ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: лучшее из свежего: стр. 58

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: лучшее из свежего: Стр. 58  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Нет, не требуй пока неустойки

(Деева Алиса)
 38  Несмешное  2008-09-15  3  1026
Нет, не требуй пока неустойки.
Где-то лира грустит заброшена,
Я читаю чужие строки,
Но и в них ничего хорошего.

Пустота, тяжкий вздор и вымысел,
Имитация вдохновения…
Эх, пошли бы куда-нибудь вы…мы…все…
Но уйдёт графоманство, наверное.

Всё проходит, и это, а жаль слегка,
Без него не могла, не смела бы
В горсти пепла алмазы души искать
И не верить, что их там не было.
 

Селигер

(Алексей Котельников)
 64  Несмешное  2008-06-16  4  1359
забыться, не желая возвращаться...
остаться там, где равен миг векам,
где дремлет в шуме лиственных оваций
немым ручьем рожденная река,
где шепчутся диковинные ели,
царапая кистями тишину,
и где из перевернутой купели
роняет ночь уснувшую луну.

забыться, наблюдая, как степенно
плывет туман, цепляясь за репей,
как зависает облачная пена
над темной бесконечностью теней,
как марево, пронизывая гнезда,
стирает можжевельника узор,
и как искрятся каменные звезды
в глазах упавших замертво озер...
 

Маме

(Маша Неваша)
 48  Несмешное  2009-02-21  0  1311
Здравствуй, мама.
Да, конечно.
Ты жива, и я живу.
(сонно всхлипывает вечность
в старом мамином шкафу…)

Не срослось.
Не отболело.
Ни с полушку,
ни с аршин.
Истрепалось только тело -
переплет шальной души…

Да, такая же.
Я знаю.
Да смешно.
Под сорок лет.
Ветер носит, пусть полают.
Повзрослею?
Видно нет.

Ни за славу, ни за деньги
посторонним не видны
изумрудные коленки
и летательные сны,
бант огромный на макушке,
грива огненной копной…

«А по ма-ми-ной по-ду-шке
луч кра-дет-ся зо-ло-той».

Оглянуться? Оглядеться?
Мне б к тебе…
К тебе опять, чтоб за три недели детство
по слогам перечитать…
 

ДРАГОЦЕННОСТИ СВЕТА

(Пиденко Александр)
 -6  Несмешное  2009-02-04  3  456
ДРАГОЦЕННОСТИ СВЕТА.      Пиденко А. Н.

-Ты очень много пишешь о Христианской Вере, а не хотел бы написать о Мусульманской?
-Безусловно! В новом проекте я уделю Мусульманской религии много места, ибо её сюжеты настолько интересны и наполнены тонкой психологией, что грех не попытаться обработать их в новом исполнении, то есть более понятными для непосвящённых в тонкости мусульманского вероисповедания. Ибо есть множество отличий в понимании ценностей нашей жизни только в трактовке религиозной культуры.
-То есть мы одни и те же вещи понимаем и ценим по-разному?
-Безусловно. И моя задача как литератора найти общие ценности, соединив их общими целями и приоритетами, для сохранения понимания людей друг другом.

К пророку, мир ему Всевышний,
Спустился ангел Джебраил.
Знать смерть грядёт, он в свете лишний,
Терпеть крах плоти нет уж сил.
-Скажи мне Дух, посланник Бога,
Умру я, да уйдёт мой час.
На Землю к нам, к людским порогам,
Ты спустишься хотя бы раз?
-И молвил ангел, в свет убогий,
Коль быть тому так суждено.
Хоть всё грешно в людских порогах,
Но в мир спущусь я всё равно.
Спущусь я десять раз на Землю
Расплату истины воздать.
Пусть праздный свет в истоме дремлет,
Мой долг все ценности забрать.
Пророк в смятении поспешном,
Святого ангела спросил.
-Что потерял ты в мире грешном?
Какие ценности забыл?
И вторил ангел, старцу внемля,
-Пусть грешный свет тому не рад.
Спущусь я первый раз на Землю
Собрать возданный Баракат.

Второй сойду и в дань заслугам,
Сняв пелену с ненастных глаз.
Из их сердец любовь друг к другу
Я заберу в их скорбный час.
Спущусь я третий раз, то будет.

И милость, так уж суждено.
Родных покинет, пусть лишь судят,
Посеяв горестей зерно.
Затем возьму я справедливость,
Правителей мира сего.
Покорность женщин и стыдливость,
Взамен им, не дав ничего.
Терпенье бедняков, богобоязненность Алимов,
Богатых щедрость и святой Коран.
Пусть тлеет ад в угаре дымном,
Средь праздных возгораясь ран.
И, наконец, всем стонам внемля
Спущусь десятый раз на Землю.
И в свете их последних дней,
Возьму я Веру у людей.
Да будет так, в дань их порокам,
Забывшим заповедь пророка.

Так в наши дни в дыму услады,
К нам тянется рука из ада.
И есть лишь в свете наших дней
Коран, да вера у людей.
Так будем жить и чтить уроки,
Да имя почитать пророка.
Кой жил с людьми в миру когда-то,
Был всем учителем и братом.
Кой дал нам заповеди света,
Не забывать велел об этом.
Ценить лишь то, что мы имеем,
То, что в заботах не жалеем.
Да пусть хранятся в мире этом,
Все драгоценности со света.
Да не остынет сердце хладом
И станут заповеди кладом.

      23 ноября 2008г.
 

Ждала удача за углом.

(andriano_61)
 2  Про удачу  2009-01-19  0  1696
Удача ждала за углом
У счастья в личном карауле,
Но жизнь ударила кнутом –
- Гони вперед, дружок каурый.

И проскочил я поворот.
Помчал по ямам до оврага.
Для Бога я - обычный скот,
Мои проблемы – передряги.

А выползать из ямы долго.
Кричит здоровье, ломит грудь,
Но только прыгнешь на пороге
Придет совсем другая жуть.

Теперь загрузят в эшелон,
Заблеешь загнанным бараном.
-Мол я попал в чужой вагон
И на погрузке был поранен.

Пастух совсем развеселился.
- Ты на убой! Какой порез?
Как будто лишь вчера родился.
Да на тебе с рожденья крест.

И соскользнув на полустанке
В болотной жиже побредешь,
Но зная – будет веселятник,
Который ищешь и найдешь
 

ТЕХНОЛОГИЯ написания СТИХОТВОРЕ ...

(Пиденко Александр)
 -2  Несмешное  2009-01-24  11  1184
ЦВЕТОК НА ПОДОКОННИКЕ.      Пиденко А. Н.

-Как ты придумываешь сюжеты для своих стихов?
-Хочешь, попробуем вместе написать, что-нибудь?
-Ну, ты хочешь, чтобы я попал на галеры лиры или музы
и на перегонки к дуэли с Дантесом? Ладно, уболтал.
-Как слагают свои песни различные народности, идут
и поют о том, что видят. Это и есть белые стихи,
где рифму подменяет мелодия.
-А что можно и без рифмы?
Ну, если слагать только классические стихи, с классической
рифмой, поэтический мир будет бедноватым особенно
по смыслу и сюжету. Много ли напоёшь под классическую
музыку? А вот под рок и т. д. можно выразить намного больше.
И так мы последуем примеру чукчи, который поёт о том, что видит.
И составим план для сюжета, будущего стихотворения.
И так, что перед нами, - окно.
-Будем писать про окно?
-Ну, про окно тоже напишем, но что ты видишь в этом окне?
-Цветок.
-Цветок, да? А теперь добавим к слову цветок, каждый по слову
с двух сторон, чтобы получилось предложение, давай. И так –
одинокий цветок.
-На подоконнике!
-И так будем писать об одиноком цветке на подоконнике, который, что делает?
Что он делает на подоконнике?
-Ждёт.
-Чего ждёт?
-Ждёт, когда его польют.
-А поглобальнее,.
-Ждёт когда придёт весна.
-Ну, вот и прекрасно, значит, краткая цель-план у нас есть. Одинокий цветок на подоконнике ждущий весну. Теперь мы этот цветок будем соотносить с окружающим миром. Что он делает, мы выяснили. Теперь надо понять, зачем он ждёт весну.
Что он видит вокруг себя, что он помнит о прошлом, о чём он мечтает в будущем.
Во что он верит, и что ему даёт его доля. На что ему можно рассчитывать и почему он
может плакать, и почему он может радоваться. Отношение его к тем, от которых он
зависит. Его мечты, его зависть, его надежды.
-А кому ж он может завидовать?
-Ну, хотя бы птицам, которые улетели в тёплые края. Так делается ответ на каждый поставленный вопрос. И получается рассказ об одиноком цветке, ждущем весну на подоконнике. Теперь нужно найти мотив, на который будет написано стихотворение.
Для этого нужна точка опоры, т. е. первая фраза. Многие удивляются, что не могут написать даже одну строчку, а это не строчка, это и есть начало мелодии. Мы напишем что угодно, а потом исправим, главное не писать сразу о цветке, пусть читатель сам догадается, это будет неким кроссвордом или тайной, которая будет некой изюминкой
для полноты вкуса. Ну, пиши первую фразу.
-Он звал весну сквозь стёкла окон. Сойдёт?
-Многие пишут, не думая, и утверждают, что они якобы пишут под чью-то диктовку
идущую, свыше. А мы на небо полагаться не будем, но и не побрезгуем подсказкой
свыше. И в симбиозе неба и рассудка появляется некий завораживающий, многозначительный текст-стихотворение для создания своего, только своего
цветка, своего подоконника, своего ощущения, своего образа миража который как
глюкоза усваивается безотходно подсознанием. И обязательно, все мысли, которые нам будут приходить в голову по поводу сюжета стихотворения, в обязательном порядке будем записывать на бумаге. Ибо то, что мы запишем, будет являться визуальным подкреплением, планом и четко поставленной задачей, а также основным фундаментом опоры стихосложения. Сначала наша рифма будет страдать погрешностями, но нам главное построить скелет сюжета, а потом в результате долгой кропотливой работы идет подгонка рифмы и такта, или мелодии стихотворения.
Это есть – ДИЛЕТАНТСКИЙ СПОСОБ написания стихотворения с сюжетом.
Профессиональные же поэты пишут уже не для простых людей, а как правило для своих же сокамерников по психосложению. Они варятся в собственном соку, и им безумство не по плечу. Обвиняя друг друга в графоманстве, плагиате и использовании штампов,
Они как правило стараются из говна сделать конфетку. Сначала у меня ничего не получалось, дальше двух строчек дело не шло, тут в пору запаниковать и бросить.
Но я не бросил и настойчиво штурмовал уступ Парнаса. Пегас вначале гадил, не стесняясь прямо с верху на мои писания, а Муза зачеркивала всё, даже название. Но я не сдавался,
хотя моё сознание кричало мне –«брось, да на фига тебе это нужно», а я улыбался и начинал всё заново. И по утрам, когда сознание ещё не проснулось и по вечерам, когда оно уставшее уже дремало, я продолжал писать, а моим помощником было подсознание.
И представьте себе, от моей настырности все так устали и так были удивлены, что у меня стало, что-то получаться, что моё сознание осознав свою ошибку, стало мне помогать.
И можете себе представить, какое я получал удовольствие, когда я открывал тетрадь, Пегас сидел напротив, хлопал крыльями и ржал от удовольствия, а проказница муза играла в классики на клетках моей тетради. Ради этого кайфа можно было не обращать внимания на насмешки друзей и на их скрытую зависть, когда они видели меня счастливым. Ибо, научившись творить, я научился любить жить и познал в этом счастье.

      ОН ЗВАЛ ВЕСНУ.

Он звал весну сквозь шторы окон,
В свет рвался каждым лепестком,
Но, в ледяных узорах стёкол,
Лишь видел небо за окном.
Он солнца луч просил далёкий,
Пригреть, чтобы расцвесть цветком.
Но с ним играл мороз жестокий,
Февральским сумеречным днём.
А по ночам вновь снилась осень,
Что птиц в изгнанье прогнала,
Что оголила неба просинь,
С деревьев листья сорвала.
Та, что открыла свет метелям,
И зиму в гости позвала.
И лишь безудержным капелям,
Ключ от ненастий предала.
Он ждал тепла, не ведал лета,
Когда весь мир осушит зной.
Глоток воды, как дань запрета,
Велит ждать радости иной.

      29 марта 2006г. День солнечного затмения.

-Значит насколько я понял, сначала на листке бумаги нужно составить некий макет того, что нас интересует, а потом заняться созданием проекта и согласно рифмы, а точнее созвучной мелодии по которой будет выстраиваться стихотворение ваять его?
-Для того, чтобы заявленная информация в стихотворении чётко дошла до читателя, нужно не умение выстраивать рифму и строфу, а умение чётко обрисовать ситуацию и сюжет создавая для человека ассоциации нарисованные при помощи спец фраз НЛП. То есть создать некий близкий мир его сознанию. Такие методы предполагают дать человеку некий каркас мира, который он уже достраивает сам, то есть книжку для раскрасок, которую нужно разукрасить в свои приемлемые индивидууму цвета. Ошибка же многих поэтов состоит в том , что они преподносят уже готовый взгляд на вещи мира, не оставляя своими выводами места для фантазии читателя. Дело в том, что каждый человек представляет и ощущает окружающий нас мир по разному. Одни воспринимают его визуально, то есть то есть как нарисованные картинки, другие аудиально, как мир звуков, шорохов и т. д., третьи кинистетически в виде ощущений и есть смешанные варианты. Поэтому в начале произведения необходимо обрисовать мир в который автор вводит читателя во всех ракурсах, то есть в картинках, звуках и ощущениях, а так же не забыть в конце подмешать такую специю как время, прошлое, настоящее, будущее. И поверьте с этой специей взгляд в картинках, звуках и ощущениях будет захватывать читателей и молодых и в возрасте. Ибо всё будет написано как будто про них.. .Почему многие удивлялись, как мог Владимир Высоцкий писать песни про многие профессии не пройдя их путь? Да потому, что он просто напросто описывал Сюжет таким образом, что у человека срабатывали все репрезетивные системы восприятия мира., во многих плоскостях., включая временные изменения.
-А почему нужно обязательно рисовать план стихотворения и его детали на бумаге, многие всё продумывают в голове, главное, чтобы была хорошая память?
-Делов том, что бумажный листок и является той точкой опоры, от которой можно оттолкнуться и перевернуть весь мир. Голова же является блуждающим модемом, и не может более нескольких минут удерживать информацию, она всё время находит, что либо новое и видоизменяет её, порой не в состоянии вернуться к изначальной, возможно даже более чёткой и верной. И главное для писателя, не нужно стремиться побольше изучить и запомнить всего, нужно научиться лишь делать закладки в мозгу, для возможности при помощи современных передовых технологий найти нужную информацию. Ведь даже самая главная задача школы не запомнить порой ненужную информацию, а научиться работе с книгой, возможностью оперировать с найденной информацией. А дальше всё очень просто, используя раздробленные куски информации собирать из неё свои трансформеры, которые вам пригодятся в жизни.

      Желаю Вам удачи в написании стихотворения с сюжетом.
Я буду очень рад, если мои наблюдения и подсказки помогут вам в чём либо.
 

За границей

(Леонид Олюнин)
 3  Несмешное  2009-01-15  0  515
То ли дело — за границей!
За границей — не у нас:
Горы ветчины с горчицей,
Бренди, виски — к черту квас.
Жизнь там! — радужные ленты!
Ширь свободы! Благодать!
И не только президенты,
Все там могут смело врать.
Там не массы, там поштучно!
Там и бизнес, и прогресс!
Можно высморкаться звучно,
Без оглядки на конгресс.
Это ложь, что запад падший,
Наркоманы, мол, гурьбой.
Но зато — ходи нежравши,
И не спросят: «Что с тобой?»
Спи хоть в бочке, хоть в колодце,      
А не хочешь — так броди,
И никто не придерется —
Демократия поди.
Чернокожий, бледнолицый
Ходят там плечо к плечу...
То ли дело — за границей!
Но туда я не хочу.

* * *
Возникает подозрение –
Недоверие виной:
Если много точек зрения,
Значит, точки ни одной.

* * *
Парень всё расставил по местам,
Разметал буржуев по кустам.
Берегись бульдог и дядя Сэм,
По соплям достанется вам всем.

* * *      
Лёжа на полу летаю,
А, ведь, не хотел летать.
Снизу, кажется, подтаял,
Отсырел, и нет сил встать.

А вокруг меня нормальный
Ходит, ё-моё, народ…
Так вот я оригинально
Встретил нынче Новый Год.

* * *
Читаю я, Серёжа, и немею -
Как здорова ты встретил Новый Год!
Как ты, я, это точно, не умею.
Мне так шалить, увы, не подойдёт.

Ты гладил грудь, как лампу Аладдина,
В другом мог месте крепче поднажать.
Вот это понимаю я - мужчина! -
Неделю с ней в постели пролежать.

Ты Ганнибал, Геракл, и всё ты можешь.
Осталось проявить сильнее страсть.
теперь нацелься на рекорд, Серёжа, -
На месяц. Чтобы в Гиннесса попасть.
 

P.S.

(Маша Неваша)
 55  Несмешное  2009-02-21  1  1155
Человеку,Другу,цинику,романтику.
Л.Т.

Небо то с овчинку, то с полушку,
Осень на сносях, во всей красе.
Нам с тобою на одной подушке
не жевать любовных монпансье.

Не лепить из повести романов
без скандалов общих под харчо.
Мне дороже теплоты карманов,
слово под раздельный табачок.

В карточках оказий и болезней
дебет…ни прибавить, ни скостить,
Словно мы с тобой, в одном подъезде,
обучались Родину любить.

Человече, вдвое выше ростом,
чуть в похмелье, с нимбом на челе,
как тут ни крути, почти апостол,
мало их…осталось на земле.

Хоть не святы, по воде босыми,
сердце заводили с толкача.
Мало их…чтоб в душу прописными,
или о заглавном помолчать.
______
Ранимой,сильной,настоящей, Т.К.
***
эти встречи в снег и дождь
под предлогом «чтоб расстаться»
хризантемовая дрожь
побелевших тонких пальцев
кислый ломтик тишины
так изысканно болезнен
диск припудренной луны
аметистовой на срезе
и глаза полны мольбы
мы сгорим а не утонем
и по линии судьбы
скачут пульсом четки-пони
тихо теплится «вот-вот»
в уголках улыбки зыбкой
а на глянце черных вод
пляшут солнечные рыбки
 

Умер замечательный поэт

(ХИТ)
 6  Несмешное  2008-12-26  11  925
В Москве на 41-ом году жизни 23 декабря скончался поэт Константэн Григорьев, основавший в 1989 году вместе с Вадимом Степанцовым группу "Бахыт-Компот"."Константэн умер вчера. Он шел на работу и у него остановилось сердце", - сказал Степанцов. Он также добавил, что в течение дня станет известно о месте похорон певца. Музыкант затруднился ответить на вопрос о причинах внезапной остановки сердца.

Константин Григорьев, он же Константэн Григорьев (р. в 1968 в Омске) - поэт, сооснователь "Ордена куртуазных маньеристов". После демобилизации поступил в московский Литературный институт имени Горького на семинар поэзии, которым руководил Евгений Долматовский. Во время учебы познакомился с Вадимом Степанцовым, Андреем Добрыниным, Виктором Пеленягрэ и позже - с Александром Бардодымом.

В 1989 году он и Вадим Степанцов создали группу "Бахыт-Компот", что в переводе с казахско-русского означает "Компот счастья". Первыми хитами группы стали "Девушка по имени Бибигуль", "Анархистка" и "Пьяная, помятая пионервожатая". Первый альбом группы "Кисло" вышел в 1990 году. Среди других хитов группы You, "Атомная боМба", "Бухгалтер Иванов", "В Ростове, у рынка центрального", "Все девчонки любят пацанов", "Гюльсары", "Два атлета", "Девушка и Змея".
 

Была

(Леонид Олюнин)
 0  Несмешное  2009-01-15  0  487
Была Россеюшка великой,
Горела и ее «свеща», —
Интеллигент - глаза навыкат,
О равенстве заверещал:
Взалкал кудесницы-свободы,
Как в жажду лютую воды...
Пошел, ломая огороды
Мужик (туды его сюды).
Царь-батюшку смели, как мусор,
Заметненьким — пинком под зад.
Бежали за границу музы,
Стал популярен вагонзак.
Все прояснилось очень скоро:
Кому вершки, но, а кому...
Того же мужика тверского
Отправили на Колыму:
Чтоб навострил свое умишко,
Чтоб частника уменьшил пыл,
А заодно и золотишко —
Валюту твердую намыл.
Своя мораль, и все по фене,
По фене вроде б и по сей...
И были в храморазрушении
Мы впереди планеты всей.
Валили в чрево мавзолея хохма
Своих гигантов — сверхвождей.
Мы и природу одолели —
Отравленных пришлет дождей.
И космос покорили все же,
Ракеты делаем на ять.
И все же прокрустово ложе
Еще намерено стоять.
Конечно, что-то затерялось:
Не ходим строем в туалет,
Не шепчемся под одеялом
Защелкнув дверь на шпингалет.
Опять вопросы, инциденты
На митинги спешат — на плац.
Пока молчат интеллигенты —
Обдумывают ситуац...

* * *
Летят снаряды. Взрывы скопом
Внушают грозно: Ух, зароем!
Чем так лежать в грязи окопной
Уж лучше умереть героем.

* * *
Лишней энергией мучим.
Время куда девать?
Может прилечь лучше
И придавить кровать.
Или во двор смотаться,
Где карты, где «мать у мать»,
Или у Светки остаться –
С бутылки пробку сорвать.
Иль в казино потолкаться,
Сделав серьёзный вид.
Вот как побит, братцы,
Бездельем индивид.

* * *
От многого мы зависим:
От солнца, что дарит весну,
От звёздной небесной выси,
От пробуждения, сна,
От денег паскудных, веры,
От наших друзей, врагов.
А, впрочем, к чему примеры?
Зависим мы от всего.

* * *
Боль бывает смерти хуже,
Проклинать смерть ты не смей.
Если болью перегружен,
Значит, призываешь смерть.
Что уйду – я не тоскую,
Тосковать не буду впредь.
Боже, дай мне смерть такую,
Чтоб с улыбкой умереть.

* * *
Подурилось на веку,
Дров поналомалось,
Много дней смолол в муку, —
Горсточка осталась.
Я Всевышнему скажу:
«Не гневись, мой Боже,
За накрученную жуть
Мною, если сможешь.
А не сможешь, все равно
Я скажу: спасибо».
Эту мысль держу давно,
С ней теплее ибо.

* * *
Она бежит — вода потока,
И что ей берега стена;
Из-под земли пробилась только,
Она мечтой опьянена...
А где-то высятся торосы
Поверх вконец остывших вод,
Сияния северного косы
Ложатся на безлюдный лед.

* * *
День успокоился, день отшумел,
Ветер листы осушил как сумел,
Заря потеряла малиновый цвет,
Сирень отцвела, и цветов больше нет.
Мятой-травою отпахли луга,
Серыми избами встали стога.
Дождик осенний свое зачастил,
Льет скуку-воду на скучный настил.

* * *
Откуда берутся ветры?
Ребенок любой ответит?
С теплом встречается холод?
И вертит, и вертит, и вертит!
Откуда берутся ветры?
С улыбкой встречается злоба?
Откуда берутся ветры?
И нет примирения до гроба?
Сегодня закат вышит,
И полдень был вовсе не лих.
Пусть ветры будут потише
Если нельзя без них.

* * *
Так вышло, получилось, право,
Судьба ослабила тиски...
А ты живи, живи, купава,
И не роняй вниз лепестки.
Я не приду сюда, наверно,
Затянет омут бытия.
Я у тебя был самым первым,
Ты тоже первой у меня.

* * *
Открой окно, впусти весну,
Подставь лицо ладоням солнца,
Все очень скоро переменится,
В унынии только б не уснуть.
Лопочут ручейки кругом,
Они о холоде не знают,
Они в низины убегают,
К реке, к реке — бурлящий дом.
То ласки луч, то стужи жесть,
Рассвета пурпур, сталь рассвета.
Пестра жизнь наша, многоцветна,
Прими такой, какая есть.

* * *
Опять весна, опять капель,
Опять в душе возня;
Вчера ты ей красиво пел,
Ее, себя дразня.
А завтра станете делить
Восторги пополам, —
Природа наша так велит,
Что остается нам?
А через год? А через два,
А может через шесть?..
Сухая у кустов трава,
И туч густая шерсть.

* * *
Солгала ты опять, солгала,
По привычке, словно зевнула.
Вновь во мне недоверие проснулось,
Закрутилась обида-юла.
Я не знаю тебе зачем
В жалкой мелочи ложью бросаться, —
Обжигать понапрасну пальцы,
Прикасаться к горящей свече.
Я, конечно, не лучший плод
Безупречный и беспорочный;
Приведет нас к разлуке бессрочной
Ложь, к остуде нас приведет.

* * *
Было так много,
осталось лишь малость,
А может совсем
ничего не осталось.
А может другое,
а может не это.
А может зимою
ты встретила лето.
Разлука-дорога,
ты много меняешь,
Обидела многих,
не только меня лишь.

* * *
Тополя, тополя,
В белом пухе земля.
Теплотой день облит,
Белый пух — дань любви.
Синь небес. Белый пух.
Белый пух. Воздух сух.
Я гляжу тебе вслед...
Белый пух словно снег.

* * *
Ее глаза как незабудки,
Ее глаза как васильки,
А небо — озеро как будто,
Как будто плес большой реки.
И луг желтеет от купавок,
И ручейка зеркальна гладь,
И отчего, не знаю, право,
Мне хочется весь мир обнять.
Как праздники бывают будни
Без всякой мути-маяты...
Ах, незабудки-незабудки —
Мои любимые цветы.

* * *
На березах белые листы,
На березах белые соцветия,
Появился здесь на белом свете я,
Как снежинка с белой высоты.
До весны лежать в сугробе мне,
Слушать вьюги долгие напевы,
Не последний я здесь и не первый
Сердцем прирастаю к тишине.
Нелегко, но думаю пока,
Неудачи все перелистаю,
Проводить свою сумею стаю,
Провожу седые облака.

* * *
Это очень крепкая сеть,
Не порвать ее, как ни бейся.
Вплетены в нее боль и беды,
В ней запутавшись рыбой висеть.
В сеть забраться поможет страсть,
От нее увернется редкий.
Засыхают без листьев ветки,
И на опадь им скоро упасть.

* * *
Зачем за нее цепляться?
В ней видеть особый смысл?
Зачем подпирать плечами?
Зачем ее ноги мыть?
Зачем восхищаться лугами,
Ручьями ее, травой? —
Ведь будет последнее пламя,
Плоти последний вопль.
Страх будет зубами клацать,
Надежда — менять виражи...
Не устаем цепляться
За эту короткую жизнь.

* * *
Опять разбужены помойки
Апрельским солнечным лучом,
И запах непристойностойкий
Толкнет прохожего плечом.
Их увезут поближе к маю,
Чтобы рассыпались дотла,
Зато сейчас благоухают,
Блестя осколками стекла.
На свалке место им прекрасным,
Пусть радуют вороны глаз...
Ну, с этими предельно ясно,
А с теми, что внутри у нас?
 

Непутёвый

(Леонид Олюнин)
 0  Несмешное  2009-01-15  0  500
Не построить спецобъект,
Не купить корову:
Потому, что я субъект
Очень непутевый.
Про каких уж там коров?
Про какие дачи?
Коль с пеленок (будь здоров)
Чаще неудачи.
Все в какой-то кутерьме,
Словно на пожаре.
Доставались жены мне,
Но к другим сбежали.
Ну, зачем я им такой? —
На коленях дыры,
И сберкнижки никакой,
Никакой квартиры.
Изменял не только я
(К бесу сантименты)...
Кто был верен мне всегда —
Это алименты.
Жизнь — дремучий, темный лес,
Мы в ней — лесорубы.
В «Переделкино» полез —
Показали зубы.
Скуповатый этот свет,
Где урчат желудки.
Сочинял стихи поэт,
Напечатать — дудки.
Я не долго тосковал,
На фиг мне инсульты,
Но по городам летал,
Как из катапульты.
И во многих городах
Милого Союза
Промелькнула борода
Некая и пузо.
Так не стоили тогда
Серый хлеб и сало.
Везде бесплатная вода,
А воды хватало.
Снова ехал и бежал
Долго, без заправки.
На вокзалах обтирал
И полы и лавки.
Так прошел застой звеня,
Как стекляшки с крыши,
Но Л. Брежнев про меня
Даже и не слышал;
Выпить был он не дурак,
Целовал с порога.
Поступив со мною так,
Потерял он много.
Все нормально, все путем,
В месяц раз оладьи,
И Черненко — брык лаптем,
Ладонью не погладил.
Нечего его винить
Бедолагу пылко,
Он уже не мог пылить —
Больше на носилках.
А затем, чеканя шаг,
А не так — протопав,
Распугав лягуш и жаб,
Прошагал Андропов.
Знаю, и его клеймят,
Словно по заказу.
На Лубянку он меня
Не водил ни разу.
Андропов мало напылил,
Было горячо нам,
В гроб сходя благословил
Мишу Горбачева.
Горбачев он тоже, блин,
Обо мне не вспомнил:
Очень занят был другим,
Но не нужным вкорне;
Не тем местом зацепил,
Поступил центристски:
Сходу водку запретил
(Чтобы пили виски).
Мы поверили ему,
Не напрасно бился.
Внес такую кутерьму,
В ней и заблудился.
Заходили ходуном
И земля и суша,
И пошел трястись наш дом
По проекту Буша.
Полетели цены вверх,
Словно перепелки,
Облысели, как Хрущев
В магазинах полки.
Погорели без огня
Вклады на сберкнижках,
Слава Богу, у меня
Там одна отрыжка.
А потом — ГКЧП —
Явная тусовка,
Президента зачапе,
Но весьма неловко.
Ельцин тоже про меня
Не открыл орало
Хоть мы с ним чуть-чуть родня:
Он и я с Урала.
А потом совсем завал,
Полная одышка,
Запад весь запировал:
«Скоро русским крышка!»
Не совсем. Однако, срам:
Родину, орущие
Растащили по кускам
В Беловежской Пуще.
Развалили СССР,
Стало СНГово.
Словом, господин и сэр,
Что ж — за вами слово.
Хоть какой пришлепай строй,
Я на все готовый.
Остаюсь самим собой —
В доску непутевый.
Не построить дачу мне —
Не из той породы.
И на этом Вам привет —
Всей земли народы!

* * *
Мы ходили в телогрейках
И разбитых сапогах,
Но, зато была идея.
Просто «Ах!»
Только надо потрудиться.
Труд – не лёгкая возня.
Щи – пусть чистая водица,
На второе – размазня.
Царь наш батюшка щербатый,
Вечно словно на войне,
Не любил людей богатых,
Рассуждающих - вдвойне.
О стране свободной пели:
«Мчитесь наши поезда!»
И, естественно, тупели
Массы, веси, города.
Люди – черви, люди – гниды,
Что не скажешь про вождей…

Поднимались пирамиды
И стоят до наших дней.

* * *
Паж звуков ты и ярких слов;
Служи, покуда видишь зори,
Пока лазурь живет во взоре,
Пока тебя не спрятал ров.
Всевышний может быть простит
За промахи и за ошибки,
За слез дрожание, за улыбки,
За сад успевший отцвести.

* * *
Прошьет травой, накроет тенью,
Искать ответа не резон...
Пришло из чернозема тело,
Уйдет туда же — в чернозем.
И будь ты хоть набит талантами,
Тебя найдет последний час.
Ушли титаны и атланты,
Кто скажет, где они сейчас?
Ведь не придут и не расскажут,
Чтобы живых развеять страх...
Звезда и та сгорает даже,
А человек — искра костра.

* * *
А ты не слышишь скрип снежинок,
Спешишь куда-то по тропе.
А фонари уже чужие,
Да и столбы уже не те.
Дворы, как будто не встречались,
Чужие люди на крыльце...
Как было хорошо вначале,
Как отвратительно, в конце.
Ты не спешишь как в воду камень,
Как дым наружу по трубе,
Не слышишь скрипа под ногами,
Печальных ноток о тебе.

* * *
Крупный снег!
Крупный снег,
очень крупный!
Это ж надо какая страсть!
Как он радуется, как он крутит,
Как спешит он на землю упасть.
Как наивен (нас с тобой вроде),
Он надеется, он живой...
Только радость — когда в полете,
Между тучами и землей.

* * *
Ждешь дождя, а приходит ливень,
Ждешь снежинок, приходит пурга.
Это плохо, когда лишнее,
Когда речка за берега.
У любви за плечами остуда,
А за пламенем пепел, зола,
Что прекрасно — за далью покуда,
Близь — прекрасное все забрала.
Пресыщению — такие дани,
Пресыщения ответ — лед.
Видно радость — живет в ожидании,
Видно радость в стремлении живет.

* * *
Мы — снежинки,
а точно ли сказано?
Разузорены мы по-разному.
Да, красиво, но холодом веет,
Как бы чуточку потеплее.
Угольки мы в золе горящие,
Угольки мы в золе настоящие,
Очень жгучие, очень колкие,
Как иголочки, как иголки.
Вот такие мы чудаки,
То снежинки, то угольки.

* * *
Не бывает душа из сукна,
Не бывает из птичьего пуха.
Все гораздо сложнее, братуха, —
Жизнь темна, жизнь сера, жизнь светла.
Даже самый отпетый злодей,
Не имеет чугунного сердца,
Вместо крови не жидкая сера...
Все сложней, все гораздо сложней.

* * *
Неужели это конец? —
Паралич двух знакомых сердец?
И стена между взглядов и рук?
И гвоздем по стеклу звук?
И обрушенный берег в поток?
Дождь шумящий, как кипяток?
Неужели уже на года
В никуда, в никуда, в никуда?

* * *
Облаков отпылали гривы,
Отлетали над речкой стрижи,
На ладонях девчушки-ивы
Тишина луговая лежит;
Запад солнце спрятал в болото,
Словно что-то затеявший маг,
С плеч таинственного Востока
Черным вороном снялся мрак.
В небе словно в бездонном колодце,
Что-то шепчет звезда звезде...
Утром солнце опять вернется,
Не вернется прожитый день.

* * *
И опять я под прессом депрессии
На постели, таков быт,
Два часа на одном месте,
Словно шпальниками прибит,
Словно анкерами прикручен,
Вот такой получился итог;
Как пролившая воду туча,
Как разбросанный ветром стог.
Подгонял я слова, причаливал,
В заоконный уставясь мрак.
И зачем я не спал ночами,
Над стихами пыхтел дурак?

РОССИЙСКАЯ СОЛОНКА

Ох, российская солонка! —
Славный город Соликамск!
Наварил ты соли сколько
За прошедшие века?
С солью уплывали баржи,
Уходил за возом воз.
Заплывал от жира барин,
Скрючивался соленос.
Нынче глянь - другие виды,
И порядок не такой,
Солевара не увидишь
С кочерыжкою-клюкой,
Солеварня не дымится,
Ей дана другая роль;
Посылает заграница,
Как подарок, экстра-соль.
Ах! Спасибо, иностранцы! —
Бросим в небо-высоту;
Благодарны соликамцы
Вам за вашу доброту.
Стала варница музеем,
И как будто колобки
Ходим мы с тобой глазеем
На корыто, на скребки.
До сих пор из недр рассолы
Льются, как живая нить,
И уходят по Усолке,
Чтобы Каспий посолить.
 

БоЛо Тинка

(Райчик)
 28  Несмешное  2008-10-24  9  1018

Полюбила прудик ива,
Прижимается игриво.
Но осенний сонный пруд
Не поймет ее причуд.
 

ПОСВЯЩАЕТСЯ В. ВЫСОЦКОМУ

(Пиденко Александр)
 0  Несмешное  2009-01-25  6  563
ПОСВЯЩАЕТСЯ В. ВЫСОЦКОМУ.      Пиденко А. Н.

Мы управляем будущим, послав в него мечты,
Не в силах зная прошлое, убрать его изъяны.
Теряем мы ушедшее, сжигая все мосты
И сеем прах в грядущее, чтоб впасть в его обманы.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Он жил, как жил и в сказку верил,
Свою молитву начертав.
Пел и творил, судьбе доверив,
Свою мечту и гордый нрав.
Он хриплый раненый свой голос,
Под стоны струн безбожно рвал.
По краю шёл, держась за волос
И за собой в безумство звал.
Он правдой ранил многим души
И разбудил от сна сердца.
Он разным был, но был зовущим
И верным другом до конца.
Он жизнью жил лишь взяв гитару,
Он жил как пел, лишь глядя в зал.
Себя загнал в души угаре
И умер так, как написал.

      17 марта 2006г.
 

Особые отделы

(Александр Мерзляев)
 20  Несмешное  2008-12-08  5  1347

19 декабря 1918 г. при СНК РСФСР
    были созданы особые отделы ВЧК,
    которые в н.в. входят в структуру
   Управления военной контрразведки
      ФСБ России

      Накануне юбилея
      доложить хочу в стихах
      о военной контрразведке,
      её людях и делах

      В небе, в армии, на флоте
      есть такой специалист,
      рядовому, генералу
      он знаком как "особист"

      Те "особые" отделы
      ВЧК и Наркомат,
      в Красной армии создали
      много лет тому назад

      Выявлять в войсках шпионов,
      диверсантов и т.д.
      обязал "ребят" в погонах
      наркомат НКВД

      Про "особые" отделы
      много сплетен, книг, кино,
      но всего об этой службе
      не расскажешь всё равно

      Есть понятие "негласный"
      ( как в игре ) незримый бой,
      где чекисты-офицеры
      часто жертвуют собой

      Кто они - спецы в погонах,
      кто их учит, с кем они,
      чем живут, о чём мечтают
      эти "рыцари" страны?

      Сколько их в боях погибло,
      ( в тех же "стенах" ГПУ )
      суждено не многим было,
      им остаться на "плаву"

    И про "Смерш" уже навряд ли
      может вспомнить молодёжь,
      ну а кто-то даже скажет -
      это выдумка и ложь!

      "Особист" всегда в работе -
    должен слышать, больше знать
      и врага за "горизонтом"
      среди тысяч распознать

      Знать "систему мер" обязан,
      госсекреты охранять
      и на подступах к секретам
      "супостата" распознать

    Дело делать, честь по чести,
      по Закону, по-мужски,
    смею вас, друзья, заверить,
      что не каждому с "руки"

      В МЧС, в НИИ, разведке,
    ГРУ, космических войсках,
    долг свой честно исполняют
      все они и не за "страх"

   Быть примером чести, долга,
      чтить ПС и ДВО,
    знать что люди на объектах
      строго смотрят на него

Обладать "горячим" сердцем,
    быть с "холодной" головой,
    делать "чистыми" руками
      и не рваться на покой

Слыть не только "контролёром",
    знать и техникой владеть,
    им дозволено по долгу
      если надо - умереть!

    От болезней, невезухи,
стрессов, подлости какой
   пусть Господь оберегает
Вас,
      родных
      и ваш покой!

    С Праздником вас, ребята!

      ПС ДВО - полнота информации,
      её своевременность,
      достоверность, время
      и относимость к компе-
      тенции органов ФСБ
 

Басня-пьеса о магазине

(Вадим Элефантов)
 -4  Несмешное  2009-01-25  1  485

ГУСЬ-Л'ЕБЕДЬ:
Я жил, я мечтал о небе зелёном,
В мечтах возвышал, воспарил и воспел.
Я пукнул в баранку рычанием клёна,
И сделал десятки пленительных Тел.

ЗЗМЕРТЬ:

С косой целовался Звонитель-Перечник,
И будто украли у нас бороду.
Умри, самовар и поганый подсвечник,
Тремя сапогами в Нирвану уйду!

САМОСВАЛ-КВАРТАЛЬНЫЙ:

Гремит под ногами дырявая шуба,
И в глотку забился блестючий поднос,
Сегодня от водки я - Гитлер в отрубе,
Надень на фуражку весёлый Насос!

(ЕЩЁ ГРОМЧЕ):

Скорее, гусяра, отдай свои ножки,
Не то я уеду, трамвай далеко!
А небо покрылось оспиной окрошки.
И жить на земле нелегко, нелегко…

КОНЕТ'С И ЗЗМЕРТЬ (в сторону):

О-о, много концов у будки зелёной…

АФ'ФТОР: Я ВЗЯЛ ПИСТОЛЕТ
И ПОШЁЛ
В МАГАЗИН!!!
 

Умереть 1-го января

(Долгоносик Очумелый)
 0  Несмешное  2009-01-25  1  550
— Вот тебе и Новый Год! Нет, ну надо, чтоб он так начался! Енто ж ужас! Вот это Новый Год! — сторож коттеджного поселка — крепкий мужчина в летах дышал перегаром следователю МВД по Красненскому району Кукошкину Сергею Афанасьевичу.
    — Вас как звать? — прервал причитания дедушки следователь.
    — Петр Сергеевич!
    — Так скажите нам, Петр Сергеевич, как до места происшествия добраться?
    Черная "Волга" следственной бригады стояла у ворот в охраняемого поселка. Сторож шлагбаум-то открыл, но его переполняло желание поделиться впечатлениями от Новогодней Ночи.
    — А! Ну да, проехать надо? — сообразил, наконец, Петр Сергеевич. — Так тут так. Сначала еде прямо, потом дорогу на развилке уходит влево и вправо. Влево не надо. Направо до сосны. Дерево такое, там опять нужно направо и сразу налево мимо блока электрики, потом там нырнуть в маленький проезд за криво вбитой...
    — Показать можете? — прервал следователь рассказчика.
    — Конечно! А то так действительно не расскажешь. Я и пожарных провожал туда.
    — Садитесь в машину.
    По дороге Петр Сергеевич рассуждал.
    — Так тебе Новый год! Мало того, что финансовый кризис нам по «кумполу» долбанул, так еще пожар! Взрыв! Бу — бух! Я хоть и пьян был, но не спал. Ужас.
    — Чей дом сгорел?
    — Великановых. Уважаемые люди. Коли погибли, жаль.
    — Они одни праздновали Новый Год? — Кукошкин глядел в окно, пока "Волга" вписывалась в повороты на малой скорости
    — Да гости были у них! Как и у всех! Столько народу понаехало! Усе на иномарках. Нет, вру, товарищ милиционер. Мой глаз остер. Был один на "Запорожце".
    — Кто таков?
    — А дед Михей. Живет тут постоянно у сына. Сынок человек богатый, давно уж деду любую иномарку предлагал. Но дед не хочет. Любит он советскую технику.
    — Все спасибо, что показали! — попрощался милиционер, когда машина встала перед вереницей из автомобилей пожарных и скорой помощи. — Теперь вижу место происшествия.
    — Вы ко мне обращайтесь, если что. Я бывший военный. У меня глаз — алмаз.
    — Мы еще переговорим! Позже.
    — Понимаю, понимаю.

    Следователь шел с двумя экспертами по направлению к высокому коттеджу. Окна первого этажа полностью выгорели, второй и третий этажи — явно недостроенные.
    Подняли следователя прямо из постели в ночь на 1-яфнваря 2009 года. Настроение совсем не праздничное. "Не у меня одного!" — отметил про себя мужчина, когда увидел что на встречу ему идет коллега из противопожарной службы Кривцов Антон Юрьевич. Они не раз пересекались по работе. Только обязанностью пожарника являлось определить, причиной чего стало возгорание, а потом уже принималось решение о проведении дальнейших действий. Лицо борца с огнем также удовольствием от пребывания здесь, да еще в новогоднюю ночь, когда все обычные люди чокаются стопками и бокалами и с удовольствием трапезничают, не отличалось.
    — Здравствуйте, Антон Юрьевич! Доброго утра уже, наверное!
    — Какое ж оно доброе! Здравствуйте, Сергей Афанасьевич!
    — Что у нас тут? Ситуация изменилась?
    — Два человека по вашей части, Сергей Афанасьевич. Мужчина и женщина. Были раньше. Сейчас похожи на пережаренный шашлык.
    — До чего ж вы циничны! — поморщился милиционер.
    — У нас с вами такая работа, что мы не на шоколадной фабрике работаем. Тут без цинизма не обойтись. Мне, во всяком случае, точно! — пожарник ухмыльнулся.
    — Пройдемте на место трагедии! — предложил следователь.
    — Не совсем просто трагедии, Сергей Афанасьевич. — К вашей печали мне, кажется, к месту преступлении.
    Следователь сглотнул.
    — Я тут поработал до вашего приезда с помощниками и кое-что обнаружил. Но это только предварительные данные. Возможно, интуитивные.
    — Причина пожара?
    — Газ. Представитель газового хозяйства выехал. Но есть такие моменты какие я определяю сразу, как человек, работающий с огнем.

    Кукошкин внимательно рассматривал место происшествия. В сторону обугленных человеческих тел он старался не смотреть. Про себя отмечал детали обстановки.
    — Коттедж явно недостроен. То есть, когда его бы доделали, то был бы просторнейший дом. Но на данный момент годной для проживания и ночевки оказались лишь два помещения — кухня с газовой плитой и одна комната. Двери в остальные помещения являлись времянками и прогорели, но остовы части из них остались. Обычные и недорогие пустотелые двери. Следователь прошел в другие помещения, как на первом, так и втором этаже. Там все завалено стройматериалами, мешками с цементом, утеплителями и проч. Значит, жилые только одна комната и кухня. Вернувшись со второго этажа, он увидел, как сотрудник пожарной службы соскабливал с остатков частей мебели и дерева материалы для экспертизы. Кривцов ползал по полу и пытался оторвать обугленную доску из деревянного настила. Сделав это он оторвал вторую, третью, четвертую и верхняя часть его тела исчезла в образовавшемся проеме. Там он светил себе фонариком и судя по звукам, так же принялся скоблить поверхности. Кукошкин оглядел комнату. В углу стоял кирпичный почерневший камин. Милиционер подошел к нему и, заглянул в дымоход. Обратил внимание, что заслонка вытяжки находиться в закрытом положении.
    — Сергей Афанасьевич! — похлопали его по плечу.
    Перед следователем предстал молодой сотрудник из его следственной бригады Артур Вапаев. Молодой сыщик имел важное лицо
    — Что со следами? — спросил Кукошкин.
    — Со следами плохо, Сергей Афанасьевич! Тут следов этих — как комарья на болоте! Все натоптали. И гости, и хозяева, и пожарники и все, кому не лень! Ничего не нашел. Везде следы и следы!
    — В округе смотрел?
    — Осмотрел, насколько возможно. Но и там следы везде! Бутылки шампанского не дострелянные петарды, мишура, да всего полно валяется. Праздник же! По словам соседей, весь поселок гулял как сумасшедший! Народу в гости приехало — тьма тьмущая! Все новые лица. Да и не интересовали эти лица никого! Новый Год! Все гуляют и веселятся!
    — Как видишь, не все! — указал на обугленные тела начальник. Молодой опер взглянул вновь на трупы и его скривило. Живот инстинктивно дернулся. Но парень сдержался.
    — Пойду на воздух! Можно?
    — Иди, иди! Еще раз обойди соседей. Родственникам погибших сообщили, как я говорил?
    — Сашка сообщил.
    — Ладно, я с ним переговорю потом. А ты — работай с местным населением!
    — Дак невозможно! Они мне все выпить предлагают! Один меня даже за Снегурочку принял, когда до входной двери дополз.
    — Так у тебя уже усы! — удивился Кукошкин.
    — Ему все равно. Ползает почти, а не ходит. А у меня куртка синяя и шапка тоже.
    — Такая наша работа! Иди по свидетелям и соседям еще дальше. Персонал опрашивай. Вперед, Снегурочка! — напутствовал помощника опер.

    Кукошкин продолжил осматривать помещение. Последил, как эксперты из его криминалистической лаборатории также тщательно работают с на месте. Фотограф Паша делает снимки.
    — Паша! — обратился к нему начальник. — Сделай-ка мне здесь и видеосъемку. Да камин поподробнее. Заглушку крупным планом.
    — Понял.

    Кривцов вынырнул из своего укрытия с кучей пакетиков и баночек. Отряхнулся, выключил мощный фонарь и убрал цифровой фотоаппарат в чехол. Кукошкин ждал с вопросительным видом.
    — Заглушку видели уже конечно? — с уверенностью поинтересовался пожарник.
    — Видел,— подтвердил милиционер.
    — Так вот! Видите вот эти точечные выгоревшие пятна на стенах? Небольшие, но они явно выделяются на общем фоне.
    — Вижу.
    — Так вот! — пожарник хмыкнул заложенным носом. — Под полом я тоже нечто похожее увидел. Пока могу сказать, что тут использовалась какая-то горючая жидкость, которую расплескивали. И что наши покойнички вряд стали это делать. Они спали на кровати. Приедет газовик — скажет точнее, что с газом. Но я полагаю, что тут не несчастный случай.
    — Я тоже.
    — И не самоубийство! — добавил Антон Юрьевич. — Зачем стены поливать бензином скажем, да еще газ задействовать, да еще жариться, как шашлык на кровати?
    — Вы прямо психолог, Антон Юрьевич! — криво улыбнулся милиционер. — Значит, экспертизы по полной программе! Жду от Вас отчета, Антон Юрьевич!

    Через пару часов Кукошкин пошел встречать родственника погибших, которого не пускал милиционер в оцеплении. Это был молодой человек в очках, худенький, даже немного дистрофичный, который непрерывно кричал высоким голосом:

    — Мама! Папа! Как же вы так! Как же вы так! Как я без вас! Как мне жить!

    Ему объяснили, что милиция с пониманием относится к горю молодого человека, но в доме все еще работают эксперты. Топать там и мешать – значит потерять важные улики. Кукошкин вышел к бедолаге. Скорая помощь уже уехала, и он дал молодому человеку из аптечки своей "Волги" нашатырю. Когда парень немного успокоился, следователь выяснил, что зовут его Семен Великанов. Что родители его — Вера Александровна Великанова и Кирилл Вячеславович Великанов захотели отпраздновать приход Нового Года на природе. Что он их отговаривал, говорил, что коттедж еще недостроен, что там тесно и пахнет красками и прочими строительными делами. Но те с воодушевлением пожелали встретить праздник именно на природе, вокруг настоящей елки, растущей из земли. Что звали его конечно, но он отказался, так как тут мало места и пока некомфортно. Он сообщил, что отец сказал, что к нему на пару часов приедут несколько гостей, и они все вместе встретят Новый Год. Его друзья. На вопрос "Кто они?" парень безошибочно назвал имена и пообещал сообщить телефоны этих людей. Гости должны были приехать на автомобилях с персональными водителями, поздравить родителей, выпить с ними и отчалить дальше для празднования новогодней ночи. На вопрос чем занимался отец, Семен рассказал, что в дела его фирмы не лез, что фирма занимается огранкой драгоценных камней, но она пока еще не такая мощная. И что многим это в этом бизнесе не нравилось, что у отца появились успехи в этом деле, и он нашел талантливых мастеров — ювелиров. Насчет угроз паренек оказался неуверен, но что-то подобное он случайно услышал пару раз, когда разговаривал отец по телефону в кабинете, а дверь прикрыть забыл. Кто эти люди, молодой человек не знает. Но речь шла о какой-то крупной партии чего-то, но, судя по некоторым специфическим терминам из ювелирной области, видимо, о камнях. Кукошкин поблагодарил молодого человека, а про себя невольно отметил, какой все же тот худой и интеллигентный в своих очечках. Сын погибших выразил сожаление, что в новогоднюю ночь произошла такая трагедия и что следователю приходиться этим заниматься. Сергей Афанасьевич спросил, как встретил бой новогодних курантов Семен, и тот сказал, что с комфортом, в тепле уютной квартиры со своей девушкой. И тут такой звонок... Следователь еще раз выразил соболезнования, и они попрощались. Парень стал уходить. Кукошкин улыбнулся невольно — маленькая фигурка паренька качалась из стороны в сторону на январском ветру.
    " Какой же он легкий и неуклюжий" — отметил про себя мужчина. "Как исхудалый в голодную пору медвежонок!"

    Майор направился к кирпичной сторожке сторожа, постучал.
    — Открыто! — раздалось внутри.
    Сергей Афанасьевич вошел. Посредине помещения стоял накрытый стол. На нем бутылка водки, разная закуска. Петр Сергеевич, охранник коттеджного поселка, тот, что показывал дорогу и сетовал на финансовый кризис и омерзительное начало Нового года выпивал с другим мужчиной, тоже пожилым. " Это и есть тот дедушка, что любит все советское!" — еще перед входом отметил про себя по привычке следователь, ибо из-за стены виднелись два круглых "глаза" самого оригинального продукта советского автомобилестроения с мотором в непривычном месте — "Запорожец".
    — Здравствуйте еще раз! — поздоровался Сергей Афанасьевич. — С Новым Годом вас!
    — Здравствуйте! Проходите! Это,— обратился сторож к собутыльнику,— следователь из милиции. А это мой товарищ,— указал он на дедушку с веселыми глазами,— Михеич. А Вас как зовут, а то мы познакомиться в спешке не успели?
    — Следователь Кукошкин Сергей Афанасьевич. Очень приятно!
    — Давайте-ка к нам, Сергей Афанасьевич! Выпьем за знакомство и за Новый Год! — с ходу предложил Михеич.
    — Я при исполнении! — отказался было гость, но сам же Михеич уже сгонял в буфет за стаканом и плюхнул днищем о стол.
    — Понимаю! — сказал он. — Но, Новый Год же! Мы вам грамульку за знакомство и 2009-й накапаем?
    — Капельку,— согласился милиционер.
    — А что ж мы, непонятливые! — ехидно моргнул глазом владелец "Запорожца".
    Выпили. Закусили.

    — А скажите мне, Петр Сергеевич, вы кого-нибудь подозрительного сегодня ли, на днях ли, может, неделей раньше не видели в поселке? — Кукошкин нацепил на вилочку малосольный огурчик.
    Сторож прищурил глаза, вспоминая. Потом по-военному четко доложил.
    — Видел и сегодня, и вчера, и позавчера и почитай, всю неделю до Нового Года. И много.
    — Много?
    — Полно! Многие десятки автомобилей понаехало. И все подозрительные! Потому как я их не знаю. Кое-кого видел, конечно, но таких мало. В основном все незнакомцы. И все подозрительные! Потому что пьяные и пьяненькие. Девицы и женщины тоже не трезвы. И все смеются, смеются! Кричат "Здорово, дед!". Один даже с красной рожей добавил "Привет, Дед Мазай! Пошли зайцев ловить!" Вот так! Они все подозрительные!
    — Это ж гости к людям приехали под Новый Год! Чего ершишься? — поправил Михеич.
    — Все равно они все подозрительные!
    Кукошкин задал еще несколько вопросов. В частности, как тот пропускает машину на территорию коттеджного поселка. Тот ответил, что каждый раз выходит на улицу и спрашивает к кому, на какой участок едут посетители. Если все сходится — пропускаю.
    — Значит, вы в машину заглядываете, когда контроль осуществляете?
    — А как же! Мельком гляну на лица, то обязательно. А память у меня хорошая!
    — Вот такая старая военная закалка у Сергеича! — подтвердил Михей.
    — Скажите, Петр Сергеевич, а еще как можно на территорию поселка попасть? Я просто смотрю, он весь высоким забором обнесен.
    — А! Ну, есть еще калитка в лес. Но там замок. И у каждого есть свой ключ. Вчера там куча народа шастала. Туды — сюды! Фейерверки там, снежки, танцы под магнитофон...
    — Понятно. А через забор часто лазают?
    — Да нет. Это я тут сижу, а по улицам у нас еще ребята из ЧОП ходят с помповыми ружьями. Меня здесь уважают. Я тут еще в давние времена с Михеичем начинал.
    — То есть, чужой не пройдет?
    — Нет, конечно, может, как и сиганет через забор. То возможно. Только те с собаками патрулируют. Да и проволока колючая, как видите, с пиками по периметру натянута. Через забор лезть — обдерешься весь, да и проку никакого, потому как словят.
    — Значит, незамеченным никем на территорию не пробраться?
    — Я думаю, что нет.
    — Понятно,— задумался следователь на минутку.
    — Эх ты, Петруха! Забыл? Можно незамеченным пробраться на территорию. Но о той дыре мало кто знает из своих, а уж посторонние — нет.. Да и неудобно там. Только ребятня или маленький человек пролезет! – напомнил другу Михеич.
    Петр Сергеевич хлопнул себя по лбу.
    — Точно! Там в правом углу, где местность болотистая, ров входит под забор. Там можно пролезть. Там бетон если зальешь, он уходит. Да и ничего не надо там делать. Ребятишки там лазят. Все равно ж, говорю, чужого словит охрана поселка. Нет, незачем там заливать бетоном.
    — А где охрана в новогоднюю ночь была? Та, что патрулирует?
    — Дома, конечно! Такой праздник! Они всегда в Новый Год и позже по домам. Да и зачем? Народу наезжает полно. В каждый дом, как селедок в бочке! Если что, у меня, и всех есть координаты милиции. Охрана важнее, когда безлюдно, а не когда прорва народу.
    — А покажите, пожалуйста, мне это место, дедушки! — улыбнулся сыщик.
    — А выпьешь с нами?
    — Если еще и вторую калитку покажете, и вдоль забора проведет — выпью!
    — Отлично, Михей! Поможем коллегам из милиции! Верно!
    — Верно! — улыбнулся Михей. — Тока кого за себя оставим на посту?
    — А... Давай я милиционеру все покажу, а ты пока за меня подежурь. Выпьем сейчас на дорожку, а потом когда вернемся, уже с дорожки. План таков. Поддерживаете? — Петр Сергеевич предал наполненный стакан гостю.
    — Поддерживаю и стакан, и предложение! — принял свою порцию следователь.

    Через час с небольшим у тайного лаза орудовали криминалисты. Следы фотографировались. Измерялись по длине и ширине с помощью линейки и циркуля, составлялись схемы расположения следов. Благо мороз был не слишком сильным и молодой помощник Кукошкина Артур Вапаев, которого приняли за Снегурочку, аккуратно размешивал смесь из воды и гипса. Когда она была готова, он также аккуратно стал выкладывать ее в четко отпечатанный отпечаток подошвы на снегу. Фотографировались и другие следы. В частности, от прямоугольный, несильно вдавленный. Молодой сотрудник отдела Кукошкина Александр предположил, что здесь человек ставил скорее все канистру, чтобы передохнуть. Хорошо, что снега не было, и многие улики в виде оттисков ботинок остались четкими, хотя можно наблюдать попытки неизвестного их замести. Образованная дорожка следов при внимательном, даже внешнем изучении, говорила о том, что человек их оставивший, маленького роста, мужчина, о чем свидетельствует длина шага. Он что-то нес, так как задняя часть обуви вдавлена значительно сильнее, чем передняя. Но особенно интересным было расположение следов. Внешняя сторона подошвы обуви этого человека явно значительно больше изношена, чем внутренняя. И конечно, угол разворота стопы указывал на косолапость подозреваемого. Кукошкин с прищуром глаз вспомнил интеллигентного очкарика по имени Семен и его походку.

    — Вот так в жизни бывает,— отхлебнул чай Кукошкин Сергей Афанасьевич и потянулся за печеньем.
    Новые стажеры слушали наставника.
    — . А все дело — в наследстве. Там фирмочка на миллион тянет и недвижимость. А сынок решил, что все это уже сейчас должно принадлежать ему. Вернее, его девушка. Хитрая! Это она надоумила. Наш то сынок наркоманом оказался. Родители его лечили. Оттого, кстати, он такой худой. Но девчонка его после лечения на иглу все равно сдвинула. Сама — то коварная по натуре, не кололась, а лишь травкой баловалась. Она его алиби подтвердила, что с ней Новый Год встречал. Конечно, подтвердит. Новый Год выбрали не случайно: так до родителей не доберешься, они все в работе, подъезд под охраной, телохранитель имелся. А на Новый Год — его отпускали. Да и народу в поселке на Новый Год — тьма. Все гуляют, в масках, карнавальных костюмах. Кто в лица всматриваться станет! Но паренек знал, что Петр Сергеевич людей прекрасно запоминает и во все машины заглядывает. Да и многие Семена Великанова знали здесь в лицо. Со стороны леса, там где калитка, тоже не зайдешь: обязательно пристанут, выпить предложат да и народу там тьма-тьмущая. А про лаз тот он ведал, видел не раз, когда культурно на велосипеде катался, что детвора там лазает туда — сюда. Девчонка его уже часа в три ночи привезла. Сама в машине ждала. Наш наркоман с канистрочкой, в темноте, незамеченный прокрался к дому родителей. Гости уже умотали. Заявился с подарками к родителям, типа. Те тепленькие уже, спать легли. А тут — сынок! Радовались, наверное. Канистру он на улице оставил, сам с ними чокался, смеялся. Подсыпал маме и папе в выпивку лошадиную дозу снотворного. Те сразу затуманились совсем, он им помог до кровати добраться. Те отключились, ясное дело. Сынок газ включил, чайник на конфорку поставил с водой, кофейник на другую. В камине полно углей было. Так он еще бензином из канистры облил все, что можно в двух комнатах. Закрыл заглушку камина, чтобы газ не выветривался. Вообще, обложил их по полной. Чтобы, как потом сознается, все сгорело напрочь и со всеми следами. Подождал. Когда газу стало уже много, ушел и затаился у лаза своего. Когда услышал, что бабахнуло, поглядел, как пылает их семейный дом, вернулся к машине. Мы когда при обыске у него те ботинки нашли, что след оставили и когда выявили свидетелей, кто видел, как он на машине ночью с девушкой отъезжал, то сразу сознался. Сдал и девчонку свою: не захотел как зачинщик и «мозговой центр» преступления на пожизненное идти. Мы на него микрофончик повесили, он нам все и записал. Возил ее дом сгоревший смотреть. Да и в печати местной о гибели предпринимателей Великановых сообщили. По телевидению местному тоже. Мы ее и взяли. Отнекивалась от всего. Хитрая! Но потом в обмен на чистосердечное рассказала все обстоятельно, с рисованием плана местности и прочего. Вот так вот, ребята! Семейная драма с трагическим концом!
    Сколько их сейчас стало, таких вот драм! Растет их число…
 

Рождество.

(andriano_61)
 4  Несмешное  2009-01-06  0  502
Рождество.

Взмахнет крылами Рождество.
Господь поднялся на престол.
Родился Бог. Целуйтесь, люди.
Забыли б вы грехи и смуту.

Уже давно ,   две тысчи лет
Христос нам дарит жизни свет.
Он передал свои секреты.
Но жизнь для всех готовит смету.

И искупать грехи людей
Ему досталось на кресте.
Осталась светлой только слава.
Нужда , людская, верой стала.

А каждый год, теперь зимой,
День православных – Рождество.
Христа прославим мы молитвой.
Ведь кровь за нас была пролита.

Из космоса взирает мудро.
Невесел взгляд. Но будет утро.
Оно возникнет после ночи.
Нас проверяют. Нам пророчат.

Что будет? – Знает только Бог!
Наш мир красив и одинок.
Идут года. Проходят дни.
Господь, спаси и сохрани!
 

Проснулся

(Леонид Олюнин)
 2  Несмешное  2009-01-06  0  524
* * *
Проснулся. Полвторого. Сам не свой.
Сердчишко бьётся словно бы отбойник.
В мозгах правление Брежнева – застой.
Во рту, как полагается, отстойник.

А за стеной колотится кровать,
Там в камасутре весело порхают.
Порхающим, конечно, наплевать,
Что с бодуна я честно подыхаю.

Ну, наконец, впадаю в забытьё.
Царапаю матрас, увы, напрасно.
О, где ты, драгоценное питьё?!
Стучаться в дверь. С косой.
Тогда всё ясно.

* * *
Даже при ремиссии,
Боли пусть подъём,
Мы на медкомиссию,
Нынче, не пойдём.
Выйдем мы на улицу,
В гастроном потом.
Пусть главврач сутулится,
Воет военком.
Пожалеем нервы мы,
Нам нужней кровать.
Молодость пусть первою
Лезет воевать.

* * *
Такие трали-вали, -
Что дали, тем владей.
Член маленький бывает
И у больших людей.
 

Паж

(Леонид Олюнин)
 2  Несмешное  2009-01-06  0  495
* * *
Паж звуков ты и ярких слов;
Служи, покуда видишь зори,
Пока лазурь живет во взоре,
Пока тебя не спрятал ров.
Всевышний может быть простит
За промахи и за ошибки,
За слез дрожание, за улыбки,
За сад успевший отцвести.

* * *
Прошьет травой, накроет тенью,
Искать ответа не резон...
Пришло из чернозема тело,
Уйдет туда же — в чернозем.
И будь ты хоть набит талантами,
Тебя найдет последний час.
Ушли титаны и атланты,
Кто скажет, где они сейчас?
Ведь не придут и не расскажут,
Чтобы живых развеять страх...
Звезда и та сгорает даже,
А человек — искра костра.

* * *
А ты не слышишь скрип снежинок,
Спешишь куда-то по тропе.
А фонари уже чужие,
Да и столбы уже не те.
Дворы, как будто не встречались,
Чужие люди на крыльце...
Как было хорошо вначале,
Как отвратительно, в конце.
Ты не спешишь как в воду камень,
Как дым наружу по трубе,
Не слышишь скрипа под ногами,
Печальных ноток о тебе.

* * *
Крупный снег!
Крупный снег,
очень крупный!
Это ж надо какая страсть!
Как он радуется, как он крутит,
Как спешит он на землю упасть.
Как наивен (нас с тобой вроде),
Он надеется, он живой...
Только радость — когда в полете,
Между тучами и землей.

* * *
Ждешь дождя, а приходит ливень,
Ждешь снежинок, приходит пурга.
Это плохо, когда лишнее,
Когда речка за берега.
У любви за плечами остуда,
А за пламенем пепел, зола,
Что прекрасно — за далью покуда,
Близь — прекрасное все забрала.
Пресыщению — такие дани,
Пресыщения ответ — лед.
Видно радость — живет в ожидании,
Видно радость в стремлении живет.

* * *
Мы — снежинки,
а точно ли сказано?
Разузорены мы по-разному.
Да, красиво, но холодом веет,
Как бы чуточку потеплее.
Угольки мы в золе горящие,
Угольки мы в золе настоящие,
Очень жгучие, очень колкие,
Как иголочки, как иголки.
Вот такие мы чудаки,
То снежинки, то угольки.

* * *
Не бывает душа из сукна,
Не бывает из птичьего пуха.
Все гораздо сложнее, братуха, —
Жизнь темна, жизнь сера, жизнь светла.
Даже самый отпетый злодей,
Не имеет чугунного сердца,
Вместо крови не жидкая сера...
Все сложней, все гораздо сложней.

* * *
Неужели это конец? —
Паралич двух знакомых сердец?
И стена между взглядов и рук?
И гвоздем по стеклу звук?
И обрушенный берег в поток?
Дождь шумящий, как кипяток?
Неужели уже на года
В никуда, в никуда, в никуда?

* * *
Облаков отпылали гривы,
Отлетали над речкой стрижи,
На ладонях девчушки-ивы
Тишина луговая лежит;
Запад солнце спрятал в болото,
Словно что-то затеявший маг,
С плеч таинственного Востока
Черным вороном снялся мрак.
В небе словно в бездонном колодце,
Что-то шепчет звезда звезде...
Утром солнце опять вернется,
Не вернется прожитый день.

* * *
И опять я под прессом депрессии
На постели, таков быт,
Два часа на одном месте,
Словно шпальниками прибит,
Словно анкерами прикручен,
Вот такой получился итог;
Как пролившая воду туча,
Как разбросанный ветром стог.
Подгонял я слова, причаливал,
В заоконный уставясь мрак.
И зачем я не спал ночами,
Над стихами пыхтел дурак?

* * *
Если там не болит, если здесь не болит,
За автобусом носишься словно болид,
И с работой справляешься
без принуждения.
Ну, какого тебе еще наслаждения?

РОССИЙСКАЯ СОЛОНКА

Ох, российская солонка! —
Славный город Соликамск!
Наварил ты соли сколько
За прошедшие века?
С солью уплывали баржи,
Уходил за возом воз.
Заплывал от жира барин,
Скрючивался соленос.
Нынче глянь - другие виды,
И порядок не такой,
Солевара не увидишь
С кочерыжкою-клюкой,
Солеварня не дымится,
Ей дана другая роль;
Посылает заграница,
Как подарок, экстра-соль.
Ах! Спасибо, иностранцы! —
Бросим в небо-высоту;
Благодарны соликамцы
Вам за вашу доброту.
Стала варница музеем,
И как будто колобки
Ходим мы с тобой глазеем
На корыто, на скребки.
До сих пор из недр рассолы
Льются, как живая нить,
И уходят по Усолке,
Чтобы Каспий посолить.
 

Нынешний печальный мир

(helldenn)
 0  Несмешное  2009-01-12  1  502
Бывший мир, бывший свет человеческой сферы
Поменял ты давно на кольчугу и кнут
И дракона и меч и другие предметы.
Ты живешь, как и все остальные живут

Ты глядишь на стекло пред твоими глазами,
Как в окно на играющих в снеге детей.
Ты живешь здесь один, но с какими друзьями
Ты играешь в свободное время кажд день?

У тебя есть звезда, у тебя есть погоны,
Но они не твои! Они предков твоих.
А другая война и иные перроны
У тебя в голове на планетах других.
 

Теперь, что скажешь о ......?

(Пиденко Александр)
 -1  Несмешное  2009-01-07  13  897
ТЕПЕРЬ, ЧТО СКАЖЕШЬ, О……….?      Пиденко А.Н.      

И вот, сквозь бури и ненастья,
К тебе прорвался отблеск счастья.
Злой ангел внял твоим терзаньям,
И одарил тебя желаньем.
Дал выбрать он такую долю,
Чтоб ты не жил с собою в споре.
Дал шанс принять такой удел,
Который сам себе хотел.
Богатства, что не видел свет,
Иль мудрецом стать, коих нет.
Или любовь познать запретов,
Что зажигает звёзды и сердца поэтов.
И впал в смятенье как юнец,
Пред даром неба молодец.
И чтоб не мучили сомненья,
Он мудрость выбрал как венец.
И вот исполнено желанье.
Ну что, закончилось терзанье?
Теперь, что скажешь, о, мудрец,
И счастлив ты ли, наконец?
Но ничего он не ответил.
Ушёл и с ним попутный ветер.
А тот с небес, летает где-то.
Вдруг встретит вас средь бела света?!

      7 августа 2005г.
 

* * *

(Леонид Олюнин)
 2  Несмешное  2009-01-04  2  586
СТИХИ ДЛЯ РЕДАКЦИИ

Пришёл в отдел редакции.
Журнал большой, будь-будь,
Обилие декораций
И прочий атрибут.
Мужчина встретил
      миленький, –
взглянул, как на блоху.
А я ему про лирику,
И всё как на духу.
Послушал, посочувствовал,
Тетрадку не берёт.
Приятно, я расчувствован
На целый год вперёд.
И тут, прошу прщения,,
Зашёл я в туалет:
В корзине – символ мщения –
Стихи – писал поэт.
Был рад на это зыркая,
Как дождику укроп,
Что не сдавал в обтирку я
Стихи для грязных жоп.

* * *
Кто придумал стихи, кто придумал?
Кто придумал распевную речь?
Может ветер пройдоха-дурень,
Может дождик, влюблённый в ночь,
Может поле, а может речка,
Ошалелая как-то весной,
Может это от человека,
Что покрыт был шерстью сплошной;
Все: «Бубу да бубу» - грубо, хмуро.
Он один: «Траля-ля, траля-ля!»
Вот и вся у него партитура,
Что поделаешь – начал с нуля.
Он потом, разумеется, крякнул,
В переводе – «дал дуба поэт».
Соплеменниками был оплакан?
Но скорее всего нет.
Заскрипели потом эпигоны
Вроде Гомера и меня,
И рифмованных строчек вагоны
Покатились, по рельсам звеня…
Позабыты дела, заброшены,
Как ненужная в деле труха.
Так и прёт из меня это прошлое
В примитивной форме стиха.
И когда я сыграю в ящик,,
Чтоб покинуть земли кавардак.
Эстафету подхватит пропащий,
Как и я, стихотворец-чудак.
 

Дурят

(Леонид Олюнин)
 2  Несмешное  2009-01-04  2  566
* * *
Дурить нас – это в моде.   
Так было искони:
Слепых сил нет в природе –
Направлены они.

* * *
Чтоб отвратить от дела –
Толкай на дело надо смело.

* * *
Вы, не верящие в Бога,
Вы прислужники желудка,
Ваша душенька убога
И её падение жутко.
Вы смеётесь не напрасно,
А бодритесь вы из страха.
Да, горит огонь ужасный,
Тень отбрасывает плаха.

* * *
У тела свои законы,
А у души свои.
Тело-то мы накормим,
От боли, от бед отслоим.
Душе остается мало,
Нетребовательна она,
Ей не нужно сало
И рюмка вина не нужна.
То, что душа захотела —
Тело не тормошит.
Нас больше тревожит боль тела,
И меньше боль нашей души.

* * *
Сегодня дождь опять с утра
Метлою подметает душу;
Ты объяснений слов не трать,
Никто их не захочет слушать.
Наш век нахохлен, как сова,
Наш взгляд на мир — тяжелый
вывих.
Оставь себе свои слова,
Иль в темноте в кусты швырни их.

* * *
И ничего такого,
Просто обыденно все,
Словно затертое слово,
Словно лист унесен.
Другие слова будут,
Другие будут листы.
Будни. Их много будней,
Их тяжело нести.

* * *
Навылет прострелена птица,
Лежит на траве, как плывет,
Уже никому не грустится,
Подумаешь — сбита в лет.
Раскинуты белые крылья,
Гладить им синь не сметь.
Но для себя открыл я:
Это не худшая смерть.

* * *
Тлеют долго желтые кости,
Смерть — не скрытен ее неуем;
Вся земля сплошные — погосты,
На погостах мы и живем.
И тоской оттого пусть не веет,
Что такую мы тяжесть несем,
Все крестьянин на плоти сеет,
Чернозем — это плотозем;
Да, земля наша — тесная зона,
И немного крылата, учти...
Плоть построена из чернозема,
А душа не родня ей почти.

* * *
Писать о слякоти не надо:
Твержу себе который раз.
Немалый серости запас,
Запас неисчерпаем смрада.
Твержу себе, а сам пишу,
Такая у меня планида.
Рождается стих не для вида,
Но отражает сердца шум.

* * *
Вечер выпачкан в осени
Поздней. Вечер продрог,
Лужи грязные бросили
На ухабы дорог.
От сырого не спрятаться,
Всё промокло кругом.
Много мути и слякоти,
Грязь ползёт даже в дом.

* * *
Ты случайно заброшен сюда,
Но, а может быть неслучайно;
Есть и лучшие города,
И умней, и добрей начальники.
Где-то лето все время цветет,
И у неба халат не выцвел,
А тебе дан отрезок тот,
Где так много и льда и рытвин;
Где ветра о своем трубят,
И беда, как полынь насеяна.
Даже если все против тебя,
Надо верить — плохое временно.

* * *
Снова поспели травы
Не только лишь на Руси;
Куда ты от этой правды? —
Травы пора косить,
Сено метать в зароды,
И лучше, чем больше зарод.
Всем это ясно вроде бы,
Но все-таки грусть берет.

* * *
Мы сами поднимаем волны,
Нам хочется шуметь, крутить;
Свою употребляя волю
На то, чтоб ветер разбудить.
А ветер — сломанные ветви,
А ветер — нетерпения знак.
О эти ветры! эти ветры! —
И горе, и без них никак.
В порывах столько скрыто дури,
Бахвальства, пьяной дерзости...
А после ливня, после бури,
Глядите, как река блестит!

* * *
Обречены на заклание
И Авель, и Каин, и ты.
А строим такие здания
В плену находясь суеты.
И души наши гуляют
По зданиям и садам.
Неравенством
Здесь проверяют…
Что будет там?

* * *
Весёлые летние ночи,
Рассвета готовится конница,
Трактор за лесом стрекочет,
И у него бессонница.
Эй вы, на жизнь жалующиеся,
Где вы увидели чёрное? –
Это всего только жалюзи –
Открыли и страшное скомкано.

* * *
Нет равенства, и быть не может,
И пальцы Бог не уравнял.
Уравниванию не родня
Мы, если честно подытожить.
О равенстве зудит порой —
Кого обуревает зависть,
В ком — самому взмыть выше завязь,
Стать между холмиков горой.

* * *
Хотелось кануть в эту серость,
Не видеть эту часть пути.
А гибель так легко найти,
Чтоб не дышалось и не пелось.
Так просто превратиться в ноль,
Поцеловать свою убогость...
И, Слава Богу! Слава Богу!
Что это — временная боль.

* * *
Ты дорожи и каплей дня,
Почувствуй, как все быстротечно,
Конечно, существует вечность,
Но для тебя ли? для меня?
Наполни самый малый миг
Пусть малым, только настоящим.
А тишину всегда обрящет,
Любой найдёт её постриг.

* * *
Темнота хоть режь ножом,
Лампочки не лучики,
Мне с нелегким багажом
Распрощаться лучше бы.
Холодище, а туман
Катится клубами,
Сходни — глупый меломан,
Трос скрипит зубами.
Тонко воют леера,
Борт гудит от встряски.
Ночи темная гора
Не меняет краски.

* * *
Время-время, не спеши,
Не успел я много,
Много я не завершил,
Что успел — убого.
Ты мою обрежешь нить
Резко и упрямо...Время не уговорить, —
Не родная мама.

ГЛУПЫЙ БОЙ

Глупый Бой, Глупый Бой,
Дурачок, ну что с тобой?
Что ты скачешь, — как шальной?
Что тому, скажи, виной?
Ну, уймись же, слышишь, пес?
Ты зачем лизнул мой нос?..

Я когда ее любил —
Вот таким же глупым был.
 

ИМХО о фильме Адмиралъ

(Долгоносик Очумелый)
 14  Про кино  2008-10-30  6  1260
Вчера посмотрел фильм «Адмиралъ». Впечатления свежие, как сами понимаете, и это впечатления рядового зрителя. Первое – проект удивил своей масштабностью для отечественного кинематографа. А масштабность есть часть зрелищности. Фильм получился зрелищным. Но не для всех. Я бы не рекомендовал родителям брать с собой детей лет эдак до пятнадцати на просмотр. Жестоких, кровавых сцен в фильме немало. Одно только отнятие ног ржавой ножовкой чего стоит.Впрочем, этим сейчас нынешних детишек особенно не удивишь. Тем не менее, маленьким зрителям фильм лучше не смотреть.
Бросается в глаза однобокость показа воюющих сторон в Гражданскую войну. Красные в «Адмирале» - воплощение вселенского зла. Это монстры. Это быдло. На фоне танцующих офицеров в белоснежных мундирах, пьющих искристое шампанское из дорогих бокалов, матрос-красноармеец зажимает одну ноздрю рукой и сильно выдыхает. Отчего, простите, сопли летят во все стороны. Красные штыками добивают офицеров. Расстреливают, как охотники, убегающих. Как будто белые не делали подобного. Как будто не вырезали звезды на коже красноармейцев, не кололи их штыками. А жестокость колчаковских войск в отношении рабочих и крестьян на подконтрольных Колчаку территориях общеизвестна. Если раньше монстрами были белогвардейцы, то нынче все переменилось. И опять с перебором.

Актерский состав звездный. Как ни странно, именно работа Хабенского впечатлила больше всего. Из студента в «Дозоре» перевоплотился в седеющего Адмирала Колчака за столь короткий срок – это чего-то да стоит. Работа Боярской впечатлила только в одном моменте. Когда она плачет. Нет, рыдает в разговоре с мужем Сергеем, который чудом спасся и прибежал домой собирать вещи и бежать в Петроград. Это эпизод в квартире. Героине Боярской муж сообщает, что красные матросы перебили почти всех знакомых ей офицеров. Кого штыком, кого пулей. Нужно бежать, чтобы спастись. Весь привычный мир балов и букетов с цветами рухнул. И у Боярской хорошо получилось передать отчаяние, горе, обиду и бессилие женщины перед этим фактом. Ее рыдания достоверны и искренни. Актриса, видимо, хорошо поняла, как выразить боль дамы, мир которой оказался раздавлен катком революции. А вот любовные страдания по отношению к Колчаку не впечатлили. Сухо она как-то относится к Хабенскому-Колчаку. Несмотря на заявленную большую любовь.

Из ролей второго плана можно выделить двоих. Первый - это офицер, которого утопили в море, привязав камень. Фамилию актера не помню, но он играл «завязавшего» с водкой командира роты в «Грозовых воротах». Этот актер здорово сумел передать спокойное принятие факта, что ему конец. Он просто просит помолиться. Достойно сыгранный образ достойного человека.
Особых похвал заслужил актер, сыгравший красноармейца, командира расстрельного отряда. Это он отдал приказ солдатам убить Колчака. От игры этого актера осталось некое хитро-омерзительное ощущение. Он хорошо сумел выразить это чувство превосходства бывшего простолюдина, ставшего красным командиром. История вынесла его на гребне волны из грязи во власть. И этот актер как-то сумел это понять в своей актерской игре: некое самодовольство, довольство историческим моментом, довольство тем, что он теперь другой. Вершитель судеб. Новая страница в истории России.
Остальные роли второго плана ничем особо не запомнились.

В фильме есть непонятные банальности. Эпизоды, где рюмка падает и разлетается на куски. Видимо, создатели хотели провести параллель между разбитым стеклом и разбитой судьбой героини Боярской. Или более глобальнее – разбитая после революции Россия. Только непонятно, почему рюмка. Что, судьба героини Боярской заключена в рюмке? Или судьба России в рюмке? Разлетающееся от удара стекло часто используется для показа того, что надежды и мечты разбиваются о реальность. Но в таком фильме, с такой темой, рюмка ни к чему. Уместнее было бы использовать зеркало, как отражение жизни, если уж так нужно было что-то расколотить.
Есть и непонятности. Колчака расстреляли и его показывают мертвым. Белая рубаха. На ней красные большие пятна крови от пуль убийц. А когда его кидают в ледяную воду и он медленно опускается на дно, рубаха чистая, насколько можно разглядеть на большом экране, вода кровью не окрашивается. Все в белом. Снег, вода, рубаха и штаны. Но куда ж делись огромные кровавые пятна с рубахи? Не думаю, что, расстреляв адмирала, красные переодели его в другую одежку и только после этого кинули в прорубь.

Окончание, где показывают уже пожилую героиню Боярской, сразу же напомнило почти ноль в ноль, кадры из «Титаника» с Ди Каприо. Только в «Титанике» глаза пожилой Роуз показаны слегка сбоку, а в «Адмирале» - прямо. Но кадр ноль в ноль, как в «Титанике».

В целом, «Адмирал» оставил хорошее впечатление. На фоне остальных кинематографических полуфабрикатов российского кинематографа это творение выгодно выделяется. Я, во всяком случае, не жалею о затраченном времени. Есть недостатки, но все же «Адмиралъ» - это пусть и не сенсация, но определенное событие в отечественном кинопроизводстве. Прежде всего имеется в виду, масштабность проекта.

Историческую достоверность здесь я не рассматриваю.

А посмотреть этот фильм я рекомендую. Но, опять же, без детей!

Сентиментальные натуры могут даже слегка пустить слезу при просмотре. Особенно после эпизода расстрела Колчака. Но для этого нужно быть очень сильно сентиментальным. Чертовски чувствительным. Если после «Титаника» у зрителей слезы текли рекой, то тут я услыхал в зале лишь пару всхлипываний. Возможно, от насморка.

Мое мнение: один раз фильм стоит посмотреть. Второй раз – через годик, скажем.
 

Пусто

(Леонид Олюнин)
 0  Несмешное  2009-01-06  0  486
* * *
Если все бессмысленно и пусто,
То не стоит и минуты жить,
Пусть все протухает, как капуста,
Исчезает и не дребезжит.
Пусть туда-сюда летают камни,
Утверждая каменный дурдом,
Ни тебе ни Авеля, ни Каина,
Ни тебе Гоморра, ни Содом.
Все не так! Ни хаос миром правит,
Правит миром смысл и закон.
Было так всегда, в любой оправе,
Было неизменно, испокон.

* * *
Эх! Да и сам я не против бы
Покой в свою душу внесть.
Когда же устанет кровельщик
Свою колотить жесть?
Когда надоест плотнику
В стену гвозди вбивать,
Или привык так плотно он,
На все уже наплевать?
И думаю, не соскучишься,
Такой атмосферой дышать.
Наполнена ветра звуками,
Тревогой, надеждой душа.

ПТИЦА

Покажите мне такую птицу,
Что на волю вырвавшись, под облака,
Захотела в клетку возвратиться,
Там где сытость ждет наверняка.
Я таких не видел и не знаю,
Не встречал таких я никогда.
Сами птицы в клетки не влетают,
Их туда засовывают, да.
Не сумеешь ты оборониться,
В этой жизни коготь прав и клюв;
Горько снова в клетке очутиться
Полной грудью воли хлебанув.
Ну, протянешь лишних две недели,
На дно клетки свалишься в помет.
Нет! Я не хочу! Пускай из тела
Душу вынет высоты полет.

* * *
Неужели все строю напрасно?
Все растаять должно, как лед?
Почему даже маленький праздник
Даже краешком не подойдет?
Почему так — все тучи да тучи?
Неужели я их «либе дих»?
Я, конечно, других не лучше,
Не настолько ж и хуже других.

* * *
Не уйти, не спрятаться
Никуда,
Здесь и там корячится
Ржавь-вода.
Отовсюду голые
Сушь-кусты,
Отовсюду гонятся
Пакости.
Отовсюду дерзости
Квазимод,
Отовсюду мерзости
Рыжих вод.

* * *
Такова уж природа наша, —
Руки гнутся упорно к себе,
Проявляемся мы все чаще
В комаре простом, в воробье.
И назойливы мы и наглы:
Отобрать, укусить... ей-ей!
Неужели так много надо
Человеку при жизни своей?

* * *
В луже звезда, в луже,
В луже мерцает она,
Вечер стоит простуженный,
Холодная тишина.
Проходят прохожие кутаясь
В серые плащи,
Ветки и листья спутались,
Сочувствующих не ищи.
Ропот ничей не разбужен,
Холодно и темно.
В луже звезда, в луже,
Но ведь звезда все равно.

* * *
Ты принц, ты озарен рассветом,
Тропы не видишь под собой,
Любви помечен яркой метой,
Готов упасть в цветной прибой.
Любовь — великая царица,
Ее поклонники — рабы.
Померкнет все, и все промчится,
Последствия — они грубы.
Ты ошибался многократно
Горя-пылая не с ленцой.
Но опрокинутый закатом
Ладони бросишь на лицо.

* * *
Грустного вина бокал
Предназначенный для песни.
Жизнь певца — источник мести,
Чтоб восторга не искал.
Нищим разве быть почетно?
Торжествует тот, кто смел.
А поющий не сумел
Изучить язык расчета.
Кто забудет правду эту, —
То, что сажа не бела?
Добросклонной не была
Никогда судьба к поэту.

* * *
Над водой стрекоза пролетела
(У крылатых свое бытие), —
Это тело, такое же тело,
Но поменьше чем тело твое.
Ночью холод вонзил свое жало,
А с лучами убрался назад.
Стрекоза у тропинки лежала...
Может быть и не та стрекоза.

* * *
По эту сторону стекла
Вода осенняя текла.
По эту сторону стекла
Цветок лоснился от тепла.
Шептались двое и никто
Совсем-совсем не знал про то.

ЗАРИСОВКА

Как снегирь он —
Красногрудый,
Выше сосняка —
День встает.
А где верблюды —
Неба облака?
Скоро их погонщик-ветер
Приведет в синь-сад.
А пока что на рассвете
Эта полоса.

* * *
Не гляди так грустно, речка,
Вслед тому, кто покидает.
Радостны бывают встречи,
Все куда-то исчезает.
Голубые ткани неба
Омывай своей водою,
И не порывайся следом
За звездою голубою.

* * *
Редко ты ко мне, веселость,
Мимо и искринки смеха,
Понатаскано здесь сора —
Не проехать, не объехать.
Не могу закрыть глаза я,
Чтоб не видеть кучи грязи,
Нечего не замечая
Пить да есть, по грязи лазить.
Отцветет, отгрозовеет,
Понесет ко дну покоя.
Может, стану я грубее,
А пока что вот такой я.

* * *
Предноябрьский ветер
Стылый, недовольный,
Непогодой этой
Не один ты болен.
Замолчи ты, ветер,
Разве ты не знаешь,
То, что в грусти сети
Душу загоняешь.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер