ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: за месяц 12.2005: самое лучшее: стр. 29

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Прикольные стихи и рассказы: за месяц 12.2005: самое лучшее: Стр. 29  Раздел   Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

Все Путем

(Profit)
 Смешные стихи  2005-12-20  1  0  477
Не Буш и не Шредер, не кто-то другой
Создав вертикаль идеально
Страной управляет умелой рукой
И как не крути, но реально
Все беды-печали повисли на нем
В работе и смыл и награда
Не зная покоя ни ночью, ни днем
Как пастырь заботливый стада
Он делает все, чтоб народ процветал
Чтоб только страна богатела
За это, наверно, и жизнь бы отдал
Пожертвовав душу и тело…
Умеет ответ дать любому врагу
Приемом срубить его сможет
И перед друзьями не будет в долгу
ПодбОдрит, поддержит, поможет…
Я верю: отсталость и бедность пройдет
И мы нацпроекты замутим
Когда нас уверенно в завтра ведет
Владимир ВладимирЫч Путин.
 

Самогон

(Трезвяк)
 Короткие приколы  2005-12-21  1  0  775
Китайцы придумали вино из рыбы, говорят немного рыбой отдает фигня. Наши из куриного помета самогон гонят и ничего пьют не жалуются, только запах потом не перегара а аммиака, но это тоже ничего, стекла мыть удобно дыхнул, протер и никаких разводов, так-то вот. Да прав был поэт когда сказал умом россию не понять
 

На шару только целоваться

(Anatol)
 7 ноября  2005-12-23  1  0  1548
«Ура» - кричала толпа, штурмовав Зимний дворец. Орали может и не зря, но дворец взяли, это уж точно на свою шею. Хватило бы и одной революции – «февральской». После второй революции если уж всё отобрали, то лучше бы и тут же поделить. Толку было бы больше, а так и не тем и не другим. В итоге всем - по шишу, и только для души – гашишу.
Обкурившись идеей, строили социализм совсем с другого боку. Теперь голова болит у всех, а у народа и шея, которая вместе с горбом разогнётся, даже и чёрт не знает, в каком поколении.
    Главный большевик как чувствовал, что ему после смерти и в земле покоя не предоставят, потому заранее и отомстил. Теперь маемся вместе, только по разные стороны миров.
Соратник по идее - Маяковский учил нас хорошему, но только маленьких и одного Кроху. Сам то он вкусил прелести забугорной жизни и точно знал «Что такое хорошо…», но до взрослого контингента писать не решился. Всё равно писать бы не дали, а вернее дали бы, но под зад очень больно и на всю жизнь.
А Великий Ульянов прелести забугорной жизни вкушал на родине. Рассекая на лучшем лимузине, с чайничком бегал только в кино. Один раз даже к бревну прикоснулся, зато мы по его тропе брёвна таскаем каждый год почти столетие, и не почти - за просто так.
Против субботников я ничего не имею, но против того, что каждый не должен заниматься чужим делом имею многое.
У нас как попадёшь к «рулю» - сколько не нагадишь - от руля не отлучат. Покрутил не в ту сторону в одном месте - поставят в другом, Заранее зная, что тот крутить будет обязательно не туда. Так на все отрасли будут кидать пока всё народное хозяйство не развалит, но чтобы в обиду дать…
Кто только кем не переработал, но уже везде успел многое развалить. Конечно, всех это не касается, но многих касается очень сильно и особенно народа и особенно его благополучия.
Один почином везде перепробовал, но как на экране мелькнёт - обязательно ляпнет.
Долго думаешь, что он хотел сказать, но в итоге убеждаешься, что он и сам не знает, что ляпнул. В угоду кому-то и назло всем он ляпает меньше, но до сих пор. В смысле на экране меньше появляется, но многие отрасли уже перепробовал. Хорошо, что не все.
Уж если ты плотник - скальпель то не бери. Не дай Бог отрежешь - что курицы несут, да ещё и до другого места доберёшься.
Вообще, работать у нас умеют, но насчёт умения работать на своём месте, тут и сорока по всем вопросам разошлась.
Труд должен чем-то облагораживать человека. И городить тут вообще не чего. По труду плати, а человек уж сам себя облагородит.
На халяву не возбраняется только выпить. А работать на халяву, можно только при коммунизме. А уж если его не построили, то пусть его горлопаны и воплощают идею в жизнь. Прямо сейчас и по той же идее – бесплатно.
Я как-то на шару тащил бревно сразу халявой и заболел. То есть начал и писать на шару. После этого так на халяву и пишу. А от бесплатной работы - много ожидать? Не дождётесь, потому и получайте:

Спортивный дух у нашей сборной
Пропал в семнадцатом году
Когда один мужик проворный
К бревну пристал на всём ходу

В субботний день он после пьянки
Решил без рюмки обойтись
Напел стране что спозаранку
Труд вместо водки – зашибись!

Таскали брёвна вместо рюмок
Туда сюда за просто так
А на бревне мужик катался
Затеяв этот кавардак

С тех пор к труду любовь остыла
На шару птичка лишь клюёт
Кому субботник вдохновенье
А большинству наоборот

Любовь к тому у нас привилась
Команды с верху раздавать
А тех, совсем осталось малость
Кто мог их как-то выполнять

Один с утра до ночи пашет
Сто двадцать учат как пахать
Другой рукой с трибуны машет
И всем охота сладко жрать

Любому боссу есть начальник
За всех же пашет лишь один
Да и начальник не начальник
Ему есть тоже командир

Про труд, читая мои речи
При чём здесь спорт ко мне вопрос
У самых главных я замечу
Спорт - это в губы, и в засос

Им дать возможность постараться
На олимпиадах за медаль
Вот где возможность лобызаться
Плевать тогда им на мораль
 

Горит торпеда светятся фривэи

(эли коптер)
 Несмешное  2005-12-25  1  0  460
Горит торпеда, светятся фривэи,
стучат колеса дробно по бетонке
а я бреду по пальмовой аллее,
у Хайфского залива самой кромки,
пылает фарами бетонное пространство
и монотонный гул просторного туннеля,
а я уже ныряю в Красном море,
плыву в тени Эйлатского отеля,
захлопнутый в роскошную машину
я пред собою созерцаю приму,
ловлю слова я о любви безстрашной
про самолет и про пилота Диму,
даюсь я сам себе конечно диву,
пристегнутый ремнем и положением,
вдыхаю сладковатый запах пива
я в Тель-Авиве ночью, в воскресение.
 

Новогодняя открытка-1

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
 Карикатуры, фото  2005-12-28  1  0  1006

На картинке этой — звери
Из материи и ваты
Ну, немножко посидели
О погоде побухтели
О тарифах в сфере газа
Про Набокова с Лолитой,
Про Филиппа, что без Аллы
Про конверты и зарплаты

Только скушно им сиделось
Им чего-нибудь хотелось
Дорогие мои, дети,
Отгадайте же чего?
 

Случай в Женеве

(Брут)
   2005-12-10  0  0  539
Возвращаются солдаты из афганского плена через Красный Крест. На берегу Женевского озера подходит к ним военный в шинели и в мягких сапогах.
- Узнаётэ, ребята?
- Здравия желаем, товарищ Сталин! Мы ваши верные гвардейцы, только что означает ваше явление нам?
А он ничего им не ответил, дал каждому по 10 долларов и ушёл по водам.
 

( Сереже. Г )

(эли коптер)
   2005-12-02  0  0  528
Я себя предлагал под венец
наступая невестам на пятки
прочь бежал ослепленный глупец
на душе оставляя заплатки
но настал вдруг момент на конец
и незверглись фортуны накладки
я взлетел окрыленный тобой
как листочек из школьной тетрадки
я решил, быть союзу сердец
я влюбился в тебя без оглядки
я настойчивый был как боец
как беременной жешины схватки
я доволен собой, молодец
ах! Как ночи медовые сладки
я пока что не муж… но отец
у меня все ништяг, все в порядке.
 

(Лиле)

(эли коптер)
   2005-12-02  0  0  6809
Вы слыхали как кричат слоны?
В прериях, на тростниках в Kашмире
как ребенок маленький орет
уцепившись в маму в детском мире
вы слыхали как зовет трубач?!
В пионерском лагере на горке
как американская семья
сексом занимается на шторке
а теперь, соедините все
чтоб ворту полопались коронки
может мы поспорим господа?
Но у Лили, самый голос звонкий
ну да ладно, пусть себе кричит
и рукой изящной машет лихо
пусть ей милой будет хорошо
главное на сердце было б тихо.
 

Веруне

(эли коптер)
   2005-12-02  0  0  398
Сша, в Калифорнийском штате
на фронтдэске девушка сидит
между прочим очень даже к стати
вдумчиво на файлов шкаф глядит
папок кипы, ворохи бумаги
сколько в ней стремления в труде
сколько благородства и отваги
на красивом девичьем лице
перемыта с пластика посуда
и колдуя словно на воде
кофе ароматный свежий варит
нарезая тортик на столе
не кому не даст себя обидеть
прикоснуться пальчиком беда
потому что Вера точно знает
что кому как трогать и когда
наша Вера впрочем консерватор
не нужны ей эти мужики
лутше с дивной Диной целоваться
у подножья голубой реки
лицезреть луну и звезд падение
как летит с пылающих небес
ей на встречу новый, серебристый
с диллерской шикарный мерседес
дом красивый с розового камня
благородный песик у крыльца
розовые щечки чуть пылают
и смеются хитрые глаза
видел я и дом, твою машину
и врата роскошного дворца
где собака дивная играла
в будке из ореха у крыльца.
 

ЗА ТРАНСПОРТ!

(Владимир Якушев)
 День Автомобилиста  2005-12-05  0  0  2275
Купил себе шикарнейшую тачку,
И вместе с нею, классный тренажер.
И радостно везу его на дачу,
Прекрасным настроеньем окружен.

В поту, водилы трассу уступают
И с завистью вздыхают, глядя вслед.
Меня же чистый воздух освежает -
Комфортный у меня кабриолет.

Грустит ГАИшник, пряча колотушку:
«Во ГОНИТ! Новый русский вор.
Видать живет БРАТАН на всю катушку,
Раз закрепил на тачке тренажер»

Пусть дарят мне ГАИшники поклоны
И с завистью вздыхают, глядя в след
А я спешу, друзья, бокал наполнить
И новый свой обмыть ВЕЛОСИПЕД

Кстати, товарищ министр ГИБДД!!!!!! Измените форму штрафных квитанций, чтоб одна сторона была – чистая. Мне на них стихи писать неудобно.
 

Стремление к совершенству (из ци ...

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
 Смешные истории  2005-12-07  0  0  667
Одного человека постоянно тянуло к совершенству. К предметам живописной культуры человечества, к образцам печатного слова, к гармонии звуковых произведений. Однако в обыденной жизни с совершенством ему не особенно везло. Это было хорошо заметно по его жене и детям, но особенно далекими от совершенства был жирный домашний котяра и наглая прожорливая собака сучьего полу.

Поэтому, когда подворачивался случай чего-нибудь усовершенствовать, человек немедля бросался в работу, дабы приблизить мироздание к всеобщей гармонии. Не сказать, что у него все получалось, или даже хоть что-нибудь. Но само стремление. Об этом стоит рассказать особо, тем более что форма рассказа к этому располагает.

Вот, к примеру, говорит ему жена, что, мол, неплохо бы увеличить количество книжных полок в маленькой комнате. Другой бы человек просто пошел бы да купил книжную полку, да присобачил бы за две минуты на стену в перерыве футбольного матча. (Сказать по секрету, другой человек так и сделал, но у нас речь идет все-таки об одном человеке…) Вместо этого один человек пошел в магазин готовых досок и долго с любовью выбирал из обрубков различных дерев именно те, которые особенно отвечали его чувству прекрасного. Потом он пошел и купил специальный лак и специальные (очень красивые!) гвозди. А молоток у него дома уже был. И пила.

Ну, пришел, значит, один человек домой и сразу за работу. Все измерил, ведь у него дома была рулетка китайского производства, все рассчитал. Один человек немного отдохнул, в смысле пообедал, и решил, что ему для его пилевых дел очень подойдет табуретка, на которой он сидел за столом. Рыдания жены по поводу того, что это последняя (а, что были еще?) табуретка в доме, оставили человека равнодушным. Для начала он еще раз и еще раз, и еще раз, и еще раз, и еще раз, и еще раз все отмерил и решил, что пора отрезать. Предназначенная к распилу доска прекрасно смотрелась на фоне табуретки, да и человек с пилой тоже не мог не нарадоваться на свое отражение в зеркале. Для еще более полной гармонии он даже включил своего любимого Tom Waits и тихо подпевал его «Russian Dance». Пила неспеша вгрызалась в плоть доски и лишь шорох падающих опилок нарушал то необыкновенное состояние, свойственное истинно гармоничным людям с непреодолимым чувством прекрасного.

И вдруг человек с грохотом ****анулся на пол. А ****? Оказывается, в глубокой задумчивости он не только распилил доску, но и всю табуретку на ***. Жена, прибежавшая на шум, лишь заломила в неудержимой тоске руки и ушла прочь. Идиллия была нарушена, семья лишилась последней табуретки и перспективы появления в доме дополнительной книжной полки. В отчаянии человек попытался прихерачить хотя бы то, что осталось, но у**** себя по пальцу молотком и с матом ХХХ (внимание! цензура!) пнул банку с лаком. Та, естественно, разбилась, залив не только паркет, но и нехилый кусок ковра. Напуганный шумом кот метнулся вон из комнаты, разнося лак на лапах по остальным квартирным помещениям. Обрадовавшаяся возможностью размять мышцы собака помчалась вслед за котом, обдав брызгами лака брюки хозяина, шторы и обои.

Хорошо хоть детей дома не было.
 

Хорошо (из цикла «Про одного чел ...

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
   2005-12-07  0  0  600
У одного человека все было хорошо. Непонятно почему, но именно так, а не иначе.

Хорошо у него было в пятилетнем возрасте, когда его папа получал большую зарплату, мама всегда была дома, а бабушка приносила подарки так часто, что он не успевал их ломать.

Хорошо у него было в первом классе, когда с ним посадили за парту самую красивую девочку в классе, а она еще оказалась и самой умной, и давала списывать, угощала яблоками и даже не просила по дороге домой нести ее портфель.

Хорошо у него было в выпускном классе, когда папа сказал, что с институтом он уже договорился, мама закрывала глаза на его поздние возвращения домой, а его соседка по парте давала не только списывать.

Хорошо у него было на третьем курсе, когда папа только пообещал надрать ему уши, а вместо этого дал денег на восстановление в институте, мама даже не выходила ночью из комнаты, чтобы посмотреть, кого он на этот раз притащил с собой, а бывшая соседка по парте через две недели мучительных ожиданий созналась, что ребенок не от него.

Хорошо у него было на пятый год работы, когда папа подарил молодым свою подержанную иномарку и подкинул деньжат, мама наконец-то запомнила, как зовут его детей, а бывшая соседка по парте не превратилась окончательно в жену.

Но все это было. А теперь у него все ****о.
 

Семьянин (из цикла «Про одного ч ...

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
   2005-12-07  0  0  576
Один человек шел по улице и пришел домой.

Хотя еще садясь в метро, он подумывал о том, что щас рванет на футбол, куда собственно и ехали все его коллеги. Но, доехав до своей остановки, он, даже не попрощавшись, растворился в толпе и словно во сне поднялся на эскалаторе на поверхность. Ожидая свой трамвай он уже было собрался вернуться под землю и догнать своих друзей. Или на крайний случай зайти к корешу, у которого буквально в двух шагах от остановки свой бар и там с ним нажраться текилы, как в старые добрые времена. Но время шло, а человек все не мог выбрать между метро и баром, как вдруг понял, что давно трясется по трамвайным рельсам. Человека даже осерчал на себя за такую нерешительность и принял твердое решение не садиться на автобус, идущий в его микрорайон, а сразу на остановке купить пару таранек и забуриться в любую из пивнушек, что понатыканы возле овощного рынка. Он уже предвкушал, как будет ждать пока осядет пена в пивной кружке, как, развернув старый «Советский спорт», он станет рвать резиновую плоть вяленой рыбы, пачкая ногти внутренностями и брызгая жиром на галстук. Но когда трамвай остановился у овощного рынка, человек увидел, что его автобус еще стоит на остановке, а в него уже заходят последние пассажиры и тот вот-вот тронется. Человек подналег на выходящих из трамвая граждан и с криками, что он опаздывает, припустил по морозцу к автобусу. Он как раз отдышался, когда, проехав две остановки, вспомнил о своих благих намерениях. Ему стало грустно и стыдно перед самим собой. И тогда он решил, что не выйдет на своей остановке, а проедет до следующей, где есть небольшой продуктовый магазин с отделом, в котором продают на розлив и двумя столиками, за которыми можно только стоять. Да, конечно, это уже не его район и он там никого не знает, но мужик он или не мужик?

Конечно, он вышел на своей остановке, зашел в супермаркет и, перезвонив жене, уточнил список продуктов. С двумя огромными пакетами он пыхтя поднялся на четвертый этаж и открывая дверь чуть не пришиб любопытную собаку, попытавшуюся с ходу залезть мордой в пакет в исследовательско-пожирательных целях. Дома человек посмотрел по телевизору футбол, на котором мерзли и орали матом его коллеги. Потом за ужином он увидел сюжет о том, что в баре его кореша какой-то пьяный хачик пристрелил двух других лиц кавказской национальности, а все вместе они укокошили там кучу народу, да и хозяин бара доставлен в реанимацию. Потом на минутку зашла соседка, и человек слышал, как та рассказывает его жене, будто в одной из пивнушек у овощного рынка мужики потравились то ли пивом, в которое попала дохлая крыса, то ли протухшей таранькой. Уже перед самым сном позвонил сосед из второго подъезда и шепотом рассказал, что у гастронома, что за одну остановку от них сегодня подрезали одного прилично одетого мужика, когда тот, распив бутылку с местными, навеселе пошел домой. Сказал, что хотели просто отобрать портфель и шапку, а он стал сопротивляться, вот его и пырнули ножичком. Сказал, что милиция ищет свидетелей, а он (сосед, то есть), аккурат за полчаса до этого тоже принял маленькую в этом гастрономе за столиком. Сказал, что волнуется.

Засыпая человек, еще раз попытался осерчать на себя за свое малодушие и стремление к семейному уюту, но не смог. Уснул, знаете ли.
 

Жена не тёща - её машину не дари ...

(Anatol)
   2005-12-08  0  0  716
На похоронах:
      - У тебя же тёща на машине разбилась,
      а фингалы почему-то только под глазами
      - Да кататься не хотела      
      (перефразированный анекдот)

Новенькая машина, перевязанная бантиком, ожидала такую же хорошенькую хозяйку в стандартном гараже. На капоте покоилась открытка с поздравительной надписью: «Поздравляю свою Кнопочку с днём рожденья. Твой Пупсик!».
Именинница Лена в гараж пришла с подругой. Подруга целый год терроризировала дороги, потому обучение вождению Лена доверила именно ей.
Окантованные ботфортами обе подруги больше походили на рейсфедеры, но когда Пупсик дарит машину, то пусть зовёт хоть колобком.
«Я слышала, что педали должно быть три» - усевшись в «подарке» спросила Лена.
«Ты что? Ног же больше двух не бывает» - успокоила её подруга и тоже села в машину.
«Ну что, по «шопам» - и Лена по совету подруги попробовала все комбинации с педалями и скоростью, но машина с места не трогалась. Озадаченная Люся, посоветовавшись по телефону, догадалась машину всё-таки завести.
«Учиться водить машину дешевле на чужих ошибках» - радостно процитировала Пупсика Лена.
Люся не согласилась: «Ещё лучше учиться на чужих машинах». Если за каждую разбитую машину её бы наградили орденом, бывший главный «бровястый» орденоносец против Люськи смотрелся бы ефрейтором.
Люсе надоело заводить беспрестанно глохнувшую машину и она скомандовала: «Сильнее на педали жми».
Не помогло. Новый совет - педали нажимать поочередно, тронул машину в путь.
«Теперь возьми в руки руль и крути» - подсказала Люся.
Лена послушалась, и машина, бросаясь боками на гаражный проём, выехала.
«Когда дверь то закрывать?» - спросила Лена, но закрывать ей было уже нечего. Машина гараж покинула, но водительская дверь, слипшись с воротами, за машиной не последовала.
Когда Лена подъезжала к гаражному шлагбауму, внутренний голос озадачил её двумя вопросами – «Где педаль тормоза и не расползлась ли на глазах тушь».
Второй вопрос по важности соперничал с мировой войной и она, засмотревшись в зеркало, разлетевшийся шлагбаум из виду упустила. Выбежавшая охрана успела спрятаться на потолке, и закон Дарвина о происхождении человека от обезьяны получил новое подтверждение.
«Проскочили» - улыбнулась Лена, и первый вопрос тут же забыла.
«Не боись! От нашей внешности любые двери открываются автоматически» - подбодрила Люся и тоже увлеклась зеркалом.
«Автоматический» шлагбаум одним куском непроизвольно зацепился за стеклоочиститель, и прыгая на капоте, управлять машиной Лене не мешал. Задняя отвалившаяся половинка бампера, слившись с будкой охранника, скорость автомобилю только прибавила.
На пути подруг возникло шоссе и новый будораживший Лену вопрос, в этот раз уже озвучился: «В какую сторону поворачивать, если поворотник включается только вверх и вниз».
«Ленок, не мучай голову. Включи аварийную сигнализацию и крути куда хочешь».
Лена нажимала все кнопки вместе с педалями и машина, перегородив шоссе, заглохла почти вовремя.
«Почти» отразилось только на велосипедисте, который, перелетев через багажник, с перепугу так и не остановился.
В остаток заднего бампера воткнулась велосипедная спица. Оторвавшиеся от велосипедиста штаны, водрузившись на спицу, украшали машину флагом незнакомого Государства. Отлетевший от машины фонарь заменила прицепившейся к машине новая эмблема. На крыле автомобиля сиял значок с надписью - «Победитель велосипедной спартакиады третьей степени». Сам победитель от награды улепётывал с новой рекордной скоростью и вернулся бы только по приговору.
Объезжающие «дипломатический» автомобиль машины, ругались на жаргоне, от которого краснели и фары.
Лена тоже покраснела, но только от думы – «Может ли машина ездить боком» - и вышла из автомобиля.
Из проезжавших машин народный фольклор сменился лестным предложением. Подъехавший Джип с возгласом «Ух ты» остановился перед Леной как вкопанный.
Из машины вылупился ухажёр: «Мечтаю приятно познакомиться - Миша».
«Мы на дороге не знакомимся! Люси» - сверхмедленно опуская очи, подоспела подруга.
Дорожный флирт прервался Лениной просьбой развернуть машину.
Пока «мачо» разворачивал, Люся попросила телефон, на что тот ответил «Нокия» и показал трубку.
«В смысле, какой номер» - повторила вопрос Люся.
«8030»
Люся подумала «крутяк» и вместе с именем записала и номер модели.
В этот раз машина ехала увереннее и вперемешку с восьмёрками выписывала бесконечную змею.
Хотя машины и шарахались по сторонам, но от Лены ускользнули не все. После каждого автомобильного соприкосновения Леночка игриво улыбаясь, просила: «Извините, подвиньтесь».
Вскоре все машины с дороги подвинулись. Вопрос, почему машины рассосались строго по кюветам, у девушек так и не возник.
Слева имелось зеркало, но посмотреться в него Лена не могла и потому в левую сторону, как и в правую даже не моргала.
«Бутик» - как раз слева заметила магазин Люся.
Женский инстинкт, на зависть Шумахеру, помог Лене пересечь встречную полосу и остановиться возле магазина, уперев машину в кусты.
Из колючих розовых кустов торчала голова парковщика. Взять деньги за стоянку пока в машине дамы он не осмелился.
«Пронесло» - раздался из кювета вздох облегчения, и водители богобоязненно перекрестились.
Затаренные покупками мамзельки поехали дальше. Из-под капота торчали вырванные из кустов цветы.
«И тут от кавалеров нет покоя» - улыбнулась Лена. Ехать нужно было в прежнем направлении, и на этот раз она включила правый поворотник правильно. Машина, выехав на дорогу, поехала по встречной полосе.
Армия залёгших в кювете партизан увеличилась, но многие уже крестясь, обзавелись и свечками.
«Как прекрасен этот мир» - пели подруги любимую песню и не ошиблись. Мир был действительно не без хороших людей. Парковщик нарисовал по бортам машины знак «Стоп». Рядом с надписью «Киллер» был подрисован череп со скрещёнными под ним костями. Спускающиеся с черепа длинные кудряшки данный знак только устрашали.   
Болтавшиеся на бамперах чайники дам не тревожили, но по звуку автомобиль соперничал с бронепоездом.
Первый появившийся перед дамами светофор включил красный свет.
«Смотри, светофор нас встречает «зелёной дорогой». Правильно догадались сделать самый красивый цвет разрешающим» - высказалась Лена, не останавливаясь.
«А если бы горел другой цвет, то - как остановиться?» - вновь задумалась она.
По бокам, словно танковые войска надвигались поперечные автомобильные колонны.
«Тормози!» - завизжала подруга, но что нужно для этого делать, от страха не посоветовала.
Лена в первый раз посмотрела по бокам, и с воплем: «Ложись» - бросила руль и как по тревоге скрылась под панелью.
Автомобильное боковое нашествие, заметив исписанный бронепоезд, боевой пыл утратило. Пока автоколонна думала куда спрятаться - в кювете или за столбами, неуправляемый автомобиль перекрёсток уже осилил.
Не знаю, на какое время со страха зарываются страусы, но женщины вернулись к жизни вовремя.
Пред ними на обочине широкой дороги возник припаркованный мотоцикл. Лена со снайперской точностью не промазала.
Теперь на дороге от мотоцикла не было и следа. Верней следы от него были, но только не на дороге. На переднем капоте машины, словно турбонадув расположился бензобак. Мотоциклетный руль, прицепившись к декоративной решетке, навострив рога жаждал жертвы. Машина, усиленная мотоциклетными колёсами, обещала закатать в асфальт первого попавшего.
Впереди замелькала бело-чёрная полосатая палка. Какой-то мужик с погонами и в пиджаке орал и слёзно умолял остановиться.
«Нет, не подвезу, я пока ещё только учусь» - отказала Лена, и направила машину в его сторону.
Закон Дарвина опять сработал и мужик шустрее обезьян и опережая свой пиджак оседлал фонарный столб.
«Лучше бы подвезла! Мужик в форме – это классно» - расстроилась Люся.
«Как в форме? Это – наверное, Гаишник. Пупсик говорил, что перед ним, когда трезвый, надо обязательно остановиться. Давай уж лучше подвезём».
Машина, описывая и сужая вокруг столба круги, не останавливалась. Женщины сначала не останавливались по причине наведения макияжа, а потом не могли потому, что не умели.
Наконец, круг сомкнулся и машина, наехав на пиджак и обняв столб, с помощью его и остановилась.
Сверху по очереди упали треснутая кокарда, милицейская фуражка и мокрые ботинки.
«Ваши документы» - верещало со столба. Мотор отключился, но автоинспектор свалился, только после того, когда Лена вылезла из автомобиля.
… Следующая поездка в машине у подруг протекала как по маслу.
«У меня получается!» - ликовала Лена. Одновременно примеряя шмотки и крутя по сторонам руль, она ехала по дороге ровно и выполняла виртуозные повороты уже без приключений.
Сидя в машине верхом на трейлере, Лене казалось, что она рассекает дороги на «Джипе». Маячившую впереди кабину от трейлера, обогнать ей никак не удавалось.
Люся бесконечно набирала четырёхзначный «крутой» телефонный номер нового знакомого, но телефон гудки не издавал.
«Держи дистанцию!» - понервничала она, но отстать от кабины у Лены тоже не получилось. Дистанционный вопрос остался для неё, и особенно для Пупсика вечной проблемой.
Отвалившийся руль крутился уже легче, но машина, как и кокарда, восстановлению не подлежала.
Стоявший на дороге покорёженный столб одиночеством не страдал. Впечатанный в него чайник заработал дорожным знаком. Подъезжающие водители, сбавляя скорость, осматривали вместе с горизонтом и облака. Со страху многие уступали дорогу даже насекомым.
«Теперь я умею ездить по «шопам» - сказала Лена и стала звонить Пупсику, чтобы похвастаться новыми покупками.
 

Встреча

(Овидий Прутков)
   2005-12-09  0  0  456
Божественного замысла участник,
К бессмысленным не склонный кутежам,
Вчера попался пьяный одноклассник –
Он, видно, отмечал курбан-байрам.

И голосом уверенным и звонким,
Размеренный не сдерживая шаг,
Он говорил со мной, как толстый с тонким
-И это вправду было точно так.

      1992.
 

На проспекте я стоял

(эли коптер)
 Несмешное  2005-12-09  0  0  453
На проспекте я стоял
у трамвайной линии
под витриной “Океана”
прятался от ливня я
и дыханьем согревая
алые гвоздики
и не слышал я дождя
суету и крики
и не знал ведь я тогда
что теряю я тебя
в серых капельках дождя
утопая в луже…
 

Кабацкий друг

(эли коптер)
 Несмешное  2005-12-09  0  0  486
Мне сейчас не легко
закружилась земля
под ногами
шум стоит в голове
и немножко мутит
все плывет
пред моими глазами
мне сейчас не легко
но приятное чуство
на сердце легло
ведь мой друг
мне подставил плечо
ну конечно
не в уличной драке
или скажем
в обычном быту
где мы можем вдвоем
отогнать с ним беду
он обнял меня
крепкой рукой
и не бросит
меня одного
задыхаться
в коньячном угаре
воевать
с алкогольным врагом
батарею бутылок
сложив под столом
в бесшабашном
ночном ресторане.
 

ЛЕНИНГРАД !!!!!!

(Владимир Якушев)
   2005-12-09  0  0  460
Любите - прилизанных патриотов
Любителей сыра, чинов и наград
Но не любите другого кого-то
Кто пьяный из бани, летит в Ленинград!!!!!!1

Тех, кто от жадности любит работу
Кто премии служит, как честный солдат
Но не любите другого кого-то
Кто пьяный из бани, летит в Ленинград!!!!!!

Кто в аксельбантах идет на параде
И очень тому обстоятельству рад
Что он не окажется, вдруг в Ленинграде!!!!!!
Что с бани, его не пошлют в Ленинград!!!!!!

ЛЮБОВЬ!- необычная штука такая
Ее не внушит мне, прилизанный гад
Который на трапе, меня не пускает
Зачем-то из бани, лететь в Ленинград!!!!!!

Этот стих о ЛЮБВИ, но не к Ленину. Потому, что не мне решать – кого любить России?
 

В угаре или путешествие колхозни ...

(Anatol)
   2005-12-09  0  0  807
Прочтешь и бросишь…
      Если ещё не пьёшь – уже и не захочется!

      Пролог

      В деревне «Кукайкино», петухи усевшись на забор, любовались своим пуховым гаремом.
      Взор одного взволновало непристойное поведение соседского петуха. Кравшись вдоль забора, тот покушался на не принадлежащую ему куриную невинность. Закосив под курицу, шкодливый петух поджав бородёнку кудахтал: «Ко-ко-ко».
      Владельцу гарема про такое нахальство кукарекали пернатые, но своим оком запечатлел он такое впервые.
      Курятня принадлежала участковому, потому и петух снаследничав с хозяина, решил взять нарушителя куриной заповеди с поличным.
      Задраив оба глаза, крылатый мент и пухом не шевелил, но каждый озабоченный шаг блудливого воришки клювом чуял.
      Прихватив опрометчиво высунувшихся червячков, крылатый Дон Жуан исподлобья следил за опасностью. Опасность подражая хамелеону, слипшись с забором, пыталась обзавестись покровительственной окраской.
      Задрав хвостик, куриная красавица интеллигентно копошилась в коровьем испражнении. Отвлекшись от навозной кучки она обнаружила представшую перед ней саму галантность.
      Распушив хвост и раздув бородёнку, ухажёр протянул клюв с букетом червячков и пригласил собеседницу на прогулку.
      Угостившись червячками и игриво хлопнув глазками примадонна согласительно кудахтнула.
      На заборе зашевелился новоиспечённый хамелеон. Через вздыбленные от злости перья, проглядывал покрасневший на нервной почве торс. Грозно вскинутый саблей клюв, предвещал скорую расправу, но залюбовавшись эротическими па, чуть не выдал себя кукареканьем.
      Петушиная любава невинно скрестила ножки и прикрылась крылышком. От нахлынувшего чувства у неё задрожало крыло, отчего она стала похожа на принцессу обмахивающуюся веером.
      Почуяв измену законный муж, придумывал наказание: «Будешь как простая несушка пыжиться, пока яйца по рупь двадцать не полезут» - мыслил он старыми деньгами, не зная об инфляции. Прежние её семидесятикопеечные кладки его только радовали.
      Прелестница, не подозревая о будущих тяжёлых родах, сложила сердечком крылышки и выглядела невинней золушки. Кокетливо оттопырив лапку и стыдливо опустив очи она спросила: «Куд, куд, куда?».
      Девственно сложенные крылышки возбудили, уже выполнившего сегодня долг, супруга. Едва раскрыл он для комплимента клюв, как нарушитель, в момент закрытия ока обольстительницы, устроился на ней вторым этажом.
      От вожделения куриный глаз не открылся, но свалившийся третьим этажом законный муж, близкие отношения прервал.
      Пострадавший, петухом был только по птичьим признакам. Гладиаторские бои, по причине его хобби, было обычным делом. Морально униженный, он оказал достойную встречу и превратил мелодраму в полноценный боевик.
      Из окна несостоявшимся куриным романом интересовался шеф сельскохозяйственного кооператива - Никифор Петрович.
      В этот момент ему на стол попал свёрнутый в трубочку лист бумаги. Недовольный прерванной трагедией Никифор проворчал: «Марфа, кудрить его, да и тебя тоже, шо это ты мне факсу по утряне суёшь».
      Появившаяся на её лице дежурная улыбка успокоила и вернула взгляд шефа в сторону окна.
      
      Шеф и Марфа дают «добро»

      Во время перестройки колхоз назывался «Десять лет Октября». Марфа была красива не только телесами. На её достопримечательности партийные районные кураторы пускали и не только слюну еженедельно. Когда слух о красоте дошёл до области, куратором колхоза заделался самый главный и уже областной партиец.
      Во время первого приезда, он сам принял Марфу в партию, и она связала с ним жизнь и по политическим интересам.
      Облюбовав Марфу за ягодичные и передние выпуклости партийный ухажёр бросив семью решил обжениться. Такой поворот партию не устраивал. Кроме жениховских ворот поворот она ему указала и от партии. Сердце неудавшегося жениха не выдержало и с летальным исходом улетучился и роман.
      От прощаний с партийными щедротами, подушка подмокнуть не успела. Свадебное платье Марфа использовала с директором школы - Львом Леонидовичем. Кроме женских красот, тот обнаружил любовь и к натуральному хозяйству. От организованных Марфой на столе разносолов Лёвочка, за столом превращался во всепожирающего льва. И вскоре бывший плюгавик стал больше смахивать на опухшего колобка.
      Беспокойства по поводу женщин, уплыли по его обжорской причине в прошлое. Сексуальный инстинкт возвращался к нему только через клизмы, но в виде животной страсти. Колобок, с весом от бегемота походил по настырности на кролика. В такой день праздника у Марфы не ощущалось, и на эротическую близость с мужем у неё возникла пожизненная мигрень.
      После свершения мужнего долга, к Лёве возвращался усиленный аппетит. С его приходом забывалась причина, по которой вокруг женщин топчутся мужики. Мужики особенно топтались вокруг одной - его жены.   
      Не стыкуясь с мужем, Марфовская сексуальная привычка в его отсутствии хворала озабоченностью. Каждый проведённый без мужика день, считался ею бесполезно прожитым и из памяти вычёркивался.

      * * *
      Завершившаяся перестройка, перестроили и колхоз и название. С помощью зятька председателя, вместо колхоза вырос кооператив под названием – «Десять лет без Октября».
      Зятьком как раз и оказался Никифор Петрович. В прошлом знатный тракторист, по женским слабостям он оказался специалистом поинтереснее. Нащупав в дочке председателя слабость, Никифор охмурил и её брюхо.
      Свадебное путешествие заменилось родильным домом, но супружеская жизнь завершилась не отходя от роддома. Колхозное имущество по остаточной, нулевой стоимости, перекочевало в кооперативную кубышку. Всё семейство со стороны жены упорхнуло в центральные места, а колхозное имущество, превратилось в астрономические алименты.
      
      * * *
      Исконные картофельные земли, по настоянию главного партийного кукурузника, целеустремлённо засаживались кукурузой. Партийный босс сменился и с ним поменялась   сельскохозяйственная программа. Поля начали засеиваться кроме кукурузы и картофеля всем подряд, но урожаи постоянно походили на лысину великого кукурузника.
      Никифор справедливость восстановил и первый же урожай картофеля был кучерявее голландского. От его избытка Никифор закармливал картофелем сначала курей, затем по случаю достались и страусы. Страусы по плодовитости перегнали Китайцев, опосля чего по тракторным колдобинам начал перекатываться «шестисотый».
      Купленный с «Мерседесом» дизельный джип, попробовав тракторную солярку, дотянул только до правления. Теперь около правления памятников было уже два. Штампованный гипсовый Ленин, непоколебимо указывал народу светлый путь, но в той стороне стоял светлый сверкающий серебром Джип. Машине, превратившейся в памятник, дорога не светила, потому боковыми зеркалами пути она указывала другие.

      * * *   
      Страусиная благодать активизировала и Никифора и женский контингент. Нашпигованный бывшими доярками, «шестисотый», магнитил в кооператив новые и новые кадры. Обрастающий грудями кооперативный штат действовал на Никифора на зависть «Виагре».
      Машины Марфу не впечатляли, но вылезающие из всех шестисот окон «Мерседеса» бабы, на нервы действовали серьёзно.
      Раздающиеся под эстрадную музыку частушки и вылетающая из окон банановая и прочая иноземная кожура, резали Марфу по живому. Самодовольная Никифоровская морда нахально светилась лозунгом - «Все бабы за мной». И Никифору и его сексуальной теме, Марфой был подписан безапелляционный приговор. Касающийся всех женщин вердикт на Марфу не распространялся.
      На следующий день банановая кожура стала вылетать только из одного окна.      Вскоре Марфа стала называться секретарем-референтом, но свою должность в кооперативе выговаривала только она. Никифор упрощённо называл её сек-ретом. О секрете их отношений в деревне догадывались даже коровы.
      В Марфовские критические дни в окнах появлялось второе женское бухгалтерское лицо под именем Клава. Обострённая дискомфортностью неудобных женских дней, Марфовская пятерня Клавку вместе с сиденьем в такие дни выковыривала постоянно.

      * * *
      Марфу сегодня работа обещала не тревожить. Петрович накануне наклюкался до состояния селёдки, но его мордельник с рыбой никак не контактировался, а был более похож на забытый по внешним признакам на тарелке маринованный помидор.
      В деревенский Никифоровский банк капнули страусиные денежки. Проблемный вопрос - на что потратить, мозговые извилины тревожил напрасно. Всё о чём Никифор знал - имел.
      Даже ручеёк был запрудирован в мрамор. Мраморную судьбу ручейка решил купленный по пъяне и оказавшимся водным мотоцикл. Раньше на ручейке движение было двурядным только для головастиков. Прочая водоплавающая живность курсировала по водному пути только в одну сторону. После покупки мотоцикла ручеёк запрудили и меж его мраморных берегов можно было разместить и танкер.
      Ручеёк назывался Говнянкой и с названием не расходился. Облюбовавшие его повыше села коровы исправно сплавляли по нему свои испражнения. Вместе с круглосуточно проплывавшими по ручью «айсбергами», проплывали соответствующие названию ароматы.   
      По древности коровьи привычки соперничали с легендой. От любимого отхожего места коров пытались отважить ещё в далёком прошлом. Застрадав запором и перестав жевать даже с рук, коровы забастовали голодовкой. После этого коров отпустили с миром. Мир оборотился бесконечной бомбардировкой и ручеёк не сумев пробиться сквозь коровью запруду превратился в пруд. До того безымянный, ручеёк получил заслуженное название. Коровьи привычки с тех пор переросли в инстинкт.
      На водном мотоцикле в день получки курсировала вся деревня. По этому случаю Никифор выставлял вместе с бочкой бензина бочку водки. Этот день для всей крылатой живности превращался в день страшного суда. Птичий базар с Аляски, против птичьего гама на пруду отдыхал. Собаки в этот день не то, что тявкать, даже скулить боялись. Забившись с прилипшими к животу хвостами за будки, они вспоминали своё снегоходовское зимнее родео.
      Между зарплатами исхудавшая живность дрейфуя с техникой дожидалась неминуемой очередной птичьей корриды.
      Сам Никифор предпочитал корриду со страусами. Птички улепётывая от квадроцикла, неслись прямо на ходу. Усыпанное после гонок яйцами поле походило на альбиносовую бахчу.
      Объёвшись гусятинкой и по другим отходным причинам, следующий понедельник стал неофициальным, но полноправным выходным днём. Единственное отличие от выходного – это введение в этот день сухого закона. Вся деревня охая, упивалась только рассолом. Это был счастливейший у собак день. Трудясь над птичьими косточками они от счастья не косились даже на кошек.      

      * * *

      Никифор похмельем страдал по двое суток. Для себя выходного дня он не объявлял, но работал только с кроссвордами. Этот день был приёмным только по двум вопросам: в случае пожара или страусиного запора. А тут факса вылезла.
      Марфа отодрав от насиженного места мягкую часть и стараясь ею не вилять вошла к шефу. Шеф на её боковые движения реагировал в любом состоянии.
      В такой день она его полюбовно кликала Ником, отчего его рука тянулась за сигарой, затем обязательно закручивалась махра. «Мальборо» он курил только на официальных встречах, но на крайняк, в пачке были замусолены пара сигарет забитых махрой, отчего курильные сотоварищи за глаза прозвали Петровича - Коноплянычем.
      Пока Марфа млела от запаха сигары, Никифор уже прикуривал самосад.
      «Ник это не простая факса, а приглашение на страусиный семинар в Австралию, в которую ты меня ещё на первой свиданке обещал свозить».- с надеждой вымолвила она задыхаясь от махры.
      Никифор сам мечтал о солнечной Австралии, но по причине недержания при посадке выхлопного отверстия, полётов избегал
      Как только он не экспериментировал. И сидел весь полёт в сортире. И перед полётом не ел целый день, но как посадка - его живот раздувало как автокамеру. С избыточным внутренним давлением его клапан не справлялся. При посадке и хорькам на зависть, Никифор дул как из рукава.
      После происшествия в «Домодедово» о слабости шефа стало известно всей деревне.
      Репортаж о выпрыгивающих без трапа из самолёта пассажирах очутился на первой полосе центральной прессы. О великом пуке в прессе не было ни слова. Сельчане прибытие Никифора ознаменовали многозначительными аплодисментами.
      В Москву тогда Никифор летал за джипом. Заметив толщину пачек вылезающих из безразмерных валенок, ему втюрили вдобавок к джипу и «Мерседес». У менеджера был глазной, нервный тик, и на вопрос «не деревенский ли это экземпляр», менеджер подмигивая ответил: «Самый навороченный эксклюзивный, но не деревенский». Предательский глаз менеджера предал только Никифора, и тот на сдачу упаковал и «шестисотый».
      Воспоминания об интервью для газеты, навечно сфотографировались в его главном полушарии и он дал себе обет, что на самолёте - только по воде. На машины у него после сокращений газетного текста хватило только на две. За то причина выпрыгивания пассажиров из самолёта - прессой умалчивалась.
      В Австралию, минуя самолёт, путь заказан – потому Марфа хоронила свои Австралийские мечты в переднем вырезе платья. Любуясь неприступными по размеру бастионами Никифор мысленно на пляже с Марфой уже подгорал.
      Заветная мечта о совместном пляже и любовь к страусам осенила шефа неглупой, но дорогой мыслью.
      «А может всей деревней чартером?» - вопрошающе заикнулся он, поглаживая Марфу за любимое место.
      Марфе, лишь бы улететь. Тревожась, что Клавка - конкурентка по интимным вопросам, тоже будет сверкать рядышком телесами, она трёкнула: «Хоть с соседней деревней, только без местных ****ей! Иначе у тебя с моей помощью между ног так вспухнет, что даже страусиные яйца от зависти потрескаются».
      В кабинете красовалась мечта деревенского детства - газированный трёх копеечный автомат, заряженный квасом с присутствием сиропа. Впритирку разместился и каприз Марфы - аппарат по выкидышу банок с Колой.
      Марфа пнув свою любимицу со злостью добавила и шефскому агрегату. На денежные пособия автоматы не реагировали, но от пинков работали как часы. Выпрыгнувшая банка охладила Антиклавкино настроение и она протянула стаканчик газированного кваса Никифору. Заграничный синий сироп не желая мешаться с квасом, слизывался Никифором в последнюю очередь. С последней каплей шеф удовлетворённо начал почёсываться сверху.      
      Когда шеф чесал репу, а он её сейчас усиленно начёсывал с вытянутой вперёд верхней губой, это означало, что его скоро посетит приступ сексуальной активности.
Шеф в данный момент представлял себя стопроцентным акционером гарема, от которого не отвертелась ни одна деревенская баба. Мысленно загорая в их окружении, он представлял себя в шейховском белом халате. Мексиканское сомбреро на нём в тот момент тоже присутствовало.
Вернувшись с небес он задумал с Марфой любовную процедуру. Марфа как всегда отдалась, но в надежде на поездку - как никогда лихо,
      Разомлев от старательного женского тела, Никифор решился лететь всей деревней. Повесив на Марфу командировочные хлопоты, он пообещал Клавку не брать, но губа опять предательски вытянулась.

      Яйца - всему голова

      Замороченный австралийской фирмой семинар, оказался попутно и выставкой страусиного хозяйства. Никифор, птицу везти не решился, а вот яйцами решил озадачить, главного яйцевода Матвея Матвеича.
      Матвеево хозяйство располагалось в бывшем деревянном клубе. При старой вывеске клуб более походил на курятник. При Никифоре клуб приобрёл вывеску – «Цех крупного яйца» и архитектурное сооружение, стало полностью соответствовать названию.
      Никифор Матвеича застал в обнимку со страусихой. Морда за вчерашний сухой закон у него явно не отвечала. Рядом расположилась открытая ополовиненная фляга с квасом.
      «Жозефина, на позавчерашних гонках кладку не дала, и сейчас с набитым брюхом артачится. Вот я её квасом и отхаживаю» - еле прокурлыкал он не вставая.
      Страусиха вместо предложенного Никифором угощения, в отместку за прошлые догонялки, ущипнула его за палец. Матвеича она ласково потрепала за ухо, за что получила добавку кваса.
      Выхлюпав стакан птичка расположила голову ему на коленки. Умилённо прикрывая один глаз, вторым она грозно косилась на Никифора.
      «Чё это квас на брагу по пузырям смахивает» - шевеля ноздрями насторожился Никифор, и зачерпнув стакан употребил бродившее снадобье.
      «Фельдшерица рекоменднула пивных дрожжей для сносей, а ентих не было простых набулькал» - соврал в сторону Матвеич, стараясь не дышать на начальство.
      Смягчившись действием бражки, Никифор намекнул, что если через пару недель для выставки крупных яиц не наметиться - своими руками слепит из двух Матвеевских - одно.
      Чувствуя, что пронесло, Матвеич оттирая шефа от фляги, побожился: «Сам жопу рвать буду, но такие яйца представлю – в загашник от «Мерсы» не влезут».
      «Семь штук полновесных хоть из какого места, но представь» - не забыв лягнуть флягу, пообещал кооператор.
      От случившегося с флягой несчастия у Матвея перекосилась физия. Едва прикрылись двери - Матвей с птичкой кинулись на спасательные работы. Жозефина осушала землю, а сображник по несчастью присосался ко дну фляги. С удовольствием на пару рыгнув, они рядышком влюблёно улеглись.
      Матвеич умудрился спрятать от мух голову под крыло, а Жозефина свою головку упаковала во внутренний карман бушлата. Переживая за общее дело они счастливо захрапели.
      Проснувшись к окончанию рабочего дня, Матвеич узрел перед носом яичко сногсшибальных размеров, и благодарно чмокнув птицу в носик, загнул один палец.

      По – коням
      
      День вылета неминуемо надвигался. Вся деревня напряглась забугорными приготовлениями. Приглашение было на три лица, и она соображала о комплектации   чартерного рейса всей деревней.
      Не сомневаясь в чистосердечности Марфовских обещаний, Никифор почёсывался   в центре штанов. Клавкино обещание тоже совпадало. Оба обещания лишали его внутриштанного наследства, но Клавка гарантировала провести ампутацию вовсе под корень и вовсе без наркоза.
      Женские Марфовские «приёмные» дни заботили Никифора своею непредсказуемостью. Клавкин же организм работал как часы. Его стрелки гарантировали нетерпельные вопросы в поездке решить положительно. Ответственность за доставку Клавкиного тела Никифор возложил на дружественного конкурента. Расходы по доставке обоих тел возложил конкурент и конечно на Никифора.
      Марфа будучи в Москве, заметила в списках приглашенных ненавистную фамилию.
      «Хрен в пузо тебе, а не Австралия» - твёрдо решила она чухнув неладное. Вычеркивая Клавку из списков, для верности дописала её паспортные данные. В визовой заявке Клавдия теперь фигурировала как Клавдияреллия Сидоровашвилли – «Твой паровозный гудок дальше Сибири не полетит. Будешь своим жопельником сибирских комаров откармливать».
      Колхозный самолёт зачартерила…. но в Таиланд, а на сэкономленные деньги договорилась переключить «завтракальный» отель на «всё включенный», думая, что до конца их пребывания тот не обанкротиться.
      За два дня до вылета все документальные подтверждения о вылете лежали у шефа на столе.
      Марфа серьёзно предупредила: «Петрович послезавтра, в два часа, вся группа кровь из носа должна быть в Шереметьево, а это уже твой вопрос».
      Когда Марфа обращалась по отчеству – шутки в сторону и почесывая пристращённый нос, он озадачился новым обстоятельством.
      Доставить сто восемьдесят рыл в Шереметьку, до которой триста вёрст, и в такой срок - ответственная задача. До жедухи - хоть на самолёте лети, а колёсного транспорта не хватило бы даже если привлечь всю тракторную технику не исключая и комбайны.
      «Где наша не пропадала» - вымолвил шеф обнадёживающе шурша телефонной книжкой и добавил: «Сегодня в семь напутственная речь с соответствующим мероприятием, всё-таки впервые за бугор, и по коням».
      «Надеюсь без спиртного и коней обойдётся» - сомневаясь в первом вымолвила Марфа.
      
      По – полтинничку и по яйцам

      Вечером все собрались в ещё одном памятнике кооперативной деятельности – новом клубе. Вдоль клуба белизной выделялись каменные страусы. Клуб был обнесён ограждением, поверх которого приятно глазу расположились в ряд аналогичные страусиные яйца.   
      Выданные бумажные напутствия от турбюро в сокращенном Марфовском варианте, в придачу с зелёными командировочными подняли и без того подпрыгнутое всеобщее настроение.
      Речь благодетеля по туризму была как всегда краткой и доходчивой. Единственные слова: «Не посрамите, за что и по полтинничку» - завершились звоном стаканов умудрённых вместить в себя по пол пузыря.
      Веселье заразило весь коллектив. Только Матвей нервно поглядывал на рядом стоящую тару с ячейками аккурат под семь яичек, гонорейного слона, а на руке у него, было загнуто всего только пять пальцев.
      Опорожнив сразу несколько стаканов, он удалился на ферму, где начал толкать страусиному электорату речь: «Наипоследнийший раз предупреждаю, ишо пара яиц не будет, хрен вам, а ни квас. Будете из луж пиявок выциживать и я поочерёдно на каждом кругаля деревни буду кататься до яйцеиспускания». А кататься по глухой пьяне на страусях он наколдыбачился, и на корриде часто обскакивал квадроцикл.
      Ораторство неболтливого кормчего, подействовало на птичье семейство неоднозначно. Половина стаи заковырялась головой в перемешанную со всем подряд стружку. Остальные затоптались по кругу, набирая ход, словно перед взлётом. Матвей, словно перед стартом космического корабля, начал отсчитывать обратный счёт. Не дойдя до нуля он спьяну рухнул замертво.
      В это время претенденты на халявный отдых, елешевелящимяся языками обсуждали, почему это с собой бутылей брать много не рекомендуется наотрез, и что это за такое «всё включено».
      Марфа никак не могла расталдычить, что «всё включено» это когда жрёшь сколько хочешь и по спиртной линии тоже бесконечно.
      Народ гудел: «Сожрать больше живота - никак не получиться, а насчёт выпивки - это капиталисты уж загнули втрое».
      «Чё это за коммунизма такая, которую мы не могли построить, а они в два счёта втюрили» - недоверчиво повторял кузнец Акифий, пытаясь сосчитать сколько он сегодня принял, чтобы знать сколько ещё можно. В округе он слыл бездонной бочкой, но опосля бочки вырубался обязательно.
      «С собой только по бутылю, в самолёт жратвы не припасать – накормят» твёрдо гавкнул Никифор, для надёжности пристукнув кулаком об стол. Для всех это означало - по посошку и до хаты, тем более завтра аккурат в восемь и выезд.

      * * *
      Матвей очухался перед рассветом, и продраив окуляры вспомнил о причине вчерашнего застолья.
      Под штанами у него хлюпала пара страусиных раздавленных яиц. По другую часть штанов с противоположенной задней стороны, ощущались посягательства на его мужскую невинность.
      Штанины были разодраны в клочь. Сквозь внушительную дыру просвечивало опухшее как у обезьяны с цветом коммунистического флага заднее место. Нащупав общипанную до дыр задницу, Матвеич сразу ощутил в ней неимоверное жжение.
      Рядом лежали запыхавшиеся от посягательств на штанину страусы. Погибель яиц не была замечена несушками. Спасая своё потомство, они чуть не лишили оного Матвея.
      Не обращая внимания на задние ощущения, Матвеич гинекологическим методом пытался определить потенциальных несушек и дополучил с ноги уже спереди. С выпученными лягушачьими глазами, безмолвно глотая воздух, он запрыгал к обезболивающему.
      Столы безнадёжно мерцали перевёрнутыми стаканами, меж которых застрял надкусанный последний огурец. Обнюхав каждый стакан до сухости, Матвеич наткнулся на тару для яиц. В таре устрашающе чернели два незаполненных отверстия.
      От непередаваемых в штанах ощущениях, на кривом лице уместилось тоскливое выражение. Догрызая огурец, Матвеич вдруг расплылся улыбкой. Вскрикнув от радости он изрёк незнакомое ему до этого слово: «Эврика!».
      Через пять минут в незаполненных дырках, узаконились не уступающие по размеру белокаменные яйца. В заборе обнаружилось тоже два, но незаконных просвета.

      Таможня «добро» дала, но не всё

      Утром вся деревня собралась вокруг четырёх автобусов, среди которых гордо и с вымученной улыбкой еле передвигался Матвеич. С осанкой проглотившего лом, у него из передних штанов выделялась невообразимых размеров выпуклость.
      Односельчане намекали, что мешок с картошкой мимо таможни в штанах не пронесёшь, на что Матвей неуверенно реагировал: «Таможня не танцоры, картошка им не мешает».      
      Никифор пересчитывал автобусы, пока его не известили, что пятый сломался ещё в автопарке.
      Наскоро затолкнув дохлый джип в говновоз в виде КамАЗа, нашпиговав и Мерседес по самые лампочки, автоколонна тронулась в Шереметьево. На ходу в тайне от Никифора раскупоривались «неприкосновенные» запасы.
      Тайна раскрылась на двадцатой версте, когда как по команде кавалькада затянула любимую, всей деревней песню: «Вот умру я умру…». Из «шестисотого» вскоре запели то же самое.
      Матвеичу не пелось. Оберегая свой «картофельный» мешок, он всю дорогу стоял, отчего земляки чокались с ним как раз в переднее место. На предложения присесть противоположенная в штанах часть заставляла его по киношному отнекиваться: «Спасыбо, я пастаю».
      Так началось первое деревенское заморское путешествие. Из сопровождающих милицейских с мигалками машин, как и из ментовской столовой исходили запахи жареной страусятинки.
      На сотой версте народные песни поменялись на частушки. Голосистые Маруська и Аграфена заливались по немудрёному тексту так, что уши вяли даже у неискушённых водил. У встречающихся по пути собак они прижимались поглаже, чем к животам хвосты.
      Подъезжающая к Москве процессия обросла автопоклонниками давно охрипших запевал, и походила на триумфальное шествие всех фольклорных коллективов страны. Попутные и встречные машины воодушевлённо подхватывали только фольклор. Когда к песням добавились танцы, машины запрыгали поноровистее лягух.
      Подъехав к аэропорту, не лицензионный хор одновременно замолк. Через минуту вместо пения из транспорта возник великий, конкурирующий с гулом самолётов, храп. До взлёта в «Австралийский» Таиланд оставалось ровно два часа …

      * * *

      Лицо Матвеича было увенчано счастливой улыбкой. Посетившее его сновидение, настолько живо воплотило его сокровенные мечты, что он не ощущал прислонившуюся к его контрабандному месту голову Аграфены. Зацепившись замертво на автобусных перилах он стоя испускал слюну и окроплял ею кудряшки Аграфены. Кудряшки от обильного слюноотделения сверкали как Кремлёвский паркетный пол.
      Метвеичу снилась завершающая часть Австралийской выставки где он по всем яичным номинациям, получал награды. Первые и вторые места по белизне, твёрдости скорлупы и весу, были зарезервированы за отзаборными изваяниями. После выставки он договорился поменять их на яхту и крокодиловый яичный помёт.
      Денежную премию он пообещал уже компаньону - Никифору на переустройство пруда в Венецианские разливы, где гордостью международного порта был личный Матвеевский причал.
      В голову вселилась головокружительная мысль о совместной страусо - крокодиловой ферме. На ферме он собирался кормить страусов крокодилятинкой, а крокодилов страусятинкой, от чего он пускал уже фонтанирующую слюну.
      «Это же бесконечнасть какая, это же мясной вечный двигатель» - впендюривались в его голову умопомрачительные идеи.
      «Всю вселенскую галактику на уши поставлю котлетами от Матвея. Будем лопать не картошку с мясом, а вовсе наоборот»,- взлетала всё выше и выше от Нобелевских заморочек его крыша.
      Аграфена старательно, словно к пуховой подушке прижималась к штанам мечтателя и трясла по-собачьи головой. Ей снился тропический ливень, где в окружении пальм, вместо шезлонгов стояли драпированные пуховыми подушками бабушкины сундуки.
      Сладкие Австралийские грёзы пьянили обоих синхронно. Когда выпрыгнувшая во сне из воды акула, обдала брызгами Аграфену - Матвеич повесил на неё соответствующую слюну.
      Аграфена тряхнув как овчарка головой вытерлась штанами обладателя грозовой тучи. От боли, к поздравлениям во сне, подоспели и преждевременные роды. В сновидении - из лопнувшей сногсшибательной выпуклости штанов, выпрыгнул страусёнок.
      Новый приз в виде небоскрёба Австралийский кавалер так и не получил. Сон прервался как раз на думе, что за это обломится. Но превратившись в кошмарную явь обломился только сон. По случаю завершения деятельности обезболивающего, бывший кавалер завыл как противопожарная сигнализация.
      Подъехавшие на звук пожарные машины а всеобщему пробуждению опоздали. Вся автоколонна разевала пасть уже не хуже бегемотов.
      Автобусная шоферня по-прежнему с улыбкой Дауна не открывала глаз. Контуженные предыдущим концертом, они сопели, пока их не затолкали со всех сторон потягивающиеся руки.
      Из лимузина высунулась пасть бегемота главного, после чего его руки также потянулись в небо и растопырились. Автобусам могли позавидовать распустившиеся клумбы. До вылета оставался ровно час.

      * * *
      
      Авиакомпании грозил порожний рейс. Получив целиковую предоплату, она решила дополучить прибыль и подсадила на борт тайцев. Обогащая свой художественный промысел, тайцы загрузились расписанными русским орнаментом матрёшками. Выпирающие из мешков беременные неваляшки не уступали размером яйцам динозавров.
      Сверхприбыль кружила авиа-агенту голову и тот от недополученных для желудков боекомплектов считал уже маржу. Его дума о сокращении также и штата стюардесс, прервалась. Вместе с толпой, в аэровокзал ворвались и после-самогонные молекулы.
      От потерянного барыша сердце агента ёкнув уже начало трескаться. Вопли толпы про Австралию его к жизни вернули, но не на долго.
      Предводительница орды, с осанкой и голосом Жанны де Арк, повела ораву к стойке. Её уверенный голос: «В Австралию, через Таиланд» похоронили новый, мысленно уже стоявший в гараже у агента «Зарубежец».
      Марфа выложив документы, очень вежливо спросила о зелёном коридоре. Не каждый по сексуальному признаку пенсионер её улыбке мог отказать и зелёный коридор включился.
      Вдоль зелёного коридора расположились выпученные глаза таможенников. Зарегистрированный кооператив по зелёному коридору тащился с явно не ручной кладью.
      Семеро колхозников осторожно проносили яйца. Двое стонали от объявившихся от тяжести хондрозных приступов.
При виде выдающейся в Матвеевских штанах выпуклости, таможня превратила зеленую дорогу в милицейский кордон.
«Это - он нашу деревенскую картошку везёт» - отшутились бабы.
Нашу таможню не проведешь.
«До такого размера даже и деревенская картошка не дорастёт» - подумали они требуя товар к осмотру.
Предъявив «контрабанду» к досмотру, Матвей попадавших таможенников миновал
      Объяснения по поводу обнаруженных марлевых свёртков с навозом, таможню не устраивали.
      «Это кусочек родной земли. Без неё любой колхозник на чужбине загнётся» - поясняла Марфа. В этот раз её улыбка не помогла.
      Обнюхав каждый кулёк и раскурив из содержимого трубку мира таможня успокоилась.   
      Оставив на рыло только по одному четвертному бутылю и задекларировав Марфовский противогаз, обанкроченный по выпивону коллектив, погрузили в самолёт.
      Зелёный коридор, со стороны смотрелся действительно зелёным… но от конфискованных четвертей. На содержимом по крепости и объёму смело можно было лететь хоть за океан.
      Проведя экспертизу одной четверти, таможня колдовала вокруг конфискованного каменного яйца. Боясь попортить у каменного экспоната скорлупу, его нежнейшим образом отправили в криминалистическую лабораторию.

      Какой там трап

Широкое кресло Боинга, сидевшую рядом Марфу, тискать не позволяло. По причине болезни стюардессы Матвеича пристегнули рядом и лежа на боку.
      В салоне включились мониторы, где замелькала реклама. Стюардессы, устроившись по бокам, начали жестикулировать.
      Колхозный зритель удивлённо выискивал в салоне глухонемых, для которых проводницами осуществлялся сурдоперевод хрюкающих динамиков. Когда жестикуляция перешла в самый разгар и стюардессы неистово замахали в сторону выходов руками, мнение разделилось. Половина посчитала их семафорные движения производственной гимнастикой, остальные - концертом, в виде пантомимы, но все восторженно захлопали. Следующие движения стюардесс, с резиновыми без дна не надутыми медицинскими суднами, завершились почему-то одеванием на голову. Включение на них лампочек с последующим их волшебным надуванием, окончательно уверовало зрителей, что это всё-таки фокусы. Единогласное решение, что это однозначно цирк подкрепилось бурными аплодисментами. Стюардессы на бис почему-то не вышли…
      * * *
      Матвеичу хорошо были видны округлые Тайские мешки, в которых он заподозрил чемпионскую, страусиную яичную кладку. Зациклившись на яйцах, он не замечал тайскую красавицу, уставившуюся на его штаны. Сорок пятый размер её ног остался им не замеченным. Остальные тайцы глядели только на страусиные яйца. Думая о упущенном новом виде матрёшек они тоже нервничали. Нервное переглядывание прервал звук взревевших моторов.
      В гул движков встряли посторонние звуки трескающегося сургуча. Стюардессы тоскливо поглядывали на неимоверного размера лес бутылей. Деревенская братва с настырностью младенца со страху перед взлётом, высасывала из горла содержимое. Рыгнув вместо закуски, коллектив так же дружно уперся в иллюминаторы.
      Вентиляционная система на пассажирский «привет из глубины души» ответила скрипом. Тайцы тоже отреагировали и закосили глазами в несвойственную им с рождения другую сторону. Миленькая Тайка, озабоченно вытянув в направлении Матвея головку засветила у себя и выдающийся по размерам кадык.
      «В здоровом теле здоровый дух» - шевеля ноздрями озвучил Никифор дошедшую с заднего салона креплёную воздушную волну и опорожнил фужер. Марфа вздохнув, тоже пригубила. От её кофточки отпрыгнула верхняя пуговичка. К дополнительно освобождённой груди, казалось, тянулись даже занавески.
      Возникшая престройненькая стюардесса наклонившись бюстиком, учтиво предложила «Колу». Провожая одним глазом описываемую круги пуговицу и косясь другим на стюардессу, Никифор вместо закуси потянул верхней губой. Марфа встревожилась, но мысленно разместив стюардессу в своём нагруднике успокоилась.
      Никифор нервно чесал крышу и уже поглядывал в сторону туалета. Сортирный взгляд не ускользнул от взволнованной Марфы. Она также следила и за его внутриштанным шевелением. Не стесняясь постороннего взгляда, Марфа старательно ущипнула готовый к бою снаряд.
      Раздавшийся стон, от недотянувшего до «лекарства» Матвеича, окончательно заменил их военные действия на холодную войну.
      Самолёт наклонно набирал высоту, и лекарственное средство в лежащего вниз головой Матвея, не переселялось. Никифор засовывал ему в рот горлышко, но Матвеич уже испускал дух.
      Бесполезность переливания жидкости из жесткой - в мягкую тару, становилось очевидным. Никифор постукивая сверху по донышку пузыря, лепетал что-то о сообщающихся сосудах, но Матвей уже бился в конвульсиях.
      Стюардесса принесла реанимационный во всех смыслах шланг. Подвешенный над Матвеем пузырь с транспортировочным в виде капельницы шлангом заработал.
Приделанная к шлангу детская пустышка Матвея реанимировала. Удовлетворённо причмокивая и пожевывая пустышку, он вскоре захрапел.
      Подвешенная четверть, показывая работоспособность конструкции, засверкала пузырями. Каждая пройденная показанная на мониторах миля, строго соответствовала количеству выделенных в четверти воздушных пузырьков. Никифор, поглядывая на увеличивающееся в пузыре воздушное пространство, сомнительно изрёк: «Максимум до Индии дотянет».
      В заднем салоне удовлетворительно зашевелились по поводу повёрстного исчисления пройденного пути. Единственно трезвый Акифий, опорожнивший заначку ещё при взлёте, кадрил стюардессу на литровый «Абсолют».
      Бортпроводница отнекивалась: «Вы уже четыре выпили» - и ни к месту   обнадёживающе улыбнулась.
      «Всего только четыре?»- трагически вымолвил Акифий, и застращав обещанием скоропостижно загнуться прямо в облаках, протянул зелёненьких уже на пять.   
      На четырёхсотой версте наконец обзавелись закуской в виде предложенного завтрака. Единогласно дважды повторив, коллектив дружно закусил выковырянным из салата ломтиком огурца, после чего весь паёк в упакованном виде переселился в закресельные карманы до следующей оказии.
      Матвеевская бутыль перестала пускать пузырьки как раз на половинной отметке. Зажёванная резиновая пустышка замерла на неопределённый срок, и только подёргивающееся ухо выдавало в теле Матвеича признаки жизни.

      * * *
      Впечатлённого самогонкой страусиного призёра, донимал очередной сон. В нём Матвей попал с Жозефиной в книгу рекордов Гиннеса. Жозефина опустошив ядрёного кваса более своего веса, влюблено занюхивала хозяйским ухом, от чего наяву оно и дёргалось.
      На этот раз триумфальное шествие победителей страусиноборств докатилось до   олимпийских игр. От олимпийских побед по скачкам на страусах по всем дистанциям у Матвеича ныло между ног. Он стоял на высшей точке пьедестала увенчанный по пояс лавровыми венками. Сгорбившись от золотых медалей, Матвеи во всеуслышание объявил о своей с страусихой помолвке.
      Жозефина, обделённая относительно лошади ногами, умудрялась гарцевать эффектнее арабского скакуна. Гордо вскинув головку с белоснежной фатой, она не сводила обожаемого взгляда уже и с компаньона по семейной жизни.      
      Матвей торчал от своей Жозечки как страусиный хвост и клялся высиживать только с ней, и только её яйца. Жозечка откликнулась ново-снесённым яичком и игриво щипнула его за сокровенное место. Матвей взвизгнул голосом недорезанного поросёнка.
      Перекосившись от избытка ответной любви Матвей снова усердно зачмокал пустышкой. Появившиеся в бутылке пузырьки отобразились умиротворённой улыбкой. Матвеич снова заснул и не подозревал, что в рекордной книге он мог увековечиться и наяву. Одновременно спать, улыбаться и храпеть, продуктивно чавкать пустышкой, под силу только чемпионам.
      
      * * *
      Салон первого класса благоухал спиртными ароматами. Марфа, боясь Никифоровского сексуального возмездия, заказала всё, чем мог похвастаться самолётный склад. Никифор употреблял всё, что воняло градусами. «Самбука» по запаху была ближе к лекарствам и потому он заинтересовался ею основательнее.
      Никифор путал её с валерьянкой и накапывал в стакан строго по счету. Марфа сама считала вслух до тридцати, повторяя каждое число по пять раз. Не обнаружив у него отсутствий приставальных симптомов, доза была увеличена в - трое.
      В хвосте самолёта, обеспокоенные матрёшками тайцы, дегустировали уже шестую четверть, но тонкости самогонного искусства до них не доходили. Как им не жестикулировали о полу-градусных отличиях каждого экспоната, понять различия после сорока градусов их желудки отказывались.
      Глазной разрез у них угадывался с трудом. На свободном кресле возлежало последнее каменное изваяние, которое они не смогли разобрать, и поэтому были уверены, что это самая маленькая матрёшка. Тайские головы кружились от мечты узреть главную матрёшку – великана.
      После седьмой четверти разногласия по поводу градусов прекратились. Почитатели матрёшек удивлённо обнаружили, что матрёшки размножились и начали спорить друг с другом о количестве. По большинству голосов решили – матрёшки всё-таки три, но в каком ряду – количество мнений строго соответствовало количеству тайцев.
      На салонных мониторах траектория полёта заменилась концертной программой известной группы «АББА», под музыку которой все и затянули: «Вот умру я умру…».
      Тайцы были знакомы с пентатоникой, но с таким нотным беспределом встретились впервые. Воодушевлёно подпевая на своём языке и на свой мотив. Хор Питницкого по турбулентной причине замолк.
      От страха все снова потянулись к бутылям. Лекарство от страха тайцев не обошло, но едва нюхнув они исчезли из зоны видимости до окончания полёта.   
      По окончании турбулентности объявили об обеде, услышав про который несостоявшаяся концертная труппа от радости опять налегла на остатки, закусывая капустой от завтрака. Предложенный обед по причине всеобщего храпа не состоялся.
      Акифия аппетит тоже не беспокоил. Закончив весь «Абсолют» включая и сувенирные малолитражки он отошёл ко сну.
      Протиснувшееся сквозь храп объявление о выходе самолёта на посадку всеобщий мирный сон не потревожило.
      Перед самой посадкой рубашка у Никифора от натуги начала стрелять застёжками. На последней пуговице брюхо через соответствующее отверстие самопроизвольно опорожнилось и издавая протяжный звук спустилось как автомобильная камера.
      Вырвавшийся на свободу вольный дух, предварительно вобравший в себя не лучшие качества алкогольной мировой промышленности, перемешанный с неизвестными науке последствиями биохимических реакций, начал по самолёту победоносное шествие.
      Первые ощущения коснулись Марфы, и она натягивая противогаз, чуть не потеряла сознание.
      Носораздирающие компоненты доплывшие до Матвея, вернули к жизни соску.   Скорость чавканья не позволяла производить замену содержимого четверти пузырями, и в четверти начал образовываться вакуум.
      Химическая атака завоёвывала новые территории. Учуяв приближение смертоносного газа, стюардессы забились в туалетные комнаты и наслаждались там по их мнению - озоном.
      Противопожарная сигнализация сработала по всем датчикам, не исключая и сортиры. На сигнализацию стюардессы не откликнулись и решили свои позиции держать до последнего вздоха.
      Задний салон волна накрыла почти одновременно. Агонизирующий коллектив, на последнем дыхании натягивал фаршированные коровьим стулом марлевые повязки.
      Тайцы же наоборот, аппетитной волне потянулись навстречу. Ностальгия по родной кухне самозащитный инстинкт приглушила. Не учуяв в иноземной комбинации, родных зловоний жареных тараканов, тайцы вытащили изваяния Будды и начали медитировать. Не у всех Будда оказался всемогущим, и часть медитирующих вскоре рухнула без чувств.      
      Навозные повязки дыхательные органы колхозников спасали. От едкого запаха   глаза захлопывались намертво, но водопады слёз извергали.
      Наконец, напоследок пискнув, окончательно накрылась вентиляция.
      Герметичная система рулевой экипаж не спасла. Физически тренированные лётчики, к просочившимся к ним «ароматам» готовы не были и очухались только в больнице. Дееспособный на самолёте остался только автопилот.
      Занятые стюардессами туалеты - брались штурмом. Военные действия по освобождению туалетных территорий закончились поражением обоих сторон.
      Перелет, как объявили в аэропорту, завершился благополучно. О скорости выпрыгивания пассажиров из самолёта, минуя трап, тайская пресса оставила в секрете.
      Никифор извинительно и глупо улыбаясь, будущему потреблению спиртных напитков, дал полную вольность.
      Благоухающую химической атакой ватагу, Тайцы закупорив носы увенчали венками из орхидей. Аромат цветов в толпе растворился незамечено. Группа безпроблемно прошла сквозь зажмурившихся вместе с носами таможенников. На предложение проверить багаж, таможенники дружно попрятались в форменной одежде, и не вылезали из неё до следующего рабочего дня.

(Продолжение если интересует вставлю)
 

Последний писк

(Anatol)
   2005-12-09  0  0  621
Последний весенний писк

Мой новый «Бумер» седьмой серии по возрасту был уже не девственницей, но новизною явно превосходил все наши автомобили, которые ещё не успели выпрыгнуть с конвейера.
«Теперь, вместо меня будет кушать машина» - думал я о наступивших для меня чёрных днях и вставил ключ в замок зажигания.
При первом поцелуе ключа с замком зажигания все восемь горшков откликнулись едва слышным урчанием.
«Под капотом стадо лошадей, а оно по звуку словно и не проснулось» - подумал я, надавив на акселератор.   
Стрелка тахометра зашкалила, но мотор в соперничестве с незаведёнными «Жигулями» по звуку проигрывал.   
Машина, игриво подмигивая монитором, выплеснула цитату: «Эх, прокачу».
Выбрав из двух педалей правильную, я вальяжно покатил из тесного гаража.
Гараж раньше принадлежал даме, и многочисленные автомобильные останки красноречиво стучали на хозяйку, что она и на «Оке» в гараж въезжала только без дверей.
Передние колёса коснулись дороги и сразу ощутили несколько выбоин.
Задние колёса я провёл мимо прощупанных ям, но соседние оказались канавами, от которых машина подпрыгнула как тушканчик.
«Больше газа – меньше ям» - вспомнил я, прищемив педаль.
«Может не надо?» - засветилось на мониторе, но машина послушно набирала скорость.
Или канавы были неправильные, или нам попадались воронки от взрыва бомб, но мы с машиной прыгали уже как кузнечик.   
Компьютер настойчиво требовал: «Если не в Европу – то обратно в гараж!»
Мираж подумал я, заметив дорожные лужи, больше походившие на озёра. Водная, ровная гладь, напоминал Германские дороги, и мы с машиной, засвистев на мотив «Чёрный «бумер» …» - решились подмочить колёса.
Подводная канава начиналась с лужей одновременно. Первое с ней знакомство, оказалось погружением подводной лодки на скалистый грунт.
Я выругался красноречивее сантехника, но компьютер ругался уже на родном языке и обозвал кого-то свиньёй.
Я подумал, что меня, и в отместку опять придавил педаль.
Теперь мы запрыгали по воде как лягушки.
Лягушиную тропу перегородил асфальто-укладчик. Около него свалили Камаз горячего асфальта, который зашипев, бесследно растворился в воде. Следующую партию асфальта выгрузили также в никуда.
«Опять в колодец навалили …» - ругался дорожный рабочий, закидывая в колодец знак предупреждения.
«Это не колодец а Марианская впадина» - сказала машина осторожно отъезжая, поджав колёса.
На пути встретился полузатонувший джип, вокруг которого плавали пассажиры. Недобросовестные Гаишники забыли обязать в месте с аптечкой иметь в машинах спасательный круг, который для наших дорог также необходим.
«Второй колодец» - возненавидел я водную гладь, а компьютер испуганно заверещал: «Да тут блин, противолодочное заграждение».
На горизонте, радуя глаз, запестрела всеми цветами асфальтного искусства сухая дорога.
От количества заплаток она была похожа на лоскутное бабушкино одеяло, обнаруженное во время раскопок.
Количество заплаток соперничало со звёздами, но закон перехода количества в качество в данном случае работал наоборот.
«Брусчатка» - вразрез машине обрадовалось колесо но, пощупав дорогу, чуть не отвалилось.
«Может обратно по воде – если отбросим колёса, так хоть без мучений» - пытался договориться со мной компьютер.
«До работы не дотянем, но до дома - рукой подать» - отнекивался я, мечтая похвастаться машиной.
«Рукой может дотянемся, но если поедем, то - прощай колёса» - торговался со мной компьютер, выплеснув на монитор надпись - «Ходовой хана, в мастерскую согласен только верхом на трейлере».
«До нас без буксира трейлер не доберётся» - упорствовал я, и мы заскакали по заплаткам, думая о мастерской.
«Попридержи вожжи» - ругалась машина, перескакивая через заплатки как лошадь.
Впереди расположилось озеро и опять без отмеченного бакенами фарватера.
Под воду ныряли трамвайные рельсы, по ним погрузился в воду и трамвай.
«Одно направление дороги уже есть» - сказал я, следя за передвигающимися по воде дугами трамвая.
«Была бы японкой - ещё в гараже бы отхаракирилась» - размечталась машина, и напевая «и не кто не узнает – где могилка моя», тоже нырнула параллельно трамваю.
За лужей расположилась мастерская, и мы объединив сухопутные и водные виды спорта покоряя препятствия ринулись к финишу.
Колодцы не встречались, но их отсутствие с лихвой компенсировали канавы.
«Шагающий экскаватор придумали, а ходовую от него на машины установить не догадались» - ругал я конструкторов.
«У меня на Родине дороги строят не для экскаваторов» - взгрустнула машина о новой прописке.
Бампер успел коснуться ворота мастерской, но колесо, обнаружив стоянку организованную для подводной лодки, потащило под воду моторный отсек.
Половина мотора послушно последовала за колесом, но другая застучав, как африканские барабаны вытащила машину на отмель.
На мели, из под капота вылетела железка и мотор, выдав прощальную дробь, испустил дух.
На мониторе угасала поминальная надпись, после чего я прикрыл ему глаза.      
«Такой машине и миллион километров не проблема» - подошёл мастер, завистливо поглаживая капот.
Я глянул на спидометр, но до миллиона оставалось столько же.
«Какой блин миллион? Я и километра дороги не видел?»
Мастер, увидев в моторе пробоину, выдал диагноз - «Ты лучше не о дороге, а о фундаменте для памятника побеспокойся. Памятник намного дешевле ремонта».
После покупки машины в карманах ощущался только сквозняк.
«Лучше уж памятник, он хоть на века» - сказал я и пошёл в поисках колодца по лужам.
 

Я желаю в Новый Год

(TARJANA)
 Новый год  2005-12-09  0  0  3719

Я желаю тебе... желаю ему
Желаю даже не знаю кому...
Я желаю, чтобы сбылись твои и мои
А потом оказались наши мечты
Мы увидим себя с другой стороны
Друг друга узнаем по счастливым глазам!
В отражении друзей – в отражении зеркал!
Ты светись и люби, нас не жалей!
Улыбайся ему и радуйся ей!
Новый год принесет может много хлопот...
Принесет тебе опыт   -    ей смысл принесет!
Будь собой - будь открыт и навстречу беги..
Ждут нас в жизни – поверь!
Прекрасные дни!
 

С годом собаки – призывы к Новом ...

(Св. Мопс)
 Год собаки  2005-12-10  0  0  2083
Вперед! Непокобелимо от собачьей жизни к человеческим радостям!
***
Если и менять жить круто с Нового года, то только в лучшую сторону!
***
Да здравствует наше здравоохранение, - самое умопомрачительное здравоохранение в мире!
***
Не делайте из еды культа! – Жрите культурно!-Не чавкайте и не гавкайте!
***
Россияне! Вперед к победе того, что в Того уже того…
***
Умейте жить и тогда вам не понадобится аптека и ипотека!
***
Мужчины! Вступая в брак в год Собаки, не превращайтесь в «козлов»!
***
Кобели! Не пилите сук, на котором суки!
***
В год Собаки скажем «нет!» кинофестивалю корейской кухни!
***
Если вас колбасит, начинайте собачиться!
***
Киностудии! Больше фильмов о собаках на душу населения!
***
 

Обойми меня

(TARJANA)
 Одностишья  2005-12-10  0  0  930

обойми меня виртуально,
обойми меня - не боись,

обои пусть смотрят...со стенок на нас
ну а мы...

обоюдно ,
красиво ,
и с наслаждением...
взлетаем в реальную ввысь!
 

Новогоднее пожелание народа

(Св. Мопс)
   2005-12-11  0  0  2605
НИКИТА МИХАЛКОВ
   
   Да, да, вы правильно сделали, что обратились по этому вопросу именно ко мне. У нас в семье культ женщин, а водочку мы пьем только за здоровье любимых! Чем знаменателен для меня 2005 г.? Ну, конечно, тем, что сам президент Владимир Владимирович Путин приехал ко мне домой, чтобы поздравить меня с 60-летием! И вот ведь, как все славно получилось! У нас есть традиция на таких великих торжествах пить "Кончаловку" - водочку, которая так названа в честь моей мамы! Путину "Кончаловка" очень понравилась! Ему я дал рецепт! Сказать его вам? Нет, нет - это фамильный секрет! Ну, вы все имеете шансы отведать этой водки, - надо только стать моим очень хорошим знакомым! Ну, если очень постараться, то это вполне возможно! Вот сейчас я испытываю некие денежные затруднения в производстве кинокартины "Утомленные солнцем - 2". Какая сумма меня устроит? Я бы не хотел, что эта сумма была слишком большой, в противном случае может нарушиться управляемость созданной мной системы создания фильма, но и не очень маленькой, чтобы не сказать больше, я буду краток, - ну, вы поняли, что я имею ввиду!
   А, что сказать про женщин? Ну, без них просто невозможно создать ни одного фильма! Конечно, я завидую древним режиссерам, когда женщинам было запрещено играть роли и дам представляли мужики! С мужчинами проще, - нальешь или пообещаешь 100 граммов и эпизод снят! А у женщин одни капризы, а то и перехлесты! Вот вспоминаю эпизод, как мы снимали с Людой Гурченко сцену в купе в фильме "Вокзал на двоих". Она взяла, да начала по-настоящему раздеваться, и что на нее нашло, до сих пор приятно вспомнить! Но такие удачи редко выпадают! Какой я жизни? - Ну. конечно, не такой, как мой герой! - Ну, что за гадость.- на ходу, в купе, по-собачьи, тьфу! А, впрочем, что это я ?
   С годом Собаки вас, господа и дамы!

 

Сто воочию

(Ольга Забелина)
   2005-12-11  0  0  481
Мы знакомы с тобой не воочию.
СМС-ки, звонки телефонные.
Голос твой выделяю из прочих я.
Мы чужие, далёкие, сонные.

Всё за нас решено:
Эта связь распадётся заведомо.
Надоело быть женщиной милою,
странною.
Я тебе лучше правду поведаю:
Мне за двадцать давно...
И во мне сто кг( вместе с граммами).

Что молчишь? И не шлёшь СМС-ки?
Наша связь оказалось не прочною.
- Агумент наяву слишком веский.
Да, не двадцать, а сто и воочию.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер