ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

За месяц 4.2009: самое лучшее

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
Спрятать все тексты
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Лучший подарок!

Купить книгу!
Друзья сайта:
Андрей Ситнянский - сатирические стихи Ирония.РУ - ироничный взгляд на новости
 

Произведения: за месяц 4.2009: самое лучшее

 Раздел   Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

Случай в Некрасовке

(Авада Кедавра)
 День десантника  2009-04-06  4  152  7601
Однажды в студёную зимнюю пору я был спозаранку прилично поддат. Гляжу, поднимается медленно в гору примерно до роты немецких солдат. Шагают враги, почернели их лица от холода, губы распухли и нос.
Москвы не видать вам, проклятые фрицы! Не я вас достану - так русский мороз!

И шествуя важно в спокойствии чинном (как будто не рейд по тылам, а вояж) какой-то мужик в полушубке овчинном им кажет дорогу …Лицом, вроде, наш. И дрогнуло сердце - неужто Сусанин воскрес и спасает российский народ?! Купился бы я, да в родной глухомани ни зыбких песков нет, ни топких болот. К тому ж, полушубок не нашего кроя… Похоже «герой» из породы иуд! Так пусть мне не ведать дотоле покоя, доколе над ним не свершу самосуд!

Эх, мне бы гвардейских «Катюш» батарею! Ещё бы неплохо добыть «языка», но я лишь двумя языками владею: олбанским - недурно да русским – слегка.

А, может, к чертям напоить этих фрицев? Известно: покуда вращается «твердь», что в кайф уроженцу российской землицы, то немцу любому вернейшая смерть.

Пусть я не Сусанин, не Саша Матросов, пусть нет даже простенькой связки гранат, пусть с жизнью расстанусь, но план Барбаросса сорву им, поскольку России фанат!


Из милицейского протокола:

...Девятого марта, ноль пятого года, в двенадцать часов восемнадцать минут в трёхстах метрах к северу от винзавода с истошными криками «Гитлер капут!!!», с бутылкой в руке и собой не владея, сотрудник завода, ушедший в отгул, на группу туристов напал из Гвинеи, в лицо плюнул гиду, упал и уснул.
 

Зависть к классику

(Юрий Викторов)
 Про зависть  2009-04-15  10  128  4249
У БальзакА (или БальзАка?)
К работе был сильнейший раж,
Он мог писать пять суток с гаком,
И без С2Н5ОН !

Возьмёт бумагу и чернила,
Ощиплет парочку гусей
И понеслись с эпицкой силой
Романы круче "Одиссей"!

Бывало, эти,… куртизанки,
Маня шампанским во дворе,
Кричат : - Бальзак, у нас тут пьянка!
Но им не внемлет Оноре.

Всё пишет, делает пометки,
Взор устремя в туманну даль…
«Валите, мол, к себе, гризетки,
На вашу площадь Пляс Пигаль!»

И ну описывать Гобсека
И «этих» блеск и нищету…
Как результат – уже два века
Его за классика все чтут!

А мой талант нигде не блещет,
Никто не плачет над строкой,
Поскольку слаб бо есмь на женщин
И силы воли никакой.

И, лёжа с дамою без фрака,
Приняв сто граммов коньяку,
Я так завидую Бальзаку….
И , заодно уж, БальзакУ.
 

С 1 мая! С Днём международной со ...

(Gameboy)
 Стихи на 1 МАЯ  2009-04-29  5  106  59277
1 мая - День международной солидарности трудящихся!
20 декабря - Международный день солидарности людей!

Любил поэт грозу в начале мая...
Давай, ребята, стопки подымай!
Пока "гроза" там ванну принимает,
Как раз успеем встретить Первомай.

* * *
В на
Читать дальше >>
 

Про космонавта Петровича

(Klock Marley)
 День космонавтики  2009-04-12  10  109  9222

Заправлены в планшены бухло и сигареты,
И так дрожит ракета – взлетит, того гляди.
В районе космодрома расстелена солома,
И транспорант мигает: «Петрович, заводи!»

Петрович – спец и дока, свершил полётов стока –
Созвездья перечислить – угробишь целый час:
Орёл, Журавль, Лира… Бывал он в чёрных дырах!
И вот летит на Солнце! "Очкует" в первый раз!

«Всемирное светило из жара и из пыла.
И Зыкиной Людмилы не сбудем мы мечту.
Так что, погодьте, братцы, а дайте разобраться:
Я тут решил придраться к пожарному щиту.

Есть в описи, ребята, багор и две лопаты,
Лопаты плоховаты, чтоб не сказать "говно".
Багор сто лет не точен, Лом есть, но ржавый очень…
И на фиг коромысло, когда ведро одно?

Такое положенье вселяет опасенье –
Ведь если загоримся, костей не соберём.
И как бы ни хотели, мы не добьёмся цели –
На Солнце не поймут нас с таким инвентарём…

Вопрос настолько сложен, что запуск невозможен,
Давайте всё отложим и топливо сольём.
Я жить хочу в натуре, так что, сидим и курим...
Пока, до новых стартов! Как поняли? Приём».
 

Подвиг проститутки

(Семецкий Юрий)
 Про наркоманов  2009-04-13  7  112  5679
Завершались рядовые сутки...
Накурившись с дуру конопли,
В эту ночь решили проститутки
Перейти с валюты на рубли.

И разведка, получив до срока
Сообщенье про такой сюрприз,
Посмеявшись, дочерей
Читать дальше >>
 

Юморский период

(Geom)
 Смешные стихи  2009-04-08  15  92  1160

Порой пошутишь чересчур игриво –
Пенять начнут за нарушенье правил.
А был когда-то Юморский период,
И безраздельно юмор миром правил.

Был юмор от рожденья в каждой твари
(Смешно, конечно, не дожить до завтра).
Среди хвощей, секвой, араукарий
Творили юмористы-динозавры.

Осколками ракушек белемнитов
Кропали поэтические строки.
Стихоцефалы были плодовиты,
Но вдвое плодовитей – диплодоки.

Игуандоны были многотомны,
Мол, пишем, как хотим, имеем право.
Бывало, шутят нагло, беспардонно,
Пока не встретят сатиранозавра.

Шутили без изысков, как попало,
И шутникам всегдашняя награда –
Такие белозубые оскалы,
Что слово «cheese» произносить не надо.

Пусть не было издательств и контрактов,
Но юмор рос на благодатном фоне.
Парил над всем крылатый Перводактиль –
И Муза, и Пегас в одном флаконе.

Пусть говорят, что не снискали лавров,
И в катастрофе все погибли жуткой.
Не верьте в это! Живы динозавры,
Ведь есть доисторические шутки.
 

По примеру классика

(Юрий Викторов)
 Смешные стихи  2009-04-21  13  80  1109
Иван Сергеевич Тургенев,
Большого мозгу человек,
Писал, практически, как гений
И тем прославился навек!

( Красивый слог и смысл ясен…
Любому русскому уму
Так много говорит Герасим,
Так жаль Базарова с Муму.. )

Иван Сергеич смог немало -
«Дым», «Новь», «Дворянское гнездо»…
А потому что идеалом
Имел Полину Виардо.

Тургенев, если слабнет воля
И к жизни гаснет интерес,
Всегда ходил общаться с Полей -
И снова начинал процесс.

Она его так вдохновляла –
Никто не мог так вдохновлять,
Со всем своим потенциалом
Работать классик мог опять!      

И ты, поэт, когда нет силы,
Когда ты чувствуешь – не до….,
Чтоб из источника забило –
Прими таблетку «ВИАРДО» (*)

И будет твой подъём прекрасен,
И свет в душе рассеет тьму,
И крепок станешь, как Герасим,
И жизнь полюбишь, как Муму!

------
(*) – российский аналог “Виагры»
Начало "прикосновений к классике" -здесь
Жми сюда
 

503 Service Temporarily Unavaila ...

(Станислав Абрамов)
 Компьютеры и Интернет  2009-04-09  10  88  1408
Красавица доступная всегда,
Что роза без шипов и день без ночи.
Поклонники сбегают, кто куда,
До разных неприступностей охочи.

Про эту парадигму прочитал,
Иль, может, сам придумал Змей-Дейтерий,
Придёшь к нему на Хохмокарнавал –
Перед тобой унавейбляют двери!

Курлы-мурлы! На улице апрель,
И рифмы, словно почки совокупно
Трещат. А в морду вам Метрдотель:
– Красавица сегодня не доступна.

9.04.09
 

3 рубля 62 копейки.

(Владимир Форточкин)
 Водка и вино  2009-04-17  23  83  3229

Зашёл в магазин – ехать надо на дачу.
Взял как обычно колбаски и семечки.
В кассе девчушка мне выдала сдачу
Аж три рубля шестьдесят две копеечки.

Я пошутил. Говорю ей: - Сестричка,
Можно на сдачу купить пол-литровочку?
В миг удивлённо вспорхнули реснички
Бровки полезли к затылку под чёлочку.*

- Вам этих денег не хватит на спички! -
Крикнула гневно кассир-малолеточка.
- Как же Вы в школе учились сестричка?
Помните скверно историю деточка.

Эх, молодёжь! Вам бы всё телепузики,
Марсы со жвачками, сникерсы, фенечки.
Тихо вздохнул я расстроенный в усики:
- Эх, три рубля шестьдесят две копеечки!
***
* Чего сказал, сам не понял.
17.04.09
Ещё на эту тему: Солнцедар, Агдам, Три топора
Жми сюда
 

Медный ветер. Поэма.

(Ржавый Ю)
 О жизни  2009-04-14  10  58  858
От предутренней росы мокра пенька,
Дремлет звонница, как флот на якорях...
Не запеть колоколам без языка,
А язык не раскачать без звонаря!
Поначалу – в пол-руки, потом – сильней,
Словно дуб, что с ветром борется впотьмах!
Пробуждаясь, медь вздыхает в полусне,
Жилы кожу рвут, но ширится размах!
Налегай, звонарь! Пол-пяди недобрал!
Первый звук летит, как дух из тела вон...
Выводи в рассвет, как стадо со двора,
Разливающийся вширь медовый звон!
Задавай им тон в молитве и труде,
Спозаранок души к свету поверни!
Как займётся, как задастся новый день,
Коли благовест его не осенит?
День – дал – нам – Бог...
А бок-о-бок с басом чешут языки
Мелкотравчатые, словно бахрома,
Подголоски – желтобрюхие мальки
Возле важного и грузного сома.
То они, резвясь, взлетают высоко,
То над самою землёю мельтешат...
И внимает перебору голосков
Город, путанный, как русская душа!
Был человек...
Мал человек...
Пел человек...
Пал человек...
Бьётся эхо, отражаясь от земли...
Или, может быть, от памяти людской?
Подголоски, что вы тут понаплели?
Не во здравие, и не за упокой!
Но печаль печатью на сердце легла:
Звуков не перечитаешь, как письма!
Околесицу несут колокола,
Или мы их разучились понимать?
Или просто надо душу исцелить,
Чтобы было чем услышать и понять,
Как сквозь мерный гул басов родной земли
Наши судьбы подголосками звенят!
И несёт их медный ветер по Руси
До предела, что неведомо далёк,
То раздув до белизны, то пригасив,
Как ютящийся в ладонях уголёк!

***

Ишь, народу!
Что соломинок в стогу!
Пыль, жара,
Да пот ручьями по спине!
То на гульбище – простор,
А на торгу –
Всё, как в жизни
Только проще и тесней...
– Гляньте, братие!
Гусляр!
Сидит смурной,
Песни тягостны,
Музыки не звонки...
–Ликом в землю
Похилился, как больной!
–И за что ему
Кидают медяки?
– Слышь, убогий!
Не кручинь народ зазря!
Тут у всех своих забот –
До кадыка!
Весели мирян,
Да лик от них не прячь–
Чай, забота для тебя невелика?
Словно тяжесть,
Поднял взгляд гусляр с земли,
И осёкся ёрник,
И оторопел:
Словно хлыст,
В котором гнев и боль сплелись,
Исподлобный мрак
Ударил по толпе!
И, как–будто ледяные сквозняки
Вдруг накинули
На пекло кисею,
Ознобили
Ощущением тоски,
Неделимой на чужую–
И свою;
Проникающей в сознанье,
В плоть и кровь...
И пролёг
Меж праздным людом и певцом
Криво сросшийся,
Глубокий смертный ров,
Пересёкший вкось
И песни,
И лицо...
А звонарь,
Вперёд пролезший сгоряча,
Протянул певцу
Початый штоф с вином:
Выпей, брат...
Да не гнети свою печаль,
Пой, как пелось –
Мы же люди!
Чай, поймём!
Знаешь, нам чужая боль –
Не трын – трава!
Ты непрост–
Но и народ не лыком шит!
И пошёл звонарь
Верёвку сторговать:
Вот стоит,
В ладони мелочь ворошит...
А торгаш
Воображением не худ,
Любопытно! Аж с собой не совладать:
– Слышь, звонарь!
А каково там,
Наверху?
До архангелов, небось,
Рукой подать?
– С колокольни
Не достать до облаков!
Сколь не прыгай –
Только вниз и улетишь...
Слышь, купец,
А на торгу-то куш каков?
Ты, знать, золотом
Уже дворы мостишь?
Посмеялись.
Тот – продал,
А тот – купил,
Да на радостях –
Галопом в кабаки,
Где звонарь
С устатку вервие пропил,
А торговец –
Звонаревы медяки...
Смех да слёзы!
Кто мешал их языком,
Плёл нелепицу–
Чтоб людям – посмешней?
Кто-то,
В эту жизнь пришедший
Дураком,
И ушедший –
Не на каплю не умней!
Лишь гусляр
Остался в памяти мирской
Неразгаданной загадкой:
Сед, хрипат...
Шрам страшён,
И взор – почти что не людской:
Под таким стоять–
Как голым в снегопад!

***

Балагур-свистун,
Скоморох, трепло?
Что в толпе слыхал,
Что на ум пришло,
Громозди горой,
Да лепи ровней!
...(Только быль порой
Во сто крат чудней!)
Через то и спрос –
Как с гуся вода:
За пятак купил –
За пятак продал!
Хоть на дыбу вздень
Под солёный кнут:
По какой нужде
Баламутишь люд–
Не смогу темнить,
Врать в глаза–
Слабо:
Потянул за нить,
А поднял клубок!
Не клубок – кудель!
На петлях – узлы,
Не сыскать концов
Под трухой золы...
А чего брехать
Да кобениться?
Всё равно –
Ничего не изменится!
Знать, придётся
Начинать издалека,
Чтоб распутать
Эту быль про дурака!

***

Он объявится
Нежданный, негаданный;
Начудит –
И громче всех посмеётся!
Может, имя ему дать?
Нет, не надобно:
Он по жизни, по делам узнаётся!
Да и прозвище
Не вдруг приключается:
Как его не обзывай
Вечным Ванею–
Не по имени дурак различается –
По смятению души,
По призванию!
Не спешите мне пенять,
Разлюбезные;
Кто-то пальцем погрозит,
А кто – камушком!
Все вы тут– не пришлецы,
Люди местные?
Так чего ж знакомить вас
С Русью-матушкой?
Ведь дурак для Руси –
Первый выкормыш!
Хоть косой коси–
Всех не выкосишь!
Поливай огнём,
В лоб из пушки бей –
Не во вред ему,
А во вред себе!
Ветер травы гнёт,
А дуб– не качается!
Всё, как есть, у дурака
Получается:
Не чужим умом живёт–
Свой,
Отмерянный!
И не шибко из толпы
Выделяется...
А что внутренне чудной
Да растерянный–
Что с того?
Живёт ладком, не вихляется!
И властей не злит,
И в речах не глуп,
Пусть– не соль земли,
И совсем не пуп,
Что добыл – то съел,
В меру бит и пьян...
Но – сквозит пробел,
Но– зудит изъян!
Это где – пробел?
В чём изъян, скажи?
Обойди бочком,
И живи, как жил,
Потому, что жизнь
Не зря скособочена:
Не заметна вкривь да вкось
Червоточина!

***

Кто дурак у нас?
Тот, кому жить нелегко?
Получается, все мы –
Страна дураков!
Но зачем же тогда
Друг на друга, кивать –
Кто ж бежит на пожар
Огоньку поддавать?
Где там! “Мы, мол, так – сяк,
А в соседнем селе –
Все вподряд, сплошняком,
Как на свалке – репей...”
Так от веку ведётся
На русской земле:
Всем отрадно считать,
Что соседи – глупей!
Мы друг другу вполне соответствуем,
И живём–не особенно бедствуем!
А по правде–
Для тех эта жизнь солона,
Кто себя самого
Дураком осознал:
Сгоряча, да всердцах
Повернулся язык...
Обозвал... Притерпелся…
Смирился...Привык!
Блажь? Как знать...
Но уж если он что–то решил,
Не сойдёт!
Хоть оглоблю теши на плеши!
На вопрос:”Как живётся?”
Ответит:”Никак!”
–Как – никак? Почему?
–Потому, что дурак!
Ну не в жилу нам
Небо коптить налегке,
Бирюком,
Не считаясь ни с чем
И ни с кем:
Колобродит народ,
Как родник под песком!
И Россия
На этом стоит испокон!

***

Хоть нескладная, но жизнь продолжается...
И с чего-то наш дурак раздражается?
Всё неймётся ему,
Всё неможется...
Что ломается?
Что корёжится?
Хата – справная,
Баба – славная,
Глянь-ка: в будке –
Собачка забавная,
В огороде – лук,
Порося в хлеву...
Эй, послушай, друг!
Так же все живут!
А что пол не навощён–
Не причина!
Ну чего тебе ещё, дурачина?
Кабы знать – чего!
Кабы знать – почему?
Вроде прост вопрос,
А не по уму!
Побежал бы по знакомым – занять,
Да любому – самому кто бы дал!!
И решил он что–нибудь предпринять,
Что бы сдвинуть жизнь хоть абы–куда!
Жизнь пропащую,
Жизнь прокисшую,
Не летящую.
А зависшую!
Сам он вряд ли о подобном мечтал –
Видно, кто-то подсказал от души,
Иль лукавый на ушко пошептал–
Но подался наш дурак в торгаши!
Бултыхнулся –
Как в болото: с макушкою!
Капиталу – смех и грех -
Грош с осьмушкою!
Но на чём из века в век стоит торгаш?
На присловье: Не обманешь – не продашь!
Вот и стал он
На посулы тароват,
Отводил глаза,
Подлоги гоношил...
Убедил себя, что либо – торговать,
Либо – думать о спасении души!
Всё идёт в навар:
И гнильё, и рвань!
Разглядишь товар –
Упади, не встань!
Покупатель – гусь,
Гоготать горазд;
Обругает – пусть!
А медяк отдаст!
Кто-то слёзы льёт:
Сплоховал – банкрот...
А дурак живёт –
Капитал гребёт!
Ох, везёт ему!
Ох, фартит!
Вот уже он в сукно одевается,
Вот уже он на тройке летит,
Бубенцы под дугой заливаются!
В лавках каменных приказчики шоркают,
По лабазам – от добра полки ломятся,
Что ни вечер – на столе деньги горкою,
И графьям – за счастье – с ним познакомиться!
И жена-то у него
Просто лапочка,
И детишки – табунком:
“– Папа, папочка!”
Дом натоплен,
Щи в печи,
Всё заштопано,
И кубышка – (в пуд!)
На случай закопана!
Не калеченный,
Не скукоженный,
И вокруг – не мрак,
Не побоище!
Обеспеченный!
Обихоженный!
Ну чего тебе, дурак?
Ну чего ещё?
Холуёв понаразвёл –
Мало, много ли?
Что ни слово – то приказ!
С ног сбиваются!
Льстят да врут,
А он – привык,
Ходит гоголем,
Мёдом по сердцу
Поклон разливается.
Всех зажал,
Да так зажил –
Чисто царствует!
Демонстрировал не раз
При свидетелях:
Плюй им в рожи –
А они... благодарствуют!
В ручку чмокнуть норовят
Благодетеля!
И пихаются, и лезут –
Кто вперёд...
По призванью, знать,
Холопствует народ!
Всё полушечку к алтынчику складывают,
Да местечко потеплее выгадывают:
Всяк к себе гребёт –
Всё любой ценой...
Чем житьё не мёд?
А дурак – смурной.
Как судьба не повернётся,
Не сложится,
Всё никак ему неймётся,
Неможется!
Нешто бросить всё,
Да сызнова начать?
А под окнами – толкутся и кричат;
Холуи кого – то гонят со двора...
Попрошайку?
Нет, как-будто, гусляра?
Присмотрелся дурак:
А гусляр не прост!
Не прикрыть рваньём
Богатырский рост;
Не старик – а сед,
Да от сабли след
Развалил лицо
От виска к скуле...
Видно, первым шёл в сечу жаркую,
Лихо пил ковшом, а не чаркою!
Ладно! Вот тебе деньга
От щедрот...
Расступись, холопы!
Пой, нищеброд!

Гусляр: ДУМА О МЁРТВЫХ ГЛАЗАХ

Что случилось? Ты достиг, чего хотел,
А сомненья не идут из головы!
Ты не знаючи приблизился к черте,
Разделяющей живых и не живых...
Оступившиеся были неловки?
Ну, да с ними всё привычно и легко:
Свечку в руки, а на веки – пятаки,
Чтобы смерть не вытекала из зрачков!
Ну а ты – не чуешь холод золотой?
Не мешают, и не давят кругляши?
Деньги жалуют живущих слепотой,
Божий свет не допуская до души!
Ты живой? Скорей смети монеты с глаз,
Охрани себя от ждущих чёрных ям!
Ты не видишь – смерть к душе подобралась,
И помалу объедает по краям?
Ты ещё не ощущаешь ничего,
Но тоска гудит и стонет в голове...
Ты живой? Никто не спорит, ты – живой,
Но зрачки уже не сузились на свет!
Берегись, земляк! Черта уже близка!
Жизнь, под храп ополоумевших коней,
Разбегается, как тройка под раскат:
Прыгать страшно,
А сидеть ещё страшней!

***

Поклонился всем гусляр –
И долой...
А дурак остолбенел –
Как в мороз !
Лихоманкой бы не так
Проняло –
Впрямь калика был непрост,
Ох непрост!
Славят щедрого купца гусляры:
Жить ему да поживать – до ста лет!
Чтобы в доме – мебеля да ковры,
Тишь да гладь, да разносол на столе!
А у этого
Язык – помело!
Вот ведь спел-то!
Как граблями продрал!
Лучше б пальцы
Пустобрёху свело!
Лучше б выгнали
Его со двора! –
Покуражился дурак,
Пошумел,
Да и начал жить опять –
Как умел!

***

Нет житья купцу
От ночных дельцов!
У разбойных дел
Не сыскать концов:
Кто на совесть худ –
Тот на руку спор,
Кумовья приблуд –
Темень да топор...
С чьих молитв тогда
Сплоховала сталь?
Живота всегда
Пуще денег жаль!
Отшептал ведун,
Отпоил травой;
Утекла казна,
Зато сам – живой!
Ох, не слабо
Зацепило дурака!
Уцелел,
Да не совсем оздоровел:
Как зараза
От нечистого клинка,
Мысль дурная
Забродила в голове!
Сколько можно
От судьбы терпеть пинки?
А последний –
Тот и вовсе совесть смял!
Из купцов
Переметнуться в варнаки –
Всё равно, что из огня –
Да в полымя!
По какой из троп
Теперь ему чесать?
По каким приметам
Выбрать ту, одну,
Чтоб потом
С досады
Локти не кусать,
Что не в те края
Оглобли развернул?!

***

Перелом – не край!
Попытай судьбу:
Можно ль въехать в рай
На чужом горбу?
А хотя б и в ад?
Коль на то пошло,
То на свойский лад
И в аду тепло!
Не дивись, что рак
На горе запел,
Как пошёл дурак
По кривой тропе!
Лихо взялся: влёт
Сколотил кубло:
Гулевой народ,
На мурле – мурло,
Речи стрёмные
Руки грязные,
Дела тёмные,
Сообразные...
Душегуб, живорез,
Нечестивец любой
Должен жить
Первым делом – в согласье с собой:
Если ближний богат,
Но не сват и не брат,
Для тебя он – никто,
И не грех обобрать!
Дал ему по башке –
Он и лёг неживой!
Знамо, страшное дело...
Но только впервой!
С непривычки
Такое
Всегда тяжело!
Да, глядишь, пообтёрся –
И дело пошло!
Не прогонишь из леса
Липучий туман,
А душа из телес
Вылетает сама!
Крепко стали ночи кровью попахивать –
Стал дурак купцов знакомых потряхивать!
Всё ему вдомёк:
Что и где лежит,
У кого кусок –
И какой – нажит,
Чей там дом высок,
Да тяжёл ларец...
Кистенём в висок:
Прощевай , купец!
А не хочешь так –
Поделись мошной:
Атаман – дурак,
Ну совсем блажной,
Кровь как воду льёт,
Даром что крещён...
А кто куш даёт –
Поживёт ещё!
И не думал он где прав,
Где виноват,
В чёрном деле видел свой,
Разбойный шик,
Ибо веровал, что
Либо – воровать,
Либо –
Думать о спасении души...
Дни идут. Дурак
Взматерел, как ложь:
Своя жизнь – пятак?
А чужая – грош!
Всё – в распыл пустить,
Да напиться в лом...
А чего кроить?
Однова живём!
Вот идёт он –
Замирает околица!
Кто – со страхом,
Кто – с корыстью
Поклонится:
Льёт пьяна рука
На убогих медь,
В грязь лицом
От благодарности падают –
Благодетелю
Как не порадеть?
Глядь,
Ещё одной монеткой обрадует!
До дармовой до деньги
Как дотянутся,
Так целуют сапоги
Аж до глянца!
– А кому делов,
Что деньга – в крови?
– Вон – ещё одна!
Поспевай, лови!
Так он шествует,
В почёте купается,
Да от совести впрок
Откупается:
Нелегко её сломать,
Одержимую,
Но по силам – воспитать
Растяжимою!
Невпопад – молчит,
Невпопад – мозжит...
А откупишься –
Так даёт пожить!
Не тревожит,
Не гундит,
Не печалится...
Снова всё у дурака
Получается!
Шёл он шёл,
Да вдруг и встал,
Словно вкопанный:
Это кто у нас
В рубахе заштопанной?
Тоже нищий.
Но от прочих – сторонится,
За монеткой
До земли не поклонится...
– На виду у всех стоишь,
Не таишься...
Или ты меня, гусляр,
Не боишься?
Ах, ты виды видал?
Ах, ты в битвах бывал...
Ты, выходит, сражался,
А я – лютовал?
Так ведь крови – без разницы!
Как различить
По какому клинку довелось утекать?
Если мёртвый молчит,
И убийца молчит,
То, виновного ей
Ни за что не сыскать!
Кто укажет обидчика?
Взялся – так лей,
Не считая грехов,
Что на душу принял!
Кто сказал,
Что чужую смешав со своей,
Ты – прощён,
И окажешься чище меня?
Ну, давай, поверни, образумь дурака,
Как тогда, в первый раз,
На купецком двору...
Раз ты гордый –
С земли не поднял медяка,
Значит – спой!
Заработай!
Получишь из рук!

Гусляр: ДУМА О ПЕРВОМ ШАГЕ.

После битвы меж холмов – как клеймо,
Что с размаху припечатала смерть...
Сколько вырванных из мира имён
Раскололось о небесную твердь!
Сколько судеб навсегда прилегло,
Чтоб на травах утвердиться костьми!
И не вымести беды помелом,
И не вычерпать всей крови горстьми!
Только князь один в седле усидел,
И ворочает глазами в испуге:
Это ж надо – понаделали дел...
Кровь–то по полю рекой! До подпруги!
Рать побита, но гнетёт не потеря;
Дума тёмная бушует в головушке –
Как войти ему со славою в терем?
Слышит вдруг: ”По ней, кормилец! По кровушке!”
Это голос подаёт вороньё,
Самый старый да седой – впереди:
“Уж мы, княже, тебе славу воспоём,
Только ты случайно в кровь не угоди!
Потому, как это дело – не вода...
А потом – ходи, выпячивая грудь!
Обернётся ратной доблестью беда –
Надо только через кровь перешагнуть!
Что ж тебе тут – сомневаться до седин?
Боль забудется, тоска перекипит,
И останешься в героях ты один:
Надо только через кровь переступить!»
Били во поле багровые ключи –
Захлебнулась в них нестойкая душа...
Князь шагнул – и сапогов не замочил!
Это просто! Страшен только первый шаг!
А дружина, в поле лёгшая костьми,
Не сподобится ворочаться в гробах...
Кабы знать – каким тебе предстанет мир,
Мир, в который ты шагнул через себя!

***

Ну зачем ты так, гусляр?
Ну зачем
Бисер песни
Рассыпать над толпой ?
Что барахтаюсь в багровом ключе –
Мне не в новость –
Я и сам не слепой!.
А народ...
На что убогим пенять?
Душу выверни –
Они не поймут:
Для того, чтоб чью–то боль
Воспринять,
Надо то же
Испытать самому!
Кабы был бы ты, гусляр,
Скоморох –
Хоть бы смехом
Душу чью шевельнул...
А надрыв твой –
Как об стену горох:
Глянь-ка – спину
Хоть один разогнул?..
Я ли правильных путей не искал?
А судьба –
Гляди куда завела!
Мне варнацкое бытьё –
По кускам –
Освещают только искры из глаз!
В трёх соснах дороги нет
Для слепца:
Сам плетётся!
Что ни шаг –
То удар!
... Но покуда не дойдёшь
До конца –
Как узнаешь.
Что пришёл не туда?

***

Как–то в ночь стрельцы
Навалились гурьбой,
Покосил лихих
Самопальный бой.
Вожака забили в цепи,
Да в подклеть!
Вся околица сбежалась
Посмотреть!
Лишь ленивый
Сквозь решётку не плевал,
Не кричал в лицо
Обидные слова:
Можно всё тому сказать
Не таясь,
Кто не в силах за себя
Постоять!
Загрустил дурак...
По всему видать,
Что пришла пора
За дела страдать!
За ночь сам себе,
Как враг,
Душу вытянул:
Столько всяких передряг
Поиспытывал
Наобум,
Без цели определённой;
И судьбою, и молвой наделённый
Несмываемым пятном,
Меткой Каина...
Не хотел, а получил,
Неприкаянный!

***
Нам
То лень по делу
Пальцем шевельнуть,
То в слепом упорстве
Впору лечь костьми!
Нам и заповедь нарушить –
Как чихнуть,
И раскаиваться –
Хлебом не корми!
И уж если помутнение нашло –
Как сейчас –
То, по смятенью и тоске,
Впору голову об стену расколоть...
Но не взять разбега
В каменном мешке!
Да и то сказать –
Господь к себе не звал;
Как–то боязно без спроса.
Самому...
Посидит ещё на шее голова!
А по шее – подберётся и хомут!
Что же, выбор крут:
Либо–то, либо–то...
До полусмерти – кнут,
И на плаху потом...
Либо – катом стать,
Искупать грехи –
Самому кромсать
Друганов лихих!
А припомни сам
Чем живёт варнак:
Чуть отвёл глаза –
И попал впросак!
Пораскинь-ка:
Смерть
На миру красна?
Однова – хана!
Но и жизнь – одна...
Не впервой ему
Изменять да лгать,
Не впервой ему
Через кровь шагать.
Так ведь он не сам –
Так судьба велит!
Колет очи срам?
На неё вали:
Хоть орлом пари –
Зашибает в лёт...!
И шагнул дурак,
Как слепец под лёд:
Обтянули ему плечи кумачом –
И заделался варнак палачом!
Получил от князя двор
Под обновочку:
Дыбу, плаху да топор,
Да верёвочку.
Поначалу
Он глаза отводил,
Сторонясь людей
На площадь выходил...
А потом явилась стать –
Брови домиком!
Начал вмах перебивать
Кости ломиком!
Варначьё пошло
На колах колеть:
Раз караешь зло –
Что его жалеть?
Стал он плеть при ударе
Подкручивать,
Красоваться, да форсить,
Да пошучивать
“Ай слабо, лихой,
Тебе крик сдержать?
Чай, ответ держать –
Как ежа рожать!“
Позалил глаза –
Ништо захмелённому,
И к вонючему привык,
И к палёному!
А на дыбе враз
Не всякий кончается!
Вот как всё у дурака
Получается!
Как приладился дурак
Зло прореживать –
Вовсе сделалось ему
Честь великая!
Всяк его зауважал
Пуще прежнего:
Бьют поклоны,
Ажно в пыль
Лбами тыкают!
Лют палач,
Да от лихих – оборона!
Как такому
Не отвесить поклона?
Он идёт –
А впереди шагает страх...
Лишь один из всей толпы
Стоит столбом!
Нешто цыкнуть
На бродягу – гусляра?
Больно гордый!
Не желает в землю лбом!
Ладно, стой, блажной...
Другие упадут...
Ишь, трясутся,
Да поднять не могут глаз...
Спой! А эти –
Так крючком и подождут!
Слышь, народ?
Да это он, никак, про вас?

Гусляр: ДУМА ПРО ПОКЛОНЫ

Про кого это сказано: мал, да удал?
Про людей? Это сослепу, или шутя!
Ишь, согнулся, болезный! Давно не видал,
Как повылезли пальцы из дырок в лаптях?
Как жучок, копошишься в дорожной грязи...
И не стыдно? Ты, верно, решил подождать
Что воскреснет Господь, расточатся врази,
На смиренных и нищих сойдёт благодать?
Никого не тошнит, хоть святых выноси!
Лиц не кажут: Зачем это? Встал – и молчок!
Да неужто и впрямь – не народ на Руси,
А народишко, быдло, душа с кулачок?
Не сломался хребет, ничего не болит,
Раз, другой... А на третий – выходит само:
Кошельку – поясной, кистеню – до земли,
А кнуту – так и вовсе, хоть мордой в дерьмо!
Пусть кривая тебя над толпой вознесла –
Но у тех, кто сейчас поклонился тебе
Боль и гнев вытекают бессильно из глаз,
Чтоб потом докричаться с земли – до небес!
Но досады людской не узнать по лицу:
Только спины! На них – хоть вприсядку пляши!
Из поклонов – лишь тот, что кладут мертвецу –
Только он – ты поверь мне – идёт от души!

***

Думал, песенка меня припечёт?
Припекла...
Да со стыда не сгорю!
Сам отведай,
Что за блюдо – почёт!
А потом я
На тебя посмотрю...
Мне б на дыбе тебя
В клочья порвать,
Голос вырезать
Щербатым клинком:
Я же только начал
Жить – поживать,
А явился ты –
И всё кувырком!
Ох, не прост ты, босота!
Ох, не прост!
В третий раз меня не тем привечал:
Что бы – песню, как подарок принёс?
Нет, ударил!
И – наотмашь, с плеча!
Лучше б струны ты
Узлом завязал,
Лучше б губы себе
Лыком зашил...
Да, я – кат!
А ты смотрел
Мне в глаза?!
Убирайся...
Уходи!
Поспеши!!!
Нет, постой–ка,
Подожди. Объясни:
Только жизнь чуть–чуть
Вошла в колею,
Ты, пропащий,
Ниоткуда возник,
И, как жилы,
Тянешь песню свою!
Получается,
Что всё – задарма?
Как судьбину ни крути,
Ни ломай –
Возвращается на круги своя?
Неужели
Так Руси и стоять –
На поклонах,
На крови, да на лжи?
И никак
Помимо них не прожить!
Слаб народишко!
В любом ковырнись –
Плесень порчею
Ползёт по нутру
А попробуй поднимись,
Развернись –
Ширь да воля,
Но душа – на ветру
Леденеть ей и черстветь
До нутра –
То пожарищем пахнёт,
То зимой...
Ветер на ветер сменить
Я бы рад,
Только как его признать?
“Этот – мой “
Горько мне, что до сих пор
Не нашёл,
Да видать,
И не найду...
Видно, впрямь
Между небом и землёй хорошо
Только птицам...
И ещё – звонарям!
А чего не поживать –
Звонарям?!
А чего не ликовать –
Звонарям?!
Их–то незачем уже
Возвышать,
Не нуждаются они
В похвальбе:
Вместе с гулом колокольным
Душа
По–любому долетит
До небес!
А в какие ризы ката обрядить?
У него любые средства хороши,
Потому как, либо – лихо изводить,
Либо – думать о спасении души!!
Видишь мёртвых?
Собирались жить да жить!
Видишь руки?
Кровь на них
Всегда свежа!
А над лобным местом
Благовест кружит,
Бьётся в страхе –
И не может убежать!
Колокольный звон
Скользит на крови,
И не встать ему с колен!
Тяжело!
Понял, меченый?
Ты где?
...Отзовись!!!
Надломился крик,
И в небе повис -
Сгинул странник
С рассечённой скулой….

***

А заплечный труд –
Не любому в мочь:
Днём – топор и кнут,
Кол и дыба – в ночь...
Чай, допрос снимать –
Не кадриль плясать!
А народ горазд
Языки чесать:
Мол, кнутом махать –
Не лужок пахать!
...Ну, а коли крик
За версту слыхать?
От угольев – смрад,
Сквозняки у плах;
И останься здрав
При таких делах!
Но он трудится –
Недоест, недопьёт...
Все премудрости
Сам постиг
До йот!
Мог с пяти кнутов
Перебить хребет!
Человека нет –
И вопросов нет!
Но – всему пригляд,
По всему разбор:
Если ты богат –
Может, ты не вор?
Тут резон прямой
Шевельнуть мошной:
Кандалы долой,
И вали домой!
На кого поклёп?
На кого навет?
Человека нет –
И вопросов нет!
По делам своим
Стал дурак велик:
Гонор настом лёг
На мякинный лик
Да во взоре – лёд,
И огонь на льду:
Кто закон блюдёт –
Тот имеет мзду!
Он карает зло –
И крепчает сам...
Вот как
Всё у дурака
Получается!
Точно так ли?
А откуда – бессонница?
Что почудится ему,
Что припомнится?
За окошком ночь –
И на сердце мрак...
Что, опять невмочь?
Что опять не так?
Вот, к примеру, нищеброд,
Рвань похмельная:
Всё-то впрок ему идёт
Жисть бесцельная!
Выпил капельку,
Скушал крошечку –
Вот и ладненько,
Понемножечку!
Пусть не допьяна,
И не досыти –
День–то прожитый,
Слава господи!
А чего гадать,
А чего страдать?
Это ж хуже нет,
Чем чего–то ждать!
А пришла пора,
Да подвёл итог –
Ничему не рад!
Всё опять не то!
Не с душой жилось,
На ущербный лад...
Только, что стряслось –
Не вернуть назад!

***

Протрезвеешь –
И невмочь протрезвелому,
Давит ночь,
Но не уснуть
Удручённому:
От чего так:
Вроде, пишешь по – белому,
Оглянулся – а оно всё
По–чёрному!
Может, совесть у других
Поскромней?
Не колючая оса –
Паучок?
Притаилась
Где–то там, в стороне;
Видит – дело не по ней –
И молчок!
Время смутное –
Ни свет, ни заря...
Терем крепкий.
А дурак – как больной:
То ли звон стоит в ушах,
То ли впрямь
Струны гусель
Говорят за стеной?
Мать честная!
Гусляра замели!
Дело ясное –
Поклёп и донос!
Наплели, что с кистенём пошалил,
Но какой же из певца –
Кровосос?
И кому ж это он так досадил,
Что за песни –
На правёж угодил?
Голос тяжкий,
Как идёт из-под земли
Пальцы
Сломанные
Мукой сведены,
Пережало горло
Тенью от петли –
Тут бы губы облизнуть,
Да нет слюны
Кто–то молится,
Чтоб боль перетерпев,
Утром –
Смерть
По-человечески принять...
А гусляр – чудак –
Опять завёл напев
Для себя...
А вроде как –
И для меня?

Гусляр: ПЕСНЯ О СВОБОДЕ ВЫБОРА

В этот год ты должен выстроить дом,
Над рекою, на зелёном холме!
Чтоб остались тем, кто будет потом.
Запах хлеба, и тепло по зиме!
В этом месяце ты купишь челнок –
Будет пристань на своём берегу.
Разольёшь по бочкам мёд и вино,
И хозяйку приведёшь к очагу.
В этот день ты, по своей простоте,
Из толпы – и сам с толпой заодно –
От души смеяться будешь над тем,
Кто вещает о достатке земном!
Но в какой–то миг поймёшь, что нельзя,
Что не случай животы надрывать!
Не прозреешь, но откроешь глаза...
Или, может быть, начнёшь открывать?
Что случится в эту судную ночь,
В час, когда придётся что–то решать;
Зная точно, что не сможешь помочь,
И не в силах ничему помешать?
Выбор тягостен, но надо посметь:
Так и так вся жизнь идёт в перелом,
И нельзя понять – нет явных примет,
Что окажется добром, а что злом?..
Ты сумеешь петлю лжи разорвать,
Сделать шаг, чтоб встать спиною к спине?
Но чтоб после крест, в слезах, целовать...
Надо нынче постоять в стороне!
Дальше всё опять пойдёт чередом,
Но себя ты обманул или нет?..
В этот год ты должен выстроить дом,
Значит, надо постоять в стороне!

***

Вот попал ты, дурак,
Как щенок – в водокрут:
Лёд звенит на воде,
И на берег не влезть...
Завтра утром –
Качаться певцу на ветру:
За высокие песни –
Высокая честь!
Пусть карать ни за что
Не впервой палачу;
Только что–то ему говорит:
Погоди!
Ты назавтра
Спокойно задуешь свечу,
И рискуешь
Во мраке остаться один!
Он не ногу тебе подставляет –
Плечо!
Он – спасенье твоё,
И проклятье твоё...
Вряд ли в мире отыщется
Кто–то ещё,
Кто коросту с души
Не щадя обобьёт!
Что тебе в его песнях?
Слова и слова!
Не услышишь ты их –
Был бы ты кум королю...
Только легче
От тела кусок оторвать,
Чем на певчую совесть
Накинуть петлю!
Будь что будет
Потом у него на веку,
Но сегодня гусляр
Не пойдёт на убой...
Встал дурак,
И сплеча –
Топором по замку:
Утекай перехожий...
И я – за тобой.
Думал я , что всё начнётся снова,
Если судьбы –
Баш на баш –
Подменю...
Я прошедшее из памяти рвал
По–живому,
Обрубал на корню...
А оно –
Как домовой из горшка:
Вылез заполночь,
Подмял да прижал!
“Здравствуй, крестник непутёвый!
Ну, как?
Далеко ты от меня убежал? “
Не доплыть мне
От судьбы до судьбы,
Если память –
Тяжелее свинца!
Эти корни не разъять,
Не избыть,
Никогда не доломать
До конца!

***

Мир неведомый
Дремуч, да широк...
А дороги в нём –
Всё топь, да пески...
Но грязнее всех
Житейских дорог
Те, которыми
Бредут дураки!
И за каждым –
Словно стадо –
Народ!
Так и хочется спросить:
Эй, гурьба!
И куда – то вас вожак заведёт,
Если он
Не понимает себя?
Снизошла ли на него
Благодать,
Или он, пропив мозги,
Осмелел?
Ну откуда этот дар –
Убеждать
Всех, кто хочет?
И себя –
В том числе...
А чего ему ходить далеко?
Сам набрался –
И других угости!
Закатился он в запой,
Как в раскол!
А, точнее,
То и то – совместил!
Чай, молитва дойдёт
В аккурат, да не в раз?
А дурак, как всегда,
Самый умный у нас:
Раз грешил пуще всех,
Так, что дым – за версту,
То отмаливать грех –
Непременно в скиту!
Но скитов на Руси
Как ни кинь – недочёт!
Второпях не сыскать,
Если жизнь припечёт!
А его припекло!
До того припекло,
Что остаток ума
Не вином залило,
А винтом повело,
Да не с той стороны:
На кабацкий манер
Все задумки срамны!
Замышлял подобру –
А слепилось враньё,
От души, да в сердцах –
И не чьё–то, своё!
Не хмельных,
А тверёзый народ убедил...
Эй, безмозглый, окстись!
Ты чего начудил?
***

Ты чего слепил?
Всё на ус мотал,
Сколько чаш испил –
А умней не стал!
Кто тебя не впрок
За язык тянул:
Дескать, я – пророк!
Ишь ты, как загнул!
От каких заслуг,
В честь какой мечты
Сам себя ты вдруг
Объявил... святым?!
Да решился раздавать поучения –
Все обычные – а ты исключение?
Вряд ли он
Народ сознательно дурил –
Видно, сам поверил в то,
Что говорил
Потому, как складно плёл,
Хорошо,
И пошёл за ним народ!
Ох, пошёл!
Толи через одного –
Легковер,
То ли больно заразителен
Пример!
Вот стоит он на крыльце,
В сальном рубище,
Ликом скорбен,
А глаза –
Как на пуговке.
Перед ним народ –
Толпой!
Как на гульбище:
От пророка слова ждут,
Хоть бы буковки!
Он шагает, а к нему
Руки тянутся...
В пыль посунуться лицом,
И останутся!
Спины, спины...
Мостовая булыжная!
А по ней
Шагает вера
Облыжная!
Но сомнения
Не сыскать ни в ком:
По его словам –
Хоть в огонь пешком!
Что он скажет –
Всё исполнят в мгновение,
Ловят искоса
Руки мановение.
Его слово – устав!
Его дело – скрижаль!
Кто он?
Божьи уста!
А для Бога – не жаль!
Страшно стало дураку –
Сам не рад,
Что такую кутерьму
Заварил!
Вроде всё
Опять пошло в аккурат:
Проповедуй.
От зари до зари!
Каждый с ним –
Как часовой при столбе,
Лезут в ересь,
Позабыв Божий страх.
Но откройся им –
Низринут с небес,
Изничтожат,
Втопчут в грязь,
Аки прах!
Что ж ты, Господи?
Неужто уснул?
Или это –
Испытанье Твоё?
Почему Ты гнев, как взор,
Отвернул
От того,
Кто вновь и вновь
Предаёт?

***

Эх. Стыдоба!
У кого воровал?
Во хмелю –
Не понимал, что творил!
Сам для кривды
Ворота раскрывал,
А, выходит,
Для беды отворил!
Страх и горечь в голове –
Как угар...
Руки рухнули
Под бременем лжи...
Ты ко времени явился,
Гусляр!
Что мне делать.
Как мне быть, подскажи!
Полыхнул во мне пожар –
Да иссяк;
Догорают от души
Угольки...
Где же выход?
И какой?
Лучше сядь.
Да посмейся надо мной,
Над таким!
Не приучен голосить
Со зверьём?
Один голос не звучит?
А мы – в два!
Посмеёмся
Над кромешным житьём,
Над утраченною
Верой в слова...
Что,
Обиженным – ударить челом?
Извиняйте,
Коли вас растоптал:
Не заметил!
Шёл в мечту
Напролом...
Вот, добрался –
А она занята
Замороченным моим
Двойником –
Проскочил без бед
Семь вёрст до небес!
...Ну, посмейся надо мной,
Дураком...
Или – спой?
Чего – нибудь,
Сам себе...

Гусляр: ДУМА О СЛОВЕ

Если в дуб, разозлившись, бросают копьё,
От удара – который свиреп и жесток –
В крайнем случае крошку обронит корьё,
И слегка содрогнётся ближайший листок!
А траве на лугу головы не сносить:
Чуткий стебель, узнав поутру вдалеке
Чистый звон отбиваемой кем – то косы,
Начинает качаться в предсмертной тоске!
Для кого – то не надо угроз и брехни,
Хоть душа у него – как у всех – нечиста,
Но на слово отзывчива – лишь намекни,
Он поймёт с пол – намёка, что что – то не так!
А другого – с какой стороны не ори –
Бесполезно! Коростой покрыта душа!
Хоть пугай, хоть пророчь, хоть кнутом обдери,
Всё равно, до неё не дойдёт ни шиша!
Слово было в начале, да время ушло:
На корнях васильков вырастают дубы!
Перед ними – наглядно бессилие слов,
Их бесчувственный вызов непоколебим!
Рядом свищет коса, а они – не при чём,
Гибнут души и судьбы – а им всё равно!
И не сможет пророк, окрещённый мечом,
Потревожить глаголом основу основ!
Отбушует гроза – и пророк загрустит:
Да, слова не бессильны! Но только, увы,
Дуб, расколотый молнией, будет расти
Над побоищем скошенной тонкой травы!

***

Ну, и чем ты напугал дурака?
Что однажды
Под косу позовут?
Слишком память
У людей коротка,
Даже избранные в ней не живут!
Что в полудень –
Огонёк светлячка,
Так и памятка о том.
Кто спешил
Жить нескладно, с кондачка,
Кое–как,
Отложив вперёд
Спасенье души!
Видишь, нечего спасать
Под конец:
Бремя истины –
Не всем по плечу!
Прежде –
Ты мне не открылся,
Певец...
А теперь –
Уже я сам не хочу!
Думы...
Думы в голове –
Как свинец!
Все дела мои –
Как хлам, под забор!
Видишь?
В сече верховодил боец,
А с победою живёт
Мародёр!
Слишком поздно я, гусляр,
Протрезвел:
Мрак повсюду,
И дорог не сыскать!
И не ведал,
А зашёл за предел,
За которым –
Только страх и тоска.
Да надежда,
Что Господь позовёт...
Поклониться бы ему,
Да спросить:
Есть ли кто–то,
Кто по правде живёт
В этом мире,
На земле,
На Руси?
Либо – порченный у нас
Весь народ;
Все – слепцы, как я,
И нет нам числа...
Либо –
Родина сама не живёт
По душе...
И никогда не жила!
Мне бы колокол забытый
Найти,
Тот кромешный,
Вездесущий сполох,
Чтоб тревожил,
А не благовестил,
Чтобы звон его
Окрест разнесло –
В глушь лесную,
И под крыши жилищ,
В замять сёл,
И в духоту городов;
Чтоб тянулась к небу жизнь
С пепелищ,
Из–под вырубленных
Райских садов!
Кем бы ни был я, гусляр,
На веку –
Всё же без толку
Невмочь доживать!!
И ответил бы гусляр дураку,
Кабы было ему –
Что открывать:
Был он поднят
В ратном поле с земли
Кем, когда?
Забыты край и число...
Видно, память
Вместе с кровью пролил,
Когда саблею шелом рассекло!
Кем бы ни был он
Полжизни назад,
Всё что знал он –
Это нынче трава...
Только пальцы
Помнят гусельный лад,
Да подсказывает кто – то
Слова...
Всё, чем он разбогател
С той поры –
Рваный саван,
Да сума под харчи,
Да душа –
Неисцелимый нарыв:
Тронешь пальцем –
И она закричит!
Сед гусляр,
Да дураку – не урок!
Где помочь ему,
А где – помешать?
Он – по своему –
Бредёт без дорог,
Неприкаянный,
Как чья – то душа...
Смерть его не зазвала
Под венец,
В мир безмолвия
И белых рубах!
Он – беспамятный,
Увечный боец
С горькой песней
На иссохших губах.
Не даны ему
Ни имя, ни срок
Только грязь,
Да вороньё в небеси...
Неуслышанный,
Ненужный пророк!
Ты – живое воплощенье Руси,
Что негаснущей надеждой живёт
Свой потерянный исток
Отыскать...
И пошёл себе гусляр –
На восход,
И побрёл себе дурак –
На закат!

***

Что осталось?
Перейти окоём?
Оборвать
Ненужных дней череду?
Обречённость
Ледяным остриём
Через сердце
Провела борозду!
Словно призрак твой
Бредёт по земле:
Даже память
Сизым прахом пошла...
Надо, чтобы хоть костяк
Уцелел,
Чтобы новая душа
Наросла!
Ты пытался, и не раз!
Сколько мук,
Чтоб понять,
Что всё не так!
Вновь не так!
И куда теперь идти?
И к кому?
Неужели
Впереди – пустота?..

***

Нету разницы,
Где петли вьёт стезя!
Можно дымом
Сквозь чащобы протекать,
Просто – двигаться,
Куда глядят глаза,
Если стало всё равно
Чего искать?
Видно люди
Его под руки вели:
Сам–то вряд ли,
Шёл без мысли,
Как чумной...
Но очнулся он –
Как кто водой облил!
Сзади – топи,
Горный кряж, да лес стеной;
Груз гнетущей неизвестности –
Исчез!
Духу –
Словно кто–то крылья подарил!
...Откровением,
Начитанным с небес,
В переплётах медных
Бились звонари!
Вот где ветер,
Вечно вьющийся вокруг,
Осушая пот,
Обрмивший чело,
Как причастное вино
Пригбил звук
Из качающихся чаш колоколов!
Значит, он всю жизнь,
Не зная, шёл сюда –
К звону, к храму,
Что в начале всех начал;
В край, где он
Глазами сердца увидал
Жест надежды,
Утоляющей печаль!
Вот что он
Так безнадёжно искал:
По–над полем,
От жнивья золотым;
Поднимались на глазах
В облака
Монастырских колоколен
Персты!
Словно оторопь
Взяла дурака,
На колени встал у врат
Сам собой:
Это был не монастырь,
А рука.
Протянувшаяся к небу
С мольбой!
Гулкий благовест вещал:
“Ободрись!
Всё решится –
Ведь теперь мы вдвоём!
Знаешь,
Чья это рука?
Обопрись!
Только в ней сейчас
Спасенье твоё!
Знаешь, кто меж нас
Един без греха?
Он, благой,
И не таких призревал!”
Дуновеньем золотых опахал
Голос тот
Его внутри согревал...
Словно кто–то
Дурака подтолкнул:
Приподнялся он с колен,
И шагнул!
Но ударил над его головой
Гром другой –
Тяжёлый звук,
Неживой...
Словно множество грудей
Слитный стон
Исторгают –
То вдали, то вблизи...
Кто ему
Из– под земли,
Как перстом,
Замолчавшей колокольней
Грозит?
Те, кого ты уложил в ней
Костьми!
Крови хватит,
Чтоб тебя утопить!
Он простил бы тебе
Глум над людьми,
Но она не позволяет –
Вопит!
Видишь,
Ты в багровый мрак
Погружён,
И не звёзды светят
Меж облаков:
Это гнев Его
Стократ отражён
В мёртвых гроздьях
Потускневших зрачков!
В этот час,
Когда пора отвечать,
Что за надобность Ему –
Обскажи –
Покаянный твой поклон
Различать
Средь накопленных тобою
Чужих?
Зря ты, порченный,
С колен поднялся!
Пораскинь сперва
Своей головой,
Что весомей
На небесных весах:
Гнев Его,
Или прощенье Его?

***

Голоса ушли...
Опять он – ни с кем...
Встал по-новой
На свои же следы!
Только оторопь
Течёт по щеке
Мелкой каплей
Бесполезной слезы...
Что ж ты думал?
И Ему нелегко
Сумасшествие твоё
Излечить!
А ведь выход рядом был!
И какой!
Жаль, что ты его
Не смог различить...
Плачет эхо в голове,
Бьётся стон
Словно аспид,
Чей хребет перебит...
Ты бы спел ему, гусляр?
Может, он
Вдруг очнётся?
Ты ему подсоби!
Он поймёт,
Что был грехом во плоти,
Заточённый сам в себе,
Как в тюрьме...
Жалко малого...
Ну как не спасти?
Он не злой!
Он просто жил,
Как умел!

Гусляр: ДУМА О НЕБЕСНЫХ ВЕСАХ.

И глупо жить, и подло выживать
Одни грехи плодя другим на смену!
Да, цепь ошибок надо обрывать
Любой ценой... А кто назначит цену?
Не ропщешь ты, что высока цена –
Готов платить, хоть долг отдачей страшен,
Ты лишь боишься не испить до дна
Наполненной самим собою чаши!
Ты убеждён, что виноват кругом,
И от того твой голос не услышан?
И нет уже надежды на того,
Чей взор и слух – всего земного выше?
Душа небес к молитве не глуха!
И Он над нами – как от века было –
Не судиёй свершённого греха,
А неким предварительным мерилом!
Надежду он – как часть себя – раздал
Всему и всем! Никто не усомнится
В прощении железного гвоздя,
Пробившего всевышнюю десницу!
Душа мертва? Распад необратим?
Но почему? Ведь ты же слышал слово,
Лишь перепутал эхо пустоты,
И отзвук, отражённый от живого!
Твой судный час ещё не наступил,
Над бездной ты висишь на тонкой нити...
Но грех не может быть неискупим,
Покуда существует Искупитель!
Прислушайся! Он даст на всё ответ!
Но ты в смятении... Жизнь твою итожит
Гордыня страха: ”Я уже отпет,
И нет прощенья мне...
И быть не может!“

***

Последней капельки удар –
И чаша до краёв!
Зачем?
Ведь ты же мог, гусляр,
Не доливать её?
Ведь твой
Возвышенный глагол,
И боль, и гнев твои –
Как ветер в спину
Для того,
Кто на краю стоит!
Не надо раны бередить –
Их надо врачевать!
Раз можно словом убедить –
Зачем же
Добивать?
Ты говоришь:
Мол, не взыщи!
Мол, я не виноват:
Раз чей–то мир
По швам трещит –
Бессильны все слова!
Но этот крах
Грозит и нам!
И к нам беда пришла!
...Пора из камня
Строить Храм,
А не метать в тела
Людей,
Которым и без нас
Уже невмоготу!
Ни я, ни ты его не спас...
Вечерний час –
Хороший час,
Чтоб подвести черту!

***

В свете гаснущей
Вечерней зари
Он очнулся на вершине
Холма.
То ли он не понимал,
Что творит,
То ли – слишком хорошо
Понимал,
Только было дураку
Не слабо
Злую петлю
Закрутить на ремне...
Между каменных
Замшелых столбов
Медной каплею
Набат зеленел:
Только не было внутри
Языка –
Словно вороги
В полон увели...
И отсчитывал немые века
Безголосый сторож
Русской земли!
Кабы не был ты, набат,
Безголос,
Может,
Всё бы и не так
Обошлось?
А дурак–то был
Совсем не в уме,
Вот и выход
Подобрался легко:
Человеком стать –
Не смог,
Не сумел –
Так попробую
Побыть... языком!
Стылый ветер
Над равниной крепчал,
И безумец крикнул
Ветру вдогон
Чтоб порыв его – язык –
Раскачал,
И понёс по–над землёй
Вещий звон!
Ветер бился,
Завывал по метельному:
“ Эй, окстись!
Тебе чего там,
Похужело?
Три раза
Рвалась
Петля самодельная!
На четвёртый раз –
Сработала.
Сдюжила...
И застлал глаза
Ненасытный мрак,
Но успел ещё
Осознать дурак
Что сумел!
Что всё когда-то
Кончается...
Как же всё
У дураков
Получается...
Окаянная петля –
Не вина,
Безысходность и позор –
Не слова
Для того,
Кто не сумел распознать,
С чем
Господь его к себе призывал!

***

Шёл гусляр
Через разлив полевой,
Вёрсты меряя
Шагами с утра
И дышал дорожный прах –
Как живой –
Под дырявым сапогом
Гусляра!
Шёл в неведомое,
Песню вязал,
Да кручинился,
Что дело – к зиме...
Но попался тут ему
На глаза
Древний сполох
Меж столбов,
На холме.
Было тихо,
Но безмолвная медь
Властно вдруг
Его к себе позвала:
“Раскачай меня -
Я буду греметь,
Чтоб дремота
От Руси отошла!
Чтобы ветер
Не шуршал, словно мышь,
А кричал и пел
На все голоса,
Чтоб народ
Повылезал из–под крыш,
И увидел над собой
Небеса”!
Как качнул язык гусляр...
Вот те на!
Что–то странное
Рукой ощутил!
Ждал удара –
А набат застонал,
Тихим плачем
Душу в узел скрутил!
Отчего не слышен звон
По земле?
Заглянул вовнутрь –
И сел...
Там, внутри
Вместо била
Стынет тело в петле!
Ах, дурак...
Чего же ты натворил?!
Как посмел –
Поди, пойми дурака –
Побелеть лицом
Во медном гробе?
Ты не слышишь
Как тихонько,
В рукав,
Плачет Русская земля
По тебе!
Зря подумал ты,
Что ей – всё равно
Чья душа там
В небо птахой летит...
Слишком много вас,
Неладных сынов,
Прошептавших ей
“Прощай, и прости...“
Над крестами
Небосвод голубой,
Медный ветер
Только пыль всполошил,
И неведомо живым,
Что с тобой
Схоронила Русь
Частицу души...

***

Шёл гусляр,
Не чуя троп
Под ногой –
Словно собственную память
Топтал.
Он не видел впереди
Ничего.
И стояла за спиной
Пустота.
С непослушных губ
Слетали слова,
Успевая
По душе проскрести,
А под пальцами его
Горевал
Неосознанный, но верный
Мотив!
Оттолкнулся он от струн –
И взлетел,
Вширь раздался,
На крыло поднялся!
Он, рождённый на земле,
Захотел
Чтоб услышали его
Небеса!
Надо песне,
Чтобы принял её
Неприкаянный,
Родной,
Чистый край,
Где дорога
Рассекает жнивьё,
Как отметина –
Лицо гусляра!

ПЕСНЯ УХОДЯЩЕГО ГУСЛЯРА.

Кожей чувствуется звук
Еле слышимый,
Медный ветер
В предрассветной тени:
То ли благовест
Струится над крышами,
То ли воздух
Сам собою звенит?
Душу балует теплом
Ветер ласковый...
Но, как водится,
С утра – в полусне
Вышла доли поискать
Русь дурацкая,
И плетётся босиком
По стерне!
Словно ворог поизвёл
Церкви с избами,
Птицу – тройку – за дугу,
Да в загон...
Говорят, что ты была
Богом избрана,
Да забыли ты и Он –
Для чего?
Кто укажет ей тропу
В чистом полюшке?
Всё безлюднее вокруг,
Всё смутней...
Безнадёжно Русь бредёт,
Ищет долюшки,
И неведомый простор
Перед ней!
Как–то сложится
Дорога неблизкая?
Внукам – правнукам
О том не узнать!
Стыдно Нестору
Сидеть над записками:
Больно подлые теперь
Времена!
Не разнузданный степняк
В двери ломится:
От своих
Стократ больнее страдать!
Кто с деньгами –
Тот и князь! Русь поклонится –
А с поклона ей
Дорог не видать!
Вышла доли поискать
Русь дурацкая...
Скоро ночь –
А не пришла никуда!
Это было б
Просто глупою сказкою,
Кабы кровь
Не запеклась на следах!
А на утро начинать
Надо сызнова!
Сколько было
Этих первых шагов?
Ты же всё–таки была
Богом избрана!
Так найди его,
Спроси –
Для чего?

***

Вот и всё? Получается, выхода нет?
Ничего не изменишь – терпи и молчи?
Хорошо нарисована дверь на стене,
Только, жаль – не откроется, как не стучи!
Для всего, что кому–то пришлось испытать
Есть житейский завет, что от века гласит:
Дескать, боженька – добрый, не надо роптать,
Он накажет, а после возьмёт, да простит!
Да окстись, человече! Себе–то не лги.
Что тебя не затронула пришлая боль,
Не бодрись, что всё это случилось с другим
И давно... Да неужто и впрямь – не с тобой?
Нам и собственный опыт – как с гуся вода,
А чужой – и подавно ни в чём не указ!
Нет такого понятья – «чужая беда»
Это всё происходит с тобой. И сейчас!
Жаль, что старая летопись прахом пошла:
Растеклись по страницам огонь и вода,
Уничтожив немало связующих глав,
Без которых об истине – только гадать!
Да неужто и впрямь мы – случайный народ,
Доплутавший впотьмах до каких–то вершин,
На которых бездушие глотку дерёт
Под личиной загадочной русской души?
Кто нам скажет, что Родина нас позвала
Не на смерть, а на жизнь? Что не зря по земле
Мчится ветер, неся на раздольных крылах
Голос меди, как запах медвяных полей!
Пусть звенит подголосок легко и светло,
Для себя и для всех – негасим, как свеча.
Чтобы таинство жизни его увлекло
Лучшей доли искать от начала начал
На земле, где шеломы верхов не сроня,
Не утратив святой прямоты во скорбях,
Сторожа – колокольни веками хранят
Триединство: Россия, душа и судьба!
Дым рассеется, небо вернув синеве,
И пречистые росы мой край окропят:
Ведь огонь, выжигающий скверну, в родстве
С огоньками его негасимых лампад!
И каким бы губительным не был удар,
новь из праха родная земля восстаёт
Потому, что не бросил верёвок звонарь,
И безвестный гусляр не покинул её!
Подголоску видней! Над седой головой
От рожденья – и вечно – пылает звезда,
И не гнётся трава под ногами его.
И дорожная пыль не приемлет следа!
Но когда одолеет тебя маята,
И душа закричит про порог болевой,
Он – за далью – почувствует: что–то не так!
И найдёт тебя сам – не впервой!
Не впервой...

Ноябрь 2003 г –Февраль 2005 г.
 

Автобанки

(Geom)
 Машиностроение  2009-04-05  6  73  901
***
Пашет много, пашет долго
Пепелац с названьем «Волга»,
Ведь название недаром
Из вола и из гектара.

***
Было б очень справедливо
«Жигули» заправить пивом.
«Жигулёвским» – «Жигули»,
Чтоб в дороге пить могли.

***
Нету кожи, нету рожи
У машины «Запорожец».
Он – чтоб ездить по степи
И горбатого лепить.

***
Хоть совсем невелика,
Всё ОК, рулит «Ока».
Кстати, пользуется спросом
Эта сумка на колёсах.

***
Если в мозг вселился ВИЧ,
Покупай себе «Москвич» –
Будешь с гаечным ключом
Загорать под «Москвичом».

***
Коль налить в кадило лак,
То выходит «Кадиллак».
Без кадила и без лака
Не бывает «Кадиллака».

***
Вот стоúт, красив и горд,
Внедорожник марки «Форд».
Вброд он речку перейдёт,
Нипочём для «Форда» брод*.

***
КрАЗ с БелАЗом и КамАЗ
Совершенно не для нас.
МАЗ да «Мазда», это – да!
Остальное – ерунда.

__
* ford – брод (англ.)
 

Космический караван

(Geom)
 День космонавтики  2009-04-03  4  73  1799
Поверите вы мне, поймёте иль нет –
Не важно, не в этом же соль.
Но старт будет дан каравану ракет
Сегодня в семнадцать ноль-ноль.

Таких не берут в космонавты, кто слаб,
Зануден, невесел и хмур,
Других же, охочих до водки и баб,
Отправит в полёт Байконур.

Коль в космосе даже страшней, чем в аду,
Веселым в полёте быть – плюс,
И брать не пристало с собой ерунду,
Брать только ответственный груз:

Космических карт пару-тройку колод,
Коньяк, виски, водку и ром,
Траву, что у дома росла, Луноход,
Бейсбольные биты и лом.

В контакте с одним из летающих блюд,
О коих судачит молва,
Придётся доказывать, что не верблюд,
Хотя и ведёшь караван.

Мы в космос намылились без дураков,
Серьёзные планы у нас:
На Тау Кита – отвезти мужиков,
И саженцы яблонь – на Марс.

Но, всё же, мечты сокровеннее нет
У нас, у питомцев Земли –
Лететь на тропинки далёких планет,
Чтоб там потоптаться в пыли.
 

В страну дорог и дураков

(Geom)
 Смешные стихи  2009-04-21  14  76  1326
В страну дорог и дураков
Весна доходит еле-еле,
Зато подарок с облаков –
Снег двадцать первого апреля.

Такие нынче времена:
Промозгло, пасмурно и грязно.
Не добралась еще Весна,
Видать, в распутице увязла.

Не дело это, пацаны!
Горшки обжечь – нужны ли боги?
Могли, хотя бы для Весны,
В порядок привести дороги!
 

На Пасху

(Будяра (Андрей Хабров))
 На Пасху  2009-04-17  5  80  57473
Хоть числюсь я маленьким клерком,
Сегодня устрою почин
И утром отправлюсь я в церковь
Семье освятить куличи
Я в Пасху хочу быть ребёнком,
Дарить себе счастья глоток,
Одену яйцо в термоплёнку
И ловко макну в кипяток
И вот уже яйца палитрой
Красиво горят в хрустале
Спрошу я у Бога в молитве
Спасенья на грешной земле
За трапезу благостно, кротко
Усядусь, родными прощён…

Но кончится, сцуко, всё ВОДКОЙ,
А чем же, скажите, ещё?
 

Дежурному по Космосу

(butyavka)
 День космонавтики  2009-04-08  12  67  5848
Пока земляне в суете мишурной
Стишки о Космонавтике плетут,
Лишь он один – по Космосу дежурный
Бдит на своем ответственном посту.

Трудна его работа, хоть об этом
Не сложат ни сказание, ни быль.
Он подстригает хвостики кометам,
Космическую смахивает пыль,

Подсчитывает кольца у Сатурна
(как ни крути, порядок должен быть!),
Ведет учет он внеземным культурам,
Следит за неизменностью орбит,

Где надо – Млечный путь он дорисует,
И метеор отбить – всегда готов!
А кто, как не Дежурный, дрессирует
Медведиц, Козерогов и Тельцов?

Галактику по графику вращает,
В созвездьях ликвидирует изъян.
И только он один предотвращает
Нашествие коварных марсиан!

Когда б не он, то в Солнечной системе
Давно бы не осталось ничего.
Так неужели в этот день апреля
Поздравить позабудем мы его?!

С профессиональным праздником, дорогой! Удачного дежурства!
 

Контакт

(Будяра (Андрей Хабров))
 Инопланетяне  2009-04-10  5  62  3955
Как-то вечор вышел на крылечко,
На ступеньку сел, шмалю махру,
Вдруг гляжу – зелёный человечек
Скачет мимо словно кенгуру

Я сперва конечно усомнился,
Вспомнил где, когда и сколько пил,
Вроде как не прыгал я с карниза
И недоразрушил мозг этил

Ну а он, зелёная зараза,
Тормознул и развернулся в фас,
Глянул на меня в два жёлтых глаза,
А потом открыл и третий глаз

И телепатически сигналит
Типа: «Брат по разуму, привет!
Я по галактической спирали
К вам сюда летел немало лет.

Во Вселенной всюду ходят слухи,
Будто затоварю здесь в момент
Говоря по вашему «сивухи»,
Что для нас – важнейший компонент!

Не смотри ты, словно доктор Ватсон,
Перестань являть собой осла,
Попросту, мужик, давай меняться!
Мне нужны сивушные масла»

Бизнес-схему выложил с размаху,
В долларах и человеко-днях
«Видно скоро быть мне олигархом!» -
Тихо доходило до меня

Я ответил мысленно: «Согласен»
И едва сдержал безумный вскрик,
Так как вмиг «Завод сивушных масел»
Из тумана сизого возник…

Вскорости из этой заварухи
Главное узнал я – неофит:
Выдавала линия сивухи
В качестве отхода – чистый спирт

Мужики с окрестностей свозили
Мне в «Камазах» репу и свеклУ,
Ну а я своей Микрогодзиле
Паковал сивуху по утру

И отходец пользовал сюрпризный,
Повторяя: «Мать его ити!
Вот и я, в своей никчёмной жизни
Вдруг добился счастья во плоти!»

Но недолго счастье моё длилось:
Печень в дырьях, «скорая», отход
И пришли друзья мои на вынос –
Мой последний скорбный эпизод,

Чтоб прочесть торжественно и хмуро
Надпись на двенадцати венках:
«Спи спокойно, брат мой неразумный,
Наше дело воспоют в веках!»

Хомо, пиплы, люди, человеки!
Норовя с судьбы сорвать калым,
Пуще глаза берегите печень
Вы в контакте с разумом иным!
 

Подмосковные лимерики

(Geom)
 Смешные стихи  2009-04-14  24  68  771

Секретарша одна из Коломны
Всё мечтала о бюсте огромном.
И пошла на балкон
Надувать силикон,
И взлетела на нём над Коломной.

Как-то раз зоотехник из Рузы
В магазине померил рейтузы.
Их надев на пальто,
Прищемил кое-что.
И поёт он теперь, как Карузо.

Очень важный чиновник из Икши
Поработать намерен был рикшей.
Но его запрягли
Шутники в «Жигули» –
Надорвался чиновник из Икши.

Милицейский сержант в Балашихе
Воспылал бурной страстью к «моржихе».
И в конце января
С нею в прорубь нырял.
Бесконечным стал мент в Балашихе.

Изыскатель из города Клина
За рублём вечно гнался, за длинным.
Был он кладов знаток
И керенок моток
Откопал на помойке под Клином.

Автослесарь из Электростали
Разобрал «Мерседес» на детали.
Из железных тех штук
Изготовил утюг
Автослесарь из Электростали.

Бесталанный художник из Бронниц
Рисовал две недели червонец.
Сóздал он финресурс,
Но понизился курс –
Прогорел рисовальщик из Бронниц.

Знаменитый фотограф из Химок
Эпохальный решил сделать снимок.
Но не вылетит птичка:
Подошла электричка,
И задавлен фотограф из Химок.

Молодой фармацевт из Шатуры
Увлечён был созданьем микстуры.
Улыбнулась звезда,
Он микстуру создал,
Уморив в тот же день пол-Шатуры.
 

Без трех минут

(butyavka)
 Шутки про часы  2009-04-17  10  86  1825
Взгляд на часы. Без трех минут двенадцать.
Без трех минут заслуженный обед.
Без трех минут пойти скорей в буфет
И блинчиков со сливками нажраться.

Без трех минут... Уже почти без двух.
О, где ты, долгожданная свобода?..
О, где же вы, котлеты и компоты,
И борщевой густой, манящий дух?..

Без двух минут и девяти секунд...
О, что же ты ползешь улиткой, стрелка?!
Меня ведь ждет огромная тарелка,
А в ней пельмени с майонезом ждут...

Еще чуть-чуть, еще совсем немножко,
Минуты полторы - и сразу в рай.
Волнующий изгиб десертной ложки,
И шесть пирожных - только выбирай!

Без тридцати секунд... Все блага эти
Вот, вот сейчас доступны будут мне...
Часы пробили, глухо, как во сне.

Черт! Я забыла! Я же на диете...

...

... Без трех минут огурчик и салат... :-(
 

Игорю Северянину

(Ромашка)
 Про песни  2009-04-27  7  62  1429
"Я - соловей, я - сероптичка,
      Но песня радужна моя.
      Есть у меня одна привычка:
      Влечь всех в нездешние края"
      (Игорь Северянин)

Я на платформе "Северянин"
Сойду с зелёной электрички.
С одежды пыль вагонной дряни
Смахну движением привычным.

Хотелось вырваться мне просто
Из пробок городского стойла.
Листвой шуршит Лосиный Остров,
Возможно, как листва Эст-Тойла...

Приподнесёт ушам проворно
Трель соловья гулящий ветер
И с ним название платформы
Напомнит скромно о поэте.

Был так бессмысленно чудесен,
Соловушкою, серой птичкой
Манить умел он в текстах песен,
Порой, аж к чёрту на Кулички.

В своих придуманных словечках
Он с журчейками отжурчанил.
Отчеловечил человечек,
Точней сказать: отсеверянил.

Я на платформе "Северянин"
Дождусь последней электрички,
Его стихов смакуя грани
Уеду к чёрту на Кулички.
 

Марсианская халява. (Не к праздн ...

(Ржавый Ю)
 День космонавтики  2009-04-05  6  76  3090
Я помню автоматы с газводой -
Народную поилку, гвоздь программы,
К которым - как паломники во храмы
Тянулись люди потною чредой.

Там - верховодом чувственных утех,
Возлюбленным до спазмов миокарда -
Был многогранный, словно Леонардо,
Будённовский стакан - один на всех.

На пятачке средь выженой земли
Его блюли, алкая и пупея,
Старушки, дети, стражи в портупеях...
А получалось, что недоблюли!

Зачем клепать на заводской народ,
Что он оставил совесть за вертушкой?
Спиртного было - море с четвертушкой,
А на стаканы - вечный недород!

Двадцатое, и пятое число...
Вот если бы стряслось землетрясенье -
В лице мужчин ко всем пришло б спасенье!
Увы, трясло не землю - их трясло!

Подобных мук не ведал сам Тантал:
Рука не поднималась - дать по шее
Тому, кому стакан сейчас нужнее!
Народ всё понимал, и не роптал.

Вселенная - она не без изъяна,
Что подтверждает сродственность планет:
На Марсе, как известно , жизни нет
А на земле - нет жизни без стакана!

Рука и вещь - две грани бутерброда,
Как кочерга и крылья на спине!
Себе - сосуд насущный, а жене -
Букет настурций с клумбы у завода...

Такое время было, господа:
Халявные заводы и колхозы,
Цветы, стаканы, гайки...тепловозы...
И всем казалось: это - навсегда!

Увы, о прошлом - только погрустить,
Теряясь в современных заморочках:
Мы - те же! Нету ручек на цепочках,
Которые так просто открутить...
 

Как Кекс самураев порешил (плаги ...

(kekc)
 Япония  2009-04-14  15  69  3709
Спасибо автору Klock Marley за идею
      Жми сюда prid=60194

Расцветал шиповник в мирном крае,
Отцвели: крапива, хмель, герань.
В эту ночь решили самураи
Перейти войны и мира грань.

Люди с криком прятались в сараи,
Звери с визгом прятались в кусты.
В эту ночь решили самураи
С ганжубасом перейти на «ты».

И не видно было смеху края -
Насмешил врага амурский слон.
В эту ночь решили самураи
Перейти с травы на самогон.

Первой нет, закончилась вторая,
Плыть в Сакай - за третьей - не с руки.
В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.

Самогон дурной у бабки Раи,
Полегло с горилки войска-пол.
В эту ночь решили самураи
Перейти с горилки на рассол.

Воевать с Советами пора им.
Но не держит русская земля.
В эту ночь решили самураи
Перейти на личность Кекса, мля.

В мыслях казнь для Кекса подбирая -
Чтоб не сразу тело от души -
В эту ночь решили самураи…
Но их Кекс быстрее порешил.

КОНЕЦ (самураям)
 

С днём космонавтики!

(Gameboy)
 День космонавтики  2009-04-05  2  71  10715

2 января 1959 г. – Запуск первой автоматической межпланетной станции «Луна-1»!
12 апреля – Всемирный день авиации и космонавтики!
4-10 октября – Всемирная неделя космоса!

За космос пьём. Полёт нормальный, вроде.
Сосед достал колоду звёздных карт.
Но ключ в замке (когда жена приходит)...
Звучит для нас командой "Ключ на старт!"

* * *
В праздник
Читать дальше >>
 

Перловочный пиар

(Перловка)
 О рекламе  2009-04-01  15  68  1891
Заметила,что у многих с перловкой связаны не слишком аппетитные и приятные ассоциации.)))) Хочу по-возможности приподнять авторитет своего псевдонима этим "перлом"...))))

Здесь всё о перловке (кому интересно)
Жми сюда

О перловке знают все одно -
Это каша,что на вид зерниста.
И ,кому иного не дано,
Ест её : солдаты и туристы.

Всяк в еде лишь свой имеет вкус.
Кто печёт,готовит кто над паром.
Но насчёт перловки я возьмусь
Вас завлечь перловочным пиаром.

Что перловка? - зёрна ячменя,
Просто отшлифованы красиво.
И,коль ячменю она родня,
То,выходит,что родня и пиву.

Испокон веков едят с утра
Кашу на Руси без пробуксовки.
И любимой кашею Петра
(Первого) была как раз перловка.

Витаминов разных в ней не счесть,
Красоту привносит и здоровье.
Отстоять хочу её я честь,
Украшает круп она сословье.

Пусть её готовить не легко,
Но,поверьте,стОит потрудиться.
Это каша в стиле рококо,
И по пользе среди каш царица.

Да и суть в названии видна :
Зёрна её с жемчугом сравнимы.
В этих перлах вкуса глубина,
Для здоровья выгоды помимо.

Потому я вас зело гружу,
Что хочу вам дать я установку :
Надо всем (понятно и ежу)
Телом и душой любить (П)перловку...
 

Рок по имени Газель.

(Ржавый Ю)
 Смешные стихи  2009-04-28  2  62  807
Что - жизнь? Езда! Процесс утруски
Под лязг зубов и стук костей:
Какой же русский (и нерусский!)
Не любит шибких скоростей?

Пусть светофор красней клубники,
Шофёр - ямщик, а не мужик:
Борзеет финн, и вечно дикий
Тунгус, и друг степей - калмык!

Отстань, инспектор с протоколом:
Водила - инструмент судьбы!
Он видит плотным частоколом
Километровые столбы!

Он, наших нервов не жалея,
Рык исторгает из движка...
А ведь маршрутка тяжелее
И скоростнее ишака!

Где стал он асом джигитовки?
Как раздружился с головой?
Да он - считай, без подготовки -
Мечта арены цирковой!

"Газель", как торс эквилибриста,
Выписывает кренделя
С салоном, полным фаталистов
И похренистом у руля.

Маршрут суров, и трёпки нервов
Не избежит ни млад, ни стар...
Кой чёрт попутал инженеров
Наречь "Газелью" наш кошмар?

Что было их конечной целью?
Нет, чтоб подумав наперёд,
Назвать шарманку "Тормозелью",
И не подзуживать народ?

А это - словно гвоздь в диване,
Его заслуга - зуд внизу:
Неосторожное названье,
Как бес в ребре, велит: "Газуй!!!"

Тут, хошь ни хошь, а надо ехать
Чтоб сзади пыль столбом вилась:
Что немцу - смерть, то нам - потеха!
...Ну, вот и прибыли. Вылазь!
 

Семейные

(natashap)
 Семья и брак  2009-04-02  5  62  7530
Собственно говоря,
Если б были культурней,
Жизнь прошла бы не зря,
А пропала бы втуне.

***
В нашем доме нет начальника,
Небогатая семья.
Три на кухне старых чайника:
Чайник с чаем, ты и я.

***
Понимаешь, когда неуклюже,
Время жизни ползет к декабрю,
Что жена с каждым браком все хуже
(Это я о себе говорю).

***
Я истин в голове храню немного,
Но точно не забуду одного:
Семья, конечно, нам дана от Бога.
За то, что мы не верили в него.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100  Вебмастер