ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: самое свежее: стр. 37

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: самое свежее: Стр. 37  Оцен.   Раздел    Дата   Рец.   Посет. 
 

Операция

(Садистка-Пародистка)
 38  День медика  2011-12-16  0  1792

Сказала ты: "Я девочка, не мальчик,
Поэтому боюсь, уж извини..."
Конечно, ты стараешься, не плачешь,
Но голосок предательски звенит.

А я тебе: "Ты девочка большая,
Я рядом буду. Верь мне и не трусь!"
Но ты, мне безгранично доверяя,
Лепечешь : "Мам, я все-таки боюсь!"

И - дан наркоз. Я рядышком, за стенкой.
А в голове от страха ералаш.
Трясутся руки, губы и коленки
Пока в слезах читаю "Отче наш".

Сын взрослый смотрит с легким удивленьем
Совсем не осуждая мамин шок...
Но вышел врач - мой друг, мой Бог, мой гений -
С улыбкой: "Спит пока . Все хорошо!"

И я - в один прыжок   - к тебе , к любимой! -
Целую в носик деточку свою!
И ты кряхтишь, спросонья глядя мимо:
"Чего ты плачешь? Я ж тебя люблю!"

Конечно, говорить ты не умеешь -
Речь заменяет свет любимых глаз.

...Но если б в мире не было шар-пеев,
Их стоило бы выдумать для нас.

16 декабря 2011 года.

Огромное человеческое спасибо доктору А.А. Константиновскому, прооперировавшему вчера мою "девочку" Масю (на фото ):-))
 

Я напишу тебе стихотворенье

(Злой шутник)
 13  О любви  2011-12-15  1  946
Ты мне всегда как солнышко светила
По настоящему ... не кое-как
Мы разошлись с тобой, как два светила
И я потух.Я погрузился в мрак.

А ты сияешь в далеке, я знаю
В другое притяжение попав
Там вакуум, атмосфера, жизнь другая
А может ,так-же всё , и я не прав.

А может ярче там, там интересней
Другое окружение, друзья
На этот счет нет никаких известий
Известий нет, но только чую я

Но только чую, силы притяженья
Навстречу нас друг к другу понесут
Я напишу тебе стихотворенье
Которое два солнышка зажгут.
 

Годами тихо вьющаяся нить

(Злой шутник)
 18  О любви  2011-12-13  1  898
Подруга замуж вышла и столица
Теперь меня встречает мокрым снегом
Ну что мне делать ? Одному напиться
А после накатать стихов телегу ?

Пронзительных, наполненных тоскою
О чувствах нерастраченных, живых
Пусть мокрым снегом над Москвой рекою
Летят ошметки талые от них

Пусть черная вода их принимает
И по теченью дальше вниз несёт
Подруга всё прекрасно понимает
И в гости обязательно зайдёт.

А не зайдёт, то значит мы разрубим
Годами тихо вьющуюся нить
И в душах, что-то важное загубим
И будем жить. И будем дальше жить.

Ведь ей нужна семья, нужны ей дети
Ей нужен муж - любимый, дорогой
А строчки незатейливые эти
Не принесут её душе покой

А мой удел - опять скользить по грани
На грани бытия- небытия
И чувством душу, свою душу ранить
Чтоб мог писать стихи о чувствах я.
 

Язык улицы

(Ременюк Валерий)
 40  7 ноября  2011-12-11  6  2352

……………….«Улица корчится безъязыкая,
……………….Ей нечем кричать и разговаривать»
……………….В. Маяковский

Долго была безъязыкою улица,
Вплоть до заснеженного вчера.
Но теперь язык у нее образуется,
Отрастает, как хвост у ящера.

В асфальт закатана и в бетон закована,
Место работы и место встречи,
Такая забытая нынче диковина –
Улица как гортань и как орган речи.

И рождаются звуки - предтеча восстания,
И слышит ропот мостов и дворов
Властью опившаяся до распада сознания
Партия жуликов и воров.

Слышит его, но презрительно щурится -
Дескать, силы у нас велики!
Но если язык не понять, то у улицы
Могут вырасти и клыки!
 

ЦИК или цирк?

(Ременюк Валерий)
 42  Про выборы  2011-12-07  5  1524
По оценкам экзит-полов, а также заявлений многочисленных наблюдателей и лидеров оппозиционных партий, на выборах 4 декабря в Государственную Думу партии «Единая Россия» приписаны жульническим путем, как минимум, 10-15% голосов избирателей.

Ой, Вань, смотри, какие клоуны,
Какие фокусники, Вань!
Какие цифры намалеваны –
Нет, ты внимательнее глянь!

Как вдохновенно, легким росчерком
Меняет наш реальный мир
ОЧУРОВательный наперсточник -
Наш замечательный факир!

Как околпачивает публику
И, словно чушки из руды,
Он отливает нам из жуликов
Законодателей ряды.

И за искусство «рисования»
Я предложил бы, например,
Для адекватности названия
Добавить ЦИКу букву «Р»!
 

Стезя искупления (песня)

(Владимир Шиукашвили)
 61  День России  2011-12-02  2  1309
Неизбалованы свободой,
Вдыхаем гласность, как эфир,
Пьянила так в лихие годы
Затея строить новый мир…

Мы в этот новый мир вступили
Мосты, сжигая позади.
Дорогу жертвами мостили
Благообразные вожди.

На луч надежды нет отсвета,
Отдать, что можешь – нет нужды.
Просить Всевышнего совета,
Теперь – напрасные труды…

Живем, как будто бы в молельне,
Но не спасает покаянье.
Мы рушим все в бесцельном беге
И возрождаем – это мания!

За каждым словом – тайный смысл,
За каждым делом – горы слов…
Увы, проклятие повисло
Над воплощеньем светлых снов.

Поблекли яркие идеи,
Потухли страстные глаза,
Пред нами – жуткие трофеи
И искупления стезя…

      *    *    *
Музыка, слова, аранжировка, исполнение, запись – Владимир Шиукашвили
Песня в mp3 – формате: Стезя искупления Жми сюда

Ещё песни:
Hohmodrom.ru Жми сюда
В старину, знавали деды... Жми сюда
Вечер Жми сюда
Встречаем Новый Год! Жми сюда
Дождь Жми сюда
 

Сказочки

(Izverg)
 51  Несмешное  2011-11-28  1  1775

Листья кружат, поэтапно,
Медленно ложатся,
Скоро побегут по ним салазочки.
Сказка кончилась внезапно,
Не успев начаться.
Сказочки...

Иногда дарует нам жизнь
Сказки наяву:
Целовать ладонь, лицо и волосы,
Шевелить вдвоем, обнявшись,
Желтую листву
По лесу,
Не спеша, под крик нескромных,
Суетных ворон,
Что галдят как выпившие парубки,
От одной янтарной кроны
В миллионы крон
За руки...

Нынче я блуждаю сам,
Всего себя умяв
Под покров прокуренного ворота.
Очень жаль, что чудеса
Себя сужают в явь
Скоро так.
И бредут, как на расстрел,
Каменные ноги,
Шевеля листву с комками грязи, и
Воет ветер - менестрель
Грустные итоги
Сказочки.
 

Умирают мои одногодки... (Всем, ...

(В Рот Компот)
 52  День Автомобилиста  2011-11-05  1  4827
Еще один хороший знакомый, уже третий, разбился на машине...
Всем, погибшим в ДТП посвящается...


Мысли давят, как будто колодки...
Жизнь хрупка, как под битой стекло...
Умирают мои одногодки -
Неожиданно, пафосно, зло...

Нет войны... Нет у нас эпидемий...
Отчего же, как птицы на взлет,
Они вдруг ликвидируют время,
Что судьба нам в рассрочку дает...

Наркота, алкоголь уступили
Смертоносный давно пьедестал...
И вот киллеры - автомобили
(5 секунд и уже выше ста)

Им свои экстремальные нотки
Проиграют и газ жмет нога...
Умирают мои одногодки,
Заигравшись с фортуной в бега...

Презирая условности быта
И сорвав безопасности жгут,
Они крепко сжимают за клитор
Девку ту, что Удачей зовут...

Но она, отдаваясь как шлюха,
В самый нужный момент - на бочок!!!
И бубнит "пусть земля будет пухом"
Над тобою нетрезвый дьячок...

Крошки хлеба плескаются в водке...
Крест присыпан землею слегка...
Умирают мои одногодки,
Оставляя себя в дураках...

На миру смерть красна, но скажите
Этот мир разве так уж херов,
Что вы сами навстречу летите
Пустоте и забвению в ров...

Плачут матери, жены и дети...
Скорби полон друзей мрачный взгляд...
Тихой стаей в полуночном свете
Души над автобаном летят...
 

ПУТНИК и СУДЬБА 2

(primo)
 70  О судьбе  2011-10-30  2  1645

Часть II
Замолчали пушки,
Тёплый свет в избушке,
И снежинка тает на щеке.

Скрип сухого снега,
Ярко светит Вега
В невообразимом далеке.

Брошен старый банник,
И усталый странник
Смотрит пляску сердца очага.

Сотня лет минула,
Поскулив, уснула
На дворе замерзшая пурга.

Ночь глядит в оконца,
Пахнут бревна солнцем
И рисует письмена огонь.

Хорошо и странно,
Словно гладит раны
Тёплая и добрая ладонь.

Позабыты ссоры.
На стекле узоры.
Отдала свой сок в стакан лоза.

Только видно скверно -
От тепла, наверно,
Повлажнели путника глаза...
 

Охранник

(Khvorost)
 78  Про собак  2011-10-22  4  3317

Жизнь внесла коррективы
Разом в будни собачьи:
В октябре торопливо
Все уехали с дачи.

Отвязали беднягу
И отправили с миром -
Не тащить же дворнягу
В городскую квартиру?!

Пёс бродил сиротливо
По раскисшей дороге,
Озирался тоскливо
И скулил понемногу,

Лаял в небо тягуче,
Грелся в чьей-то сторожке,
И из мусорной кучи
Ел гнилую картошку.

Вскоре снег закошмарил.
За неделей - неделя
В белокрылом угаре
Бушевали метели.

Хуже нет окаянства,
Чем однажды, поверьте,
Одному оказаться
В белом лагере смерти.

Голод выел утробу,
Но, живя в полукоме,
Пёс ходил по сугробам
К опустевшему дому.

И дождался! Весною
Снег повсюду растаял,
И вернулась в посёлок
Местных дачников стая.

Громко лая от счастья,
К ним рванул через лужи:
Вы приехали?! Здрасьте!!!
Вам охранник не нужен?
 

Плач по Ливии

(Марина Шамсутдинова)
 17  О войне  2011-10-21  6  1056
О, Ливия, оливою
Склонилась над песками,
Тебя сжигает милую
Космический дискавери.
Войну раздует звездную,
Почти религиозную...
Кровь Ливии оливою...
Кровавой нефтью стелется
Пустыня златогривая
Ракетами ощерится,
В песок уйдёшь– товар ещё,
Как золото в песочницу,
О, Ливия, ты кладбище,
А умирать не хочется!

29 марта 2011

***
А пока апокалипсис вскормлен   недаром
На картошке израильской, на аргентинском зерне.
И привиделась мне моя Русь в превентивных ударах,
Уходящая в лес с малышом на горбатой спине.

13 июля 2011
 

Ужгороду-полиглоту

(Джон Ник)
 42  О городах  2011-10-18  9  1692

Недавно Ужгороду исполнилось 1118 лет со дня основания,
анонсирую повторно стишок в честь родного города:

Мой Ужгород, мой маленький Париж,
Старинный замок будто в дрёме,
Ажур карнизов островерхих крыш,
И дам улыбки, чуть знакомых.

Народ набился словно в туесок:
Русины, пепички, мадьяры,
Ручьём журчит с акцентом говорок
На Корзо*-стрит, что в центре старом.

Здесь центр Европы, перекрёсток мнений,
Как будто вече полиглотов,
Здесь нет меж языковых трений,
Любой поймёт без слов кого-то,

Когда-то сгинул древний Вавилон,
Вина в том предков - пили квасы,
Сливянка наша, местный самогон
Язык развяжет папуасу.

Мой Ужгород, мой маленький Париж,
А сверху замок будто в дрёме,
В сравнении с Парижем град как мышь,
Но в то же время мир огромный!

* - местный Бродвей.
пепички, типа как хохлы о чехословаках.
 

Ливень над морем

(Ременюк Валерий)
 32  О море  2011-10-10  2  2383

Белый прибой зажигает над скалами флаги.
Море штормит, но ему не хватает красот -
Ластик дождя беззастенчиво стер горизонт
До фиолетовой мелкозернистой бумаги.

Выел пятно километров пятнадцать на шесть,
Может, на семь – глазомер недостаточно точен.
Продемонстрировав, как уязвим и непрочен
Видимый мир. И приходится это учесть.

И надлежит позаботиться нам о себе.
Мне о тебе. А тебе обо мне (я надеюсь).
Вам же, друзья, я дарю эту супер-идею -
Ориентир в занавешенной ливнем судьбе.

Выставив облако, словно таранящий бивень,
Смяв паруса, голубые леса поглотив,
И напевая суровый и мрачный мотив,
Грозен и дивен над морем бушующий ливень.
 

Медали

(Виолончелист)
 26  О старости  2011-09-19  2  3152
- Эту, в аккурат, на двадцать лет
Получил за взятие Берлина...
Продаёт свои медали дед
Рядом с продуктовым магазином.

Не понять прохожим старика.
Как же так?! Продукты – за награды!
«За Отвагу» - литр молока.
Хлеб – «За оборону Сталинграда».

Ропщет, возмущается народ,
- Вы же в душу Родине насрали!
Вам страна - и славу, и почёт.
Вы ж, в ответ, продукты - на медали!

Восвояси, под смешки и крик,
Дед поплёлся с Богом. Еле-еле...
Просто не привык просить старик.
А до пенсии ещё почти неделя…
 

Последний игрок

(Izverg)
 54  Несмешное  2011-09-15  5  1049
Больничные покои не всегда хранят покой:
Такая катастрофа вызывает много шума.
Он комкал покрывало обгоревшею рукой,
Внимал шагам, стонал от боли, спал и много думал.

О Боге, что всегда кого то милует/казнит,
О разума/инстинкта человеческой иронии:
Придумав столько способов для массовой резни,
Стенать навзрыд, сжимая треуголки похоронные.

О том, как в юном возрасте седеет голова и
О том, как много/мало в этой жизни он достиг,
О том, как тяжело все это выразить словами,
О том, как жаль, что не бывало времени для книг.

А что бывало? Волга, детство, вяленый синец,
Увязанный пучками на гвоздях чердачной лаги,
Беспечное отрочество, которое отец,
Прервал, отдав в 6 лет в спортивный-олимпийский лагерь.

А дальше сборы, поединки, колотимый фейс,
Победы, слава, личный шкаф с медалями-призами,
Арены, города. И этот злополучный рейс…
Поганый знак, когда вся жизнь плывет перед глазами,

Но он боец! Он жив еще! И дальше будет жив!
Пока он жив, жива богатырей-героев эра!
Пока он жив, то жив хоккейный клуб «Локомотив»!
Пока он жив, живет упрямый луч надежды-веры,

Что в авиа крушениях хоть кто-то избежит   
Привычно-неизменного летального конца.
Пока он жив, еще пылает этот луч, еще горит,
Еще пускает свет, еще искрит, еще мерца…

12.09.11
 

Уходить туда, за окоём...(несмеш ...

(Лена Пчёлкина)
 32  Несмешное  2011-09-04  3  938
Памяти друга А.П.

Уходить туда, за окоём,
Чувствуя, цепляясь, проклиная,
Задыхаясь, бога поминая,
Но стоять упрямо на своём.

Сам себе хозяин, сам купец...
Развернись душа! Полёт! Свобода!
Вольная шофёрская порода:
"Ай, да я! Ай, Алик - молодец!

-Что на память? - Нет, живи ещё,
Здесь таких надёжных не хватает.
Смолкнет шум, и облако растает,
И не знаешь - чёт или нечёт.

Ты хотел, чтоб в старость - всё путём...
Ждал.Сиял. Крылами,точно птица.
Не примчалась. Просто так, проститься.
Без неё. Один. За окоём...
 

Дура милая

(Максим Распилин)
 42  Про женщин  2011-08-27  2  1697
Душу вынула. Всю до ниточки
Сколько ж можно так больно-то, милая?
Ты кроишь меня, снова выточки
По живому шьёшь, колешь с силою.

То смеёшься, то плачешь – муторно
Я понять тебя всё пытаюсь, но
То холодная ранним утром ты
То горячая как Лорен в кино.

Я угадывать рад бы капризы все,
Исполнять, жить твоими потехами.
Только б знать, что граница есть кризису
И к чему мы с тобою поехали.

Смейся, мучай, глумись, дура милая -
Мне пока ещё душу рвать нравится.
Ты нарочно любовь обронила, но
Не топчи её. Ладно? Красавица…
 

Учителя, учителя...

(Лена Пчёлкина)
 20  Шутки о музыке  2011-08-17  0  11325
Памяти Я.И. Товпеко

Как сгоревшие зарницы
В травы падали года…
Можно позже повиниться,
Главное – не опоздать.

Прошептать «прости» чуть слышно,
Но ответ не получить.
Извините, что так вышло,
Вам бы жить еще да жить.

И лежит, возможно, где-то
Ваша скрипка как трофей.
Или все же эстафету
Принял кто-то из детей?

Мы, бедовые студентки –
Ваш скрипичный сборный класс –
Собственно не за отметки,
За талант любили Вас.

…Сумасшедшая нагрузка
В педучилище была.
С широтой, должно быть, русской
Нас учили для села.

День расписан, как по нотам,
Строгий завуч все учел.
А еще в кино охота
Иль постукать в волейбол.

И само собой, бывало,
Время гналось по пятам,
Его вечно не хватало
Для разучиванья гамм.

И, потупив очи долу,
И со скрипками в руках
Шел ансамбль наш невеселый
На урок, скрывая страх.

Вот открыли свои ноты,
Но не знаем, как начать.
Ох, девчата, неохота
Нынче двойки получать...

Тут красавица Людмила
(Шибко бойкая была)
Улыбнулась очень мило
И в атаку повела.

– Расскажите, Яков Ваныч,
Как там сессия прошла?
Как детишки, Яков Ваныч,
Не болеет ли жена?

Знали, что ему наградой
Поделиться с кем-нибудь.
Ну, а мы как были рады, –
Лишь бы время протянуть.

И еще коронный номер,
Чтоб самим не отвечать…
Мы просили (очень скромно)
Яков Ваныча сыграть.

Наш учитель, чуть подумав,
Скрипку бережно прижав,
Проводил смычком по струнам
И куда-то… «исчезал».

Потрясенно мы молчали,
Кто-то не скрывал и слез,
За собою вел нас в дали
Яков Ваныч – виртуоз.

Да, ему б в концертном фраке
Публику игрой пленять,
А не в стареньком бараке
С ребятнею прозябать.

От получки до получки
Кое-как концы сводить,
А поскольку – самоучка,
И учиться и учить.

К сожаленью, все не вечно,
В этом мире мы в гостях…
Съехались на вечер встречи
Только много лет спустя.

Мы, серьезные «училки»,
Двадцать лет – работы стаж,
Разбирали, как посылки,
Дней студенческих багаж.

Тарахтели, как сороки,
Проболтали до утра,
И припомнили уроки
И науки, и добра.

Тут красавица Людмила
(снова глаз не отвести):
– Ой, девчонки, мы забыли
Яшу, вроде, навестить.

Помните, концерт скрипичный,
Мы на сцене в первый раз…
Вышло все тогда отлично,
Ох, как рад он был за нас!

Но поднялся кто-то местный,
Разливая всем вино:
– Мир, покой ему небесный,
Яша умер ведь давно.

…Как сгоревшие зарницы
В травы падали года.
Можно позже повиниться,
Главное, – не опоздать
 

Ольга Бешенковская - Жаркие дни ...

(Соломон Ягодкин)
 6  Несмешное  2011-08-17  0  667

Ольга Бешенковская
      (1947-2006)

На Августовский путч 1991 года Ольга Бешенковская ответила и как поэт, и как публицист. Причём стихи, представленные здесь, ею были написаны ещё тогда - в Ленинграде, всё в том же августе 91-го, буквально за считанные дни до Путча. Как подлинный Поэт, она буквально предчувствовала эту смертельную (и, к сожалению, не только чисто образно) схватку новой исторической реальности, неудержимо рвавшейся к Свободе, с уже агонизирующим красно-коричневым Прошлым, которому, подобно любому смертельно раненому хищнику, уже нечего было терять...
А когда, под вечную музыку Чайковского, Путч вошёл в каждый дом, Ольга встретила его в редакции самой свободолюбивой по тем временам питерской газеты «Литератор», которая своими номерами той поры всей силой честных журналистских перьев ответила путчистам всеми средствами сатирической публицистики.
К одной из годовщин, уже живя в эмиграции, Ольга написала своё эссе-воспоминание «Жаркие дни у Зимнего дворца», которое я предлагаю, дорогие читатели, вашему вниманию. Предлагаю, чтобы всем вместе ещё раз вспомнить и понять, как противоестественно и опасно одновременно благоговейно смотреть «Лебединое озеро» по телевизору и наблюдать ползущие под окном твоего дома танки, тем более, что они всё ещё «стоят на запасном пути»...

Алексей Кузнецов
......

      Это наша с тобой биография...

Ольга Бешенковская
(1947 – 2006)

(К ГОДОВЩИНЕ АВГУСТОВСКОГО ПУТЧА)

...Вряд ли я забуду когда-нибудь этот взорвавшийся холостой, если так можно выразиться, но тогда-то показалось - всамделишной, всё разрушившей бомбой день: 19 августа 1991-го года...
Густое, как повидло, тёмное небо не предвещало грозы, спали с распахнутыми навстречу теплу и свободе окнами, в скептической душе тоже уже приоткрылась фрамуга: веял свежий европейский сквозняк... И даже новенький, только что полученный выездной паспорт - завтра надо было выкупить заказанный на Лондон билет, предстояла поездка по приглашению радиостанции „ Би-би-си“, - уже реально, хотя ещё непривычно торжественно возлежал на письменном столе, сверкая позолотой с багрянца...
Накануне мы поздно, с последней электричкой, вернулись из загорода, с Финского залива, и блокнотик с написанными там, между морем и небом, стихами торчал возле рюкзака из спортивной тапочки... Разбирать вещи не было сил: утро вечера мудренее...
...Вскочила с недоумением по требовательному взвизгу будильника (вроде бы не заводила, ещё отпуск...), но это оказался настойчивый звонок в дверь. На пороге (было примерно половина седьмого) белела соседка в ночной рубашке:
- Спишь, а в стране уже другое правительство ! Теперь и тебя посадят...
(Она недавно вернулась домой из мест не столь отдалённых, правда попала туда не по политическим, а по гастрономическим причинам...) - Ну что стоишь, давай включай радио!..
Что прозвучало раньше - увертюра из балета „Лебединое озеро“ (помните: как похороны или скандал в ЦК - так на всех телеэкранах страны трепещут почему-то маленькие лебеди, знал бы Чайковский, каким жирным и глупым гусакам они достанутся...), так вот, что раньше - воспринимающаяся уже как правительственная музыка или приказ командующего ленинградским военным округом (может быть, всё-таки, боюсь соврать) только что созданным чрезвычайным комитетом, но главное - приказ всему населению города срочно сдать радиоприёмники и пишущие машинки (как бы ни так, этого вы у нас никогда не отнимите...), словом, что раньше - не знаю, всё это слилось в единый и, увы, тогда ещё не забытый бред. Также, как и всё остальное, что произносилось и повторялось (и повторялось, и повторялось...), убеждая нас, что предыдущий этап нашей истории (как и всегда ) был ошибочным...
Форточка закрылась. Душа съёжилась. Губы сжались.
Вытащила из постели недоумевающего сына, сунула под душ - и под радио:
Запоминай... Навсегда! Возможно, тебе придётся жить при фашизме...
Что же делать?
Лондон, понятно, отменяется, раз уже и до машинок добрались...Хотя..
Если сейчас же - за билетом, может, и проскочу, может, ещё и не успели блокировать кассы... Они ведь ничего не умеют делать, четко, продуманно, и в этом всегда было пусть маленькое, невзрачное, но всё-таки простое человеческое счастье уцелевших даже в 37-м деятелей культуры... Другое дело, что билет всё равно один, а нас - трое... Да и не убегать же как заяц в решительную минуту... Наоборот. Если они снова - значит, надо снова и нам...
(В данном случае „нам“ - это вышедшим несколько лет назад из подполья ленинбургским, по моему тогдашнему выражению, писателям.)
Глотнула обжигающего гортань и отрезвляющего мозг гуталинового цвета кофе, по ещё как бы не видящим от внутренней боли глазам царапнул угол блокнотика, торчащего из-под шнуровки...
Машинально перелистала, и вдруг - поняла: это именно то, что нужно!
Наверное, наши стихи вообще мудрее и зорче нас, их авторов... В этом, написанном накануне цикле, уже ощущалось, безо всяких на то причин, хриплое дыхание приближающейся трагедии... Так, как будто о готовящемся перевороте, сообщили не Горбачеву, а мне лично...
Действовать надо было молниеносно, пока ещё ходил транспорт. Муж помчался с моим паспортом в кассы Аэрофлота, (кстати, отходя от окошка с уже и не чаянным голубым прямоугольником, услышал по местному громкоговорителю, что продажа авиабилетов на все внешние авиалинии прекращается до особого распоряжения, - окошко захлопнулось...) А я в это время стояла в притихшем - как будто в пустом (люди тягостно молчали, боясь проронить лишнее слово) троллейбусе, медленно, - казалось - так медленно продвигавшемся к Литейному проспекту.... Я ехала в Дом писателя, расположенный, по иронии судьбы, как раз напротив серого, монументального здания ленинградского КГБ. ..
Надо сказать, что до недавнего времени в этом изящном барочном доме, бывшем особняке графа Шереметьева, делать мне и другим находившимся в оппозиции к соцреализму литераторам было абсолютно нечего. Здесь, в Белом зале с мраморными колоннами, нисколько не стыдясь очаровательных ангелочков, звучала продукция писательского цеха с отточенными рифмами типа „завод -зовёт“ и „колхоз - возрос“, за тяжелыми, обитыми глухой кожей дверьми копошились парт - проф - и прочие, так необходимые литературе бюро, а внизу, в ресторации, авторы поили до поросячьего визга своих будущих рецензентов...( Такой род „свободы“ всегда дозволялся, и даже поощрялся, как необходимая народным писателям привилегия...)
Но уже больше года в одном из закутков этого, в кавычках, разумеется, „дворянского гнезда“, располагалась независимая газета „Литератор“, арендовавшая у товарищей советских писателей помещение и терроризирующая их же новыми, вернее, старыми, но вышедшими из сам-и-тамиздата именами и мыслями... Мы тесно сотрудничали.
В этот день мои торопливые шаги по деревянной винтовой лестнице отдавались глухо, как в пустом орехе. Еще не зная, чем всё это обернётся, служащие (служащие писатели...) на всякий случай под разными предлогами не пришли на работу, выжидающе отсиживались по домам...
Редактор газеты нервно курил, положив руку на телефонную трубку, как будто пытался прощупать пульс ситуации... Его личная независимость оказалась весьма хрупкой...
Вылез из своей конуры, наверное, и ночевавший в этой крошечной фотолаборатории, Серёжа Подгорков. Писательские портреты его работы всегда отличались честностью, жёсткостью, трагичностью, являясь не „пятнами“ в тексте, а тоже содержанием газеты. Поздоровались, глядя понимающе друг в друга, и - вдруг:
- Стой, пожалуйста, вот так, сейчас , я только перезаряжусь, ты не представляешь, какие у тебя сейчас глаза...
(Сейчас его выставка из тех лет, которую он мне подарил, экспонируется по всей Германии: Штутгарт, Берлин, Дрезден... И тот портрет, где я выгляжу лет на десять старше себя сегодняшней, мне дороже других... В искусстве нет места кокетству.)
А тогда, спустя несколько щелчков серёгиной камеры, придавая этому слову уже совсем другое, зарешеченное значение, вывела редактора из его летаргического напряжения:
- Ну что ж – говорю, - после того, что понаписали - понапечатали, терять ведь уже всё равно нечего: давайте хоть закроемся с честью, а не по распоряжению Комитета... Вот стихи в экстренный номер...
Он еще не решился, сидел, обхватив начавшую седеть (не сегодня ли?..) голову, но тут кто-то принёс текст Обращения к ленинградцам, призывающего не подчиняться путчистам и уже подписанного одним из авторитетных авторов газеты писателем Михаилом Чулаки. Моя подпись стала второй. По телефону собрали ещё около десяти.
Забегая вперёд, скажу, что уже несколько раз передавала из Германии по факсу свой голос за секретаря Союза писателей Санкт-Петербурга Михаила Михайловича Чулаки. Он и сейчас, к моей радости, возглавляет писательскую организацию города.
Словом, быстро созвонились с маленькой загородной типографией и взялись за макет...
К вечеру на подступах к „колыбели революции“ уже громоздились баррикады...
Из Вырицы, с дачи, с трудом найдя где-то на обочине действующую телефонную будку, звонила мужественная, но, очевидно, потерявшая голову подруга:
- Срочно сообщи Собчаку: на Ленинград движутся танки... Вот здесь, прямо перед моими глазами... Могу подсчитать количество...
У меня не было, разумеется, никакой связи с мэрией, потому что я - поэт, и только поэт (что, согласитесь, немало, особенно в тогдашней России), и я понимала, что Анатолий Александрович осведомлён о дислокации войск не хуже, чем мы с ней...
Ещё один звонок : друг детства, тонкий, хрупкий, мухи за всю жизнь не обидел, черепаху за пазухой таскал, в армии по здоровью не служил, длинные музыкальные пальцы, поэтическое дарование, наследованное по касательной: племянчатый внук Марины Цветаевой...
- Это я, здравствуй! Звоню с баррикад. Да, возле мэрии.... Если со мной что случится, возьми стихи. Ключ у мамы. Скажи ей: я должен был... Ну всё, сейчас будут давать оружие... На всякий случай, - прощай!..
...И когда через неделю я сидела в прокуренном русском зале радиостанции „Би-би-си“, посреди чопорной великобританской столицы, и все мониторы показывали ещё ошарашенную, ещё не пришедшую в себя Россию, а многоопытные политологи-советологи, попыхивая трубками, обсуждали путч как заведомый фарс, спектакль для публики, эти лондонские дым и туман резали мне, честно признаться, глаза...
Да, конечно, надо признать, что многое издалека, с безопасного наблюдательного пункта видится трезвей и ясней ( вот и мы теперь, сидя в Германии, не прочь порассужать о путях России...), но, господа, единственные жизни нескольких - с большой буквы - Граждан, среди которых мог оказаться и мой друг, - не фарс... И пусть вновь утвердившееся или новое, взобравшееся на танк правительство, превратило московские похороны юношей - идеалистов в пропагандистский театр, слёзы их матерей не были бижутерией, а гробы - бутафорией. Материнские сердца не зарубцуются никогда, как и наша живая память...
Надо сказать, что, несмотря на быстрый выдох, и вообще на не слишком серьёзное отношение к происходившему, за границей в эти дни оставляли всех желающих там остаться, и даже в Англии. Но надо ли говорить о том, что для меня об этом не могло быть и речи...
Но зато, когда через пару месяцев, уже дома, в Ленинграде, было получено разрешение на переезд в Германию всей семьёй, сомнений не оставалось никаких... Ибо жить в ожидании нового переворота, отпускать сына в такую армию, услышать ещё раз ( и вдруг - навсегда...) приказ о сдаче всей множительной техники и даже затрапезных машинок, - для этого нужно было иметь твёрдую уверенность в ещё одной, следующей жизни...
...Разные бывают семейные альбомы... Чаще всего, по их страницам ползают пузатые малыши, морщинятся ласково бабушки и дедушки, надпись „первый раз в первый класс“ сменяется фотографией праздничной церемонии в ЗАГС, словом, от белого школьного передничка - к белому невестиному платью, и далее, как говорится, до „белых тапочек“...
Но случаются в личных альбомах жителей нашей многострадальной Родины и такие листы, которые имеют отношение ко всей нашей семье, именуемой, извините за простительный в данном случае пафос, - „народ“...
Так останутся навсегда у нас дома под картонным переплётом экстренный выпуск газеты „Литератор“, те стихи, тот портрет, и ещё - эти трагические снимки, запечатлевшие митинг против путчистов на Дворцовой площади.

      

      20 августа 1991г.   
      Дворцовая площадь. Ленинград

      Ольга Бешенковская

Стихи, написанные накануне Путча

***
А кто-то всё ещё рожает,
хоть всё в России дорожает,
всё, кроме жизни... Страшно жить.
Цена дыханию - копейка...
И счастлив более калека,
не уготованный служить...

Слепцу не выдадут винтовку,
хромой не выстрелит в литовку,
во всяком случае - пока...
Есть вещий знак в болезни сына:
не посягнет на армянина
его окрепшая рука...

Присяду тихо к изголовью:
Господь больной наполнил кровью
твои тропинки, чтобы мне
сквозь слезы радоваться втайне:
ты не палач в Афганистане,
ты не прислужник Сатане.

Ты не патрон в чужой обойме,
ты не обрубок в яме бойни,
и, сколько нам снегов и снов
прольется - примем без обиды.
Благословенны инвалиды
в стране, крестовой до основ.

Безумицы! С прощальной лаской
склоняться надо над коляской...
(Ох, наше русское авось...)
И, может быть, в трубе подзорной,
как Спас от гибели позорной,
Чернобыль светится насквозь...

***
У залива лежать терпеливо
или молча бродить вдоль залива, -
никаких тебе радиоволн,
не догонят газетные сплетни...
Этот август, быть может, последний...
Видишь лодку, а видится - чёлн.

Безмятежно насквозь голубое,
и, Бог знает, что будет с тобою:
может - голод, а может - тюрьма...
Но купается ветер в рубахе -
забывается о Карабахе
и о том, что еврейка сама.

Только тем-то и счастливо детство
было, что подносило в наследство
столько неба - до края земли:
совестливые луковки эти,
и восточную сказку мечети,
и готических стрел журавли...

Не грешила походкой монаршей,
становилась печальней и старше,
постигая российский курьёз.
И своя проступала порода...
Да, тюрьма для любого народа,
но - свеченье вечерних берез...

Врачевала мне родина душу,
искалечив судьбу. И не трушу
перед новым порядком вещей.
Но артерии с кровью - границы...
Как бы, Господи, нам не напиться
из кровавых народных борщей...

Ишь ты, Ванга, Кассандра, Сивилла,
и саму-то подымут на вилы
взбунтовавшейся пьяной толпой.
Даже выше согласия нету:
тот - Христу, а другой - Магомету
сотворил пьедестал голубой.

Но шуршит золотая дорога
по воде до единого Бога,
до безумной реальности той,
где скользишь - и не тонешь - по влаге,
все равно что пером - по бумаге,
вот и чайка висит запятой...
Но кусты, оголяясь как панки,
шепчут в рифму: «А в Вильнюсе танки?
А в Тбилиси? - Гуляешь, забыв?..»
Нет, надолго у нас не забыться...
Август. Отпуск. Горластая птица
оккупирует Финский залив...
 

Памяти В. Цоя.

(Izverg)
 26  День Автомобилиста  2011-08-15  0  1360
Где ж ты зарыл себя, черный Талантище?
В черной земле Богословского кладбища
Сделался черным углем.
Брат, не зевай за рулем.
 

Вернулись с базы отдыха вчера

(Текила)
 58  Криминал  2011-08-14  4  1680
Вернулись с базы отдыха вчера,
Неделю там прекрасно отдыхали.
Но, как известно, от добра - добра
Дождаться получается едва ли.

Квартира вскрыта. Полный тарарам.
Шмотьё и книги на полу пылятся.
Разнесена вся хата просто в хлам, -
Куражились, как будто, здесь паяцы.

Так быстро, - через два почти часа, -
К нам следственная группа прилетела.
Всё явки выбивали, адреса, -
Мол, кто мог провернуть такое дело?

Мы ж хатой этой взломанной своей
Статистику ухудшили конкретно.
Ну в плане там квартирных грабежей,
Которых без того у них несметно.

Экспертши две каким то порошком
С поверхностей снимали отпечатки.
А следаки ходили вчетвером,
Свои вопросы вторя по порядку.

Но "пальцы" наши вскоре "откатав",
Заметно к нам душою потеплели.
За три часа, минувшие стремглав,
Могли бы не сродниться мы ужели?

И вот следак гитару взял мою,
Перебирает струны неумело.
Но я ему, пожалуй, подпою, -
Душой то, явно, чел не зачерствелый...

Экспертше же понравился кондей.
"Где брали? Сколько вышло с установкой?"
Пока о том рассказывал я ей -
Писала всё исправно под диктовку.

Для следаков - лишь повседневный труд...
Для нас же - стресс, плевок паскудный в душу...
А тем, кто по понятиям живут, -
Скажу я так, втирайте, "дорогуши" :

Спасибо, что не тронули кота!
Системник не похитили - спасибо!
В котором до последнего листа
Мои все графоманские изгибы...

Ну взяли обручальные - чего ж!
Вы в следующий раз раскройте веки!
Я что, на Абрамовича похож?
Пятнадцать лет ещё мне в ипотеке....

14/08/2011

P.S. Как всегда - правда...
 

Снятся рукам колонковые кисти... ...

(Лена Пчёлкина)
 42  О художниках  2011-08-14  3  2465
Снятся рукам колонковые кисти,
Влажные солнца сияющих красок,
Недостижимые «Сотбис» и «Кристи»,
Непостижимое таинство масок.

Взять бы и выложить душу-орнамент,
Нет, не орнамент, а яблоки - горкой.
Глаз не замылится и не обманет,
Будет картина пронзительно горькой.

Так , чтоб наскозь, на прострел, на кусочки,
Чтобы стоять и смотреть. И часами...
Господи! Кисти – всего волосочки,
Но обмакните, попробуйте сами.

Сосны, подсолнухи, плёсы речные,
Вешних садов неуёмная брага.
Полнятся силою руки ночные,
Снятся им кисти, холсты и бумага.
 

О Николае Втором и известной дат ...

(Скучный Автор)
 0  Несмешное  2011-07-19  0  665
Снова – Власть, отщепенцами, словно,
в миражах иллюзорность храня,
создаёт среди грёз..., неуёмно,
заблуждения вчерашнего дня,
эту дату возвысить пытаясь...
Что там, прошлое? Кто б его знал?
Заставляя, аж каяться, маясь,
весь российский Народ – маргинал...-
Расстрелял, кто Царя..., и по праву,
уничтожив Отечества мразь,
как ответом буржуйскому нраву -
во чужую судьбину – не влазь!
Кто, Герои, убившие зверя? -
Только им должен памятник быть!
Для России, едва ли потеря,
кровопийца...- За что ж его чтить?
Не стреляет в Народ, без приказа,
солдафонов обученный строй...-
Знать, Царю, сей процесс – для экстаза -
созерцанием, словно игрой...
Из Дворца, столь широким обзором,
к развлечению царской четы,
убивать свой Народ, не позором,
в воплощении вечной мечты!
Гляньте, царские детки, на лужи,
что кровавой коростой застыв,
вам веселье являют, средь стужи,
Января..., где, народный надрыв,
встречен был божьей милостью, вроде...-
градом пуль...- Иль не знал Государь?
Иль дозволена властной породе -
вседозволенность, коли он – Царь?
Гляньте, царские детки, направо...-
Вашей ровне – не велено жить -
рук отрубленных шлейф – не расправа,
а порядок, который вершить
вам придётся, когда-то..., как ныне...
Что, Народ? - Он же – вечный Плебей!
Потому-то – судьба – по судьбине...-
Так калечь, убивай его, бей!
Гляньте, царские детки, налево...-
Там, без тела, лежит голова...,
вот – ещё... и ещё..., как посева -
череда их...- В веселье, молва,
всё ж, чаи распивать – наслаждение...,
за окном, коль убийство идёт...
Но Кровавое то Воскресенье
и к Царю, чрез Народ, всё ж придёт!
Почему же нельзя расквитаться
и с Царём, как в отместку потех? -
Справедливость должна наслаждаться
и, порой, убивать, ей, не грех!
Всю чету эту царскую, смело,
порубать бы на части, клинком...,
а кто выжил – добить, столь умело,
большевистски-народным штыком!
Расстреляли Царя – и по Праву -
очевиден свершений итог,
за кровавую эту расправу,
жертв невинных, где скорбь, как пролог -
воплотилась в Ипатьевском Доме -
тем же градом из пуль, на убой,
к наслаждению, в народной истоме,
раз хотя б отомстить, но судьбой -
чуждой власти, столь мерзкой, порою...,
что, по сути, во вред и в веках
издевается, гадкой игрою...,
вряд ли чувствуя собственный крах! -
По делам... Ну, а кто же Герои,
что убили Царя, под шумок? -
Слава им! Иль они – уж изгои? -
На чужой ли роток, да платок?!
Заставляй же нас, Власть, но бесцельно,
верить чуждой Истории, вновь...
Но об этом, Читатель, отдельно...-
Повылазила, будто бы, «новь»,
с этой темой абстрактно-нескромной...-
У Истории, тоже ведь, срок,
средь политики, часто никчёмной,
выступает, под именем, рок...
Оттого-то – дилеммы мышлений -
средь проблем, что гораздо важней...,
но акценты, от властных велений,
бесполезно тревожат людей...,
в пустоту из затей загоняя,
не имея конкретных идей,
восполняют, маразм создавая,
будто новостью... из новостей...
 

Зазеркалье

(Джон Ник)
 24  Про левшей  2011-07-12  1  2925

Известные всему миру левши и зеркально относительные строки
”Глядя, как Солнце восходит на Западе, я стою на месте,
чуть спеша”* из попсовых шедевров таки навеяли:

Нам близок параллельный с нами мир,
Левшам служил он часто вдохновеньем,
Но в зеркале, хоть протирай до дыр,
Мы видим только жизни отраженье…

Останется в нём чёрным чёрный кот,
Хоть стой на месте ты, чуток спеша,
Не станет в зеркале вином компот,
Зато левшой там выглядит правша,

Но недоступен Зазеркалья мир,
Алисы сон того ж левши* лапша,
Себя не видишь, думаешь – вампир?
Протри глаза получше, не спеша:

Там Солнце восходит на Западе,
И кукиш там не стоит ни шиша,
Там, отражая твои слабости,
Тебе в глаза не станет врать душа!


• - по памяти симпатичные мне левши:
Цезарь, да Винчи, Моцарт, Лесков, Кэрролл, Эйнштейн, Черчилль, Хэндрикс, Маккартни, Гэйтс…
 

Город Кукина

(Ременюк Валерий)
 24  О поэтах  2011-07-12  1  930
…………….Юрию Кукину, великому поэту и барду,
…………….недавно покинувшему нас, посвящается

Школа. Гитара. И первые песенки хором,
И далеко еще до перестроечных вех:
«Если вы знаете, где-то есть город, город.
Если вы помните, он не для всех, не для всех…»
Там горожане поделятся кровом и хлебом –
Верили мы, так устроен открывшийся мир -
«Вместо домов, у людей в этом городе небо.
Руки любимых у них, вместо квартир».

Но отзвенели мотивы наивного детства,
И осознали мы, как далеки миражи,
А от иллюзий есть непревзойденное средство –
Это микстура под жестким названием «жизнь».
Поняли мы, что ключи не подарят на блюдце!
Блюдца все заняты – чай обыватели пьют.
«Женские волосы, женские волосы вьются,
И неустроенность им заменяет уют».

Где пролегали дороги, возникли заборы,
Каждый отстроил себе дорогой хуторок.
«Из разговоров они признают только споры,
И никуда не выходит оттуда дорог…»
Но иногда от тоски, ну, а может, со скуки
Пальцы прихватят гитару, и вновь оживет
Город, который когда-то построил нам Кукин,
Город, в котором живут и не знают забот.

Там обитают друзья, что уже не вернутся.
Там оживает любовь, невозможная тут.
«Если им больно, не плачут они, а смеются.
Если им весело, вина хорошие пьют».
Там горожане ни разу не выглядят хмуро,
Даже когда горизонты темны от дождя.
Там у прозрачной воды поселился и Юра.
Там мы и встретим его. Только чуть погодя…

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер