ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: лучшее из свежего: стр. 56

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: лучшее из свежего: Стр. 56  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Груши (ретро)

(Леонид Олюнин)
 10  Про груши  2009-02-04  3  2408
Груши южного загара,
Но кусачая цена.
«Три рубла бэрите пара,
Рубл с палтыною — адна».
Груши! Ах, какие груши!..
У прилавка сын и мать...
«Пакупай и сразу кушяй,
Даже не трудись жэвать!»
«Дай!» — кричит малыш упрямо.
«Слушяй, пачему не дать?» —
«А за рубль, — спросила мама, —
Можете одну продать?»
Дядя, кажется, невредный,
Но с таким не пустят в рай.
«Если ты такая бэдный,
То бэсплатна забэрай!»
И пристыженная мама
Уходила, как сквозь строй, —
Ни трагедия, ни драма —
Рынка случай рядовой.
Слезы сохнут у малышки,
Он про груши позабыл...
А у мамы нет сберкнижки,
Только рубль в кармане был.

* * *
Слать Господу упрёки — глупо,
Живя здесь срок короткий свой.
Из-за какой-то миски супа
Устраивать истошный вой?
Даст Бог — и с голоду не рухнешь,
Даст Бог — прикроешь наготу,
Даст Бог — костром в ночи потухнешь,
Или умчишься в пустоту.
За все, что дадено на свете,
Ты Господа благодари;
Мечтай о завтрашнем рассвете,
О красоте земной зари.
Рассвета если не увидишь —
Не доставай укора нож.
Упреком Господа обидишь,
А в ком защитника найдешь?

* * *
Пролетели лебеди,
Обронили пух,
Не осталось серости,
Грустный цвет потух.
Тихо хлопья падают
И числа им нет.
Ах, какой он радостный —
Этот первый снег!
И уходят в небо
Белые поля…
Вот она снежинка —
Молодость моя.

* * *
Белые перины
Обронили тучи,
Ветерок улегся —
Молодой летучий.
Он опять помчится,
Полежав немного.
И уходит в небо
Белая дорога.

* * *
Марта серединка —
Холода костят,
Расписные льдинки
На стекле блестят.
Где она весна-то?
На каком пути?
Видимо от сна-то
Трудно отойти.
И пускай остуда
В окнах расписных,
Прилетит оттуда
Весточка весны.

ЦВЕТНОЙ ГОРОШЕК

Еще по н*** голубому
Не бродят летние барашки,
И тополя не примеряют
Свои зеленые рубашки.
И снега грязные простынки
Разбросаны в тени заборов,
И воробьиные делишки
Никак не ладятся без споров.
У солнца теплые ладошки,
А сколько луж — с водою плошек!
Повсюду радостью рассыпан
Цветной горошек!

У ПРЯСЕЛ

Угольками заря погасла,
А в низине дергач заскрипел,
Две классических тени у прясел.
«Постоим? Не прохладно тебе?..
Знаешь... я... ну, сама понимаешь...
Будем вместе... целую жизнь». —
«Ой, ну что ты такое болтаешь?..» —
«Не болтаешь, а говоришь».
Зашуршала листвою осина,
Повлажнела трава уже.
Вот такая простая картина,
Незатейливый мини-сюжет.

* * *
Всплывает лист кувшинки белой —
Проходит заморозков власть,
И луг притихший оробелый
Напиток солнечный пьет всласть.
Костер небес вовсю пылает,
Гуляет день, слегка звеня...
Но только лист твой не всплывает,
А и всплывет — не для меня.

* * *
И все же мы с тобой больны.
Румянец щек и нежность кожи,
И ясность нашей головы
Определить болезнь не могут.
Самодовольство — вот симптом,
И, кажется, пока лекарства нету,
Возможно, синтезируют потом,
Но нас года загонят бедных в Лету.
На выручку упавшему бежать —
Вот смысл, чтоб избежать души распада.
Да, надо что-то делать, не лежать.
Да, надо что-то делать. Надо-надо!

БАШНИ

Молчишь ты, детище Эйфеля,
Уже не смотришь свысока,
Как тот министр без портфеля
На земляного червяка.
В небесной синеве купалась,
Бросала вызов городам,
Причем заметно насмехалась
Зря под ногами Нотр-Дам.
И ставши символом Парижа
Величия смотрела сны,
Но становилась ниже-ниже,
Зато соперницы росли...
О, башни-башни! Высотою
Напрасно ваш кичится род...
Пусть ты сравняешься с Луною,
Другой до Солнца дорастет.

* * *
Расплескалась, как водица,
Густо землю оплела,
В поле клейкая мокрица
Мелким цветом зацвела.
Кротким, им везде преграда:
Смотрят: чтоб не зацвели.
Холить сорняки не надо —
Сами прут из-под земли.

* * *
Короставник-короставник —
Твое имя не звучит,
Дол подсохший — твой наставник,
Где кузнечик в синь строчит.
Бархатистая шапчонка,
Не из шелка стебелек...
Жаль, курносая девчонка,
Что тебя он не привлек.
 

Вполне, гусарская баллада

(Алекс Гриин)
 6  Поручик Ржевский  2009-02-04  1  1455
Играли полонез, и день ветшал,
Горели весело дрова в камине,
На спинке кресла вязаная шаль
Казалась кожей старенькой графини,
Оставленная ею впопыхах,
Едва-едва лишилась злостных чар.

Гусары хвастали наперебой
Былою удалью и безрассудством,
Смотрел на дам корнет безусый,
Вино, шампанское текли рекой,
Всех тешил суетливый непокой,
Кичились в свете жемчугами бусы,

Шуршали платья. Мраморный изгиб
Пропорций женских, вписанных в колонны,
Закат одушевлял сквозь дверь балкона.
Поручик чувствуя, что гибнет от любви,
Хлестал вино. С картины лик мадонны
Взирал на непристойный внешний вид

Сего субъекта. Надо ж, был сражён!
Пустым – любовью. Не клинком на поле,
Изящным поворотом юбки… И доколе?
Тем он сердит и лезет на рожон,
Дуэлью бредит,(вдруг его убьют)…
И он своим стремлением доволен.

Об адюльтере* рассуждают на досуге,
Забыв на время о семье и брачных узах,
(задержат взор на обтяжных рейтузах,
Точнее, на желанном бугорке), подруги,
Три милых дамы – им не избежать конфуза,
Иль кулака свирепого супруга.

В ночи притих гостеприимный кров,
Приглушен свет, на стенах тень дремоты,
Полны гордыни, цвета терракоты
Вазоны, тискающие пригоршни цветов
И гренадеры с лицами котов,
Полуночною заняты охотой…

Адюльтер – супружеская измена
 

Лучше

(Леонид Олюнин)
 1  Несмешное  2009-02-10  0  611
Нет, лучше пусть
Демьян с ухой,
Чем обещания
Паек сухой.

* * *
Бог как хочет, так решит,
Поклонись ему за это.
Есть дорога для души, -
Где добро, где много света.

* * *

Бедный чахленький кустик,
Землю ты не украсишь,
Корни в глубь ты не пустишь,
И не добьешься власти.
Да не печалься, глупенький,
Пред вечностью дуб - травинка;
Дом наш земной кругленький
В космосе просто соринка.

* * *
За всех, кто в жизни не устроен,
Стучится ветер мокрый в стекла...
Ты сыт, ты лаской успокоен,
Твоя одежда не промокла.
Не забывай тех, беспокойных,
Удача чья в пути поблекла...
За всех, кто в жизни не устроен,
Стучится ветер в наши окна.

* * *
У ложка поет полянка,
А внизу густой ивняк.
Нас с тобой встречает льнянка.
Говорят: она — сорняк.
Говорят: она — отрава,
Скот любой её не жрёт.
Но не все же, Боже правый,
Что увидел — сразу в рот.

* * *
Лес щебетал на все лады,
Насвистывал бедово,
Тая под травами следы
И шорохи живого.
Ходил с пустой корзинкой я,
К ветвям тянулись руки.
Казалось — нет в лесу живья,
Когда б ни эти звуки.

* * *
Костер мой отодвинул мрак,
Не хрустнет под ногой плитняк.
Вдруг, мотылек упал в огонь,
За ним — другой, со всех сторон,
Кругом, летят, бело, как снег,
И пламя гасит их разбег.

На этом берегу реки
В костер летели мотыльки.

* * *
Деревья цветут и зимою,
Крупный черемухи цвет
Падает с веток порою,
И превращается в снег.
Радости песни пелись,
Снег рассыпался не зря —
На щеки твои уселись
Два розовых снегиря.

* * *
Сердцу не укажешь,
Сердцу не прикажешь,
Лед ума не в силах
Погасить тоски.
Говорят, что разум
Чувств превыше. Разве?
Сердце не уступит
До гробовой доски.
Битвы чувств с рассудком,
И, порою, жутко...
Кто же победитель?
Мудрый, подскажи.
Все мы, поневоле,
Длинной битвы поле,
Этой битвы поле —
Под названием жизнь.

* * *
Небо осеннее — зонтик дырявый,
Всюду проникнет влаги гнус,
Словно мочалки рыжие травы.
Лист растерял ракитовый куст.
Тропка смачно рыхлая чавкает —
Нравится ей резина сапог,
Чёрные птицы повесть печатают,
Осень уводят под локоток.
Ползает трактор весь перемазанный,
Дуя в трубу и вовсю урча...
Дни в октябре бывают разные,
Дни в октябре не ругай сгоряча.

* * *
Да, когда-то, нечего скрывать,
Я себя считал превыше многих,
С жаждою искать и открывать,
Не хотел застрять на полдороге.
Наконец, заметно, помельчал,
За удачей не бросаюсь брассом,
Не увял, и лавры не встречал,
Но, зато умишка понабрался.

* * *
Разве плохо у печки свернуться
И дремать безмятежным котом?
Пусть другие во всем разберутся,
Кулаками могут притом.
А натура — почти ватная,
Разум — не испечатанный лист,
Совесть тоже не испечатана:
Многоспящий, вроде бы, чист.
Пусть сознанием правят мистики,
пусть насилия плещет гроза...
Разве можно назвать чистеньким —
Кто на зло закрывал глаза?

* * *
Полеты кому всего дороже,
В безбедной неволе
Тому не жить,
Такого не держат
Крепкие вожжи,
Тот мнением сытых
Не дорожит.
Тот меряет жизнь
Не съеденным хлебом,
Пред крупным собратом
Не держит отчет;
Любовным, над женщинами,
Победам,
С довольством глупца
Не фиксирует счет.

* * *
Что за звуки над лугом разносит
Утро росное? — плач уловил.
Кто-то травы сочные косит,
И ногою гнездо раздавил.
Да не бейся ты так, пичужка, —
Не кори косаря-молодца,
Ты гнездо завела — где не нужно,
Он в тебя не вгонял свинца.
Знаешь, в жертву весомых выгод,
Много мелких свет отдает.
Вот — под поездом люди гибнут,
Разве поезд желает того?
Но великое зло вершится —
Когда умысел родит стон,
И когда многосильный убийца
Признает «право сильных» закон.

* * *
Радую... Слезы кому-то несу...
Часто блуждаю, словно в лесу.
Кто мне подскажет, куда я впаду,
В радость сплошную или беду?

ТВОЙ ДОМ

Вот ты стоишь, дом, —
Бревенчатый истукан,
Пялишь глазища,
Как черная кошка.
Я под дождем,
А она — там,
Это она мелькнула
В окошке.
Какой приземистый,
Какой смешной.
Мне чмокнуть тебя
Захотелось в щечку;
И все потому,
Что она за стеной —
Губитель записок —
В одну строчку.

* * *
Обрушусь, сползу ли,
Не в этом суть;
Тело оставив
В объятии смрада,
Ангелы душу
Мою понесут,
Чтобы доставить,
Куда надо.
Куда — я не знаю,
Куда — я не вем,
Но биться не буду
С крылатыми споря,
А пожелаю себе
И вам всем,
Больше там радости,
Нежели горя.
 

Как выбрать помело?

(Долгоносик Очумелый)
 1  Несмешное  2009-02-15  1  2215
Если вам никогда не хотелось слегка пнуть или бросить этот фрукт, как мячик, то вероятно, вы не очень то понимаете сущность помело. Ведь этот плод по форме и размерам напоминает мяч для игры в пляжный волейбол или гандбол. Неудивительно, что члены вашей семьи, гости, да и вы сами, можете испытывать желание положить его на ладонь, обхватить, подкидывать и ловить, катать по полу. А почему бы и нет?! Как-то я пришел в гости с шампанским и помело. Игристую жидкость мы распили с хозяйкой, а подурачились с ее шестилетним сыном, катая друг другу по полу этот замечательный фрукт, что манит потре***еля своей пузатостью, глянцевой кожурой и, не побоюсь сказать, солнечностью. Что ж, заглянем же теперь внутрь помело.

    Если вы откроете неудачный глянцевый журнал, то под яркой обложкой часто можно обнаружить некое однообразие изложенных материалов. А вот освободив помело от глянцевой кожуры, вы найдете под оной полезную и лакомую мякоть! Кожура этого фрукта чаще бывает желтоватой, но есть плоды и с зеленой. Не стоит этого пугаться. Зеленоватость кожуры указывает на специальный сорт помело. Во вкусе особой разницы вы не заметите, но я, по долгу службы, переел в немалых количествах данного продукта и замечу, что желтоватые экземпляры кажутся лично мне более сочными и сладкими.

   Внутри плода может быть светло- желтая (чаще всего) или красная мякоть. Давить соки из мясистых долек помело трудно. Для свежевыжатого сока лучше использовать апельсины и грейпфруты. Вообще, помело часто приносит разочарование, особенно тем, кто впервые с ним сталкивается. Ибо обманутые надежды всегда гнетут психику человека! Ведь мы покупаем увесистый плод, а когда рассекаем его, скажем, напополам, то с присвистом удивляемся, какая толстенная кожура у этого фрукта и как мало съедобной мякоти внутри. Что ж, такова особенность помело. Успокоим же новичка при встрече с помело пословицей: «Мал золотник, да дорог!».

   Как все экстраординарное и необычное, помело является достаточно капризным фруктом: он весьма чувствителен к пониженным температурам. Так что, выбирая помело в супермаркете или в магазине, внимательно его осмотрите. Если увидите расходящиеся кольцами полоски бордового цвета (даже небольшие!), лучше такой экземпляр не берите. Уверьтесь, что на поверхности кожуры нет многочисленных и углубленных вмятинок бордового цвета. В случае обнаружения их вы можете поразиться, какие причудливые узоры эти вкрапления могут создавать.

    С художественной точки зрения такой экземпляр может представлять ценность (действительно, природа подчас создает неповторимые узоры!), но в качестве вкусной и здоровой пищи - вряд ли. Ибо это значит, что крапчатость - так зовется сие расстройство - уже пожирает продукт. Повторюсь: если вы видите на поверхности помело бордовые, коричневатые круги ли, вмятинки, полоски – лучше откажитесь от покупки.

    Помело в чем-то похоже на голову Чиполлино после сильной гулянки. Так что обратите особое внимание на верхушку плода (где у Чиплоллино растут стрелки зеленого лука) - это слабое место. Слегка надавите подушечкой большого пальца. Желательно, чтобы этот участок был твердым, как и сам фрукт. Но если имеется незначительная мягкость и без признаков повреждения кожуры - такой плод будет даже повкуснее, чем твердый, как камень! Объедение! Если же кожура на верхней пипочке легко продавливается – налицо признаки внутренней гнили.


Специальная фасовочная машина обычно пакует каждый экземпляр фрукта в тонкую сеточку. Сеточку снимаем (она – невкусная), а плод, естественно, моем перед «вскрытием», так как кожура обрабатывается разными препаратами типа воска для обеспечения лучшей сохранности. Итак, вы выбрали достойный экземпляр и собираетесь его съесть. Прекрасно! Помело – кладезь полезных субстанций! В нем мало, очень мало жиров. Покоятся в дольках помело калий, магний, витамин С, В.

Как еще использовать помело, не считая еды и игр с юным поколением? Им украшают стол, даже используют для салата. Эти фруктом хорошо закусывать некрепкие напитки. Мне, например, нравиться пить шампанское с помело. Получается очень солнечно и сладко.

    Заканчивая эту небольшую зарисовку о помело, хотелось бы добавить один штришок. По новостной программе телевидения прошел репортаж, что ученые Китая открыли аналог эликсира молодости. И вещество это нашли в помело! Объемы продаж сего фрукта там взлетели стремительно. Китайцев много больше миллиарда, так что, следует ожидать бурный рост производства этих чудесных плодов в Поднебесной, а возможно, и в прочих странах производителях (ЮАР, Израиль, Южная Азия). Такое великое множество людей теперь верят в этот плод.

   Правда, есть небольшая оговорка. Те самые ученые, что обнаружили омолаживающий эффект солнечных «гандбольных мячей», сделали примечание: чтобы реально омолодиться с помощью помело необходимо ежедневно съедать несколько килограмм фрукта в день! Поэтому сейчас мудрые китайцы ищут способ создавать концентрированные порошки, выжимки, сиропы из удивительного фрукта. Они колдуют над помело, чтобы получить тот самый магический эликсир молодости.

   Кушайте помело уже сейчас, как китайцы! Я надеюсь, что когда субстанции молодости и задора начнут регулярно попадать в ваш организм, вы вскоре сможете вопрошать зеркало: «Я ль на свете всех белее? Всех румяней и милее?». И с самодовольной улыбкой, заслуженно, сами же себе и ответите – «Да»! Ну, а если такого и не случится быстро, то тогда просто порадуйтесь тому, что, потребляя помело вы наполняете свое тело солнечностью, витаминами и хорошим настроением.

Отредакт. 13/11/09
 

Как пахнет весна в феврале

(falcon)
 0  Несмешное  2009-02-13  0  830
Внезапно вижу талый снег,
И речку, начинающую бег.
И лес каркает спросонья,
Прощай зима и время покоя!
Солнце,сквозь тучи, ликуя,
Подарит лучик, словно целуя.
 

Душа, поющая о настоящем...

(Николай Шошанни)
 4  Несмешное  2009-02-01  1  762
Душа, поющая о настоящем,
Ты чаще в стОящем ищи резон,
Ведь всё стоЯщее сыграет в ящик,
Душа, не стой, спеши за горизонт...
 

Времена

(Леонид Олюнин)
 9  Несмешное  2009-01-24  0  589
Такие наступили «трали-вали»
В республике свободного труда.
Когда-то очень сильно воровали,
А как сейчас, наверно, никогда.
Утрачена уверенность и сила,
Едва горит унылая свеча.
Из-за «бугра» на нас шипя косились,
А нынче тычут пальцем хохоча.
Куда ни глянь — машины-иностранцы
(Вот такие шаньги-пироги),
Может за рулем сидят «афганцы»?
Те, что без руки или ноги?..
Продаются фабрики, квартиры,
В переулках выстрелы: «Бабах!»
Широки в плечищах рэкетиры
(Золото желтеет на зубах).
Вот такая вызрела сатирка,
Колкая, что твой еловый лес.
У меня есть блеклая квартирка,
Но, а есть такие, что и без...
Кулаки сжимаются до хруста
(Стыдненько за собственный уют).
Не обидно, что в кармане пусто —
Родину на вынос продают.
Многое порой необъяснимо
(Дух войны — он не угар печной):
Были Куропаткины Цусимы,
Нынче — Куликовы под Чечней.
Нет, конечно, равенства на свете,
Этих гладят, этих бьют «под дых»:
У вокзала брошенные дети
В курточках засаленных худых.
А из ресторана смех и хохот
(Что там миллион-другой спихнуть)
Этим смехачам пока не плохо.
Будет плохо — за «бугор» махнут.

Спасибо, Соликамск, мой город,
Что сохранил святыни ты;
Известно: время рушит горы,
Свергает звезды с высоты,
Цивилизации пропали,
Народов затворя уста,
А дорогой товарищ Сталин
Взорвал тротилом Храм Христа;
Иконами топили печи,
Сметая тех, кто супротив,
А сколько душ перекалечил
Хваленый в кожанках актив.
Ты верен был иконостасу,
Не дал разрушить купола;
За то, что уберег нам Спаса
Тебе почтение и хвала.

* * *
Веселей труда держись,
Упирайся рогом.
Дал тебе Всевышний жизнь,
Это очень много.

* * *
Ночь пришла на водопой
По тропе своей крутой.
Постояла, помолчала,
Звёзды в небе покачала,
Вымыла ладони в речке,
Почесалась о крылечко.
Петуху чтоб не вопилось –
Выговор большой вкатила.
Наступила тишина.
Спи родная сторона.

* * *
Ушло сцепление колеса,
Дождем расквашенная местность.
И не вперед, и не назад,
Рычит машина и ни с места.
Углей потухших не раздуть
Ни долгой грустью,
и ни словом.
Так и сцепления наших душ,
По-видимому, никакого.

* * *
А время стариться не может,
Промчатся миллионы лет…
А дни свой оставляют след,
И далее маршрут проложат.
С орбиты вырвется земля,
Развалится, погаснет солнце,
Но время лишь не разобьется
Отсчитывать часам веля.

* * *
Напоило холодным ветром,
Набросало хвоинок в глаза,
И деревьев ноябрьская ветхость
Что хорошего может сказать?
Только дождик короткий поплачет,
Только ворон свое протрубит.
Да, мне грустно, но это не значит,
Что я землю успел разлюбить.

* * *
Прилизывал, причесывал
Дождь ночь всю напролет,
И у него запросы есть,
Когда он с неба льет.
Во-первых — пыль претит ему,
Кричит ей: « Вмиг сотру!»
И зноем день пропитанный
Ему не по нутру.
Гром не стучал сапожником,
Был на грозу запрет.
Итак, к ночному дождику
У нас претензий нет.

* * *
А кто-то уверяет нас:
Из слизи мы и в слизь вернемся.
Создать иное сможет солнце
Из нашей кожи, наших глаз.
Понятен этот примитив.
Кто в это верит, пусть и верит,
И рот свой от всезнайства щерит.
Я этого не супротив.

* * *
Нам дано тосковать и смеяться,
И по серому снегу брести,
А потом — внезапно сорваться,
Все, что сами сплели, расплести.
Нам дано провести под часами
Тридцать лет, а быть может полста.
Сложность мы создаем сами,
А по правде, жизнь наша проста.

* * *
Говорят, что не найти,
И искать не надо бы,
Край, где с неба конфетти
И конфеты падают;
Где тепло, и где уют,
Мотыльки летают,
Где прохожим раздают
Все, что те желают;
Где всегда готов обед,
Теплое жилище.
Да, такого края нет,
Люди все же ищут.

* * *
Посижу чуть-чуть на стенке,
От восторга — дуралей,
Окажусь вдруг на коленке,
На коленке на твоей.
Посижу и не наскучу,
Рядом с краешком белья.
Ты посмотришь, скажешь:
«Лучик!»
Ошибешься — это я.

* * *
Влажным носом теленка
Коснусь, ты воскликнешь:
«Ай!».
Не прогоняй меня только,
Только не прогоняй.
Не наступлю, не стукну
Неловким своим «каблуком».
Можно лизнуть твою руку?
Шершавым лизнуть языком?
 

Медведь и мёд

(Леонид Олюнин)
 0  Несмешное  2009-02-11  1  705
Медведь добрался
До медовой бочки,
А что хотели вы
От сладкоежки-одиночки?
Что с бочкою?
Осталась, как была
Вначале.
С медведем что?
Не откачали.

Зачем мораль?
И так понятно:
Не надо столько жрать,
Пусть и жратва
Бесплатна.

* * *
Господь свободу
Дал нам дуракам,
А надо было бить нас
По рукам.

* * *
“Король есть только
первый из подданных”.
(Фридрих Великий)

О, как все рвутся в короли,
Для благ, для унижения ближних.
Чтоб для себя побольше выжать,
Чтоб превращать других в нули.
Так пауки сплетают сеть,
Так птицу из ружья стреляют…
Владыки часто забывают,
Они такие, как и все.

* * *
Да и что там удивляться,
Мир такой, обычный он:
Надобно сопротивляться
Если жмут со всех сторон.
Отбиваться коль не в силах —
Привыкай, молчи, терпи,
В стойле стой и жуй свой силос,
В душной, тесной заперти.

* * *
Боль бывает смерти хуже,
Проклинать смерть ты не смей.
Если болью перегружен,
Значит, призываешь смерть.
Что уйду – я не тоскую,
Тосковать не буду впредь.
Боже, дай мне смерть такую,
Чтоб с улыбкой умереть.

* * *
Какая б ни была эпоха,
Пусть воли много палашу;
Бывает более чем плохо, -
Но жизнь охаять не спешу.
Во мне работает завод,
Он кирпичи таскать зовет.

* * *
Искал я сытые глаза,
Глядел вперед, глядел назад.
Но не нашел я сытых глаз,
Они не водятся у нас.

* * *
Быть может не туда я прусь,
Останусь на своем отрубе:
С наукой спорить не берусь,
Но и её ошибки любят.

* * *
А хмеля тяжкие валы
Наносят вред рассудка стану.
Нет, я вино хвалить не стану,
Оно не стоит похвалы.

* * *
“Путём зерна” — земного путь,
И в сторону не повернуть.

* * *
Кто откровенен — сердцем наг,
Насмешек на него охота.
В поэте видят идиота
Любители житейских благ.

* * *
И ты впустую не мели,
Себя, других тупя.
“Идут хозяева земли”...
Ярмом своим скри
 

Доуступали

(Леонид Олюнин)
 0  Несмешное  2009-02-11  0  562
Кормили Пантеру
Сметаной и медом,
Давали ей
Минеральную воду.
Ни в чем не встречала
Пантера отказа.
И все-таки сторожа
Съела, зараза.

* * *
Мало времени остаётся,
Ничего уже не успеть:
Не обогреться на солнце,
Добрую песню не спеть.
Но можно ещё умыться
В самом чистом ручье,
Остановить выстрел
Не пустотой речей.
Можно ещё помолиться —
Не поздно, да, никогда.
Вера — небесная птица,
Послана Богом сюда..

. . .
Запутанности виражи,
Кто объяснить их сможет?
День – это маленькая жизнь.
Которую ты прожил.
 

Деньги

(Леонид Олюнин)
 0  Несмешное  2009-02-11  0  624
Кто торгует, тот хитрец...
Жил да поживал купец.
Он одну науку знал:
Покупал и продавал:
Купить желательно не строже,
А продать куда дороже,
А иначе ни шиша
Не добудешь барыша.
Как для рыболова ловля
Для него была торговля:
Покупателя подсечь,
Выжать да и дело с плеч,
И всегда с улыбочкой,
Этакою рыбочкой...
Так случилось, что однажды,
От давно известной жажды,
Люди принялись «грести»
Все, что можно унести.
Раскупили весь товар,
Даже мятый самовар,
Даже старые гамаши —
Были ваши, стали наши.
Все он продал с барышом,
Сам остался нагишом.
Очень скоро (вот те на!)
По стране прошлась война.
У торговца денег кучи,
Только что на них получишь?
За большой мешок монет
Не дадут и двух конфет,
Пряник не дадут и сайку,
И дырявую фуфайку.
Что купец? — купец зачах
На разбросанных деньгах.
Да не плачьте, что же вы? —
Другие-то пока живы.

* * *
Я жизнь люблю с её причудами,
Хотя ценитель и плохой;
С её гореньями, остудами,
С её зерном и шелухой.
Всевышний знает жизни цену;
Его шторма, его и гладь,
Он выпустил нас всех на сцену,
Мы роль обязаны сыграть.
Почти вслепую тянем строки
Среди непонятого груд.
Быть может, не осудит строго
Он нас за глупую игру.

. . .
Съели тощие коровы
Тучных, и без лишней мовы.
Слопали они, сожрали,
Оттого тучней не стали.

* * *
Желание терзает душу,
За острый хватается нож.
Желание — тело душит:
Найди, перед ним и положь.
Бедные мы странники! -
Задержат нас, закуют…
Желание — разбойник,
Ищущий жертву свою.

* * *
Мать потеряла сына,
Жуткая это весть:
Сердце свое вынуть
Проще, и бросить здесь.
Проще умчаться в небыль,
Каплей осенней стать...
О, пощади, небо,
Горем убитую мать!

* * *
Стрелы летают, стрелы —
Как и пять тысяч лет...
Вечер туманы стелет.
Страшно устал. Прилечь...
Жуткие лики ночи.
Каждый хлопок не учтен.
Может быть не проснешься.
Впрочем, тебе-то что?

* * *
Уходила, удалялась,
Растворялась в полумгле;
Только тишина осталась,
И еще листок — в воде.
Но, а если не развеет?
Говорят: придет весна.
А пустынная аллея
До сих пор еще грустна.

* * *
Стволы и сучья не разнятся,
Здесь — падь, здесь пали — рог и рог,
Душе не долго потеряться
В глухой чащобе без дорог.
Отчаяние порою душит,
И случай — норовит слепой...
Зачем ведем мы наши души
Непроторенною тропой?

* * *
Мы, впрочем, те же облака,
И ветер гонит нас куда-то,
И от рассвета до заката
Летим, не тяжкие пока.
Не так уж наш полет высок;
Отяжелеем, соберемся,
И вниз густым дождем прольемся,
И просочимся сквозь песок.

* * *
Мечется огонь в печи,
Хочется ему на волю,
Прогорит он, замолчит —
Только пепел — цвета моли.
Результат — давно известен,
Сказки сладкие — долой...
Как о кирпичи ни бейся —
Все окончится золой.
 

Баран и обвал

(Леонид Олюнин)
 1  Несмешное  2009-02-10  0  562
Брел баран по горам.
Вдруг по шее — камень — «бам!»
Винторогий взвыл от боли —
Камень прилетел поболее.
Винторогий заорал...

И накрыл его обвал.

* * *
Хаос — мутная водица,
Не помыться, не испить;
Властолюбцу пригодится
Дуракам хвосты крутить.
Властолюбцу не до Бога,
Не для этого «рожён»,
У него своя дорога —
Поживиться на чужом.
Много крови возле плахи —
Многосильному — в вину...
Нет, не зря цари в монахи
Уходили в старину.

* * *
Вода обнимала плечи,
У подбородка текла.
Тот, кто купался вечером —
Знает — она как тепла.
И веришь ты ей без опаски,
Не ждешь от нее беды...
Губят часто и ласки,
Особенно ласки воды.

* * *
Это телу нужна одежда —
Если камня за синью плита,
А душа? — ей нужна нежность,
А душа? — ей нужна доброта.
Да — оттащат, ну да — нагадят,
Бросят в яму, кювет, тюрьму...
А душа? А душа — нагая!
Ей наряды совсем ни к чему.

* * *
Моя душа полна тревоги
Неясной, тайной и глухой;
Да, мне с тобой не по дороге,
Попутчик очень я плохой:
Иду, не молча и покорно,
Даю тревожным дням расти,
И хочется мне непритворно
Сказать тебе: «За все прости.
Не мне цвести на этом свете,
Мой пройден путь — путь неудач.
Как надоели в жизни эти
Решения простых задач».
 

КОРНЕТ

(ДЕЖУРНЫЙ ПО КОСМОСУ)
 20  Про Новый Год  2008-12-21  4  1171
Свечи ярко горят скрипачи нам мазурку играют,
И глаза наши в танце с корнетом как звёзды сверкают.
Познакомились мы в рождество на балу в Питергофе,
Стал тайком приезжать вечерами в имение в гости.
Он божился в любви как с иконы невинное диво,
Сплетни шли при дворе князь высокий косился ревниво.
Я любви как огонь ещё девушкой жадно желала,
Предвкушая судьбу на корнета с любовью гадала.

ПР. С тишины прошлых лет чистый образ корнета всплывает,
      Снег на землю летит и звездою себя представляет.
      Мой посланник с небес, белый ангел далёкого света,
      Я танцую мазурку одна при свечах для корнета.

Слышен топот копыт моё сердце летит в тени сада,
Осуждайте меня только трогать корнета не надо.
Он сидел подле ног и в сердцах юных клялся мне слову,
Говорил увезёт у него для меня всё готово.
Злые сплетни идут за колонной дворца. И как вы посмели!
Отстоял мой корнет дамы честь и любовь на дуэли.
Зимний сад след корнета под снегом ревниво скрывает,
А любовь книгу жизни людей никогда не читает.

ПР. С тишины прошлых лет чистый образ корнета всплывает,
      Снег на землю летит и звездою себя представляет.
      Мой посланник с небес, белый ангел далёкого света,
      Я танцую мазурку одна при свечах для корнета.
 

Чудеса

(Леонид Олюнин)
 8  Несмешное  2009-02-04  0  657
Чудес хватает на планете.
Читал в журнале «Крокодил» —
Нарвался на людей Иетти
(В капкан медвежий угодил).
И он сначала трепыхался
(С любым случается порой),
Орал, плевался, чертыхался;
В лоб дали — умер, как герой.
А в тундре мамонта поймали
(Два хобота и три хвоста),
Поймали и наподдавали,
И в реку сбросили с моста.
А также промелькнуло в прессе:
В воде, прозрачной как слеза,
Взрывчаткой подорвали Несси,
Полтонны бросили туда.
В газетах о «тарелках» пишут
(Газетам верим, как врачам),
Мол, гуманоиды на крышах
Людей пугают по ночам;
Зеленые, тщедушны телом,
С антеннами, а не с дубьем.
Ах! Доберемся до «тарелок»,
Все, как в столовке, перебьем.
Все эти Несси и Иетти
Не удивляют нас давно,
Как итальянские спагетти,
Как португальское вино.
Но ежели в торговых точках —
Два девяносто колбаса
Вдруг снова станет... это точно —
Все сто процентов чудеса.

* * *
Иного и не значится,
Иная карта бита:
Всевышнего познание
В небесной вере скрыто.

* * *
По Древней Греции — печаль,
По Древней Греции — «химера».
В жизнь эту, словно невзначай,
У молодых сломалась вера,
Гречанки знойные как луч,
Себя лишали жизни юной,
Они бросались в море с круч
В своем стремлении безумном.
Совет старейшин и решил:
Прежде склониться перед Летой,
Кто жизни сам себя лишил —
Держать на площади раздетым.
И сразу схлынула волна
Самоубийств необъяснимых:
Сильно влияние стыда...
А ныне? — лучше помолчим уж.

* * *
Труба в земле лежала тихо,
По ней вода текла спокойно,
Буран бузил над нею лихо,
Мороз жердяк ломал разбойно.
И вот она весной промерзла,
Вода в ней ток остановила.
Ну, надо ж, кончились морозы,
Она такое отчудила…
И вы, наверное, взрывались,
Когда мороз запрячет зубы...
Весной обычно замерзают
Трубы.

ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА

О, сколько ты имен великих
И знать не знаешь, человек!
Они растаяли без крика
В бездонном море прошлых лет.
Когда питаешься плодами,
Едва ли вспомнишь, кто растил
Деревья. Да и как узнаешь —
Века остались позади.
Кто первый вскинул к Н*** руки
И захотел жить для добра?
Кто музыку услышал в звуках,
И первым стал стихи слагать?
Кто первый, ополчась на серость,
Не пожелал дремать-молчать?
Кто без награды станет делать
Сейчас, а, сделав не кричать?

ФАБРИЧНАЯ ТРУБА

Она дымила как обычно
Вовсю, фабричная труба,
Конечно, можно неприлично
Послать ее туда-сюда.
Но почему за гадким дымом
Трубы не замечаем труд,
Она же нам необходима,
И ничего не скажешь тут.
Наверно, в будущем исчезнет
Дым этот мерзкий, о-ее!
А за ее небесполезность
Должны мы уважать ее.
Мы жизнь нелегкую ругаем,
Но только лучшей нет — судьба.
Пока нам не дана другая...
Дымит фабричная труба.

* * *
Ясный, колючий полдень.
Варежка у лица.
С нами тепло порознь,
Порознь и чьи-то сердца.
Солнце большое алеет.
Узкая тропка молчит.
Если лучи не греют,
То для чего лучи?
Вьюги безмолвен улей —
Ночью сходила с ума.
Вон деревья застыли.
Лютая нынче зима.
Тихо. Искристо. Морозно.
Стынет небесная гладь.
А под ногами звезды,
Значит, их будут топтать.

* * *
Нужда какая Прометею
Куда-то лазить за огнем? —
И дни б спокойно пролетели
До старости — с женой вдвоем.
Кто в норке просто, кто в квартире,
А мох-то к камню пристает.
Но почему-то в этом мире
Чего-то, но не достает.
А горизонт — он так обманчив,
В мир отзывает от мирка...
Вон, видишь — новый одуванчик
Ждет дуновения ветерка.

* * *
Плыла над лесом бархатным
Бессоница-луна,
С крутых небес бабахнулась,
Теперь в пруду она.
Бездумно бухну бахарем,
Чуть-чуть скосив глаза:
«И сколько тебе бахнуло?
Не старишься, коза».

* * *
Мне ль оправдывать себя:
Где ни ступишь — там вода.
Много жаждал совершить,
Но не смог — зачем грешить.
«Брось ты, парень, этот вздор, —
Скажет разум-прокурор, —
Вздор все эти — «Ах!» да «Ой!»
Все — в стихи я ни ногой.

ТЕЛЕНОК

Глаза — стекляшки ночи темной
На мир доверчиво глядят:
На кучу, где галдят вороны,
На тополь, где грачи галдят,
На облака, на голубые
Разливы между облаков,
За пруд, где ветлы молодые,
Где рай стрекоз и мотыльков,
Где стрелолист на водной глади,
И где сусак в свой полный рост.
Опять ладони чьи-то гладят
Теленка лоб и влажный нос,
И называет его Борькой,
Листочек лопуха даря.
А Борьке жить осталось только
До холодов, до ноября.

КРУЖИТ СНЕГ

Грустный-грустный лес стоял,
Капала вода,
И казалось — будет так
Сумрачно всегда.
И казалось — у реки —
Вечен неуют,
С неба звезды-светляки
Свет свой не прольют,
На дорогах — вечна грязь,
Скучным будет луг...
Наконец, снежинок вязь
Ожила вокруг!
И теперь кругом бело,
Даже режет глаз.
Я про снег писать готов
Много-много раз.
 

ностальгия по лету

(Грек)
 12  Несмешное  2009-02-03  2  773
Прочти, если сможешь меня ты понять
- усталую душу поэта,
прости, если сможешь, но мне не унять
- крик в даль уходящего лета

я странствую долго по этой земле
и много чего я увидел,
но верь мне на слово, что в жизни нигде
я никого не обидел

дрался, ругался, надрывно сопел
и много что было мне гадко,
работая честно немало потел
и мне доставалось несладко

но мне приходилось все это терпеть,
ведь жизнь не прожить без мучений.
бывали минуты хотелось мне петь,
хватало и мне развлечений

в минуты печали один я бродил
в аллеях тенистого парка,
ночной соловей мне любовь разбудил
и сделал так больно, но сладко...

вот лето уходит все дальше оно,
на юг журавли полетели,
а мне остается смотреть лишь в окно,
да ждать той весенней капели .....
 

В чем Смысл жизни?

(Грек)
 7  Несмешное  2009-02-08  2  798
Я был, как многие несчастен
как все я не любил оков
как некоторые был причастен
но не как все, я не таков

Я видел, как плывет по луже
большой бумажный параход
и если не смотреть поглубже
он не летит, он так - плывет

клена лист резной, богряный
пылает в зареве зарниц
и этот рыжий лист, упрямый
он не летел, не падал ниц

Я видел лунное затмение
оно печально, но смешно,
людям виделось знамение
вселяло суеверный страх оно.

весь город будто муравейник
заснул, не видно никого
а завтра снова на работу
но непойму я одного

в чем смысл жизни нашей тленной
куда и как себя девать
тузом быть иль монетою разменной
фрак или джинсы одевать

ведь нету счастья и в богатстве
хотя и бедность не порок
погрязли люди в святотатстве
и даже не у дел стал бог

онаша старая держава
как изменилась ты с тех пор
ведь о тебе ходила слава
теперь, что не богач - то вор....
 

Ещё немного о любви

(Перловка)
 37  Несмешное  2008-10-27  4  1374
Как море в штиль,как май без гроз и ливней,
Без благородной плесени Рокфор,
Так чувство,став бесцветным,пресным,пыльным,
В долину снов давно спустилось с гор.

Покрылись инеем на древе страсти ветки,
И подо льдом река любви бежит.
Покорность Ваша скрюченной левреткой
Всегда при мне,у ног моих лежит.

Погрязли Вы в спокойствии и лени.
К чему борьба,коль кубок Вам вручён.
И Ваши чувства - сытые тюлени,
Свеча без пламени,без сновидений сон.

Ну,измените мне,заставьте злиться,
Не спать ночей,метаться,ревновать!
Я буду Вас голодною тигрицей
Ещё сильней желать,любить и ждать!

Разбив мне сердце,снова соблазните,
И погасите ревности фитиль
Потоком слов...И нежностью плените...
И станет раем тихий в море штиль...
 

* * *

(Леонид Олюнин)
 7  Несмешное  2009-01-23  1  629
* * *
Как много слов и звуков умирает
Не прикасаясь к душам и сердцам;
Да так бывает, часто так бывает,
И не спеши с вопросом к мудрецам.      
Не выручат служители науки,      
У них не тем забита голова…

Зачем бесследно исчезают звуки,
И яркие, красивые слова?

* * *
Не по словам, а по делам
Учил распознавать Спаситель…
За облака бы не проситель,
Кто на земле развел бедлам.
Кто признавал стандарт двойной:
Себе пирог, кому-то — речи;
Он так надежно обеспечил
Себе жилище под землей.

* * *
Наполеоны, Тамерланы
И прочая там чешуя
Уже давно забыли страны
Отбитые мечом в боях.
Наполеоны и другие
Ушли, как битый бред собак.
Не будет больше здесь ноги их.
Их дело кончено, табак!

* * *
Какой поставят памятник — не важно,
Их ставят, как мне кажется, всегда;
Они исчезнут, как лоскут бумажный,
Они уйдут, возможно, в никуда.
Не важно — бугорок иль мавзолеи,
Им появляться, им и исчезать...
Что надо бы жалеть — мы не жалеем,
Что не достойно жалости... да, да.

* * *
Погост страшит на склоне лет?
Ты смотришь вдаль устало?
Полсотни лет встречал рассветы,
Разве это мало?
Искристый, серый дождик лил,
И радуга играла.
Тебя любили, ты любил.
А разве это мало?
Уйдешь, не вспомнят, не шурши.
Зачем пню одеяло?
Ты сочинял стихи в тиши.
А разве это мало?

* * *
Осени не отменяли,
Будет листва кружить,
Черные воды в ямах,
Линялые травы межи.
Пока еще лета праздник,
Поляна цветов полна.
Не мы над природой властны,
Властна над нами она.

* * *
Мне снились цветы луговые,
Мне красные снились цветы,
Мне снились цветы голубые,
Мне снились цветы и ты;
И солнца в реке слитки,
И полная дань тишине.
Мне снилась твоя улыбка,
И ты приближалась ко мне.

* * *
Я бродил по росистым полянам,
Я купавки, ромашки срывал,
От вина и от женщин был пьяным,
Улетал, уезжал, уплывал.
Промокал аж до ребер под ливнем,
Спал в холодном вокзальном углу,
И ко мне равнодушие липло,
И беда окликала беду.
Все равно я хочу улыбаться,
Отказавшись от мрачных теней.
Жизнь — хорошая штука, братцы,
Если помнить хорошее в ней.

* * *
В низине таволга цветет,
Своим исходит ароматом, —
Над сердцем радости полет
И каждый камешек обкатан.
Стихов чудесный аромат,
Он так на таволгу похожий.
Постой немного здесь, прохожий,
Не будь одной похлебке рад.

* * *
Я тоже был рабом желания,
Услады требовал в упор.
А, собственно, зачем жеманиться?
Я им остался до сих пор.
Любви безумной мне не хочется,
И слава тоже не прельстит,
Но быть сухой болотной кочкою...
Нет, право, — сердце загрустит.
Да, от меня зависит мало что,
Да, неизбежность — выше туч.
И коль мой труд достоин жалости,
Тогда со мной исчезнет пусть.

* * *
О! — чудные звуки!
Сердце напевней стучи!
Даже под низкими тучами,
Кажется, греют лучи,
Кажется, ласковей ветер,
И голубее окрест.
Как хорошо что на свете
Звуки чудесные есть.

* * *
Исчезнут мои звуки,
Исчезнут мои слова,
Я выпью вино разлуки,
Завянет плакун-трава.
Меня не прельщали тучи,
Не нажимал на курок.
А свечку мою потушит
Пусть слабенький ветерок.

* * *
Дается человеку право
Так или этак поступить:
Хлебнуть не мешкая отраву,
Иль тело в море утопить,
Пойти не тем путем, а этим,
Взять это и совсем не то,
Не так, а иначе ответить,
Купить не шубу, а пальто,
Пить не вино — простую воду,
Деревне предпочесть село...
Какая глупая свобода -
Измученное помело.

* * *
Надо только тихонько выйти,
Притворить за собою дверь, —
Если сладость из чаши вылита,
Если страсти погиб зверь,
Если книга восторгов закрыта —
Не осталось уже ничего...
В мир пришел ты внезапно,
с криком,
Так без крика уйди из него.

* * *
Не надо бояться мрака,
Мрака — небесного свода;
Я думаю там, однако,
И торжествует свобода.
Там жив избыток света,
Там чистой правды звенья,
Там черной зависти нету,
Там не живет сомнение.

* * *
Жизнь тянется и тянется
Шурша, скрипя, звеня;
Едва ли что останется
На свете от меня.
Поделят вещи бренные,
Бумаги бросят в печь
Потомки быстросменные,
Потом и сами прочь.
Исчезну я, как многие,
Неведомо куда,
Как лужа на дороге —
Ушедших туч вода.

* * *
Нет ничтожного века:
Выбью я на броне.
Все придумано верно
Там, в зазвездной стране.
Мы немного калеки,
Мы заметно странны.
Люди мы человеки,
Так задуманы мы.

* * *
Что-то пришло откуда-то,
Стало светлей и теплей,
И в облаках скученных
Стихло засилье теней.
Вздохи холода скрылись,
Колкость ушла на слом
Это играла скрипка,
Скрипка восторженных слов.
 

Месть архара - божья кара

(Злой шутник)
 8  Про месть  2009-01-18  2  1805

Стих основан на реальных событиях:
Жми сюда

Был полпред и нет полпреда:
Порубило на куски
Месть архара - божья кара
Сердце ноет от тоски

Нет ни совести, ни чести
С вертолёта бить архара
Их всего осталось двести.
Браконьерам - божья кара:

Край Алтайский - край безбрежный
Тысячи озёр - тайга
Воздух чистый! Воздух свежий
И снега...снега...снега..

Кажется, сама природа
Шепчет вам: "Я Мать Родная !"
Но находятся уроды
И в родную мать стреляют

Вертолёт всё ниже, ниже
Опускался...опускался
Чтобы подойти поближе
А под ним архар метался

Рёв машины винтокрылой
Вихри снег со смертью кружат
Кровь от страха в жилах стыла
И животный дикий ужас...

С неба грянул выстрел меткий
И стрелявший улыбнулся
Точно в цель! Архар трёхлетка
Кровью насмерть захлебнулся

А потом задела лопасть
Толи сопку... толи ветку
Падал вертолёт как в пропасть
На архара на трёхлетку

А из дверцы вылетали
В смерть свою ещё не веря
И под лопасть попадали
Браконьеры...браконьеры

Нет ни совести, ни чести
С вертолёта бить архара
Их всего осталось двести
Браконьерам - божья кара.

Вечная память всем невинно убитым браконьерами животным!
Стыд и позор браконьерам и их начальникам.
Об одном таком начальнике читайте тут:
Жми сюда
 

О МУЗАХ

(Николай Шошанни)
 6  Несмешное  2009-02-02  1  789
Посвящается Музам

Увы, бледнеют всех стихов слова-пожарища,
Чтоб гамму чувств в границы втиснуть покультурнее,
Когда, бывает, муза в позе угрожающей
В моих карманах ищет что-нибудь купюрное.
Как эта муза, часто путаясь в понятиях,
Прибавить пробует упорно минус к минусу
Под причитанья о ненужности занятия —
Стихов, как рифмовыковыриванья из носу.

Поэт и муза — словно шар бильярдный с лузою,
Но есть тут важная деталь — все музы разные.
Вот мне, к примеру, повезло с такой вот музою,
Как бы помягче так сказать, — своеобразною.
И я, внимая музы гнев, спешу раскаяться:
«Что б ни сказали Вы, отвечу — всё равно честь Вам,
А посему не разрешите ли откланяться
В другую комнату на встречу с Одиночеством».

А в этой комнате другой — другое ценится,
Другая муза крутит мыслями-напевами,
И шепчет голос мне другой: «Мол, брось ты пениться,
Не всё так плохо, как считает муза первая.
Возьмём хотя бы для сравненья мерку детскую:
Судьба чья лучше и важней не с целью праздности —
Судьба поэта, иль, к примеру, президентская,
И поглядим на всё с позиций беспристрастности.

Сейчас, к примеру, в президентском благолепии
Поэт и моль стоят в одном разряде-бремени,
А пролетит-мелькнёт — ну аж десятилетие,
И станет ясно — кто есть кто пред ликом Времени.
Тогда и сложится цена на все усилия,
Все мемуары и придворных свит старания,
И палец Времени укажет без насилия,
Чему уйти в разряд бумаг для подтирания.

И пусть поэт кладёт легко (но не для бизнеса)
На кон у Времени, строжайшего блюстителя,
Один стишок, который выковырян из носу,
Напротив ворохов бумаг людей-властителей».
— Послушай, муза, это всё уже не детское
И вряд ли входит в поэтические чаянья.
О, что за муза шепчет эти мысли дерзкие?
— Я муза третья и зовут меня Отчаянье…

— О, кто ещё сейчас присутствует в сей комнате,
Откуда эти голоса при полном месяце?
С такими музами сказать мне нужно: «Полноте!»
А дальше — тихо утопиться иль повеситься.
— Но-но, чего-чего, а это точно лишнее,
Попробуй вникнуть для начала хоть бы в тленное,
Ведь допустимо ли, чтобы сугубо личное
Вносить мешало вклад в культурный вклад бесценного?

— А что, мой вклад уже того, уже в кондиции,
Ведь мне пришлось стоять ну разве что за сценою?
— Хотя бы тем, что этот вклад — не дань традиции,
То дальше чем, тем он бесценней и бесценнее.
— О как приятно слышать, муза, слово чистое,
Скажи ещё мне что-то тихо, но коронное...
А, кстати, кто ты, вся такая аж лучистая?
— Я — муза Смеха, а точней — Самоиронии.

......

Вот так, слова вплетая в призрачную нить,
Держусь за муз, чтоб устоять пред хлябью липкою,
И только музы три способны оценить
Всё то, что кроется ЗА лёгкою улыбкою.
В конце концов мораль сей байки такова:
Какая разница, попроще ль, понапевнее,
Да и откуда достаются все слова,
Чтобы утешить ну хоть чем-то музу первую...
 

СОЗДАНИЕ СВЫШЕ

(Пиденко Александр)
 2  Несмешное  2009-02-02  7  746
СОЗДАНИЕ СВЫШЕ.      

Он мастер фраз двусмысленных и легких,
Он гений слов, что льются чуть дыша.
Творец иллюзий для созданий кротких,
В глазах бездонных растворена душа.
Он мягкий образ жестов и улыбок,
В движеньях призрачных воссозданный экран,
В вуалях тайны отрешён и зыбок,
Загадкой манит как спасенья океан.
Он идеал познанья лабиринтов мысли,
Он светлый образ полноты мечты,
Игрок небес, разящий ясным смыслом,
Творящий через тернии мосты.
Талантлив черт, и кто же тебя выдумал?
Прекрасен гад, творенье в стиле идола.
И взор не лжёт, во взгляде искры видимы.
Толь бог, толь дьявол, кто ж поймёт, создание свыше видимо?!

А может, просто созданный самим собою?
Иль может, так кричит его душа?
Быть может, не пришла к нему любовь весною?!
А может, просто мир его сошёл с ума?!

      26 февраля 2005г.
 

* * *

(Леонид Олюнин)
 6  Несмешное  2009-01-24  0  548
* * *
Слышал я, совсем случайно,
Плел какой-то «рыбий глаз»,
Мол, поэты измельчали,
Их осталось лишь на раз...
Мол, их символ — ворон-птица,
Да и тот взят в долг-кредит.
Не дано, мол, с небом слиться,
Им лишь слюни разводить.
Мол, впустую топчут землю,
Ищут жалким строчкам сбыт...
Эту речь я не приемлю,
Довод мною вдрызг разбит.
За поэтов — каждый кустик,
За поэтов — каждый лист,
И природа не допустит,
Чтоб они перевелись.
Позовут не многих к чаю,
Многих — мимо благодать;
Жив пока — не замечают:
Так удобнее, видать.
Блоку гонорар не нужен —
Только тиражируй знай.
А живой поэт без ужина —
Кверху рельсами трамвай.

* * *
Легко сказать, что ада нет и рая,
Что в пустоту уходим умирая.
А если все же есть и рай и ад?
Сочувствовать тебе придется, брат.

* * *
Жизнь не тихая речушка
Что укрыта от ветров...
Раскипелась заварушка,
Печка ломится от дров.
Доверял охотно сказкам,
Где жилья нет для жулья.
Не жалей меня напрасно:
Как-никак, а выжил я.
Сам стремился к неустройству,
Мысль паслась в такой дали...
Знаешь, не хотелось, просто,
Ползать пузом по мели.

* * *
Ты ждешь гористая Колхида
Его за золотым руном,
Он мчит путями голубыми...
Но в направлении ином.
Грозят иные симплекады
Ему, а эти — чернозем.
Он только о своем заладил,
Он не Язон — Антиязон.

У ПРУДА

Листья краснотала
Полдень золотит,
Птичий клин усталый
В край чужой летит.
Осень, снова — осень,
Холодна вода,
И пугает очень
Чернота пруда.
Эта жизнь крутая
У меня одна.
Разглядеть пытаюсь,
Но не вижу дна.

* * *
Городок увяз в сугробах,
Правит, властвует зима,
В далеко не новых робах
Зябко ежатся дома.
Скрип гуляет по дорогам,
Хорохорится мороз,
А у самого порога
Кудри белые берез.
У помойки галки спорят,
У колонки — горка льда.
Жил в Москве я, жил у моря,
Доживать пришел сюда.

* * *
Радость в моем сердце
Навечно не вьет гнездо,
Вечная грусть не селится,
Иначе и быть не должно.
Надежде я ставлю свечи,
Верю в небесный лик.
Кажется, всем обеспечен,
И ничего не достиг.

* * *
Можно быка называть коровой,
Но от него не возьмешь молока.
Можно реку называть морем,
Можно, но морем не станет река.
Можно обезьяну назвать белкой,
Все же подохнет в тайге она.
Можно черное назвать белым.
Можно, а сущность осталась черна.

ЗАРИСОВКА
Солнце хвостик окунуло
В голубой как небо плес,
Потянулось и зевнуло,
Чем тебе не рыжий пес?
С робкой вербой поиграло,
Увело туман в лога,
Тень ленивую загнало
За стога, за берега.

НАОБОРОТ

Спешит-спешит состав в холодной ночи,
В вагонах спит под стук колес народ;
И если между кем-то путь короче,
То между нами все наоборот.
И вот опять вхожу я в тамбур дымный,
И вынимаю пачку сигарет;
А еду я не к станции «Любимый»,
Ни к ней мне продан в кассе был билет.
В окно глядит восток зарей согретый,
Сейчас состав влетит в тоннеля рот.
Ты думаешь, искал я ссоры этой?
Конечно, нет. Совсем наоборот.

* * *
Пощечина легкая,
Как ирония,
Не в шутку, а так,
Слегка рассердясь.
Ты думаешь:
Только ножом
Можно ранить,
Железным прутом
Кости ломать?
А ведь ты — убийца,
Маленький убийца,
Чтобы убить
Надо, все-таки, бить.
Пощечина легкая,
Как ирония,
Не в шутку, а так,
Слегка рассердясь.

* * *
Жалко птичку, жалко травку,
Жалко всякую козявку,
Жалко курочку, яичко,
Шерсть овечки в рукавичках,
Старичка и инвалида,
Госпожу да Бавари да,
Жалко куколку из теста...
Дальше жалости ни с места.
Проще плакать день и ночь,
Чем практически помочь.

* * *
Прежде сделать — оглядимся:
Все подальше от беды.
Мы и моря не боимся...
Если в море нет воды.

* * *
Беды в грозном море,
Тучи из свинца,
И сплошное горе
(Это для словца).
А для жизни - коли
Правду нахлобучь —
Радуга над полем
И остаток туч.
 

Дома

(Леонид Олюнин)
 8  Несмешное  2009-01-24  2  614
Это верно — дома:
Пышки и коврижки,
С мясом макароны
До крутой отрыжки.
А в далекой дали
Под ногами кочки;
Если и ударят —
Сапогом по почкам,
Но зато окрепнешь,
Задубеет кожа,
Набок нос накренишь —
Пьяный друг поможет...
На душе помои,
Ветер клочья гонит...
И опять — домой я,
В стареньком вагоне.
У родного тына
Буду Васей просто,
Шаньги есть картинно,
Пироги — без просыпу.
Все мои бумажки,
Все тетрадки-книжки —
На подтирку Машке,
На закрутку Мишке.
Так оно и будет,
Не заманит скорый.
Я поверю будням
Серым невеселым.

* * *
А есть ли правда под луной?
Иль только тени полуправды?
Мир, где забот зерно и праздность, —
При светлом дне полутемно.
Всяк в правде видит идеал,
Или всего лишь — идеальчик.
А что там - в полумиле дальше? —
Траншея, трещина, провал?
А правда - лишь одна — Отец
Всевышний, и его законы:
Он в полуправду не закован,
Он непреклоннейший истец.

* * *
Мать дожидается сына —
Нету полгода письма.
Снежной крупой сыплет
Ветер сухой у окна.
Что же стряслось? Что случилось?
Твердый ли путь под ногой?
Думы пред ней ополчились:
Хуже одна другой.
Город ли незнакомый
Свой предъявил счет?..
Молится мать пред иконой...
Что остается еще?

* * *
Судьба нам мстит рукою человека,
Как мстит семья, не для нее коль жил,
Как женщина, что бросил ты жестоко,
Тем самым грубо сердце оскорбил.
Живя для жизни — многого добьешься:
Богатство, славу, власть. Ну что еще?
Иначе, как цыпленок оборвешься,
И будешь в горстку пепла обращен.

* * *
Камышинки, камышинки —
Треть болота в камышах.
Желторотые кувшинки.
Я стою, как падишах.
И небритый, и в промоте,
Ни русалок, ни ундин.
Я здесь главный на болоте,
Потому как я один.

* * *
Мудрец спокоен — это так,
А случай — он мудрее:
Любому наперекосяк
Свернуть способен шею.

* * *
Под пеплом огонь не бушует,
В долине река не кипит,
И день устает от шума,
И вьюга не вечна в степи.
Под пеплом тепло дышит,
И в самой глубокой ночи;
Когда даже месяц не вышел,
Мелодия не молчит.
Был жар, но наступит прохлада,
Придет за волнением гладь.
Не надо, не надо, не надо
Из сердца мелодию гнать.

* * *
Вовсе ты не хозяин своей судьбы,
Потому не беснуйся и ей не груби.
Можешь ты оплевать ее, парень, сполна,
Только будет всегда непреклонна она.

* * *
Качает волны океан,
Изломом молний небо чертит...
И не вернулся Магеллан —
Не кончив путь, свернул в бессмертие…
Да, прежде чем ворваться в синь,
Как много нужно наклоняться,
Потратив пота, крови, сил,
Не раз застыть, не раз взорваться;
Ум закосневший раскачать,
Когда все щелочки закрыты...
Порой достаточно начать,
Чтоб быть людьми не позабытым.

СЛУЧАЙ В ДЕКАБРЕ
Зима. И ветер равнодушен —
Притих, ветвей не шелохнет,
И был несказанно воздушен
Их покоряющий полет.
Стоят красавцы молодые
Вдоль всей дороги — тополя,
От куржака они седые,
Слегка холодный тальк пыля.
Вот автокран за поворотом,
Стрела длиною с полверсты,
Дороги не хватило что-то,
И он пошел давить кусты,
Он тополей срубал верхушки,
И те звенели, как стекло,
Они стреляли, как хлопушки,
К земле их срубленных влекло.
Кран развернулся и вписался
В прямой фарватер полотна,
Но строй деревьев разорвался...
Душа кирпичная плотна —
Вину не чувствует водила —
Окурок дымный на губе.
Не только строй живой разбил он,
Он и проехал по тебе.

* * *
Солнце хлещет через край,
Запад снова в пламени...
Почему скажите страсть —
Не горение плавное?
Дым из труб стоит столбом,
Густ куржак на ветках...
Вечен юных чувств содом
Почему? Ответа нет.

ГРИБ-СКРИПУН

И грузди бывают разные:
Вот, например, скрипун:
Злющий! Мама родная! —
Лизни — за версту плюнь —
Горечь незаурядная —
Враз потеряешь речь...
Надо же от грибоядных
Как-то себя уберечь.

* * *
Они стояли и молчали,
Сентябрьский вечер моросил.
Не только чувства, мир качает
Власть центробежных строгих сил.
Нечаянно и незаметно
Состав пошел, дрожь в проводах.
Она осталась, он уехал,
Как выяснится, навсегда.
Все реже-реже писем вздохи —
В плену житейской суеты.
Неужто чувства — скоморохи,
Кривляки, лживые шуты?
И почему же память с грустью
В тиши по прошлому скользя,
Им говорит о тех минутах,
Которые забыть нельзя.

ЗОВ И ВЫСТРЕЛ

Лось шел на зов своей подруги
Через болото прямиком.
А дух багульника упругий
С рождения был ему знаком.
Красавец вышел на поляну,
Сюда-то и стремился он...
Ружейный выстрел громом грянул,
И мрак упал со всех сторон.
И тишина, лес словно вымер,
Стекает на брусничник кровь.
И это не последний выстрел,
И это не последний зов.

* * *
Из зеленого гипюра
Май березкам дарит блузки,
Из-за речки торопливой
Раздается зов кукушки.
Жди касаток щебетание,
Соловья лихие трели.
Мы с тобою это знали,
Только весны пролетели.

* * *
Легко разбить стекло воды —
Оставив на воде следы.
Легко порвать руками нить,
И ветку хрупкую сломить.
Кольцо упало в пруд глухой
(Не занимайся чепухой) —
Не ройся в тине, не ищи,
За промах сам с себя взыщи.
И если нить связать ты смог
Куда же денешь узелок?
 

Для души

(falcon)
 1  Несмешное  2009-01-26  3  662
Январь - ну, месяц кайф,
Праздников хоть отбавляй.
День Татьяны -для души,
Без застолья отодохни!
 

Плюрализм

(Леонид Олюнин)
 8  Несмешное  2009-02-05  1  650
Иван Иванович Кульков
Жует салат из васильков,
С крапивой щи,
ватрушки с мятой,
И пятый год уже женатый.
Ест мел кусками и в драже...
А, может, он того... уже?..
Пусть ест,
коль просит организм.
В еде и я за плюрализм.

* * *
Я видел разные края,
Я видел разные рассветы;
Да, жизнь наполнена моя,
Отчёты все сданы и сметы.
Пока Бог терпит – я живу,
Бумагу чистую мараю…
Что будет завтра – я не знаю,
Приму – что будет наяву.

* * *
Речка, реченька, река,
Ты стираешь облака,
Загнала в залив бревешки,
Держишь солнце на ладошке,
И целуешь жеребенка,
Как любимого ребенка.

* * *
«Чок-чок-чок, — долдонит славка. —
Чок-чок-чок — ну как дела?»
Мелкой сеткой птичья травка
У тропинки залегла.
Я иду, куда — не знаю,
Не знакомы: поле, лес.
Хоть одна душа живая
Проявляет интерес.

* * *
Ты любишь камень
Потресканный, мудрый.
Он первым над морем
Встречает утро.
А я как голыш,
Что прибой обласкал:
Мне не забраться
На плечи скал.
И тина, увы,
Не пристанет ко мне,
И лунным бываю
Лишь при луне.
От холода буду
Холодным-холодным,
От солнца горячим,
Душою свободным.
Приемлю судьбу
Из штормов и покоя,
Из звуков нежнейших
И злобного воя.

* * *
Лет прошло уже немало
(Страшно скучные слова);
Это раньше расцветала
На полянах трын-трава.
Это раньше было лето,
А не жар да комары.
Много выпито и спето,
Сброшено телег с горы.
Смыты дождиком картинки,
Все не то — глянь хоть куда.
И скучают у тропинки
Молочай да лебеда.

* * *
Столько тропок в лес понатаскано,
Порассыпано, поразбросано;
Сколько травами их заласкано,
Позабыто да позаброшено.
А над лесом то тишь, то ветер,
То созвездия ночной порой.
Мы похожи на тропы эти.
Или вы не согласны со мной?

* * *
Крупные хлопья снега,
Не шелохнется лес,
Давно на поляне белой
След одинокий исчез.
Ели свое не упустят —
Случай удобный такой,
Они же не худенький кустик
Над занесенной рекой;
На них уже белые шубы,
Белые, как зима,
Они с этим делом не шутят —
Берут и без слов: «Хочешь? На...»
Сквозь редкие прутики ивы
Мимо снежинок рой.
Кому-то - шутя прибудет,
Кому-то — не жди, не стой.

АФИША

Она пестреет на заборе,
Верней — остаток от нее,
Листвой пожухлой ветер сорит,
Вонзает холод острие.
Мечтой в тот день переносилась,
Когда свой начинала путь,
Когда цветною появилась —
Пред собой собрав толпу.
Толпа от каждой буквы млела,
Неслись восторги и хвала.
Афиша выспренно пестрела,
Афиша счастлива была.
Дни нашей жизни — капли с крыши,
Проходит всякой моды власть...
И рвется бедная афиша
Прохожим под ноги упасть.

А ТЫ БЫ СМОГ?

Клубясь, надвинулась, явилась,
Собой все небо заняла,
Всем грузным телом навалилась
И пляску пыли завела.
Ударил дождь сплеча, наотмашь;
И сразу — лужи, пузыри.
С дождем и град вонзился — вот вам! —
Набедокурил, натворил.
Прошло, и в туче есть оконца,
Средь мятых словно одеял.
И протянуло лучик солнце,
И он улыбкой засиял.
Как мог в такой бурде рожденный
Он злость-обиду не взрастить?
А ты бы мог непринужденно,
Как лучик туче все простить?

* * *
В библии еще из храма
Гнали этот «вид» взашей.
Ох, родимая ты мама!
Не люблю я торгашей?
Этот век во всю торгующий —
К тем — лицом, а к тем — спиной,
У штурвала - в уши дующий,
Беспокойный, деловой.
Чтобы быть удачной повестью,
А не ползать-бедовать,
Писаниной или совестью
Обязали торговать.
 

Была Россеюшка великой

(Леонид Олюнин)
 4  Несмешное  2009-02-05  1  671
Была Россеюшка великой,
Горела и ее «свеща», —
Интеллигент - глаза навыкат,
О равенстве заверещал:
Взалкал кудесницы-свободы,
Как в жажду лютую воды...
Пошел, ломая огороды
Мужик (туды его сюды).
Царь батюшку смели, как мусор,
Заметненьким — пинком под зад.
Бежали за границу музы,
Стал популярен вагонзак.
Все прояснилось очень скоро:
Кому вершки, но, а кому...
Того же мужика тверского
Отправили на Колыму:
Чтоб навострил свое умишко,
Чтоб частника уменьшил пыл,
А заодно и золотишко —
Валюту твердую намыл.
Своя мораль, и все по фене,
По фене вроде б и по сей...
И были в храморазрушении
Мы впереди планеты всей.
Валили в чрево мавзолея
Своих гигантов — сверхвождей.
Мы и природу одолели —
Отравленных пришлет дождей.
И космос покорили все же,
Ракеты делаем на ять.
И все же прокрустово ложе
Еще намерено стоять.
Конечно, что-то затерялось:
Не ходим строем в туалет,
Не шепчемся под одеялом
Защелкнув дверь на шпингалет.
Опять вопросы, инциденты
На митинги спешат — на плац.
Пока молчат интеллигенты —
Обдумывают ситуац...

* * *
Бог тому, конечно, враг,
Кто других ведет в овраг.

. . .
Против ада был Гольбах,
Да так против, просто ах!
Пакости творя на свете –
Хочется ли быть в ответе?

ИУДА

Он дань не отдавал сомнению,
Он фарисеем ждал Христа,
Для славы кротости, смирения
Не отверзал свои уста.
Рассудком корыстолюбивым
Хотел понять Иисуса он:
«Ученикам своим любимым
Ты не откроешь тайный сон.
Но чтобы стать великим света
Зачем ломиться через страсть?
Уснут умы, и вот вам это —
Под ноги брошенная власть.
Все драгоценности прибудут,
Все, мира бренного сего.
Да неужели мне не будет
Хоть крохи трапезы Его».
Но время шло. Иисус все тот же...
«Да Он фанатик!.. Не лукав!..»
И горсть монет Иуде вложит
Чужая, подлая рука.
Вот мзда предательскому делу
И больше платы никакой:
Душой покинутое тело
Висит меж небом и землей.

* * *
Битые стекла — стали острей.
Хрупко хрустят под ногами прохожих.
Старая известь слазит со стен,
Сажа стремится забраться под кожу.
Взвизгнула шалая пьяная плеть.
Стекла – от дальних, стекла – от ближних.
Надо привыкнуть, надо стерпеть,
Надо чуть-чуть походить на булыжник.

* * *
Мир полон песен,
Снова зеленеет.
Опять нет сна,
Иль прерванные сны.
Ум не поймет,
Но сердце разумеет:
Спешит оно,
Спешит на зов весны.

ВЫПОЛЗКИ

Дождь тянул два дня подряд,
Серость — и не выгрести;
По асфальту прет парад —
Выползают выползки.
Давят их колесами,
Башмаками, пятками,
Птицы жрут до одури.
Да, такая пытка вот.
Ах, вы бледнотелые,
Жители поёмные!
Видно надоела вам
Темень черноземная.

* * *
Поэзия. Поэзия — хрусталь,
Но если ты прикинулся влюбленным,
И хочешь брагу рыжую хлестать, —
На это есть стакан, стакан граненый.
Она найдет кому себя отдать,
И не позволит всякой потаскухе
Облапывать себя, хватать...

Простите, снова я не в духе.

ЧЕМОДАН

Жизнь чемодана —
Чемоданная жизнь.
Пока он был новым —
Блистал свежей кожей.
Теперь он похвастаться
Этим не может.
Теперь ветеран он,
Теперь сторожил.
Он помнит Париж,
По Вене гулял,
У Рейна стоял,
У Темзы туманной.
От жизни сумбурной такой
Окаянной
Наклейки гостиничные
Растерял.
Теперь он на полке,
Теперь он в кладовке.
Не ценности в нем,
Далеко не обновки.
На драную обувь
Глядит свысока...
Пока...

* * *
Тебе я пришлю облако
(Их здесь достают рукой).
Тебе не нужно облако?
Значит я «странный такой»?
Мне не сменить облика
(Вяхиря на осла).
Кроме белого облака
Нечего больше прислать.

* * *
Неистово лупит кровельщик
Киянкою да по жести.
А что он кроме умеет еще
(Это я так — для лести)…
По сердцу, подобным образом,
Жестянщик внутренний садит.
Не стать бы мне бросовой обрезью
Сбоку, спереди, сзади.

* * *
Тучи не пробита кружка,
Пруд — блестящее пятно.
Ходит ветер-побирушка —
Подбирает лист цветной.
Радуется каждый кустик,
Если он не сухостой…
Нет покуда цвета грусти
В этой повести простой.

* * *
Журчит ручей, поет пичужка,
В бокале пенится вино, —
А для чего? Да потому что —
Молчать и капле не дано.
Все тяжелее груз на плечи,
С трудом усталости рвешь сеть.
Все быстротечно, все не вечно,
А надо ли о том жалеть?
Умрут стихи, сотрется память,
Развеется былого дым.
И радуйся — пока ты с нами,
И не старайся быть другим.

* * *
Давно рассказана та сказка,
Давно-давно уснул восторг...
Воздушный шарик порван, скомкан,
А мотылек отправлен в морг.
И волка скромного не сыщешь,
Нужд транспортных пригодный для.
Мазай дед — этот на кладбище,
А зайцев лупят снова зря.
Жизнь — это холодно и жарко,
Порой так хватит-припечет.
Есть и дарение подарков,
Но более всего расчет.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер