ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: самое свежее

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: самое свежее  Раздел    Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ ПОСЛАНЬЕ

(Михаил ЯР)
 Несмешное  2019-02-21  4  20  20
Двадцать пятое посланье*
Ниоткуда в никуда,
Вновь пустые обещанья
И вода, вода, вода.

Власть твердит о достиженьях
Коих не было и нет
И с каким-то наслажденьем
Сладко врёт на целый свет.

Типа стало меньше нищих
От росстатовских затей:
У кого доход 3 тыщи,
Тот сегодня богатей!

Так что мы живём неплохо
Мы для власти — средний класс,
Так как съев 100 грамм гороха,
Иногда пускаем газ.

Вновь обещаны дороги
И здравпункты на селе,
Школы в сёлах очень многих,
Коих нет уж 20 лет.

Олигархи, как у Бога
Будут жить да поживать,
Прогрессивного налога
В госбюджет не отдавать.

Снова мы для обороны
Неизвестно от кого
Будем тратить денег тонны
Из бюджета своего.
 

Портрет работы Пабло Пикассо

(Олегыч)
 Про песни  2019-02-11  0  67  232
Далекий стройотряд, июльский вечер,
Играют две гитары в унисон,
И мы поем, обняв девчат за плечи
"Портрет работы Пабло Пикассо".

Бывало, просто, во дворах весенних,
Усевшись в круг, дурачились друзья,
И песни, под бутылочку портвейна,
"Студентка-практикантка", "Дождь и я".

Потом, два года - армия родная,
Талантов в нашей роте - хоть в ЛенКом.
Мы слушаем, "гражданку" вспоминая,
Как "Иволга поет над родником".

В восьмидесятых, на концерте "Браво",
Я эти песни снова услыхал,
Их пел солист, совсем не броский, право,
Что он творил, он даже сам не знал.

Эх, Женя Осин, что же ты наделал,
А к славе оказался не готов.
Простых дворовых песен перепевы
Поднял, довел до уровня хитов.

И ты ушел, нелепо, жутко, глупо...
Звучит в машине "Радио Шансон",
Я слушаю, смахнув слезинку тупо,
"Портрет работы Пабло Пикассо".
 

СЕНСАЦИЯ

(Леонид Мелас)
 Несмешное  2019-02-08  2  48  97

Группа учёных развитых стран (Россия тоже участвует) по общей договорённости живут вне политики. Они разрабатывают тему: «Появление жизни во Вселенной и на Земле». Главный вопрос появление человека.
      Христиане считают: Создатель - Бог, Ислам: Создатель - Аллах, Учёные: Создатель - Вселенский взрыв и т.д.
      Многие утверждают, что видели и даже общались с инопланетянами, а Американские военные лётчики сбили один из кораблей пришельцев. Но с мёртвых взятки гладки.
      7 февраля 2019 года мне позвонил человек, который не представился, но в качестве доказательства привёл случай, произошедший со мной примерно 70 лет тому назад. Случай, о котором я никому не рассказывал, так как мягко говоря стыдился. Знал о нём ещё один человек соучастник, которого давно похоронили.
Знакомый незнакомец рассказал мне о событии, в которое я не верю.
      Рассказываю вам всё так как понял.
      Инопланетный корабль совершил вынужденную посадку в море и запутался в рыболовных сетях. К месту аварии туг же прибыли вышеуказанные учёные.
      Астронавтов было трое. После вскрытия корабля двое скончались, думаю, не подходила земная атмосфера. Третьего удалось спасти. Он прожил около трёх месяцев.3а это время учёным удалось выработать язык, понятный обеим сторонам.
      Что рассказал инопланетянин.
      Они прилетели с планеты 3ЭТА на 3емлю с научной целью: проверить, как мы живём. По его словам, человечество зародилось на планете ЗЭТА и в давние времена вынуждено отправлено на 3емлю.
Дело в том, что там жили два вида человечества, как у нас мужчины и
женщины и гермафродиты, которые занимались само воспроизводством себе подобных.
      Пока число населения было незначительным всё шло хорошо, но потом из-за перенаселения начались бесконечные убийства. Однако стороны сумели договориться.
      На ЗЭТЕ была высокая цивилизация способная совершать дальние космические перелёты. Они знали нашу 3емлю и сочли возможным одну из рас по жребию переселить на Землю, где человечество, по их мнению, должно прижиться. Жребий показал: на ЗЭТЕ остаются гермафродиты. Подавляющее число мужчин и женщин было кастрировано, так получили необходимый минимум, который отправили на Землю. Большее число переселенцев погибли, но некоторые выжили и стали размножаться.
      Гермафродиты периодически летали на 3емлю и наблюдали, нередко помогали чем могли. Когда третий рассказчик умер, его тоже заморозили в жидком азоте с надеждой со временем оживить.
      Человечество на 3ЭТЕ создал Космический разум, который общался с ним, помогал и даже воскрешал наиболее достойных.
Космический разум со временем умер, как и всё живое во Вселенной. Благодарные потомки воздвигли Создателю красивый памятник.
      Очень хочется ещё хотя бы раз поговорить со знакомым незнакомцем, но он молчит, а адреса нет.
      Вероятность истины в рассказанном ничтожна. Но факты: частый прилёт инопланетян, гермафродиты хоть и редко, но рождающиеся на Земле. Почему? Вопрос без ответа.
 

Рокер

(Рома Смирнов)
 О старости  2019-02-05  1  32  118
Проснёшься – ни хэппи, ни хиппи –
лежащий в глубоком туше.
Куриная лапка пацифик
уныло скребёт на душе.

Похожий на Бобби на Марли,
особенно тем, что внутри…
Вчера было меганормально,
сегодня – делите на три.

Вчера ты, надравшись, горланил.
Наутро глядишь в потолок:
“Какими мы были орлами!
Живее, чем сдохнувший рок”

Теперь ты зовёшь электричкой
составы, а не инструмент.
Уносятся психоделично
всё дальше, и выхода нет.

Твой проигрыш не перспектива,
а слитый домашний финал.
О, годы, сходите за пивом,
и не забывайте вина!

Чего уж…Ты не из ванили.
Прожженный, бывалый, простой.
Недавно на вайбер звонили,
что помер ещё один Цой…

И снова в сполоснутой банке
гвоздики стоп-линией герц –
как две смски из банка –
начало её и конец…
 

Мысли вслух

(Андрюха)
 Несмешное  2019-01-31  1  30  95

Эпиграф по мотивам демативаторов

      Скоро долгожданный
      обрету покой.
      Будет он приёмный
      в дурке городской.

Что нам зимы осталось? Лишь февраль.
Не сахар - ясно, то тепло, то вьюга.
Нас не спросив, мелькает календарь.
Вращая жизнь по замкнутому кругу.

Я убежать пытаюсь от себя!
От самого, того кем стал сегодня!
Всё то, чем жил я, искренне любя.
Хочу найти в тумане прошлогоднем.

Но, как всегда, надеждам вопреки.
Мне "шлют привет" судьбы владыки свыше.
Пока летят, снежинки, так легки,
А вот сугроб уже опасен крыше.

Мой бег похож на бег в кошмарном сне.
Мчусь, что есть сил не приближаясь к цели.
Судьба мне вновь "харлеем по спине"!
Да и плевать! "Мы сами всех вертели"!

Я стал другим, но этому не рад.
Сам не смеюсь и не смешу как прежде.
У геев шансов больше на парад.
Чем у меня на новую надежду.

Зима "достала" снегом за окном.
Мне хорошо в стенах родной квартиры.
С судьбой бороться я устал давно...
Мне трассы память чертит штрих-пунктиром...
 

ПАМЯТИ МУЖА, В.КУПРИЯНОВА

(Лена Пчёлкина)
 Про смерть  2019-01-30  3  56  113
Его зарыли в шар земной…
      Сергей Орлов


Собрались… И отголосили…
Венков прощальная гора.
Зарыли. Навсегда зарыли.
Перед глазами, как вчера:

Везем больничным коридором.
Скрипит каталка: «Я… же… жив!..»
Открытый любопытным взорам,
Скажи, хоть что-нибудь, скажи!

Укрою одеялом. Левой -
Смахнёшь. На улице метель.
Держись, мой миленький, что делать,
Такая нынче канитель.

Такая нынче медицина…
Одно на город МРТ.
В глухую снежную лавину
Нырнула «Скорая». Соте

Из тех, кто по делам не скорбным,
Гудел, и несся, как обвал,
Не пропускал машину «Скорой»,
Не пропускал, не пропускал…

А ты своей живою левой
Знакомо руку мне сжимал,
Что сердце ныло и болело,
Как будто ты шептал: «Жена…»

Не вырвался из смертной таски,
«Судьбы свершился приговор…»,
Но нежность той последней ласки
Я ощущаю до сих пор.

Его зарыли в шар земной, его зарыли…
30.01.2019
 

Что итальянцам хорошо, то русско ...

(Миры Василия Рибаса)
 Несмешное  2019-01-29  1  10  76
В Италии СНИЗИЛИ пенсионный возраст на 5 лет, с 67 до 62 лет
      Средняя продолжительность жизни в Италии 87,6 лет

      В России ПОДНЯЛИ пенсионный возраст на 5 лет, до 60-65 лет
      Средняя продолжительность жизни в России: по состоянию на      
      2018—2019 мужчины умирают в 63,5 года, а женщины — в 73,5.

Нам за ними не угнаться, нет,
с этим Римом - русским стресс:
Маттарелла, лидер нации
для людей издал декрет!

В честь него слагают песни там -
ну, еще бы им не петь! –
он же возраст им для пенсии
снизил сразу на пять лет!

Ничего хотя не крымили –
в праздник есть чего надеть,
но способны все же римляне
о народе порадеть!

А у нас Гарант с`товарищи
поднял сразу на пять лет...
Ну скажите, ну не тварищи?
Лучше кончить жизнь в петле...

И куда, скажите, рыпнуться?
Вот сидим и материм.
Неужели не откликнется
эта сволочь – Третий Рим?

Нам теперь мереть и далее,
перед Родиной в долгу...

Дайте подданство Италии
жить здесь больше не могу!
 

Чудны дела твои, Господи!

(Миры Василия Рибаса)
 Несмешное  2019-01-29  2  11  97
Вспомнился нам Маяковский, писавший лет девяносто назад:

Желанья в нем сдерживать нет моготы.      (в данном контексте - желания взять взятку - МВР)
Он — русский. Он — богатырь! —
Добрыня Никитич! Будьте добры,
не трогайте этих Добрынь!

Предложение Маяковского дошло, наконец, до Минюста, и последний предложил прощать чиновникам коррупцию при форс-мажоре, вследствие обстоятельств непреодолимой силы: Жми сюда

Нам все дозволено, мы - русские!
Здесь форс-мажор! Да вот вам крест!
Какая может быть коррупция?
Свидетель Бог - попутал бес!


Не виноват, ваше сиятельство!
Аллах акбар! Христос воскрес!
Ну, так сложились обстоятельства...
Свидетель Бог - попутал бес!


Еще несколько катренов, и можно отдавать Винту для исполнения в Кремле...
 

Послепраздничное

(Камикадзе)
 Про Новый Год  2019-01-24  2  32  146
Живешь в России – ёлку не тревожь.
Пускай себе стоит в углу до марта.
Всё повторится петлями Декарта,
И новый день на прожитый похож…

Так буднично гирляндами искрит
Очередной елово-зимний праздник…
И сказка мандариновая гаснет,
С разбегу налетев на скучный быт.

Куранты, звон бокалов и салют –
А что еще? Нужны ли перемены?
Депрессия по капле – внутривенно.
В России от тоски всё так же пьют.

Всё так же. Только возраст день за днём
Растёт, как курсы доллара и евро,
Но отраженье в зеркале неверном –
Фальшивка в понимании твоём.

Что общего с тобой? Упрямый рот?
Глаза… Они немного потускнели.
В душе метут по-прежнему метели,
Но и зима когда-нибудь пройдёт.

Роняет ветка яблоко на снег –
Подмерзшее, но всё-таки живое.
Зима уходит запахами хвои,
И только ты с надеждой смотришь вверх…
 

Диагноз

(Ременюк Валерий)
 Несмешное  2019-01-22  0  8  128
Семи прядей во лбу,
Без царя в голове, но с тираном в сердце,
Нарядив голытьбу
В камуфляж, патронташ да свиные берцы,
Рогоносец-народ
Снова предан изменчивым чувством меры.
Озорующий сброд,
Не конвертируемый в Робеспьеры.
 

НЕ ПИЛА. НЕ СПАЛА. НО ЛЮБЛЮ.

(Тамара Кошевая)
 Высоцкий  2019-01-22  1  52  186
Терпеть ненавижу, когда иные поэты начинают направо-налево посвящать свои стихи великим и значимым личностям, создавая себе ореол чуть ли не «самого лучшего друга», «самой любимой женщины», на худой конец, соседа по даче, или закадычного собутыльника. Суета сует это, господа. Как честный человек, скажу: лично не была знакома. Следовательно, не пила и не спала. Но люблю и безмерно уважаю за песни, которые питали мою юность.

НЕ ПИЛА. НЕ СПАЛА. НО ЛЮБЛЮ.
Ко дню рождения В.Высоцкого

Ушедшим с пулей в головах,
С петлёй на шеях,
Я не слагаю в стих слова –
Ношу в душе их.

Пути поэтов нелегки,
Безумны даже,
А я волчицей за флажки –
И в лес подальше!

Не стану тише и скромней,
Внутри бушуя,
Но привередливых коней
Попридержу я.

И никогда не изреку,
Сдержав поводья,
Я панибратскую строку:
«Прости, Володя!»

У бездны стоя на краю,
Презрев опасность,
Я здесь экзамен свой сдаю
На непричастность.

И лишь оставлю пару строк,
Собравшись с духом:
- Владим-Семёныч, с Вами Бог.
Земля Вам пухом.

 

ЛЕДЯНОЙ СВЕТ ОТ ЛЕДЯХОВА

(Ременюк Валерий)
 Несмешное  2019-01-14  0  8  134
Эта невероятная история затеялась в нашем городке однажды аккурат на крещенские морозы. В самый разгар трескучего температурного минуса. До того столбики термометров недели две болтались между минус три и минус пять, и низкая сырая хмарь всё ходила по кругу, словно зима схватила циклическую ссылку, как говорит один мой знакомый-программист. Это когда код программы наступает на грабли бесконечного цикла и дальше не может сдвинуться, хоть ты кол ему на голове теши. Да. Но речь не о программировании. А о деде Ледяхове, который Тимофей Матвеевич, с Нагорного переулка, жена еще у него Алла Марковна и домишко стоит у самого залива. Вот как-то с утра, в крещенский сочельник и говорит своему старику Алла Марковна:
- А не сходил бы ты завтра, старче, в город, на ярманку? Яечек продал бы, несушки вон нам уже цельное лукошко насобирали. Деньжат бы каких-никаких раздобыл, было бы на что к Крещению хотя бы сочиво сготовить. Может, еще бы и на медок, изюм да мак с орехами к сочиву хватило бы! Авось, сынок Митька с внучатами заглянет, хоть угостим мальцов!

А что? Баба дело говорит. Пенсия запаздывала в этом январе, хошь-не хошь, а как-то надо выкручиваться. Хотя, признаться, дед Ледяхов торговать не шибко любил, считал это женским уделом. Сам был больше по ручному ремеслу – всё строгал да паял что-то у себя в сараюшке, не только свое хозяйство, но и весь проулок обслуживал: кому лопату или тубарет укрепить, кому кастрюльку или ведро залудить. Кто за это рублишком расплатится, а кому дед и за спасибо добро сделает. Не капризничал наш мастеровой. А тут Алла Марковна коленями занемогла – всё погода треклятая, искрутила прям суставы бабке! Не до торговли ей стало. И принялся Тимофей Матвеевич собираться на ярманку. Но в успех затеи с яйцами не особо верил – чего с них выручишь-то! Этого добра тут и без него хватало. Курей нонче на окраинах городка да в пригородах развели прилично. Надо ж как-то выживать народишку! И стал дед Ледяхов думать, что бы такого еще двинуть на продажу, чего у других нет? А надо сказать, морозец в субботу с утра стал прихватывать серьезно, небо прояснилось до бездонной хрусткой синевы, термометры дружно рухнули в район риски минус пятнадцать по Цельсию.

Думал дед, думал, то затылок почешет, то бороду потрясет, то за нос себя подергает - была у него такая привычка с детства при глубоких раздумьях (массаж кончика носа, видимо, благотворно влиял на мыслительный процесс). Но никакой бизнес-идеи так и не надумал. Вздохнул, надел тулупчик, малахай кроличий, валенки с галошами и пошаркал на берег залива развеяться да поглядеть, как там прорубь-иордань мужики пилят во льду под крещенские купания. А те как раз вытолкали на берег полуметровой толщины синевато-зеленоватые блоки, вынутые из ледяного панциря залива. И так эти глыбы окаменевшей воды понравились Тимофею Матвеевичу, что стоит он и глаз отвесть не может от их красоты. Погладил рукавицей ледяной переливчатый бок, смахнул снежок с верхней грани, даже попинал зачем-то лёд валенком, как пинает колесо водитель-новичок, когда не знает, в чем причина заглохшего двигателя машины. И вздохнул с сожалением: «Вот ведь скоко добра пропадает зря, скоко материала, годного для каких-нибудь поделок полезных!» И пришла деду на ум занятная мыслишка: «А что, если к Крещению из этого льда наваять какого-нить товару на продажу? Что бы это могло быть?» И тут услышал Тимофей Матвеевич разговор пильщиков льда, вытащивших очередной ледяной блок на берег:
- Надо к завтрашнему купанию народа подходы еще оборудовать – настил сделать из досок от берега к иордани да площадку рядом. Да лесенку для схода-выхода из воды…
- Точно. И светильники по бокам расставить, а то вечером темно будет. Витька Мохов обещал привезти десяток уличных свечей, из них и сделаем освещение.

«Светильники! - полыхнуло в мозгу деда Ледяхова молнией. - Вот что могут покупать сейчас для вечерних забав! Ледяные светильники! Но как их сделать?» И стал думать уже в конкретном направлении - как должна выглядеть такая вещь и как ее сконструировать. А уж это дело – ремесленные придумки - нашему рукодельнику было хорошо знакомо и оченно любимо. В общем, когда Тимофей Матвеевич вернулся домой, у него уже созрел четкий план-проект его изделия и даже была продумана в деталях технология изготовления. В сараюшке скопилось пяток старых оцинкованных ведер, натасканных соседями для ремонта и ждущих своей очереди. Да у бабки Аллы Марковны еще нашел дед три ведра. Подшаманил худые бока ведер, заклеил чем ни попадя, чтоб только воду держали. Наполнил эту тару чистейшей водой из дворовой колонки и выставил на мороз. А тот всё давил температуру в глубокий минус и обещал назавтра уйти за отметку в двадцать градусов.

К ночи вода в ведрах промерзла в камень. Тимофей Матвеевич взял одно из ведер, перевернул, полил кипяточком из чайника и аккуратно обстучал деревянной киянкой по бокам и днищу. Железная тара легко отделилось от ледяного блока и на земле остался усеченный конус льда в ожидании дальнейших превращений. Дед Ледяхов перенес заготовку в сараюшку, в свою мастерскую, установил на твердое основание и взял в руки рыбацкий ледобур. Через пять минут аккуратной работы в центре конуса появилось вертикальное цилиндрическое углубление-стакан глубиной в три четверти высоты заготовки. Затем мастер включил дрель со сверлом диаметром в палец и пробурил боковое отверстие в стенке блока направлением к основанию углубления – это был дренаж для оттока талой воды и канал подсоса воздуха для дыхания огня. Взял свечку в алюминиевой баночке, поставил в углубление светильника и зажег фитилек. Выключил свет и с замиранием сердца отошел в сторону – оценить издалека, как получилось. В темноте сараюшки ледяной стакан ярко мерцал таинственным красно-голубым светом, создавая впечатление зимней сказки и рисуя на стенах и потолке волны почти настоящего северного сияния! На изготовление оставшейся партии светильников по той же технологии ушло еще часа полтора. Окинул дед Ледяхов взором свои изделия и понял, что чувствовал господь бог на седьмой день творения Вселенной, - он осознавал, что получилось хорошо!

Рано утром, еще затемно погрузил Тимофей Матвеевич ледяные товары на саночки и в два приема перетаскал на городской рынок. Там выставил пару образцов на дощатый прилавок, зажег свечи внутри льда и с замиранием сердца начал коммерцию. Среди доморощенной снеди, выложенной соседями на продажу, его изделия в синеватых утренних сумерках выгодно выделялись необычностью, практической полезностью и простотой решения. Уже через четверть часа первые два светильника забрала семейная пара жизнерадостных молодых людей, легко отдавших по триста рублей за штуку. Не торгуясь. При этом они живо обсуждали, как украсят вечером оригинальные светильники въезд для гостей на дачу. Вдохновленный первым успехом, дед Ледяхов слегка обнаглел и выставил следующую пару изделий, накинув полтинничек на единицу. Через полчаса и этот товар ушел с прилавка. Дед добавил к цене еще пятьдесят целковых и под ревнивыми взглядами и неодобрительными шепотками старушек-соседок, туговато продававших сало и тушки утей да кур, выставил следующую пару – по четыреста рублей. И эти светильники были проданы, хотя уже и со скрипом – с покупателем пришлось торговаться и Тимофей Матвеевич полтинник на пару, как водится, скинул. К обеду по той же цене ушли и последние изделия.

Дед Ледяхов тщательно пересчитал выручку – получилось неожиданно много, аж три тысячи сто рублей! Ахнул про себя, удивившись такому успешному дебюту на ниве частного бизнеса. Даже с учетом того, что сотенную бумажку пришлось отдать рынку за аренду торгового места, заработок выглядел просто фантастическим! Ледяхов гоголем прошелся по рядам рынка. Не торгуясь, накупил продуктов, заказанных женой, да сладостей всяких Митьке да внучатам, да мужикам бутылочку белой, да винца мускатного сладенького для женского полу. Погрузил всё на салазки и двинулся домой с ликованием в душе: «Вот моя-то удивится и обрадуется выручке! А ведь не верила, коза, что из этой затеи что-нить выгорит! Говорила так, с ехидцей, мол, да что ж можно из воды водопроводной наварить? Ан-нет, оказывается, можно, ежели с умом! Вот так-то, Алла Марковна, знай наших!» И главное, после всех покупок в кармане еще оставалась одна тысячерублевая ассигнация. Ее Тимофей Матвеевич решил инвестировать в развитие бизнеса – купить пару новых ведер да несколько резцов по дереву, которыми можно придавать гладкой поверхности льда затейливый рельеф. Для повышения потре***ельской привлекательности будущего товара! А в том, что коммерческий успех следует закрепить и на восьми проданных светильниках останавливаться глупо, коль товар на рынке идет влёт, дед Ледяхов не сомневался.

Алла Марковна, вестимо, ахнула от таких новостей и поглядела на мужа как-то даже новыми глазами – эдакого трудового подвига она от своего Ледяхова не ожидала! И пошла у Тимофея Матвеевича новая стезя – пока целую неделю трещал мороз, он успел изваять еще пятьдесят ледяных светильников. А бабка Алла ему в помощь даже торговый слоган придумала и написала синькой на старой фанерке от посылочного ящика: «Ледяной свет от Ледяхова». Звучало прикольно, как сказали внуки. Эту табличку дед выставлял на прилавок каждый раз, как выходил на рубеж коммерции. Светильники, изукрашенные витиеватой резьбой на темы русских народных сказаний, легко шли по пятиста целковых. Так что, за день Тимофей Матвеевич, продавая восемь-десять изделий, выручал от четырех до пяти тысяч рублей. Сумасшедшие деньги по понятиям его семьи! И это даже ввергло их с Аллой Марковной в сладкие мечты скопить за зиму деньжат и купить-таки материала на постройку летней кухни-веранды во дворе дома, о чем грезили всю жизнь.

Однако, есть такая мудреная наука, называется сопромат. То бишь, сопротивление материала. И проявилось сопротивление материала (читай – окружающей среды) в довольно тривиальном виде. А точнее, в облике соседа-завистника, известного пропойцы и бездельника Глеба Расшибаева. Пару раз он, пронюхав про рыночные успехи Ледяхова, завернул к нему с просьбой одолжить пятихатку (читай – полтыщи целковых), якобы, на поправку здоровья, подорванного зеленым змием. Понятное дело, без шансов возврата ссуды. На что получил жесткий отпор от бдительной Аллы Марковны, сопровожденный проклятиями в адрес просителя и потряхиванием печного ухвата как крайним аргументом. Это возымело. Глеб клянчить у стариков перестал. Да. Но обиду и злобу все же затаил. И стал думу черную думать, как бы отомстить зажравшимся бездушным богатеям. В его понимании – практически, буржуям, то есть, мироедам. Ошметки коммунистического воспитания и руины исторической памяти подсказывали люмпену Расшибаеву, что таких следует раскулачивать и гнать за Можай. А то и дальше - по сибирскому тракту. И решил он поступить проверенным народным способом – подпустить соседям красного петуха.

Решить-то решил и даже начал подготовку к акции возмездия (слил ведро бензина из бака зазевавшегося шофера, ушедшего на обед в местную кафешку), но сам же и проболтался о своих намерениях. По вечерам Глеб обычно уже бывал «на кочерге» или «под мухой», бродил проулком, как мрачная тень отца Гамлета, то тянул невразумительные песни, то бормотал всякую пьяную чушь, пугая прохожих. И набормотал, что пора спалить Ледяховых, проклятых буржуев и подлых мироедов. А люди про то расслышали и шепнули Алле Марковне, мол, вы смотрите там, поосторожней с соседом, не ровен час… Старики тут же собрались на военный совет, обсудили диспозицию и оценили положение как серьезное, а риски получить красного петуха – реальные. Алла Марковна предложила, было, собачку завесть злую, крепкую, чтоб чужих к забору даже на дух не подпускала. Но дед Ледяхов эту идею отверг – он не любил постоянного гавканья во дворах на каждую пробежавшую мимо кошку или курицу. Тем более, что его сараюшка-мастерская стояла впритык к заборчику, отделявшему их землицу от соседской. Тут и волкодав бы не помог, захоти Расшибаев плеснуть бензинчиком на стену постройки. И придумал Тимофей Матвеевич более элегантное решение.

Он не стал увеличивать до небес высоту забора или облицовывать стены сарайки негорючим сайдингом, не понес в полицию превентивных жалоб на угрозы лиходея. Нет. Наш Кулибин придумал ход, аналогичный концепции ядерного возмездия «мертвая рука» (это когда с территории уже уничтоженного в ядерной войне государства взлетают запрограммированные ракеты и насмерть поражают объекты противника). Дед Ледяхов купил батарею из двадцати мощных ракет-петард, что продают для новогодних фейерверков, и скрытно установил в духовом окошке на крыше сарая. Естественно, нацелив это орудие на окно Глебового дома. На всякий случай, на ночь стал уносить из мастерской в дом свой инструмент, оставляя лишь голые стены да разный старый хлам по углам. По его рассуждениям, сосед, если и решится на безумный шаг, то начнет с сарая. Так оно и получилось.

Глеб загодя начал отмечать День защитников Отечества и аккурат в ночь на двадцать третье февраля дошел до нужного градуса потери краев. Да и погодка как раз заметелила, запуржила, впрыснула в кровь черной густой тоски. В такую погоду и нормальный человек чувствует себя как-то неуютно. Что уж тут говорить о разуме хронического пропойцы! Руководствуясь неосознанным девизом «У нас повадка волчья – мы нападаем молча!», Глеб Расшибаев решил, что именно такой погоды ему и не хватало, чтобы произвести задуманную акцию и чтоб вьюга замела потом следы преступления. Он взгромоздился на забор, насовал под навес крыши соседской сараюшки побольше ветоши, обильно пропитанной бензином, и… Короче, пустил мироедам долгожданного петуха. Сам же быстренько ретировался в свой дом, устроился у окна за шторой и стал в щелочку наблюдать, как из царской ложи театра, за развитием событий на сцене. События развивались ярко, оживленно, с огоньком. Эффектное зрелище не смог затмить даже густой снег, валивший с черных небес на грешную землю. Глеб удовлетворенно осклабился и отхлебнул портвешка, специально припасенного для такой торжественной минуты. Но дальше что-то пошло не так, как выражается нынешняя молодежь.

Когда крыша сараюшки изрядно занялась и вокруг постройки уже забегали-запрыгали взволнованные людские фигурки, из недр огненного петуха поднялись клубы пара и огонь на глазах стал затухать. «Что за притча?» - подумал злодей Расшибаев, набросил на плечи телогрейку и вышел на крыльцо со стаканом в руке, чтоб получше разглядеть происходящее. Это его, в общем, и спасло. Из чадящей огненно-дымовой стихии вдруг пыхнуло, треснуло и молнии ракет одна за другой ширкнули в сторону Глебовой избы. Петарды, взрываясь красивыми разноцветными искрами, стали с грохотом ударяться о стены дома, в окно, послышался звон разбитого стекла. Глеб в страхе нырнул с крыльца вбок, в сугроб, спасаясь от адского светопреставления. Когда отгремел нежданный салют, мигом протрезвевший злоумышленник высунул голову из снега и увидел, что в доме горит штора и из окна валит густой едкий дым. С криком «А, ***, где моя сабля?» он шустро кинулся в избу и ну поливать из ведра занявшееся пламя. Слава богу, это было сделано вовремя. Отделался Расшибаев относительно легко - разбитым окном, сгоревшей шторой да закопченным потолком. Ну, и еще пережитым стрессом, это само собой.

Как потом выяснилось, причина быстрого самозатухания Ледяхинской сараюшки крылась в том, что Тимофей Матвеевич на чердаке держал некоторый запасец готовых изделий, своих ледяных светильников. И они, растаяв, свели огонь на нет. А батарея «мертвая рука» все же свое дело, как мы убедились, успела сделать. Что же было дальше? - спросит пытливый читатель. На это автор ответственно сообщит, что шок от пожара в собственном доме произвел на Глеба Расшибаева крайне благотворное влияние. То есть, отшиб тягу к спиртному напрочь. Просто ну вот как рукой сняло! На следующее утро пришел Глеб, понурив голову, как нашкодивший пёс, к соседям.

Повинился. Всплакнул. Раскаялся. Попросил прощения и пообещал помочь в ремонте поврежденной крыши сарайки. Ледяховы извинения соседа, конечно, приняли. Хотя, Алла Марковна для закрепления терапевтического эффекта от психологического шока и хотела все же перетянуть поджигателя поперек спины ухватом. Но дед Ледяхов ее устыдил и урезонил. И взял Глеба к себе в помощники – ваять дальше ледяные чудо-светильники, пока зима еще в силе. На паях. Да и на пару – оно всяко сподручнее. К тому же, и сосед под присмотром. Что тоже полезно.

Так умелыми действиями коллектива единомышленников была разорвана одна вредная циклическая ссылка - порочный круг Глебовой страсти к выпивке. И сотворена новая, положительная. В коей и пребывают сегодня все герои этой удивительной истории.
 

Пачанга

(Алиса)
 Несмешное  2019-01-14  1  14  153

Гоню по встречной,
      превысив скорость
      почти стократно.
Вверху - Путь Млечный,
      снаружи - мо́рось,
      внутри - стаккато.
Я бритвой будней
      кромсаю блики
      воспоминаний:
Срез поэтюдно -
      и вот безликость
      всех изваяний
Былых кумиров
      в рассветной дымке
      бесследно тает,
А в прежнем мире
      на фотоснимке
      сюжеты тайны
Как многоточье
      в конце страницы,
      а дальше - пусто:
Лист, рваный в клочья,
      чужие лица
      других прокрустов.
 

Размах крылов

(Алексей Березин)
 Про животных  2018-12-30  7  88  613

      "Антилопа гну – амазонка в рогатом шлеме,
      и полынь щекочет её изогнутые сосцы,
      вот заходит солнце, и тьма запеклась на клемме:
      виноваты звёзды – неопытные образцы.

      Одинокое стадо тянется к водопою,
      под копытами чавкает унавоженная тропа,
      антилопа гну – не гнушается быть собою,
      потому что она – свободна, она – глупа.

      ...

      Пусть моя слеза похожа на микросхему,
      у которой память – вольером окружена:
      по вольеру мечется страус, он ищет Эмму,
      утверждая, что эта Эмма – его жена."


      Александр Кабанов      
      Жми сюда

Он устал быть внутри вольера, загона, ринга -
Монотонная скука, хавка из отрубей.
Вертикаль. Шесть букв. Друг двуногих. Собака? Бинго!
На плече прекрасной Елены поёт воробей...

Почему в груди - подсевшая батарейка?
В сантиметре от глаза вздыбился тротуар.
Антилопа гну – вцепившийся в руль Корейко,
И Козлевич вальяжно садится в свой ягуар.

Лётный шлем - бакенбарды, старая няня, кружка...
Зорко сокол следит, лаская в кармане кольт.
Наблюдает из козлика Ваня за мышкой - наружка!
Подстригает дружбой усы коту Леопольд.

Антилопа гнёт привычно круги в карусели,
Лев разгон набирает... А где же звериный оскал?
На поляне в полночь зайцы совсем окосели,
На изгибе Невы Александра лебедь искал.

Внешний вид крокодила определяют гены...
Ожидая, когда появится лакомый гость,
У тропы к водопою сгрудились аборигены,
Зарывая глубже в навоз виноградную кость.

Отпущу с карусели на волю сивку-каурку!
И покорно воздаст Шерхан Батыю хвалу,
И на старой ионике сбацает кошка мурку,
И станцует на бис легзинку медведь на балу.

****
 

Сменщица

(Камикадзе)
 Про развод  2018-12-27  1  50  361
…У сменщицы весёлые глаза
И счастье напоказ – смотри, не жалко!
До станции каких-то полчаса.
Спешит к перрону юная нахалка.

Девчонка, свиристелка… Пусть она
Не может приходить без опозданий,
Но у неё семья. А ты одна.
В твоей судьбе лишь брак – поспешный, ранний.

Предательства, измены и развод,
Вокзальный неуют, мирок плацкартный…
Ты проводница. Жизнь прошла, как год.
Маршруты поездов твоих стандартны,

А твой маршрут намечен кое-как,
Хоть ты уже давно не ждёшь сюрпризов…
И жизнь ровна, - ни кризисов, ни драк
За лучшую судьбу. Луны огрызок

Висит в окне… Как долог путь домой.
Вот сменщица (смотри – не опоздала!).
…Встречать всего тоскливее зимой
Шумиху новогоднего вокзала…
 

ГАДЖЕТ

(Ременюк Валерий)
 Приколы про очки  2018-12-18  2  16  364
Тишка Политуров был хорошо известен в нашем городке своими нехорошими поступками. Занимался подозрительной торговлей всяким барахлом – от бэушных телефонов и неработающих кофемолок до ношеных портов и худых сапог. Перебивался случайными заработками – вскапывал огороды и клумбы горожанам, перетаскивал мебель во время ремонтов, подносил тяжелые сумки хозяйкам с рынка до автобуса. В промежутках подворовывал по мелочи, чего ж скрывать, - он нам не родственник, чтоб лакировать да выгораживать! Работать постоянно на производстве или хотя бы в торговле этот свободолюбивый орел не хотел из принципа, но, главным образом, потому, что, как заметило наше всё, «упорный труд ему был тошен!». Да и попивал Тихон регулярно, так что пару раз в год даже заруливал в местный вытрезвитель. Кому ж такой работник нужен? И вот, однажды в пивбаре стащил Тишка со стола из-под носа захмелевшего финского туриста некий гаджет. В красивом ореховом футляре. С мыслью продать, а выручку, естественно, пропить.

Притаранил, значит, добычу в свою коммуналку (да-да, в нашем городке, увы, такие формы организации быта еще имеют место быть). И стал на кухне под яркой лампочкой изучать новую вещь. Винтажный футляр при потряхивании издавал многообещающий мягкий стук, исходивший из таинственных недр, но открываться не желал. Тишка и так вертел деревянный кирпич, и сяк, даже нашел старые бабкины очки и нацепил на нос в надежде узреть-таки секретную кнопку. Но кнопка не находилась и гаджет не сдавался. А совать нож в тщательно притертый стык корпуса и крышки Тихон опасался – все ж таки вещь выглядела богато и предназначалась на продажу. А Тишка понимал толк в том, что такое «товарный вид». За разгадыванием этого паззла и застал гражданина Политурова сосед Родя Горобец, студент-технолог третьего круса, вернувшийся с занятий в универе.

- Привет, Тихон! – бросил Родя, вытаскивая из холодильника кастрюльку с рассольником. – Чем это ты таким интересным занят?
- Да вот, шкатулку у кореша выиграл в очко, хочу открыть. А она, собака, не хочет…
Родион поставил суп на газовую плиту разогреваться и присел к столу:
- Ну-ка, ну-ка, покажи, что за вещь!
Мужчины стали исследовать футляр в четыре глаза, пытаясь открыть в четыре руки. Но тщетно. Ни один из бугорков на корпусе орехового чуда не сдвигался и не надавливался. Родион поел горячего рассольника, запил томатным соком, прищурил левый глаз и сказал:
- Знаешь, что, Тихон? А давай, я куплю у тебя этот гаджет, как кота в мешке. Не зная, что внутри. Как в телепрограмме про распродажу контейнеров с таможенным конфискатом!
Такую программу Тихон смотрел. Телевизор в его конурке был последним предметом, не пущенным на пропой и соединявшим хозяина с информационным полем большого внешнего мира. И поэтому ответил Родиону так:
- Родя, но в распродаже там же, типа, аукцион идет. Покупает тот, кто даст больше! А тут ты один…
- А ты назови свою цену! Может, и без аукциона сторгуемся…
- Ну… - Тихон помялся, боясь одновременно и продешевить, и переборщить, чтоб не спугнуть близкие деньги. Покачал футляр на ладони, как бы прикидывая вес сокровища. – Короче, я согласен на пятеру!
- Шутишь? – усмехнулся ушлый студент. – Может, там вообще только пара ручек шариковых за сто рублей! Очень уж похожий корпус, видал я такие…
- Ладно. Четыре! – вздохнул Тишка и закусил губу…
- Уговорил, беру за трояк! – Родя протянул ладонь для рукопожатия. - И то только из уважения к твоему фарту и сединам старшего товарища! Считай, что это мой тебе шефский подарок к предстоящему Новому году!
Тихон крякнул и … ответил на рукопожатие. Сделка состоялась!

После этого Родя расплатился с соседом и тот быстро слинял в ближайший гастроном за известным напитком. А Родион бережно забрал новое имущество и удалился к себе в комнату продолжать попытки вскрытия. Он подсел к рабочему столу, включил яркую настольную лампу, вооружился пятикратною лупой, взял тонкое шильце и стал миллиметр за миллиметром ползать по поверхности футляра. Часа через полтора все варианты были испробованы по нескольку раз и не привели к видимым результатам. И тогда Родя вытер со лба ладонью нервный трудовой пот и остановил изыскания на единственной гипотезе: весь фокус, по-видимому, должен скрываться в серебристом изображении совы, инкрустированном в центр крышки. Сова бдительно смотрела в мир вытаращенными глазищми с узкими темными углублениями зрачков. Родион достал швейную булавку и стал поочередно прощупывать ею глазное дно птицы. Есть! При нажатии на дно правого зрачка раздался мелодичный металлический щелчок и крышка слегка отошла от корпуса. Студент-технолог потер ладони, испытывая азарт искателя сокровищ, вскрывшего, наконец, заветный сундук. Медленно-медленно, боясь спугнуть удачу, он приподнял крышку шкатулки и заглянул внутрь…

В углублении зеленого фетра лежали обычные на вид, слегка затемненные очки в массивной оправе из темного пластика. Родион вынул находку, повертел в руках и разочарованно присвистнул:
- Черт! Похоже, прогадал с ценой!
Такая вещь стоила, от силы, штуку деревянных. Да и то с учетом изысканного футляра! Родион вздохнул, водрузил очки на нос – стекла оказались без диоптрий, с легким бежево-оранжевым оттенком. В общем, ничего особенного! Но, немного поостыв от первого разочарования, Родя задумался: «Как-то не вяжется дешевый вид оптического прибора с его богатой упаковкой! Поделочный камушек обычно не вставляют в платиновую оправу…»

Он снял очки и принялся внимательно их рассматривать. И обнаружил две неожиданности. Во-первых, выступ на верхней кромке оправы справа оказался вовсе не декоративным, как показалось вначале, а кнопкой, приятно утопавшей при легком нажатии пальцем и возвращавшейся в исходное положении при освобождении. А во-вторых, такой же выступ слева сдвигался в сторону и открывал гнездо питания типа мини-юэсби. То есть, в гаджете присутствовал аккумулятор и какая-то скрытая электроника. Это уже становилось интересным! Родион вернулся к футляру, взялся за выступ в центре углубления фетрового вкладыша и потянул вверх. Вкладыш легко поддался и открыл донный слой содержимого – еще одно отделение с маленьким блоком питания и юэсби-шнуром. Тут же оказались пульт управления и тоненькая книжица – инструкция по эксплуатации гаджета на финском и английском языках. «Personal Identifier» - прочел Родион, неплохо владевший английским – «Made in Japan». Изучив инструкцию, ахнул. У него в руках находился прибор, позволявший оперативно определять личность первого встречного, на лицо которого наводился фокус и нажатием кнопки на оправе или на пульте дистанционного управления активировалась функция поиска. Мало того, к последней странице инструкции был пришпилен магазинный чек, говоривший о том, что сей прибор приобретен в Хельсинки неделю назад по цене 550 евро. То есть, получается, Родион выгадал на покупке раз в десять! Вот это фарт! Везунчик тут же поставил покупку на подзарядку от сети и через час был готов выйти в свет для полевых испытаний новинки.

На улице, прихрамывая, шел легкий снежок, день клонился к вечеру. К удовольствию Родиона, в сумеречном свете стекла очков просветлели и видимая в них реальность выглядела четко и многообещающе. Испытатель поправил очки на переносице и с замиранием сердца вошел в ближайший цветочный магазин. Здесь работала продавщицей симпатичная девушка с бейджиком «Наталья» на высокой груди, большими зеленоватыми глазами и задорной короткой стрижкой, открывавшей трогательный детский затылок с маленькой татушкой в форме розы ветров. На Наташу Родя давно поглядывал с интересом, но всё не решался познакомиться – он, вообще, не имел пока опыта близкого контакта с женщинами и робел в их присутствии.

- Здравствуйте! – произнесла Наташа новому клиенту с дежурной вежливой улыбкой. Она занималась у стойки оформлением букетов. Ее более старшая напарница с хмурым наштукатуренным лицом заполняла какие-то торговые бумаги около кассы и на вошедшего даже не подняла глаз.
- Вы что-то хотите купить? Вам подсказать?
- Спасибо, - ответил Родион, - я сейчас осмотрюсь и решу…
Он, глядя на Наташу, поднес руку к очкам, поправил их положение, незаметно нажав кнопку активации поиска. И тут же отвернулся к букетам, обильно выставленным по периметру салона. Буквально через секунду на виртуальном экране перед глазами Родиона развернулся яркий, четко видимый текст в сопровождении иллюстраций. Текст гласил: «Объект поиска: Пименова Наталья Валентиновна, день рождения 16.12.1998, место рождения г. Иркутск. Адрес регистрации: ул. Березовая аллея, дом 34, кв.12. Имеет брата Леонида 1995 г.р. и сестру Варвару 2003 г.р. Семейное положение: не замужем, в браке не состояла. Увлечения: спортивное ориентирование, альпинизм, поэзия, авторская песня. Студентка-заочница Института городского хозяйства». К тексту прилагались фотографии Натальи со страниц ее социальных сетей ВКонтакте и Фейсбук, расположенные ровным столбиком справа. В кармане Родиона лежал пульт дистанционного управления. Прокручиванием его колесика можно было быстро просмотреть весь текст сообщения, уходившего под нижний обрез экрана. Но Родиону, в принципе, и принятой информации было достаточно для исполнения неожиданно возникшего дерзкого плана. Спустя пару минут обзора цветов, наш герой обернулся к Наташе и произнес:
- Ну, что же, я выбрал. Мне вот этих красных роз… пять штук, пожалуйста! На ваш вкус.

Продавщица осторожно извлекла из контейнера пять аккуратных пунцовых цветков:
- Вам букет оформить или возьмете так?
- А вы сами как любите получать цветы? В упаковке или натуральном виде?
- Я – в натуральном! – улыбнулась та.
Родион расплатился и … протянул букет собеседнице:
- Наталья Валентиновна, я уполномочен передовой общественностью нашего города поздравить вас с днем рождения! Примите этот скромный букет как знак всенародной любви и почитания к спортсменке-ориентировщице, альпинистке, поэтессе, начинающему барду и просто красавице! Желаю вам здоровья, новых вершин, яркой любви и большого счастья!
Наташа округлила глаза и зарделась, беря обратно цветы:
- Ой, спасибо… А откуда вы… Я ведь никому не говорила… Вы, собственно, кто?
- А меня зовут Родион. Такой же, как и вы, студент. Но, к счастью для вас, не Раскольников, ха-ха-ха! – ответил Родя своей дежурной шуткой.
Наташа рассмеялась, поднеся букет к лицу. Вздохнула с сожалением:
- Жаль, сейчас голландские цветы поставляют совсем без запаха!
- Жажда наживы! Звериный оскал капитализма! – сокрушенно вздохнул Родион, чем вызвал новый смех собеседницы.
- А вы веселый, Родион!

- Наталья, если вы уже освободились, займитесь, пожалуйста новыми клиентами, мне тут не оторваться! – послышался строгий голос второй продавщицы. Родион оглянулся: пока они с Натальей любезничали, в магазине появились еще трое посетителей, терпеливо ожидающих обслуживания.
- Ой, извините! – Наталья тепло глянула на Родю, быстро поставила букет в одну из ваз, стоящих на стойке за спиной, и отошла к новым клиентам.
Родиону не хотелось завершать так хорошо начавшийся разговор на полуслове. Он внимательно глянул на Натальину напарницу, активировал поиск и получил следующую информацию: «Объект: Балясина Нина Ивановна, день рождения: 23.08.1980. Место рождения: г. Липецк. Адрес регистрации… Семейное положение: не замужем, разведена. Дети: нет…». Дальше шли данные о детстве Нины Ивановны, школе, двух неудачных походах замуж. И еще много чего, о чем Родион читать не стал. Не спеша, подошел к старшей продавщице, слегка приспустил козырек кепки на лоб, деликатно откашлялся и весомо произнес, понизив голос:
- Простите, что беспокою. Нина Ивановна? Балясина?
- Да… - Балясина оторвалась от бумаг и встревоженно глянула на незнакомца. – А вы кто и по какому делу?
- Я - ваш земляк из Липецка. Мы с вами в одном дворе жили, по улице Фрунзе, дом 11. Наверное, вы меня не помните, я еще пацаном был, когда вы десятый окончили и в Ленинград уехали, в торговый техникум поступать…
- Ой! – Балясина пристально вгляделась в Родиона и помотала головой: - Нет, не узнаю!
- Ну, еще бы! – усмехнулся Родя и отвесил убойный комплимент: – За вами тогда взрослые парни ухаживали. Нас, малолеток, вы, конечно, не могли запомнить. Да и изменился я гораздо больше, чем вы. А вы всё такая же, как и в восемнадцать лет - вас легко узнать!
- Ну, что вы! Скажете тоже! - зарделась Нина Ивановна и поправила прическу. Родион понял, что его комплимент попал в яблочко.
- Нина Ивановна, - перешел к делу Родион и еще более понизил голос: – А вы не могли бы отпустить вашу напарницу сегодня с работы на (он глянул на часы на запястье)… на три часа раньше? По случаю ее дня рождения!
- А что, у Наташи сегодня день рождения? Ой, Наташка, я тебя поздравляю! – обернулась Балясина к напарнице. – Конечно-конечно, я не против. Прикрою, празднуйте!
- Спасибо, Нина Ивановна! – Родион галантно поцеловал Балясиной руку, от чего та вообще едва не лишилась чувств. А Родя уже снова подходил к своей пассии:
- Наташа, поскольку у вас образовалось внеплановое свободное время, приглашаю провести его вместе со мной, в кафе «Лукоморье» - там поужинаем и отпразднуем вашу дату! Вы не против?

Так у Родиона появилась прекрасная девушка Наташа, а также понимание того, что в его руках оказался гаджет, способный творить чудеса. При умелом, естественно, обращении! В кармане романического героя лежали пара тысячных купюр с мелочью – остаток стипендии. На скромный вечер с барышней должно было хватить. А на сердце пели соловьи, вдохновленные таким быстрым и легким успехом!

- Родион, и все же, откуда вы про меня так много знаете? – спрашивала спутница, держа кавалера под руку по пути в кафе, находившемуся в двух кварталах от магазина. Родиону не хотелось сразу открывать секрет своей осведомленности. И он легко соврал:
- Понимаете, Наташа, вы мне давно нравитесь, я уже три месяца наблюдаю за вами, и через ваших знакомых навел кое-какие справки. Это несложно было сделать.
- И кто же вам меня выдал? – засмеялась Наташа.
- Полина и Лиза, ваши подруги по ЛИТО «Фортуна», я с ними во ВКонтакте познакомился…
Родя врал вдохновенно, вычитав через гаджет дополнительную информацию о друзьях и подругах своей спутницы.

В кафе «Лукоморье» было немноголюдно, тепло и уютно. Пахло ароматным мясом и мятой. После прогулки по декабрьскому морозцу оказалось очень кстати расположиться в удобном мягком кресле у большого окна с видом на заснеженный парк, дать себя окутать негромкой нежной музыке, заказать по сочной горячей отбивной с картошечкой фри, да по бокалу сухого «Мукузани»! Родя чувствовал себя на коне, который уносит его на седьмое небо счастья! Напротив него улыбалась и жадно ловила каждое слово прекрасная Наташа, и ее лучистые зеленые глаза, казалось, обещали так много сладких мгновений, о которых еще пару часов назад Родя не смел и помыслить! На столе полыхал глубокими оттенками алого его подарок – букет роз, покоящийся в хрустальной вазочке. А Родиона просто несло в романтическом кураже – откуда-то взялись тонкий юмор и красноречие, нахлынули впечатления от просмотренных фильмов и прочитанных книг. С помощью верного гаджета Родя считал текст любимого Наташкиного стихотворения – «Не выходи из комнаты…», пера великого Иосифа Бродского. Он его выразительно продекламировал, считав текст с экрана, видного одному ему. Наташа была в шоке! Воодушевленный небывалым успехом, Родя заказал еще бутылочку вина, итальянского игристого «Ламбруско». И фисташкового мороженого под малиновым сиропом на десерт. И всерьез предположил, что сегодня, наконец, он будет ночевать не один…

Внезапно в его воспаленном любовью и слегка затуманенном алкоголем мозгу всплыла простая, как шило, мысль: «А хватит ли тебе, дорогой товарищ, средств на оплату этого праздника жизни?» Родион судорожно сунул руку в карман и ощупью пересчитал купюры. Две тысячные ассигнации и еще одна несерьезная сотенная бумажка. А, по самым скромным прикидкам Родиона, их меню уже перевалило за трешку. «Оба-на! Вот ты попал, Родя, так попал! - явственно произнес внутренний голос, очевидно, более трезвый, чем его носитель. – Не видать тебе сегодня Наташки в ночных интерьерах твоего скромного жилища!» Что же делать? Где выход из тупой, позорной ситуации?
И тут Родиона пронзила спасительная, хотя и крайне авантюрная, идея.

Он извинился перед Наташей и на минуточку отошел, якобы, в «комнату отдыха». В фойе, под табличкой «Место для курения» дымили сигаретами двое мужчин средних лет в стильных джемперах – похоже, коллеги по работе или деловые партнеры, заглянувшие сюда отметить удачно завершенные переговоры. Родион навел на ближнего, бородача, резкость и в кармане нажал кнопку активации гаджета. Через минуту он знал, что надо сказать, и решительно подошел к незнакомцам.
- Добрый вечер! – произнес максимально приветливым тоном. – Простите, что нарушаю вашу беседу, но у меня к вам, Федор Сергеевич, срочное дело.
- Здравствуйте… А мы разве знакомы? – растерянно молвил Федор Сергеевич, вставая с лавки.
- Заочно! Вы же Виноградов Федор Сергеевич, генеральный директор завода «Каландр», верно?
- Да, точно так!
- А я – Рыков Вячеслав Игоревич, наладчик вашего нового оборудования для газоплазменной резки металла. Я из Рязани, должен прибыть на ваш завод завтра в командировку. Вы с нашим директором, Анастасом Кочаряном, переписывались об этом в Вайбере на прошлой неделе. Вспомнили?
- А! Вот оно что! Ну, конечно, помню! Мы вас очень ждем! Рад познакомиться очно, Вячеслав…
- Игоревич!
Мужчины пожали друг другу руки. Затем Родион перешел к главному.
- Извините, Федор Сергеевич, но… у меня возникла небольшая проблема, связанная с этой командировкой. Анастас Саркисович меня в срочном порядке отправил к вам, мол, у вас тут цейтнот, надо помочь. И обещал командировочные сегодня перевести на банковскую карту, но что-то до сих пор денег нет, где-то платеж завис по пути. Не могли бы вы меня сегодня выручить тремя-пятью тысячами до завтра? А придут деньги, я сниму с карточки и вам занесу! Я же у вас целую неделю буду трудиться, успею рассчитаться...

Родион замер, изложив столь наглую просьбу. Сердце колотилось от избытка адреналина. «Попал? Не попал? Ну, как сейчас откажет! Хана свиданию…» Но Федор Сергеевич на удивление спокойно воспринял обращение лже-Рыкова и со словами «Да-да, нет проблем!» полез в карман брюк за портмоне, извлек оттуда новенькую пятитысячную купюру и протянул нашему аферисту:
- Вернёте до отъезда, а если меня не будет на месте, отдайте моей секретарше Маргарите.
- Спасибо большое! Очень выручили, Федор Сергеевич!

Ликующий в душе Родион вернулся к Наталье. Та расслабленно сидела в кресле, откинувшись на спинку, и с улыбкой смотрела в окно на сгустившийся снегопад. В огне оранжевых парковых фонарей он выглядел, как зарождение Вселенной со сталкивающимися и разбегающимися звездами, галактиками и снежно-пылевыми облаками, формирующими планетарные системы.
- А вот и я! – радостно объявил Родион, снова усаживаясь за столик. – Не заскучали, Наташа?
- Нет, не успела! – усмехнулась та. – За окном такая красота, век бы сидела и любовалась оранжевым снегопадом в свете фонарей! А знаете, у меня про это даже стих есть, - хотите, прочту?
- Конечно! – воскликнул с воодушевлением Родион, а сам внутренне сжался: «А не графоманка ли она? Не дай бог, замучает декламацией своих пространных виршей! Так у нас и до главного дела не дойдет!» А Наташа начала читать, постепенно вовлекаясь в ритм стиха и всё больше и больше покачивая головой в такт:

Фонари рисуют ветер, состоящий из зимы,
Из летучих междометий да метельной кутерьмы.
Вьются сполохи лихие, ледяные острия,
Полуночные стихии визуализируя…

«А ведь недурно!» - поразился Родион. А Наталья продолжала:

Он прорвался через осень, и сегодня он другой,
Колоколкости доносит колокольцев под дугой.
Подминает всё на свете, словно бешеный каток, -
То ли вьюга, то ли ветер, то ли времени поток…

Когда Наташа закончила читать, у Родиона на глаза сами собой навернулись слёзы. Как-то до глубины сердца растрогало его наивное, но так ладно скроенное и певучее стихотворение, и вся эта обстановка удивительного, столь удачно складывающегося вечера! Родя снял очки, положил их перед собой на скатерть и достал носовой платочек вытереть глаза.
- Наташа, да вы просто гений! – пробормотал он откровенно, пряча платочек обратно в карман брюк и снова открывая глаза.

То, что он увидел, повергло его в ступор. Наташа смотрела на него сквозь его очки, видимо, нацепив их на нос просто в шутку, а может, чтобы, по скромности душевной, немного снизить чрезмерный пафос настроения, созданного ее чтением. Но глаза ее становились за стеклами очков всё шире и шире, словно перед ней открывалось нечто неожиданное, пугающее, ужасное. И Родион понял, что, надев очки, Наташа случайно нажала кнопку активации гаджета. И теперь читала обильную информацию о нем, Родионе Горобце, проиллюстрированную фотографиями и описанием многочисленных связей с другими людьми, найденными проклятой японской машинкой в безбрежном море Интернета. «Вот черт! – мелькнула мысль, - А я ведь даже и не знаю, что этот гаджет выдаст про меня самого! Вдруг, там такое…»

- Что это? – Наташа сорвала с себя очки, брякнула их на стол и брезгливо оттолкнула от себя, словно снятого с лица скорпиона. Теперь уже ее глаза были полны слёз. Но слёз совсем иного рода – разочарования, обиды и боли.
– И вы… и ты это использовал, чтобы вызнать всё про меня? Чтобы подкатиться, познакомиться со мной, втереться в доверие?
- Наташа, извините… прости, я тебе сейчас всё объясню! – выкрикнул Родион с мольбой в голосе и прижал руки к груди, осознавая, что вся его тонкая игра рушится в хлам. И под этими обломками гибнет не только свежее многообещающее знакомство с прекрасной чистой девушкой, которую он уже почти полюбил. Но погибает и он сам, неплохой парень Родя, который считал себя нормальным человеком, не негодяем, вполне достойным любви и уважения этой хорошей, симпатичной девчонки или других нормальных людей в своем окружении.
- У тебя есть ровно минута, чтобы сделать это! – металлическим голосом, почти ненавистно процедила Наташа, не глядя на Родиона и роясь в сумочке с намерением достать кошелек и оплатить свою половину застолья.

И пришлось Родиону сбивчиво и торопливо описать все перипетии появления у него этого гаджета и свое желание просто проверить, изучить его действие в натуре. Вроде, как провести научный эксперимент, узнать свойства прибора.
- Узнать, чтобы что? – брезгливо усмехнулась Наташа. – Чтобы затем применять его в своих подлых, корыстных целях? С девчонками знакомиться, ошарашивая их сведениями из их личной жизни? Пикапером решили поработать, Родион Михайлович, 1997 года рождения, родом из Балашихи, несудимый, холостой, молодой и перспективный?
- Ну, извини, Наташ! Ну, честное слово, я не хотел ничего такого… далеко идущего, как ты тут описала! И я не подумал, что тебе это будет так… неприятно!
- Неприятно? – скривила губы Наташа. – Да ты меня просто… просто разочаровал, как личность, как человек! А еще Бродского тут читал, слезу пускал от моих стихов! Циничное ты животное, Горобец, вот ты кто после этого! А я ведь так в тебя поверила, так… очаровалась тобой! Вот, думаю, наконец-то, и мне встретился умный, честный, родной мне человек! А ты!..
Ее плечи затряслись, Наташа закрыла лицо ладонями и беззвучно зарыдала.
«Вот чертовщина! Что же делать?» - мысли Родиона отчаянно тыкались в закрытые дверцы закоулков мозга, пытаясь отыскать выход из плачевной ситуации. Но, увы, идей к спасению вечера, отношений с Наташей и своего реноме, в целом, не находилось.
- Что же для тебя сделать, чтобы ты меня простила, а, Наташ? – жалобно и негромко произнес Родион.

Наташа еще с минуту беззвучно поплакала, затем немного успокоилась, взяла себя в руки. Глубоко, со всхлипом вздохнула, как вздыхают вволю наплакавшиеся дети, вытерла слёзы и, не поднимая глаз, тихо произнесла:
- В общем, так, Родя. Если ты хочешь продолжить наше знакомство, ты сейчас же, при мне избавишься от этого проклятого гаджета. И дашь мне обещание больше никогда в жизни, - слышишь? – никогда в жизни не использовать в отношении меня, да и кого бы то ни было еще, такие низкие трюки!
- Согласен! – с облегчением и радостью почти выкрикнул Родион. И тут же, взяв в руки чудо-очки, решительно переломил их пополам в районе дужки. И почувствовал в душе огромное, невероятное облегчение, став снова обычным человеком, а не суперменом, каким представлялся себе еще четверть часа назад.

Потом он расплатился с официанткой, помог Наташе надеть куртку, упаковать в бумагу от холода букет роз и вызвался проводить девушку домой, на улицу Березовая аллея, о которой ему ранее поведал ныне усопший гаджет. Наташа шла грустная, потупив голову, но от предложенной руки не отказалась и взяла Родиона под локоть. И он подумал, что, возможно, еще не всё потеряно! Что их отношения еще смогут наладиться, надо лишь дать времени зализать саднящую ранку свежей обиды. Когда молодые люди проходили по тротуару вдоль заснеженной проезжей части, их на медленной скорости стала обгонять снегоуборочная машина, загребающая снег голодными металлическими лапами. Родион остановился, достал из-за пазухи сломанные части гаджета и на глазах у Наташи швырнул их в зев снегопоглотителя. Очки печально сверкнули напоследок совершенными японскими стеклами и исчезли навсегда в бурлящей снежной массе.

Наташа некоторое время стояла неподвижно, молча и задумчиво рассматривая снегоуборочного монстра. Потом как будто пришла в себя, глубоко вздохнула, улыбнулась, встала на цыпочки и поцеловала Родиона в замерзшую щеку:
- Пойдем, Родя. Холодно…
 

Предновогоднее

(Khvorost)
 Про снег  2018-12-12  4  74  510
В Москве гуляют дамочки в мехах по Красной площади,
В Москве иллюминация, артисты, пляски, смех,
А здесь фонарь над лавочкой, калитка, псина тощая
Да баба в старом ватнике у дома чистит снег.

- Чего, дурында, вылезла? На днях ещё нападает!
На кой зазря корячиться да на морозе стыть! -
Кричит из-за забора ей соседка Манька Радова:
- На всю деревню жителей всего-то я да ты!

Под снежной шубой прячется нехоженая улица,
Вдоль изб ничейных шастает ветрюга-лиходей,
А баба в старом ватнике лопатой машет, трудится,
Скребет, чтоб было убрано, чтоб всё, как у людей.

С такими снегопадами, да где уж тут управиться -
За день накувыркается - под вечер чуть жива,
И что ей беззаботные столичные красавицы,
И что ей та далекая, богатая Москва.
 

ПАНОРАМА МАРСА

(Ременюк Валерий)
 Несмешное  2018-12-01  1  28  267
(Фантастический рассказ, типо)

Из нашего городка, как и из большинства приличных точек планеты, в ночном небе при отсутствии облаков бывают видны звезды и иные небесные тела. А если звезды зажигают, значит, согласно поэту Маяковскому, есть чудаки, кому это позарез нужно. Например, влюбленным, путешественникам или любителям астрономии. Митя Перемётов относился к последним – он очень любил астрономию. По его просьбе, родители даже подарили мальчику на день рождения школьный телескоп с восьмидесятикратным увеличением. Кроме школы, уроков, занятий плаванием и упражнений с телескопом, Митя почти всё остальное время проводил на астрономических Интернет-сайтах, где можно увидеть снимки, транслируемые космическими зондами, отправленными с Земли к далеким объектам Солнечной системы.

И вот, однажды NASA выложил в Сеть первые кадры от американского зонда InVade – цветную панораму Марса. Причем, движением компьютерной мышки панораму можно было прокрутить влево, вправо, поднять или опустить угол обзора. Митю эта панорама привела в священный трепет. Создала иллюзию личного присутствия на далекой планете! У Мити даже в горле запершило, когда он открыл сайт и увидел марсианский пейзаж. Словно вдохнул реального марсианского воздуха, перенасыщенного углекислым газом и взвесью сухой промороженной пыли. Потом, правда, ничего, - прокашлялся, продышался, попривык - отпустило. На картинке присутствовал лишь пустынный пейзаж, лишенный растительности, заполненный плоскими черепичными камнями и выходами невысоких скал, пересыпанными красноватым песком. Глазу не за что зацепиться. У нас, в округе городка, есть пара песчаных карьеров, где таких видов можно пачками нашлепать! И все же, Митя скопировал панораму к себе на компьютер, в свой архив наиболее понравившихся космических изображений. Он, вообще, был мальчик системного мышления, любил во всем порядок и логическую взаимосвязь, хотя лет ему только-только перевалило на второй десяток, как сказал папа.

Где-то через неделю, листая новости в Сети, Митя снова наткнулся на знакомую панораму от InVade. Тот же красновато-бежевый песок с выходами камней. Дата, время съемки в нижнем правом углу кадра. Короче, ничего особенного. Зонд этот, как сообщалось, был неподвижным, его задача сводилась к фотографированию пейзажей и бурению марсианского грунта с измерениями характеристик подстилающих пород. Так что, особых новостей от очередных снимков ожидать можно было только в смысле изменений в погоде и степени освещенности поверхности Марса солнцем. Но что-то Митю зацепило в выставленных снимках. Какое-то несоответствие ранее виденной картинке. Он открыл заархивированную панораму, сравнил даты. Время прежней и нынешней съемок отличалось тремя земными сутками с небольшим хвостиком. Зонд оставался неподвижным. Точка съемки не изменилась. Общие контуры предметов и деталей пейзажа находились на прежних местах. Все? А вот и не все!

Митя заметил в центре последнего кадра некоторые изменения в расположении пяти характерных камней. И тогда он сделал просто: скопировал последнюю панораму, затем распечатал на принтере виды из обеих панорам с идентичным азимутом съемки. И наложил оба листа друг на друга. И поместил их на примитивный световой столик – на стекло, вынутое из серванта, положенное на спинки двух стульев и подсвеченное снизу сильной настольной лампой. И увидел странную вещь: два камня на переднем плане как бы раздвинулись в стороны, еще два камня на среднем плане сделали то же самое, а пятый, дальний камень – плоский булыган с залихватским вихром на передней кромке – явно переместился вперед, ближе к точке съемки. «Как это? - не понял Митя. – Может, ошибка?» Он много раз рассматривал, сопоставлял, складывал и рассоединял снимки. Нет, ошибки не было. Пятерка камней вела себя просто разнуздано – ползала по песчаной пустыне, как хотела!

Дальше начиналось самое трудное – надо было как-то объяснить установленный факт. Мы же отметили выше, что Митя отличался системным логическим мышлением. И поэтому набросился на истолкование своего открытия с яростной энергией молодого естествоиспытателя. А надобно заметить дополнительно, что тут наш юный герой сделал ошибку, столь характерную для начинающих исследователей: открыв нечто необычное, он решил во что бы то ни стало самому докопаться до истины. Не посвящая никого из более опытных и сведущих товарищей в свои изыскания. Ни папу, ни маму, ни деда (доктора химических наук, на секундочку), ни старшего брата - восьмиклассника Петьку, ни любимого учителя физика Марка Семеновича Каца.

Еще через два дня Митя снова залез на сайт NASA и открыл панораму с InVade. Дата съемки была свежая. А сопоставление кадров привело Митю в абсолютный восторг! «Великолепная пятерка» (так назвал Митя гуляющие камни) не остановилась на достигнутом – центральный камень продвинулся к объективу камеры еще ближе и стал уже вровень с двумя передними своими коллегами. Теперь на его поверхности стали видны даже мельчайшие детали рельефа: крупнозернистая фактура скола и острая передняя кромка, коком завернутая наверх и влево. Кроме того, на «шкуре» камня проявились небольшие более темные бурые пятна. Поэтому Митя назвал его «Чубарый».

Кроме «великолепной пятерки», остальные ориентиры на местности оставались строго на своих прежних местах. И наш исследователь, по юности лет не верящий в чудеса и метафизику, стал рассматривать два варианта физических причин наблюдаемого явления. Первый: поверхность Марса у зонда InVade подвержена каким-то активным геологическим процессам, которые выборочно толкают камни в ту или иную стороны. Но что это за процессы? Второй: программисты NASA затеяли какой-то странный розыгрыш мировой общественности и перед публикацией «подшаманили» изображение марсианской панорамы, сместив положение некоторых камней. Но для чего?

На ум Мите, конечно, пришла и еще одна, более фантастическая версия: что камни эти – не совсем камни. А может, и совсем не камни! И что они самостоятельно перемещаются по поверхности планеты, руководствуясь какими-то собственными целями. А значит… они являются мыслящими, живыми существами! Митя любил научную фантастику, но не до степени смешения с реальностью. Поэтому данную версию отмел со всей решительностью и негодованием как несерьезную.

И тут, среди ночи, во сне Мите вдруг пришло тревожное осознание. Если темпы приближения «Чубарого» к объективу видеокамеры сохранятся прежними, то через пару-тройку дней он просто-напросто наедет на основание зонда! И что тогда? А если еще и его товарищи по «великолепной пятерке» подмогнут плечом? Да они же запросто опрокинут наш зонд с потрохами! Митя даже проснулся весь в поту от волнения. «Надо срочно сообщить эту новость в NASA!» - подумал мальчик. И на цыпочках прошел мимо кровати старшего брата к секретеру, где лежал ноутбук. Открыв сайт NASA, Митька нашел окошко для сообщений от посетителей и постарался кратко, но последовательно и убедительно изложить свои наблюдения, выводы и опасения. Написал для обратной связи адрес своей электронной почты и решительно нажал клавишу “Send”.
- Митька, ты чё, змей, в три ночи по Тырнетам шаришься? - услышал он недовольный и сонный Петькин голос. – По шее захотел? Из-за тебя фазер нам вай-фай отрубит, допрыгаешься! Ну-ка, брысь в койку!
- Всё-всё, Петюня, уже ложусь! – Митька быстро закрыл ноутбук и шмыгнул под одеяло.

Спал он беспокойно. Время от времени просыпался и всё прикидывал, как в NASA отнесутся к его новости? Не пришлют ли завтра в ответ что-нибудь насмешливое, типа «Дорогой юный друг! Занимайтесь, плиз, чистописанием, выпиливанием лобзиком и другими не менее важными предметами по курсу третьего класса начальной школы! А мы уж тут как-нибудь сами разберемся с нашими взрослыми, марсианскими проблемами!»

Утром ответа еще не было. Митька разочарованно вздохнул и побежал в школу, надеясь, что к его возвращению что-то появится. Он не мог допустить, чтоб такая серьезная организация, как NASA, не заметила столь важной информации! Хоть какой-то ответ, но должен быть! На третьем уроке, уроке математики, Митю вдруг молнией пронзила новая отчаянная мысль: «А ведь я написал им по-русски! Боюсь, пока будут искать переводчика, потеряют время, не успеют спасти зонд! Что же делать? Просить Петьку перевести сообщение и потом отправить его повторно? Но Петька засмеет меня, как пить дать, засмеет! Он, вообще, к моим способностям относится насмешливо и скептически! Как же быть?» На пятом уроке, уроке чтения, Митьку посетила новая – спасительная! – мысль: «Какой же я тупила! Можно ведь в переводчике Google перевести сообщение! Ура! Если ответа не будет, когда вернусь домой, то так и сделаю!»

Но опасения юного спасателя зонда оказались напрасными. Вернувшись со школы и открыв потными от волнения руками ноутбук, Митяй обнаружил входящее письмо, в котором на чистом русском языке сообщалось следующее: «Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Перемётов! Ваша информация в Управлении NASA получена и оперативно проверена. Вы оказались абсолютно правы! Мы подтверждаем, что несколько камней в ближайшем окружении зонда InVade оказались подвижными и их перемещения, действительно, представляют угрозу для устойчивости станции. В связи с этим, нами использован аварийный запас топлива, станция с помощью маршевого двигателя поднята с поверхности и перемещена на сто метров в сторону, на ближайшую плоскую площадку. Учитывая множество неясностей в генезисе подвижности камней, убедительно прошу Вас до нашего особого уведомления ни с кем не делиться обнаруженной Вами особенностью марсианской почвы. В качестве бонуса в благодарность за помощь, оказанную Вами NASA, мы готовы перечислить Вам сумму в 10 000 USD. Но при условии соблюдения просьбы, изложенной выше. Прошу сообщить мне реквизиты Вашего банковского счета или удобного для Вас канала пересылки бонуса. С уважением, секретарь по связям с общественностью NASA, доктор Станислав Мурашов».

«Здорово, что моя информация сработала, ура! – возликовал Митька. А потом вздохнул: - Десять тыщ баксов, конечно, на дороге не валяются, но получить их, допустим, на папин счет в PayPal не получится. Ведь тогда придется нарушить условие, о котором просит NASA, - раскрыть папе секрет ползающих марсианских камней… Ладно, как говорит бабушка, не жили богато – и привыкать нечего!»
 

Из Европы с любовью

(Khvorost)
 Про Европу  2018-11-27  2  66  433
Здесь такая природа, что трудно представить красивей,
Наслаждаюсь покоем, гуляю и просто живу,
Но почти не пишу - видно муза осталась в России,
Не смогла, не решилась со мною покинуть Москву.

Всё течет, как течет, я с детьми из недели в неделю,
Старший стал говорить и меня называет «бабуль»,
В Интернете писали - в России бушуют метели,
Дорожает бензин и по-прежнему падает рубль.

Здесь не так, как у нас - и законы, и люди другие,
Здесь кругом чистота и повсюду такие цветы!
Но порой по ночам я врачую свою ностальгию,
Где мой брошенный дом в ожиданьи напрасном застыл.

Смотрят пыльные сны позабытые книги на полках,
Дремлет старый компьютер, соавтор рифмованных строк.
Как вы там без меня, дорогая моя кофемолка
И цветной телевизор почти отмотавший свой срок?

Я по факту живу в благочинной спокойной Европе,
А по сути я там, где дефолт, нищета и Донбасс,
Между этими жизнями очень глубокая пропасть,
Мне б в неё не упасть... Мне бы только в неё не упасть!
 

Осенний наркоз

(Владимир Рудов)
 Несмешное  2018-11-13  0  43  277
Где лес шумел и радовал,
Гоня тоску-печаль,
Сегодня неоглядная
Просвечивает даль.
То под наркозом осени
(Ведь без него больней)
Деревья листья сбросили
С густых своих ветвей.
И мне явился с ливнями
Осенних лет черед.
И, как дубы с осинами,
Веду потерям счет.
Дней, лиц ушедших видео
Пронзает аж до слез…
Но не придуман, видимо,
Душе моей наркоз.
 

Белые мухи.

(Дмитрий Васильевич)
 Несмешное  2018-10-29  2  30  318


Первые белые мухи,
Мягкий, холодный субстрат,
Возле окошка на кухне
Тихо на землю летят.

Кружат над пахотой в вальсе,
Словно у них юбилей,
Утром же как постояльцы
Тают потом на земле.

Тысячи белых снежинок,
Белый большой парашют,
В виде замёрзших дождинок
Зиму с собою несут.

Осень уже за порогом,
Птицы умчались на юг,
Тучи снуют по востоку,
Белые мухи вокруг.
 

Привычка...

(Ржавый Ю)
 О жизни  2018-10-28  8  84  613
Что-то будни невеселы, как чреда
Тупо сунутых пОд нос дуль:
Не стареть - это редкий особый дар,
Не взрослеть - очевидно, дурь.

Чтоб остаться собой, я срезал углы,
Был в суждениях проще птах -
Так и шпарил по жизни: глаза круглы,
И вопрос "Почему?" в устах.

День за днём я кривлялся, другим не в такт,
И гласил мне вердикт мирской -
"Во даёт! - А чего с него взять? - Простак!"
То есть, проще махнуть рукой.

Дуновенья от взмахов стеклись в поток,
В сизый ветер чужих пространств:
Вот потряс ты мудями в прыжке - и что,
Можно думать, что всех потряс?

Цели целы: то промах, то камуфлет,
Вот и выглядишь, словно шут...
Даже белый танец в теченье лет
Превращается в белый шум!

И когда подчистую сорвёт резьбу,
Ты поймёшь, не попав в струю,
Что посеяв привычку - пожнёшь судьбу,
И добро бы одну свою...
 

Два стишка о любви во второй пол ...

(Неразговорчун)
 О любви  2018-10-26  9  72  129
 

Поэт на сайте - больше, чем поэт ...

(Durimar Karabasovich)
 О поэтах  2018-10-26  7  60  472
Поэт на сайте - больше, чем поэт,
Он "правдоруб", он из жестянки рупор,
Ему, чем больше у соседей бед,
Тем выше он скакать готов на трупах.

Чужое горе для него бальзам,
Его алкать готов с утра до ночи.
А, если нет? То выдумает сам -
На выдумки поэт весьма охочий.

Он "демократ" и в чём-то "либераст",
"Борец" со злом, за "равенство", "свободу",
Готов вести, не спрашивая нас,
Туда, куда его ногам угодно.

В сухом остатке - ну, а нахрена?
К чему бухтёж на сайте "Хохмодрома"?
Ну, коль тебе не нравится страна,
Никто ж не звал? - Сиди тихонько дома!
 

ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ГАЛИЧА

(Лена Пчёлкина)
 Про песни  2018-10-19  3  44  494

19 октября 2018 года Александру Галичу исполнилось бы 100 лет

       «Блажени изгнани правды ради»
      Надпись на могильной плите А.Галича


Наступить на горло песне –
Так знакомо и привычно,
А тем более, что если
Эта песня боль и крик…
Изгнан из страны кудесник,
Изгаляется опричник,
Тем отличней, чем бесчестней, -
Кривит губы дама пик.

Промолчал бы тот кудесник,
Не расстался бы с уздою,
Был бы принят и заласкан,
Весь ливрейный, хоть еврей.
Но он пил и пел, хоть тресни,
И раба давил струною,
Правду-матку, снявши маску,
Резал он в лицо хмырей.

По квартирам тёмной ночью
На плохом магнитофоне
Плёнка трепетно крутилась,
Глуховатый голос пел.
И стукач с душой сорочьей,
Как шипучкою в сифоне
Злобой черною давился,
Но улыбчиво терпел.

Александр Галич-Гинзбург
Провожал друзей в досаде,
Он не думал и не ведал,
Что взалкают топтуны,
И однажды будет изгнан.
Но блажен, кто правды ради,
Просто изгнан, но не предал
Ни Свободы, ни страны!

Как случилось, то, что вышло,
Пусть всевидящий расскажет.
Но покрыт вселенской тайной
Непредвиденный уход.
Коротнуло, - кто-то слышал,
Кто подумал - это лажа,
След чистильщиков - реально...
Только прерван был полёт.   

Наступить на горло песне –
Так знакомо и привычно.
Сколько кануло их в Лету,
Гениальных, молодых?
Но, представим, жив кудесник,
С трубкой в славе и величье
Он царит на троне-кресле...

Спой нам, Галич. Зал затих...

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер