце.   

Час пик. Надо было нам что-то придумать,
Чтоб темп не терять. Поступили хитрó:
Князь пешим порядком отправился к ГУМу,
Кузьма, я и войско спустились в метро.

Что пробки и там, объяснять я не стану.
Когда добрались, чертыхаясь и злясь,
Наш князь в центре ГУМа сидел у фонтана
И план разрабатывал штурма Кремля.

На приступ решили идти в две колонны,
Построились, жаждая ратных трудов,
Одна – возле церкви Казанской иконы,
Другая – у Средних торговых рядов.

– Кузьма, – говорю, – князь, давайте попроще.
Зачем ополченцев губить, молодцов?
В Москве есть, я знаю, Болотная площадь,
Поляков туда, да и дело с концом.

Смеялись они надо мной до икоты,
Сквозь смех мне сказали такие слова:
– К чему заменитель? Веди их в болота!
Ты ж это умеешь, флаг в руки, Иван!

Меня на «слабó» взять несложно, ей-Богу.
Готов я на подвиг без мыслей о мзде.
Взглянув в календарь, оживился немного:
Есть шанс, потому что Согласия день!

Решил я, что действовать буду нахрапом.
Залез для солидности на Мавзолей,
Поляки кричат:
– Заходи, сиволапый,
Получишь от нас полновесных люлéй!

– Что лыбитесь, – им говорю, – идиоты?
Под стенами холодно нам в октябре.
Пускайте нас в Кремль и ступайте в болота,
И шибче давайте. Понятно, пся крев?

Поляки, узнав меня, враз зарыдали,
Но мне не смогли отказать в ерунде,
И, малость подумав, согласие дали.
А что было делать? Согласия день!

И все разошлись. Ополченье - к вокзалу.
Поляки - туда, где шуршат камыши.
Коль в ком в День Согласия оного мало,
Скажите Ивану - проблему решит.
 

Записки Ивана Сусанина. Взятие ...

(Geom)
 57    2017-10-04  11  2454
    Историческая справка.
      Осенью 1552 года после длительной осады,
      взорвав бочки с порохом в сделанном под руководством
      литвина Розмысла (настоящее имя Эразм) подкопе,
      русские войска штурмом взяли Казань, одним из
      руководителей обороны которой был крымский имам Кул Шариф.


Свечку запалив под образами,
Пил я, чтоб прогнать похмелье, квас.
Царь тут позвонил: «Иван, Казань я
Воевать иду в который раз.

Обступила сила нас чужая.
Сторожат швед с турком на морях,
Крымский хан, набегом угрожает,
А ещё Орда, ногаи, лях...

Словом, говорить не буду долго,
Только есть существенный момент –
Нам ногою твёрдой встать на Волге
Без Казани шансов даже нет.

Там загвоздка есть. Чтоб не смогли мы
Одолеть татарский коллектив,
Срочно ими вызван был из Крыма
Военспец, зовётся Кул Шариф.

Словом, у тебе задача, Ваня,
Взять того шерифа в оборот.
Сложность только в том, что басурманин,
Водки, вере следуя, не пьёт».

Жизнь меня изрядно побросала,
Разрешить могу любой конфликт.
Пусть ходить без водки и без сала
На переговоры не привык,

Но героем я зовусь недаром:
Ключ к любой проблеме подберу.
И шерифу я принёс в подарок
Редкую заморскую икру.

Вышел он, решительный и твёрдый,
Ну, ни дать, ни взять, Девлет-Гирей.
Весь такой спесивый, руки в бёдра,
А на бёдрах-то по кобуре.

«Здравствуй, – говорю, – пришла охота
Поискать к консенсусу пути».
Он расхохотался: «Что, в болото
Ты меня задумал завести?»

Я ему в ответ: «Вот наказанье!
Хоть ты, вижу, опытен и лих,
Царь один должóн быть на Казани:
Боливар не вынесет двоих».

«На победу даже не надейся,
И не надо соколом смотреть.
Нет шерифу дела до индейцев,
Гнали раньше, будем гнать и впредь».

Видя, что во мне к нему нет веры,
Ловкость чтоб его увидел я,
Выхватил свои он револьверы
И давай палить по воробьям.

Пострелять он их сумел немало,
И при Мао быть ему в чести.
Только мне-то что? Ведь я не Мао,
И сказал ему: «Шериф, прости,

Но зазря мозги не канифоль ты,
Пусть в стрельбе с двух рук ты, вижу, крут,
Только вряд ли чем помогут кольты,
Коли бочки с порохом рванут».

Разговор пока вели мы длинный,
Препираясь целый день почти,
Немец Розмысл изловчился мину,
Бишь, подкоп, под стену подвести.

Хоть и знал я, всё-таки, со страху
Чуть не наложил тогда в штаны,
Потому что порох как бабахнет –
Враз и обвалилось полстены.

Тут и началось – собравшись с силой,
Войско наше ринулось в пролом.
Нехристей в итоге задавило
Мало, что умением, числом.

Знамо! Перебьёшь ли плетью дышло?
Царь потом мне хитро подмигнул:
«Видишь, Ваня, как удачно вышло.
Пусть шериф он, да совсем не cool*».
____
* Cool - (англ.) крутой
 

С СУСАНИНЫМ ХОДИЛ Я ПО ГРИБЫ

(Николя Бузотэр)
 60    2012-11-07  11  2551
***
Припоминаю, дело было в марте,
Вокруг шумели сосны и дубы.
С Сусаниным ходил я по грибы,
Пол-литра водки засадив на старте.

С собою взяв, десятка два корзин,
Явился я, согласно уговору,
Водяры прикупил, конечно, гору,
Когда ходил за хлебом в магазин.

Без водки то Сусанину никак,
На трезвую страдает он от блуда,
Немало полегло в болотах люда,
Вам это подтвердит любой поляк.

А засадив бутылку из горла,
Иван пройдёт с закрытыми глазами,
Хоть на вершину, что под небесами,
Хоть к первой самогонщице села.

Он был довольно крепким мужиком
И засандалил махом литр водки,
Не поменяв уверенной походки,
Привёл к грибному месту прямиком.

Шумел базар. Попробовав сметанки,
От сердца моментально отлегло,
Купил я шампиньонов три кило,
И маринованных маслят четыре банки.
 

Записки Ивана Сусанина. Хождение ...

(Geom)
 60  История  2011-12-07  3  2947
Вилкой я поддел из банки кильку,
Налил водки, рот перекрестил...
Афанасий тут звонит, Никитин:
"Вань, коль не ко времени, прости.

Оторвал, я чую, от обеда.
Только, ты поверь, нужда была:
За границу нынче я поеду
По своим, купеческим делам.

Выгоду я, Ваня, упускаю,
Не пересекая рубежи.
Есть, я слышал, Индия такая,
Коль сумеешь, путь к ней покажи.

Нынче про неё немало шума,
Больно сладко про неё поют".
Говорю: "Да, слышал от Колумба
В бытность в Португалии мою.

Индия - что жила золотая,
Сказочно богатая страна.
В ней народу меньше, чем в Китае,
Но гораздо больше, чем у нас.

Все и смотрят жадными глазами,
Чтоб развить торговлю там свою.
Врут они, что в Индию на запад,
Я-то верно знаю, что на юг.

Как-то раз Колумб меня для смеха
В тайны посвятил своей игры:
Сделав вид, что в Индию поехал,
Он решил Америку открыть.

Облапошить русского героя
Могут эти нехристи на раз,
Ежели Америку откроют -
Для обмана, для отвода глаз.

Хитромудры эти португальцы,
Зазевался - сразу 7:1.
А да Гама, между тем, собрался
В Индию маршрут морской найти".

Афанасий молвил: "Вот же, змеи!
Только, Ваня, ты не паникуй.
Мы и сами многое умеем,
Коли что втемяшется в башку.

Можем с португальцами поспорить,
Упредить их шансы велики:
Им вокруг всей Африки по морю,
Нам через татар, но напрямки.

Но подозреваю, только, снова
Первенства напрасно нам хотеть:
Выйдет, как с машиной Ползунова -
Отберут у нас приоритет.

Знать, судьба у нас такая, Ваня -
Лезть в первопроходцы не моги.
Ну, хотя б, в Индийском океане
Изловчимся вымыть сапоги.

Говоря по чести, в путь сей длинный,
Не шербет зовёт и не халва,
Будем лесом, нефтью и пушниной
К выгоде России торговать".

Собирались в путь не очень долго.
Образцы товаров взяв, деньжат,
Мы с утра поплыли вниз по Волге,
Строго курс на Индию держа.

Избежали гибели и плена,
Хоть в пути замешкались чуть-чуть.
Нам три моря были по колено
(По какой причине - умолчу).

А поскольку двигались мы прямо,
Не страшась татар и прочих бед,
То опередили мы да Гаму
Страшно рассказать - на двадцать лет.

В Индию придя, по праву первых
Сделали открытие одно,
Нам теперь известно достоверно:
Не Россия - родина слонов.

Бабы против наших тут развратны:
Их, считай, не менее шести
Приходилось в сутки нам на брата.
Только Афанасий загрустил.

Индию с холма окинув взглядом,
Потерял к торговле интерес:
Вряд ли тут кому пушнину надо,
Лес и нефть у них поближе есть.

Суетна тут жизнь и бестолкова,
И во всём, хоть мелкий, но изъян.
Ходят тут священные коровы,
Также много диких обезьян.

А еще жара и много пыли,
Люди - иноверцы и враги.
Что мы в этой Индии забыли?
Ладно, хоть помыли сапоги.
 

О, времена! О, нравы!

(С.М.5 Сергей Медведев)
 72    2013-06-30  2  2395
"Стрельнул" Сусанин в белый снег соплёй,
И сунул дулю в "рыла" польской свите...
Её потом засыпали землёй,
Хоть и орало войско "помогите!"

Теперь не так. За денежку в Москву,
Сведут барыги даже террориста.
Осталось меньше русского в мозгу,
Чем двести лет тому назад и триста...
 

Подражая Николаю

(Ибо Вот)
 66    2013-03-15  2  2317
Как сказал полякам И. Сусанин,
Пробираясь бодро через лес:
- Заблудиться не должны мы с вами,
У меня с собою GPS.

***

Как сказал свидетель Иеговы,
Видевший Иегову, не раз:
- Будте все вы, как и я здоровы
И протер платком стеклянный глаз.

***

Как сказал петух своей подружке,
Примостившись на её спине:
- Говорят, вы курицы несушки,
Так несись, как конь по целине!
 

Записки Ивана Сусанина. Перестро ...

(Geom)
 64    2017-11-09  3  1093

      11 марта 1985 года к власти в СССР пришёл М. С. Горбачев. Начались
      попытки исправить отдельные недостатки существовавшей социально-
      экономической системы СССР несколькими крупными кампаниями
      административного характера: ускорение развития народного хозяйства,
      автоматизация и компьютеризация, антиалкогольная кампания, «борьба
      с нетрудовыми доходами» и т.д.

Как-то я пригнал коня на мойку,
И узнал – приёмник был включён –
Что в стране отныне перестройка,
Что её затеял Горбачёв.

Из каких-то высших побуждений,
Чтобы лучше думали о нём,
Из генсека стал он президентом.
Вот, чудак! А что же не царём?

Сразу он, пришёл как только к власти,
Новою метлою стал в момент,
Дескать, на Руси отныне гласность.
Как понять? Согласных, что ли, нет?

Дескать, жить в застое надоело.
Надо с ускорением – и вдаль.
Это как? Стране решил приделать
Он акселератора педаль?

И с социализмом, дескать, надо,
Сделать что-нибудь, в конце концов,
Дескать, мы лицо ему приладим,
Будет с человеческим лицом.

Ждать, похоже, не было бы странно
От него различных фортелей.
Позвонил он как-то утром рано,
И давай мне в уши лить елей.

Без героя, дескать, нету сладу,
Потому что дел невпроворот.
Жизнь отдать покудова не надо,
Но никто не знает, как пойдёт.

Взялся заговаривать мне зубы:
«Мы́шление новое у нас,
Надо на́чать, а затем углу́бить
Творческую деятельность масс».

Правду говоря, звонку не рад был:
У меня ж не доена коза.
Он всё говорил, красиво, складно...
Только непонятно, что сказал.

Но, коль позвонил, нужда приспела,
Вряд ли, чтоб беседовать за жизнь,
Хлопотное, чуял, даст мне дело.
Я сказал себе: «Иван, держись».

И, почти собою не владея,
Слушал, волю всю в кулак собрав,
Дескать, предложил Егор идею.
Против был Борис, но он неправ.

Хоть и ждал я всякого сюрприза,
Даже пол тут дыбом встал в избе:
«Битву с пьянством и алкоголизмом,
Ваня, поручаю я тебе».

Долгие царям служил я годы,
Но такой не слышал ерунды:
Это же, как пчёлы против мёда,
Или рыба супротив воды.

Вроде, пьянству и алкоголизму
Окорот, какой ни есть, нужон,
Но они ж – опора героизма,
Трезвым не полезешь на рожон.

Я – герой, за дело взялся сразу,
Но, беда, валилось всё из рук,
Ибо, как тут быть энтузиазму,
Коли под собою пилишь сук.

Но серьёзность надобна в вопросе.
Алкоголь, оставшийся в стране,
Для утилизации, под роспись,
Каждый божий день тащили мне.

Я сентиментален, правда, малость.
Как мне, водку сызмальства любя,
Выливать? Рука не поднималась.
И утилизировал в себя.

Для героя что подобный вызов?
Вот и пил примерно так шесть лет.
Как-то раз включаю телевизор,
А по всем каналам там балет.

Вскоре вовсе впал я в беспокойство,
Потому что, средь балета – хрясь –
Лебеди пропали. Стол какой-то...
А к чему балет? Какая связь?

За столом компания чудная.
Что-то непонятное бубня,
Во главе стола сидел Янаев.
Дрожь в руках – точь-в-точь, как у меня.

Говорил серьёзно и сурово,
Вроде, обо всём, но ни о чём.
Всуе помянул он Горбачёва,
Дескать, не таким пошёл путём.

Словом, впредь властям должно быть ясно –
Терпелив народ наш и могуч,
Но, коль на Руси бороться с пьянством,
То, всего скорее, будет путч.
 

Записки Ивана Сусанина. В Петроп ...

(Geom)
 58    2017-10-15  0  2265
       Историческая справка
      В августе-сентябре 1854 года, во Время Крымской войны,
      объединённая англо-французская эскадра пыталась
      захватить Петропавловск-Камчатский. Несмотря на
      значительный перевес противника в живой силе и
      артиллерии, защитники города, руководимые военным
      губернатором Камчатки Василием Степановичем Завойко,
      отразили все попытки штурма. И эскадра ушла ни с чем.
      В мае 1855 года союзники вернулись более значительными
      силами, чтобы взять реванш, но им досталось непригодное
      для использования пепелище, поскольку город к тому
      времени был эвакуирован на новое место, где был
      основан Николаевск-на-Амуре, а то, что нельзя было
      вывезти, было уничтожено.

Я сидел с бутылкою початой,
Доедая свежий круассан.
Царь звонит: «В опасности Камчатка –
К высадке готовится десант.

В общем, Ваня, требуется помощь,
Сделай неприятелю сюрприз».
«Там же, – говорю, – всё время полночь».
«Не беда, на месте разберись».

У героя есть такое свойство –
За царя творит он чудеса.
Прибыл в Петропавловск. Там Завойко
Коротко проблему описал:

«Ждём атаки вражеского флота.
Чем сумеешь, Ваня, помоги.
Но учти, что нет вблизи болота,
Только сопки, море и враги».

Чем помочь, коль в городе народу
Три калеки, пушек только две?
Навтыкали пугал огородных,
Будто, здесь народу, как в Москве.

Супостаты, тщательно округу
Обозрев в подзорную трубу,
Увидали нашу рать из пугал,
И смекнули – крепко огребут.

Нет у басурман задумок новых,
На уме у них всегда одно.
Словом, из двенадцатидюймовых
Так лупили – сопки ходуном.

Чтобы тем, кто выжил, на орехи
Выдать, и по первое число,
Высадились на берег морпехи,
И помчались, шашки наголо.

Преуспеть смогли они не сильно,
Их, таких красивых, без стрельбы
Бабы на скаку остановили,
Из горящей выбравшись избы.

И морпехи, получив по яйцам,
Наутёк пустились, как шпана.
Дескать, с подкрепленьем возвратятся,
И тогда уж точно нам хана.

Я сказал Завойко: «Хоть итоги,
В целом, очень даже ничего,
Городу приделать надо ноги,
В смысле, увезти отсель его.

Ведь враги затей своих не бросят.
Не уйдём – с лица земли сметут».
Вскоре подошёл авианосец,
И давай утюжить пустоту.

Враг не знал, что всю инфраструктуру,
Спешно погрузив на корабли,
Ночью в Николаевск-на-Амуре
От греха подальше отвезли.

Супостаты, как учили, честно,
Обложили, не проскочит мышь,
На краю земли пустое место.
Если полночь, как тут разглядишь?

После, поиграв мускулатурой,
Верно, нужен был им край земли,
То пустое место взяли штурмом.
Говорят, потери понесли.
 

Записки Ивана Сусанина. У истоко ...

(Geom)
 52  О поэтах  2011-07-21  11  3184
Как-то раз в трактирчике московском
Собрались за чаркою друзья:
Ломоносов и Тредиаковский –
Миша с Васей. С ними третий – я.

Вася нам теорию поведал.
Говорил примерно два часа,
В смысле, от забора до обеда,
Как стихи по-взрослому писать.

Терминами сыпал как из рога
Изобилья, речь свою держа.
Я сидел, опешивши немного,
Ну, а Миша взялся возражать:

"Вот, ты, Вася, старше, но дурее.
Как же мужикам писать стихи?
Ну, научим ямбам и хореям,
Только что напишут от сохи?

Говорю тебе я напрямую,
Тут для нас потребен путь другой.
Что, скажи, мужик-то зарифмует?
Разве что, телегу с кочергой.

Тут же не пустые, Вася, страхи,
Говоришь ты, ямб лишь да хорей,
Но в телеге, глянь-ка, амфибрахий,
В кочерге анапест, хоть убей.

Как слагать лирические песни?
Чтобы пел их только Винни Пух?
В общем, Вася, друже, хоть ты тресни,
Но размеров нужно больше двух".

Или взять "броня крепка и танки".
Тут размер попробуй, подбери.
Мы же, как-никак, не лесбиянки,
Чтобы нам хватало женских рифм!"

Вася был рассержен чрезвчайно.
Думал, Мишу вдарит сгоряча,
Пять минут кипел, свистел, как чайник,
Но потом остыл и отвечал:

"Получив такую, Миша, клизму,
Все поправки я приму сполна.
Что до идеалов классицизма,
В этом помощь Запада нужна.

Не дозрел пока что русский гений
До народной искренней любви.
Будем звать мы байронов и гейне
Нам силлабо-тонику привить.

Миша, мне подсказывает сердце,
Да и всем, от прачки до царя -
Дело не пойдёт без иноземцев".
Тут уж я не выдержал и встрял:

"Ну, зовите немцев, пёс бы с ними,
Коль мужик в поэзии так слаб.
Может быть её у нас поднимет
Засланный из Африки арап?"

Посмеялись над моей остротой.
Я ж решил по-своему тогда –
Шиллеров и гейн отвёл в болота,
А арап был чёрен. Не видал.
 

Записки Ивана Сусанина. Речь в О ...

(Geom)
 58  Про СССР  2017-10-03  3  2603
Жил с девизом: «За ласку спасибо,
Только в ваши дела не суюсь».
Ведь чудно: вроде, та же Россия,
А зовётся Советский Союз.

Долго ль, коротко ль, только усвоил,
Прочитав «Капитал» и букварь,
Что генсек, он при нынешнем строе
Это то же примерно, что царь.

Повидал я царей, дело было,
Но не видел подобных ещё.
По затеям – помещик Манилов,
По фамилии, правда, Хрущёв.

Не позвав на подмогу героя,
Мол, другие сегодня нужны,
Взялся оттепель как-то устроить,
Да не просто, в масштабах страны.

Принялся с огоньком он за дело:
Обменял он рубли на рубли,
И настолько в стране потеплело,
Что сортиры, и те потекли.

Как сработаешь, так и получишь –
Здесь не то, там совсем ерунда.
В общем, сделать хотели, как лучше,
Получилось, увы, как всегда.

Коль задумал создать совнархозы,
Паче, коммунистический строй,
Надо браться за дело серьёзно,
А для этого нужен герой.

Позвонил мне надёжа Союза,
Подчеркнул основную деталь:
«Вань, не бойся, сажать кукурузу
Не придётся тебе на асфальт».

И отвлёкся: «Коль взяться без лени,
Показать и смекалку, и прыть,
Сможем северных даже оленей
Кукурузою в тундре кормить.

Есть ещё и другие идеи
На буквально ближайшие дни,
Но сначала в ООН прохиндеям
Объяснить я хочу, кто они.

Не смогли мировых гегемонов
Перегнать, даже, хоть бы догнать.
Потому им с трибуна ООНа
Показать надо Кузькину мать.

В этом деле герой очень нужен
Мог бы выступить я, но зачем?
Ростом мал я, да лысый, к тому же –
Не геройского вида совсем.

Ты – герой, ты и гордость, и знамя,
Ты на вид и брутален, и лют,
Ну, а я что? Я «жопа с ушами»,
На трибуну взойду – засмеют.

Чтоб в ООНе о том, с кем связались,
Не осталось сомнений ни в ком,
Повращай пострашнее глазами,
По трибуне ударь башмаком».

Зная мой основной недостаток,
Чтобы слез я для дела с печи,
Обещал кукурузы початок
И от новой квартиры ключи.

Прилетел в заграничные Штаты,
И ООН разыскал кое-как.
Вижу – в зале сидят супостаты:
Немец, швед, турок, даже поляк.

Думал, как бы без рукоприкладства
Толерантность к себе сохранять...
Тут черёд на трибуну подняться
Наконец-то дошёл до меня.

Я кричал и грозил, только втуне,
Не хотели бояться никак.
Плюнул я и ушёл, на трибуне
Для острастки оставив башмак.

Хоть не стали тогда меня слушать,
Намотали на ус мой подход –
Тот башмак позже кинули в Буша.
Впрочем, статься могло, что не тот.

И яичницу вряд ли зажаришь,
Коль раздаст директивы дурак.
Так и тут. Хоть и выпустил пар я,
Весь в гудок он ушёл. Тьфу, в башмак.
 

Как поляки в Москву ездили

(кантри бой)
 62  Железная дорога  2011-11-29  2  3126
В продолжении темы Жми сюда
вытащил из залежей во время работы в МПС,
фантазия о путешествии польских туристов в конце 80-х, накропал
тогда стешками, так и оставляю…

Вместо эпиграфа поговорка костромича, автора Хохмодрома, Ивана Сусанина*:
“Вот и у нас, в Костроме, поговорка имеется: "Назвался Сусаниным - иди в проводники"

Срочная телеграмма в МПС

Сели в поезд “Брест-Москва”,
Мчались быстро, не скучая,
Проводник поил нас чаем,
Балагуря часа два…

Как зовут? – спросили – Ваня!
Жизнь то, как проводником?
Ваня хмыкнул: - Всё путём,
Я ж по паспорту Сусанин!

Поезд нёсся аки птица,
На каких-то часов пять
Паньству можно подремать,
Ян разбудит близ столицы!

Крепко нас сморило чаем,
Ваня стуком разбудил,
На перрон во тьму ссадил,
Скорый смылся, громыхая…

Мы ся питам: - То е Мо́ска?
Рявкнула по-русски тьма:
- Чё, слепые? Кострома!
- Ежуш Криштуш! Матка-Бозка!

И, чтоб паньство не сгинело
В МПС шлём телеграмму,
Молим вас, как Божью Маму,
Как в Москву добраться целым?

Ответ-молния из МПС

Безобразье, проше паньство,
Вас доправим в “СВ” даже,
А Сусанина накажем
За враньё и хулиганство!

В Костроме вам сервис царский
Обеспечат уже ныне
Наш диспетчер Кузя Минин
И начстанции Пожарский!

*-с благодарностью за идею нашему ИС и напоминание о славном проводнике
от автора С.М.5.
 

Записки Ивана Сусанина. Два цар ...

(Geom)
 50    2017-12-04  2  893
Выпил я на сон грядущий квасу,
Вытащил заначенный сухарь.
Тут звонок: «Иван, бедует Асад.
С виду президент, по сути, царь».

Позвонил не кто-нибудь, а Путин.
И уже без разницы, что ночь,
Ибо президент, но царь, по сути.
Двум царям как можно не помочь?

«В Сирии, – сказал он, – дело худо,
Там Джебхат-ан-Нусра и ИГИЛ* .
Их бы надо выкурить оттуда.
В общем, расстарайся, помоги.

Бьём их авиацией и флотом,
Но, боюсь, не хватит нам ракет.
Хорошо бы их свести в болото,
Но болот там, сколько знаю, нет.

Хоть стращать тебя мне неохота,
Но в ИГИЛ сидят не дураки,
Не заманишь нехристей в болото,
Также и в зыбучие пески.

Мы, конечно, с Каспия могли бы
По склада́м и базам этих банд
Запустить крылатые «Калибры»,
Хоть и небюджетный вариант.

От «Калибров» этих не укрыться,
Только было сколько раз подряд –
Лихоимцы на персидской мытне
Успевали с них свинтить заряд.

И всё время козни строит НАСА,
Потому выходит ерунда.
Что-то нам сломали у ГЛОНАССа,
И летят ракеты не туда.

Сирию железом всю засеем,
Ибо лупим больше на авось.
Ты ж, Иван, ходил там с Моисеем,
Помнишь эти местности, небось.

Может, и не там, но близко где-то.
В общем, дело с мёртвой точки стронь.
Будешь наводить на цель ракеты,
В смысле, корректировать огонь».

Заводить решил давно когда-то,
То же дело нынче впереди,
Только не в болото супостатов,
А на цель ракеты заводить.

В Сирию приехал, не волыня.
Чтобы супостатов извести,
Выбрал место посреди пустыни,
Так, чтобы ИГИЛ верстах в пяти.

Мне не в тягость служба боевая.
Выпив пятьдесят для куражу,
Знак подам – ракета мне кивает,
И летит, куда я покажу.

Тут уж, как не натерпеться страху,
Хоть не натерпеться был бы рад.
Прилетев, ракета как бабахнет –
Так, что меркнет даже Сталинград.

В общем, здесь мне не до тунеядства,
Извести ИГИЛ – нелёгкий труд:
То ль они, как кролики, плодятся,
То ли их ракеты не берут.

Так вот, повинуясь чувству долга,
Чтобы дело сделать по уму,
В Сирии уже сижу я долго.
Двум царям помочь – не одному.

______

* ИГИЛ – запрещенная в России террористическая организация.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер