ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Хохмодром: смешные стихи и рассказы: за месяц 1.2006: самое лучшее: стр. 27

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Прикольные стихи и рассказы: за месяц 1.2006: самое лучшее: Стр. 27  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Фенечка

(TARJANA)
 0  Ироничные стихи  2006-01-19  1  811

Фенечка - диковинная штучка
Экземпляр...
В единственном числе
Тонкая работа...
инкрустированная ручка,
редкостный замочек с тайным кодом,
где...

Фенечка изящна и роскошна
Шик и блеск...
Классическая вещь ,
Хороша..., великолепна, безупречна
Хочется не только посмотреть,
но ...

Фенечка бесценна ,
Без сомнения,
Вся в своей изысканной красе ...
Феня! ...
Фенечка - feminite!
Птицa Феникс ,
fin matois, восставшая из пепла!
O! Chou-chou!
Cheri... mais pourqoui!?

Ты всюду и нигде...
 

Мелькнуло в профрассылке:

(KaSi)
 0  Новости сайта  2006-01-20  1  758
Здравствуйте      19.01.2006 15:25
    ------

    "Мосэнерго" доводит до вашего сведения:

    В связи с возросшей из-за морозов нагрузкой на энергообъекты
    некоторые элементы Матрицы могут быть отрендерены в low-poly
    mode. Отключение текстурирования неба, дорожной разметки и жилых
    зданий не планируется.

    Просьба сохранять спокойствие и сообщать о любых проявлениях
    недовольства в администрацию или по адресу support@microsoft.com
 

Поэту от Музы

(ВыДра)
 1  Смешные стихи  2006-01-20  1  586
Я не хочу быть Музой бестелесной!
Хочу пленять и соблазнять тебя.
Прильни к моей груди, О Друг, прелестный!
И разожги в себе страсть вечного огня.
   
Как хороши и нежны мои губы,
И талия тонка, а бедра широки,
Упруги и округлы мои груди,
Глаза бездонны, руки так мягки.
   
Поддайся чарам и забудь о бренном.
Все в мире только суета сует,
Лишь эти чувства на земле нетленны.
Так воплоти в реальности свои мечты, Поэт!
 

Без суеты

(Mohlik)
 0    2006-01-23  1  564
Прощай суетный мир, адью
Нашел приют, своим стремленьям
У тихой заводи, стремил ладью
Влекомый непорочным пением

Оставлю пошлый фарс на берегу
Не волком, беленьким барашком
Я глазки закатив, стремительно бегу
Стригусь, и в монастырь…. к монашкам
 

Икорилле в ответ

(Капитан Немо)
 0    2006-01-25  1  568
о запахе говна- я так моркую
он отражает точно суть людскую...
 

приглашение

(Cute)
 0    2006-01-27  1  3332
Всех на ужин приглашаю
Вечер классный обещаю
Всем подарки раздаю
И немножечко спою
 

душещипательная драма

(Cute)
 0    2006-01-27  1  688
Милок мой выпал из балкона
Душещипательная драма,
Завидев вдалеке ворону
Когда в окне он красил раму.

Раскрыл он рот от удивленья
И выказав своё сомненье,
Не выдержав земного притяженья
Свалился он в одно мгновенье.
 

Полеты во сне и наяву

(TARJANA)
 0  Карикатуры, фото  2006-01-27  1  1142

PHI - ФИ
 

Ге и Бе сидели на трубе

(Брут)
 0    2006-01-27  1  615
Литгенералам Б. и Г.

Слава стих сама кропает,
закаляется в борьбе.
Посмотри, как наступают
генералы Ге и Бе!

Продолжай атаку смело
и не бойся пули в лоб.
Посмотри, как лезут в дело
Глазенап и Бутеноп!

Если нюх тебя подводит,
если слух твой не остёр,
посмотри, как хороводят
Горлопан и Бузотёр!

Не садись на пьедестале,
а останься на трубе.
Посмотри, куда упали
комитетчики ГеБе...
 

Птичий грипп. Гигиенические сове ...

(Экологиня)
 0    2006-01-30  1  627
Яйца не ешьте сырые
(куриные яйца, понятно)
Гриппер ползет по России.
Куриный. Сие неприятно.

Теперь обо всем по порядку,
Как гигиену блюсти.
Не только сырые, но всмятку
Ныне у нас не в чести!

Увы, но порой забывают
О том, что совсем очевидно:
«Французские» ж беды бывают,
А это и больно, и стыдно!

Живите по морали Божьей,
Советы простые полезны:
С яйцами чуть осторожней,
И будут не страшны болезни!
 

Относительно вдохновения

(Капелькин)
 0  Короткие приколы  2006-01-31  1  722
Вот все говорят: вдохновение, муза...А по-моему можно и без этого вполне себе жить и даже немножечко творить. В пример вам мой дальнейший рассказ.
   
   Однажды утром я проснулся до краёв переполненный творческими идеями. Любой, даже самый захудалый автор, вам скажет, что эта ситуация очень опасна, особенно для окружающих. Промедление было смерти подобно. Даже не воспользовавшись минутой на раздумье, я побежал к столу. Правда слово побежал не совсем полно описывает происходившее. Это было скорей путешествие за 80 дней вокруг земли только в масштабах квартиры. Скажу прямо, будь спринт на 3 метра от кровати до письменного стола в программе олимпийских игр пьедестал почёта, как пить дать, не обошёлся бы без российского спортсмена. Но если уж человека потянуло на рекорды, то будьте уверены только одним достижением тут не отделаешься. Вот и я бежав на всех парах, всё на тех же парах терял творческий порыв. Присев на стул я усиленно стал искать ручку и вдохновение. Снарядив экспедицию в соседнюю комнату я всё-таки дошёл до ручки. Но на что мне ручка без вдохновения!? Я выбросил ручку чтобы приманить вдохновение(я ведь давно заметил, что музы и пишущие предметы на дух друг друга не переносят и без особой надобности стараются не встречаться). Теперь, потеряв почти всё, я был просто раздавлен. Высшие силы указали мне моё место. Я взял красный карандаш, и утирая слезу, стал ждать милости. А пока сидел и ждал я написал вот этот рассказ.
 

Значение английского глагола

(Экологиня)
 0  О языках  2006-01-31  1  1377
Значение существительного "moon" знают многие. Для не знающих английского - это означает "луна".
А что такое "to moon" я выяснила на занятиях по инглишу. С нами их проводил американский стажер-мормон. В дословном переводе - лунить. Но в русском такого слова нет. Из его объяснений поняла, что означает это: показывать голую задницу в окно машины, припаркованной в людном месте.
Интересно, а что сказала бы полиция?!
 

Бедный словарный запас

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
 0    2006-01-31  1  778
Зима уходит в никуда,
Дождь растворяет снег...
Где бы найти еще слова!
Давно в запасе нет...
 

Символизм

(Олаф Сукинсон)
 0  Афоризмы  2006-01-03  0  913
Пьяный медведь сидит под берёзой и играет на балалайке.

      Думаете, это цирк?
      А это - РОССИЯ!!!
 

Ленин тоже не святой

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
 0    2006-01-03  0  1286
Ленин тоже не святой
В век рекламы трудно просто
Выходить на свежий воздух
Чем памятником так стоять
Не лучше ли бабла немного снять?
 

Песенка о Зените

(Экологиня)
 0    2006-01-04  0  789
Ведь это видит и слепой,
как разукрашен домик мой,
там кто-то написал: "Зенит -
в чемпионате победит!"

Иду с учебы я домой,
и говорю себе: "Постой!"
А на стене опять: "Зенит -
в чемпионате победит!"

На остановке - боже мой! -
какой-то намарал герой
Как голова моя болит!
Опять - Зенит! Опять - Зенит!

Вот я на парту посмотрела,
о, как мне это надоело!
Там нацарапано: "Зенит -
в чемпионате победит!"

Но злиться я уже устала,
свое на парте написала:
"Какой уж, к черту, там Зенит -
Динамо наше победит!"
 

Больно

(Дьяволица)
 0  Несмешное  2006-01-04  0  680

Так больно по лицу... Опять удар...
Хотела бы подняться, но не в силах...
Я в окровавленных руках держу бокал
За тех людей, которых так любила.

Я пью за их победу и успех,
За их любовь и преданную дружбу,
За то, что оказалась в списке тех.
Кто им со временем, увы, уже не нужен...

Но мне не жаль, что разошлись пути!
Наверное, где тонко, там и рвется...
Не остается лишь одно - уйти,
Уйти, и не мешать им остается...
 

Володя-Газ

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
 0    2006-01-04  0  581
Спешиальное спасиба Клоку МарлИ, так как этот текст является комментсом под его «Киев-Газ»

Жил человек по имени Володя
Любовию ценим в своем простом народе
Знал много слов (и шпрехен по-немецки)
Любил хохлов, по-братски, по-совецки
И от любви такой, а вовсе не инцеста
Решил друзей-братьев установить на место
«Зачем вам, братья, газ по вашим трубам?
Мою любовь не измеряйте кубом.
И я вас, братья, тоже уважаю
И даже цену уваженья назначаю.
Пусть будет все по-братски, а не децки
И прекратим играться в цацки-пецки
Хотите апельсинов? Получите
Хотите газ? Получше попросите...»
И затаился мир с Европой вместе
Запутавшийся в братстве и инцесте
Кто тут кого, куда и как,
Кто умный? Русский? Кто дурак?

Когда в ВА и ВВ согласья нет
Похожа дружба чем-то на минет
При этом на пассивный... Это как?
В обоих случаях сосет кулак
 

Не судите строго!

(Шалико Агарян)
 0    2006-01-04  0  848
Ребята! не судите строго!
Порой так хочется потрогать!

(Экспериментальное фото: должно двигаться!)
Если не двигается, то одно из двух: либо у вас "движок" не работает,
либо у меня!
 

Утреннее II

(Mohlik)
 0    2006-01-07  0  510
И много лет молчал о том
      Да только вот вчера
      Во сне изменчивом моем
      Фиалка расцвела...

      некто "Кунакаев Д.Д."

Я не могу смолчать о том
Как по утрам не раз
Приносит сон в подарок мне
Торчковый ананас
 

Новый праздник

(Mohlik)
 0    2006-01-08  0  549
Заксобрание Владимирской области обратилось
      к руководству государства и председателям обеих
      палат российского парламента с предложением
      учредить Всероссийский праздник Любви и Согласия
      в семье
      Отмечать новый праздник парламентарии предлагают
      8 июля - в день почитания Петра и Февронии.

Петруша почему, скажи
Нам этот сговор тайный
На людях плохо не скажи
Пиар паранормальный
Зачем мы пудрим синяки
Зачем деремся в подполе
Через газету мне стихи
Скажи Петруша, до коле..

Должны Февронья, чую я
И мать их всех едрить
В 2006, гужбан учередить
 

Догробная любовь Модеста Пендюли ...

(Геннадий Лавренюк)
 0  Несмешное  2006-01-14  0  603

Глава первая.

Племенное древо

«Ибо не все те Китайцы,
которые от Китая,
и не все дети Лао-Цзы,
которые от семени его».
Конфуций.

...Бесновалась брюхатая Авдотья и беспробудно хлестала водку до самого последнего дня.
Ее муж, низкорослый печник Модест, больно тыкал скрюченным пальцем ей в живот и говорил, что из-за её плясок и буйства новорожденный может уродиться глупым, вредным и некрасивым.
Маляр Авдотья непотребно материлась, лупцевала своего Модеста как сидорову козу и зычно орала, чтобы он не прикасался своими грязными лапами к ее утробе, где близился к явлению на свет младенец божий...
- Не божий, а мой! – тюкал себя в грудь тщедушный атеист Модест.
- Это ты так думаешь! Накося! Выкуси! С маслом! – православная Авдотья совала в морду Модесту сразу две исполинские дули и снова дралась, как мужик.
Битый Модест плакал и убегал к соседям, где те успокаивали его хмельным, а неуемная Авдотья еще долго-долго голосила в пространство, что он лишил ее молодости, испортил ей девственность и погубил ее счастливую жизнь…
Четверо их детей, мал мала меньше, сидели в страшной темноте под провислой кроватью и не дышали.

***

Жильцы Лиловых Валуек, что недалеко от поселения Гнилой Тикич и городка Новая Полтава, пили самогон и всем миром придумывали имя.
... - Если мальчик - то в честь Ленина или Сталина... А если девочка - в честь Октября или Мая... Или Ленина перевернуть, и будет - Нинель... - И мальчик может быть - Нинель... - Нинель - с мягким концом, а мальчик не может быть с мягким концом... - Мальчик должен быть с твердым концом... Значит - Нинел... - Нинел - грузинское имя... - Или армянское...
Пили и закусывали.
...- В честь Маркса и Энгельса... Марксен... - В честь коммунизма, электрификации, механизации - Кэм!.. - Кэм - что это? К эбени матери? - Сам ты к эбени матери... - Мюд! Мюд! Мюд! Международный юношеский день! - Новомира - в честь нового мира! - А может быть - Ор? В честь Октябрьской революции?.. - Баррикада - тоже красивое имя... - Коминтерн! Вагон! Эвакуац! - Окдес! - Кто такой Окдес?.. - Октябрь десятый! - Заготскот!..
Пили и закусывали.
...- Гордый народ идет дорогой Октября!.. - Получается... Октябрь пишется через «а» или через «о »?.. – Точно через «о»?.. - Получается некрасиво... - Коминтерн у нас уже был или не было? А Мандат? - Декрет! Атеист! Мандат! - Мандат уже был... - О-юш-ми-наль-да! Отто Юрьевич Шмидт на льдине! - А если мальчик - Оюшминальд! - Оюшминальд - мужик!
Пили и закусывали.
...- Лаг-шми-ва-ра!.. Лаг-шми-ва-ра!.. - Какая такая Лаг-шми-ва-ра?.. - Лагерь Шмидта в Арктике!.. Лаг-шми-ва-ра!.. - А разве в Арктике есть лагеря?.. - Лагеря есть везде!.. - И кто там сидит?.. И кто там сидит, я спрашиваю?.. - Шмидт там сидит... - А кто там еще сидит?.. - Все там сидят... - И пингвины там сидят?.. - И пингвины там сидят!.. - Пингвины в Антарктике сидят. - А в Арктике кто сидит? - А в Арктике Шмидт сидит!.. На льдине!.. - Что, больше места нигде не нашлось?.. - Куда посадили - там и сидит… - А кто там еще сидит? Дети Шмидта сидят?.. - Тебе русским языком сказано - все уже сидят!.. И дети Шмидта сидят!.. И Шмидт сидит!.. И пингвины сидят! Все сидят!.. Давно сидят!.. Куда посадили - там и сидят!..
Пили и закусывали.

***

Маляра Авдотью Пендюлиди отвезли рожать, а печник Модест Пендюлиди запил по-черному.
Три дня стояло гульбище.
Пили за Ленина, пили за Сталина, пили за Берию, пили за Крупскую.
Пили за армию, пили за Кирова, пили за Фрунзе вместе с Чапаевым.
Пили за Жданова, пили за Петьку, пили за Анку, и за Буденного.
Пили за танки.
За Лазо и Лысенко.
За Микояна, повальную грамотность.
За веселых ребят и Орлову.
За Колонтай-дипломатшу и за Мичурина.
За Арманд. За Инессу.
Пили - потому что жить стало лучше, жить стало веселее.
Осиротевшие и никому ненужные питомцы Модеста и Авдотьи расползлись кто куда. Модест был в мутном беспамятстве. Водка и деньги кончились, Модест заболел.
На четвертый день свояк Серафим и сосед Порфирий привели за шкирку обосцаных и обосраных малолеток и принесли немного опохмелиться – наполовину опорожненную трехлитровую бутыль браги и алюминиевый бидон с огуречным рассолом.
Размазывая по лицу сопли, больной Модест плакал навзрыд и бился в конвульсиях над любимой газетой «Красный безбожник».
- Читайте, - сказал он, - Читайте: «Каждый шестой человек, рождающийся на земле – китаец! Статистика!».
Серафим налил Модесту в закопченный ковшик. Модест опохмелился и выдохнул горе. Полегчало.
- Читайте, - пёрло Модеста, - «Каждый шестой человек, рождающийся на земле – китаец! Статистика!».
Свояк Серафим для поддержания беседы плеснул. Сглатывая спазмы, Модест суетливо и поспешно выпил и вновь забился в судорогах.
- Читайте!.. - в который раз сказал он, - Каждый шестой!.. Статистика!.. А у меня это будет шестой!..
Модеста опять зазнобило и закорчило. Сосед Порфирий поспешно протянул Модесту всю бутыль.
- Китаец будет!.. - всхлипнул печник Модест Пендюлиди, делая затяжной глоток «из горла». - Китаец будет, ***!.. Статистика!..
Серафим стал Модеста утешать: - Это же статистика! - и к Модесту это не имеет никакого отношения. Статистика! А у Модеста родится точно такой же, как и он сам. Будет вылитый Модест Пендюля, с такими же кудрями морковного цвета... Это же статистика!..
- Ну, хорошо-хорошо, «статистика-статистика!»... В таком разе, почему у меня первые пятеро похожи на китайцев? А?
Серафим и Порфирий переглянулись и задумались.
- Потому что грязные они у тебя, поэтому и похожи на китайцев... - предположил догадливый Порфирий.
- Грязные? - удивился Модест. - А ну-ка, ступайте сюда! - крикнул он под кровать.
Гуськом, в саже и паутине, из темноты полезла мелюзга.
- Ну? - Модест многозначительно, с прищуром, смерил глазом долгого Порфирия и перевёл взгляд на Серафима:
- И на кого они похожи?! - Модест повернул голову вбок, чтобы Серафим и Порфирий смогли оценить его орлиный профиль.
- Ну, на кого они похожи?! А?! - Модест настойчиво ждал ответа.
- На негров они похожи... - удрученно вздохнул бездетный свояк Серафим и озабоченно вытянул губы гузкой. Модест вытянул губы так же и, трезвея, вылупился на понурое семейство.
- На негров?! - опомнился Модест после паузы и рявкнул: - Ближе!
Ребятня безропотно, строем, подошла к своему родителю и закаменела. Ухватив первого, он сначала долго и пристально всматривался ему в лицо, словно не узнавая, потом набрал в рот рассолу и с шумом выпустил фонтан в зажмуренную мордашку. Грязь мелкими струйками стекала с чумазого личика. Модест ладонью, сверху вниз, смазал слякоть и снова потянулся к бидону с рассолом...
- Да ты хоть водой! - сказал Серафим, - не переводи добро! - и протянул Модесту чайник. Модест журчащим фонтаном повторно сполоснул лицо малого безвкусной водой.
- Ну, на кого похож?! – Модест крутанул штопором умытую голову плосконосого отпрыска под сосредоточенные взгляды Порфирия и Серафима.
- Да вы не переглядывайтесь! На кого похож, я спрашиваю!
- Да черт их знает... – матюкнулись оба соседа и пристально вылупились в ровные мордочки пацанят - все они были для Порфирия и Серафима на одно лицо.
- А этот? - Модест снова набрал в рот воды и мелкими брызгами окатил очередную чумазую головешку. Блеснули черные узкие глаза.
- Ну? - пытал Модест Порфирия и Серафима. - Китаец?
Бездетный свояк Серафим пожимал плечами, чесал затылок, за ухом и недоумевал:
- Да вроде похож... Или не похож?
- Еще смотрите! - Модест опять набрал воды и с утробным вибрирующим урчанием окатил следующего: - Ну?!..
- Скорее всего, какой-то татарин... или монгол... а может быть, японец... - умно рассуждал долговязый Порфирий.
- Китайцы! - уверенно сказал Модест. - А вы – «статистика-статистика!» - передразнил он Серафима и схватил ближайшего своего «китайца».
- А этот? - Модест стал неистово тереть ему личико мокрым подолом заскорузлой рубахи.
- А этот?.. Отродье!.. Китаец!.. Душегуб! - ожесточенно сатанел и входил в раж печник Модест:
- И этот китаец!.. Китаец?.. Убью!…Сейчас убью!
Оторопевшие Порфирий и Серафим перетрусили и сразу согласились на два голоса:
- А этот - китаец!.. Вылитый китаец!.. Не живодерствуй, Модест, отпусти... Слышь, Модест, отпусти... Не мучь дитя... И без того - китаец... Вылитый китаец!..
- То-то же! - отлегло от сердца у Модеста... - А вы – «статистика - статистика!»... Китайцы, ***!.. Вылитые китайцы! Все китайцы!
Модест сделал затяжной глоток из горла и трезвым голосом резанул правду:
- А у нас в роду все греки! Эллины! Чистокровные! - и Модест Пендюлиди вновь заплакал и дал малому отроку под зад.
Отец-грек и его дитя-китаец единодушно рыдали вместе.
Сердобольные и сострадательные Порфирий и Серафим бубнили что-то непонятное тихим матерком и сочувственно гладили обоих по головам.
Как-никак родные все-таки, по разуму.

***

Слухи о том, что местечковый еврейчик, Модест Пендюлиди, по прозвищу Пендюля, возомнивший себя греком и эллином, делает китайцев, разнесся по всем Лиловым Валуйкам.
Все приходили удостовериться, глазели и дивились.
Четверо малолетних жидокитайцев семейства Пендюлиди, мытые и прибранные, чинно, рядком, сидели на завалинке и улыбались вниманию, а вокруг толпились лиловые валуйчане, которые воочию убеждались: вылитые китайцы. Ну, может быть, не китайцы, а японцы. А может и не японцы... Ну, на худой конец - монголы. Но то, что это не греки, а тем более, что это не эллины и даже не евреи - это точно.
Неожиданно для всех обнаружились китайцы и в других семьях.
Затем пошли слухи о тотальном заговоре против лиловых валуйчан и советского государства - не то о жидокитайском, не то о грекожидовском. Некоторые так прямо в глаза и говорили: «Модест Пендюлиди - японский шпион, скрывается под личиной грека и эллина. Все греки как греки, евреи как евреи, а этот рыжеголовый жидяра где-то научился китайцев стругать... Подозрительно и непорядок»...
В общем, с печником Модестом Пендюлиди решили поговорить и разобраться, что к чему, - и откуда в славянских фамилиях народились целые выводки китайцев, и кто же он, Модест Пендюля, есть на самом деле – жид, грек, китаец, эллин, а может что-то другое.
Сосредоточенные мужики степенно направились к убогой халупе Модеста Пендюлиди и Порфирий, как общественник-активист (и самый ближайший Модесту сосед), хворостиной поскребся по мутному стеклу кособокого оконца и заговорил уважительно, по имени и отчеству:
- Модест Агафоныч, а ну, выдь на секунду... К обчеству... Побазарить надо...

***

Модест Агафонович «базарить» не любил и не хотел, панически боялся людей и любое сборище обходил за версту стороной.
Поэтому, увидев в окно несметную толпу народа (у страха глаза велики), Модест быстро выскочил во двор, схватил две оглобли от тачанки, крепко-накрепко подпёр двери и затаил дыхание.
Двери начали расшатывать. Модест не отзывался.
Сосед Порфирий хитроумно и скоро просочился в хату через печную трубу и радостно распахнул настежь двери. Суд народа – суд божий! – назидательно и весело изрёк Порфирий - то ли себе, то ли нетерпеливому народу.
Модеста нашли под кроватью.

***

Суд народа был скорым - били крепко, двумя оглоблями, которыми Модест подпирал двери. Сам виноват – открылся бы с повинной – били бы просто кулаками.
Народ требовал по совести сознаться: «аз есмь жид, а не грек и не эллин».
Модест от страха потерял сознание и остолбенел, поэтому не сознавался и не каялся. Народ зверел упорству Модеста и гневался: «пархатый сионист, махровый жидоед, молчит как партизан, надо вешать».
От окончательной расправы печника Модеста Пендюлиди спасла Клава Блаженная, названная сестра Авдотьи.
Когда очнувшийся и наполовину придушенный «пархатый сионист» и «махровый жидоед» Модест Пендюлиди готов был вывернуть душу наизнанку и признаться: «аз есмь жид, а не грек и не эллин», карликовая Клава, крылато вскинув руки, вскочила на тачанку и горласто принялась юродствовать.
- ****и! – возвопила Клава благим матом лютым мужикам в глаза, - Кончайте цырк! Модест не виноват! Это Авдотья всё! Это Авдотья-сука-****ь повинная в грехе! Это она, как угорелая, носилась алчная на передок в «шанхай» на пузи выкрутасы малевать пришельцам из Китая! Это она, Авдотья-****ь, коварно завлекла всё поголовье женское рассказом красочным о прелестях китайских и в грех ввела всех баб соблазном сладостным! Это она, ее Блаженную, насильно, в коробе плетённом, тащила на себе туда, в распутство мерзкое, разврат и блудни. Это она, Авдотья-****ь во всем повинна! Это она, Авдотья, налево и направо всем давала! За что казните вы Модеста? Не трогайте Пендюлю! Пендюля наш бездольный-горемычный-праведный-святой и между ног имеет гулькин хрен. Такусенькой великости и даже меньше...
И Клава, растопырив пятерни, показывала обществу на всю округу мизерные кончики на обоих указательных перстах и слёзно убеждала:
- Канареек-птичек удоволить токмо, кое-как насилу, еле-еле, наполовину с горем и грехом!.. Он ничего не может! Ни-че-го! Я истину вам возвещаю!.. Я истину вам возвещаю!.. Не трогайте Пендюлю! Не казните!
У народа открылись глаза от этой чистой правды, от этого общественного признания несчастной юродивой и ему расхотелось вешать Пендюлю. Ладно, бог простит.
И тут могильщик третьего разряда Серафим, отгребая толпу, как ошпаренный, стремглав рванулся к Клаве, учившей народ уму-разуму.
- Закопаю! – кричал взбешённый Серафим, - Гулькин хрен, говоришь?! Совсем махонькой, говоришь?! Канареек-птичек токмо, говоришь? Так счас немедля я тебе изрядный хрен представлю!
Завидев озверевшего сожителя, Клава шустро сиганула с тачанки, сдулась в черный горбатый комочек и зашмыгала глазами по сторонам - куда бы провалиться.
Но обозлённый Серафим доглядел шебутливую проповедницу и стал от***уживать Клаву смертным боем.
- За блуд со свояком и с иноземцем, мощь загробная! – кричал оскорбленный Серафим.
Клава тоже не осталась в долгу и тоже полезла в бутылку.
- Ты мне никто! - криком укоряла Клава Серафима, - Ты мне никто! Ты мне сожитель редкий!
- Сожитель - не сожитель, а спать с китайцем не позволю! Ты осквернила весь родной народ!
Родной народ бросился разнимать остервенелых, сочленившихся на национальной почве пролетариев, могильщика и юродивую, и забыл о распростертом печнике Модесте Пендюлиди.
Разняв Клаву и Серафима, трудящиеся мужики бросились по своим хатам - отмывать свой семейный приплод, и по дороге говорили своим собственным бабам:
- Если хоть один будет похож на китайца или на грека – убью, в гроб вгоню, изведу, со свету сживу, дух вышиблю, ухайдакаю, голову сверну, мокрое место оставлю!
В тот вечер по многим подворьям стоял бабий вой, горестный плач и стенания, но обиженные и осатанелые рабочие мужики на этом не успокоились, а решили злость, все-таки, сорвать на иноземце.
Они вспомнили, что когда-то, давным-давно, здесь, под Полтавой, они с дрекольем и за шведом гонялись, а уж метелить-молотить желтомордых китайцев - так это как два пальца обосцать. Надергав дреколья и повыломав штакетник, они отправились дрючить восточных инородцев, которые приехали сюда учиться - познавать зарю социализма...
Но восточные инородцы, уроженцы братского государства - народ вежливый, воспитанный и галантный, застенчиво лыбясь, тоже похватали ломы и лопаты и дали такой шизды славянским мужикам, что те еще долгие годы обходили захолустное предместье под названием «шанхай» и никогда не любили об этом вспоминать – как шведы Полтаву.
А учтивые и улыбчивые иноземцы порешили, что на этом их обучение марксизму-ленинизму-троцкизму-сталинизму можно считать законченным, и, собрав пожитки, укатили по ту сторону китайской стены - делать культурную революцию и строить коммунизм-социализм с человеческим лицом или как получится.

***

- Сука... Стерва... Падла...
Оскандаленный, взбученный и опозоренный Модест Пендюлиди сидел дома, матерился и переживал.
- Стыд и срам, - скорбел Модест вслух. - Уж лучше бы убили или умертвили!.. Мерзавка... Гадина... Зараза...
Поэтому, когда маляр Авдотья Пендюлиди разрешившись от бремени, пришла домой, печник Модест Пендюлиди встретил ее крайне нелюбезно и строго.
С жутким кровоподтеком под глазом Модест был похож на мужчину, и Авдотья слегка оробела.
- За что? – участливо ткнула Авдотья себе пальцем под глаз.
- А пусть не лезут!!! – рявкнул Модест и приосанился, - Пусть сюда больше не лезут!
Повисло тягостное молчание. Авдотья не вынесла первой.
- Вот... принесла тебе... Наследника... - стыдливо выдавила она из себя и потупилась.
- В подоле принесла? - ехидно спросил печник Модест и форсисто зыркнул на нее фингалом.
- Почему в подоле? - не поняла подковырки простодушная Авдотья. - В одеяле принесла...
Авдотья развернула кумачовое ватное одеяло - зеленый сморщенный младенец крючился на багровой проплешине. Волосы были черные-черные и прямые.
- Китаец! - мелькнуло в голове у Модеста, - Опять китаец!..
- Вот! Ангел! Чистый ангел! - залюбовалась Авдотья крохотным дитем, попеременно наклоняя голову. - Чистый ангел! (Она произносила мягко, напевно и умильно - аньгел.)
- Аньгел! Чистый аньгел! - Авдотья молитвенно свела крюковатые пятерни и словно удивилась:
- Модест, глянь! А ведь мужик какой!
Авдотья оттянула «аньгелу» торчащую пипку и покосилась на Модеста.
- Модест, глянь! Мужик!
Новоявленный «мужик», скрючив ручки и ножки, бессмысленно пялился в пространство белесыми бельмами.
- Модест, глянь! А ведь мужик! - все не унималась Авдотья. - Модест, глянь, какой большой!.. Мужик!.. Модест, глянь!..
Модест, поводя плечами, вразвалку приблизился и боком, по петушиному скосил глаз на наследника.
- А может и не китаец, - разглядывая скукоженного цветного мальца, думал про себя Модест, - Глаза-то светлые, почти синие... Интересно, узнает он меня или нет?..
Модест заутютюкал, зачмокал губами, сделал пальцами «козу», пытаясь привлечь внимание новорожденного, но тот даже глазом не повел.
- Не узнал... - растерянно, с горечью и презрением подумал Модест. - Родителя, батяню не узнал... Китаец!.. - обиженный, он отошел к кровати и лег лицом вниз, - Тоже мне – аньгел!
- Модест, как будем называть? - Авдотья обмирала от восторга и любовалась младенцем. - Сокровище ты наше!.. Чистый аньгел! Модест, как будем называть нашего наследника?
Модест молчал.
- Модест, ну как будем называть наше сокровище? - пытала счастливая Авдотья своего молчаливого супруга.
Модест дернулся всем телом, и что-то буркнул, не поднимая головы.
- Нахуиди? - переспросила Авдотья.
- Нахуиди! - подтвердил Модест в подушку.
- Нахуидюшка ты моя! - обрадовано заворковала Авдотья. – Сокровище ты наше! Аньгел!
«Нахуидюшка » и «аньгел» задвигал ручками-ножками, застонал, заскрипел и заорал. Авдотья, улыбаясь, прикрыла младенца двухпудовым выменем, и тот засопел и зачмокал.
- Нахуиди... а как это?.. - задумалась Авдотья вслух. - Народ хочет учиться?.. Народ хочет... Народ хочет... Народ хочет... Чего хочет народ?.. Модест?.. Чего хочет народ?.. Модест?.. Народ чего хочет?..
- Народ ничего не хочет! – твердо и хмуро изрек Модест в угол.
- А может быть, все-таки, в честь вождя? Модест, давай, все-таки, в честь вождя...
- Имя вождя порочить не дам! - взвинчено фальцетом пискнул печник Модест Пендюлиди и вскочил.
- Модест, ты чё, белены объелся? - миролюбиво и укоризненно взглянула на него Авдотья. - У меня же так молоко пропадет...
- Фамилии своей я ему тоже не дам! - криком наступал одержимый Модест и решительно резал ладонью воздух.
- Отчества своего я ему тоже не дам! Если китаец - пусть будет китаец! Нахуиди! Пусть будет китаец Нахуиди!
- Ты чего вскочил, как хрен на сковородке?.. - ласково удивилась Авдотья и двинула гнутыми бровями к макушке.
- Пусть будет китаец Нахуиди! Пусть будет китаец Нахуиди! - до потери сознания верещал неистовый супруг.
Авдотья перестала кормить, опустила брови на глаза и быком уставилась на Модеста.
- Пусть будет китаец Нахуиди! Пусть будет китаец Нахуиди! - не унимался осатанелый Модест и кругами мельтешил по хате.
- Мы греки! Мы эллины! Фамилии своей я ему не дам! Отчества своего я ему тоже не дам! Если китаец - пусть будет китаец! Нахуиди! Пусть будет китаец Нахуиди! Мы греки! Мы эллины! Пусть будет китаец Нахуиди!
- Ибицкая сила! – медленно пришла в себя Авдотья и отбросила недокормленное дитя в сторону.
- Ты на что мне эту намек камнем в огород бросаешь?! А?!
Тряхнув бисером плечами, по-цыгански, Авдотья убрала полную грудь за пазуху и цопнула Модеста за грудки.
- Ты на что мне эту намек в огород камнем бросаешь?! А?! Дам в зубы между глаз!… Загрызу наповал!…
Авдотья мутузила и глушила строптивого супруга, который испортил ей такой святой праздник, и откровенно высказала ему все.
Она кричала, что:
- китайцы - тоже люди – и у них свой вождь, и не хуже, чем Ленин, Сталин, Берия и Каганович!
- его жидовская фамилия ей на хрен не нужна!
- а у нее своя девичья, приглядная фамилия не хуже - Запендюля!
- Да! Я Авдотья Запендюля!.. Родионовна!.. Арина Родионовна сестра моя!... Брательник Родион наш брат!... Акакий нам родня! - грозным криком вспоминала Авдотья Запендюля свои родовые корни и долго-долго долбила, дубасила, пыряла, мутузила и гробила Модеста чем попало и утверждала:
Я - Запендюля!.. Я - Авдотья!… Я - Родионовна!…Акакий нам родня!…
Умаявшись, она выпустила бездыханного Модеста со словами: «в рот тебе дышло, арап постылый, агарянин нечестивый, креста на тебе нет и совести», - и снова принялась кормить свое дитятко, свою «ангельскую душу».
Авдотья кормила и ломала себе голову, как назвать это малое чмокающее чадо. Ничего, кроме Мао Цзедунович Запендюля, ей в голову не лезло.
- Мао! Цзедуныч! - позвала она ребенка. Тот сопел и никак не отзывался.
- Нахуиди! - окликнула снова его Авдотья, и малявка заулыбалась, загугукала и впервые рассмеялась, и Авдотья рассмеялась тоже.
- А, пусть будет Нахуиди - имя как имя... Нахуиди! Авдотья махнула рукой. - Нахуиди! Пусть будет Нахуиди... Нахуиди... Нахуиди Иосифович!.. Или Владимирович?.. Или Иванович?.. Или Петрович?.. Или все-таки Нахуиди Модестович?.. Или... Сосипаторович?..
Когда-то, давным-давно, в девичестве, ещё до Модеста, Авдотья знавала одного отчаянного комиссара, тоже грека, по имени Сосипатор Херлампиди... Мой Хер-лам, звала его Авдатья. Боже мой, как давно это было! Удалой комиссар прилетал знойными ночами с неохватными дынями и гарбузами на лихой тачанке, на которой когда-то фордыбачили Гриша Котовский и Нестор Махно. Какой жгучий сеновал! Орденоносец Хер-лам!
Потом орденоносец Херлам исчез и оставил в муках до скончания века свою возлюбленную Авдотью и свою бедовую тачанку своему лучшему другу, недостойному кровопийце Модесту, который так повредил ей всю жизнь, угробил семейное счастье и неизвестно куда подевал оглобли от тачанки.
- Сосипатор! Сосипатор Херлампиди!.. Ах, какой был мужик!.. Орденоносец Хер-лам! Настоящий грек – Сосипатор! Сосипатор Херлампиди!.. Мой Хер-лам! - развеселилась воспоминаниям Авдотья, - Нахуиди-Херлампиди!
- Херламович! В честь героя гражданской войны! Вот кто это должен быть! Херламович! Орденоносец будет! – уверилась в себе Авдотья.
- А у нас это будет Херламович!! Нахуиди Херламович!! Звучит! Нахуидюшка! Херламович!! Ну, чем не грек! Ну, чем не комиссар! Красавец!..
И Авдотья высоко подняла своего зеленого красавца под потолок:
- Сынуля! Херламович! Запендюлина ты моя, едрень тебе в корень! Сокровище ты наше, ебитьская сила! Аньгел! Наследник!
А у наследника, «ебитьской силы» и «аньгела», головка болталась и вихляла как оторванная пуговица.
Авдотья закружилась по хате в половецкой пляске и споткнулась о тело другого грека - Модеста Пендюлиди.
- Греков развелось, как собак нерезаных... Плюнуть-ступить некуда... Ты чё разлегся как на курорте?! Чё? Больше делать тебе нечего? Разлегся тут!
Поверженный грек Пендюлиди, не открывая глаз, со стоном сказал:
- Уговорила. Пусть будет Пендюлиди. Модестович. С таким резоном полено проглотишь.
Модест помолчал и добавил:
- А Сосипатор был не наш человек. Не советский. За то и посадили. Тачанку с оглоблями оставил. Тоже мне – друг-орденоносец!

***

Так на свете появился Нахуиди Модестович Пендюлиди, грекокитаец. По паспорту.
А через неделю Авдотья нализалась, как свинья и спихнула свое недокормленное чадо старшим...
И взращивали малолетнего Пендюлиди братья его - Серп, Молот, Заготскот и сестра их Баррикада.
Первенец Авдотьи и Модеста, горячо любимая Свобода, умерла еще во младенчестве, при родах.
Нахуиди Модестович Пендюлиди был шестым.


Продолжение следует.
 

ЩЁТКА ДЛЯ ВОЛОС

(Марк Меламед)
 0  Про парикмахеров  2006-01-14  0  1341
- Потому живу так долго,
Что в конфликты я не влажу.
И людей всегда по шерсти,
А не против шерсти глажу
 

Бумага

(poldNIK)
 0  Шуточные песни  2006-01-15  0  811
А китайцы хранили тайну -
И не год и не два - тыщу лет!
Паучков малевали читаемых,
Им понятных на ней, миру - нет.

Аккуратненько всё записывали,
Люд простой здесь словами сорил
И конфуции мыслями мыслили,
а весь мир всё зубрил и зубрил.

А весь мир всё на память надеялся -
Пару слов там, на бересте,
На пергаменте, глине, на дереве -
Кто ж мог знать о бумажном листе.

А китайцы хранили тайну
И не год и не два - тыщу лет!
Заносили датАи и фАйлы -
Жизнь, в бумажный свой интернет.
 

Это вам не хип-хоп!

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
 0    2006-01-18  0  849
Вскрываю ломом баночку
Кильок под видом шпрот
Оттуда брызжет кровию
Томата красный сок

А рядом притомилася
В бутылке не вода
Вокруг расположилася
Культурная братва

Припев:

Это песня, товарищ,
Совсем не хип-хоп
Ее пели нам няни
Сочинил — наш народ

(Резко и неоправданно меняется размер — прим. для исполнителя)

Рукавом утирая
По всей морде слезу
У тебя я «пытаю»
Ну а ты — ни гу-гу

Развалилася в позе
Ни кама, ни сутра
Ты подобная розе!
(Вот такая рифмА)

Припев.

По бутылке на брата
А потом — на сестер
И нам хаты не надо
Подавайте простор!

На ветру утирая
Нижню область спины
Понимаю, не паспорт
Надо прятать в штаны!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер