ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: лучшее из свежего: стр. 23

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Прикольные стихи и рассказы: лучшее из свежего: Стр. 23  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Сказка ложь, да в ней обида.

(Якут Алданский)
 10  Смешные стихи  2020-06-20  2  90

[img][/img]

Однажды в лес, с утра, собравшись за грибами,
Я оказался в незнакомых мне местах,
Где встретил то, что не опишешь и словами -
С шестью зелёными, печальными глазами,
На трёх огромных и зубастых головах.

И тело вдруг моментом всё окаменело,
А крик застыл смолой кедровой на губах,
И это что-то на меня так поглядело,
Что в сапогах моих мгновенно потеплело,
Но я держался на негнущихся ногах.

И тут же до меня дошло в одно мгновенье,
Попал я в сказку, или сплю – одно из двух,
Достал бутылку водки я из снаряжения,
А чтобы как-то сбросить нервов напряженье,
Я потихоньку испустил тяжёлый дух.

А Чудо-Юдо, покосившись на бутылку,
Чтоб закусить, грибов корзиночку достал,
Один попробовал и подавил ухмылку,
И я на самый красный уж нацелил вилку,
Как вдруг на сказки он мне жаловаться стал.

«Я тихой грустью с этих сказочек хренею»,-
Открыв бутылку, Змей Горыныч говорил.
Ведь к ядовитым и ползучим, гадким змеям
И отношенья никакого не имею,
Но гад какой-то это имя прилепил.

И для чего, скажите мне, гадать напрасно?
Зачем бредовые вопросы обсуждать -
По сути что, Русалка - рыба или мясо?
Как будто дома все закончились запасы
И вы её сварить собрались и сожрать.

Вы пыл фантазии немного поумерьте,
И про ковёр мне самолёт не надо врать,
Уж вы мне на слово, товарищи, поверьте,
Что половик из ниток и овечьей шерсти
Не сможет в небе без моторчика летать.

Да это с Лешим мы однажды так «надрались»,
Гуляя целых двое суток напролёт,
Воздушных змеев вместе в небо запускали,
И за бутылкой в магазин на них летали,
А им почудился ковёрный самолёт.

Вы про Кощея все наверное читали?
Кому пришла идея это настрочить?
Его про иглы в яйцах сказкой так достали,
Что мы его уже раз сорок оживляли,
Но от обиды он не хочет больше жить.

Так опорочить можно ведь кого угодно.
А если сказку вдруг ревнивец написал,
Назвавший девушку, Кикиморой Болотной?
А наша Мара очень даже чистоплотна,
Я у неё пять раз на даче отдыхал.

А всем известный персонаж - Баба Яга?
Старушки имя лишь ленивый не полощет.
Нет ног куриных у избушки ни фига,
Не костяная ни хрена её нога,
А очень теплая, приятная на ощупь.

И вот теперь, друзья, я честно вам признаюсь,
После того, что от Горыныча узнал,
В лес не хожу и не курю, и не бухаю,
Читать газеты как-то тоже опасаюсь,
И телевизор я смотреть совсем не стал.
В.В.П.20.06.2020

Половик* - плетёный, тканый или сшитый из разноцветных обрезков ткани узкий длинный коврик, расстилаемый на полу
 

XYZня всякая-6

(Re.Set)
 16  О творчестве  2020-06-17  0  174
X

Пусть об этом разумеет всяк,
Кто спешит заделаться писателем:
Чушь нести нисколько не в напряг,
Потому что масса отрицательна!

Y

На вкус и цвет разнообразно мненье,
Не стоит утверждаться с кондачка.
Зависит часто мироощущенье
От цвета ваших стеклышек в очках!

Z

Каждый маршал должен видеть стих
Лишь сырьём для песен строевых!
Лей патриотизьм, держи акцент -
И Есенин вам не конкурент!
 

To be or not to be...

(Лев Красоткин)
 28  Ироничные стихи  2020-06-17  4  164
Где я был, там и буду,
Лобызая не ту.
Не подвергнувшись блуду,
Не подвергнусь кнуту.

Под тяжелым завалом
Поубавится прыть.
Я бывал и бывалым,
А хотел просто быть!

Что-нибудь, что не будет,
Растревожит дотла.
Губы спрячутся в груди -
Где ты раньше была?

Белый свет ты мне застишь.
А нужна ль эта мгла?
Распахну сердце настежь -
И была не была!

 

Прогноз

(Митюнюшка)
 34  Политика  2020-06-16  1  201
Всё поменялось в царстве этом
Низложен лидер наконец
Он первым стал средь всех поэтом
Теперь Кузьма наш образец.

А в царстве том без изменений
Поправки новые в пути
Не знает Вова поражений
Прогноз шесть баллов из пяти.
 

Сельский фараон.

(Ржавый Ю)
 46  Хэллоуин  2020-06-14  2  289
Над репейниками усталыми
Сумрак скрадывает пчелу -
И, поскрипывая суставами,
Ходит мумия по селу.

Сторож с конюхом ночью гулкою
Прямо в нежить из-за угла
Били Ижевкой, били Тулкою -
Да картечь её не взяла!

Девки все поголовно вздрогнуты,
Пёс с испугу залёг в гряде...
Ах, Иванушка, братец чокнутый -
Ты чего вчера пил, и где?

Лучше б скуку ты в бане выпарил,
Или морду кому набил -
Что ты делал во граде Питере,
В Эрмитаже чего забыл?

Это там ты - средь пыльной патины,
Не в кафе, а незнамы где
Фараонской хватил кислятины -
Како...Кряко...Нет, крокоде?

Ты б не пил эти жижи гадкие
С ароматом чумных грибов,
Да, небось, прошмондовки гладкие
Развели тебя на слабо?

Самогон - хоть подай в тазу ему,
Но микстура, видать, сильней...
До чего же непредсказуемо
Город портит простых парней!

Зря терзает гармонь дырявую
Забинтованная рука:
Девка мимо проходит павою -
Мол, потеря невелика!

Вдруг он - годный одним лишь крысам хлам?
Сам скукожился аж на треть,
А насколько женилка высохла -
Ни пощупать, ни посмотреть!

И опять над бинтами стильными
Издевается детвора -
И бубнит он губами пыльными
То ли мат, то ли песнь про Ра...
 

Стою себе в позе акимбо

(Игорь Мальцев)
 6    2020-06-20  1  76

Стою себе в позе акимбо
На фоне растущих тетерь.
И страшно представить, каким бы
Я вырос, родись я теперь.

Ко мне бы приставили гаджет,
Играй, мол, а книг не читай.
И я захотел бы однажды
Вести себя так, как джедай.

Но рад я, что мною усвоен
Естественных знаний запас,
Я счастлив, что «Звёздные войны» –
Не то, что смотрел я хоть раз.
 

Рецепт подъёма...

(Лев Красоткин)
 18  Коррупция  2020-06-19  3  95
Когда-никогда на истлевшей попоне
Обшивка сверкнет дорогая
И новая жизнь на седом пепелище
Распустится юным бутоном.
Пока же пасутся мазурики*, ноне
По музыке** власти ругая,
В помойке бомжиха блестящее ищет,
Носы утирая воронам,

Сякие мавроды скирдуют трофеи,
Чтоб жарил поласковей жупел***,
Мне в горло, из уст исторгая сопрано,
Впивается кризиса кречет...
Живет и цветет на просторах рассеи
Рецепт, современный до жути -
К любой чепухе добавляете "нано"
И к вам интерес обеспечен!

*) мазурик - карманник
**) по музыке - по фене
***) жупел - расплавленная смола в аду

© 2010

 

Девушка в доме напротив. Продолж ...

(Неуважай-Корыто Варвара)
 49    2020-06-16  4  232
По мотивам стиха "Девушка в доме напротив". Автор Вадо

Девушка в доме напротив
Модна, красива и стильна.
Хоть и не замужем, вроде,
Очень уж любвеобильна.

К девушке в доме напротив
Часто приходят мужчины.
Дальше у них происходит…
Вы догадались... Лишь спины

Плавно ритмично взлетают,   
Словно волан над ракеткой.
Не разглядеть мне деталей
Даже с большой табуретки.

Так каждый день. Каждый вечер.
(Не отказала ни разу).
Страстные яркие встречи
До наступленья экстаза.

Знаю когда кто приходит…
Видел я всех ухажеров…
Девушка в доме напротив!
Да закажи ж себе шторы!!!      
      
******
Девушка в доме напротив,
Как это? Как ей не стыдно!
И неказистая, вроде,
Жалко, лица мне не видно.

Ладно бы, с мужем законным,
Было б не так аморально.
Но мужики прям с порога
К девушке лезут нахально.

Не разглядеть мне деталей,
Дважды упал с табуретки.
В страхе мой облик моральный-
Ужас! Вдруг это нимфетка?

Чужды мне все шуры-муры,
Я заявлю куда надо!
Я и с женой-то вслепую...
Здесь же - исчадье разврата!

Надо сходить мне в разведку-
Так и решил я однажды.
И, изрубив табуретку,
К девушке двинул отважно.

Речь подготовил для дамы,
Взял в магазине вина я.
Только финал мелодрамы-
Дама была надувная.
 

Выжатый лимон

(ЗЕВС)
 10    2020-06-19  0  81
*   *   *
Если есть в кармане миллион
И ещё немало денег кучек,
Ты сегодня – выжатый лимон,
Ну а завтра будешь как огурчик.

*   *   *
Ради своей отчизны
Сходишь с ума:
Лучшая школа жизни –
Это тюрьма.

*   *   *
Сколько мучиться осталось,
Знает лишь мудрец,
Но не так ужасна старость,
Как её конец.

*   *   *
Приятно слушать пение скворца,
Полезно даже слушать чей-то бред:
Ничто не возбуждает так творца,
Как красный свет, шлагбаум и запрет.

*   *   *
Приучит жизнь ко всякому дерьму,
Туда толкнёт, где нет пути и брода:
Лишь для того нам стоит сесть в тюрьму,
Что прокричать на выходе: «Свобода!»

*   *   *
Затихнет дождь, начнётся снег,
Весна запенится в крови:
Напрасно мелкий человек
Всё время ждёт большой любви.
 

Зопа любит вазелин

(ЗЕВС)
 10    2020-06-19  1  79
*   *   *
Над ней весь мир уже хохочет –
Со зла посуда бьётся:
Не знает баба, чего хочет,
Но своего добьётся.

*   *   *
У лежебоки и слюнтяя
Есть злоба к утренним часам:
Будильник создан для лентяя –
Встаёт трудяга утром сам.

*   *   *
Мужчины женщин знают слабо,
Отвергнув их без «но» и «не»:
На корабле к несчастью баба!
А бабы нет – к голубизне.

*   *   *
Ищет всяких чудес молодёжь,
В каждой дырке торчит её нос:
У кого-то от страха – балдёж,
У кого-то – мгновенный понос.

*   *   *
Спорь не спорь о вкусах, блин,
Всё судьба за нас решила.
Зопа любит вазелин –
Ужас как боится шила!

*   *   *
Несмотря на суровость зимы
И отсутствие всяких обнов,
От пелёнок до савана мы
Шли по жизни совсем без штанов.
 

сосалка

(Fanga Taufa)
 23  Пародии  2020-06-18  0  130

"Больные" (kekc)
Жми сюда

------

чисто в тему:

      Вооружённый зреньем узких ос,
      Сосущих ось земную, ось земную...
      ( О. Мандельштам)

Сосанье ос, сосущих ось земную
Скребком
      свербит
      иссохшие
      мозги.
Сосу сосульку, монпансье сосу я
В соседстве ось сосущей мелюзги.

Спасаюсь соской, эскимо, ириской,
Истлел,
      истух,
      рассыпался,
      усох.
Сарделькой слыл я.
Стал селёдкой склизкой.
Скользю и растекаюсь словно сок.

С сосаньем я расстаться расстарался.
И смех и слёзы сосункова жисть.
Ужасно!
      Стоп!
      Испёкся!
      Насосался!
Я повзрослел. Сейчас я стану грызть!
 

Кошачья авантюра.

(Николай Кровавый)
 10  Шуточные песни  2020-06-19  0  112
Снова картошка варёная
С роллтоном в миске лежат,
Не полноценный кот словно я,
А малахольный кастрат.
Очень нелепо трактуются
Вкусы животных людьми,
Я ж не собака, не курица
И не свинья, черт возьми!

Такую парашу дают мне порою,
То пшённую кашу, то клёцки с лапшою.
А сами от деликатесов опухли,
Совсем оборзели, нассать бы им в туфли!
От голода шляюсь по мусорной яме,
Они помешались на быдлорекламе,
Неправда, что киска, забыв о приличьях,
Купила бы вискас из пенисов бычьих!

Вкусная до упоения
Мне достаётся еда
В праздники и дни рождения,
Гости приходят когда.
Только я до возлияния
Сытым, спокойным кажусь,
Не привлекаю внимания
И о колени не трусь.

Вот сели за стол, водки, закуси – море.
Мой час не пришёл, я пока в коридоре.
Тут слишком ретиво не стоит кидаться,
А то можно и во дворе оказаться.
Банально до боли пройдёт авантюра,
Хозяин доволен, хозяйка не хмура,
О глупостях всяких ведут разговоры,
От водки иссякнет их бдительность скоро.

Осоловелость хозяина
Молниеносно растёт,
Водка шампанским разбавлена,
Значит сейчас запоёт
Про Кандагар, про десантника,
Про зону, про Колыму…
Между ступней аккуратненько
Я пробираюсь к нему.

Использует водку он чисто по-русски,
За стопкою стопку почти без закуски,
Съел рыбки кусочек и вилку паштета,
Ну, ладно – как хочет, мне на руку это.
Он чувствует явно себя как на сцене…
Я прыгаю плавно к нему на колени
И там, параллельно романсу про кичу,
Ему колыбельную песню мурлычу.

Пальцы всё слабже сжимают гриф,
Скоро должно быть уснёт.
Рядом сидящий гость хлеб, смочив
Водкой, мне в рыло суёт,
Только напрасны старания,
Вставь в афедрон эту дрянь!
Нет у меня основания
Тешить какую-то пьянь!

Ну вот и свершилось, смолк бархатный голос,
Гитара свалилась, чуть не раскололась.
На бога Иисуса Христоса похожий
Хозяин уткнулся в салат пьяной рожей.
Я с юркостью белки, плюя на запреты,
Хватаю с тарелки четыре котлеты,
Две ножки куриных, нарезки рулета,
Кусок осетрины и – на пол всё это.

Где же хозяйка? Соитие
В ванну пошла совершать,
Мужа видать перепитие
И для неё благодать.
Надо ещё обязательно
Мне побывать на столе,
Там где-то есть индюшатина
И поросячье филе.

Прыжком залетаю, предвидя халяву,
И нагло хватаю, то, что мне по нраву.
Поддатые гости глядят на хищенье
Без гнева и злости, в глазах восхищенье.
Свою кошку враз за такое б прибили,
А тут целый час обо мне говорили,
Плеща в рот компот из посуды хрустальной:
- Какой умный кот, прям таки гениальный!

      2006 – 2018.
 

Что такое самиздат - сам издал - ...

(Юрий Тубольцев)
 2  Короткие приколы  2020-06-20  2  73
Что такое самиздат - сам издал - сам и читай.
(c) Юрий Тубольцев
 

Храп

(Анатолий Долженков)
 6  Смешные истории  2020-06-20  0  88
Из всех видов междугороднего общественного транспорта я предпочитаю железнодорожный. По разным, знаете ли, причинам предпочитаю. Нет, никто не спорит. Из пункта «А» в пункт «Б» самолётом намного быстрее можно добраться, чем тем же поездом. Романтики, правда, маловато – взлёт – посадка, но зато как быстро. Не успел, как говорится, сесть, а уже всё выходи, приехали, то есть прилетели. Впрочем, если взглянуть с другой стороны, быстро-то оно быстро, но, если всё удачно сложится. А когда с утра не заладилось и всё пошло насмарку да не в масть, а в раскоряку и наперекосяк, забираться так высоко не рекомендуется даже распоследнему оптимисту.

Физику в школе все проходили. Знаем, самолёт значительно тяжелее воздуха будет. Так что по разным причинам эта железная птица к большому огорчению пассажиров и лиц их встречающих, в пункт «Б» может так и не прибыть. Есть от чего подвергнуться унынию, когда вспомнишь, насколько высоко от поверхности планеты ты расположен, а закон земного притяжения парламент ещё не пересматривал. Таблицу умножения на два принял с третьей попытки, это было. Таблицу Менделеева рассмотрел в первом чтении и отправил господину Менделееву на доработку. Это тоже можно зачесть законодателям в актив. А закон земного притяжения не был поставлен даже на повестку дня. Как был, так и остался и поэтому работает на совесть.

Приходилось мне слышать, что, когда человек падает с большой высоты без парашюта, перед ним вся его жизнь стремительно пролетает, начиная с грудного младенчества и, буквально, до ситуации, предшествовавшей падению. Такие, знаете ли, сентиментальные воспоминания в последнем полёте. Краткое содержание жизни, делённое на время свободного падения физического тела. Формулка незатейливая, взятая из школьного курса физики. Незыблемые основы кинематики. Не знаю, как это бывает у других граждан, на собственной шкуре испытавших закон всемирного тяготения, но приятелю моему совсем другие чувства ощущать довелось, когда случилось ему как-то в небольшой авиакатастрофе побывать на высоте семь тысяч метров от поверхности земли. Сразу хочу успокоить общественность, дабы не вызвать испуга у будущих авиапассажиров, закончилось это небольшое происшествие относительно благополучно. Без напрасных жертв и последующих страданий родственников, связанных с ритуальными хлопотами. Пусть и не там, где планировали, и не столь мягко, как хотелось бы, но с Божьей помощью приземлились они более-менее удачно.

А дело было так. Пару лет назад пришлось моему знакомому на короткое время в город Санкт-Петербург слетать. Он торопился в город на Неве, чтобы получить долг от своего партнёра по бизнесу. Вот и выбрал самолет, опасаясь, что если затянуть взаимный расчёт, то возврат денег может и не состояться. Время-то нынче, сами знаете какое, нестабильное.

- Дай, - думает, - смотаюсь туда - сюда – обратно, стребую должок с компаньона. Опять же, праздники на носу. Подарки семье приобрету в Северной столице. Жене шубу норковую – соседкам на зависть. Детишкам из игрушек что-нибудь так, по мелочи. Свои ведь дети, не соседские, наверное. Тестю – кальсоны на лебяжьем пуху. Не жалко, пусть носит, геморрой прогревает. А тёща и так перетопчется. Ничего этой гюрзе покупать не стану, исключительно из воспитательных соображений. Пусть позлится, лишний яд сбросит.

И вот предаваясь таким приятным мечтам и воспоминаниям, сидит он тихо себе в кресле авиалайнера, млея от удовольствия и собственной значимости. И вдруг замечает, что из кабины пилота неуверенно, как-то боком выползает стюардесса. Лицо у неё белее мела, глаза – два чайных блюдца. И вообще ведёт она себя странно. Пугливо озирается по сторонам и дрожит всем телом будто бы в лихорадке. Бросив полный безысходности и тоски взгляд на притихших пассажиров и выдержав принятую в таких случаях небольшую траурную паузу, она даёт краткое объявление следующего пошлого содержания.

- Граждане, - говорит, - пассажиры. Обращаюсь ко всем тем, кому сегодня выпала нелёгкая судьба лететь этим скорбным рейсом. Сообщаю, чтобы не порождать ненужных слухов, что полёт наш проходит совершенно нормально, где-то на высоте семь тысяч метров над уровнем моря и температура за бортом такая, какая и должна быть в этом месте, хотя вряд ли эти подробности кому-то уже интересны.

И так же, крабьей походкой, всхлипывая и размазывая слёзы по щекам, отступила на исходные позиции. Пассажиры, внимательно прослушав информацию и слегка встревоженные непотребным видом стюардессы, пришли в замешательство. Сообщение вызвало небольшую тревогу, местами переходящую в лёгкую панику. Нервничали все, включая грудных детей и кормящих матерей. Во-первых, огорчал и не вызывал доверия внешний вид верной подруги пилотов и бортмехаников, абсолютно не соответствовавший содержанию текста, а во-вторых, зачем ты лезешь со своими объявлениями, если тебя никто ни о чём таком не спрашивает? Тем более не ясно, об уровне какого моря идёт речь, если внизу твёрдая суша.

По рядам кресел прокатился тихий, словно шелест сухих листьев, тревожный шёпот. Дискутировались два жизненно важных вопроса, а именно, бесперебойно ли работают двигатели авиалайнера и не имеет ли он, лайнер, опасного крена в какую-либо сторону. Пивная бутылка, пущенная по салону чьей-то экспериментирующей рукой, подтвердила самые худшие прогнозы - носовая часть летательного аппарата по отношению к планете Земля располагалась значительно ниже, чем его же хвостовое оперение. Смелый эксперимент заронил зерно сомнения в души участников полёта. Возникли противоречивые мнения в отношении того, много или мало это будет «семь тысяч метров над уровнем неизвестного моря» для благополучного завершения полёта. Огромный интерес вызывал вопрос, не слишком ли безнадёжно будет выглядеть ситуация, если параметры высоты выразить параметрами времени, в течение которого самолёт ещё сможет продержаться в воздухе.

Напряжение в и так нервозную атмосферу добавил второй пилот, пулей вылетевший из помещения, куда пять минут назад уползла деморализованная стюардесса. Издавая по ходу движения неприлично громкие урчания желудочно-кишечным трактом, он, прошмыгнул через весь салон и запрыгнув в туалет, затих, перестав подавать какие бы то ни было признаки жизни. Расстроенные неадекватными действиями экипажа, пассивные участники полёта тут же пришли к единому мнению, что второй пилот, судя по тому, с какой скоростью он преодолел расстояние отделяющее кабину пилотов от унитаза, не был похож на человека, имеющего солидную фору в семь тысяч метров. Он тянул на тысячу, в лучшем случае полторы.

Лёгкое волнение вскоре переросло в небольшой несанкционированный митинг. В прениях вот-вот должна была родиться истина. Кто-то требовал призвать стюардессу и допросить её с пристрастием. Другие советовали снять с горшка второго пилота, и угрозами или с помощью физического насилия, выбить из него истину. Были и такие, которые всё время вели научные наблюдения через иллюминатор, пытаясь на глаз прикинуть расстояние до земли. Короче говоря, каждый расстраивался в силу своих устоявшихся привычек и воспитания.

Но не будем судить строго несчастных любителей воздушных путешествий. Неизвестно, как бы мы с вами себя повели, наблюдая мерзопакостную картину падения летательного аппарата на Землю, по роковому стечению обстоятельств находясь внутри падающего объекта. Стресс, да и только. Понятно, что в образовавшейся панике и суете, не представлялось абсолютно никакой возможности предаваться мечтам и воспоминаниям о прошлом, а тем более вести ретроспективный просмотр собственной жизни, так сказать, с момента зарождения и до последнего дня. Пожалуй, исключительно по этой причине, вся жизнь у моего приятеля перед глазами не пролетала. Предполагая, что встреча с планетой Земля состоится не совсем так, как рекламировало аэроагентство в своих проспектах, он огорчался и страдал сверх всякой меры, поддерживая общее трагическое настроение в салоне печальными криками, напоминающими журавлиные.

Скорбь от финансовой потери не по вине должника усиливала безутешное горе, поскольку кроме приятеля и должника в тайну финансовых отношений никто из близких и родных непредусмотрительно посвящён не был. Он и самолётом-то рискнул лететь, чтобы деньги эти поскорее забрать. Жене сюрприз хотел сделать. Сделал. Сюрприз, конечно, получился, но совсем не такой, как хотелось. А когда между всхлипываниями и размазыванием соплей по щекам вдруг вспомнил, что за сомнительное удовольствие, называемое в простонародье ускорением свободного падения, ему пришлось ещё и выложить немалую сумму за авиабилет, то вообще волком выл, заглушая шум реактивных двигателей. Так что самолёт – это на любителя. Кому что нравится.

Конечно, не желающим отрываться от поверхности земли более, чем на полметра – метр для передвижения можно бы было порекомендовать автомобиль. А что? Вполне современный и комфортабельный вид транспорта. Не летает, не падает и очень цепко всеми четырьмя колёсами за землю держится. Однако, как ни грустно констатировать, здесь также имеются свои, но.... Во-первых, на сегодняшний день литр бензина стоит столько же, сколько такое же количество пива и процесс роста цен на горючее идёт по прогрессивной шкале. В сложившейся ситуации человек оказывается перед непростым выбором – какую из этих жидкостей и куда лучше залить, чтобы получить как можно больше удовольствия. По заявлениям авторитетных ученых предпочтение в этом споре не всегда отдаётся бензобаку.

Второй немаловажной причиной можно считать тот факт, что за последние годы плотность автоинспекторов на километр обочины дороги возросла настолько резко, что встреча с ними стала неминуемой, как сама судьба. А если при этом ещё учесть, что практически каждый автоинспектор рассматривает владельца авто как солидную прибавку к жалованию, то стоимость проезда на автомобиле уже можно сравнивать с ценою авиабилета, при том непременном условии, что вами будут свято соблюдаться все, без исключения, правила дорожного движения. В противном случае придётся выложить стоимость двух - трёх авиабилетов.

Исходя из выше приведенных соображений, я предпочитаю пользоваться исключительно железнодорожным транспортом и просто обожаю ездить в поездах пассажирских или скорых в зависимости от настроения и плотности кошелька. Причём предпочитаю плацкартные вагоны, которые как-то более демократичны, чем купейные. Народ там подбирается покладистый и без особых притязаний на комфорт. Свой народ не то, что в спальных вагонах – сплошь и рядом надутые индюки с претензиями. Простых людей сторонятся, как будто и нет их вовсе. Забыли, что все мы в одной стране родились и в ней же выросли и продолжаем жить, кто как может. Словно они из иных миров к нам прибыли. Как будто не все мы в детстве бегали в коротких штанишках с пионерскими галстуками на шее и в горн дудели, призывая коммунизм на свои неокрепшие головы. За редким исключением все.

Справедливости ради, стоит отметить, что плацкартный вагон, конечно же, не такой демократичный будет, как общий. Там вообще люди подбираются, ну всё равно, что близкие родственники. На одной скамье, предназначенной для трёх человек средней упитанности, умудряются размещаться по пять, а то и шесть пассажиров. Причём усаживаются так плотно, что если сидящий у окна глубоко вздохнёт, то тот, что с краю всё время падает на пол. Каждый такой пассажир чувствует биение сердца не только соседа, но и следующего гражданина, сидящего за ним. И ничего, какие обиды? Ехать всем надо. Впрочем, общие вагоны уже, по всей видимости, отменили. Народ нынче пошёл такой дохлый, что вряд ли выдержит доехать сидя, ну хотя бы, из Симферополя в Москву. Некондиционный пошёл народ. Не найти сегодня здоровяка, который каких-то восемнадцать - двадцать часов мог бы сидеть не двигаясь, как приклеенный. А оставлять место без присмотра в общем вагоне не рекомендуется даже на короткое время, поскольку кое-кто умудряется ещё и стоя ехать. И этот кое-кто глаз не спускает с сидящих пассажиров и очень зорко бдит за наличием в вагоне вакантных мест.

Нет, сейчас, конечно же, общие вагоны не участвуют в железнодорожном движении страны. Не тот, как говорится, век. А плацкартные ещё сохранились и как-то существуют. И ехать в них простому народу с незначительным достатком одно удовольствие и по карману.
Правда, бывает, случаются отдельные неприятности даже со столь покладистыми людьми, как пассажиры плацкартных вагонов. Как говорится, не без того. Иногда и им достаётся на орехи от попутчиков.

Лет пять тому назад пришлось мне стать свидетелем довольно безобразной сцены, произошедшей в плацкартном вагоне, на подъезде к городу Белгороду. Четверо относительно молодых людей, направлявшихся, как стало известно позже, в командировку, пробудившись утром, не обнаружили обуви, в которой они, собственно, в этот вагон и пришли. Удивлению и расстройству их не было границ. Поиск начался сразу же по горячим следам. Когда первые попытки справиться с этой, на первый взгляд, несложной задачей своими силами не увенчались успехом, участие в обнаружении злополучных футляров для ног приняли все пассажиры вагона, включая, по всей вероятности, и того, кто эту обувь и спёр.

Несмотря на проявленный энтузиазм и готовность перевернуть всё вверх дном, включая срыв стоп-крана и снятие вагона с рельсов, конечный результат оказался весьма неутешительным. Обувь не обнаружилась даже в тамбуре. Как выяснилось при опросе потерпевших, накануне вечером они хорошо посидели у себя в купе, выпивая, закусывая и планируя планы на ближайшую перспективу. Люди, как говорится, культурно отдыхали и никого не трогали. Не грубили, в проход не плевали и пели песни так тихо, что не было слышно даже в соседнем вагоне. И, как водится в таких случаях, не предвидя особых бед, через какое-то время угомонились и задремали под монотонный перестук колёс. А обувку оставили здесь же, на полу, под нижней полкой.

Пробудившись на следующий день и не совсем понимая с похмелья, что и как, решили слегка освежиться и сбросить отработанные продукты нетрезвой жизнедеятельности в специально отведенные для этой процедуры места. Стали они шарить руками по полу, чтобы, значит, быстро обуться и пойти, поскольку давило сильно и терпеть уже не было никакой физической возможности. За окном ещё не рассвело и определить визуально, где твои ботинки, а где соседа, представлялось делом весьма затруднительным. Поиск проходил исключительно методом беспорядочного ощупывания пола. Вначале один шарил своими трясущимися лапками под лавкой, отбивая морзянку, затем второй примкнул, а минут через десять – пятнадцать от криков и стенаний, сопровождающих поиски, пробудился весь вагон.

Но ничто не помогало сдвинуть дело с места: ни ненормативная лексика, очень удачно и к месту применяемая потерпевшими, ни обещания, если что, вынуть душу из угонщика обуви. Явившаяся на шум и крики заспанная проводница, к своему удивлению обнаружила четверых мужиков с лицами цвета болотной тины, которые икая и матерясь, ползали по полу малогабаритного купе, полируя полы до блеска и заглядывая в такие узкие щели, куда и таракан только боком мог протиснуться. Прочие же пассажиры, будущие свидетели, пробудившиеся от возни и шума, стали им всякие полезные советы советовать со своих персональных полок. Сопереживали, как бы.

При виде дамы в мундире с железнодорожными знаками различия, негодование у не выспавшихся участников движения по рельсам достигло высшей точки кипения. На неё, здесь же, все и набросились с упрёками. Мол, что это происходит на подконтрольной ей территории? Воры обувь прут у живых людей, погибели на них нет. Проводница, ничего о ней плохого сказать не могу, жалобы и оскорбления выслушала с интересом, но помощь обещала только моральную.

- Нет, - говорит. – Дорога за обувь ответственности нести не может. Если, - говорит, - мы за каждый шнурок платить станем, то разоримся к чёртовой матери. Тем более, поскольку эти пострадавшие находились накануне в таком безобразном виде с полной потерей чувствительности, что даже не услышали, как у них обувь уносили, то пусть или пьют меньше, или вообще в ботинках спать ложатся. Я, - говорит, - удивляюсь, как их самих не вынесли вместе с обувью.

- Умная какая, нашлась, - обиделся тот, у которого вместе с ботинками ушли и носки. – Нам выходить через пару часов. Как же мы в таком полуразобранном виде по перрону передвигаться будем?
- А это опять же не моё дело кто во что обут, - безапелляционно отбрила проводница. - Йоги индийские вообще понятия не имеют, что такое ботинки. Так всю жизнь босиком и ходят: то по битому стеклу, то по углям раскалённым. А вы по гладкому перрону каких-нибудь сто метров пройтись затрудняетесь.

Один из пострадавших от такой трактовки вопроса даже в лице изменился. У него на зелёном фоне лица пошли разноцветные разводы от злости.
- У этой проводницы, наверное, не все дома. Растрясла интеллект, находясь в постоянном движении, - прошептал он слабым голосом. – На дворе февраль месяц, а она заставляет нас без ботинок по перрону гулять. Вот дурища-то.
- А ну вас к дьяволу, - обиделась проводница. – Это ваши проблемы и меня они не касаются. Своих дел по горло. Но только предупреждаю, поезд на станции Белгород, где вам выходить, всего двадцать минут стоит и ни минутой больше. Так что за этот короткий отрезок времени попрошу очистить вагон от вашего присутствия или оплатить дороге дальнейший проезд. И вообще, граждане пострадавшие, может быть, чай закажете, а то вон у вас какой нездоровый цвет лица. Да и не спит уже никто в вагоне. Всех разбудили своими воплями.

Так и не дождавшись вразумительного ответа на прямо поставленный вопрос о чае, она покинула несчастных командировочных в полной панике и состоянии близком к обморочному. Хорошо, что случай этот в плацкартном вагоне произошёл. Народ здесь подобрался не чёрствый и бесчувственный, а душевный и отзывчивый. Соболезнуют пострадавшим по поводу пропажи, хлопочут, свою обувку двумя руками придерживают так, на всякий случай. Неизвестно, сколько бы времени вся эта неразбериха и кутерьма продолжалась, если бы не один опытный мужичок с третьей полки. Он то и нашёл выход из пикового положения.

- Вы, – говорит, - хлопцы, без толку по полу не ползайте. Прилипли ваши ботиночки к чьим-то нехорошим рукам безвозвратно. Мой совет такой вам будет: найдите пару комнатных тапок и пошлите гонца в обувной магазин на ближайшей станции. Но придётся вам добровольца в своих рядах поискать, поскольку вряд ли кто другой на такой подвиг бесплатно польстится.

По сказанному и получилось. У одного из пострадавших нашлись комнатные тапки. Ему-то и выпало бежать на ближайшей остановке за обувью. Принёс каждому по паре, к всеобщей радости. Но хочу заметить, что в те времена обувь так дорого не стоила, как нынче. На ту сумму, что они четыре пары обуви приобрели, сегодня можно обуть разве что одноногого инвалида, да и то с преогромным трудом. Я, кстати, с тех самых пор без тапок в командировку ни ногой. Какая-никакая, а всё-таки обувь в критической ситуации. Вот так всё благополучно в плацкартном вагоне завершилось. А случись такое в вагоне купейном или спальном – пропали бы мужики. Там же простому человеку не достучаться и не допроситься в экстремальной ситуации. Хотя простые люди вряд ли могут оказаться в числе пассажиров дорогих вагонов. Не по карману им это удовольствие.

Но бывают, правда, и другие случаи, когда вместо поддержки и сочувствия можно получить всеобщее неодобрение и, что там скрывать, даже осуждение с угрозами физического насилия. Подобный инцидент случился со мной и моим товарищем в плацкартном вагоне по пути следования в служ****ю командировку в город Хмельницкий. А дело было так. Мой попутчик и приятель, Николай Иванович Рогов, человек душевный и компанейский. Отзывчивый, одним словом, человек. Бывать с ним в командировках одно удовольствие. Весёлый и остроумный, он всегда готов поддержать любую компанию, перекинуть рюмочку-другую в ротовую полость и с пользой для здоровья, всё это дело основательно закусить под дорожные разговоры о том, о сём, об этом. А поездка выпала именно на тот исторический момент, когда партия и правительство бывшей большой страны ввязалось в бесперспективную борьбу за трезвость. Бросилось спасать свой утомлённый перестройкой народ от беспробудного пьянства и алкоголизма, как впоследствии выяснилось, для его же пользы.

Чем это мероприятие завершилось, наверное, все помнят? Совершенно верно. Братские народы разбежались по республикам, дабы больше не создавать опасного прецедента и исключить возможность повторения эксперимента на пьющих людях. А вы думали, они хотели независимости? Почему же, тогда, все снова здесь? То-то. Николай Иванович, слабо представлявший себе нормальную человеческую жизнь в трезвом виде, совершенно справедливо полагал, что если иногда и выпадал какой-либо чёрный день, в который не удавалось расширить сосуды приемлемой дозой спиртного, то его можно было считать пропавшим и окончательно вычеркнутым из жизни. Ну, а тем более как не выпить в дороге в предвкушении такого ни с чем несравнимого счастья, как недельная разлука с семьёй. Подобного рода отношение к себе и окружающим он вообще считал кощунственным.

В той злополучной поездке спиртное было представлено в довольно широком ассортименте и замаскировано под различные безалкогольные напитки, хранившиеся в двухлитровых полиэтиленовых бутылках. Содержимое первой ёмкости – самогон, настоянный на недозревших грецких орехах, отличался ядовито–чёрным цветом и уже никоим образом не мог вызвать подозрений у работников линейной милиции, несущих ответственность за трезвость в поезде. Чтобы усилить эффект и придать напитку большую правдоподобность на бутылку наклеивался листок в клеточку, вырванный нетрезвой рукой Николая Ивановича из тетради внука–двоечника с лаконичной надписью «Квас».

Посвящённые в тайну знали, что этот безобидный, на первый взгляд, напиток обладал огромной убойной силой. Рецепт его приготовления, считавшийся семейным, Николай Иванович хранил в глубочайшей тайне от посторонних глаз. Содержимое двух остальных ёмкостей обладало не столь выраженным эффектом. Бутылки были заполнены водкой и для большего эстетического восприятия закрашены слабым раствором малинового и клубничного сока, дабы сохранить в неприкосновенности первоначальные градусы. Будучи напитками десертными, они предназначались для борьбы с похмельным синдромом на следующий день утром. Вот таким человеком был Николай Иванович – всеобщий любимец и председатель общества трезвости нашего трудового коллектива.

Но, как говорится, всё бы было хорошо, если бы не.… Был у Николая Ивановича один существенный недостаток или, правильнее сказать, дефект организма. Храпел он во сне неимоверно. Вы, конечно, возразите. Ну, что это, мол, за изъян? Нынче многие храпят, чтобы как-то заполнить звуковую паузу во время сна. Не могу с вами не согласиться – это вполне объяснимое с точки зрения медицины явление. У одних внутренний язычок под лаконичным названием «uvula» дрожит от мощной воздушной струи, засасываемой лёгкими, у других толстые щёки по той же причине вибрируют как ненормальные, а третьи вообще издают такие звуки, которые и не встретишь в живой природе. Это действительно бывает у многих. Иногда смотришь и восторгаешься – такая миленькая симпатичная девушка, нежное воздушное создание, выполненное из лепестков роз, а при случае может задать такого храпака, что только держись.

Но те неземные звуки, которые воспроизводил Николай Иванович, были чем-то особенным. Кому выпало несчастье прослушать этот реквием сну, в один голос утверждали, что подобных шумовых эффектов ещё не удавалось издавать ни одному смертному. Его авторское исполнение всегда отличалось уникальностью композиции и разнообразием звучания. По единогласному мнению почитателей столь редкого таланта, эти неповторимые колоритные звуки были отнюдь не вульгарным храпом, а какой-то космической симфонией, наводящей на мысль о звёздных войнах. Могу подтвердить, что в подобном утверждении, безусловно, не было и самой малой доли преувеличения. Николай Иванович давал в своих ночных или послеобеденных снах сольные концерты, которые были под силу только очень большому мастеру и виртуозу. И что самое поразительное, исполнение осуществлялось лишь на одном единственном музыкальном инструменте известном широким массам, как верхние дыхательные пути.

Как правило, это творческое безобразие выглядело следующим образом. Едва Николай Иванович смыкал веки, погрузившись в нирвану, сразу же следовала небольшая увертюра или, говоря другими словами, прелюдия, предваряющая основное произведение. На этом творческом отрезке его организм издавал длинный протяжный сигнал – предвестник грядущей бессонницы для тех, кто неосторожно разделил с ним гостиничный номер или имел несчастье оказаться соседом по купе в вагоне.
- Ау – ау – а, ау – ау – а, - начинал он нежно в колыбельном ритме. Первые аккорды ассоциировались с пением заботливой матери у постели младенца. – Ау – ау – а, - нежные заботливые звуки умиротворяли.

Но этот приятный, всем знакомый с детства звук не отличался продолжительностью. Постепенно он креп. Звучание его становился всё настойчивее и требовательнее, напоминая мерзкие крики паршивого койота. В последующих «ау – ау – а» переросших в «яй – яй – я – я –я» уже можно было различить ноты угрозы, звучащие как последнее предупреждение. Так князья Киевской Руси объявляли о своём намерении идти войной на неприятеля.
- Иду на Вы, - предупреждал Николай Иванович посредством носоглотки, и это не было пустой угрозой несмотря на то, что он оставался практически неподвижным.

Нарастая по времени и мощи, звучание вскоре достигало своего апогея, уже больше напоминая предсмертные вопли крупного доисторического животного, возможно даже ящера. Несчастным, волею случая разделившим с Николаем Ивановичем ночлег, было уже не до своих персональных снов. Невольно им приходилось сопереживать видения беспокойного соседа. Скользкой холодной змеёй в их душу глубоко проникала беспричинная тревога, трансформирующаяся в неконтролируемый разумом страх. Ни о каком личном сне уже не могло быть и речи.

Через полчаса увертюра прерывалась минутной паузой, которую люди, малознакомые с творчеством Николая Ивановича, ошибочно принимали за окончание всего концерта. Знатоки же готовились к серьёзным испытаниям, зная наверняка, что наступившая пауза всего лишь минута молчания и скорби по их сну. Если бы Вам пришлось оказаться невольным свидетелем происходящего, то перед вашим взором предстала бы картина, выдержанная в самых красочных ритмах ожидания.

Ночь. Купе. На одной из полок угадываются контуры человека, спящего под простынёй. Это Николай Иванович Рогов, уже благополучно отошедший ко сну. Остальные ложа заняты людьми с испуганными глазами, экипированными в одежды, не оставляющие и тени сомнения в их намерении хорошенько выспаться. Бросалось в глаза, что они находятся под сильным впечатлением от только что прослушанной композиции. Веки их тяжелы и слипаются. Им безумно хочется спать. В наступившем затишье жертвы авторского вечера впадают в лёгкую дрёму, готовую при любом удобном случае мгновенно перерасти в глубокий здоровый сон. Но вот тишину нарушает мягкий ненавязчивый рокот. Участники ночного концерта вздрагивают, открывают глаза, и после нескольких минут прослушивания пытаются определить природу этого физического явления и его источник. Вскоре, не без основания, они начинают подозревать, что урчание это исходит из глубины души Николая Ивановича. Подозрения эти, по понятным причинам, растут и крепнут с каждым новым звуком.

Кое-кто припоминает, что что-то подобное ему уже приходилось слышать в детстве, стоя на окраине сельской дороги и поджидая попутный транспорт, направляющийся в районный центр. Это был как раз тот самый момент, когда самого транспорта, движущегося в вашу сторону ещё не видно и затруднительно определить грузовик это, автобус или вообще кукурузник, порхающий над полями и опрыскивающий их всякой дрянью. Но с каждой минутой звук становится всё ближе и более узнаваемым. Наконец, сомнения оставляют слушателя. Да, так может работать только двигатель трактора. И как бы подтверждая ваши догадки, Николай Иванович начинает рычать, наращивая обороты дизеля. По истечении времени приходит понимание, что это не какой-то там движущийся по сельской дороге слабосильный колёсный тракторишка «Беларусь», а его могучий гусеничный родственник. Причём это бульдозер, разгребающий огромные кучи тяжёлого грунта. Страдалец-слушатель приходит к окончательному выводу, что так может звучать только бульдозер – громко, настойчиво, ни на минуту, не прекращая своего полезного труда.

Но что это?! Сквозь звуки ритмично работающего дизеля воспалённое ухо улавливает неизвестно откуда появившиеся надрывные стоны! Они нарастают с каждой минутой, превращаясь в невыносимый, разрывающий барабанные перепонки, скрежет. И с течением времени, этот звук приобретает столь угрожающий характер, что становится очевидным – случилось чрезвычайное событие. Возникает вполне логичное предположение, что, по всей вероятности, могучий железный конь на всём скаку столкнулся с непреодолимым препятствием, буксуя в бессильной ярости, вспарывая гусеницами землю, и оставляя на ее поверхности глубокие рваные раны. Перед мысленным взором исследователя спектра звуковых колебаний предстаёт картина жесточайшего противостояния техники силам природы. Вновь и, вновь тарахтящая и гремящая всеми своими металлическими конструкциями громадина с остервенением набрасывается на непреодолимую преграду и отступает в бессильной ярости. И вот печальный, но закономерный финал – могучий двигатель, не выдержав перегрузки, глохнет. Николай Иванович переворачивается на левый бок.

Наступившая пауза несколько протяжённее предыдущей, но среди присутствующих вряд ли можно обнаружить хотя бы одного оптимиста, заблуждавшегося в отношении продолжительности наступившей тишины. Обманутые первой паузой, они не столь простодушны и самонадеянны, чтобы поверить в то, что все кошмары позади и что, наконец-то, можно спокойно вздремнуть, прикрыв налитые свинцом веки. От усталости и нечеловеческого напряжения организма, вызванного бессонницей, страдалец перестаёт ощущать время. Ничем не обоснованная уверенность в том, что всё-таки несколько часов героически выдержаны без нервного срыва и истерики сменяется полным отчаянием, когда, бросив утомлённый бессонницей взгляд на светящийся циферблат часов, несчастный, убеждается, что миновал лишь первый час беспокойной ночи.

Мне всегда казалось, что добрейший из бодрствующих людей, Николай Иванович, специально делал эти паузы во сне, для того, чтобы человек волею коварной судьбы, оказавшийся на койке, соседствующей с его ложем, мог поразмыслить о превратностях судьбы и суетности мира. Давал возможность затуманенному мозгу несчастных жертв шумовых эффектов попытаться найти спасение от свалившейся на их голову напасти. И люди, кто как мог, пользовались этим щедрым даром. Во время звукового антракта мысли их приобретали вполне понятную и закономерную направленность. Самые суетливые пытались судорожно натянуть на голову одеяло, рассматривая его как подходящий к данному случаю шумоизолирующий материал. Менее изобретательные индивидуумы в отчаянии прикрывали её же подушкой, но, в конце концов, и те, и другие отказывались от бесполезной затеи, задыхаясь от недостатка воздуха.

Кто-то, вспомнив полузабытый опыт пионерских походов, пытался применить более радикальные средства защиты. Судорожно роясь в чемодане нетерпеливыми руками, рационализатор, нервно посмеиваясь, извлекал на свет божий рулон качественнейшей туалетной бумаги. Отрывая огромные куски и обильно смачивая их слюной, он судорожно замуровывал слуховые проходы ушных раковин, безуспешно пытаясь таким образом решить проблему снижения уровня шума. Но вскоре, убедившись в бесполезности затеи, и осознав, что бумагу эту практичнее всё-таки использовать по прямому назначению, прекращал сопротивление. Прикинув свои возможности и разумно оценив остаток сил, человек приходил к пониманию, что при таком уровне шума и вибрации до рассвета можно и не дотянуть.

Самые толковые и расторопные довольно быстро приходили к наиболее правильному решению - спешно покинуть купе или номер и попытаться уговорить проводницу или дежурную по этажу дать им хотя бы временное убежище в другом, более спокойном месте. Но в обдумывание деталей плана спасения мягко, но навязчиво вторгались неизвестно откуда возникшие чавкающие звуки, сходные с теми, которые возникают при ходьбе по болоту человека, обутого в резиновые сапоги. Мысли несчастных путаются окончательно. Непроизвольно мозг начинает работать в направлении идентификации звуков. Услужливое воображение подсказывает слушателю, что где-то, что-то подобное ему уже приходилось слышать. Да, действительно эти звуки до боли напомнили поцелуи, которыми наш незабвенный Генеральный секретарь компартии обожал одаривать своих приближённых. Явно прослушивалось слюнявое чмоканье, сопровождающееся глухим стуком вставных челюстей. Каждый такой поцелуй Николай Иванович заканчивал тяжёлым астматическим вдохом. Звуки эти не обладали значительными шумовыми характеристиками, и появлялась надежда, что к ним можно каким-то образом приспособиться. Некоторых тут же посещала заманчивая мысль – а не попробовать ли, подсчитывая их, наконец-то, заснуть.

- Чмок – стук челюстей – астматический вдох – раз. Чмок – стук челюстей – астматический вдох – два. Чмок - стук челюстей – астматический вдох – три, - считает страдалец упорно. – Чмок, стук челюстей, астматический вдох – пятьсот двадцать восемь. Когда цифра переваливала за тысячу, у счетовода начинала крепнуть уверенность, что незабвенный Леонид Ильич расцеловал уже всё политбюро, доцеловывает Верховный совет и если так пойдёт дальше, через непродолжительное время перецелует весь советский народ. И всё бы ничего, если бы в самом неподходящем месте эти нежные и такие уже привычные чмоканья внезапно не прерывал истошный вопль, срывавший несчастную жертву ночного концерта с постели.
А – а – а – а, - заходился Николай Иванович. – А – а – а – а, - леденящий душу вопль заставлял испуганное сердце холодеть от ужаса.

Он хрипел и задыхался, словно его душили за горло. Казалось, что какие-то неведомые тёмные силы терзали исстрадавшуюся плоть Николая Ивановича, разрывая её на части. С истечением времени звуки эти становились всё тише и тише. Появлялась надежда, что эта добрая сила вот-вот прикончит страдальца, принеся остальным долгожданное избавление от ночного кошмара. Но проходило время и невнятное бормотание, зародившееся в недрах спящего вулкана, окончательно убивало надежду на справедливое возмездие. Оставалось последнее утешение, что пауза эта позволит прикрыть глаза и забыться в беспокойном сне хотя бы несколько минут.
На этой высокой ноте Николай Иванович завершал первое отделение концерта. После небольшого перерыва благодарным слушателям предлагалось вернуться к началу композиции. И вновь звучит такое знакомое нежное «ау – ау - а». К ужасу бодрствующей не по своей воле аудитории, всё повторялось с самого начала.

Та злополучная поездка, о которой у нас пойдёт речь, начиналась безоблачно и проходила в лучших традициях дорожного времяпрепровождения. Освоившись на местности и быстренько перезнакомившись со всеми пассажирами купе, будущими поклонниками своего незаурядного таланта, Николай Иванович в считанные секунды сервировал стол, во главе которого и воссел хлебосольным хозяином. Обе женщины, занимавшие в купе нижние полки, долго сопротивлялись натиску обаятельного и опытного искусителя. Но он с настойчивостью таракана, подбирающегося к хлебным крошкам, вновь и вновь предлагал дамам разделить с ним скромную дорожную трапезу. Дамы продолжали сомневаться. Особенный испуг у них вызывал чёрный как смоль напиток в полиэтиленовой бутылке, который ни цветом, ни запахом не напоминал квас. Но Николай Иванович подмигивая, словно заговорщик накануне государственного переворота, категорически настаивал на термине, начертанном на этикетке.

Два мужика с примыкающих боковых полок оказались более сговорчивыми, и предложение присоединиться к столу приняли сразу и не без удовольствия. К квасу они претензий не предъявляли, принимая предложенные законы конспирации. В конце концов после длинных уговоров и рекламирования выдающихся качеств напитков, предлагаемых Николаем Ивановичем для внутреннего употребления, женщины согласись на малиновый раствор водки.

Как и водится в таких одноразовых компаниях, после пятой рюмки все обращались друг к другу уже исключительно по именам. Отчества игнорировались как признак излишней официозности, чуждой духу небольшой дорожной вечеринки. Спустя пару часов пассажиры в купе были перетасованы, словно колода карт и масть, как говорится, легла по интересам. Николай Иванович восседал соколом-сапсаном на нижней полке, ненавязчиво приобняв одну из попутчиц, раскрасневшуюся от выпивки, клокоча ей в ухо что-то до неприличия игривое. Дама смеялась, делая неубедительные попытки освободиться, в то же время, стараясь, Боже сохрани, не вспугнуть кавалера каким-либо неловким движением. Иногда она, кокетничая, игриво пожимала круглыми плечами, мурлыча: «Да ну Вас, бессовестный» или «Как Вам не стыдно». Но было видно не вооружённым глазом, что ухаживания эти принимались не без удовольствия. Остальные выглядели не лучше.

Когда за окном стемнело, а ёмкости были опустошены, мне вдруг пришло в голову, что наступило самое подходящее время для сна. Необходимость принять горизонтальное положение хотя бы на полчаса раньше, чем такую же попытку предпримет Николай Иванович, была очевидна и бесспорна, поскольку тридцатиминутная фора была крайне необходима для засыпания в тишине. Воспользовавшись тем, что Николай Иванович вышел покурить в тамбур, я добыл из дорожной сумки пару великолепных немецких «берушей», являющихся средством индивидуальной защиты органов слуха от шума, полное название которых было «Береги уши» и надёжно изолировал ими свои слуховые проходы, полностью нивелировав частоты, на которых обожал храпеть мой дорогой друг. Дамы не подозревая, какой их в ближайшем будущем ожидает сюрприз, мирно беседовали между собой, обмениваясь свежими впечатлениями. Как джентльмен, я просто считал себя обязанным предупредить их о том, что ночь они могут провести не так, как предполагают.

- Вы бы, - говорю я, многозначительно заталкивая в уши средство защиты от шума, - красавицы, на покой определялись. Время уже такое, что неплохо было бы и вздремнуть.
- Да выспимся ещё, - легкомысленно отмахнулась одна.
- Ещё вся ночь впереди, - многозначительно заметила избранница Николая Ивановича.
- Ну, ну, - говорю, карабкаясь на вторую полку, - хозяин-барин, хотя в данном случае правильнее будет сказать, барыня. А я, пожалуй, прилягу, если никто не возражает. Утомился, знаете ли, ко сну клонит что-то.

Возражений не последовало, поскольку по их многозначительным взглядам было очевидно, кто окажется лишним во втором акте этого праздника жизни. Засыпал я в полной уверенности, что мои импортные средства индивидуальной защиты выдержат звуковой удар, генерируемый Николаем Ивановичем. Так оно и случилось, но, к сожалению, эти замечательные импортные средства оказались совершенно беззащитными перед толчками в спину и дёрганьем за ноги, что, собственно, и заставило меня пробудиться. Когда последние остатки сна улетучились, взору моему предстали испуганные лица попутчиц, из последних сил, тормошивших моё несчастное тело. При этом они беззвучно, словно рыбы в аквариуме, открывали и закрывали рты. В глазах одной из них стояли слёзы сострадания. Освободив свои защищённые уши от средств шумопоглощения, я окунулся в атмосферу таких невероятных по мощи и накалу звуков, что проснулся окончательно. Николай Иванович исполнял второй акт своего произведения «Гимн храпу», в котором происходила уже известная нам сцена битвы бульдозера с мусорной кучей. Судя по мощи рычания, вот-вот должна была уже наступить спасительная пауза. Светящийся циферблат часов показывал два часа ночи.

- Господи, да помогите же чем-нибудь. Человеку плохо, - дрожащим голосом попросила та, что была вся в слезах.
- Какому человеку плохо? - не понял я.
- Да Вашему же приятелю, - ткнула пальцем в сторону спящего Николая Ивановича дама, с которой он был особенно ласков. – Разве Вы не видите, он задыхается.
- Можете успокоиться, дорогие женщины, - ответил я с раздражением, понимая, что уснуть уже не удастся. – Абсолютно никаких проблем с уважаемым Николаем Ивановичем не будет за исключением одной – этот концерт на всю ночь.

- Как же так, - продолжали нагнетать испуганные женщины. - Ведь Вы же его друг. Разве вы не видите – у человека приступ.
- В данном случае, - скорбно заметил я, бессильна не только дружба, но и медицина, как это не печально. – Хочу вам заметить, милые дамы, что Николай Иванович абсолютно здоров. Оставьте волнения. Никаких приступов нет и не ожидается в обозримом будущем. Просто человек не любит тихо спать, вот и всё. Не по душе ему это.
И правдиво рассказываю им всю историю от начала до конца. Они, конечно, не верят. Я привожу аргументы. В их душах прорастает сорняк сомнения. Пользуясь растерянностью, здесь же советую им принять меры разумной профилактики в продолжение того короткого времени, которое добрейший из храпящих вскоре предоставит нам, сделав очередную паузу.

Как бы подтверждая мой прогноз, Николай Иванович, строго соблюдающий регламент каждого творческого куска произведения затих и, сладко чмокнув слюнявыми губами, повернулся на другой бок.
- Вот видите, - говорю я дамам. – Два часа пятнадцать минут. Антракт. Давайте же воспользуемся его хорошим его к нам отношением и попытаемся эту паузу обратить себе на пользу. Попробуем заснуть, хотя это будет и нелегко.

Мужики, с боковых полок мгновенно юркнув под одеяла, принялись честно отрабатывать упражнение, известное прогрессивному человечеству, как первое – вдох-выдох. Дамы, по известным причинам не испытавшие на себе все тяготы армейской службы и мало приспособленные к суровой жизни на колесах, замешкались. Глаза им удалось закрыть только тогда, когда Николай Иванович начал шлёпать губами, раздавая брежневские поцелуи направо и налево, скрашивая эту процедуру свистящим астматическим дыханием.

Мне стало любопытно, как в дальнейшем будут вести себя участники ночного шоу, когда Николай Иванович проявит своё искусство во всей, как сказать, красе и мощи. Было заметно, что дамы оставались в напряжённом ожидании и, вероятнее всего, подсчитывали поцелуи, на которые Николай Иванович был щедр как никогда.
К концу пятнадцатой минуты беспрерывного чмоканья, в купе влетела разъярённая проводница, набросившись с упрёками на женщин, лежавших на своих местах тихо как мыши.
- Как вам не стыдно, - заклеймила она их позором. – А ещё выглядят, как порядочные женщины. Не успели с супругами распрощаться, а уже целуются с посторонними мужиками. Сейчас же прекратите, а то мне всякая эротическая чертовщина снится.
Ответная реакция невинно оскорблённых дам была столь же бурной и носила такие же грубые формы. Когда ситуация несколько прояснилась и необходимые разъяснения были даны и приняты, все три женщины скорбно выстроившись у тела Николая Ивановича принялись исследовать необычную природу звуков, издаваемых спящим красавцем.

Мне было интересно проследить, как они без подготовки отреагируют на предсмертный крик доисторического зверя, поскольку считал это место в произведении Николая Ивановича самым сильным и впечатляющим. Действительность превзошла самые смелые ожидания. Это был не просто испуг. Кошмар и паника – вот как бы я назвал то, что мне пришлось увидеть с высоты своего положения. В купе был учинён самый настоящий погром. При первых звуках проводница с криком ужаса прыгнула в сторону, сбив с ног пассию Николая Ивановича, а поскольку объёмы тела хозяйки вагона были довольно внушительные, последней пришлось несладко. Композицию из двух растянувшихся на полу женщин украсил насмерть перепуганный мужик, парашютистом прилетевший с верхней боковой полки. В качестве парашюта была использована простыня, прикрывшая композиционную группу из трёх тел, красочно размещённую на полу.

Спокойствия это не добавило. Упав на пол, мужичонка быстро, спотыкаясь и падая на четвереньки, побежал по проходу, плохо соображая, для чего это делает и какова конечная цель его загадочного маршрута. Делая огромные обезьяньи прыжки, он проскакал через весь вагон, запрыгнув на небольшую площадку перед туалетной комнатой. Часть этой территории уже занимала солидная пожилая дама, терпеливо ожидающая своей очереди. Увидев непонятное явление живой природы, движущееся в её сторону прыжками, как это обычно делают приматы, насмерть перепуганная женщина справила малую физиологическую нужду прямо здесь же на площадке. Ловко перепрыгнув через лужу, неизвестный проскользнул в тамбур и забился там, не находя выхода.

Виртуозное исполнение Николаем Ивановичем авторского произведения, а так же шум и неразбериха, вызванные этим исполнением в отдельно взятом купе со скоростью электрического тока, бегущего по проводам стал распространяться и на других пассажиров вагона. Жару поддал мужчина из шестого купе. Внимательно прослушав загадочные звуки, искажённые значительным расстоянием и спёрднутым воздухом, он в категорической форме объявил испуганным попутчикам, что скорее всего, им повезло присутствовать при железнодорожной катастрофе.
- Знаете, - вещал он голосом пророка притихшей аудитории - очень похоже на то, что поезд, по всей видимости, сошёл с рельс. А что очень даже запросто может быть в наше время. Нынче весь народ бросился сдавать металлолом. Читали, вероятно, в прессе, сколько проводов поснимали да надгробий в пункты приёма металлолома сволокли. Теперь, видимо, до рельсов добрались, сволочи.
- Караул, терпим крушение, - заорала мощная дама в ночной рубашке, хватая чемодан и устремляясь к выходу в панике, не замечая, что её мощная левая грудь вырвалась на волю. Раскачиваясь из стороны в сторону как спортивный молот для метания перед броском, эта часть тела сбивала с ног всех, кто имел неосторожность преградить путь её хозяйке.

Заразительному примеру беснующейся дамы вскоре последовали и остальные насмерть испуганные пассажиры вагона. Шум и крики жертв мнимой катастрофы достигли такого значительного уровня, что привлекли внимание бодрствующих пассажиров из других вагонов. Тревожная весть, обрастая самыми невероятными подробностями, разнеслась по всему составу и вскоре достигла ушей самого бригадира поезда, который и прибыл на место происшествия в сопровождении наряда дорожной милиции для принятия срочных мер по восстановлению спокойствия. Грамотно чередуя увещевания с толчками и зуботычинами, администрация поезда с огромным трудом, но навела кое-какой порядок в мятежном вагоне. Несмотря на принятые меры, народ продолжал нервничать и отказывался реагировать на призывы администрации поезда сохранять спокойствие, поскольку подозрительные звуки не исчезали и продолжали их пугать.

Травмированная проводница беспокойного вагона, с огромным трудом протискиваясь через толпу взволнованных пассажиров, наконец-то процарапалась поближе к своему непосредственному начальству и в нескольких нецензурных выражениях изложила свой взгляд на проблему. Народ, конечно же, ей не поверил, а кое-кто даже обозвал дурой, потерявшей от страха разум. Начальник также, с сомнением во взгляде смотрел на подчинённую, твёрдо пообещав себе, что это будет последний её рейс под его руководством. Обиженная недоверием начальства проводница предъявила заинтересованным лицам источник шума. Те долго стояли у тела, скорбно потупив глаза, как стоят у гроба близкого родственника, и слушали соло в исполнении Николая Ивановича, всё больше и больше убеждаясь в правоте хозяйки вагона. Интерес к феномену проявили все пассажиры без исключения. Длинная очередь, сродни той, которая выстраивается в мавзолей, медленно текла мимо купе, где мирно скрестив руки на животе, возлежал Николай Иванович. Люди подходили со скорбными лицами, прослушивали кусок произведения и отходили, уступая место другим. Молодая женщина с ребёнком на руках, внимательно рассматривая так и не проснувшегося Николая Ивановича, вдруг тихо спросила.

- Это что же получается, товарищи дорогие, во всём вагоне сегодня ночью будет спать только один единственный человек. Вот этот, - ткнула она пальцем в направлении спящего тела. – А остальные спать не будут. Просто не смогут заснуть при таком ужасном шуме.
Народ загалдел, признавая правоту её неутешительных выводов. Небольшой военный совет, проведенный здесь же у тела, принял справедливое, на мой взгляд, решение разбудить Николая Ивановича и строго настрого запретить ему издавать непотребные звуки во время сна. Первые попытки прервать богатырский сон были неудачными.
- Прекратите безобразничать, - строго сказал Николай Иванович не просыпаясь, пытаясь повернуться на бок.
- Вы представьте себе, какой наглец, - обиделась дама с ребёнком. – Оказывается, мы ещё и безобразничаем, а он ангел небесный. – А ну вставай, труба иерихонская…

Придерживая кричащего ребёнка, свободной рукой она вцепилась в ногу моего приятеля, пытаясь стащить его на пол. Николай Иванович, почувствовав скользящее движение, которое придали его телу посторонние силы, принялся дрыгать ногами, норовя лягнуть наглеца, покусившегося на его покой. Один из ударов достиг цели, и женщина отскочила от сопротивляющегося храпуна, зажав в руке в качестве трофея носок Николая Ивановича. Но мужественный пример женщины и матери, был тут же подхвачен другими пассажирами. Более десятка рук протянулись к беззащитному телу и, схватив его как половую тряпку, стали тормошить, трясти и выкручивать, пытаясь привести в чувство. Это им вскоре удалось.

Пробудившемуся Николаю Ивановичу в грубой форме был предъявлен ультиматум, который в значительной степени ущемлял его демократические свободы как пассажира и гражданина. После долгих споров и пререканий неспящие стороны пришли к соглашению, по которому Николай Иванович брал на себя обязательства бодрствовать всю ночь, и только в шесть часов утра ему разрешалось немного вздремнуть. Противная сторона обещала во время дневного сна мириться со звуками, им издаваемыми. Достигнутое соглашение было единогласно ратифицировано всеми без исключения пассажирами вагона.
Проснувшись рано утром, я увидел сидящего на нижней полке Николая Ивановича и грустно отслеживающего однообразные пейзажи, проплывающие за окном. Но он был не одинок. Рядом, склонив голову ему не плечо, тихо дремала сердобольная соседка.
 

Три дела у собак...

(Бодрописец)
 6    2020-06-20  0  78
У собак три дела есть:
1. Или трахнуть!
2. Или съесть!
3. Или, если не кусать - мимоходом обоссать!
 

Кара

(Йенс Тилва)
 38  Водка и вино  2020-06-14  2  293
Елизавета, милая моя,
Ты почему замок дверной сменила?
Вот я пришёл, со мной мои друзья,
И мы стоим снаружи, как дебилы.

Послушай, Лиз, не начинай скандал.
Приедь, открой. К чему весь этот кипеш?
И что, что холодильник я продал?
Мы скоро новый купим, вот увидишь.

Алло, Лизок, прошу, не мелочись,
Да полно вспоминать мне этот телек.
Ну ладно, вынес я его в ночи,
Зато мы в ресторане погудели.

Да, был неправ. Да, извини меня.
Нашло. Бывает. Разве не понятно?
С соседкой? Ну, бывало изменял.
Но никогда мне не было приятно!

Напротив, я стыдился всякий раз,
И представлял тебя одну к тому же.
Я даже имитировал оргазм,
Чтоб поскорей закончить этот ужас.

Я кару понести намерен, Лиз,
За мотовство и предаванье блуду.
Спиртное разрушает организм,
Я истязать себя жестоко буду!
 

Частушки за Конституцию

(Станислав Абрамов)
 34    2020-06-17  3  151
2(ЛС)

Скоро жить мы станем лучше,
Как не жили 20 лет,
Президент надысь озвучил
Нам в Послании привет.
***
Будет минимум оплаты
Нам за максимум труда,
А народным депутатам
Тоже будет. Как всегда.
***
Если кто попёр в министры,
В губернаторы и проч.,
Иностранный паспорт быстро
Как ненужный выбрось прочь.
***
Жили мы без Госсовета,
А теперь в один момент
Неизвестный орган этот
Добавляет Президент
***
Если кто-то изначально
В верхотуру когти рвёт,
По оседлости Навальный
В шайку-лейку не пройдёт.
***
По всему подходит этот
Главноизбранный для нас,
Надо только снять запреты
Избираться 40 раз.
***
Если где чего прохлопал,
За собой оставив след,
Не скули с письмом в Европу,
Там у нас приоритет.
***
17.06.2020
 

Опять, не то...

(Скучный Автор)
 6  Чёрный юмор  2020-06-20  0  79
Опять, не то...- Короче, не по духу!..
И не от буха ( Явно!!! )..., спозаранку...
Да и намедни... Только жизнь, непруху,
вонзает, как обычную подлянку...-
Причём, по полной ( Проза дня - раздоры! ),
разумность где, излишеством, причинам...-
А результат, опять, «по помидоры»...-
Видать, чтоб не карабкаться к вершинам...
А рылом вниз...- Вдогон, на поле рати,
к её избыткам ( Сверх любого плана! )...-
Мозгами чтоб раскинуть, мимо стати,
что, кстати, для бульварного романа,
вполне резонно...- То есть, обоюдно,
через волынку присных канителей,
седым - скулёж, из «трудно, скудно, нудно»...,
младым - бравада, с трёпом грёз, вне целей...
Как по ранжиру...- Тленна доля в массе!
И, поневоле, но возись с собою...,
отшельником, застывши, вдруг, в гримасе
( Какие, нахрен, чувства под Луною? )...,
когда лишь вой... И тот - на лад пустынный,
нутро души, по сути: пожирает...
А ты, как труп - заброшенно-былинный...-
Сознание - бл-дь, но прозу жизни знает!!!
Как, впрочем, и обратную заставку...-
Обман, в цветущем зле, для поколений,
кому, умами, ослаблять удавку,
не сгинуть дабы, вне мировоззрений,
своих, понятно...- И не понарошку,
приобретённых от соплей-терзаний...-
Присесть ( Но, не бухая! ) на дорожку,
пользительно..., для будущих дерзаний!
А к ним и откровений ( Но, по теме! )...-
Когда в избытке, опыт..., значит, с неба,
по темени ( Отнюдь не в теореме! )
настукано ( Для зрелищ ли... да хлеба? )...-
Вторично: Тумаками... или градом...-
Первично то, что, нормой гробовою,
сопоставляя пришлое с Парадом,
в грядущем дне, расстанешься с судьбою...
 

Следуя М. Жванецкому...

(Бодрописец)
 6    2020-06-20  0  76
Да, наверное я беспринципен,
Но душа постоянно хотела,
Что-то делать от нечего выпить,
Или выпить от нечего делать...
 

Реликвия

(Дед Пахом)
 -2    2020-06-20  0  121

Открыли храм с фуражкой Гитлера,
теперь она у нас Реликвия!

Не удивлюсь, хоть бей, хоть режь,
что скоро в моде будеть плешь!
 

О майонезе Провансаль...

(Бодрописец)
 3    2020-06-20  0  74
… майонез "Провансаль" на перепелиных яйцах... (из рекламы).

Скоко раз о "Провансале",
Мужики уже писали:
- Потребляя майонез,
Мы на яйцах или без?
 

Россия Держиморд и Скалозубов…

(Соломон Ягодкин)
 -2    2020-06-20  0  83

Россия Держиморд и Скалозубов, если никакой другой России никогда и не было, почему бы не возродить хотя бы эту?..
 

Курьёз

(Кассилий Пёркин)
 15  О жизни  2020-06-19  1  81
смехом пошлого паяца
никого не удивишь.
лицедеям не смеяться
над осколками любви.

жизнь-театр понарошку.
остальное не всерьёз.
комнатная тьма и кошка,
чёрная, как смоль - курьёз.

**
зашёл во внутренний мирок,
там глушь и безнадёга.
не лезть в бутылку дал зарок,
мёд смешивать и дёготь.

язык давненько мне не друг,
хоть гусь мой сотоварищ.
строчить стишки - сизифов труд.
я снова не в наваре.
 

Компромисс

(Игорь Мальцев)
 12    2020-06-18  3  84

Ни горяч, ни холоден? Остынь!
Не нужны нам новые пожары.
Без того достаточно пустынь.
Треть их из-за этого, пожалуй.

Не зови на подвиги! Отстань!
Не буди чувствительного руса!
Поспешишь, разгонишь вражий стан, –
Как узнать, где снова соберутся?

Всей ладонью тесто не дави!
Из квашни в другом полезет месте.
А партнёр бывает ядовит
И вертляв – от помощи до мести.

Одержим идеями? Уймись!
От тебя-то требуется малость:
Полюби консенсус, компромисс.
Не чини того, что не ломалось.
 

Почти библейская история

(Актёр (А.Окр.))
 26    2020-06-17  1  156
(чистейшие гонево и стёб)

Жила собака впроголодь, не ведая свежатины,
Хозяином любимая, естественно, попом.
Однажды Жучка слямзила окорочок говядины
И слопала, подняв у всех вопрос: «А что потом?»

Потом:
    домой вернулся поп, идейно пьяный в стелечку,
И с целью внятно объяснить "что можно, что нельзя",
Метнул ботинком в ейный лоб, и угодил по темечку –
И сука тихо ойкнула, по стеночке сползя.

Поп думал это временно, сказав, вставай родимая,
Давай, сыграем в шахматы и вышел за мячом.
Она была беременна от своего любимого.
Не знаю что подумали, но поп был ни при чём.

Подбитая ботиночком, пся разродилась сы́ночкой,
Пролаяв на прощание слегка прекрасных слов.
И умерла болезная, оставив сиротиночкой
Его, такого милого, как самаркандский плов.

Вернулся поп не с мячиком, а с киркой и лопатами,
Поскольку знал заранее печальный результат.
И долго над останками он изливался матами,
И заливался водкою, понеже был не рад.

Всю жизнь отцовства он желал, но не имел желания
Купать, гулять, вынянчивать, уберегать от блох,
Поэтому он с бабами не заводил компании,
Не звал их на свидания и не имел врасплох.

Он взял на руки сы́ночку и понял – это до́чечка
Так чересчур похожая на мать её в гробу,
Такая же брюнеточка, такого же росточечка,
И с меткой в виде крестика заранее во лбу.

Назвав её Каштанкою и дав в честь Жучки отчество,
Священник заменил щенку по жизни «grand-рap»*,
И сим конкретным образом он воплотил пророчество
О пресловутой участи собаки и попа.

А сучку с дыркой в темечке наш поп у тихой заводи,
Воздав горилкой почести, под Брянском закопал,
И как учёный грамоте то ль в Беркли, то ли в Гарварде
Сказал он речь за здравие и что-то написал…

Жила Каштанка с дедушкой, не ведая говядины,
Была поскольку ве́ганом и ела лишь грибы…
А я прошу прощения за милую бредятину,
Которая явилась мне по прихоти Судьбы.

___
* (франц.) "гранд-папА" с ударением на последний слог

 Добавить 

Новые подборки на темы: На день рождения, на юбилей, самоизоляция, коронавирус, свет, ноги, переделки песен, папа, мужу, сестре, подарки женщинам, подарки мужчинам, смс-валентинки, о праздниках
Лучшее на сайте по годам и месяцам:
2004: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2005: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2006: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2007: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2008: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2009: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2010: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2011: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2012: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2013: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2014: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2015: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2016: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2017: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2018: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2019: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2020: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12  

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер