ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: самое свежее: стр. 34

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: самое свежее: Стр. 34  Оцен.   Раздел    Дата   Рец.   Посет. 
 

Зачем

(Миша Лапин)
 22  Несмешное  2012-09-12  4  675
Для души сколотил комфортабельный гроб
Я из искренних слов и святых побуждений
И блужу как в лесу в череде дней рождений
Существую ещё только выглядеть чтоб

Кем нибудь. Чтобы лишь отражаться в глазах
Тех кого угощаю в гостинице этой   
Под названием жизнь болтовней разогретой   
И услышать признательность в их голосах

Чтобы телу достойно дожить до тех пор   
Как расскажут о нём в некрологе недлинном
Мол при жизни был труп неплохим гражданином   
И какой нибудь светлый и чувственный вздор

Чтобы всех успокоил молитвами поп
Ненадолго а после пусть слёзы ручьями
До чего же несчастным он выглядит в яме
Чтобы думали землю бросая на гроб
 

Железный человек

(Julien Stebo)
 40  Про мужчин  2012-09-12  0  2167
Железный характер, железные нервы,
Холодный стальной немигающий взгляд.
На рейс самолета пятьсот тридцать первый
Его пропускать, хоть убей, не хотят.
Металл слышен в голосе: "Что же мне делать?
Мне срочно лететь надо в город Мадрид!"
Остались носки и трусы лишь на теле,
Но "рамка" по прежнему, сука, звенит.
И тут заиграл телефон где-то в брюках.
Подали ему, он стоит и молчит.
Оттуда доносятся голоса звуки.
В секунду мужчины меняется вид:
Глаза заблестели и теплые слезы
Бегут по лицу. Он закрыл телефон:
"Она умерла...Обратились мы поздно...
Звонил её врач, то ли дон, то ли фон..."
"Скорей, пассажир, две минуты осталось!
А то улетит самолёт на Мадрид..."
Оделся, закрыл свои сумки устало,
Пошёл через "рамку", а та не звенит...
 

Осталось тепло уходящего лета... ...

(КсюХа)
 100  Лето и отпуск  2012-09-08  3  3863
Осталось тепло уходящего лета
Цепочкой следов на пустеющем пляже...
Осталось забытым на даче букетом
Ещё неувядших наивных ромашек...

Останься подольше! Пытаюсь запомнить
Кричащую чайку над кромкой прибоя,
И красками радуги душу заполнить,
Надеясь поспорить с осенней тоскою...

Останусь улыбкой на солнечных снимках,
И в том ощущеньи прощального танца,
В котором кружились с тобою в обнимку...
В тепле уходящего лета останусь...

Останется сном на уютной подушке
Звенящее лето... И будет отныне -
Дыханьем волны в привезённой ракушке,
И запахом вишен в ивовой корзине...

Осенняя мОрось, пролитая небом,
В туманную шаль одевает рассветы...
Меж окнами бьётся в ловушке нелепой
Последняя бабочка нашего лета...
 

Шесть остановок до осени

(Julien Stebo)
 44  Про осень  2012-08-31  0  1550
В авоське созвездий болтается месяц,
Гремит, как консервная банка, трамвай.
Я сел на ещё не остывшее место.
Пришла контролер, мол, червонец давай.

Смотрю на оторванный серый билетик,
Но даже и он счастья мне не сулит.
Минут через десять закончится лето,
И будет исчерпан надежды лимит.

В наушниках снова ди-джей полусонный
Читает уныло плохие стихи
И ставит заезженный хит "примадонны".
И вдруг обжигают мозг чьи-то духи,

Знакомые мне до малейших нюансов,
До спазма в желудке, до боли в висках.
Всё тело пронзило предчувствие шанса,
Но шею как-будто сжимают в тисках.

Нет сил повернуться, взглянуть на источник.
А девушка вышла. В тумане окна
Бежит голубых фонарей многоточье,
Колёса стучат нет-опять-не она.

Смотрю на часы: вот и осень. "Эй, парень,-
- мне крикнула тетка, - трамвай едет в парк!"
Пойду-ка погреюсь текилой я в баре,
А то не согрелся за лето никак...
 

Осень зацепила у берез верхушки. ...

(invem)
 43  Про осень  2012-08-28  5  1662
Осень зацепила у берез верхушки,
Катится под гору солнечный денек.
Принялась мне годы куковать кукушка,
Я ее послушать сяду на пенек.


Читать дальше >>
 

Давайте друг друга уважать!

(АказямычЪ)
 49  Несмешное  2012-08-23  15  1197
Ребята, давайте уважать друг друга!
Недавно опубликовал 2 произведения сразу ( чего обычно не получается делать ).
И что я вижу - дутые оценки. По долгу службы читаю не только буквы, но и цифры. Плюс анализирую.
Между оценками порой 9-15 секунд. Это только на прочтение автора и название произведения! Да ещё нажатие кнопок. Или у нас есть такие скорочитатели?
Считаю свой рейтинг несоответствующим!
 

СКОРБНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО

(Владимир Рудов)
 43  Несмешное  2012-08-16  0  1147
Случись (не дай, конечно, Бог!)
Вдруг помереть большому чину,−
Такой кругом переполох!
Найдут автобусы, машину.
Перевернут весь белый свет,
Чтоб совершить обряд печальный,
И за казенный кошт обед
В конце устроят поминальный.
Все будет сделано на «пять».
Покуда ж бегают другие,
Родные могут горевать,
В черты уставясь дорогие…
Простой хоронит человек
(Вы уж простите, что о смерти),−
Клянусь, не видела вовек
Земля подобной круговерти!
Без средств, с бедой наедине…
На части впору разорваться.
Когда же тут, скажите мне,
Еще и горю предаваться?
Хоть в этом, бедам всем назло,
Простому люду «повезло».
 

Танец грозы

(КсюХа)
 86  О природе  2012-08-07  4  2507
Разрушил тишину нежданный гром,
Разверзлось небо цвета антрацита.
И ярко-жёлтый грозовой разлом
Надрезал тучу, превращая в сито.

Чечётка понеслась по мостовой
И по бульварам застучала выше.
И упивались влагой дождевой
Горячие расплавленные крыши.

Дождь барабанил в пене ручейков,
Дивясь шальному грозовому фарту,
Как тысячи тончайших каблучков,
Танцующих по мокрому асфальту.

И радостно усталая Земля
Вздохнула, принимая в лоно струи
Живительного тёплого дождя,
Как ласковые неба поцелуи.

Всё кончилось внезапной тишиной...
Склонённая перед грозой в поклоне,
Вдруг радуга наивной красотой
Явилась на умытом небосклоне.
 

Планета Лины Макс

(Владимир Рудов)
 56  День рождения  2012-08-04  0  1290
На небосводе Интернета
И в ранний час, и в поздний час
Нам светит яркая планета
С названьем звучным – Лина Макс.
И хоть других планет хватает
(По мне так ярче в мире нет),
Как мотыльки, поэтов стаи
Вовсю летят на этот свет.
За ним видна душа живая,
Что в круговерти шумных дней,
Любя, ликуя и страдая,
Мчит по орбите по своей.
И коль уж дар ей послан Богом
(А дар, заметим, неплохой),
То оставляет за собою
В наследство россыпи стихов.
Без ложных мудрствований, всхлипов
В них отражение нашли
Всей пестрой жизни нашей лики,
Изгибы собственной души.
И впредь, как трудно ни придется,
Свети, планета Лины Макс,
Свети до дней последних донца,
И тем премного радуй нас!
Чтоб никаким, к примеру, даже
Большой Медведицы ковшом
Твоей не вычерпать удачи
И радости твоей большой.

Для непосвященных – 5 августа у Лины день рождения.
 

Последняя песнь Волка!

(АказямычЪ)
 62  Шутки про волков  2012-08-01  3  2792
Я не знаю в какой раздел воткнуть этот стише и поставил в "несмешное".

У этого стише длинная история и я попробую вам её рассказать.
Написал идею года 3-4 назад. Тогда ещё не очень понимал правильность написания и отправил знакомой поэтессе подредактировать. Алёна Мартель - журналист по образованию, сделала правильно все ударения и кол-во слогов, но волк получился пушистым. Года 1.5-2 лежал в загашнике, прежде чем поднял его.
Недавно на СамИздате зарубились с "Егорычем" про волков (все знают, что я волк и не дам спуску нападающим), и пришли к выводу : "Написать гимн волкам". Долго искали музыку и "Егорыч" предложил "Лунную сонату". Так "Песнь" обрела другие очертания.
Вот их вам и даю на рассмотрение! Но. Прежде преподнесу взгляды на волка

· Волк - это, в первую очередь, высший символ свободы в животном мире, символ самостоятельности. (Тогда как, так называемого царя зверей - льва дрессируют в цирке.)
· Волк - это и символ бесстрашия. В любой схватке волк борется до победы или до смерти.
· Волк не подбирает падаль, а значит - это и символ чистоты.
· Волк живет семьей, ухаживает только за своей волчицей-женой, и сам волк-отец воспитывает своих детей-волчат. У волков не существует такого порока, как прелюбодеяние. - Волк - это и символ высокой нравственности, преданности семье. (Чего не скажешь о самцах других животных.)
· Волк - символ справедливости и честолюбия. В обычных условиях волк не допустит, со своей стороны, обидеть более слабого.

Ярко светит луна над безлюдной тропою...
И бреду я по ней, унося мысли в ночь.
Ты же волк! Что такое случилось с тобою?
Что же гонит уйти по тропе этой прочь?

В пору выть на луну... Не уйти мне от воя!
Грустно волчьей душе и так хочется петь!
Я то знаю, чего тишина эта стоит,
Но поверьте браты, нет сил больше терпеть.

Все в округе прозвали меня Скорохватом.
Только кончились удаль и силушка вся.
Моя скорость была на охоте гарантом,
Стая знала, кто первым загонит лося!

При облаве на нас, помню как то был случай:
На охотника вышел и тот спал с лица.
Я оскалом ему показал кто тут круче,
Он навеки запомнит, что волк-не овца.

Что скрывать - убивал, но не ради забавы,
Кодекс чести, всех прочих, главнее стократ!
На охоту волков не загнать ради славы,
Кто прокормит, скажите мне, свору волчат.

Ни секунды не думай - гласит кодекс волка.
Если время пришло жизнь за стаю отдать,
Положи своё тело на дуло двустволки.
Ну а старость пришла - уходи умирать.

Ох, как сильно устал, и болят дико кости,
А глаза застилает уже пеленой.
Но я должен дойти и уже на погосте
Свою страшную песню спою под луной.

На СИ выглядит так
Жми сюда
И есть такая версия, В.Мигуля музыкой отразил ближе
Жми сюда
Песню прослушать можно здесь
Жми сюда
 

17 июля. Памяти поэта

(Лена Пчёлкина)
 30  Несмешное  2012-07-24  0  734
17 июля Поэту Ольге Юрьевне Бешенковской исполнилось бы 65... Почти уже шесть лет нет с нами этой удивительной, талантливой женщины. Сколько бы она могла написать, сделать, помочь кому-то за это время... Вот опять – сослагательное наклонение... Единственное, что утешает, - у каждого Свой срок. Только то, что останется после нас на земле - возможно для этого и было наше предназначение.    Пушкинское «Нет, весь я не умру!...» - впрямую относится и к творчеству Ольги Бешенковской.
      «Поцелованная Богом» - тривиально, но очень точно. Ведь писать она начала довольно рано, в 12 лет, и сразу – вполне зрелые стихи, в отличие от тех, которыми во многом заполонены сегодняшние журналы и интернетные сайты.
«...Угрюмый дичок, прививший к себе цветущий мир, человечек с упрямой чёлкой, перечёркивающей наморщенными первыми раздумьями лоб, «девочка-наоборот», всегда идущая наперекор лжи, собственной выгоде и даже здравому смыслу...» - так писала о себе-шестикласснице, по прошествии многих лет, Ольга Юрьевна.
Такой она и осталась на всю жизнь, насколько я могу судить по стихам, прозе, воспоминаниям друзей и рецензиям на её творчество читателей-посетителей авторской страницы: «Ольга Бешенковская» на интернетном сайте «Стихи.ру».      
      Попробую лишь пунктирно обозначить основные моменты жизни Поэта.
      Родилась и до 1992 года проживала в Ленинграде – Петербурге, где закончила факультет журналистики ЛГУ. Писала ,в основном, «в стол», а если и печаталась, то очень и очень мало. Особой главой в её биографии стала эмиграция в Германию, где она редактировала журнал «Русская речь», выступала на радио «Свобода», принимала активное участие в совместных литературных русско-немецких встречах и вечерах. Уже будучи смертельно больной, составила и отредактировала литературный сборник авторов–инвалидов «Люди мужества».
      У самой Ольги Юрьевны, начиная с 1987 года, издано более десятка авторских книг, и после её смерти стараниями друзей и мужа – Алексея Кузнецова, вышли в свет ещё два поэтических сборника: «Голос поэта» и «Призвание в любви».
      Как человек, неравнодушный к прекрасному литературному слову, и погружаясь в Поэзию Ольги Бешенковской, (с которой я, увы! познакомилась лишь после её смерти), хочу сказать, что никакие деньги, посты, чины, другие земные блага, не могут заменить её стихи, эти созвучия, необычно обретённые образы, неожиданные рифмы.
      
Когда я читаю и перечитываю её стихи, словно открываются глаза, и рука сама "тянется к перу, перо к бумаге".

ВОТ ПОСЛЕДНЕЕ МОЁ ПОСВЯЩЕНИЕ ПАМЯТИ О. БЕШЕНКОВСКОЙ
17.07.2012г.

      Всё кажется: корчится ветка, живьём замурована в    лёд...      
      Ольга Бешенковская

Вчера ещё ломкие тучи
Грозой забивали эфир.
О, как ты умела озвучить
Весь этот трепещущий мир!

Мы можем простить иль охаять,
Ехидство в запас приберечь.
Но корчится ветка сухая
Во льду. И её не извлечь.

Пусть слава кому-то основа,
И сытая жизнь без проблем.
Но таинство Слова взрывного
Не морок, не дым, и не тлен.

Как зёрна, набиты в початок,
Так люди, один к одному.
Кого ты спешила печатать,
Теперь - ни словечка.
      - К чему?

Истаял дымок сигаретный,
Отправлены вещи в утиль.
Лишь слово Поэта – бессмертно,
Простите за выспренний стиль…

      

ПОДБОРКА СТИХОВ О.Ю. БЕШЕНКОВСКОЙ

* * *
Учителя, не обессудьте,
На жизнь глядите веселей.
Мы сами (мы ведь тоже люди...)
Нашли себе учителей.
Не тех, что сонно в класс вплывают,
Защёлкнув сердце на засов,
До хруста в челюсти зевают,
Глаза отклеив от часов...
Не хмурьтесь теми же глазами,
Нам уважать себя веля...
Не в школьной сумрачной казарме
Нашлись для нас учителя:
Стучимся в двери и века,
И уважаем их. Пока...
      (Из «Первой тетрадки» 1958г.)

* * *
Вот уезжают люди, уезжают...
Как будто их землею засыпают.
Как будто нас бросают, обижают.
Гипноз колдуньи: в небо – засыпают.

Ах, нос крючком, космические космы,
Скажи судьба, что это – летаргия!
Но белый шрам, срастающийся косо...
Ковры в багаж. И скорости другие.

Искать в конце пирующей развязки?
Слюнявить вязь в детсадовском запале?
Обрублен шрифт. Суровы наши сказки.
Мы в переплёт коричневый попали.

Не сразу страшно – холодно и странно
Стоять и слушать бойкие фокстроты,
Стаканный звон и хохот ресторанный
Из дома, где как не было кого-то...

Вот этот дом, чужой теперь, в который...
И выстрел двери – будто к высшей мере.
Вот уезжают – слепнут от простора,
Вот остаются – слепнут от потери.

Да было б легче, если б уезжали –
Знаком обряд: вагончик и останки...
Ещё бы тормоз – ожили – нажали
На земляничном тёплом полустанке...

Ведь уезжают, тают... Больше нету...
Строй самолётов – пепельные урны.
Окинешь взглядом издали планету,
Где жизнь и смерть - как зрелища культурны...

* * *
Я живу высоко. Подо мною – простор и уют.
Человечки снуют. И мужчина дошкольного роста
Всё играет с машиной. И очередь знаком вопроса,
Препинаясь, стоит – всем не хватит, но что-то дают...

Сколько окон в окошке! Открыла однажды – и вот
Каждый вечер теперь удивляюсь простому закону:
Сколько в доме напротив прозрачных новелл заоконных,
А в своём же, - напротив, - как будто никто не живёт.

И когда невзначай /просто выдался медленный миг/
Неприкованный взгляд подымается выше и выше,
Вижу только: дрожит, зацепившись на краешке крыши,
Жёлтый сморщенный лист или робкий космический блик.

Страшновато и странно висеть на такой высоте,
Где уже в небеса переходит житейское небо...
Только рифма спасёт –
прощебечет ко времени: „хлеба“
И спускаешься вниз, занимать своё место в хвосте.

* * *
Кому даны слова - тем четки не нужны:
Уравновесишь дух строкой стихотворенья
В молитвенном углу бессонной тишины,
На клятвенной реке в туннель столпотворенья...

Кому даны слова - тем счастья не дано
Иного: ввысь, к Нему, устами бессловесных,
Как чайки над водой, гортанно и черно,
Чьи крылья абрис губ, сожженных, бестелесных.

Кому даны слова - тех по камням в грозу
Протащит за язык Пророк за колесницей;
И бритва осмеет венозную лазурь
Анализом на миф и желтою больницей...

Кому даны слова - тем слова не сдержать:
Сорвется, и в туман заблудится белесый...
Кому даны слова - дано принадлежать
К юродивым, до слез смеющимся сквозь
слезы.

* * *
Г.С.Семёнову

Эти черточки, точки, черты
Грустной Родины...
Взгляд запрокиньте:
Крылья чаечьи -
черные рты,
Что размножены на ротапринте.
И оберточный серый туман
(Изомнется, пропитанный влагой)
Это все - нелегальный роман,
Осужденный   остаться бумагой...

ВЕТКА ВО ЛЬДУ

Сухая сосновая ветка –
Обглоданной рыбы скелет.
А, может быть, – живопись предка,
Скучавшая тысячу лет?
Не знаю... Бывает, но редко.
Фантазии мелок полёт.
Всё кажется: корчится ветка,
Живьём замурована в лёд...

* * *
Как на синем снегу – удлинённость любого штриха:
От сосновых теней – до крыла промелькнувшей пичуги,
Отчего перед сном обнажается чувство греха
И пронзает, хоть мы родились в серебристой кольчуге?
Но иронии блеск измочален как ёлочный дождь,
Рядом с лифчиком он провисает на стуле скрипичном.
И под звёздным драже на душе или мятная дрожь,
Или страха росток пробегает как пламя по спичкам...
И скрипит простыня, и слепит, как мерцающий наст,
И клубящийся сон поневоле замыслишь пристрастно...
Или снег – это совесть всех тех, не дождавшихся нас?
Оттого так тревожно, и стыдно, и, в общем, прекрасно?
Или, свет отключив, и движенье, и органы слов,
Вдруг задержишь дыханье...
У воздуха – привкус хмельного...
И почувствуешь, что еженощное таинство снов –
Даже страшно подумать – прообраз чего-то иного...

* * *
Как хочется, отринув графоманов,
перечитать восторженно словарь...
Он сам – роман (взаимней всех романов),
он в полутьме блистающий алтарь.
Я подхожу с волненьем к полке книжной,
Протягиваю руку наизусть...
И больше нет назойливой, облыжной,
придуманной реальности...
      И пусть
слова бессвязны – так ещё острее:
последний шёпот... нежный монолог...
И это – жизнь. Галоп её хорея.
И взорванный дыханьем потолок.
Я все пятьсот страниц читаю слитно,
и смысл, и ритм, и фабулу нашед....
Осколки слов, сверкнув метеоритно,
опять срослись в Божественный сюжет.

ИЗ ЦИКЛА «ДИАГНОЗ» (Последние стихи, 07-10.12.2005г.)

* * *
Ну не торопить же эту дату...
Просто жить, любуясь на зверей.
Белка, лира тёплая, куда ты?
Мы с тобой придумаем хорей!
Сочинить бы солнечную книжку,
Чтобы листья на деревьях – в пляс,
Чтобы кошка в рыженьких штанишках
С холмика за домом поднялась...
Но опять нездешним острым светом
Взгляд мой тихий режет и болит.
Отчего суров Господь к поэтам,
А подонкам так благоволит?
Не ропщу – сравнив судьбу с другими,
Просто жжёт навязчивый вопрос...
Пусть моё бесхитростное имя
Станет маркой новых папирос:
Господа, курите на здоровье,
Пейте жизнь! Танцуйте в гололёд!
Опрокинет шприц с нечистой кровью,
Или в небе лопнет самолёт.
У Неё в богатом арсенале
Войны, наводнения, слова...
Ну а душу – как бы ни пинали,
Всё равно, упрямая, жива!

х х х

Я в белый коридор ступила,
шелестя,
Отметив на ходу, что здесь не мел,
а мрамор...
Один порыв – туда, где сын – ещё дитя,
Второй – туда, где ждут,
обнявшись, папа с мамой.
Вот так бы и застыть:
ни взад – и не вперёд...
На этой высоте – дыханье
с перехватом...
Невидимый другим
      пронзительный полёт,
Где чувствуешь себя
смертельно виноватым.

09. 12. 05

* * *
Всё будет также, как при мне,
хотя меня уже не будет:
щербинка эта на луне
и суетящиеся люди.
И золотое Рождество
с его цинизмом, китчем, сказкой,
и детской правды торжество
в тетрадке, названной «раскраской».
Мы наполняем трафарет
беспечной зеленью надежды.
Шальной прибой, полночный бред,
зимы весёлые одежды.
И вдруг в предчувствии конца
печаль под сердцем шелохнётся.
И от Небесного отца
лицо к земному обернётся.
Какой отчаянный бедлам
трудов и дней беспутно ленных...
И сердце рвётся пополам
на Здесь и Там, на две Вселенных...

* * *
Мне опостылела кровать
И смирный саван шить...
Мне надоело умирать –
И я решила – жить!

Вернуться к прерванным делам,
К укладке кирпичей.
Наперекор антителам
И выдумкам врачей.

Любой нарост – не больше гланд,
И, значит, скажем: нет!
Что знает бледный лаборант
О силе наших недр...

О сопромате от Стиха,
О рифмах начеку...
Проснёмся раньше петуха:
Весна, ку-ка-ре-ку!..

* * *
От первой строчки всё,
от первой строчки...
Всё заморочки,
и дойти до точки.
И вдруг себя увидеть из трамвая:
Живая! Ещё живая!
Ещё друзьям протягиваю руку,
Ещё успею выучить науку.
Залечь бы только с книжкой на диване...

Кто там шепнул: «науку расставаний...»?..

С творчеством Ольги Бешенковской можно познакомиться на её персоzальном сайте:
[] и на её странице на сервере «Стихи.ру» по адресу:
Жми сюда
 

СВОБОДНЫЙ ПОЛЁТ

(Тамара Кошевая)
 14  О поэтах  2012-07-22  0  978
Вместо доброй улыбки, увидев оскал,
Непризнаньем измученный шут,
Ты взлетел в небеса и оттуда упал,
Не сумев распахнуть парашют.

Но зачем же грешить, преждевременно смерть
Поминая от «аза» до «ять»?
Читать дальше >>
 

Уже

(Георгий из Министерства О)
 44  Водка и вино  2012-06-28  6  1025
Если бог и чёрт заодно,
Значит шаг тяжелей вдвойне,
Может смог до вершины б, но
Был сомнительных планов вне,

И опять поворот не тот,
Три сосны, но густеет лес,
Не избавиться драмы от,
Преимущества если без,

Нет коня, лишь одно пальто,
Нету палочки у нуля,
И не важно, что было до,
Где искать объясненья для,

Эта ночь, как и я, пьяна,
Но меня перепить - слабО,
Отправляется пусть всё на...
Потому что уже всё по...

© Георгий из Министерства Оргий - Не тырьте и соблюдайте копирайт, имейте совесть... (Не для Хохмодромцев сказано, им тырить незачем вроде, сами могут)
 

Всё закончится...

(Тю ♥)
 65  Про смерть  2012-06-26  8  1523
Всё закончится многоточием:
Деньги, время, успех на блюдечке,
Сны, свидания, ложь и прочее
Зарастут сорняком-колючкою.

Всё закончится междометием,
Восклицательным порицанием.
И на сердце плевок отметиной:
«Ишь, взгляд наглый, без содрогания!»

Всё закончится рифмой пепельной,
Укрывающей расстояния
Марафона иллюзий вспененных
Вслед загадочным обещаниям.

Всё закончится интонацией,
Повелительным наклонением.
За изяществом хрупкой грации
Улетающий шлейф терпения.

Всё закончится отражением,
Результатом модальной логики,
Где там, здесь и нигде – спасение.
«Жизнь - дней бег…» - на бумагу дольником.

Все контакты задержат импульсы,
Вектор сменит ориентацию,
Перечёркнуты станут минусы.
Стоп! Шлагбаум конечной станции…
 

Памятник у околицы

(Хм)
 32  О войне  2012-06-22  0  1486
Под гармонь и лай собак вперемешку
На войну нас провожали с другом Лёшкой.
До утра плясали мы на гулянке,
Только грустно что-то пелось тальянке.

Не вернулся он домой в сорок пятом.
Монумент перед селом с автоматом.
А солдатка-вдова, кто ей нужен?
Был бы хлеб да образок в зимней стуже.
Покосилась изба, кровля чёрная,
А на сердце боль запечённая.
Запечённая, залечённая, застарелая, отвлечённая.

А я пришёл домой отутюженный,
Мой костюм в шкафу – мне не нужен он.
И не всунуть рук, просто нечего –
Злой войною я покалеченный,
Да в сырой земле не валяюся –
Поживу ещё, нагуляюся.

Где ты Лёха, друг? Растяни гармонь,
Переливами мою душу тронь,
Дай последнее подаяние,
Отпущение, покая́ние.
Успокой меня пред грозою тишь.
У околицы – ужель ты стоишь?
 

Первый день лета

(invem)
 19  Лето и отпуск  2012-06-15  2  1061

Росою с рассвета
Белеет трава...
Первый день лета
Вступает в права...

Птица, волнуясь,
Песню заводит...
Весна, не торгуясь,
На север уходит...

Радугой цвета,
Кистью незримой,
Каждый день лета
- Неповторимый....
 

Мой брат (ко Дню медика)

(Дальневосточник)
 40  День медика  2012-06-14  1  2723
Моему любимому старшему брату, который много лет тянет лямку российского врача.      
      
От безразличия уставший,
Не аферист и не ловкач,
Так много боли повидавший,
Мой брат простой районный врач,

Безликим множеством палат
Через него прошла эпоха.
Но, надевая свой халат,
Идёт, когда больному плохо.

И нет ни званий, ни наград,
Из благ земных – одна зарплата.
Но он, как много лет назад,
В плену у «клятвы Гиппократа».

Печать профессии в глазах -
Цинизм, а рядышком забота.
Мой брат не верит в чудеса,
Но такова его работа.

Не скажет он, зачем врачи
Свой красный крест тяжёлой ношей
Несут! Он много лет молчит,
А взгляд хоть грустный, но хороший.
 

Завтра снова в дорогу

(Садистка-Пародистка)
 48  Про папу  2012-06-12  5  1348
Я с папой. 1961.
* * *

Июль 1965 года, подмосковное село Хлебниково.

Мы с папой, накупавшись в речке и наевшись печеной картошки из костра, лежим в стогу сена, на самой верхушке. Изумительное оранжевое закатное солнце ослепительно бьет в глаза. Мягкие фиолетовые облака собираются у горизонта.

    "Давай спать, доча," - папочка широко зевает и через две секунды храпит громко и молодо. Я смотрю на него,чуть отодвинувшись, и любуюсь им: его   пушистыми ресницами, четко очерченными скулами, русыми кудрями. Нюхаю папино смуглое плечо и улыбаюсь от любви и счастья.

    Но папа спит, а я - нет.

    Я чувствую вселенское одиночество и страх. "Пап! - трясу я отца за плечо, - я не хочу спать! Спой мне песню про тайгу!"

    Папа тут же просыпается. Папа не может мне отказать.

    -Завтра снова в дорогу...
    Путь нелегкий с утра... -запевает папа красивейшим тенором: не тихим и не громким, а таким,каким надо. Он поет мне, 4-х летней дочери, старательно и убедительно, без халтуры.

    -Хорошо хоть немного
    Посидеть у костра....

   (Я по профессии музыкант: скрипачка и певица. Я этого не хотела, но так получилось: обучение на скрипке стоило примерно в 10 раз дешевле обучения на фортепиано. Теперь я понимаю: если бы моего папу, воспитанника ворошиловградского детдома, в свое время учили музыке, он был бы не просто хорошим, а великим музыкантом. Аккордеонистом ли, балалаечником, пианистом - не суть важно. Папа был очень музыкален и очень талантлив.

Когда они   с мамой в 1967 году купили пианино, папа все выходные напролет подбирал фрагменты из классических произведений: из "Щелкунчика", из "Лебединого озера", из первого концерта Чайковского для фортепиано с оркестром. Подбирал двумя руками на слух, не зная ни одной ноты.)

      -Но волной, набегая,
      Тронул вальс берега:
      А вокруг голубая,
      Голубая тайга....

Я клянусь, что испытывала настоящий восторг, видя высокие изумрудные сосны из папиной песни, синие волны, набегающие на берег - я слышала все гармонии, все модуляции в божественном папином пении, в чудесной музыке, разливающейся над полем.

      -Доча, ну давай спать, - умолял папа, - уже поздно, десять часов все-таки....

      -Нет, ты допой до темноты, а потом спи!- возражала я, и папа, окончательно проснувшись, выводил дальше:

      -Наши встречи не часты
      На таежной тропе,
      Мы за трудное счастье
      Благодарны судьбе....

      И поляна лесная
      нам с тобой дорога...
      (тут у меня начинало щипать в носу от слез)
      А вокруг голубая,
      Голубая тайга-а-а-а....

    Папа еле допевал куплет и начинал редко и ровно дышать. Но я тормошила его: "Не спи! Мне страшно! В сене кто-то стрекочет и хрустит! Оно меня укусит!"

    Бедный папа вздрагивал, тут же открывал глаза: "Ну хорошо. Спою я тебе еще одну замечательную песню." И заводил:

      "Темная ночь...
      Только пули свистят по степи....
      Только ветер гудит в проводах,
      Тускло звезды мерцают...."

Я настораживалась,замирая. Слушала песню, стараясь не упустить ни звука.

"Темная ночь... ты,любимая, знаю, не спишь
И у детской кроватки тайком
Ты слезу утираешь..."

На этих строках я начинала горько рыдать. До сих пор помню, как жалко было мне героев этой песни - я, 4-летняя, рыдала в голос, пугая папу и мошкару в сене.

    "Ну чего ты плачешь? - просветленно спрашивал папа, - ну ты же не дослушала до конца песню, а плачешь!"
   
    "Пой!" - давясь слезами, приказывала я.

    "Смерть не страшна! - воодушевленно пел папа, - с ней не раз мы встречались в степи,
Вот и теперь -
Надо мною она кружится   ( тут я снова заливалась слезами)

.... Ты меня ждешь,
    И у детской кроватки не спишь,
    И поэтому знаю - со мной
    Ничего не случится..."

В конце песни я рыдала так, что меня не могли остановить папины доводы о том, что "смерть не страшна", что с бойцом "ничего не случится", что "все у них будет хорошо".

"Она его дождалась?" - рыдала я.

"Дождалась, - отвечал папа, - даю тебе честное слово".

"И с ребеночком в кроватке ничего не случилось?" - не успокаивалась я.

"Конечно, ничего не случилось, - убеждал меня папа, - он уже вырос давно, ребеночек тот."

"Сколько ему лет?" - судорожно всхлипывала я, засыпая на родном папином плече.

"Ребеночку-то? - уточнял папа, - ну, лет двадцать есть, наверное... Точно, двадцать исполнилось на днях", - убеждал меня   папа, гладя широкой теплой ладонью мое залитое слезами личико и осторожно дуя на мои горячие щеки.

      * * *

    Но папа знакомил меня не только с репертуаром Юрия Гуляева и гениального Марка Бернеса. Как-то раз он, понадеявшись на мою несмышленость, спел мне (один-единственный раз!) песню на родном украинском языке про "Дрибный дощь".

    Спел и забыл, всего и делов.

В августе мы вернулись в Москву. Мои молодые родители собрали гостей в честь 10-летней годовщины свадьбы (родители расписались в 55-м, папа ушел подводником в армию на 5 лет, я родилась в 60-м) и в конце прекрасного вечера попросили меня что-нибудь спеть.

   Я   влезла на табуретку и , подбоченясь, задорно заголосила:

   "И шумыть, и гудэ
    Дрибный дощщик идэ,
    А хто ж мэнэ, молодую,
    Тай до дому провэдэ?

    А повив нэ до дому,
    А повив у солому:

    (Тут гости разом замолчали)

Я изобразила на табуретке что-то вроде чечетки и радостно прокричала:

    -А солома нэ полова -
      Дивке шо-то наколола!!!

      Что творилось с гостями - не передать словами. Я не могла понять, хорошо я спела или плохо. Я не могла понять, почему так рассердилась мама. И почему растерялся папа.

      Мои родители при мне никогда не ссорились. Но два дня после того торжества все-таки не разговаривали.

      * * *

    Мамы нет на этом свете уже 12 лет. Папа живет - вернее, доживает, - свою жизнь в одиночестве, и мне его ужасно жалко. Нет, мы его, конечно, не бросили, но жизнь его после смерти мамы рассыпалась, как карточный домик, и никакие внуки (их у него 4), никакие правнуки (у него одна правнучка 6 лет) не могут заменить ему одну-единственную женщину, с которой он прожил ровно 45 лет.
 

Я снова Пушкина читал...

(Назаров Алексей)
 17  Про Пушкина  2012-06-06  3  1129
Я снова Пушкина читал, –
тонул в фантазии безбрежной.
То Гений сам рукой небрежной,
казалось,
тонкой и неспешной,
всё так чудесно набросал,
всё несказанно так расставил,
заставил чувства закричать...
И каждым словом он печать
на сердце замершее ставил.
 

Евпраксия

(Леонид Олюнин)
 27  Про женщин  2012-06-03  3  1008
(несмешное)

Рязань горит. Батыя войны
Взбесившейся реке под стать,
Накатывают словно волны,
Чтоб в ограблении не отстать.
Князь Юрий Федоро
Читать дальше >>
 

Графиня Грамон

(Леонид Олюнин)
 12  О любви  2012-06-03  2  902
( несмешное)

Она любила короля
И королем была любима.
Любовь не проходила мимо —
Выписывала вензеля.
Она замужнею была,
Но муж прощал ей у
Читать дальше >>
 

Загадочная история

(Леонид Олюнин)
 7  О человеке  2012-06-03  2  1053
( несмешное)

В Европе это было,
Еще был Пушкин жив.
Весь город потревожен,
А как спокойно жил.
Откуда прикатился,
Свалился этот ком:
Парн
Читать дальше >>
 

Уходят родные...

(Назаров Алексей)
 24  Про смерть  2012-06-02  3  1214
Уходят родные… уходят в тот мир,
всё ширя вокруг пустоту…
Всё больше знакомых домов и квартир,
куда никогда не войду.

Повсюду комфорта и сервиса рост,
всё лучше, удобней пути:
автобусы ходят, асфальт есть и мост… –
но не к кому больше идти…
 

О маме – последнее...

(Назаров Алексей)
 22  День Матери  2012-06-02  1  3827
1

…А открытки тебе всё идут и идут,
ставлю их у твоей я подушки, –
поздравленья от тех, кто не знает, что тут
нет тебя… Нет нигде…
От подружки,
от родни, от детдомовцев, –
целый уж ряд,
и везде – пожеланья здоровья,
долгих лет…
У подушки открытки стоят,
а в оградке – венки у надгробья…

2

Приду к пустой твоей постели,
сижу напротив час, другой…
Вот сорок лет и пролетели,
которые я был с тобой.
Опять от детства до прощанья –
того, последнего, навек –
несут меня воспоминанья,
в которых свет твой не померк;
перед познавшим боль сиротства,
передо мною вновь встают
твои любовь и благородство,
покой, терпение, уют –
всё то, что составляло счастье,
которое дарила ты, –
твои привычки и пристрастья,
и облик, полный доброты.

Поют с экрана голубого
Леонтьев, Басков, Витас и
твоя Наташа Королёва,
Варум и Лещенко твои.
А ты не видишь и не слышишь,
а ты не радуешься им.
А ты лежишь в земле, не дышишь,
под небосводом голубым.
И звёзды не телеэкрана,
а настоящие тебе
ночами светят неустанно,
усопшей Божией рабе.
И пред душой твоей иные
уже картины предстают,
края, чертоги неземные,
и ангелы тебе поют.

Куда идти мне? Всюду худо:
ведь раньше по любой тропе
я шёл куда-то и к кому-то,
а приходил всегда к тебе.
Родители мои! Я чую
вас за спиной как два крыла,
поддержку мощную, родную,
куда б судьба ни завела.
И чую, что себе отныне
я больше не принадлежу,
в душе небесные святыни,
собою Господу служу.
Своей игрой, что вы мне дали,
Его я славлю каждый раз.
Да будем жить мы без печали,
чтоб свет лишь видели от нас!
 

КРОВНЫЕ УЗЫ

(Владимир Рудов)
 40  День медика  2012-05-28  2  1006
Голос крови, глубинный, как море…
Сколько их, этих самых кровей,
Что от века никак недоспорят,
Чья главнее и чья голубей?
Но когда хворь потребует пищи,
Мы, у жизни застыв на краю,
Никакой другой крови не ищем,
Ищем только лишь группу свою.
Без неё все надежды пустые,
Не воспрянет, хоть плачь, естество.
Ну, а групп, как мы знаем, четыре,
В целом мире четыре, всего.
      


 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер