ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные стихи про Ивана Сусанина: самое свежее

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
Спрятать все тексты
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Стихи и приколы про Ивана Сусанина: самое свежее  Раздел    Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

Нам не дано...

(Клементина)
 Смешные стихи  2018-07-25  6  62  371
Забавный жест или острота
Порой возникнут без труда.
Но, как сказал неглупый кто-то,
"Нам не дано предугадть"...

- Вставай, алкаш! Хлебни водички, -
Промолвил русскому поляк,
Ногою шмякнув по яичкам.
Сусанин встал. Надел армяк...
 

Записки Ивана Сусанина. Два цар ...

(Geom)
   2017-12-04  2  48  351
Выпил я на сон грядущий квасу,
Вытащил заначенный сухарь.
Тут звонок: «Иван, бедует Асад.
С виду президент, по сути, царь».

Позвонил не кто-нибудь, а Путин.
И уже без разницы, что ночь,
Ибо президент, но царь, по сути.
Двум царям как можно не помочь?

«В Сирии, – сказал он, – дело худо,
Там Джебхат-ан-Нусра и ИГИЛ* .
Их бы надо выкурить оттуда.
В общем, расстарайся, помоги.

Бьём их авиацией и флотом,
Но, боюсь, не хватит нам ракет.
Хорошо бы их свести в болото,
Но болот там, сколько знаю, нет.

Хоть стращать тебя мне неохота,
Но в ИГИЛ сидят не дураки,
Не заманишь нехристей в болото,
Также и в зыбучие пески.

Мы, конечно, с Каспия могли бы
По склада́м и базам этих банд
Запустить крылатые «Калибры»,
Хоть и небюджетный вариант.

От «Калибров» этих не укрыться,
Только было сколько раз подряд –
Лихоимцы на персидской мытне
Успевали с них свинтить заряд.

И всё время козни строит НАСА,
Потому выходит ерунда.
Что-то нам сломали у ГЛОНАССа,
И летят ракеты не туда.

Сирию железом всю засеем,
Ибо лупим больше на авось.
Ты ж, Иван, ходил там с Моисеем,
Помнишь эти местности, небось.

Может, и не там, но близко где-то.
В общем, дело с мёртвой точки стронь.
Будешь наводить на цель ракеты,
В смысле, корректировать огонь».

Заводить решил давно когда-то,
То же дело нынче впереди,
Только не в болото супостатов,
А на цель ракеты заводить.

В Сирию приехал, не волыня.
Чтобы супостатов извести,
Выбрал место посреди пустыни,
Так, чтобы ИГИЛ верстах в пяти.

Мне не в тягость служба боевая.
Выпив пятьдесят для куражу,
Знак подам – ракета мне кивает,
И летит, куда я покажу.

Тут уж, как не натерпеться страху,
Хоть не натерпеться был бы рад.
Прилетев, ракета как бабахнет –
Так, что меркнет даже Сталинград.

В общем, здесь мне не до тунеядства,
Извести ИГИЛ – нелёгкий труд:
То ль они, как кролики, плодятся,
То ли их ракеты не берут.

Так вот, повинуясь чувству долга,
Чтобы дело сделать по уму,
В Сирии уже сижу я долго.
Двум царям помочь – не одному.

______

* ИГИЛ – запрещенная в России террористическая организация.
 

Записки Ивана Сусанина. Несосто ...

(Geom)
 День космонавтики  2017-11-28  1  42  410
Первый несостоявшийся полёт здесь
      Жми сюда


Выпив водки, заел абрикосом,
И вздремнул я на час, на другой.
Снилось, как меня прочили в космос
Три чекиста. На ступе с метлой.

Дескать, ступа – ступень, я – вторая,
Да и опыт геройский не мал...
Полететь думал с крыши сарая,
Но в болото с сарая упал.

В общем, выглядел, помнится, глупо,
Как купюра в шестнадцать рублёв.
И проснулся. Поесть думал супу,
Тут – сон в руку – звонит Королёв.

"Есть у нас на примете Гагарин,
Но тебе шанс хотим дать второй.
Всем известно, какой Юра парень,
Только он новичок, ты – герой.

Мы продвинулись в плане прогресса,
Совершив семимильный шажок –
Есть у нас орбитальное средство,
И не ступа с метлой, а "Восток"".

Объяснил, что могу нынче смело
На орбиту пуститься в загул,
Но "Восток" – это тонкое дело.
Тонкость в чём, я не сразу смекнул.

Пить для храбрости, для аппетита,
Для сугрева – нет дела верней.
И грядущий прорыв на орбиту
Обмывал я четырнадцать дней.

Долго ль, коротко ль, но дело к старту.
Дело важное, мало, что жизнь,
Честь державы я ставлю на карту.
Только сложности вдруг начались.

Я, когда взялся вникнуть в детали,
Понял – сделано всё на авось.
Верно, плохо на счётах считали,
Словом, как-то не очень срослось.

Оказалось, с размерами кресла
В этом тонком "Востоке" беда.
Прямо сесть – не вмещаются чресла,
Боком – за борт торчит борода.

Вот, напасть... Полчаса же до рейса.
Королёв мне сказал: "Не беда,
Время есть, Ваня, просто побрейся".
Бриться мне? Ни за что! Никогда!

Жизнь отдать, нет проблем, я согласен.
С бородой же расстаться нельзя.
Как с лицом босиком выйти в массы?
И не важно, что в них не князья.

Запил, ибо расстроился малость,
Что остался опять не у дел.
Нет, конечно, полёт состоялся.
Но Гагарин, не я полетел.
Здесь собраны самые смешные стихи и истории ПРО ИВАНА СУСАНИНА. Рекомендуем также подборку ПРО ТУРИСТОВ и ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ, про ЛЕС, про ИСТОРИЮ.
 

Записки Ивана Сусанина. Перестро ...

(Geom)
   2017-11-09  3  60  383

      11 марта 1985 года к власти в СССР пришёл М. С. Горбачев. Начались
      попытки исправить отдельные недостатки существовавшей социально-
      экономической системы СССР несколькими крупными кампаниями
      административного характера: ускорение развития народного хозяйства,
      автоматизация и компьютеризация, антиалкогольная кампания, «борьба
      с нетрудовыми доходами» и т.д.

Как-то я пригнал коня на мойку,
И узнал – приёмник был включён –
Что в стране отныне перестройка,
Что её затеял Горбачёв.

Из каких-то высших побуждений,
Чтобы лучше думали о нём,
Из генсека стал он президентом.
Вот, чудак! А что же не царём?

Сразу он, пришёл как только к власти,
Новою метлою стал в момент,
Дескать, на Руси отныне гласность.
Как понять? Согласных, что ли, нет?

Дескать, жить в застое надоело.
Надо с ускорением – и вдаль.
Это как? Стране решил приделать
Он акселератора педаль?

И с социализмом, дескать, надо,
Сделать что-нибудь, в конце концов,
Дескать, мы лицо ему приладим,
Будет с человеческим лицом.

Ждать, похоже, не было бы странно
От него различных фортелей.
Позвонил он как-то утром рано,
И давай мне в уши лить елей.

Без героя, дескать, нету сладу,
Потому что дел невпроворот.
Жизнь отдать покудова не надо,
Но никто не знает, как пойдёт.

Взялся заговаривать мне зубы:
«Мы́шление новое у нас,
Надо на́чать, а затем углу́бить
Творческую деятельность масс».

Правду говоря, звонку не рад был:
У меня ж не доена коза.
Он всё говорил, красиво, складно...
Только непонятно, что сказал.

Но, коль позвонил, нужда приспела,
Вряд ли, чтоб беседовать за жизнь,
Хлопотное, чуял, даст мне дело.
Я сказал себе: «Иван, держись».

И, почти собою не владея,
Слушал, волю всю в кулак собрав,
Дескать, предложил Егор идею.
Против был Борис, но он неправ.

Хоть и ждал я всякого сюрприза,
Даже пол тут дыбом встал в избе:
«Битву с пьянством и алкоголизмом,
Ваня, поручаю я тебе».

Долгие царям служил я годы,
Но такой не слышал ерунды:
Это же, как пчёлы против мёда,
Или рыба супротив воды.

Вроде, пьянству и алкоголизму
Окорот, какой ни есть, нужон,
Но они ж – опора героизма,
Трезвым не полезешь на рожон.

Я – герой, за дело взялся сразу,
Но, беда, валилось всё из рук,
Ибо, как тут быть энтузиазму,
Коли под собою пилишь сук.

Но серьёзность надобна в вопросе.
Алкоголь, оставшийся в стране,
Для утилизации, под роспись,
Каждый божий день тащили мне.

Я сентиментален, правда, малость.
Как мне, водку сызмальства любя,
Выливать? Рука не поднималась.
И утилизировал в себя.

Для героя что подобный вызов?
Вот и пил примерно так шесть лет.
Как-то раз включаю телевизор,
А по всем каналам там балет.

Вскоре вовсе впал я в беспокойство,
Потому что, средь балета – хрясь –
Лебеди пропали. Стол какой-то...
А к чему балет? Какая связь?

За столом компания чудная.
Что-то непонятное бубня,
Во главе стола сидел Янаев.
Дрожь в руках – точь-в-точь, как у меня.

Говорил серьёзно и сурово,
Вроде, обо всём, но ни о чём.
Всуе помянул он Горбачёва,
Дескать, не таким пошёл путём.

Словом, впредь властям должно быть ясно –
Терпелив народ наш и могуч,
Но, коль на Руси бороться с пьянством,
То, всего скорее, будет путч.
 

Записки Ивана Сусанина. Награда ...

(Geom)
   2017-10-26  1  52  327
Жил в глубинке я тихо и скромно,
Для геройства не время, видать:
Экономика вся экономна,
Грани стёрты, кругом благодать.

Как-то, выйдя с корзинкой из леса,
Докумекал до мысли простой,
Что в стране ни малейших эксцессов –
Тихий омут, болото, застой.

Да, в болоте мне даже удобней:
Инструмент-то всегда под рукой.
Но, похоже, заслуженный отдых
Подоспел, и пора на покой.

И, пока я превратности эти
Постигал непривычным умом,
Почтальон мне принёс на рассвете
Из Москвы заказное письмо.

Вот же, что за напасть спозаранку...
Оказалось – такие дела –
Не ЧК, не УБОП, не охранка,
А награда героя нашла.

Чтоб меня представляли к награде,
Не припомню я, сколько живу,
Потому, развлечения ради,
Я поехал за нею в Москву

В зале было народу немало:
Космонавт, композитор, швея,
Метростроевец, пять генералов,
Комбайнёр, врач, учитель и я.

Пусть в державе чего-то и мало,
Но с медалями в ней хорошо,
Ведь народу-то всё прибывало,
А потом лично Брежнев вошёл.

Мигом все разговоры замолкли.
Ясно, кто здесь на первых ролях –
Величавый, в наградах, как ёлка,
И зачем-то усы на бровях.

Был он аплодисментами встречен,
Прихлебнул из графина, потом
Вынул текст заготовленной речи –
Приблизительно сотню листов.

Был хотя я наградой отмечен,
Скромно сел в уголочке на стул,
И во время торжественной речи,
Грешным делом, едва не заснул.

Понимая, что спать неприлично,
И, склонившись уже до земли,
Изловчился в глаза вставить спички,
Да не больно они помогли.

Колыбельных напевов искусством
Овладел, верно, Брежнев с лихвой.
Дескать, движемся ленинским курсом...
Дескать, партия – наш рулевой...

Продолжал, монотонно и нудно,
Дескать, мир, дружба, жвачка, труд, май...
Дескать, с чувством глубокого удо...
Хоть ты веки рукой поднимай!

Дело пахло конфузией близкой,
Но мой сон прогнало мигом прочь,
Лишь услышал я: «Сиськи-масиськи».
А! И Брежнев до женщин охоч.

Вот, проказник, ни больше, ни меньше!
И мужчина он видный весьма.
Мысли как-то скатились на женщин...
Размечтавшись, я вновь задремал.

Шло к тому, чтобы быть инциденту.
Но закончилась речь. Начались
Сразу бурные аплодисменты.
Кто-то даже сказал тихо: «Бис!»

Вот, позвали меня. Твёрдым шагом
Я к союзному вышел главе.
Он вручил мне медаль «За отвагу»,
И себе сразу минимум две.

И ещё штук, наверное, двадцать
Он в сторонку себе отложил,
И зачем-то полез целоваться.
Вот, чудно, вроде, с виду мужик.

Воспротивиться было бы надо,
Но царю позволительна блажь.
Был, зато, я отмечен наградой,
Вместо, чтоб просто выйти в тираж.

Заслужил я, медальку мне дали,
Только мысль посещает порой:
Коль геройство считать по медалям,
Рядом с Брежневым я не герой.
 

Записки Ивана Сусанина. Благосло ...

(Geom)
   2017-10-21  1  54  753
Жизнь текла не то, чтобы отлично,
Но неплохо. Впрочем, счастья нет,
И держава рухнула вторично,
Даже не прошло и сотни лет.

Что же за напасть в двадцатом веке?
Срамота одна и баловство –
На дворе инфляция и рэкет.
Ни царя, ни власти – ничего.

Сложно стало мне с трудоустройством,
Даже, если сильно припечёт.
Потому, не время для геройства,
Всё за деньги, полный хозрасчёт.

Дескать, хватит жить на дармовщинке,
Дескать, сам, как хочешь, так крутись:
В челноки иди, торгуй на рынке,
Чтобы зарабатывать на жизнь.

В страшном сне приснится ли такое?
Оторопь, и кругом голова –
Мне, национальному герою,
Тряпками на рынке торговать!

Хоть какое б маленькое дельце,
Чтоб не перейти в разряд легенд...
К счастью, позвонил мне как-то Ельцин.
Не генсек, не царь, а президент:

«Тяжко мне даётся президентство.
Сетовать, конечно, не с руки,
Только, понимаешь, выпить не с кем.
Измельчал народец. Слабаки.

Ты ж, Иван, герой, мужик ты стойкий,
Да и выпить тоже не дурак.
Поводов у нас скопилось столько –
Одному не справиться никак».

Принял президент меня радушно:
«Вижу я, Иван, мужик ты свой.
Выпьем для начала мы за Буша
И за ножки славные его».

Закусив из баночки салакой,
Вместе вспомнив о пережитом,
Выпили за Жака Доширака
И за Колю Гельмута потом.

«Мы теперь всему открыты свету,
Воевать теперь нужды нам нет.
На металл распилим мы ракеты,
Заодно распилим и бюджет.

Мы на пушки тратиться не станем,
Больше быть нам пугалом нельзя,
Нет у нас врагов отныне, Ваня.
Выпьем же за то, что все друзья».

Полирнули выпитое «Клинским»,
Посмотрели «взрослое» кино,
Выпили за Монику Левински
И за друга Билла заодно.

Ельцин съел остывшую котлету
И сказал, нарезав колбасу:
«Всем дадим по суверенитету,
Пусть хватают, сколько унесут».

Хоть не знал я, что такое это,
Но, кивнув согласно головой,
Выпил с ним за суверенитеты,
Чтобы в каждой комнате был свой.

Он сказал, спроворив бутерброды
Из деликатесов, из одних,
Что-то про гражданские свободы.
Выпили мы сразу и за них.

И, открыв заначенную флягу,
Разливая марочный коньяк,
Он сказал: «Да я на рельсы лягу,
Коли будет что-нибудь не так».

Он мужик весёлый, коли честно.
А точнее, попросту балбес:
Взялся дирижировать оркестром,
А потом на танк зачем-то влез.

Для чего, спросил. А он в ответ мне:
«Ваня, не спеши звонить врачу.
Просто, по Верховному Совету,
Чтоб не егозил, пальнуть хочу».

За стрельбу он принялся серьёзно.
Очень даже ловко попадал.
Хоть и далеко был город Грозный,
Слышал, долетело и туда.

Ельцин, настрелявшись до упаду,
Намекнул, что отвлекался зря:
«Хватит, Ваня, баста. Выпить надо.
Нам с тобой негоже темп терять».

Дальше – тостов несколько десятков,
Но за что, не помню ни хрена.
Всю б страну пропили без остатка,
Если б Путин нас не разогнал.
 

Записки Ивана Сусанина. Сорокаг ...

(Geom)
 Иван Сусанин  2017-10-20  4  48  926
      Историческая справка
      В 1894 году царская правительственная комиссия во главе
      с Дмитрием Ивановичем Менделеевым утвердила стандарт
      русской водки высшего качества.

Осенью тянулись бесконечно
Серые безрадостные дни,
Даже не хотел слезать я с печки.
Но пришлось, ведь царь мне позвонил:

«Слякотная, Ваня, нынче осень.
Водки б выпить, только, вот, она,
Сколько Менделеева ни просишь,
До сих пор не изобретена.

Занят Менделеев чем-то странным –
Почитай, уже с десяток лет
День и ночь штампует чемоданы,
А рецепта не было и нет.

И, покуда с этим нет прогресса,
Так и пьём палёное бухло.
Чемодан не выпьешь, сколь ни бейся,
Да и закусить им тяжело.

В общем, Ваня, важная работа
У тебя сегодня впереди.
Но не заводи его в болото,
Ты его на дело заведи».

Издавна питая уваженье
К этому учёному уму,
В тот же день пошёл без возражений
Я в лабораторию к нему.

В нос ударил стойкий запах клея.
Вот, токсикоманам благодать!
Где-то в глубине там Менделеев –
Из-за чемоданов не видать.

Говорю ему: «Будь здрав, Иваныч.
Я к тебе от батюшки-царя
Ты давай, бросай-ка чемоданы,
Трубы у него давно горят».

Он в ответ: «Подумал бы немного.
Часто ездишь сам на поездах.
Коли собираешься в дорогу,
То без чемодана никуда».

Я ему: «Мозгуй о водке лучше.
Что ты здесь устроил за вокзал?
Сам, как чемодан сидишь без ручки.
Не с кем выпить? Так бы и сказал».

Он мне: «Так рецепт придуман, Ваня.
Это я серьёзно говорю.
Только без натурных испытаний
Как продукт показывать царю?

Коль пришёл, то сделай, Ваня, милость,
На себе испробуй мой рецепт,
Ибо испытать, что получилось,
Сам боюсь. Других героев нет».

Ясно, что боятся метанола
Поголовно, все до одного.
Мне ж нельзя. Я, как учили в школе,
Выпил и занюхал рукавом.

Менделеев мне похлопал стоя,
Молвил, наливая по второй:
«Это дело, Ваня, непростое,
Но и в нём, я вижу – ты герой».

Говорю ему: «Себе налей-ка.
Дальше не пойдёт работа так».
Он налил. Гляжу, а Менделеев
В смысле выпить тоже не дурак.

Выпив для затравки граммов тридцать,
Чтобы упорядочить питьё,
Он сказал: «Приснилась мне таблица,
Надо за основу взять её».

Так что, перешли мы постепенно
На научный, правильный подход –
Пили за металлы, галогены,
За аргон, за фосфор, за азот...

Как, прости-помилуй, тут не спиться?
Шансов никаких, по сути, нет,
Коль в периодической таблице
Надо пить за каждый элемент.

После, верно, сотого стакана
Я, о деле вспомнив, говорю:
«Ну, на посошок ещё, Иваныч,
И пойдём докладывать царю».

По прямой идти уже не в силе,
Разгоняя выдохами хмарь,
Без доклада мы к царю явились:
Пьяным по колено даже царь.

Ухмыляясь глупо и нетрезво,
Крикнули, сбиваясь на фальцет:
«Государь, откушай, не побрезгуй!
Есть сорокаградусный рецепт!»

Без морали тут нельзя короткой.
Ибо, как показывает жизнь,
Ежели испытываешь водку,
Разве без героя обойтись.
 

Записки Ивана Сусанина. Японский ...

(Geom)
   2017-10-19  2  48  325
            Историческая справка
      С января 1904 года по август 1905 года шла война между
      Российской и Японской империями за контроль над
      Маньчжурией и Кореей. После потери Порт-Артура, неудач
      под Мукденом и в Цусимском проливе война завершилась
      Портсмутским миром, зафиксировавшим уступку Россией
      Японии южной части Сахалина и своих арендных прав на
      Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу.


Воду поутру я пил из крана,
Маясь головою с бодуна.
Позвонил тут царь. Сказал он: «В планах
Есть победоносная война.

На страну, откуда всходит солнце,
Зуб имею, просто нету сил:
Там городовой меня японский
Шашкою едва не зарубил.

И сейчас они с огнём играют,
Ищут к нашим вотчинам пути.
Что с них взять-то, Ваня? Самураи!
Всё бы им границы перейти».

Словом, ослеплённый жаждой мести,
Разошёлся царь тогда вовсю.
Отберём у них Хоккайдо, дескать,
А, коль масть пойдёт, то и Хонсю.

Я сказал: «Повоевать могли бы,
Только дело наше будет швах:
Там у них хитачи и тошибы,
А у нас – и пушки на дровах.

Будет так, как в Крымскую, в итоге,
Ведь прогресс почти что на нуле.
А сейчас без нано-технологий
Самураев нам не одолеть».

«Не смешил бы, Ваня, ты планету,
Там же голодранцы без порток,
И тошиб с хитачами там нету,
Только панасоник, разве что.

Так что, на мозги ты мне не капай,
И к победе будь готов всегда.
Надо запасти побольше шапок,
Ими самураев закидать».

Только, верно, шапок было мало.
Сразу же потерян был "Варяг".
Как всё не заладилось сначала,
Шло и дальше наперекосяк.

Как ногами в ярости ни топай,
Попусту сорвать пытаясь злость,
Порт-Артур – такой же Севастополь,
В смысле, отстоять не удалось.

Саранчою шла на нас пехота,
Самурайский свой являя нрав.
Свёл я пол-Японии в болота,
Весь ресурс болотный исчерпав.

Хорошо выходит только в сказках...
Сколько смог, завёл в пожарный пруд,
И его заполнил под завязку,
А враги, проклятые, всё прут.

А пока, как справиться мне с ними,
Днями и ночами мозговал,
Приключилась полная Цусима,
С ней войны безрадостный финал.

Был разбор полётов сразу после.
В смысле, подковёрная возня.
Ведь, хотя не стрелочник я вовсе,
Весь конфуз свалили на меня,

Дескать, образован слишком мало –
А куда без корочек сейчас –
Дескать, косный, тёмный и отсталый,
Словом, не герой, а свинопас.

Только я герой, покрепче стали –
Это знает всякий супостат.
А, что в технологиях отстали,
То уж тут герой не виноват.
 

Записки Ивана Сусанина. Жизнь за ...

(Geom)
   2017-10-16  3  70  996
Отломив кусочек кулебяки,
Думал, было, выпить коньяка.
Тут ввалились в дом ко мне поляки.
Вот, невежи! Даже без звонка!

«Эх, вы, – говорю им, – заграница.
Где культура ваша, не пойму».
А они: «Молчи. Где царь таится?
Проводи-ка нас, холоп, к нему».

Я в ответ: «Где царь, мне неизвестно,
Телефона не дал мне пока.
А в лесах у нас без джипиэса
Заблудиться – проще пустяка».

Главный шляхтич мне сказал угрюмо:
«Планов ты предательских не строй,
Завести в болото и не думай –
Шлёпнем, не посмотрим, что герой».

«Бог с тобою, пан ясновельможный!
Не сошёл ли, часом, ты с ума?
Завести в болото как же можно?
Все они под снегом. Чай, зима».

«У тебя, – сказал на это шляхтич, –
Вариантов мало впереди,
Перепил вчера? Опохмеляйся.
И, давай, не умничай, веди».

Я заныл: «Сгорел я на работе,
Даже, вон, талончик взял к врачу.
Жизнь я за царя отдать не против,
Но вот так, спонтанно, не хочу».

Намекнули, что отрубят бошку,
Коли заупрямлюсь, как осёл.
Поломался я ещё немножко,
Но куда деваться-то? Повёл.

«Чтобы, – говорю, – не сесть вам в лужу,
Слушайтесь теперь меня во всём,
Чтоб ничем себя не обнаружить –
А иначе дичь свою спугнём –

В стороне пойдём от автострады,
Тихо, без огней, само собой,
Пить ни в коем случае не надо,
Чтоб с пути не сбиться. Пьянству бой».

Сам же прихватил с собою средство.
Водка – то же самое, что печь,
Ведь в лесу зимою как согреться,
Ежели огня нельзя разжечь?

К фляге причащаясь понемногу,
К цели, что маячила вдали,
Вёл врагов просёлочной дорогой,
Но такой, подольше чтобы шли.

Не упомню, пил когда я столько,
Но не падал, ибо не таков.
И конфуз случился с войском польским –
Превратились все в снеговиков.

Хорошо, что фляга не пустая,
И была погода за меня.
Обошёл поляков я, шатаясь,
Постучал для верности – звенят.

Нипочём под градусом погода!
Хоть и вдвое дольше шёл назад,
Жизнь я за царя тогда не отдал,
Что бы там ни врали невпопад.
 

Записки Ивана Сусанина. В Петроп ...

(Geom)
   2017-10-15  0  58  783
       Историческая справка
      В августе-сентябре 1854 года, во Время Крымской войны,
      объединённая англо-французская эскадра пыталась
      захватить Петропавловск-Камчатский. Несмотря на
      значительный перевес противника в живой силе и
      артиллерии, защитники города, руководимые военным
      губернатором Камчатки Василием Степановичем Завойко,
      отразили все попытки штурма. И эскадра ушла ни с чем.
      В мае 1855 года союзники вернулись более значительными
      силами, чтобы взять реванш, но им досталось непригодное
      для использования пепелище, поскольку город к тому
      времени был эвакуирован на новое место, где был
      основан Николаевск-на-Амуре, а то, что нельзя было
      вывезти, было уничтожено.

Я сидел с бутылкою початой,
Доедая свежий круассан.
Царь звонит: «В опасности Камчатка –
К высадке готовится десант.

В общем, Ваня, требуется помощь,
Сделай неприятелю сюрприз».
«Там же, – говорю, – всё время полночь».
«Не беда, на месте разберись».

У героя есть такое свойство –
За царя творит он чудеса.
Прибыл в Петропавловск. Там Завойко
Коротко проблему описал:

«Ждём атаки вражеского флота.
Чем сумеешь, Ваня, помоги.
Но учти, что нет вблизи болота,
Только сопки, море и враги».

Чем помочь, коль в городе народу
Три калеки, пушек только две?
Навтыкали пугал огородных,
Будто, здесь народу, как в Москве.

Супостаты, тщательно округу
Обозрев в подзорную трубу,
Увидали нашу рать из пугал,
И смекнули – крепко огребут.

Нет у басурман задумок новых,
На уме у них всегда одно.
Словом, из двенадцатидюймовых
Так лупили – сопки ходуном.

Чтобы тем, кто выжил, на орехи
Выдать, и по первое число,
Высадились на берег морпехи,
И помчались, шашки наголо.

Преуспеть смогли они не сильно,
Их, таких красивых, без стрельбы
Бабы на скаку остановили,
Из горящей выбравшись избы.

И морпехи, получив по яйцам,
Наутёк пустились, как шпана.
Дескать, с подкрепленьем возвратятся,
И тогда уж точно нам хана.

Я сказал Завойко: «Хоть итоги,
В целом, очень даже ничего,
Городу приделать надо ноги,
В смысле, увезти отсель его.

Ведь враги затей своих не бросят.
Не уйдём – с лица земли сметут».
Вскоре подошёл авианосец,
И давай утюжить пустоту.

Враг не знал, что всю инфраструктуру,
Спешно погрузив на корабли,
Ночью в Николаевск-на-Амуре
От греха подальше отвезли.

Супостаты, как учили, честно,
Обложили, не проскочит мышь,
На краю земли пустое место.
Если полночь, как тут разглядишь?

После, поиграв мускулатурой,
Верно, нужен был им край земли,
То пустое место взяли штурмом.
Говорят, потери понесли.
 

Записки Ивана Сусанина. Открытие ...

(Geom)
   2017-10-13  2  51  849
      Историческая справка
      В июне 1648 года Семён Дежнёв и его спутники на кочах
      вышли из устья Колымы в Ледовитый океан.
      Около 20 сентября 1648 года путешественники увидели
      «Большой Каменный Нос», который сейчас называется
      мысом Дежнёва. Это восточная оконечность Евразии.


Я сидел, уставший от покоса,
Шкуру дикой лошади мездря.
Вызвали по важному вопросу
Срочной телеграммой от царя.

Царь со мной приветлив был и ласков,
Как бы между прочим сообщив,
Что промеж Чукотки и Аляски
Есть какой-то Берингов пролив.

Далеко, увы, Чукотка слишком.
Словом, без внимания властей
Там творятся тёмные делишки
Силами непрошеных гостей.

А потом вопрос затронул главный:
«Прекратить чтоб это баловство,
Мной Семён Дежнёв туда направлен,
Ты же провожатым у него.

Посылаю с ним тебя, героя,
Дел важнее на сегодня нет.
Беринг-то потом пролив откроет,
Но не можем ждать ещё сто лет.

Нам, того гляди, подрежет крылья
Около пролива суета,
Ведь пролив, который не открыли,
Вроде пешеходного моста.

Я сижу в Москве в бессильной злости,
И болит об этом голова:
По мосту толпой приходят гости,
Но не только, чтобы торговать.

Из-за их экспансии ползучей
Целостность страны не отстоим,
Ибо гости спаивают чукчей,
Приобщая к ценностям своим.

Скажешь, анекдот? А я серьёзно.
Ведь в большой опасности народ,
Потому что чукча нетверёзый
Страшен. И убьёт за анекдот.

В этом деле было бы полезно,
Чтоб закрыть проблему навсегда,
Опустить там занавес железный,
Но в стране с металлами беда.

Весь металл идёт на нужды рати,
И ресурса нет для жёстких мер.
Но закрытым быть проливу хватит,
Открывайте – хоть какой барьер».

Если государю что-то надо,
Как пойти тут можно супротив?
В общем, прилетели мы в Анадырь
И искать отправились пролив.

Может быть, мешок и спрячешь в шиле,
Но не может, чтоб наоборот.
Сообща с Семёном мы решили –
Там пролив, где топчется народ.

Так и есть, окинув местность взглядом,
Вижу – есть народная тропа
Прямиком к проливу, ну, а рядом
Чукчей-покупателей толпа.

Всходы частной инициативы
Пышным цветом расцветают тут.
Смотрим – по закрытому проливу
Гости-коробейники идут.

Дело у гостей не по старинке,
Впереди реклама и пиар,
Чтоб ловчее на стихийном рынке
Продавать диковинный товар.

Прогулялись мы по рынку малость.
Там, куда ни плюнь, со всех сторон
Кока-кола, виски, Микки Маус,
Чизбургеры, спиннеры, айфон...

Мы, не глядя на товары, сразу
Сообщили главный негатив,
Что, согласно царскому указу,
Надлежит сейчас открыть пролив.

Гости сразу начали кричать нам –
Как же, пропадают барыши –
Про свободу слова и печати,
Про права различных сексменьшинств.

Слушали гостей мы терпеливо,
А они, чем дальше, тем наглей:
«Что тебе открытие пролива?
Лучше открывай бутыль и пей!

А потом берись за балалайку
И исторгни песню из души,
Выведи медведя на лужайку,
А реактор ядерный глуши».

Обругал Семён их по-английски,
Но не унимался главный гость:
«Вот, на выбор: джин, бурбон и виски.
Водка ваша кончилась, небось?»

Доллары просил он за бутыли,
Втридорога, если за рубли.
Мы прогнали всех, пролив открыли,
Чтоб они хоть посуху не шли.
 

Записки Ивана Сусанина. Взятие ...

(Geom)
   2017-10-04  11  57  883
    Историческая справка.
      Осенью 1552 года после длительной осады,
      взорвав бочки с порохом в сделанном под руководством
      литвина Розмысла (настоящее имя Эразм) подкопе,
      русские войска штурмом взяли Казань, одним из
      руководителей обороны которой был крымский имам Кул Шариф.


Свечку запалив под образами,
Пил я, чтоб прогнать похмелье, квас.
Царь тут позвонил: «Иван, Казань я
Воевать иду в который раз.

Обступила сила нас чужая.
Сторожат швед с турком на морях,
Крымский хан, набегом угрожает,
А ещё Орда, ногаи, лях...

Словом, говорить не буду долго,
Только есть существенный момент –
Нам ногою твёрдой встать на Волге
Без Казани шансов даже нет.

Там загвоздка есть. Чтоб не смогли мы
Одолеть татарский коллектив,
Срочно ими вызван был из Крыма
Военспец, зовётся Кул Шариф.

Словом, у тебе задача, Ваня,
Взять того шерифа в оборот.
Сложность только в том, что басурманин,
Водки, вере следуя, не пьёт».

Жизнь меня изрядно побросала,
Разрешить могу любой конфликт.
Пусть ходить без водки и без сала
На переговоры не привык,

Но героем я зовусь недаром:
Ключ к любой проблеме подберу.
И шерифу я принёс в подарок
Редкую заморскую икру.

Вышел он, решительный и твёрдый,
Ну, ни дать, ни взять, Девлет-Гирей.
Весь такой спесивый, руки в бёдра,
А на бёдрах-то по кобуре.

«Здравствуй, – говорю, – пришла охота
Поискать к консенсусу пути».
Он расхохотался: «Что, в болото
Ты меня задумал завести?»

Я ему в ответ: «Вот наказанье!
Хоть ты, вижу, опытен и лих,
Царь один должóн быть на Казани:
Боливар не вынесет двоих».

«На победу даже не надейся,
И не надо соколом смотреть.
Нет шерифу дела до индейцев,
Гнали раньше, будем гнать и впредь».

Видя, что во мне к нему нет веры,
Ловкость чтоб его увидел я,
Выхватил свои он револьверы
И давай палить по воробьям.

Пострелять он их сумел немало,
И при Мао быть ему в чести.
Только мне-то что? Ведь я не Мао,
И сказал ему: «Шериф, прости,

Но зазря мозги не канифоль ты,
Пусть в стрельбе с двух рук ты, вижу, крут,
Только вряд ли чем помогут кольты,
Коли бочки с порохом рванут».

Разговор пока вели мы длинный,
Препираясь целый день почти,
Немец Розмысл изловчился мину,
Бишь, подкоп, под стену подвести.

Хоть и знал я, всё-таки, со страху
Чуть не наложил тогда в штаны,
Потому что порох как бабахнет –
Враз и обвалилось полстены.

Тут и началось – собравшись с силой,
Войско наше ринулось в пролом.
Нехристей в итоге задавило
Мало, что умением, числом.

Знамо! Перебьёшь ли плетью дышло?
Царь потом мне хитро подмигнул:
«Видишь, Ваня, как удачно вышло.
Пусть шериф он, да совсем не cool*».
____
* Cool - (англ.) крутой
 

Записки Ивана Сусанина. Речь в О ...

(Geom)
 Про СССР  2017-10-03  3  58  932
Жил с девизом: «За ласку спасибо,
Только в ваши дела не суюсь».
Ведь чудно: вроде, та же Россия,
А зовётся Советский Союз.

Долго ль, коротко ль, только усвоил,
Прочитав «Капитал» и букварь,
Что генсек, он при нынешнем строе
Это то же примерно, что царь.

Повидал я царей, дело было,
Но не видел подобных ещё.
По затеям – помещик Манилов,
По фамилии, правда, Хрущёв.

Не позвав на подмогу героя,
Мол, другие сегодня нужны,
Взялся оттепель как-то устроить,
Да не просто, в масштабах страны.

Принялся с огоньком он за дело:
Обменял он рубли на рубли,
И настолько в стране потеплело,
Что сортиры, и те потекли.

Как сработаешь, так и получишь –
Здесь не то, там совсем ерунда.
В общем, сделать хотели, как лучше,
Получилось, увы, как всегда.

Коль задумал создать совнархозы,
Паче, коммунистический строй,
Надо браться за дело серьёзно,
А для этого нужен герой.

Позвонил мне надёжа Союза,
Подчеркнул основную деталь:
«Вань, не бойся, сажать кукурузу
Не придётся тебе на асфальт».

И отвлёкся: «Коль взяться без лени,
Показать и смекалку, и прыть,
Сможем северных даже оленей
Кукурузою в тундре кормить.

Есть ещё и другие идеи
На буквально ближайшие дни,
Но сначала в ООН прохиндеям
Объяснить я хочу, кто они.

Не смогли мировых гегемонов
Перегнать, даже, хоть бы догнать.
Потому им с трибуна ООНа
Показать надо Кузькину мать.

В этом деле герой очень нужен
Мог бы выступить я, но зачем?
Ростом мал я, да лысый, к тому же –
Не геройского вида совсем.

Ты – герой, ты и гордость, и знамя,
Ты на вид и брутален, и лют,
Ну, а я что? Я «жопа с ушами»,
На трибуну взойду – засмеют.

Чтоб в ООНе о том, с кем связались,
Не осталось сомнений ни в ком,
Повращай пострашнее глазами,
По трибуне ударь башмаком».

Зная мой основной недостаток,
Чтобы слез я для дела с печи,
Обещал кукурузы початок
И от новой квартиры ключи.

Прилетел в заграничные Штаты,
И ООН разыскал кое-как.
Вижу – в зале сидят супостаты:
Немец, швед, турок, даже поляк.

Думал, как бы без рукоприкладства
Толерантность к себе сохранять...
Тут черёд на трибуну подняться
Наконец-то дошёл до меня.

Я кричал и грозил, только втуне,
Не хотели бояться никак.
Плюнул я и ушёл, на трибуне
Для острастки оставив башмак.

Хоть не стали тогда меня слушать,
Намотали на ус мой подход –
Тот башмак позже кинули в Буша.
Впрочем, статься могло, что не тот.

И яичницу вряд ли зажаришь,
Коль раздаст директивы дурак.
Так и тут. Хоть и выпустил пар я,
Весь в гудок он ушёл. Тьфу, в башмак.
 

Записки Ивана Сусанина. Экспедиц ...

(Geom)
   2017-09-29  6  66  834
Я свалился спьяну рожей в клумбу.
Разбудил проклятый телефон.
Вижу – СМСка от Колумба:
"Ваня, дело есть на миллион".

Прилетел к Колумбу, руки в ноги.
Начал он рассказ издалека.
Дескать, душат рэкет и налоги,
Дескать, жизнь в Европе нелегка:

"Вроде, Возрождения эпоха...
Что же возродилось, вашу мать?
До того теперь жить стало плохо,
Что Европу впору рифмовать.

Окажи, Иван, ты мне услугу, –
Молвил, в магазин послав гонца, –
В Индию, как песенка по кругу,
Мыслю въехать с заднего крыльца.

Не хочу я ехать без героя
В наши непростые времена.
Заодно Америку откроем:
Где-то там поблизости она".

Для пересеченья океана
Вряд ли чем поможет дилижанс.
Выбрали мы рейс Мадрид – Гавана
Авиакомпании "Эр Франс".

Принялся Колумб всерьёз за дело,
Всячески настаивал, чтоб был
Самолёт системы "Каравелла".
Пёс бы с ним, хотя мне ближе "Ил".

Чтоб была возможность откупиться
От теоретической беды,
Взяли мы с собою ящик пиццы
И бочонок огненной воды.

Прилетели мы, от спешки в мыле,
Оказалось, Индии там нет.
Но окно в Америку открыли,
Даже не окно, стеклопакет.

Жрец из местных, выйдя нам навстречу,
Что-то эпохальное изрёк.
От своих отечеств мы далече,
Значит, в этом месте есть пророк.

Предложили мы отведать пиццы,
За знакомство выпить по сто грамм,
Но пророку только бы напиться
И порассказать побольше нам.

Без закуски, дескать, на диете,
Осушил стаканы, сразу три,
Дал зачем-то нам по сигарете,
Объяснив, каким концом курить.

Словом, мы взялись его послушать.
И, пока не выбились из сил,
Слушали его, развесив уши.
Он же много пил и говорил:

"Из Европы вашей толпы сброда
Набегут на нашу благодать,
И поставят статую Свободы.
Век бы им свободы не видать!

Хорошо ли это или худо,
Но, не как в Мадриде и Москве,
Без царя у власти жить здесь будут,
Без царя, к тому же, в голове.

В грош не будут ставить оппонента,
Кто сильней, тот прав – закон простой.
Будут заправлять здесь президенты:
Буш-отец, Буш-сын, Буш-дух святой.

Будет и к стандартам приведенье:
Доллар или там сто двадцать вольт.
А людей, не равных от рожденья,
Равными поможет сделать Кольт.

Всякие недобрые сюрпризы
Ждут вас, и моральный ждёт урон:
Дура Псаки, стерва Кондолиза,
Санкции, Билл Гейтс и Пентагон".

Дальше, чуть не падая со стула,
Этот новоявленный пророк,
Тяпнув водки, хитро усмехнулся,
Дескать, сказка ложь, да в ней намёк.

Эх... Пока не стала сказка былью,
Надо было нам без дураков
Сразу же закрыть то, что открыли.
Но Пандоры ящик, он таков.
 

Записки Ивана Сусанина. Четыре т ...

(Geom)
 День танкиста  2017-09-27  4  48  661
Доверху корзины нагружая,
Я в саду крыжовник собирал.
Только не до сбора урожая –
Позвонил бригадный генерал:

"Есть задача – выйти на Студзянки.
Где они, не ведает братва.
Ты проводником поедешь в танке –
Имя Rudy, c номером 102".

Много походить успел по свету,
Но чудны, Господь, твои дела.
В ступор впал, когда на танке этом
Я увидел польского орла.

Вот ведь! Наперев на чувство долга,
На кривой объехали козе.
Командир у них поручик Ольгерд.
Ну и имя! Верно, из князей.

"Хоть меня, – сказал, – на части рвите,
Помогать полякам не хочу!"
Подошёл ко мне грузин, водитель,
И меня похлопал по плечу:

"Пусть и недоверчив ты к полякам,
Только мы союзники теперь.
Полезай уже ты в танк, однако,
И закрой потщательнее дверь".

Малость успокоился я: всё же
Хоть один нашёлся не поляк.
И пускай совсем с нерусской рожей,
Всё-таки, он Сталину земляк.

Влез я в танк, уселся враскоряку,
Долго протирать пришлось глаза,
Потому что в танке том собака,
Хорошо ещё, что не коза.

Если цель – начистить рыло фрицам,
И с поляком будет по пути.
Только бы на метод свой не сбиться,
И в болото танк не завести!

Помотались мы по перелескам,
По полям картофеля и ржи.
То у танка гикнется подвеска,
То, глядишь, собака убежит...

К речке подошли мы тёмной ночью.
Ни моста, ни брода, только плёс.
Хорошо, "славянский шкаф", наводчик,
Чуть не на плечах наш танк пронёс.

Молодёжь судить хоть не берусь я,
Странный приключился сериал –
По дороге встретилась Маруся,
И стрелок-радист с ней загулял.

Я и сам по женской части грешен,
Только не такие времена.
Бабу с возу – танку будет легче,
И стрелка обратно в танк загнал.

Соблюдая облико морале,
Силясь скрыть случившийся позор,
До Студзянок мы дошкандыбали,
Глядь, а там уж шапочный разбор.

Пусть не удалось нам отличиться,
Проплутав среди окрестных сёл,
Я, хотя без нас побили фрицев,
Горд, что танк в болото не завёл.
 

Записки Ивана Сусанина. Под Моск ...

(Geom)
 О войне  2017-09-26  1  52  1025
При большевиках подался в глушь я,
Нет царей – герою дела нет.
Пас корову, радио не слушал,
Сеял рожь и не читал газет.

Так и жил я, сберегая нервы,
Не рискуя втуне головой.
Только год случился сорок первый.
Глядь, а супостаты под Москвой.

Опуская мелкие детали,
Как меня нашёл НКВД,
Прибыл я в Москву. Там встретил Сталин –
Вождь, отец народов и т.д.

Был тогда он в стане коммунистов
Главный – генеральный секретарь.
Невысокий, с виду неказистый,
Трубка, френч, усы – не царь, а псарь.

Но судить не надо по одежде,
Коль харизма за душу берёт.
Сразу ясно, что царям он прежним
Дать способен сто очков вперёд.

Объяснил весомо он и чётко,
Всяких лишних слов не говоря –
Жизнь отдать за Сталина почётней,
Чем за православного царя.

И спросил, попыхивая трубкой,
Глядя испытующе в глаза:
"План у вас какой, товарищ Жюков?" –
В шутку так меня тогда назвал.

"Как французов их в Москву ведите!
Ясно ж. В чём проблема, не пойму".
Сталин, намекнув, что я вредитель,
Пригрозил сослать на Колыму.

Холода стояли, как в Сибири.
Не решить с болотами вопрос.
Сталин усмехнулся: "Мысли шире.
Нет болот, так заведи в мороз.

Ты ж герой, едрёны пассатижи,
Действуй же шаблонам вопреки!
Подпусти до Химок, но не ближе".
И зачем-то вспомнил Соловки.

Царь, тьфу, Сталин скажет – значит, надо.
К Химкам подходил покуда враг,
Я на фронт отправился с парада:
Лучше в битву, нежели в ГУЛаг.

Долго суть рассказывать не стану,
Только был существенный момент –
Загодя изъял я из Ашана
Валенок и шуб ассортимент.

Немцы силой славились недаром –
Заняли Ашан. В нём ни души,
А из всех оставшихся товаров
Плавки, пиво, хрен и беляши.

Немцы, выпив пива для затравки,
Хреном с беляшами закусив,
С ног до головы оделись в плавки
И к столице двинулись Руси.

В плавках не особо повоюешь,
Коль под сорок градусов мороз.
С немцами такая аллилуйя
Приключилась – не взглянуть без слёз.

Не было у них конфузий горше.
Нам же закопать достался труд
Этих Санта Клаусов замёрзших,
Или как у немцев их зовут.

Так ведётся со времён былинных –
Изгонять врагов нам не впервой.
Гнали немцев мы аж до Берлина,
Тех, что не замёрзли под Москвой.
 

КРУГлОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(Олег Индейкин)
 Про туристов  2017-09-25  4  58  1106


Леонид Олюнин

КАК УДОСТОВЕРИТЬСЯ,
ЧТО ЗЕМЛЯ КРУГЛАЯ

Иди и не сворачивай,
И булку наворачивай.
Считай ворон над головой.
Вернёшься всё равно домой.

Жми сюда

~~~~~

КРУГлОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Я поход по свету белу
   ставил во главе угла,
   чтоб узнать скорее смело,
   что земля, как мяч кругла.

Через земли все и воды
   чтоб пройти мне прямиком
   без своротов и обходов,
   я пошёл с проводником.

В турбюро, в глаза мне глядя,
   предложили не отстой:
«Проводник – что надо!
      Дядя
   с репутацией крутой»


…Дни-деньски да длинны ночи
      шли мы той земли вокруг –
      мне ведь так хотелось очень
      увидать в планете круг.

Навернул шесть тыщ я булок,
   насчитал семь тыщ ворон…
Где Пхеньян?!…
      Где Бонн?!…
      Где Тула?!…
Лес глухой со всех сторон.

«Что за хрень?!
      Ты не дебилен?»

   крикнул я проводнику…
А в лесу –
      У! У! –
      лишь филин
   да кукушка лишь –
      Ку-ку!…

«Ах, ты дурень несусветный!!
Ты глаза свои промой!!
Где маршрут твой круглосветный
   с возвращением домой?!»


И сказал тогда без брани,
   под кустом махрой дымля,
   проводник Иван Сусанин:
      «Знать, не круглая земля!»
 

Записки Ивана Сусанина. Ледовое ...

(Geom)
   2017-09-20  5  70  889
На печи лежал я с красной девкой,
И, когда хотел вступить с ней в связь,
Позвонил знакомый – Саша Невский –
В Новгороде был тогда он князь.

"Хоть я и не царского пошиба,
Но, прошу как друга, помоги,
От меча чтоб нашего погибли
К нам с мечом пришедшие враги.

Рыцари тевтоны светоч веры
Насадить хотят у нас мечом.
Ладно, хоть придут не тамплиеры:
Тех не одолеть нам нипочём.

Эти немцы складно врать готовы –
Пива и телячьей колбасы
Будет нам, коль веру сменим, вдоволь.
Всё б им жрать! Не рыцари, а псы".

Нет от супостатов нам покоя!
Чтобы им не больно егозить,
Рать пришла на озеро Чудское,
Благо, там болото есть вблизи.

Разместили рать мы плотным строем
Прямо у болота, на краю.
Видим – встали рыцари свиньёю.
Ясно, подложить хотят свинью.

Грустно стало нам. По всем приметам
Шансы против них невелики:
Рыцари-то все в бронежилетах,
А у нас кольчужки коротки.

Встать к болоту – то не сумасбродство.
Пусть на всём скаку жестокий враг
Сквозь шеренги наши продерётся,
Ну, а там болото – Guten Tag!*.

Рыцари настроились на битву.
Грянули они "Die Fahne hoch"**,
После хором крикнули "Heil Hitler!
Gott mit uns!"*** Нет, врёте, с нами Бог.

Псы, чтоб побыстрей достигнуть цели,
Поскакали, на свою беду,
Надо же додуматься – в апреле –
Прямо через озеро по льду.

Счастье, что у ихнего магистра
Поумнее не было идей.
Пусть броня крепка и танки быстры,
Только танк на льду – ведро гвоздей.

Так и псы. Под лёд ушли, как в Лету,
Кроме тех, что были на мели.
Всем бы хороши у них жилеты,
Но в воде не очень-то спасли.

Так что, супостаты пусть кичливы,
На иных не нужен даже меч.
Что нам колбаса от них и пиво!
Нам нужнее водка, девка, печь.

____
* (нем.) Добрый день

** «Die Fahne hoch» – «Знамёна ввысь», гимн NSDAP (Horst Wessel Lied - Песня Хорста Весселя)

*** «Gott mit uns» (с нем. — «Бог с нами» ) — девиз, изображавшийся на гербе Германской империи, широко используемый в немецких войсках с XIX века, в частности выбитый на пряжке ремня.
 

Записки Ивана Сусанина. Бахчисар ...

(Geom)
 Крым  2017-09-19  6  94  1338
Ночью жарко, потому не спится,
Комары кусают, хоть кричи.
И как раз звонит императрица:
"Ваня, дело есть, слезай с печи.

Хан нетолерантность обнаружил
И изрядно дерзок стал, злодей.
В Крым хочу послать я поезд дружбы
С контингентом вежливых людей.

Надо приструнить маленько хана.
Сложная тебя задача ждёт,
Потому что в том Крыму поганом
Окромя фонтана нет болот".

Коль императрица приказала,
Не отговорить и семерым.
И наутро с Курского вокзала
С Минихом отправились мы в Крым.

Миних доверительно сугубо
План мне свой поведал по пути:
"Пушки декларируем как трубы,
В Крым газопровод тянуть хотим".

В Харькове стояли чуть не вечность:
Что за мытня без очередей?
Мытарь как зелёных человечков
Записал всех вежливых людей.

Планы наши этим не нарушил,
Насмешил лишь всех до одного,
Но, когда черёд дошёл до пушек,
Тут взыграла алчность у него.

Выпили мы с мытарем немало.
Уломал. Но, чёрт его дери,
Отцепить пришлось вагоны с салом.
Не один, не два, а целых три.

Ладно! Есть еда, хоть и худая.
Не впервой говеть на сухарях.
Едем. Хан с ордой нас поджидая,
Попусту топтал Изюмский шлях.

Вот и Крым. Совсем он не Европа,
Только степь, не сходишь по нужде.
К вечеру, по счастью, в Симферополь
Докатили, слава РЖД.

Нам к столице надо, как ни плюньте,
Только дальше взорваны пути,
Потому под солнышком июньским
Сотню вёрст пришлось пешком пройти.

Поглядев на город, начал злиться:
По всему, напрасно слез с печи.
Что, прости-помилуй, за столица?
Срамота! Сарай среди бахчи.

Коль есть пушки, даже не ракеты,
Не поможет никакой ислам.
Разнесли мы халабуду эту
Вдребезги, простите, пополам.

С криками "ура" и "пуля – дура",
Чтобы знамя наше водрузить,
Ринулась на приступ десантура.
Как удержишь, коль фонтан вблизи?

Парни, матерясь витевато,
Разогнав пинками басурман,
Побросав тельняшки и лопаты,
Всем гуртом отправились в фонтан.

Сразу загрустили интенданты,
Оглядев сгоревшие дома:
Нет нигде ни баб, ни провианта,
Есть зато холера и чума.

Вот, напасть! Нет слов, помимо бранных!
Хан расстроен тоже был всерьёз
И всю ночь проплакал у фонтана,
Что теперь зовут фонтаном слёз.

Путь обратный – скучные детали,
Только мысль засела в голове:
Для чего ж мы в этот Крым мотались?
Чтоб купать в фонтане ВДВ?
 

Афоризмы и типа того (7)

(ТАК)
 Афоризмы  2017-08-26  2  36  716
Мы сами себе сусанины.

Это не было актом кокетства...

Труднее всего подчиниться доброй воле.

Производительность по неосторожности уступает место производительности по неуверенности.

Смири гордыню. Уйди в себя.

Сила притяжения зависит от размаха крыльев.

Не надо быть националистом, чтобы разочароваться в человечестве.

Когда каждый день дважды два - четыре... Хочется поговорить об этом.

К светлому будущему - по навигатору!

В сомнениях надо быть уверенным.
 

Костоправы и костоломы

(ЗЕВС)
 Ироничные стихи  2017-03-23  0  18  236
*   *   *
Русский доблестный народ
Мозговит и многогранен:
Мировой экскурсовод –
Это наш Иван Сусанин.

*   *   *
Кто оглушён походным барабаном,
Врага себе найдёт – и сразу в бой!
Наполеон хотел стать Чингисханом,
Но не сумел – остался сам собой.

*   *   *
Нельзя всё время жить с экстазом –
Пахать придётся, молодёжь.
Представь себя ты унитазом –
И долю тяжкую поймёшь.

*   *   *
Если ты украсить мир готов,
То тебя одобрят старики,
Но среди божественных цветов
Быстро вырастают сорняки.

*   *   *
Во власть попасть любой желает страстно,
Но только там не сладкое житьё.
В политику ходить всегда опасно:
Не всем дано вернуться из неё.

*   *   *
Нельзя найти на ринге счастья:
Нокаут – и адъю!
В боях без правил очень часто
Жестоко бьют судью.

*   *   *
Я мудрым людям не перечу,
Что времена пошли не те:
Идя всю жизнь заре навстречу,
Мы можем сгинуть в темноте.

*   *   *
Пролить за счастье надо пот,
Пока его не отнял бес:
Не ошибается лишь тот,
Кто дам возносит до небес.

*   *   *
Видит явственно, кто не слеп,
Как порочна людская обитель:
Продаётся не только хлеб,
Но и жадный его потре***ель.

*   *   *
Жесточе нынче стали нравы,
Модней стяжателей хоромы:
Богаты очень костоправы,
Но их богаче костоломы.
 

Опять...

(Леонид Олюнин)
   2017-02-01  1  22  307
* * *
Сусаниных у нас
Полно.
Не приближайся
К нам говно.

* * *
На подходе
Грипп опять.
Сразу взял
Бутылок пять.

* * *
С кем поведёшься,
С тем и надерёшься.

* * *
Если б был я
Богачом,
Тоже б плакал ни о чём.

* * *
Наше дело правое.
Командую управою.

* * *
Водку выжрал
Не робея.
Всё, зовите
Челубея.

* * *
А известный либерал
Долго рейтинг набирал.
И набрал он, посмотри,
Хватит на завода три.

* * *
Каждый обретёт своё.
Это точно, ё-моё.

* * *
Метод поменяла детка -
Не в салате, а в креветках.

* * *
От рук совсем
Отбился.
Под ноги повалился.

* * *
Шар не пошёл в лузу,
Но от борта – вжик.
Машка ждала музу,
Лысый припёрся мужик.

* * *
Не нашёл величие,
Приобрёл двуличие.

* * *
Всякой твари
Здесь по паре.
Лезут, хоть их
И не звали.

* * *
Выбирали олухов
Для хреновых всполохов.
 

Не хватает нам Сусанина

(ЗЕВС)
   2016-10-31  4  35  432
*   *   *
Не хватает нам Сусанина
Для знакомства с мирозданием:
Вроде всё по расписанию,
Но с ужасным опозданием.

*   *   *
Жизнь с тех пор пошла не та,
Как ушёл на дно «Титаник»,
А в политике кнута
Главный козырь – это пряник.

*   *   *
Бояться надобно урода,
Держащего трезубец:
Власть не опасна для народа –
Опасен властолюбец.

*   *   *
Творец – искусства лекарь и заложник –
Зовёт судить себя народ и власть:
Когда с похмелья стонет брат-художник,
То выставка, бесспорно, удалась.

*   *   *
Каждый пьёт от делать нечего,
Трупом рухнув на кровать.
Продержаться бы до вечера,
Чтоб всю ночь пропировать!

*   *   *
Отнюдь не Пушкины и Коганы,
Они со страстью к эполетам
Из половых выходят в органы
И указуют всем поэтам.

*   *   *
Ходить приятно дани сборщиком,
Не обойдёт себя который:
Никто не хочет быть конторщиком,
А все хотят рулить конторой.

*   *   *
Обстановка напряжённая,
А трудней другому полу:
Жидкость, в тело погружённая,
В детский сад пойдёт и в школу.

*   *   *
Сносить мы чаяния будем
Под сень божественного знака:
Когда всем сердцем веришь людям,
Не человек ты, а собака.

*   *   *
Проиграть нам всем дано,
Заработав шиш в кармане:
Отправляясь в казино,
Попрощаться надо с мани.
 

ИГРА СЛОВ-66

(Александр Питерский)
 Короткие приколы  2016-03-05  6  21  444
Блохи – твои дела; Салонина; Другметалл;    Действенная плева; Коленостоп;; Чужесранец; Конь пендальный

Заводила – Иван Сусанин; Кто(что) есть кто(что): Шумовка – склочная соседка; Запаска – жировая прослойка некоторых людей; Ступица – нога;   Этанол – утверждение учителя математики, грузина по национальности; Кубатура - вердикт эстонца в отношении «острова Свободы»; Каналья – кнопка переключения каналов на телевизионном пульте;

Песенн.: «Жили у бабуси две "весёлых" Дуси…»; «Эй, бухнем! Эй, бухнем! Ещё разок…»

Мира торг: Мы кормим идеями…;

Слова в словах: Бра - конь – ер;   
"
 

След...

(Леонид Олюнин)
   2016-02-22  0  24  229
* * *
Дуру гоним сами мы,
В голове бедлам…
Больше бы Сусаниных,
Кто б попёрся к нам?

* * *
В житейском стане
Он зря не квасил.
Свой след оставил,
Но… на матрасе.

* * *
Анюты, Маши, Симы
Всегда своё трубят.
Живёшь с невыносимой,
И вынесут тебя.

* * *
Подойдёт как будто –
Намекает жизнь:
К длинному рассудку
Крохотный язык.

* * *
Превосходно стало,
Радости сполна.
Зелени навалом,
Но не та она.
Птичек щебетанье.
Солнце. Благодать.
В животе урчание –
Нечего пожрать.

* * *
С протянутой рукой мужик
Здесь нашу площадь сторожит;
Когда бы ни его рука –
Упёрли б площадь… А пока…

* * *
Замечено – жизнь – вечный бой,
Её кулак – не вата.
А неприятности – гурьбой –
Весёлые ребята.

* * *
Мы строить дома можем,
Детей поучать, внучат.
Мы так друг на друга похожи,
Нас пчёлы не различат.

* * *
Не велика добыча,
Кроху добавки хотя б.
Ждём старика Хаттабыча,
Прёт террорист Хаттаб.

* * *
Осознавать приятце,
Что к светлому наш путь.
Все головы – разнятся,
А задницы – ничуть.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер