ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: лучшее из свежего: стр. 16

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: лучшее из свежего: Стр. 16  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Молитва

(Glück)
 24  Про Донецк  2015-05-26  5  1609
Отец Всевышний, я прошу тебя – помилуй.
Прости за всё: за ропот, слёзы над судьбою.
Спаси детей, народ, страну и дай нам силы -
Опять молю я на коленях пред тобою.

Твоё могущество, я знаю, не измерить,
И сомневаться в милосердии не смею,
Но испытаний, чтобы укрепиться в вере,
Даёшь ты больше, чем мы вынести сумеем…

Пришла не плакаться, хотя, и это тоже.
От горя и потерь забыла, что ты рядом.
Но знаешь, Господи, какой мороз по коже
И страх от гула пролетающих снарядов?

Который месяц дом – холодные подвалы,
Забыли мы о жизни мирной и счастливой.
Ведь каждый день и час все молятся о малом:
Чтоб смерть нас не нашла, не избрала поживой.

Я от себя прошу: помилуй, Бог, невинных,
Хочу спокойствия, с лица стереть печали
И, чтобы в храмах православной Украины
Не отпевали, а крестили и венчали.

Даруй народу, Господи, конец потерям
И неба мирного над головой в награду
За то, что вопреки всему, но в милость верим,
А для себя самой мне ничего не надо.

***
Февраль, как мог, пошёл людской беде навстречу,
Руины городов укутав в саван снежный.
Но запах ладана под треск церковных свечек
Дарил покой, вселяя веру и надежду…
 

ПОСЛЕПРАЗДНИЧНОЕ

(ЮРИК)
 55  Несмешное  2015-02-28  3  1036
Служил я когда то в Прикарпатском военном округе, есть у меня друг Алёха с Каменец-Подольского. Два года назад, я 23февраля праздновал у него. А в этом году мне это могло только присниться, и вот приснилось.

Давай по маленькой, за праздник, за советский,
Помянем всё, что потерять смогли.
Как кинули нас власти, не по-детски,
И как просрали, и не сберегли.
А вот теперь, сидим с тобой напротив,
Да выпивай же, я ещё налью.
Ещё не одряхлели наши плоти,
Только уже, давно мы не в строю.
А ведь когда то, хоть и не в атаку,
Ты вспомни наш достойный экипаж.
Хоть не Берлин, не брали и не Прагу,
Могли любого, взять на абордаж.
И кто был русский, а кто украинец,
А вспомни, с Дагестана был Муса.
Аварец то ли, может быть лезгинец,
Нам было по хрен, разрази гроза.
Мы просто жили, был кулак единым,
Союз Советских, как могли просрать.
Нашёлся же, на горе нам козлина,
Державу смог же, взять и разорвать.
Давай Алёха, наливаю полный,
И вот теперь, мы просто жнём плоды.
Уж четверть века, прут у нас реформы,
Да только всё, напрасные труды.
Власть денег у руля и нам понятно,
Коль ты без них, то лох ты, и дурак.
Но это ладно, хоть и неприятно,
Но как смогли нам, разогнуть кулак.
И полыхнуло, просто запылало,
Абхазия была, была Чечня.
Осетия, а им всё было мало,
Ну а теперь, так полная херня.
Добрались гады, к самому святому,
Посеяли меж братьями раздор.
Подняли убиенную саркому,
Зажгли братоубийственный костёр.
И пусть, меж нами были непонятки,
Порою даже, вспыхивал скандал.
Но мы же родом, из единой грядки,
Славяне мы, к чему кровавый бал.
Иль мало нам, того что пережили,
Или не лили, кровушку рекой.
А вот же жили, жили, не тужили,
И что за ****ь, нарушила покой.
Уверен, Лёха, время нас рассудит,
Всё как-то встанет, на круги своя.
Всевышний разум у властей пробудит,
И засияет мирная заря.
 

Одинокий воин (героика)

(Моголь)
 46  О врагах  2015-01-11  2  1400



      (Из архивов Моголя)

На пригорке стены града,
Под пригорком монастырь,
Мчат к реке враги отрядом.
Им навстречу богатырь.

Сшиблись. Звон железа в поле.
Тучи пыли от подков.
Меч разящей молыньею
Валит наземь степняков.

В эту битву взгляды вперив,
На стенах вздыхает люд,
И в благой исход не верят
Все собравшиеся тут.

По толпе ворчанье бродит,
Дескать, бой идет к концу,
Кто-то бросил воеводе:
«Где же помощь храбрецу?»

Воевода горбит спину :
Не на нем лежит вина -
Труса празднует дружина
И с утра уже пьяна.

Да и что судить их строго,
Превелик отряд степной.
Вознести молитву Богу
Остается за стеной.

Средь монахов на колени
Пал, лицом ударив в пыль…
Был повергнут в то ж мгновенье
Степняками богатырь.

И содеялось тут диво,
Божьи силы велики,
Мимо брода, града мимо
В степь умчались степняки.

Люд крестился православный,
Божью мать благодаря,
Порешив, что в бой неравный,
Богатырь ввязался зря.

Воевода правду взора
Уводя в кусты бровей,
Молвил: «Мог бы из дозора
Возвернуться, дуралей.»

«Дуралей, - как будто вторил
Хан, косясь на горизонт.
- На такого наших трое.
В граде ж целый гарнизон".
 

На войне как на войне

(Александр Мерзляев)
 112  О войне  2014-07-10  2  8783

Нас звали "пат" и "патошонок", он был высок, я коренаст,
он надоел мне до "печёнок", пока лицом не ткнулся в наст,
      был угловат и заикался, ходил в атаку во весь рост,
он в рукопашную бросался, он подорвал понтонный мост,
мы с ним делили "козью ножку", дорожную глотали пыль,
порой одну делили ложку, постелью нам служил ковыль,
он от Смоленска до Берлина топтал со мною пыль и грязь,
    он неуклюжий был детина и закрывал глаза крестясь,
    он разговаривал без мата, поговорить он был горазд,
   но что-то щёлкнуло, ребята и он лицом уткнулся в наст

      он шептал - "моей маме..." ( помню я этот миг ),
      вы мол знаете сами, "письмецо..." и затих,
      резко дёрнулся телом и скатилась слеза,
      а "костлявая в белом"... и закрылись глаза...
      Словно Авель над "троном" я глядел чуть дыша,
      как из тела со стоном в небо рвалась душа,
      как же так друг Тимоха, ты меня трижды спас
      и о том что мне плохо я толкую сейчас,
      было нам не до шуток, ты в ответ - "не вопрос"
      и меня трое суток на спине своей нёс,
      я спросил про невесту, что ушла от тебя,
      и добавил не к месту - "видно это судьба",
      ты взглянул как-то строго, очертил пальцем круг,
      "все мы Саня под Богом" и задумался вдруг,
      это тяжкое бремя, я конечно устал,
      он его прямо в темя и тот навзничь упал,
      он кричал и "фонтаном" из него била кровь,
      как сейчас эту рану..., ну а ты вновь и вновь,
      говорил я порою, "ты мне больше чем брат"
      и тебя перед строем утром обнял комбат,
      ну а помнишь траншею, когда полк отступал,
      с автоматом на шее ты меня откопал...
      похоронка на ужин, треугольный конверт,
      я не знал что мне нужен тоже будет "эксперт",
      обо мне не заплачут ни отец мой ни мать,
      я не знаю где зачат, о тебе..., да как знать,
      мы ползли от подкопа, ты под ухом сопел,
      я дополз до окопа, а вот ты не успел...

      а когда стало плохо, я огонь на себя
      и тебя я Тимоха пережил на три дня...

 

Никто кроме нас. (Годовщине подв ...

(Дальневосточник)
 56  Несмешное  2015-02-21  1  1023
29 февраля - 1 марта 2000 года 6-я рота и часть 4-ой роты 2-го батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Псковской) под Аргуном в Чечне на высоте 776 под командованием подполковника М. Н. Евтюхина вступила в бой со значительно превосходящим по численности отрядом чеченских боевиков.
Они сражалась, удерживая высоту, 20 часов. 2500 против 90. Противник потерял 457 отборных боевиков, но так и не смог прорваться. Из 90 десантников роты погибли 84.
Указом президента РФ 22 десантникам было присвоено звание Героя России (из них 21 - посмертно), 68 солдат и офицеров 6-й роты награждены орденами Мужества (63 из них — посмертно).



Там, где война тяжёлая работа,
Где всё решает отданный приказ,
Всходило солнце, а шестая рота
Легла под тонкий трассер пулемёта
И встать никто не смог бы…
      кроме нас!
………………

Рассеивая свет над ледниками,
Здесь звёзды ярче кажутся вдвойне,
А днём не видно гор за облаками,
И ненавистью дышит каждый камень,
И всё горит в бессмысленной войне.

Здесь поминают дьявола и Бога,
Порой навзрыд, порою чуть дыша.
Над пропастью у горного отрога,
Там, где в спираль сжимается дорога,
Он был огнём за выступом прижат.

Налиты болью раны и порезы,
Скачками пульс, и холодно в груди.
Пути для отступления отрезав,
Слепое и смертельное железо
Гудит вокруг, а он совсем один.

На несколько часов ему отсрочку
Дала судьба, и он живой пока.
Остановившись у незримой точки,
Судьбу в ребристой серой оболочке
Сжимает непослушная рука.

Но он шагнёт, поверив, что так надо
В костёр войны на ауто-да-фе.
Переходя за точку невозврата,
Отжав скобу, он выпустит гранату
И, как «аминь» шепнёт: «За ВДВ»!
 

Радость со слезами

(Владимир Рудов)
 30  Несмешное  2015-05-09  2  1024
Наверное, в каждой семье свои, особые воспоминания о Великой Отечественной войне. Есть они и в нашем роду.
   Моя мать, Матрена Васильевна, была замужем дважды - за родными братьями. С Яковом, первым мужем, они поженились перед войной, а с объявлением мобилизации его забрали на фронт. Прошли долгих четыре года, и наконец настал День Победы. Люди высыпали на улицы (мать тогда жила в селе на Полтавщине), поют, танцуют, а мать… плачет. «Ты чего плачешь?» − недоумевают сельчане. «Так ведь мой Яша на фронте». «Ты же от него неделю назад письмо получила!» «Ну и что, это война, а на войне и в последний день могут убить…» Через несколько дней матери пришло извещение, что ее муж, Рудов Яков Сидорович, геройски погиб 9 мая 1945 года, похоронен в столице Австрии.
   Спустя время из армии вернулся брат Якова мой будущий отец Афанасий Сидорович, за которого мать и вышла замуж. Отец также прошел всю войну, в том числе Сталинград, был ранен, контужен, его ратный путь отмечен боевыми наградами.
   Что интересно, Яков и Афанасий однажды случайно встретились на фронте. Афанасий стоял часовым и вдруг услышал, что рядом – воинская часть, в которой служил брат. Он наугад крикнул: «А Якова Рудова среди вас нет?» Когда выяснилось, что встретились родные братья, Афанасия на посту подменили, и они за разговорами просидели в окопе всю ночь. Афанасий даже предлагал брату перейти к нему в часть, чтобы воевать вместе. Но Яков отказался – не хотел расставаться с боевыми побратимами.
   Афанасий и Матрена прожили вместе тридцать лет, воспитав двух сыновей – Николая (сына Якова) и Владимира, автора этих строк. Моему отцу, а в его лице всем воинам Великой Отечественной, я и посвящаю свое стихотворение.

      ОТЕЦ
Не под тяжестью мраморных
памятных плит,−
Под раскидистой вербой
отец мой лежит.
Не стоит караул,
не чеканят слова,−
Задушевно и бережно
шепчет листва.
Чтобы лёгок был сон
и покою был рад
Той великой войны
неприметный солдат.
От родной стороны
и до вражеских гнёзд
Он немыслимый груз
на себе перенёс.
Умирали, споткнувшись,
чужие отцы,−
Моему на помин
оставались рубцы.
И живым, наконец,
отпустила война,
Но кого насовсем
отпускала она?
До последнего дня
вызывали на бой
И телесный недуг,
      и душевная боль.
И терзала тревога,
чтоб та же беда
Не настигла меня
никогда-никогда…

      Владимир РУДОВ
 

ПАГАНИНИ

(Тамара Кошевая)
 66  Несмешное  2014-11-18  10  1863


      А.И.
   
Я давно совершать перестала ошибки,
Сладострастия бес реже бьёт под ребро,
Но смотрю на портрет, на коварность улыбки,
На растрёпанный «хаер», где сплошь – серебро…

Ах, какие фемины, какие богини
Соблазняли его, извиваясь вотще…
С виду – полная ****ь. Но в душе – Паганини
С лакированной скрипкой на левом плече.

Иронично смотрю, как в знакомые ноты,
Мне озвучки не надо, я слышу и так,
Без касанья смычка – и паденья, и взлёты
Тех пассажей, на кои он, в общем, мастак.

Я смотрю на изящные нервные руки,
И хочу – что поделать, характер таков! –
Уберечь от беды, от тоски и разлуки
Ныне, присно и даже во веки веков.

Льётся музыка сфер, без конца, без начала…
Ах, как я снисходительна, боже ты мой!
Видно, сердце моё в унисон прозвучало
С безупречной – единственной целой – струной.

Утопая в глазах, в их тревожащей сини,
Понимаю природу, и более, чем…
Он, конечно же, ****ь. Но… ведь он – Паганини
С лакированной скрипкой на левом плече.
 

Первый снег

(Пришелец)
 71  Несмешное  2014-10-27  5  1147
Пришельцем явившись в конце октября,
Хватал он спешащих прохожих за плечи,
Заглядывал в лица с вопросом: "Не зря
Я здесь оказался? Вы жаждали встречи?"

Но люди встречали его матерком,
Швыряли на землю, иллюзии руша.
Снег падал печально и под сапогом
От слез превращался в обычную лужу...
 

Вчера... сегодня... завтра...

(Алексей Котельников)
 84  Несмешное  2014-07-31  8  1426
Одесскому другу

Вчера…
Семь чаек на волне,
стихи в «провинции у моря».
«Куриный бог? В подарок? Мне?
Спасибо, брат из Лукоморья».
«Бросай курить, ядрена мать!».
«Ну, всё – последняя затяжка.
Пошли вдоль берега гулять,
зови-ка наших. Слышишь, Сашка?»

Сегодня.
Затрещал хрусталь.
Надеюсь, всё у вас в порядке?
А мне приснился фестиваль,
ребята, летняя площадка,
бой поэтических команд…
Что? Ненавидишь «эту Рашку»?
А я – фашист и оккупант?
Ты в это веришь? Сашка, Сашка…

А завтра – царствие пустот,
и всюду – власти, власти, власти…
А вечер… ну, почти, как тот:
в руке - Куриный бог на счастье,
и вновь – «Бросай… ядрена мать».
«Ну, всё – последняя затяжка»…

Вот только чаек не видать,
и ты в меня стреляешь, Сашка…

.....
 

Любовь здесь больше не живет

(kekc)
 47  Несмешное  2015-02-05  1  1050

Хотел пошутить, но шутка обернулась вона чем

Быть не желая ей обузой
В любви, романтик и поэт,
Любил в душе безумно Музу,
Скрывал любовь почти сто лет.

Любил её со школьной парты,
Но чувства, из последних сил,
Хранил он там же, где инфаркты -
Их в сердце бережно хранил.

Почти что век хранил молчанье.
Копил признания в столе.
Три брака пережил, венчанье
И пять романов за сто лет.

Но вот, дождавшись юбилея,
Не оставляя на потом
Мечту свою, ног не жалея,
Решил идти в соседний дом.

Решил бежать навстречу счастью
В квартиру 10-ть в юбилей.
Чтоб, взяв девчонку за запястья,
В любви-таки признаться ей.

Для куража (вопрос серьезный)
Хлебнул он водки из горла
И поспешил, но было поздно…
Любовь в миг этот умерла.
 

Строчки на сайте. С Печалью..

(takamisakari)
 104  О поэтах  2014-04-03  0  2859
У нас, на Хохмодроме, печальные известия и потому стихи невесёлые сложились… прошу понимать правильно - это конечно не именно о Владимире, он то писал стихи хорошие, и не только о Хохмодроме.. а так вообще, навеяло…
В общем о сетевых, самодеятельных поэтах..


Столбец неровных, жалких строчек,
На сайте, том, где терпят всё,
И это жизни мой кусочек
И всё наследие моё…

Висит Он тут пустым балластом,
Статистике добавив вес.
Стихам хорошим для контраста,
Цепочкой жалкою словес...

Да и кому он мог быть нужен,
Корявый, сбивчивый рассказ?
Он бестолков, и простодушен,
И скушен каждому из Вас…

Зачем, он мною тут повешен?
На что рассчитывал тогда?
Печально. Опыт безуспешен.
И это знаю - навсегда..

Столбец неровных, жалких строчек,
На сайте, том, где есть друзья,
Примите жизни мой кусочек
Спасите от небытия…



Уходы      Жми сюда

О творческих издержках      Жми сюда
 

Стригли волосы Горгоне

(Нагибина)
 45  Несмешное  2015-02-24  5  1045

Навеяло Жми сюда

Стригли волосы Горгоне,
Гой-еси, пляши мужик,
По задымленой иконе
Кровь червлёная бежит.

Солнце варное дымится
Глазом пёсьим на веку,
Плачут старческие лица
Слёзы красные текут.

Стригли волосы Горгоне,
Змеи мёртвые чадят,
А она не мрёт, не стонет,
Поднимает алый взгляд.

И мертвеет на деснице
Страстотерпское лицо
Дым над вольницей клубится,
Вены дышат мертвецом.

Кривда мечется, лютуя,
Наживую вперит взгляд,
Ей-бы страсть, да поцелуи,
Ей-бы каменный парад.

Ей бы истинной любови
Незабвенное питьё.
Истекая тёмной кровью,
Каменеет лик её.
 

Играл он на баяне...

(Ариша)
 22  Несмешное  2015-05-21  0  886

Играл ты на баяне — влюбилась я в тебя,
Частушки пела звонко, платочек теребя.
Плясала, веселилась — был праздник на селе,
Народу было много, и все навеселе.
Мои глаза сияют: плясать ещё хочу!
И голос звонкий льётся, ногами топочу.

Мы — разные, любимый, по возрасту с тобой,
Я — юная девчонка, а ты — совсем седой...
Ребята молодые с насмешками галдят,
И старые бабульки с укором вслед глядят...
А я кружилась в пляске, и был в глазах лишь ты,
Пусть в «старого» — влюбилась, о нём мои мечты!
«Смешная!» — мне твердили, — любовь такая — сон!»
А я его любила — мне нужен только он!
Сдалась я перед взглядом прекрасных синих глаз.
Лишь будь всегда ты рядом, чтоб свет любви не гас!
 

На остановке

(Георгий из Министерства О)
 41  Несмешное  2015-02-05  3  995
На остановке, у южного корпуса,
(Тот, что манежа стоит визави),
Люди молчали и ждали автобуса,
Я же стоял, ожидая любви.

Окна киоска - мороза рисуночки,
Хоть бы любовь приезжала скорей,
Голуби дрались за корочку булочки,
С детства за то не люблю голубей.

Жизнь постепенно мечты исковеркала,
Между событий натянута нить,
Долго стоял, а любовь всё не ехала,
Даже не знаю, как то объяснить.

Мчались такси по дороге колдобистой,
Небо плыло, лунным светом дразня,
Жаль, не на той остановке автобусной
Вышла любовь, чтобы встретить меня.

© Георгий из Министерства Оргий - Не тырьте и соблюдайте копирайт, несмотря на то, что вас переполняет непреодолимое желание стырить...
 

ИЗМЕНА… ИЗМЕНА?

(Тамара Кошевая)
 64  Про измены  2014-10-14  16  2458

«Если тебе изменили, радуйся, что изменили тебе, а не родине»
       ( расхожая поговорка )


Порою гляжу – и становится тошно,
Как ставят клеймо, не жалея чернил…
К чему утешенье искать только в том, что
Не родину предал, а мне изменил?

Мы платим порой непомерную цену,
На белое – чёрным – летит вороньё,
К чему осуждать мне того за измену,
Кто родину предал – во имя моё?

Что Родина – мать, с детства ведаем все мы,
Есть две стороны и у «да», и у «нет»
У истинных ценностей нету системы,
Да только у чувства-то логики нет!

Фанатства ли, ханжества постное рыло…
Историй я в памяти много храню,
Когда осужденье возмездием било
Ура-патриотов, одетых в броню.

А узник любви – добровольного плена –
Слагает с себя и кольчугу, и щит…
Порою мы слышим: «Предатель! Измена!»
Как пафосно-глупо всё это звучит!
 

Украина

(kekc)
 145  Про Украину  2014-01-27  3  12951
День и ночь на Украину
Пялюсь я, а не на баб.
Ведь хохол наполовину,
Вполовину лишь – кацап.

День и ночь в мурашках кожа,
Плещет боль через края:
На кого же ты похожа,
Боже, Родина моя!

Ты, как злая весть в конверте
На Священной той войне,
О геройской пусть, но смерти…
Только ты страшней вдвойне.
 

О друге

(Саша Сидорчук)
 58  Несмешное  2015-01-09  2  1029
Не встрянет лишним в разговор,
все сам поймет он с полуслова.
Шутя,   прервет застольный спор,
в любой компании - основа.

Держу проблемы при себе,
в письме не стану бить тревогу,
но не оставит друг в беде,
прочтет меж строк, придет в подмогу.

Не он один такой - герой,
таких - немало, глянь вокруг.
Но я привык к нему, он - мой:
надежный, верный, школьный друг.

***
А снег белеет,
а снег белеет.
Белеет он бумагой за окном.
Мой друг болеет.
Мой друг болеет
и мне не пишется сегодня ни о чём.

***
 

Банально, но актуально

(Владимир Рудов)
 31  Несмешное  2015-03-09  2  870
Сердце так растревоженно бьётся…
Всё в сравненьи всегда познаётся.
Будем жить и грешны, и бедны,
Но при том пусть не будет войны.
 

Печальная сказка

(Георгий из Министерства О)
 31  Несмешное  2015-01-17  27  1522
Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения с реальными людьми и событиями совершенно случайны.

Я вам историю одну
СтравлЮ на сказочный манер:
Жила была страна на У
В соседстве со страной на Р,

Дружили так - другим пример,
Не ясно даже, кто сильней,
И славно жили У и Р,
Почти водою не разлей.

А в У - красивые края,
Леса с прохладою озёр,
И президент там был на Я,
Любитель золота и вор,

А в той, которая на Р,
Слуга народа был на П.
И вот однажды день был сер,
Случилось жуткое чепэ.

Тот, кто на Я, не чтил народ,
Накрал, и стал миллиардер,
Что вызвало переворот,
И Я сбежал в страну на Р.

Была баталия жаркА,
Там многое пошло на кон,
И Р у У забрала К,
Как гопник в парке телефон.

Сплошь грязь и ржавость на серпе,
И молот в принципе на кой?
Теперь и в Р и в У два П,
Один - жирней, и мал другой.

Сложней всё связано пока,
А легче б было - статус кво,
Сосед на Р хоть стырил К,
Но газ и нефть-то у него.

И Р вдруг мало стало К,
Пожадничав, себе во вред,
На Д из Р ввели войска,
Сказав, что их там, типа, нет.

В стране на У все в маете,
В стране на Р печальней жить,
И бесятся и те и те,
Хотя им нечего делить.

И, видно часто - большинство
Не понимает, кто злодей,
Печальна сказка от того,
Про Буратино - веселей.

© Георгий из Министерства Оргий - Можно тырить всем...
 

Дороги

(Георгий из Министерства О)
 38  Несмешное  2015-01-23  0  939
Мне тебя не хватило, буквально чуть-чуть,
А хотелось, чтоб всю и надолго,
Но по воле судьбы разминулся наш путь,
Раздвоилась внезапно дорога,

Не важны предпосылки, хоти - не хоти,
Соблюдается правило строго,
Не проложишь маршрут свой ты, как ни крути,
Чтоб по двум сразу разным дорогам,

Каждый раз выбирал я не те адреса,
К чёрту - третий! Второй вышел лишний...
Надо было пораньше вдавить тормоза,
Время - странный и вредный гаишник.

И по трассе бегут огоньков ассорти,
Я всегда выжимал, чтоб на грани,
Не совпала длина тормозного пути,
Что-то там напортачил механик,

Повернуть не получится действия вспять,
И сюжет наш закончится куце,
Через несколько лет, непременно опять,
Верю я, что дороги сойдутся,

Понимаю, что хочется только вперёд,
Зафиксируют ложь полигрaфы,
Может всё-таки сможешь ты дать задний ход,
Мне плевать, заплачу эти штрафы.

Попытайся ещё раз, ведь трасса пуста,
Мы оспорим веленье вердикта...

"Две машины столкнулись в ночи у моста...",
В новостях так рассказывал диктор.

© Георгий из Министерства Оргий - Не тырьте и соблюдайте копирайт, несмотря на то, что вас переполняет непреодолимое желание стырить...
 

Он был убит

(Дальневосточник)
 85  Гражданская война  2014-08-16  8  1987
Этот стих - победитель конкурса ИДЁТ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА Жми сюда

Он был убит в бессмысленной войне
Ещё пацан в свои неполных двадцать,
А мог бы жить, любить, шутить, смеяться.
От этого досаднее вдвойне.

Ещё был жив любимый человек
В пятнистой форме и тяжёлых берцах,
А снайпер, угнездившись, целил в сердце,
Нажал на спуск, и он ушёл навек.

Уходит чей-то брат, отец и сын
Во времена безверия и смуты,
И мать, осев, седеет за минуты,
Когда домой придёт тяжёлый цинк.

Он был убит. Высокая цена
За чей-то бред, в который верят слепо.
Но рубят лес и дела нет до щепок,
Когда идёт гражданская война.

В неё играют все, кому не лень,
Но козыри, увы, всё чаще «крести»,
И новый адресат для «груза 200»
Несёт в себе грядущий новый день!

Пройдут года, уже в иной стране,
Взрослея, спросит сын: «А где наш папа?»
И скажет мать, роняя фото на пол:
«Он был убит в бессмысленной войне!»
 

За день до марта

(Казей)
 31  Несмешное  2015-03-07  0  829
За день до марта, в сутках от весны,
Чужая жизнь оборвана на взлете,
А как вы после этого живете?
Все так же видите цветные сны?
Все также молитесь своим богам,
На всякий случай, чтобы не гневились?
Но если б вы когда-то не родились,
То сны сегодня снились бы не вам,
Не ждал бы вас в расцвете жизни трон,
Не ваша жизнь текла бы по понятьям,
Никто бы вас не поминал проклятьем,
Через неделю после похорон...

Когда столкнулись в маточной трубе
Две крошечных, везучих половинки.
Представь, насколько повезло тебе!
И ты, запеленован по-старинке,
Лежишь и пялишь глазки в небеса,
Агукаешь, пуская пузыри, -
Вот так и происходят чудеса,
Теперь судьбу свою благодари,
Живи, влюбляйся и детей рожай,
Сопротивляйся кризисам суровым,
Но на чужую жизнь не посягай,
Ни действием, ни мыслями, ни словом!
 

Моя Родина... Та

(Тамара Кошевая)
 114  О родине  2014-03-11  4  7206
Надувай паруса моему кораблю,
Ветер странствий, мечтанием сладким!
Я люблю Беларусь, Украину люблю
И Россию до самой Камчатки.

Пол-Европы восточной, Урал и Сибирь…
На волнах временного потока
Расстилала отчизна бескрайнюю ширь
Мне от Гродно до Владивостока.

Накрутила своих километров сполна,
Трижды шар обмотав ими в сумме…
Ах, какою прекрасной казалась страна
От Архангельска и до Сухуми!

Я купалась в далёких, холодных морях –
В море Беринговом и Охотском…
Ах, какою бескрайней казалась заря
Между Западом, блин, и Востоком!

Самолёты мои, поезда, корабли…
Тундра, степи, песчаные дюны…
Я немела в восторге от этой земли,
Бесконечно и древней, и юной...

Что же нынче? Границ разводные мосты
Разделили богатых и нищих.
На удельные княжества, на лоскуты
Растащили такую странищу!

Мне тоскливо без вас, мне больнее сто крат.
Вы теперь – государства другие.
Украина! Россия! Я – ваш эмигрант
С неизбывной своей ностальгией.

Словно блудную девку – с начала в конец –
Гонят кровь мою клапаны-дверцы…
Почему же я трёх не имею сердец,
Чтоб по Родине – в каждое сердце?!

Эту боль и тоску, эту память и грусть
Я несу сквозь пространство и время.
Слава Богу, оставили мне Беларусь,
Где меня не штормит и не кренит.

Ни к чему, понимаю, опять и опять
Ностальгировать прежнего пуще…
Слава Богу, за то, что забыли отнять
У меня Беловежскую пущу.

Как безмерную даль мне теперь превозмочь
И опять до Камчатки добраться,
Ощутив, как когда-то, великую мощь
И народов единство и братство?..

Этот крест бесконечных, бескрайних дорог
Мне является снова и снова,
Но я рушу преграды, и пятится рок
Перед силою мысли и слова.

Словно крылья надежд прирастают к плечу…
Сквозь рогатки, границы, запреты,
Я, как прежде – от края до края – лечу
Над одною шестою планеты!
 

Подорожник

(Садистка-Пародистка)
 76  Про родителей  2014-09-24  6  5244

- Папа, расскажи мне про детдом!

- Да я ведь тебе рассказывал уже много раз , дочка! – отвечает мне папа и переворачивает   страницу «Известий».

-Все равно расскажи! – требую я, взбираясь отцу на колени, - я хочу еще!

Мы с отцом гуляем во дворе. Вернее, это я гуляю – играю сама с собой в «вышибалу», в салочки, в «классики». А папа сидит на лавочке рядом с песочницей и читает газету. Мне уже почти пять лет, папе – только двадцать девять.

В моих руках разноцветный букетик из клевера, ромашек, мелких диких гвоздик и еще каких-то дворовых растений.   Я намереваюсь украсить ими прическу папочки. Хорошо, что он пока об этом не догадывается.

      * * *

Я цепким взглядом художника вглядываюсь в папино лицо. До чего же он красив, большеглаз, свеж и молод!   Секунда – и нежный колокольчик расцветает над папиным ухом. «Как здорово! - восхищаюсь я, - не щевелись, папа!»

Жара стоит такая, что над раскаленным асфальтом висит сизая дымка. Скакалка моя валяется в песочнице, а к сачку я даже не прокоснулась. Потому что неинтересно ловить бабочек, которые не улетают, и кузнечиков, которые не упрыгивают.

- Ты слышал ? - напоминаю я тихонько, - расскажи мне про детдом! - и втыкаю в папину макушку оранжевый «ноготок», втихаря сорванный с дворовой клумбы.

- А что тут рассказывать, - папа снова переворачивает газетную страницу, - мама моя пропала без вести в сорок втором вместе с Валей, моей сестрой. Батя, стало быть, привел в дом мачеху. Я им мешал. Вот и отдали они меня в ворошиловградский детдом. Ну ты же все это знаешь, дочка!

- Ничего я не знаю! – возражаю я, - Я все давно забыла. Тебе там было плохо? Тебя там обижали?

- Да не особо, - качает головой папа, - как всех. Я уже и не помню. А вот как плавать меня научили – помню. Ванька Солдатов взял за голову, Сеня Безымянный – за ноги, Борька Декабрев – за руки Здоровые были пацаны, лет по четырнадцать. И скинули меня, шестилетнего, с моста в речку. Я помню, как шел ко дну. Как просил Боженьку не убивать меня. Как добарахтался до берега. А когда выполз на землю, вцепившись ладонями в густую крапиву, те же пацаны снова взяли меня – один за голову, другой – за ноги, третий – за руки и - хрипящего, задыхающегося, с крапивой в руках – снова бросили с моста в речку. А потом еще раз. Вот такими были мои первые тренера, дочка!

Я спрыгнула со скамейки, сжала кулаки. И пошла на папу со сжатыми до боли кулаками.

-Я вырасту большая, - сказала я, - и найду их всех. И Ваньку Солдатова, И Сеньку Безымянного, и Борьку Декабрева! И всех их – по очереди! – сброшу в реку! А когда они выползут и будут плакать, я все равно их всех снова брошу в реку! Они дураки, дураки, дураки!

- Да ладно тебе, - усмехнулся папа - я уже их простил давно. И ты прости. Когда ты вырастешь, ты будешь молодая и сильная. А они - старенькими и слабенькими. Не нужно их бросать в реку. Их нужно пожалеть!

- Нет, - сказала я, - я их жалеть никогда не буду! И я их все равно поймаю! И отлуплю прыгалками! Дураки!

- А знаешь, дочка – сказал папа, - зимой в детском доме было очень холодно и сыро. Одеяльца были худые, тоненькие, подушек не было вообще. Так и спали на сырых тюфяках, подложив под голову руку. Если б ты знала, какое это счастье – теплая комната, теплое сухое одеяло, чистая простыня, простая подушка под головой.

- Да, - согласилась я, вспомнив, как вечером меня, сонную, папа переодевает в пижаму   и относит   в мою кровать, – это счастье.

- После таких холодных зим, - продолжал папа, - у меня весной очень болели суставы рук и ног. По ночам я плакал, а утром садился на бревно и подставлял солнышку свои распухшие руки и ноги. И мне казалось, что не будет этому конца и края….

Мои глаза наполнились слезами и сердце сжалось от горя.

- Где у тебя болели ручки ? - бормотала я, шмыгая носом, - вот здесь, в локоточке? А ножки - вот здесь, в коленочках? Ничего страшного, сейчас доченька погладит папочке коленочку…подует папочке на ручку … и все пройдет…. все до свадьбы заживет…

- Спасибо, дочка, - засмеялся папа, вставая с лавки и тоже шмыгая носом. Цветочный дождь посыпался с его головы. – Вылечили вы меня, доктор, на всю оставшуюся жизнь!

- У тебя точно ничего больше не болит? – не верила я, - ни ручки, ни ножки? А ну-ка, попрыгай!

• * *

- Папа, я тебе сейчас открою тайну, - сказала я, беря отца за руку, - только ты не смейся. И никому не говори.

- Не буду, - пообещал папа, - и не скажу. И вообще, хорошие люди никогда не смеются над чужой тайной!

-Тогда слушай, - осмелела я, - знаешь, я боюсь ходить по бревну. Вон по тому бревну около песочницы. Мне высоко и страшно. Все девочки по нему ходят, Ирка даже прыгает на нем, а мне страшно. Я боюсь упасть и расшибиться.

- Ерунда, -сказал папа, - не упадешь и не расшибешься. Давай руку и держись крепче.

- Точно? – не поверила я, пряча руку за спину, - а почему?

- Во-первых, - сказал папа, - потому, что внизу мягкая трава. Даже если ты спрыгнешь с бревна – ничего с тобой не случится.   А во-вторых, ты – дочь моряка! Дочки моряков никогда ничего не боятся, не падают и не расшибаются!

-Ух ты! - обрадовалась я - «Дочь моряка»! Вот это да! Давай, папа, руку! Не боюсь я этого бревна!

• * *

Конечно, я все-таки свалилась. С самой середины бревна. После того, как решила прыгнуть, как Ирка. После папиных одобрений: «Ну еще шажок, дочка! Смелее, умница моя!»
Я свалилась прямо на мягкую траву, под которой коварно замаскировалась каменная крошка.

- Ой, елки, - сказал папа, растерянно глядя на мои содранные коленки,- задаст мне   твоя мама взбучку по первое число…

Я с ужасом глядела на капельки крови, выступающие на моей содранной коже. Я и не думала плакать – я лихорадочно соображала, как можно спасти папу от маминой взбучки.

-   Юра, подорожник прилепи, - сказала проходящая мимо соседка тетя Нюра, - да подержи минутку. От ссадин и следа не останется.

-Точно! – обрадовался папа, - и как это я забыл про этот самый подорожник! Мы так всегда делали! Сейчас!

Папа метнулся к протоптанной тропинке, мигом выдрал пару крупных, как лопухи, подорожников, потер их в руках и прилепил к моим боевым ранам. Коленки защипало. «Ой, - сморщилась я, - щипет!» « Так и должно быть, - объяснил папа, - щипет – значит, заживает.»

Вечером к нам пришел гость – папин сослуживец.

«Росляков,» - представился сослуживец и протянул мне руку.

«Жанна, - ответила я , пытаясь пожать огромную мужскую ладонь. И добавила: - дочь моряка.»

• * *

Вот и снова жара на дворе.

Снова папа сидит на лавочке и читает газету.

Только мне уже почти 53, а папе только 77.

-Папа, - говорю я, - ты помнишь, что врач сказал? Нужно встать и походить.

- Да-да, - кивает папа, - я обязательно встану и похожу. Только чуть-чуть позже. Я так устал, дочка!

- Это от чего ты устал? – изображаю я удивление, - от чтения газеты?   А ну-ка, вставай и пойдем до той березы и обратно ! Давай-ка руку!

Папа растерянно на меня смотрит, но не встает. Мне его жалко до спазмов в горле.

-И долго ты собираешься так сидеть? – строго спрашиваю я, чувствуя, как мои глаза наполняются слезами - в чем дело? У тебя что-то болит?

- Нет-нет, дочка! – теряется папа, - ничего не болит! Ну честное слово! Просто я   боюсь. Мне кажется, что я не удержусь и упаду.

-Ну вот еще, - говорю я и поднимаю отца со скамейки, - тут просто невозможно упасть. Земля ровная, трава мягкая. Вот тебе твоя трость, вот моя рука. Опирайся и иди.

-Хорошо, - соглашается папа и делает нетвердый шаг. Смотрит на меня просветленно и улыбается: - чуднАя ты все-таки, дочка…чертенок прямо… Что в детстве, что сейчас.

- Шажок, еще шажок, - подбадриваю я отца, - ты умница, папочка! Ты у меня такой молодец! И еще такой сильный! Настоящий моряк!

Мы идем с отцом к знакомой березе по залитой солнцем тропинке. Он сосредоточен, напряжен, серьезен. Он очень хочет мне угодить. Я его люблю в этот момент больше жизни, моего седого беспомощного больного ребенка. Как я буду жить без него – я не представляю, честно.

Но пока моя любовь цветет буйно и густо, как подорожник у нас под ногами. Целый ковер своей любви я стелю под ноги своему отцу. Ее хватит надолго. Ее хватит на все папочкины боли, все его ссадины, на всю его жизнь и всю мою жизнь.

Ты только иди, папа.

Только иди.

24 мая 2013 года
______

Вчера, 23 сентября 2014 года я похоронила своего отца, Титова Юрия Александровича.
На "Хохмодроме" у меня много замечательных, прекрасных друзей. Очень хочется поделиться с ними памятью о моем отце.
 

Послесказочное

(Khvorost)
 68  Сказки  2014-06-14  8  4759
В гостиной у горящего камина
среди картин, часов и гобеленов
стояла сумасшедшая Мальвина,
кремируя полено за поленом.

Хотелось убивать и быть убитой,
раз не случилось вечно быть любимой;
то ненависть душила, то обида…
А тени, как в театре пантомимы
плясали джигу на бездушных стенах -
свидетелях ночного холокоста…
Всё было до обыденного просто,
безумно и смешно одновременно -
Мальвина навсегда прощалась с прошлым
и целовала каждое полено,
собой напоминавшее о нём,
чтоб после окрестить его огнём
в камине под старинными часами…
Те проливали горькую смолу
и, превращаясь в пепел и золу,
из пламени смотрели на неё
печальными сосновыми глазами.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер