ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: за месяц 10.2017: самое лучшее: стр. 30

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
Стихи на ДЕНЬ ГЕРОЕВ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Прикольные стихи и рассказы: за месяц 10.2017: самое лучшее: Стр. 30  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

О лысине

(Семён)
 6  Смешные стихи  2017-10-21  3  358
Лысина мужу - не беда,

Волoс коль нету - ерунда!

Мы вспомним истину, глотнувши водки:

Мол, волос длинный - ум короткий!
 

Напрасный литр чая

(Юрий Татаркин)
 4    2017-10-05  2  325
Пить захотелось. Выпил литр чая.
Теперь жалею. Лучше бы купил вина.
От чая лишь немного ободрился.
Но песни петь совсем не тянет, нет.
 

К Международному Дню девочек

(Борис Гуревич)
 6    2017-10-11  2  338
Помню я свой самый смелый
Первый день половозрелый!
Ох, неопытна была -
Первый раз за так дала.
 

Стрижовой ласточки раздвоенным х ...

(Игорь Мальцев)
 4  Ироничные стихи  2017-10-01  1  293
Стрижовой ласточки раздвоенным хвостом,
Встречают пальцами викторию, победу.
И каждый скачет, оглашая свой восторг:
«Я тоже мы! Нас позовут — и я поеду».

Плебей охотно принимает бремя льгот,
Согласен даже быть сытей и утончённей.
Как будто лично он когортился весь год,
И не в каком-то, а в десятом легионе.
 

2 + 1 = ТРИ Богатыря +

(Banzay-Sanguray)
 5  Анекдоты в стихах  2017-10-03  1  599

стёб-байка – «стебай-ка»

…на просторе сойдясь ненароком,
Смерив дружку прозорливым оком,
Да померялись силой при этом, -
Было дело, Банзай с Пересветом.

Но затем, обнявшись, рассмеялись,
И в просторы родные умчались.
Так и бродят доселе «с приветом»,-
Два буяна – Байзай-с-Пересветом.

      Мало два БогаТыря,-
      надо-ть им поводыря!

Вдруг навстречу – Джедай-Сангурай.
Говорит им: «Я – знатный Джедай!»
А они ему: «Прежде узнай-ка,
Кто мы есть, коль ты Перец, ЗаЗнайка.

Для чего мы сошлись? Угадай-ка.
И на кой нам такой Разгильдяй-ка?
Силу буйную нашу – прознай-ка,
Где применим мы впредь, Напрягай-ка?»

Не «завис» над вопросом Джедай-ка,
А уверенно гаркнул: «Слезай-ка!
И гоните-ка мне по рублю,
А не то сей момент нагрублю.

Запряжём-ка Коняг мы в Тачанку,
Сманим с хутора дЕвицу-Анку,
Да подарим ей "Зингер" Максима
И мундир-кимоно «Фукусима».
Вы смутьяны, из-Гои – «стохасты».
И у вас под доспехами – «ласты».
Я вам тоже свои - предъявлю,
И помчимся ватагой к Кремлю.

Ты, Банзай, станешь в Кущах – «на стрёме».
На тебе, ПереСвет – наши кони.
Мы с Анюткой – ворвёмся к Ерёме,
И – ответят нам Воры-в-заКоне.
Станем после дозором «на стражу»,
Чтоб бояре не множили «лажу».
Вот тогда поглядим, чья возьмёт,
Как предъявим дотошный учёт».

И воздел он когтистые «ласты»,-
Те, которые носят «стохасты».
И "ударили" трое "по ластам",-
Поклявшись сим блюстительным
      Братством.

Враз удАлая прыть обуяла,-
В самый раз: чтоб ни «много», ни "мало",-
Тут же скинулись все «по рублю»,
И – теперь поспешают к Кремлю.

«Самостийная» Дружина
Станет Станом – без Знамён:
Терракотовая «глина» -
Не для нашенских племён!

      Прокл-Торчок.

Сильфидия-Сильви:[img][/img]

Три-в-Одном

Знаком и люб мне Господин:
Один в трёх лицах три-един!
То три-в-одном – коктейль гремучий,
То ничего, то сразу – куча!
Он может лихо рас-слоиться,-
На разных сайтах появиться.
Он успевает здесь и там,
И «воевать» и «клеить дам».
Не даст спокойно жить «засранцам»,
Активным став «протуберанцем».
Он, между делом, стал поэтом,-
Плодит то байки, то сонеты.

И не вреднА ведь для фигуры,-
Такая тройственность натуры…

© Copyright: Верлибр Орденский, 2012
Свидетельство о публикации №112090802246
 

Урка национальный…

(Соломон Ягодкин)
 6  Чёрный юмор  2017-10-11  1  432
НАЦИОНАЛ-ОКРАС…
В основе национализма всегда лежат первобытные животные инстинкты, а иначе как им всем своё стадо от чужого безошибочно отличать?..

КНИГОГОРИТЕЛИ…
Читать книги может каждый, а вот их сжигать способен только истинный патриот, что со свастикой, что с полумесяцем, что с крестом…

УРКА НАЦИОНАЛЬНЫЙ…
Национализм, это дитя невежества, считай что потенциальный уголовник. Отсюда и его тупость, и его зверинность, и все остальные уркины манеры…

В ДЕРЬМО, ТАК ВСЕМ ВМЕСТЕ…
Ничто так не объединяет нацию, как коллективная подлость, которая тогда любой стадности придаёт особый коричневый шарм и аромат…

ВОРОН ВОРОНУ – БРАТ И ТОВАРИЩ!..
Ни один фашизм не отрицает другой фашизм, и более того, его удачно творчески дополняет и приумножает…
 

Идёт святая собственность

(Игорь Мальцев)
 4    2017-10-06  0  258
Идёт святая собственность,
Одна из светских дам,
Она, виня в холопстве нас,
Гуляет тут и там.

То здесь, то в Интернете вся
На сайте-точка-ком,
То вертит, там где вертится,
Крутым ростовщиком.

Банкиру ли не вынести
Каприза Маргарит?
Веб-камера невинности
Во лбу её горит.
 

Игра-в-БИСЕР

(Banzay-Sanguray)
 4    2017-10-08  0  281
- Элитные ИГРЫ -

Словно бисерный узор
Стихо-творных строчек нити,-
Поэтичный разговор
С вами мы ведем – внемлите.

Игры-в-бисер* – как шифровка:
Подбираем рифмы ловко;
Шаг вперёд и – рокировка,-
С бисером нужна сноровка.

Бисер кончился,- в обновку
Раз-украсили перловку,
Сбоку сделали «сверловку»,
Шлифанули: есть «нулёвка».

Тут устроим маскировку,-
Получилась заготовка;
К ней добавим окантовку,
Временно без оголовка…

Словесами под рифмовку
Продолжаем тренировку,-
Затрудненье,- остановка:
Строф слогами группировка.

*- Что;же;такое;;«Игра;в;бисер»?
Ольга Четверикова Элитные игры для Яхве поклонников
Жми сюда

[ОтУС] Сергей Переслегин – Открытый будущему
Жми сюда

"Игра в бисер" с Игорем Волгиным Ток-шоу Жми сюда

© Copyright: Верлибр Орденский, 2017
Свидетельство о публикации №117092300920
 

У дамы полночи

(Игорь Мальцев)
 6  Афоризмы  2017-10-19  0  605

У дамы полночи болело полголовы.
Какая часть головы дама болела целую ночь?
 

Леший

(Семён)
 5  Смешные истории  2017-10-19  0  536
Посёлок Лахта ещё в 1963 году вошёл в черту Ленинграда. Но и в середине 1980-х, о которых пойдёт речь, он оставался посёлком, в котором почти все знали друг друга.

В местной бане работал известный всему посёлку местный алкаш Витя Косяк по прозвищу Леший, невысокий худой мужичок лет 35 с окладистой рыжей бородой. Когда он был более менее трезв - работал банщиком, а когда перепивал - его на несколько дней переводили в уборщики. Характер у Вити был покладистый, и местные мужики зачастую поили его в долг, зная, что долги он всегда помнит и отдаёт. А своё прозвище он получил при довольно забавных обстоятельствах.

Как-то в октябре Витя с двумя собутыльниками часов в 12 дня разжились аж двумя бутылками водки. День был тёплый, хотя землю уже устилали опавшие листья. Мужики пошли на кладбище, нашли там симпатичный столик со скамейкой, поставили бутылки и нехитрую закуску и стали выпивать, вдыхая запах прелых листьев и наслаждаясь тишиной. Однако к концу вторoй бутылки Витя, будучи самым тщедушным, опьянел и сполз со скамейки. Попытки "оживить" его ни к чему не привели. К удивлению захмелевших собутыльников, он оказался довольно тяжёлым.

- Слушай, а ведь нам не утащить его, - озабоченно сказал один из них.
- А пусть полежит тут. День тёплый, не замёрзнет. Положим в канавку и листьями присыплем, чтобы теплее было, - предложил второй.

Так они и сделали и, обнявшись, нетвёрдой походкой пошли к выходу с кладбища.

Витя проспал несколько часов и проснулся, когда уже начало смеркаться, от знакомого, можно сказать, родного звука - звяканья стаканов. Дело в том, что тот же столик облюбовали уже другие люди - влюблённая парочка. Женщина была замужем, поэтому встречались они тайком.

Мужчина аккуратно расправил газету, поставил на неё водку, вино, два стакана, банку солёных огурцов, пачку печенья. Нарезал хлеб, сало, луковицу и налил водки - себе и вина - подруге.
- Давай за нас, моя дорогая, - предложил он. Они чокнулись, но выпить не успели.

- И мне налейте, - вдруг раздался негромкий хриплый голос за спиной у женщины.

Вздрогнув, она обернулaсь, но никого не увидела и решила, что ей померещилось. Опустила взгляд - и тут же сильно побледнела, глаза её округлились, рот приоткрылся, и она завизжала по-поросячьи:
-И-и-иии!

Мужчина проследил её взгляд - и почувствовал, что покрывается гусиной кожей. В неверном сумеречном свете он увидел, что из земли, покрытой осенними листьями, к их столику тянется рука. Хриплый голос произнёс:
- Налейте, а?

- П-покойник?! - прошептал мужчина. Забыв про выпивку и закуску, оба подскочили и, спотыкаясь и задевая оградки, помчались к выходу с кладбища.

Через минуту их топот затих, а из канавки, морщась и потирая затёкший бок, поднялся Витя Косяк.

- Опохмелиться оставили? Вот спасибочки! - пробормотал он заплетающимся языком. Выпив стоявший на столе неполный стакан водки и закусив хрустящим огурцом, он почувствовал себя бодрее. Употребив в качeстве десерта полстакана вина, налитого для женщины, Витя заткнул обе бутылки и положил их во внутренние карманы пальто, завернул закуску в газетку и пошёл с кладбища.

Пройдя пару кварталов, Косяк увидел двух мужиков, которые поили его пару дней назад.

- Васька, Колька, здорово! Пошли, бухнём? С меня должок! - поприветствовал он их.

Мужики обернулись - и тут же буквально сложились от хохота.

- Вы чё? Правда, и водяра, и красненькое есть, - продемонстрировал обескураженный Витя бутылки. - И закусь имеется!

- Да ты на себя посмотри! - выдавил сквозь смех Васька. - Мы ж тебя только по голосу узнали!

Витя подошёл к тёмной витрине закрытого магазина и посмотрел на своё отражение. В самом деле, узнать его было непросто. На лбу, на щеках, в волосах, а особенно - в бороде было столько жёлтых и красных листьев, что он казался каким-то сказочным персонажем.

- Ну чистый леший! - утирая слёзы, простонал Колька.

С тех пор к Виктору намертво пристала кличка Леший.
 

Народ возвращается с поля

(Игорь Мальцев)
 4    2017-10-28  0  318
Народ возвращается с поля, устав,
Дорогой — кто к храму, кто мимо.
Гляди! Оживает у них на устах
Герой христианского мифа.

Идут мимо сытых и чуждых химер,
Горды, что на них не похожи;
Есть выше привычный, бесспорный пример,
Равняться ещё на кого же?

Не муть-голливудь озаряет собой
Одухотворённые лица,
А тот, без кого унывает любой.
К чему-то ведь надо стремиться!
 

Медицинские курьёзы

(Семён)
 5    2017-10-18  1  547
В начале 1970-х годов моя сестра, будучи студенткой медицинского института, была на практике в каком-то отдалённом районе, кажется, Кировской области. Решив просмотреть истории болезни, студенты наткнулись на запись: "Контузия экстра-тарантасикус". Ничего не поняв, они обратились к местному врачу, который объяснил, что у них имеются два фельдшера, один из них мужик простой, а второй обожает всякие псевдонаучные выражения. Оказывается, в этом случае пациент получил сотрясение мозга, выпав по пьянке из телеги.

Когда смех утих, местный врач с невозмутимым видом достал другую папку и сказал, что хочет познакомить студентов с записью второго фельдшера. В этой истории болезни в графе "диагноз" было написано: "Абсцесс левой полужопы".
 

Тенденция

(Ashmedai)
 3    2017-10-19  1  320
Богатые становятся богаче,
А бедные, естественно, бедней -
Российское правительство иначе
Не может править родиной своей...
 

Пей, да дело разумей!

(Семён)
 4    2017-10-22  1  320
Конечно же, пьянство - ужасный порок,

Не пустим мы пьяниц к себе на порог.

Но всё-таки сами хмельного хлебнём

С друзьями мы в праздник, станцуем потом.



Немного вина пригубить не мешает,

Оно даже чувства чуток обостряет.

Недаром ведь мудрость дошла сквозь года,

Что пьяный проспится, дурак - никогда!
 

Откровение

(Evgeny)
 3  Пародии  2017-10-04  0  410

Не обучен красивым фразам
Валерий Ших
Не обучен красивым фразам,
Помотало по жизни-везде.
Но я этим Богу обязан,
Что не бросил меня нигде.
Что вытаскивал из болота,
От болезней не сдохнуть дал.
Всюду чувствовал я заботу
Хоть и видел смерти оскал.
Как не верить в него, не знаю,
Я же с ним общался во сне.
Погуляли вдвоём по раю,
Эта память жива во мне.
Этот крест на груди с распятием,
Я ношу уже много лет.
Он сказал: " Мне не быть... Писателем,
Ниже среднего я поэт.
Ничего в этом нет плохого,
Слава, тоже не всем нужна.
Лишь бы совесть была здорова,
Не запятнана грязью душа.
Пусть нас много и пусть нас масса,
Вот таких, кто стремится ввысь.
Это тоже особая каста,
Когда борешься ты за жизнь.
Когда любишь, пылаешь, дышишь,
За другого готов страдать.
Бог поможет и он услышит,
Он про каждого должен знать.
Вот и я, как умел поведал,
Без красивых и пышных фраз.
Был обычным я человеком,
Из обычных народных масс!
Источник: Жми сюда

Пародия: Откровение

Хоть держу на груди крест с распятием
И во сне я по Раю гулял,
Бог сказал, что не быть мне писателем,
А я много уже написал.

- Ты- поэт, - он сказал, - ниже среднего,
Под тобой неказистый Пегас.
Ты Демьяна напомнил мне Бедного –
Из народных он тоже был масс.

Неуклюжими детскими фразами
Не раскроешь божественный смысл!
Я не зря наделил тебя разумом -
Так, давай же, Валера, учись!

Без тебя предостаточно лепета,
Зря зовётся божественным он –
Не способен ни страсти, ни трепета
Вызвать в нас - видно, пола лишён…

Вновь в сетях видя вирши дурацкие
Я, поверь мне, всерьёз горевал:
Зря тебя из болота вытаскивал,
От болезней тебя защищал?

И хоть верю всегда только в лучшее,
Усомниться тогда довелось:
Изначально ошибка допущена
Или что-то потом не срослось?

Там и сям возникают гигантики,
Из достоинств – напор лишь и спесь.
Называют игру эту фантики:
Если «фант» есть – и ход, значит, есть.

И не ясно несёшь ли победную
Ты в агонии Господа весть,
Или хочешь читателя бедного
Беспросветною скукой извЕсть?

Мой удел - контролировать главное,
Ясный курс мой - основа основ,
Но помеха свободному плаванью -
Топляки твоих горе-стихов.

Потому, если следуешь совести,
И не тронуло грязью души,
Ни в хорошем настрое, ни в горести,
Умоляю, стихов не пиши!

Ну, а если порою осеннею
Налетит непонятная грусть –
Почитай просто на ночь Есенина -
Лучше выучи наизусть…
 

USB, а с ними Флэшки

(Banzay-Sanguray)
 3    2017-10-10  0  308
- по-басенно -

ЮэСБи теперь по-всюду,-
Говорят: подобны Чуду!
Кабы не было вам худа,
Парни-флэшки, бойтесь блуда.
Где бы ты ни под-ключался,
Абы вирус не скачался.

Без оглядки снова шлялся
И намедни под-качался:
йУэСБи, а с ними Флэшки,-
Всё же – парные потешки.
Как нарвёшься на паскуду,
Так, гляди, проглотишь «блюдо»…
ЮэСБи или приблуда?..

Девки, берегите «гнёзда»,
Дабы не было вам поздно.
Как бы где ни отличался,
С кем до вас он по-стречался,
Лишь бы после не скончался.

Результатами потешки
Стали юзер-головешки?
Берегите свои флэшки,-
Применяйте обережки.
йУэСБи, а с ними Флэшки,
Повстречавшись у кафешки,
Избегайте «случки»-в-спешке.

Есть баланс Орла и Решки.

© Copyright: Верлибр Орденский, 2016
Свидетельство о публикации №116122903745
 

Выворот на шиворот - 3

(Кручко Игорь)
 7    2017-10-11  0  514
(Продолжение. Начало см. в «Выворот на шиворот)


«Зарница» по-взрослому.


      В этот раз на дачу к деду, я приехал с мамой. Войдя в маленький дворик, мы, первым делом, увидали соседку, стоящую у забора, который разграничивал наши участки.
      – Здравствуйте, тетя Настя, – поздоровалась моя мама.
      – Здрастье, – эхом повторил я за ней.
      – Здравствуйте, здравствуйте, соседи дорогие! – и баба Настя посмотрела в сторону дедушки и двух его друзей: они, в это время, о чем-то шептались с заговорщическим видом. – Слышь, Маш, ну-ка, поди сюда, – тихо, но с каким-то тайным значением, проговорила пенсионерка. – Целое утро шепчутся, и что странно – трезвые! Это больше всего и настораживает! Маш, ты уж меня извини, что не в свое дело лезу, но Афанасий чего-то точно задумал! Глаза с самого утра блестят! Ну, ты ведь знаешь, что когда у него зеньки такие – жди беды!
    – Ладно, тетя Настя, сейчас подойду к ним и постараюсь выяснить, в чем дело. А у вас как дела? Как здоровье?
    – Да вроде ничего. Правда, когда Афанасий начинает чудить, приходится валерьянку пить. Из-за этого, все местные коты на запах сбегаются! Потом, страшными голосами долго воют под забором. От этого я еще больше нервничаю! Валидол вон уже заканчивается. Когда вернешься за Колькой, то захвати мне две упаковки!
    – Хорошо тетя Настя. Смотрю, у вас на огороде такой красивый перчик! И баклажаны выросли такими красивыми стройными рядами – одно загляденье!
    – Ох, Маша, сколько труда я вложила, чтобы получить такой урожай. Сколько литров воды перетаскала для полива… – соседка горестно покачала головой.
    – Ладно, пойду, посмотрю, чем там наши мужчины занимаются.
    – Ага, поди, поди. Я, когда Семеныча увидала, то козу сразу в загон загнала, чтобы от греха подальше! (см. Шиворот на выворот -2)

      Удобно расположившись под грушей, дедушка в большой мексиканской шляпе задумчиво смотрел на шахматную доску. Дядя Семеныч, как обычно, одетый в тельняшку и широкие матросские штаны просто смотрел на доску – без задумчивости, а дядя Ким что-то шептал на ухо дедушке. Дядю Олега – корейца по национальности, мой дедушка почему-то называл «Ким-оглы», хотя у него фамилия была просто «Ким». Сначала я подумал, что мой дедушка со своими друзьями собирается на рыбалку, но бутылки с водкой так и не обнаружил. Я очень удивился – чем же тогда они еще могут заниматься? Между ними находилась шахматная доска с картофелинами на ней.
Видимо это заинтересовало и мою маму.
    – Здравствуйте!
    Троица невпопад поздоровалась с мамой и вопросительно уставилась на нее.
    – Пап, а чем это вы тут занимаетесь?
    – Не видишь, в шашки играем!
    – Картошка, вместо фишек?
    – А что такого? Положили то, что первое под руку попало! А первой попала картошка!
    – А как же вы определяете, где чьи?
    – По пупырышкам!
    – И чей сейчас ход?
    Дед стал сердиться:
    – Чего это ты ко мне с всякими вопросами лезешь? Вот ведь, бабское племя! Иди вон к Насте, соплеменнице своей! Мы сами забыли, чей ход! Вот сидим и вспоминаем! А ты мешаешь нам это… вспомнить!
    – Ладно, ладно, не сердись. Пап, я оставляю с вами Колю. Заберу его в воскресенье. А шляпа тебе зачем? Все-таки, подарок мексиканских коммунистов! Не жалко?
    – Может, в ней я себя Нахудосом * чувствую! Понятно?
    – Совсем дожился до беспамяти, пень старый! Тебе, чего, наших матюков стало мало! На заграничные потянуло! Тьфу, смотреть противно! – баба Настя погрозила из-за забора кулаком. – При детЯх так выражаться! Ээх, пижон городской, ты у меня когда-нибудь договорися!
    – Не обращайте на него внимания, тетя Настя! Это слово он подглядел в моей диссертации, и оно совсем не плохое – раньше был такой царь Навуходоносор! – и мама, тихо посмеиваясь, пошла в дом раскладывать мои вещи.

***


    – Ты знаешь, что такое «зарница»?
    – Слышал о ней, но никогда не участвовал. Старшеклассники говорили, что там очень здорово. Они рассказывали, что спали в больших палатках, бегали по грязному полю с настоящими деревянными автоматами. Ели каждый день солдатскую кашу!
    – Знаешь, внучек, я после армии на каши смотреть не могу, а на перловку, тем более! Я с Кимом-оглы и Семенычем сегодня ночью «зарницу» устраиваем. Будет проходить на местных полях… колхозных! Там тоже грязи навалом! Пойдешь с нами?
   – Конечно, дедушка!
   – Только молчок, никому не слова… – Петрович на мгновение замер, – об этой военно-патриотической игре! Глаза у дедушки загорелись, и я понял, что быть беде.

    Наступил вечер. К нашему домику подъехал дядя Олег с Семенычем на стареньком «москвиче».
   – Готов к труду и обороне? – Ким-оглы потрепал меня по голове.
   – Всегда готов!
   – Молодец! Дедушка где?
   – Он вас в доме ждет. Готовится к зарнице!
    Мы зашли в дом и увидали богато накрытый стол – на разосланной газете стояли четыре стакана, бутылка водки и бутылка ситра «Буратино». Чуть в стороне скромно покоились два маленьких вяленых карасика с облупленной по бокам, чешуей. Рассредоточились вокруг стола. Дедушка стал разливать по стаканам водку. Когда дошла до меня очередь, то он открыл бутылку с «Буратино» и стал наполнять мой стакан со словами: – Тебе еще рано прикладывается к «святой воде», поэтому отведай этот газированный напиток со сложным цитрусовым букетом. Ну, что, посидим на дорожку?
    Я уселся на стул, а дедушка, Семеныч и дядя Олег не стали тратить время на опускание тел – выпили стоя. Так они стояли до тех пор, пока не опустела бутылка со «святой водой».
    Дед посмотрел на часы с кукушкой. Они показывали пол одиннадцатого вечера. – Ну, по коням!
    Перед посадкой в машину вышла небольшая заминка: дедушка никак не мог попасть внутрь автомобиля – мешала мексиканская шляпа. На уговоры Семеныча и Кима-оглы ее снять, получали категорический отказ. Промаявшись минут двадцать, Афанасий Петрович, наконец, решился положить драгоценную вещь в багажник.
      Мы уселись в машину, но «конь», приятного желтого цвета, никак не хотел заводиться: пришлось его толкать. Через час, машина, петляя по дороге, замедляя ход на подъемах и, набирая скорость при спусках, уткнулась в высокую придорожную траву: дотолкав машину к лесопосадке, дед кинул на землю «мексиканку» и повалился рядом с подарком заморских коммунистов. Семеныч и Ким-оглы последовали его примеру. Я открыл окно со стороны водительского места и спросил у дедушки:
    – Будем дальше ехать или уже приехали?
    – Уже! – еле проговорил дед. Немного отдышавшись, проговорил: – Мешки взяли?
      Я удивился – старшеклассники мне ничего не рассказывали про солдатские мешки на «зарнице».
      Ким-оглы приподнялся: – А разве я должен был их брать?
      – Семеныч, ты тоже не взял? – Афанасий Петрович с нетерпением ждал ответа от гориллообразного соседа по даче.
    – Я думал, что возьмешь ты?
    – Деда, а зачем нам мешки? – теперь я с нетерпением ожидал ответа.
    После некоторого раздумья, Петрович ответил:
    – Для патронов и других боеприпасов. Что будем делать без торб то. Вот, беда… – он, кряхтя, поднялся.
      Бывший «матрос», лежа на спине, принялся делать упражнения: разводил руки в стороны, а ноги сводил вместе. Затем, разводил ноги, а руки-оглобли, прижимал к туловищу.
      Минут пять, все молча наблюдали за его телодвижениями. Петрович не выдержал:
    – На тебя, что, свербеж в одном месте напал?
    – Нет, еще не напал! Просто готовлюсь к толканию машины в обратную сторону: ведь нам нужно за мешками смотаться!
      Ни у кого его предложение энтузиазма не вызвало, кроме меня: просто снова захотелось порулить.
    – Тут рядом ферма… Схожу на разведку, а вы меня здесь подождите, – и Петрович быстрым шагом удалился в сторону мерцающих невдалеке огоньков.

    Меня разбудил дедушка: – Ну, давай внучок, просыпайся! Нам пора выходить в тыл врага.
    Я протер глаза, выполз из машины и поплелся за троицей. Зевая, спросил: – Деда, мешки взял?
    – А как же! – и он показал мне свернутые в рулон целлофановые пакеты. – Давай, не отставай за передовым отрядом!
      Некоторое время мы шли между деревьями. Разглядеть тропинку нам помогала яркая луна. Я поделился этой радостной новостью с родным человеком, но родной по матери человек, почему-то, не очень обрадовался этому. Наконец, мы повернули и вышли на поле. Афанасий Петрович раздал мешки и приказал рассредоточиться. – Начнем с баклажанов! – Ты, Семеныч, наполненные мешки будешь относить в лесопосадку!
      Так, наполняя мешки «боеприпасами», мы постепенно подошли к смежному полю. И тут, неожиданно, мой дедушка дал команду: – Ложись, неприятель на подходе!
      Семеныч с Кимом-оглы, как снопы, попадали возле наполненных мешков на землю. Я же остался стоять, удивленно крутя головой из стороны в сторону: очень захотелось увидать врага, но не удалось – дед потянул за штанину.
      Минут через пять рядом с нами раздался шорох. Затем послышался шепот:
      – Вот решил спросить – вы свои или чужие?
      Мы с дедом, лежа на земле, повернули лица к стоящему над нами мужчине в кепке.
      Афанасий Петрович поднялся, отряхнулся и сказал чистую правду:
– Свои!
    – А как ты нас увидел? – Ким-оглы, с округлившимися от страха глазами, привстал с корточек.
    – По вашим целлофановым мешкам: они у вас блестят под луной! Красиво так переливаются… Дааааалеко видать!
      Тут вынырнул из темноты Семеныч.
      Мужик в кепке от испуга подпрыгнул на месте и осенил себя крестом.
      – Не боись, это человек! Затем дед перешел на военный язык: – У вас там, как: взвод или рота?
    – Не, только отделение! Окапываются на поле с перцем! А у вас тут что?
    – Синенькие!
    – Пойду, передам своим партизанам… – тут он посмотрел в мою сторону, – военную тайну. – Удачи вам! – тихо попрощался с нами «связной» и скрылся в темноте.

      Набежали тучи: до этого, ярко светившая луна побледнела, а затем и исчезла вовсе – стало темно как в подвале у Семеныча. А тут еще густой туман… Мы сбились в кучу, не зная, куда надо идти. Афанасий Петрович послюнявил палец и поднял его над головой. – Бойцы, штанами чувствую, что нам надо в ту сторону! – и, взвалив мешок с перцем на спину, уверенно зашагал.
      – Штаны не подведут? ¬– внес уточнение Ким-оглы.
      – Не боись, не подведут!
      Так мы шли цепочкой в полной темноте довольно долго. Два раза перелазили через заборы. На третий раз какая-то собачка, унюхав Семеныча, стала скулить и, поджав хвост, с яростным лаем юркнула в конуру. А мы, в свою очередь «юркнули» через очередной забор. Потоптавшись на месте, решили передохнуть.
      Вдруг, прямо перед нами, появилась узкая вертикальная полоска света.
      Дед, от неожиданности, икнул и выпустил из рук мешок.
      На этом, чудеса не закончились: раздался противный звук, очень напоминающий скрип несмазанных дверных петель. Полоска света расширилась еще больше. В нем появилась человеческая фигура, странным образом, напоминающая фигуру бабы Насти.
      – Афанасий??? Что случилось? – она спустилась со ступенек, держа керосиновую лампу в руках и, подошла к нам. – Ты опять в дурацкой шля…
      – Это кто там в темноте? Не твой дружок ли – Семеныч?   
      – А ты как тута оказалась? – дед никак не мог прийти в себя.
      – Ты выпимши, что ли? Живу я здеся! А что делаешь ты на моем участке в такое позднее время?
    – Заблудился я…
      Из-за спины Петровича выглянул «матрос»: – Я тоже, того, блуданул вместе с ним! КомПас - штаны у «главкома» подвели, елки-метелки! Дырявые, наверно!
      – Ты мне штанами зубы не заговаривай! В мешках что? Не перец ли?
      – У меня баклажаны, а у Афанасия перец! У Кима-оглы не знаю – наверное, то и другое…
      Тут на свет божий появился Ким-оглы: – Вы машину мою случайно не встречали? Желтая такая? А?
      – Желтая, говоришь? – и баба Настя потянулась за палкой…

      После ночной «зарницы» я проснулся в обед. Позевывая, вышел на улицу: деда нигде не было видно. Затем услышал его голос, доносившегося из-за забора нашей соседки:
    – Вотак?
    – У тебя точно руки выросли из другого места! Ты, что, линию не видишь?
    – Не вижу! Очки забыл в городе!
    – Ты ум там забыл, а не очки! Пень старый! Сади ровнее!

      Прислушиваясь к их разговору, подошел к изгороди: дед на втоптанных нами грядках, наводил порядок, а баба Настя, уперев руки в бока, контролировала его работу. – Вот приедет Машка, я ей все расскажу! Будет тебе и зарница, и синенькие, и … полный Нахудос* к ним в придачу!

      Я повернулся спиной к забору и тихо «съехал» спиной по шершавым доскам. Прикрыл глаза и подставил лицо ласковому солнцу.
      «Какая красота! Каникулы... Никаких тебе уроков! Все-таки, как хорошо летом на даче!»

    * – Навуходоносор. Имя, которое носил вавилонский царь. Еще есть бутылка шампанского емкостью пятнадцать литров с аналогичным именем.
 

Деспот и власть

(Семён)
 4    2017-10-23  0  317
Был счастлив деспот, захвативши власть.

А потерявши - нарыдался всласть.

Друг мудрый говорил ему: "Не вой!

Власть потерять мог вместе с головой!"
 

удалимся!

(Пътръ)
 0  Новости сайта  2017-10-20  22  704
Обнаружил интересную закономерность. Удаляя стишок из своих "творений" обнаружил рост своего балла :) Это что же получается? Если я сейчас удалю всё из своего списка, а одно произведение оставлю, то я смогу обойти по баллам САМОГО Ржавого Ю.? :) Но он тоже сможет удалить свои творения (а у него их ох как много, скажем прямо - полно) и тогда он будет первым по баллам. Я думаю это как то неправильно. Впрочем, это, как всегда ИМХО :)
 

Предложение к голосованию на кон ...

(Леандр (Волков Станислав))
 6    2017-10-16  12  580
Всем привет!
Почитал переписку уважаемого Дейтерия и уважаемых коллег после объявления итогов конкурса. Всё сводится к тому, что каждый участник должен оценить все конкурсные работы, и из этого выявляется победитель, (в общем нет времени всё цитировать). А я подумал, что на песенном (танцевальном, музыкальном итд) конкурсе конкурсанты вообще стоят в сторонке и нервно курят, а всё решает общее голосование. Так может и нам отказаться от обязаловки оценивать произведение самим конкурсантам, и даже указать в правилах, что конкурсант не может ставить оценку до оглашения результатов? Тогда это будет более объективное судейство. А чтобы исключить вмешательство на оценку "приглашённых гостей через соцсети", нужно вообще не писать название стиха, а Дейтерию публиковать примерно так: "на конкурс [любви к бабе Вале] N1", "на конкурс [любви к бабе Вале] N2". И так далее. И тогда все вынуждены будут читать все произведерия не видя "своё", либо произведение с понравившимся названием.
Итак, предложение 1, конкурсанты не оценивают конкурсные работы,
      предложерие 2, конкурсные работы публикуются безлично - без названия
 

Pokemon-Plazmoid-GO

(Banzay-Sanguray)
 2    2017-10-09  3  334
- КУРС Рифмо-Терапия:
      ПЛАЗМОИД плюс… -

Когда я был сперматозоид,
То навещал меня Плазмоид:
Тогда меня он обнадёжил,
Что стану я его одёжей,
Поскольку я его моложе,-
Не очень он уверен в коже,
Но всё ж поможет клетки множить,
Ведь у меня нормально с рожей.
Пускай пропорции нам сложит.
Чтоб со-стоялось аккуратно,
Лишь бы не вёл себя развратно,
Дабы трудился не отвратно,
Абы жилось ему приватно.
И было нам весьма приятно,
Когда родимся неотвратно.

Затем мы вместе колосились,-
То развивались, то бесились,
Болели, ранились, лечились,
И неосознанно женились,
А чтобы Род продлить, плодились,
Пока в-конец не износились…
Пройдя по Жизни как Андроид,
ВетхИ, как старый монголоид.*
И вот, как призрак-Покемон,
Грустнячу я и грустен Он.

Мой Плазмоид интуичит:
На сложенье и на вычет,-
Наше сердце снова бычит –
Проще говоря – фу-ры-чит,
Кровь гоняя по сосудам…
Не пора ль вернуться к блуду?
Неспроста он был шизоид,
Свой покинув Астероид,-
С ним мы вместе – Гуманоид,-
Совсем не мумий-рубероид*.
Покемоново-Андроид –
Псевдо-Сапьенс-Поляроид!

© Copyright: Верлибр Орденский, 2017
Свидетельство о публикации №117013006019
 

Союз нерушимый

(сергей михайлович мирошни)
 4    2017-10-19  2  350
Годами когда-нибудь старый ублюдок
соскочит с галеры и ляжет на дно,
вздохнут обречённо счастливые люди,
что новый ублюдок придёт всё равно.
 

Релакс

(Ashmedai)
 3    2017-10-31  1  333
Сигарета после кофе - это самый-самый смак,
Кто со мною не согласен, может быть и не дурак,
Вкусы разные бывают, что об этом говорить,
Мне же, попросту приятно, после кофе покурить...
 

ПоФИГень - Хоть-бы-Хны

(Banzay-Sanguray)
 2    2017-10-04  0  472

Вести-из-Будущего

      * по-басенная памфлет-байка из жизни насекомых
      с монологом от либераст-мародёра *

- драйв-дрифт-движуха -

      В Природе - смятенье. В животном мире – перемены. Радикальные, но весьма несуразные. Хотя не только там. Повсюду кругом неразбериха. И, прежде всего - у людишек. От нас то всё и пошло. Братья меньшие глядят на старших. А у нас ведь как повелось в последние два десятилетия: хочешь «кучеряво», но легально зажить «на шармачка» – устрой реформы с либерализацией. Сами реформы можешь даже не начинать, но шуму наделать надо по-больше. А сам тем временем…где лихим напором, где «тихой сапой», где надо, подменой понятий и сути,- обтяпывай свои делишки. Не впервой подмечая неблагодарность и неразумие нашенское, давно пренебрегшее взаимозависимой связью с миром, меньшие братья слишком долго наблюдали дурные примеры вышестоящих в эволюционной пирамиде, которые чем дальше, тем больше влияли на всю среду обитания. А, видя сие непотребство, задаются вопросом: «Если им можно такое, нам-то что мешает? Всё равно им теперь не до нас». Видя сторонние просчеты, им, шельмецам, вздумалось так же всё обустроить, как следует – по-новому. Но, не имея столь изощренного разума, как у нас, они все подмеченное уродства внедряли у себя напрямую – без затей и фантазий. Конечно, хотели, как лучше. Но, как говориться…
      Если оставить в стороне изыски вроде «HOLEM sapiens» - глобальной над-личностной психо-мета-энергетической сущности на «элементной базе» множества индивидуев-не-людей, которые «…давно уже не самостоятельны» * и «сами того не понимая…выступают лишь частью огромного информационного субъекта и не знают, о чем этот сверх-разум думает» * следует однако заметить:
      «Разве отдельная клетка нашего мозга осознает нашу личность? Биологам давно знаком феномен рыбьей стаи, пчелиного роя или муравейника. Состоя из примитивных неразумных существ, которые обмениваются информацией, рой или муравейник ведет себя как коллективное разумное существо. Муравейник как организм из миллионов муравьев намного умнее каждого насекомого, которое входит в его состав.» *
      У людей же – как раз – наоборот: «…люди, соединяясь в толпы, становятся чем-то иным, писал еще великий Густав Лебон в «Феномене толпы» на исходе позапрошлого века». * В случае с «ГОЛЕМом разумным» «…мы имеем дело не с толпой, а с роем личностей». * Но в этот раз – не о них. Об ЭТИХ лучше – другим разом – отдельной «песней».
      Этим разом – о социальных общностях животных, коих всего более как раз и «контузило» «взрывной волной» неразумной людской инициативы.
      Похоже, одними из первых на радикальные перемены замахнулась пчелиная братия, заодно с нами пренебрегшая установленным порядком вещей и оттого утратившая всякое чувство меры. Под воздействием сторонних влияний в общей матрице их инстинктов произошли нешуточные изменения со сбоем вековых программ. У нас то и подавно в программном поле давно было неблагополучно, но когда угнездились идеи псевдо-либеральных реформ, неизбежно стало утрачиваться живительное «коллективное начало». То самое, что единило нас прежде в социальную общность, давало веру и силу, направляемые на дела великие по благотворному преображению мира. Теперь не то. Нынче иное. Вот говорят, мол, лучше не стало. Ну это смотря кому… Но в целом всё вышло весьма нескладно…с издержками великими. Но у кого-то ведь получилось!.. Когда все вместе, то ничего и не меняется: всё идет своим чередом. А вот когда по отдельности… Это совсем не то что кагалом. И вот, набравшись завиральных идей, как-то незаметно для самих себя и мы решили, что по-врозь нам непременно станет куда как лучше. А, значит, стоит попробовать. И пошло-поехало…кто-во-что-горазд. Так мы в угаре индивидуйского обособления напрочь забыли с мальства внушенную нам роль «Царей природы». Мы ведь и так давно проживаем в искусственной среде – без прямых контактов со стихиями Природы,- но для того ли мы мегаполисы творили... А нас в городу – не меряно толком. Вот и озаботились мы повально, как бы выбиться из кучи, если уж не в «цари», так хотя бы в «дамки» - лишь бы не остаться в рядовых «пешках». Вместе мы, конечно, на многое способны, но «ферзём» то быть лучше…а одному-то оно вернее будет: никто тебя не «подставит», не «кинет» и с толку не собьет. А то, бывало говорили: из него, мол, толк выйдет! А после глянешь – «толк» вышел, а бестолочь осталась. Вся, какая ни на есть.

Дрифт среди пчёл.
      
      Минуло время, когда Рой был устроен на манер иерархично организованной пирамиды с основанием из рабского множества рабочих пчёл, с маткой-«фараоном» на вершине и главенством трутней-жрецов. Ныне рабочие пчёлы, летая по садам и паркам, впитав ндивидуйски-буржуинские настроения, так же решили попытаться переменить свою извечно-подневольную долю. И вот они уже не тащат нектар да пыльцу в Большое Гнездо или же в улей,- а так и норовят «слевачить» на сторону в попытках распорядится сбором по-хозяйски. Пчёлки-куркули, создавав запасы сырца, пребывали затем в ожидании выгодного момента для конъюнктурного вброса своей партии на рынок. Некоторые стали кооперироваться в небольшие звенья-семьи по типу «шведских»,- по нескольку пчёлок, чтоб сообща заняться оптовыми поставками сборного материала и выпуском продукции на выгодных условиях (а заодно и слегка «пошалить» в невинном «между-собойчике»…). При этом они всё норовили расширить рынок сбыта вплоть до ближнего зарубежья. Но там с их сырьём никто не желал иметь дела: своего подешевле-в-избытке. Самые «продвинутые» дерзали иначе, на все лады создавая новые сорта мёда, активно применяя различную «химию»: добавки да присадки с консервантами. Нашлись и такие, которые попросту откровенно «бодяжили» сомнительное месиво на сахаре с добавлением экстрактов и красителей. Тогда же в расхожем лексическом обиходе торгашей появились условно-негласные названия сортов продукции типа «хрень», «фуфло», «заляпуха», «подстава», «подлянка». Самые резвые из них ни с потре***елями, ни тем более с конкурентами отныне особо не церемонились, принявшись вовсе не шутейно соперничать за лидерство. Так появлялись звучные, но невразумительные «бренды». С подачи крышевавших рынок шершней, его недра наполнились «дурным мёдом», «чумовой» медовухой и балдежными лепешечками типа «медок» для молодой поросли.
      Немалое количество пчёл в силу инерции, привычки и остатков инстинкта продолжали носить свои «взятки» в улей, но вместе с тем у них возникла некая состязательность со стремлением выделиться чем-то на общем фоне,- вот и принялась «братва» вовсе не шутейно соперничать. Теперь уже не всякая удачливая разведчица характерным «танцем» поведает товаркам, куда следует лететь и на что можно рассчитывать. И это в лучшем случае, а в худшем – преподнесёт «липу» в виде «дезы»: ищи, почём зря. В итоге всеобщего разнобоя пчело-Матка сникла, осунулась и стала чахнуть и не приносит прежнего потомства, утрачивая заодно былую власть над остатками Роя. Трутни требуют, чтобы она звала их «мачо», хотя дело свою справляют всё хуже, ненароком глядя на сторону. Пчелиная семья стала неполноценна, как и у людей после развода. Семьей подрастающим «бойцам пчелиного фронта» со временем становилась пчелиная мафия. Личинки молоди теперь только через одну развивались в зрелую форму, имея при этом тот или иной «букет» изъянов. Прежний Рой безнадежно распадался. У диких пчёл рушится в лесу, осыпаясь, восковой замок. И никому дела нет.
      А одомашненные пчёлки в нашем уезде ещё не то учудили. Пасечники надумали взять свою пасеку в аренду у хозяйства-собственника на 49 лет. Так вот, пока одни пчёлки из строителей приторговывали восковыми фрагментами на нужды церкви вместо того, чтоб укреплять ими соты в ульях,- другие, более продвинутые, сдали пасеку в суб-аренду выводку бразильских безжальных пчёл на сезон - вместе с пасечниками. А те «залётные» даже не в состоянии «вербовочным» танцем передать сведения о направлении и расстоянии до источника корма: это же не сальсу под барабан вытанцовывать. Теперь так и станут летать всюду всем «табором» за пчелой-разведчицей. Куда им тягаться с нашей медоносной пчелой!..
      Зато наши из «продвинутых» пчёлок, наслушавшись залётных про южные страсти, почистили ворсинки и, взяв «бригадный подряд», умотали «путанить» в жаркие страны. Чтобы вернуться вскоре поодиночке,- кто с заморской заразой, а кто и с приплодом незнаемой породы.
      Но, несмотря на творящиеся безобразия, пчелиная братия пока ещё худо-бедно справлялось с опылением цветковых, но начавшаяся деградация данного отряда насекомых уже являла тревожные признаки, которые грозили людскому племени голодной будущностью без зерновых культур. Нынешним пчёлам уже как-то неинтересно лететь на поля произрастания пищевых культур. Так же не особо манит их и в луга: им вовсе не хочется возиться с луговым мелко-цветом. Им теперь подавай клумбы да лужайки, парки со скверами, оранжереи цивильные или цветники элитные, в которых продукты как раз не произрастают оттого, что их там никто и не сажал.
      Самая брутальная часть медо-носных пчёл совместно с залетными африкаскими пчёлами, подобно людишкам, образовали сеть мафиозных структур, и их летучие отряды-банды пчёлок-убийц занялись рэкетом, составив конкуренцию трутням и шершням. В заБугорье дошло уже до реальных ничем не мотивированных убийств людей
      И что будет дальше,- просто представить жутко.
      Природная популяция пчёл в мире по подсчетам ученых уже сократилась на треть, а таковая тенденция грозит катастрофой уже не только насекомым, но и растениям, лишённым на полях естественного опыления. А это уже прямая угроза людским сообществам – прямой путь к прозябанию на ГМО-рационе. Как бы такая глобализация всем «боком» не вышла...
      
Драйв посреди муравьёв.
   
      На пчелиный беспредел глядючи, муравьи также ответили индивидуальным само-чинством с сопутствующим само-чванством в самых крайних его проявлениях. Это прежде бывало, что всё, что ни встретят, они в Муравейник тащили. Теперь не то – среди муравьишек уже дурней нет. Отныне всё мало-мальски ценимое - в тачку да на «дачку». Один себе хвоинок для «фазенды» натаскал. Другой – былинок на теремок с мансардою, а есть и такие, кто на особняк из тростинок замахнулся. То же и с припасами. Как-то по-забыли муравьишки разом, что век то их не долог, и о потомстве вовсе перестали заботиться. Некому заняться опекой в муравьином «детском саду». Никто не переворачивает личинок, покрывшихся «пролежнями», некому вынести на воздух и куколок,- пускай хоть задохнутся в недрах «пирамиды». И «по фигу» всем стал сам Муравейник, былое средоточие общинности,- помалу превращаясь в «общагу» без присмотра – для всякого случайного сброда. Стоит неухоженно, покрытый опалой листвой – оседает да осыпается. И никому, даже муравью-«коменданту» нет до того никакого дела: всякий муравей свой интерес соблюдает. Муравьиный Лев - из килеров, не встречая отпора муравьиных ватаг, как бывало, уже вольготно является поживиться, когда муравьиные частники до единого схоронятся в своих «замках». Нагло вваливается с «визитом», а внутри – никого, поскольку сам Муравьиный Царь остался без множества подданных. «Рабочая фракция» неучтиво в эмигрантский «найм» рассеялась. «Братва» муравьиная опять «стрелку» кому-то «забила». У входа сторожа - «в стельку - в лёжку». А Лёве от «балдежников» дурно делается. От личинок у него диарея случается, а он куколок и вовсе - несварение. Муравьи-солдаты в наемники да в вольницу набегов подались: войной и разбоем промышлять. Но прежде сдали свои казармы муравьям рода Полихарис, строящими у себя в Юго-Восточной Азии гнезда на нижней стороне листьев бамбука,- а давеча возжелавших сезон «пошабашить» на выезде. Да на какой базе? Наши то муравьишки бамбук только на Курилах и видели – и то из тех, кого туда занесла нелёгкая. А этих иноземных «квартирантов»,- кто их знает, можно ли употреблять непечёнымы…или вымочить прежде следует. А из остальных – солдаты-ветераны, коих в набег не взяли,- вот они на арене гладиаторскими боями «иммигрантов» потешают. Какой из калек может быть «обед» голодному Льву…
      Так в муравьином мире все и происходит,- все в точности, как у нас. Кому-то не верится? Тогда слово энтомологу:
      «У муравьев-жнецов во время неурожая на семена, служащие им основной пищей, между отдельными семьями начинаются распри и появляются муравьи-воры, а рабочие становятся настороженными, подозрительными. Многие из них совершают своеобразные подскоки друг к другу, как бы спрашивая: «Кто ты?» Муравей-доильщик Лазиус фульгинозус, возвращаясь с богатого взятка тлевого молочка с раздутым до отказа брюшком, иногда предлагает встречным муравьям капельку отрыжки, поворачивая голову…и раскрывая челюсти…у красногрудого древоточца…голову поворачивает не насытившийся, а просящий еду».**
      После того как муравьиные «качки» Формика пратензис в очередной раз переделили на пастбище общинное стадо тлей, особенно жестокий спор у них вышел из-за цикадок, подземных коровок, которых они содержат в подземных галереях на корнях растений. Там они у них, благоденствуя, снабжают хозяев сладким молочком, столь ценимое муравьиной «братвой». Пока они едва не передрались за «десертный удой», ушлые жуки-ломехузы одурманили стражей у центрового входа своими алкоголь-содержащими выделениями. Им «по барабану», что мураши-алконавты, вконец «спившись», перемрут, а Муравейник – деградирует как прежде разумная общность. Вот жуки и шуруют напропалую в самых недрах «пирамиды»,- как им только вздумается. И заодно подмечают кругом разброд и шатание: иные из «жильцов» и вовсе принялись личинками да куколками из «детского сада» приторговывать – «на органы». Тогда то ломехузы ради выгод бизнеса их и «закадрили» - пере-вербовкой.
      И вовсе не трудно представить, какой катастрофой для Муравейника обернулась алчная инициатива «особо-продвинутых-муравьёв», которым вздумалось пустить тропических «постояльцев»-гастролеров – термитов… Ничем иным как только «Третьей Мировой» обернулась для муравьишек сия авантюра.
      
Движуха по-середь прочих.      

      С падением железного занавеса и сопутствующим этому исчезновением границ уймы несознательных летающие-кровосооущих ломанулись в заБугорье по-обмену-опытом. Скоро они вернутся,- уже с тропической лихорадкою...
      Шершни в свой черёд решились на альянс с пауками, устраивавшими «отловы» сетями и совместные «засады» на потаенных путях контрабанды и гастробайтерской работорговли. По обоюдному сговору паукам доставались тела жертв облавы, шершни распоряжались их припасами и «левым» товаром. Порою между партнерами случались «непонятки» с жестокими разборками.
      Вот в умной книжке пишут:
      «Наибольшей сложности достиг язык насекомых, живущих обществами: ос, пчел, муравьев, термитов. Сложные формы общественных отношений, разделение труда, многообразие деятельности наложили отпечаток на формы общения и сигнализации этих удивительных созданий…общественная жизнь насекомых, и в частности муравьев и термитов, судя по палеонтологическим находкам, существует более двадцати пяти миллионов лет. Общество насекомых во много раз древнее общества человека, хотя эволюция их общественной жизни пошла по другому пути». **
      Вот именно! И что с того? Сказано ведь: «Пошла по другому пути» и привела к всеобщему разложению таковой и у нас, и даже в миллионолетних обществах насекомых, не взирая на всякие там программные инстинкты. И у них, как у нас, совсем иные инстинкты возобладали – частно-собственнические. Вот и они стали как все. Как мы! Наша либеральная идея всех победила!
      И ведь так всё повелось не только у людей да насекомых, но и в прочем животном мире, начиная с одомашненного скота, который скоротечно исхудал, по-облез да запаршивел. И пошел под нож. Заводить новую скотинку хозяевам резона нету: на слуху нынче все более иноземные породы,- те, что им как раз не-по-карману. Корма вздорожали, а цены на продукцию упали ниже некуда. К тому же весь рынок затоварен заморскими изделиями с полуфабрикатами в пестрых добротных упаковках. Да туда ведь и не пробьешься без поборов…
      Коты мышей не ловят. На кой им мыши сдались? Зачем суетиться? Они «Вискас» лопают да в рекламе снимаются. И довольны.
      А псы котов не гоняют. Они «Педи гри» трескают. И тоже не прочь на выставках потусоваться. Вот коты и наглеют.
      Птицы в стаи, как повелось от роду, не собираются. Им лень стало задарма крыльями махать за-тридевять-земель. И вот они уже предпочитают по свалкам зимовать. Там же и потомство выводят.
      Рыбы отныне в косяки не сбиваются, самоубийственно предпочитая гибнуть по-врозь. Потому и рыбаки позабыли свои сети до лучших времен (только когда они теперь ещё наступят?) – вот и рыбачат с траулеров удочками – по-штучно, с зари до заката, стоя у фальшбортов. А толку – чуть.
      А оленей и вовсе в стада не сгонишь: и они ныне каждый – всяк сам-себе-Вожак,- вот они и норовят по-одиночке волкам отпор дать,- ведь и волки ни с того, ни с сего стайного инстинкта напрочь лишились, – будто и не было его отродясь.
      Само собой разумеется, всё это не преминуло окончится крайним одичанием и без того диких и злобных. Вот и проявили волки себя вовсе не лучшим образом,- беспардонно пренебрегнув Законом Стаи. Вожак давеча принялся было распекать нерадивых за неудачную охоту, ну и, само собой, не мог не выразиться крепенько,- как повелось издавна. И что с того? Ан, нет! Вдруг самые «борзые» из них не смолчали, как должно, а заявили: «Да сам ты - козел пархатый!». Тут с Вожаком не то чтобы «удар случился», но былого дара убеждения он напрочь лишился. А Стая вся как есть, махнув хвостами, разбежалась, кто-куда-горазд. Одни стали верховодить сворами бродячих городских псов. Другие попарно и поодиночке «шакалят» по мелочи на лесных тропах и проезжих дорогах в глуши. Или по помойкам шибаются. Третьи сложили буйны головы в капканах, а то и в загонах. Иные попали под санитарный отстрел или под вертолетное «сафари» угодили. А матёрому седому Вожаку-без-Стаи только и оставаётся, что понапрасну лязгать зубами да с невыразимой тоскою выть на луну долгими морозными ночами. На исходе своего недолгого волчьего века он всё больше побаливает, голодает да предаётся приятным воспоминаниям о былых временах. Волчата его давно выросли и сгинули не-весть-где и не-знамо-как в эту эпоху повального безумства.

Вода-с-«Закидонами».

      Но хуже всего стало, когда деструктивные изменения затронули неорганический мир. Первой свою новую волю заявила водная стихия. То и дело,- её так и «колбасит». То её, всем привычная, субстанция течь не желает: желаю, мол, томно растечься и лежать себе лужею, нежась на солнышке. И вот она уже не испаряется. Нет испарения – нарушился газообмен, а заодно не образуется хлорофилл. Или, вот тебе раз! - не тушит! То она,- нате вам! – не льётся. То не тает, следом - вдруг не замерзает, - вот и нет снегового покрова растениям и многолетним посадкам с озимыми культурами – так и по-вымерзнет всё вскорости напрочь. А то она,- вот вам ещё! - не растворяет, и все тут. И, само собой,- не моет, да и мыло в ней вовсе не мылится. А ей наши беды – хоть-бы-хны. Все у неё отныне – по настроению. То не капает иль наоборот - вся каплями разбегается во все стороны: Капли есть, а Воды нет. Зато налицо конфликт интересов. Туман, а не Вода. Висит себе моросью – ни вверх, ни вниз. А в ней тем временем вредные газы растворяются с образованием взвесей едучих кислот – Смог называется. Берегись, братва чумовая! Не стало капиллярного сцепления, исчезло проявление осмоса, а вслед за ним и тургора. И вот – извольте любоваться: травы все в лёжку, а деревья с кустарниками, ломает ветром, как сухостой. Исчезают микроскопические силы поверхностного натяжения – вот и тонут корабли вместе с людьми и грузами. Пока что всё кончилось довольно тревожно: не желает Вода больше падать вниз, раз уж воз-желалось ей летать… А хотя бы и вверх – такая вот блажь на неё нахлынула вдруг однажды, когда ей опять покуражиться воз-желалось. Кому-какое дело? Не нравится? Ваши проблемы! И вот она уже парит в околоземном просторе, переливаясь живыми «ртутными» шариками. Красиво, но неполезно для обитателей Планеты: они препятствуют солнечной радиации, несущей тепло и энергию. Хорошо ещё, что не вся Вода и не всегда так себя ведёт. И не на веки лишает нас блага своих чудесных свойств и качеств.
      Кое-кто из людей всё же призадумался: «Как Вода сможет нести всему сущему свою живительно-программную нагрузку, если она структурно явно нарушена? Как она станет обновлять информацию, если она не в состоянии сменить для того свое агрегатное состояние ради перехода в другую фазу? И потом… А ну, как и Трение исчезнет? Иль, скажем, Тяготение…   А ну, как и прочие стихии «дурковать» станут? И что тогда?..» В животном мире, конечно, никто ничего не понял. Но у нас не одни только «ботаники» задумчивые встревожились, а и прочие во множестве своем обеспокоились, вполне осознав, что такое мы есть сами по себе, так много мнящие о себе разумно-всемогущих, и чего будет стоить весь наш распрекрасный технотронный рай хотя бы без той же Воды, наглядно продемонстрировавшей, что станется с миром как без неё, так и безо всего прочего – насущно необходимого.

   МОСТРуозово

Вольному - Воля,-
В сомнении – край!
Убогому – доля.
Рисковый? Играй!

      Сирин-Пересмешник.

- монолог-от-души –

Совковое детство было уютно,
Да кончилось разом,
      и всё стало «мутно».
Теперь суетимся мы еже-минутно,
И всё – под себя,-
      притом «ба-ла-мут-но».
И так до-«мутились»,-
      кругом стало смутно.

Я был МЕТАМОРФОЗина,
Стал ГиперМОНСТРуозина:
Ползёт за мной ОБОЗина,
А в нём моя Мимиозина,
СЕКСотная «Глюкозина»
Зануда и «занозина»,
И вечная НЕВРОЗина,-
Вреднючая Стервозина -
Пыхтят, как ПАРОВОЗина:
Такая СИМБИОЗина.

Теперь среди НАВОЗины
По утрешней МОРОЗине
В амбаре от КОЛХОЗины
«Надыбалась» СПИРТозина…
Гульнули…Передозина…
Потом была ДОПРОСина,
Побои и ПОНОСина,-
До пыток – от «угрозины».
Побег, стрельба, откосина
И вертухай-БАРБОСина
(удавит-за-"бабосину"),
ШИЗО, ТУБЕРКУЛЁЗина
Закурит ПАПИРОСину,-
К нему - вразнос-ПСИХОЗина -
Паршивая ПРОГНОЗина:
Такая ПАРАДОКСина,-
Прихватит – так «вЗАСОСину.

      - «Может вовсе не случайно повсеместно на всех уровнях Природы события стали развиваться довольно непристойно. И хуже всех проявила как раз себя не водная, а именно людская стихия «Чело-вейника», допустив развитие недостойных людей настроений и действий. Пока что всё это не кончается. И не может таким образом сие закончиться безвредно. Мол, «атомизация» общества и тупиковый кризис всех прочих социальных систем»,- так могут себе помыслить некоторые. Но только не мы! Почему?
      Потому, как нам известно, что к чему, и как всё это устроилось. Отнюдь не само-по-себе. А всего то и надо было устранить главное препятствие через блокирование Со-Вести, довлеющей над сознанием людишек, мятущихся между инстинктами и социумом, натуркой и культуркой. Всего только и понадобилось произвести подмену мировоззренческих понятий и установок - в виде устранения идеологии, а заодно и создания сумятицы конкурирующих религиозных учений. Попросту сместить в сторону коллективное-бессознательное, заменив его индивидуальным-бессознательным. И вот уже там, где в центре всего было «Сверх-Я», ограничивавшее социальными рамками волю индивида, появляется «ОНО» - «ЭГО» с его эго-центризмом, а попросту - эгоизмом. ЭГО, аморфное или колючее,- всё равно, но ОНО как раз и блокирует Сверх-со-Знание, низводя стадо людское до уровня Со-Знания. А уж Сознанием манипулировать - милейшая забава!..
      И едва исчезает влияние «Сверх-Я», как в социуме исчезает потребность это давление нейтрализовать уходом в науки, искусства,- в творчество, как таковое. Комок мутного осклизлого Эго забивает подобные потребности и пути их реализации. Тем, кто скажет, что это плохо, могу заметить, что многие от своего «Сверх-Сознания» «эмигрируют» в пьянство, наркоманию, эротоманию и прочие пороки и страсти. А в случае господства ЭГО такие потребности не возникают. На их место приходит потребность в получении уд-овольствий через потребление, и мы получаем реальное стадо мычащих потре***елей. Его мы и будем «пасти»-и-«доить» -регулярно. Разве кому-то от этого плохо? Им хорошо, да и нам неплохо – все довольны. И никто не мается всякой лабудой, как прежде.
      Так мы и получаем однородную массу «метаболитов»-от-шопинга, которой управлять – одно удовольствие. Ты дёргаешь себе-на-потеху за ниточки из-за ширмочки, и они там на «позорище» все послушно делают всё, как тебе надобно, а ежели что, так и корчатся в муках. Всё,- как учили наши западные «гуру» от психоанализа. Что мы и проделали исподволь не без удовольствия для себя. Ну, а то, что заодно с обществом, зацепило» некоторые сферы природы, - так это побочные следствия – издержки широко-охватного процесса-акции. Авось, всё как-нибудь «устаканится» - само собой. Почему именно так?
      Потому что НАМ ВСЁ одинаково «ФИОЛЕТОВО!» Почему? А мы свой интерес блюдём ПЕРВО-НАПЕРВО! Нам и так «зашибись»! «Бабла» хватает, а остальное нам – Хоть-бы-Хны! А уж тем более теперь, когда всё так славно устроилось, нам вообще всё – по ба-ра-ба-ну! Вот почему!
      Потому что «Наша взяла!» Не желаем строем по команде ходить! Сколь можно? Плевать на издержки! А вы как думали?!. Страху нет – один задор! Свобода Воли. И действий. Свобода для всех и каждого,- ото всего и всякого – одна на всех! И полное безразличие ко всему остальному. Никто никому ничего не обязан (но многие должны по «счётчику»). Вот наша Вера! Нам так нравится! Мы иначе себя не мыслим. Уж лучше мы будем жить в буржуинской «системе-парных-Ж»: Жируя-со-Своими и Жлобясь-с-Чужими, жалуясь при этом на жизнь и тем и другим, чем подобно престарелым «совкам» станем прозябать в формате 3Д: Донашиваю-Доедаю-Доживаю. Пускай все запомнят: «У нас нет совести,- а лишь одни только НЕРВЫ!»
      Кому теперь лучше всего живётся среди тварных скотов? Отдельным любимцам состоятельных Господ. В их число входят мопсы и пудели, «були» со шпицами, кошачьих – без счета,- как по моде положено с за-предельем цен. Особая песня – экзотические твари: питоны, кайманы, геконы. Но всем им живётся зачастую куда как шикарней, нежели множеству из их людских со-временников: парикмахерские салоны, вет-врачи-дантисты, спец-кормежка, экипировка: комбинезончики-ошейнички-поводочки со стразами, прислуга для выгула. А делать то и вовсе ничего-не-надо!.. Во как! Безумству потребления предела нет! Вот и мы так хотим! Так же, как оне, желаем! Ибо: настала всеобщая эпоха открытых дверей для домашних скотов и диких зверей! Вот такие мы зверьки-рода-человечьего. Тоже не прочь инстинктами пожить. Только теперь инстинкту наживы мы предпочитаем инстинкт всеохватно-безмерного потребления, а инстинкт получения удовольствия (от слова «уд») стал для нас важнее примитивного инстинкта продолжения рода. Целые пласты культурки возникают на их основе. Вот этим мы как раз и отличаемся от насекомых и прочих тварей. Людишки, как-ни-как.
      В последнее время все чаще можно слышать уже не просто мнения исподлобья или разговоры под косые взгляды, а уже и полемику в простонародье за спинами таких, как мы.
А именно:      
      - Да что вы от них хотите? Они же стохасты – баламуты-на-выданье! Всякому купчине разгульному рады. Кто слаще подмажет, под того и лягут.      
      - В Европах всегда от таких избавлялись высылкой на сторону, чтоб воду не мутили. Да и у нас за Урал-камень скольких спровадили?
      - Ну, вы скажете тоже... Какие ж они стохасты? Да оне ж только представляются буйными. А на деле завсегда другим рискануть предоставят черед,- тем, кто в авангарде. Ещё и подначат, да мзду посулят. И по счетам платить, само-собой, вперёд себя любого пропустить готовы. Либерасты они, а не стохасты. Самые натуральные мародёры-из-лодырей – жиды-халявщики. Да вы гляньте на них: паразитов картавых. Нешто повылазило вам? Разве не видно? Иль настоящих буянов, отродясь, не видали? Налей мужичкам – враз узришь.
      - И то верно. Оне ж завсегда в обозе на задах обретаются - обиралы. Провокаторы, не лучше Гапона. Народец на верный расстрел поведут, а сами – в задних рядах окажутся. А на трибунах да в ложах – первее первых,- космополиты с мондиалистами.
      - А ты как думал? Вон у Миколы часы золоченые с боем. Маркович сколь ни подкатывался, так он уступить ему их ни в какую не желает. А Маркович перед атакой его, знай, по плечу похлопывает: «Ничего, Микола, после договоримся». А сам – в обоз, и оттуда с него в бою глаз не сводит: момент выжидает, если ещё сам не выцеливает, гнида обозная. Вчера он в похоронной команде пристроился, а сегодня в трофейную пролез и взводом командует… А сам всё шурует, как и прежде,- по карманам да подсумкам.
      - Дождёшься, Микола, что он тебя долгами опутает, а после в рост их пустит, а своего добьётся таки.
      Ну, прямо обидно слышать такое. На это мы в свой черёд заметим так: все эти наветы не вполне истинны. Мы ж не какие-нибудь там маркитанты паршивые. Мы – купцы идейные,- трофейщики всей душой и к тому же -не без смысла. На то мы и трофейная команда. Да захоти мы,- любого из этих горланов купим, едва занадобится. А нет,- так «на счетчик поставим». Куда он тогда денется? Какие же мы лодыри? Верно я гутарю, Давид Маркович? Мы просто уродились такими, и к физическому труду мало способны: энергии нам не хватает. Им видится, будто мы ленимся, а мы попросту энергию копим. А уж когда её станет в достатке…мы сумеем так руководить или там приторговывать, как никто, кроме нас,- к этому у нас большой талант. Или ссудить кому сколько за надобностью,- за этим прямо к нам следует идтить. И тогда мы любому – всей душой навстречу идём. А то можно и заложить в нуждишке вещичку какую,- да хоть те же часики...за сим тоже – к нам. Уж тут то мы дюже способные. Не напрасно нашу породу считают шибко умной. Да один наш «институт-маркитантских-жен» чего стоит…вот это мы сочли весьма полезным заимствованием. Разве не так? Вот и Борух Натанович того же мнения. Крепись, Сарочка, ещё немножечко в этой стране по-воюем и,- прочь из обоза: не виллу – островок себе купим…в субтропиках. Я уже присмотрел милую крохотулечку. А покуда… Об чём печалиться? Да ты прикинь, как мы в чинах растём: вчера - похоронная команда, сегодня – трофейный взвод под нами, а завтрева, глядишь,- интенданство-от-инфантерии. Ну, чем не жисть?..
      А стохастами были наши «за-морские» предки из безжальных пчёл, имевших кое-что получше жала. А мы – из их потомства. И роимся мы куда как быстро, притом, что дозволили присовокупиться к нашему Рою помётам «выродков» от ваших же путан, «гастролировавших» на родине нашенских предков: держим тех «бастардов» при себе для всяких «деликатных» делишек. И раз уж мы тут, так любому пример дадим, как «жить красиво» и что значит не просто банальная «взятка» - маленький «гешефт», а Большой ХАПОК. И в чём разница. Чтобы все «мало-мерки» поняли: если «СтаршОй» сказал, что будет ТАК, значит Так-Тому-и-Быть! Кто у нас нынче за Старшого Брата? То-то же!.. Всем известно. А вам кто повинен в том, что вы из почтенных пчёл превратились в НИЧТОжества из «мухоты»? Опять, поди, наш брат Стохаст виноват? Вечно, мол, ему всё не так в вашем коммунальном раю: «то щи тощи, то жемчуг мелок»… Что ж, не идеальны мы, но ведь и жизнь то какова… Вот и приходится допускать издержки, иначе дело не сладится. Из-за них и не ценят нас простодыры, вроде мухо-пчёл. А все оттого, что сами ни жить, ни дела делать не умеют. Говоришь им: делайте этак. Куда там! Тут же своими «танцами» морали читать начинают, как давеча. Устали мы от них,- до того упёртые - с извечными проповедями о справедливости. Никак признать не желают, что мы и есть «пчёлки», чтоб нектар в «медок» собирать,- не для мух же, в самом деле: «медок» отдельно и мухи отдельно. А сами,- ну что те мухи – всё зудят. И чего носятся со своей справедливостью-для-всех, аки дурни с писаной торбою? Им, по всему судя, чужда наша универсальная мондиалистская идея, в которой и впрямь справедливости места немного найдётся. Вот и не могут они взять себе в толк, что мы-то как раз и предлагаем от неуправляемого хаоса, вроде того, что творится нынче в природе, перейти к хаосу управляемому. Но куда там!.. Чему удивляться, если даже и в самой что ни на есть либеральной среде случаются казусы, когда вдруг объявляются отдельные «штатские» в нетвердом уме, которые позволяют себе сомневаться в самоценности прогресса:
      «…Мы отравили океан, мы сожгли и распахали дикие леса, мы умудрились испортить даже погоду! И все это ради современного образа жизни, не так ли? Восемь миллиардов психически больных уродов, выращенных на средствах массовой информации!» ***
      Мы придерживаемся иной точки зрения: наш либерал-глобализм, кроме затей и задора, стальных нервов и несгибаемой воли имеет ещё и крепкие зубы с мощными челюстями, коими он перемелет не только дремучие инстинкты безмозглых тварей, но и сомнения рефлексирующих умников. Моложавому здоровому глобал-либерализму все нипочём! А раз так и даже сама Природа сдуру взбесилась, нечему отныне удивляться. Всё равно перебесится скоро. А нам ни к чему рефлексия без повода. Это я, маркиз де Бил, как убеждённый либерал ответственно вам заявляю! Вы только гляньте, как круто шагнула эволюция диких тварей по эволюционной лестнице под влиянием либерального примера?.. Уж если у них всё так резво двинулось, так у нас то и подавно нет повода для паники. Нам ведь это всё нипочем. Нам всё - хоть-бы-хны! Почему? Потому что у нас нынче расцвёл «ОПУПЕОЗ» «ИНДИВИДУЙСТВА»! Во, как! Ну, чем не клёво?!

…И нет от этого лекарства.
    И давно идет молва,
    Что в нашем царстве-государстве
    «Пофигень» растёт трава.

Пофигень-трава растёт,-
Эманацию даёт.
Кто эманацию вдыхал,-
Тот и пофигистом стал.

И растёт в нашей земле,-
И в Калуге, и в Орле.
И в тайге, и в заполярье,
Говорят,- даже – в Кремле!..

Говорят: она везде!
Но я не верю…ерунде…      ****      ………………
* - М. Калашников, С. Кугушев, «Точка перехода» - 2 т. з-томника «Третий проект»;
** - П.И. Мариковский, «Мой весёлый трубачик»;
*** - Брюс Стерлинг, «Распад», 1998 г.;
**** - Тимур Шаов, «Частушки-пофигушки»

ДЕГРАДАЦИЯ МУРАВЕЙНИКА, ИЛИ МОДЕЛЬ УМИРАЮЩЕГО ОБЩЕСТВА Жми сюда

Модель муравейника один в один перекликается с человеческим обществом и наглядно показывает, что алкоголь, табак и другие наркотики - не что иное, как оружие геноцида.

• Стадия 1: ЗАРАЖЕНИЕ

По своему общественному устройству муравьи - наиболее близкие к человеку существа на Земле. Каждое новое открытие в мирмекологии (науке о муравьях) лишь подтверждает это.

Перед нами - здоровое гнездо рыжего лесного муравья (Formica rufa). Для данного вида характерен купольный муравейник, верхний слой которого состоит из десятисантиметрового слоя палочек, иголочек, сухих листьев, камешков. Гнездовой материал муравьи постоянно перемешивают, чтобы муравейник не начал гнить - это своего рода принудительная вентиляция. Высота нашего муравейника - 56 сантиметров, диаметр - 98 сантиметров. Купол имеет 11 отверстий. Примерная численность населения муравейника - около 10 тысяч особей. Под куполом расположены ободковые камеры, в которых хранятся яйца, личинки и куколки муравьев. Еще глубже - гнилой пень или крупные ветки. Под землей на глубине до 1,5 метра находятся сообщающиеся между собой камеры. В одной из них живет царица.

В муравейнике существует строгая иерархия и распределение ролей. Гнездом управляет царица - самка, откладывающая яйца. Рабочие муравьи - тоже самки, но они не производят потомства до тех пор, пока жива царица. Срок жизни царицы 15-20 лет, рабочего муравья - до 7 лет. Самцы живут всего один сезон, в жизни муравейника не участвуют и погибают сразу после спаривания.

В непосредственной близости от царицы находится свита из 10-12 рабочих муравьев, они о ней заботятся: облизывают ее и кормят. Это, как правило, молодые муравьи, поскольку все обитатели гнезда проходят примерно месячную стадию ухаживания либо за царицей, либо за личинками. Затем они перебираются на самый дальний участок зоны патрулирования муравейника (ее радиус достигает 5-6 метров) и там занимаются поиском пищи - фуражированием. Найденную пищу муравей передает вверх по инстанциям, и лишь оттуда она распределяется по всему муравейнику. Вместе с пищей муравейник окормляется особым феромоном - веществом, которое выделяет царица. В нем содержится информация о здоровье царицы и состоянии гнезда. Это вещество муравьи из свиты слизывают с царицы, переносят в специальном зобу и передают друг другу по цепочке. Таким образом, все особи муравьиного социума включены в единое информационное пространство.

В муравейнике действует своя система наказаний. К примеру, если здоровый муравей-фуражер несколько раз подряд возвращается в муравейник ни с чем, его «казнят» - убивают и самого пускают на фураж. Любопытно, что совершенно по-другому поступают муравьи с теми, кто потерял трудоспособность в результате увечья. Их кормят до тех пор, пока те в состоянии просить еду, то есть постукивать усиками по определенным участкам головы здорового муравья.

Муравьи - активные хищники, но вместе с тем они держат и «домашний скот». В его роли выступает тля, причем поедают муравьи не только ее саму, но и ее выделения. Это не является формой паразитизма, поскольку без муравьиной заботы тля погибает гораздо раньше от других хищников. Муравьи пасут тлей на близрастущих растениях, оберегают их. И по первому требованию тля выделяет им излишки нектара. Чтобы «выдоить» тлю, муравей щекочет усиками ее брюшко.

Но иногда на муравейник садится маленький жучок светло-коричневого цвета - ломехуза. Жучок проникает в ободковую камеру, где хранится муравьиное потомство, и откладывает туда яйца. На все попытки обитателей гнезда разобраться с чужаком он отвечает тем, что выделяет особое вещество, которое муравьи тут же слизывают и впадают в состояние эйфории. Под воздействием этого вещества они просто отходят в сторону и на время затихают.

• Стадия 2: ОБЛИК ВРАГА

Ломехуза - «жук-драгдилер» (Lomechusa strumosa), которым оказался поражен наш муравейник, - насекомое из группы мирмекофилов. Всего насчитывается 266 видов мирмекофилов - насекомых и других беспозвоночных, обитающих вместе с муравьями. Среди них много паразитов. Но представители этой группы нахлебников либо вступают во взаимовыгодные отношения (симбиоз), либо наносят урон, не ведущий к гибели всего гнезда. Все, кроме ломехузы.

Этот вид впервые подробно описал немецкий исследователь Вассман в 1897 году. Это крохотный жучок - примерно втрое меньше рыжего лесного муравья. Чаще всего он попадает в муравейник с воздуха и проникает через одно из входных отверстий.

Муравьи не чинят ему в этом препятствий, поскольку тут же увлекаются тем наркотическим веществом, которое он выделяет. Более того, они тут же начинают его кормить, поскольку жук умеет по-муравьиному просить еду - постукивая усиками по определенным участкам головы. Иногда ломехуза попадает в муравейник из соседнего гнезда, с которым у здорового муравейника налажены отношения. Заражение происходит на обменных дорогах. Муравьи охотно делятся «жуками-драгдилерами», транспортируя их на брюшке. Точно так же они переносят с собой ломехуз, отпочковываясь от своего муравейника с целью создать новую семью.

У ломехузы точно такой же процесс развития потомства, как и у муравья: яйцо - личинка - куколка - взрослое насекомое. Самка «жука-драгдилера» откладывает 100-200 яиц прямо рядом с муравьиными - они абсолютно ничем не отличаются. Когда вылупляется личинка ломехузы, становится заметно одно отличие - ее брюшко вогнуто. Но на этой стадии она уже умеет просить еду и начинает выделять наркотик, поэтому муравьи теперь хоть и распознают чужака, но начинают заботиться о личинке ломехузы как о собственном потомстве. Взрослые жуки живут здесь же, в муравейнике. Они будут жить тут до тех пор, пока муравейник в состоянии их кормить, оттягивая на себя все больше его ресурсов. Но пока этот процесс происходит под куполом и скрыт от глаз наблюдателя. Отличить пораженный ломехузой муравейник от здорового на этой стадии можно лишь в солнечную погоду, когда все обитатели гнезда выползают на поверхность купола погреться. Но уже через несколько минут муравьи затаскивают ломехуз обратно под купол. Они еще думают, что командуют муравейником.

• Стадия 3: НОВАЯ БОЛЕЗНЬ

До сих пор болезнь нашего муравейника развивалась в скрытой форме. Ее мог разглядеть лишь специалист-мирмеколог. В подкупольной камере вместе со своим потомством муравьи взращивали личинки ломехуз - свою будущую погибель. Они распознавали в них чужаков, но противостоять им не могли: личинки выделяют наркотическое вещество, противостоять которому муравьи не в силах.

Но теперь даже неспециалисту, если он приглядится к куполу муравейника, становится ясно, что с гнездом творится что-то неладное. По сравнению с другими муравейниками его жизнь как будто заторможена. Муравьи здесь гораздо менее активны, зона патрулирования гнезда сузилась, да и там, где еще работают фуражеры, можно увидеть такую картину: муравей пытается что-то тащить, но потом бросает свою работу и просто слоняется без дела. Тусуется.

Первое, что приходит в голову, - они все уже под кайфом. Но это не так. Те, кто пребывает под действием вещества, выделяемого ломехузой, как правило, сидят внутри муравейника. Заторможенные особи, которых мы наблюдаем на поверхности, - это уже новое поколение муравьев. По аналогии с людьми их можно назвать муравьями-даунами. На языке науки они называются псевдоэргатами. По основному плану строения это все еще рабочие особи, однако грудная часть у них по сравнению со здоровой особью немного увеличена. Поэтому внешне они представляют собой нечто среднее между рабочими особями и самками. На деле же псевдоэргаты не в состоянии ни откладывать яйца, ни спариваться с самцами. Не могут они и полноценно выполнять функции рабочего муравья.

Псевдоэргаты еще пытаются делать какую-то работу, поскольку в гнезде еще достаточно активных муравьев, которые заставляют их работать, но делают они это из рук вон плохо. Впрочем, среди активных муравьев все больше особей подсаживается на вещество, выделяемое «жуком-драгдилером», так что принуждение с их стороны все слабее. При этом едят асоциальные муравьи наравне со всеми. Таким образом, баланс расходной и доходной статей бюджета нашего муравейника нарушается, муравьям начинает недоставать фуража, чтобы прокормить всех - и царицу, и ломехуз, и псевдоэргатов, и здоровых муравьев, число которых все стремительнее уменьшается.

Изучая это явление, ученые-мирмекологи сначала полагали, что появление псевдоэргатов связано с недокармливанием личинок, поскольку существенную часть питания муравьи теперь отдают ломехузам. Выдвигалась и другая версия - псевдоэргаты появляются в результате заболевания вирусом, переносимым «жуками-драгдилерами». Однако потом наука установила, что причина появления псевдоэргатов - все то же наркотическое вещество, выделяемое ломехузами. То есть теперь в нашем муравейнике увлечение наркотиком переросло в стадию эпидемии наркомании, определяющей не только поведение муравьев, но и их физиологическое строение.

• Стадия 4: ВНЕШНЕЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО

Наш муравейник все стремительнее деградирует. Наркотическое вещество, выделяемое жуками-паразитами ломехузами, стало причиной появления в гнезде муравьев-даунов (псевдоэргатов), которые не способны ни к продолжению рода, ни к активной общественно полезной деятельности. Ломехуз и псевдоэргатов становится в муравейнике все больше. А значит, все больше нахлебников и все меньше корма. Еще немного, и процесс деградации станет необратимым.

Будь муравейник более многочисленным, процесс мог бы растянуться на долгие годы: жуки-«драгдилеры» плодятся медленнее муравьев, они просто не поспевали бы за приростом населения, поражая лишь некоторые сектора гнезда. Но наш муравейник невелик, поэтому спасти его может лишь внешнее вмешательство - чистка.

Нам стоит поторопиться. Чистка муравейника от ломехуз возможна до тех пор, пока не успели расплодиться в большом количестве муравьи-дауны. Для чистки нам понадобятся две емкости (подойдут обычные ведра с плотными крышками), большой кусок полиэтилена размером 1,5 на 1,5 метра, резиновые перчатки и лопатка. Мы находим наиболее здоровый сектор муравейника, отрезаем его лопаткой, как кусок пирога, быстро перемещаем в ведро - вместе с муравьями, личинками, яйцами и гнездовым материалом - и плотно закрываем крышкой. Затем содержимое ведра с муравьями высыпаем небольшими порциями на полиэтилен и тщательно перебираем. Так, как перебирают крупу для каши: мы просто перемещаем здоровых муравьев и гнездовой материал из одной кучки в другую. «Жуков-драгдилеров» и безнадежно больных муравьев-даунов (псевдоэргатов) вылавливаем, давим и выбрасываем. Каждую очищенную порцию муравейника тут же перемещаем во второе ведро.

Ломехуз узнать легко - они сильно отличаются от муравьев размерами (раза в 2-3 меньше) и окраской (ярко-коричневого цвета). Труднее с псевдоэргатами - от здоровых муравьев они почти не отличаются. Но зато их выдает поведение. Здоровые особи сразу начинают выполнять свои функции: фуражиры собирают разбросанный по полиэтилену строительный материал, гнездовые муравьи проявляют беспокойство о личинках и яйцах, муравьи-охранники кусают обидчика. Лишь псевдоэргаты слоняются без дела.

Вся процедура чистки заняла у нас чуть больше часа. Мертвые ломехузы и псевдоэргаты поместились в один граненый стакан - часть из них мы препарировали для научных целей. Во время чистки нам попалась одна самка-царица, но даже если бы все они остались в зараженном гнезде, можно было не беспокоиться: как раз в августе у муравьев происходит роение - брачный период. В гнезде появляются крылатые самки и самцы, они активно спариваются в воздухе, и недостатка в оплодотворенных самках нет. Теперь осталось лишь найти место для уцелевшего муравейника.

А тем, кто остался в пораженном ломехузами гнезде, уже никто не поможет.

• Стадия 5: ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Предыдущие стадии опыта показали, что муравейник, пораженный ломехузами («жуками-драгдилерами», паразитирующими при помощи выделяемого ими наркотического вещества), неизбежно гибнет. Единственный шанс на спасение - прибегнуть к принудительной чистке, удалив вручную ломехуз и безнадежно больных муравьев (псевдоэргатов). К сожалению, наш муравейник оказался поражен эпидемией наркомании уже настолько, что удалось спасти лишь часть гнезда. Спасенные особи находятся сейчас у нас в ведре, плотно закрытом крышкой.

Теперь нужно найти место, где они смогли бы прижиться и основать новое гнездо. Рыжие лесные муравьи любят влажность, поэтому опушки и поляны отпадают сразу. Лучше всего подойдет место в лесу, идентичном по составу тому, где находился наш предыдущий муравейник. Обязательное условие - расстояние от материнского гнезда должно быть не меньше километра. Иначе наши здоровые муравьи просто вернутся в погибающий муравейник, и их уже ничто не спасет. Соседство с другими гнездами, даже если они не поражены ломехузами, тоже нежелательно: их обитатели, скорее всего, отнесутся к чужакам враждебно и зарождающийся муравейник разграбят. Есть некоторые виды лесных муравьев-рабовладельцев, которые захватывают личинки из других гнезд и потом выращивают себе из них рабов.

Наконец мы нашли идеальное место - в ельнике, рядом с небольшим гнилым пнем. Аккуратно высыпаем содержимое ведра, и муравьи моментально начинают обустраиваться на новом месте. Царица и гнездовые муравьи роют в земле норы, другие особи укладывают в них личинки и яйца, третьи собирают высыпанный из гнезда гнездовой материал, четвертые - начинают патрулировать местность. Земля, извлеченная при строительстве нор, тут же идет на возведение вала вокруг будущего гнезда - это сходство с человеческими городами свойственно всем поселениям рыжих лесных муравьев. Чтобы ускорить строительство, можно набросать вокруг окружного вала листьев, веточек, опилок - муравьи их тут же подхватывают и употребляют в дело.

По сравнению с тем, как это происходит в природе, наш муравейник строится в более сложных условиях. Обычно семья, образуя новое гнездо, не порывает связи с материнским гнездом и долгое время получает оттуда помощь и поддержку. Тем не менее даже в условиях полной изоляции наш муравейник возрождается и уже на третий день обретает привычные очертания.

Еще через 3 дня купол вырастает до 15 сантиметров, а через неделю наш муравейник уже ничем не отличается от прежнего.

Спустя две недели на месте первого муравейника мы обнаружили холмик, который уже начал зарастать травой. Муравьев здесь больше нет, гнездовой материал перебирать некому, купол перестал проветриваться и начал гнить.

А на новом месте купол вырос еще на 5 сантиметров. Этому гнезду больше не страшны «жуки-драгдилеры». Наукой о муравьях - мирмекологией - давно установлен интересный факт: очищенный от ломехуз муравейник обретает иммунитет против их наркотического вещества. Почему - ученые не знают, но это так.
Источник : Жми сюда
Стена
ДЕГРАДАЦИЯ МУРАВЕЙНИКА, ИЛИ МОДЕЛЬ УМИРАЮЩЕГО ОБЩЕСТВА Модель муравейника один в один перекликается с человеческим обществом и наглядно показывает, что алкоголь, табак и другие наркотики - не что иное, как оружие геноцида. • Стадия 1: ЗАРАЖЕНИЕ По...
vk.com

Юрий Карасёв

То есть, коллективный разум выживших, здоровых муравьёв, не подсевших на наркоту, обретает совместное знание (весть) о том, что ламехуза - это зло, это плохо, опасно, и такой муравейник в безопасности до тех пор, пока соответствующее совместное знание (совместная весть) не будет утрачена. Так и у людей - всё нормально до тех пор, пока не утрачивается соответствующее совместное знание, совместная весть = СО ЗНАТЕЛЬНОСТЬ, соВЕСТь

© Copyright: Верлибр Орденский, 2012
Свидетельство о публикации №112031404761
 

Две звезды

(Ashmedai)
 3    2017-10-08  0  402
Ту помнишь - плыли в вышине
Две ослепительных звезды,
Хотя, я думаю, тебе,
Все-все на свете до ****ы...

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер