ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: самое посещаемое: стр. 29

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: самое посещаемое: Стр. 29  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.    Посет. 
 

Виртуальная дама

(Лина Макс)
 50  Компьютеры и Интернет  2012-10-19  6  1297

Виртуальная дама
......не печет пироги,
И в глаза вы ее
......никогда не видали.
Виртуальная дама
.....вам пудрит мозги,
Да и вы без нее
......пропадете едва ли.

Виртуальную даму
......нельзя целовать,
Хоть напишет в письме
......и "люблю" и "целую".
А когда она вам
......перестанет писать,
Вы, чуть-чуть погрустив,
...... заведете другую.
 

Невский экспресс

(Ременюк Валерий)
 60  Несмешное  2009-11-29  3  1295
..... Памяти жертв крушения поезда
......"Невский экспресс",
..... произошедшего 27.11.09

Опять теракт.
На главном направлении.
Экран ТВ
все подает без фальши:
тела погибших…
Слезы...
Заявления…
Но хочется спросить,
а что же дальше?

Уже не до причин:
какая разница,
какой тропой
вошли
в окопы эти?
Но главное, понять,
как с этим справиться
и как себя вести теперь на свете?

Пора нам осознать
во всех сословиях,
включая
принимателей решений,
что мы живем
во фронтовых условиях,
со всеми
атрибутами
сражений.

До фронта
сократилось расстояние -
упала пулей срубленная ветка.
И жизнь вошла
в такое состояние,
чему названье -
русская рулетка.

В умах больших начальников
брожения.
Кипят умы.
Их холодят нарзаны.
И нужен план
народосбережения,
а если нет –
уходим в партизаны.

Начальство
так кивает понимающе,
и смотрит
то задумчиво, то строго…
Но уповать
нам не на что,
товарищи!
Ну, разве только
на себя
и Бога.
 

...пьяное...

(Алексей Котельников)
 54  Водка и вино  2007-11-20  2  1295
...смотреть на остывшей земли увяданье,
      на белой рутины летящее семя,
      без тени смущенья исполнив желанье
      покрыть трехэтажным надменное время...

      внимать пустоте, распускающей нюни
      от горькой обиды за спрятанный шарик,
      и адскую смесь октября и июня
      топтать и размазывать в пьяном угаре...

      не чувствовать боли в разбитых коленях,
      "Зубровку" допив, прошептать с сожаленьем:
      " чем больше цепей из двенадцати звеньев,
      тем всё ощутимее их натяженье".

      зубами скрипеть от ветвей пантомимы
      и, тщетно пытаясь зажечь сигарету,
      идти, спотыкаясь, из осени в зиму
      по хрупким останкам ушедшего лета.
 

ПлакАтЕльное

(bakonik)
 50  Несмешное  2007-02-28  9  1295
О чём ты плачешь, девочка-билайн,
истерзанная зуммерами, муза?
Да не коснётся бледного чела
досадная проказа перегруза,
не отуманит глянец алых щёк
чума помех и оспа дисконнекта
Оплачен чат (входящее – не в счёт)
- Забудь, ваще, об этом пасане, ты!
Пусть не узнает, мальчик-МТС,
SMTP твоих сентименталий,
от удалений доступа до мест,
меняя курс и тесные сандали.
В эфире март, тире тройной тариф,
томаты прут в преддверьи пубертата,
гремит капель, формата МП-3,
под мерный вибро-трепет аппарата.
О, юной грусти, угревая сыпь…
Весенний гром, распахивает шлюзы
и треск помех невидимой грозы
заглушит хруст воздушной кукурузы.
 

Пусть, кто безгрешен...

(Wachtmeister)
 0  Про грехи  2008-10-29  4  1294
Вот собрались
Лишь те, кто
Жаждал бросить
Камень
Числом их
Оказалось
Ноль…
 

Тропой Соломона

(Рома Смирнов)
 63  О любви  2017-07-06  3  1293
Я помню, тебе было двадцать,
а мне, не соврать, двадцать пять.
Нам было легко расставаться,
и больно встречаться опять.

В те дни я рождался поэтом,
безумные рифмы даря,
закатам, рассветам, и этим –
красавицам с календаря.

А ты увлекалась ландшафтным
дизайном, и прочей землёй.
То русло найдёшь водопаду,
то горку построишь зимой.

Бывало, звонишь – мол, продуло.
Мы тут же встречались, без слов.
Нас просто друг к другу тянуло
два раза в неделю и всё.

Однажды пришла, словно Кински
Настасья, за руку взяла
с какой-то тоской материнской
и примесью скрытого зла:

шикарное модное платье,
красивый манящий анфас
игривая дерзость во взгляде
зелёных смеющихся глаз.

Конечно, я в сети попался.
Гордился, что выпали мне
короткие встречи и масса
горячих свиданий во сне…

Мы после надолго простились.
Я ждал возвращения дня,
когда же иконою стиля
ты вновь очаруешь меня.

И новая встреча случилась,
но что-то померкло в тебе.
Погасла как будто лучина
светившая в русской избе.

Да, верен закон Соломона.
Я той же шагаю тропой,
и мне остаётся лишь помнить
про первую встречу с тобой…
 

Лихие 90-ые

(Vint)
 2  Несмешное  2008-07-17  7  1293
Посвящается эпохе Бориса Николаевича Ельцина и интеллектуальной передаче «золотая лихорадка»…

«Баллада о новом русском»
(КОМЕДИЯ)

* * *

А жить нам выпало в двадцатое столетье,
Быть может с этим, нам не повезло,
Но, видно, в этот час нам на планете –
Родиться было Богом суждено.
И экология давно уже не та,
Повсюду виден человека след,
А в реках диоксин, фенол, и прочая фигня –
Мутанты появляются на свет…
Вот-вот нагрянет 21 век,
Что будет с нами, оё-ё-ёй…
Ни чёрт не знает, ни Господь, ни человек,
О, что же будет с нашею страной?
Жизнь – штука сложная, особенно в России,
И никогда, здесь не было легко:
В былые времена, под этим небом синим,
Кровь лилась, как игристое вино.
Сейчас же жить, ещё сложнее стало,
Ведь сразу не поймёшь: где враг, где друг…
Мы дети Перестройки! Разве мало?
А это ведь, значительный недуг!
Как быстро поменялись идеалы –
Не давно дедушка Ильич им был,
И в мавзолей, как в церковь мы шагали –
Великим мужиком Володька слыл.
А нынче деньги, всё собой затмили:
Вернее доллары, иначе, говоря,
На пьедестал финансы взгромоздили:
Зависят все от них – и он, и ты, и я.
Вот в этом хаосе, разладе и бесчинстве,
Когда народ ест вместо хлеба массу слов,
Жил новый русский – на руку не чистый,
По имени: Вован Кузьмич Козлов.

В РОСКОШНОМ КРЕСЛЕ СИДИТ НОВЫЙ РУССКИЙ С СОТОВЫМ ТЕЛЕФОНОМ В РУКЕ. ПО КРАЯМ СТОЯТ ДВОЕ СЛУГ И МАШУТ У НЕГО НАД ГОЛОВОЙ ОПАХАЛАМИ.

ВОВАН
Он одной ногой в могиле, передай ему, Васёк:
На лету подрежем крылья, пусть он тащит бабки в срок!

ЛОЖИТ СОТОВЫЙ ТЕЛЕФОН, УСПОКАИВАЕТСЯ ОТ ВОЗБУЖДЕНИЯ. ГЛУБОКО И ТОСКЛИВО ВЗДЫХАЕТ. ВДРУГ ОН НЕОЖИДАННО ПРИХОДИТ В ЯРОСТЬ НА СТОЯЩИХ РЯДОМ СЛУГ.

ВОВАН
Уберите опахала! Всё меня уже достало…
Скучно мне до омерзенья, я хочу увеселенья!
И вообще! – Сказал Вован, - Где мой менеджер-болван?

МЕНЕДЖЕР
Вот он я, Вован Кузьмич!

ВОВАН
Что б тебя взял паралич! Бабки, что, зря получаешь?
Иль, контракт наш не читаешь?
Али ты уже привык, на халяву жрать и пить –
Думай, падла, поскорее, как меня развеселить!

МЕНЕДЖЕР
Как мне быть, скажите други, шефа как спасти от скуки?
А то, можно ненароком, оказаться за порогом!
Ах, Вован Кузьмич, свет наш! Можно взять на абордаж,
Ну, хотя бы Белый Дом, иль оставим на потом?

ВОВАН
Не хочу, - сказал Вован, - у нас это с президентом,
Ну, никак, не входит в план.
Да и много ль, толку будет, оттого что Белый Дом,
Мы на абордаж возьмём?
И с Борисом мы в ладах, мы друг другу не враги,
Так что, Белый Дом нам брать,
Даже как-то не с руки…
Во-вторых, всё это скучно: вроде, не голодный год,
Ну, а в-третьих, этим путчем, ты не удивишь народ.

МЕНЕДЖЕР
Можно нам на БМВ, покататься по Уфе:
Пообрызгивать прохожих, ведь сейчас так много луж,
Или банк, какой ограбить, и сорвать приличный куш.
И сказал, тогда Вован: Хулиган ты, хулиган…
Предлагаешь криминал? Да, ещё какой-то мелкий:
Пачкать наших горожан. Это всё, браток, не то,
Ну, зачем же, в самом деле, пачкать чьё-нибудь пальто?
Грабануть же чей-то банк, ты меня пойми, дурак,
Это в принципе не сложно, но Ментов я всех купил,
И искать никто не станет, в МВД меня все знают…
Интересу в этом нет, творческий ты импотент!

Думу долгую затеял бедный менеджер Вована,
Но, Вован не любит ждать – на процесс ему плевать!

ВОВАН
Ну, придумал что-нибудь?

МЕНЕДЖЕР
Нет, сейчас, ещё чуть-чуть…

ВОВАН
Не могу я больше ждать, что ж придётся увольнять…

МЕНЕДЖЕР
Нет, сейчас, уже придумал: баллотироваться в Думу,
Срочно надо бы тебе!

ВОВАН
Менеджер, а ты дурак, жаль мы этого не знали:
Сам сиди в дурацком зале – лично мне не в моготу,
Я от скуки там усну…

МЕНЕДЖЕР
Ну, Вован Кузьмич Козлов, может, вам нужна любовь?

ВОВАН
Надоели бабы мне, у меня от них изжога,
И вообще, побойся Бога:
Это ведь, смертельный грех – с бабами иметь успех…

МЕНЕДЖЕР
А подраться с Жириновским на канале ОРТ?
И сказал Вован серьёзно:

ВОВАН
Это новое уже!
Мне конечно интересно, как себя он поведёт,
Но, финал борьбы известен, мне на сто ходов вперёд…
Я убью его паскуду! Долго тырить его буду!
Не спасёт его тогда – минеральная вода!

Пальцы веером раскинул, наш Вован Кузьмич Козлов,
На своём веку он видел, много разных чудаков…
Но, когда от возбужденья он немножечко остыл,
Выйдя из оцепененья, менеджера пристыдил:

Нет, его мочить не буду, интересный слишком он,
Без него тоскливо будет – заскучает белый дом!
Кто же за волосы будет женщин-депутат таскать?
Он лицо нашей ГосДумы – запрещаю убивать!
И конечно, будет скучно, новости потом смотреть,
Так что, как зеницу ока, нужно нам его беречь.
Замочить всегда успеем, а что делать нам потом?
Где мы клоуна достанем, если этого убьём?
План хорош, но не годится, однозначно это нам:
На момент развеселиться…

Призадумался Вован.

МЕНЕДЖЕР
Ну тогда, Вован Кузьмич, к Николаичу на дачу,
В гости съезди на денёк: отдохнёшь, да сходишь в баньку,
Заварганишь шашлычок?
Царь Бориска будет рад гостю дорогому,
Заодно подскажешь как, управлять страною!

ВОВАН
Знаешь что, менеджер ты хренов?
Сам езжай к нему говно: слушать про Чеченов…
Лично мне он надоел, и его базары: где он, что недоглядел,
Маразматик старый…

МЕНЕДЖЕР
Ты Кузьмич, базар фильтруй – попадёшь в опалу…

ВОВАН
Не учи меня, холуй, а то, злым я стану!

МЕНЕДЖЕР
Постреляй из автомата по людишкам из окна,
Или покидай гранаты, что б, отстала скукота…

ВОВАН
Ничего не интересно… и за что тебе плачу?
Наступило время стресса – сам не знаю, что хочу…
Слушай, как культмассовик, ты себя изжил…
Излагаю напрямик: слушаешь, дебил?
Если б не твои заслуги, что мне в прошлом оказал,
Я за дверь бы тебя вышиб…
МЕНЕДЖЕР
Ну, зачем такой финал? Да, фантазия иссякла,
В этом ты конечно, прав…

ВОВАН
Знаю, как собака верный, только интеллектом слаб…
Ладно, оглоед, не буду, я тебя щас увольнять,
Постараюся я нынче, сам хоть что-то предпринять.

И Вован Кузьмич Козлов, думать стал и день и ночь,
Как тоску свою убить, и себя развеселить.
Во дворце его огромном воцарилась тишина,
Он вздыхает обречённо, утирает пот со лба…
Счёт пошёл уж на недели: он не пьёт, не спит, не ест…
Вдруг – вскочил! Все обалдели…

ВОВАН
Я придумал, наконец!

Его муза посетила – погрузился он в экстаз…

Кликните мне глашатая, я отдам ему приказ!

МЕНЕДЖЕР
Что же это за идея? Поделись со мной Вован,
Что-то я не разумею, что надумал ты, братан…

Посмотрел Вован сурово сверху вниз…

ВОВАН
Знай, кретин, умнее Вовы, никого нет из мужчин!
Так и быть, идею эту, я поведаю тебе:
Менеджер мой тупорогий, самый глупый на земле…
В «золотую лихорадку», буду я с людьми играть,
А тебе же для порядку – карликом придётся стать!

МЕНЕДЖЕР
Ну, Вован, ну ты придумал! Светлая ты голова!
А в народе сколько шуму, вызовут твои слова…
Как же, счастья попытаться – много к нам людей придёт…

ВОВАН
На хрена? Холопов двадцать – окажу им свой почёт…

МЕНЕДЖЕР
А где мы возьмём решётки?

Менеджер задал вопрос.

А то, будет понарошке…

ВОВАН
Не волнуйся, будет спрос.
Я совсем не собираюсь под Ермольника косить,
Но, вот карлика – признаюсь, надо наголо побрить…

МЕНЕДЖЕР
Ах, за что Вован, зачем? Не похож я на него,
И причёску шик-модерн, жалко портить…

ВОВАН
Ничего… отрабатывай свой хлеб, если интеллектом слаб,
Что же ты забыл, подлец: кто хозяин, а кто раб?

В ответ менеджер взмолился:

МЕНЕДЖЕР
Не губи, Вован Кузьмич!
Ну, допустим: я подстригся, лысым стал как вождь Ильич…
Бороду, усы: фигня – приклеим,
Это Бог с ним – пустяки…
Но, для карлика я длинный, ты Вован, меня пойми!
ВОВАН
Ну и что ты предлагаешь?

Разозлился наш Вован.

Где ты карлика достанешь, если им не будешь сам?
Так и быть задачу эту – помогу тебе решить:
Невозможного, блин, нету! Надо ног тебя лишить!
Чтобы было всё похоже, я пожертвую тобой,
Раз сомненья тебя гложут в сходстве…

МЕНЕДЖЕР
Не губи меня, родной!
Ну, скажи, какой же толк, оставлять меня без ног?

ВОВАН
Сам же дурень напросился, ну а я тебе помог…

МЕНЕДЖЕР
Нет, не нужно! Я придумал! Наберись, Вован, терпенья,
Ростом меньше буду я, стоя на коленях!

ВОВАН
Ладно, упросил, не стану ноги отрубать тебе…
Ну-ка, встань-ка так, я гляну… ничего себе!
Нет, тебе не повезло: слишком ты высок,
И придётся всё равно, оставлять без ног.
И без ног люди живут, ты же знаешь сам, хуже, когда нету рук…

МЕНЕДЖЕР
Не губи, Вован!
Сам же знаешь, у меня – семеро по лавкам,
Многодетная семья, и жена-пиявка!
Высосет всю кровь, змея, ей не буду нужен,
Ну, подумай сам, зачем? Жить с безногим мужем…

Призадумался Вован, жалко парня стало…
Менеджер хоть и болван, но служил не мало,
Службу верную он нёс, упрекнуть тут нечем:
Ему верен словно пёс, так зачем, увечить?

ВОВАН
Ладно, карлик, так и быть, я оставлю ноги,
На коленях что б привык, шастать по дороге!
Добрая душа моя, ей скажи спасибо…

МЕНЕДЖЕР
Пусть же сбудется тогда воля господина!

ВОВАН
Не забудь сшить в ателье, плащ и капюшон,
И пришли мне глашатая – срочно нужен он!

И счастливейший Вован, развалился в кресле,
Глашатая ждать он стал, как жених невесту.

А, явился, глашатай, слушай, что скажу:
Хорошо запоминай, ты не на пляжу!

ГЛАШАТАЙ
О, конечно, без базара, въеду в смысл твоих слов,
И любое порученье выполнить твоё готов!

ВОВАН
Поезжай на «Мерседесе», прихвати с собой ребят,
И на улице прохожих нахватай там, наугад,
Если дергаться, кто будет: ну короче, знаешь сам,
В «золотую лихорадку» хочет поиграть Вован.
Насчитаешь смердов двадцать – загрузи их в «Мерседес»,
И доставь сюда… всё ясно? Понял? Ну, ступай малец.

Глашатай в мгновенье ока с поля зрения исчез,
А Вован – дитя порока, думать стал про интерес.

ВОВАН
А какие же я буду им вопросы задавать?
Надо сразу же придумать, чтобы не паниковать.
Например, про заграницу, где какие города,
Перечислят пусть столицы государств, и все дела!
Да и мало ли вопросов существует на земле,
Не пристало волноваться, из-за всякой чуши мне!

Развалился в кресле Вова, он доволен был собой:
И идеи возникали в голове его пустой.
В предвкушеньем сладострастном он мечтательно сопел,
И от нетерпенья страстно, ёрзгал в кресле и сопел.
Вдруг, Вован Кузьмич заржал: громко, как Ермольник:
Менеджера увидал – хохотал до колик.

МЕНЕДЖЕР
Что, Вован Кузьмич, я не зря старался?

ВОВАН
Далеко не плохо ты загримировался!
Мать родная не узнает: и усы и борода!
Стивен Спилберг пред тобою – полная туфта!
Ну, а на коленях, как, бегать-то удобно?

МЕНЕДЖЕР
Всё ok, тренировался, только очень долго…

ВОВАН
Ну, братан, ты молодец, я ценю тебя,
И в пародиях ты спец, восхищаюсь я!
Будем глашатая ждать, привезёт людей,
И тогда начнём играть, вот бы поскорей!
МЕНЕДЖЕР
Вон, и глашатай идёт, лёгок на помине,
Тащит за собой народ…

ВОВАН
Сделал дело, злыдень?

ГЛАШАТАЙ
Как приказано Вован, я исполнил дело,
Я как истинный пацан, сделал всё умело.
Двадцать душ я зацепил, прямо на Проспекте,
Я привёл электорат, вот людишки эти!

Двадцать возмущённых душ входят во дворец Вована,
И наперебой кричат – возмущаются обманом,
Обвиняют в беспределе новых русских этих,
Что зажрались, обнаглели, как грудные дети.

СТАРУШКА
Совесть потеряли при царе Бориске!

Крикнула старушка, громко, без запинки.

Коммунистов нету на тебя, сынок,
Ты во времена былые, схлопотал бы срок!

Заскулил тут врач-бюджетник.

ВРАЧ
Да, в былые времена, было всё иначе:
Им светила Колыма, а не эта дача!
Посидел бы сволочь ты, на родном бюджете,
Прохудились бы штаны: модные, вот эти!
На зарплату на такую, не позволил бы себе,
Издеваться над народом…

ВОВАН
Да, не нужно мне, тут над вами издеваться!

Перебил Вован.

Вы меня поймите, братцы – выгодный для вас есть план!
Дам возможность заработать: денежки мозгами,
Что же, все вы так орёте? Интеллект-то с вами!

И в толпе слова Вована, пробудили интерес…
Все молчали как-то странно, и вперёд никто не лез.
Всем хотелось заработать, надо ведь на что-то жить,
Всем хотелось пить и лопать, что греха таить?
Из толпы вышел мужчина в скромной одежонке, и спросил:

ИГРОК
Каким макаром выиграть-то можно?

ВОВАН
Да, немножко вам придётся шевелить мозгами,
Просто злато не даётся – я не мишка Гамми,
В золотую лихорадку предлагаю вам сыграть…

ИГРОК
А в призы что, яйца в смятку?

СТАРУШКА
Аль железная кровать?

И от ярости Кузьмич, аж побагровел,
Сверху вниз на бабку с парнем зло он посмотрел.

ВОВАН
Да, вы что, рехнулись люди, иль замучил геморрой?
Ваш Ермольник хрен на блюде, по сравнению со мной!
Я богатый, всемогущий – Я Вован Кузьмич Козлов!!!
И на ветер не бросаю, драгоценных своих слов!
В доказательство не буду, я по унции давать,
Да ещё и серебра… Мне на серебро плевать!
А по двести граммов злата финалистам я отдам,
А кто будет самый умный – подарю и килограмм!
Карлик, эй! Играть пора – раздавай-ка номера!

Врач бюджетник не стерпел.

ВРАЧ
Это что за беспредел! Деньги не куда девать?
Мог бы милостынь подать! Или вот, внести в бюджет:
Деньги нужный там предмет!
А то, бесится здесь с жиру, а в то время, наш народ,
Не до жиру – быть бы живым: полу ест и полу пьёт!

ВОВАН
Ша, ханурик! Всё сказал? Заскучал просто Вован!
И на то имею право – деньги тратить на забавы!

Врач-бюджетник в миг утух, что-то прошептал,
Но вслух, говорить не стал.

ВРАЧ
Попадись ты только мне – на хирургическом столе…

ВОВАН
Айболит, ты чо бормочешь? Я не слышу тебя здесь,
Али ты играть не хочешь? Ты все ЗА и ПРОТИВ взвесь?

ВРАЧ
Ну, с чего вы это взяли?

Врач-бюджетник отвечал.

Поработаю мозгами, если это нужно вам.
Это просто от зарплаты, я таким противным стал,
Просто, больше полугода денег я не получал.

ВОВАН
Пожелаю игрокам я ни пуха, ни пера, ну, давайте же приступим:
Поднимите номера!

И таблички с номерами, поднялись над головами.

ВОВАН
Я приветствую всех вас в золотом хранилище,
Златом одарю того, кто покажет силищу!
Не физическую – интеллектуальную,
Кто мозгами одарён, индивидуальными!
А вопрос, предельно прост…
Назовите города, что кончаются на «А»!

ИГРОКИ
Уфа! Москва! Анапа! ЧикагА!

ВОВАН
Ты что в школе не учился номер пять?
Не могу ответ твой засчитать.
И куда ты, дурень, лезешь за кордон?
Мы в России всё-таки живём!
А ты взял: столицу Англии приплёл!
Расскажу друзьям этот прикол,
Посмеётся от души братва: не Чикаго, а ЧикагА-Га-Га!

Наш Вовван залился смехом, как ребёнок малый…
Знал он точно города собственной державы.

ВОВАН
Ладно, так и быть минуту дам, вам на размышление:
Три не правильных ответа, или повторение,
И тогда закончится первый раунд, блин,
Впереди пока игрок под номером один!

Тишина повисла в зале у Вована Кузьмича…
Игроки пока молчали: думая про города.
Вот она, работа мозга, интеллекта и ума!
И промолвил Вова грозно:

А минута-то прошла!

Но, с ответом затянули игроки не долго:
Отделился от толпы, мужичок в наколках,
Номер кверху он задрал, с цифрой восемнадцать:

ЗЕК №18
Ну, конечно Воркута, я сидел там, братцы…

Перебил его игрок с номером 4:

ИГРОК №4
А, Самара-городок?

Снисходительно Вован подмигнул проныре.

ВОВАН
На секунду попрошу я у вас внимания:
Если на ответ молчу – говорите правильно!
Так что, продолжайте дальше отвечать,
Очень интересно с вами мне играть.

ИГРОКИ
Чита, Одесса, Находка, Алма-ата!

Вновь нависла тишина. И сказал тогда Вован:

ВОВАН
Все назвали города? Я ещё минуту дам.
Но, тут вылез из толпы хитрый врач-бюджетник.

ВРАЧ
А позвольте вас спросить, сумму правильных ответов…
Было б нам гораздо легче, если б знали это!

Что б не выглядеть тупым, наш Кузьмич ответил:

ВОВАН
Ты меня что ли спросил? Что вы, блин, как дети!
Если будешь много знать – быстро, брат, состаришься,
Твоё дело – отвечать! Так чего ты паришься?
Время вышло, игроки, называйте версии…
(карлику) Ты что здесь уселся? Брысь отсюда, бестия!
Версий нет? До трёх считаю, я в натуре, братцы,
Впереди пока игрок, под номером двенадцать.

И сказал мужик в наколках:

ЗЕК №18
Вспомнил, вспомнил, братцы! Где сидел по первой ходке,
Отбывая срок, Колымою назывался, этот городок!

Что не город это вовсе, наш Вован Кузьмич не знал,
Тем не менее, ответ всё же засчитал.

ВОВАН
Ну, ещё минуту дам, думайте, давайте –
Всем грозит полуфинал, так что, вспоминайте…

Не заметно пролетела Вовина минута,
Но, никто не отвечал больше почему-то.

Победил игрок номер восемнадцать! Он не зря мотал свой срок –
Криминал ему помог!

ЗЕК №18
Как я счастлив, братцы!

ВОВАН
(карлику) Эй, ходячий каламбур, проводи во второй тур,
Этого ты игрока, и забудь о нём пока…
Что ж, приступим ко второму раунду тогда,
Мой вопрос предельно прост:
Какими реками богата российская земля?

ИГРОКИ
Волга! Белая! Уфимка! Ока! Кама!

ВОВАН
Молодцы! Впереди пока игрок номер девятнадцать.
Приготовься номер семь, отвечай шестнадцать.

ИГРОКИ
Дёма! Днепр!

ВОВАН
Ладно, дам минуту я, вам на размышление,
Так и быть, я подожду – наберусь терпения.

ИГРОК №5
Байкал!

И сказал тогда Вован:

ВОВАН
Это ж, дурень, океан! А ты порешь чушь опять,
Ты тупица номер пять!
То, ЧикагА, То, Байкал: ты меня уже достал!
Географию не знаешь, куда лезешь на рожон?
Ты меня не впечатляешь, своим крохотным умом!
Да, игрок номер шестнадцать, слушаю тебя.
ИГРОКИ
Енисей! Дон! Ангара!

ВОВАН
Молодцы! Зачёты ставлю.
Ведь, ещё два претендента попадут во второй тур!

ИГРОКИ
Лена! Обь! Иртыш! Амур!

Всем хотелось в третий тур…
Выиграть там килограмм, что пообещал Вован.
Но, и двести граммов злата, не валяются ни где,
Что б, свободно можно было, их приобрести себе.
Отделилась от толпы старенькая бабка,
Номер семь вверх подняла, видно, для порядка.

СТАРУШКА
Шугуровка!

ВОВАН
Какая?

СТАРУШКА
Грязная…

ВОВАН
Восхищён тобою бабка: ставлю я тебе зачёт!
Уважаю, блин, я старость – у меня система льгот!
Одержала ты победу в этом раунде втором,
Но, забудь про коммунистов! Коммунисты – ни причём!
И сама, подумай, бабка, разве выиграла б ты,
В золотую лихорадку, если б так и жили мы?
При Советской Красной Власти, вместе с патриотами,
Только говорить умели, Карлы Марксы чёртовы!
(карлику) Эй, ходячий каламбур, проводи во второй тур,
Бабку номер семь, он уже не за горами, близко он совсем.
Что ж, начнём мы третий раунд, приготовил я вопрос,
Тоже он предельно прост – географию оставим,
Она словно в горле кость.
Перечислите сорта белой водки нашей,
Попрошу не называть западной параши.

ИГРОКИ
Русская! Столетняя! Эфенди! Уфа!

ВОВАН
Какая?

ИГРОК
Старая Уфа!

ВОВАН
Зачёт!

ИГРОКИ
Столичная! Старка! Пшеничная! Тан-Таны! Пётр Первый! Победа! Брынцалов! Стрелецкая! Жириновский!

ВОВАН
Я смотрю, вы, блин, спецы!

Перебил Вован.

В этом деле молодцы – злые на стакан!
Ну, давайте, продолжайте, наслаждаюсь я,
Вашим интеллектом, милые друзья!

ИГРОКИ
Хлебная! Горбачёв! Белый Орёл! Бирь! Ячменная! Водка «зверь»! Уфимская! Московская! Золотое кольцо! Чёрная смородина! Посольская!
ВОВАН
Ну, ещё ответы есть? Вроде всё назвали…
Это делает вам честь – всё перебухали!
Ну, а кто успел последним, марку водки-то назвать?
Ой, не может быть, не верю! Умудрился ж, номер пять!
Эрудированный водкой ты, наверное, подлец,
Полуфиналистов трое, а ты третий, молодец!
Дуракам, везёт обычно, как ни странно, номер пять,
И в делах, и в жизни личной – им не суждено страдать!
Что ж, начнём полуфинал, подойдите: трое,
Номер восемнадцать, семь и пять,
Я признаюсь, увлечён этою игрою.
Остальные отойдите, можете понаблюдать,
Не шепчитесь, не ходите: не мешайте нам играть!
Карлик, эй, помощник хренов, злато полуфиналистам дай,
И исчезни своим видом, игроков ты не смущай…

Злато карлик игрокам, дал из чемодана,
И оно исчезло в их сумках и карманах.
Не пытались игроки, на лице скрыть радости,
А в то время из толпы, доносились гадости.

ВОВАН
Ша, толпа! Завидки взяли?

ВРАЧ
Злато не куда девать? Поделиться должны с нами!
Раскулачить и отнять!
Много это для троих – шестьсот граммов золота,
Очень жаль, что сгинула власть Серпа и Молота!

ВОВАН
Гиппократ, ты всё сказал? Я тебя недопонял…
Если б сразу стал играть, ты не стал бы так кричать,
Но, тебе не повезло, так что замолчи, мурло!
Начинаю второй тур, слушайте внимательно!
И глаза Вован Кузьмич закатил мечтательно…
Чтобы им задать такое, что-то интересное,
Из ответов почерпнуть что-нибудь полезное.

ВОВАН
Ну, к примеру, перечислите планеты в солнечной галактике…

Отозвался номер пять.

ИГРОК №5
Что ж, планета Арктика!

ВОВАН
Что ты гонишь мне, тупица, это штат Америки,
И, по-твоему, Бил Клинтон, гуманоид в телеке?
Ты, насчёт, водяры – дока, с этим я согласен,
Но, для общества, умом, ты своим опасен!
Хорошо, молчите, да? Ни фига не знаете?

СТАРУШКА
Почему же нет, Земля – или не считается?

ВОВАН
Первый правильный ответ, молодец бабуля,
Ты почти что финалист, и сидишь на стуле!
Будем мы играть с тобой, бабушка, финал,
Если всё пройдёт ништяк – будет килограмм!

Номер восемнадцать, вдруг табличку поднял.
И сказал тогда Кузьмич:

Что-то я не понял,
Ты что, хочешь отвечать? Ну, давай смелее,
Ну, давай выкладывай, что там за идея.

Очень громко крикнул номер восемнадцать:

ЗЕК №18
Луна!!! Её видел, братцы, из тюремного окошка,
Ноченькой тоскливой, и тогда, через решётки,
Очень уж красивой, мне казалася она,
И напоминала, что свободы никогда, не бывает мало!

ВОВАН
Да, братан, всё понимаю, жалко мне тебя,
Эту академию ты прошёл не зря,
Потому, я засчитаю правильный ответ.
Две планеты вы назвали – остальные нет…
Что ж, даю ещё минуту на раздумье вам,
Из троих, один получит злата килограмм.

Вот минута пролетела, и сказал тогда Вован:

Номер восемнадцать попадёт в финал!
Победитель заработал двести граммов злата,
Я же от души помог стать ему богатым!
Карлик, чемодан тащи с вожделённым слитком,
Игроков пусть остальных – загрызут завидки!
Захвати для кучи стул и килограмм,
Пусть в руках своих подержит злато уркаган!
А сейчас, попрошу, с финалистом оставить меня,
Я на следующей встрече вас жду, наберитесь немножко ума,
И потом, приходите опять, испытать свою злую судьбу,
Может в следующий раз повезёт, кто-нибудь с килограммом уйдёт,
Кого золотом я одарю!

Игроки разошлись кто, куда по домам,
Проклиная Вована Козлова,
Что из них никому он не дал килограмм,
Что ж, они попытаются снова!
Только в следующий раз, они будут умней,
Понаходчивей и похитрее, вот тогда обмануть они смогут,
Ненавистного им богатея!

ВОВАН
Финалист, айда, садись, и начнём играть…
Есть желанье злато в грабках подержать?

ЗЕК
Нет, наверное, не буду золото я в руки брать –
Оно мысли все расстроит, а так можно проиграть…

ВОВАН
Я ж, специально предложил, чтобы думки спутать,
Ладно, урка, убедил, что ж, давай приступим.
Перечисли мне телесериалы: мексиканские, бразильские…
Знаешь сам их, друг, не мало.
Стали их показывать после перестройки…
Так и крутят по сей день, как им сволочам не лень?
Всё бы вроде, ничего, надоело только.
Так что, вот тебе заданье, думай уркаган,
Перечислишь всё нормально – будет килограмм.

ЗЕК
Роковое наследство… Санта-Барбара…

ВОВАН
Первое конечно верно, но, последнее не путай:
Сериал американский, только эти баламуты,
Сняли бесконечный фильм…
Я ещё подростком был, когда стал его смотреть,
А вот, нынче, стал стареть,
А он всё идёт, идёт… и всех нас переживёт.

ЗЕК
Богатые тоже плачут…

ВОВАН
Зачёт.

ЗЕК
Рабыня Изаура…

ВОВАН
Зачёт.

ЗЕК
Зал ожидания…

ВОВАН
Ну, ты чо, совсем идиот?
Где ж ты помнишь, что б Боярский мексиканцем был?
И в Бразилии по жизни не был Михаил!
Ты же откровенную лажу лепишь мне,
Ладно, хрен с тобой минуту, выделю тебе…
Все, конечно, трудно будет перечесть
Сериалы эти… назови мне шесть.
Заберёшь тогда ты, этот килограмм,
Всё – минута вышла, называй, братан.

ЗЕК
Девушка по имени судьба… Новая жертва…

ВОВАН
Номер восемнадцать ты на правильном пути,
В том же духе продолжай по нему идти.

ЗЕК
Тропиканка… Секрет Тропиканки… Судьба тропиканки… Аборт тропиканки…

ВОВАН
Слышь, мужик, ну ты загнался, что ты вешаешь лапшу?
Два не правильных ответа ощущаю на слуху,
И вообще, оставь в покое Тропиканку эту,
Два осталося назвать правильных ответа.

Номер восемнадцать очень грустным стал,
Неужели проиграл золотой финал?
Ведь он только понаслышке знал про сериалы,
С воли многое про них, мать ему писала:
Кто кого там полюбил, кто кого обидел,
Кто кого на ком женил, иль возненавидел.
Стоп – сказал себе мужик, что-то вспоминаю,
До сих пор, от мамы письма по ночам читаю.

ЗЕК
Никогда мне не забыть, материну прозу –
Даже в зоне надоело, мне читать про Розу!

ВОВАН
Какую?

ЗЕК
Ну, конечно дикую, да ещё и грязную,
Та, что по заборам постоянно лазала.
А потом, за мужика вышла за богатого,
Он всю жизнь потом за это, бабки ей выкладывал!

ВОВАН
Твоя, правда – помню, этот сериал,
И наверно, больше всех он меня достал!
Только в сказках замарашки превращаются в принцесс,
К ним солидные мужчины проявляют интерес…
Только в жизни по-другому, всё устроено, братан,
Абсолютно не нужны замарашки-Розы нам!
Что ж, ещё до килограмма один правильный ответ:
Угадаешь – обеспечишь, ты себя на много лет!

Уркаган задумался, выжимая знания,
Из мозгов своих преступных, и из подсознания…
Времени была минута на раздумья у него,
Но, всплыло перед глазами, снова мамино письмо.

ЗЕК
Вспомнил, вспомнил я Вован, этот телесериал,
Уж давно, по первой ходке, когда срок я свой мотал:
Сватать мать меня хотела на Марии Лопас,
Но, тогда мне на свободу запрещён был допуск!
Как же мамочка мечтала о такой снохе,
Всё о ней только писала с воли письма мне…

ВОВАН
Хватит сопли распускать! Поконкретней дай ответ,
Скажешь ты, едрёна мать, как фильм этот назывался,
Назовёшь его, иль нет?

ЗЕК
Просто, Мария…

ВОВАН
Вот, давно бы так, братан, выиграл ты килограмм!
Будешь жить теперь богато, и чихать на всё и вся,
Здесь столетняя зарплата депутата-москаля!
И в любую дверь без стука, полноправно ты войдёшь,
Хватит даже твоим внукам, если сразу не пропьёшь…
А теперь, хочу я знать, чем мне выигрыш отдать –
Златом или баксами?

ЗЕК
Если можно, то конечно, нашими рублями,
Я слетаю в гастроном, чтобы выпить с вами!
Мы обмоем это дело, даже карлика возьмём,
Так напьёмся, что мы всяко в вытрезвитель попадём!

ВОВАН
Нет, братан, с тобой мы птицы, только разного полёта,
Не годится мне в трезвяк попадать – ну, неохота…
Если сразу не узнают – сдуру почки отобьют:
Псы они, только не лают, чего доброго убьют…
Не по кайфу мне, твоё предложение,
Лучше деньги получи – вот, моё решение!

С потолка посыпались ценные бумажки,
Разного достоинства были все они,
По спине у зека бегали мурашки,
А над головой парили плавно пятаки.
И на том закончилась длинная баллада,
Где героем главным был Вован Козлов…
Наша жизнь, признайтесь, просто – клоунада,
Клоунада грустная ряженых шутов.
В наше время злыми мы, стали почему-то,
Всем мы не довольны и раздражены…
Что б на это нам ответить, не нужна минута,
И вообще, ответить, вряд ли сможем мы.

А жить нам выпало в двадцатое столетье,
Быть может, с этим нам не повезло,
Но, видно в этот час нам на планете,
Родиться было Богом суждено.
 

ПОЧТИ что БАСНЯ-2

(Revati Alrisha)
 7  Басни  2008-02-15  3  1293
часть 1-я: ВСТУПЛЕНИЕ

* * *
хочу сказать я вам друзья:
коль приручаешь соловья,
ты не ломай ему хребет-
от мертвой птицы проку нет.

часть-2-я: ЗМЕЯ и СОЛОВЕЙ

* * *
возжелал змей- любви.
и любя,
обвивая, сжимал-
соловья...

и нашептывал,
страстью шипя:
-пой, соловушшшка,
лишь для меня…

задыхаясь, пичуга
в ночи,-
не поет, а скрипит
да пищит…
распалясь,
злится
змей-лиходей...
но безмолвствует-
наш соловей…

-отчего же ты вдруг
замолчал?!
меломан удивленно
вскричал,
и невольно разжал-
часть колец…
глядь – упал…
бездыханный певец.
14.02.2008г.
 

Щенок для Сережи. Новогоднее

(Камикадзе)
 52  Про Новый Год  2012-12-31  3  1292
Мама у Сережи на гастролях,
Папа в банке доллары куёт,
В клуб ушла тусить сестренка Оля –
Он опять один под Новый год!

Рядом только нянька Ангелина,
Но она не ангел, это факт!
Прокисает в баночках малина,
Глюканул в компьютере компакт…

Интернет строжайше под запретом,
Нянька где-то спрятала модем…
За окошком вспыхивают светом
Сотни разноцветных хризантем…

Но салют не радует Сережку –
Он в подарок так хотел щенка!
Плюшевого Рекса понарошку
Отпускает бегать с поводка.

Дед Мороз с подарком не приехал –
Затерялся в пробках санный след…
Пробки – надоевшая помеха,
Жаль, что он не Карлсон, этот Дед.

Мог бы на балконе приземлиться,
Зрителей бояться нет причин -
К празднику готовится столица,
Все – из магазина, в магазин…

Раскупали бороды из ваты,
Мишуру, игрушки, шоколад…
Медвежат, из пластика гранаты
И наборы крошечных солдат.

За стеной в войну играют дети,
Раздается «бах» и «та-та-та».
…Может, Дед Мороза нет на свете,
И уже не сбудется мечта?
 

Селигер

(Алексей Котельников)
 64  Несмешное  2008-06-16  4  1292
забыться, не желая возвращаться...
остаться там, где равен миг векам,
где дремлет в шуме лиственных оваций
немым ручьем рожденная река,
где шепчутся диковинные ели,
царапая кистями тишину,
и где из перевернутой купели
роняет ночь уснувшую луну.

забыться, наблюдая, как степенно
плывет туман, цепляясь за репей,
как зависает облачная пена
над темной бесконечностью теней,
как марево, пронизывая гнезда,
стирает можжевельника узор,
и как искрятся каменные звезды
в глазах упавших замертво озер...
 

Ах, Одесса...

(Владимир Голубенко)
 34  Гражданская война  2014-08-16  2  1291

Была ты веселой недавно,
Порой - бесшабашной слегка.
Любил я твой говор забавный,
И праздновал День дурака.

Красива, всегда молодая;
Чуть-чуть с головою-сорви!..
Утесов, Высоцкий, Катаев
Тебе признавались в любви.

И было - порой, покидая
Приветливый яркий причал,
Влюбленный в тебя - таки да, я
Всегда за тобою скучал.

И вновь поклонялся богине
Под сенью акаций и лип...
...Так было вчера. А ныне
Мне слышится тяжкий всхлип.

Не в силах уже давить я
В душе омерзенье, гнев -
Кровавую жуть соитья
Затеял "свидомый" хлев!

Покрывший себя позором -
Науськивал экс-"герой",
И всласть измывался "хором"
Насильников мерзкий рой.

И горько - унять слезу бы;
И перед глазами мреть.
Нельзя, не сцепивши зубы,
На ужас такой смотреть...

...Закончится дурь "кумара",
И будет конец простой:
Виновных настигнет кара -
Возмездия Меч Святой.

Откроется в Ад дорога -
ТАКОЕ НЕЛЬЗЯ ПРОСТИТЬ!
---
Я стану адептом Бога,
Который возьмется мстить.
 

Веселое дело - война...

(Анна А.)
 107  Несмешное  2014-03-09  4  1290

Веселое дело – война,
Коль есть десять жизней в запасе,
И миссии выбор прекрасен,
И светится празднично трассер,
И снова живой старшина.
Веселое дело – война...

Любимое дело – война:
От праздности, тупости, лени,
Нацистских безумных видений
Срывать без стыда и сомнений
С груди старика ордена.
Любимое дело – война!

Доходное дело – война:
Не раз кровь мальчишки из Бийска
Смешается с нефтью российской,
Пополнив швейцарский, австрийский
Счет банковский… Плачет страна.
Доходное дело – война…

Безумное дело – война:
В бою погибают мужчины,
И женщина выстрелом в спину,
Оставив кровинке кручину -
Сиротства удел, сражена…
Безумное дело – война!
 

На наркологической конференции

(Марк Меламед)
 4  Про наркоманов  2008-04-13  0  1290
- Диспансеры расширяются:
Слишком многие ширяются...
 

Какого цвета крылья?

(Экологиня)
 6  День авиации  2006-09-07  1  1289
Какого цвета крылья у людей?
Их в городской толпе почти не видно...
В оковах центра, в шуме площадей
Людские судьбы очень незавидны...

А только вдруг какой-то человек
Возьмет, и в миг в толпе расправит крылья!
И резко, прям со старта взяв разбег,
Взлетит почти без всякого усилья!

И виден станет его крыльев цвет...
Смотри, а вон сверкая разноцветьем
Летит над городом чудак - поэт,
Мечтающий о ярком, теплом лете!

А вот, смотрите, желтый как оса,
Летит по миру критик ядовитый,
Он гордо расправляет паруса,
И камни прячет. Пал поэт побитый!

А там, над площадью, взмахнул крылом,
И цвет его чернее черной ночи,
Злой человек... В полете удалом
Знакомых многих ваших узнаёте!

Вот промелькнул над нами белый цвет...
Как хорошо, что он еще бывает.
То ангел был... Но очень много лет
Такого цвета крыльев не встречаю...
 

Присмотрись к своей кошке

(Долгоносик Очумелый)
 1  Про зайцев  2008-06-13  3  1288

Остросюжетный рассказ "Присмотрись к своей кошке"

-Ну, давай, красавица, давай!- Сергей Штурмин с удовольствием тренировал свою любимицу - сиамскую кошку по кличке Маркиза. Когда-то Маркиза была маленьким пушистым комочком, где и глазки-то сложно было разглядеть. Теперь же Сергей с удовольствием смотрел на эту грациозную красавицу, которая затаилась для прыжка с высокого платяного шкафа. Маркизу подарил ему его друг и компаньон по фирме 'Сталкер' Артем Калугин. Животное напоминало Штурмину те времена, когда их финансовые возможности были весьма и весьма плачевны. Фирму они только открыли, взяв кредит в банке, и кроме долгов, амбициозных планов и дерзкой молодости за душой ничего не имели. Тогда-то и получил он в подарок на день рождения Маркизу.
-Поверь мне! - напутствовал тогда свой подарок Калугин. - Этот маленький комочек еще тебе пригодится. Я, когда ее выбирал, сразу же почувствовал к ней какое-то влечение, выделил ее среди других котят.
Котенок рос и, по мере взросления, становился вовсе не лапочкой, а ленивой, хитрой и злобной кошкой. Штурмин в ней души не чаял все равно, а вот супруга называла Маркизу 'бесполезным, не очень умным существом, хотя и аристократичным'. Действительно, иногда умственные способности животного вызывали некоторые сомнения. Например, она регулярно разгонялась в коридоре, пробуксовывая задними лапами на паркете, набирала скорость, вылетала из коридора и не успевала сделать поворот в комнату, отчего врезалась маленьким снарядом в косяк двери. Раздавался глухой звук неслабого удара, Маркиза отлетала назад и мотала потом некоторое время головой. Самое интересное, что даже спустя десяток повторений подобных аварий, кошка продолжала делать этот финт с удивительной регулярностью. Большинство времени животное просто спало или ленилось на мягких диванах и креслах. Однажды сын Штурмина пролил на пол молоко и, ради смеха, взял Маркизу, которая спала на своей подушечке, и вытер спящей красавицей образовавшуюся лужицу. Маркиза даже не соизволила открыть глаза, несмотря на то, что ее использовали вместо швабры. Борясь с ленью и инертностью животного, Сергей упорно пытался расшевелить ее какими-либо упражнениями и тренировками. Кое-какие успехи на данном поприще все же имелись.

-Мышка!- крикнул хозяин животному. Кошка молниеносно выпрямила спину и стрелой прыгнула вниз на плюшевого белого медвежонка, что одиноко стоял на ковре посреди комнаты. Маркиза упала на тряпичную голову игрушки, и было видно, как все ее когти и зубы одновременно впились в мягкий наполнитель. Штурмин искренне и весело рассмеялся. Засмеялся своим звонким и радостным смехом и сын Сергея, Филипп, пацан восьми лет от роду.
-А представь, пап, если Маркиза вот так в голову кому-нибудь вопьется! Я имею в виду человека! Это же жуть, что будет!- предположил Филипп.
-Да уж, не хотел бы я, чтобы это была моя голова!- подтвердил отец,- Не хотел бы!
Тут дверь в комнату приоткрылась и зашла жена Сергея и мама Филиппа - Светлана Штурмина. Это была молодая женщина с черными волосами, правильными чертами лица. Она носила челку и постоянно дула на нее, пытаясь скинуть не очень послушные пряди со лба. Света услышала с кухни громкий смех обоих ее мужчин и, зная, что они играются с Маркизой, решила вступиться за кошку. В кухонном переднике, с лопаткой для переворачивания блинов она недовольно смотрела на мужа и сына.
-Опять кошку мучаете? Опять ее заставляете прыгать, как пантеру, на голову игрушке?
-Мам, мы же ее не мучаем, мы с ней играем!
-Да, мы опять просто играем!- подтвердил Штурмин - старший.
-Да игра-то ваша бесполезная! Более того, я считаю, что и бестолковая! Вместо того чтобы уроки сделать, вы мучаете животное! Заставляете ее выполнять какие-то агрессивные бойцовые команды! Она вам что, собака-телохранитель, что ли? Она - кошка, пусть и сиамская! Вот дождетесь когда-нибудь, что она прыгнет на ваши головы, тогда вспомните мои слова! Она же аристократка, а не цирковое животное! А вы ее дрессируете, как тигра в цирке! Верно, я говорю, Маркиза?- обратилась Светлана к кошке.
Маркиза не удостоила женщину даже взглядом. Она медленно встала на все четыре лапы и плавно, не торопясь, стала выходить из комнаты. Вся семья молча наблюдала за этим шествием настоящей Дамы.
-Кс-с-кс-кс!- позвал ее Филипп. Ответом ему стал исчезнувший за дверью хвост. На такой пошлый и неоригинальный зов аристократичная Маркиза не откликается.
-Пойдем делать уроки, сынок!- предложил Филиппу отец, и пацан закивал головой. Светлана похвалила мужчин, сказав 'молодцы', и отправилась обратно к блинам на кухню.

Вечером Сергей ответил на телефонный звонок. Это звонил его компаньон и бывший друг, тот, что и подарил ему Маркизу - Калугин Артем.
-Я тебе, Артем, уже сказал свое решение! Никому свои акции и свою долю я продавать не буду! Сколько раз тебе можно повторять! Меня устраивает, как идет бизнес и мне просто нравится делать то, что я делаю. Для чего мы столько лет пахали, рисковали,
чтобы просто продать всю фирму на корню? Это же, как наш ребенок, а ты его продать хочешь! О чем мне думать?- продолжал говорить Сергей в трубку,- Я уже все решил! Не хочу! Ты хочешь, а я - нет! А 51% акций - у меня. Так что, мне решать! Все, мое слово сказано. Нет, я не передумаю. Мой ответ - нет! Все! Пока!- Штурмин с силой опустил трубку телефона на рычаг. Рядом стояла Светлана и только спросила:
-Опять?
Сергей кивнул головой и добавил:
-Ни хрена человеческого языка не понимает!

Супруга разочарованно вздохнула. Она тоже была против продажи их фирмы 'Сталкер' крупному холдингу, 'акуле бизнеса'. Учредителей в фирме 'Сталкер' было двое: Сергей Штурмин и его друг Артем Калугин. Когда они только начинали свой бизнес, и у них не было практически ничего, фирма мало кого интересовала. Но постепенно они становились все более и более известной компанией на рынке программного обеспечения, обрастали клиентурой, расширяли географию выполнения заказов. А после того, как они выполнили 'под ключ' компьютерное обеспечение, включая сложнейшую систему защиты информации, одного известного коммерческого банка, о них стало известно в банковском секторе и интерес к 'Сталкеру' вырос значительно. Посыпались заказы, появился даже брэнд 'Сталкер'. Имидж фирмы стал таким: если защиту компьютеров от вирусных атак и вторжений извне доверить 'Сталкеру', то шансы отразить эти попытки взлома системы очень высоки. 'Сталкер' действительно обеспечивал высококлассную защиту сетей от вторжения. И вот теперь крупный холдинг хочет купить этот брэнд с потрохами. Да, деньги они предлагают хорошие, но зачем продавать успешный бизнес? Бизнес, который рос, как ребенок на твоих глазах, бизнес в котором у тебя есть имидж и превосходные знания. Сергей планировал в будущем передать свое дело сыну, который тоже проявлял интерес к компьютерам с ранних лет. А Артем Калугин, компаньон, все упрашивает, канючит, юлит. Смысл действий один - продай свою долю. Потом он скатился к угрозам. О былой дружбе речь уже и не шла. Она потихоньку улетучивалась куда-то, пока доходы фирмы, наоборот, росли и увеличивались.

Итак, Светлана поддерживала своего мужа в его нежелании терять бизнес. Еще через три дня Артем опять позвонил и сказал, что он заедет к Сергею вместе с одной женщиной, специалистом по компьютерам. Он заявил, что 'хрен' с ним, с этим холдингом, раз Штурмин не хочет продавать бизнес, то и не надо. А женщина эта представляет крупного заказчика в Сибири, и она хочет представить свой проект в неформальной обстановке. Артем попросил Сергея накрыть легкий стол: легкое вино, конечно, очень качественное и дорогое, легкие закуски, в основном фруктовые. В назначенный вечер семья Штурминых ждала гостей. Артем широко улыбнулся Сергею, когда тот открыл дверь. В руках он держал внушительный букет хризантем. За его спиной стояла миниатюрная женщина с доброжелательным выражением лица. Белоснежные, явно крашенные волосы лежали аккуратной волной на ее красивом лице. Оба гостя шагнули в квартиру. Артем торжественно вручил цветы Светлане Штурминой.
-Знакомьтесь! Это Алина!- представил свою спутницу Калугин.- Приглашайте нас к столу, мы не откажемся!
Артем потрепал за волосы Филиппа, и вся семья и гости прошли в гостиную, где был накрыт небольшой, но изысканный стол.
-А вот и Маркиза!- Артем даже слегка обрадовался, указывая на сидящую, на книжном шкафу кошку.- Ух, глазищи, как у бандитки! Я ее еще котенком Сереге подарил. А она вот теперь какой пантерой стала!
Алина слегка улыбнулась и посмотрела в глаза кошке, которая лениво следила сверху за шевелением людей внизу. Кошка не отвела взгляд, а вот Алине стало неприятно, и она переключилась на раскладывание закусок. За столом потекли неторопливые беседы о новых фильмах, о планах на отдых, новинках автомобильного рынка и моды. Артем рассказал несколько действительно смешных анекдотов. Правда, спустя двадцать минут, Алина прокашлялась и выразительно посмотрела на Калугина. Тот сразу стал серьезным и сказал:
-На самом деле, Сергей и Светлана, мы пришли к вам с деловым предложением. Мы готовы увеличить сумму за твою долю акций, Сергей, в нашей компании 'Сталкер', еще на пятнадцать процентов. Но, учти, это потолок. Больше не проси.
Сергей зло бросил вилку с кусочком ананаса на тарелку:
-Так вот ты зачем пожаловал! Что-то подобное я от тебя и ожидал! Убирайся из моего дома! Не буду я ничего продавать! Ты понял?!
Алина поставила на стол бокал с превосходным французским вином, накрахмаленной салфеткой обмакнула уголки губ и вопросительно взглянула на Артема.
-Это твое последнее слово?- уныло задал вопрос гость.
-Самое последнее. Последней не бывает.
-Светлана?- повернулся он к жене Штурмина.
-Я поддерживаю мужа. Наш ответ - нет!
За столом воцарилась тишина. Восьмилетний Филипп непонимающим взглядом смотрел на взрослых людей за столом. Сергей встал и сказал гостям:
-Я провожу вас до двери.

Алина перевела взгляд на Калугина, и тот кивнул головой. Филипп в этот момент смотрел на отца. Вдруг он увидел, как на белой рубашке Сергея мгновенно выросло красное пятно, и он стал падать назад. Светлана резко вскочила, но следующая пуля, выпущенная из пистолета Алины, обожгла ей плечо. Звуков выстрела слышно не было, ибо на оружии был глушитель. Сергею пуля попала в живот, и он корчился от боли на полу, его супруге - в плечо.
-Если услышу хоть один плач или крик, стреляю в голову,- обыденно предупредила гостья.- Ты меня понял, малец?- повернулась она к Филиппу.
-Ни слова, Филипп! Прошу тебя, ни слова!- сквозь боль проговорила мать мальчика.
-Дурак ты, Серега!- незлобиво выругался Калугин.- Дурак! Сам себя сгубил и семью свою подставил. Но теперь - поздно. Скажи, где учредительные документы прячешь. Обещаю, твой сынок останется жив. И придется еще тебе подписать договор продажи мне твоей доли акций. Правда, датирован он прошлым месяцем, чтобы вопросов лишних не возникало. Договор уже с печатью нотариуса, на гербовой бумаге. Все, как положено, друг мой. Зря ты против корпорации пошел. Куда нам с ней тягаться! Не захочешь подписывать сейчас - пристрелю Светлану. Не захочешь подписывать после этого - пристрелю...
-Я подпишу!- выкрикнул Штурмин-старший.- Подпишу! Семью не тронь!
- Так давай, не будем тянуть! Ограбления, обычно, быстро делаются!
- Какие ограбления?
- Ну, как, вооруженные. Нам еще предстоит у тебя деньги и ценности изъять, переворошить тут все. О том, что ты человек небедный, много людей знало!
- Ты все равно нас убьешь, ублюдок!
- Подписывай! Я еще не решил, что с вами делать. Но если не подпишешь, то
всем конец. А так, я, может быть, оставлю жизнь Светке и твоему пацану.
Если она рыпнется в милицию, то мои люди убьют Филиппа. Если нет, то она получит денег, правда немного. Квартира эта ей достанется. Плюс коттедж. Только я буду настойчиво рекомендовать ей переехать в другой город. Чтобы перед глазами не маячила.
Подписывай!

Сергей, держась за живот, встал, подошел к столу. Алина с пистолетом,
готовым к ведению огня, держала его на мушке. Калугин вынул из кожаной папки
пачку документов, из нагрудного кармана пиджака достал ручку - автомат и заботливо нажал на кнопочку.
-Садись, садись. Пиши спокойно, на вот тебе платок носовой, вытри руки, а то документы запачкаешь. И не дури! Иначе, первая пуля в тебя, две остальные им в головы!- кивнул он в сторону остальных членов семьи Штурмина.- Вот тебе ватный тампон, пропитанный антисептиком. Приложи левой рукой к ране на животе, чтоб крови много не потерять. Ты нам в сознании нужен. А правой рукой подписывай договор продажи своей доли.
-Запасливый, гад! - выругался хозяин квартиры, затыкая рану тампоном.
- Не забудь о расшифровке подписи! Я тебе даже документы к столу пальцами прижму, чтобы удобно одной рукой писать было. Тампон кровью нальется, ты мне скажи, я новый дам. У меня их много. Светочка, возьми тоже тампончик! - он протянул маме Филиппа пачку марлевых стерильных салфеток.- К плечику своему на рану тоже приложи. Теперь, Серега, когда ты понял серьезность наших намерений, подписывай! И учредительные документы фирмы положи передо мной на стол!
Спустя двадцать минут Калугин внимательно осмотрел правильность поставленных подписей под договором купли-продажи пакета акций Сергеем Штурминым своему компаньону Артему Калугину. Убедившись, что все оформлено согласно букве закона,
последний вежливо откланялся:
-Я подожду на кухне, а ты тут заканчивай! Не могу на это смотреть!
В коридоре застучали его шаги по дубовому паркету.

Киллерша с совершенно спокойным, безжалостным выражением лица обвела взглядом Сергея, его жену Светлану и их сына Филиппа, как бы выбирая, кого убить первым. Наступил момент, когда вся семья резко и окончательно поняла, что их жизни на этой земле пришел конец. Эта белокурая красотка не пожалеет никого. Лед в ее глазах говорил о характере профессиональной убийцы. А умирать не хотелось никому.
-Мышка!- вдруг негромко, но четко сказал Штурмин и Маркиза с книжного шкафа,
в ту же секунду, прыгнула на белоснежную голову Алины, так похожую на голову белого плюшевого медвежонка, впиваясь всеми когтями в череп спутницы Калугина. Киллерша закричала от дикой боли, так как один из когтей кошки рассек ей глаз. Она дернулась от неожиданного нападения и нажала курок, но промахнулась, так как почти сразу же после когтей Маркизы ее глаза стали заливаться ее же собственной кровью. Сергей среагировал быстро и из последних сил: рванулся вперед и сильнейшим ударом в лицо отправил убийцу в нокдаун. Девица с грохотом упала спиной на журнальный столик. Все лицо ее было уже залито кровью, рассеченный когтем глаз стал вытекать из глазного яблока.

По коридору бежал Артем, услышавший грохот и женский крик оттуда, где должна была воцариться гробовая тишина. По дороге выхватил пистолет и его рука, с готовым к ведению огня оружием, первая появилась в дверном проеме. Когда он полностью ввалился в гостиную, раздался негромкий хлопок. Артем Кулагин с удивлением смотрел на дуло пистолета Алины в руках Сергея Штурмина. У самого Артема над левой бровью, красной лампочкой зажглось пулевое отверстие. Новый, единоличный владелец по документам фирмы 'Сталкер' выронил пистолет из рук, еще секунду постоял и тяжело
рухнул на пол. Его спутница лежала на боку, и змейки крови бежали не только из
ее глаза и ран черепа от когтей и зубов Маркизы, но и из большой дырки в районе затылка. Падая, Алина со всего маху ударилась об острый угол секретера. Признаков жизни белокурая дива не подавала.

Филипп и Светлана смотрели на Сергея с открытыми от изумления ртами.
Штурмин - старший вновь плотно прижал к животу ватный тампон и потянулся к
телефону на тумбочке. Рядом с телефоном сидела Маркиза, и, не мигая,
наблюдала за окровавленной рукой своего хозяина, тянущейся к телефону.
- Спасибо вам, Маркиза! Большое спасибо! - выдавил из себя Сергей. - Но
позвольте мне позвонить в скорую помощь и милицию!
Кошка сидела неподвижно.
- Пожалуйста!- жалобно попросил Сергей.
Маркиза выпрямила спину и спрыгнула на пол, после чего, не спеша, стала покидать гостиную. Перепрыгнула через труп Артема Калугина, что купил ее котенком в подарок нынешнему хозяину. Вернее, не хозяину, а другу. Хозяином в этой квартире она считала себя. С вертикально поднятым хвостом, животное исчезло в коридоре.

-Вот тебе и бесполезное существо, вот тебе и аристократка! - сквозь боль выразила восхищение Светлана Штурмина. - Беру назад свои слова о бестолковости ваших тренировок.
Глава семьи улыбнулся и стал набирать на телефоне номер 03.
 

Люблю

(Владимир Рудов)
 40  О любви  2017-05-08  4  1287
Посмотришь лишь и, как всегда,
Я радость пью до донышка,
И в сотый раз начну гадать:
Ты зайчик или солнышко?

 

ХОРОШО БЫ СОБАКУ КУПИТЬ...

(Тамара Кошевая)
 70  Про собак  2016-01-19  5  1287
"Хорошо бы собаку купить..."
Иван Бунин. Одиночество

Вот купить бы собаку, но как?
Друг за деньги? Нет, это негоже.
Мне по жизни дарили собак,
Беспородных, породистых тоже.


На Камчатке был Петька, кобель,
Самый умный зверюга на свете!
Не устраивал мне канитель,
Не в пример Исаченкову Пете.

      
Пудель Дарик… игрун, ловелас…
Сын московской ослепшей циркачки
Был в Москве и подарен, как раз.
Ох, и прятал по дому заначки!

      
Сука Герта… рожала щенков
Разномастных и разновеликих…
Разбирали друзья – будь здоров –
Полуночного блуда улики!

      * * *
Я любила всю живность мою,
И она мне любовью платила,
Только вот… не фартило зверью –
Отнимала какая-то сила!

И доселе приходят во сне,
Скачут… лают… лакают из блюдца…
Нет, собаки не надобно мне –
Слишком больно утраты даются.
 

ЗДРАВСТВУЙ...

(Хи-хи (Наталья Дроздова))
 34  О религии  2014-04-05  2  1287
Здравствуй, Боже… Я знаю, ты – много старше…
Но тебя почему-то зовут на «ты».
И в таком обращенье – ни грамма фальши,
Потому что всегда мудрецы просты,
Потому что прозрачен, как горный воздух,
Непреложных истин сакральный свет,
Потому что условностей всех громоздких
В мире светлом твоём, без сомненья, нет…
И босыми ногами ты меришь вечность,
Не считая воткнувшихся в них заноз,
Прикрывая ладонями человечков
От разбуженных ими штормов и гроз…
 

Юла

(Злой шутник)
 30  Несмешное  2009-07-06  1  1287

А земля всё вертится и вертится
как юла, огромная юла
На Земле всем верится и верится
в лучшее и что не будет зла....

А кругом пространства безвоздушные
Холод и космическая тьма
Взгляды я ловлю твои потухшие
И схожу от холода с ума

Вспоминаю как струились искорки
Раньше из влюблённых наших глаз
Верили, надеялись мы искренне
В то, что не коснется холод нас

Но в душе мелодия печальная
И улыбок наших меркнет свет
И отпеты песни обручальные
И назад уже дороги нет

А земля всё вертится и вертится
как юла, обычная юла
На Земле всем верится и верится
в лучшее и что не будет зла....
 

Эротика леса (Пародия)

(Анатолий ЯНИ)
 1  Шутки про лес  2008-02-18  8  1285
Берёзки, бёдрами белея…
      Леонид ЯКУТИН

Опять пишу я стих свой озорной.
Поэзия, конечно же, – не проза.
Виляя бёдрами в тиши лесной,
Снимает платье белое берёза.

Не спит сосна, сна – ни в одном глазу,
И шишки средь ветвей плывут, как рыбы.
Эх, больше эротичности в лесу
Деревья демонстрировать должны бы!

Они ведь, как и люди, неспроста
Друг друга окружают слева, справа,
Где представляла танец живота,
Заламывая листья рук, агава*.

А на отшибе лесополосы
Осина к дубу страстно прижималась,
Где листья, словно жёлтые трусы,
Ольха снимала, ветру отдаваясь.
______
*Род многолетних растений семейства ананасовых, свыше 300 видов. Цветут раз в жизни, образуя цветонос длиной до 12 метров со многими цветками (их насчитывается до 17 тысяч на одном растении). Из сладкого сока агавы (заявляю как повар) получают национальный мексиканский напиток, а также вино мексикаль.
 

Люди

(Lyudmilochka)
 36  О человеке  2007-09-24  7  1285
По-своему Жизнь крутА:
По свету в одной упряжке
Богатство и Нищета,
И Праздность, и Труд чей-то тяжкий.

Без наций, религий и каст
Есть люди везде - ЛЮДИ.
Отличные, может, от нас,
Но Верят, Живут, Любят.

******
 

Цунами

(Ременюк Валерий)
 38  День России  2011-03-15  0  1284
…… С глубоким соболезнованием народу Японии
…….и предостережением нашему собственному


Вот так кайфуешь за стена’ми,
Мой дом-де это цитадель!
И вдруг - привет! – пришла цунами,
И, как щенка, тебя оттель.
Ты, мол, - За что? Кто покусился?!
Зачем, мол, жребий так жесток?
А это - чтоб не заносился,
Не забывал про свой шесток!

Загородив ущелья речек,
Загнав реакцию в трубу,
Ты думал, горе-человечек,
Что Бог вращаться на пупу
Теперь обязан пред тобою? -
Какая жалкая модель!
Накрылась медною трубою
Твоя былая цитадель…

Но, по секрету, между нами,
Тебе одно замечу я:
У всех у нас свои цунами,
Сиречь, у каждого своя.
Она не любит проявляться,
Как предсказуемый процесс.
Она, к примеру, может зваться
Саяно-Шушенскою ГЭС,

Лесною засухой-пожаром,
А то – пропавшей АПЛ*.
И не избыть ее «на шару»,
И всё, что было, не предел…
Цивилизация до хруста
Сложила кости домино.
Мы отдуплились: «пусто-пусто».
Плывет пустое кимоно…

………………..
* АПЛ – атомная подводная лодка.
 

Советский Союз. 2038-ой год.

(Долгоносик Очумелый)
 2  Про СССР  2008-03-06  0  1284
Советский Союз. 2038-ой год.
   Шел 2038 год. В городе Брежнев, что в России, занимался день. Над зданием городского Совета народных депутатов гордо развивался серпасто-молоткастый стяг. Улицы города были пустынны. Подавляющее большинство людей ложилось спать очень поздно, а пробуждалось когда царство Морфея выпускало их из своих лап естественным образом.
Работа не являлась теперь обязательной составной частью жизни советского человека. При наличии желания и энергии люди могли получать некие должности и выполнять определенную работу. В основном, общественную, или творческую. По всем каналам телевидения передавали гимн Советского Союза. По каналу для детства и юношества передавали очередную передачу "Пионерская зорька". В ней рассказывали, как активисты движения "Пионерия мира" слетелись на слет пионеров всего мира в город Ленинград.
Эти гордые ребята с чистым взором, не затуманенным наркотиками и значками доллара, как во всем остальном мире, делились друг с другом своими грандиозными планами по массовому распространению движения в страны Старого Света, Южную и Северную Америку, Африку, Азию, Антарктиду. В новостях сообщали о новых успехах первого в мире построенного коммунистического общества. На фоне непрекращающихся техногенных, социальных, экономических и военных потрясений на Западе, Советский союз стоял мощным и мускулистым исполином. Свобода, равенство, братство в этом обществе стали не пустыми словами. Каждый получал необходимые блага по потребностям. Работали на заводах и фабриках, в полях и в космосе, на земле и под водой, работали одни лишь роботы советского производства. Знак качества "Сделано в СССР" стал гарантом надежности, высоких технологий, удобности и безотказности всего, на чем он имел честь быть проставлен.
   
   В то время как в странах Запада давились генномодифицированными и клонированными продуктами, от чего количество рождения мутированных детей превысило все медицинские нормы, в Советском Союзе люди питались только натуральным продовольствием. Советский человек стал высшей ценностью государства, его здоровье и моральный дух были поставлены во главу угла. Давно уже нельзя было встретить человека, затягивающегося табачным дымом, пьющего на ходу или в кафе водку и пиво. Любой человек на улице мог подойти к специальному автомату, выбрать из тридцати сортов фруктов и овощей какой-либо сок. Нажать на соответствующую кнопку и он моментально получить бокал свежевыжатого освежающего напитка из заказанного фрукта или овоща. Применение химически опасных консервантов запретили. Если уж сок яблочный, то выжатый из настоящего яблока "Антоновка", что недавно висело еще на ветке в девственно чистом и ароматном фруктовом саду. Если морковный сок, то из свеженькой, естественно оранжевой морковки, растущей в незараженной почве Нечерноземья, если уж мандариновый, то из плодов тихих и хлебосольных садов республик Закавказья.
   
   Восходящее солнце освещало привычный городской пейзаж. Двухсотэтажные небоскребы уходили куда-то вверх, к небесам, крыш почти не было видно. По натянутым над всем городом канатным дорогам уже мелькали первые кабины с ранними пассажирами. Заваленные до предела всевозможными товарами магазины уже открыли двери: продавцы надеялись, что хоть в выходной день им удастся что-нибудь продать. Продать, это не совсем правильное слово. Работали за специальные купоны, которые давал право перемещаться за пределы выделенных государством для обитания "сфер". Сферами назывались закрытые для проживания анклавы, карантинные зоны, перемещение из которых и в которые чрезвычайно строго контролировалось. Бушующие в странах Запада смертоносные вирусы представляли серьезную опасность для населения страны. Строгий карантин, минимизация контактов с иностранцами, сотни видов противовирусных препаратов, что добавляли в воздух городов, или "сфер"- стали привычными мерами защиты. Набрав определенное количество купонов, можно было съездить в специальных санитарных поездах к родственникам и виртуальным друзьям в отпуск. Но надеждам торговцев не суждено было сбыться: у народа всего имелось в изобилии, и он даже не знал, чего еще хотеть. А вот купоны ценились весьма и весьма высоко. Материальные ценности были легкодоступны.У всех было почти все для комфортной жизни. Но и Скука жизни заполняла сердца людей.
   
   Типичным развлечением советских людей стала игра в "Приватизацию". Государство выпускало специальные казенные бумаги, которые назывались "вучеры" и население стремилось получить как можно больше этих билетов. Это было вполне естественно: вучеры давали шанс в будущем вступить в кооператив, построенном на Марсе. Советское правительство уделяло огромное внимание освоению этого космического тела, так как условия жизни на земле становились все опаснее, несмотря на предпринимаемые меры. Советский человек много лет тому назад первым покорил космос. Так же, вполне логично, что именно советский человек организует человеческую колонию на этой планете. Чем больше наберет человек вучеров - тем больше шансов, гарантированных государством, что именно он или его дети получат новое местожительство в чистейшей и стерильной колонии Марса.

      Пока еще внутри "сфер" удавалось поддерживать чистоту экологических параметров. Но воздух и вода циркулируют по всей поверхности земного шара, невзирая на границы и политическое устройство стран.
   Полностью остановить процесс прихода ядовитейших нечистот на территорию Страны советов не представлялось возможным. Люди обратили свои взоры к небесам, вернее в черное пространство космоса. Советское государство и Братская Социалистическая Корея были единственными, кто уже активно вел освоение планеты Марс. Северная Корея так и не свернула с коммунистического пути, а Советский Союз, развалившись, пройдя через годы полукапиталистического хаоса и потрясений, вновь вернулся на путь Октября. И разобщенный советский народ не прогадал. Идеи свободы, равенства, братства были вновь поставлены во главу угла. Закон капитализма - "человек человеку - волк" сработал на всем некоммунистическом пространстве планеты. Большие и маленькие капиталистические государства при постоянно обостряющемся голоде природных ресурсов и продовольствия сначала начали препираться, потом ругаться, а затем, когда положение стало критическим, как голодные волки набросились друг на друга. Маленькие и доселе благополучные страны капиталистического лагеря были сметены с лица земли за несколько недель. Все их запасы продовольствия, накопленные ценности, культурные шедевры и более или менее трудоспособное население было захвачено государствами-"акулами". На какое-то время ситуация на Западе улеглась, но, как и следовало этого ожидать, только лишь на время. "Акулам" вновь стало не хватать еды, природных ресурсов, рабочих, чистого воздуха, лесов, безвредной воды и проч. И теперь эти "хищники" встали уже друг против друга, оскалившись убийственно мощным вооружением.
   
   Советский Союз взирал на эту само разрушительную грызню Запада со спокойствием исполина. Абсолютно стабильная политическая ситуация, понятия братства между людьми, взаимопомощи, единения умов перед наступившим коммунистическим бытом выигрывало по всем статьям у философии эксплуатации друг друга на капиталистическом поле. Те республики бывшего Советского Союза, образца начала восьмидесятых годов двадцатого столетия, что не вошли в состав Советского Союза двадцать первого века, лежали теперь в руинах. Их "сожрали" моментально все те же страны-хищники, "друзья". Новые империалистические "друзья" сразу же забыли о дружбе и обещаниях горячей поддержки в стремлении республик к свободе и демократии, они пришли на эти брошенные теперь всеми земли на гусеницах танков на суше, штурмовиками в небе, торпедами и ядерными подлодками в воде. И только на территории нового, обновленного Советского союза, в состав которого вошла братская Корея, еще теплилась надежда выжить. Марс представлялся лучшим выходом из той бездны, куда катился, а точнее, падал, земной шар.
   
   
   
   На сто пятьдесят восьмом этаже небоскреба, что на улице имени Брежнева, в одной из квартир жил Иван Федорович Кречетов, 88 лет от роду. В это утро он проспал дольше обычного и, когда открыл глаза, еще долго лежал в постели. Вставать не хотелось - ведь если подняться, то придется чем-нибудь, да заняться. А вот чем, Иван Федорович, хоть убей, не знал. Подобное чувство он испытывал уже не первый год, и все большую роль в его жизни стала играть неотвязчивая, раздражающая скука, даже тоска.
   -Томми, поди, сюда,- лениво позвал Иван Федорович.
   В соседней комнате раздалось тихое шуршание, и в проеме двери появился белый полированный ящик с многочисленными щупальцами и лампочками. Из чрева аппарата раздалось:
   -Слушаю вас, сударь.
   -Томми! Сделай мне хороший обед: борщ на первое, русские пельмени, ну и остальное, как обычно. Да, и еще гоголь-моголь. Сколько тебе понадобится времени?
   Аппарат после некоторой паузы произнес:
   -Четыре минуты сорок восемь секунд.
   -Отлично, Томми! Наполни ванну водой, и принимайся за дело. Да, если кто-нибудь будет звонить, не соединяй. Действуй!
   Иван Федорович неторопливо оделся, позанимался на тренажерах, смотря на экран дисплея, отражающего все основные показатели жизнедеятельности: давление, пульс, эмоциональное состояние. Разгоряченный зарядкой, он с удовольствием плюхнулся в прохладную воду небольшого бассейна. Вдоволь накупавшись, он выбрался из воды, вытерся, привел себя в порядок и уселся за стол. Томми сделал все, как надо, как обычно очень вкусно, но все равно кушал Кречетов без аппетита.
   
   Иван Федорович включил телевидение. Он вновь и с удовольствием смотрел мульфильм "Приключения незнайки и его друзей", снятый еше в бывшем Советском Союзе. В очередной раз посмеявшись и получив заряд хорошей энергии, он перешел на другой канал. Здесь шла программа "Время", где рассказывалось об очередных успехах в освоении планеты Марс советскими космонавтами и строителями, делались призывы активнее участвовать в Государственной программе "Собери больше вучеров". Вучеры давались за активное участие в жизни общества, проведение политзанятий и просветительских лекций среди населения "сфер", за участие в общественно-полезном труде, за своевременное информирование органов безопасности о подозрительных личностях, которые могут быть шпионами разваливающегося капиталистического мира. Эти темные личности и вредители проникали все же на территорию государства. В основном, они имели гражданство бывших республик Советского Союза. Эти люди прекрасно знали русский язык и советскую ментальность. Теперь, когда их республики лежали в руинах, они соглашались на любую работу на новых хозяев, а приглашение поработать шпионом на советской территории было ценнейшей наградой: жить и работать в стране, где нет хаоса, голода, страшных катастроф и межгосударственной войны надо было заслужить.
   
   Перейдя на другой канал, дед просмотрел старую, добрую картину " Три тополя на плющихе". Ему нравилось такое телевидение. Он вспомнил, как в девяностые годы прошлого столетия волна насилия, разврата, беспардонной жестокости захлестнула тогдашний эфир. Маленькие детишки периода отхода от коммунистических идеалов воспитывались через телевидение в духе жестокости, бесконечной крови, полупорнографических фильмов прямо на центральных каналах. Неудивительно, что волна венерических заболеваний, СПИДа, насилия извращений накрыла общество с головой.
    Вчерашние еще пионерки, носившие хорошо ухоженные косички, простые платьица и скромные сапожки, стали тоннами наносить косметику на свои еще детские личики, вместо неброских колготок на ноги натягивались ажурные, вместо туфелек надевались высокие сапоги на неимоверных каблуках. Вместо того чтобы учиться, развивать свои таланты и способности, огромная армия бывших школьниц ринулась на панель, мечтая о красивой жизни и безделии в противовес трудной работе. Лишь единицы из шеренг тех «амозонок» на время получили ту самую красивую жизнь, о которой мечтали. Большинство же бойцов «армии платной любви» сгинули в мутной грязи сексуальной распущенности. Кого-то прирезали или придушили клиенты, кого-то забили их собственные сутенеры, кто-то отправился в мир иной из-за СПИДа. Кречетов с улыбкой вспомнил миниатюру Михаила Берсенева "Проститутки в огне" тех лет. Действительно, вчерашние пионерки столкнулись тогда с жестокой и изуверской фантазией клиентов. Но это было в прошлом. Нынешнее телевидение принципиально, из идеологических и нравственных соображений не показывало ни боевиков, ни порнографии, ни ужасов. И от этого общество только выиграло: оно стало добрее, спокойнее, терпимее.


      В дверь позвонили. Иван Федорович немного удивился, и послал Томми выяснить, кто пришел. Робот мягко прошуршал по ковру и через некоторое время из динамика на стене послышался механический голос:
   -Это ваш племянник, сударь.
   Иван Федорович сам пошел открывать дверь, хотя сделать это можно было отдав словесный приказ, и искренне удивился, когда увидел на пороге своего внука.
   -Витя! Вот уж не думал, что ты придешь! Заходи, рассказывай, как дела!
Витя вошел в квартиру. Это был высокий, светловолосый парень лет четырнадцати, с конопатым лицом и оттопыренными ушами. Иван Федорович неожиданно поразился тому, какие грустные глаза у его внука, хотя ему так немного лет.
   -Проходи,- Кречетов старший указал внуку место в комнате. - Ты, конечно, будешь квас?
   -Как обычно.
   -Томми! Привези квасу, да похолодней!
   -Ну,- Иван Федорович уселся в кресло,- поведай, как дела, как настроение?
   -Настроение неизменно поганое уже немало времени,- признался Витя.- Тоска и больше ничего. Вокруг ничего не происходит, все неизменно. В общем, коммунизм построили, а человеку скучно. Вон у них, на Западе, разные там кризисы, демонстрации, гражданские войны. А у нас – ничего! - Витя разочарованно вздохнул и сразу же неожиданно спросил:
   -Слушай, дед, а что это были за "черные сорок лет" в России в прошлом веке и начале этого, с 1985 по 2025-й годы? Ты ведь был тогда молод, наверняка многое помнишь. Расскажи, мне это очень интересно и важно.
   
   Кречетов - старший был удивлен. Внук первый раз задал вопрос такого рода. Но с другой стороны, Иван Федорович уже давно с ностальгией вспоминал ту злую годину, и ему хотелось поделиться с кем-нибудь своими воспоминаниями. А кто может стать лучшим объектом, как не собственный внук, для этой цели?
   -Хорошо!- проговорил Кречетов - старший,- но учти: мой рассказ может получиться длинным и, если ты куда-нибудь спешишь, скажи сразу.
   -Мне некуда больше спешить, дед. Все осточертело. Рассказывай, да поподробнее!
   -Ну что ж!- рассудил старик. - Начну с самого начала, с 1985 года. В тот год лидером страны стал небезызвестный Горячев. Читая постановление о его утверждении на пост генсека, мы и не предполагали, что будет дальше. До него наше общество было не идеальным, но крепким и здоровым. Мы свято чтили социалистический выбор, свое социалистическое прошлое и будущее. Но вот пришел Горячев...
   
   -А правда, что Горячев был агентом международного империализма, поставившего своей целью уничтожить первое в мире социалистическое государство?
   
   -Возможно. Это был умный, даже талантливый агент. Это естественно: империализм внедрял в наши ряды все лучшее, что у них было. Первый удар, направленный на развал нашей экономики, он нанес в первый же год своего правления. Я узнал о нем, сидя в подсобке. Там, на деревянном ящике, я расстелил свежую газету, достал четвертинку водочки, стаканчик и кусочек соленой рыбки. После первого стакана я решил закусить, приподнял рыбку и, случайно, под ней наткнулся на надпись жирным шрифтом: "Указ об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом". Тогда я не придал этому значения, а зря! Даже наоборот, нагло усмехнулся и поднял тост в честь дальнейших начинаний нового генсека. Я и не мог предположить, что эта милая четвертинка окажется последней без труда добытой. Дальше началось что-то страшное. Вечерочком я, как обычно, выпив, отправился гулять. Как обычно, настроение было веселым, и я стал запевать свою любимую песню "Старинные часы". Не успел я спеть строчку "старинные часы еще идють", как два бравых молодца в милицейской форме, выскочившие из подъехавшей кутузки, взяли меня под белы ручки и затолкали в фургон! Когда меня привезли в отделение, я поразился: все блюстители порядка были трезвы, как стеклышко. Это меня насторожило. Еще больше меня удивило, что мне говорили "Вы".
      Дед хлюпнул носом, почесал затылок и продолжил:
   
   - А когда мой школьный кореш, с которым я всегда был накоротке, тоже сказал мне "Вы", я растерялся и не очень уверенно предложил:
   -Костик! Пойдем, вмажем! А то я что-то не понимаю некоторых последних перемен…
   -Я тебе в следующий раз, если напьешься, так вмажу, что костей не соберешь. Нельзя больше пить! Понял? - неожиданно рявкнул на меня размеренный, спокойный в обычной жизни друг. – Да, он служил в правоохранительных органах, но являлся нормальным, компанейским мужиком! А тут такое выдал! Вот какая чудная и неприятная метаморфоза с человеком приключилась!
   Я стоял и ничего не мог понять. Костик, мой кореш, с которым со школьной скамьи бегали за пивом, стал борцом за трезвость! Я подумал, может быть, он шутит и неловко улыбнувшись, добавил:
   -Я сегодня угощаю. Получку вчера получил.
   -Ты это читал?- Костик сунул мне под нос "ПРАВДУ" и тыкнул пальцем на большое слово "УКАЗ".
   -Читал, - отвечаю.
   -Так вот: еще раз на улице пьяным появишься - полетишь с работы, как пить дать! Хватит пьянствовать! - без особого энтузиазма сказал не прочь выпить в былые времена Костик.- А сейчас иди, на первый раз отпускаем. И только по старой нашей дружбе! Вот с того момента и началось это убийственное расслоение людей, все перевернулось, вскипело. Брат пошел на брата, один народ на другой, сосед на соседа. Дружба рушилась, начинался так называемый бизнес. Вот, гляди, что получалось. Ты - бизнесмен, я – бизнесмен. Ты открыл ларек с пивом, сигаретами, жвачкой. И я такой же открыл. Рядышком. Ты у меня клиентов уводишь, а значит, и деньги, и я у тебя. И вот, в конце концов, кто-то один решает, что должен функционировать только его ларек. Единственный. И тогда, кто первый придет к такому заключению, нанимает, скажем, поджигателя, который спалит палатку конкурента. А если это крупный магазин? Тогда и того хуже: нанимает киллера, и тот отправляет конкурента к праотцам. И совесть его не мучит. Спит спокойно. Ибо нет уже дружбы, а есть деловые отношения. Бизнес, так сказать.

   Иван Федорович отхлебнул горячего кофе и продолжил:
   -Так началась так называемая перестройка. Как говорится: "лиха беда начало". Весь народ стал нести потери, и я в том числе: видишь, у меня нет куска пальца - это с тех времен. На даче дело было. Гнали мы самогон...
   -Дед, а что такое самогон?- Витя прервал повествование.
   -Когда не стало выпивки, вся страна встала в стройные ряды самогонщиков,- на лице старика Кречетова появилась улыбка: видимо, он вспоминал свою молодость.- Ох, интересное же это было занятие – самогоноварение! Тут, брат, надо мозгами шевелить: куда змеевик воткнуть, сколько чего положить, как долго гнать и ступенчатость очистки конечного продукта обеспечить! Как, бывало, интересно все это занятие! А уж тяпнуть стаканчик первача - святое дело. Первач! Сладкое слово…

   Витя сделал вид, что все понял: не хотел докучать деду вопросами, а желал внимать рассказу старца.   
   -Так вот!- продолжал старик. - Однажды мне в голову отчаянная мысль пришла, как поднять на новый уровень процесс самогоноварения. Делал я свой аппарат две недели. Не аппарат получился – конфетка! Разные там приборы на трубках, куча змеевичков. А размеры-то, размеры!- Иван Федорович по-детски засмеялся.- В половину сарая, не меньше. Внизу не печь была, а целая паровозная топка! Но как-то раз оставил на ночь его включенным, под змеевики фляги поставил, то есть все по уму сделал. А ночью жена в бок бьет:
   -Вань, в сарае что-то творится. Слышишь, какое тресканье, да бурление. Как бы твой механизм деревню не подорвал! Все пыхтит, чихает, монстр этот твой железный, новорожденный! Как живой прямо!


      Прислушался я и впрямь - права баба. Нацепил ватник, да пошел к сараю. Уже на улице увидел - дым или пар из сарая валит. Открыл я дверь, смотрю, дверца аппарата открылась и из нее варево льется. Ну, я дверцу-то закрыл, дров подкинул, а сам стал прибираться. Уж не знаю, что там произошло, только минут через пятнадцать разорвало мое творение спиртогонное. На части. Один из осколков мне кусок пальца снес, другие меньше вреда. В общем, очнулся я, смотрю - у сарая только две стены осталось. Стены не жалко: сарай плохенький был, почитай, под снос. Трудов жалко стало, трудов немалых! Вот так по мне перестройка эта и шибанула. Но это был ее первый мощный удар, но далеко и не последний!
   Иван Федорович многозначительно откинулся на спинку кресла и замолчал. Витя с сияющими глазами представлял эту картину. Ему было очень интересно. Масса новых слов и понятий, новые впечатления. Пацан нетерпеливо поерзал в кресле и спросил:
   -А что дальше-то было? Не с сараем, а в жизни вообще?
   Дед убедился в наличии интереса у внука и не спеша, продолжал:
   -Дальше - больше. Горячев стал постепенно раскручивать маховик так называемой гласности. Ох, и ловко же он это делал! По стране ездил, с людьми разговаривал. А мы ему в рот сначала смотрели. Помню, восемьдесят шестой - восемьдесят седьмой годы. Бывало, домой придешь - смотришь, выступает Горячев, а у телевизора и мать с отцом, и дед, и бабка, и жена, дети, даже кот и тот в телевизор уставился! Телефон ли звонит, пирог ли горит - все по боку. Помню, позвонит начальство жене с работы, а она им и говорит: "Перезвоните! Я Михаила Сергеевича слушаю!". И добавляла, набравшись наглости: "И вам советую". Ну, звонивший сразу оправдываться начинал, дескать в доме два телевизора и оба речь Горячева показывают, и, что дескать, послушав нашего лидера, захотелось получше организовать работу, вот и звоню, мол, посоветоваться именно сейчас, дальше мочи нет терпеть! Коллегиальность, мол, развиваю!

   Дед отпил минеральной воды из бокала и, промочив горло, продолжил выуживать из глубин памяти дела давно минувших дней.
   
- Мы тогда все поборниками перестройки были. Вот спросить у кого тогда: "А ты против перестройки?", так человек очень обидится, стукнет себя в грудь, да скажет проникновенно: "А между прочим, перестройка в кровь мою вошла, она мне родная!". Тех, кто остался верен партии, социализму, в конце концов, врагами стали называть. Постепенно империализм подтачивал фундамент социализма, медленно, но верно. А с 1988 года этот процесс пошел полным ходом. По любому вопросу Горячев говорил, он либо обещает, либо уже поднял на новый уровень. На новый уровень поднималось абсолютно все: отношения с капиталистическим западом, производство в стране, в области освоения космоса и распределения карточек. По-моему, даже детородный орган мужчин страны собирались поднять на новый уровень для увеличения рождаемости. Так жена моя, твоя бабушка, в какой-то желтой прессе прочитала. Новый уровень стал знаменем эпохи. Бывало, домой придешь и, если Горячев выступает, то спрашиваешь:
   -А что теперь поднимается на новый уровень?
Жена посмотрит на тебя презрительно, да молвит только:
   -Эх ты, темень! Счас исторические события происходят, так сказать. Поднимаются на новый уровень отношения между СССР и Республикой Бахрейн! Это нам открывает невиданные перспективы в будущем, а ты...
   -Фрося, какая же ты у меня умная при Горячеве стала,- хвалю ее,- я бы так не смог. Политическая грамотность,- говорю,- дело нужное, только вот я хавать хочу.
Жинка моя вздыхала, и шла готовить мне есть. Она понимала мою ограниченность и не очень на меня обижалась. А я, если вопрос какой возникал касательно политики, сразу к ней бежал. Помню, пришел я к ней на работу, и спрашиваю:
   -Фрося, а для кого эта перестройка делается? Уж я столько про нее наслышан, и Горячев про нее говорит, но никак не могу в толк взять: кому она нужна, эта перестройка?
Если б не она, я бы так и не догадался, кому. А она постучала линейкой мне по голове, да тихо молвит: "Прежде всего, тебе и твоим детям". Это сейчас - тоска зеленая, а раньше, в годы перестройки, нам скучать не приходилось. Вот, скажем, я довольно хрупким парнем был в те годы. Да и раньше, в школе не раз бывал бит, а эта перестройка меня жить научила, и бороться за свои права, да. Но это все равно ее не оправдывает. Ведь мы тогда с каждым годом все дальше от социализма уходили, а куда уходили, никто толком не знал. Помню все заголовки газет, разные разговоры на политические темы начинались и заканчивались вопросом: "А куда мы идем?". Это сейчас нам понятно, что шли то мы к развалу, а тогда.... Помутился разум у людей, не хотят строить коммунизм, а чего хотят - сами не знают. А споров то, споров! Жизнь кипучая настала, интересная. Вот раньше народ другой был. Сейчас, при коммунизме, у него все есть, все, что захочешь. А тогда, помню, как бывало приятно, когда привезут на двадцать человек четыре куренка, так это целый ритуал был! Все работу бросают, на бумажках крестики рисуем, а потом тянем. И озарится улыбкой лицо обладателя бумажки с крестиком.

      Дед хмыкнул носом и озорно хихикнул.
   
- А как, бывало, он смеется после этого таким забавным детским смехом. И пусть куренок синего цвета и не потрошенный, но, все равно, приятно ощущать, что случай выбрал именно тебя! А вот ты, когда последний раз от души смеялся?- Иван Федорович прищурил глаза и хитро посмотрел на внука. Тот замялся, крутанул головой и как-то стыдливо сказал:
   -Давно уж не смеялся. Все наскучило, а живых эмоций нет и нет. Разве что только вчера улыбнулся, когда увидел, как бабка с лестницы свалилась. А больше и не припомнить. А вот еще момент: когда трамвай скоростной с пассажирами под грунт провалился с пассажирами. Как они голосили и ругались!
   -Да,- дед задумчиво помотал головой,- не густо у вашего поколения осталось поводов для смеха. А во время перестройки мы смеялись от души. Послушаешь, бывало, рассказ о том, как мужик пальто добывал - обхохочешься! Или все те же выступления лидеров. А парламент придумали! Все друг друга грязью поливают, а решать ничего не решают, окромя этих проклятущих процедурных вопросов. В этих вопросах парламентарии блистали! Буквально раздавливали оппонентов! В то время все политиками обернулись. Даже алкаши горькие, когда говорить могли, и те про политику говорили! Посторонних не было.
   Старик замолчал. Утомленные голосовые связки требовали отдыха. После короткой паузы позвал:
   -Томми!
   В комнату бесшумно въехал Томми и механическим голосом спросил:
   -Что желаете, сударь?
   -Сделай нам кофе с мороженым, да покрепче. Желательно побыстрей, а то очень пить хочется. Иди, или катись, уж не знаю, как сказать,- приказал помрачневший Иван Федорович. В эту минуту он с сожалением думал о том, что тех лет уже никогда не вернуть. Коммунизм построен, а что делать дальше? Куда идти? Он встал, подошел к большому окну и задумчиво сказал:
   
   -Знаешь, Витя, не те сейчас люди стали. Мало радуются, мало огорчаются. Ты уж извини, но, по-моему, все в серятину превращается. А нет ничего страшней серятины, ибо она ни к чему не ведет, ни чему не способствует, кроме постепенной деградации.
   Немного помолчали. Старик смотрел в окно, изредка постукивая пальцем по стеклу. Внук его сидел задумчивый, наверное, старался представить себе тот далекий и неизвестный ему мир - мир молодости деда. Прикатил Томми и угостил гостя кофе, затем налил хозяину и с почтением удалился. В разговоре наступила довольно длительная пауза. Первым прервал ее Витя:
   -Дед, а ты, случайно, не помнишь, как самогон гнать?
   Дед еще не понимал смысла слов им услышанных, поэтому ответил просто:
-есть, сынок, вещи, которые позабыть нельзя. Самогоноварение из числа таких вещей.
   -Дед, а давай нагоним самогона!- с азартом предложил Витя.- Ты вспомнишь "дела давно минувших дней", я помогу тебе. Мы так перенесемся в те годы, вдохнем воздух той жизни, дед! Ведь у тебя душа романтика, технического волка! Давай, тряхнем стариной!

   Кречетов-старший испугался поначалу такого предложения. Ведь подобная деятельность противоречила существующим законам и жестко каралась.
-А ты, внучок, знаешь, что с нами сделать могут власти, коли словят на этом занятии? Это же подрыв нравственных устоев Советского человека! И статья за это светит не хилая!
-Знаю. Учили в школе. Вплоть до выселения за пределы «сферы» в эти убийственные поселения отщепенцев и диссидентов, где вода и пища отравлены, воздух черен от примесей. Где питаются тыквами мутантами и крысами размером с собаку.
-И ты готов к такой жертве?
-Да. Только расскажи поподробнее об этом самогоне.
    Пенсионер поднял мечтательно глаза к потолку.   
-Эх! Самогон! Вот это был напиток! Твой отец его еще успел попробовать, а тебе, я боюсь, не удастся. Что у нас теперь вместо старого, доброго дедушкиного напитка? Таблеточки радости!

      В новом Советском Союзе спиртное, как продукт, наносящий существенный вред организму строителя коммунизма, было под запретом. Пиво в магазинах продавалось, так же как и шампанское и вино, но все оно было безалкогольным. Пиво - делалось из имбиря, вино - из любого фрукта. Только градуса в этих напитках не было. Дед достал из нагрудного кармашка рубашки упаковку таблеток и нажал на клапан на баночке. Из нее ему на ладонь выпала небольшая таблеточка, по ребру которой тянулась надпись "радость".
-Вот видишь, что сегодня заменяет людям вековой продукт наших предков! - огорченно заключил Кречетов. - Может, это и правильно. Я думаю, да нет, я уверен, что сия химия наносит меньше вреда организму просто потому, что здесь применены новейшие и нанотехнологии. Это все так. Удобно: положил себе под язык и через минуту у тебя поднимается настроение, тянет к беседе и философствованию. Но...Старый добрый самогон не заменишь. Хотя это может быть, лишь мое стариковское мнение...Тряхнем стариной, говоришь? - дед задумался.
-Угу, - согласился пацан.
   -Если меня ты имеешь в виду, то если меня еще раз "тряхнет этой стариной", то отправлюсь к праотцам,- продолжил Кречетов-старший,- но, если честно, идея мне нравится. Ведь вокруг все так скучно, серо. Что ж, если ты готов рискнуть и принять участие в сооружении и эксплуатации аппарата, приходи завтра с утреца. Сейчас я устал, и говорить, и что-либо делать. А пока вот тебе ручка, вот карандаш и бумага, запиши, что тебе надо к завтрому достать.
   
   Иван Федорович думал недолго, перечислил несколько наименований и, довольный, проводил внука. Потом он направился в комнату, взял в руки маленький пульт, нажал на кнопку и из стены ящиков выехал один. Старик подошел к нему и достал шкатулку большой величины. Открыв крышку, дед извлек из тайника тетрадку с пожелтевшими листиками, на которых помещались разные чертежи, подписи, замечания. Иван Федорович аккуратно сложил листочки на столе и углубился в работу. Подзабытый азарт вновь охватил его ум. Он порылся в своем архиве и извлек на свет брошюру с совершенно пожелтевшими страницами. Она была издана еще теми начинающими капиталистами, коих тогда называли кооператорами, в далекие восьмидесятые годы прошлого столетия. Брошюрка называлась "Технология строительства современного самогонного аппарата". Издал ее тогда кооператив под названием "Синий нос". Кречетов взглянул на до боли знакомые рисунки емкостей для браги, спиралевидные змеевики, приборы замера давления в варящемся чане, очистные форсунки и прочие детали аппарата. Он поневоле улыбнулся и сглотнул слезу. Как хорошо, что он сохранил все эти публикации в своем архиве, несмотря на возможные неприятности с законом. «Сейчас подобную информацию нигде не найдешь» -подумал старик.
      Всезнающая сеть жестко цензурировалась и найти хоть какие-то указания на "вредные" для советского человека устройства было невозможно.
   
   Мужчина продолжал изучать брошюру, поднял свои дневниковые записи тех лет . Он как бы окунулся в мир своей далекой молодости и не заметил как подошло время - одиннадцать часов вечера. В квартире призывно заиграл "контроллер" - устройство слежения за передвижением жителей «сферы». На улицах ночью действовал комендантский час и если человек не отвечал на призыв "контроллера" отметится, включались камеры скрытого наблюдения за всеми помещениями дома. Если камеры не находили потерянного в здании, поднималась тревога. Время было все-таки опасное. Диверсии капиталистических реакционных кругов продолжались.

      Итак, дедушка поспешил приложить большой палец руки к сенсору и сказать в микрофон" контроллера" фразу "Дома я, дома!". В ответ прибор пожелал ему спокойного сна и хороших сновидений.
Но, несмотря на пожелания бездушного робота, спал он плохо. Воспоминания рекой текли в утомленную голову.
   
   На следующее утро пришел Витя с мешком, в котором что-то гремело и стучало. Пацан деловито развязал его и стал извлекать на свет, на первый взгляд странные и совершенно несвязные вещи, но дед все понимал, и, когда Витя выложил последний предмет на стол, то с удовольствием заметил:
   -Все по списку, молоток! Теперь у нас есть все необходимое. Надо только чуть-чуть поработать. Понимаешь, я хочу сделать крутой аппарат - самогонный аппарат двадцать первого века!
   Дед сказал это с таким пафосом, что Витя почувствовал себя соучастником неординарного творчества, искусства, известного очень немногим. Тем временем Иван Федорович продолжал:
   -Знаешь, до этой перестройки я самогон не гнал. Это она научила меня делать это! И палец я потерял благодаря ей. Это не случайно. Знаешь, в самом начале "черного сорокалетия" нагадала цыганка, что много людей погибнет из-за этой перестройки, в том числе и часть нашей семьи. Я сказал тогда, что это чушь, но потом... Моего младшего брата убили рэкетиры за то, что не хотел платить им дань: его кооператив, созданный с таким трудом, был еще не богат. Цыганка сказала тогда, что я тоже погибну, и причиной моей смерти будет тоже она - перестройка. Но вот сейчас, когда давно уже все позади, я понимаю, что цыганка была права во всем, кроме того, что должен и я погибнуть. Как видишь, я, Слава Богу, жив. Перестройка могла меня убить не раз, в частности тогда, когда взорвался самогонный аппарат. Но, как видишь, все обошлось, я жив. С тех пор я понял, что цыганская правда - правда наполовину. А на какую ты сам должен понять. Вот такие дела, сынок!
   
   Витя с удовлетворением кивнул: он обладал симпатичной особенностью мотать на ус все, что ему представляется интересным.
   -Дед,- спросил он,- а правду говорят, что в последние пять лет "черного сорокалетия" кушать было нечего?
Иван Федорович внимательно посмотрел на внука и тихо ответил:
   -Не то слово. Когда страна лежала в развалинах, повсюду царила анархия, мы сварили последнее, что оставалось у нас на самый черный день - старого кота Шарика, который со дня на день мог загнуться окончательно. Я отчетливо помню тот день. Тогда мы уже два дня ничего не ели. Если раньше можно было собрать толпу, и, вооружившись ломами, оружием, топорами, взять приступом какой-нибудь магазин, то к тому времени такой возможности давно уже не было: все давно было разграблено. Больше не кружили жирные голуби над городом - голубиный суп жрало все городское население страны. Когда последний пернатый был сварен, стали маленько переходить на травку, а зимой ели кошек, собак и т. д. Это были страшные годы! Никто ничего не хотел делать. Фермеры ничего не выращивали и не разводили, никто ничего не производил потому, что знали, что в любую секунду может ввалиться орда мародеров и забрать все, что им надо и не надо. Страна лежала в развалинах, грязная, голодная. Торжествовал лишь один закон - закон силы. А все эти политики все время вопрошали: а что же рынок? И сами же себе отвечали: «А ничего!».
   
Но уже через несколько дней таких политиков не стало: их перебил голодный народ. И самое интересное, что ни одна страна на нас тогда не напала, хотя завоевать нас тогда было проще всего: мы сами встретили бы завоевателей с распростертыми объятиями. Но все понимали за рубежом, что если они нас завоюют, то им же нас придется и кормить. И тогда все пришли к выводу: хватит анархии! Осознали мы, что нужна жесткая рука. И вновь, как в семнадцатом, эту миссию взял на себя пролетариат, то есть то, что от него осталось. То были кровавые дни. По улицам городов и деревень разносился зловонный трупный запах, ведь трупы не успевали убирать, да и мало кто хотел этим заниматься. Когда море крови было пролито и она буквально залила землю, мелькнуло где-то вдали долгожданное суденышко, в котором угадывался ПОРЯДОК. И разродилась тогда земля новым, для многих желанным диктатором. Забывший Бога народ, как бы опомнился, и нарек его именем - Спаситель. Поплавал люд в так называемой демократии, взвыл в конце концов от вопиющей несправедливости и водрузил на власть нового государственника. А он был коммунистом, и начал действовать в этом русле. Он заставил работать тех, кто этого не хотел, он поставил к стенке вредителей, и стало больше порядка. Народ же любил его и боготворил, ибо он сделал так, что люди перестали бояться ходить по улицам, быть безнаказанно убитыми. Насытились и стали героически пахать, возрождая израненную безжалостным капитализмом землю.
   
   
   Буржуины же, видя, что положение с каждым разом становится хуже, слиняли на Запад, где их, конечно, приняли. Они думали, что выиграли от этого переезда. Но это был обман. Они как были там чужими, так и остались. Но и здесь их уже никто не ждал. Много трагедий принесло то время самым разным людям... Ну а мы остались здесь, и мы выстояли, хотя много людей сложили свои головы. Ну, ладно, не хочу больше вспоминать - больно. Давай лучше сделаем то, что наметили.
   Витя приподнялся с кресла и посмотрел на деда. Сразу стало ясно, что большего рассказчик пока не скажет, ибо силы пожилого человека для беседы иссякли. Пришло время дествия. Поэтому Витя только лишь кивнул головой, выражая согласие. Иван Федорович и его внук принялись за строительство. На глазах у юного Вити возрождалось древнее и всеми забытое искусство, корни которого лежат в толще веков.
   
   
   Иван Федорович вытер о тряпку руки и прикрыл последнюю страничку тетради с рисунками и чертежами. Он довольно долго смотрел задумчивыми глазами на созданное им, и лишь после значительной паузы достал из пожелтевшего от времени конверта сложенный вчетверо лист бумаги. Витя, утирая рукавом испачканное лицо, смотрел на деда, смотрел на механизм с нескрываемым восхищением. Тем временем Иван Федорович деловито развернул лист и, поставив его перед собой, стал бросать попеременно взгляды то на аппарат, то на чертеж. Сопоставление длилось довольно долго и, когда оно закончилось, старик потер рукой глаза и тихо сказал:
   -Получилось. Лучше, чем тот, что я делал тогда. И я нарекаю его "Безымянным" - в честь потерянного моего пальца в лихую годину. Ты не против?- обратился Иван Федорович к внуку. Тот спешно согласился и почувствовал определенную радость: с ним считаются, его уважают.
   -Его надо опробовать,- Иван Федорович решительно встал,- тащи продукты вот по этому списку,- дед протянул Вите замусоленный лист бумаги,- а я налажу подогрев.
   Витя быстро доставил все необходимое, и дело оставалось лишь за подогревом. Иван Федорович - мастер на все руки и вскоре система была подключена к огромному самогонному аппарату. Разогревался он долго, мучительно и вот, наконец, в хрустальный стакан упала первая капля, потом вторая, третья, создавая неповторимую музыку весенней капели. Завороженный происходящим Витя, пристально смотрел на прибывающую влагу все быстрее наполнявшую стакан. Дед взял другой и заменил уже наполнившийся, поднял его вверх и посмотрел сквозь него на свет. Чуть заметная улыбка мелькнула на морщинистом лице. Потом Иван Федорович протер салфеткой самые лучшие рюмки и разлил самогон: себе полную, а внуку на донышке, поднял рюмку и просто, без пафоса сказал:
   -Витя! Давай выпьем за твое будущее! Чтобы ты никогда не испытал того, что испытал когда-то я!
   
   
   Иван Федорович посмотрел на внука и сразу понял, что тост неудачен. В глазах его внука сейчас не было обычной тоски и безразличия, в них он определенно заметил какой-то огонек, живость. Дед посмотрел в свой стакан и молча выпил, поставил со стуком на стол. В этот момент в комнату въехал Томми и проговорил:
   -Сэр, вас к телефону!
   -Скажи, что меня нет,- ответил дед и обратился к Вите:
   -Знаешь, Витюха, я сейчас очень устал. Ты иди домой, а завтра приходи с утра. Сейчас я себя неважно чувствую и хочу немного отдохнуть. Не обижайся только, хорошо?
   Внук не обиделся. Он попрощался с дедом и направился к себе домой.

      Было уже довольно поздно. Иван Федорович вернулся из прихожей в комнату, грузно опустился в кресло с подогревом. Перед ним, издавая разные звуки, работало детище его рук. С конца змеевика в стаканчик стекала тоненькая струйка первача высшего качества. В комнате тепло окутывало теплым одеялом тело, дремота накатывала ленивой волной. Иван Федорович позвал Томми, тот тотчас же предстал перед ним:
   -Томми, сегодня меня ни для кого нет. Закрой эту комнату и не беспокой меня. Это все.
   
На следующее утро Витя пешочком шел в школу. Над зданием районной администрации, на домах, трепыхались на ветру красивые красные флаги. Народ ходил по улицам улыбающийся и довольный. Парень подошел к своей школе и присоединился к линейке, где пионеры и комсомольцы слушали гимн Великой страны и поднимали красный стяг по шесту над территорией школы. Линейка эта не была обязательным мероприятием. На нее ребята ходили добровольно. Никто не занимался перекличкой присутствующих и отсутствующих на мероприятии. Пацаны и девчонки ходили на эти линейки, потому что им нравилось это чувство единения их под крылом Великой державы. Слушая гимн Советского государства, они преисполнялись гордости за свое настоящее. Это их отцы и матери, деды и бабушки вернули страну на путь социалистического строительства. А они их дети и внуки. Они понимали: любой путник, будь то человек, зверь или государство, может сбиться с пути. Особенно, если усталого и голодного путника или зверя приманить сладко пахнущей приманкой. Если он увидит, будучи в пустыне, мираж в виде зеленых пальм, каскадов фонтанов, красивых замков. Важно одно: до цели дойдет лишь упорный. Кто, свернув с пути, найдет в себе силы вернуться на прежнюю дорогу, а не плутать в поисках иллюзорной свободы по бескрайним просторам да так и сгинуть в пучине. Не найдя ни свободы, не вернувшись домой.
   
-Сегодня у нас урок основ семейной жизни советского молодого человека. Меня зовут Геннадий Геннадьевич Туранов. Я ваш учитель по данному предмету, - представился ученикам молодой и очень опрятный мужчина.
Лицо его было мужественным, даже можно сказать, красивым. На безукоризненно сшитом костюме темно-синего цвета красным цветочком на лацкане горел значок почетного члена коммунистической партии. Ребята в недоумении переглянулись. Эта фамилия была известна в Советском государстве. Один из учеников, нисколько не боящийся какого-либо наказания, нажал на парте кнопку "задать вопрос" и с любопытством спросил учителя :
-А Вы случайно не родственник того самого Туранова, кто во времена предательства идеалов коммунизма и социализма, оставался верен нашим, принципам в конце прошлого века?
-Да, родственник. Но это ни о чем не говорит. Сейчас я просто работаю простым учителем в вашей школе. И мне это нравится. Так что, ребята, начнем наш урок?
-Конечно, Геннадий Геннадьевич!

Преподаватель набрал в легкие побольше воздуха:
   
   
   -Что ж! Тема нашего сегодняшнего разговора станет семья советская и семья капиталистическая. Мы просто поговорим о том, какие семьи приветствуются политикой в нашей сегодняшней стране, заглянем в не такое уж и далекое прошлое. Приоткроем завесу будущего. Что бы я хотел подчеркнуть. Наш человек, советский, это человек красивый. Красивый не только внешне, что тоже приветствуется. Как вы знаете, у нас проводятся бесплатные операции по коррекции любых дефектов тела для каждого желающего. Возможности современной советской медицины таковы, что если вы даже родитесь неполноценным уродцем, из вас наши медики сделают красивого человека. И все это абсолютно бесплатно. Советский человек - это красивый человек. Но я еще говорю о красивости внутренней, моральной. Почему мы уделяем такое внимание красивости нашего человека? Потому что это многое значит! Ведь как часто бывало в прежние времена отхода от наших идеалов? Жена придет уставшей с эксплуататорской работы на капиталистов. Сил нет. А завтра вновь надо идти создавать добавленную стоимость для все тех же капиталистов! Да, они платили зарплату, но больший доход шел в их карман. Горстка богачей покупала яхты, самолеты, футбольные клубы и замки по всему миру. А наша простая женщина пахала! Ей сегодня надо и завтра выглядеть согласно правилам тогдашних эксплуататорских корпораций: деловой костюм, ухоженные волосы, не броская косметика. И вот она накручивала себе бигуди на голову.
   
   
   Геннадий Геннадьевич сделал паузу. И в этот момент зажглась кнопка вопроса.
   
-Что такое бигуди? - спросила конопатая девчонка с комсомольским значком.
-Бигуди - это такие бочонки, на которые накручивали пряди волос, как нитку на палец. В них приходилось спать, чтобы к утру получить прическу "волной". То есть женщина появлялась перед своим мужем или партнером не с сексуальной прической, а с кучей овальчиков на голове. При этом она еще накладывала маску на лицо в виде белых примочек или того хуже, в виде нарезанных свежих огурцов! Представляете! Это сейчас наши советские женщины наводят себе прическу "волна" за тридцать три секунды благодаря развитию нанотехнологий. А тогда...Либо жгла волосы раскаленными щипцами для волос. Вот вам, мальчики, захотелось бы заняться любовью с такой дамой?
-Не-е-т! - дружно загалдели ребята.
-А что делали мужчины тех лет? Они тоже приходили с эксплуататорской пахоты, одевали штанишки с огромными пузырями на коленях, пили пиво или водку, курили сигареты и от усталости могли только глазеть в телевизор. То есть он разрушал свой организм, изо рта у него пахло табачищем, с утра перегаром от разрушающих тело напитков. Жирная пища, алкоголь, отсутствие движения и вот уже над этими штанишками с пузырями на коленях выпячивался живот. Это сейчас у наших мужчин у всех на прессе можно видеть четко вычерченные квадраты мышц, а тогда...Скажите теперь девочки: вызывал бы у вас любовную страсть такой мужчина?
-Не-е-т! - также громко загалдела женская половина класса.
   
   
Геннадий Геннадьевич нажал на кнопку автомата по приготовлению свежевыжатого сока. Он выбрал нектар из персиков. Еще пара учеников подошли к этому же автомату и выбрали каждый свой любимый фрукт. Никто их за это не ругал и не ставил двойки за поведение. Все это было в порядке вещей. Учитель продолжил:
-И если жена приходила к нему с какой-то просьбой ли, проблемой, требованием, единственное, на что хватало тогда сил, это сказать жене "Отвянь! Не мешай смотреть телевидение". Муж одним глазом смотрел футбол, жена в соседней комнате тысяча восемнадцатую серию сериала "Не родись уродиной". Дети заброшены, предоставлены сами себе, улице. А там царила наркомафия, разврат и жестокость. Соответственно, уровень распада семей был катастрофический. Это в советской, нынешней семье супругам запрещено критиковать друг друга, скандалить при детях и ссорится вообще. Они обязаны проводить, по меньшей мере, два часа в сутки друг с другом. Общаться. А не уставится в телеэкран. Вежливость взаимная - вот основа любой советской семьи! Усвойте это как азбуку, как текст гимна нашей Советской страны.
   
После уроков Витя вприпрыжку скакал по улице по направлению к дому деда. Иван Федорович обещал угостить внука самогонкой! «Пусть это строго запрещено, за такое преследуют по закону, но в этом и состоит привлекательность любого мероприятия» - думал Кречетов-младший. Он бежал и не знал пока, что вчера, когда старик отослал своего мини-робота Томми, случилась беда. Иван Федорович сидел перед пышущим жаром агрегатом и чувствовал, как приятное тепло растекается по всему телу, как расслабляется каждая мышца, и Великая Лень входит в его душу. Обычно трудолюбивый дед на этот раз не гнал ее прочь, а, наоборот, всецело отдался ей и для поддержания расслабления потягивал свеже сваренный первач, который по мере увеличения температуры капал все быстрее и быстрее. Старый самогонщик опустил голову на грудь, уселся поудобней в кресле и прикрыл, на несколько секунд, глаза. Веки тяжелели, и открывать глаза с каждым разом было все труднее и труднее...

   Витя искренне плакал. Взрыв, потрясший квартиру Ивана Федоровича ночью, лишил парня дорогого ему человека. Жизнь нанесла свой первый страшный удар и пионер, никогда не сталкивавшийся с горем такого масштаба, просто онемел, стал молчаливым и замкнутым. И, когда поместили кубок с прахом его деда на место вечного хранения, Виктор Кречетов был совершенно уверен, что мир этот несправедлив и зол. Старика похоронили в тот же день. Также быстро расследовали причины гибели пенсионера. Вердикт следствия оказался кратки: Иван Федорович нарушил нравственный свод законов Советской страны и попытался реанимировать агрегат, строго запрещенный и чрезвычайно вредный для рядового гражданина. За что полагалось суровое наказание. Но, в связи с гибелью преступника при попытке навредить обществу, уголовное дело закрыли в тот же день. По окончании всех этих официальных процедур парень пошел домой пешком. Шел медленно, еле передвигая ногами. Но вскоре он оживился и немного подумав, решительно направился на другую сторону улицы. Там праздно расположились цыгане, пели свои задушевные песни. Хоть это и было запрещено, Витя подошел к самой старой цыганке и просто и убедительно попросил:
   -Погадайте мне, пожалуйста! Я вам верю.
После гадания пацан твердо решил сам построить такой загадочный и любимый дедом самогонный аппарат, несмотря на огромный риск быть пойманным и изгнанным из «сферы» на отдаленное поселение. Такое наказание знающие люди приравнивали к лишению человека жизни. Медленному, но лишению.
«Ведь я так еще и не попробовал настоящего русского самогона, выгнанного моими руками!» - с энтузиазмом помечтал пионер.

      Вскоре в стране стало одним диссидентом больше.

      (отредактирован 04 окт.2008)
 

Спасенная святыня

(Семен Попандопало)
 8  Несмешное  2008-03-18  28  1283
Копали метрополитен
Вдоль Киево-Печерской Лавры.
А нам тогда платили хрен,
Хоть ежь, а хоть тузи в литавры.

Когда голодный и худой,
Какая, к черту, тут работа?
А был я парень молодой.
Пожрать, естественно, охота.

Последний шарм советских лет,
Союз дробился на частицы…
Спиртного нет и сигарет,
А это в жизни не годится.

Пришел отец к нам, Минорен,
И тихо нам, крестясь, промолвил:
«Не надо рыть вдоль древних стен,
А то Днепра снесут их волны!

Вы отступите чуть правей,
Копайте возле Арсенала…»
Излил на головы елей,
А водки ключница прислала.

Хоть сам я вовсе не святой,
Но преклоняюсь пред святыней.
«Ступай, отец, иди родной,
Не будем рыть мы здесь отныне!»

Монахи притащили снедь,
(Хватило выпить и покушать!)
Сам навалился как медведь,
Но ел усердно, будто лошадь.

А после ж надо покурить,
Но по талонам сигареты…
Пришлось на труд звену забить!
Какие тут уже секреты?

Начальник стройки против был
Таких раскладов в день рабочий.
Кричал, зарплатою грозил,
А мы смеялись ему в очи.

Гонца послали на базар,
Сдав все кувалды на приемку.
Я, к воровству имея дар,
Отвел патрона вмиг в сторонку.

Пока шептал: «Ты что – дебил?»,
Похлопав по плечу от скуки,
Он кошелек свой уронил
В мои серебряные руки…

Гуляли весело весь день,
Таки не тронув ценность Лавры!
Один начальник, словно тень,
Рыдал и бил башкой в литавры.

…Святыня гордо днесь стоит,
Блестя под солнцем куполами!
И тем горды, что славный вид
С любовью созерцаем сами...
 

Достоверный прогноз недостоверно ...

(Ременюк Валерий)
 14  О будущем  2006-09-08  0  1279
... А тебе-то, а тебе-то,
Как ни прыгай, ни пыхти,
Не допрыгать до Тибета,
Даже Дон не перейти!

Через дырочку в чулане
Солнце чертит на стене
Обскурацию* желаний
Да сгущение теней.

Все так тихо, все так мило,
Запах мяты и травы…
То, что дверью раньше было,
Стало дырочкой, увы.

------
* Обскурация - резкое понижение пассионарности, затухание желаний. Сравните: камера обскура, в которой тонкий луч внешнего света рисует на стене в темной комнате перевернутое и уменьшенное изображение внешней среды. Прообраз фотокамеры, кстати...

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер