ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: за месяц 1.2011: самое лучшее: стр. 23

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Прикольные стихи и рассказы: за месяц 1.2011: самое лучшее: Стр. 23  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Столкновение галактик

(Tungus)
 4  Смешные истории  2011-01-11  0  1016
По телевизору сказали:
- Земле грозит катастрофа. Возможно столкновение нашей и соседней галактик. Они опасно сближаются…
- Вань, а, Вань? – испуганно позвала Вера дремавшего в кресле по соседству мужа.
- Ну, чего тебе? – проснувшись, отозвался из-под газеты Иван.
- Ты слышал, что по телеку сказали? Скоро наши галактики столкнутся!
- Вполне возможно, - снимая с лица газету, сказал Иван. – Вон их сколько в небе, звезд-то! Не миллионы и даже не миллиарды – мириады! Вот и сталкиваются!
- А чего делать-то? – заплакала Вера. – Может, в деревню, к маме переедем? Там хоть погреб есть.
- Да хоть в Америку! Хоть на Марс. Они же тоже в нашей галактике! – пояснил начитанный Иван.
- Так мы что, не спасемся?
- Нет! – твердо сказал Иван.
- А как же тогда быть?
- Спешить жить! – категорично заявил Иван.
- Как это? – перестала плакать Вера.
- Ну, для начала иди ко мне. И обними меня покрепче!
…- А дальше что? – счастливо спросила через полчаса запыхавшаяся Вера
- Поехали, посидим в «Астрале», - сказал Иван и плотоядно облизнулся.
- А при чем здесь ресторан? – удивилась Вера.
- А при том, что если в это время и произойдет столкновение галактик, мы и не заметим его! – убедительно заявил Иван. – Где мой любимый галстук, Верунь?
- А если не произойдет?
- Тем более не заметим! Ну, одевайся! А я пока такси вызову…
 

Развод отморозков

(falcon)
 4  Про развод  2011-01-14  0  1060

Чудеса!    Дед Мороз и Зима,

Союз любовный, холод и стужа.

      Нет января, на улице плюс два,

Жена прогнала к черту, мужа!
 

Жить стало лучше и веселей

(Валерий Орлов)
 4  Матерные  2011-01-17  0  1653

В детстве мечтал, плавая в лодочке,
(Хорошо мечтается над речной волной)
Если иметь завод, то ликеро-водочный,
Если купить ларек, то только пивной.
Годы шелестели, кидались неделями,
Иную и не заметишь, когда бухой..
Я на ликеро-водочном руковожу котельной,
А Дуська на рынке заведует пивом и шаурмой.
Куда ж без котельной? Подразделение важное,
Все главные процессы лежат на мне.
Не будет тепла, где догоняется бражка
И снова политуру начнут херачить в стране.
И так от паленки морды сизо-бурые,
Не по карману Хеннесси-водяру шустри.
Вот и шустрят у меня орлы, от работы сутулые,
Чтоб лилась родимая от зари до зари

****еть языком-не в шахте в***ывать,
У Дуськи публика, хоть Зимний бери,
Пейсатые патриоты и бородатые лодыри,
Топят в кружках чужие заработанные рубли.
Какие философы в заведениях питейных..
Гегелю и Канту не снилось такое..вот,
Время измеряют трусами семейными,
От аванса до получки и наоборот.
Охереть не встать от речевого поноса,
А то заведутся (ежли кураж не зачах),
Вприсядку пляшет обрезанный карлик с засосом,
А хаву-нагилу православный синяк в кирзачах.
И единой извилиной думается о бренном,
Пока халява на дно стакана не упадет,
Один рыдает об императоре убиенном,
Другой за Сталина чужие локти грызет.

Мыслителя сробил Роден-ваятель,
А тут в пивнухе своя бурда,
Бывало гавкнешь-Привет, читатель!!!
Ты третьим будешь?
-Конечно, да!
 

Ж\Д хокку.

(bulbul)
 6  Смешные стихи  2011-01-19  0  567
Вокзал за окном,
А пиво не выпито...
"Сапсан", блин, хренов!
 

Садо-мазо

(Валерий Орлов)
 6    2011-01-23  0  641
Которую ночь засыпаю без снов,
Ползком до дивана и сразу готов.
Тревожен и краток обычно мой сон,
А утром сушняк и в башке перезвон.

А тут приключилось намедни гулять
Кажись был День Леса-пришлось отмечать
А как нам без лесу? Не жизнь-хренотень,
А значит рекой-и коньяк и портвейн.

Приполз как обычно, разделся и лег,
А спать ну никак, самому невдомек.
И тошно чего-то пропитой душе...
Вдруг баба в дверях( е-мое!!), в неглиже.

И вроде знакома размером грудей,
А как вот зовут, ну никак-хоть убей-
"Маруська? Натаха? Иль Дунька с Мытищ?
У той, вроде, слева на заднице прыщ."

А баба подходит и сразу в пятак-
"Опять нализался?"(и так..перетак!)
И мощной ногою по яйцам, поддых,
И в рожу и ниже, и пальцем в кадык.

По черепу стулом, по жопе-ремнем,
Я с жизнью простился-гори все огнем.
Устала метелить, порылась в шкафах,
Нарыла бутылку..(вот сволочь..Нашла!!!)

По битому телу прошла мелко дрожь,
Вцепился медведем-ЗАНАЧКУ НЕ ТРОЖЬ!!!
И тут же по репе мощнейший удар
"Терпи забулдыга, ведь я твой кошмар!!!"

Исчезла как дым, как вчерашний аванс,
Я водкой облитый-сплошной декаданс.
И как же мне быть вот теперь, поутру?
Побои-хрен с ними, без водки-помру.

------
В окно постучался рассвет-обормот,
В ногах примостился прожорливый кот,
И ночь провалилась без звука в трубу,
Бутылка на месте....А значит-живу..!
 

Рай - 40 лет спустя

(svetiks)
 9  Про рай  2011-01-28  0  1449

В природе сдвиг маразматический -
Жара и ливни через день.
Январский климат - субтропический,
И не спасает даже тень!

Как в джунглях зелень разрастается,
Котята в тигров превращаются...
Им на обед подай слона,
На ужин просят кабана.

В реке пираньи размножаются,
И крокодилы обживаются.
Москиты кровь, как воду, пьют
И малярию раздают.

Бананы. манго, ананасы
Растут везде, как сорняки.
Вовсю плодятся папуасы -
Другого цвета чуваки.

И не нужны нам больше шубы.
Ржавеют газовые трубы.
Сдаем магнатов на плантации,
Суду подвергнув и кастрации.

А главный вождь в кремлевской хижине
Под пальмой отдыхать прилег.
Не стало больше здесь обиженых.
Не докучает больше смог!
 

Илья Муромец и Соловей-разбойник ...

(bulbul)
 5  Сказки  2011-01-30  0  6069
Расскажу вам сказку я,
Жил-был Муромец Илья.
С длинной, чёрной бородой
Да и сам хорош собой,
В общем, парень удалой.

Тридцать лет и года три
Провалялся на печи.
Кабы думать, кабы знать,
Куда силушку девать,
Саблей, что ли, помахать!

Шлемом скрыта голова
Да стальная булава,
По грешной, земной тверди
Конь копытами гремит,
Путь-дорожка вдаль бежит.

Стрел полнёхонек колчан,
Самогона полный жбан,
Чтоб в пути не съела скука,
Сбоку фляжка с медовухой,
В сумке жареный баран.

Путь-дорожка далека
Да и ноша нелегка,
Чтоб нести полегче было,
Отхлебнёт из фляги пива,
Закусит ломтём мяска!

Вдруг, упёрся в лес густой,
Да полно там силы злой:
Там Разбойник-Соловей,
Много скушал он людей,
Утром встал, его проняло,
Русским духом завоняло!

Как Илью он увидал,
Так вовсю захохотал:
Будет ужин, видит бог,
Тридцать лет копил жирок,
Знатный будет шашлычок!

Воздух в лёгкие набрал,
Засвистел и задышал.
Все деревья и кусты,
Все дороги и мосты
Развалил да поломал.

Но Илья, не прост он был,
Флягу полностью допил,
Разнеслось на два гектара
Русским духом-перегаром,
Как дыхнёт что было сил!

Оказавшись не у дел,
Наш разбойник окосел.
А Илья закончил бал,
Его, пьяного, связал,
Ну и в Киев поскакал.

Только русский молодец
Сможет за один присест
И без вздоху, и без стону
Выпить литр самогону
И потом барана съест.

Разбегутся все враги,
Разбойники-соловьи.
Перед нами все зас..анцы,
Немцы да американцы,
Англичане и французы,
Да япошки, китаюзы
Перед нами сопляки!

      1985 г.

Под гитару можно послушать на
Жми сюда
 

ПРАЗДНИК ПЛОТИ

(Алла Мигай)
 6    2011-01-28  7  944

У тебя в штанах такое чудо,
О котором и мечтать не смею,
Если мы с тобой его разбудим,
То сдержать себя я не сумею.

И тогда начнётся праздник плоти
Двух стихий, живущих на земле.
Кто там говорил мне о работе?
Так трудись же, мой прекрасный лев,

С гривой золотой, роскошным телом,
Сильный, молодой, как Бог…
Как давно я этого хотела!!!
Наконец-то ты решиться смог…
 

Вовочка дома 2. Игра в мультики

(Вовочка)
 6  Про Вовочку  2011-01-21  2  4416
Вовочка как-то забрёл за сараи.
Там ребятишки в мультфильмы играли.

— Ты будешь Карлсон — сказали ребята,
И прикрутили к спине вентилятор.

Вовочка выжил, но из полутрупа
Долго выкручивал папа шурупы.
 

Хохмодром - моё великое счастие! ...

(Н.К.)
 4  Компьютеры и Интернет  2011-01-29  2  800
Поутру, утромбовав стряпнёй утробу свою,
Ухожу на "Хохмодром" и хохмодромствую.

А жена к моим забавам не привыкнет никак,
Всё меня из-за компьютера выкрикивает:

- Позабрось-ка свои вирши ты к лешему,
И, хотя бы присобачь к стенке вешалку!

Лишь неделю мой мужик хохмодромствует,
А весь дом осиротел. На соплях стоит!

Забавлялется стишками похабными,
А из крана мне вода в нервы капает.

И, протухнувшее, с мусором ведро стоит.
Хохмодомство ты моё хохмодромское!

Оделил бы добрым делом тело утлое,
Делапутоло моё неделопутное!..

Ой, дождётся! Я смудрю ей, действительно,
Хохмодромскую мстю хохмомстительную.

Не схамлю, не обзову бабой-дурою,
А назначу хохмодромной натурою.

Ведь на сайте прекращается власть её.
"Хохмодром" - моё великое счастие!
 

ЗЛОЙ ВАН-ДАММ

(Алла Мигай)
 4  Про зло  2011-01-29  2  1227

Я - Ван Дамм, красавец, бог,
Но сегодня я не смог...
Тёрся-тёрся, как дурак -
Не поднять его никак!

Подо мной лежит мамзель -
Пышногрудая модель,
Не умеет и не хочет!
Над бедой моей хохочет!

Я работал, я устал,
Вот товарищ и не встал.
Так зачем позорить бога?
Поработала б немного!

Ей бы в зеркало смотреть,
Караоке в парке петь,
А не лезть в постель к Богам!
Ух, какой я злой Ван Дамм!!!
 

ПОСЛЕДНИЙ ЗУБ

(Алла Мигай)
 4    2011-01-31  2  793

Последний зуб – последнее свидание.
Ты целовал меня, а зуб мешал.
И ты послал меня! Сказал мне – до свидания!!
К зубастой малолетке убежал!!!

Последний зуб я вырву у дантиста!
Прийди, любимый, мы погасим свет,
Поставим музыку эпохи декабристов -
Я самый нежный подарю тебе минет!
 

Памяти ставропольского наркобаро ...

(Владимир Якушев)
 4  Про наркоманов  2011-01-24  1  1269

На Ставрополье нынче - похороны
Прощаются с семьей наркобарона
Убийцам выдай премию, страна
И надо бы чеканить ордена
 

Сугубоправильные люди

(Андрей Сацук)
 3  Ироничные стихи  2011-01-02  0  724
Хватают жен моих за груди
Моих детей зовут дружить,
Сугубоправильные люди –
Всегда умеющие жить.

Всегда все знающие точно
Великомудрых истин львы,
Как вы умны, и непорочны!
Сугубоправильные вы.

В администрации, в больнице
В суде, в «толчке», на проходной,
Сугубоправильные лица
Стоят сплоченною стеной.

Порой очнешься, рявкнешь даже,
Напьешься горечью объят…
И тут тебе – Что люди скажут!?
Негромко люди говорят.

Как пить, любить, ругать и славить,
Работать, жить, рожать детей –
Давно расписано в уставе,
Сугубоправильных людей.

Я кулаком маячу Люде
Под стол ужасно хохочу –
Вы кто такие, эти люди!?
Вы где, подлюги!? – Я кричу.

В чем я неправильный!?.. – Спокойно!
Спокойно, - Люда мне, - Дебил.
У них – все также. Но пристойно.
А ты, смотри – стакан разбил.

Не бьют стаканы!? – рву рубаху,
На Люду челюстью дыша…
- И рвут, и бьют.… Но без замаху.
И выпьют, но без куража.

Они гудят без резонанса
И соблюдают этикет.
У них, не ****ство – а нюансы,
У них, не пьянка – а банкет.

Сугубоправильный, культурный
Без глаз соседей и родни,
Хоть блюй и падай мордой в урну –
Кругом такие же одни…

Сугубоправильно вздохнула
Людмила умная моя,
И с сожалением взглянула
На узколобого меня.

Взлетели милые ресницы
И с озареньем в голове -
Я вдруг увидел ягодицы
У шефа, с Людой на столе…

Я вдруг почувствовал нелепо
Свое стремление к огню,
Свою бессмысленность поэта
Ущербность грубую свою…

песни -
Жми сюда
 

Круг.

(bulbul)
 3    2011-01-14  0  492
Откопали червячок,
Насадили на крючок,
И поймали судака,
Съели, сытые пока.

А что есть пища для червей?
Круг замкнулся, так налей!
 

ИГРА СЛОВ-22

(Александр Питерский)
 3  Опечатки  2011-01-15  0  2370
Не учите меня бить. Лучше помогите...;   Лобковое место; Великая ОТТЯПрьская социанархическая революция; Сетователь по особо важным делам; НациАнальная политика; Горящая путёвка - в жизнь; Ерундированный человек; Наручный сотрудник; Плаксическая операция;

Посл. и пог.: Незваный гость уже татарина; С миру - по нитке, голому - подтяжки; Готовь money летом, чтобы слетать в Египет зимой; Срамность украшает человека; Хочешь быть счастливым? В путь, и...;

Киношн.: Мусарская "баллада"; Ленни (Кравиц) - в октябре; Маленькая мера;    Эра сельца; Палец Марии Медичи; Блудни и пазлики Серафимы Глюкиной.

Песенн.: Славное море - священный ХАНкал; В дальний путь отправились, а в этот рай (даёшь нам!) с Толькой самолётом можно долететь; Мы поедем, мы помчимся на коленях утром ранним и отчаянно ворвёмся прямо в винный магазин; Пойду ль, вдую ль я;
 

Ворошилов едет!

(Владимир W2)
 4    2011-01-19  0  895
Ворошилов едет!
(отрывок из "Ордена")
Деревякин в роли радушного хозяина разгуливал по взлётной полосе одаривая хлебами налево — направо, приговаривая при этом: «Кушайте пожалуйста, люди добрые!» и кланялся в пояс. Курсант Парамошечкин, рекрутированный Закатало, то и дело бегал в ангар, за очередной порцией караваев.
Все активисты, в меру своего разумения, нарядились в «национальные» костюмы. Постарались на совесть. Чапорыжникова пришила к кокошнику цветные украинские ленты, а на сарафан приколола значок «Ворошиловский стрелок». Всю ночь Лидия готовилась к празднику, брила ноги, подмывалась и завивалась. К утру она стала похожа на куклу «Зину», только очень большого размера, для канадских лесорубов.
Парторг Лиситский облачился в невиданный доселе наряд. Он предстал перед Государственной Комиссией в клетчатой шотландской юбке и гольфах с помпонами. Его премудрую голову украшала барашковая шапка, на ногах блестели новенькие галоши. Так как подходящей для костюма шотландской волынки не нашлось, находчивый Пафнутий Анурьевич опоясался медным геликоном.
Даже Закатало вставил в форменную фуражку пятнадцать ромашек, ещё пятнадцать торчали из кобуры.
Но всех сразила комсомолка Леночка. Легкомысленная девица надела чёрный лифчик с рукавами и чёрные же трико под солдатский ремень.
— Молодцы! — похвалил активистов Деревякин. — Теперь-то мы им утрём сопли! (Кого именно имел в виду, директор не уточнил).
За местных жителей Деревякин не опасался. Колхозников заранее собрали у конторы на «летучий митинг» и строго предупредили, чтобы все были на чеку, гуляли организованно и трезво.
— Не забывайте, сукины дети, что вы — советские люди, а не ублюдки! — на всякий случай напомнил односельчанам председатель, питерский дисятитысячник, товарищ проверенный во всех отношениях. — Вымойте рыла с мылом, потому что приедут немцы! Будут корреспонденты из центральных газет! Чтобы ни одна скотина не смела жаловаться и клянчить. Возьмите в клубе балалайки и барабаны и пойте народные песни. Дайте колорит. Пусть Запад увидит, что мы за нация такая... жизнерадостная, но с грустинкой. Возможно, зарубежные гости, не дай Бог, захотят лично полюбоваться на ваш гражданский быт. Поэтому, чтобы по избам у меня ни кто не сидел. Не занятые всеобщим ликованием — прячьтесь кто куда!
Все указания десятитысячника были выполнены в точности. Председатель, лично, с утра пораньше оббежал каждый дом и написал мелом на дверях: «ТИФ!».
Иностранные товарищи, преимущественно социал-демократы, томились в ожидании зрелища. Они чинно прохаживались вдоль банкетного стола, поглядывали в сторону спрятанного под брезентом самолёта и попивали доппель-кюммель. С минуты на минуту ожидали прибытия председателя Госкомиссии. Кого именно ни кто не знал, но поговаривали, что будет сам нарком обороны товарищ Климент Ефремович Ворошилов с гармошкой.
Местных жителей к банкетному столу не допустили. Площадку отцепили оранжевой лентой и строгие молодцы в одинаковых чёрных кожанках зорко следили за тем, что бы ни кто самовольно не пересёк границу. Любопытное до зрелищ крестьянство наблюдало за происходящим со стороны. Даже Деревякин со своими щедрыми хлебами и колоритной свитой не был допущен к столу, что больно ударило по его самолюбию.
Прорваться удалось только пилоту Протуберанскому и то со скандалом.
— Знаете кто я такой?! — насел лётчик на охрану. — Я, между прочим, вот тот самый самолёт, самолично, вот этими самыми руками рихтовал! На севастопольской гауптвахте я ждал петли. В Крыму ждал выстрела исполнителя. В молодости — по законам империи. В зрелости — по законам республики. Позовите мне главного сюда, сей момент!
Протуберанского облепили жадные до «Чкаловых» столичные корреспонденты. На целую минуту храбрый пилот ослеп от фотовспышек.
— Скажите нам несколько слов, — умоляли его со всех сторон. — Советский народ желает знать всю правду о своих героях.
Протуберанский поискал глазами Деревякина и, обнаружив что директор, занятый своими хлебами, находится на безопасном расстоянии произнёс не без куража:
— Вы хочите правды?.. их есть у меня!
Эту красивую фразу он услышал в одной театральной постановке про интервенцию. Примерно так ответил один из главных героев-экспроприаторов на предложение спеть революционную песню.
— Я бывший член Боевой организации партии социалистов-революционеров, друг и товарищ Егора Созонова и Ивана Каляева, участник убийства великого князя Сергея Александровича, участник многих других революционных актов, человек, всю жизнь работавший только для народа, а ныне лётчик-испытатель Протуберанский.
Все кругом ахнули после подобного заявления, а уполномоченный Закатало показал пилоту пудовые кулаки из под полы.
— Не слушайте его, товарищи! — крикнул Деревякин пытаясь прорвать оцепление. — У него нет полномочий! Настоящая боевая дружина у нас.
Корреспонденты бросили обалдевшего пилота и устремились к Деревякину.
— Вот, пожалуйста, знакомьтесь, — предложил всем желающим пройдоха-директор, — Товарищ Закатало, командир нашей боевой дружины. Ныне несёт службу во внутренних органах. В прошлом году заводской ангар рухнул. Камня на камне не осталось. Слыхали? Не-е-ет?! Ну как же это вы, в самом-то деле?.. Про заграницу пишем, а самих под носом такие дела творятся... так это его рук дело. Разоблачил всех вредителей под чистую. Видите, все руки в крови?
— Да, ты, чего плетёшь-то?.. — попытался реабилитироваться Закатало.
Но директор только лягнул его в лодыжку и продолжал изображать из себя чёрте что.
— А вот и наша товарищ Лидия Чапорыжникова. Общественница. Большой специалист по химикатам. Всё погноила под чистую. Скажи Лида?
— Нам только давай! — с готовностью крикнула Лидия и тряхнула огромной грудью, да так что кокошник слетел с её головы на нос. — Я покажу Кузькину мать! Ночником замордую! Весь фарш отобью! Куда побежал? От меня не уйдёшь!
— Видели, вы, что-нибудь подобное? — гордо спросил директор. — Первая коммунистка на всю область. Даже значком награждена за массовые кулацкие погромы. Полюбуйтесь! Вот он значок-то на сиське. Лидк, покажи товарищам награду-то!
— Ах! — ахнули в восторге корреспонденты и на всякий случай отступили на два шага за ограждение.
— А вот и главный исполнитель — наш парторг, член революционной тройки пролетарского трибунала товарищ Лисицкий, собственной персоной, — продолжал знакомство директор. — Между прочим внучатый племянник партагеносе Адольфа Гитлера. Посмотрите на него в профиль. А, каково? Поразительное сходство!
— Это, Вы, товарищ Деревякин, уже того... лишку дали. — сконфузился Пафнутий Анурьевич.
— Ничего, ничего, не скромничай, настала пора открыться широкой общественности окончательно. Пусть немецкие товарищи удивятся, как богат животный мир. — Директор отечески потрепал парторга по мордасам, — Пусть знают, что за люди трудятся на заводе номер двадцать. А ну-ка, герой, заслюнявь в свою трубадуру! Изобрази ноту: «фа - ди - ес».
— Просим! Просим! — закричали со всех сторон.
Парторг напрягся, покраснел лицом и, выпучив глаза, выдул через геликон серию неприличных звуков.
— Слыхали?! — строго спросил директор, — То-то же! Теперь, позвольте нашей партийной ячейке пройти за ленточку?!
— Это же не серьёзно, товарищи! — попытался образумить общее собрание ревнивый Протуберанский, — Следует соблюдать субординацию...
— А вам, товарищ пилот, давно следует занять своё место в самолёте! — осадил его Деревякин, — С вами ещё будет особый разговор в моём кабинете...
Протуберанского затёрли спинами, а свежеиспеченных «героев» повели к банкетному столу, где парторг Лисицкий, забыв про врачей и больную печень, заложил в своё кадыкастое горло бутылку анисовой водки и выпил её всю без остатка, чем укрепил свой имидж внучатого племянника партагеносе Адольфа Гитлера.
— Ворошилов едет! — заорали в толпе так, как в лихую годину кричали: «Продразвёрстка идет!».
И действительно, на отремонтированной наспех грунтовой дороге показались машины охраны, правительственный бронеавтомобиль и автобус.
Случилась небольшая суматоха. Всем хотелось посмотреть первыми. Колхозникам было проще в этом отношении. Радостно размахивая балалайками они облепили автобус и, подпрыгивая, заглядывали в пыльные стёкла с выражением неописуемого восторга на лицах.
Важные гости снисходительно следили за щенячьей радостью плебеев издалека. Танцевать вокруг автобуса ответственным лицам не позволяло служебное положение. С чувством доброй иронии наблюдали они за происходящим, пока транспорт не заехал за ленточку. Только тогда всё пришло в движение и главы иностранных делегаций, коммунисты-социалисты, выстроились в длинную очередь строго по протоколу пожимать руки товарищам народным комиссарам.
Специальные фото-кино хроникёры — в два ряда, прицелились через свои объективы, точно снайперы. Деревякин полез было впереди всей гоп-компании со своими обкусанными хлебами, но его довольно грубо отогнали охранники.
Под дружные аплодисменты из бронированного авто вылез долгожданный председатель Госкомиссии товарищ Ворошилов. Он издалека сделал собравшимся ручкой и в окружении свиты направился прямо к столу промочить с дороги горло.
Дверь автобуса распахнулась и появился другой персонаж, лысый старикашка, с болезнью Паркинсона. По его сморщенному лицу гуляла улыбка идиота, а из выцветших глаз текли равнодушные слёзы — защитная реакция на яркий свет.
— Демьян Бедный! — охнули в толпе.
— Ай-яй-яй? А я думал он давно уже умер?
— Куда там, только шестой десяток разменял. Он ещё нас переживёт. Смотрите какой бойкий. Так ножками и козлит. Сам из автобуса вылез.
Как бы в подтверждении последнего замечания, всемирно известный у себя на Родине пролетарский поэт проблеял ни к кому конкретно не обращаясь:
— Комендант П. Д. Мальков уже приехали?
Старика подхватили под микитки и повели вдоль строя делегатов. Было видно, что он плохо понимал или совсем уже не соображал, куда и для чего его привезли. Руку ему пожимали очень аккуратно. Скорее по необходимости, чем из приличия.
Зато Деревякин опять оскандалился. Неугомонный директор подобрался к Демьяну вплотную и, чуть только сопровождающие лица отвлеклись на долю секунды, как он облапил поэта в охапку, смачно расцеловал его в фиолетовые уста и сказал:
— Ну, здравствуй! Сколько лет пронеслось, сколько зим?! Узнаешь ли ты меня?
— Товарищ Мальков?
— Он самый! — заплакал Деревякин. — Позволь подарить тебе хлеб-соль, дорогой товарищ... кушай на здоровье...
Демьян Бедный ожил и лихорадочно блестя слезящимися глазами, принялся взахлёб рассказывать собравшимся, как во дворе Кремля, он с товарищем — комендантом Мальковым расстрелял без всякой жалости эсерку Каплан, затолкал тело в железную бочку и палил керосином до полного обугливания.
Деревякина не грубо, но решительно отлепили от Демьяна Бедного и окончательно прогнали за ленточку.
Следом, из автобуса вывалилась толстая старуха с жёванной папиросой в зубах. Несмотря на ясный день она была одета в чёрное драповое пальто с широким бобровым воротником и бобровую же папаху. Над папахой кружила весёлая стайка моли.
— Моя мама всю свою жизнь боролась за народное счастье! По тюрьмам и ссылкам за вас простых людей страдала! — сходу заявила бабка и смачно сплюнула папироской в хроникёров.
После этого она принялась врать напропалую, про то, как самолично с генералом Слащёвым вешала на фонарях всякую сволочь и угощала всех желающих папиросами «Беломорканал» из массивного золотого портсигара с дарственной надписью: «Многоуважаемого шефа, господина Морозова Савву Тимофеевича, домовладельца и главу купеческого дома Морозов и К, сердечно поздравляют с днём ангела и желают всего наилучшего глубочайше преданные сослуживцы».
— Одалживайтесь, — предлагала бабка, — не стесняйтесь, товарищи. Когда ещё доведётся вот так по простецки закурить с такой живой легендой, как я!
— Это ещё кто? — удивились встречающие.
— Как? Вы разве не узнали? Это же дочка «бабушки» революции Брешко-Брешковская.
— Разве у Брешковской могли быть дети?! Она же гермафродит!
— Каких чудес только не бывает на этом свете! Вон, полюбуйтесь ещё один нафталин вылезает. Ё! Так это же Чапаев!
— Оставьте ваши дурацкие шуточки... Ба! До боли знакомая рожа. Нет, не может быть! Чапаев? Что он здесь делает?! Он же утонул!
— Артисты приехали! Это же Бабочкин Борис Андреевич собственной персоной! Костюмированное представление!
Светлый Образ вскинул ручонку и крикнул в пространство задорно:
— Здорово орлы! Я — к вам, прямо с тачанки!
Его появлению были немало удивлены все, в том числе и лично товарищ Ворошилов. Тыкая пальцем в сторону автобуса, он спрашивал своего порученца Штерна:
— Что это за люди? Я клоунов не заказывал! Откуда это всё повылазило?!
Слово «повылазило» Климент Ефремович произнёс с особенным надрывом. Первую часть слова маршал произнёс в миноре, а закончил скерцо.      Лицо его при этом исказила гримаса, какая обыкновенно бывает у самогонщика при снятия пробы с ещё тёплого пойла.
— Сейчас разберёмся, — успокоил его Штерн, — Виновных накажем. Этот? Я его уже где-то видел. В каком-то кино. Отчаянный рубака!
Такое объяснение показалось малоубедительным и красный маршал, совсем по-детски надув губки, обиделся на Штерна.
— Я тебе кого заказывал? Я заказывал Русланову! Трудно было пригласить девочек из балета? Что мне делать с этой бабкой в бобровом салопе?
Вслед за артистом Бабочкиным из салона автобуса полезли круглолицые узбеки с малыми детьми на перевес, какие-то личности с чемоданами и узлами, вышел целый отряд голоногих пионеров, юннаты с кривыми скворечниками, за ними повалили грибники с корзинами, кряхтя выбрался грязный мужик с мешком дерьма, двое пьяных потянули через окно третьего, дачники с шампурами наголо, ещё люди, даже отдалённо не причастные к испытаниям самолёта. Последним из автобуса вывели козла. Глупая скотина тряхнула седой бородой и принялась бодаться.
Встречающие стояли открыв рты и только переглядывались в недоумении. Вновь прибывшие были ошеломлены не меньше.
— Что здесь твориться?! — зеленея от ярости спросил маршал Ворошилов.
— Вероятно произошла ошибка. Должно быть, автобус сбился с маршрута. — попытался прояснить ситуацию Штерн. — В этих местах не мудрено заплутать, такие туманы ядовитые, особенно в это время суток. Я думаю, что первая тройка попала по адресу, а всё остальное — сплошное недоразумение.
Охране тут же были даны соответствующие указания и непутевых гостей затолкали обратно в автобус. С голоногими пионерами и узбеками управились быстро, а вот с козлом пришлось повозиться.
Бородатая скотина ни в какую не хотела возвращаться в душный салон. Наконец животное привязали к бамперу и странный транспорт отбыл под улюлюканье колхозников.
Пока охрана воевала с нарушителями спокойствия — товарищи делегаты, корреспонденты, зарубежные гости знакомились и обменивались мнениями. Особенно сильное впечатление произвёл на всех пролетарский писатель Демьян Бедный, по паспорту Ефим Придворов.
— А ну-ка, скажите, товарищ, — спрашивал Демьян после каждого рукопожатия, — не правда ли, при проклятом царизме жизнь была намного тяжелее?
— Йя-а! Йя-а! — согласно кивали товарищи из немецкой социал демократической рабочей партии.
— Хи-хи-хи, — дробно смеялся Бедный, щуря и без того узкие свои глазёнки, — Ну и глупый же этот народ, чехи и немчура! Так бы вот взял бы, да и выдрал бы всех розгами. Женева — гнусная дыра.
Все собравшиеся стали подтягиваться к трибуне. Демьяна Бедного усадили в плетёное кресло и двое дюжих молодцов торжественно понесли его в гору.
— Где же товарищ Мальков? — спрашивал бедный Демьян у окружающих. — Он обещал принести канистру с керосином. Без керосина ни как не возможно.
— Товарищи! — обратился с трибуны красавец Штерн к собравшимся. — Разрешите открыть наш торжественный митинг?!
В этом месте Штерн взял паузу и как истый артист держал её до последнего. Он вдруг вспомнил что бумаги с текстом его «вступительного слова», проверенного и политически грамотного остались в машине. Штерн завернул в них селёдку.
Уже Брешко-Брешковская изжевала папиросную гильзу до табака, уже Демьян уснул в своём кресле, уже товарищ Ворошилов засосал в трепетную, лохматую свою ноздрю вторую «дорожку» кокаина, уже Чапаев-Бабочкин весь издёргался, как обезьяна на верёвочке, и только тогда, когда тянуть дальше слало уже невозможно, Штерн продолжил:
— Дожили! Настал и на нашей улице, так сказать, долгожданный праздник! Вчера мы были где? А сегодня уже вон там! Это не научная фантастика. Наш советский человек шагнул вперёд семимильными шагами! Наш человек скоро перестанет справлять нужду в дырку над ямой и подтираться газетой — источником знаний, потому что ему не наплевать на чувство собственного достоинства. Это чувство ему теперь прививают с детства, он впитывает его с молоком матери. А то как же? Ведь матери у него две! Вторая мать — РСДРП(б). По сему наш человек — истинный патриот, любящий свою вторую мать — партию, прямо как незнамо что! (Аплодисменты.) Я даже подозреваю, что наш человек имеет такой особый инстинкт, который отвечает за эту самую любовь. Разве может быть иначе? Ведь наш человек гордится своей страной, он уважает её законы и ему не наплевать на конституцию РСФСР— гарантию его прав и свобод. И любовь эта обоюдна. Родина так же пылко любит своё дитя — отдельно взятого гражданина. У неё, у Родины, такой порядок заведён — всё на благо человека нового типа! Всё во имя человека! Куда не сунься — везде тебя любят. А конституция — до чего хороша! Прямо так бы на белую булку и намазал бы, вместо икры. Наш человек вклеивает её, конституцию, во все мыслимые места. Один экземпляр он носит повсюду с собой около сердца. По другому он не может, ведь именно благодаря ей, конституции, он имеет право на учёбу, на медицину и самое главное, на бесплатный труд! (Бурные аплодисменты.) Он может жить где захочет, с кем хочет и как хочет, в рамках социалистического общежития, если его образ жизни соответствует нормам социалистической морали и не идёт в разрез с генеральной линией партии. Но нашему человеку не надо так много. Он не жмот, не мелкий собственник. Он скромный и порядочный, лучше руку себе отрубит, чем возьмёт у государства! (Бурные нескончаемые аплодисменты.) В субботний день он, как штык, идёт на субботник впереди своих детей. А его дети, младшие — пионеры, старшие — комсомольцы, славные ребята, уже рвутся в РККА. Служба в вооружённых силах является почётной обязанностью всякого гражданина. Каждый второй мечтает попасть в авиацию, каждый третий на Северный Флот. Ох уж эта молодёжь, так и кружит у военкомата! Военный комиссар уже через окно от них бегает, уж и медкомиссия их комиссует, а они всё лезут.
Сметаются с лица нашей земли прежние безликие идолы, а на смену им приходят новые, ещё краше прежних...
Вдруг оратор что-то вспомнил и лицо его исказилось гримасой ужаса. Минуту он пугал собравшихся перекошенной харей, казалось вот-вот упадёт с трибуны, затем собрался и продолжил свою речь почему-то стихами:
      Твой всюду слышен мудрый зов,
Он в бой ведёт большевиков,
Взрывая старый мир оков,
Всегда любимый — Сталин!
Собрание выдало бурные нескончаемые аплодисменты переходящие в овацию, а кто-то уже затянул «Интернационал».
— Ура, товарищи?! — заорал Штерн как ненормальный.
— Ура!!! — закричало благим матом всё собрание.
— А сейчас, товарищ Ворошилов сыграет нам на гармошке! — не своим голосом заорал Штерн не прекращая хлопать в ладоши.
— Ура!!! — обрадовались делегаты сверх всякой меры.
— Фуга номер девать! — объявил польщённый Климент Ефремович ни к кому конкретно не обращаясь. — Сейчас я дам концерт. И только попробуйте, хоть кто нибудь, останьтесь равнодушным!
Он уже совсем вознамерился было порадовать народ фугой номер девять и даже развёл для этого руки в разные стороны но тут обнаружил, что отсутствует музыкальный инструмент — любимая гармосень-трёхрядка.
— Та-а-ак! — пришёл в ярость легендарный маршал, — Заговор?! Решили сорвать государственные испытания самолёта?
Слегка пошатываясь, толкая окружающих в грудь, оскорблённый в лучших чувствах Климент Ефремович стал обходить соратников в поисках ненавистного врага. Он внимательно заглядывал в лица коммунистов-социалистов и у особо подозрительных спрашивал:
— Гармошку видел? А если в ухо?!
Обстановку разрядил инженер Циолковский. Скомкав всю торжественную часть митинга, он крикнул с трибуны:      
— Товарищи! Сегодня было сказано много тёплых слов. Особенно меня порадовало то обстоятельство, что живы ещё люди, которым мы обязаны по крышку гроба за нашу счастливую юность. Не все дожили до этого светлого дня, но и того, что осталось, хватит нам ещё на долгие годы. Особенно меня порадовал товарищ Демьян Бедный, в честь которого назван этот современный летательный аппарат. Удивительная тяга к жизни. Откуда что берётся? Кажется — соплёй перешибёшь, а Бедный ещё помнит, как принимал косвенное участие в массовых убийствах и вовсю делится своими воспоминаниями с благодарными потомками. Товарищи, наступает самый волнующий момент ради которого, собственно, мы здесь и собрались.
Под новый шквал аплодисментов и фотовспышек Циолковский дал отмашку рукой. В этот момент верёвки сдерживающие брезент на самолёте взрезали с четырёх сторон, и защитное покрывало сползло на взлётную полосу.
— Мама дорогая!!! — воскликнула поражённая толпа.
— Сейчас состоится демонстрационный полёт нового советского истре***еля второго поколения. Демонстрация полётов состоит из двух частей. В первой части, лётчик-испытатель Протуберанский и я — инженер Циолковский, совершим короткий технический облёт, а затем Протуберанский продемонстрирует перед членами военного совета фигуры высшего пилотажа, — доложил Исаак Аверьянович и обратился непосредственно к Ворошилову, — Товарищ председатель Государственной Комиссии, разрешите начать демонстрационные полёты летательного аппарата «Демьян Бедный»?
— Разрешаю! — позволил Ворошилов забираясь на деревянный помост, — Испытывай, только как следует! Чтобы кровь из носу!
— Есть кровь из носу! — крикнул инженер уже на бегу натягивая кожаный шлемофон.
На взлётной полосе его давно дожидался Протуберанский.
— Давай, давай, беги быстрее, — ворчал испытатель мысленно подгоняя Циолковского, — сейчас тебе сюрприз выйдет...
Внезапно от группы механиков отделился майор Малороссов, зашёл за спину Протуберанскому и ткнул лётчика револьверным дулом под рёбра.
— Вы арестованы! — мрачно произнёс Малороссов, — Не делайте резких телодвижений!
— ... в своём уме, товарищ? — спросил ошарашенный пилот отступая к самолёту.
К ним подскочили ещё двое и завернули Протуберанскому руки к н***.
— Помогите, люди! — заверещал Протуберанский дурным голосом, - инвалиду руки крутят! Когда же вы перестанете рвать нас зубами, волки? Когда же налакаетесь нашей крови?!
— Это что ещё такое?! — обомлел товарищ Ворошилов разглядывая неожиданную свалку в бинокль, — Что там за хрен с пистолетом?! Я кого спрашиваю?
— Это такие тактические учения на взлётной полосе. Отрабатывают нападение условного противника, — объяснил умный Штерн.
Когда инженер подбежал к самолёту всё было уже кончено. Протуберанский лежал на взлётной полосе ничком с расквашенной физиономией и тихо скулил. Из ангара выкатился чёрный воронок, лётчика затолкали под сиденье, сверху посадили Циолковского и вся компания укатила быстрее ветра.
— Я что-то пропустил? — не понял Ворошилов, — Они будут сегодня летать или когда?
(((жми на кнопу:
Жми сюда
 

Облом

(Tungus)
 2    2011-01-28  0  1100
Старый Новый год встречали у Красиковых. Что нас поразило: не было елки. Вместо нее стоял разукрашенный самодельными игрушками фикус.
- Натуральные елки мы не покупаем принципиально, - пояснил глава семейства Красиковых Сергей.
- Да, - поддакнула его жена Наталья. – Как можно губить живые деревья?
- А искусственные тем более нельзя ставить! – развил тему Сергей. – Разве вы не знаете, сколько вредных веществ выделяется синтетическими елками?
- Ну, пожалуйте к столу, гости дорогие! – позвала Наталья. Мы с женой пошли мыть руки. В ванной комнате к крану был прикреплен какой-то массивный набалдашник. Вода сначала попадала в него, а уж потом на руки или кому куда надо.
- Фильтруют! – уважительно сказала моя Светлана. – Нам бы тоже так надо. Кстати, где у них мыло?
Мыла не было. Зато сбоку к раковине была прикреплена чашечка с каким-то серым порошком. Я осторожно понюхал его, потер между пальцев.
- Ха, так это же зола! И что с ней делать?
- Что ты, это же натуральная щелочь! – вспомнила Светлана. – Мне бабушка рассказывала, они в войну золой вместо мыла пользовались. И никакой химии!
С трудом помыв руки при помощи натуральной щелочи, мы вышли к столу.
Хозяин набулькал из графина какой-то бурой жидкости.
- Ну, с новым годом! – потянулся он ко мне с бокалом. Эх, зря я сразу не выставил на стол принесенное с собой спиртное.
- Пей, не сомневайся! – поощрил меня Сергей. – Натуральная медовуха! Дядя из деревни прислал. Ни грамма этанола, ни миллиграмма формальдегида! Не то, что в нынешних водке и шампанском. Никому же верить нельзя! Так и травят, так и травят народ!
Мы со Светланой переглянулись и осторожно выпили этой самой натуральной медовухи. Ну, ничего так, только слегка несвежими солдатскими портянками отдает – а как же, помню еще этот казарменный запах, служил.
Я потянулся вилкой в поисках икорки, ветчинки или, на худой конец, селедки. Но стол Красиковых, обычно всегда ломящийся разносолами, в этот раз был скуден как никогда. В блюдцах, мисочках, салатницах виднелись кучки и лужицы чего-то мелко нарезанного или перетертого. И много-много разных зеленых травок – укропа, петрушки, сельдерея, кинзы, которыми с упоением хрупали Сергей с Натальей.
- Мы ценим здоровье друзей, и свое, конечно, тоже, - пояснила Наталья. - Поэтому в нашем доме уже год как ничего не бывает из того, что производится непонятно где и кем и затем впаривается нам в магазинах.
– Точно! – поддакнул Сергей, повторно набулькивая своей «портяновки». - Мало ли кем все это делается и мало ли чего кладется в эти так называемые продукты питания. Поэтому у нас на столе только то, что мы готовим сами и только из проверенных продуктов! Да вы ешьте, ешьте!
Светлана с опаской подхватила вилкой ком какой-то зеленой лапши – похоже, наструганной редьки или какого-то другого корнеплода, отправила в рот и стала жевать, смаргивая с глаз слезы.
Что-то до боли знакомое слышалось в этих репликах, комментариях наших друзей Красиковых. Но что – я еще не мог понять. Пока Наталья не включила телевизор, и на экране не появился ведущий популярной в последнее время на НТВ программы «Всероссийский облом». А, вот оно что!
Мы с Натальей тоже сначала смотрели с накипающей злостью эти телевизионные разоблачения всего и вся. Но когда поняли, что из холодильника надо выбросить все, что там есть, выкинуть на помойку всю нашу «поддельную» мебель и фальсифицированные одежду и обувь, и вообще переселиться на какой-нибудь необитаемый остров, вовремя остановились. И теперь просто не смотрим про все эти обломы и разводы, обманы. Иначе просто страшно становится жить.
А вот наши друзья, похоже, все еще находятся под сокрушительным влиянием этих телеразоблачений.
- А теперь мы хотим рассказать вам, уважаемые телезрители, про очередной всероссийский обман! Известно ли вам, что самые сварливые и самые неверные жены в России родом из Захрюпинской области? – гадко улыбаясь, объявил ведущий. – Сейчас мы вам раскроем механизм возникновения этих генетических недостатков у захрюпинских женщин и расскажем, как от них безболезненно избавляться...
Красиковы молча уставились друг на друга.
- Пошли-ка домой, - толкнул я жену ногой под столом.
- А не рано? Как-то неудобно, – пробормотала Светлана, ковыряясь вилкой в блюдце с какой-то фиолетовой самодельной дрянью.
- Забыла? Наталья ведь из Захрюпинска! Тут сейчас такое будет. А нам это надо?
И мы тихохонько выбрались из за стола и на цыпочках пошли к выходу, пока Сергей гипнотизировал наливающимся кровью глазами молча хватающую ртом воздух свою супружницу Наталью.
Принесенное с собой шампанское я оставил на видном месте. Думаю, Красиковым оно пригодится, для примирения...
 

Нет правды на земле, но нет её и ...

(bulbul)
 4    2011-01-28  0  682
А ниже? Может, там наш идеал!
Ведь, согласитесь, по большому счёту
В тех местах с пристрастьем и охотой
По-настоящему никто ведь не искал!
Ведь только там, в обители грехов
По-честному всё, без понтов.

Зачем то сквозь веков прошедших пелену
Бог терпит Сатану!?
 

Привет, оружие!!! глава 9

(Алекс Гриин)
 2  Сценарии  2011-01-31  0  1204
Ураааа!!! Шурку взяли на пуск! Припомнив отлично проведённый выезд в ЗПР, его включили в состав дивизиона, который отправлялся в Капустин яр, старшим поваром. В помощь себе он взял проверенного на тех же учениях молодого поварёнка, туляка Женьку Дрынкина. Этому парню на днях плохая весть из дома пришла - жена родила мертвого ребёнка и саму еле спасли, вобщем, чтоб отвлечь его от дурных настроений, Шурка и решил взять именно его.
Числа двадцатого Марта началась погрузка в состав, который состоял из одного плацкартного вагона для солдат, одного купейного - для комсостава, шести открытых платформ для ракеты, заправщиков, кранов и прочей нужной вспомогателиной техники, и Шуркиного домика на колёсиках - теплушки, с откатными дверьми по обе стороны. В теплушку погрузили тройной запас продуктов, две полевые кухни, дежурный бак с водой, четверть вагона колотых дров и ящик газового крупного угля. Над дровами из толстых досок сколотили нары на десять персон, на них накидали матрацы, подушки и чтоб укрываться, постовые овечьи тулупы - перина получилась, хоть всю дорогу не вылазь из под неё, приёмистая, стало быть. Для досуга захватили карты, шахматы и гитарку - а куда же служивому без гитарки - да, никуда! Гитарка то она и собеседница, и тебе подруга, и любимая, и душу согреет, о доме напомнит, и время скоротать поможет, а ещё под гитарку поются дембельские песни, без которых солдату и служба не служба, а так - тягость одна.

Вся погрузка в Валге заняла вечер и ночь (ночью грузили ракету) и где-то часа в два пополудни следующего дня состав тронулся. Трудно описать то романтическое чувство, которое накрыло всех служивых - заснеженные прибалтийские леса, яркое, чистое солнце с весенним припёком, на опушках леса близ железки грелись на солнышке олени, лоси и косули, шныряли лисы, прям как в кино про природу. В теплушке дышали теплом две кухни, грея воду для ужина, за раскрытой дверью проплывал лесной пейзаж.

В постоянный наряд по кухне на все учения Шурке дали трёх дембелей из своего же хозвзвода, которые моментально заявили, что картошку чистить и кухни драить не их забота, пусть молодой повар это всё делает, на что Шурка сказал, что молодой будет готовить, а вы граждане дембеля будете делать то, что будет необходимо.

Дело в момент ока дошло до драки - в тесноте его быстро задавили массой, одному с тремя, на ограниченном пространстве было не совладать, но синяков было поровну. Выпустив пар, ситуация вошла в фазу передышки, во время которой Шурка поставил всей троице ультиматум - или вы делаете что необходимо, или на ближайшей остановке он их сменит на более умных батарейцев, а они поедут в общем плацкарте. Нарисованая перспектива не обрадовала и вся троица села чистить картошку. Всё решилось так быстро и окончилось столь беззлобно, что это пошло на пользу всем.

Пересечение административной границы Эстонии и Псковской области убило Шурку наповал - аккуратненькие, игрушечные дома закончились разом. Как по команде, в дверном проёме замелькали убогие, полусгнившие, рубленные халупы с крышами из толи, и перекошенными загородками из любого подручного хлама, и ещё появилось ледяное ощущение, что война в этих краях ещё не окончилась, и вряд ли когда окончится. Близ железки валялась ржавая, разграбленная сельхоз техника, поломанные телеги и даже дохлая корова, на половину исклёванная воронами, от всего этого веяло ужасающим безразличием и безнадёгой, и казалось, что здесь нормальной жизни не было и быть не может по сути. Это зона отчуждения...
Проехали Псков, станцию Дно. Ночью встали на сортировку в Старой Руссе, ровеснице Москвы и сразу к ним подошёл мужичок деловой такой, и предложил взаимовыгодный обмен - портвейн "Тринадцатый" на тушёнку. Благо, майор Рябинин загрузил тройной запас продуктов, на всякий случай, а совсем не из щедрости, страховки для, да, и всё равно, учения всё спишут. А потому Шурка ни в чём себе не отказывал, баловал свою бригаду как мог и для батарейцев готовил всё по высшему классу.

Десятилитровый бачок из под первого полный портвейна, был достойным таким эквивалентом двадцати пяти банкам говяжьей тушёнки, что подтвердил кивком головы кворум из полного состава обитателей теплушки. Семь литров срочно было разлито по походным флягам, а три литра очень даже весело ушли на обмывание начала пути-дороги.
И не зря - дорога была действительно роскошной.

Военный состав продвигался не так быстро из-за того, что его цепляли к попутным составам, которые шли в необходимом направлении, на сортировке его ставили в тупик, до тех пор, пока не появлялась очередная попутка. Станции и города мелькали неким калейдоскопом: Валдай, Бологое, Вышний Волочёк... До Шурки стало потихоньку доходить, что движение состава неуклонно направлено в Москву. Когда же проехали Калинин (Тверь) то сомнений не осталось. Стемнело. Стали мелькать знакомые станции - Шурка тыкал пальцем в проплывающие таблички и орал, что сюда он с пацанами ходил в поход, а тут собирал грибы, сюда в Покровку он целых три недели провожал Иринку из восьмого медучилища и чем ближе к столице продвигался состав, тем сильней было его возбуждение. Ребята стали уже подозрительно переглядываться, как вдруг он внезапно затих у распахнутой двери и только смотрел в густую темень, свесив из вагона ноги и облокотившись на дощатую перилу.

Впереди он увидел святой для него ориентир - Останкинскую башню. Сердце грохотало почище колес состава, говорить было трудно, поскольку это сердце можно было выплюнуть, оно было где-то в гортани, воздуха катастрофически нехватало... Он так сильно любил эту стройную и самую красивую на свете спицу, протыкающую облака, для него без неё Москва была неполноценным городом, она как маяк для корабля в непроглядной тьме - всегда приведёт к дому, ведь ему от неё до дома отсилы минут двадцать пешочком, а если бегом, то и меньше десяти. Часто гуляя рядом с ней, он задирал голову и подолгу смотрел на самую вершину башни, туда, где развивается флаг, стараясь проверить слух, что башня шатается с амплитудой до семи метров, но кроме головокружения он ни чего так и не заметил.
Состав остановился в Ховрино, где их отцепили и отправили в отстойник.
Ребята протянули ему кружку с портвейном, которую он выпил походя, даже не заметил как, и снова вперился в родной силуэт, ведь там, на расстоянии вытянутой руки его дом, любимая бабулька Степанида Прохоровна, дружбаны - Хайдар, Колька Тарасик, Борька-еврей, Славка-косой, Горькуша..., и раскрасвица Светка, которая в письмах пудрит мозги и ни слова про жду, люблю, скучаю - наверное трётся уже с кем-то по койкам, волчица...

Все уже давно спали, один он тупо медитировал на башню и сон свалил его только под утро.

В Ховрино простояли больше суток и как назло в дежурство по составу заступил капитан Козлов из РЭЗМа (Рота электротехнических заграждений и минирования). Отгадайте, какая у него кличка была? Нет, не Заяц и не Слон! Ну, вобщем тут всё понятно, хотя мужик он был слишком правильный - из него не гвозди, а эталон гвоздей делать бы. Его, видимо, зачали на уставе, он был такой безукоризненный, как метр..., а то и метр-двадцать, от таких дамы дохнут как от дуста, на второй его фразе они снут как рыбы, а на первой же шутке их начинает тошнить. Такие экземпляры находят абсолютную любовь только с родным государством, которое они часто отождествляют с Родиной, так как только оно обладает виртуозными способностями садомазохизма, скрытым преверженцем которого он и являлся. Все Шуркины просьбы отпустить его позвонить домой не возымели успеха, а только разозлили его и он стал часто наведываться к нему в теплушку с проверкой правильности несения службы. Ну, вобщем, его фамилия не подкачала.

К полудню следующего дня состав тронулся по направлению к центру города, но как-то незаметно после станции НАТИ свернул на московскую окружную железную дорогу и тут начался феерверк родных мест: три гостиницы (Заря, Алтай, Восток), Боанический сад, ВДНХ, проспект Мира, Лосиный остров, Измайловский парк и наконец остановились на сортировке в Перово. Пока ехали, Шурка распахнул двери с двух сторон теплушки, чтобы видеть понораму полностью и взахлёб рассказывал сослуживцам про места, которые в данный момент проплывали перед их взором, про ВДНХ особенно, ведь в этой Мекке Союза он провёл всё своё счастливое детство, и даже поварскую практику после путяги проходил в ресторане "Лето" до самой службы. В Перово их быстро прицепили к очередной попутке и адреналина в крови заметно поубавилось.

Чем дальше и южней от Москвы уходил состав, тем бедней, обшарпанней становились дома, огромные свалки, устроенные прям за заборами своих жилищ, наводили на мысль, что люди тут живут последний день и что появились они на свет Божий только для того, чтобы максимально загадить окружающий их Мир, и другой задачи у них просто нет.

В Тамбове на сортировке, из вечерней темени, перед вагоном появилась субтильная, но живенькая бабулька, которая как и тот деловой мужичок в Старой Руссе предложила очень даже разумный обмен: десять литров портвейна "Кавказ" на семидесятикилограмовый мешок пшённой крупы. Кворум из обитателей снова поразил редким одобрительным единодушием.
Через пять минут бабуська стояла перед вагоном уже с полным бачком вина. Шурка живо поинтересовался, кто же будет помогать старушке нести мешок, чай в нём не два кило, а семьдесят. Старушка улыбнулась, подставила спину, на которую он со страхом скинул мешок, (при этом ему подумалось, - Хана бабульке!), как-то смешно крякнув, она присела и с этим тяжеленным мешком, с неё ростом, исчезла под вагоном на глазах у обалдевшего воина.

Точно, - подумал Шурка, - наши бабы коня на скоку, из горящей избы, со спящим мужиком и сопливыми детьми - вынесут запросто!
Дальнейшая дорога была не столь колоритна, за исключением Волжской ГЭС: проезжая по ней создавалась полная иллюзия полёта - рельсов видно не было, от чего сердечко трусливо ёкало, а масштаб станции подстрекал к неверию, что это дело рук человеческих.
 

Сага об унитазе

(Андрей Сацук)
 2  Чёрный юмор  2011-01-21  3  1381
Унитаз торчал, молчал, молчал
Но вот, как-то раз, заорал унитаз –
Все! Надоело! Тухлое дело!
Протяните руки – покалечу суки!

Сто лет служу, все, ухожу,
Не ищите. В ванну, раковину дрищите!
Я – чистый, белый, из меня пить да лопать
А вы, то ссыте, то грязной жопой…

Ссыте, срете, плюете, блюете,
Все стены в моче, в говне, во рвоте,
А тут еще ***, ко всему в меня –
Тухлую колбасу! Не подходи – засосу!

…Два часа, кричал, ругался,
Вдруг замолчал. Осунулся. Надулся.
Робко рукой, я к нему прикоснулся.
Потрогал, сел, сделал дело,
Вот ведь, - думаю, - Нагорело!

Так век от века, гадим, делаем гадости,
Можно не человека – сантехнику довести!
Суки, швали… Ладно, замяли.
Унитаз – прости!

Жми сюда
 

Что даме по плечу

(В.Стоумов)
 3  Про секс  2011-01-30  2  789
"Сначала *ОН* похож на луч света, а потом на огарок"(Афоризмочка)

Пусть не жалуются дамы:
"Был *свечой*, а стал *огарком*"
Из огарка вздуть свечу
Нежной даме по плечу!
 

Нокаут

(Грикс)
 3    2011-01-11  1  522
Белое полотонце
Рано выбросила Россия
белое полотенце,
бокс ещё продолжается,
надо биться и греться,
изо рта у министра рыбы
дурно пахнет жабрами палтуса,
он по-моему мало думал,
прежде , чем оскандалиться,
во времена Ебеэна
случалась похожая штука,
увешали все троллебусы
- объявили про платежи,
что бабушка лет восьмидесяти,
которая вся голодная,
в войну, нашу , великую,
дававшая кровь для родины,
должна заплатить червонец,
за право проезда вновь,
и так же замминистра транспорта
отрэмил своё изъявление,
висело оно в троллейбусах,
годами, вновь
и било людей за любовь,
борьба продолжается
даже спустя лет тыщи,
до тах пор пока
не погребён последний погибший,
у четырнадцати рыбаков
остались родня и дети,
министр дал отменный урок
- лучшего нет на свете.
 

Жизнь-геморрой

(svetiks)
 6    2011-01-16  1  1012

Ей шло седло, хвост на затылке, и цокот лаковых копыт.
В улыбке, обнажая десна, был виден гландов целлюлит.
Ей шло пивко всегда в охотку. Хмелея, ей хотелось жить,
Любить, кружиться балериной, из кизяков ваять, творить.

Плелась по жизни ковыляя - работа, дети, муж-свинья.
По выходным стояла раком - полола грядки почем зря.
Камила без трусов любила трудиться летнею порой.
И солнце припекало, целясь, в потертый жизнью геморрой!
 

Наверно

(Леонид Олюнин)
 3    2011-01-21  1  503
НАВЕРНО, НЕ ВОСКРЕСНУ

Лет так-этак через двести,
Коль бумаги не помре,
Имя и мое воскреснет,
Звякнет камешком в ведре.
Скажут: Вот еще зануда,
И откуда взялся тать?
Как откуда? Все оттуда, —
Есть ли смысл пояснять?
Да, Некрасова ругал я,
Льстить не думал на трубе;
Он для вас мужик угарный,
Для меня он так себе.
И в Белинском видел мало, —
Так — фанфары: бряк да звяк.
Добролюбов — вместо фары -      
Средний вес журнальных драк.
Всех и всякого харлачу,
Недостатки нахожу, —
Мертвые не смогут сдачу
Сунуть на мою межу.
Разреши — любого тресну,
Для меня великих нет.
Нет, наверно не воскресну
Даже через триста лет.

* * *
Интеллигенция
И рабочие массы –
Считайте копейки
Не отходя от кассы.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер