ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: самое посещаемое: стр. 33

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: самое посещаемое: Стр. 33  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.    Посет. 
 

77. Владимиру Высоцкому

(Валерий Таиров)
 37  Высоцкий  2015-01-25  5  1193
Сегодня, известно – нам всем, всем, всем, всем, -
Ему бы исполнилось семьдесят семь!
Но лет тридцать пять этих смутных назад
Ушёл, не допев, и закрылись глаза...
Ушёл, но остался среди нас, живых –
Уверены в этом – я, ты, мы и вы.

...Он тогда про сегодня уже написал:
Что качается мир и война на весах,
Что любовь есть, но есть и опасность, гроза,
Что нейтральная есть в рубежах полоса,
Что бывает - не в сказках творят чудеса,
И что чаще улыбки стекает слеза...

Эстафетная палочка – Жизнь – как игра,
И поэтому жить надо в Мире Добра!
Только дружба, любовь дарят нашу жизнь нам,
И летят наши кони к иным временам...
Астероид летит «двадцать три-сорок семь» -
ВладВысоцкий – планета, известная всем.

Протекли очень быстро все семьдесят семь,
Без тебя горизонт незаметен совсем,
В Лукоморье лишь леших отряды стоят,
У козлов отпущенья - своя колея,
Катаклизмов полно в королевстве и бурь –
То ли бык, то ли тур и великая дурь!..

...Если б ты был – такое про жизнь написал!
Жаль, лишь в сказках бывают для нас чудеса.
 

Полночь...дъяволы из шкафа...

(Андрей Ручкин)
 8  Хэллоуин  2007-11-20  4  1193
Полночь. Дъяволы из шкафа
Затевают чехарду.
И сынка хозяйки тащат
Сквозь каминную трубу.

Он не думает пугаться,
Взгляд его совсем иной:
То, что ужасает взрослых
В детстве кажется игрой.
 

У МЕНЯ ТЯЖЁЛЫЙ ДЕПРЕСНЯК

(павел (лукьяненко))
 78  Несмешное  2018-02-19  6  1192
Услуги / Психологическое тестирование on-line /
Шкала Бека для самооценки тяжести депрессии
Уровень депрессии по шкале Бека (в баллах) - 45.
Выраженная депрессия. Вы нуждаетесь в консультации врача и лечении!

ПРОЧИТАЙТЕ ВНИМАТЕЛЬНО
Вам предлагается опросник, заполнив который Вы сможете узнать о своем уровне депрессии. Внимательно прочитав первую группу, отметьте утверждение, наиболее соответствующее Вашему состоянию НА ДАННЫЙ МОМЕНТ. Затем переходите к следующей группе и так далее. Пожалуйста, не раздумывайте слишком долго при заполнении опросника: это не экзамен, и "правильных" или "неправильных" ответов просто не существует. Вы описываете только свое состояние на данный момент, и этот бланк после того, как Вы его заполните, не увидит никто

Жми сюда

Я в шоке, ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ. Начал принимать МЕЛЬДОНИЙ.
 

Чем пахнут стихи

(Пришелец)
 47  О поэтах  2007-07-26  7  1190
У каждого стихо запах особый:
О доме стих пахнет сладкою сдобой.
Стих о любви пахнет свежею мятой,
Потом и кровью - стих о солдатах.
Стих о природе пахнет цветами,
Лесом сосновым и тополями.
Стих о разлуке - горечь полыни,
Хлебом и солью - стих о России.

Остры бывают стихи и горьки,
Но радуют душу нам эти стихи!

А есть среди множества разных стихо
Такие, что будто бы взяли дерьмо,
Перемешали и, палкой размазав,
Кинули кушать нам всю эту гадость.
И многократно обидно когда
Мастера слова видна здесь рука.

Стихов не пишите таких Вы, ребята!
На свете дерьма и без Вас многовато...(((
 

Памяти Чингиза Айтматова

(ТОСКА ПАЧОТА)
 52  Несмешное  2008-06-11  19  1188
В юный мир - пустой, без религий,
Где потери - там, за порогом,
Он принёс мне светлые книги,
Ненадолго став моим богом.

А потом, как всех, завертело -
Что ж, спиною не стать к миру.
Мне открыв другие пределы,
И другие пришли кумиры.

Но за громкими голосами
Голос тихий к душе всё ближе.
И немного его глазами
Я и жизнь, наверное, вижу -

Это смесь чистоты и горя,
Свет надежд в отраженьи льдинки,
Пёс, бегущий по краю моря,
Тополёк мой в красной косынке,

И все звёзды мира на крыше,
И жестокость жизни ожогом...
Больше книг о них не напишет
Тот, кто смертным родился богом.

ТП aka Марья Иванова
 

День Победы

(Эмма)
 14  Гражданская война  2014-08-16  1  1185
День Победы, ведь он был один на всех,
Не делили мы ни славу, ни успех.
Поднимали из разрухи города,
Чтоб войны не знали люди никогда!

Припев:
Этот День Победы сердце согревал,
Сокрушили дружно общего врага,
Не жалели ни здоровья мы, ни сил,
Дух единства в страшной схватке победил!

Прославляли нашу Родину в стихах,
На парадах строй чеканил общий шаг,
Гордо плакал седовласый ветеран,
Стали мы примером мира для всех стран!

Припев.

Но сегодня не кричат нам: «Хэнде хох!»
Погибает брат от брата: «Чтоб ты сдох!»
Запустили страшной ненависти смерч,
Вновь солдату надо в землю нашу лечь.

Припев.
 

ПАМЯТИ МИХАИЛА УЛЬЯНОВА

(Шалико Агарян)
 18  Несмешное  2007-03-27  9  1185
ПАМЯТИ МИХАИЛА УЛЬЯНОВА

Не стало Михаила Ульянова, Великого Актера советской театральной школы. Что бы ни говорили любители авангарда – нет, не дотягивают нынешние, даже очень талантливые ребята до высоты полета корифеев театра и кино середины двадцатого века! Да, Титаны сцены уходят…
Помянем же Актера добрыми словами!

В память о Великом Актере привожу здесь два наброска о неожиданных встречах с ним. Это отрывки из моего цикла «Трепач».

НЕМНОГО О ТОПОГРАФИИ ИЛИ КАК НИКОЛКА ПОПИСАЛ НА ТЕАТР ВАХТАНГОВА

Мы с моим другом и сослуживцем Николкой как-то были проездом в Москве, возвращаясь из командировки, из Белоруссии. И остановились в столице на три дня. Да так удачно! Прикиньте: в те времена (конец восьмидесятых) остановиться почти за бесплатно в Москве! Впрочем, все по порядку.
Стало быть, пришли мы к нашему московскому начальству - не начальству, но так, из одного же министерства, и говорим:
- А не могли бы вы Людмила Семеновна, устроить нас в Москве на пару дней? В общагу, скажем, а то в гостинице – не в протык!
- А и то, - ответствует директриса, - в общагу – фиг! А вот есть у меня друг, Вася, может он вам и поможет. Вот я ему сейчас позвоню.
- Алё, говорит, - Вася, тут у меня периферийщики казахстанские, ага, двое. Пристроить бы. Ага, ага, ага. – И трубку кладет.
- Чешите, - говорит, - на площадь Революции, в метро. Там, - говорит, - возле скульптурной группы революционных матросов с маузерами, вас и будет ждать Василий. А в руке у него, чтобы узнали, будет свежий номер «Комсомолки». И у вас тоже должен быть такой же.
«Ну, детектив», - подумали мы про себя, а вслух сказали:
- Спасибо! И вот вам шоколадка!
Приехали в метро. Действительно, стоят скульптурные группы революционного пролетариата с маузерами. А Василия нет. Ждем-пождем. Как вдруг подходит этакая дореволюционная парочка: дед да баба, но только городской интеллигентский вариант: старичок в канотье, а-ля Старик Хоттабыч, а бабуля – вылитая старуха Шепокляк, вся сама из-под себя в розанчиках, в шляпке, тоже с фруктами, и с макияжем на сморщенной мордашке. А в руках у пары - туды их в качель! - «Комсомолка»! Мы с Николкой сперва засомневались, сдуру не спросили у директрисы, сколько Васе лет. Хотя, может быть, это и он! Газета-то в руках! Посовещались, подождали еще минут пять – нет Василия. А старички дореволюционные стоят и на нас тоже глядят. И тоже перешептываются! Тут я подхожу к старику и говорю:
- Вы папаша, конечно, извините, но Вы не Василий ли?
- Нет, - ответствует старик в канотье, - я Лазарь Моисеевич, а это Берта Рафаиловна, моя супруга! А Вы разве не от Сигизмунда Феликсовича, насчет польского гарнитура?
- Все! -   Думаю, - влипли! Сейчас еще вспомнит про славянский шкаф. С тумбочкой.
- Нет, говорю! Обознались мы с Вами, наверное!
- Жаль, жаль, батенька! - Лазарь Моисеевич смеется мелким местечковым смешком, обнажая великолепные импортные протезы. – Да не шпионы мы! Нам бы срочно гарнитур продать, едем, знаете ли, на историческую родину. Вот покупатели назначили встречу, как в детективе! Кстати, а вам не нужен гарнитур?
В это время кто-то трогает меня за руку:
- Казахстанцы?
- Они самые! – передо мной парнишка лет 25, худощавый, интеллигентный:
- Я - Василий!
Мы киваем старой еврейской паре и желаем им сбыть гарнитур поскорей и подороже.
А Василий берет быка за рога и говорит:
- На сколько нужна квартира?
- Дня на два-три.
- Заметано! Для начала – «БББ»!
- Не поняли?- не понимаем мы.
- Ну, бутылка, банка, батон!
Хорошее начало! Идем старыми московскими переулками. Видим мощнейшую очередь у одного из винно-водочных магазинов. Вестимо – пора лигачевской борьбы со «змием»! Вася берет у нас необходимую сумму на водку с «винтом», банку килек и батон и буром входит в очередь, откуда на него вопят трехслойным московским матом и пытаются выкинуть. Но не тут-то было! Вася, чувствуется по экспрессии, здесь свой в «доску», поэтому минут через десять вылетает из толпы, как пробка из шампанского, с батоном, банкой и бутылкой.
- Вперед, мужики!
Еще минут десять петляем по старой Москве и, наконец, заходим в какое-то обветшавшее донельзя здание, которое внутри, впрочем, оказывается вполне цивильным офисом с приличествующей техникой. Но облупившимися обоями, то тут, то там заклеенными красочными плакатами с голыми «бабешками-календарями». Там вокруг стола сидит капелла человек из четырех и допивает третий, судя по столу, пузырь. Нашу бутыль встречают возгласами:
- О-го-го, «винт»!
Тотчас же скручивается головка «винта», всем наливают:
-Ну, за знакомство! – Все знакомятся. Выпиваем, закусываем. Снова выпиваем. Ну, на семерых – сами понимаете! Вася берет денег еще на одно «БББ» и исчезает. А я пока травлю москвичам анекдоты. Через полчаса я уже свой «в доску»! Возвратившийся Вася дает нам адрес, ключи и инструкцию:
- Мужики! Две комнаты – в вашем распоряжении! Холодильник, телевизор. Третья комната – жены! Но я с ней не живу. Придет, гоните её к такой-то матери. Все.
- Как все, - не понимаем мы, - а деньги, а наши документы?
    - Мужики – два пузыря - это по-царски! А документы ваши, если вы жулики, мне ничего не дадут! Я работаю на доверии!
Правда, сегодня все это похоже на ненаучную фантастику?
Да. Так вот. Попивши с мужиками и получивши ключи и «цэу», поперли мы восвояси по старой Москве. И тут, как на беду, Николку и приперло по малой нужде! А куда? В старой Москве разве туалет общественный сыщешь? Идем, ищем хоть проулок какой потемнее, хоть угол какой. Ан – нет! А Николку еще дюже припирает, невмоготу совсем.
- Ну, - говорит он мне, - Сашкец, счас прямо тут и опростаюсь!
- Погоди, - говорю в ответ. – Вон какая-то подворотня.
И точно: напротив, через улицу, арка с воротами. Ворота открыты. Вот Николка – шасть туда и скрылся! И только, это, он туда шмыгнул, как из этих самых ворот фургон выезжает. Остановился. Из него мужик вылез. Я еще ничего сообразить не успел, а мужик ворота закрыл на замок, сел в машину и дал по газам!
- Постой, му…- начал было я, но автомобиль уже исчез за углом! Вот-те и на! Надо ведь Николку как-то вызволять. Я – к воротам.
- Николка! – кричу. Нет ответа! Ах ты, мать честная, что же делать? И под воротами ведь не проползешь! А Николки все нет. Может, его по-большому приспичило? Поорал еще раза три. Тишина. «Дай, - думаю, - обойду здание». Обошел, просунулся между какими-то зданиями. Гляди-ка! Да ведь это театр Вахтангова с той стороны! А я как раз у служебного входа, что в какой-то переулок выходит. Стал. Стою. Думаю, если Николка откуда и вылезет, то меня уж точно не минует! И как нагадал! Но вылез-то он как раз из… служебного входа театра Вахтангова! Идет и смеется, гад! А я за него переживаю.
- Ну, Сашкец, - говорит он мне, - и попал же я в историю!
- Никак в собственное говно вляпался? – съязвил я.
- Гонишь! Бери выше! – И Николка поведал мне фантастический блиц-рассказ.
- Только загнул я за угол, смотрю, фургон на меня прет! Я – к стене. Тот свернул. Смотрю: вокруг – никого. Ну, я прибор вынул и только на стену направил, как хлоп меня кто-то по плечу. Я повернулся, Сашкец, не поверишь – стоит за мной сам Георгий Константинович Жуков, головой качает и говорит:
- Нехорошо, молодой человек, вот так вот на храм искусства имени Евгения Вахтангова по малой нужде покушаться!
- И тут я, Сашкец, от стыда сгорая и пряча прибор обратно в ширинку, понимаю, что никакой это не Георгий Константинович, а артист Михаил Ульянов!
- Извините, - говорю, - товарищ Ульянов, бес попутал! Проездом я, а туалета рядом нет!
- Да, это наша московская беда, - качает головой артист и говорит, - Пойдемте, я вас в наш театральный туалет сведу.
- Ну? - говорю я.
- Чё, ну? Посцяв, та й пойшов, як мовят хохлы.
- А спасибо-то хоть сказал Ульянову?
- А то как же!

ПЕСНЬ АРБАТУ

Как известно, театр имени Евгения Багратионовича Вахтангова стоит в самом, что ни на есть, центре Арбата - вотчины Булата Окуджавы. Впрочем, Арбат у каждого свой…
Я тоже, в любой приезд, приходил сюда и полюбил Арбат не хуже твоего Окуджавы. Господи, что за улица! Часами мог наблюдать за людским коловерчением этого пешеходного кусочка одновременно и старой и новой Москвы. Выдающиеся, не побоюсь этого слова, художники-моменталисты, которым всякие Пиросмани, Малевичи и другие малевичи и в подметки не годились, могли за четвертак соорудить одними пастельными мелками вашу цветную копию на картоне. Уличные музыканты-виртуозы так лабали «Чардаш» Монти, что Поль Мориа был в глубокой жопе! А какие концерты давали калеки-перехожие - кришнаиты, так это совсем атас!
- Гари Рама! Гари Кришна! (у них получалось именно «гари», а не «хари». Хари, кстати, у них тоже были отпадные: все обритые под бритву, в белых сутанах-сари, «девки все, как на подбор, у белых тапочках», как пел Высоцкий. «Под Высоцкого», кстати, на Арбате прекрасно пел один мужичок, которого я потом все больше видел на Ваганькове. Но о том - своя история).
Да… Ходят кришнаиты, звонят колокольчиками на всех членах, народец с панталыку сбивают, книжечки свои о семьсот с гаком страниц, шикарно изданные, суют всем почти за бесценок - 200 рэ, совсем ели уху что ли, Господи прости! Хари-гари!
Но еще интереснее было наблюдать за тем, как тысячи таких же приезжих, как и я, взирают на этот «праздник вкуса»! Недаром говорят, что в публичном доме наблюдение за известным актом стоит больше, чем этот акт, а уж наблюдение за наблюдающим за этим актом – и подавно дороже! Какие «картинки с выставки» приходилось здесь наблюдать!
Чопорные иностранцы в раскованных, шокирующих своей коротизной шортах и помятых рубашках, с «Кэнонами» и «Никонами» через плечо и бутылками вожделенной «кока-колы», щелкающие экзотических обитателей Арбата на пленку, дабы показать потом где-то в далекой Австралии русских аборигенов.
Невозмутимые прибалты в строгих костюмах:
- Скашиттэ, (пауза) какк (пауза) топирацца (пауза) Трэттякоффски каллери? (пауза) Спасип. По!
Шумно-говорливые грузино-азеро-армянские толпы, которых тогда еще не называли «лицами кавказской национальности», с лупоглазыми, курчавыми, вечно орущими детьми и толстыми усатыми женами, тащащими обычно в руках тюки с цветными панталонами «шисты шерст»:
- Эдик! Каринэ! Хачик! Армик-джан! Куда (это мужу), потерял их, идиот! Ваймэ! Минэ сичас инфаркиты будэт, слющщий!
Вот среднеазиаты в халатах в любую погоду:
- СУМэ гидэ? ГУМэ гиде? Балалар дукен гидэ?
А вот стайка щирых хохлов у выставки какого-то московского художника-авангардиста:
- Дывысь, Галю! Шо ж цэ такэ? Гарбуз, чи шо? – и тычет в картину, на которой написано «Женщина, полощущая белье». Женщина стоит спиной к зрителю и действительно полощет в речке белье, только она, почему-то, голая, видно, жарко. А естество, что на переднем плане, (или, скорее, на заднем?) действительно такое рясное да румяное, что с первого взгляда напоминает арбуз.
- Та ни, Мыкола, - ответствует Галю, присмотревшись, - то ж жопа! Тьфу! С глузду воны зъихалы, чи шо!
Шумит Арбат, раскинув свои сети для приезжих. Никто не уйдет отсюда без подарка или сувенира, а и не купишь ничего, так все равно наберешься впечатлений на всю обратную дорогу. Да и потом, в городах и весях долго еще будут звучать, порой и с изрядными привирушками, рассказы о диковинной столичной улице, а благодарные зрители, раскрыв глаза и развесив уши, будут перебивать рассказчика изумленным:
- Да тты ччо!
Там же встретил Уан-Зо-Ли. Может, помните, стабильно играл китайских негодяев во многих эпизодах, таких, например, картин, как: «Чрезвычайное происшествие» («ЧП») про танкер «Туапсе», «Поговорим, брат!» - советский романтический вестерн про гражданскую войну на Дальнем Востоке. Подошел, разговорился. Тот приторговывал на Арбате своими - удивительной красоты - миниатюрами в стиле го-хуа (как потом растолковал мне друг – го-***ст Александр Крахин). «Нужда заставила», - признался актер. - Кино в последнее время чахнет, да и я уже старый».
Короче, Арбат надо видеть и почувствовать, почувствовать не сразу, постепенно, как чашечку хорошего кофе, отхлебывая маленькими порциями и смакуя каждый глоток и ощущая в горечи напитка романтическую экзотику далеких и неведомых стран…
А в самом начале Арбата, словно нос океанского лайнера, разрезающий московские улицы, - ресторан «Прага» с его погляделками выхода после званого ужина иностранной знати к своим авто:
- Машину французского посланника - к подъезду!
- Машину временного поверенного в делах Республики Буркина-Фасо – к подъезду!
- Лошадь Пржевальского – к подъезду!
И – завистливое, зрительское, изумленное, но не злое:
- Вот же живут, суки!
В том же здании, правее, ближе к выходу на Калининский, чудесная то ли столовая, то ли кафе, где делают вкусняцкие настоящие(!) бараньи котлеты и не менее отличные мини-эклеры – мечту сладкоежки. Всегда не преминул отобедать там. Кафе «Врубель», как шутил я сам с собой. В смысле, здесь можно было плотно закусить, не выйдя из лимита рубля. В этой кафешке частенько столовалась московская беднота – цены прельщали. Помню, как-то раз, проголодавшись, я взял пару котлет и два эклера, и только приступил к трапезе, которая (был там и свой минус) всегда проходила в полуфуршете, так как есть приходилось стоя, за высоконогими столиками с мраморными столешницами. Так вот, говорю я. Только, стало быть, начал я вкушать любимое блюдо, как вижу у окна, напротив благообразную московскую старушку в старорежимной шляпке и вязанной потрепанной, но чистенькой кофте. И стоит та старушка и, потупив лицо, на котором я, к удивлению, вижу следы дешевого, но неплохо наложенного макияжа, собирает со стола кусочки пищи (нетронутой!) и, принеся от кухни стаканчик компота, все это неторопливо ест.
- А ведь бабульке не стыдно! – думаю я, глядя на нее.
Старушка, видимо, ловит не только мой взгляд, но и мысли:
- Нисколько не стыдно, молодой человек! – говорит она негромко. - Это государству должно быть стыдно за мою пенсию в пятьдесят пять рублей за вычетами. А я ведь всю жизнь протанцевала в Большом! И теперь, в свои восемьдесят четыре, живу одна и вынуждена питаться таким вот образом!
- Правда? – удивляюсь я ее возрасту и всему остальному.
- Горькая правда, - говорит старушка. - Представьте, танцевала рядом с Улановой! – глаза ее наполняются слезами воспоминаний. – Слушала самого Федора Ивановича Шаляпина. Не в Москве, правда, а в Кисловодске. Так случилось, что одно лето я была там на водах и жила с ним в одном доме.
- Вы не поверите, - говорю я удивленно, - но я сам из Кисловодска! Мало того, я родился и 17 лет прожил на улице Чкалова, где останавливался певец! У нас дома даже был портрет Шаляпина с его автографом.
- Да, что вы! – восклицает старушка. – Ну да… Улица Чкалова? Тогда она, наверное, называлась по-другому. Ах, молодость, молодость…
- Я не обижу вас, если предложу вам котлетку и пирожное? – спрашиваю я робко.
- Нисколько, юноша! Я разучилась стесняться. Дай вам бог здоровья, а в будущем – счастливой и сытой старости…
Я выхожу из столовой на Калининский проспект. Прохожу мимо родильного дома имени Грауэрмана, куда Шарапов из «неизмененного места встречи» отнес ребенка-подкидыша, и думаю, по аналогии, о только что случившемся диалоге со старой москвичкой: какие все-таки удивительные встречи подкидывает нам жизнь!
Вот и Калининский, с его высотниками-книжками и многочисленными супермаркетами типа «Новоарбатского», в котором во время оно, кажется, отоваривалась вся страна. Вот уютное «вкусное», но дорогое кафе «Валдай» с фирменной бастурмой, которую довелось и нам отведать всей семьей. А вот какая-то лесенка влево и вниз, в переулок. А это что? Ага, театр-студия при театре Вахтангова! Ба, да вот он и сам -

ТЕАТР ВАХТАНГОВА

Да, это он! Я, оказывается, зашел к нему с Калининского. Так я впервые познакомился, пока лишь снаружи, с одним из известнейших театров страны. И в тот приезд, по-моему, так в него и не попал. Рассказ мой о другой встрече с «Вахтанговым».
Лето. Жара. Межсезонье. Но для истинных театралов календарь - не указ. А поэтому я подхожу к театру без всякой надежды на билет. Потому и вид у меня не театральный: джинсы, майка, сумка. Вдобавок ко всему – пакет топленого молока, а в сумке – батон. Потрапезничаю, думаю, как проголодаюсь. Ну, а может, чем черт не шутит, и билеты достану. Впрочем, понимаю - это вряд ли. Потому как, потолкавшись в толпе страждущих, не вижу ни одного предложенного билетика, а на окошечке кассы, похоже, даже паутина образовалась. Смиряюсь с судьбой и иду в обратном направлении. Вижу служебный вход в театр, а напротив него, через дорогу, ремонтируется какой то магазинчик на первом этаже. Там же уютный невысокий металлический парапетик, на который я, с устатку, и сажусь. А не куснуть ли? Только собираюсь вытащить батон, как вижу, что из дверей служебного входа выходят трое мужчин, среди которых один седой, с характерным горбоносым профилем. Евгений Симонов, главный режиссер театра, услужливо подсказывает память. Сменил своего папу Рубена на этом посту. С ним двое молодых актеров театра. Рассуждают о простуде мэтра. Тот покашливает, уверяя, что в понедельник он будет в норме. В это время подъезжает авто, ведомое… ну, да, тощей, но стройной Юлией Борисовой! Прима закрывает дверцу на ключ, снимая зачем-то и кладя в кабину зеркальце заднего вида. Затем здоровается с мэтром и коллегами и, уловив нить разговора, рекомендует Симонову воспользоваться каким-то чудодейственным средством от простуды, которое есть только в центральной аптеке на ул. 10 лет Октября. Все входят в театр. Подъезжает и бибиканьем разгоняет толпу безбилетников, кучкующихся у служебного входа, машина обладателя самого бархатного баритона Союза и «Идиота» по совместительству – Юрия Яковлева. Народный артист – вот хохма! – тоже снимает зеркальце, но почему-то уносит его в портфеле! Подъезжают Лановой с Купченко. Василий черкает девицам автографы на каких-то книжках, Купченко входит в театр. Позади меня кто-то громко сопит. Ба! Да это же «Пан Спортсмен» из «Кабачка 12 стульев» - актер Юрий Волынцев! Ну и видок у него! Потертые, правда, фирменные – Wrangler – джинсы, живот навыкате из линялой футболки, небритый. В руках – портфель «Мечта командировочного», килограмм на 15, из которого торчит уголок махрового полотенца. Морда красная. Из бани, что ли? Или поддатый? В кино и на сцене чаще всего валяет дурака. (Через десяток лет его дочка под псевдонимом Ксения Стриж тоже будет валять дурака на Центральном телевидении. Пока же она ходит пешком под стол.). Переходит дорогу, здоровается с Лановым, который, вы будете смеяться: в это время снимает зеркальце заднего вида! Да что за оказия! Уходят…
Еще несколько запоздалых актеров калибром помельче, пешочком… Наступает затишье. - А не дернуть ли теперь молочка с крендельком? – думаю я сам себе. – А и то – дернуть!
Откусываю уголок треугольного пакета, вгрызаюсь в кренделек, то бишь булочку, и вдруг, чувствую, меня кто-то пасет! Тайно пасет! Не вижу пока кто и откуда, но – бесспорно – пасет! Что за черт? Осторожно запрокидываю голову, якобы для того, чтобы сделать глоток из пакета. Повожу очами, словно безумный Вий, слева направо, цепляя второй этаж театра. Есть! Тяжелая портьера на третьем влево от входа окне второго этажа слегка отодвинута, и оттуда на меня взирают два внимательных глаза. Приглядевшись, понимаю, что смотрят не только и не столько на меня, сколько на машину рядом со мной. А на ней – вот оно что – зеркальце НЕ СНЯТО! Эх, дурилка картонная! Да все они просто боятся, чтобы у них эти зеркала не стырили! Как это я раньше не догадался. А у этого мужика, видно, крыша забарахлила, он и забыл снять! Портьера тем временем раздвигается шире, и я вижу, что мужик с поехавшей крышей – это «бессменный Жуков нашего военного кино» Михаил Ульянов! И он бдит за своей красавицей, волнуется, что это за тип с отмазкой в виде молока тусуется у его любимого авто. Да надо же успокоить мужика! Мужик-то хороший!
Я простираю в сторону машины руку и указательным перстом показываю на зеркальце. Затем на себя и отрицательно качаю головой. Потом последовательно показываю пальцем на свою задницу, рот, булку и молоко – дескать, я тут посижу, потрапезничаю, а машина твоя мне – до фени! Видимо, делаю я это достаточно убедительно, потому что артист смеется, кивает мне и успокоено опускает портьеру….
Булка доедена, молоко, слегка прокисшее, допито. Пора, видимо, и честь знать. Я уже, было, беру ноги в руки, чтобы сделать их в общежитие, как к театру, вижу, прихрамывая, подходит артист Дадыко. Актер в основном эпизодических ролей, но актер хороший. Помню его в роли жандарма-тюремщика Косоротова в «Вечном зове». Решаюсь. Перехожу улицу, соображая, как же к нему обратиться, ведь имени и отчества не знаю.
- Здравствуйте, товарищ артист Дадыко! – не нахожу ничего лучшего я.
- Заслуженный артист, - устало говорит тот и продолжает. – Не могли бы вы быть столь любезны, чтобы провести меня в театр, о котором я бредил в далеком… Город добавить по вкусу. Угадал?
- В общих чертах, - обескуражено ответствую я.
- Угадайте ответ! – предлагает тогда актер.
- Ох, ребята, до чего же вы все меня зае…! – неожиданно для себя выпаливаю я. (Шутка не моя. Это Александр Анатольевич Ширвиндт в ответ на просьбу какого-то провинциального театрала. Цитата двухгодичной давности, подслушана мной у служебного входа Театра Сатиры. Тогда я в него так и не попал).
- О–го-го! – хохочет Дадыко. – Ну ты даешь, студент! Сразил! С кого слепил?
- С Ширвиндта!
- Шура может! Ништяк! Пойдем, проведу!
Он проводит меня служебным входом на галерку и, хлопнув по плечу, растворяется во тьме. Идет спектакль «Дамы и гусары». Дурачатся на сцене Яковлев и Ларионов, Лановой и Карельских. И вновь, как и на Таганке, спектакль – так себе. Но я-то только что просмотрел гораздо более интересный жизненный спектакль с теми же актерами, но только в жизни. И он мне больше по душе. А в антракте иду в туалет и, повинуясь какому-то приказу свыше, почему-то краду четвертинку мыла фабрики «Свобода». В качестве сувенира, успокаиваю я свою совесть. А что, могут же себе позволить красть чайные ложки многочисленные гости на инаугурации американских президентов! И – ничего! Традиция! А тут – мыло! Подумаешь! И потом, я же не умыкнул зеркальце товарища Ульянова!
С тех пор красть театральное мыло стало моей доброй традицией…
 

Лопухи, жирней пшеницы

(Виктораш)
 5  О деревне  2007-01-07  0  1185
Шевельнуло ветром клевер
И пошла волна травы
Кораблём комбайн приметил
Тут ржавеющий с зимы
Островами деревушки
Одуванчиков прибой
Разорённая Россия
Не пришедшая домой
Робинзоном здесь старушка
С нею Пятницей - коза
В чугунке парит картошка
Без которой тут нельзя
Лопухи, жирней пшеницы
Гусь с надломленным крылом
Груда камня, что б молиться
Вместо церкви, над прудом...
 

Щас бы супчику, да с потрошками! ...

(Андрей Сацук)
 24  День строителя  2016-10-18  1  1184

..Двадцать пятый этаж "высотки"
Вырастает в ноябрь стремительно,
Снег, как женские ноги колготки -
Облегает лица строителей.

Ролтон желтый смешав с порошками,
Закричал сварщик Слава Плеткин:
- "Щас бы супчику, да с потрошками!"..
И - бутылочку настоящей водки.

(Про водку - добавил Синицин),
Штукатур соседнего помещения,
Разрезал холодную пиццу
И посмотрел на нее с отвращением.

Леха каменщик, сидя на рее
С усами над губой из инея,
Разгрыз как льдинку вареник
Глянул вниз и сказал, - "Пузырь" с меня!..

Ускакал, как за взяткой прораб Кузьмич
Замотав морду в шарф как скотчем,
Если б он с такой скоростью клал кирпич
Мы бы сдали объект досрочно.

Разлили ровно, сказали тост: - За план!..
Слава Плеткин, стуча кишками,
Рявкнул, мерзлой котлетой заев стакан:
- "Щас бы супчику! Да с потрошками!..

А потом инженер попросил
Сложный шов у фасада заднего,
И Слава Плеткин его варил
Без страховки, на метр от здания.

Минус тридцать... Железо... Кулак в рукав...
Мимо шаг... И... Полет с флажками...
Я у "скорой" спросил: - Что могу, я, Слав!?..
- "Щас бы супчику!.. Да с потрошками!..
 

Булгария* - Беда

(Саша Сидорчук)
 16  День речника  2012-05-02  1  1184
Как я хочу, чтоб в ту волну
Лёг нА борт и пошел ко дну
Круизный гроб с   балластом бед.
Груз тот копился много лет:

Враньё и алчность, глупость, лень,
Законов мертвых дребедень,
Необязательность служак,
Брехня без совести писак.

Убогость, свинство, вандализм,
Рой равнодушных, «пофигизм»,
И, как в России повелось,
Конечно, гиблое «авось».

Но не нашелся тот герой,
Кто бЕды скрыл бы под волной.
А как пускаться за моря
Без капитана, без руля?!

И без войны и без вины
Глядят на нас из глубины,
Рвут наши души, как ничто,
Глазёнки детские:
- За что!?

13 июля 2011 г.

*- «Булгария» - речной круизный двухпалубный дизель-электроход.
Днем 10 июля 2011 года в Куйбышевском водохранилище на Волге он потерпел крушение и затонул.
Трагедия унесла жизни 122 человек, 28 из них - дети.
Как выяснили эксперты, причиной крушения теплохода стало нарушение правил безопасности и низкая квалификация экипажа.
 

Велик и могуч русский языка

(ХИТ)
 2  Русский язык  2008-08-10  0  1184
Велик и могуч русский языка

Президент РФ вчера в программе "ВРЕМЯ", обладая высшим юридическим образованием определил новое направление в юриспруденции, без сомнения эта формула предмет для исследования и, разумеется, блестящей диссертации с рабочим названием "Имперское трактование юридически противоправных действий"

Открываешь вчера «Коммерсант»,
И в осадке-«война миротворческая»,
Так на Первом зовется десант,
Это чьё же такое творчество???!!!

Есть придворных пяток сочинителей,
Но такой не придумать стихиры:
Он вальяжно так, и значительно
Произнес: «ПОНУЖДЕНИЕ к миру….»

10.08.2008
 

Памяти подводников.

(Дальневосточник)
 40  Памятники  2014-03-19  4  1183
А когда час придёт умирать,
Хотя мысли такие гоню,
Мне придётся тогда прошептать:
«Родная, тебя я люблю!»


Дми́трий Коле́сников, российский офицер-подводник,
капитан-лейтенант ВМФ, командир турбинной группы
дивизиона движения (7-й отсек АПРК К-141 «Курск»
(написано за 30 дней до аварии)


Он возьмёт карандаш и, не веря уже в чудеса,
Станет что-то, не видя писать на измятой странице
И, когда их поднимут, получит письмо адресат,
Потому что графитовый стержень воды не боится.

В этих строчках неровных – величие флотской души.
В остывающей лодке, на дне, задыхаясь от дыма,
Капитан-лейтенант, обнимаясь со смертью, спешил
Написать пару строк ожидающей дома любимой.

Взрыв, принёсший несчастье, затих и с волною осел,
Отразившись о дно, до которого около сотки,
Где четвёртые сутки боролся девятый отсек
На убитой, забытой и брошенной атомной лодке.

Отстучала морзянкой по стылому морю беда
О железо железом, потом, не добравшись до суши,
Обессилев, затихла. По лодке гуляет вода,
Забирая в отсеках простые моряцкие души.

Докопаться до правды тяжёлый немыслимый труд.
Осознанье её наступает значительно позже.
А пока «по горячим следам» упоительно врут,
Гляди скорби в глаза адмиральские наглые рожи.

Только подлость и трусость забвенью уже не придашь,
Офицерская честь и достоинство нынче не в моде.
Отбирая мгновенья у смерти, ползёт карандаш,
Оставляя бессмертные строчки в дешёвом блокноте.
 

Ягода-Малина. (Счастье - что оно ...

(Пинни Вух)
 8  Несмешное  2006-05-18  1  1181
Мне про ягоды снился сон,
И вначале, казалось, вещий.
Полагал, что поможет вещи
Разложить лапидарно* он.

Свежих ягод черпая горсть
Собирал я в ладоши думы,
Что часами мешали думать
Неизбежно пускаясь в рост.

Вдоль извилин кривых ветвей
Искушённым ныряя взглядом
Ощущал, что фортуна рядом
И навстречу стремился ей.

Паутиной сплетённых чувств,
По колено в эмоций водах,
Вдоль малины разлапых сводов
Пробирался, судьбу вспугнув.

Разостлав пеленой крыла
Всполошилась судьбы пичуга,
Воспарила над лесом кругом,
Мимоходом мне кров снеся.

Мокрый счастьем не от дождя,
Средь малины, глухой, но сочной
Счастлив был я и днём и ночью
Сам с собой диалог ведя...

*лапидарно - предельно ясно (в данном контексте)

======
Вдо-ГОН-ку:
      Это кто мне всю малину
      Из кустов собрал на спину?
      Учинил кто сей грабёж?!
      Это - прыгающий ЁЖ!
 

Путь

(Леонид Олюнин)
 1  О свободе  2008-11-11  2  1179
* * *
Твой путь земной отмечен Богом,
Неси безропотно свой крест,
А Н*** хочешь быть угоден, —
В водоворот страстей не лезь.
И не пуховые вериги
Прими с надеждою на грудь,
И только лишь в Небесной книге
Ищи для дел и мыслей круг.
И он придет твой час заката,
Придет, его не торопи,
Не минут тела праха пятна,
По праху все-таки идти.
Хоть от ветров отстанешь вешних,
Судьбы валторны вострубят...
Ты человек, и значит — грешник,
И строго спросится с тебя.

* * *
Пока я веду эти строчки,
Чернильная тянется слизь,
Плетется без заморочки
Вялотекущая жизнь.
Но, вдруг, может все изменится:
Внезапно причалит беда:
Будильник с комода свалится —
И стрелкам застыть навсегда;
Куда-то провалятся будни,
Привычные словно пестрядь.
Все это, конечно, будет,
Но стоит ли заострять?

* * *
Река сливается с морем —
Это не смерть ее —
Это новая доля,
Новое бытие.
Уже не ясна, как в колодце,
И далека от сна,
С соленой водой сольется,
Сольется — и не пресна.
И волны будут как горы
Под тучей черней чем дым.
Ты тоже впадешь в море
И будешь совсем другим.

* * *
Зачем тебя сюда послали?
Есть, пить и прочие?.. Гедонизм?
Я понимаю — не из стали,
Не из бетона организм;
Рассчитывает он на долю,
И эта доля — не гроши...
Но главное, в порядке долга,
Не забывай цветов души.

* * *
Деревья весной оживают,
Спешит по стволам сок.
Что будет с тобой - не знаю,
Когда твой закончится срок.
Проснется ли солнечный лучик,
Как радости добрый знак...
А может быть это и лучше,
Что будет потом - не знать.

* * *
Зимнее солнце не греет,
Колет, как иглы строки.
Мы два в куржаке дерева
Возле застывшей реки.
Сколько было обмана,
Глаза застилала муть.
Наверное, и не надо
Ветви друг к другу тянуть.

* * *
Прошлогодняя трава
У обочины.
И надежды, и слова
скособочены.
Подсыхает грязь и слизь —
Мокробровие;
Пробивают прелый лист
Травы новые.
Что напишешь? Оё-ё!
Что останется?
Молодость берет своё,
Старость старится.

* * *
Дикая малина возле пепелища,
Только ветер стылый
Что-то в травах ищет.
Что-то ищет в травах,
Никого не встретит...
Здесь изба стояла.
Здесь смеялись дети.

* * *
Певчие птицы зимою
Где-то в краях чужих,
Там злые вьюги не воют,
Там подходящая жизнь.
Радостно там поется,
Радужность там пьянит.
Мне же не удается
Зиму на лето сменить.

* * *
Падают листья не разом,
Этот упал, тот — кружит;
День листопада расскажет,
Многое обнажит:
Ты и в толпе — одиночка,
Как и пришел - уйдешь...
Нет в небе птичьих строчек.
Мелкий осенний дождь.

* * *
Там где снаряды рвутся,
Где автоматы строчат, —
Чьи-то сердца бьются,
Чтобы вдруг замолчать.
Откинется люк-дверца,
Оттуда повалит дым...
Это умолкшее сердце
Может стать и твоим.

* * *
Кажется все объяснимо,
Свежая голова, —
Ясный и четкий снимок,
Не кудреваты слова.
Время сочится сквозь пальцы,
День новый взглянет в окно:
Четкость, увы, расплывается
Синим чернильным пятном.

* * *
Таких не придумаешь строчек,
И красок таких не найдешь:
Дыхание белой ночи,
Реки предрассветная дрожь;
И листья, и травы, и берег,
Косынка рассвета вдали, —
Срисуешь, и все это блекло,
В какой-то словесной пыли.
В рифмовке заматереешь,
Средь красок — дока прямой...
Выдать ты не сумеешь
Лучше природы самой.

* * *
Мы уже — навсегда,
Нам с тобой до конца,
Хоть какая беда —
Из любого ларца;
Из камор, из палат,
Где разрушен покой.
Нам уже не порвать
Тонкой нити такой.

* * *
Говорить о любви?
Ты ждешь эти слова?
Нет, они не забыты —
Ты не права.
Неужели глаза —
Не отчетливей слов?
Улыбнись, и не хмурь
Неприветливо бровь.

* * *
Мы сменили кого-то,
Сменит кто-то и нас;
Все мы дети полета,
Неизведанных трасс.
И не в хаос, а в космос
Нам прочертит маршрут.
Вот поэтому звезды
Так чудесно цветут.

* * *
Не надо бояться ночи.
А чем она хуже дня?
Ты отдохнуть не хочешь?
Ветер тебе родня?
Тебе только тучи сестры?
Тебе только гром брат?
Столетние падают сосны,
Листву пробивает град.
Пусть будут и тишь и ветры,
И тучи рваные в клочья;
Не надо бояться вечера,
Не надо бояться ночи.
 

литературно- критическая статьяО ...

(Карамов С.К.)
 4  Несмешное  2007-06-17  3  1178
Литературно- критическая статья «О юморе и сатире».
      Карамов С.К, член Союза писателей России, московской
      городской организации Союза писателей России, Международной Ассоциации   Писателей и Публицистов. Статья напечатана в журнале "Страна"Озарение", 2007г., на сайте: www.proza.ru
   Сатира, как я понимаю, трудный жанр, не всякому автору он посилен. Может, поэтому у нас так мало сатириков? Я имею в виду настоящую сатиру, а не тех авторов, выступаюших на разных юмористических телеконцертах и телепередачах, где почему-то называют выступающих писателей не юмористами, а сатириками! Лично я стараюсь не смотреть разные юмористические концерты вроде «Кривого зеркала», юмористические телешоу, реалити - шоу вместо показа настоящей нашей жизни. Да, ранее я смотрел с большим интересом в конце 80 годов программу «Вокруг смеха», где не было пошлости, бесстыдного юмора… Тогда я радостно ждал выступлений таких писателей, как Горин, Жванецкий. Кстати, и Горин, и Жванецкий, являются настоящими писателями- сатириками!
   Я долго думал: стоит ли писать эти строки, кому всё это нужно, многие разницы в жанрах не поймут, как не понимают различия между юмором и сатирой отдельные редакторы в издательствах, писатели и организаторы ряда юмористических телепередач и концертов. Но когда я прочитал на сайте www.proza.ru ответы одной известной поэтессы, решил написать эти строки. Эту поэтессу спрашивал один автор: почему сейчас так трудно опубликовать книгу и издательства почему-то не хотят или просто боятся печатать сатиру, предпочитая печатать всякое « чтиво в метро», всякие женские иронические детективы и фэнтези? Автор тогда весьма удивился ее ответу: « А вы попробуйте публиковаться в «Литературной газете»! А если будет трудно, то побольше секса, побольше секса прибавьте!» Как понимаю, сработало тоже шаблонное мнение, что сатира и юмор - одно и то же! Может, из-за еженедельного показа разных юмористических программ по телевидению, которые почти всем надоели, путают сатириков и просто юмористов, а издательства отказываются печатать сатиру, говоря, что они юмористических книг не печатают? Кстати, заметили, может быть, что одновременно с увеличением у нас в стране ряда катастроф, пожаров, убийств, виртуальный хохот в эфире увеличивается?..
   Представляете себе Гоголя или Салтыкова- Щедрина, выступающих вместе с артистом Петросяном на концерте «Кривое зеркало»? Или вместе с артистом Галкиным?
   Очень часто разные авторы ошибочно считают сатирой то, что даже до юмора не дотягивает. Говоря так, я отнюдь не считаю юмор менее трудным жанром, чем сатира: рассмешить тоже не всякий умеет, причем, рассмешить без употребления всякой похабщины! Но одно дело - просто смешить, мило пожурить или по-отечески посмеяться над чем-то, а совсем другое дело, когда доходит до негодования и отвращения сатирика к какому-либо отрицательному явлению.
   С а т и р а ( латин. satira, от более раннего satura- сатура, буквально- смесь, всякая всячина), вид комического; беспощадное, уничтожающее переосмысление объекта изображения, заканчивающееся смехом откровенным или подспудным; специфический способ художественного воспроизведения окружающей действительности, раскрывающий ее, как нечто несообразное, отрицательное с помощью смеховых, обличительных образов.
Сатира - доведенное до абсурда несоответствие между видимой формой явления и его внутренним содержанием.
   Здесь можно и нужно вспомнить изречения классиков:
«Сатира есть нечто иное, как зеркало, представляющее дурные или смешные стороны общества или части общества в данную минуту. Сатира есть обвинительный акт со
смешной стороны». А. К. Толстой.
«Юмор- то когда страшно смешно, сатира - когда смешно страшно». Ежи Лец.
«Сатира - своеобразное зеркало, в которое каждый, кто смотрит в него, видит любое
лицо, кроме собственного». Дж. Свифт.
«Сатира должна быть колкою и веселою». Вольтер.

      -2-
Сатира как бы двусюжетна: комическое развитие событий предопределяется какими-то драматическими или даже трагическими явлениями в «подтексте».
Сатиру можно назвать средством общественной борьбы. Эстетическая задача сатиры - пробуждать воспоминания о прекрасном, добре, истине, красоте, оскорбляемыми глупостью, низостью, разными пороками. Провожая в «царство теней всё отжившее»,
как писал М.Е. Салтыков- Щедрин, духовно «пристыжая» и очищая смеющегося, сатира защищает положительное в жизни. Как писал Ф. Шиллер: « в сатире действительность, как некое несовершенство, противополагается идеалу, как высшей реальности». («О наивной
и сентиментальной поэзии»). Но идеал сатирика виден через « антиидеал», т.е. через смехотворное его отсутствие. Сатирик создает свой объект осмеяния, свой отрицательный образ, наделенный высокой степенью условности, достигаемой специальным авторским искажением действительности с помощью преувеличения, заострения образа, гиперболи-
зации или гротеска. Персонаж здесь что-то вроде олицетворенного логического понятия
(Органчик у Салтыкова- Щедрина), а сюжет, как система интеллектуального общения с читателем, переведенная на художесвенную ткань произведения( «Кандид» Вольтера, «Путешествие Гулливера» Дж. Свифта). Иногда сатира высмеивает не какое-то общественное явление, а ущербную личность, описывая и высмеивая природу зла («Господа Головлевы» Салтыкова- Щедрина, «Ярмарка тщеславия» У. Теккерея). Правдоподобное неправдоподобие представляет собой пародийно- ироническое повествование с массой мистификаций, театрализованными ситуациями. Она нередко смыкается с юмором, например, у Ч. Диккенса, хотя нельзя назвать этого писателя сатириком; просто у каждого писателя иногда можно найти в его произведениях и юмор, и пародию, и сатиру, и ряд трагических или трагикомических эпизодов.
   Еще в античные времена сатира зарождалась, когда искусство носило синкретический характер, создаваясь из народных игр, разных культов и обрядов. Создается на основе фольклора сатирическая драма, древняя аттическая комедия и пародия на героический эпос («Война мышей и лягушек»). Можно дальше вспомнить сатиры Горация и Ювенала. Во времена средневековья развился площадный эпос, анекдот. Иногда сатирические эпизоды есть в таких произведениях, как «Декамерон» Дж. Бокаччо, «Гаргантюа и Пантагрюэль» Ф. Рабле, «Дон Кихот» М. Сервантеса, в комедиях У. Шекспира); эти эпизоды осмеивали разные идеи, противостоящие миру и гуманизму. В классицизме появилась настоящая сатирическая комедия уже в определенной свойственной именно ей форме (Мольер),
также стихотворные формы сатиры (басня).
   Позднее социально- сатирический смех Мольера продолжил как бы свое развитие в комедиях Бомарше, Шеридана. Сатира философски осмысливала несовершенство общественного строя, многого в обществе, что можно было прочитать в произведениях Д. Дидро, Вольтера, Монтескье, Свифта. Но позднее сатира проникает в разные прозаические жанры (Ч. Диккенс, У. Теккерей. Сатиру использовали в своих произведениях М. Твен, А. Франс, Г. Уэллс, К. Чапек, Я. Гашек, Б. Шоу, Г. Честертон, Г. Манн, Б. Брехт. Эти авторы обличали различные социальные пороки общества, тем не менее надеясь на лучшее. Сатира модернизма была посвяшена проблеме «отчуждения» человека в буржуазном обшестве, тоталитарном или авторитарном режимах. Сатира в произведениях некоторых авторов (О. Хаксли, А. Азимов, К. Воннегут) сопрягается с научной фантастикой.
   В русской литературе сатира впервые отобразилась в сатирической повести конца 17 века. Сатирические образы создавали в своих произведениях Д. Фонвизин, А. Кантемир, А. Радищев. Басни И.А. Крылова, сатирические стихи Г. Державина, А.К. Толстого до сих пор читают миллионы людей во всем мире, являясь началом расцвета сатиры в России. Достаточно вспомнить комедию «Горе от ума» Грибоедова, которая насквозь пропитана
сатирой и имеет целый ряд сатирических персонажей, а выражения и афоризмы некоторых героев комедии известны до сих пор и нередко применяются в жизни.
      -3-
Позднее в советское время Маяковский пишет свои комедии «Клоп» и «Баня», Гофман- «Тень» и «Голый король», Ильф и Петров свои сатирические романы «Золотой теленок»
и «Двенадцать стульев». М. Булгаков пишет сатирические рассказы, фельетоны, повести, которые читают до сих пор и которые будут пользоваться успехом очень долго!
   Сатира проникает в театр и кино. Часто в театрах показывают комедии Мольера, Шескпира, Бомарше, Булгакова. Кинокомедия, как жанр, сформировался в начале 20 годов прошлого века. До сих пор зрители с удовольствием смотрят подлинно сатирические ленты: «Новые времена», «Диктатор» Ч. Чаплина, советскую кинокомедию «Праздник святого Йоргена».
«Для того, чтобы сатира была действительно сатирою и достигала своей цели, надобно, во- первых, как писал Салтыков- Щедрин, чтобы она давала почувствовать писателю тот идеал, на которого отправляется творец ее, и, во-вторых, чтобы она вполне ясно сознавала тот предмет, против которого направлено ее жало».
   Комическое в жизни - это явления внутренне противоречивые, в которых мы замечаем их несоответствие тому, на что они претендуют! Смех вызывается тем, что мы обнаруживаем мнимость соответствия формы и содержания в данном явлении, что разоблачает его внутреннюю неполноценность. Юмор вскрывает эту неполноценность, подчеркивая противоречия. Смешно несоответствие цели и средств, выбранных для ее достижения, несоответствие действий и результатов, несоответствие анализа и выводов, несоответствие содержания и формы. Чаплин в фильме «В банке» говорит своему соседу, что у того плохой вид, и далее просит его показать язык. Когда тот язык высовывает, то оказывается это нужно было Чаплину, чтобы наклеить марку на конверт. Контраст между внешним отношением Чаплина к соседу и внутренней ее причиной, скрытым желанием Чаплина, контраст между простой целью и нелепыми средствами ее достижения, вызывает смех.
   Юмор в искусстве является отражением комического в жизни. Он усиливает это комическое, обобщая его; мы наблюдаем в искусстве, в частности, в литературе, особый тип образа - юмористический. Мы смеемся над мелкими недостатками, т.к. видим, что эти недостатки неопасны, безвредны. Еще Аристотель писал:» Смешное- это какая- нибудь ошибка или средство, не причиняющее страданий или вреда… Это нечто безобразное или уродливое, но без страдания». Писатель- юморист   с и м п а т и з и р у е т    тому явлению или образу, о котором пишет, но показывает в то же время его частные недостатки ( как пример юмористического образа, может быть мистер Пиквик у Диккенса). Юморист менее резок, чем сатирик. Сатирик негодует, гневен, а юморист мягок, слегка посмеивается. Юморист и сатирик выступают против человеческих пороков, слабостей, но чувство юмориста лишь иногда может возвыситься до трагической скорби, а гнев сатирика
доходит до грустной насмешки и саркастического хохота!
Если же недостатки явления уже не дают возможности симпатизировать ему и оценка ее должна приобрести более суровый характер, мы видим усиление отрицательного начала в юмористическом образе, происходит здесь переход от юмора к   с а т и р е!
   Промежуточными, переходными формами между ними являются ирония и сарказм. Юмор- это просто ш у т к а! Ирония- это уже насмешка, основанная на чувстве превосходства одного перед другим, к которому он обращается, и в иронии скрыт обидный оттенок. Ирония приписывает явлению то, что ему недостает. Лисица говорит ослу:» Отколе, умная, бредешь ты, голова?» Смешно здесь то, что ум приписывается тому, у кого нет его,- ослу! Под сарказмом можно понять злую иронию. Сарказм диктуется уже гневом автора, который вызывается отрицательным явлением или фактом. Если юмор есть отражение частного, второстепенного, то сатира есть отрицание общего. Именно здесь нужно искать различия между сатирой и юмором. Юмор показывает второстепенные недостатки, над которыми можно лишь слегка посмеяться, а сатира, отрицая явление, с помощью преувеличения показывает несоответствие этого явления, алогизм,
      
      -4-
несообразность жизни с целью (Рабле, Свифт, Гоголь, Щедрин). Несоответствие явлений жизни тем требованиям, которым они должны соответствовать, доходит до полного их отрицания. Писатель вскрывает внутреннюю противоречивость различных явлений жизни, доводя их до предела нелепости («История одного города» Щедрина, «Путешествие Гулливера» Свифта).
Сатирический образ- это образ, который стремится к отрицанию явлений жизни путем доведения до предела комизма, нелепости. В качестве примера можно привести стихотворное произведение « Сон Попова» А.К. Толстого. Несмотря на шутливый сюжет
( чиновник Попов оказался на приеме у министра без брюк), произошедшая нелепость обнажила суть явлений: вместо министра, делающего вид, что он весьма либерален, произнося прогрессивные речи, стал виден злобный бюрократ. Здесь Толстой, построив сатиру на чисто внешней нелепости, описал и высмеял бюрократически- полицейский режим царской России.
    Сатирический образ- это отрицательный образ, а не положительный, которого можно только пожурить или слегка посмеяться над ним. Можно слегка посмеяться над чересчур боязливой бабушкой, постоянно делающей замечания своему внуку, можно слегка посмеяться над пьяницей. Сатирический образ может смешить, вызвать иногда смех, но здесь смех переходит в н е г о д о в а н и е сатирика, этот образ отталкивает и ужасает читателя! В комедии положений смешны случаи, когда герои внезапно падают, бросают друг в друга тортами и т.д. Писатель- юморист с улыбкой доносит до читателя эти эпизоды. Смешон герой Чаплина в фильме «В банке», как и его остальные герои немых фильмов. Но когда Чаплин изображает Гитлера и подбрасывает глобус вверх, играя с ним, как с мячом, здесь не до смеха и симпатизирующей герою улыбки юмориста - здесь подчеркивается неполноценность героя, его несбыточные и сказочные мечтания и здесь сатирически высмеивается данный персонаж. Крайними средствами заострения сатирической мысли являются гипербола, гротеск, которые помогают сатирику выразить свое отношение к действительности. Отрицательный персонаж раскрывается как сам по себе, так и в гиперболических зеркалах, наведенных на него автором.
Сатира направлена против безобразного, отвратительного, отрицательного! Не могут вызвать улыбку такие отрицательные образы, как Иудушка Головлев Щедрина, Тартюф Мольера. Надо у м е л о пользоваться имеющимися возможностями автору, не смешивать сатиру с юмором, а фельетон со сказкой. Сатира, как наиболее острая форма обличения действительности, неприменима и вряд ли может использоваться в случаях, когда достаточно только улыбки! Когда автору достаточно лишь улыбнуться и слегка посмеяться, не доводя ситуацию до резкого саркастического и гомерического хохота! Глупо совсем, как я считаю, пытаться пользоваться громадными возможностями сатиры, ее жанрами для описания какого-то пьяницы, строгих мамаш с детьми, грубых продавщиц в магазине. Начинающий юморист или сатирик может, конечно, не писать сразу повесть или роман, а написать краткий рассказ, стихотворение или фельетон. Но если вы написали рассказ не более 1 страницы, не будьте так самонадеянны, что вы – новый Антоша Чехонте. Да, все помнят его известное выражение о краткости, его короткие рассказы, но наличие этой сестры- краткости должно подразумевать, что у автора еще есть и талант, что самое главное!
В самой сатире есть немало жанров. В лирике - это эпиграмма, фельетон, стихотворение, эпосе - басня, памфлет, фельетон, сатирический рассказ, анекдот, сатирическая повесть, сатирический роман, в драме - скетч, фарс, водевиль, сатирическая комедия. И не надо путать эти жанры, повторяю… В отношении стихотворных жанров хочется привести в качестве примера ряд эпиграмм. Вот здесь авторам, которые не хотят много писать, пишут только 1-2 страницы, можно развернуться! И прочитать короткую эпиграмму Сергея Смирнова «Вельможа»:
      «Руководил-
      -5-
      

      Рукой водил:
      Мол,
      «Мы - умы,
      А вы - увы!» ( Cмирнов С. «Веселый характер». Лирика, короткие басни, эпиграммы, песни, литературные пародии. М., 1963г., с. 220).
   Какая тут блистательная игра слова, какая прекрасная ирония, а написана эта эпиграмма не сейчас, когда все сразу осмелели, открыто говорят, а в 1963 году!
   А его лаконичная эпиграмма, посвященная этической теме: « Ханжа» (1972г.):
      «Я - за!-
      в глаза
      сказал Ханжа,
      А за глаза
      зарезал
      без ножа».
    А теперь мне хочется спросить читателей: вам нужно только бездумно смеяться, смотря надоевшие многим частые юмористические телеконцерты и разные юмористические шоу? Смех без причины - признак дурачины, как гласит народная мудрость… Так как разные исполнители на этих концертах ставят себе цель - во что бы то ни стало рассмешить зрителей, заставить их смеяться любой ценой! Пусть даже не будет никакой мысли, только один пошлый юмор! А помните выражение одного тирана: « Жить стало лучше, жить стало веселей!»? И как тут нам не упомянуть о количестве горя в стране (постоянных катастроф, убийств, пожаров, постоянной инфляции, разных проблем, обвалов жилых домов, реформе ЖКХ, в народе называемой реформой по очередному повышению оплаты жилья, ипотеке- кабале на всю жизнь) и увеличивающемся виртуальном хохоте в эфире! Но, как я думаю, многим не нужна постоянная тупая развлекаловка (хотя умные люди, ранее в годы застоя читавшие между строк и пользующиеся нередко эзоповым языком понимают, что специально нам всем показывают побольше юмористических программ и побольше разных концертов вперемежку с новостным официозом, который подается очень выборочно, дозированно: устраняется всё то, что можно прочитать только в одной честной газете «Новой газете» и показывается постоянно одна наша громадная партия и наша дорогая и уважаемая власть, чиновники, военные, потом снова на другой программе чиновники. депутаты и военные!),- им нужна сатира в традициях Гоголя, Салтыкова- Щедрина и Булгакова, которой нет или которую по разным субъективным причинам не хотят печатать! Ведь издательства не хотят портить отношения с властями, во- первых. Во- вторых, издательства уже приучили своего читателя к тонким книжечкам в дешевых картонных переплетах, разным женским ироническим детективам, которые автор метко называет «чтивом в метро, чтивом на один день»! Если есть успех у подобных издательств, если пиплс покупает сей товарный продукт (я умышленно не назвал слово «книга», так как не считаю эти книжечки на один день книгой в подлинном смысле этого слова!), то зачем же издательствам печатать что- либо иное? Они тогда будут штамповать и дальше это «чтиво в метро», а мы будем вынуждены смотреть быдловые юмористические телепрограммы, как надоевшие многим наши мыльные оперы (если не хочешь их смотреть, есть только одна альтернатива - выключить свой телевизор!)…И совершенно прав писатель и журналист Д. Быков, который писал, что наша действительность просто соскучилась по сатирическому роману, которого нет, к сожалению. Я позволю себе здесь привести коротко его слова: « В истории развития русских жанров зияет огромная дырка. На этом месте в небе должна быть звезда под названием «сатирический роман». Его у нас нет…Современная русская действительность плачет по сатирическому роману, ибо ни в каких других формах воплощена быть уже не может. Всё стало смешно - настолько смешно, что хочется
      -6-
послать в задницу любую политкорректность…» (Д. Быков, 25 января 2002г). Всё
смешно, автор здесь полностью согласен с писателем Быковым: и наши депутаты,
покорно поднимающие руки и покорно голосующие за законы, торопливо ходящие по рядам, голосуя сразу за многих своих отсутствующих коллег, которые где-то трудятся
на стороне; и наши телепрограммы, которые надоели и которые смешны все до одной, не только юмористические телепрограммы, где, чем глупее, тем лучше!; смешны наши важные телеведущие, послушно читающие заготовленные для них кем-то тексты и повторяющие чужие слова, как говорящие попугаи; смешны разные наши политтехнологи, думая, что их «технологии» кому-то нужны и интересны, как и их телепрограммы (кстати, знает ли наш читатель, что на Западе нет слова «политтехнолог» - это сугубо наше кондовое изобретение, наше кондовое слово из новеньких наших «изобретений»!); и смешны наши нацпроекты сверху без обратной связи со своим народом, для которого и трудятся наши «слуги народа»… Перечислять дальше или не стоит?! Может, именно по всем описанным причинам у нас нет и не будет сатирического романа?! И у нас будут постоянно путать сатиру с юмором?..
   «… хочется послать в задницу любую политкорректность…» (Д. Быков, 25 января 2002г).
 

ВРЕМЯ РОССИИ ГРЯДЁТ!

(ЮРИЙ ИВАНОВ)
 76  День России  2015-06-12  6  1177
Богом забытая улица,
Богом забытый народ,
Все предсказания сбудутся,
Время России грядёт.
Святость жива и поныне
Лгать не умеют глаза,
В каждой российской хатине
В красном углу - образа.
Здесь возродится духовность,
Мыслей оковы круша,
Всё на Руси лишь условность,
Свята здесь только душа.
Только её, горемыку,
Мы пронесли сквозь века,
Только душевному крику
Сердце внимает пока.
Верю в Россию, как в Бога,
Верю везде и всегда,
Вера укажет дорогу,
Как Вифлеема звезда!
 

Ехайте!

(bakonik)
 26  Несмешное  2005-06-09  5  1177
Вы уезжаете?… Ехайте, ехайте!
Ну и подумаешь, ну и не жаль!
Я тут как будто бы, вовсе и нехотя,
Так что и нечего воображать!

Я тут гуляю совсем не по поводу,
Просто опять развязался шнурок,
Просто у нас с половины второго - до
Трех двадцати отменили урок.

Кузов машины, - как пасть у чудовища,
В кузове - фикус, трюмо, абажур,
А, между прочим, я много чего еще
Знаю, но фигу чего расскажу!

Все - таки поездом хуже, чем по н***
И в самолётах дают лимонад,
А, между прочим, я много чего- нибудь...
Ну, например, про хламидомонад.

Ну и подумаешь, ну и не хочется!
Скрипы качелей, июль, тополя,
Ваше Высочество,
Наша песочница,
Вашего зодчества
Создана для.

25.01.1999г.
 

дорога

(VNI)
 6  Про дороги  2006-07-03  2  1176
Дорога в небо.. Ветер в спину
Срывает нас и дальний путь
Когда нибудь, Ты Все покинув
Пойдешь искать по жизни суть

Не исчезающая боль
Одной судьбы, две половинки
И мы играем, чью то роль
Слова, заевшие пластинки

Вновь предаем свою любовь
А променявши, просто плачем
Гори же Все оно огнем !
Хочу я жить не так. Иначе.
 

Незаданность

(bakonik)
 5  Про 8 марта  2005-03-05  2  1176
8-е Марта. Лист календаря
над банкой шпрот (- ну, засыхают шпроты!),
А выпито - на три монастыря,
За дам, без дам (специфика работы).
И далее, по правилам игры -
Дебило-либидовые легенды,
Я улыбаюсь вежливым «Гы-Гы»*
(Я, просто, этот, бл#дь, - ынтилигентный.)
И думаю, уставившись в окно,
О таинстве, что нас водило за нос,
Да, многими, мне не было дано,
Спасибо, Господи, за данную неданность!

* - Вежливо заимств. у Zamora.
 

ПЯТЬ ПО ЧЕТЫРЕ

(Николя Бузотэр)
 56  О жизни  2012-05-06  6  1174
***
Лишь догорит вечерняя заря,
И засияет месяц в небе звёздном,
Уйду туда я, где ничто не зря,
Всё нипочём и никогда не поздно.

***
На вопрос, как житьё-бытьё?
Я отвечу: - Покуда пашем,
Хотя годы берут своё,
И всегда непременно с нашим.

***
Кем быть я знать имею право,
Коль мне написано судьбой,
Но быть пришлось самим собой,
Поскольку писано коряво.

***
Проходит день, проходит год,
Пройдёт и жизнь попутчица,
И старость не спеша, пройдёт,
А дальше как получится.

***
Слова, тире, пробелы, точки,
В итоге, так или иначе,
Все ненаписанные строчки,
Считаю творческой удачей.
 

Острова бродячих собак

(Лина Макс)
 58  Про собак  2013-04-11  4  1172

В океане тепла и света,
Хоть пугайся,хоть рядом ляг,
На асфальте, весной согретом,
Острова бродячих собак.

У природы свои законы,
И природа всегда права.
Ты не тронешь - тебя не тронут,
Грейся,псина, пока жива!

Проходи, куда шел,прохожий!
По делам или просто так...
Все же дикие,звери все же
Острова бродячих собак.
 

ЕСЛИ ЖЕНЩИНА ПЛАЧЕТ

(Хи-хи (Наталья Дроздова))
 30  Слёзы  2015-08-28  0  1171
Если женщина плачет,
Пусть даже она не права,
Вытирайте ей слёзы,
На пальцы-ледышки дышите!
Или… Можно иначе –
Спешите её целовать,
Позабудьте о прозе –
Стихи о любви ей шепчите!

Если женщина плачет…
Конечно, она не права.
От бессилья рыдают,
И часто – от колющей боли…
Не решайте задачек
И не подбирайте слова –
Обнимите, вздыхая,
И высохнут капельки соли…
 

Мой тонкий мир

(LaWanda)
 51  О жизни  2015-03-15  3  1171

Мой тонкий мир, доверчивый и хрупкий,
Болеет от холодного. В него
Вторгаются без спроса и без стука,
Клишируют эмоции, поступки,
Учитывая опыт вековой.

Мой тонкий мир, задумчивый и древний,
Никем не расшифрованный пока,
На целый шаг опережает время…
Живёт, не принимая отражений
От мутных и неискренних зеркал.

Мой тонкий мир, искусственно послушный,
Надеется — закончится цейтнот,
И кто-то из потока равнодушных
При помощи оптической игрушки
Все тонкости увидит и поймёт.
 

Смотрит Жизнь свысока

(Игорь Матросов)
 70  День Автомобилиста  2013-06-17  6  1170
Смотрит Жизнь свысока на людей с миловидной улыбкой на маске,
И "Сантехник на час" развалился в семейной кровати по-царски.
На Планете Волос власть сменилась и Перхоть исчезла мгновенно.
Хеден Шолдерс шагает по голой планете сурово-надменно.
А водитель Камаза, тихонько в дороге Алсу подпевая,
Лишь наехав на "зебру", вдруг понял, что зебра лежала живая...
 

Хорошие спевки звука тишины - 2

(Джон Ник)
 11  Шутки про лес  2011-05-23  2  1168
Как бы в продолжение темы
Жми сюда
но с грустинкой:

Вернулся весной я в проснувшийся лес,
Что стал изумрудным под синью небес,
С надеждой услышать в лесной тишине
Хорала кантату о райской весне…

И дуб вдруг запел оглушительным басом,
Раскатами грома подобно фугасу,
В тон к басу звенели волшебные трели,
То россыпью альта куражились ели,
Напомнил вмиг дубу, что он баритон,
Мощнейшей октавой разлапистый клён,
Как будто в них видя могучих мужчин,
Сопрано втори́ла капелла осин,
Очнувшись от зимнего холода грёз,
Контральто подпела семейка берёз,
Но спит, не проснулся, молоденький граб,
В ветвях без листочков не слышится храп,
Застыл он в объятьях холодного тлена
И к звукам тиши́ я прибавил свой тенор,
Допели мы с грустью в лесной тишине
Хоралом кантату о райской весне…


Так хор тишины мне в преддверии лета
Возможность побы́ть дал наивным поэтом!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер