ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: лучшее из свежего: стр. 18

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Прикольные стихи и рассказы: лучшее из свежего: Стр. 18  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Всё радостнее жить…

(Юра Харьковский)
 26  Ироничные стихи  2020-11-12  1  145

Пустеют с каждым днём мои карманы,
Я бросил пить, курить, в кино ходить,
Спасибо вам у власти Атаманы,
Ведь с каждым днём, всё радостнее жить.

Вот, наконец, достиг я жизни днища,
Но я, друзья, не буду унывать,
Чем я бедней – тем помыслами чище,
На остальное, в общем-то, плевать.

Я мысль каждый миг себе внушаю,
Что для души - богатство это смерть,
И с восхищением новости вкушаю,
Вкушать пельмени денег, братцы, нет.

Я с животом хожу красиво вжатым,
А у крутых чудовищный "мозоль",
И знаю точно - плохо быть богатым,
Избыток денег – головная боль.

А мне не надо сауны и ванны,
Я обойдусь без сёмг и лососёв,
Достигну скоро уровня нирваны,
И вот тогда, мне будет по хрен всё.
 

КОНКУРС ПОЗДРАВЛЕНИЙ С ГОДОМ БЫК ...

(Дейтерий)
 64  Новости сайта  2020-11-04  10  674
Внимание, конкурс уже начался. Голосование за произведения Жми сюда.

Уважаемые авторы,

Объявляется КОНКУРС ПОЗДРАВЛЕНИЙ С ГОДОМ БЫКА.
Принимаются поздравления с Годом Быка в форме смешных стихов, речей, сценариев, песен, надписей к подаркам и т.п.

Призы победителям:
1 место - 2500 руб.
2 место - 2000 руб.
3 место - 1500 руб.

Плюс три приза по 1500 рублей за самое полезное для читателей произведение.

Плюс приз 1000 рублей за лучший отзыв на конкурсные произведения.

Кроме этого, на странички и на произведения победителей будут добавлены соответствующие регалии.

Белка Жми сюда предложила включить в призовой фонд свой приз за 1 место на прошлом конкурсе, за что выражаю ей искреннюю признательность.



В правилах конкурса появилось одно важное изменение: Участник конкурса, поставивший за конкурсные произведения меньше 10 оценок, лишается 1, 2 или 3 места, и место переходит к следующему участнику в результатах. Ноль считается оценкой, но кнопочку у поля оценки надо непременно нажать. Поставленные оценки можно посмотреть на своей страничке по ссылке "Вы поставили оценки".

Участвуют только авторы, зарегистрированные на Хохмодроме. Гостям сайта, желающим участвовать, ничто не мешает зарегистрироваться.
Произведения должны быть новыми.
Принимается только одно произведение от каждого автора, однако оно может состоять из нескольких маленьких поздравлялок в пределах разрешённого размера в 100 строк.
Присутствие хотя бы части в стихотворной форме обязательно.
Хотя бы часть произведения должна иметь поздравительный характер.
Минимальное количество строк в произведении: 4, максимальное для стихов 100 строк, речи и сценарии в сумме могут быть длиннее, но просьба жалеть читателя и не перегружать его излишней длиной.
При желании к произведению могут быть прикреплены картинки.
У каждого произведения должно быть название, соответствующее теме.
Конкурс анонимный.
Произведения-кандидаты принимаются в эл.почту emaslov1@gmail.com с темой «ГОД БЫКА» в тексте должно быть указано название произведения и Хохмодромское имя автора. .
Организатор оставляет за собой право отклонить работы не по теме и не в формате конкурса, а также откровенно слабые работы.
Конкурсные произведения будут публиковаться по мере поступления от имени автора "ГОД БЫКА" в специальной рубрике конкурса.
В течение конкурса авторы смогут самостоятельно исправлять недочеты своих произведений, без замены всего текста.
Публикация и голосование продлятся до субботы 5 декабря 23:59:59, результаты будут объявлены в воскресенье 6 декабря утром. Просьба учитывать, что произведения, присланные слишком поздно, могут не успеть набрать баллов.
Произведения-победители определяются по сумме набранных баллов. Учитываются оценки всех проголосовавших авторов. Запрещается приглашать других авторов проголосовать за свои произведения, в том числе по частным каналам. За свои произведения голосовать не запрещается, собственные оценки при финальном подсчете будут вычтены из результата.
На время голосования все оценки произведений будут скрыты, и список произведений в рубрике конкурса будет перемешиваться каждые 6 часов в случайном порядке.
Оценки скрываются и комментарии к ним видят только авторы произведений.
Все рецензии под конкурсными произведениями анонимны до завершения конкурса.
По опыту прошлых конкурсов, будет считаться, что все призёры (1,2,3 места) поставили друг другу по +2, независимо от их реальных оценок.
При равенстве оценок преимущество получает произведение, присланное на конкурс первым.
После подведения итогов конкурса произведения, как обычно, перейдут на странички их авторов.
В качестве компенсации привычной скупости конкурсных оценок, через неделю после подведения итогов конкурса и вручения призов организатор добавит баллов произведению на 1 месте до 130 баллов, произведению с оценкой 0 - до 45 баллов, остальным линейно пропорционально набранным оценкам. Оценки к отзывам добавляться подобным образом не будут.
Призы будут перечислены на странички авторов, откуда по выбору авторов смогут быть выведены на сотик, вебмани, яндекс-деньги, киви, или на карту Сбербанка, а при невозможности перевода использованы ими в качестве приза для организации последующих конкурсов.

 

Угадай мелодию (по следам берези ...

(Моголь)
 26  Шуточные песни  2020-11-11  16  233
В виду трудности задачи, к игре допускаются спортсмены высшей лиги:

«Ла, ла-лу-ла, ла-лу-ла...
Ла, ла-лу-ла, ла-лу-ла...(дословно)

Не пойму, в чем дело.
Казалось бы надо копать огород,
А тут такое. И она туда же.

Впрочем, нечто подобное уже было.
Вот несчастье.
Но откуда это на мою голову?

Внутри что-то не так.
Наблюдаю изменения.
Хорошо бы знать какие.

Ла, ла-лу-ла, ла-лу-ла…
Ла, ла-лу-ла, ла-лу-ла… (дословно)

Начинаются галлюцинации.
Глаза рядом с телом.
Чтобы такое по этому поводу сочинить?

А вообще-то, и это было.
Но нет никакой возможности понять,
Что именно.

Ла, ла-лу-ла, ла-лу-ла…
Ла, ла-лу-ла, ла-лу-ла… (дословно)

Так что ж все-таки стряслось?
Что за хрень?
Какого черта?
 

Как изменился этот мир...

(Бодрописец)
 26  Анекдоты в стихах  2020-11-12  1  156
Жми сюда
Ковальчук Ан
«…Обыденным юмором можно
Разбавить сухое вино…».

- Как изменился этот мир!
Сомненья вдруг отяготили.
Всё думал, что люблю кефир,
Пока вином не угостили…
 

Диагноз

(Анатолий Долженков)
 3  Смешные истории  2020-11-14  0  140
Вот так всегда по жизни бывает. Живёт себе человек, беды-горя не знает. Ест, пьёт, размножается и никому, вроде бы, не мешает, даже если в браке состоит. Гражданском, естественно. А судьба-злодейка подстерегает. Вот она, кривая, рядом стоит и дубиной над головой размахивает. А удар по темечку, как водится, случается в самый неподходящий момент при полном кажущемся благополучии. И вот ты уже имеешь неприятность на фоне, казалось бы, сияющего безоблачного неба. То полиартрит коленных суставов настигнет так удачно, что потом эти колени из брюк не вынешь, то печень на два пальца ниже рёберной дуги высунется, а не должна бы. Ещё, какая-нибудь гадость прицепится, да в таком месте, что, как говорится, и сказать неудобно и показать стыдно.

К Петру Николаевичу беда подкралась незаметно. Жил себе человек тихо, пристойно, никого не трогал ни руками, ни словом. Дом содержал в достатке и строгости. Скуповат был – это да, такое за ним водилось. Но скажите, положа руку на сердце, разве столь полезная черта характера – грех? По нынешним-то временам это достоинство, и немалое! В общем, человек как человек. Выпивал по праздникам обязательно, а как же; по будням – по настроению, но не каждый день. Выкуривал по три сигареты в день не столько для того, чтобы здоровье подорвать, а даже наоборот поправить. Вычитал он как-то в научно-популярном журнале, что никотин есть ни, что иное, как витамин «РР» и в малых дозах организму даже полезен. Ну что ещё такого нужного и важного может происходить в жизни среднестатистического человека на фоне будничного течения жизни? Ходил на работу, смотрел телевизор, стучал в домино с соседями. В общем, жил как все и ничем особенным из общей серой массы не выделялся.

Но однажды всё это кажущееся благополучие и плавное течение жизни было нарушено самым неприятным образом. Как-то вечером придя с работы, почувствовал он лёгкое недомогание и слабость во всём теле. Отмечалась также некоторая потливость и дрожь в коленях. Что-то не по себе стало. В боку закололо, голова закружилась, и вообще подташнивало и нудило. Дальше – хуже и к утру, после бессонной ночи, прихватило настолько основательно, что стало ясно, само по себе не отпустит. Крути не крути, а в больницу ползти надо. А не хочется. Ой, как не хочется. Как вспомнит, сколько времени под кабинетом выстрадать надо, да ещё на медосмотр направят – это уж точно, поскольку давно лечебное учреждение не посещал; да процедур назначат немерено.

Печальный опыт лечения у Петра Николаевича был и немалый. Как-то в молодые резвые годы замкнуло ему желудочно-кишечный тракт. Времена между окончанием социализма и началом капитализма были такие, что никто особо пищей не перебирал. Слава Богу, молодой организм переваривал всё, что попадало в рот естественным путём. И надо же тебе такой конфуз – живот прихватило. Ох уж и намучился он тогда с анализами разными. Вначале терпел, сколько мог. Ходил, сдавал в лабораторию, что просили из анализов. Потом неосторожно выразил неудовольствие словами в адрес медперсонала. Что вы, мол, совсем озверели, черти. Третий день по больнице брожу, а результатов – ноль. Не наблюдается результатов. Расслабился в неподходящий момент, с кем не бывает?

Лечащий доктор проникся остротой момента и даже медсестре замечание сделал.
- Видишь, - говорит, - недовольство больной проявляет. Недостаточно, выходит, внимания мы ему уделяем. Не дорабатываем где-то на отрезке между входом пищи и её выходом. Сама должна понимать – больной всегда прав и мы должны идти ему навстречу вооружённые последними медицинскими достижениями и открытиями. Вставь-ка, - приказывает, - пациенту, ректороманоскоп в прямую кишку. Посмотрим, как он там с изнанки устроен. Ну, а если в противоположном конце этого биологического тоннеля не увидим синего безоблачного неба, лечить будем серьёзно, не щадя ни себя, ни его.

А та и рада стараться. Затолкала эту дюймовую трубку так надёжно и глубоко, что после процедуры Пётр Николаевич целый месяц ел, пил и спал только стоя, слегка наклонившись вперёд. От этих медицинских процедур у лечащегося народа такие ненормальные привычки вырабатываются, что не сразу и отвыкнешь.

Кишечник кое-как вылечили, но зато на нервной почве у него образовался тик левого века. С месяц моргал к месту и не к месту. Сколько через эти подмигивания мучений принял – больно и обидно вспоминать. Одним это дело нравилось, поскольку принимали мигание на свой счёт. Вроде бы как намёк на флирт. Мужчина-то видный. Другие просто не обращали внимания, а кое-кто и расстраивался с испугом думая, что случайно встретил давно забытого знакомого или дальнего родственника, и тот сейчас станет просить взаймы или пожить в квартире недолго. Ну, а сосед, живущий через дорогу, так тот просто сатанел при виде мерцающего Петра Николаевича. У него, к несчастью для окружающих – жена-красавица, а он при ней, вроде, как бы Отелло. И душить не душит, и посторонних не подпускает. Хотя и не мавр, но очень свиреп, подлец. Ревновал свою благоверную даже к глубоким старикам и юным пионерам.

Как-то Пётр Николаевич вышел из дома хлебца купить да колбаски, чтобы вечером было, что пожевать перед телевизором. А напротив, на лавочке вся соседская родня на солнышко высыпала погреться. Сам гориллоподобный сосед – глава семьи. Супруга его – царевна, тесть, тёща, кумовья. А тут Пётр Николаевич со своим тиком, как говорится, лицом к лицу и без всякой задней мысли давай семафорить контуженым веком в открытую природу. Соседа, ну просто зашкалило.
«Вот, - думает, - сволочь, какие заигрывания при живом-то муже и стольких свидетелях. А какие безобразия здесь творятся в моё отсутствие»?

Расстроился ужасно. Настучал, конечно, Петру Николаевичу по голове и другим слабо защищённым местам сгоряча не разобравшись. Но так, без аппетита настучал. Скорее для порядка. После воспитательных мер у Петра Николаевича глаз не то, что моргать, вовсе открываться перестал. Со временем, правда, попустило. Нет, не любил Пётр Николаевич лечиться да делать нечего – поплёлся утром в поликлинику. Народу на приём собралось не так, чтобы уж очень много, и доктор пребывал по этому поводу в прекрасном радужном настроении. Постучал пальчиками по впалой грудке, послушал, правильно ли бьётся сердце, что-то там у себя пометил на листке и велел одеваться.

- Предположительно, больной, - говорит, - у Вас – миозит. Воспаление мышц. Ничего страшного. Где-то Вас протянуло сквознячком, вероятно.
«Где протянуло,– с досадой подумал Пётр Николаевич. - Известно где. Дом свой, удобства во дворе, март за окном и статья в газете интересная – не оторвёшься. Вот и результат. Не зря умные люди прессу в библиотеке читать предпочитают или у батареи центрального отопления».
- Рекомендую, - советует доктор, - сухое тепло и желательно не переохлаждаться. Но, - говорит, - смотрю я Вы уже лет этак пять медосмотр не проходили. Так и быть, по всем кабинетам гонять не стану, но флюорографию пройти надо незамедлительно.

«Какая чепуха, - повеселел Пётр Николаевич, - всего-то-на-всего, флюорография! Секунда дел! Разделся до пояса, встал куда скажут. Дыши – не дыши по команде и всё, свободен»!
Под кабинетом никого. День сплошных удач. Зашел, протянул медсестре направление и быстро прошёл процедуру. За ответом медсестра велела прийти завтра после двенадцати и отправила оформлять больничный лист.

С тем Пётр Николаевич и ушёл. Назавтра после обеда ответ ему не отдали.
- Вам, - говорит медсестра, - к доктору подойти надо на консультацию.
- Да был я вчера, - попытался Пётр Николаевич втолковать неразумному среднему медработнику простую истину. – Завтра велено прийти.
А та упёрлась и ни в какую.
- Идите, - долдонит своё и всё тут.

Поплёлся Пётр Николаевич к знакомому кабинету, занял очередь. Злой, как чёрт. Надо же, какой конфуз вышел. Так всё хорошо начиналось и на тебе. Ждать, правда, пришлось не долго. Доктор его без очереди принял. Заботливо так принял, как близкого родственника, и давай допрашивать: давно ли болит и не замечал ли чего подобного раньше. По родословной прошёлся. Кто чем болел. Папу, маму вспомнил. Здоровьем их поинтересовался. Как, мол, себя чувствуют родители?

- Нормально, - отвечает Пётр Николаевич. - Лет десять, как ничего не чувствуют, поскольку именно столько времени прошло после их благополучной кончины.
Доктор повторно постучал по грудке, послушал эхо через стетоскоп и велел назавтра жене подойти в двадцать первый кабинет. Ничего не понял Пётр Николаевич. А что можно уразуметь в таких мутных медицинских делах? Болеет он, а к врачу жене идти зачем-то.

- Зачем Вам жена-то? – удивился Пётр Николаевич изгибам медицинской мысли. – Что она во внутренних болезнях понимать может? Она и по жизни у меня – дуб – дерево хвойное. Всё, что требуется, можете смело мне говорить. Я ей потом переведу.
Но доктор ни в какую. Давай, говорит, жену и всё тут. Побрёл Пётр Николаевич домой.
«Что за чудеса, - думает, - зачем ему моя супружница понадобилась? Не иначе, как для анализов.

Пришёл домой. Помялся немного. Как сказать не знает.
- Ты это, - говорит жене, - в больницу сходила бы.
- Чего я там не видела? – отмахнулась та. – Слава Богу, жива – здорова.
- Врач мой лечащий с тобой по поводу состояния моего здоровья переговорить желает, - принялся втолковывать неразумной половине Пётр Николаевич прописные истины.
- Надо же, - удивилась жена. – С чего бы это вдруг?

Но пошла. Явилась домой часа через три.
- Что врач-то сказал, - бросился допрашивать Пётр Николаевич благоверную. - Зачем вызывал?
- А затем и вызывал, - разрыдалась та с порога. – Онкология, - сказал, - у тебя. Рак лёгких. Так что, - говорит, - готовьтесь. - Через месяц – полтора, - говорит, - предстанет Ваш супруг перед Всевышним с кратким конспективным отчётом о грешной жизни своей земной. Так и сказал.
- Не может быть, - выдохнул полумёртвый Пётр Николаевич, падая на диван. Брешешь ты всё!

- Я брешу?! Говорила тебе, давай жить как люди. А ты всё копил, деньги собирал. Копеечка к копеечке. Лишней тряпки мне не купил. На курорт ни разу не съездили, как все нормальные люди. Вот и до копился.
- Замолчи, дура, - чужим голосом прохрипел Пётр Николаевич, хватаясь за горло.
- Я-то замолчу. Недолго уже мне молчать. Отмолчалась. Поживу в конце жизни в своё удовольствие, не трясясь над каждой копейкой. Слава Богу, денег ты, скупердяй, накопил предостаточно.

Жизнь остановилась. Пётр Николаевич уже не слышал воплей ополоумевшей от открывшейся перспективы жены и не реагировал ни на что вокруг.
«Как же так, - думал он. – Это всё, что ли? Нет, не так он представлял свои последние дни. И отец его, и дед, и дядьки – все умирали в преклонном возрасте после восьмидесяти. А он…. Надо же такому горю случиться. Ещё бы жить да жить – так вот на тебе…. Зря, выходит, стягивался, экономил, откладывал копейку на глубокую старость. Не пригодилось, значит. Не будет, выходит, глубокой старости. А может, напутала она, дура эта, или от злости своей бабской отомстить решила»?

На следующий день рано утром Пётр Николаевич уже маячил под знакомым кабинетом. Врач появился часа через два.
- Что Вы, больной, - спрашивает, - ни свет, ни заря явились? Я Вашей супруге всё объяснил, лечение назначил и лекарства выписал. Идите, лечитесь до полного выздоровления.
- Какого выздоровления? – упавшим голосом просипел Пётр Николаевич. – Какое при таком кладбищенском диагнозе может быть выздоровление? Господь с тобой, доктор.

- Значит Вы в курсе, - смутился врач. – Я же просил супругу Вашу не вводить Вас в курс, так сказать, дела.… То есть, не ставить в известность…
- Не ставить, - ярился Пётр Николаевич. – Да она сама не своя от радости. Это ей лотерея в расцвете лет выпала, маленькое счастье посреди жизни.
Он смутно помнил, как пришёл домой, как сел за стол, обхватив голову руками, и просидел в таком положении до позднего вечера.
«Всё. Конец. Всему конец. Время пошло на часы и минуты. Что же делать-то? Как доживать с таким грузом? А жена-то рада. Вон, какая морда счастливая. Теперь дура эта спустит все нажитое за полгода…. Ну-ну, радуйся, резвись. Пока. Недолго тебе веселиться. Поживёшь ты у меня в своё удовольствие, - злорадствовал он, доставая из кладовой две бутылки водки. – Я т-тебе покажу скупердяй».

После первого стакана полегчало так, что он стал ощущать вкус и запах водки. Вкус понравился, запах умиротворял. После второго в голове мелькнула шальная мысль – а гори оно всё синим пламенем! Сколько осталось, столько и осталось, и прожить эти дни надо так, чтобы покидая этот мир, не было мучительно больно оставлять нажитое трудовым горбом добро чужим людям. Всё-таки замечательный этот напиток – водка. Как психологию мышления выворачивает.

Вторая бутылка ушла под разработку комплекса стратегических мероприятий на конец жизни. Требовалось уложить в укороченные болезнью сроки то, что планировалось растянуть на тридцать – тридцать пять лет. Задача трудная, но при грамотном подходе вполне разрешимая. Первым делом в самом навороченном магазине ритуальных услуг был приобретен шикарный дубовый гроб и со всеми почестями водворён в свободной комнате, как напоминание о недолговечности и тленности всего живущего на грешной земле. Супруга узнав, что стоимость последнего пристанища мужа не намного дешевле соседского гаража вместе с находящимся там запорожцем, проявила первые признаки беспокойства. Наследство поползло...

Следующий шаг был продуман Петром Николаевичем не менее тщательно и взвешенно, поскольку человек он был обстоятельный и во всём любил порядок. Он приобрёл себе место на кладбище в престижном районе, почти в самом центре погоста. Судя по надписям на памятниках, здесь собралась чудная компания – несколько бизнесменов средней руки, павших от рук злых конкурентов, директор мясокомбината, заведующий «коммунхозом», другие ответственные, но, увы, уже покойные лица. Будущие соседи по погосту устраивали изысканный компанейский вкус Петра Николаевича. Затем, он дал куму денег на поминки, сопроводив их письменными указаниями в отношении проведения самой процедуры захоронения и предшествующей ей небольшой траурной вечеринки.

- Будет всё, как у людей, - заверил кум, оценив уровень обязательных приготовлений и выделенную для этих целей сумму.
– Ну, а теперь, - решительно хлопнув в ладоши, заявил Пётр Николаевич, - повеселимся на смертном одре так, чтобы чертям тошно стало, а живым и здоровым завидно.

Первым делом он привёл себя в божеский вид и отправился в ресторан, туго набив карманы пиджака и брюк отложенными на несостоявшуюся старость купюрами. Он всегда мечтал побывать именно здесь, повеселиться, расслабиться, но как-то жалко было деньжат. А сейчас чего их жалеть? Заказал столик, принял меню из услужливых рук официанта, открыл его и растерялся. Ассортимент блюд поражал воображение. «Гратэн» из копчёной индейки с брокколи и двумя сырами, морские гребешки с овощами в чесночном масле, креветки с чесноком и лимоном, белая рыба в луково-имбирной глазури.… И так на пятнадцати страницах. Мама дорогая, что творится! Из знакомых по неприхотливому быту блюд встретил только борщ по-украински, сельдь и салат из свежей капусты. Заказал по богатому, но водку, пиво и селёдку велел принести сразу, чтобы, как говорится, начать с привычных вкусовых ощущений.

После третей рюмки водки настроение поднялось настолько, что Пётр Николаевич стал проявлять нестойкий интерес к публике. Взгляд его вычленил из веселящейся толпы девицу, одиноко сидящую за соседним столиком. Она явно скучала, время от времени затягиваясь длинной, как карандаш, сигаретой. Девица, в свою очередь, уже давно оценила «пассажира». Обнаружив, что замечена потенциальным клиентом, представительница древнейшей профессии многообещающе подмигнула кавалеру, призывая последнего ускорить процесс знакомства и не разводить понапрасну бодягу. Пётр Николаевич икнув от неожиданности, принялся более внимательно исследовать «объект». Девица была молода, вульгарна, доступна и полностью вписывалась в его планы на сегодняшнюю ночь.

Несколько взаимных перемигиваний, известных разнополому человечеству со времён Адама и Евы как приглашение к знакомству, и вскоре девица уже хозяйничала за столиком Петра Николаевича, поглощая блюда с замысловатыми названиями и запивая съеденное заказанным по случаю знакомства шампанским. Во время танца Петра Николаевича не покидало ощущение, что он обнимает не живого человека, а лодку-плоскодонку, на которой в дни далёкой молодости ему приходилось переправлять по мелководью малые грузы. Пальпируя худощавые телеса избранницы, Пётр Николаевич, привыкший иметь дело с объёмными женскими формами, стал всерьёз сомневаться в самой возможности проведения финальной части любовных игр со столь эфемерным существом. Он не без основания опасался, что попытки близости могут закончиться травмами, возможно, даже несовместимыми с чахлой жизнью его новой пассии.

Обхватив девичью талию, Пётр Николаевич с удивлением обнаружил, что оставшейся частью свободной руки он мог легко почесать свой глобусообразный живот, особо не беспокоя партнёршу. Девица нашептывала в ухо Петра Николаевича нежные слова, называя его «котиком» и «папашкой» и строила заманчивые планы на ближайшую ночь. Он отверг навязываемую гостиницу, и вскоре подвыпившая пара предстала перед ошарашенной супругой, не ожидавшей подобной прыти от стоящего на краю могилы Петра Николаевича. Молодые, продефилировав мимо потерявшей дар речи законной жены, укрылись в спальне. Вскоре оттуда донеслась любовная возня, сопровождаемая женским эротическим визгом и мужскими похрюкиваниями. Жена, исполнявшая семейный долг, предусмотренный брачным свидетельством, как обязательную программу, без огонька и выдумки поняла, что проиграла окончательно, и тяжело вздыхая, принялась собирать вещи.

Утром Пётр Николаевич пробудился от испуганного женского вопля и глухого удара, как выяснилось позже, вызванного падением человеческого тела на пол. Гостья без сознания лежала рядом с гробом, который в темноте приняла за входивший в моду «евросундук» для хранения нижнего белья. А поскольку такой сундук считался мебелью высочайшего класса, то и содержимое его должно было быть соответствующим. Это и вызвало нездоровый интерес у нечистой на руку девицы. По полу были беспорядочно рассыпаны похищенные из тайников деньги, золотые украшения и заготовленная на смерть одежда. Любовь, как и следовало ожидать, оказалась не бескорыстной. Реквизировав у девицы похищенные ценности и купюры, Пётр Николаевич вынес неподвижное тело на свежий воздух, оставив его приходить в себя на лоне природы, под кустом можжевельника, и вернулся домой. Разочаровавшись в любви, он принялся обдумывать дальнейшие шаги.

Шикарно, с блеском завершить жизненный путь не складывалось. Не получал он столько удовольствия, сколько хотелось. Потягивая пиво у одного из многочисленных киосков, натыканных по всему городу как грибы, он излил душу первому подвернувшемуся собутыльнику, оказавшемуся за его столиком, и встретил полное понимание и сочувствие, казалось бы, постороннего человека. Добрых, отзывчивых душ, проникшихся проблемами Петра Николаевича и готовых оказать моральную поддержку, было так много, что деньги, которые он запланировал прокутить сегодня, закончились быстрее, чем ожидалось. На следующий день ситуация повторилась. Пиво, водка, скорбные лица и траурные речи заканчивались полной амнезией к вечеру.

Походы к киоску превратились в ежедневный, обязательный ритуал. Петру Николаевичу общение с новыми друзьями нравилось. Здесь он получал всё, что хотел – сочувствие, понимание, забвение. Пётр Николаевич потерял счёт времени. Куда-то запропастилась благоверная супруга вместе с частью совместно нажитого добра. Но его мало беспокоила потеря имущества. По зрелому рассуждению он пришёл к выводу, что так оно и лучше. Понятнее. А вещи…. Зачем ему теперь это барахло? Ни к чему. Новый траурный костюм, рубашечка да пара туфель и всё остальное, что необходимо для проведения прощальной церемонии были аккуратно складированы в гробу и надёжно прикрыты крышкой. Осталась сущая ерунда – вставить туда его, Петра Николаевича, усопшее тело. Но это мероприятие пока терпело. Того же немногого, что было одето на нём живом с лихвой хватало на оставшиеся дни.

Он потерял счёт времени. И вот, наконец, как и следовало того ожидать, наступил роковой день, когда готовясь в очередной раз выйти к ларьку, Пётр Николаевич с удивлением обнаружил, что золотой дождь иссяк. Он добросовестно обследовал заначки и тайники, но не нашёл даже самой мелкой купюры. Странно. Денег с лихвой должно было хватить на отведенный медициной полуторамесячный срок.

Новые знакомые холодно отнеслись к неприятному известию о постигшем Петра Николаевича финансовом кризисе. Предложение же взять на себя расходы по удовлетворению необычайно сильно резвившейся пагубной страсти собутыльника, вообще, встретили в штыки. Домой Пётр Николаевич вернулся трезвым, уничтоженным человеческой подлостью и коварством. Перспектива доживать последние дни голодая его не веселила, и сказать, сколько времени будет тянуться вся эта канитель, было крайне затруднительно.

Простой подсчет, проведенный при помощи календаря, в сердцах сорванного со стены, обнаружил невероятные результаты. Со вчерашнего дня пошёл уже четвёртый месяц с момента оглашения рокового диагноза, а Пётр Николаевич оставался живее всех живых. Лёгкие исправно вентилировали воздух, обильно пропитанный перегаром, не обнаруживая видимых патологических изменений, несовместимых с жизнью. Из всех имеющихся у Петра Николаевича в наличии органов тела болела только голова, и неприятно пучило живот, так и не приспособившийся к приёму алкоголя лошадиными дозами.

Пётр Николаевич был поражён. Он задержался на этом свете лишних два месяца, поправ самые оптимистические медицинские прогнозы. Как ни крути-верти, выходило, что тот образ жизни, который он вёл последние месяцы, помог ему избавиться от заболевания, считавшегося до сего времени неизлечимым. Было чему удивляться.
«Значит, всё, - лихорадочно думал Пётр Николаевич. – Значит, будем жить! Не совсем, правда, понятно на какие средства».

Нетрадиционный метод лечения оказался весьма эффективным, но чертовски дорогостоящим. Следующее предположение, посетившее его отупевший от алкоголя мозг, не на шутку испугало. А излечился ли? Надо бы сбегать в поликлинику перепроверить. Пройти повторно флюорографию. Она уж точно покажет – или подтвердит, или опровергнет страшный диагноз.

С трудом пережив ночь, показавшуюся полярной, Пётр Николаевич бросился в поликлинику, едва забрезжили первые проблески рассвета. Доктор, не приложивший и пальца к исцелению больного, страшно удивился, обнаружив возле себя человека, которого уже не надеялся встретить на этом свете и пребывал в лёгком недоумении. Чудом исцелившийся человек бестолково суетился вокруг него, бормотал какие-то удивительные истории и тенью следовал за белым халатом по всей поликлинике, хотя по всем законам медицины должен был лежать в могиле надёжно придавленный большой кучей грунта. При этом несостоявшийся покойник клялся, что знает верный способ лечения рака, проверенный лично на нём. Он предлагал доктору организовать «небольшой кооперативчик на пару», поскольку богатый его, Петра Николаевича, опыт да плюс врачебный диплом компаньона – и таких дел наворотить можно...

Наконец, после долгих хождений по длинным больничным коридорам, отупевший от общения с беспокойным пациентом лекарь решился на повторную флюорографию. Та показала полное отсутствие какой-бы то ни было патологии в лёгких обследуемого. Пётр Николаевич торжествовал, доктор отказывался понимать и принимать происходящее. Собранный по данному медицинскому казусу небольшой консилиум, состоящий исключительно из местных больничных светил, ясности в вопрос не внёс. Подняли предыдущие снимки. Внимательно исследовали. Снимок-приговор с нацарапанной в нижнем правом углу фамилией Петра Николаевича опытный заведующий отделением за таковой признать отказался.

Пётр Николаевич горячился, тыкал пальцем в нацарапанную фамилию и клялся, что он не спутает свои лёгкие ни с какими другими в мире. Упрямый заведующий отделением был непреклонен, настаивая, что на снимке изображён женский организм, аргументируя свою правоту округлыми контурами, ясно просматривающихся сквозь угольно-чёрный фон лёгких. При этом он имел нахальство утверждать, что молочные железы таких размеров могут принадлежать только женщине и то не каждой. Настаивая на этом бесспорном медицинском факте, он уверял, что даже при самом хорошем отношении к Петру Николаевичу его сморщенные атавистические соски ни при каких обстоятельствах не могут претендовать на подобные объёмы.

- Так как это понимать, - в лоб задал нелицеприятный вопрос Пётр Николаевич лечащему врачу. – Помнится, Вы мне гарантировали месяц – полтора жизни и всё. Так, что там у нас не склеилось со сроками и перемещением душ, я Вас спрашиваю? В чём же, извините, дело, уважаемый доктор? Почему я ещё на этом свете?

Под бдительным контролем Петра Николаевича, проштрафившийся коллектив районной больницы вяло приступил к процедуре установления истины. Были подняты все снимки, сделанные в день прохождения Петром Николаевичем флюорографии. Тщательно проанализировав все сорок три снимка, сделанные в тот роковой день, медперсонал больницы обнаружил грудную клетку Петра Николаевича под фамилией Синякова Варвара Петровна.

- Вот теперь всё встало на свои места, – подвёл черту заведующий отделением, – просто медсестра перепутала снимки. Такое редко, но бывает, случается.
- Не знаю, что там у кого встало…. На свои места или куда там ещё, но лично у меня появились вопросы, – принялся загибать пальцы несостоявшийся покойник. – Во-первых, гроб дубовый за триста долларов; во-вторых, элитное место на кладбище. Ещё двести зелёных. Куму на поминальную вечеринку отвалил сто пятьдесят условных единиц, не торгуясь. Я уже не говорю о траурной одежде. А примите во внимание моральное состояние человека, пришибленного смертельным диагнозом. Как может чувствовать себя человек на смертном одре? А я скажу как. Весьма и весьма неуютно!

- Что Вы такое говорите, больной? Да Вам радоваться надо, что так благополучно всё обошлось! Вот Синякова, Варвара Петровна, чей снимок за Вами по ошибке закрепили, та уже не радуется. А ей обещали долгую и счастливую жизнь. Представляете, каково ей было слышать ободряющие слова, стоя на краю могилы. А доктор твердил, что со здоровьем у неё всё в порядке?

- Интересная у Вас больница я вам скажу, - обиделся Пётр Николаевич. – Одним обещаете долгую жизнь, и они, успокоившись, благополучно отправляются на небеса в полной уверенности, что лёгкое недомогание, беспокоящее их последние год – полтора, вот-вот пройдёт. При этом они даже не догадываются об истинном положении дел. Другим прочите верную смерть без всякой надежды на выздоровление, а они продолжают долго жить, но уже без всяких средств к существованию. Короче решим так, уважаемые. Перед отходом в вечность я был обладателем капитала на сумму четыре тысячи триста двадцать долларов, каковые были израсходованы на психологическую перестройку организма, связанную с переходом в иной мир. Аккуратно погашаете мне указанную сумму, и я снимаю все финансовые и моральные претензии к вашему медицинскому учреждению. И радуйтесь, варвары, что Синякова, которая ещё недавно была Варварой Петровной, уже не в состоянии до вас, паразитов, из могилы дотянуться.

Почтенный консилиум, услышав цену врачебной ошибки, пришёл в столь неописуемое негодование, что вышиб Петра Николаевича из больницы, тут же обещая исправить свой промах, назначив в следующее его посещение настолько эффективное лечение, после которого скандальный пациент вряд ли выживет. В Горздраве также, с непониманием отнеслись к претензиям Петра Николаевича. И, действительно, что надо человеку? Жив, здоров – ну и радуйся! А вопрос о деньгах даже обсуждать не захотели. Больше всех веселился прокурор, выспрашивая подробности забавного приключения, но помочь вернуть деньги отказался, ссылаясь на отсутствие состава преступления и хлипкость улик.

С работы Петра Николаевича уволили за прогулы. Так что перебиваться ему, бедняге, и по сей день приходится случайными заработками. Но нет худа без добра. Он, всё-таки, нашёл своё призвание. Теперь большую часть свободного времени Пётр Николаевич посвящает борьбе с чиновничеством и волокитчиками. Произошедшую с ним историю, изложенную на бумаге, он регулярно рассылает в разные ответственные инстанции, взывая к справедливости. У него даже появился свой литературный стиль. Толку, правда, пока маловато, но есть твёрдая уверенность, что при хорошей усидчивости и относительно сносного владения литературным словом таких дел наворотить можно…
 

Школа Дзэн

(Ковальчук Ан)
 20  Короткие стишки  2020-11-13  2  135
Один несчастный эстроген
Решить Окончить школу Дзэн
И научиться как буддист
Не реагировать на свист
Теперь лишь в символе Энсо
Воспринимается яйцо!
 

Не стреляйте в графомана! Он пиш ...

(Борис Костинский)
 18  Смешные стихи  2020-11-13  1  139

Они не пьют и не едят,
про секс давно забыли.
Строчат-строчат, строчат-строчат...
И где берутся силы?!

Врагами стали все друзья -
не ценят их таланта.
Работа — по боку. Семья -
вериги для "вагантов".

Во всех редакциях сто раз
их "мыли", словно в бане.
Ведь пишут "щас" вместо "сейчас"
и два(!) "ф" — в "графомане".

Их бесят Блок и Сологуб -
проклятые педанты!
На Мандельштама точат зуб
и сжечь готовы Данте.

Но если крикнет кто-то вдруг:
"Убейте графомана!",-
скажу ему: "Послушай, друг,
держи "ТТ" в кармане.

Прикинь, а вдруг талантов рой
литсайты переполнит...
Никто тогда, мой дорогой,
о нас с тобой не вспомнит."

12.06.09г.
 

КАБАНЧИК Часть 5

(Анатолий Долженков)
 2    2020-11-14  0  140
Манипуляция была произведена довольно быстро и профессионально. Пока Женя с Игорьком удерживали беснующегося друга за руки, Федя, привычным движением, отточенным до автоматизма, влил в кричащий рот полный стакан самогона. Туда же последовала и половина луковицы, призванная сыграть роль закуски. Валерик застыл, уподобившись восковой фигуре. Мутные его глазёнки выползли из орбит; бледное лицо быстро превращалось в красное, переливаясь оттенками от светло-розового до свекольного. Кашель, слёзы и сопли, вызванные нетрадиционным методом лечения, проявились одновременно. Спустя некоторое время, данное подопытному на усваивание организмом натурального продукта, эксперимент был повторен. Второй стакан прошел легче и прижился сразу. Сникшего Валерика уложили животом на диван, дабы не беспокоить повреждённые места. Блудный сын впал в анабиоз.

Прошло немало времени, пока страдалец пришёл в себя и смог поведать историю своего падения. Это был весьма поучительный рассказ о том, что предусмотрительность – это именно та черта характера, которая помогает человеку в сложных ситуациях найти выход из самого затруднительного положения, а иногда и спасает жизнь. Суть рассказа сводилась к следующему.

Отдав последние распоряжения друзьям, он направился к входу в стойло, где и находилась ничего не подозревающая жертва эксперимента. Внезапно, его взгляд наткнулся на фуфайку и ватные штаны, висящие на гвозде вбитом в бревенчатую стену. Несколько в стороне, на полу, валялся разбитый стул. У предусмотрительного естествоиспытателя мелькнула мысль, что эту спецодежду ему послало само провидение. Натянув на себя фуфайку и брюки, он почувствовал себя намного увереннее, но не до конца. Всё-таки этой защиты было явно недостаточно. Подняв с земли сидение от стула, Валерик задумчиво повертел его в руках. Затем попытался пристроить его в качестве прокладки между своим тощим задом и штанами. Не с первого раза, но эксперимент получился. Поверхностный осмотр защищённого тела произвёл благоприятное впечатление - он напоминал средневекового рыцаря в полных боевых доспехах вышедшего на ристалище, чтобы сражаться и побеждать.

Мыслил, он абсолютно логично. Если столкновение с быком всё-таки, произойдёт, то в ста случаях из ста вероятных событий, морде быка могли быть противопоставлены сколиозная спина и пара тощих ягодиц студента. Из этих сложных и довольно толковых умозаключений следовал лишь один обнадёживающий вывод - удары по убегающему телу будут менее чувствительны, а последствия столкновения – не столь плачевны. Обезопасив себя, таким образом, новоявленный тореро отправился исследовать судьбоносные протоки. Когда он понял, что обнаружен быком, первая мысль мелькнувшая в мозгу была вырваться за пределы скотного двора и удалиться как можно дальше от опасного места. Но попытавшись совершить прыжок, дабы на старте получить солидную фору на дистанции, Валерик осознал, что бежать он не в состоянии. Получалось только ходить, да и то плохо. Сидение так распёрло в стороны брюки, что шажки выходили совершенно лилипутскими.

Потеря же драгоценного времени на извлечение сидения из штанов привело бы к верной гибели. Единственное место, куда можно было добраться быстрее быка, оставалась зона парковки коров. Попытка скрыться под защитой коровьего стада напоминала Валерику занимательную игру - бег в мешках, когда соревнующиеся сунув ноги в мешки, где прыжками, где ползком пытаются достичь финиша. Только в данном случае условия конкурса были жёстче. На кон поставлен не какой-нибудь дешёвенький приз, а сама жизнь спортсмена. Через время, которое можно бы было назвать рекордным, гонимому студенту удалось даже в таких экстремальных условиях закрепиться под толстым брюхом Рыжухи. Но корова, до этого момента выглядевшая вполне смирным и добродушным животным, вдруг стала проявлять признаки беспокойства.

Оставаясь в столь ненадёжном укрытии, беглец рисковал быть раздавленным коровой рекордсменкой. Ситуация становилась критической. С одной стороны беснующаяся корова, с другой – расчётливый и хладнокровный бык–убийца. Как удалось выбить головой стекло и проскочить верхней половиной тела наружу, Валерик вспомнить не мог. Но зато отчётливо, в подробностях, поведал о самом столкновении. В какое-то время ему вдруг показалось, что в задницу врезался локомотив, движущийся со скоростью сто километров в час. Уже после столкновения, пролетая над загоном и обозревая прекрасный пейзаж открывающийся с высоты птичьего полёта, он понял, что всё-таки это был бык, а не средство передвижения по рельсам.

И позже, лёжа в крапиве и оценивая ситуацию находясь уже не в динамическом движении, а в состоянии относительного покоя он, наконец-то догадался, что же всё-таки помешало полностью миновать окно, но, в то же время, помогло сохранить жизнь. Сидение от стула, прикрывавшее тыловые укрепления значительно ослабило удар. Бык, нанеся сокрушительный удар по оставшимся без прикрытия оборонительным сооружениям противника, вышиб последнего не только из окна, но и из всех имеющихся на нём штанов. Сознание вернулось к Валерику довольно быстро, поскольку крапива беспощадно жгла и жалила незащищённые места.

Придя в себя окончательно, он вдруг вспомнил, что был не один. Щемящее предчувствие утраты сжала его сердце. Картина расправы обезумевшего от ярости быка над совершенно беззащитными друзьями, всё это время стоявшая у него перед глазами, вызвала жгучий поток слёз. Слепая ярость овладела несчастным. Обжигающий огонь мщения заполыхал в избитой груди. Выскочив из крапивы он беспорядочно метался вдоль загона, выкрикивая ругательства и грозя быку грязным кулаком. Состояние его передать было не возможно. И страх, и боль, и ненависть, и отчаяние, всё слились в единое, противоречивое чувство.

- Да, теперь уж точно Марковича не миновать, - скребя бороду, задумчиво потянул Федя. – Только, как нам по селу-то идти с таким горем?
- Штаны надо бы его достать, – заявил Игорёк. – Они до сих пор в окне болтаются – с наружи – ватные, а внутри его собственные и трусы. Как матрёшки, только наоборот.
- Да ты что? – засомневался Женя. – Как ты с крыши до окна-то дотянешься. Там расстояние метра два будет, не меньше. Спуститься бы на землю, так среди нас не наблюдается ни одного тореадора. Смотритель не в счёт, он сам быка боится. Как мне этот гад парнокопытный надоел, видеть его не могу, поганку.

- Достать не проблема, - Федя полез за диван и извлёк оттуда большой тройной крюк, привязанный к длинной бельевой верёвке. – Вот этим и достанем. У нас такой крюк кошкой называют. Им из колодца вёдра достают, если они с цепи обрываются и тонут невзначай. Надо таким Макаром бросить кошку, чтобы она штаны зацепила и тогда будет всё в порядке.
После нескольких неудачных бросков замысел удалось реализовать. Можно было продумывать пути безопасного отхода с фермы. Осторожно, стараясь не задеть травмированных мест, вставили Валерика в штаны. Он икал, лез целоваться и бормотал, что совсем по-другому представлял себе рай.

- Что дальше-то? – поинтересовался Игорёк. – Как выбираться будем? Бык нас не выпустит с Валериком на руках.
- В сторону загона нам идти нет резона, - задумчиво произнёс Федя. – Значитца, спустимся в том месте, где мы этого контуженного подобрали.
- Да ты что? – Женя поднял руку высоко над головой, – там же высота метров пять будет. Прыгать нельзя, ноги переломаем.
- Кто тебя прыгать-то заставляет? – Федя повертел пальцем у виска. – Тоже мне, Бубка, какой выискался. По верёвочке аккуратненько соскользнём и повреждённого таким же Макаром доставим. Морока с ним, ей богу. Ну да ладно. Резину тянуть нам резона нет. Пошли потихоньку.

Судорожно ухватившись руками за верёвку и упираясь дрожащими ногами в бревенчатые стены, один за другим, начали спуск. Благополучно доставили и Валерика, предварительно спеленав его, как мумию. Во время спуска длившегося буквально несколько секунд, Валерик нетрезвым голосом затянул песню. Можно было разобрать некоторые слова.
- Парня в горы тяни, рискни, - советовал он упирающимся друзьям.
Такой поворот сюжета не вызвал неудовольствия разве что только у Феди.
- Ну даёт, - восхищался он. – Не так давно помирал человек, а теперь поёт и веселится. Получается, - рассуждал он, - совсем мало надо, что бы музыкальный талант прорезался - получить по заднице яшкиным лбом.

- Не мудрено, что поёт, - возразил Игорёк. – У тебя не самогон, а наркоз какой-то. Я вот то же качаюсь, как камыш на ветру. Могу и не дойти.

- Дойдем, - уверенно заявил Федя. - Только не селом пойдем. Огородами, оно надежнее получится.
- Огородами лучше, конечно. Народу в это время там почти нет. Только, думается мне, с тылу мы нужный дом, пожалуй, и не признаем. Со стороны огорода, они все одинаковые.
- Послушай, Федя, - Женя тронул шедшего впереди за плечо. - Может быть попозже к ветеринару. Надо бы, вначале Валерика доктору показать, рентген костей таза сделать.
- Откуда здесь врач-то возьмется? – отмахнулся Федя. - Тут фельдшер, и то один на три села. Он, правда, вашему приятелю вряд ли поможет. Пятнадцать километров до него добираться надо и не всегда на колёсах. А у ветеринара жена - травница на весь район известная. Любые раны заживляет, и такие болезни излечивает, за которые районные медики уже и не берутся. К ней и попросимся. А, пока она с этим травмированным возиться будет, надо с Марковичем, о нашем деле договориться.

Двигались медленно, постоянно теряя тропинку в сумерках. Валерик дважды умудрился упасть в грязь, хотя вокруг было относительно сухо. Падая во второй раз, увлек за собой обоих приятелей, чем вызвал недовольство уже основательно вымокшего Жени. Было довольно темно, когда приятели добрались до нужного места и, миновав дорожку, разделяющую огород на две равноценные части, вышли к искомому дому. Дальше двигаться было нельзя. Впереди, на толстой металлической цепи огромной серой тенью бесновалась овчарка, пытаясь достать зубами незваных гостей. Хотя и не бог весть какое, но удовольствие, если целый день на цепи сидишь.

- Тихо, Волчок, - пытался угомонить собаку Федя. - Что ты, дурачок, своих не признаешь? Это же я, Федя.
Собака категорически отказывалась признавать бородатого Федю своим, продолжая рычать и скалить огромные жёлтые клыки. Вскоре послышался скрип двери, и на пороге обозначилась согбенная тень. Человек, подавшись вперед, внимательно всматривался в темноту.
- Это что за нечистая сила в темноте по огороду шатает? Потопчите мне томаты, ироды окаянные. Я вот сейчас Волчка спущу, он вам задницы понадирает, - судя по сварливому голосу, хозяйка была явно не в духе.

- Зря ты, Тимофеевна, рогатого к ночи поминаешь. Да и с огородом твоим ничего не станется. Я это, Федор, не узнала, что ли? Попридержи собаку, бога ради. Не ровен час, сорвется с цепи. Мы, тут к тебе за помощью, с пострадавшим.
- Какой еще Федор? Ганкин, что ли? Ты, что, пацан, по огородах ночью бегать?
- Я что, до утра тебе с огорода орать буду? Придержи, говорю, собаку, дай пройти. Когда увидишь, что случилось, самой не до разговоров будет.
Затарахтела цепь и собака под натиском ног хозяйки, ворча и огрызаясь, нехотя полезла в будку.
- Ну, проходите, если пришли. Что там у вас, такое скоилось, что до свету потерпеть не можна?

- Чрезвычайная ситуация мать, авария органов и частей тела. Сейчас сама увидишь, - Федя тяжело поднялся по ступенькам, открывая дверь, ведущую в дом. За ним как привязанные, покачиваясь и спотыкаясь, проследовали три тощие тени. Хозяйка вошла последней, пропустив гостей вперёд. Гости, сняв в прихожей обувь, прошли в комнату. Комната, совсем крохотная, служила вероятнее всего продолжением коридора. Справа, вплотную упираясь высокими металлическими спинками в противоположные стены, стояла кровать непонятно каким Макаром туда втиснутая. Тусклая, засиженная мухами, сороковатная лампочка без абажура, как могла освещала убогое помещение.

- Так, что там, у вас, за беда? - все так же, нетерпеливо наседала хозяйка.
Пришельцы молча уложили раненого на кровать, животом вниз, предъявив пораженной женщине павианий зад Валерика.
- Смотри, Тимофеевна, что случилось. Видишь, какая авария с этим студентом приключилась. Катастрофа.
- Боже ж мой! Та, где же его, бедолажного так стукнуло? Бедный хлопец совсем без жопы остался, - всплеснула руками хозяйка.

- Бык, Тимофеевна. Яшка, язви его печаль. Оторвался зараза. Налетел на пацанов ни с того, ни с сего. Этого вот, убогого, подмял, да и остальные еле-еле ноги унесли. Представляешь, до верхов дойдет. Скандал. Никому жизни не будет. Особенно племяшу твоему, председателю нашему. Комиссии разные понаедут. Будем не успевать встречать и провожать, одну за другой. Из милиции, из прокуратуры, а как же? Хлопот хватит. Я тут с ребятами договорился, чтобы они шум пока не поднимали. Но и с нашей стороны все должно быть так, как надо. Поняла?

- Дела! А, если у него кости розтрощены. На всю жизнь будет калекой. Кого потом, таскать будут? Меня. Если я за это дело возьмусь.
- А ты смотри внимательнее. Мы же не зря к тебе первой пришли, - и, наклонившись к уху, прошептал. - Ты же протокол составлять не станешь, а?
- Тьфу на тебя! Языком ляскаеш, как помелом. Та еще горилкой прет от тебя. Где уже надрался, бисовадытына?
- Так, он, пострадавший этот, прыгал как обезьяна и орал, будто его режут. Пришлось дать успокоительного. Да и дружкам его плеснул, чтобы с мыслями собрались и шума лишнего не поднимали. Ну и, сама понимаешь, разнервничался. Распсиховался. Как представлю себе, что нам всем грозит, дрожь по всему телу.

Женщина склонившись над кроватью, осторожно ощупала пострадавшие участки. Подняв через некоторое время голову, она с облегчением констатировала.
- Кости, как будто целы. Переломов нет. Надо бы в райцентр отвезти, да рентген сделать. Так он пьяный, як цуцык.
- О каком рентгене речь, Тимофевна. – Ты у нас, лучше любого рентгена. Всех насквозь видишь.
- Ну, ну, побалакай мне тут... Балаболка.
- Молчу, молчу. Договоримся так. Передаём в твои заботливые руки пострадавшего от общения с живой природой исключительно для прохождения курса принудительного лечения. Ты же у нас знахарка известная на всю округу и ближайшие окрестности. Думаю, за пару дней поставишь парня на ноги. Мы же не теряя времени с Марковичем потолкуем о том, о сём…

- Он сейчас мама сказать не может. Пьет вторую неделю, не просыхает и мычит, как бык. А, когда не пьет – спит в сарае на сене.
- Надо же, уже вторую неделю не просыхает? Вот здоровья у человека, дай ему бог долгих лет жизни. Ну да ладно, дело это поправимое. Я Тимофевна волшебные слова знаю. Разговорю страдальца. Соловьём заливаться будет. Где, ты говоришь, же изволит отдыхать главный Айболит нашего района?
- В сарае, где же еще. До хаты совсем не заходит.

- Пошли хлопцы, - направляясь к двери, распорядился Фёдор. – Нам предстоит трудная и ответственная работа – общение с мятежным ветеринаром, в то время, когда он полностью абстрагировался от окружающей действительности. Что же, его понять можно. Каждый отдыхает по-своему. С применением доступных подручных средств, в нашем случае самогона. Требуется вывести специалиста по кастрации из состояния медитации. Вот так рождаются стихотворные строки, идущие из глубины самого сердца и частично из желудка. Задача перед нами стоит архисложная, но, тем не менее, реальная при правильном подходе к вопросу.
Продолжение следует.
 

День маринованных огурцов 14.11. ...

(takamisakari)
 50  Кулинарные приколы  2020-11-10  0  231


Зелёный овощ, наполнитель,
Салатных тазиков на праздник.
Закуски вкусной заменитель,
Когда стаканчик водки дразнит..

Вот тут солёненький огурчик,
Даст фору многим маринадам.
Я маринадам не попутчик!
Нет, маринада мне не надо!



Испортить уксусом всё дело,
Ума тут многого не нужно.
Надо солить его умело!
Что бы хрустеть потом им дружно.

Что бы к картошечке горячей,
К открытой, ледяной бутылке,
В кругу товарищей по даче,
Наш огурец сидел на вилке..



Закуска:
Блины      Жми сюда
Груздь солёный      Жми сюда
Селёдка      Жми сюда
Пицца      Жми сюда
Суши      Жми сюда
Накрываем праздничный стол      Жми сюда
Холодец      Жми сюда
Жареная картошка      Жми сюда
Горчица      Жми сюда
Сыр с плесенью (Дор Блю)      Жми сюда
Шашлык      Жми сюда
25.08. Д.Р. Консервной Банки      Жми сюда
Шпроты      Жми сюда

Кофе      Жми сюда
Праздники. Многа..      Жми сюда

 

11. Из нор крысиных в коровник

(Конкурс «ГОД БЫКА»)
    Год Быка  2020-11-06  6  344
Куранты бьют. Из нор крысиных
Народ в коровники полез,
Среди рогатой где скотины
Стоит железный вымя без.

И каждый, будто бы доярка,
Добыть пыт
Читать дальше >>
 

Профессионал

(Аршава Олег)
 29    2020-11-12  2  153

-Вы меня уж извините.
Я за Вами наблюдал,
Вижу, выпить Вы любитель.
-Нет, я- профессионал.
 

Картина мира

(Ковальчук Ан)
 24    2020-11-12  2  145
В космосе крутилась пыль со свистом,
Из нее спаяли этот мир.
Бог, он был, конечно, программистом.
Это я серьезно ощутил.

Вот откуда эти перекосы,
Вирусы и прочая фигня.
Не продумал сложные вопросы.
Трудно уложиться за три дня.

Где-то сбои могут быть в системе
Баги, зависания, дедпул.
Столько пресловутых эпидемий
Мир сполна в итоге хлебанул.

Что теперь. Как справиться с проблемой
Криворуких этих величин.
Нужны безусловно - стратогема
И, конечно, твердый сисадмин.
 

А женщина любила мужика...

(Бодрописец)
 24    2020-11-12  2  166
Жми сюда
Митюнюшка
«…А мне купила лишь носки...».

…и женщина, поскольку,
Любила мужика,
Костюм купила тройку -
Трусы и два носка…
 

Семь Семёнов

(Устин Бугров)
 3    2020-11-14  0  147

В некотором царстве, в некотором государстве жил один Мужик и было у него семь сыновей, прозывавшихся Семёнами. Выросли сыновья, впору Мужику возрадоваться – эка, сколько помощников! Ан, нет. Одно не радует Мужика: чада его были бездельниками и пустобрёхами. Уж он и так с ними, и эдак, а дело ни с места. Думал он думал и порешил отдать их на государеву службу. Чего зря дармоедов охаживать? Пущай, может, польза кака будет отечеству.
    Вот собрал Мужик всех сыновей своих, да и повёл на царское подворье. Царь подивился токо – вроде, и надобности никакой не объявлялось, а тут – нате.
- Чаво табе, Мужик, - вопрошает их царское величество, - чаво припёрлись в палаты царские?
- Так, ить, царь-батюшка, - отвечает Мужик, - дети ужо великовозрастные, так пущай послужат, чай, отечеству пользу какую принесут делами своими.
- А каку таку пользу они принесут? Эй вы, отроки неразумные, - молвит царь-батюшка, - а подите-ка сюда ответ держать – чему научены, како тако ремесло знаете? Вот, к примеру, ты, большой Семён, к чему будешь гож на службе государевой?
    Выступил тут большой Семён, поклонился в ножки царю-батюшке и такое молвит слово своё:
- Я, ваше величие, врать могу.
- Это про что ж ты врать-то обучен, - спрашивает государь.
- А про то, как изобильно отечество наше, ваше царское величие, - отвечает большой Семён.
- Ладно, - кумекает царь-государь, - такой человек мне нужен. Так и быть, оставайся на службу царскую. Ну, а ты, - спрашивает царь-батюшка второго Семёна, - ты какому ремеслу обучен?
- Врать могу, - отвечает второй Семён.
- Погоди, - почесал за ухом царь, - такой специалист ужо имеется… Пошто ещё один?..
- Так, ить, я, ваше величество, про другое врать могу, - отвечает второй Семён. – Я, ить, про водную, значит, пространству врать умею…
- Про водную, говоришь, - покрутил носом государь, - про водную – оно тоже в надобность… А то у нас энтих морей-окиянов – как гороху, а проку от их… Так, може… Ну, так и быть, оставайся и ты на государеву службу… Ну, - повернулся государь к третьему Семёну, - ты какие науки постиг, что положишь на алтарь отечества?..
- Я, ваше премного царское, значит, обучен врать, - отвечает третий Семён.
- Так это как же? Есть ужо у нас два таких специалиста, - удивляется царь-батюшка. – А пошто ты будешь?..
- Так, ить, про знахарство обучен, по медицинской, значит, части, - отвечает третий Семён. – Вот, к примеру, занедужил, значит, народ, а я ему – раз, словом всю здоровью и поправил…
- Ишь ты, - аж подпрыгнул царь-батюшка, - это толковое дело, а то у нас, бывает, всяких прыщиков понавыскакивает, а чего сказать – толком никто и не знает… Оставайся и ты. Так, а энтот какие премудрости делать умеет, - спрашивает он четвёртого Семёна.
- Врать умею про корабли да промышленную развитию отечества нашего в области всякого кораблестроения и газодобывания, - отчеканил четвёртый Семён.
- Берём, - обрадовался царь-батюшка, - а то я и сам не знаю – чего там в той земле зарыто и на скоко энтого добра мне хватит? Ты чего умеешь, - подошёл он к пятому Семёну. – Ответствуй нам, как на духу.
- Врать могу про то, чего нет, ваше царское величество, - отвечает пятый Семён. – Вот его нет, а я говорю, что оно есть.
- Это хорошо. Это дельно. А то я сам ужо устал энтим заниматься, - обрадовался царь-государь. – Беру тебя на энто самое дело! Кто ишо? А вот ты чего делать умеешь, - подошёл он к шестому Семёну.
- А я, царь-батюшка, как мои братья единородные наврут с три короба, так я, значит, вру – какой дорогой нам, значит, ехать по колдобинам, да плыть по ветрам туда – не знаю куда, - растолковал государю шестой Семён.
- Ишь ты… Значит, и така наука есть, - удивился царь-батюшка. – Это нам за надобностью, а то плывём-плывём невесть куда… - Подошёл он к седьмому Семёну и говорит. – Тоже, чай, врать умеешь? Сказывай, про что врать-то будешь?
- Не буду я врать, царь-государь, - отвечает седьмой Семён, - а буду я правду сказывать.
- Это чой та? Что за диво такое? А, - махнул рукой царь-батюшка, - оставайся и ты, раз пришёл. Токо шибко не мешай мне тут.
    Обрадовался Мужик, что пристроил всех своих бездельников, поклонился царю-батьке в ножки, повернулся и пошёл домой делом заниматься.
    А тут задумал царь жениться, да и купцы сказывают, что живёт в царстве заморском царевна-краса. Соорудили корабль, погрузили подарки да провиянты разные и встали под паруса. Думал царь думал – кого же взять за сватов в это мероприятие важное, да порешил взять с собой семерых Семёнов, пущай там сказки сказывают про то, како житьё-бытьё тута наблюдается. И помахамши ручкою мамкам-нянькам да всякому люду, царь-батюшка да семь Семёнов отплыли в края заморские, где обитала краса ненаглядная.
    Вот пристали оне к острову иноземному, да как увидели их царское величество царевну-красу, так сразу и возжелали быть яе суженым. Да вот только царевна не шибко на царя-батюшку заглядыват: то ли рожей не вышел, то ли седина в бороде сумнения вызвала. И пошёл тут царь-государь хитростью крепость брать. Напослал он семь Семёнов на их царский двор и велел сказывать чудеса всякие. Те разом и заходилися. Народ местный чё понял – чё не понял, а шуму ихнему подивился. А коли царь-батюшка про экскурсию чего-то ляпнул, согласился народ отпустить царевну-красу в круизу заморскую без всякой тур-путёвки.
    Вышел, значит, корабль туристический да назад к мамкам-нянькам поплыл. Плывут они плывут, а тут вот какая оказия вышла. Отослал царь-государь седьмого Семёна наутро кофию царевне отнести. Всё равно, дескать, к вранью не приспособлен, так пусть, хотя бы, и официянтом послужит. Вот пришёл седьмой Семён в каюту ненаглядной царевны, сам поднос держит, а глаза так в неё и влюбляются. Да и царевне, правду сказать, глянулся младший Семён. Так оне ворковали-ворковали, а седьмой Семён возьми да и всю правду и скажи, что, дескать, своровали их царь-батюшка да на венчание в свою сторону везут. С тем и ушёл младший Семён в тоске да печали.
    Как услыхала это царевна-краса, как вышла она на палубу, где их царское величество млели от счастья, да как крикнет она «Не бывать этому никогда!», да и в море-окиян – бултых! Царь-батюшка испужались, давай криком кричать да назад красу-ненаглядную звать, а оне – ни в какую! Зовёт царь-батюшка первого Семёна да наказывает: сигай, мол, за борт, да ври невесте с три короба про изобилие наше, может, возвернётся, чай.
    Первый Семён спужался сигать в пучину морскую, так его матросы закинули за борт, сидят все и ждут. А первый Семён помахал руками, покричал про то, что в царстве-государстве всякие марципаны токо едят, да и пошёл ко дну.
    Опечалило это царя-батюшку, а делать нечего: не взяли изобилием, будем брать водными просторами. Кличет царь-батюшка второго Семёна, давай, дескать, ступай к царевне и описуй ей всё в голубом цвете. А второй Семён, как услыхал приказание, так и завопил, что есть мочи: «Не вели, царь-государь, в море-окиян бросать, я, ить, плавать не умею!» Как же это так, - подивился царь-государь, - про водную гладь брехать, значит, умеешь, а плавать, значит, не обучен?! Ничего, мол, не знаю, за борт его! Тут матросы, не мешкая, приподняли второго Семёна и в пучину морскую! Тот и пикнуть не успел, камнем ко дну пошёл.
    А тут, надо сказать, море-окиян взбунтовался, кораблик заколыхало и у царя-батюшки морская болесть взыгралася. Вспомнил ён про третьего Семёна. Призывает его к себе и наказывает: «Царевна, поди, там тоже занедужила… Вот и ступай к ей да расскажи кака у нас медицина в царстве-государстве имеется. Глядишь, и возвернётся она к разумности и здравомыслию».
    Делать нечего, перекрестился третий Семён да прыг в пену морскую. Царь-государь токо обрывки какие-то услышал: «…самая лучшая в мире», «…старики до 150 лет живут», «…детей в заморские страны на их воспитание не отдаём», «…даже анализ мочи сами делаем». И всё. И больше никто его не слышал.
    Настал черёд четвёртого Семёна возвертать царевну назад. А поскольку он ничего про промышленность в царстве-государстве не знал, не ведал, по причине яе отсутствия, так он сам влез на рею, и со всей промышленностью, камнем пошёл ко дну!
    Кличет царь пятого Семёна. Мол, давай, Сеня, вся надежда токо на тебя. Рисуй, дескать, миражи. Мол, земля уже на обозрении, потому хватит купаться, пора обсыхать. Пятый Семён задачу понял, сиганул за борт, руками размахивает и вопит, как оглашенный: «В каждом колодце, дескать, заместо воды нефть будет фонтаном выпрыгивать. Околоточные будут колотить токо в околотках. В школах вообще более никаких ЕГЭ сдавать не будут. Физкультура и спорт придут в каждую хату, потому как все будут с факелами бегать. Партиев разных будет одна на кажный хутор.» Царь-государь аж заслушался: эка скоко всякой невидали в отечестве имеется. И когда пятый Семён перестал ручками размахивать, царь-батюшка аж подскочил и тоже завопил: «Э-э-э
А дальше-то чего? Ты погоди тонуть-то, доскажи сказку, а тады и тони себе!» Да поздно было – царь-государь конец так и не узнал.
    Вдохновлённый речью предыдущего оратора, кличет их царское величество шестого Семёна. Слыхивал, мол, скоко всего в царстве-государстве делается? Ступай и расскажи царевне, что энто царский курс на ближайшую и длительную перспективу. Ты, ить, у нас по курсам мастак будешь?
    Ничего не оставалось шестому Семёну, как взять курс за борт и курсировать там, пока его курс акулы не откусят. Так оно и вышло: не успел он долететь до воды, как акула раскрыла пасть раньше оратора и его курс был предрешён, а вместе с ним и последняя надежда.
    Горькими слезами проводил царь-батюшка последнего Семёна – надежду на перемену холостяцкой жизни. Сидят они вместе с младшим Семёном, слёзы льют да пузыри носом раздувают.
- Вот так, Сенечка, - всхлипывает царь-батюшка, - пропали наши шесть специалистов вместе с программами, а царевну теперь не воротишь…
- Знаешь что, - отвечает седьмой Семён, - хочешь я тебе правду скажу?
- А чего это такое, - утирает царь слёзы?
- Ну, вот слушай: ну какой ты на фиг жених, - спрашивает Семён. – С тебя вон песок сыпется, а ты женихаться… Хочешь я возверну царевну?
- Хочу, - проскулил царь.
- Ну, тады слухай условие, - уверенно сказал Семён. – Царевну ты мне в жёны отдаёшь, с трону, значит, слазишь, а через девять месяцев будешь дедом и с внуками будешь цацкаться. Согласен?
- Согласен, утёр царь нос. – Ты токо царевну возверни, жалко, ить, таку красу губить…
    А через год всё так и вышло: царь-батюшка рассказывал внукам-двойняшкам всю правду про то, что из вранья ничего путного не будет.
    Сказка – ложь, да в ней намёк…
 

Неожиданная Лина

(Владимир Сахарцев)
 89    2020-11-05  7  469

Почему картина Репина
Называется
"НЕ ЖДАЛИ"?
Как посмотришь -
Всё в ней -
happy* на
И шампунь
Соседке - дали!

И хозяйка...
Стиснув челюсти,
Не готова
Слушать мнение
Мужа. Тот,
Взглянув на прелести,
Побледнел.
До посинения.

И... Прислуга
Взглядом ласковым
Одарила
(Настежь двери!)
Не могла
"По Станиславскому"
Тихо вымолвить:
- Не верю!

И детишки...
Увидавшие
То, о чём
Мечтать не смели,
Селфи сделать
Опоздавшие,
Как-то разом
Онемели.

И... С улыбкою
Невинной
Уживалась
Хватка лютая.
В банном шоу
"Вместе с Линой"
За погляд
Брала валютою...
.......
* happy [хэппи] (англ.) - счастье
 

Угадай мелодию 31 (франшиза Бере ...

(Актёр (А.Окр.))
 36    2020-11-10  5  229
Угадывание песни по её шуточному описанию.
______

СОДЕРЖАНИЕ 31-ой серии

Коварный мастер карате (школа «Змеи»), налаживая криминальный бизнес, вагонами поставляет марихуану в развивающиеся страны… И всё бы к удаче, пока на пути его криминальной деятельности не встаёт ученик айкидо (школа «Тигра») - довольно вздорный раздолбай и соня из бедной семьи, обладающий, как оказалось, несгибаемым характером. Попытка переговоров ни к чему не приводит и начинается кровавая схватка… …

Врачи реанимации чудом сохраняют жизнь злокозненному мастеру школы Змеи. Но и ученик школы Тигра находится при смерти – у него отсечены четыре конечности. У семьи нет ни страхового полиса, ни денег на операцию, но мать семейства – член магического ордена. Она буквально воскрешает героя, буквально штопая волшебной иглой его глубокие раны.

Едва очнувшийся герой буквально спит и видит свою победу над злодеем. И пока его братья потешаются над его неудачей и боевыми шрамами, а мать пытается отговорить от дальнейших действий, он мысленно готовится к предстоящей битве, не без оснований полагая, что её не миновать…

И судьба ещё раз сводит героев в равном противостоянии…

Мораль истории в том, что миру пребывать во грехе, кабы у героев (феминисткам - молчать!) не было бы «пятой конечности»

______
p.s.
Угадавшему первым - приз:
изумительная рюмка самовывозом из Москвы!
(пока не наполняю, дабы не выдохлось)

 

06. Подготовка к Новому Году Бык ...

(Конкурс «ГОД БЫКА»)
    Год Быка  2020-11-05  16  373
Мини-пьеса для школьного театра в двух четвертях с действующими лицами согласно штатному расписанию.

Трудовик:
Я – обычный трудовик,
Каждый день пашу, как бык,
Но к такому произволу,
Если честно, не привык!

Праздник! Время есть да пить
За связующую нить!
Но директор в День
Читать дальше >>
 

Текила и энергонадзор.

(Дмитрий Васильевич)
 38    2020-11-11  3  169
Представилась тихо - "Майя"
      И быстренько в хату нырк.
      Пальтишко. Журнал. Простая.
      Глазёнками сразу зырк.
Я ей предложил какавы
      Спросил по каким делам
      Ко мне заглянула пава,
(Точнее сказать мадам.)

Взглянула построже сразу...
      Люблю я надменных дам...
      Нагнулась - зачем зараза?
      И кровь у меня к вискам.

Живу-то один давненько,
      Закрыл на защёлку дверь,
Гляжу - ничего коленки,
      Пускаю слюну как зверь.

Стесняюсь спросить конечно,
      (Коленки туманят глаз)
      Зачем же вы так беспечно?
      Что если сейчас я вас?

И вижу она не против
      Отправиться тут же в рейд...
Потом уж вонзила когти
      И думалось мне -" Скорей..."
______

Журнал на столе забыла
В процессе нелёгких битв...
Спасла дурака текила...
На счётчике был магнит.
 

09. Пожелания на Год Быка

(Конкурс «ГОД БЫКА»)
    Год Быка  2020-11-06  12  362
Незаметно вышел срок
Жизни монотонной.
Вот породистый бычок,
Чуть побольше тонны.

Ямку выбила нога,
На плечах горбинка.
Ты хватайся за рога,
Читать дальше >>
 

Жена теперь мне кровный враг

(Durimar Karabasovich)
 70  Про ремонт  2020-11-07  6  414
Жена теперь мне кровный враг
и наш союз расстроен:
Трещат по швам семья и брак,
Чуть не дошло до боен!

Читатель спросит: - Что за хрень?
Что не поделят двое?
Да просто я с женой весь день
Наклеивал обои!
 

Угадай героя

(Миры Василия Рибаса)
 17    2020-11-12  6  182
Умников попросим попридержать языки и не выбрасывать большой палец с криком "Досрочный ответ!" Кстати, неэтично пользоваться звонком к другу Яндексу или Гуглу. Также неэтично, как просить друзей проголосовать за тебя в конкурсе.

Вопрос для умеющих мыслить и пользующихся методом логической дедукции, а не для тех, кто читал чужие стихи, а теперь кичится своей памятью.
Кстати, это ненавязчивая реклама действительно юмористических стихов. А то на сайте от Соломона, как от ковида, все потеряли нюх и вкус и не способны отличить "смешно" от "пОшло".

И тут же, вместо постскриптума: А слабо Дейтерию забацать конкурс на такую тему? Каждый сам выбирает героя и пишет про него подобный стих, а все остальные разгадывают. Чей стих не раскололи, не расшифровали, тот и считается победителем.

Да, и еще предложение: пора Дейтерию сделать добавочную рубрику с рабочим названием "Гоним березняк", в связи с последним поветрием на сайте.

Итак, угадываем героя.

Мне кореш, выпивши изрядно,
Тут рассказал недавно стих.
Чувак (забыл как звать, да ладно),
Так вот, короче, этот псих

В авторитете был когда-то.
Не из "тамбовских", я бы знал,
У них нормальные ребята,
А этот - форменный амбал.

Покуролесил он не слабо,
Истратил баксов чемодан,
По кабакам ходил, по бабам...
Ну, в общем, правильный пацан.

Но вот чего-то с ним случилось,
Наверно, типа, с бодуна.
В башке у парня помутилось,
И он сказал: "Пошли все на!"

И телки стали вдруг до феньки,
И опротивело бухло.
Он, чтоб развеяться маленько,
Поехал в дальнее село.

Там у него, само собою,
Построен был особнячок,
Гараж и банька, все такое...
Плесни-ка водки, старичок.

Уф, хорошо пошла, в натуре!
Так вот, о чем я? Этот дух
Сказал "пока" родной ментуре,
И... бабки на кон, вы без двух!

И поначалу этот малый
В своей деревне лег на дно.
Вот блин! Простое ж погоняло!
Ну, после вспомню все равно.

Так продолжалось целый месяц,
Пока к нему на огонек
Не прикатил на белом "мерсе"
Один фартовый паренек.

И с той минуты на фазенде
В загул пустились чуваки -
Текила, виски, водка, бренди,
Охота, девки, шашлыки!

А что, братишка, на природе
Средь местных лохов и бабья
Козлу подобно в огороде
Так отдохнуть не прочь и я.

А здесь, блин, крутишься как белка,
В бригаде занят день-деньской:
Разборка, стрелка, перестрелка...
А личной жизни никакой!

Так вот, однажды, кроме шуток,
Вот эти самые козлы
Из-за сестренок-проституток
По пьяни вынули стволы.

Я не гоню, базар фильтрую,
Да пусть меня возьмут менты!
Фартовый первый лез вкрутую
И начал, гад, кидать понты.

Что, типа, он тут самый правый,
Что здесь конкретно - беспредел,
Что есть к хозяину предъява
И что он лично всех имел.

Хозяин, малый беспокойный,
Не стал дослушивать рассказ,
Всадил в фартового обойму,
Да плюс контрольную меж глаз.

И чтоб не сесть потом на нары
За неожиданный исход,
Уехал тут же на Канары
И там скрывался целый год.

Вернулся типа он в столицу,
Пошел в бордель (ты угадал!)
И там увидел ту девицу,
Из-за которой был скандал.

Узнав давнишнюю забаву,
Решил он телку снять на ночь -
Утешить сельскую шалаву
И децл с баксами помочь.

Она ж ему: "Пошел ты на фиг! -
Как бритвой врезала в ответ -
Есть у меня богатый папик!
Четыре сбоку, ваших нет!"

И началось, блин, в Бога, в душу!
Любовь-морковь, базар-вокзал...
Прикинь, братан, в стихах послушать
Все, что тебе я рассказал!

Плесни-ка в рюмку. Что такое?
Как, нету водки? Лей коньяк!
О! Вспомнил, как зовут героя -
......

Неужели у Неразговорчуна поднимется язык сказать "Затянутовато"?

ППС. Не заморачивайтесь с оценками
 

Лучше раз увидеть и услышать

(Владимир Рудов)
 28    2020-11-12  0  150
Жми сюда
 

Золотое правило все на свои мест ...

(Юрий Тубольцев)
 2  Короткие приколы  2020-11-13  0  115
Одна девочка мечтала укусить мальчика за нос. Мечтала, мечтала, мечтала, и домечталась — мальчик её за нос укусил.
PS. Одно из интерпретаций золотого правила морали — как ты относишься к ближнему, так и он будет относиться к тебе.
PS.PS. Мнение автора может не совпадать с мечтами девочки.
PS.PS.PS. В золотом правиле есть дополнение — только в случае, если ближний в такой же ситуации, в таких же условиях и с таким же мировоззрением. То есть в реальной жизни абсолютное отзеркаливание не возможно. Мир — это зеркало, но кривое.
PS.PS.PS.PS. А еще иногда этот вариант золотого правила называют «бумерангом».
(с) Юрий Тубольцев
 

Война и мир…

(Соломон Ягодкин)
 6  Чёрный юмор  2020-11-13  1  128

Если нет священной войны, то никакой мир, даже самый священный, нам не нужен…
 

Угадай книгу

(Хм)
 26    2020-11-11  0  184
Не хотел

Дома жрать практически нечего
Пошёл по белу свету, где и нашёл приключения, как говорится, на свою...
Ну, да бог не выдаст...

Первые два - мимо. Если бы написал ...свинья не съест - сразу бы догадались, пришлось обрезать

Алексей Березин - победитель!

 Добавить 

Новые подборки на темы: На день рождения, на юбилей, самоизоляция, коронавирус, свет, ноги, переделки песен, папа, мужу, сестре, подарки женщинам, подарки мужчинам, смс-валентинки, о праздниках
Лучшее на сайте по годам и месяцам:
2004: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2005: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2006: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2007: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2008: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2009: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2010: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2011: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2012: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2013: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2014: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2015: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2016: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2017: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2018: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2019: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   2020: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12  

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер