ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: за месяц 9.2004: самое посещаемое

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Прикольные стихи и рассказы: за месяц 9.2004: самое посещаемое  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.    Посет. 
 

Скороговорка

(Ермак)
 3  23 февраля  2004-09-03  6  12848
Ракетчик Румянов
Решил разузнать,
Умеет ли прямо
Ракета летать.
Решительно руку
К ракете раскрыл,
Раз дернул рычаг
И куда-то уплыл.
Расчет не заметил
Потери бойца,
Ракету списали,
И нет огольца.
Не стало и сел
Километров на шесть.
Ракеты хорошие
В армии есть!
 

О пользе электричества.

(Наташа П.)
 2  Телевидение  2004-09-20  18  8715
Я смотрю в экранчик серый.
Не включается - фигня!
Где вы , где, мои химеры,
Вы покинули меня!
Не узнаю новостей я,
Не послушаю прогноз,
Про животных, про растенья
Не узнаю. Сколько слез
Пролила уже от горя,
Хватит их на поллитрА.
Да, фигня... Простите, сорри?..
Электричество! Ура!

Не забудь: придя с работы,
К телевизору пройти,
И, не медля ни минуты,
Подключить его к сети.*

*электросети
 

Нагота (возбуждающее)

(В.Збзднов)
 4  Про секс  2004-09-05  2  7581

О, как прекрасна, всё же, нагота!
Ведь скрытое вдруг стало очевидным!
Есть в обнажении бессудном красота,
Которой в повседневности не видно!

Лежишь бесстыже, вся обнажена,
Загадочно сияешь нежным светом
И вся твоя заманчивость видна
И думаешь невольно лишь об этом.

Так хочется дотронуться рукой,
И гладкое твоё погладить тело,
Рассудок вмиг теряю и покой
И приближаюсь робко и несмело.

А ты лежишь, невинна, как дитя,
Но знаю я, ты вовсе не сиротка!
Ты трахаться умеешь не шутя!
Ты одурманить можешь хлеще водки!

Ты дашь легко, не надо и просить,
До дрожи доведёшь, до исступленья,
Замучишь так, что сразу выноси,
Что вряд ли вспомнишь чудное мгновенье!

Ты так захватишь, что не устоять,
Ты так приклеишь, что не оторваться,
Ты можешь без разбору всем давать,
Хотя тебе опасно отдаваться.

И мало кто найдётся, чтоб с тобой
Вдруг целоваться захотел в охотку.
Предупреждаю! Голою рукой
Не надо трогать голую проводку!
 

Астрологический прогноз на четве ...

(В. Владимиров)
 0  Гороскопы  2004-09-10  1  7138
Ты по знаку Водолей?
      Это значит - не робей!

      Если ты, товарищ, Дева –
      Не гуляй в четверг налево.

      Если мрачный Козерог –
      Осторожней ешь творОг.
      
      Кто родился под Весами,
      Пусть прогноз составят сами.

      Звезды дАрят Близнецам
      Кружку пива с утрецА.

      В этот день страшнЫ для Овна
      Тетки с отчеством Петровна.

      В этот день не нужно Ракам
      Затевать с начальством драку.

      Будет лучше, если Лев
      Укротит на женщин гнев.

      В этот день один Стрелец
      Встретит Деву, наконец!

      Жаль, что я не Скорпион,
      В карты выиграет он!

      Посоветую Тельцам
      Крем «Nivea» для лица.

      После дождика для Рыбы
      Лучше нету по грибы бы.
 

Пизанская башня

(Дейтерий)
 53  День строителя  2004-09-30  23  6114
Кончив не слишком удачную стройку,
Башню назвали Пизанской, поскольку,
Видя, как сильно конструкция гнётся,
Думали все, что вот-вот пизанётся.
 

Коровы.

(Наташа П.)
 4  Про коров  2004-09-02  11  5889
Кто сказал, коровы не летают?!
Кто посмел такое возомнить?!
А бывали вы в деревне в мае?
А слабо деревню посетить?

Там бы вам сказали непременно,
Что по майской по весенней дури
В воздухе кружится обалденно
Все коровье стадо! Не спугнули б!

Красота! И жители ликуют,
Как коровий клин идет над полем.
И лепешки в пыль летят сухую,
Удобряя землю по неволе.

Майский гром да не спугнет летящих!
И к закату, обалдев от мая,
Замычит, заголосит все стадо,
Над колхозом плавно пролетая.
 

Сказки для взрослых. Лорд Клабс

(В.Збзднов)
 4  Для взрослых  2004-09-05  2  4814

Часть 1.
      
      Мой уважаемый читатель,
      Историй всяческих глотатель,
      О лорде Клабсе свой рассказ
      Тебе поведаю сейчас.

      Лорд Клабс был родом из народа,
      Который в это время года
      Оттягивается на Канарах,
      А не валяется на нарах.
      Как ты, читатель, догадался,
      Он не спроста ведь лордом звался,
      Имел монету в кошельке,
      Имел волосья на руке,
      Гонял повсюду на Чероки,
      Исправно платежей всех сроки
      Своим подопытным считал,
      Ну, в общем, просто процветал
      На этой ниве плодородной,
      Удобренной слезой народной,
      Где где ни плюнь, везде бардак,
      Где все всё делают не так,
      Где любят поругать Европу,
      Всё делается через жопу,
      Где если ты имеешь лапу,
      А к ней богатенького папу,
      То весело на свете жить
      И можно болт на всех ложить.

      Любил лорд Клабс пожить красиво,
      Любил, потягивая пиво
      Утюг поставить на живот,
      Тому, кто денег не дает,
      Или загнуть его жену,
      Или же дочку натянуть.
      Ещё лорд Клабс стрелять любил
      И он всегда в восторге был,
      Когда случалось (и не раз)
      Всадить вдруг пулю между глаз
      Тому, кто вздумал залупаться
      И вовсе не хотел считаться
      С ним! С лордом! Разве не глупец?
      И делал лорд ему капец.
      Любил лорд Клабс качнуть мышцу,
      Он знал, идет к его лицу
      Накачанный, могучий торс,
      Где на груди волосьев ворс.
      Любил кутнуть он в кабаке,
      Сжимая в жилистой руке
      Зеленых пачку. Он резвился,
      Швырял деньгу и матерился
      И девок лапал на закуску,
      Короче, был он Новым Русским.

      С утра блуждая по квартире
      Надолго заседал в сортире
      Читая пэйджер и газеты
      И нет большого в том секрета,
      Что воронёный пистолет
      Всегда давал ему ответ
      На все вопросы и проблемы...
      Но хватит, бросим эту тему.

      Итак, лорд Клабс открыв газету
      Увидел объявленье это:
      Младая дева юных лет,
      Писала - в жизни счастья нет,
      Ужасно деньги надоели,
      Чтобы они хоть все сгорели,
      Душа томится и страдает
      И о замужестве мечтает.
      Она и замуж была б рада,
      Но есть весомая преграда,
      Которая мешает ей
      Стать с милым под венец скорей.
      Поэтому она взывает,
      Хоть чуда, вроде, не бывает,
      Но вдруг найдется доброхот,
      Огонь и воду он пройдет,
      Чтобы исполнить порученье
      Черезвычайного значенья.
      Зовет, приди же соискатель!
      Где рыцари? Приди, мечтатель,
      Косой, убогий иль хромой,
      Какая разница, бог мой!
      В момент ты станешь кандидатом,
      Коль сможешь съездить ты куда-то,
      Исполнить девы порученье,
      И не имеет здесь значенья
      Или ты стар, или же млад,
      Но ты награде будешь рад.
      Тебе предложен будет чек
      Где всех нулей не перечесть.

      Лорд Клабс не стал и размышлять -
      Раз деньги будут, надо брать.
      Мгновенно принято решенье
      И лорд идёт по объявленью.

      Часть 2.

      Лорд Клабс умел ценить все сроки,
      Запрыгнул быстро он в Чероки,
      Взял резко с места, газанул
      И сразу прямиком махнул
      По адресу, что был в газете.
      Хоть красным светофоры эти
      Ему мигали, он плевал
      И только газу поддавал.
      А вот и улица.. Что это?
      Через толпу прохода нету!
      Сюда спешил и стар, и млад!
      Конечно! Всяк халяве рад!

      Сначала лорд решил, как птица
      Через толпу скорей пробиться,
      Но рассмотрел из-под руки,
      Что здесь стоят одни братки!
      Ту он немного присмирел
      И задний ход уж дать хотел.
      А вдруг тут просто заметают?
      Но вдруг увидел он, как тает
      И быстро движется вперёд
      Та очередь. Всяк, кто зайдет,
      Через мгновение выходит
      И с грустным видом прочь уходит
      На стенки натыкаясь слепо
      Идёт и чешет свою репу.
      Тогда решил он подождать.
      И правильно. Чего гадать,
      По сторонам глазами шарить,
      Когда ведь можно побазарить
      С братками в очереди ждя,
      Ведь не предвидится дождя.

      И не прошло и двух часов,
      Как лорд, не тратя лишних слов
      Вошёл в гостинную, где дама
      Сидела на диване прямо,
      Как жердь. В соплях вся и слезах.
      И понял лорд, что дело швах.
      Однако к даме он подходит.
      Та сопли по лицу разводит
      И плачет горько, прям навзрыд,
      А рядом с ней конверт открыт,
      А в нем письмо. В письмишке том
      Чегой-то писано шрифтом,
      Которого наш лорд не знал
      (Он только мат и понимал).

      Тут дамочка и объяснила,
      Что то письмишко получила
      От тех, кому ей можно верить,
      Поэтому закройте двери
      И (изменившись вся в лице)
      Я расскажу вам об отце,
      Пропавшем без вести давно,
      Совсем, как в триллерском кино.
      Имел её папаша сметку,
      Он жил с женой, а драл соседку,
      Мог провернуться тут и там
      И по сусекам и углам
      Наскрёб деньжат. Не много, нет,
      В два раза больше, чем в казне.
      Ведь это, правда же, немного?
      Он не надеялся на бога,
      А был предельно осторожен
      И знал, что всяк случиться может
      Здесь, в этой варварской стране,
      И даже может быть вполне
      Он где-нибудь совсем загнётся
      Иль счастье может отвернётся,
      А денежки-то уплывут.
      Так что ж задумываться тут?
      Он операцию провёл
      И деньги тихо перевёл
      В швейцарский банк. Всё шито-крыто.
      Теперь не сможет враг сердитый
      Захапать то, что он нажил,
      А то ходи тут и дрожи.

      Любил он дочь свою при этом
      И поделился с ней секретом,
      Что, сколько, где и как лежит
      И ей доверил также шифр
      Ко всем счетам. Но вот дела,
      Чтоб дочка кинуть не смогла
      Родителя вдруг ненароком,
      Чтобы ему не вышла боком
      Любовь к дитяти, он решил,
      Что ей не скажет он весь шифр,
      А скажет только его часть!
      И на тебе - сумел пропасть!
      Повез оружие в Чечню
      И сгинул, словно на корню!
      И что теперь ей в этом толку?
      Папаша сделал ведь наколку
      Себе на теле. Вот скотина!
      Вторая шифра половина
      В наколке той! Ну как тут быть?
      Пришлось на деньги болт забить.

      А тут письмишко прилетело,
      Что вроде бы видали тело
      И захоронено оно
      В горах. Такое вот кино.
      И если лорд вдруг согласится
      Туда, к чеченцам, прокатиться,
      В горах то тело откопать,
      На нём наколку отыскать
      И ту часть шифра заучить,
      То сможет крупно получить!
      Все остальные претенденты
      Узнав истории моменты
      Слиняли тихо, портя воздух.
      И вам слинять ещё не поздно.

      Лорд Клабс лицом переменился
      И две минуты матерился
      Кляня папашу так и сяк,
      Потом он сел, забил косяк
      И лишь расслабившись немного
      Сказал: Мадам! Да ради бога!
      За это дело я берусь
      И за неделю обернусь!
      Да здесь делов-то, как два пальца!
      За это мне процентов двадцать
      Вы с тех счетов лишь отстегнёте
      И будем мы тогда в расчёте!
      Согласны? Значит по рукам!
      Где то письмо? Привет! Пока!

      Девица красным вся зарделась
      И говорит: Постойте! Дело
      Еще одно там будет вам,
      Поверьте уж моим словам!
      Как бы сказать вам это лучше?
      Попробуйте найти там ключик,
      На шее папы иль в карманах.
      А что за ключик? Очень странно.
      Темните что-то вы, мадам,
      Зачем какой-то ключик вам?
      Девица тихо прошептала:
      Коль нет его, так я пропала!
      И пояс верности моей
      Носить мне до скончанья дней!
      Что?! Пояс верности? Однако!
      А я-то думал, это враки!
      Взгляните, - дамочка тут встала
      И юбку быстренько задрала.
      Лорд глянул - А-а-ах! Ну и дела!
      Да где ж такое ты взяла?
      Папаша мой здесь расстарался.
      Он сохранить меня пытался
      От всяких жизненных соблазнов
      И где-то же достал, зараза
      Мне этот пояс броневой
      Или титановый? Бог мой!
      Зимою мёрзну, летом жарко,
      Его не режет даже сварка!
      Не вскроешь и замок в нем тихо -
      Он электроникой напихан!
      Вот так, нетронутой, хожу
      И на мужчин я лишь гляжу!
      Об этом поясе не знает
      Никто. И мой жених считает,
      Что строгих нравов я девица
      И хочет поскорей жениться!
      Его люблю я всей душой,
      Но как сказать? Скандал большой!
      А лорд уж по полу катался,
      Он в жизни эдак не смеялся,
      Взахлеб, до колик, до истерик
      Кляня умельцев из Америк.
      Минуток, эдак, через тридцать,
      Он смог уже воды напиться,
      Потом немного отдышался
      И с пола медленно поднялся.
      Условие здесь ставлю я,
      Что первая же ночь - моя!
      Пускай жених на фото дрочит,
      Коли помочь тебе не хочет,
      А мы завалимся в кровать
      И там тебя я буду драть
      Пока пощады не попросишь!
      Давно-ли, кстати, пояс носишь?

      На том они и порешили.
      Хоть лорда очень рассмешили
      Папашкины-то закидоны,
      Да куча бабок за кордоном.

      Часть 3.

      Итак, покинув ту девицу
      Лорд Клабс отправился напиться,
      Отметить этот перст судьбы.
      Молясь на трупы и гробы
      Устроил он большую пьянку,
      Как начал пить он спозаранку,
      Так и не мог остановиться.
      А как же, спросите, девица?
      А как же, спросите, награда?
      Ему ведь, вроде, в горы надо?
      Там, будто, чьё-то тело есть,
      На коем можно шифр прочесть?
      А как же ключик для девицы,
      Чтоб с ней потом повеселиться?
      Чего же пьянствует он мило?
      Скорей, пока ещё не сгнило
      То тело, жми на самолет,
      А там быть может повезет,
      А может нет. Кто это скажет?
      Езжай, а время там покажет!

      Не беспокойтесь, мой читатель.
      Лорд Клабс был вовсе не мечтатель,
      Чтоб ради глаз прекрасной девы
      Все отложив дела налево
      Стремглав помчаться к чёрту в пасть,
      Чтоб ни за грош там вдруг пропасть
      Все горы ископав лопатой.
      Конечно, стать хотел богатым
      Наш лорд, но он был не болван
      И в голове имел свой план.
      Прекрасно знал, за что он брался
      И в горы он не собирался.

      Здесь небольшое отступленье
      Мы сделаем и на мгновенье
      Прервем о лорде свой рассказ.
      Хочу уведомить я вас,
      Читатель мой, столь терпеливый,
      Коль догадаться не смогли вы
      Об лорда имени столь странном
      Вам сообщу я, как с экрана,
      Его историю. Она
      Не очень будет и длинна.
      Прочел он как-то на Хи-Хи
      О Лорде Даймонде стихи.
      И приглянулся лорд ему.
      Решил, в сигарном он дыму
      Играя в карты в этот день,
      Что вот такая хренотень
      Получше будет, чем кликуха.
      И в тот же вечер вся мишпуха
      Уж в карты больше не играла,
      А имя долго выбирала.
      Процесс пошел сначала трудно,
      Но кто-то вдруг сказал, что бубна
      На вражьем гадском языке
      Зовется "даймонд"! Вдалеке
      Забрезжил свет! Япона мать!
      А черва? Хартс? Не, наплевать!
      А пика? Спайда? Сукой буду,
      Зря не любил ее, паскуду!
      А как же крести? Клабс? Оно!
      И было имя рождено -
      Лорд Клабс! Совсем как тот, с Хи-Хи!
      Продолжим же свои стихи.

      Как я уже сказать пытался,
      Лорд Клабс совсем не собирался
      Куда-то в горы. За столом
      Привык махать он, а кайлом
      Другие пусть от дури машут.
      Всегда найдутся в жизни нашей
      Ослы, что могут за гроши
      Копать и гнить в лесной глуши,
      Или горбатить на заводе,
      Или при всём честном народе
      Отдать живот за свой ларёк
      (Вот это лорд понять не мог),
      Косить, доить или сажать..
      Куда приятней полежать
      В постели мягкой с тёлкой сочной.
      А деньги будут, это точно
      Лорд знал и мог вам рассказать,
      Как их легко приобретать,
      Порой не наклонившись даже...
      Переполнять терпенье ваше
      Я не намерен и сейчас
      Сей план я доведу до вас.

      Когда вошел тогда он в дом,
      Дождавшись очередь с трудом,
      Портрет на стенке увидал
      И мигом он его узнал!
      И понял он, что будет в сделке,
      Ведь дядю этого на стрелке
      Лорд самолично замочил!
      Тот по заслугам получил
      За то, что чуть не кинул Лорда.
      Теперь же, вражеская морда,
      Лорд отыграется сполна
      И мигом папина казна
      К нему в карман перекочует!
      Он деньги одним местом чует!
      А этой дуре жирно будет!
      Его бы засмеяли люди
      И уважать бы перестали,
      Коль деньги девке он оставит!
      Конечно, ключ он ей отдаст,
      Она ему за это даст,
      Они оттянутся в постели,
      Которую она расстелит,
      А олух тот, ее жених,
      Пусть свечку держит и на них
      Любуется. Все ж польза будет,
      Коли урок мой не забудет
      И сможет повторить, в натуре
      Довольна будет эта дура.
      Дальнейшее же будет просто
      И в турагенстве краткий отпуск
      Они оформят и махнут
      В Швейцарию. Конечно, тут
      Он дуру враз на деньги кинет
      И навсегда уже покинет
      Свою любимую страну
      (Ведь на идти же с ней ко дну?).
      Ведь он давно уже хотел
      Купить себе земли надел.
      Теперь же это будет просто -
      Он на Багамах купит остров
      И будет там король и бог,
      И пикнуть чтоб никто не мог.
      Он выстроит дворец у моря
      И целый мир узнает вскоре
      О лорде Клабсе, что в короне
      Сидит на золочёном троне,
      Создавши сказочное царство,
      В котором водка и лекарства
      Бесплатно всюду раздаётся,
      Где людям весело живётся,
      Где пир и праздник постоянно,
      Лишь пей, лежи и жри бананы.

      Как видите, ему осталась
      Совсем уж маленькая малость -
      Махнуть лопатой и кайлом
      И труп извлечь. Всего делов!
      Но тут сомненье лорда взяло,
      Ведь он мочил людей немало
      И смутно помнил, как и где
      Папаша спрятан. То ль в воде
      Лежит на дне в мешке с цементом,
      (эх, кабы знать! Он бы моментом
      Нырнул, достал и все дела,
      Но лорда память подвела),
      То ли лежит в плите бетонной,
      Громадной, серой, многотонной,
      Используемой, Клабса ждя,
      Как постамент под бюст вождя,
      То ли зарыт он вместе с тачкой
      В глухом лесу за водокачкой,
      То ли на части расчленён
      Давно быть может съеден он
      Тем крокодилом в зоопарке
      (Да, это было б слишком жалко),
      То ли.. Да-а-а, много нынче мест
      Вдруг представляют интерес!
      Да кто ж мог знать! Всегда прекрасно
      Лорд заметал концы. Напрасно
      Не вел учёт. Какая жалость!
      Теперь же лишь ему осталось
      Купить в ларьке себе тетрадь
      И потихоньку вспоминать
      Где, как, кого, куда и чем,
      Записывать и вообще
      Наверно волею-неволей
      Придется взять кого-то в долю,
      Ведь не копать же самому
      И трупы нюхать! Ни к чему.
      Достаточно нанять бомжА,
      А после сунуть в бок ножа.

      Итак, Лорд Клабс открыл тетрадку
      И начал строго по-порядку
      Записывать рукою твердой...
      Расскажем в части мы четвёртой
      Что было дальше, а пока
      Читатель, отдохни слегка.

      Часть 4.

      Два дня Лорд Клабс чесал затылок,
      Несчётно выпил он бутылок
      Всех вспоминая день за днем.
      Горело б все оно огнем!
      Но, наконец, закончен лист,
      Длиннющий, как из жопы глист,
      Где вьются имена и даты
      Всех тех, кого кончал когда-то,
      Где даже набросал он схемы,
      Чтоб после не было проблемы,
      И крестиком пометил место
      Где те лежат, с кем вместе тесно
      Вдвоем им было на земле
      и вот теперь они в нуле.

      Итак, вписав, кто где лежит
      Решил лорд нанести визит
      Девице. Был в том интерес -
      Когда папаша сей исчез
      Забыл спросить он в прошлый раз
      И на тебе - тащись сейчас.
      Ведь не копать же все могилы!
      Совсем бы это глупо было -
      Ночами рыскать, словно тень,
      Ища, где в злополучный день
      С покойником тогда встречался,
      Который там же и остался.
      Гораздо проще осторожно
      Узнать о папе, и возможно
      Девица даже знает день,
      Когда прошла над домом тень
      И папочка её исчез.
      У них взаимный интерес.

      Вот, наконец, знакомый дом.
      Наш лорд паркуется, с трудом
      Найдя своей машине место.
      Ха! Из какого же здесь теста
      Наделан весь живущий люд?
      Ведь видно - куры не клюют
      У них деньгу! Мда, интересно,
      От иномарок прямо тесно
      На улице. И негде встать.
      Теперь квартал пешком топтать.

      Вот лорд наш давит на звоночек,
      Не приняв никаких отсрочек
      Заходит в дом к девице давней,
      А там уже закрыты ставни,
      Погашен свет. Сквозь полумрак
      Он видит - что-то здесь не так,
      Неладно что-то в этом доме!
      И тут за ним в дверном проеме
      Возник вдруг кто-то. Сразу ствол
      На незнакомца он навел.
      Но в рыло мигом получил
      И понял - влип, как кур в ощип!
      Браслеты связывают руки
      И без ремня спадают брюки,
      На стул усажен. Лампы свет
      В лицо направлен. И ответ
      Ему приходится давать,
      О том, что это за тетрадь!

      И понял лорд довольно скоро,
      Что сеть расставила контора!
      И то, что он, как лох последний,
      Увидев тот портрет в передней
      На деньги клюнул, как осёл,
      И вот, конец ему пришёл!
      Капкан расставили убийце,
      Братков запечатлели лица,
      А лорд, своё согласье дав,
      Под подозренье попадал.
      Он окружен был наблюденьем,
      За ним, совсем, как привиденья,
      Следили, ждали, что вот-вот
      Он труп откапывать пойдет.
      А он, балбес, рукой своей
      Закончил счёт свободных дней
      Завёв злосчастную тетрадку,
      Где чётко, ясно, по-порядку
      Всё рассказал. Как танк попёр
      И подписал свой приговор.

      Конец истории банальный:
      Был суд, причём весьма скандальный,
      И доказал всем адвокат,
      Что лорд ни в чем не виноват,
      Что лорда нежная рука,
      Всегда дрожащая слегка,
      Покойников тех не касалась.
      Погибли люди - что за жалость,
      Но лорд-то, лорд здесь ни при чем!
      Хоть прокурор хотел ещё
      Судье напомнить про тетрадку,
      Где ясно, четко, по-порядку
      Расписано, но вот беда -
      Она сгорела без следа!
      Пока лорд в КПЗ лежал,
      В прокуратуре был пожар!
      У следователя на допросе
      На стол упала папироса!
      И пламя, вспыхнув, охватило
      Всё то, что в кабинете было,
      Он спас печать, сам чуть живой,
      Не следователь, а герой!
      А подсудимый невиновен!
      К тому же он, несчастный, болен!
      Невинного здесь ждёт расплата!
      И обвиненье было снято.
      И был лорд Клабс отпущен с миром.
      Но утром запершись в сортире
      Газет он больше не читает..
      А нафига? Он так все знает...
 

Плач о подвёрнутых ногах

(Мономаша)
 30  Про болезни  2004-09-14  13  4206
Как много изменилось в один вечер:
вчера ещё летала как снаряд,
а нынче отменяю с Вами встречу,
поскольку ноги в трёх местах болят.
Одной ноги злодейке было мало.
Ну что ж, судьба, калечь меня, калечь!
И, как бы сердце горько ни рыдало,
я стряхиваю ноги с Ваших плеч.
Ну вот и всё. Расстанемся друзьями,
и пусть Вам снится в мареве ночей
мой чудный образ с синими ногами,
и грохот деревянных костылей.
 

Бокс.

(Nefedov)
 0  Про бокс  2004-09-06  3  4151
Не зря же боксерам медали дают.
И мне это видеть – отрада!
Не то, как на ринге им морды бьют,
А то, как публика этому рада!
 

Оптимист

(Super Secretary)
 2  Хорошее настроение  2004-09-10  9  3870
Ты был по жизни оптимистом,
Все было только в белом цвете,
И если спросит кто о жизни:
- Да лучше всех людей на свете!

Меня ты встретил (долго рыскал),
И сходу порешил стать мужем,
Но я, напротив, пессимистка,
И сей союз мне был не нужен.

- Мой милый, я глупа безмерно.
- Но я умен, как Юлий Цезарь!
- Скупа, признАюсь откровенно…
- Бери что хочешь безвозмездно!

Старанья, вижу, бесполезны,
И говорю тогда отважно:
- Еще страдаю энурезом…
- Зато мы не умрем от жажды!
 

Авария на подстанции (или альтер ...

(iGORILLA)
 0  День энергетика  2004-09-11  10  3818
Лампочка – не горит!
Электричества – нет!
Пусть в мозгу и мелькают мыслишки.
Пусть как призрак стоит
Предо мной Internet
и молчит. Ну вот это уж слишком!!!

Засвербило нутро!
Мы чернила нальём!
И про «клаву» забудем мы вовсе!
Может лучше – перо
Как оружье возьмём?!
Или азбукой Морзе займёмся?!
 

Навстречу Великому Октябрю

(Смолка)
 0  7 ноября  2004-09-14  6  3285
Из воспоминаний. 7 ноября 1985 года.

Я стоял, дыхнуть не смея,
В кинобудке Мавзолея.
Думал в группе скорбных морд:
Ленин жив, а я вот – мертв…
 

Моя жена мечтает о Париже

(В.Збзднов)
 1  О Париже  2004-09-05  3  3201

Моя жена мечтает о Париже
Мол, все там были, ну а ты, что, рыжий?
А если разобраться чуть поближе,
Так что в нём есть такого, в том Париже?

Я здесь встаю, с утра одену лыжи,
Одену ватник вместе с шапкой пыжик.
Коль захочу - мочусь с крыльца бесстыже,
А где найдёшь крыльцо ты в том Париже?

Подумай головой, иль чем пониже -
Откель тебе до фермы будет ближе?
Ну вот представь, что ты сейчас в Париже!
К вечерней дойке не успеешь ты же!

Ну что ты улыбаешься бесстыже?
Ну как же нет, ведь я отсюда вижу!
Ты подойди, не бойся, не обижу,
Меня коробит с твоего Парижу!

У вас на ферме по колено жижи,
Коровы с голодухи сиськи лижут,
А ты вцепилась, словно пассатижи
И день и ночь долдонишь о Париже.

Ну что ещё случилось? Не томи же!
Опять, конечно, ущемила грыжу?
Вон, у тебя гемоглобин понижен,
А ты ещё мечтаешь о Париже!

Ну, не тяни! Давай скорей, роди же!
Налей полнее и садись поближе!
Ты просто начиталась глупых книжек,
Где враль Дюма наплёл нам о Париже.

Так что, напрасно навострила лыжи,
Нет ничего такого в том Париже!
К тому же, там народ такой бесстыжий,
Что бабам не суют, а только лижут!

Ты в зеркало, в конце концов, взгляни же!
Ты ж распугаешь всех людей в Париже!
Ну, не серчай! Нам от навозной жижи
До Франции с тобой, как до Парижу!
 

Картофелю посвящается...

(Camel)
 3  Сельское хозяйство  2004-09-13  15  3155
Пока вы тут Пегаса кормите стихами,
Смущая разум девок малолетних-
Мы урожай сбираем ворохами
Паслёновых семейства крестоцветных…
 

Девочка в коляске инвалидной

(Йенс Тилва)
 6  День медика  2004-09-18  9  3111
Девочка в коляске инвалидной,
Истинный Шумахер во плоти!
Мне с веранды чудно было видно,
Как неслась ты няни впереди.

Путь под горку крут и романтичен.
Громыхал твой милый драндулет,
Ну а няня пусть теперь не хнычет,
Что таланту спринтерского нет.

Скрылись за холмом, и не увидел
Кто же первым вылетел на луг,
А вообще, на них я не в обиде –
Холостяцкий скрасили досуг.
 

Правда жизни

(В. Владимиров)
 2  Про женщин  2004-09-17  6  2893
Она как бог
Играет на скрипке,
Дает уроки
В скрипичных школах,
На даче цвет
Обрывает с липки,
И полет свеклу
По правде голой.

Ее прическа
По правде рыжая,
И грудь мала,
И руки как змейки.
Она вот так
Заболеет грыжей,
Таская к свекле
Большие лейки.

Я красил крышу
Зеленой краской,
Ее увидел
Поверх деревьев.
Я про нее
Накатаю сказку –
Ведь все равно
Никто не поверит.
 

Х#йня

(natashap)
 14  Матерные  2004-09-17  12  2850
Навалился на меня
Адвентист седьмого дня.
Если это не ***ня,
Плюньте, граждане, в меня.
 

Дар богов.

(Zamora)
 12  Легенды и мифы  2004-09-01  23  2817
Свой пополняя Золотой Запас
Простым прикосновением к вещице,
Что, интересно, чувствовал Мидас,
Когда собрался просто помочиться?..
 

Тормоз

(Дейтерий)
 6  Водка и вино  2004-09-24  14  2804
Точит грусть меня незримо,
Что когда-то был умней.
Жизнь летит галопом мимо,
Не угнаться мне за ней.

Мысли как-то поредели,
Да и каждый день с утра
Вспоминаю по неделе,
Сколько ж выпил я вчера…
 

Заявление об уходе

(Олег)
 0  Смешные стихи  2004-09-30  10  2671
Не от хорошей жизни рву с работы когти-
Уж больно крепко в коллективе чувство локтя!
 

Без названия

(Marco)
 4  Про ЖКХ  2004-09-06  20  2613
Пришел сантехник. Краны починять.
Залил весь дом. Испортил даже трубы.
Бабла не взял. В который раз опять.
Лишь сплюнул снова выбитые зубы.
 

СТАРИК

(М. Ю.)
 2  О старости  2004-09-04  1  2539
СТАРИК

      Старик сидел на лавочке. Был прохладный, ветреный, осенний день из тех, когда природа уже напрочь прогнала зеленый цвет с улиц, оставив грязно – желтые, унылые тона. Тянуло дымом от костра, видимо где-то угрюмые тетки – дворничихи жгли пожухлые листья. Мимо иногда проходили одинокие прохожие, закутавшиеся в куртки и плащи. Народу на улицах было немного, большинство находилось на работах, а остальные, наверное, валялись по домам с простудой, которая весело разгуливала по городу, и укладывала в постели всех решивших пренебречь теплой одеждой. Обычно многочисленные в парке старухи тоже видимо отсиживались по своим маленьким уютным комнатушкам. Мимо лавочки неторопливо прошли две молодые мамаши с колясками, затянутые в шарфы, о чем - то оживленно беседуя. Протопал беззаботный школьник, разбрызгивая ногами кучки листьев, и мурлыкая одному ему понятную песенку.
      Старик сидел, положив сухие коричневые руки на трость с отполированной до блеска кривой ручкой. Одет он был в военного сукна плащ, теплые шерстяные брюки, и старомодные нечищеные ботинки. Голова его была совершенно седа. Лицо, испещренное сетью морщин, казалось сосредоточенным и неподвижным. Лишь иногда по нему перемещались желваки. Старческие мутноватые глаза смотрели в одну точку. По щеке, заблудившись в морщинах, медленно ползла слеза. Старик вспоминал. Он не обращал внимания ни на болтливых мамаш, ни на шумного школьника, ни на пронизывающий холодный ветер. Он был далеко от этого парка; он был очень далеко отсюда.

      Стоял такой же осенний день 1939 года. Молодой лейтенант Красной Армии, орденоносец шел по этому парку, чеканя шаг новыми хромовыми сапогами. На нем ладно сидела серая мохнатая шинель, а коричневая хрустящая портупея перетягивала его мужественную спину. При ходьбе по боку похлопывала тяжелая кобура. В одной руке он держал коричневый чемоданчик с металлическими уголками, а в другой – маленький букетик, завернутый в газету. На мужественном лице лейтенанта цвела ослепительная улыбка. Молодые мамаши, гулявшие с младенцами в парке, с интересом провожали этакого стройного красавца. Мальчишки завистливо глядели ему вслед. Даже ветер немного поутих, видя, что ему никак не задержать молодого лейтенанта Красной Армии.
      Он подходил к большому кирпичному дому. У ворот стоял, опершись о метлу, щетинистый дворник в замызганном фартуке, и беседовал о чем-то с толстой старухой в ватнике и сером платке, завязанном крест – накрест на груди. Пара – тройка детишек одетых в смешные клетчатые пальтишки игралась в песочнице. Через двор были натянуты веревки, на них сушились полотенца, и грузно хлопали тяжелые желтоватые пододеяльники. Около подъезда, словно огромный степенный жук, стоял новенький черный легковой ЗиС 101. Его безупречный вид нарушал лишь грязновато – желтый лист, прилипший к блестящему капоту. За рулем сидел молоденький водитель в штатском.
      У парадного лейтенант задержался. Он встал на крылечке, неторопливо поставил чемодан на землю, бережно водрузил на него букетик, и что бы не сдуло ветром, заткнул его за ручку, обитую деревом и выбеленную множеством прикосновений. Потом привычным движением, зацепив большими пальцами кожаные ремни, поправил портупею. После глубоко со вкусом вдохнул осенний воздух, и весло оглядел двор. С тех пор как он уехал, почти ничего не изменилось. Разве только голубятня в глубине двора, притаившаяся за древним вязом, выглядела постаревшей и обветшалой, да еще когда-то огромная куча угля у котельной, в которой мальчишки любили копаться, и были вечно похожи на негритят, стала заметно меньше.
      Лейтенант растягивал удовольствие. Он бесчисленное множество раз представлял этот момент. Теперь же он смаковал его, пил маленькими глоточками. Сейчас он поднимется на третий этаж, гулким эхом разнесется стук его сапог по лестнице, остановится напротив квартиры 28, три раза крутанет язычок медного звонка, как предписано детским почерком сбоку на табличке, за дверью зацокают каблучки, и о, сладостный миг! Он увидит Ее.
      Он улыбнулся, подобрал вещи, и повернулся к подъезду.
      Дверь распахнулась, и из темноты навстречу лейтенанту вышел худощавый мужчина с неприятным лицом в черном кожаном плаще и фетровой шляпе. Под плащом угадывалась военная форма. Лейтенант остановился в двух шагах от парадного. Мужчина тоже остановился и посмотрел на лейтенанта. Его взгляд был колюч и грозен. В нем читались неприятности, доставшиеся тут же каждому, кто посмел бы поступить против воли этого человека. Лейтенанту вдруг захотелось отвести глаза. Но он собрался с духом, и не опустил взгляда. Он сразу понял кто этот человек и откуда. Ему, боевому офицеру, были противны люди из этой конторы. Злобные, жестокие животные, самоутверждающиеся за счет унижения других. Получающие почти сексуальное удовольствие от пыток и истязаний. Особая каста, ужасное порождение тяжелого времени. Презирающие и рвущие на куски даже своих.
      Тут из–за спины мужчины появились двое верзил в штатском. У лейтенанта замерло сердце. И еще, будто ледяной кулак сжал внутренности. Он увидел Ее. Эти двое вели Ее под руки. Лицо Ее было неестественно бледным, в нем не осталось ни кровинки. Голубые глаза были широко раскрыты. Такими Ее глаза он никогда прежде не видел. Страх парализовал Ее настолько, что этим двоим приходилось Ее практически волочь. И еще лейтенант заметил в руке у одного из конвоиров объемный узел. Это была их скатерть. Они часто собирались на кухне за большим дубовым столом, Ее мать покрывала стол этой скатертью, и они вместе допоздна гоняли чаи. Такая обыкновенная белая скатерть в бледно- розовую клетку. Мать обменяла эту скатерть на базаре за полфунта сахару. Они еще тогда смеялись. Зачем, мол, скатерть, если за ней и чаю не с чем попить. Теперь лейтенант смотрел на этот белый ком. В узле угадывались очертания книг, на нем был виден след от сапога и кажется пятнышко крови.
      Она посмотрела на лейтенанта, и он понял, что, несмотря на состояние близкое к обмороку, Она его узнала. В глазах теперь читалась боль. Рот Ее исказился в безмолвном крике. Лейтенант и не подозревал, что Она может быть такой некрасивой. Конвоиры потащили Ее к машине. Лейтенант сделал шаг в Ее сторону, но мужчина в черном плаще преградил ему путь.
      - Какие-то вопросы, лейтенант?
      - Н – нет.
      - Вот и ступайте. Ступайте! – И этот жесткий взгляд опять полоснул прямо по сердцу. Лейтенант отвел-таки глаза.
      Он оглядел двор. Все было как обычно. Будто бы ничего не произошло. Дворник и старуха о чем-то шептались, исподтишка поглядывая в сторону машины. Детишки копались в песочнице, как ни в чем не бывало. Равномерно урчал двигатель. Лейтенант повернулся и направился к подъезду. Плечи его опустились. Чемоданчик вдруг налился свинцом. Он сделал еще шаг, задержался. Медленно повернул голову. Они затаскивали Ее в машину. Она молчала. И только смотрела на лейтенанта. Ей было безразлично, что один из конвоиров выкручивает Ей руки. Она улыбнулась и кивнула лейтенанту. Улыбка получилась слабой, еле заметной, но это была Ее улыбка. Он грустно улыбнулся, и кивнул в ответ.

      - Эйн момент! - Они настолько были увлечены работой, что одновременно вздрогнули, услышав этот окрик, эхом отдавшийся во дворе. Эхо долго блуждало, ударяясь о кирпичные стены, пока не затерялось среди верхушек деревьев. Старший, уже садившийся было в ЗиС, оглянулся. Лейтенант стоял, широко расставив ноги, и смотрел весело и бесстрашно. В глазах его горели озорные искорки. Он широко улыбался. Теперь все смотрели на лейтенанта. На миг все замерли. Во дворе повисла тишина. Лишь тарахтел мотор, да ветер колыхал сушившееся белье и полы новенькой шинели.
      - Эйн момент. – Произнес он уже тихо, разжал правую руку, и отпустил чемодан. Старший следил за чертовски медленным падением чемодана, а когда тот, наконец, цокнув металлическими уголками, грохнулся об асфальт, поднял глаза. Лейтенант стоял в той же позе, но в правой руке его блестел восьмизарядный ТТ. Старший отрыл рот. Незажженная папироса повисла на губе, помедлила мгновенье, и соскользнула вниз. Лейтенант видел метаморфозы, которые происходили с лицом этого монстра в кожаном плаще. Он видел испуг на этом уродливом лице. Он наслаждался. Ему стало легко и смешно.
      -Вот так-то, – ухмыльнулся он, и начал стрелять...

      Первая пуля угодила старшему прямо между глаз. Он даже не попытался увернуться. Выстрел отбросил его назад. Он упал на спину, раскинув ноги. Левая нога его несколько раз конвульсивно дернулась, и он затих. Черная фетровая шляпа, показав обшитые белой подкладкой внутренности, и очертив несколько замысловатых кругов, закатилась под машину. Конвоиры обладали более быстрой реакцией, и успели выскочить. Один даже полез во внутренний карман пиджака за оружием. Но они были убийцами, они пытали и убивали связанных, беспомощных людей. А перед ними стоял боевой офицер, закаленный и прошедший хорошую школу в Испании воин. ТТ - грозная штука в опытных руках. Вторая пуля попала одному верзиле в живот. Он согнулся пополам, и, охнув, начал опадать. Лейтенант переместил руку левее, и выстрелил два раза в другого. Тот замахал руками, резко вздохнул, грузно начал заваливаться на спину. Пиджак его распахнулся, и на белой рубашке прямо на нагрудном кармане расцвело чернильное пятно. Словно у него потекла ручка. С ним было покончено. Лейтенант сделал шаг в сторону, фиксируя взглядом водителя, который сидел за рулем с выпученными глазами в состоянии полного ступора. Раненый верзила лежал на боку, на асфальте, сучил ногами, и стонал. Под ним растекалась темная лужа. Лейтенант прицелился, и послал две пули в его череп. Раздался неприятный хруст. Одна угодила в глаз, другая в челюсть. Последняя пара пуль пробила лобовое стекло, а заодно и грудину водителя, приковав его навсегда к водительскому сиденью. Затворная рама последний раз отошла назад, и замерла.
На асфальте остывало восемь гильз. В левой руке лейтенант по-прежнему сжимал букетик цветов.
      Все произошло в считанные мгновения. Во дворе стояла такая же тишина, как и перед стрельбой. Остро пахло пороховой гарью. Было слышно только, как хлопает под напором ветра белье на веревках, да урчит осиротевший автомобиль. Лейтенант подошел к машине. Она сидела на заднем сидении, прижимая к груди клетчатый узел. Из глаз Ее катились слезы. Он сказал Ей что-то и протянул руку. Она не расслышала, в ушах гудело после пальбы. Он улыбнулся, и повторил. Она едва расслышала: «пойдем». Попыталась улыбнуться, протянула руку ему навстречу. В ворота медленно въезжал грузовик, набитый вооруженными солдатами. И только тогда дико закричала старуха.

      - Эйн момент! – Услышал лейтенант. Из подъезда выскочил коренастый мужичок.
Видно было, что он запыхался, спускаясь по лестнице. В руке он держал стопку книг, наскоро перевязанную грубой бечевкой.
      – Забыли! Товарищ капитан, книжечки забыли!
      - Спасибо. – Старший брезгливо принял от услужливого мужичка стопку книг, бросил их на сиденье, сел сам, пристально посмотрел на лейтенанта, ухмыльнулся, и с силой захлопнул дверцу.
      - Трогай!
      Машина, окутав реальность клубами дыма, унеслась прочь со двора. Лейтенанту показалось, что он в последний момент увидел Ее лицо. Кажется, она улыбнулась. Он повернулся и, сутулясь, направился к подъезду.   

      ***

      Потом было многое: война, жестокие бои под Москвой, контузия, страшные месяцы плена, голод, побег, не менее страшные годы лагерей, болезнь, одинокая жизнь на свободе. Но главное, старик понимал, что он не должен сидеть вот так здесь, он должен был остаться, спасти Ее и умереть с Ней в тот день, в тридцать девятом. Все, что было после, уже не имело никакого значения. Он жестоко наказан за то, чего не сделал тогда. Все эти последующие годы он уже был мертв. Для чего же он еще живет? Старик сидел на лавочке, и пытался плакать, но лишь одна слеза блуждала по щеке, теряясь в морщинах. Было уже темно. В окнах зажигался свет, люди торопились домой к семьям, а старик все сидел. Ветер трепал его седую шевелюру. Заканчивался еще один пасмурный осенний день.
 

Прибытие Гения

(Йенс Тилва)
 10  Компьютеры и Интернет  2004-09-03  31  2535
Новый сайт аккуратненький
Обрастает народом.
Вот и я, гениальненький!
Заждались, обормоты?

Как и прежде не тужащий,
Преисполнен отваги,
Музе ревностно служащий –
Раб пера и бумаги.

Кто талант от Всевышнего –
На судьбину не ропщет.
Был я раньше Хихишником,
А теперь Хохмодромщик.

******

Фыркая зловеще мегабайтами,
Мчится поезд сетью мировой.
Еду Я! Великий и талантливый,
В даль гоним проказницей-судьбой.

Под мотивы железнодорожные
За окно вагонное гляжу.
Вот мелькают сайты всевозможные…
Красотища, я вам доложу!

Осень в Интернете необычная,
Все порталы в золоте стоят,
Опадают баннеры различные –
По мозгам ударить норовят.

Что же мне, столь одарённой личности,
Скромной, энергичной, деловой,
Ссылками не ходится привычными,
В чате не сидится день-деньской?

Просто архитектором Дейтерием
Был построен город Хохмодром.
Для меня распахнуты все двери там,
Пишут люди: «Родненький, мы ждём…

приезжай, порадуй словом гения…
милый Йенсик, где ты? отзовись…»
Как могу не оправдать доверия,
Вызвав череду самоубийств?

Ну кому, скажите, будет весело,
Если HINO, став на табурет,
На подтяжках стареньких повесится?
Ничего забавного здесь нет.

Если Мономаша вдруг застрелится,
Или Робот выпрыгнет в окно
(в самом деле, экая безделица)
Будет хоть кому-нибудь смешно?

Вскроет вены Маша Карамазова,
Под машину бросится Гендальф
(Вспомню, книжка вышла у Рассказова,
До чего поэта станет жаль…)

Я себя воспитываю в строгости,
И готов признать в момент любой:
На моей многострадальной совести
Будут все те смерти до одной.

Друг Zamora голодом заморится,
iGORILLA в бане угорит,
piterpensil в проруби утопится…
Кто сопьётся, надо ль говорить?

Олигархи… Где же вы, бедовые?
Выйду я из поезда и вот –
Кто мою поклажу трёхпудовую
На страницу резво отнесёт?

Кстати, мне чтоб номер был с иголочки.
Супер люкс! Трём звёздочкам в пример.
Телек, душ и для рецензий полочки,
Плюс, конечно, кондиционер.

Я творить привык с комфортом, граждане,
Суеты не зная бытовой.
Верю, мою просьбу вы уважите,
А иначе, поверну домой.

…Вот и всё. Гудок многозначительный.
Оживился новенький перрон,
Гарнизон поклонников внушительный
Осаждает Тилвинский вагон.

Выхожу. Берёт в кольцо милиция…
Но десяток преданных персон
Умудрились всё-таки пробиться и
Обнимают, плача в унисон.

Будет целоваться вам, сопливые,
Нежности не больно я терплю…
Юмористы, братья экс-хихирные,
До чего же я вас всех люблю!

Не сочтите Тилву за обманщика,
Я не мог вам это не сказать…
Marco, осторожней с чемоданчиком,
Там же пива – месяц подвисать.
 

О флирте (с подмигиванием)

(Мытарь)
 1  Хэллоуин  2004-09-20  10  2524
*примечание - детям до 16, людям с неустойчивой психикой и роботам читать не рекомендуется.:))))

"Быть можно дельным человеком
И думать о красе ногтей", -
Шутил, подёргивая веком
Ф.Крюгер в лавке запчастей.

 

Я в детстве недохулиганил

(Сергей Мудровский)
 15  Про детей  2004-09-20  10  2496

Я в детстве, видно, недохулиганил,
Хоть в очень хулиганском месте жил.
И среди заводской шпаны и пьяни
Во всём примерным пацаном я был.

Я запускал ракеты из селитры,
Мячом окошки в школе разбивал,
Бутылки по ноль семь и по пол-литра
Карбидом, как гранаты, подрывал.

Я из рогаток банки бил камнями,
Монеты лихо тюхою клепал
И дротики с корявыми гвоздями
Из самострела в форточку бросал.

В беседке мяч шпынял «под лавочку» с друзьями,
На самолётики солдатиков менял,
Футбол, хоккей, «разбойники» и «знамя»
Довольно редко обходились без меня.

Палил костры из ящиков фанерных,
Пил газировки сколько захочу
И под истошный крик соседей нервных
Таскал из-под их окон алычу.

По крышам и заборам шустро лазил,
А по ночам страницами шуршал.
Мне не забыть сюжеты тысяч сказок
И крепость снежную в два этажа

Я в отрочестве недобедокурил,
Недоругался и недокурил,
Недокрутил с соседкой шуры-муры
И «Солнцедара» в подворотнях недопил.

Я обожал факториалы, логарифмы,
Фантастику, Высоцкого и «Битлз».
И лучшим другом в эру антисемитизма
Был в школе у меня еврей Борис.

С уроков убегал на «Фантомаса»,
На лыжах и на велике гонял,
И наизусть «Тараса на Парнасе»
Довольному директору читал.

Кричал ответ, когда вопрос никто не понял,
Все страны и озёра в мире знал,
И на трофейном на аккордеоне
Про маму песню жалостно играл,

Я был отличником и непоседой,
Всем без разбора списывать давал.
«Профессором» не просто так, наверно,
Прозвали одноклассники меня.

Учителя мои рыдали в умиленьи,
Когда, оглядывая взрослой жизни даль,
За уйму знаний и примеры в поведенье
Я позолоченную получил медаль.

Мне в юности гитары не хватило,
Палаток тесных и ночных костров,
Пузатого холщового ветрила
На фоне безымянных островов.

Я недопел частушек под гармошку,
На дискотеках недотанцевал,
В заброшенной деревне на картошке
Шальных девчонок недоцеловал.

Я помню как-то месяца четыре
Бессовестно занятий прогулял,
И в шахматном студенческом турнире
Я Геллера однажды обыграл.

Я пил «три топора» и сладкий херес,
В общаге в «храпа» дулся до утра.
Но всё что в жизни надо инженеру
Вдолбили мне мои профессора.

Я вижу скрытое от глаз по начерталке,
Я по термеху равновесие держу,
Не поддаюсь судьбе по сопромату,
В одежде с термотехникой дружу.

В далёком прибайкальском Усть-Илимске
С бригадой зэков строил я завод.
И на распределенье в общем списке
Семнадцатым шёл из почти двухсот.

Я в молодости недокуролесил,
Недовлюблялся и недошутил,
Недописал хмельных задорных песен,
По дальним странам недоколесил.

Я сразу стал начальником чего-то
И всю работу делал за полдня,
И комсомольцы нашего завода
В актив районный двинули меня.

Потом я был солидным бизнесменом,
Десятки фирм имели мой регистр.
И о моём международном назначеньи
Распоряжался сам премьер-министр.

Но не могу я долго быть серьёзным.
Дороже мне, чем денежный успех,
Смех до икоты, смех сквозь слёзы
И лёгкий, добрый, беззаботный смех.

Я стосковался по морским просторам,
Душистым травам заливных лугов.
Во мне, проснувшись, заорали хором
Десятки тысяч неуёмных слов.

И вот сегодня, стоя перед вами,
Я наконец-то воплощу мечту свою –
Простыми русскими словами
Довыражаюсь, додышу и допою !

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер