ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: за месяц 4.2010: самое лучшее: стр. 10

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Прикольные стихи и рассказы: за месяц 4.2010: самое лучшее: Стр. 10  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Поэтический зуд

(Дед Щукарь)
 9  Пародии  2010-04-15  1  804
Не Каспаров и не Ходорковский -
Я - простая российская вошь!
Федуард Червивый

Но, о други, ВСЁ ЕСТЬ БОГ :
Крошка, вошка, корешок.
Антип Ушкин

Не Лужков, не Медведев, не Путин
У меня, доложу, в корешах…
А один вшивоман – некто Ушкин,
И Червивый – российская вша.
Каждый день, проверяют на вшивость,
Хохмодромовский электорат.
Минусатая вошка Антипка,
И плюсатый ползун Федуард.
 

ПЯТЕРО СМЕЛЫХ

(Антип Ушкин)
 9  Про смелость  2010-04-14  0  3832
Сражались рядом пять бойцов,
Пятёрка бравых молодцов.
И каждый был безумно смел,
И жизнью рисковать умел.

Один честолюбивым был,
Медальками звенеть любил
И генералом стать мечтал.
Другой – опасности искал.
Война – азартная игра.
Вперёд! За Родину! Ура!
А третий убивать хотел.
Он кайф ловил от мёртвых тел.
И в рукопашку был он рад:
Кинжал в крови, в мозгах приклад.
Четвёртый тоже в дебри лез.
Он ежедневно был нетрезв.
Штыком снаряды отбивал.
Никто не знал, где спирт он брал.
А пятый, хоть и не был стар,
Существовать давно устал.
Но сам покончить он с собой
Не мог и шёл на смертный бой.

Сражались рядом пять бойцов,
Пятёрка бравых молодцов.
И каждый был безумно смел.
Другим их ставили в пример.

САЙТИК АВТОРА: Жми сюда
 

В прошлую среду

(Веня Блин)
 7  Смешные стихи  2010-04-27  0  722
У меня неприятности: в прошлую среду
Жене доложил я, вернувшись к обеду:
«Дня на два, мой зайчик, по делу уеду».

Добавить хотел: «Ах, мой котик, мой друг,
Нет мыслей о бабах, о картах, о водке,
А лишь о тебе...» Только вырвалось вдруг:
«Два дня отдохну от тебя, идиотки!»

Вот, что случилось в прошлую среду.
Как говорят, оговорка по Фрейду.
 

Свечи от геморроя

(ГАлександр И)
 6  Афоризмы  2010-04-16  3  1845
Пора вводить уголовное наказание «за словоложство»!

Каждый фикус стремится стать баобабом.

Чтобы стать демократом, надо по капле выдавить из себя коммуниста.

Свечи от геморроя оказались бенгальскими.

У некоторых почерк плохой. А кое у кого его вообще нет.

Очков не носим, но очковтирательство в цене.

Иногда хочется женщину другой конституции. Француженку, например…

Злобных сук из прекрасных девушек делают вонючие козлы!

Чем длиннее донжуанский список, тем короче жизнь.

Доверчивые вымирают быстрее.

Сказочно высокая зарплата бывает только в сказках.

Природа мстительна: поговорите с детьми…

Он был таким жмотом, что плакал, сдавая анализы.

Если путь к сердцу мужчины лежит через желудок, то чем же оно наполняется?
 

На пасху

(Злой шутник)
 8  На Пасху  2010-04-04  1  11988
На пасху яйца я теперь не крашу
Теперь их если только в кислоту
А мыло и шампунь для них не страшен
Хрен смоешь разноцветное тату
 

Побег

(Tungus)
 8  Чёрный юмор  2010-04-01  0  1013
Сивушов проснулся часа в три ночи от острого желания помочиться. Он сполз с дивана и босиком пошлепал мимо стола, уставленного остатками недавнего пиршества. При жидком свете единственной неперегоревшей лампочки криво висящей под потолком трехрожковой люстры его холостяцкая квартира, с шеренгами пустых бутылок вдоль стен, с замусоренным полом казалась,   особенно неуютной. Но Сивушов, не обращая на это внимание, быстро прорысил к сортиру и еще на подходе к унитазу расстегнул ширинку (он спал в измятых брюках) и полез за членом.
Однако пальцы ничего на нащупали. Сивушов хмыкнул и протолкнул руку дальше, повозился в штанах. Но нет, где раньше висел атрибут его мужской принадлежности, было неожиданно пусто. Члена   не было, а мочиться   все равно очень хотелось, причем все больше и нестерпимее. Что-то подсказало Сивушову, что надо срочно сесть на унитаз. Только тогда он и смог справить свою малую нужду. «Ну вот, - скорбно и пока все еще сонно отметил Сивушов, отрывая клок туалетной бумаги и промокая анус. – Дожил. Член где-то потерял,   с..ть через жопу начал. Как утка или курица какая-нибудь».
Затем, забыв смыть за собой, Сивушов, придерживая спущенные штаны,    вышел в прихожую. Он остановился перед запыленным зеркалом и впился глазами в свое отражение. Да, так и есть, в промежности у него было пусто, и выглядело это так нелепо и страшно, что Сивушов тихонько заскулил от ужаса.
Но… Но где же? Вчера у него все еще было, это Сивушов помнил точно. Ведь после того, как выпроводил своих крепко захмелевших закадычных дружков Жорку и Аркашку, он также ходил в туалет и отливал, как и положено, через член. Что же случилось за ночь? Куда девался его дружок? Не отрезал же ему его какой-то злодей, пока он спал. Да и рана тогда была бы такая, что   он умер бы от боли и кровопотери. А у него ничего, кроме похмельной головы, не болело. На месте же члена была гладкая проплешина, как будто там сроду ничего не было. А может, он того… сам как-то отвалился?
Сивушов уже не знал, что и думать, когда его панические и горестные размышления прервали чьи-то тихие всхлипывания. Причем плач этот проник в его голову не снаружи, а как бы зародился изнутри. «Может, белочку словил, глючить начал?» – испуганно подумал Сивушов и потряс головой. Но нет, плач не прекратился. Более того, Сивушов даже понял, откуда доносятся всхлипывания. Он присел на корточки и запустил руку под обувную этажерку. Пальцы его нащупали сначала один из его вездесущих скомканных носков, потом что-то маленькое и явно живое, теплое. Сивушов выгреб это что-то из-под этажерки, и оно и оказалось… его членом. Сморщенным, запыленным, с дряблой мошонкой, но таким родным и жалким, что у Сивушова екнуло сердце. Он осторожно положил член на ладошку, сдул с него пылинки и ласково погладил, как котенка:
- Уфф! Нашелся!
И тут между членом и его бывшим обладателем состоялся, можно сказать, исторический диалог. Причем, голосовой - со стороны Сивушова, и телепатический со стороны его собеседника.
- Ты как тут оказался? – спросил Сивушов.
- Ушел я от тебя, Леша, - сообщил ему член.
- Как это ушел, куда, к кому? – переполошился Сивашов. - Кто тебе разрешил?
- Да хоть куда, лишь бы с тобой не оставаться, Леша! - горестно телепатировал ему член. – Я думал, дружки твои, как обычно, оставили дверь открытой. А она сама захлопнулась за ними, и я не смог выйти. А так бы я уже был далеко!
-Но погоди, как же так? Мы же с тобой сорок семь лет жили душа в душу! А тут на тебе – ушел! Почему, что я тебе такого сделал? – с жаром сказал Сивашов.
- Это ты живешь сорок семь лет, если только можно назвать это жизнью! – возразил член. – А моя жизнь прекратилась еще четыре с половиной года назад.
- Что ты имеешь в виду? – насторожился Сивашов. – Ты заболел, что ли?
- Я заболел? – возмущенно переспросил член. - Это ты в хлам превратился, из-за алкашества своего, Леша! Это ты довел меня до такого состояния, что я уже почти пять лет бесполезно вишу у тебя вниз головой. Жена от тебя ушла, любовницы ты так и не завел, Леша! А я ведь еще молодой, мне, извини, трахаться хочется. Так что давай, Леша, отпирай дверь, да я пошел!
- Куда пошел? А я?
- Да не нужен я тебе!
- Ну почему же не нужен? – неуверенно сказал Сивашов. – А, к примеру, помочиться?
- Мочиться ты можешь и жопой! – жестко заявил ему член. – И вообще, достал ты меня своими мокрыми делами Леша! Через каждые пару часов тащишь меня в туалет.
- Ну, а я тут при чем? Это этот, как его, простатит!
- Так лечиться надо, а не водку трескать! – попенял ему член. – Впрочем, теперь уже все равно. Ну-ка, опусти меня, да я пойду.
Член сделал попытку привстать, но лишь слабо поворочался на ладони Сивашова и снова обессилено уронил головку.
- Ну и куда ты такой пойдешь? Ты же на ногах… или на чем там у тебя,    не стоишь!
- Ничего, я ползком! Найду себе нового хозяина, молодого, непьющего!
- Ну, кому ты нужен будешь такой? Да и потом, у каждого мужика ведь свой член есть!
- А я запасным буду! – запальчиво сказал сивашовский член. Но, понимая всю абсурдность происходящего и сказанного им, снова завсхлипывал. – Что же мне делать, а, Леша? Выходит, ни тебе я не нужен, никому другому…   Так пусть уж лучше меня машина переедет или собака какая сожрет, чем вот так вот прозябать у тебя в штанах, годами не трахаясь! Отпусти, пойду я…
- А если я поклянусь, что с сегодняшнего дня брошу пить и всерьез займусь твоими и моими проблемами?
- Соврешь ведь, Леша!
- Клянусь! Ну, полезай обратно!
Сивушов поднес ладонь к расстегнутой ширинке.
И член, поколебавшись пару секунд, юркнул к нему в штаны и тут же прирос обратно. Как будто никуда и не отлучался.
…Сивушов торопливо сунул руку в промежность, помял ее через штаны.   Член был на месте.
- Приснится же такое! – облегченно вздохнул он, вытирая ладошкой потный лоб. Потом вытащил из-за дивана недопитую бутылку водки и жадно припал пересохшими губами к ее горлышку. Сдерживая рвотные позывы, он допил остаток водки и, обессилено откинувшись на диван, тут же захрапел.
- Эх, Сивушов, Сивушов! – горько прошептал его член. – Все-таки прощай!
И, осторожно поворочавшись, он отстегнулся от постоянного места дислокации и, путаясь в складках штанины, снова пополз по ней к выходу. На этот раз он решил уйти через балкон, непредусмотрительно оставленный Сивушовым открытым. А уйти член решил в поликлинику по соседству. А что, может, еще и не все потеряно? Может, сгодится еще на органы?   Уж очень ему хотелось жить именно как половому члену...
 

ПАПА МАМУ

(Антип Ушкин)
 8    2010-04-11  11  1218
Папа маму унижает.
Мама унижается.
Это папа за счёт мамы
Самоутверждается.

Мама дочку обижает,
Прямо издевается.
Это мама за счёт дочки
Самоутверждается.

Дочка кошку стукнуть ножкой
Посильней старается.
Это дочка за счёт кошки
Самоутверждается.

Кошка свой пушистый хвостик
Укусить пытается…
Замяукала от боли,
Глупое созданьице.

САЙТИК АВТОРА: Жми сюда
 

Мои белые и вольные

(Ицхак Скородинский)
 5  Новости сайта  2010-04-11  4  843
Чёрных стихов не пишу,
Белопенною стаей летят, изогнувшись и спутавшись вщент,
Стаи верлибров моих,
подгоняемые
вдохновенно
вскипающей страстью
пространства периодов,
переплетая порывами вьюги слепящей,
в звенящий рой букв
из которых
леплю
вдохновенные слово и слово, и слово
и спутав клубок,
тихо тяну их за нить ариаднину, чтобы сказать:
- Чёрных стихов не пишу, не пишу, не пишу!!!
 

РАЗРЯДКА

(Антип Ушкин)
 11    2010-04-17  2  907
Миша в дом свой приползает,
Миша Машу обзывает:
«До чего ж ты дура, Маш!»
«Сам дурак, козёл, алкаш!»
Он её ногою бьёт
И, качаясь, спать идёт.
Каждый божий вечер так:
«Маш, ты дура!» «Сам дурак!»
Но, однажды, вот те на:
«Маш, ты дура!» Тишина.
«Ты гадюка!» Нет ответа.
«Сука ты!» Ответа нету.
Он её ногою стукнул,
Маша на пол и ни звука.
Он ругнулся: «Твою мать,
Снова надо заряжать!»
Он МАШинУ поднимает,
Батарейки заменяет.
«До чего ж ты дура, Маш!»
«Сам дурак, козёл, алкаш!»
Он её ногою бьёт
И, качаясь, спать идёт.

САЙТИК АВТОРА: Жми сюда
 

Жил на свете Табуреткин...

(Репин В.)
 4    2010-04-28  2  786

Жил на свете Табуреткин.
Как случается нередко,
За проявленное рвенье
Был в колхоз, на укрепленье,
Переброшен как-то он –
При чинах, но без погон.
Начал крепко, так, как надо:
Расформировал бригады.
- Тракторов в колхозе пять?
Три немедленно списать!
А на два – мотор от «Форда»!
«Форд» звучит солидно, гордо.
Комбайнерам пусть рубашки
Стилизует мэтр Юдашкин.
Чтоб навоз расчистить ловко –
Дать колхозникам кроссовки:
Слышал я, в Европах вроде
Сапоги давно не в моде.
В сельской школе пацаны
В день шесть раз поесть должны…
Учат севообороту?
Нет, однако! Это – что-то!
Отменить! Ввести латынь.
Звеньевой, а ты остынь!
Выселяем в чисто поле?
Глянь, какое там раздолье!
Хутор ваш уже давно
Приглядело ООО.
Пятый пробный пуск комбайна
Провалился? То – случайно.
Волки рыщут на приволье?
Им на хвост насыплем соли –
Мы же наши рубежи
Укреплять, друзья, должны!


Нам давно такого нужно
С головою – в сельский нужник!
 

Совет

(Веня Блин)
 7    2010-04-09  1  849
* * *
В науке любви есть такие моменты –
Дороже алмазов и ваз:
Шепчите на ушко весь день комплименты,
И женщина влюбится в вас.

Тогда без теорий узнаете сами,
Узнаете сами о том,
Что женщины любят не только ушами,
А также глазами и ртом.
 

Первого Апреля - День СНГ

(иосиф брейдо)
 6  1 апреля  2010-04-01  0  1583
Нас разыграли, потому вокруг царит   веселье,
Ведь главный праздник СНГ – День Первого Апреля!
 

Гениальные стихи

(Семецкий Юрий)
 2    2010-04-05  17  1375

У меня вышла книга, практически полное собрание сочинений. Всё поместилось на 220 страницах при формате - четверть А4.
Если вам повезёт купить где-нибудь мою книгу и вы прочтёте, что она издана на средства автора, не верьте глазам своим. Стал бы я деньги тратить на такую ерунду.
Тем не менее, теперь у меня есть "визитка", с которой можно вступать в Литфонд. Давненько я не был в Коктебеле.
 

НЯМ НЯМ НЯМ

(Антип Ушкин)
 4    2010-04-02  6  1012
Я люблю свою Наташу:
Мёдом я её намажу,
На кроватку положу,
Всю до пяток оближу!

А для Анки есть сметанка!
А для Клавы есть какава!
А для Маши – щи да каша!
А для Зины – керосин!      

Не люблю тебя я, Зин!

САЙТИК АВТОРА: Жми сюда
 

Богиня настоящего

(Злой шутник)
 8  Ироничные стихи  2010-04-08  5  849

Наши боги разобиделись
И поссорить нас хотели
Мы с тобою год не виделись
Но опять лежим в постели

Свет от лампы керосиновой
Льётся ласковыми струями
Я твой стройный стан осиновый
Покрываю поцелуями

Это действие пьянящее
Как вино я пью прекрасное
Ты богиня настоящего !
Хоть и смуглая, но ясная

И с глазами - хоть и карими
Но глубокими и чистыми
Чувства в них пылают заревом
Или солнышком ...лучисто так

Прямо в душу светят ласково
А богиня улыбается
И сверкая мило глазками
Перед смертным раздевается...
 

Я заплачу за холопа!

(Владимир Якушев)
 8  Короткие приколы  2010-04-16  5  1151
С водителем нашего гаража Сергеем, мы часто возвращаемся домой на автобусе . Под разними предлогами, я даю ему деньги и прошу заплатить за проезд. Сам    выхожу    первым    и    говорю    водителю,    указывая   за    спину пальцем,    -" холоп заплатит".

Сегодня он дал мне деньги оплатить проезд и с улыбкаой пошел на выход парвым. Я знал что он скажет водителю и поэтому, как только он обратился к нему, я перебил и сказал, - "Я заплачу за холопа".
------
Этот бредовый текст, не имеющий к графомании никакого отношения я опубликовал с целью обращения к большой аудитории Хохмодрома (не авторской ее части) с просьбой стать диктором любителем он-лайн радиоканала Виртуальной партии Рунета, который будет освещать злободневные публикации популярных авторов околополитических произведений. Мне не положено заниматься этим по статусу - и.о. генсека партии.
Жми сюда В настоящее время, радиоканал транслирует тишину, но он настроен и проверен. Партия отказалась от видеоформата трансляции, потому-что у нормальных людей компы тормозят видеокартинку, а п***расы в партии нам не нужны.
 

Верная примета

(Tungus)
 4  Приметы  2010-04-30  3  1745
-Прохода от вас, нищебродов, нету! Работать надо, а не попрошайничать. Ладно уж, на тебе… пять рублей вот!
- Эх, Гришка, Гришка, не зря тебя в школе ж…й звали за твою жадность! Пятерку несчастную мне бросил, а сам-то вон как прикинут! Одни часы золотые чего стоят. Мог бы своему старому учителю и посущественней чего-нибудь подкинуть…
- А ну-ка, ну-ка… Ни фига себе - вы, что ли, Петр Иванович?
- Ну, я.
- Надо же не узнал. Богатым будете, Петр Иванович!
 

НИЩИЙ

(Антип Ушкин)
 8  Бедность  2010-04-11  2  918
«Не подаю я попрошайкам! -
Мне как-то друг один сказал:
Да нет, мне мелочи не жалко,
Но я в газете прочитал,
Что нищий в день имеет денег
Побольше, чем имею я.
Но мы – трудяги! Он – бездельник!»

Я сунул другу три рубля.

САЙТИК АВТОРА: Жми сюда
 

О Мари

(КАРЛ ЭНД СОН)
 4    2010-04-16  2  1121
О МАРИ !

Утреннее солнце, пока еще небольшим красным полумесяцем, неторопливо начинает подниматься из-за горного кряжа. Скоро ночной холод пустыни сменится удушающей жарой, а ближе к полудню горячий ветер наполнит воздух раскаленным песком. Горе тем несчастным, что заблудятся в этих бескрайних песках: беспощадное солнце иссушит их тела, и барханы будут их надгробиями.
Но нам это не грозит. В прохладном чреве старого законсервированного бункера даже при отключенных кондиционерах царит приятная прохлада. Запасов воды и провизии хватит на две недели, хотя я надеюсь, что столько времени провести под пятиметровыми бетонными сводами нам не понадобится.
Мой взгляд нет-нет, да вскидывается к недавно заведенным настенным часам, хотя я точно знаю, что до предстоящего шоу времени вполне достаточно.
Наружные камеры слежения и внутренние мониторы расчехлены, протерты и подключены к огромным аккумуляторам, стоящим в соседнем помещении. Главную электромагистраль до начала представления использовать я не могу из-за риска, что какой-нибудь ретивый дежурный из действующего командного пункта может заметить незапланированный расход электроэнергии. Но хотя заряда аккумуляторов нам пока хватает, в дальнейшем мне все же придется пойти на этот риск. Я не хочу в самый ответственный момент «ослепнуть» как какая-нибудь подводная лодка, потерявшая перископ и всю акустику.
Итак, пока все идет по моему плану. Смахнув трехгодичную пыль с нержавеющего стола, покрытого, как выясняется бледно-зеленым пластиком, я кладу на него свой кейс. Щелкнув замками, я откидываю крышку и достаю оттуда большой целлофановый пакет с фотографиями. С самого верхнего фото, сквозь прозрачную пленку на меня смотришь ты – Мари!!!
Я поднимаю глаза и смотрю на тебя, сидящую в пяти метрах от меня, в единственном кожаном (видимо, генеральском) кресле. Твои стройные ноги заброшены на какой-то пульт с давно погасшими датчиками и тумблерами. Отрешенный взгляд уперт в работающий монитор, но судя по тому, что в данный момент он ничего интересного не показывает, я делаю вывод, что ты как всегда погружена внутрь себя. Моя королева, главная героиня моих детских эротических снов и фантазий. За то время, что мы вместе, ты практически не изменилась, годы отскакивают от твоего лица и фигуры, чего не скажешь обо мне – старом, бывшем армейском майоре. Внушительное брюшко и практически лысая голова не могут привлечь молодых и горячих девушек. Им наплевать, что внутри я также молод и бесшабашен. Об этом знаешь только ты – моя Мари.
Я вновь бросаю взгляд на часы. До времени «Ч», отмеченного специальной красной стрелкой, еще около шести часов. Господи, как медленно ползут минуты. Надеюсь, что мой старый армейский товарищ, устроивший мне эту экскурсию, больше алчен, чем труслив, и не сдаст назад в страхе за свою задницу. Пятьдесят тысяч долларов – неплохой заработок для старого вояки, которого вот-вот выкинут на пенсию, хоть и генеральскую, и у которого долгов выше Эмпайр Стейт Билдинга. Ко всему прочему, он знает, что у меня есть информация о его старых делах в Сайгоне, и что если ее опубликовать в прессе, то армия быстро избавится от такого «героя». Для меня та Вьетнамская эпопея уже закончилась. И хоть не все там было гладко, все же я благодарен армии. Ведь если бы не она, то я никогда не встретил бы тебя – Мари!!!
Эх, Сайгон, Сайгон образца 196… г. Город лавок и магазинов, город моей молодости и нашей с тобой встречи.
Пальцы рук неторопливо перебирают стопку фотографий. Окопы, сгоревший танк, пленный «чарли», мы – молодые офицеры, только ступившие на эту проклятую землю Северного Вьетнама – это все не то. А, вот и он – магазинчик, откуда и начался наш с тобой безумный жизненный вояж. Моей памяти даже не надо напрягаться, что бы вспомнить те веселые, несмотря на войну, деньки…
* * *
Я – молодой старший лейтенант интендантской службы, заместитель начальника по снабжению медицинских складов. Весьма доходное место для того, кто не боится риска и всегда готов поделиться с вышестоящим начальством и проверяющими из штаба. Снотворное, обезболивающее всех мастей и главное – морфий, все это было залогом нашего финансового успеха. Но я всегда помнил, сколько вокруг завидующих глаз, поэтому в расходах никогда не позволял себе выбиваться из рамок своего жалованья. Все мои развлечения на тот момент составляли прогулки по городу и фотографирование местных достопримечательностей.
И вот, в один из таких променадов я, задумавшись об очередной афере, забрел в какой-то торговый район Сайгона, в котором ни до, ни после я не бывал. Мои размышления были прерваны тем, что один из местных туземцев чуть не сшиб меня с ног. Что-то испуганно залопотав на своем наречии, он мигом скрылся в подворотне. Естественно, я не стал его догонять, опасаясь угодить в лапы партизанской засады. Оглядевшись по сторонам, я понял, что попал в совершенно незнакомое место, где к тому же не было ни одного европейца.
«Надо срочно отсюда убираться!» – подумал я и, на всякий случай расстегнув кобуру, положил руку на рукоятку кольта. В памяти были еще свежи находки мертвых солдат на улицах Сайгона, сдуру отправившихся побродить в одиночку. Сейчас таким дураком был я, правда, еще живым, поэтому, круто развернувшись, я быстрым шагом пошел обратно, настороженно оглядываясь по сторонам. Мое отступление было прервано окриком на хорошем французском:
– Месье, не желаете посетить наш магазин эксклюзивных товаров?!!
Взглянув на говорившего, я увидел, что это пожилой вьетнамец, причем одетый в европейский костюм и с котелком на голове. Для полного комплекта ему не хватало только трости.
Хоть я и знал французский, благодаря своему отцу – канадцу из Квебека, но, тем не менее, на всякий случай сделал непонимающее лицо. Тогда этот вьетнамский Чарли Чаплин со скоростью, которая никак не вязалась с его возрастом, бросился ко мне и, вцепившись в рукав, потащил меня по направлению к лавке, возле которой он до этого сидел. Я мгновенно выхватил из кобуры пистолет и приставил ствол к котелку вьетнамца. Но это не произвело на него никакого впечатления. Не переставая тараторить на своей родной абракадабре, вьетнамец упорно тащил меня в лавку.
В это время на улице появился наш патруль на джипе с установленным сверху пулеметом. Сидящий за ним солдат, заинтересованно глядя в прорезь прицела на эту уличную сценку, повел стволом в нашу сторону. Увидев это, вьетнамец выпустил из своих цепких пальцев мой рукав и заскочил мне за спину, пытаясь уйти с линии огня. Идиот!!! М-60 прошил бы нас, как раскаленный нож – масло.
Подъехав поближе, старший патруля поинтересовался – что здесь собственно происходит, и не нужна ли мне помощь? Я, уже успокоившийся, вернул пистолет в кобуру и попросил подождать меня, пока я схожу в магазин. Чем-то меня заинтересовал этот странный зазывала.
Повернувшись к нему лицом и глядя в узкие глазки, в которых, кстати, не было никакого страха, я сказал на чистом французском:
– Ну давай, веди меня, но если там никакого эксклюзива не будет, то держись!!!
Удовлетворенно кивнув, как будто он нисколько не сомневался в моем знании французского, «чарли» подвел меня к входной двери магазинчика. Возле неё находилась потемневшая от времени деревянная вывеска, на которой с трудом можно было разглядеть традиционного дракона и рядом с ним, что за черт!!!… От неожиданности я замер на месте – робота или астронавта!!!
Вьетнамец, увидев мое удивление, снисходительно потрепал меня по плечу и сказал, чтобы я успокоился: мол, доска – новодел, просто специально состаренная для туристов. А символы очень простые: дракон – это антикварные вещи, робот – современная электроника. Вот и вся загадка.
Ругнувшись про себя за то, что так легко попался на заурядную уловку торгашей, я толкнул дверь магазина и под мелодичный звон колокольчиков, висевших над дверью, зашел внутрь.
А там царила вакханалия. Изнутри магазин по своим размерам чуть-чуть не дотягивал до полкового склада и был почти весь заполнен галдящими и орущими людьми. Видимо, там был еще один вход, так сказать, для аборигенов, потому что пока мы находились на улице, внутрь никто не заходил. И вот эта безумная толпа чуть ли не штурмом брала расположенные по периметру стен прилавки. Очумелые, взмокшие от пота продавцы довольно расторопно метались между полками с товаром и покупателями. Чего там только не было: халаты, веера, декоративные безделушки, старинные шкатулки соседствовали с современной радиоаппаратурой и аксессуарами к ней.
Я стоял на пороге и не решался шагнуть в эту бурлящую массу, но мой проводник опять схватился за мой рукав и попытался затащить меня прямо в центр этого людского скопища. И тут я увидел тебя. Ты стояла возле прилавка и с безучастным видом смотрела поверх голов покупателей. Черные волосы обрамляли твое немного широкоскулое лицо, полные чувственные губы чуть скривились в презрительной улыбке. Большие глаза были наполнены голубым льдом, который сковал меня навсегда. Я превратился в Кая, а ты стала моей Снежной Королевой, и слава Богу – на горизонте не маячила никакая дура Герда.
Наклонившись к своему вьетнамцу, я поинтересовался:
– Кто это, как ее зовут?
«Чарли» проследил за направлением моего взгляда и быстро, мешая французский с вьетнамским, начал тараторить:
– О, господин офицер, это очень хороший девушка, зовут ее Мари но она дорого стоит. Много, много американских долларов.
– Так она что – проститутка?
– Нет, нет она – девушка, дарящая радость любви, и если вы ее приобретете, то будете у нее первым мужчиной.
– Как это – приобрету, как рабыню, что ли? – заинтересовался я.
– Ну, что Вы, господин старший лейтенант, просто она из очень бедной, но гордой семьи, и все деньги пойдут ее родственникам. А она будет скрашивать Ваши вечера и ночи. Но только Ваши и ничьи больше. Если Вам она понравилась, то мы заключим контракт, в котором это условие будет особо оговорено. Как только Вы захотите передать ее другому или заняться групповым сексом (неважно, кто будет третьим: мужчина, женщина или еще кто), то Ваши права на нее автоматически аннулируются. Вот так вот, – с расстановкой произнес этот змей искуситель.
– Гм, звучит заманчиво, – после недолгого раздумья произнес я, - но надо подумать.
– Думайте, уважаемый господин, только побыстрее, а то вдруг какой-нибудь другой менее уважаемый господин перехватит ее.
– Ладно, ладно, согласен, а какова цена?
Названная сумма повергла меня в шок – она равнялась половине моего наворованного состояния. Но кровь предков южан сыграла со мной злою шутку: иметь свою личную рабыню – это ли не кайф?!! И, несмотря на некоторую необычность сделки, я согласился. Но вьетнамцу этого было мало – он дал мне листок бумаги с анкетой и попросил заполнить его. Помимо имени и фамилии, там нужно было заполнить такие разделы, как: «какие вам нравятся женщины», «какой оргазм женщины вам больше приятен», «какой секс вы предпочитаете» и т.д. На мой естественный вопрос – какого дьявола это ему нужно, «чарли» ответил, что за сегодняшнюю ночь он подготовит девушку к тому, как ей надо себя со мной вести, чтобы в дальнейшем я получал только наивысшее наслаждение. Ну, а так как в анкете не было вопросов, касающихся моей службы, то я согласился. И на следующий день я стал твоим господином, моя Мари.
Молчалива, спокойна, внешне невозмутима и всегда готова к сексу (вьетнамец не обманул), ты и правда была девственницей, но очень развратной девственницей. Я понял, что в тебе воплотились все мои мечты об идеальной женщине. Ты не была создана для хозяйства, да я этого никогда и не требовал от тебя. Одним своим присутствием ты создавала уют и вызывала дикое желание. Как я тебя только не любил, сколько жарких ночей мы провели вдвоем – этого не перечесть. Я просто сходил с ума от твоего всегда желанного прохладного тела и в результате практически забросил все свои «торговые» дела. Это-то в дальнейшем меня и спасло.
Хищения на складах к этому времени достигли размеров эпидемии. Простые солдаты, благодаря деньгам, вырученным от краж медикаментов, снимали самых дорогих проституток Сайгона и ночи напролет кутили с ними в ресторанах и казино. А что говорить об офицерах!!! Естественно, это не ускользнуло от внимания военной полиции, и к нам на склады нагрянула ревизия.
Не помогли ни высокие покровители, ни взятки. Пронырливые журналисты раструбили эту историю в газетах, и началось. На скамью подсудимых сели практически все участники афер (правда, только низшего звена). Меня же, благодаря тому, что я не бахвалился своими нелегальными заработками и молчал на допросах, только понизили в звании и отправили на передовую, но и тут в последний момент мои командиры пристроили меня на базу, расположенную вдали от боевых действий, пообещав в скором времени, когда эта история утрясется, перевести меня обратно в Сайгон. И хоть серьезные отношения с местными девушками у нас не поощрялись, но я все-таки добился, чтобы ты могла сопровождать меня к новому месту службы.
Прибыв на базу, мы (насколько позволяли местные условия) довольно комфортно устроились, а после того, как мое бывшее начальство завалило меня гуманитарной помощью, я стал жить не хуже короля. Днем я валялся в гамаке, потягивая присланное холодное виски, вечером – покер с сослуживцами, а душные ночи пролетали в твоих приятно-прохладных объятиях. И все это блаженство длилось, пока наша база неожиданно не подверглась атаке партизан.
Ранним утром вьетконговцы разом ударили по огневым точка и казармам из минометов. В это время я и ты как всегда занимались любовью, и я уже был готов в очередной раз извергнуться в твою желанную горячую глубину, когда раздался оглушительный грохот. Взрывной волной из окон выбило стекла и сорвало светомаскировку. От зависших над базой световых ракет в комнате стало светло, как днем. Машинально я пригнулся, и не прекращая фрикций, вжал тебя в во влажную постель. Инстинкт самосохранения кричал мне, чтобы я спасался, но сексуальный инстинкт оказался сильнее. Приподняв голову, я, как завороженный, смотрел в разбитое окно на пылающие здания, взрывы мин, следы от трассирующих пуль и яростно продолжал проникать в твое естество. Находясь в одном шаге от смерти, я испытал небывалое возбуждение. Смерть и страсть, сплелись как Инь и Янь. Царящий вокруг меня хаос, прошивающие хижину осколки мин – все это придавало сексу небывалую остроту ощущений.
Я не хотел кончать!!! Я жаждал продолжения этого безумного соития!!! Я хотел умереть!!! Крики раненых, пулеметный и автоматный огонь со всех сторон, мое рычание и твои стоны, разрывы гранат и минометных снарядов, твое прекрасное тело и страшно воющий солдат пытающийся засунуть обратно в распоротый живот свои кишки – все это вертелось перед глазами какой-то спермо-кровавой каруселью. И тут рвануло так, что нас просто сбросило с кровати. Не расцепляясь, мы рухнули на пол, и этот удар стал той соломинкой, что переломила спину верблюду. Целая серия оргазмов небывалой глубины накрыла нас, как снежная лавина.
Такого у меня не было никогда. Я кончал и кончал, и не мог остановиться. Мой торжествующий рев перекрывал (как мне казалось) все звуки боя. Я чувствовал себя самцом горбуши, упрямо рвущимся вверх по реке, против течения, наплевавшим на перекаты и мелководье, и все ради только одной цели – продолжить свой род. А после – погибнуть!!!
Наконец, я, полностью обессиленный, рухнул рядом с тобой. Мир вокруг меня потерял свои ориентиры, планета совершила какой-то немыслимый кульбит, и я на мгновенье потерял сознание. Я не слышал, как сам собой затих бой. Как последний взрыв небольшого склада с патронами разметал пошедших в это время в атаку вьетнамцев. Да и, видимо, у партизан не было достаточно сил, чтобы штурмом взять нашу базу. Но ущерб они сумели нанести значительный. Гудящее пламя вырывалось из подбитого бронетранспортера. Множество трупов солдат и офицеров, с которыми я еще недавно резался в карты и пил виски, валялось на земле в нелепых позах. Развороченное, словно его пнул пьяный великан, пулеметное гнездо. И везде была кровь, много крови.
Но все это я увидел потом, а пока я просто лежал и смотрел в уже начинающее светлеть небо (крыша барака была сорвана), изредка закрываемое черным дымом горящих казарм. Вновь и вновь я прокручивал в голове свои ощущения и не мог понять, что на меня нашло. Как я мог в разгар боя заниматься любовью? Повернувшись на бок, я посмотрел на твое, снова ставшим бесстрастным лицо. Кто мог поверить, что еще минуты назад оно было искажено страстью! И никто из нас не мог и представить, что это только начало.
* * *
По прошествии нескольких дней, в течение которых я был слишком занят оказанием помощи раненым, восстановлением периметра базы и всякой мелочевкой, которая в основном и отнимала все силы и время, мы в уже заново отстроенной хижине валялись на кровати и пытались заняться любовью. Но в этот раз все шло не так, как всегда. Мне чего-то не хватало, я не мог понять – чего именно, и от этого начал нервничать. Чувства мои словно атрофировались, секс потерял свою привлекательность и остроту. Наверное, я все еще не мог отойти от впечатления того боя. На фоне воспоминаний об экстремальном сексе все остальные события потеряли свою сочность. Предприняв еще несколько бесплодных попыток, я совсем уже потерял всякую уверенность в своих мужских силах, но тут раздался рев турбины шестиствольной авиационной пушки, установленной нашими умельцами на замаскированной огневой точке. Через мгновение её огонь был поддержан беспорядочными сухими выстрелами М-16, разрывами ручных гранат и возбужденными криками часовых: «Вон там – левее!!! Да нет, черт побери, они справа!!!»
Мой член в мгновенье ока принял боевую позицию, от возбуждения голова закружилась, и я просто рухнул на тебя. Все начало повторяться как при ночной атаке, но все же немного не так. Ощущение близости смерти было более смазанным, так как по нам никто не стрелял, и из-за этого я не мог вновь насладиться тем фантастическим оргазмом. Но, тем не менее, сам акт проходил на ура, пока стрельба также неожиданно не прекратилась. Видимо, охрана до сих пор находилась на взводе после недавнего нападения, и кому-то просто что-то померещилось в окружающих базу джунглях. Нам не повезло, мы даже толком не успели насладиться друг другом. После последнего выстрела мой дружок вновь безвольно поник и больше никак не реагировал на окружающее.
Ночь прошла в тоскливых размышления о моей дальнейшей судьбе как мужчины. Нервно куря одну сигарету за другой, я ходил как заведенный по тесной хижине. Ты же лежала в расслабленной позе и даже не смотрела в мою сторону, видимо, презирая меня за мою полную мужскую несостоятельность. Я не хотел расставаться с тобой, но видимо мне вскоре придется это сделать, ведь я просто не смогу постоянно видеть тебя рядом, ощущать твой сводящий с ума запах и ничего не мочь с тобой поделать. Это будет выше моих сил. Но человек не был бы человеком, если бы не мог найти выход из самой безнадежной ситуации. И под утро у меня в голове родился план…
Через два дня мы лежали с тобой в небольшом окопчике, на песчаной отмели какой-то грязно-желтой неторопливой реки и наблюдали, как наши бравые летчики выжигают напалмом зеленую стену джунглей, стоящую на другом берегу реки. Я не знаю – были ли там партизаны или разведка просто перепутала с ними мирных жителей. Мне это было неважно. Я заворожено смотрел на зарождающее таинство рождения и смерти. И как только первая бочка выплеснула, словно ребенка, всепожирающее напалмовое пламя, я понял, что мой план сработал.
Джунгли стонали в порыве страсти обновления, и я кричал вместе с ними. Жаркое пламя обвивало огненными лианами стволы деревьев, а ты обвивала меня своими длинными ногами. Между пылающими джунглями и нами протянулась какая-то духовная связь. В небе кружили вертолеты и поливали огнем пулеметов места, куда огонь еще не добрался, позади нас бухали минометы, и свист мин, постоянно пролетающих прямо над нами, добавлял еще больше остроты ощущениям. И я слышал, как оставшиеся в живых деревья шепчут нам: «Еще, давайте еще, не останавливайтесь!!!» И конечно мы не подвели их.
Оргазм был не такой сильный, как в первый раз, но какой-то своеобразный. Как будто вместе со мной его испытывают множество мужчин и женщин. И хотя он ощущался довольно слабо, но по своему эффекту превосходил все предыдущие. Было очень странно и интересно, чувствовать чередование разнообразных оргазмов. Особенно меня впечатлили женщины – такой глубины чувств я никогда еще ощущал.
* * *
Дальше началось наше взрывное путешествие по Вьетнаму. Я перевелся в действующую часть, для которой ежедневные стычки с вьетконговцами – уже в привычку, и теперь мы могли чуть ли не ежедневно предаваться радостям секса. Деньги продолжали литься мутным наркотическим ручейком на мой банковский счет (действовали старые связи), поэтому финансово мы были прекрасно обеспечены и могли в любой момент откупиться от этой никому не нужной войны. Но зачем? Как говорится – кому война, а кому мать родная. Но все хорошее когда-нибудь кончается. Так и закончился Вьетнам.
Первые же дни дома, в этой тихой патриархальной Америке, на ранчо, чуть не свели меня с ума. И хотя родители мои уже умерли, мне все равно приходилось тебя прятать от соседей и от друзей. Никто не одобрил бы меня за то, что я привез тебя из Вьетнама.
В полномасштабных боевых действиях США больше не участвовали, поэтому наплевав на армию, я в звании майора ушел в отставку. В полном отупении от навалившейся на меня тишины я бродил по пустынным лугам вокруг своего ранчо. И думал, думал, думал.
Для начала я оборудовал в подвале кинозал, установил самую крутую на тот год аудиоаппаратуру и пытался заняться с тобой сексом под боевую хронику. Но это оказался никуда не годный заменитель. Затем я стал подумывать организовать какую-нибудь банду, но в последний момент одумался – во время преступных действий мне будет не до секса, да и подельники не поймут. Тут на счастье ко мне в гости заехал старый армейский дружок, к этому времени дослужившийся до генерала (предательства которого я так сейчас опасаюсь), и после многочисленных возлияний бурбоном проговорился, что скоро он едет в составе инспекции в один артиллерийский полк, где пройдут крупные учения. Я тут же ухватился за это сообщение, как за соломинку. Вот он – выход!!! И понеслось…
Мой приятель ездил с инспекциями довольно часто, и каждый раз, за отдельную плату, брал нас с Мари с собой. Перед учениями мы находили место, где по всем тактическим прикидкам, будет самый интенсивный огонь, и на скорую руку делали простенькое укрытие. После того, как бои с условными противниками заканчивались, мы изможденные, но довольные покидали наше укрытие. Так продолжалось несколько лет, пока, наконец, не наступил сегодняшний день.
Ядерный взрыв!!! Вот он – апофеоз нашей странной любви!!! Я похож на наркомана, который хоть и понимает, что может быть передозировка, все равно колется еще и еще.
Неожиданно звонит телефон внутренней связи, я вскидываю голову и вижу, что до назначенного времени осталось пять минут. Телефон звонит еще раз, и я, вспомнив договоренность, резко срываю трубку. На другом конце провода слышится хриплое тяжелое дыхание и, наконец, полный липкого страха голос: «Приготовься». Трубка кладется на место. За три минуты до испытаний я включаю электричество и запускаю на всю катушку камеры внешнего наблюдения и внутренне мониторы. Затем подхожу к тебе и помогаю раздеться. Звук включен на всю катушку, все экраны показывают место предполагаемого взрыва.
5,4,3,2,1. Пуск!!! О, ЕЕЕ!!! Дрожь земли надвигается на бункер со скоростью реактивного самолета. Я, положив тебя грудью на стол, прижимаюсь к твоим пышным ягодицам, и стараясь растянуть удовольствие, неторопливо начинаю проникать в тебя, при этом не отводя взгляда от мониторов. На месте подземного взрыва неожиданно вздымается огромный пузырь, который оглушительно лопается клубами дыма, пара и ослепительного огня. Рева земли уже не слыхать, микрофоны пронзительно визжат от перегрузки. Я начинаю двигаться все более интенсивней и в последний момент вижу, как огромная стена песка и пламени с грохотом, от которого лопаются перепонки, накрывает бункер и…
Я не успеваю понять – кончил ли я.
Мрак!!!
* * *
2083 г. На территории бывшего ядерного полигона Мексиканский филиал Китайского археологического университета проводит раскопки в пустыне. Поводом послужил случайно найденный дневник погибшего (в одно не очень удачное лето 197.. г., тогда на полигоне произошла катастрофа, заряд оказался слишком мощным) американского генерала, в котором он пишет о своем знакомом и странной девушке, которых он тайно провел в «законсервированный» КП, и по видимому, погибшими в тот же день. Но не эти люди привлекли внимание исследователей – таинственная девушка по имени Мари – вот, кто был главным объектом раскопок.
Определив место, экскаватор вгрызается в песок, и через полчаса интенсивной работы добирается до потрескавшегося бетона крыши бункера. Над местом пробивки крыши сразу же устанавливается специальная воздухонепроницаемая палатка со шлюзом, чтобы свежий воздух не смог подвергнуть распаду находящиеся внутри тела и вещи. Еще два часа работы (умели строить в ХХ веке) – и в потолке проделано внушительное отверстие. Оно тут же закрывается специальным пластиком. На этом миссия Мексиканского филиала заканчивается. Все ждут приезда представителей университета. Вопреки ожиданиям, приезжает небольшая, в количестве пяти человек, команда, правда во главе с самим руководителем университета – товарищем Лю.
Мне, единственному из Мексиканского филиала, посчастливилось участвовать в том первом и единственном погружении во мрак бункера – видимо, так как я и обнаружил дневник генерала. Мы спускались втроем: товарищ Лю, его ближайший помощник товарищ Ван и я – ваш покорный слуга. Одеты мы были в легкие скафандры, сделанные по последнему слову техники и, естественно, китайского производства.
Достигнув пыльного пола, мы огляделись. Мощный свет фонарей осветил древние стены, заставленные допотопной аппаратурой, и никаких признаков людей. Неужели генерал солгал?!! После короткого совещания мы решили разойтись по разным сторонам для более детального осмотра помещения. Пройдя совсем чуть-чуть, я споткнулся о какой-то непонятный черный ящик. Приглядевшись, я узнал старинный аккумулятор. Тут со стороны моих старших коллег послышались сдавленные проклятия, видимо, они тоже ударились об эти дурацкие аккумуляторы, разбросанные по всему полу. И тут меня осенило – мы были в подсобном помещении. Достав из специальной сумки археолога карту КП, мы быстро определились в пространстве и через пару минут прошли в главный зал.
Они были здесь. Она стояла полностью обнаженная, раздвинув ноги и навалившись грудью на стол. Он лежал на полу, у ее ног. Но вот, что было странно: если этот несчастный превратился в мумию, то девушка нисколько не пострадала. Все также прекрасна, молода и сексуальна, хоть и, как все вокруг, сильно запыленная. Я стоял и смотрел на эту красоту, наливаясь желанием подойти к ней сзади и закончить то, что, по-видимому, не смог доделать бедолага майор. Но товарищ Лю меня опередил. Подойдя к Мари, он, ни до чего не дотрагиваясь, обошел девушку кругом и благоговейно прошептал:
– Это она!!!
– Кто она, профессор? – также шепотом спросил я.
– Первая китайская киборг – разработка, работающая на солнечной энергии, – ответил мне товарищ Ван.
– Не может быть! – изумился я. – Киборгов никто не производит, ведь было доказано, что это невозможно.
– Она была сделана во время Вьетнамской войны одним умельцем, мы до сих пор не знаем, кто он и куда пропал. У него был магазин со всяким барахлом и единственно стоящим экспонатом в той лавке была она – девушка по имени Мари. Наша контрразведка пыталась завербовать этого мастера, чтобы использовать его разработки в военных целях, но у них ничего не вышло, изобретатель просто исчез. В записке, которую он оставил в магазине, было сказано, что хоть он и извращенец, раз придумал такую эрзац-девушку, но он не убийца, и поэтому он исчезает. И больше его никто никогда не видел.
- Ну а мы, мы будем ее исследовать? – снова задал я вопрос.
– А зачем? – посмотрел на меня мудрыми старыми глазами профессор Лю. – Вам, молодой человек, что – девушек не хватает?
– Да нет, хватает, а как же наука, прогресс?
Но профессор не ответил. Взяв со стола запыленную тетрадь, он стал читать записи, на это у него ушло около получаса, видимо, почерк был не слишком разборчивым. Наконец, закончив чтение, он произнес:
– Теперь все понятно, почему они оказались здесь. Бедный майор – ведь она даже не умела разговаривать, этот гениальный проныра ввел в нее данные, чтобы она могла изображать страсть, как нравится майору, и нашпиговал ее экстрактами, вызывающими сексуальное влечение. Плюс к этому, он ввел ей в вагину препарат, который при интенсивном трении выделяет галлюциногены, поэтому-то майор и видел, как меняется у нее лицо и слышал, как она стонет. Только одного не учел этот самоучка – что при частом использовании этого препарата наступает стопроцентная импотенция.
Но майору, даже не знаю, повезло ли. Его мозг сыграл с ним своеобразную шутку – его член смог продолжать работать, но в каком-то чисто военном режиме. Такая вот судьба человека.
В общем, после недолгих дебатов, мы решили оставить влюбленных наедине, в их, так сказать, семейном склепе. Бункер был засыпан, всем было сказано, что генерал – лгун, каких поискать, и что продолжать раскопки нецелесообразно.
Так и закончилась эта странная история.
Но мне часто снится эта девушка, рвущиеся вокруг нас снаряды и мы, занимающиеся любовью. О, моя МАРИ!!!
КОНЕЦ
 

Не мало ты бродил по свету

(Антип Ушкин)
 4    2010-04-23  2  666
Не мало ты бродил по свету,
Ты обошёл кругом планету.
Прости, но я скажу без лести:
Мой друг, ты топчешься на месте!
 

ПУЛЯ

(Антип Ушкин)
 4    2010-04-26  2  697
Свинцовая пуля пронзила свинью,
А после попала в супругу мою.
Вот это ружьишко, вот это свинец,
Единственный выстрел – двум свиньям конец!

САЙТИК АВТОРА: Жми сюда
 

Сотворение Женщины

(Доктор Борменталь)
 4    2010-04-27  2  1373
Однажды Бога попросил мужчина
Создать ему объект его любви.
Бог отозвался, выяснив причины.
И создал женщину из плоти и крови.

Немного света лунного прибавил
И солнечным сияньем осветил.
Во нрав он кротость голубя добавил,
А стройность серны в стане воплотил.

Создатель так увлекся над твореньем,
Что наделил ту женщину слезой.
Вселил в нее он молнии мгновенье
И легкость пуха он смешал с грозой.

Наполнил голос соловьиным пеньем,
Болтливостью сороки наделил.
А в результате страстное творенье
Всевышний для мужчины сотворил.

Бог жизнь вдохнул в прекрасное созданье,
Просящему отдал его заказ.
"Бери и мучайся", - сказал он на прощанье.
"Люби и береги как божий глас".

С тех пор мужчина - пленник и хранитель
Прекрасной смеси, отданной ему.
Он муж, любовник, критик и ценитель.
А все вопросы - к Богу самому...


Сотворение Женщины ( докторская вариация )

Адам, однажды, с бодуна косея,
Окликнул Б-га, и, слегка борзея,
Давай орать - мол, сколько можно жаться!
Дай Бабу мне!!! Хорош там издеваться!!!

У Б-га тоже крышу колыхало...
Глотнув рассола, скинув опахало
(дежурный вентилятор, Ангел дранный),
Скребя щетину, Б-г сказал: Эй! Малый!

Ну, ты, Адам, внатуре, блин, паскуда...
Я, вспомни, гнида, - взял тебя откуда?!
Из праха, помнишь, сволочь? Из навоза!
Из грязи - в князи! Из дерьма - да в розы!?

Адам ему резонно замечает:
Ша, Отче, не ори, и так качает!"
По ходу - ты бесполый, и блефуешь:
Одной рукой творишь - другой кайфуешь!

А мне тут изваял такие штуки -
Теперь без бабы мне - сплошные муки!
Так, вот - ответь за эти изысканья!
Сваргань мне, типа, "нежное созданье"...

Остолбенев от этого нахальства,
Все Ангелы воззрились на начальство.
Но Б-г сказал:"Да хрен с ним, с обезьяной!
Ща соперирую его, пока он пьяный..."

Хирург он был умелый, и со стажем,
Адама резал без ажиотажа.
Извлёк ребро,заштопал худо-бедно.
Махнул сто грамм – ему это не вредно...

И, осадив огурчиком солёным,
Сказал своим помощникам хвалённым:
Ну, вот и всё, пускай теперь Адамка
Пеняет на себя...Готова мамка!

Глядите, ребятня, чего сварганил!
К ребру его – что только не добавил!
Тут от сороки – тяга к побрякушкам,
И от коровы – грация пастушек...

Слёз – полный бак, для шантажу сгодится...
И молнии в глаза – от дьяволицы...
Ну, там ещё, слегка – от обезьяны,
Гиены, паучихи, кошки дранной...

От курицы, блохи, от кобылицы...
Жисть – штука сложная, всё может пригодиться...
И, вот ещё, что б не забыть – от дятла!
Долбить начнёт – попомнишь Б-га, падла!

И вот, закончив эти рассужденья,
Адамке в репу съездил с наслажденьем...
Вставай, козлина! Кончилась халява!
Вон – Ева для тебя, а на иврите – Хава!

Ну, что допрыгался, лошара? Доигрался?
За пазухой у Б-га жил! Зажрался!!!
Теперь – давай, впрягайся, конь педальный...
Ага, вали, дерзай, многострадальный...

И, сразу отрезвев ( на жёнку ж глянул! ),
Вкурил Адам, что лишнего он ляпнул...
Не ожидал мужик такого поворота!
А ангелы – уж заперли ворота....

И с той поры, куды ж теперь деваться?, -
Должны мы за Адама отдуваться...
Оберегать, любить, холить, лелеять...
Оправдываться, врать, покорно блеять...

Орать, шептать, молить о поцелуе...
Страшиться обронить чужое имя в суе...
И, всё же, как награда за мученья –
Испытывать волшебные мгновенья...

И, вот за это, честно, без обману,
Мы благодарны проотцу Адаму ...
 

Он сказал - поехали

(Злой шутник)
 2    2010-04-08  1  834
Он махнул рукой

И евреи из страны потекли рекой
 

КАРЛЫЧ

(Колобок)
 -4  Одностишья  2010-04-20  1  948
– Для Буратино по ПОЛЕНО море.
 

МИНЗДРАВ ПРЕДУПРЕЖДАЛ …

(Колобок)
 2  Смешные истории  2010-04-23  1  1157
На краю тротуара лежал молодой, красивый, ещё дышащий … окурок. Совсем недавно Он без тени сожаления оставил Её – милую крашеную блондинку с фиолетовыми ногтями. Ещё четверть часа назад прямо на скамейке парка Она жадно и ненасытно овладела Им, сорвав с Него яркие модные одежды. Что Она только не вытворяла с Ним! Исступлённо всовывала между губ, сосала до изнеможения, перепачкав Его самое интимное место, фильтр, липкой помадой. Она умело наслаждалась Им, одновременно растлевая себя и отравляя окружающую среду, но так и не смогла выдержать долго Его обжигающую нежность.
Ему оставалось всего несколько минут жизни. Вспомнилась зелёная пора юности, когда Он пышным табаком грелся на солнышке. Промелькнули мягкие пальцы голосистой плантаторши, лишившей Его невинности тут же на грядке. На сортировке Ему повезло улечься в категорию Высшего класса. Табачная фабрика придала Ему все изысканные качества и обеспечила лучшим прикидом. Дилерское отделение фирмы «Дукат», перекупленной у России предприимчивыми янки, с нездешним фейерверком рекламы выпустило Его в свет.
Она выбрала Его сразу, не торгуясь. Он явно всовывался в Её имидж. Затем Они долго таскались повсюду, появляясь то в кафе, то на богемных тусовках. Ей приходилось беспорядочно встречаться с другими, но расчетливо отдалять их интимную встречу. Он начал уже было сохнуть от ожидания их близости. И вот это произошло стремительно, обжигающе, с глубоким проникновением в Её тело, покручиваниями и потягиваниями, каскадом феерических поз, картинным отражением в зеркале и, что самое пикантное, - в присутствии случайных зевак. Делала Она всё при этом непринуждённо и в высшей мере классно, от первого засоса до последней затяжки, впуская в себя и выпуская облако наслаждения. Получив очередное удовольствие, Ей ничего не оставалось, как удалиться…

Последняя струйка дыма покинула Его, но в глубине аллеи появился известный собиратель племенных «бычков» бомж Вася. Жизнь продолжалась, и всё ещё было впереди, в ином, будоражащем воображение, качестве.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер