ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: лучшее из свежего: стр. 56

ХОХМОДРОМ
Несмешное: лучшее из свежего: Стр. 56  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Плохие мы ученики

(Леонид Олюнин)
  -2  Несмешное  2009-07-31  2  568
* * *
Какие низкие тучи,
И грязные волны реки.
Господь нас высокому учит.
Плохие мы ученики.

* * *
Учиться всю жизнь — настойчиво, преданно,
И все равно недоучкой останешься.
Поляны мои цветущие где они?
Годы мои, где вы странные странники?
Тикают-тикают древние ходики,
Ходики-время, упрямо-степенные.
И до последней минуты приходится
Учиться нелегкой науке — терпению.

* * *
Было много дней впереди,
Но терпения было мало;
День стремительно уходил:
Промелькнет, как не бывало...

Нетерпения – хоть отбавляй,
Так и скачет оно на плечи;
Всё, что дали тебе, отдай.
Так устроен ты, человече.

* * *
Побродишь так по белу свету,
И к мысли прибредешь такой:
Надежда есть, а счастья нету,
Венец желания – покой, -
Страх перед болью, перед мраком,
И эта боль всегда свежа.
И продолжаешь жить, однако,
Любой минутой дорожа.

* * *
Качнутся черные крылья,
И будет как быть дано;
Себя к ним давно приучил я,
Привык к этой мысли давно.
И это не стоит печали,
И это не стоит тоски,
Тревогу не надо мочалить,
Надежду рвать на куски.

* * *
Я слышал: все мы бессмертны,
Ждет нас другая жизнь,
Другая нам форма светит;
Срок кончен — перевоплотись.
Так ли - зачем споры,
Да ну их ко всем котам;
Все это пока разговоры —
Правду узнаем там.

* * *
Бессмертие - оставленное в камне,
Бессмертие - оставленное в строчке,
Когда-нибудь оступятся и канут,
Изменят форму как иное-прочее.
Пустыни там, где раньше мчались реки,
Где были пятна света — нынче тени.
Бессмертие не дается человеку,
Дается торжество — и то на время.

* * *
Это слепая сила —
Желание тепла и участия;
Потом появляются сдвиги
В сторону алчной страсти.
За страстью приходит остуда,
С остудой спешит расплата…
Осудят, осудят, осудят...
А ты ждал тепла лишь когда-то.

* * *
А кто не желал счастья?
Не видел цветные сны?..
Бродил по земле прекрасной
Восторженный блудный сын;
Он ведал — ничто не вечно,
А дни пролетают как пух,
Что скоро наступит вечер —
И солнечный диск потух.
Он радости светлой пленник —
Высот не достоин он.
Но станет и он на колени,
Пред небом. Прервётся сон.

СОБАКА УМИРАЛА

Тяжело умирала собака
В сараюшке, ни где-то в поле.
А соседка сказала: «Однако,
Пристрелил бы ее ты что ли.
Что ей маяться понапрасну,
От лекарств никакого толку».
Положение, конечно, ужасное;
Что же вправду бежать за двустволкой?
Всем известно — собака скотина,
Кто ее изучил в корне?
Может быть она половина
Человека, — а если — полный?
Она преданней и добрее,
В чем-то даже двуногого чище.
Одинаково все мы бренны,
Все мы пришлые в этом жилище.
Мог бы чем-то помочь ей? — не знаю,
Отодвинул бы боль? — едва ли.
Ночь холодная, вьюжная, злая —
Умер пес в тесном сарае.
Я в сугроб закопал до проталин
Друга верного и ушел.
Ну, а вы бы стрелять стали,
Чтобы меньше мучился он?

* * *
Все будет: лучи и ненастье,
И пыль, и дорожная грязь,
И окна открытые настежь,
И ставни глухие — не влазь;
И верность, и злая измена,
И скрежет кривых зубов,
И неприступные стены,
И твёрдокаменность лбов;
Котомка худая и злато,
Сердечный холод и зной...
Вот только не будет возврата
Тому, что уже за спиной.

* * *
От многого мы зависим:
От солнца, что дарит весну,
От звёздной небесной выси,
От пробуждения, сна,
От денег паскудных, веры,
От наших друзей, врагов.
А, впрочем, к чему примеры?
Зависим мы от всего.
* * *
Груши южного загара,
Но кусачая цена.
«Три рубла бэрите пара,
Рубл с палтыною — одна».
Груши! Ах, какие груши!..
У прилавка сын и мать...
«Покупай и сразу кушяй,
Даже не трудысь жэвать!»
«Дай!» — кричит малыш упрямо.
«Слушяй, пачему не дать?» —
«А за рубль, — спросила мама, —
Можете одну продать?»
Дядя, кажется, невредный,
Но с таким не пустят в рай.
«Еслы ты такая бэдный,
То бэсплатно забэрай!»
И пристыженная мама
Уходила, как сквозь строй, —
Ни трагедия, ни драма —
Рынка случай рядовой.
Слезы сохнут у малышки,
Он про груши позабыл...
А умамы нет сберкнижки,
Только рубль в кармане был.

* * *
Уже зиме ничуть не веря
Земля почуяла тепло,
Которое сквозь щёлку двери
(Дверь юга) струйкой протекло.
В лесах ещё обилие снега –
Морозов зимних номера.
Но стуж тяжёлая телега
Решила, что уже пора…

* * *
Довольно-таки непонятно -
Как это побороть?..
Кровь, На траве пятна –
Плоть поедала плоть.
В голод открыты двери.
Ворона зычный грай.
Звери, кругом звери –
Любого хватай, поедай.
Вопрос надвигается снова,
Ломится дико в дверь:
Случайно не от мясного
В нас зарождается зверь?

* * *
Радио на зрение не влияет.
Вот на уши… каждый понимает.

* * *
Голод гонит на чужбину
Он родимого погоста,
Эту одолеть вражину
Ой, как далеко не просто -
Гад – съедает жизни время
И опустошает мысли,
Он над нами власть имеет,
Он признает и отчислит.
Голод – это жизни молох,
Любит – кто вертлявый дюже,
Так бери же тяжкий молот,
Если с хитростью не в дружбе.
Хитрость подберётся с тыла,
С благородными словами,
Выпьет кровь и выпьет силу,
И ещё сильнее станет.

* * *
Радио удобно тем –
Ври про всё, лей в уши всем,
Про родных отца и мать,
Как краснеет – не видать.

* * *
А двуногого натура,
Сразу видно, не халтура.
Всё, что запрещается
К ней перемещается.

* * *
Пруд, зелень опушки,
Близко не подойти.
Кукует ещё кукушка –
Врёт, сбивает с пути.
Откуда она знает
Сколько осталось мне…
Нет, природа не злая,
Просто она себя вне.

* * *
Рассуждать мы все богаты
Здесь, на лавочке у хаты.

* * *
На то она контора –
Чтоб точно и без спора.
Но главное - всё по часам.
А чем заняться – знаешь сам.

* * *
Научила перестройка:
Думай о себе и только.

* * *
Не ты ли родственник песка
И вот вливаешься в барханы,
Все из песка – рабы и ханы,
Всех бьёт желание и тоска.
В пустыне, там, где нету скал.
То горячишься, то остынешь –
Предрасположенность сильна:
Сегодня из песка волна,
А завтра – гладкая пустыня.

* * *
Так и рвётся в депутаты –
Знает – где растут «опяты».
 

Гениальные читатели

(Соломон Ягодкин)
  4  Несмешное  2009-07-15  3  910
Если меня читают, значит на свете есть не только гениальные писатели, но и гениальные читатели!..

Писать о будущем не берусь, пишу только о прошлом, которое всегда не за горами...

Чем меньше текста, тем больше подтекста, но тем меньше гонорара. Так что каждый раз приходится тщательно выбирать и комбинировать...

Любите книгу, её всегда можно поставить на самое видное место!..

Когда люди читают, у них занята не только голова, но и руки тоже, что тоже хорошо...

Где он, умный читатель? Там, где ему и положено быть: в нашей с вами буйной фантазии, да в спасительных писаниях наших неисправимо наивных «инженеров человеческих душ»...

Теперь каждый имеет право меня читать, а ещё говорят, что у нас нет демократии...

Всем писателям хочется иметь умных читателей, но ещё больше им хочется кушать...

Если Пегаса, да запрячь, а над ним ещё - Музу с хорошим кнутом, это можно далеко уехать...

Никогда не надо ориентироваться на «средних» читателей, потому что их, и без того Богом обиженных, это унижает больше всего...

Жёлтая пресса, это пресса для серых читателей... Время показало, что такая цветовая гамма – самая стабильная...

Обломов! Обломов! – А сами-то «Обрыв» и не читали...

Каждому Обломову – по Гончарову!..

Если бы читатель знал, сколько мучений приносит подчас писателю его работа, то он пристроил бы его куда-нибудь к себе...

Не пишется – и не надо, всё равно не напечатают...

Говорят, надо писать для широкого читателя. А если это – читательница?..

Писатели так обсудили своего коллегу, что от него только перья полетели, хотя ещё утром об был без перьев...

Чем толще фолиант, тем весомей критика...

Поднятая целина пастернаковедения дала обильные всходы...

Если умеешь писать в столбик, то рифмовать уже необязательно...

Накормите хорошенько писателя, и он вам напишет всё что угодно. Уже проверено, и не раз...

Если автор ничего и не хотел сказать, никто не вправе обвинять его в том, что он этого не сделал...

Вот зубы почищу – повесть напишу...

Язык Пушкина и Толстого, это, как правило, не язык тех, кто не Пушкин и не Толстой. Но кто, тем не менее, тоже пописывает и тем самым, в меру слабых сил своих, продолжает их славные художественные традиции...

«Нас мало, избранных...» - сказал Гений. Но бывает, что даже гении ошибаются...

Если меня не читают, то я могу почитать себя сам, и получу от этого не меньшее удовольствие...
 

Как есть

(КрасоткаК.)
  11  Несмешное  2009-07-01  9  1100
Не делайте скидок на честность и важность,
Достоинство, доблесть, блеск глаз и отважность…
На искренность взгляда, ум, возраст, осанку,
Способность распахивать вам наизнанку

Души уголки… Не чеканьте огранку
Всем тем, кто взволнован и трепетно дышит…
Сверкнул бриллиант – показалось, и точка.
Рождаемся все мы всегда в одиночку,

И так же не дышим… И так не смеемся…
Один на один и с дождем мы, и с солнцем...
Два ангела есть. На земле и на небе.
Я знаю, мои они, видела, верю…

Когда опустела душа – прочь осколки,
Вы только держитесь, живите вы только!
А правды ЗДЕСЬ нет, лишь двойные стандарты.
Не стоит себя, право, ставить на карту…

Рождаемся так. Так же и умираем.
Летаем и любим… Горим и сгораем…
Я в Бога поверила, не отрекалась.
От веры в людей долго лишь отучалась.

    24. 06. 2009
 

Россия 2020. А-****.

(Н.Ю.)
  3  Несмешное  2009-07-11  3  925
Не лаял в подворотне злобный пёс - боялся пули.
Метель. Гоняло снег по мостовой, как белый пух.
В руках Пелевин. Удивительный роман о странной девочке - А-****...
И в это время во всём доме, как то странно, свет потух.

В дверь постучали: "Телеграмма. Распишитесь. Заказная".
И я открыл, хотя не ждал, уже давно, ни от кого.
Два крепких типа, в кашемировых пальто. "Я вас не знаю".
Я их, действительно, не знал, ни одного, ни одного.

А с ними третий. Он шагнул через порог бесцеремонно
(и в это время, во всём доме, как то странно, вспыхнул свет):
"Чего уставился, родной? Раз захожу, мне ( и заржал), мне значить мона.
Один? Читаешь? Начитал, уже, на десять лет!"

Я понял, он - тот, кто не мог ко мне, однажды не придти.
Я не был членом ОПГ, не убивал, платил налоги и кварплату.
Но, как то раз, как тепловоз, сошёл с я с "верного пути"
И стал читать (и чаще то, о чём, обычно, пишут матом).

Всю ночь квартира превращалась в развороченный, шальным медведем, улей.
Всё, что читал, всё, что писал (CD и flash-ки в целофановый пакет)...
А я старался дочитать роман о странной девочке А-****.
В библиотеке, на Лубянке, как мне кажется, таких романов нет.
 

Пару слов о том, что по-английск ...

(Stranger)
  26  Великобритания  2009-04-30  7  2906
"...Вот так они уходят, англичане:
В туман и смог... Ну, там и я бы смог!
- Такое только в Англии возможно,
В Европе, там, где мили или лье,
Но не у нас, при нашем бездорожье,
Не при российской милой колее!..."

Жми сюда
Автор: bakonik
Дата:   05-11-07 22:58
Произведение:Re: Уход по...

Ох, я Вас умоляю: «по-английски…»…
Раскройте же глаза!...«В туман и смог…»…!
Стою я в пабе и читаю списки
Того, что им на душу пОслал Бог
Позавтракать... Такую дрянь готовят -
Увы и ах! Не выбор – удавись!
Воображенья ровно никакого –
Везде и всюду – только фиш-энд-чипс.
А этот Ихай…как его?...полайтнес!
Всё враки, я вам точно говорю.
Видать, не зная популярной байки,
Они там: «Шутишь?» - «А не фак бы ю?»
Оно, конечно, круто: ПО-АН-ГЛИЙ-СКИ!
Да только пресно, что берет тоска.
Я не за перегар и не за «сиськи»,
И не за пошлость дырок на носках!
Но, возвращаясь из-за дальних далей,
Вдыхая грудью русскую весну,
Звоню друзьям:
«В субботу погуляем?
А баньку спалим?
Ну хотя б одну?...»
 

Об отце

(Вячеслав)
  26  Несмешное  2009-02-23  1  1083
Под Мелитополем медленно топали,
Вязли в грязи.
Сыро. Окопами скрыты. Пехота мы -
Глину меси.
В курсах, в учениях и в злоключениях
Вызрела рать.   
Взвод пулемётчиков дан в подчинение.
- Есть, наступать!
Южный израненный, нынче УкрАинский
Четвёртый фронт.
Степи задонские, фланги приморские
За горизонт.
С памяти стёртый 44-ый.
Взрыв…ногу жаль…
Там в поднепровщине,
Натовской вот.. (чi нэ?).
Трудный февраль.
 

Закат уж близок

(Александр Мерзляев)
  18  Несмешное  2009-06-02  1  1020

( песня )

Когда-то мне всё просто и понятно,
А нынче я в прострации чуть-чуть
И тянет ностальгия эхом в детство -
Пора настала видно отдохнуть

    Припев:   "Закат" уж близок и думать надо,
      Быть может это моя "награда",
      Я не стремлюсь туда, но внутренне готов,
      Видать наломано немало мною "дров"

Исколесил по этой жизни я немало,
Истоптано, в "тома" не уложить,
Но ради ещё маленькой "брошюры"
Я буду этой жизнью дорожить

    Припев:   "Закат" уж близок и думать надо,
      Но мне мешает одна преграда,
      Я не стремлюсь туда поскольку не готов -
      Вернуть в исходное свою вязанку "дров"

Продолжат мною начатое дети,
Я что-то в этой жизни совершил
И хочется у стен услышать рая,
Что я сверх меры здесь не нагрешил

    Припев:   "Закат" уж близок, он где-то рядом,
      Надеюсь встретит не "камнепадом",
      Я не стремлюсь к нему и более не прочь,
      Отсрочить до "утра" дорогу в "ночь"!
 

Русалкино слово

(Ицхак Скородинский)
  0  Несмешное  2009-07-15  2  837
Вот, вот – это вотще…
Волшба-ворожба в ноосфере поэзии русской,
и я там – юродивым дудучком,
в бескрайние плёсы Тёши родимой гляжу…
Европа, Америка, Азия – мир миллионами глаз мне навстречу…
И я…
Подумайте, только!!!
И я, прознавший русалкино слово
её
СОЗДАЮ…
Ноосферу поэзии русской…
 

Кактус и орхидея

(Владимир Морж)
  14  Про цветы  2009-05-22  1  2155

Мечтающий кактус колючки укладывал в веер,
раздумья о вечном, о сущности спрятались в корни,
сквозняк пахнул эхом прекрасных сладчайших симфоний:
поставила рядом хозяйка горшок с орхидеей.

Почувствовал кактус острейший пробел в эмпиризме,
почувствовал стыд и за несколько пятен желтушных,
закрылось окно, стало жарко и влажно, и душно,
и кактус расцвёл - это редко случается в жизни.

И кактус расцвёл колокольцами - целым букетом,
раздался по комнате запахом тонким с горчинкой,
и всё - для неё, для чарующей сердце блондинки,
и где аскетизм, коим был вроде апологетом?

Но мир восхитился доселе невиданным чудом,
и выпало кактусу столько хвалеб и восторгов!
Подставили новое блюдце достойным итогом...
Нелепый горшок с орхидеей забрали отсюда...

апрель 2009
 

АВГУСТ 2009

(Бо Ло Тин)
  42  Несмешное  2009-08-12  3  1304
Сырость воздух пропитала,
Дождик шел весь день вчера.
Это служит мне сигналом:
По грибы идти пора!

Я иду тропой знакомой.
Ястреб кружит в вышине.
Мне в лесу, совсем как дома.
Хорошо, вольготно мне.

Нет ни грохота, ни крика.
Мягкий мох – что твой ковер.
Покрасневшая брусника
Из-за пня глядит в упор.

Вот и первая добыча.
Достаю неспешно нож.
Россыпь желтая лисичек!
До чего ж улов хорош!
 

Сокольнический диссонанс

(Алекс Гриин)
  12  Несмешное  2009-06-19  4  929
Бомжует ветер в старом парке,
Срывает с клёнов шевелюры.
Архитектура серой арки
Мне застит вид живой натуры.
Наполнен воздух свежей прелью,
Пусты (не в бытность) постаменты.
Суконной серою шинелью,
Наполосованной на ленты,
Асфальт змеится меж зелёнки,
Резвятся белки, тир стреляет,
Деревья сыплют похоронки
Для осени, оркестр играет.
На лавочках бухают вина,
Играют в шахматы и карты,
Всё столь спокойно и невинно.
Патрулят жёлтые кокарды,
Хранят гражданское здоровье,
Блюдут покой от человека.
Лишь диссонанс средневековья -
Ной пришлого сюда чучмека…
 

Сумашедший блиц.

(смеходиллер)
  12  Несмешное  2009-06-19  1  840
Когда все мысли чуствами наружу,
Когда раздумий плоть обнажена,
И мне смертельно кто-то нужен,
Тогда встречается она.

Шагов аккорд, усталое движенье,
Глаза, как выставка палитрой покорив,
Меня возьмут в немое услуженье,
И все огнем гори.

Я жду пьянящий, платья шелест,
Похлопыванье сказочных ресниц,
И губ горящих красный вереск,
И взгляда сумашедший блиц.

Тяну из тьмы трепещущую руку
Словами пальцев еле шевеля,
Вдыхаю ночь и внемлю звукам
Себя знаменьем осеня.

Ты не пройдешь, не бросишь взгляда мимо
На пустоту, где скованно стою
Тебе открытый, снова уязвимый,
Но вновь в раю.
 

В песочнице

(Tungus)
  13  Несмешное  2009-05-21  2  1262
Арнольд Петрович Бабаянц проснулся от громкой музыки и хохота, доносившихся со двора. Было три часа ночи. Его половина Роза Витальевна мирно посапывала рядом. «Вот же толстокожая, хоть из пушек стреляй – ничего не услышит», - с завистью подумал Бабаянц, и попытался заснуть. Но новый взрыв хохота буквально подкинул его с постели. Арнольд Петрович посмотрел вниз со своего пятого этажа.   Там, в детской беседке, в лунном свете он разглядел компанию веселящейся молодежи.
Дрожащий от негодования Арнольд Петрович набрал «ноль два»:
- Але, милиция? У нас тут во дворе подростки шумят, спать не дают! Примите, пожалуйста, меры!
- Подумаешь, подростки! – едко сказал дежурный на том конце провода. – У нас некому выехать на такую чепуху. Сами их разгоните!
- Я? Сам? – поразился Арнольд Петрович. – А если они меня отколотят?
- Вот тогда и приедем.
Компания внизу между тем продолжала бузотерить. Арнольд Петрович пошел в зал искать валокордин. И вспомнил, что у него припрятана початая бутылочка коньячка. «Выпить, что ли, вместо снотворного?» - неуверенно подумал Бабаянц. И воровато оглянувшись, накатил себе стопочку, еще одну. Ощущая накатившую бесшабашность, сказал себе:
- А что, вот пойду и сам прогоню этих засранцев!
И как был – в пижаме и шлепанцах, потопал вниз.
В беседке их было пятеро – двое парней лет восемнадцати-двадцати и с ними три девицы, с дерзко красивыми юными мордашками, длиннющими ногами, обтянутыми соблазнительно блестящими колготками. В центре беседки стояла сумка, из которой торчали горлышки пивных бутылок, а музыка неслась то ли из плеера, то ли из магнитофона.
- Что, молодежь, не спится? – почти грозно спросил Арнольд Петрович.
- Ой, не спится! – хором ответила молодежь. – Да и вам, похоже, тоже не до сна?
- Как же, заснешь тут с вами, - миролюбиво проворчал Арнольд Петрович, косясь на гладкие ноги ближайшей девицы.
- А вы присаживайтесь, - подвинулась девица и похлопала по бортику песочницы узенькой ладошкой. - Может, пивка?
- Ну, пивка так пивка… Фу, теплое!
Теплое пиво легло поверх накануне выпитого коньяка, вступило с ним в сотрудничество и сотворило настоящее чудо: Арнольд Петрович из незаметного мужчины предпенсионного возраста превратился в какого-то неприлично резвого живчика Арни – как он попросил называть себя при знакомстве.   Этот самый Арни не на шутку разошелся и начал хохмить, травить недвусмысленные анекдоты, плотоядно поглядывая на глупо и поощрительно хихикающую юную соседку Танечку.
«А ведь она на меня, того, определенно запала! - самоуверенно подумал распалившийся Арнольд Петрович. – Еще чуть-чуть, и ее, тепленькую, можно вести домой».   
- У меня дома коньячок есть, - жарко шепнул Бабаянц в маленькое ушко Танечки. – И фрукты там, шоколадки. Пойдем?
- Слышь, дедушка, а бабушки у тебя дома нет? – лукаво прошептала ему в ответ Танечка. «О, черт, как же это я забыл про Розу-то? – шлепнул себя по лбу Арнольд Петрович. – Однако я набрался».
- Ты, Арни, лучше неси все это сюда, - продолжала между тем охмурять его Танечка.
- А что, и принесу! – вскинулся Бабаняц.
И, теряя шлепанцы, ринулся домой. Стараясь громко не лязгать ключами, отпер дверь, прислушался. Из спальни доносилось глубокое, с прихрапываниями, дыхание Розы Витальевны. Арнольд Петрович покидал в полиэтиленовый пакет, что попалось в холодильнике под руку, опустил туда же коньяк, а еще прихватил с собой и бутылочку сухого вина – гулять, так гулять!
Когда Арнольд Петрович вернулся в песочницу с тяжелым пакетом в руке, компания новых друзей встретила его воодушевленным ревом. Танечка даже чмокнула его в небритую щеку.
Коньяк пили мужчины, сухое вино – девчонки, и вскоре в песочнице поднялся уже совершенно невообразимый гвалт. Причем, громче всех орал всклокоченный и обнимающий за тонкую талию свою юную соседку Арнольд Петрович. Наконец, с одного из балконов бабаянцевского дома истошно прокричала какая-то женщина:
- А ну пошли все вон, а то я сейчас милицию вызову!
- Слышь, Арни, нам грозят! – проворковала Танечка. – Или ты здесь не хозяин?
- Сама пошла вон, старая грымза! – грозно рыкнул Арни.
- Арнольд Петрович, это вы? – удивленно спросил знакомый противный голос сверху. Голос принадлежал соседке Бабаянцев, члену домкома Парыгиной. - Вот уж от кого не ожидала… Все вы, мужики, одинаковые – стоит вас одних оставить, сразу пускаетесь во все тяжкие. Куда ваша Роза Витальевна-то уехала?
- Никуда я не уезжала! Это он сам от меня среди ночи сбежал! – вдруг услышал Арнольд Петрович возмущенный голос жены. Роза Витальевна, перевесившись через ограждение балкона, близоруко пыталась рассмотреть, что там творится внизу.
- А ну, немедленно домой, старый греховодник! Или будешь зимовать в этой песочнице!
- Иди домой, Арни! – шепнула ему на ухо Танечка. – В песочнице зимой холодно. Мы тоже полетели!
И она поцеловала Арнольда Петровича на дорожку…
- Вот так всегда, - бормотал, медленно поднимаясь к себе наверх, Бабаянц. – В детстве мама не давала толком повозиться в песочнице, сейчас – жена… Эх, Танечка, Танечка, где же ты была раньше?
Хотя в глубине души Арнольд Петрович понимал: Танечка и раньше была в песочнице. Но значительно позже его…
 

Очаруй меня!

(Мария Борисова-Ипокрена)
  11  Несмешное  2009-06-20  15  1403
Очаруй меня, околдуй меня,
Унеси в чертоги любви!
У моей тоски отними меня,
Отогрей на своей груди!

Позови меня нежным голосом,
Заключи в объятья свои.
Я прижмусь к тебе ломким колосом,
Утону в океане любви…

Прошепчи слова мне желанные, -
Растворюсь я в губах твоих!
Как люблю тебя, долгожданный мой,-
Это тайна для нас двоих…

Февраль-март 1997

P.S.
Поёт душа и оживают звуки,
Лишь протяну к любимому я руки...

 

Военный роман

(Двакин.)
  7  Несмешное  2009-06-17  0  786
Она его за раны полюбила.
А он её - за пулю в голове.
 

Звёзды

(Леонид Олюнин)
  6  Несмешное  2009-06-25  0  760
* * *
Я не завидую звёздам,
Которые в небе горят,
Их Бог, как и нас создал,
Но нам дал другой ряд.
Звёзды живут миллионы лет,
А я через год-два уйду.
Улыбка останется детская
И зайчики солнца в пруду
Звёзды, сгорая гаснут,
Им тоже отпущен срок.
Нет ничего ужасного
В том, что придумал Бог.

* * *
Крыльями стая машет,
Скроется за придел.
Паша чумазый пашет,
Это его удел.
Дождик поспешно пролился,
Только-то и всего.
Здесь этот Паша родился,
Здесь и зароют его.

* * *
Королям война в утеху,
Снова собирают рать.
Только нам с тобой не к спеху
Под штыками умирать.
Вот такой же лопоухий –
Не из нашего пруда,
Раньше не убил бы мухи,
Нынче целится в тебя.
Дали волю пушек лаю,
Динамит рвёт ни за грош…
Если в пекло посылают –
Значит, всё равно убьёшь.

* * *
В нём пакостное мелется,
Причуд плетутся вензели.
Натура очень мелкая,
Но глубоки претензии.

* * *
Расстаются люди, расстаются,
Как в песок врезаются ножи;
Те уходят, эти остаются,
Чтоб ещё немного поблажить.
Постепенно так, а не обвально,
Тот придёт, зато другой уйдёт…
Всё законно, всё вполне нормально,
Полный, так сказать, людоворот.

* * *
Слишком много пустоцвета,
И не удивляет это;
Обойди весь белый свет,
Всюду встретит пустоцвет.

ЗАВОЕВАТЕЛЬ

Все верно — я завоеватель,
Хочу я власти и большой.
А вы бы не хотели, кстати? —
Если подумать хорошо.
Да, я хочу, чтоб подчинялись,
Роптали, становились в ряд,
По вызову ко мне являлись,
Хоть души пламенем горят;
Чтоб шли туда, куда отправлю:
Жизнь отдавать, стрелять, рожать…
А нет — скручу, стопчу, оплавлю,
И чтоб не смели возражать;
Расчетвертую за поскудность, —
Моя направленность права…
А подданные что за люди?
Не люди это, а … слова.

* * *
Ох, ничтожество, величие! —
Брось на землю, разотри.
И на кладбище различие,
Но отнюдь не изнутри.
 

Саммит

(vitakh)
  0  Несмешное  2009-07-08  7  675
В штаны просунулась рука
И там валяет дурака.
 

Королева

(Мария Борисова-Ипокрена)
  12  Цари и короли  2009-06-15  1  1719

Вы – королева! Слуги, преклоненье,
Закон-указка властного перста.
Балы, восторги, взгляды, восхищенье…
И лишь в душе – сомненья, пустота.

Всегда одна! Всегда с собою в споре!
Решать самой, презрев любой совет.
Не доверять – ни в радости, ни в горе.
Иметь на всё – нелёгкий свой ответ…

Вы – королева… В путах обязательств,
Спелёнута изменчивой молвой.
Заложница событий, обстоятельств,
Без права жить в ладу с самой собой.

Как сложен свет - интриги, лесть и зависть.
И жжёт корона – голова в огне…
И шаток трон, который не оставить,
Ты – королева, в заданной стране…

Быть королевой? Упаси Вас Боже!
Живите радостно, вдыхая жизнь и новь…
Ваш трон – семья! И материнство – ложе,
Где королевской мантией Любовь…

13.06.09

© Copyright: Мария Борисова-Ипокрена, 2009
Свидетельство о публикации №1906151719
 

Московский шоколад

(Алекс Гриин)
  10  О Москве  2009-05-20  0  1580
Как троглодит, я просто выполз из пещеры,
Смотреть, как тонет в черном шоколаде город,
Горбатый мост, окаменелым дромадером*,
Из речки тянет отражённый, взбитый творог
Белёсых облаков. Немытых окон войлок
Хранит тепло и, мирно спящих, домочадцев,
Ларёк и тот, убрал все пойла с тощих полок.
Всё спит, и мне ни до кого не достучаться.
Ни до тебя, ни до себя, ни… Хлебзавод
Несет округе запах выпеченной сдобы,
И мнится мне ни на, ни над, ни, даже, под
Землёй нет жизни – всюду мёртвые трущобы …
Вернусь под утро не один – ( со мной усталость),
Весь вымазанный грязным, горьким шоколадом.
Смотрю, на численнике цифр, вовсе, не осталось…
Лишь даты, даты, даты… Будь они неладны!

*Дромадер – одногорбый верблюд
 

Эксперимент

(Евгений Староверов)
  26  Несмешное  2009-04-07  3  960
(прошу простить старого графомана за некоторые медицинские неточности, да и не в них суть)

Тишина, невнятное пыхтенье,
Потолочной лампы яркий луч.
Многоруки тёмной Кали тени,
Пациент истерзан, но живуч.

«Мокрые» зелёные халаты,
ZEISS-бинокулярный микроскоп.
Протоплазма на столе распята
И молчит. Хоть стол ещё не гроб.

SLE сопит, простужено мехами,
Oxygene – пока что не кутья.
Derma разрисована штрихами,
Словно в группе «Кройки и шитья»

- Ну-с коллеги, помолясь приступим.
Анестезиолог, где наркоз?
Слегонца чувствительность притупим,
Не тупите! Скальпель и отсос.

Ну, опять прислали молодого?
Ладно, стой, но только не реветь.
Что же вы коллега право слово,
Ей наверно больно? Вы медведь.

Видите? Вот это нервный узел,
Капните немного кислоты.
Ты смотри, как ножками мутузит,
Практикант сомлел. Быстрей воды.

Я фашист? Мы здесь простите лечим,
Бросьте нах красивые слова.
Всем смотреть. Ввожу отвёртку в печень
Дёргается, стало быть, жива.

Вам студент обратно бы за парту,
Чересчур вы добрый, это факт.
Сыплю хлорку в сумку перикарда,
Ты смотри, чернеет. Есть контакт!

Что? В глазное яблоко иголки?
Вы гигант коллега, это мысль.
И пипеткой капельку карболки,
Эх, душа ликует, зае..сь!

Кто-нибудь плесните рюмку черти,
Эй, студент, с больною не флиртуй.
Пью впервые чашечкою Петри,
А ништяк скользнула, патентуй.
------
Космос спит, за Краем спит Мессия,
На посту храпит больничный мент.
В операционной спит Россия,
Вечный и хмельной эксперимент.
 

Медитация (ТМ)

(Двакин.)
  2  Несмешное  2009-06-20  2  831
Газовать, тормозить и буксовать.
Приехали.
 

Мы с Ль.

(Пинни Вух)
  6  Несмешное  2009-06-09  1  793
Печаль скатилась шалою слезой
И принялась играть со мною в прятки.
Шепчу ей: -Милая, со мною всё в порядке.
Ошиблась, мол, дорожкой беговой.

Слезе вослед бежит её сестра.
Как капли две близка подруге станом,
Кричит: -Мы, друг сердешный, перестанем
И испаримся... от любви костра.

Расстаял снег, расплавилась зима.
Сгорел костёр и утонули слёзы.
Стихов забвенных полные обозы
В далёкие катили закрома...
 

Поэты в «воздуси» витают

(Леонид Олюнин)
  1  Несмешное  2009-06-25  1  782
Поэты в «воздуси» витают,
Зачем чугунная плита им?
А вот чинуши, те напротив,      
Из чугунины мозг и плоть их.

* * *
Живо желание в жизни этой —
Вселяет в сердце благодать:
Отца вселенной, правды, света,
Хоть край одежды увидать.
И не из страха, не из лести,
Не для того, чтоб смыть грехи:
Чтоб песней новою расцвесть мне,
Чтоб лучшие сложить стихи.
Тепло — в добре, гордыня — в злобе,
Принять пощечин длинный ряд.
Поменьше угождать утробе,
Душе побольше угождать.
Как примешь ОН — никто не знает;
Догадки, только и всего...
Пока ОН душу осуждает, —
Она хоть взглянет на НЕГО.

* * *
Мы суетимся муравьями,
И муравейник наш велик,
Но ночь, висящая над нами,
Нам призадуматься велит.
Мнит кто-то стать простой травинкой,
Иль превратиться в чернозем,
А после глиняною крынкой
(Да, ну кому как повезет) —
Весьма приятная утеха;
И, все же, в сердце червячок
Сомнения. Все же не до смеха,
А вдруг хотение не в счет.

* * *
Свет зажигают от радости, -
Ярче, надежда, свети...
Судьбы бывают разные,
Разные и пути.
Беды кого не трогают?
Беды кого не бьют?
Данную мне дорогу
Я прохожу, как могу.

* * *
По слякоти, по слякоти,
Под чавканье шагов...
Ветра шныряют шавками
Среди пустых дворов.
Дожди — тоски сородичи,
Терзают свет земной...
Не все бывает солнечно,
Безгрязно под луной.

* * *
Всех переплюнуть можешь ты,
Стелиться будут пред тобою,
И мадригалы и цветы
Тебя накроют с головою.
Тебя по странам повезут,
Тебя всему покажут свету,
Ты будешь первый на возу
Жевать омлеты и котлеты.
В твой очень громкий юбилей
Шампанское до тучи брызнет.
Будь в десять раз того славней —
Дня не прибавишь к личной жизни.

* * *
Такая ночь не забывается,
Напиток этот долго помнится,
Ведь это только тело старится,
Душа в сад негасимый просится.
Под золотым надежды месяцем...
Декабрь не тронет нежной озими...
Вы видели, как травы плещутся?
Вы крылья видели у озера?

* * *
Луговых мне цветов не рвать,
Не глядеть мне с тоскою за море,
Дней прошла торопливая рать,
Сердце стало впрожилку мраморным.
Ты исчезла, как тонкий звук,
Стала полностью невесомою.
Побывавший у многих излук —
Ничего не увидит нового.

* * *
Лес лет.
Бит, мят.
Слов нет —
Смыт, смят.

* * *
Все говорило о тебе,
Все о тебе вокруг звучало,
Но теплоходишко отчалил,
И ветра голос огрубел.
Кипели в ледяной ночи
Неугомонные метели.
Все о тебе теперь молчит,
Но так ли все на самом деле?

М. КОНДРАТЬЕВУ
От доброты нас отвлекают:
Желаний шум, и лень в тиши.
Но пусть, мой друг, не иссякает
Родник души, твоей души.

* * *
Погасли ранние цветы —
Обычное земное дело.
Как часто ошибалась ты,
Когда весна тобой владела.
Рассудком запасаясь впрок,
Чтоб от беды не ждать погони...
И все ж засушенный цветок
Зачем-то держишь на ладони.

* * *
И снова
В тополином пухе
Газоны
И асфальт дорог...
Какая чистота
И скромность
Лежит у торопливых ног.
 

Тяжелый день

(sobakunov)
  11  Несмешное  2009-05-05  2  1070
и было утро и был завтрак
и был день и обед и вечером
ужин был и ушло на запад
желтое солнце с кровавым венчиком
и решил он что нехорошо это
и включил свет и не спал до полночи
и он знал что может управлять светом
практически без посторонней помощи
и отделил он тогда мух от котлеты
и убрал котлету со стола в холодильник
и поубивав мух из табельного пистолета
лег спать практически обессиленный
 

ЕВРЕЙ, НЕГР И РОК-Н-РОЛЛ

(lvs777)
  0  Несмешное  2009-06-29  3  975
(Цикл «Ростовские семёрки»)

"И сказал Бог в сердце своём:
...помысел сердца человека зол от молодости его"
Брейшит (Бытие) 8:21


Я преклоняюсь перед ребятами с тёмным цветом кожи, которые достигают во всех видах спорта, особенно в лёгкой атлетике, баскетболе, боксе, феноменальных результатов.
Будучи в США, обратил внимание, что они ведут себя не просто свободно, как все в этой стране, а супер-свободно, т.е. нагловато.
А Вы знаете, уважаемый читатель, что в 1959 году рок-н-ролл считался тлетворным танцем, подброшенным идеологическими врагами социализма из США с целью растления нашей славной молодёжи? А в её среде был и я, студент института железнодорожного транспорта. И рок, с элементами акробатики, жил во мне и выпирал наружу.
Сколько в славном граде на Дону было танцплощадок?
Предостаточно.
И везде был доступен бесподобный рок?
Та ничего подобного, только в двух местах оркестры заключали двумя страстными мелодиями вечер общения с девушками в супер-свободном движении.
Достать билеты в эти клубы было невозможно. Но голь на выдумки хитра. Прямо перед закрытием, часам к 11-ти, в пятиминутный перерыв, удавалось сунуть контролёру полсотни копеек и – два танца – твои! Конечно, для улучшения самочувствия заранее принимали «на грудь» стаканчик прекрасного портвейна 777.
Однажды, осчастливленный, я ринулся к интересной девушке. Рядом стояла ещё одна. К ней подошёл парень с тёмным цветом кожи и бесцеремонно сказал: «Идём!» Симпатюшка отказалась!
(В те времена иностранцев в СССР было очень мало, и власти относились к ним исключительно «корректно» – чужой всегда прав!)
Возмущённый «наглостью» светлоликой дамы, парень бесцеремонно взял её за соски и потянул к себе. Та, естественно, завизжала от боли.
Повторяю – случайно я оказался рядом. Я – не просто мальчик Вовочка, левша из Бердянска, но и чемпион этого прекрасного города по боксу среди юношей в наилегчайшем (до 48 кг) весе! Сначала резко дал ему кулаками по пальцам. Почувствовал, что сейчас получу в ответ по зубам (тогда они были ещё моими, кровными). Поэтому автоматически нанёс прямой левой в подбородок, вложив в него весь свой «могучий» вес. Произошло чудо - товарищ негр упал!
Моментально рванулся к выходу, и через 20-30 секунд был уже на улице…
Утром, перед занятиями, меня «пригласили» в деканат. Секретарь объяснила, что вчерашний случай в дворце «Энергетик» уже известен. За избиение иностранца я могу получить пару лет тюрьмы. Единственный выход – написать заявление вчерашним числом – срочный отъезд по семейным обстоятельствам, и через пару часов мне отдадут все документы, вплоть до учетной карточки комсомольца и штампа в паспорте – выписан из города. Если, конечно, милиция не задержит меня раньше.
Думать было нечего, сгонял в общежитие, принёс паспорт, сбрил пижонские усики, чтоб не сцапали по главной примете.
Сборы были недолги – маленький чемоданчик да зимняя куртка – всё богатство студента.
Получив документы, поехал в морской порт, повезло – подождал полчаса, какие-то рыбаки взяли на судёнышко и довезли меня до родного Азовского моря, до Таганрога.
В Бердянске мой папа Сёма работал главным бухгалтером колонии заключённых. Надеялся – если посадят, то буду отбывать срок в родном городе.
Господь милостив – хотя я даже не раскаялся в содеянном, - драчуна за пределами Ростова никто не разыскивал. Мало того, повезло – за второй курс не успел сдать только один экзамен – по политэкономии. И ещё повезло - в это время вышло какое-то постановление о дополнительном наборе на старшие курсы в некоторые технические ВУЗы, в том числе и Рязанский радиоинститут. Приехав в Рязань, предварительно пошел в спортзал, нашел тренера. Он, проверив все документы, минутку смотрел, как я боксирую «с тенью», затем весело крикнул: «Еврей Леви! Ты уже зачислен на третий курс! Так чего потеть?»
Опять повезло!…
…Вспоминаю и анализирую описанный период, подтверждая принцип: «До всего есть дело бедному еврею!», но, где бы я ни жил, как и все люди, прохожу через своё "время разбрасывать камни, и время их собирать" (Когелет (Екклесиаст) 3:5).
И как после суммы всех «повезло» не поверить в Бога? И это произошло, но значительно позже...

Владимир Леви,
Хайфа, июнь 2009

lvs@bezeqint.net

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер