ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: лучшее из свежего: стр. 57

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: лучшее из свежего: Стр. 57  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Пузырь

(Леонид Олюнин)
 2  Несмешное  2009-02-05  1  630
Презирал пузырь весь свет,
Но себя, конечно, нет.
Презирал козу — за хвост,
Мышь — за очень малый рост,
Курицу — за вздорный нрав.
И во всем пузырь был прав...
Для себя... для нас — едва ли.

И его все презирали.

* * *
Очень скоро, очень скоро
От полыни с лебедой
Побреду я, как корова
На убой, на убой.
Будет солнце, будет дождик,
Будет радуга сиять:
Хорошо-то как, о Боже!
Благодать-то, благодать!
И никто не будет плакать
Надо мной, надо мной...
Хорошо-то как, однако,
Боже мой! Боже мой!

ЗАБРОШЕННОЕ МЕСТО

Куст бузины за поворотом.
Еще минуты три ходьбы.
Вот — деревенские ворота —
В траве валяются столбы.
Малинник и бурьян повсюду,
Остатки изб — любой владей.
Я долго здесь стоять не буду —
Тоскливо там, где нет людей.
Сухие бревна. Жуть и жалость.
Из брусьев, досок бурелом.
Здесь каждая доска тесалась
Закалки старой топором.
Здесь до рассвета поднимались:
Пахали землю, хлеб пекли.
Беды, работы не боялись,
А внуки в город утекли.
Труд деревенский — как в парилке,
И это отпугнуло их:
Не час — лопате, два — курилке,
И два в неделю выходных...
Куст бузины за поворотом,
Направо — луг, за ним река;
Она по-прежнему в работе,
Она светла еще пока.

НЕКРОЛОГ
Ура! станок сожрала ржа! —
Спокойно спите сторожа.

ЛУЧШЕ
Нет, лучше пусть
Демьян с ухой,
Чем обещания
Паек сухой.

* * *
В зеркало посмотрит
Обезьяна,
Тоже не найдет в себе
Изъяна.

ЛЮБОВЬ

Полюбил овцу баран,
В дождь ходил к ней
И в буран.
У ворот стоял, страдал
(Созерцал их — не бодал).
Нес цветы ей — эка честь
Мог их сам с успехом съесть.
Афродитой называл
Он, свою зазнобу,
И Амура призывал,
Со стрелою чтобы.
Пачек пять принес попкорну...
«Любви все возрасты покорны».

КАКОВ ЕСТЬ
Пусть грозят меня — в труху —
Самую отборную,
Все равно я чепуху
Буду гнать заборную.
Не побрезгую слова
Вытащить из урны я.
Вы все больше про дрова,
Я про даль лазурную.
Я обмою их родных
В самой чистой лужице,
Я стишок сложу из них —
Пусть пушинкой кружится.
Вы народ и я — народ.
Вам виднее с крыши.
Кто на облаке плывет —
Очень мало слышит.

ВЕСЕННЕЕ   НАСТРОЕНИЕ

Весна! Нагрелись лучики!
Нахальней воробьи.
А я иду с получкой:
У! сколько нагребли!
У! сколько накантарили! —
Карман — как бегемот
Разбух — не видно талии.
Ждет славненький промот.
Куплю жене пирожное —
Уместится в горсти.
Я Крез! Сегодня можно мне
Мошною потрясти.
И теща не обидится,
Ни явно, ни впотай, — ?
 

АМЕРИКА

(Пиденко Александр)
 3  Про америку  2009-02-02  11  1706
АМЕРИКА.      Пиденко А.Н.      

О, Америка!
Химера нашего времени,
Я как Колумб в века давние,
В явь открываю тебя.
О, Америка!
Омыта волнами берега.
Волшебный сон городов твоих,
Горит в ночи для меня.
О, Америка!
Видна мечта твоя бренная,
Парящими небоскрёбами,
Дорогу выстлала в рай.
О, сумасшедшая,
Богиня Дикого Запада.
Собрала мечты дерзких предков своих
И воплотила в одну.
О, Америка,
Закрыта поясом времени.
Как мореход в века древние,
Я покоряю тебя.

-Тебе нравится Америка?
-Честно сказать , молодцы ребята, такое воздвигнуть, за такие короткие сроки. Фантастика. Если бы они не нарушили главную заповедь разумных существ,
которая гласит – НУЖНО ВОВРЕМЯ ОСТАНОВИТЬСЯ. Им бы цены не было.
-А смогут ли они хоть когда-то остановиться в своих желаниях.
-Всё нужно делать вовремя. Инерция их разгона и скорости ищет свой поворот судьбы.
-Чтобы не вписаться в него?
-Или проскочить!
      4 декабря 2004г.
 

***

(Перловка)
 16  Несмешное  2009-01-20  0  645
По сути,жизнь - зелёный авокадо
С округлым смыслом-косточкой внутри.
Из всех "хочу" мы выбираем "надо",
А все "могу" - из мыла пузыри.

Плюёт она,как сорванец из трубки,
В мишень сердец горошинами лет.
За нами след от бороны поступков,
И шлейф надежд - растаявших комет.

Нам шепчет мир смешные сказки в ушко
Про то,что было,есть,и может быть.
Опять душа,наивная простушка,
Живёт мечтой в чудесный край уплыть.

Где наша жизнь зелёным авокадо
Висит и ждёт,когда созреет плод.
И жизни суть свободно,без преграды,
С ветвей упав,мечтами прорастёт...
 

Что нужно поэту?

(Леонид Олюнин)
 5  Несмешное  2009-02-04  1  661
Слышал я, совсем случайно,
Плел какой-то «рыбий глаз»,
Мол, поэты измельчали,
Их осталось лишь на раз...
Мол, их символ — ворон-птица,
Да и тот взят в долг-кредит.
Не дано, мол, с небом слиться,
Им лишь слюни разводить.
Мол, впустую топчут землю,
Ищут жалким строчкам сбыт...
Эту речь я не приемлю,
Довод мною вдрызг разбит.
За поэтов — каждый кустик,
За поэтов — каждый лист,
И природа не допустит,
Чтоб они перевелись.
Позовут не многих к чаю,
Многих — мимо благодать;
Жив пока — не замечают:
Так удобнее, видать.
Блоку гонорар не нужен —
Только тиражируй знай.
А живой поэт без ужина —
Кверху рельсами трамвай.
О мои друзья поэты!
Верьте мне, как сын отцу:
Не котлеты, а сонеты
Были вам всегда к лицу.

* * *
Бог тому, конечно, враг,
Кто других ведет в овраг.

. . .
Против ада был Гольбах,
Да так против, просто ах!
Пакости творя на свете –
Хочется ли быть в ответе?

ИУДА

Он дань не отдавал сомнению,
Он фарисеем ждал Христа,
Для славы кротости, смирения
Не отверзал свои уста.
Рассудком корыстолюбивым
Хотел понять Иисуса он:
«Ученикам своим любимым
Ты не откроешь тайный сон.
Но чтобы стать великим света
Зачем ломиться через страсть?
Уснут умы, и вот вам это —
Под ноги брошенная власть.
Все драгоценности прибудут,
Все, мира бренного сего.
Да неужели мне не будет
Хоть крохи трапезы Его».
Но время шло. Иисус все тот же...
«Да Он фанатик!.. Не лукав!..»
И горсть монет Иуде вложит
Чужая, подлая рука.
Вот мзда предательскому делу
И больше платы никакой:
Душой покинутое тело
Висит меж небом и землей.

* * *
Битые стекла — стали острей.
Хрупко хрустят под ногами прохожих.
Старая известь слазит со стен,
Сажа стремится забраться под кожу.
Взвизгнула шалая пьяная плеть.
Стекла – от дальних, стекла – от ближних.
Надо привыкнуть, надо стерпеть,
Надо чуть-чуть походить на булыжник.

* * *
Мир полон песен,
Снова зеленеет.
Опять нет сна,
Иль прерванные сны.
Ум не поймет,
Но сердце разумеет:
Спешит оно,
Спешит на зов весны.

ВЫПОЛЗКИ

Дождь тянул два дня подряд,
Серость — и не выгрести;
По асфальту прет парад —
Выползают выползки.
Давят их колесами,
Башмаками, пятками,
Птицы жрут до одури.
Да, такая пытка вот.
Ах, вы бледнотелые,
Жители поёмные!
Видно надоела вам
Темень черноземная.

* * *
Поэзия. Поэзия — хрусталь,
Но если ты прикинулся влюбленным,
И хочешь брагу рыжую хлестать, —
На это есть стакан, стакан граненый.
Она найдет кому себя отдать,
И не позволит всякой потаскухе
Облапывать себя, хватать...

Простите, снова я не в духе.

ЧЕМОДАН

Жизнь чемодана —
Чемоданная жизнь.
Пока он был новым —
Блистал свежей кожей.
Теперь он похвастаться
Этим не может.
Теперь ветеран он,
Теперь сторожил.
Он помнит Париж,
По Вене гулял,
У Рейна стоял,
У Темзы туманной.
От жизни сумбурной такой
Окаянной
Наклейки гостиничные
Растерял.
Теперь он на полке,
Теперь он в кладовке.
Не ценности в нем,
Далеко не обновки.
На драную обувь
Глядит свысока...
Пока...

* * *
Тебе я пришлю облако
(Их здесь достают рукой).
Тебе не нужно облако?
Значит я «странный такой»?
Мне не сменить облика
(Вяхиря на осла).
Кроме белого облака
Нечего больше прислать.

* * *
Неистово лупит кровельщик
Киянкою да по жести.
А что он кроме умеет еще
(Это я так — для лести)…
По сердцу, подобным образом,
Жестянщик внутренний садит.
Не стать бы мне бросовой обрезью
Сбоку, спереди, сзади.

* * *
Тучи не пробита кружка,
Пруд — блестящее пятно.
Ходит ветер-побирушка —
Подбирает лист цветной.
Радуется каждый кустик,
Если он не сухостой…
Нет покуда цвета грусти
В этой повести простой.

* * *
Журчит ручей, поет пичужка,
В бокале пенится вино, —
А для чего? Да потому что —
Молчать и капле не дано.
Все тяжелее груз на плечи,
С трудом усталости рвешь сеть.
Все быстротечно, все не вечно,
А надо ли о том жалеть?
Умрут стихи, сотрется память,
Развеется былого дым.
И радуйся — пока ты с нами,
И не старайся быть другим.

* * *
Давно рассказана та сказка,
Давно-давно уснул восторг...
Воздушный шарик порван, скомкан,
А мотылек отправлен в морг.
И волка скромного не сыщешь,
Нужд транспортных пригодный для.
Мазай дед — этот на кладбище,
А зайцев лупят снова зря.
Жизнь — это холодно и жарко,
Порой так хватит-припечет.
Есть и дарение подарков,
Но более всего расчет.
 

В любые времена искали виноватог ...

(Н.Ю.)
 12  Несмешное  2009-01-24  0  608
В любые времена искали виноватого,
Будь то - неурожай или падёж скота.
То рыжего найдут, то приведут горбатого,
Мол не такой как все и брык его с моста.

Ещё красивых баб (ну тут оно как водится)
Любили поджигать, или топить в прудах.
Чуть только что не так (ну там - занепогодится),
Сложили костерок или из пушки "бах!"

А если помогло! Ещё одну, до верного.
Так и живём: найдём, "утопим", хорошо!
И выход есть всегда из положенья скверного:
"Вот этот виноват и этот, вот, ещё!"

Побили зеркала, а скважины замочные,
Во всех дверях и плюс объёмные глазки.
На многие века от бед рецепты точные:
"поймать того кто гад и резать на куски".

Так, не смотря на то, что бед не уменьшается,
Врачуем мы болезнь: кто бомбой, кто кнутом...
Но заглянуть в себя, persona не решается,
А вдруг не так лечил болезнь и шо потом?
 

На праздник жизни вход по пригла ...

(Перловка)
 30  О жизни  2008-11-15  3  1195
На праздник жизни вход по приглашеньям.
И тем,кто,может быть,не самый лучший,
Фортуна раздаёт их в дни везенья
У станции метро "Счастливый случай".

И,если повезёт,я стать успею
Одной из тех,кто взял её открытку,
И посетил собрание пигмеев,
Свершающих чуть подрасти попытку.

Придя на раут в ярком туалете,
Взгляну на мир сквозь розовую призму,
И намотаю взгляды,как спагетти
На дивный магнетизм своей харизмы.

Я навещу мечты в стране соблазна,
На въезд туда не оформляя визу,
И у великих с Вечного Парнаса
На рифмоплётство прикуплю франшизу.*

Соединю в себе и лёд,и пламя,
И понесу их плод,рифмуя строки.
Вернусь обратно предрассветной ранью
И стану снова лишь одной из многих...

(*Франшиза — это право, закреплённое договором или соглашением, осуществлять определённую экономическую деятельность.)
 

Он есть, что ест...

(Леонид Олюнин)
 7  Несмешное  2009-01-23  1  568
«Человек есть, что он ест»

      (Феербах)

Его давно поели черви,
Счастливчик, что и говорить,
Он верил — только в сказках черти,      
Как в сказке доктор — Айболит;
Что человек есть биомасса,
Не весть зачем приобретен,
Составлен из костей и мяса
Вполне естественным путем.
Вот феербахнулся он, помер,
Навесил на уста печать.
Теперь, наверно, все он понял,
Иначе бы не стал молчать.

* * *
Сто раз ты мог уйти и скрыться,
Оставить этот странный мир,
Но, вот, живешь, и жизнь искрится,
Местами стертая до дыр.
Листай свои страницы-годы,
И помни — короток прогон.
Видать так Господу угодно —
Живи, покуда терпит он.

* * *
И боль, и муть, и грязь, и тина, —
Судьба шутя что хочешь, даст.
Да, невеселая картина,
Пугающий, тяжелый пласт.
Что движется — приходит к устью,
Бессильна самомнения высь.
Что там скрывать, конечно, грустно.
Но разве переменишь жизнь?
Она права во всяком виде,
И колотить не надо жесть, —
Тебе другой билет не выдан,
Прими ее, какая есть.

ОБМАН МЕЧТЫ

Что будет завтра — за туманом...
Ты шепотом или трубя,
Красивым потчевал обманом
Других и самого себя.
Вносила жизнь свои поправки,
Смеялась над твоей мечтой,
И поступала жизнь по правде,
Зачем ей дым - твое «ничто».
Но ложь мечты неистребима,
Она живет, как ни кружи...
Опять ты лжешь своей любимой,
И веришь сам красивой лжи.

* * *
Да, ты пушинки легкой лёт,
И это не предмет для грусти;
Недаром жизнь твоя пройдет,
Как бабушка клубок распустит.
Ты был, ты свой оставил след,
Пусть даже очень незаметный,
Ты видел утренний рассвет,
Ты тучкам улыбался летним,
Ты пил вино, ты свечи жег,
И не успел, конечно, много.
Но что поделаешь, дружок —
Всегда кончается дорога.

* * *
Это очень непросто,
Разгадать - не дано:
Двое словно на острове,
И вокруг никого.
Не уйти, не укрыться,
Устарел реквизит,
То улыбка на лица,
То остуда сквозит,
То внезапно друг к другу
Вспышка злобы видна.
Все нормально — супруги,
Муж и жена.

* * *
Отрезок с каждым днем короче,
И все зыбучей жизни гладь.
Да, я боюсь дыхания ночи,
И не стремлюсь ее познать.
Мне возразит искатель пылкий:
«Открытиям не дано границ.
Мы не должны сидеть в бутылке
И падать перед тайной ниц...»
Из одного прорвавшись круга
Мы тут же угодим в другой.
Нас тайны облекли упруго,
Им нет конца, мой дорогой.

* * *
Рвутся бомбы вулканов,
Лава вам не вода;
Ничего в этом странного —
Земля молода:
Молодое бунтует,
Молодое кипит, —
Хочет ношу большую
На немалом пути.
Ухожу по аллее
Под небесной водой...
Все живое стареет
На земле молодой.

* * *
Нас иные пугают мраком могилы,
Что способна отнять последние силы.
Перед мыслью такою не будем дрожать,
Все равно нам от этого не убежать.

* * *
Громыхнуло, осветило...
Для чего все это было?
Почему нельзя без гнева,
Тот, что справа, тот,
что слева?
Почему нельзя без тучи,
Черной,
до земли закрученной?
Ливень — как состав промчался,
Ветер с бешенством расстался.
Почему нельзя без злобы,
Чтобы дождь и солнце чтобы?
 

В кабаке

(Грек)
 4  Несмешное  2009-02-02  1  727
В кабаке
В кабаке прокуренном и душном
Я ищу твой нежный томный взгляд
Скрипка старая поет атмосферу создает
Плач той скрипки за душу берет
Для меня была ты королевой
В домике под старою луной
Ты сегодня не придешь
Вновь бежит по телу дрожь
Ты не будешь танцевать со мной
Припев:
Тебя ведь нет со мною здесь
А скрипка плачет как всегда
Я встречу розовый рассвет
Но без тебя
******
Ты ушла наверно в свет особый
До тебя добраться мне нельзя
Только вспомни как зимой
Мы гуляли здесь с тобой
Как теперь посмотришь мне в глаза?
Что ж, возможно я тебе не нужен
Сердце ты с собою забрала,
Вновь бежит по телу дрожь
Эти чувства не вернешь, но
Найдутся деньги на кабак
Припев:
******
В кабаке прокуренном и душном
Ты уж не появишься со мной
Будешь где то ты с другим
Будешь счастлива ли с ним?
Во дворце под старою луной
Ну и что ж всегда найдутся силы
Нужно только в руки взять себя
Пусть сегодня не легко
Буду завтра высоко
И тебе уж не достать меня
 

Рэкет в нашей жизни

(Долгоносик Очумелый)
 4  Несмешное  2009-02-02  1  801
Правители самой мощной державы мира А через прицелы минометов и автоматов дубасят и рэкетируют государство И, потому что в государстве И имеется нефть.

Правители государства И, где есть нефть, и которое дубасится государством А, дубасит и рэкетирует народность К, потому что люди этой народности принадлежат к другой национальности и хотят отделиться от государства И. А значит, и от рэкета государства А.

Правители народности К дубасят и рэкетируют своих граждан из числа недовольных их политикой потому, что недовольные угрожают власти правителей народности К и критикуют ее.

Граждане, недовольные правителями народности К, дубасят и рэкетируют своих рядовых сограждан Ф, и даже некоторых сторонников (по принципу: «Бей своих, чтобы чужие боялись!»), от бессилия что-либо изменить и зовут народ к топору.

Простые граждане Ф народности К, собравшись кучкой, дубасят и рэкетируют отдельно взятого гражданина Е, Директора обычной школы, потому что гражданин Е не поддерживает движение граждан Ф и не позволяет вести агитацию в школе.

Простой гражданин Е дубасит и рэкетируют учеников своей школы, потому что он зол на то, что его дубасят и рэкетируют граждане Ф, и потому, что Е необходимы деньги на поддержание своего учебного заведения «на плаву». В частности, гражданин Е, как Директор школы, дубасит и рэкетирует ученика выпускного класса Т, зная, что у ученика Т родители имеют немного денег.

Ученик десятого класса Т дубасит и рэкетирует ученика 5-класса Л, потому что у родителей Л есть немного денег и ученику выпускного класса Т нужны «бабосы», чтобы проплатить Директору школы Е.

Ученик пятого класса Л дубасит и рэкэтирует ученика первого класса М, потому что у ученика М есть немного родительских денег на завтраки.

Ученик первого класса М рэкетирует и дубасит дома среднего брата Н, потому что ему необходимо заплатить ученику 5-го класса Л и потому, что ему больно и обидно, и тоже очень хочется кого-то подубасить и отрэкетировать.

Средний братец Н тайком и, пока еще несильно, боясь наказания, дубасит и рэкетирует младенца О одного года от роду, отнимая у крошки кое-какие погремушки, потому что среднему братику Н дубасить больше некого, разве что кошку П или бездомную собачку Р.

Годовалый младенец О не может пока никого дубасить и рэкетировать. Он лишь плачет и не может понять, за что его обижают. Именно поэтому мысль, что «устами младенца глаголет истина» поразительно верна, ибо годовалый младенец О еще никого в этой жизни не дубасил и не рэкетировал, а лишь улыбался всем и лил хрустальные слезки с момента точки отсчета своей жизни – дня рождения. Именно в глазах младенца О, который еще никого в виду мизерного возраста не «топтал» в этом мире, и живет та искренность и чистота, которые есть истина. Но как только ручонки младенца О окрепнут и станут сильнее, он уже начинает дубасить для начала собственные игрушки и рэкетировать маму и папу безудержными скандалами и многочисленными капризами.

02/02/09
 

СТРОКИ ВЕЛИКОЙ КНИГИ

(Владимир Якушев)
 12  Несмешное  2008-12-25  0  922
Была Великая эпоха
Была Великая страна
Все говорят, что было плохо
Но часто снится нам она

Писать Великой Книги строки
Мешала вечная война
Но знали все, настанут сроки
Узнать героев имена

Но только Книги этой строки
Узнали тех лишь имена
Кого не видели на стройке
Кто там не делал ни хрена!

Однажды великий революционер Павел Петрович Постышев, поручил значительно менее великому соратнику - анархисту Тряпицыну Якову Ивановичу сформировать в Приамурье партизанскую группировку Красной Армии. Отряд Тряпицина в 19 штыков (партизаны), хитростью и смелостью разоружил крупную группировку белогвардейцев . После чего, перетянув на свою сторону младших чинов этой группировки, отряд направился к Николаевску на Амуре и вышвырнул оттуда японских интервентов. Более подробную информацию ищите в историческом музее Николаевска на Амуре.
У нас тут на Дальнем Востоке была своя республика анархистов. Было свое Гуляй-поле в Николаевске на Амуре. Тут аккуратнее надо с применением ОМОНа. Недавно, тут три самолета ОМОНовцев слетелось Москва – Новосибирск – и еще какой-то (наверно из Телль Авива???). Благо, что губернатор Приморья, заблаговременно остудил страсти праворульщиков.

Очень интересно и подробно о Тряпицине Я.И. Жми сюда
 

Вероника Ивановна в 20, 40, 60 и ...

(Долгоносик Очумелый)
 11  Несмешное  2009-01-07  0  783
В двадцать лет студентка Вероника Ивановна искренне верила, что впереди у нее времени вагон и маленькая тележка, чтобы свернуть горы и добиться всего, чего хочется и о чем мечтается.

В сорок лет Вероника Ивановна осознала, что времени у нее теперь грузовик, или точнее, грузовичок типа мини – вэна, чтобы свернуть если уж не горы, то холмы, или точнее, холмики и добиться какой-то части из того, чего хочется и о чем мечтается.

В шестьдесят лет Веронику Ивановну осенило, что времени у нее осталось лишь с маленькую тележку, и что свернуть что-либо тяжелее бугорка на своем садовом участке ей уже не хочется. А мечтается лишь об осязаемом, достойном благополучии детей и внуков и более – менее сносном здоровье для себя и членов своей семьи.

В восемьдесят лет Вероника Ивановна попросту плюнула на время и, открывая глаза после сна, если обнаруживала, что она все еще на этом свете, а не на том, с благодарностью их закрывала и продолжала отдыхать в дремлющем состоянии столько, сколько душе угодно. Ей уже мало чего хотелось и мало о чем мечталось. Эти годы неожиданно стали самыми счастливыми и спокойными в ее жизни. Но длилось это счастье недолго…

Стоя над гробом Вероники Ивановны ее правнучка, двадцатилетняя студентка Елизавета Семеновна со слезами в уголках глаз провожала в последний путь свою прабабушку. Но в глубине души двадцатилетняя Елизавета Семеновна искренне улыбалась своей молодости и верила, что впереди у нее времени вагон и маленькая тележка, чтобы свернуть горы и добиться всего, чего хочется и о чем мечтается.

07/01/2009
 

ИЗ СЕМЕЙНО-ИДИЛЛИЧЕСКОГО

(Николай Шошанни)
 7  Несмешное  2009-01-23  4  715
Ты у меня одна, словно в ночи луна,
      Словно в году весна, словно в степи сосна.
      Юрий Визбор

Нервозно слегка дрожа, в кровати вдвоём лежат,
Пока что ещё — семья: хороший и нежный я,
А рядом лежит она — пока ещё мне жена —
И спец по бросанью гирь в родные мои мозги.

Не знает жена моя, что зело ранимый я,
И что по её вине становиться плохо мне.
Как плохо бывает мне (понятно — по чьей вине),
Меняется жизнь моя от слов нелюбви ея.

Взгляну поутру в окно… Что вижу там? — Жизнь-говно…
И как-то немил мне мир, уныл и тосклив, и сир…
А ежели мир немил мужчине в расцвете сил,
То в жизнь вдохновенья нет и сил воплощать расцвет.

А коль вдохновенья нет, становится тусклым свет,
И сил увядает плющ, хотя — некурящ, непьющ…
Становится жизнь сложна, не хочется ни рожна,
И меньше потом влечёт к супруге (пока ещё).

И мыслей-ответов нет, что надобно делать мне —
Остаться в обид плену? Другую искать жену?..
Иль снять со стены ружьё?.. Иль бросить в костёр её?..
Заставить в кругу семьи стихи все прочесть мои?..

Как прочен, силён, упруг обид бесконечных круг.
И чувств не разжечь угли из Мёбиуса петли…
Но, выход ища вокруг (поэт — парадоксов друг),
В конце нахожу слова: «Родная, а ты — права…»
 

В ошалелом был восторге

(Леонид Олюнин)
 2  Несмешное  2009-01-25  0  579
В ошалелом был восторге,
Как весенний воробей,
Думал: окажись я в морге —
Горе будет для людей.
Юность очень гениальна
(Там и Пиндар и Платон),
И обидчива повально,
Если усомнятся в том.
Очень многое не светит,
Как ни трепыхайся, брат…
Да никто и не заметит,
Хоть помри пять раз подряд.

* * *
Шептать по дальним закоулкам
Давно уже пора устать.
Душа мне вновь внушает гулко:
«Ты вспомни-ка финал Христа.
Он мог бы жить еще лет тридцать
В кругу своих учеников,
Когда б ни вздумал объясниться:
Кто — Бог, и кто Он сам таков.
Не меч Мессия нес — смирение,
А это пострашней меча
Казалось тем, кто правил чернью
Кнутом и силой калача.
Въезд в стольный город Палестины
Сочтен за вызов силам зла...»
Так вот скажи: тебе простимо ль
Вот так шептать из-за угла?

* * *
Жизнь неизменно летит…
И великаны убоги.
Все мы, всегда в пути,
Все мы, всегда в дороге.
Мы покидаем мрак.
Мало мы здесь стоим.
Вовсе не нами так,
В жизни этой устроено.

* * *
В этой жизни гладких нет дорог, —
Разбивать и ты как мог помог.
Так в любой беде, уверен я,
Доля есть немалая твоя.

* * *
Уживчивость бывает ли во вред?
Хоть зелен ты, хоть откровенно сед.
Будь пекарем ты или дровосеком,
Приятно посидеть с приятным человеком.

* * *
Не будь рабом безумной страсти,
Чтоб в пропасть не упасть напасти.
Проходит страсть, и остается
Едва заметное болотце.

* * *
Ваза из тонкого хрусталя —
Такая красивая и дорогая.
Ваза из тонкого хрусталя,
Кто б от тебя отказался? — не знаю.
Ты поражаешь граней игрой,
Громкие восхищения срывая...
Лучше тебя обойти стороной,
Ваза красивая и дорогая.
Легкий толчок — заиграют осколки
Полуднесолнечным жаром горя.
Надо ль жалеть, что так бьется скоро?..
Ваза из тонкого хрусталя.

* * *
Реченька чистая.
Реченька чистая —
Тропка зеркальная,
Рябь серебристая.
Много на свете
Мелких людишек
Зависти в сердце
Носят излишек.
Хочется им и тебя
Видеть грязною,
Хламом забитую
И безобразную.
Реченька чистая.
Реченька чистая,
Верю — ты выдержишь,
Верю — ты выстоишь.
Будешь ты светлая,
Будешь блестящая,
Серой не станешь
Илом пропахшей.

* * *
Баламутная речушка —
По лужку вразвалочку.
В небе — солнышко-полушка,
Облак полушалочки.
Расшалились лягушата,
Дно плотвою мутится.
А в осоке не помятой —
Серенькая утица.

* * *
Лучики сжаты —
Теперь на стерне,
Скирды что хаты —
Похожи вполне.
Ветер шныряет —
Маленький гном...
Так же бывает
В сердце моем.

* * *
Опять разливается солнце,
Тени насупились хмуро,
На пустыре непросохшем
Обрывки бумаги как дуры.
С неба комолая туча
Зернышек нам не подбросит.
А ну — улетай, дремучая,
Не загораживай просинь.

* * *
Ветерок серебряный —
Любимчик февраля,
Кочует непоседливый
По рощам и полям.
Летит-летит — уляжется,
Немного отдохнет
Не спит, так только кажется —
Опять крылом взмахнет.
Прохожим позабавится —
Снежком швырнет во след.
Кому-то он не нравится —
Ему и горя нет.
И любопытства густо ведь —
Все дай ему узнать,
Дай синь лесов почувствовать
И в избу забежать...
С благоразумием спорница —
О, юность! — силы воз.
Тебе вот так же хочется
Везде свой сунуть нос.
 

Вши и развилка судеб

(Долгоносик Очумелый)
 0  Несмешное  2009-02-05  3  606
Артем Задорнов непрерывно чесал голову вдоль и поперек, против направления роста волос и следуя ему. Простоватое лицо, по-детски любопытные глаза, что глядели на окружающий мир с неприкрытым интересом. Но сейчас задоринка в его взгляде исчезла: все внимание сосредоточилось на коже головы, которая непрерывно зудела и ее хотелось чесать, чесать и еще раз чесать, впиваясь ногтями в череп. А череп этот, пусть несколько неправильной и не очень привлекательной формы, почти постоянно кусали. Те самые микроскопические "гаденыши", именем которых иногда называют малозначительных и паразитирующих людей. Вши.
   
   Артем Задорнов с неделю назад вернулся из пионерского лагеря, куда родители отправили его оздоровиться, так сказать. Он и "оздоровился" - привез домой кучу вшей на голове. Родители мальчика являлись типичными представителями советской интеллигенции. Отец - профессор университета, мать - музыкальный педагог. Они с детства приучали сына к чистоплотности во всем. Душ с утра и вечером, свежая рубаха, стираные носки и т.д. Они внушали ему, что он должен быть похож всегда на первый белый-белый снег в отдаленном лесу. Пушистый, как маленький зайчонок. И если отпрыск позволял себе в спешке выйти на улицу и показаться перед людьми в неопрятной одежде или неочищенными зубами, лохматыми волосами, родители стыдили его. Пусть не сильно, но употребляли при этом малознакомые интеллигентные слова из своего богатого словарного запаса. Все это обижало мальчика, задевало его самолюбие. Чтобы избежать этих выговоров, он старался во всем следовать указаниям предков. А те в свою очередь даже ввели систему материального поощрения за точное выполнение маминых и папиных наказов.
   
   А тут такое дело - вши! Артем нарушил в лагере запрет родителей меняться с другими детьми предметами одежды. И от этого испытывал чувство вины. Да, их не было рядом. Но обидное высказывание одного мальчика о том, что Задорнов, дескать, "жадина и дружить с ним не надо", сломило сопротивление родительских указаний. Дело в том, что Артем носил очень необычную кепку - бейсболу, которую привез из поездки в капстрану его дядя. На ней были изображены перекрещенные кости и череп человека с надписью на английском языке "Я - пират!". И такую вещь, такой символ пиратства, очень многие мальчишки и даже девчонки хотели примерить, а если повезет, то и поносить. Когда владелец необычного головного прибора отказался давать примерить бейсболку, почти все перестали с ним здороваться и он, было, прослыл самым зажимистым пареньком. Моральная изоляция от сверстников тягостно легла на хрупкие плечи Артема, и вскоре он согласился поменяться с первым пацаном головными уборами на короткое время. Потом последовали другие мальчики, потом и девочки и т.д. Таким образом, хозяина пиратской кепки приняли в "свой круг" сверстники, но и наградили его ( и не только его) этими зловредными насекомыми, что издевались теперь над черепом пионера.
   
- А это заразно? Могут эти вши как-нибудь на меня перепрыгнуть? - Кирилл Нитулин беспокойством глядел на приятеля.
-Не надевай мою кепку - и ничего такого не будет! - пробурчал в ответ Артем Задорнов старшему товарищу. Его друг- двенадцатилетний Кирилл Нитулин, жил в том же доме и даже в том же подъезде, что и сын профессора и учительницы музыки Артем. Ребята знали друг друга с детства. Вместе играли карапузами во дворе, вместе ходили в один детский сад и школу.
-Я слышал, что вши могут скакать, как кузнечики на поляне! - озабоченно морщился старший мальчик. - Вот какая-нибудь из них сейчас решит попрыгать, скакнет с твоей башки на мою и хвать меня за череп! А я с тобой тут сижу. Рискую! И тогда я, так же как и ты, буду своими черным когтями себе в череп впиваться, чтобы этих насекомых вычесать!
-Боишься?
-Не! Я же твой друг! Мы все всегда вместе! Я тебя всегда защищаю. Ты малец нежный, за тобой пацанский присмотр нужен! Вот даже ты со вшами, а я с тобой! Вот такие мы друзья!
-Эх, Кирюха! Скачут блохи, но не вши! Говорят ведь так: "Что ты скачешь, как блохи по перевалам"! И не называй меня "нежным"! Надоело!
-Ага! А еще говорят: "Что ты скачешь, как вошь на сковородке!".- Ты, кстати, не знаешь, чем блоха от вши отличается? - лицо Нитулина отражало мучительную работу мысли.
   Артем вновь принялся усиленно чесать ногтями кожу головы, приговаривая: "Отвалите, кровососы! Господи! Когда же это кончится!". Только спустя пару минут разносчик паразитов смог ответить:
-Ты бы лучше, Кирюха, придумал, как этих гадов с моей головы выселить! Я глядел в библиотеке у родителей. Ничего про вшей не нашел. Может, у тебя есть?
   
   Кирилл прищурил глаза. Вспоминал. Широкое лицо, хитрый взгляд, массивные скулы, по которым бегали желваки, выдавали в нем отпетого хулигана. Таким он и был в душе.
В школе. Но тогда его хулиганство только набирало обороты. С взрослыми пока он был вежлив, учтив. Поэтому родители Задорнова не препятствовали на этот момент дружбе сына с Кириллом. Но уже сейчас Нитулин начинал бедокурить не на шутку: подкладывал здоровые строительные кнопки под попы одноклассникам, любил бить лампы в подъездах, кидаться в прохожих всякими вещами с высоких балконов многоэтажек. Особенно пацан обожал что-нибудь поджечь и наблюдать, как языки пламени сначала облизывают, а потом начинают пожирать различные предметы и объекты. Будучи в пионерском лагере, он запалил старый сарай для хранения лопат, граблей и прочего садового инвентаря и с удовольствием следил как тает под пламенем постройка. Тогда все свалили на местных деревенских пацанов, которые, как принято, частенько враждовали с жителями лагеря. Потом Кирилл ночью сделал "велосипед" одному своему заклятому врагу по отряду. Когда все в палате утихомирились, когда тишина легла мягким ковром на койки ребят, Нитулин прокрался к противнику, вставил заранее нарезанные скрученные полоски из газеты между пальцами ног жертвы и, пока тот находился в царстве Морфея, поджег их. Несчастный вскоре стал дико орать, крутить ногами в воздухе, как будто бешено крутил педали велосипеда. Огненные круги от быстрого вращения потрясли красотой всех проснувшихся ребят, в то время как бумага горела между пальцами паренька. Все очень смеялись, а больше всех сам Нитулин. За эту выходку Кирилла немедленно отчислили из лагеря, но он не переживал. Необходимость соблюдения распорядка дня, питания по часам, линейки, смотры конкурсной самодеятельности и непременная зарядка с утра его сильно напрягали. Душа хулигана требовала свободы действий и самовыражения.
-У меня есть толстая - претолстая книжка обо всех детских болезнях. Правда, старая - старая. Но, зато, подробная. Там наверняка есть что-то по скачущим блохам и вшам. В ней такие, простые рецепты! - Кирилл почесал нос.
-Скачут блохи! Блохи! Притащи книжку сюда, пожалуйста, Кирюха! Узнаем, как от них незаметно избавиться.
-А чего ты писаешься родителям-то признаться? Соври чего-нибудь. На лагерь свали. Они тебя подлечат! Налысо постригись! Станешь крутым пацаном!
-Без разрешения мамы и папы - не могу! - отрезал младший. И не вру я родителям!
   Артем, сказав это, тут же принялся усиленно массировать ногтями кожу головы снова. Гость глядел на этот процесс и улыбался с ехидцей, но незаметно. Артем увидел, что приятель и не торопиться действовать и обиженно поканючил:
-Ну! Где обещанная книжка-то?
-У меня дома, - невозмутимо ответил хулиган.
- Так тащи ее скорее! Пожалуйста!
-Вот все же ты маменькин сынок, Темка! Ой! Таким трудно по нашей жизни! Боюсь, раздавят тебя когда-нибудь без моего присмотра! Нужно быть крутым пацаном! Тогда заживешь! Ладно, учись у меня! - Нитулин нехотя покинул квартиру младшего по возрасту товарища.
   
   Оба приятеля стояли перед прилавком хозяйственного магазина с серьезными лицами. Задорнов вновь почесывал голову, а Кирилл покупал керосин в пластмассовой бутылке.
-А зачем вам керосин? - строго посмотрела на малолетних покупателей продавщица с густыми рыжими волосами.
-А? А! Мы ремонт в квартире делаем. Отец сказал, что керосин нужен для того, чтобы куда-то его добавлять. В эту, как ее...Смесь! Он сейчас подоконники красит. Измазан, как маляр. Нас послал за керосином. Вот так, - без тени смущения соврал старший паренек.
-Ну, ладно! Какие нынче дети хозяйственные! Помощники настоящие! Успехов вам в ремонте! - с одобрительной улыбкой сотрудница отдела хозтоваров отдала покупку маленьким клиентам.
-Слышишь, Артем! - с ехидцей улыбнулся Нитулин. - Нам тетенька пожелала успехов в ремонте твоей головы!
-Какой такой головы? - удивилась рыжая.
   Но ребята уже спешно покидали магазин с купленным нефтепродуктом, причем Задорнов умудрялся почти бежать и при этом обеими руками массировать череп.
Весь это разговор слушал мужчина средних лет, что стоял в очереди позади ребят.
-Вот как спешат отцовское распоряжение выполнить! - похвалил он двух сорванцов.
-Эх! Жаль, что у меня только две дочки! - согласилась продавщица. - Вам что, мужчина?
   
   Артем Задорнов под хохот приятеля опасливо взглянул в зеркало. Как охарактеризовал его вид продвинутый дружбан Кирилл, Задорнов стал похож на токсикомана, недотянувшего пакет с клеем "Момент" до носа. Действительно, полиэтиленовый кулек аккуратной шапочкой лежал на макушке завшивевшего паренька, достигая только бровей. "Хорошо, что родители на работе!" - думал младший, ибо стойкий запах керосина пронизывал уже воздух во всей квартире. Да и время близилось только к двум часам дня, так что скорого прихода предков ожидать не приходилось. Капельки огнеопасной жидкости стекали по лбу и попадали на брови несчастного.
-Тебе как? Кайфово? - с интересом вопросил приятеля Кирилл.
-С чего это мне должно быть кайфово? - поморщился Артем. - Щипит - это да! Противно - да! Воняет так, что нос заложило - это да! А вот кайфа нет никакого!
-Ты что, не знаешь разве, что если натянуть на голову пакет, а внутри капнуть, скажем, клея "Момент" или бензина, то можно запросто кайф словить? Эх ты - темнота! Одно слово - вшивый мальчик! - с чувством превосходства Нитулин поглядел поверх головы приятеля.
   Артем хотел было огрызнуться и тоже обозвать собеседника "вшивым", но не стал, так как на данный момент именно он являлся носителем заразы.
-Да знаю! - только и ответил он. - Только глупости все это.
-Слушай! А у тебя клей "Момент" есть? - вдруг оживился Кирилл.
-Ну, есть. В тумбочке для отцовского инструмента, в коридоре.
-А давай ты будешь с керосином в пакете на голове сидеть, а я в таком же, но с клеем! Из солидарности с тобой, как говорят. Красивое слово давеча услыхал - солидарность. Это про нас с тобой. Да и попробовать хочется.
-Ту что?! Что родители скажут?! - Задорнов аккуратно попробовал почесать кожу головы сквозь полиэтиленовый пакет на волосах.
-Да ничего они не узнают! Или ты опять трусишь, что мама с папой прознают и заругают? Ну, ты и бояка!
-Да не боюсь я! - задетый за "живое" Артем стукнул кулачком по подлокотнику кресла.
   -Ты хочешь - ты и делай! А я не хочу! От этого, знаешь, дурачком на всю жизнь заделаться можно! На всю голову! А она у меня и так вшивая! А вшивый дурак - это уже совсем перебор!
   Нитулин повторил словосочетание "вшивый дурак" и после коротких раздумий согласился с другом.
-Да! Согласен! Вшивый дурак - это уж слишком! А я - попробую! Я же старше тебя, и к тому же н6е вшивый! - обрадовался своему почти взрослому умозаключению хулиган.
Задорнов лишь пожал плечами.
   
   Оба пацана сидели с пакетами на головах, только один из них, старший по возрасту Нитулин, натянул полиэтилен по самые плечи. У Артема пакет играл роль шапочки, края которой доходят до бровей. Если Задорнов пытался таким образом избавиться от позорного, по его скромному мнению, заболевания, как детский педикулез, то другой сделал себе почти безвоздушное пространство с добавлением клея "Момент". Из книги, что принес сосед, заболевший узнал, что вши выводятся народным средством, и, достаточно радикальным: путем втирания в кожу головы керосина. Кирилл же желал новых впечатлений, мечтал поскорее почувствовать себя взрослым, лихим пацаном. Впоследствии сие стремление сыграло с ним злую шутку. Но пока он вдыхал пары клея и периодически выглядывал наружу, чтобы глотнуть свежего воздуха. Тело ребенка реагировало на проводимую интоксикацию странно и по-новому: ощущение невесомости росло, калейдоскоп причудливых картинок с неким матовым налетом мелькал перед сознанием. Слегка подташнивало. Паренек вспомнил своего безобидного кота по кличке Кузя, который перед замутненными глазами начинающего токсикомана стал превращаться в крупного зверя. Во льва, агрессивно клацающими отточенными и мощными клыками. Нитулин испугался этого перевоплощения и выдохнул в пакет:
   
-Кузя! Я же тебя люблю! Прости, что пытался поджечь тебе хвост! Ты что, меня не узнаешь?! Не трогай меня, пожалуйста! Я тебе дома колбасы вареной отрежу, какой хошь кусок!
   Лев пытливо поглядел в глаза человеку и каким-то чудесным образом вновь трансформировался в безобидного кота Кузю, который привычно свернулся кольцом и заснул.
   
   После льва Нитулин вдруг узрел родного младшего брата Алешку, которого частенько поколачивал и отнимал игрушки, в купе с небольшой денежкой, коей снабжали мальца родители. Причем и сам Кирилл не оставался без карманных средств, но те суммы, что выделяли предки, казались ему уже совсем недостаточными. И вот теперь братишка- малец, так же как и Кузя, перед мысленным взором хулигана стал резко наливаться силой и превратился в зеленого, невероятно мощного Халка из одноименного фильма. Причем вместо трусов на нем были надеты огромные подгузники. Алешка - Халк горой надвинулся на старшего братца и тот вновь вымолил о пощаде, выдыхая в пакет:
   
-Не бей меня, Халк! Я же твой старший братик! Бра-а-а-ти-шка! Я больше не буду таскать тебя за уши! И верну тебе твои три рубля семьдесят копеек! Прости меня! Я же твой бра-а-а-тик!
-Обидишь меня или Кузю еще раз - прихлопну! И не гляди, что мне пять годиков всего, а у Кузи клык сломан! Раздавим тебя с ним на пару, как вошь на голове у твово дружбана Артемки! Понял?!
-Да понял я! Понял! - жалобно запищал Нитулин видению.
   Дальше из-под стоп великана Алешки - Халка стали выбивать языки пламени, облизывая гигантские ноги, отчего тот стал кричать и топтаться на месте. " А вот так-то лучше!" - с ехидцей подумал Кирилл, глядя на мучения галлюцинации. "Все бояться огня! Все! Все без исключения!". Далее перед воспаленным взором паренька возникли перистые облака, меж которых, странно чирикая, полетели пятикрылые птицы дивной красоты.
   
-Эй! Эй! Ты совсем, что ль, там закайфовался! - Кирилл очнулся и увидел Артемку, который сорвал пакет с головы приятеля и теперь пытался привести того в чувство. Малолетний токсикоман тряхнул волосами и убежденно заявил невпопад:
-Все бояться огня! Все!
-Какого огня, Кирюха? Ты о чем?
-О пламени.
-Нда-с! Слушай, а у меня кажись, вши-то не перевелись на башке-то! Чешется голова чертовски! Кусают еще сильнее, по- моему! Видимо, мстят за то, что я их керосином вместо кровушки своей угостил! - взъерошенный Задорнов массировал кожу головы на сей раз костяшками пальцев. - Керосин не помог! Зато воняет теперь на весь дом!
-Не помог? Не помог! - ошарашено повторил старший по возрасту пацан. - Точно не помог?
- Говорю тебе - точно! Я теперь не просто вшивый, но и вонючий к тому же! Весь пропитался керосином! Спичку поднеси и факел получиться! - неосторожно выпалил младший. - Что мне делать-то, Кирюха? Родители не поймут всю эту вшивую историю. Заругают!
-А? А? А-а-а! Я тебе помогу! Я помогу! - запричитал Нитулин. - Я!
-Как?
-Садись в кресло, малец! Садись! Я их выведу! Я их прогоню! Прогоню вшей! И керосин еще давай! И пакет! Я их прогоню!
-Да не помогает же это все!
-Один раз - мало! За один раз их не проймешь! Садись друг! Садись!
Артемка плюхнулся в кресло, поставил на столик остатки керосина в бутылке и положил рядом новый пакет.
- Втирай! - попросил он старшего. - Попробуем еще! Сильно втирай!
   Нитулин зашел позади кресла, принял из рук потенциальной жертвы нефтепродукт, взбрызнул им на волосы Артему и стал втирать. Плотно зажмурив глаза, подопытный терпел. Кирилл отложил керосин в сторону и со словами "Все бояться огня! Все! И вши тоже!" достал из карманчика зажигалку и прокрутил колесико. Кремень выдал искру, клинок пламени прорезал воздух и одурманенный парами клея в смеси с керосином малолетний токсикоман поднес огонь к волосам несчастного Артема Задорнова. Взъерошенные локоны, пропитанные горючей жидкость, вспыхнули моментально. В зрачках Нитулина отразился получившийся настоящий факел из головы инфицированного вшами приятеля, у которого вспыхнули разом и прическа, и ресницы, и даже брови.
Дикий крик сотряс многоэтажный дом.
-Все бояться огня! Все! Даже вши! - как заведенный повторял поджигатель, пока бедолага Артем мчался в ванну с горящей головой.
   
   Прошло семнадцать лет. Артем Задорнов в составе пожарного экипажа мчался по вызову в знакомый до боли дом. Свой дом. Свой подъезд. Он отлично знал и отлично помнил номер этой квартиры. И сейчас эта квартира горит. Кирилл Нитулин, скорее всего, внутри. Наверняка опять заснул пьяный с сигаретой. Кирилл не так давно вернулся из мест заключения, где отбыл наказание в семь лет за грабеж. До этого был еще короткий срок по "малолетке" за угон автомобиля. После той истории со вшами и керосином Кирилла Нитулина поставили на учет в детскую комнату милиции. Дружба ребят разорвалась навсегда. А Артем Задорнов после того, как его голова стараниями токсикомана превратилась в факел, решил точно, кем станет, когда вырастит. Он испытал ужас человека перед огнем прямо на собственной коже, и избавлять людей от этого ужаса и стало его призванием.
   Утренний рассвет светлым ковром ложился на город. На небольших лужицах первые лучики солнца играли свой сверкающий танец. Весна. После зимней спячки природа начинает дышать свежестью и жизнью. А в доме Артема и его семьи в этот момент погибает, а возможно, что уже погиб друг его детства - непутевый пацан, а нынче горемычный мужик, - Нитулин Кирилл.
   
   Ранее утро. Это хорошо для машин экстренных служб, ибо дороги пока еще относительно свободны. Экипаж Задорнова считался лучшим пожарным подразделением не только города и области, но и на губернском уровне. Артем и его команда частенько представляли Россию и на всероссийских слетах и показательных выступлениях огнеборцев, и за рубежом, как дальнем, так и ближнем. Его экипаж спас немало жизней. Дома Артема ждали после каждой опасной смены любящая жена и дочка. Ждали с радостью, как героя и просто надежного человека. Инициативная группа жителей города выдвинула его кандидатуру на пост депутата Городской Думы. Но на данный момент Задорнов нес обычную вахту и спешил со своими людьми на помощь тем, кто столкнулся лицом к лицу с пожаром. К Кириллу Нитулину он тоже успел: экипаж прибыл на место спустя семь минут после получения сигнала о пожаре. Еще через восемь минут Артем и его коллеги взрезали поношенную железную дверь автогеном. Задорнов, как командир подразделения, первым ворвался в квартиру бывшего друга. Дымовая завеса, языки пламени ползли по стенам, портьерам, утлой мебели. Но Артем успел и вынес на лестничную клетку на руках друга детства, что находился уже в бессознательном состоянии. Двое других пожарных спасли маму Кирилла. Скорая уже ждала у подъезда. Жена и дочка Артема Задорнова с опаской, но и восхищением, следили из окон за слаженной и эффективной работой пожарного подразделения.
   
   Артем шел по больничному коридору. В обоих руках, как ведра на коромысле, тащил увесистые пакеты с минеральной водой, соками, фруктами. Супруга даже испекла для непутевого погорельца пирожки с разными начинками. В специальной пластмассовой форме для переноски горячих блюд еще дымилось домашнее жаркое с зеленым горошком. В баночке - домашний салат. Задорнов нес другу детства ароматы домашнего очага и уюта. Посетитель шагнул в палату, сразу узнал человека, к которому шел. Нитулин лежал частично перебинтованный и глядел безучастно в потолок. В емкости капельницы у кровати равномерно булькали пузырьки.
-Здравствуй, Кирилл! - просто поприветствовал погорельца его спаситель. - Я к тебе.
По-хозяйски гость стал выкладывать на тумбочку гостинцы и пакеты с соком и водой. Больной глядел на гостинцы, молчал, но вскоре поморщился:
-Лучше бы водки притаранил!
-Мало тебе? - с укоризной качнул головой друг детства. - Чуть не погиб в огне!
-Но ты ж меня спас, Артемка! А может, зря спас? - хмыкнул Нитулин.
-Это моя работа, если не вдаваться в подробности.
   Помолчали.
-Что врачи говорят? - нарушил молчание пожарный.
-До свадьбы заживет!
-Мать как?
-Скоро выписывают.
   Помолчали. Разговор не особенно клеился.
-Ладно, Кирилл! Пойду я. Выздоравливай! - гость встал со стульчика для посетителей.
-А знаешь, Артемка, я тебе завидую! - вдруг искренне выпалил бывший зек.
Задорнов остановился.
-С чего так?
--Я после всего тут лежал, думал, в потолок смотрел. И о тебе, и о себе, и о жизни. Ты вон какой стал! Людей спасаешь. Меня спас. Все тебя уважают. В гору по жизни прешь удачно. Семья тебя любит. Даже в политику настропалялся! А ведь в детстве я тебя за додика считал, который без маминого с папой разрешения и на улицу не сунется. А себя - лихим пацаном. А я теперь...Все кувырком. Но, знаешь, то твоя дорожка. А то -моя.
   Кандидат в депутаты не нашелся что ответить.
-Ты, Артемка, знаешь чего? - продолжил погорелец. - Все ж прости меня, что тогда тебе голову поджег. Клеем надышался. Заклинило. Помочь тебе хотел. Вот что еще хотел тебе сказать. Теперь прощай.
-Простил я тебя давно, - после короткого раздумья просто ответил пожарный. - И более скажу: по иронии судьбы ты мне действительно помог, Кирюха! Ведь именно после того случая я выбрал себе призвание и профессию. Я на своей шкуре испытал ужас, который испытывает человек объятый огнем. И решил, что избавить от этого ужаса людей и станет моей работой. За ту выходку твою, когда меня поджег, ненависть была к тебе. Чуть ли не убить хотел. Но годы прошли. Многое понял. Так что - выздоравливай!
   Больной прикрыл глаза, и, казалось, устал от беседы. Посетитель стал уходить.
-Спасибо что спас меня и маму! - с закрытыми глазами выдохнул Нитулин. - Я бы тебя не спас. Извиняй!
-Знаю! - спокойно вымолвил Задорнов, держась за ручку двери палаты. - Я еще приду, навещу тебя.
-Не стоит! - раздалось в ответ.
   
   Через восемь месяцев после того, как Артем Задорнов закрыл дверь в палату погорельца, Кирилл Нитулин насмерть отравился суррогатной водкой. А еще через три месяца гордость города - командир пожарного расчета Артем Задорнов стал депутатом Городской Думы.
 

Бывало хуже

(Леонид Олюнин)
 4  Несмешное  2009-01-23  1  603
Вы, наверно, забыли о Гоголе,
О страданьях его, мать яти,
Жизни пакости Колю трогали,
Он терпел, и при этом шутил.
Донимали паршивцы недруги,
Норовили башкой в провал,
И недУги мучили нЕдуги,
Он работал, на грусть плевал…
Мы же дети стального века,
Мы изнежены, и тупы,
Созерцая нас плачут реки,
И затылок свой чешут клопы.
Слёзы льём: «Жить ужасно трудно!!      
Вздорожало опять молоко,
Скоро спичку не купишь за рубль...»
А когда было жить легко?
Эта стонет: «Мне жить не с кем!»
Вопль отсюда, оттуда стон…

Прочитайте у Достоевского
Знаменитейший «Мертвый дом».

* * *
Любовь земная может изменить,
Цветы прекрасные повянут,
Друзья твои — врагами станут,
Успех порвется словно нить.
Все ненадежно под луной:
Сегодня смех, а завтра — горе,
Становятся пустыней горы,
Вода становится стеной.
И только Божеский закон —
Неотступим и неизменен
Для всех миров и поколений,
Для всех эпох, для всех времен.

* * *
За мечтой гоняться
Надо отвыкать, —
Все-таки не двадцать —
Скоро сорок пять.
Как так — без оглядки? -
Чтоб сломалась ось?
Думаешь не пяткой —
Головой, небось?
Тихая телега —
Для кого-то — нудь:
Можно всю жизнь бегать
В результате: нуль.
Вновь тебя куда-то
Гонит непокой...
До луны щербатой
Не достать рукой.

ЗАРИСОВКА

Тишиной вечер гладит заливы,
Косы отмелей как ножи,
На ладонях притихшей ивы
Голубая звезда лежит.
Запад солнце смахнул жестоко,
Словно зло затевающий маг,
И с таинственных плеч востока
Черным вороном снялся мрак.

* * *
Носил цветы своей девчонке,
Тропинка только к ней вела.
Заговорили о ребенке...
Пришла любовь, а дружба умерла.
Друг другу страсть свою дарили,
И нежность, и избыток слов.
Вот о деньгах заговорили,
И стала умирать любовь.
Заметно чувства притупились,
Лет прожитых все больше рать.
Вот заворчали, забубнили...
Видать пора концы отдать.

* * *
Упала, упала звезда, —
Упала с небес в болото;
Затхлая эта вода
Жабой ее слопала.
Не вычерпать жидкую грязь,
Не возродить пламя.
Кому и куда упасть —
Решается это не нами.

* * *
Залило поле ромашками лето,
Жалко топтать этот белый плес,
Вот уж и косы запели где-то
Про травостой, про обильный покос.
Счет, ну конечно, немалый оплачен:
В сене пожухлым ромашкам дремать.
Все это верно, а как иначе?
Что-то коровам надо жевать.

* * *
Цели. Цели. Цели.
Целое море целей.
Целое море целей.
Нет живущих бесцельно.
Может капля
Быть целью,
И океан — целью,
Может земля быть целью,
Может быть небо целью.
Цели. Цели. Цели —
Разума нашего цепи,
Сердца нашего цепи.
Нет живущих бесцельно.
Целое море целей.
Целое море целей.
По целям и людям цены.

* * *
Злые глаза ястреба —
Что-то узрел вдалеке...
Два ручейка катятся,
Но не к одной реке...
Брошенный в лужу грязную
Камень — ложится на дно...
С виду — два облака разные —
Небо у них одно...
Другой ветер к иве ластится,
Другая приходит тишь...
Лети в свою даль, ласточка,
Вернись, если вдруг загрустишь.

* * *
Серые тучи лохматые
Все голубое залапали,
Дождь просеивают через сито,
И дорога грязью покрыта.
Плачут ветки березы и стекла,
Газонов трава промокла.
Значит, есть от чего плакать.
Ветер, холод, дикая слякоть.
По углам все своим да по норам,
Только тени торчат под забором.
Еле тянутся стрелок обозы...
Тучи серые. Ветки березы.

* * *
Небесный свод туч стадо омрачит,
Как зверь гроза, грозя всем, прорычит.
Исчезнут грозы, тучи растворятся.
А звезды как лучились, так же и лучатся.

* * *
На голубом поле
Видел глаза эти,
Может, тогда и понял:
Нет их лучше на свете.
Верил: не встречу лучше,
И неразлучными станем.
Только погас лучик,
Только захлопнулись ставни.
Не оборвался берег,
И не упала береза.
Значит, напрасно верил,
Значит, пустая греза.

* * *
Я веки пытаюсь сомкнуть,
Хочу одного — уснуть.
Дурак! — по уши втрескался.
Сжал пальцы —
по комнате треск пошел.
Словно лежу на дынях,
До сотни берусь считать,
Но вместо отсчета имя
Ее склоняю опять.
Знаю что все напрасно,
Что точек слияния нет,
Такие мы с ней разные,
Не из соседних планет:
Кружки ей, а мне ромбики,
Ей замкнутость, мне — полоса,
И все-таки-все-таки-все-таки
Надеюсь на чудеса.
Снова гоняюсь за сказками,
Снова наивен, смешон,
И голос надежды ласковый:
«Все будет хорошо».

* * *
Шел по некошеному лугу,
Тоскливо в серости осенней.
По пояс шел сырой и думал:
«Как много пропадет сена».
Перед глазами: лето, речка,
И ты с другим в воде плескалась:
О! Сколько пропадало сердца!
О! Сколько солнца пропадало!
Уходит все, как дождь в овражек,
Тепло любой растопит иней...
Жизнь все же не одни пропажи,
Иначе стала бы пустыней.

* * *
Разлука, как ночь со мной.
Письма твои — звезды.
Если их нет — темно,
Темно — заблудиться можно.
Письма издалека,
Словно с другой планеты.
Может забыться река,
Могут забыться рассветы,
Могут забыться глаза,
Могут забыться руки...
Но заблудился не я,
Ты заблудилась в разлуке.
 

Есть

(Son)
 3  Несмешное  2009-01-24  0  545
Есть мнение. Есть рвение.
А есть судьбы полет.
Еще благословение.
Ну...,тут как повезет.
Есть бред кобылы сивой.
Есть крыша - как дуршлаг.
Есть ты. Есть я, мой милый.
Как жаль, что на листах...
 

Закончилась инаугурация

(вацлав нерождественский)
 3  Несмешное  2009-01-21  0  550
Прогнали дружно Буша хама,
И Белый дом уже не белый.
Посмотрим ка мы на Обама,
Насколько этот негр смелый?

Закончилась инаугурация,
И как себя покажет он?
Когда начнётся пигментация?
Он тоже ведь хамелеон!
 

Этажи, гаражи и подвалы

(Son)
 3  Несмешное  2009-01-26  3  563
Этажи, гаражи и подвалы...
Переписано все. Переделано.
Где-то детство мое заплутало
В этом старом ободранном дереве.
Где-то ходит босая девченка -
Без натуги смеется, без злости.
Не пинают. Не мнут. Не калечат
И не лижут ей сладкие кости.
 

* * *

(Леонид Олюнин)
 0  Несмешное  2009-01-25  0  509
* * *
Любить - то же, что жрать.
Верность — желание покоя.
Привыкли от правды бежать,
Лукавить, и всё такое.
Сеют роскошную песнь -
Для нашего утешения.
Грязное все - здесь -
Требует украшения.

* * *
Несовершенны мы? Виной тому ли Бог?
А ты Ему советом бы помог?
Ему ли пред тобой держать отчет, —
Земное все Им принято в расчет.

* * *
Ужасно много человек боится,
От страха сочиняет небылицы.
Хотел, чтобы и там — поменьше боли —
Куда придет однажды поневоле.

* * *
Кто я? И что я значу?
Как мне себя оценить? —
Крохотный солнечный зайчик,
Осени тонкая нить.
Может никто не заметит.
Может быть — ну и пусть:
Будет на этом свете
Капелькой меньше грусть,
Капелькой меньше радость,
А в остальном я везуч.
Много ли мне надо? -
Лишних бы не было туч.

* * *
Утро ясное! Утро росное!
Торжествует солнечный свет.
В травах капельки тают звездами,
Но не тает ромашковый снег.
А молчать не умеют годы,
Тот ушел — и другой взамен...
По опушке надежды ходишь
И не ждешь больших перемен.

ЗАРИСОВКА

Ночь уходит неохотно,
Угли не раздул восток,
Тучи обложили плотно
Неба голубой лесок.
Засыпают, засыпают
Позабытые костры,
Дымка берег покрывает,
Тишь речную не пугает,
И густой ивняк роняет
В воду мрака лепестки.

* * *
Покажите мне такую птицу,
Что, вырвавшись на волю загрустит сильней,
И захочет в клетку возвратиться,
Потому что кормят там плотней.
Пусть ты станешь жертвой чёрной птицы,
Пусть тебя проткнет железный клюв,
Это страшно в клетку возвратиться
Полной грудью воли зачерпнув.
Ну, протянешь лишних две недели
И нахохлясь свалишься в помет...
Нет, уж пусть (так хочется) из тела
Душу вынет, все-таки, полет.

* * *
Вновь из сердца песня
Просится на волю.
Что мне, что мне делать
В этот миг с собою?
Серые заботы
Донельзя противны,
Донельзя бесцветны,
Крайне примитивны.
О шипы колюсь я,
Обрываю ветки,
Выпускаю песню
Из железной клетки.

* * *
Елочки-монашки,
А березки — нежность,
Облака — рубашки,
Синь и белоснежность.
Лиловеют дали,
Близь — цветное блюдо.
Серость обещали,
Но лучи повсюду.

* * *
Спешат отцвести анемоны,
Покуда трава не густа;
Промедлил ты, проворонил —
Вороной гляди из куста.
Водой по края затоны,
Не скоро теплу обмелеть.
Спешат отцвести анемоны,
Спешат анемоны сгореть.

* * *
У окон твоих тополь,
Вечер дождем начат,
Смотрит в твои окна,
Смотрит, и кажется, плачет.
И вот размыты печали,
Жизнь хоть кого укачает.
Я тебя не встречаю,
Сердце порой встречает.

* * *
Живые цветы
В ваших руках.
Живые, живые,
Словно мечта.
Помню и я
Их аромат...
Белый цветок —
Царство услад.
Красный цветок —
Пламя любви.
Он у меня
Далеко позади.
Милые, нежные,
Дай-то вам Бог,
Чтоб не дарили
Вам черный цветок.

* * *
В природе повторяется:
И ливень, и мороз;
То солнце появляется,
То туч за возом воз,
То синева, то золото,
То зелень, то бело.
В волшебной сказке, Золушке,
Волшебно повезло.
Вернулись птицы сизые,
С листвой опять ветла,
И наша речка чистая —
Назад не потекла.
Ты вовсе не затворница,
И я другой любим,
Но песня долго помнится,
Что в юности любил.

ЧЕЛОВЕК

Его поднимут до небес,
Его опустят до эреба;
А человек и был, и есть
Поборник красоты и хлеба;
Всегда стремясь возвысить «я»,
Пред силой будет преклоняться.
Им приукрасится земля,
И им же будет оскверняться.

КРАСИВАЯ

Не браться и раскаяться —
Не прыгать на забор,
Пусть сердца прикасается
Минор, а не мажор.
Дороги закалужены,
Низину спрятал дым.
И ничего не нужно мне,
А нужно ли другим?
Ведь все растает дымкою
Простой и золотой.
Не той пошел тропинкою?
А если бы по той?
Тот выпорхнул, тот выехал;
Тот — лебедь, тот — сова...
Любил я речку тихую
И тихие слова.
Пионы — за оградою,
А тут один осот...
Пусть листья в воду падают,
Пусть их струя несет.
Глаза поблекли синие,
Все толще пыли слой...
И все же жизнь красивая,
Хоть строгая порой.

* * *
Сердца пруд я не стану чистить —
Коз паршивых пленять, да?
Все равно им, что грязный, что чистый,
Что бананы, что лебеда.
Для тебя чист хотел быть, и что же?
Иней сбросить спешат провода.
Пусть пасутся паршивые козы
У заросшего тиной пруда.

* * *
Опять я хватаюсь за старые темы:
Хочу зло любовью со света сжить,
А жизнь мне другие сует теоремы,
Которые проще намного решить.
Кто голову этим себе засоряет —
Под смех попадает, затем и в дурдом.
Тот счастлив, кто просто работу ломает,
Живет по-житейски, а значит, ладом.
Когда б перестать - у рассудка маячить,
Деньгу заарканивать тысяч за пять,
С женой на машине рулить на пердачу,
Где в шортах ходить да клубничку щипать.
Соседи не минут польстить непременно,
Мол, умница Палыч — умеет жить,
Над крышею круглая телеантенна,
В углу холодильник «Стинол» дребезжит.
А счастлив ли Палыч? А шут его знает —
Ковры лезут на стены, жрать, есть и пить
Подохнет когда — пес соседский пролает:
«Все правильно — хватит небо коптить».
 

ГИМН ШАХИДОВ

(Пиденко Александр)
 -6  Несмешное  2009-02-04  2  485
ГИМН ШАХИДОВ.      Пиденко А. Н.

Великие кары Аллаха,
Грядущему миру не снятся.
Пускай небоскрёбы теснятся.
Событие предрешено!
Летящие в высь саркофаги,
Почти уж у Бога в объятьях,
Предсказано, жертвами стать им,
Событие предрешено!
А мы исполнители ада,
Не знаем мы смерти понятья.
Но жизни готовы отдать ей,
Мы смертники, предрешено!

-Неужели они такие тупые, что не понимают, что их используют?
-Но во первых, их убеждают, что это престижно быть донором жизни
для божественной идеи, а во вторых, это круто быть киллером бога,
прикрыв сомнения гонораром для дальнейшего процветания родственников.
Представляешь? Нажал на кнопку и герой, главное страх запеленать наркотиками, или
алкоголем. И не будет тебе никакого земного ада, а на небе что будет, так это еще вилами по воде писано. Главное на земле отмаяться, а там будет видно. Да и психологи с ними работают, с пистолетами, чтобы не передумали.
-Наверное, это то же самое, что продать душу дьяволу?
-Да, вместе с телом.

      28 апреля 2004г.
 

Нелюбовь

(Александр Мерзляев)
 24  Несмешное  2008-12-04  7  1064

Ты давно не лето и не осень,
      не листки того календаря,
   что с тобою вместе обрывали,
      обрывали видимо мы зря,
строили дворцы из тех событий,
что мелькали быстрой чередой,
    не уверен было что со мною,
   но и ты больна была не мной,
быстро снегом всё запорошило,
не вернуть того что было вновь,
    я ещё надеялся что осень,
оказалось просто - НЕЛЮБОВЬ!
 

Песнь о вечном страннике

(Крыжовник)
 1  Несмешное  2009-01-20  1  529
Пасмурно.Сырь и слякоть.
Шел то ли дождь, то ли снег.
В лохмотьях, с убогой катомкой,
У храма стоял человек.

Он говорил:" Православные!
Подайте чего-нибудь!"
Но люди смотрели затравленно,
И продолжали путь.

Он говорил:" Возлюбленные!
Воздастся вам во сто крат!"
Но только побои грубые
Сыпались, словно град.

Он молвил:" Благословенные!
Господь не оставит вас!"
Но подогнулись колена,
И рухнул он прямо в грязь.

И вот, захлебнувшись в жиже,
Шептал, словно в полусне:
" Братья, любите ближних!
Чада, придите ко мне!"

И, попытавшись встать снова,
Поднялся чуть и упал,
И вдруг какое-то слово
Губами сухими сказал:

"Подайте! Я странник убогий.
Подайте! Я нищ и гнус.
Пою я людям о Боге,
А имя мое - Иисус".
 

ЭВОЛЮЦИЯ

(Пиденко Александр)
 0  Несмешное  2009-01-22  8  639
Краткое содержание ЭВОЛЮЦИЯ.
Писатель фантаст старается оделить правду ото лжи, в познаниях возникновения жизни на земле. Ему хочется написать правду, прикрывшись словом –фантастика. Но, в конце концов, он пишет то, что хочет от него читатель, а правду вычеркивает, кому она нужна? Возможно только ему, непризнанному писателю, исполнителю чужой воли, рабу денег и достатка      

      Э В О Л Ю Ц И Я.
      Фантастический рассказ.

      ЧАСТЬ – 1 ПРЕДИСЛОВИЕ.
      П е р в о е   с л о в о.
Раздался треск листьев пальмы и громкий звук БАХ, разнёсшийся эхом по девственному лесу. БАХ закричала жалуясь, от боли, упавшая с пальмы обезьяна и указала пальцем на небо. БАХ-БАХ, закричали в страхе собратья по разуму, с диким ужасом на мохнатых лицах, указывая в выси своими еще волосатыми руками. БОГ- БОГ вторило им безликое эхо, многократно отражаясь в вершинах ещё не покорённых гомо сапиенсом гор.
И было первое слово БОГ, спущенное с неба невидимым всемогущим родителем человечества, который по доброте своей душевной развешивал на пальмах и деревьях плоды, а в землю втаптывал овощи и коренья. И с БОГОМ были увязаны все БОГатства
являвшиеся на земле и весь мир окружающий девственную Землю.

      Д о р о г а   в   н е б о.
И захотелось несчастным человекоподобным существам быть поближе, к тому доброму дяденьке, который развешивал плоды на деревьях и пальмах. Так, упавшая с дерева, и сошедшая с ума обезьяна, окрылённая несбыточной мечтой, стала нашим предком.

      Я.
Сумасшедшая обезьяна, до одури стучала кулаками себя в грудь, чтобы утрясти внутри то, что у неё оседало в голове в результате познания света. В результате ударов вырвалось второе слово Я. И тот, кто бил больше себя в грудь, был большим Я. Слово Я, стало символом цивилизации и прогресса сумасшедшего, человекообразного существа.
Я-Я-Я кричали собратья обезьяны.

      Ты.
Чтобы отделить хорошее от подгнившего, было изобретено третье слово ТЫ.
И стало три слова, БОГ, Я и ТЫ. Погрешность же из буквы И добавили первые человекоподобные писатели графоманы.

      ОНИ.
Чтобы подчеркнуть свою сущность и большую причастность к Богу, обнаглев, властвующие особи стали опускать запятую, и в результате получалось – БОГ Я И ТЫ.
Ну а что же делать с остальными, теми, кто не мог претендовать на родство с создателем.
Так появилось четвёртое слово ОНИ, от возгласа гОНИ чужих. Так четвёртое слово стало яблоком раздора, и покатилось яблочко по пологой поверхности планеты, деля всех на наших и ихних.

      МЫ.
Чтобы противостоять отщепенцам, банды умеющих уже более менее логически мыслить и считающих себя причастными к Богу человекообразных обезьян, стали называться Бандерлогами. Так вынуждено было появиться пятое слово МЫ. МЫ это общество, общественный строй, МЫ это сила! МЫ! Стучали друг друга по спине собратья Бандерлоги. ОНИ! Показывая пальцем на врагов. Ату их, Ату!

      ОН – ОНА.
Чтобы разделить созданное общество по ранжиру, придуманных слов оказалось мало, поэтому в обращение ввели ещё два слова. Одно слово ОН, а та, которая стояла за его спиной, назвали ОНА. Получилось, что у того, у кого было больше Я, было больше ОНА.
В конце концов, это была первая справедливость на Земле.
Я – Я! Громче всех кричали обезьяны, прародители немцев.

ЧЁРТ.
Тех, кто ломился в чужие врата называли ВРАГ. Поэтому своё логово от врагов, защищали рвом, сходным с оВРАГом. А чтобы неприкосновенная территория была видна издалека была чёрным по белому очерчена ЧЕРТа, а белым по чёрному было написано – пошли все к ЧЁРТу. Так ЧЕРТа стала неким проклятием, через которую без визы переступать было нельзя.. А очерченную территорию назвали государством.

      ВОЙНА.
Когда охранники государства поднимали ВОЙ, начиналась ВОЙНА. А так, как нападавшие и защищающиеся, независимо от склонности к различным типам языков кричали в страхе единственный возглас А-А-А, то букву А сделали начальной во всех Алфавитах, для того чтобы увековечит историю и вести летопись, А также для того, чтобы иметь хоть одну единую букву для начала взаимопонимания.

      ВЕРА.
Отбившиеся от стаи Бандерлоги, боялись тех собратьев по разуму, у которых Бог жил на небе. Так появилась и укрепилась ВЕРА, объединяющая всех послушных и уверенных в божьей помощи, человекообразных претендентов в гомо сапиенсы.

      ДЕНЬГИ.
Те кто хотел сделать себя богатым тратили ДЕНЬ и ночь на зарабатывание денег. Но так как без света, ночью Денег было не видно поэтому ДЕНЬГИ и назвали ДЕНЬги, а не НОЧЬги. Но рано или поздно все потраченные ДНИ и ДЕНЬГИ ГИкались, ибо всё в этом мире остается после смерти чужим людям, или же претендентам в человеки.

      ВРЕМЯ.
А время брало своё, эволюция не спала не секунды и на месте сумасшедшей обезьяны с доисторическим бананом уже сидел сумасшедший писатель с сигаретой во рту и разглядывая экран монитора, насильно думал о последнем пункте записи – ДЕНЬГИ.
День работы коту под хвост, а вернее гикнулся, а он ещё не написал ничего толкового, дабы заработать себе на хотя бы не на человеческое, а обезьянье существование, то есть на банан с маслом. И когда перед ним на экране монитора высветился выбор, сохранить или нет предыдущий набранный текст, он нажал клавишу, со словом НЕТ. И ни чего лучшего не придумав, закурил новую сигарету и большим печатным шрифтом снова набрал ЭВОЛЮЦИЯ.
      Э В О Л Ю Ц И Я.
Как не парадоксально, но любая, даже самая правдивая теория чего-либо не верна. Ибо это компромисс множества взглядов, устраивающих некий клан, диктующий свой доминирующий взгляд на проблему. А сама правда однобока и выражает интересы социальности общества, заказывающего музыку. Кто хочет, чтобы его предки были свиньями? Уж лучше обезьянами. Хотя набор генов свиньи более схож с человеческим, чем у выбранными в наши предки обезьянами. А другие, не со свиньями и не с обезьянами родства не хотят, им подавай прообраз самого создателя. А сама горькая правда не будет познана достоверно никогда, даже заимей человек машину времени, ибо чтобы проследить процесс эволюции понадобится больше времени, чем понадобилось для её свершения. И какая же из теорий будет ближе к истине? Да та, которая докажет, что явилось на свет первым, яйцо или же курица.
Так, кто же был первенцем, так сказать предшественником куриных окорочков? Никто этого не знает, есть лишь теории, но теории это ещё не есть правда. Ибо коофициент преломления взгляда у каждого идивидума на ситуацию различен. То есть каждый смотрит со своей колокольни и исходя из своего багажа знаний пытается доказать свою отличную от других теорию. Латая её дыры тонкими бумажными листами. И поверьте, ступив в ту или иную колею выбранного курса, он не придаст его, ибо это есть его детище, а он его родитель. А начать всё заново это, значит, предать свой курс, своё детище.
Уж лучше всё оставить, как есть, и гнуть свою истину, свято веря в неё или же послать всё к чёрту. И нашему писателю нужно было подстроиться под веяния общества, то есть преподнести такую теорию, которая устраивала большую часть человечества, ибо его просто никто бы не читал, а значит, прощайте деньги, неизвестность, нужда и не признанность снова бессменные спутники по тернистому пути жизни. Но, кроме того, что он был писателем, он ещё был и человеком гордым и честным. Поэтому он решил рассказать правду, а там будь, что будет. Ибо тема была существенная, и марать себя враньём не хотелось. И так он сделал несколько глубоких вздохов и, закурив новую сигарету, продолжил.
      СОЗДАТЕЛИ.

Это случилось много, много лет назад. Хотя время в человеческих головах не укладывается как материальная величина, а лишь осознаётся его бег, отображённый стрелками часов. Всё же время никуда не девается, оно существует и изменяется, накладываясь на события. Настоящее, прошлое и будущее переплетается, просто мы своим примитивным мозгом компьютером не можем его отобразить и зафиксировать.
Ну, вообще, чтобы было яснее, они прилетели из времени и из пространства. Вернее они были телепартированы в огромном замаскированном под спутник объекте, который человечество называет Луна. Именно на спутнике Земли и находились скрытые лаборатории нашего воспроизводства. Кто же такие эти ОНИ и зачем они прилетели в наши края? Это конечно отдельная история. Единственное, что можно сейчас сказать, что они прилетели не заселять необитаемые планеты нашей солнечной системы, а исходя из корыстных целей. ОНИ являлись некими контрабандистами, поставщиками, создающими некие тепличные планеты, и выращивающими нужное им сырьё для производства интересующих галактические народы препаратов. И так они прибыли на Луне, которая представляла собой мини галактический завод, производящий энергию для межзвёздных кораблей с огромным количеством генетических лабораторий.
Земля же в то время представляла собой огромную планету с замёрзшим океаном и жизни в на её просторах ещё не было. И вот однажды на её орбите появились странные летающие объекты. Они двигались низко над Землёй, а следом парила небольшая дымка, которая медленно, медленно, благодаря притяжению матушки Земли оседала на поверхность планеты. Именно с этого всё и началось. Дымка, была не просто дымкой, это были споры невиданных в наши времена грибов. Не прошло и месяца, по земному времени, как планета буквально ожила. Её поверхность стала деформироваться, бурлить невиданным количеством грибных тел. Они буквально взрывали поверхность планеты, превращая скальные породы в труху. Они всасывали, как насосы, в своё тело, несметное количество влаги, выкачивая её, из глубин планеты, и выплёскивая на поверхность. И в то же время выделяли различные газы, которые обволакивали землю как некая прозрачная плёнка, удерживающая влагу и тепло. Грибные тела были насколько огромными, что поднимались над поверхностью на сотни метров, образуя в земле огромные грибницы.
Вы думаете, что уголь образовался благодаря лесным массивам? Да даже ребёнок поймёт, что для этого нужны тысячи лет, а инородных вкраплений должно быть больше, чем предостаточно. Но, увы, в антраците их нет. А почему нет, да потому, что они могли образоваться только из единого растительного тела. Именно окаменевшие огромные грибницы и стали угольными залежами, приносящими и поныне тепло в наш дом. Когда была грибами создана примитивная атмосфера, раздроблена поверхность планеты, превратив её в искусственный плодородный слой, пропитав его очищенной водой, профильтрованной грибными телами. Именно тогда снова появились они на своих звездолётах. К тому времени грибы стали отмирать, создав для себя неприемлемые условия для разрастания. Но отдать должное их споры до сих пор находятся в нижних слоях планеты и ждут своего часа, то есть похолодания и изменения атмосферы планеты.
А некоторые иногда мутируя вылезают на поверхность и тому есть факты. И снова планету заволокла дымка, струящаяся из жерл космолётов. Да вы угадали, снова были выброшены на поверхность планеты споры, только споры растений. Да, да вы не ослышались, это были клетки различных растений в искусственно созданных микро оболочках, с набором нужных элементов для ускоренного произрастания. И вот планета стала менять свой облик, она стала на глазах покрываться зеленью. Огромные стволы как бамбук тянулись к н***, а поверхность заплетала всевозможная трава. Отдать должное, что климат в те времена был без скачков, то есть зимы, как таковой не было. Планета Земля тогда ещё вертелась вокруг солнца, на более круглой орбите, чем ныне, ну , а об этом позже.
Что же было потом? Снова появились они. И именно ними, создателями в огромный мировой океан, который ещё не был солёным, было сброшено несметное количество капсул с бактериями и клетками различных животных облачённых в искусственные питательные оболочки. Они прикреплялись к водным растениям, которых было уже достаточно много и питаясь оболочкой образовывали икринки, то есть некие яйца, из которых рождались маленькие головастики, росшие не по дням, а по часам. Многие из них выползали на сушу, питаясь обильной растительностью, они набирали вес и превращались в огромных существ – динозавров. Другие же оставались в воде и стали рыбами и морскими чудищами. И увы в генах уже была заложена информация о инстинктах. Ибо это были клетки других существ , живших на других планетах. Программа расселения была давным-давно продумана и рассчитана съевшими на этом собаку пришельцами. Вырастали не только травоядные, но и хищники, как санитары леса.
Так, что же всё-таки первое появилось на земле, курица или яйцо?
А как же эволюция, как теория Дарвина? Да всё очень просто, она будет, только ещё не скоро. Только тогда, когда процесс жизни на земле пойдёт на самотёк. И хозяева земельных угодий покинут матушку Землю в поисках лучшей доли.
Но сейчас они были на земле, и их цель была разведение на планете живых существ с огромной массой тела, для отбора в дальнейшем нужного им материала. При помощи своих передовых технологий, в частности гравитационных матриц ими были созданы миллионы пещер, как некие гнездовья для кладок яиц динозавров, а территория земли была поделена на участки, которые охранялись энергетической сеткой, не давая рептилиям разбредаться по всей поверхности планеты. Также при помощи гравитационных матриц они строили свои убежища и космодромы. Происходило это всё очень просто, это чем-то напоминало нашу микроволновку, то есть специальные волны заставляли вибрировать молекулы твёрдых пород грунта, возникало микро вулканическое извержение, заполняющее гравитационную матрицу, некое вспенивание грунта, формирующееся в нужный объём. И что же было потом, зачем инопланетянам были нужны огромные рептилии? Но явно не для того, чтобы насладиться их мясом. Их интересовали гормоны и наркотики, которые выделяет живая плоть. При помощи звездолётов, используя психотропное оружие, они сгоняли их в заранее приготовленные места. При этом выделение у рептилий в кровь различных веществ в состоянии ужаса был максимальным. Происходил отбор нужных компонентов, фильтрация крови, отбор семенного материала и перезапись накопленных в мозгу переживаний, которые являлись новым мощнейшим источником энергии для телепартаций в пространстве. Ибо быстрее всего на свете это мысль представляющая собой новый преобразователь ощущений во время. Вы задумывались когда-нибудь, откуда на земле появилось сколько нефти. Теорий существует очень много, но не одна не объясняет толком источник происхождения органического вещества в недрах нашей планеты в таких больших количествах. Именно они закачивали остатки динозавров в пустоты земли, предварительно откачав из них подводные озёра. Это был способ сохранения менее ценного сырья, надеясь переработать его потом, а также способ обеззаразить поверхность земли от продуктов переработки рептилий. Мы просто сжигаем эту нефть, но при других технологиях, до которых мы ещё не доросли из неё можно сделать всё. Нам же внушают, что нефть образовалась сама собой, то есть стеклась, со всей поверхности планеты от бесчисленного количества умерших динозавров. Не сказка ли? Нет, такого не могло быть, именно в определенных местах залегает нефть, от бесчисленного количества инъекций разложившихся в инопланетных мини заводах динозавров. Они как люди выбрасывали попавшую в сети осетрину, а брали лишь дорогую икру, продавая её на рынке вселенских услуг. И как говорится, нет, худа без добра, они, занимаясь сиюминутными выгодами, не думая о последствиях, не думали когда создавали в генетических лабораториях себе помощников, ибо уже не в силах были справиться с огромным количеством подсобной работы. И увы , не кто не знает к чему бы привели их эксперименты, но тайное всегда становится явным, а незаконные деяния всегда наказуемы. И космическими хранителями в нашу солнечную систему была телепортирована бомба. Взрыв был такой силы, что большинство живого на планетах нашей солнечной системы, которые тоже уже осваивались инопланетянами, погибло. Изменились и траектории орбит планет, исчез умеренный климат, и началось великое обледенение. А что же стало с пришельцами? Большинство из них погибли, выжили только особи женского пола и частично дети. Но именно они, скрещиваясь с генетически удачными разработками инопланетян, дали жизнь человеческому роду. Именно они стали земными богами и используя оставшиеся простейшие технологии построили Атлантиду, но не справившись с этими же технологиями погубили её, пытаясь выровнять орбиту земли, утопили её во всемирном потопе. Именно с этого момента и начинается эволюция, расселившиеся по свету эксперименты генетических лабораторий, подкреплённые генами пришельцев, стали мутировать. И в борьбе за выживание меняться. И выживали самые умные и смелые, самые жестокие и непримиримые, самые дерзкие и расчётливые, самые непредсказуемые и властолюбивые, одним словом то, что вы сейчас видите – гомо сапиенс.
      ЭПИЛОГ.

Да, думал он. Да кто ему поверит? Быстрее примут, что нас ваял из глины добрый дяденька создатель, который не ведал, что творил. Не пойдёт всё это, думал он. Нужно, что-то более новое, новая теория Дарвина, некая авантюра, сенсация. Только тогда можно будет рассчитывать на проклятые деньги, которые стали символом жизни гомо сапиенса. А кому, нужна, правда? Да и правда ли это? Может, это ему привиделось? Когда ему по ночам являлись в полудрёме видения из прошлого? Ведь в мире ничего бесследно не исчезает, ни энергия не информация, она лишь трансформируется при помощи времени из одного вида в другой. И стоит только подключиться аномальным источником мозга к вселенской базе данных и тебя ждёт земное проклятие горе от ума. И зачем, зачем они крутили в его мозгу бесконечные кинофильмы о возникновении жизни на Земле? И были ли они пришельцами или же нашими потомками из будущего, которые перед своей гибелью решили посеять семена жизни в прошлое, чтобы в своём времени прожить жизнь заново? Может это они, оставили запасы нефти, газа и угля, чтобы человек смог выжить в тяжёлых условиях и быстрее двинул вперёд прогресс, чтобы защититься от какой то опасности? Именно это для него осталось загадкой, хотя будущее и прошлое когда-нибудь всё-таки пересекаются во времени и пространстве. Надо только знать где и когда. Эволюция, эволюция, - думал он. Она тысячи лет естественным отбором выбирала самых дерзких, самых кровожадных, самых, самых, подкрепляя свои создания бесчисленным количеством инстинктов. И все наработки эволюции спрятаны в подсознании человека, дремлют, словно раненный зверь, и ждут момента выбраться наружу. Поэтому войны и зло в нашем мире неизбежны, ибо это тоже эволюция и должны выжить самые, самые, самые. А что же будет потом? Человек не сможет победить инстинкты, которые давали ему шанс выжить в нечеловеческих условиях тысячелетия. Но он будет при помощи новых технологий в состоянии избавиться от части себя, то есть от тяжкого груза наработок эволюции, собственно говоря, от своего тела. Оставив лишь душу и некую энергетическую оболочку, превратившись в некий дух, привидение, которые будут жить в параллельном с нами мире. И будет новый виток эволюции, ибо им тоже нужно совершенствоваться и выживать среди хаоса энергетических и магнитных полей, да и воевать с теми, кто не захотел расстаться со своим телом. И будет война покруче, чем в фильме ТЕРМИНАТОР, между духами и одичавшими человекообразными существами, сражающимися за своё выживание в новом мире. И Бог его знает, чем всё закончится. И кому нужна эта, правда? И дело то, вовсе не в правде. Правда, всего лишь оружие и повод для выяснения отношений. Она всего лишь допинг или катализатор, воспламеняющий агрессию. И кто его, изгоя, пустит в печатный мир с такой правдой? Ибо там все нужные ниши заполнены другой правдой, которая выгодна всем. Пусть лучше их ваяли из глины божественной рукой по своему образу и подобию, чем в генетических лабораториях гуманоидов. Он вновь нажал клавишу компьютера, информацию стереть. И закурив новую сигарету, снова набрал крупными буквами слово ЭВОЛЮЦИЯ.
      КОНЕЦ.   26 июля 2008г.
 

Пределы времени

(Христофор Элвисович Уй)
 2  Несмешное  2009-01-22  13  1015
(Биография)

Назад в будущее

    Пределы городов - пределы времени. Пределы времени – пределы мира. А дальше открытие новых миров. В болоте провинциальности, лжи и скудоумия невероятными кажутся проблески гения. Эти проблески сверкают на темно-звездном небе городов как, прорвавшиеся сквозь провинциальную атмосферу лицемерия и глупости, яркие кометы, пролетевшие сквозь первозданный космос из удивительных глубин Вселенной, для освещения жизни человечества. И беда в том, что они ценятся людьми совсем не тогда, когда это необходимо…

*    *    *

   Утро 1-го сентября 82 года выдалось солнечным и по-праздничному прохладным. Что поделаешь: какой праздник ¬–¬ такое утро! J уверенно встал с постели, и без напоминаний заправил свой старенький диван фирмы «Филипс», накинув на него покрывало из светоотражающего материала (очень модного еще в 70-х, в эпоху «Диско»). J чувствовал себя настоящим взрослым: еще бы! Он закончил почти престижный детский сад на единственном социалистическом спутнике Земли и успел побывать с отцом на рыбалке в созвездии Гончих Псов. Да и в детсаду считалось, что пойти в школу ¬– это признак повзросления почти до уровня киберроботов. В конце концов, в голове J-я происходили невероятные процессы осмысления бытия.
Взрослый - значит самостоятельный, но на 1-е сентября необходимо было идти с родителями. J позавтракал космической пищей из тюбика фирмы «Косморайпо», взял черный портфель из кожи марсианского вислоухого дермомамонта, подаренного J-ю на выпуске из детсада, и отправился в школу к новым приключениям.

Я сам играл на лестничных пролетах…

*    *    *


    82-й год представлял собой пик эпохи космоиндустриализма. Это интуитивно понимали многие. Не даром многие родившиеся в эту эпоху такие е****тые. В Америке пришел к власти Рейган, наладивший контакт с гуманоидами Альдебарана, которые пригрозили ООН СОИ. Генеральный секретарь КПСС (Космогонической Партии Солнечной Системы) причмокивая почил и мир замер в преддверии триумфа «техно».

    Школа J-ю не понравилась. Мало того, что наша партия КПСС была очень либеральной и поэтому вместе с людьми должны были учиться всякие недоразвитые звери с других планет, космические уроды и мутанты, так еще по разным классам раскидали друзей J-я по детсаду меня и Витю Малофеева. Все это было сделано, чтобы не дать развиваться гению J-я. Наша троица явно представляла собой угрозу планетарного масштаба. Помню в подготовительной группе, я заставлял J-я и Витю орать в надрыв «-Хайль!», несмотря на замечания воспитателя. Поэтому на высшем уровне сделали подлость и разбросали нас в разные классы. Витя, в конце концов, регрессировал и приспособился к классу ебанатов, мутировав в высокого кретина, страдающего тяжелой формой африканской глупомордой лихорадки. Хотя это не помешало в дальнейшем ему закончить сельхозинститут.
Итак, J стал учиться в «Б», я в «В», а Витя в «А». J-ю повезло чуть меньше чем мне, но чуть больше чем Вите, ибо у меня в классе больше людей, а остальные были, пусть где-то хулиганистыми, но в общем незлобными, и даже где-то милыми инопланетными тварями. У J-я в классе больше было злобных уродов из космических трущоб и планет с задворок Галактики. Сумрачные дни школы раскрашивались иногда веселым «Смольной-шоу», где школьника Смольного, очень маленького юношу с очень маленькой планеты, на которой не было даже школы, обижали все кому не лень. Особенно старался инопланетный тупорожий длинно*** по имени Кура.
   J-ю тяжело было учиться в такой школе с мерзкими тварями. Учителя, основном, представляли собой советские и уже устаревшие модели роботов. Материнская плата многих из них была на столько устаревшей, что «Космороно» просто выбрасывало их на свалку истории.   Карта памяти других не менялась на протяжении десятков лет. И вообще, многие учителя были оснащены древнейшими процессорами, которые в век Научно-технической революции наоборот, тащили прогресс назад.
Обострилось положение в целом. Общество захватила прибывшая из Черной Дыры пятая колонна. КПСС была разрушена, а детская организация была продана фирме «Pioneer». Наступали другие времена…

*    *    *   

   … J смотрел в черную дыру окна межпланетной мичуринской электрички, которая мчала его и его друзей сквозь космическую пустоту в Старожилово. Стояла осень-90. Выдались осенние каникулы, и J запланировал встречу с бабушкой (которой он через годы посвятит свою первую книгу), а также   знакомство с местными бабами. Для последнего дела, нашим героем, по счастливому случаю, была переписана кассета с очень модным в Галактике музыкальным коллективом «Депеш Морд». По-моему 3-м концертом.
Там, в Старожилове, которое находилось где-то между Penny-Lane и Пакистанской границей, J-ю пришло полное осознание своего поэтического гения. Это было какое-то очень легкое чувство, несравнимое ни с чем. Громада космоса терялась, но зато величием Монблана возвышалось осознание собственной гениальной поэтики. Поэтики мира и добра, любви и радости. Строки поэзии J-я тех лет насыщены такой безграничной любовью к миру, что на тот период, J-я без лишней скромности, можно было сравнить только с «The Beatles». All you need is love – красная нить поэзии Великого поэта!
Видимо только на своей родине, месте, где ты родился, осознается, то, что потом влияет на всю жизнь. Для J-я этим местом было Старожилово. Он родился там в самой середине 75-го года. По этому случаю ЦУП и NASA провели стыковку космических самогонных аппаратов «Союз – Апполон», ознаменовав рождение будущего великого поэта.   Именно здесь, J-ем была создана группа «Бешенный ***», или просто «Б/Х». На творчество этой команды, повлияло творчество очень многих людей. Явно прослеживалось влияние Битлов и Джона Леннона, «Депеш Мод» и «Дюран Дюран», «Секс пистолс» и «Стрей кетс», «Аквариума» и поэзии пост-модерна, ну, и конечно же Бадди Холли и Асеева. Но больше всех повлиял на нашего героя Элвис Пресли с планеты Элвисов – это солнце галактики! Услышав раз Элвиса, J стал просто неподражаем. Играли «Б/Х» примитивный сплав скиффла, хонкитонга и хилл-билли.
В Старожилове, J ходил с бабами в кино и курил сигареты, которые отменило мировое временное правительство. Эта мировая космическая закулиса остановила табачные заводы и фабрики, пытаясь таким образом бороться с рок-н-роллом. Но умелые контрабандисты, привозили из Моршанска мешки табака. Поэтому рок-н-ролл остался жив.
Домой J вернулся уже состоявшимся человеком и почти знаменитым на этом участке галактики.

*    *    *

Незаметно пролетели школьные годы, и J поступил на филфак. Этому предшествовали событии вселенского масштаба, а именно создание J-м и мной полкового механизированного оркестра всех планет и времен «Поющие ****ьники». Не хочется говорить о гениальности проекта, но проект был безусловно гениальным. Менялись люди, менялись страны и города, но «ПЕ» оставались, и оставались самой загадочной, самой непостижимой супер-группой – этаким Космическим The Doors. И, во многом, это заслуга гениальной поэзии J-я, воплотившей в себя межгалактические гении Джима Моррисона, Есенина и Элвиса.

Лишь только вспыхнут фонари
Лимонным светом
Мы все сорвемся до зари
Искать комету

Когда застынут облака
Мы вспомним это
Мы все вернемся, а пока
Настало лето

Cream story

    Стояла мрачная осень 93-го года. Меня забрили в космическую пехоту паранормального флота под командованием адмирала Бенбоу, на самый край света под Мурманск. J выбрил виски, и стал похож на «техно». В последнее время, у J-я были напряженные дни, связанные с его вынужденной работой в одной из космических помоек. Заброшенное, забытое из-за ненужности местечко во Вселенной – Борки - представляло собой резервацию межгалактических уродов и мутировавших тварей. В Борковском космосовхозе была неполная школа, созданная для того, чтобы хоть как-нибудь научить космических чудовищ цивилизованному общению. Вот в этой школе, J-ю пришлось немного поработать…
   В комнату постучали. J лениво открыл глаза и произнес: - Войди, недоразвитый!
В комнату вошел слабовялотекущий имбицил с фермы в Лягушках.
- Ну, и какого хрена, ты, малорослый орангутанг, посмел отвлечь меня от дум? Уроки давно кончились.
- Я тута стихи написал. Хочу играть в ВИА – смело ответил мутант.
- Ой, ****ь! ¬– откровенно возмутился J, - какая, на***, группа! Отучился – все, иди, отдыхай, дрочи! Я здесь при чем?
- Хотелось бы узнать, в слове «домашний», после «с» какая буква пишется?
- Белый! – серьезно сказал J мутанту, - для твоих стихов пойдет любая буква! Для задворок космоса это неважно…
Мутант Белый радостно убежал к друзьям, совокупляться с лошадью.
Космический хаос этого местечка, в жизни J-я был предвестником времени мирового хаоса, и никудышных времен.

А знаешь, в Андалузии весна.
Хотя причем здесь это после точки
Я в первый раз один, и ты одна
Но каждый день ни слова и ни строчки

*    *    *

    Несомненно, время, проведенное на краю цивилизации, повлияло на творчество J-я. Альбом «Тайна Третьей Планеты», появившийся в августе 93-го года, отображает красивую сюрреалистическую картину мира. Иррациональность и неоромантика придавали альбому некую изысканность, впрочем, как и всем произведениям J-я. Мастер слова добился гениальных результатов на 93-год.
    Устав от космических помоек, J окунулся в веселую жизнь филфака. Но этому предшествовали некоторые события…
    Некий Лысый, жизнерадостный и глуповатый искусственно очеловеченный мартын, открыл в своей лачуге казино, завсегдатаями которого, естественно стала всякая инопланетная нечисть. Стали посещать бордель и мы, не зная тогда, что Лысый, эта мелкопакостная личность, приютила у себя малолетних космических пиратов, бомбящих склады и магазины. Паскудники, когда им поджарили пятки, додумались подставить J-я. И в один прекрасный день, за нашим героем приехал polis.
Нечистый на руку судья – п***рас, вынес обвинительный приговор…

-Вызывается свидетель Лысый!- пафосно провизжала секретарь.
Лысый, одетый в спортивный костюм космического кооператива «LOX», споткнулся, и чуть было не обоссался.
- У меня есть хобби… - начал, было, Лысый.
-Тьто у ваз езть? – спросил судья-п***рас.
-Ну, хобби! – оправдывался Лысый, - я пачки от сигарет собираю…
-А презтупление? – не унимался судья.
- А они, - Лысый указал на скамью подсудимых, - приносили мне их…
Так Лысый избежал заслуженного наказания. Как-то J спросил меня, обладает ли Лысый моральными принципами. «Несомненно, - ответил я, - но он с легкостью может ими поступиться!». J заработал срок и уехал к своей возлюбленной в мединститут, всеми покинутый и непонятый…

Для творчества поэта того времени, характерны были черты абсурдизма, свойственного декадансу. Целые циклы стихотворений J-я были пронизаны черными дырами вселенского пространства, глубинами бесконечного космоса. Разум отказывал в то время большинству тварей во Вселенной, и поэт призывал в своих произведениях придти всем в рассудок. Мир погружался в хаос безумия, и только стихи J-я звучали в космическом вакууме разумным словом…

   
   ¬ Across The Universe

    Для перелета с Земли на Венеру, по современным технологиям, требуется каких-то пять-шесть часов. Намного дальше от центра цивилизации отстоит ближайшая к нам галактика Альфа Центавра. Этот новый центр Вселенной привлекает к себе нешуточной свободой, красотой, новизной, да и просто нормальным пониманием мира. Поэтому не даром, Центавриане, узнав через Интернет произведения J-я, пригласили его к себе. К тому времени, J стал одним из популярных поэтов и музыкантов в широком кругу виртуального галактического сообщества. Несколько книг поэта, выпущенных Астрономическим издательством «Поверенный», явились золотым фондом этого издательства. J-я пригласили в межпланетный союз писателей. Масса произведений автора находится в виртуальном мире, и в скором времени, имя J-я, его непревзойденные стихи и проза, будут изучаться в школах Вселенной!
   А мы, тем временем, в июне 3-го года с помпой, разбитием музыкальных инструментов и распитием старого, доброго алкоголя, отметили 10-летие «Поющих ****ь.ников». Потом, правда, клуб «Blue doctor», в котором мы отмечали юбилей, был разрушен. Хозяин клуба, Селитер, являвшийся по-совместимости, так же и нашим барабанщиком, опустился до уровня идиотического слеполупатого космогомосека, и был выгнан за явную педерастию и мозгоебство.
Проект «ПЕ» плавно перетек в виртуальность, подвергшись синтезу. Звезда J-я вспыхнула с новой силой…

*    *    *

Пройдут века и тысячелетия, воды морей и океанов испарятся в никуда, страны и города превратятся в пыль далеких планет, исчезнут цивилизации и миры. Исчезнем и мы. Что после себя оставим? Что возьмем с собой в другие измерения?
    Слово, доброе, красивое слово не пройдет никогда. Останется гений. Это эфир, летучий потенциал информации. Он будет носиться в межгалактическом пространстве, неся в себе идеи мира, добра и любви! Несомненно, таким гением обладает Великий Русский Поэт Галактики Кирилл J. Пшенникоff. Его талант, проносится по просторам Вселенной космическим вихрем, сметая на своем пути глупость, невежество и обыденность вошедшей в привычку узколобости. Признанный гений J-я уже вскоре станет Солнцем Русской литературы!
 

ЗЕМНАЯ ЛОТЕРЕЯ продолж

(Пиденко Александр)
 0  Несмешное  2009-01-21  5  682
ЧАСТЬ – 6   ТАЙНА ЗА СТЕНКОЙ.
.
Разве она много просила? Я схожу с ума, думала она. Я сама не знаю, что я хочу, и счастье мне мерещится в каждом шорохе.
Так шли минуты и часы, а сон всё не приходил. И вдруг, когда она уже казалось, вся измотанная готова была уснуть, раздался смутный шум и движение за стеной. Казалось, что кто-то открыл дверь и вошёл в комнату. Шаги приблизились к её стене. Вера вздрогнула, какой-то, бешенный страх влетел в её тело и пронёся по нему, заставив задрожать каждую клеточку. Рыжая тоже почуяла ночного гостя и спрыгнув с кресла, залаяла на стенку. И в это время, опять раздался этот неясный шум моря и прибоя. Перепуганная Вера всё же не отрывала ухо от стены, но кроме нарастающего и стихающего шума прибоя, расслышать, что-либо не удавалось. Рыжая, пристроилась рядом и тоже с явным любопытством слушала звуки извне. Так они вместе с Лопухой и заснули, и спала Вера, казалось за последние годы так прекрасно, под шум набегающих волн и прибой неизвестного моря, что впечатление от эйфории расслабленности и каких то непонятных сновидений вылилось в ощущение нужности в этом мире и гармоничной приспособленности к трудностям жития бытия. Она проснулась, радостно улыбнулась всему свету, и с превеликим удовольствием снова прильнула к стенке спасительнице. Но, увы, за стенкой её встретила тишина. Много ли человеку надо, для счастья подумала она. Ну ничего, сегодня суббота, а я люблю субботу. Лопуха подъём, зарядка, умывание и завтрак. На что рыжая, в ответ сладко зевнула и прикрыла лапой мордочку. Вера даже уже хотела тряхнуть с постели свою приятельницу Лопуху, но вдруг она сама подпрыгнула и понеслась с визгом ко стене. Вера от неожиданности замерла и впервые услышала явный стук в стенку напротив изголовья. Тук, тук, тук-тук, тук, тук, тук. Наверное азбука Морзе, вслух сказала Вера, но посмотрев на расширенные от удивления глаза Лопухи, тихонько добавила, -А может соседи делают ремонт?
Но Лопуха не верила в такие доводы и старалась всем своим лаем убедить хозяйку, что за стеной никто иной, как тот которого она ждала всю жизнь. Но Вера была не Ангел и она не знала собачий язык.
Точно делают ремонт, предположила она. А я, дура, возомнила бог весть чего.
Днём вера пошла на примыкающую к их дому стройку и после длительных переговоров с рабочими нашла главного специалиста по жилым домам, сторожа дядю Васю. После невнятного объяснения, что она хочет, дядя Вася сказал, - Родная моя, да, да, за премию в жидкой валюте мы тебе не только найдём нужную квартиру, но и – дядя Вася сломал на глазах перепуганной Веры большой оранжевый увесистый кирпич.
-Вот этого не надо занервничала Вера, мне бы только номер, пожалуйста!?
Прошу сказал великий знаток домостроения, магазин напротив.
Вера вышла из гастронома и вытерла пот со лба. Лопуха честно её дожидалась у дверей, и они снова направились на стройку.
-Ну, что ты сделала? Гаркнул разгневанный сторож. Да у меня же на такую рука не поднимется.
-Что-то не так? Оправдывалась Вера.
-У тебя, что много денег? Да за эту гадость можно было купить четыре, нет пять, плюс закуска о боже!
И тут не выдержала даже Лопуха и зарычала на дядю Васю.
Но стаж местной стройки уже был занят своими мыслями и не обратил на разозлённую рыжую дворнягу никакого внимания. Он сунул Вере прямо в карман замусоленную бумажку и отправился бдить, доверенный ему неизвестно какой властью, секретный объект.
Вера развернула затрёпанный лист бумаги, на которой было написана неразборчиво цифра 66. 99 прочитала Вера, когда перевернула записку. Ладно, сказала Вера вслух, рискну, и оставив Лопуху сторожить подъезд, вошла в него. Здесь она никогда не была. И ей было неловко, а вдруг, кто-нибудь спросит, вы к кому, а она даже не придумала что соврать. Но не рассказывать же историю о плещущем море за стеной, без которого она уже не может спать и о бредовой тайне, под которую она и хотела подвести черту, чтобы снова спокойно пребывать во своём одиночестве. Ладно, была не была. Она сделала глубокий вдох и стала медленно, считая шаги подниматься по лестнице.
Тявкнув от обиды, Лопуха улеглась спать под дверь. Ну, дура, думала она. Ну, и жизнь вроде наладилась, ну жила же уже кажется припеваючи, горя то уже не знала.
А пойдут дети, будут таскать за хвост, за ухи, да и всё внимание им. Ну, ангел. Ну ,паршивец, ну, подстава по полной программе. Да и сама тоже хороша, хозяина захотелось, во дура! Колбаски бы сейчас, чтобы убрались назойливые мысли. А в это время из подъезда вышла старенькая сгорбленная бабуля.
Сейчас, сейчас! Запричитала старушка и вытащила заплесневевшее печенье.
Ешь милая ешь, ты наверное очень голодная. И она погладила, со скрипом нагнувшись Лопуху по голове. Рыжая, для приличия помахала ей хвостом. Но бабуля не отставала. Ешь милая, ешь, у меня ещё есть. И тогда не выдержав пытки печеньем, Лопуха вскочила и забежала в подъезд.
Вера, чувствуя неприятные запахи чужого подъезда, которые, как нельзя сильно обострились в её ощущениях медленно поднялась на третий этаж. Остановившись и вконец потеряв ориентир, она стала осматривать номера квартир. Но не 66 ни 99, здесь и не снилось. Она ещё раз повертела записку с наклонами вправо и влево, но других цифр она не увидела. И тут она поймала чей-то любопытный взгляд и горящие в полумраке глаза. Вера вздрогнула, но к её радости, в просвете лестничного проёма показался знакомый пушистый хвост.
Лопуха! Лопуха, Лопуха, позвала Вера.
И та как бы стесняясь и опасаясь получить взбучку, за незаконное проникновение в подъезд, ползла на своих четырёх лапах, желая вымолить прощение.
Ладно, хватит, хватит, Лопуха, замахала Вера руками. Иди сюда, скорей сюда, ищи Лопуха, на тебя одна надежда. Но рыжая ничего искать не хотела, а лишь пыталась позорно сбежать.
И как раз, в это время, когда Вера безуспешно пыталась уговорить помочь бестолковую Лопуху, одна из дверей открылась и из неё высунулась пожилая женщина и молча уставилась пронзительным взглядом, недовольного человека на них.
Это я, я тут, а это самое, не поможете.
Постыдилась бы , прокаркала старуха. Собачку мучаете, я уже целый час за вами наблюдаю, вам кто здесь нужен?
Ни кто мне не нужен, заплакала Вера. У меня там стучат по ночам. И Вера стала показывать на непонятную ей сторону света.
Я спать не могу. Может здесь квартиру ремонтируют? А у меня там, за стенкой. И Вера снова залилась слезами, как будто прорвало в глазах невидимую артерию из которой сочились крупные капли солёного вещества. Капли некого электролита из страданий, надежд и непонимания.
Простите, может вы, что-нибудь знаете об этом? А то я скоро сойду с ума. Мямлила Вера, сквозь сбивчивые рыдания, растирая свои набежавшие волной слёзы замёрзшими от холода руками.
-Собачка ваша? Прищурив глаза и вытянув худую шею из проёма двери.
-Да моя.
-Тогда я наверное её слышала. Она часто гавкает по ночам. Ваша квартира наверное в соседнем подъезде, рядом с моей?
-Я не знаю, мямлила Вера, я не могу разобраться в жилищных проектах. Может быть и моя.
-Я собачку часто слышу, когда она лает и царапает стенку по ночам.
Подождите. Сказала старушка. Исчезнув в проёме двери, она вновь появилась через минуту, держа что-то в завёрнутой бумажке. Это для вашей собачки. А за стук милочка не беспокойтесь, вы ещё молодая, нервы крепкие, не то, что я. Каждый хочет уюта в своём гнёздышке, а потом и тишины хочет. Я вот тебе, что милочка скажу, ты проставь в церкви свечки, да вызови батюшку, пущай окропит квартирку, глядишь, и легче на душе станет.

Слёзы не покидали Вериных глаз. Она шла по вечернему опустевшему двору, и капельки солёной жидкости падали на ледяную дорожку и тут же замерзали. Лопуха чуяла эти людские слёзы, своим собачьим обонянием и ей было очень жалко хозяйку, и она впервые жалела, что не знает человеческого языка, и всё звуки, которыми она пыталась успокоить Веру, обращались в собачий лай и повизгивание.
Вот он её граф Монте Кристо, эх дура я, думала Вера. И она так взглянула на Лопуху, что та тут же вжала виновато щурясь, свой пушистый хвост между ног.
Тайна есть тайна, тем она и привлекает таких сентиментальных дур, как я. А как она манила, а как стучало сердце. А как хотелось жить!

Ангел брёл сзади, весь покрытый морозным инеем. И как только его Вера не замечала? Он почти наступал на Лопухины ноги, отчего рыжая ещё больше вжимала свой хвост между ног и старалась семенить, как можно торопливее, чтобы не остаться без лап.
Лопуха чувствовала, что нужно было, что-то делать, а то на её совести будет лишний замерзший от земных морозов небесный странник.
-Слушай, тявкнула она, войдёшь в квартиру вместе со мной и отсидишься там, хотя бы до утра, а то и гляди, дуба дашь, а мне грехи на собачью совесть ни к чему.
Дрожащий Ангел уже не отнекивался, он уже не мог думать, земной мороз проник во все его небесные клеточки и уговаривал прилечь у дорожки и отправиться опять в свой покинутый рай.
-Ну, чего ты её туда в квартиру не завёл? Тявкала рыжая. Пусть бы встретились?!
-Нет Лопуха, я знаю рано ещё, рано. Тараторил замёрзший небесный странник, выстукивая дробь своими не знавшими кариеса зубами. Ещё не пришло время.
-Эх, чувствую своей барбосьей шкурой, впутаешь ты меня пернатый в авантюру!
-Ладно, вдруг забубнила Вера. Начнём с тобою новую жизнь Лопуха. Я займусь твоим воспитанием, будем посещать бассейн. Поведу тебя в парикмахерскую. Да Лопуха? И Вера посмотрела на спутницу с такой надеждой на поддержку, что рыжей пришлось из вежливости помахать своим пушистым хвостом, как бы выражая знак согласия.
И тут же она обернулась, зло посмотрев на Ангела.
-Ну, что пернатый? С тебя как с гуся вода. А я химчистки не переживу. Навязался на мою голову. Да ладно сама дура, продалась за мягкое кресло, да кусок колбасы. И тут же вспомнив запах и вкус тающей во рту колбаски, она добавила прыти, по лестнице, не дождавшись лифта. Следом за нею брёл бедный замёрзший Ангел.
И едва Вера приоткрыла входную дверь, Лопуха встав на задние лапы продемонстрировала хозяйке свои артистические способности, чем привела её в неописуемый восторг. Но рыжая плутовка тут же прекратила своё выступление, как только её пернатый друг проскочил в открытую дверь квартиры. И едва Лопуха с Верой вошли в прихожую. Рыжая услышала доносившийся с холодильника тихий шёпот небесного друга.
-Лопуха? Лопуха?! Не забудь про обёртку для косточек.
-Тьфу на тебя, пернатый, отцепись. И рыжая каналия завертелась вокруг Веры, призывая её к вниманию и состраданию к беспокойному собачьему желудку.
      ЧАСТЬ – 7 ПОЛТЕРГЕЙСТ.

Ангел впорхнул в квартиру и тут же заметался в поисках уголка, где можно было спрятать своё замёрзшее небесное тело. Не успев сориентироваться в обстановке он увидел в выемке прихожей большой белый ящик и тут же забрался на него, чтобы перевести дух и принять нужное решение. И только здесь соприкоснувшись с тёплым воздухом квартиры, он осознал, как он продрог и промёрз до самых небесных костей. Его тело стало дрожать мелкой дрожью, и холодильник затрепыхался под его весом и стал тарахтеть как уличные машины, которых ангел боялся больше всего на свете. Вера тоже насмерть перепугалась, обратив внимание на сошедший с ума холодильник, особенно когда её любимая ваза для цветов вдруг сползла с него и полетела на пол. И если бы не мужество Лопухи, которая бросилась под вазу как на амбразуру дзота, а потом с визгом завертелась, получив тяжёлым предметом по своему горбу. Ой боже, боже, запричитала Вера. Лопушенька, Лопушенька?! И Вера бросилась гладить бедное животное и причитать. Ой нужно срочно вызвать ремонтника, ой прости меня Лопушенька. Но когда начали падать все вещи со своих насиженных мест, и вдруг со шкафа полетели её бумаги, и облако пыли взметнулось с крышки антресоли Вера уже не на шутку испугалась. Лопуха старалась её отвлечь всеми своими изученными приёмчиками, но Вера лишь смотрела куда-то вверх, на потолок и тараторила, это Барабашка, это Барабашка. Старушка была права, я иду за священником.
Она вновь быстро накинула пальто и сказала – Лопуша побудь дома, я быстро, да и собак в церковь не пускают. Подожди я сейчас. И убежала хлопнув дверью.
Но уже через пол часа на пороге появилась хозяйка, а следом за нею в квартиру вошёл церковный посредник между небом и землёй. Он сверху одел на свой серый костюм рясу, открыл опшарпаный чемоданчик и извлёк оттуда несколько предметов, один из которых стал дымить таким смрадом, что лопуха не на шутку расчихалась. Он стал бормотать завывая какие-то непонятные слова и махая свои кадилом обрызгивать Верину квартиру церковной водой из какого-то непонятного приспособления Периодически он останавливался и прекращал свою болтовню и громко кричал, единственное, что можно было разобрать. Изыди нечистая сила. Но когда он всё же приблизился довольно близко к насесту ангела, который находился на платяном шкафу, и небесный странник заметался уворачиваясь от проливного дождя из свячёной воды, Лопуха не выдержала и вмешалась. Она стала на его пути громко зарычав завопила во всю собачью пасть. Пашёл, пашёл от сюда! Фу, фу тявкала она не переставая, пытаясь тяпнуть батюшку за его модные туфли. Сгинь, сгинь, пашёл от сюда со своим салом! Повторяла рыжая дворняжка не переставая.
-Похоже хозяйка бес вселился в вашу собаку, завопил батюшка, поливая Лопуху свячёной водой и отмахиваясь от неё своим кадилом.
-Лопуша, лопуша?! Прекрати пожалуйста, уговаривала она сбесившуюся дворнягу.
Ну, уж знаете, святой отец, это как раз вряд ли. Это единственный мой друг которому я верю. И только она отвернулась к окну, чтобы справиться со своим волнением и перевести дух, как батюшка, изловчившись, со всего маху, пнул рыжую бестию своим модным ботинком. И не успела дворняга с визгом кубарем отлететь в сторону, как вдруг сам получил такую невидимую оплеуху, что оказался на четвереньках у самого выхода из квартиры.
-Сгинь нечистая, орал он, со страхом поглядывая на перепуганную Веру. Сгинь! И едва Вера открыла входную дверь и сунула ему в руку обещанную купюру, как батюшка испарился, не забыв схватить в охапку свои атрибуты. А следом за ним вдогонку бросилась рыжая бестия, поливая церковника всеми известными ей словечками.
Выскользнувший в открытую дверь Ангел вновь оказался на улице.
-Слушай, сказала ему Лопуха. Спасибо, выручил. Как ты преподобному вставил тумака, это было, что-то. Ладно, не могу я тебя бросить. Возвращайся в подвал, а я разберусь с бумажкой от костей и прибегу к тебе. Ты ведь без меня пропадёшь!? И рыжая убежала в подъезд, махнув хвостом не успевшему ей ничего ответить Ангелу.
Лопуха вбежала в открытую дверь квартиры и чтобы хоть как-то успокоиться, да и отвлечь хозяйку, стала вертеться возле так полюбившегося ей ящика, который люди называли холодильником. Но Верино сердце, уже где-то напрочь отсутствовало. И где оно витало, догадывался возможно лишь пернатый Лопухин друг.
И когда Лопуха стала уже от нетерпения лаять, что было сил, она вернулась в мир земной и достала из сумки свёрток подаренный ей сердобольной старушкой и высыпав гору косточек в тарелку, выбросила обёртку в мусорное ведро, даже не взглянув на печатный текст на замусоленной бумажке.
Лопуха тявкнула ей пару раз, чтобы та не торопилась, заколдованная последними событиями, та была невменяема. И не понятая Лопуха, стала грызть подаренные ей косточки, от которых пахло незнакомцем из за Вериной стены. Судя по тому, с какой тщательностью они были обглоданы, жил сосед небогато и так же как Лопуха перебивался, чем Бог пошлёт, от случая к случаю.
Утолив свой голод, Лопуха перед уходом, собралась вздремнуть хотя бы пол часа, но тут как на грех вспомнила замёрзшего Ангела, который повторял и повторял, не забудь про обёртку. Подойдя к кухонной мойке, она открыла дверцу и просто перевернула ведро. И когда возмущённая Вера собрала всё, и хотела уже было, вынести его, тут Лопуха вцепилась в ручку ведра и зарычала. Перепуганная хозяйка бросила ведро, и содержимое рассыпалось по полу. И обалдевшая Вера с ужасом смотрела, как Лопуха порывшись в мусоре, выбрала самую грязную бумажку и забравшись на постель, положила её на чистое новенькое покрывало.
_Лопуха, ты с ума сошла? Тараторила Вера. Но рыжая рыча и поглядывая одним глазом на хозяйку, расправила своим длинным розовым языком смятую поверхность, надёжно впитав жёлтое пятно жира в ткань. И только когда Вера нагнулась, чтобы отобрать мусорную обёртку, в её глаза бросился знакомый, компьютерный, печатный текст.
-Ага, тявкала Лопуха бегая вокруг, заглотила наживку?!
На листке был напечатан рассказ про маленькую забытую всеми собачку, которую однажды приманили, поигрались, а когда наступили холода забыли про неё.
Но заголовок, который был напечатан с обратной стороны листка поверг Веру в шок.
Большими печатными буквами на неё смотрела надпись- «ЛЮБОВЬ ЧЕРЕЗ СТЕНУ».
Лопуха заскреблась во входную дверь, и Вера под впечатлением открыла ей.
Рыжая выскочила на площадку и взмахнув своим пушистым хвостом тявкнула ей на последок.
-Прощай хозяйка, не поминай лихом. Я, конечно, тебя люблю, но мне надо идти, своей собачьей судьбой. Спасибо за приют, авось ещё свидимся. И быстро не оглядываясь побежала вниз по лестнице, исчезая в сумерках лестничных клеток.

      ЧАСТЬ – 8    РОК ИЛИ ЗЕМНАЯ ЛОТЕРЕЯ.

Скоро спали холода и наступила долгожданная весна. Уже можно было ночевать на улице, не боясь заснуть и не проснуться от укутывающего и изнуряющего тело холода.
Ангел с Лопухой перебрались в другую часть города, где было спокойнее, но правда подавали не так сытно. Но рыжая не жаловалась, ведь она привыкла жить впроголодь, а когда наступало тепло и не давил изнуряющий мороз, лишения к которым она привыкла, можно было терпеть. И к тому же её теперь периодически защищал освоившийся в земном мире Ангел, раздавая невидимые тумаки всем обижавшим маленькую блохастую дворнягу. Вечерами Ангел исчезал. Он забирался на нужный ему троллейбус и ехал на их старое место. А потом рассказывал Лопухе о Вере и о её избраннике, писателе из-за соседей стенки, который однажды явился к ней с огромным букетом цветов. Он рассказывал, как они живут вместе, как вспоминают про неё и, что скоро у них будет малыш.
И вот прошёл целый год. И снова пришла в город Ростов весна. Первые листики распустившиеся на деревьях пьянили своим дурманящим запахом, а весёлое солнце улыбалось не прикрытое тучами всему свету. По зеленеющему от сочной травы газону со всех ног бежала рыжая собачка. В её зубах был прозрачный целлофановый пакет, через плёнку которого виднелись, палка тонкой копчёной колбасы, бутылка водки и батон белого хлеба. Она семенила едва удерживая свою ношу, а следом за ней бежали несколько строителей в оранжевых касках, из соседней прилегающей стройки, которые наперебой кричали , держи её, держи! И вдруг собачка остановилась, подняв вверх мордочку и навострив уши, она оставила кулёк и с неистовым радостным лаем бросилась через дорогу.
Народ поджидал автобус на остановке, как вдруг маленькая рыжая дворняжка выскочила у всех из-под ног и выбежала на проезжую часть. Резкий скрип тормозов, но было уже поздно, собачка лежала на асфальте, дёргаясь в конвульсиях, а рядом по дороге текла тёмная, вязкая струйка крови.
Оглянувшись на шум, Вера впала в некий ступор.
-Лопуха?!! Закричала она. Народ с замиранием сердца смотрел, как сердобольная девушка вдруг кинулась между машин и рыдая турзучила и тискала в своих объятиях рыжую грязную дворняжку сбитую проскочившим мимо автомобилем.
А Лопуха вместе с Ангелом в это же время сидели на обочине и наблюдали за происходящим. Вернее это была уже не сама Лопуха, а её тень, душа. И она уже ясно и отчётливо видела своего пернатого друга, у которого из глаз катились совсем земные слёзы.
-Как же так Лопуха?! Ты же дворняга стрелянная. Всхлипывал Ангел.
-Да поторопилась я, отвечала рыжая. Веру жалко! Она побежала к Вере, пытаясь лизнуть её в щёку, но язык почему-то проваливался куда-то в пустоту. Как же я теперь буду, есть колбасу, подумала она про себя, и что же будет теперь со мной?
Что же ты небесный посланник не всемогущ, как пишут про ангелов в книгах, верни время, и все будут счастливы?! Да нет, не могу я. Если было бы так, то ваш мир давно перестал бы существовать. Даже сам бог не в силах изменить ход событий запущенного механизма времени. Это и есть ваш рок, ваша земная жизнь, ваша земная лотерея. Всё должно произойти не по воле неба, а так как должно произойти Ибо, это будет не жизнь а существование. У земных существ должен быть выбор, ибо если его нет, нет и жизни, нет и изменения и движения вперед. Это и есть ваша земная судьба, а то, что она не вечна, приобретает несусветную цену, крупицы оставленного на земле следа. Ничего нельзя запланировать, даже рождение и смерть, ибо смерть одного даёт шанс для выживания другого. А вашу судьбу можно только улучшить, отказавшись от ненужной суеты.
-Да, вздохнула Лопуха, я вижу ты у нас тут на земле поднатарел в понятиях. Моя школа!

      ЧАСТЬ – 9 ДЛЯ СОБАК ПОБЛАЖЕК В РАЮ НЕТ.

Похоронили Лопуху на левом берегу Дона, в роще. И на камне надгробье была надпись, - «САМОМУ ЛУЧШЕМУ ДРУГУ ЧЕЛОВЕКА, ИЗ ВСЕГО СВЕТА».
А душа бедной дворняги попала на небо. И когда небесные чаши замерли, при взвешивании собачьих грехов, указывая на одинаковое количество грехов и добродетели, вдруг маленькое белоё пёрышко упало в чашу дел благих. Раздался небесный скрип и белый ангел шлёпнул печать пропуск в собачий рай. Тут Лопуха своим природным чутьём, почуяла запах исходивший от перышка, её земного пернатого спутника. И она не знала, радоваться ей или же плакать и лишь смотрела на небесный мир своими перепуганными глазами и пыталась выть на единственную спутницу по жизни Луну, которой к её сожалению в тех краях видно не было.
Так душа бедной земной дворняги попала в рай. Правда, не в людской, а в собачий. Там у всех было по своей конуре и райской колбасы хоть завались. И уже в первый день она так объелась, что она ей сразу же опротивела. И она, свесившись с облака, с тоской смотрела на земной мир, с его холодом, голодом и маленьким незримым счастьем, за которое ей приходилось на земле сражаться. И когда Вера выходила из дома, она громко, громко лаяла в своих высях, так, что Вера поднимала к н*** голову и смотрела, не дождь ли с грозой собираются. За что и была посажена на цепь, возле своей отдельной конуры. И она первый раз жалела, за своё собачье существование, что не родилась человеком и не прожила жизнь по-другому, ибо поблажек в раю для собак нет.
А своего друга ангела она больше не встречала, ибо он был наказан райским уголовным кодексом, за вмешательство в разбирательство с грешным земным существом. И был изгнан на так полюбившуюся ему землю. Как Адам и Ева, много, много тысяч лет назад. Он был отослан в прошлое И, ощутив себя человеком, вдруг обнаружил, что он писатель и живет уже в знакомом ему городе, а за стенкой скребется и гавкает его бывшая спутница Лопуха. Бывший странник неба улыбнулся и набрал большими буквами на мониторе своего компьютера заголовок. ЗЕМНАЯ ЛОТЕРЕЯ. А когда уставал от печатания садился у полюбившейся ему стенки и закурив, водил спичечным коробком по шершавым обоям, создавая искусственный еле уловимый шум моря и прибоя. И улыбаясь, слушал, как его бывшая спутница, Лопуха во всю старалась привлечь внимание своей хозяйки к проделкам невидимого Барабашки. И он знал, что опережать события нельзя, ибо время их встречи еще впереди, а лишняя суета лишь внесёт ненужные осложнения. Ведь судьбу нельзя изменить, её только можно облегчить, не вмешиваясь в предначертанный ход событий, земной лотереи. И жил он совсем в ином полу выдуманном мире, где его покой лишь нарушала соседка бабуля, которая забегала к нему иногда попить чаю, да убрать разбросанные по всей квартире бумаги, да пересказать на свой лад, последние события, творящиеся в мире.
А что же было потом? А потом был счастливый конец, писатель наконец познакомился с Верой и родилась у них чудная рыжеволосая девочка, Люська. Она целыми днями скакала в близлежащем дворе и пела свою любимую песенку – У ПОПА БЫЛА СОБАКА, ОН ЕЁ ЛЮБИЛ.

      ЭПИЛОГ.

Ну, вот и всё, поставлена последняя точка. Это для него ещё один шанс земной лотереи, ещё одна едва тлеющая надежда достучаться до не приемлющего его света. Он уже давно жил в выдуманном собой мире, где его ни кто не знал и не ведал о его затворническом существовании. Он лишь иногда спускался со своего верхнего этажа, в магазин, чтобы купить еды и сигарет. И вернувшись в свою обитель, строил и создавал новый мир, для себя и других, живущих воспаленными надеждами и неуёмными мечтами. Он закуривал сигарету и смотрел вниз с девятого этажа, почти как Ангел со своих небесных высей, на этот мир полный непреодолимых страхов и надежд на счастливое будущее. На соседскую девчонку Верочку, которая играла в песочнице со своей рыжей собачкой Лопушей. С той, которая постоянно будила его своим лаем за стенкой и не давала сосредоточиться. И это был его мир, настоящий, а не придуманный извращённым писательским умом.
Он тушил сигарету И опять, садился за свой компьютер, чтобы вновь попасть в иной мир, мир где он повелевает, где он жесток или милостив. И кто знает, думал он, может и наш мир придуман каким-нибудь мальчишкой сидящим за компьютером времени, который мечтая создал нашу Землю и наш мир, а мы называем его Бог. Ибо верим ему и ждём с небес хотя бы немного божьей милости или всего лишь щепотку счастья.
Хотя он не был одинок, рядом с ним сидел его любимый кот Мурло. И это только он, его единственный друг, глупый квартирный кот, свято верил в него, что однажды наступит время, он станет знаменитым и богатым, авось и ему чего перепадёт.
А знаете, что чувствует писатель, закончивший своё произведение? Это он теперь точно знал, ибо нашёл земное жизненное сравнение. Он чувствует то же самое, что и зритель выходящий после сеанса из кинотеатра, когда заканчивается фильм, который он так давно хотел посмотреть. И вот его желание исполнено, остаётся лишь опустошённость и желание вновь вернуться в транс событий, и прожить с героями вновь, хоть и виртуальную жизнь, но заново.

      КОНЕЦ      30 января 2008г.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер