ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Несмешное: самое посещаемое: стр. 48

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Несмешное: самое посещаемое: Стр. 48  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.    Посет. 
 

В шести миллиметрах от...

(Андрюха)
 46  Несмешное  2016-04-15  1  896
Ночь криком разорвана: - Рота подъём!
Натянуты нервы струною.
Уже не "учебка" мы с ужасом ждём.
Когда прозвучит: - Рота к бою!

До судорог в пальцах сжимая цевьё.
В уме вспоминая приметы.
Чтоб время земное продлил он моё.
Молился я бронежилету.

Скомандовал ротный: - Рябята, вперёд!
Десант не сдаётся без боя.
Мы поняли: - Ад нас давно уже ждёт.
Нам черти ворота откроют.

Я видел как падали рядом друзья.
Сквозь взрывы я слышал их стоны.
И думал, стреляя по "стае зверья".
Как быстро "уходят" патроны.

Кто выжил, тот принял крещенье огнём.
И морщась от боли и света.
Боец без руки мне сказал: - Поживём.
Браток, прикури сигарету.

Подумалось мне: - Не хочу, чтоб вот так.
Пускай лучше насмерть и сразу.
Но, позже я понял какой был дурак.
В засаду попав по приказу.

Пусть взрывы с тех пор мне во сне лишь слышны.
От прошлого некуда деться.
Нахлынет, вдруг, боль отголоском войны.
В шести миллиметрах от сердца.
 

Любовь здесь больше не живет

(kekc)
 47  Несмешное  2015-02-05  1  896

Хотел пошутить, но шутка обернулась вона чем

Быть не желая ей обузой
В любви, романтик и поэт,
Любил в душе безумно Музу,
Скрывал любовь почти сто лет.

Любил её со школьной парты,
Но чувства, из последних сил,
Хранил он там же, где инфаркты -
Их в сердце бережно хранил.

Почти что век хранил молчанье.
Копил признания в столе.
Три брака пережил, венчанье
И пять романов за сто лет.

Но вот, дождавшись юбилея,
Не оставляя на потом
Мечту свою, ног не жалея,
Решил идти в соседний дом.

Решил бежать навстречу счастью
В квартиру 10-ть в юбилей.
Чтоб, взяв девчонку за запястья,
В любви-таки признаться ей.

Для куража (вопрос серьезный)
Хлебнул он водки из горла
И поспешил, но было поздно…
Любовь в миг этот умерла.
 

Шел мокрый снег в холодную погод ...

(Старик Мэнч 65)
 60  Несмешное  2014-02-25  7  896

Шел мокрый снег в холодную погоду,
Он словно кистью полотно писал.
Мазки бросая на осеннюю природу,
Пейзаж зимы умело рисовал.

Деревьев листья съежились в испуге,
Упрятал голову прохожий в воротник.
В уют тепла спешат согреться люди,
Чтоб в грешны души холод не проник.

И все вокруг изрядно побелело,
Покрылась инеем замерзшая трава
И грусть тоска внезапно налетела,
Что вдаль умчалась теплая пора.

Придет зима, неся с собой метели,
Мороз оставит роспись на стекле,
А я хочу, чтоб снова птицы пели,
На ранней летней утренней заре!
 

Умер замечательный поэт

(ХИТ)
 6  Несмешное  2008-12-26  11  896
В Москве на 41-ом году жизни 23 декабря скончался поэт Константэн Григорьев, основавший в 1989 году вместе с Вадимом Степанцовым группу "Бахыт-Компот"."Константэн умер вчера. Он шел на работу и у него остановилось сердце", - сказал Степанцов. Он также добавил, что в течение дня станет известно о месте похорон певца. Музыкант затруднился ответить на вопрос о причинах внезапной остановки сердца.

Константин Григорьев, он же Константэн Григорьев (р. в 1968 в Омске) - поэт, сооснователь "Ордена куртуазных маньеристов". После демобилизации поступил в московский Литературный институт имени Горького на семинар поэзии, которым руководил Евгений Долматовский. Во время учебы познакомился с Вадимом Степанцовым, Андреем Добрыниным, Виктором Пеленягрэ и позже - с Александром Бардодымом.

В 1989 году он и Вадим Степанцов создали группу "Бахыт-Компот", что в переводе с казахско-русского означает "Компот счастья". Первыми хитами группы стали "Девушка по имени Бибигуль", "Анархистка" и "Пьяная, помятая пионервожатая". Первый альбом группы "Кисло" вышел в 1990 году. Среди других хитов группы You, "Атомная боМба", "Бухгалтер Иванов", "В Ростове, у рынка центрального", "Все девчонки любят пацанов", "Гюльсары", "Два атлета", "Девушка и Змея".
 

Памяти поэта Ольги Бешенковсой

(Лена Пчёлкина)
 22  Несмешное  2011-06-19  1  895

17 июля Поэту Ольге Юрьевне Бешенковской исполнилось бы 65... Почти уже шесть лет нет с нами этой удивительной, талантливой женщины. Сколько бы она могла написать, сделать, помочь кому-то за это время... Вот опять – сослагательное наклонение... Единственное, что утешает, - у каждого Свой срок. Только то, что останется после нас на земле - возможно для этого и было наше предназначение.    Пушкинское «Нет, весь я не умру!...» - впрямую относится и к творчеству Ольги Бешенковской.
      «Поцелованная Богом» - тривиально, но очень точно. Ведь писать она начала довольно рано, в 12 лет, и сразу – вполне зрелые стихи, в отличие от тех, которыми во многом заполонены сегодняшние журналы и интернетные сайты.
«...Угрюмый дичок, прививший к себе цветущий мир, человечек с упрямой чёлкой, перечёркивающей наморщенными первыми раздумьями лоб, «девочка-наоборот», всегда идущая наперекор лжи, собственной выгоде и даже здравому смыслу...» - так писала о себе-шестикласснице, по прошествии многих лет, Ольга Юрьевна.
Такой она и осталась на всю жизнь, насколько я могу судить по стихам, прозе, воспоминаниям друзей и рецензиям на её творчество читателей-посетителей авторской страницы: «Ольга Бешенковская» на интернетном сайте «Стихи.ру».      
      Попробую лишь пунктирно обозначить основные моменты жизни Поэта.
      Родилась и до 1992 года проживала в Ленинграде – Петербурге, где закончила факультет журналистики ЛГУ. Писала ,в основном, «в стол», а если и печаталась, то
очень и очень мало. Особой главой в её биографии стала эмиграция в Германию,
где она редактировала журнал «Русская речь», выступала на радио «Свобода», принимала активное участие в совместных литературных русско-немецких встречах и вечерах. Уже будучи смертельно больной, составила и отредактировала литературный сборник авторов–инвалидов «Люди мужества».
      У самой Ольги Юрьевны, начиная с 1987 года, издано более десятка авторских книг, и после её смерти стараниями друзей и мужа – Алексея Кузнецова, вышли в свет ещё два поэтических сборника: «Голос поэта» и «Призвание в любви».
      Как человек, неравнодушный к прекрасному литературному слову, и погружаясь в Поэзию Ольги Бешенковской, (с которой я, увы! познакомилась лишь после её смерти), хочу сказать, что никакие деньги, посты, чины, другие земные блага, не могут заменить её стихи, эти созвучия, необычно обретённые образы, неожиданные рифмы.
      
Когда я читаю и перечитываю её стихи, словно открываются глаза, и рука сама "тянется к перу, перо к бумаге".

ВОТ ПОСЛЕДНЕЕ МОЁ ПОСВЯЩЕНИЕ ПАМЯТИ О. БЕШЕНКОВСКОЙ
17.07.2012г.

      Всё кажется: корчится ветка, живьём замурована в    лёд...      
      Ольга Бешенковская

Вчера ещё ломкие тучи
Грозой забивали эфир.
О, как ты умела озвучить
Весь этот трепещущий мир!

Мы можем простить иль охаять,
Ехидство в запас приберечь.
Но корчится ветка сухая
Во льду. И её не извлечь.

Пусть слава кому-то основа,
И сытая жизнь без проблем.
Но таинство Слова взрывного
Не морок, не дым, и не тлен.

Как зёрна, набиты в початок,
Так люди, один к одному.
Кого ты спешила печатать,
Теперь - ни словечка.
      - К чему?

Истаял дымок сигаретный,
Отправлены вещи в утиль.
Лишь слово Поэта – бессмертно,
Простите за выспренний стиль…

      

ПОДБОРКА СТИХОВ О.Ю. БЕШЕНКОВСКОЙ

* * *
Учителя, не обессудьте,
На жизнь глядите веселей.
Мы сами (мы ведь тоже люди...)
Нашли себе учителей.
Не тех, что сонно в класс вплывают,
Защёлкнув сердце на засов,
До хруста в челюсти зевают,
Глаза отклеив от часов...
Не хмурьтесь теми же глазами,
Нам уважать себя веля...
Не в школьной сумрачной казарме
Нашлись для нас учителя:
Стучимся в двери и века,
И уважаем их. Пока...
      (Из «Первой тетрадки» 1958г.)

* * *
Вот уезжают люди, уезжают...
Как будто их землею засыпают.
Как будто нас бросают, обижают.
Гипноз колдуньи: в небо – засыпают.

Ах, нос крючком, космические космы,
Скажи судьба, что это – летаргия!
Но белый шрам, срастающийся косо...
Ковры в багаж. И скорости другие.

Искать в конце пирующей развязки?
Слюнявить вязь в детсадовском запале?
Обрублен шрифт. Суровы наши сказки.
Мы в переплёт коричневый попали.

Не сразу страшно – холодно и странно
Стоять и слушать бойкие фокстроты,
Стаканный звон и хохот ресторанный
Из дома, где как не было кого-то...

Вот этот дом, чужой теперь, в который...
И выстрел двери – будто к высшей мере.
Вот уезжают – слепнут от простора,
Вот остаются – слепнут от потери.

Да было б легче, если б уезжали –
Знаком обряд: вагончик и останки...
Ещё бы тормоз – ожили – нажали
На земляничном тёплом полустанке...

Ведь уезжают, тают... Больше нету...
Строй самолётов – пепельные урны.
Окинешь взглядом издали планету,
Где жизнь и смерть - как зрелища культурны...

* * *
Я живу высоко. Подо мною – простор и уют.
Человечки снуют. И мужчина дошкольного роста
Всё играет с машиной. И очередь знаком вопроса,
Препинаясь, стоит – всем не хватит, но что-то дают...

Сколько окон в окошке! Открыла однажды – и вот
Каждый вечер теперь удивляюсь простому закону:
Сколько в доме напротив прозрачных новелл заоконных,
А в своём же, - напротив, - как будто никто не живёт.

И когда невзначай /просто выдался медленный миг/
Неприкованный взгляд подымается выше и выше,
Вижу только: дрожит, зацепившись на краешке крыши,
Жёлтый сморщенный лист или робкий космический блик.

Страшновато и странно висеть на такой высоте,
Где уже в небеса переходит житейское небо...
Только рифма спасёт –
прощебечет ко времени: „хлеба“
И спускаешься вниз, занимать своё место в хвосте.

* * *
Кому даны слова - тем четки не нужны:
Уравновесишь дух строкой стихотворенья
В молитвенном углу бессонной тишины,
На клятвенной реке в туннель столпотворенья...

Кому даны слова - тем счастья не дано
Иного: ввысь, к Нему, устами бессловесных,
Как чайки над водой, гортанно и черно,
Чьи крылья абрис губ, сожженных, бестелесных.

Кому даны слова - тех по камням в грозу
Протащит за язык Пророк за колесницей;
И бритва осмеет венозную лазурь
Анализом на миф и желтою больницей...

Кому даны слова - тем слова не сдержать:
Сорвется, и в туман заблудится белесый...
Кому даны слова - дано принадлежать
К юродивым, до слез смеющимся сквозь
слезы.

* * *
Г.С.Семёнову

Эти черточки, точки, черты
Грустной Родины...
Взгляд запрокиньте:
Крылья чаечьи -
черные рты,
Что размножены на ротапринте.
И оберточный серый туман
(Изомнется, пропитанный влагой)
Это все - нелегальный роман,
Осужденный   остаться бумагой...

ВЕТКА ВО ЛЬДУ

Сухая сосновая ветка –
Обглоданной рыбы скелет.
А, может быть, – живопись предка,
Скучавшая тысячу лет?
Не знаю... Бывает, но редко.
Фантазии мелок полёт.
Всё кажется: корчится ветка,
Живьём замурована в лёд...

* * *
Как на синем снегу – удлинённость любого штриха:
От сосновых теней – до крыла промелькнувшей пичуги,
Отчего перед сном обнажается чувство греха
И пронзает, хоть мы родились в серебристой кольчуге?
Но иронии блеск измочален как ёлочный дождь,
Рядом с лифчиком он провисает на стуле скрипичном.
И под звёздным драже на душе или мятная дрожь,
Или страха росток пробегает как пламя по спичкам...
И скрипит простыня, и слепит, как мерцающий наст,
И клубящийся сон поневоле замыслишь пристрастно...
Или снег – это совесть всех тех, не дождавшихся нас?
Оттого так тревожно, и стыдно, и, в общем, прекрасно?
Или, свет отключив, и движенье, и органы слов,
Вдруг задержишь дыханье...
У воздуха – привкус хмельного...
И почувствуешь, что еженощное таинство снов –
Даже страшно подумать – прообраз чего-то иного...

* * *
Как хочется, отринув графоманов,
перечитать восторженно словарь...
Он сам – роман (взаимней всех романов),
он в полутьме блистающий алтарь.
Я подхожу с волненьем к полке книжной,
Протягиваю руку наизусть...
И больше нет назойливой, облыжной,
придуманной реальности...
      И пусть
слова бессвязны – так ещё острее:
последний шёпот... нежный монолог...
И это – жизнь. Галоп её хорея.
И взорванный дыханьем потолок.
Я все пятьсот страниц читаю слитно,
и смысл, и ритм, и фабулу нашед....
Осколки слов, сверкнув метеоритно,
опять срослись в Божественный сюжет.

ИЗ ЦИКЛА «ДИАГНОЗ» (Последние стихи, 07-10.12.2005г.)

* * *
Ну не торопить же эту дату...
Просто жить, любуясь на зверей.
Белка, лира тёплая, куда ты?
Мы с тобой придумаем хорей!
Сочинить бы солнечную книжку,
Чтобы листья на деревьях – в пляс,
Чтобы кошка в рыженьких штанишках
С холмика за домом поднялась...
Но опять нездешним острым светом
Взгляд мой тихий режет и болит.
Отчего суров Господь к поэтам,
А подонкам так благоволит?
Не ропщу – сравнив судьбу с другими,
Просто жжёт навязчивый вопрос...
Пусть моё бесхитростное имя
Станет маркой новых папирос:
Господа, курите на здоровье,
Пейте жизнь! Танцуйте в гололёд!
Опрокинет шприц с нечистой кровью,
Или в небе лопнет самолёт.
У Неё в богатом арсенале
Войны, наводнения, слова...
Ну а душу – как бы ни пинали,
Всё равно, упрямая, жива!

х х х

Я в белый коридор ступила,
шелестя,
Отметив на ходу, что здесь не мел,
а мрамор...
Один порыв – туда, где сын – ещё дитя,
Второй – туда, где ждут,
обнявшись, папа с мамой.
Вот так бы и застыть:
ни взад – и не вперёд...
На этой высоте – дыханье
с перехватом...
Невидимый другим
      пронзительный полёт,
Где чувствуешь себя
смертельно виноватым.

09. 12. 05

* * *
Всё будет также, как при мне,
хотя меня уже не будет:
щербинка эта на луне
и суетящиеся люди.
И золотое Рождество
с его цинизмом, китчем, сказкой,
и детской правды торжество
в тетрадке, названной «раскраской».
Мы наполняем трафарет
беспечной зеленью надежды.
Шальной прибой, полночный бред,
зимы весёлые одежды.
И вдруг в предчувствии конца
печаль под сердцем шелохнётся.
И от Небесного отца
лицо к земному обернётся.
Какой отчаянный бедлам
трудов и дней беспутно ленных...
И сердце рвётся пополам
на Здесь и Там, на две Вселенных...

* * *
Мне опостылела кровать
И смирный саван шить...
Мне надоело умирать –
И я решила – жить!

Вернуться к прерванным делам,
К укладке кирпичей.
Наперекор антителам
И выдумкам врачей.

Любой нарост – не больше гланд,
И, значит, скажем: нет!
Что знает бледный лаборант
О силе наших недр...

О сопромате от Стиха,
О рифмах начеку...
Проснёмся раньше петуха:
Весна, ку-ка-ре-ку!..

* * *
От первой строчки всё,
от первой строчки...
Всё заморочки,
и дойти до точки.
И вдруг себя увидеть из трамвая:
Живая! Ещё живая!
Ещё друзьям протягиваю руку,
Ещё успею выучить науку.
Залечь бы только с книжкой на диване...

Кто там шепнул: «науку расставаний...»?..

С творчеством Ольги Бешенковской можно познакомиться на её персоzальном сайте:
[] и на её странице на сервере «Стихи.ру» по адресу:
Жми сюда
 

Побег в было

(Алекс Гриин)
 8  Несмешное  2009-02-27  4  895
Вороньи свадьбы - награда с утра перепонкам…
Сквозь брешь в занавесках луч солнца сканирует веко,
И липнет к обоям, (как чмо к проходящим девчонкам),
чушь - солнечный зайчик… линяло-желтушного цвета.

Так медленно, плавно, пылинки, ленивою взвесью
Плывут. Мне в дорогу пора, собираться куда-то…
Завёл метроном колыбальную, нудную песню.
Иду умываться, смывать синяки и… стигматы.

Сбегу в одночасье, (ведь я не люблю сборов долгих),
Туда, где я буду не чужд, и пусть все меня знают,
Где вместе с Армстронгом сипит на застуженных легких*
Игла граммофона, и катят по рёбрам трамваи…

И пусть мне в дали там, не то чтобы, счастье маячит,
Лишь встреча с родным и безвременно сгинувшем “было”,
Где скачет по лестнице бойкий, резиновый мячик,
Где детство на фотках остолбенело, застыло…

• - в конце 40-х пластинки подпольно делали на рентгеновских снимках,
их называли пластинки на ребрах. Некий самиздат – за него статья была до 10 лет.
 

Ругают

(Леонид Олюнин)
 10  Несмешное  2008-02-12  0  894
* * *
Меня ругает умоборзие:
Мол, у тебя мозги навыкате,
И в свой висок, перстом тем более,
При мне закручивает винтики.
И возражать я не обязан,
И соглашаться - не обучен;
Да, мнения существуют разные,
Возможно, в чем-то недокручен.      
Возможно, в чем-то недовинчен,
Каменьем не швыряюсь белый аж.
Таким уж я бытую нынче,
И думаю - не переделаешь.
 

Грызите орехи грецкие

(Сам Знаешь Кто)
 15  Несмешное  2005-11-10  3  894
Грызите орехи грецкие
Да жуйте побеги еловые,
Пока пистолеты детские,
А сапоги не кирзовые...

10.11.2005
 

В краю берёз

(Саша Сидорчук)
 39  Несмешное  2014-12-28  2  893

(текст на музыку и клип Максима Чигинцева, можно петь караоке)
Жми сюда

В краю берёз - просто и светло
живут друзья, мои родные.
Здесь жил и я, в года былые.
Давно то детство бурьяном заросло.

Среди берёз, где наш домишко,
мой первый шаг в манящий мир.
Там робкий стих сошёл к душе мальчишки,
гитары звук волшебно музыку творил.

Метелью лица, дорОги, страны.
Рубцы   обид, бездушья раны.
Теперь я знаю, где моя судьба:
лишь ты, гитара, мне была верна.

В краю берёз дышится легко
от детских грёз и до погоста.
Хочу здесь жить. Как это просто,
однажды утром постучать в своё окно.

(вариант второй, более оптимистичный):

В краю берёз - просто и светло
живут друзья, мои   родные.
Здесь жил   и я, в года   былые.
За поворотом уж детство то давно.

Среди берёз, где наш домишко,
был первый   шаг   в   манящий   мир.
Гитарный   звук   околдовал   мальчишку,
и с музыкой волшебной он парил.

Калейдоскоп: дорОги, страны,
шум   городов,   лиц   океаны.
Теперь я знаю, в чём моя судьба:
всегда гитара   мне была   верна.

В краю берёз дышится легко.
Надёжен   мой   приют - мой   остров.
Хочу здесь   жить. Как это просто,
однажды   утром   постучать в своё окно.
 

Прости нас, Украина

(Деева Алиса)
 -6  Несмешное  2014-07-31  16  893
Прости нас, Украина,
Все заверенья побоку,
В одном лишь ты повинна -
Зря подвернулась под руку.

Прекрасна и наивна,
Оболгана, растерзана,
Прости нас, Украина,
За то, что дружба предана.

За нож бандитский в спину,
За подлости украдкою
Прости нас, Украина,
За нашу "помощь братскую".
 

Тяжелый день

(sobakunov)
 11  Несмешное  2009-05-05  2  893
и было утро и был завтрак
и был день и обед и вечером
ужин был и ушло на запад
желтое солнце с кровавым венчиком
и решил он что нехорошо это
и включил свет и не спал до полночи
и он знал что может управлять светом
практически без посторонней помощи
и отделил он тогда мух от котлеты
и убрал котлету со стола в холодильник
и поубивав мух из табельного пистолета
лег спать практически обессиленный
 

КРУГОМ ОДНИ ЕВРЕИ

(павел (лукьяненко))
 41  Несмешное  2017-08-25  9  892
Прочитав стишок Бениамина Жми сюда я подумал о том, что не имея в матерях еврейку, иудеем стать не возможно и никакой гиюр тебе не поможет. Тем более принять его - это приобрести дырку в голове. Жми сюда
Зато как просто стать мусульманином. Поэтому в ИГ так много бывших христиан.

За исламом будущее мировое господство.

Жми сюда

Ислам очень просто принять.

Обрежут ЗЕВСА и на.бут,
но стать евреем- напрасный труд,
скажу вам честно, любя кебабы,
гораздо легче там стать арабом.

Как принять Ислам?
«Явилась истина, и сгинула ложь. Воистину, ложь обречена на погибель»

(Сура «аль-Исра», аят 81)

Для того, чтобы принять Ислам, достаточно просто произнести «два свидетельства»:

«Нет никакого божества (заслуживающего нашего поклонения), кроме Аллаха».
«Мухаммад посланник Аллаха».

По-арабски это звучит так:
«Ля иляха илля-Ллах, Мухаммад расулю-Ллах».

Если человек скажет эти слова от чистого сердца, и с полным принятием и убеждением, то этот человек становиться мусульманином-покорным Аллаху.

Так может пора уже пересмотреть вопросы еврейства и облегчить принятие иудаизма евреям по отцу.
 

Живут во мне женщины...

(Мария Борисова-Ипокрена)
 11  Несмешное  2009-08-14  3  892
Живут во мне женщины странной порою…
Одна – грациозна, искриста, вольна,
Пронизана солнцем, согрета любовью,
И радужным счастьем беспечно полна.

Другая – степенна, строга, величава.
В ответе за всё! За семью и уют.
За нею – решенья… И чтоб ни решала,
В ней мудрость и слова достоинство чтут.

Ещё одна – словно печаль, одинока,
В осеннем дожде златовласой листвы,
В бессонных ночах, пригубив от Истока,
Вся в путах сомнений, в сетях пустоты…

И где-то в глуши утомлённого сердца,
Вдали от недобрых, завистливых глаз,
Девчонка-подросток, за тайною дверцей,
Полна восхищенья и шумных проказ…

Я в образах этих тону и теряюсь.
Ответить себе, кто я есть, не берусь…
И лишь без остатка «во имя» влюбляюсь,
И Господу жарко «во имя» молюсь…
07.08.09

Авторская песня "Настроение"
Автор и исполнитель Мария Борисова-Ипокерена
Слова Татьяна Морозова

Жми сюда

Жми сюда

© Copyright: Мария Борисова-Ипокрена, 2009
Свидетельство о публикации №1908131252
 

Об отце

(Вячеслав)
 26  Несмешное  2009-02-23  1  892
Под Мелитополем медленно топали,
Вязли в грязи.
Сыро. Окопами скрыты. Пехота мы -
Глину меси.
В курсах, в учениях и в злоключениях
Вызрела рать.   
Взвод пулемётчиков дан в подчинение.
- Есть, наступать!
Южный израненный, нынче УкрАинский
Четвёртый фронт.
Степи задонские, фланги приморские
За горизонт.
С памяти стёртый 44-ый.
Взрыв…ногу жаль…
Там в поднепровщине,
Натовской вот.. (чi нэ?).
Трудный февраль.
 

Уколоть жену

(Tungus)
 4  Несмешное  2009-05-29  3  891
- Что-то шея болит, - сказала жена   Василия Яськова Люся. – Продуло, наверное. Схожу в поликлинику, проверюсь.
Из больницы она пришла с диагнозом «шейный остеохондроз».
- Хотели положить, - пожаловалась вечером вернувшемся с работы мужу Люся. – Но я отказалась, сам же знаешь, мне отчет на работе надо готовить. Лягу, подведу шефа…
- Не ложись, не подводи шефа, - согласился Яськов. – Но лечиться-то надо.
- Ну так я и буду, - сказала Люся. – Мне назначили физиопроцедуры. И еще пять уколов.
- Пять – это еще ничего, - поежился Яськов, ненавидящий уколы.
- Конечно, совсем ничего, - подтвердила Люся. – Один я уже сегодня же и сделала. Там же, в процедурной поликлиники. Осталось всего четыре. И сделаешь их мне ты.
-Что я сделаю? – с недоумением спросил Яськов. – Повтори, пожалуйста, что я должен тебе сделать?
- Это не страшно, милый, ты не бойся, - убежденно заявила Люся. – По большому счету, это я должна бояться. Но я не боюсь. Ты ведь все сделаешь как надо, да, милый?
- Какие уколы? – возопил Яськов. – Ты что, с ума сошла? Как это я тебя буду колоть? Я тебя вообще хоть пальцем тронул, сколько мы живем.
- Какой это ты палец имеешь в виду? – невинно округлила глаза Люся.
- Не смешно! - продолжал возмущаться Василий. - Я тебя порой обнять-то боюсь как следует, вон ты у меня какая хрупенькая. А тут – колоть тебя иглой. Да не в жисть! И вообще, почему это я тебя должен колоть? Иди вон опять в процедурную. Им за это, между прочим, зарплату платят.
- Да мне двадцать минут только туда добираться надо, потом с полчаса ждать своей очереди – знаешь, сколько там народу? – запальчиво сказала Люся. - А потом еще на работу выбираться оттуда. Это я минимум час-полтора потеряю. А у нас сейчас каждая минута дорога, сам же знаешь.
- Ничего я не знаю! – не сдавался Василий. – Это же надо придумать такое…
- Неблагодарный! – вспылила Люся. – А кто тебя колол, когда тебя радикулит прихватил, а?
- Так ты же сама говорила, что вас в институте этому учили, как медсестер запаса. А нас в университете учили только строем ходить, деревянные гранаты кидать да автомат разбирать-собирать.
- Но это же просто, как… как чихнуть! – продолжала настаивать на своем Люся. – Вот где у нас Прошкин резиновый мячик? Проша, Проша!
Откуда-то из-под стола выскочил семейный любимец Яськовых – полупородистый щенок Проша, уже с детства выдающий себя за немецкую овчарку. Хотя даже невооруженным глазом было видно, что в свое время кто-то из его родни по женской линии легкомысленно закрутил роман с одним (а может, и не одним) из дворовых «джентльменов», и это проявилось на Прошиной внешности: при овчарочьем экстерьере хвост он мог жизнерадостно закручивать в кольцо, да и ушки у него не торчали острыми клинышками, как полагается любой уважающей себя овчарке, а были полуопущенными. И еще его компрометировало белое продолговатое пятно на брюшке. Но Проша ничуть не комплексовал по этому поводу. Вот и сейчас он радостно рычал сквозь зубы, в которых была зажата его любимая и потому неоднократно прокушенная им игрушка - резиновый мячик.
- Проша, дай мне его на минуту, а? – попросила Люся и довольно бесцеремонно вытянула из пасти щенка мяч. – Вот смотри, как это делается, Васенька.
Она взяла фломастер и нарисовала на поверхности мячика крест. Потом распаковала одноразовый шприц и прикрепила иглу.
- Да выключи ты этот дурацкий телевизор, и смотри сюда…
- Ничего я не буду выключать, - пробурчал Василий, боязливо косясь на зловеще поблескивающую иглу.   – Черт, какая длинная! Подожди, а почему бы нам «скорую» не вызвать, а? Пусть приедут и уколют тебя.
- Да ну что мы по таким пустякам людей будем отрывать от важных дел. Может, в это время где-то кому-то по-настоящему плохо, а «скорая», вместо того чтобы его спасать, по какому-то пустяку поедет к нам. Тебе не совестно, а? И потом, этот опыт всегда может пригодиться в жизни, согласись.
- Нет, не совестно. И не соглашусь. Мне… страшно, - честно признался Василий.
- Ну что ты за мужик, а? – пожурила его Люся. – Что же тут страшного? Вот смотри: я разделила мячик на четыре части. Так же и ты мысленно разделишь… это… ну, одну мою половинку на четыре части. И колоть будешь в верхнюю четвертушку, которая ближе к краю.
- Мысленно… Как это мысленно? А если я промажу и уколю не в ту четвертушку? – обреченно спросил Яськов. – Можно, я хотя бы так же расчерчу и твою попку?
- Ладно, можно, - чуть подумав, согласилась Люся. – Теперь смотри сюда. Берешь шприц и вот, так легким шлепком, вгоняешь иглу в тело, до упора.
Люся протерла ваткой резиновую поверхность мячика, легко и быстро взмахнула кистью руки и игла шприца, тускло сверкнув, юркнула в глубину мяча.
- Вот, а теперь я осторожно и медленно выдавливаю лекарство… Все! Быстрым движением извлекаем иглу и тут же обрабатываем ранку спиртовым тампоном. Понял? А ну, повтори!
Только с седьмого или восьмого раза у Яськова стало получаться так, как показывала Люся.
- Молодец! Я же говорю, что у тебя все получится, - поощрительно чмокнула она Василия в щеку. – Ну, иди тщательно мой руки, а я пока приготовлю шприц. Ну что ты тявкаешь, Проша? Вот он, твой мячик, на, терзай его дальше.
Щенок, радостно виляя хвостиком, подхватил израненный мяч и умчался с ним куда-то в глубь квартиры.
- Ну, я готов!
В комнату вошел Василий, торжественно неся перед собой, как это обычно делают хирурги перед операцией, тщательно вымытые руки.
Люся прыснула:
- Может, тебе еще марлевую повязку дать?
- Давай ложись, некогда мне тут с тобой, - сурово сказал Василий.
-Ладно, - посерьезнев, ответила Люся. – Ложусь. Шприц, ватка – все на столе. Вооружайся, «эскулап»! Не забыл, как надо делать?
На Люсе был легкий халатик, а под ним, как оказалось, ничего – сразу после укола Люся собиралась лечь спать. Она скинула этот халатик и улеглась на диван лицом вниз. Василий глянул на ее узкую спину, на веером рассыпавшиеся по подушке, по спине светло-русые волосы, на соблазнительно светящуюся кругленькую упругую попку и слегка раздвинутые прямые ножки с узкими щиколотками и ступнями и трогательными ямочками под коленками, и как-то нехорошо засопел. Борясь со внезапно охватившим его желанием, он хрипло прокашлялся, помотал головой и решительно взял в руку фломастер.
- Какую половинку лучше разметить, Люсенька? – сипло спросил он жену.
- А какая тебе больше нравится, ту и размечай, - лукаво сказала Люся.
Василий присел на диван и занес было над возвышающейся попкой фломастер, чтобы сделать разметку для укола. Но, помимо своей воли, уронил фломастер на пол и стал нежно оглаживать спину, бедра Люси горячей, жадной ладошкой, снова шумно засопел и суетливо стал скидывать с себя одежду.
- Э, э, ты что это? – забеспокоилась Люся. – А укол?
- Сейчас, сейчас я тебя уколю, милая, - забормотал Василий, наваливаясь на жену. – Сейчас, сейчас… О-о!
… - Ну что это такое? – отдышавшись, деланно сердито пожаловалась Люся. – Разве можно тебя о чем-то серьезном просить? Кобель! Полечил жену, называется. Только шея снова заболела! Давай все сначала! Только без глупостей, понял?
- Шея, говоришь, заболела? – оживленно переспросил Василий. – Идея! У тебя болевой синдром!
Он набрал по телефону «Скорую»:
- Примите, пожалуйста, вызов, у моей жены сильные боли!
- Ну вот зачем? – сокрушенно сказала Люся, снова закутываясь в халат. – Мы же с тобой договорились…
В дверь позвонили где-то минут через двадцать. Василий радостно пошел открывать. На пороге стоял симпатичный молодой парень в белом халате. Правую его руку оттягивал тяжелый металлический сундучок с красным крестом на синем боку.
- Где больная? – отрывисто сказал он.
- А… это… Что, у вас женщин на «скорой», что ли, нету? – растерянно и ревниво спросил Василий.
- Да какая вам разница, - нетерпеливо ответил парень и совсем еще по-детски шмыгнул носом – видимо, был простужен. – Не отнимайте у меня время. Где больная?
- Так это… Ей уже легче стало, - пряча глаза, пробормотал Василий. – Вы уж извините. Вот.
Он даже в дурном сне не мог представить, что какой-то другой мужчина может смотреть на голую попку его Люсеньки, а уж тем более – касаться ее. При одной только мысли об этом у Василия противно заныло под ложечкой, а кровь бросилась в голову. Он даже сжал кулаки.
- Как это? – растерялся парень в белом, перехватывая свой сундучок поудобней. – Вы же, получается, сделали ложный вызов. За это вам заплатить придется.
- Сколько? – спросила вышедшая в прихожую Люся. – Здравствуйте, молодой человек. Вы уж нас извините, но мне действительно стало намного легче. Так сколько вам надо заплатить?
- Не мне, а нашей станции скорой помощи, - сердито сказал парень и покраснел под внимательным взглядом Люси. – Я не знаю, сколько это будет стоить, и как вы будете платить. Бухгалтерия наша сама все сделает. До свидания!   
- До свидания! – нестройно сказали ему в ответ Яськовы. Василий щелкнул дверным замком.
- А что же ты не оставил этого парня, а? – прищурившись, спросила Люся. – Пусть бы сделал укол. Или ревнуешь, а?
- Ничего я не ревную, - проворчал Василий. – Он же совсем пацан. Не мог я доверить этому желторотику самое дорогое. Иди, ложись давай! Подумаешь, большое дело – сделать укол любимой жене.
- Но только без этих своих поползновений, ладно, милый? Хватит уже на сегодня!
- Иди, болезная моя, иди, - улыбнулся Василий. – Располагайся, пока я руки мою. А там посмотрим…
 

Пьянство

(Еремина Татьяна)
 12  Несмешное  2008-03-21  3  891
Да доколе,уж доколе
Будет пьянсво на Руси?
Посмотрите сколько горя..
Боже! Господи! Спаси!
Пожалей детей несчастных,
Помоги же! Помоги!
Невозможно безучастно
Видеть деток без любви,
Без тепла,без ласки,счастья,
Брошенных одних в судьбу.
Не останься безучастным )))))
Помоги хоть одному.
Пусть сынок обнимет папку,
Ведь не пьяный он пришел.
И отец сынка.... в охапку-
Им так вместе хорошо!
Сердце маленькое сына
Пусть наполнится теплом.
Маленький,отцом любимый
Пусть заснет спокойным сном!
Хватит разрывать пространство,
Нашу душу и очаг!
Мужики! Бросайте пьянство!
Пьяный хуже палача...
 

ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ…

(Праведник ГРЕШНЫЙ)
 50  Несмешное  2012-11-04  0  890
Есть женщины в русских селеньях.
По виду им всем лет по сто.
Вся жизнь их – лишь долготерпенье
И цепь непрерывных постов.

Обветрены руки и лица,
Неведом им крем, макияж…
Таких лиц уж нет за границей,
То – чисто российский типаж.

На что им осиная талия?
На кой им игривый разрез?
Они враз разрез заметали бы,
Чтоб боров под юбку не лез.

Семья им – скотина и птица,
Не знамо им слово «любовь».
Мужик был один, да вот спился,
Ещё был один - был таков.

В печи догорают поленья
Нарубленных с осени дров…
Есть женщины в русских селеньях
Да нет там совсем мужиков.
 

ЗВЕЗДОЧЁТ

(ДЕЖУРНЫЙ ПО КОСМОСУ)
 4  Несмешное  2007-07-25  4  890
Не вижу радости смериться,
Всю жизнь с планетою крутиться.
Любуюсь заревом огней ,
За резервацией своей.

Вокруг огромные МИРЫ!
Созвездья. Млечные Пути!
И разноцветные Лучи,
В тумане белом пропадают.

Никто на месте не стоит,
Вся жизнь движением кипит.
И всё в огнях и так красиво.
Свёркнёт Гигантское Светило.

И вся Вселенная в зарнице.
Луч как стрела пробьёт темницу.
И там где раньше мрак глумился,
Там звёзды новые зажглися

Кометы брызгами фонтана,
Гонцы звезды бесперестанно
Уходят в бой на войско тьмы
Чтоб там расжечь свои МИРЫ!..

ПРОШУ БЕЗ ВАШИХ ОЦЕНОК!!!
 

Извилина.

(Ржавый Ю)
 21  Несмешное  2006-02-08  3  889
Что–то сделалось кособокое
С обстановкою и со звуками:
То ли белочка в ёлках цокает,
То ли белая в мозги тюкает!
И ведёт меня лесом – просекой
Приключившийся, как событие,
Старец с посохом, трезвый досиня,
Весь аж высохший от непития!

А я – допьяна,
И без посоха...
И по осени -
Аки по суху!

Вы хорошие, а я меченый...
Вы с обновами – а я с придурью...
Закричать хочу – так ведь нечего,
Учинить бы что – да не выдумаю!
А пообочь – мрак, да на ветках – мох,
Каждый новый шаг – как последний вздох!
Да играет дурь, как нечистый дух...
Босиком иду, да пока на двух!

Да я не нёхаюсь –
Пёхом чухаю:
Над эпохою,
Но под мухою!

Вьётся тропочка, как верёвочка.
А корней на ней... Всё змеюками!
Вот же, братия, обстановочка:
Все с понятием – а я с глюками!
Наплевать бы мне – перемелется!
А кругом глушняк – леший блукает...
И ведёт меня бела девица,
Лёгким пальчиком в мозги тюкает!

Улыбается,
Да куражится:
Что мне нравится –
То и кажется!

А я хоть досиня –
Да как из послуха,
И всё мне по хрену,
Аки по суху!
 

За тех кто в море...

(Дед Щукарь)
 55  Несмешное  2014-02-28  3  887
Киев – подводная лодка,
Пока еще на плаву.
Пока дерут еще глотки,
Те, что потом заревут.
Что Украине светит?
Видок в перископ пока тускл…
Путин опять ответит,
она утонула?…как «Курск».
 

Разреши.

(Лёля Тайсон)
 37  Несмешное  2016-04-11  2  886

Не дождетесь

Роман Фролов

Истрепался такелаж — нервы,
из огня да в полымя галсы,
черти в пляс, а я цежу — хер вы
наколдуете чтоб я сдался.
Ждете суки, чтобы руль бросил -
не хороните ль меня часом?!
Лопнет парус — пара есть весел,
поломаются — х уйну брассом.
Говорите — далеко плыти,
превратил, мол, окиян в лужу.
Дак и я вам не слюнтяй-нытик,
обломитесь, как-нибудь сдюжу.
Ну а нет — тогда прими Боже,
вот душа стремглав к Тебе шпарит.
Плоть акулам, чай они тоже
божьи, жрать небось хотят, твари.
И чего-таки жалеть — жрите,
причащайтесь без вина-хлеба.
Ну а я — а я теперь зритель,
поболеть за вас приду с неба...


Жми сюда

Разреши.

До фига и я врагов сгрызла...
Мне учить тебя опять, что ли?
Брасс красив, тут спорить нет смысла,
Но надежней все же плыть кролем!
Вон толпой опять на борт влезли!
Покажи им от плеча гадам!
Ну, а я, позволишь ты если,
Отираться буду здесь. Рядом.
Превращу на время жизнь в праздник,
А потом я, как и ты, сгину...
Но сейчас, пока чертей дразнишь,
Разреши тебе прикрыть спину?
 

О друге

(Саша Сидорчук)
 58  Несмешное  2015-01-09  2  886
Не встрянет лишним в разговор,
все сам поймет он с полуслова.
Шутя,   прервет застольный спор,
в любой компании - основа.

Держу проблемы при себе,
в письме не стану бить тревогу,
но не оставит друг в беде,
прочтет меж строк, придет в подмогу.

Не он один такой - герой,
таких - немало, глянь вокруг.
Но я привык к нему, он - мой:
надежный, верный, школьный друг.

***
А снег белеет,
а снег белеет.
Белеет он бумагой за окном.
Мой друг болеет.
Мой друг болеет
и мне не пишется сегодня ни о чём.

***
 

Про греку и реку.

(вацлав нерождественский)
 5  Реки  2008-10-14  4  886
Зачем известный всем грека,
Сунулся в мутную реку?
Хотел накормить видно рака,
Из-за неудачного брака?

Он не купался,не мылся,
Просто взял утопился.
Жалко по своему греку,
Не смог оплатить ипотеку!
 

Непротивление

(Lyudmilochka)
 24  Несмешное  2006-10-15  13  886
Не хочу и не умею обижать.
Не хотела б, но умею обижаться.
И от слёз бессильных телом всем дрожать,
И лицом опухшим в стёклах отражаться.

Не курю. А было б легче иногда
Затянуть дымком плохое настроенье,
Сжечь внутри себя саму себя,
как неполноценное явленье.

Не борец, да и куда мне воевать!
О своём пекусь о сохраненьи.
Понапрасну не готовьте рать -
Лёгким будет ваше наступленье.

Отойду без боя, без стрельбы.
Если не моё - то мне не надо.
Я - противник всяческой борьбы.
Я - сторонник всяческого лада.
 

Россия-мать вставай с коленей!

(Лариса Ласковая)
 1  День России  2006-09-30  3  886
Россия-мать, вставай с коленей,
Отбрось не начатый стакан,
Позлить заморских королей и
С ленивой грацией тюленя
Ступить на ногу шутникам!

Доколь же ты бесплодной бабой
Коптить продолжишь белый свет?!
Рожай неглупых и неслабых
И по пенькам, через ухабы,
Веди сквозь тьму встречать рассвет!

Когда весь мир, все страны кряду
Нам будут слепо подражать
И мы воспримем благодать:
Вдруг Родину в стране обрящем,
Простившись с образом бомжа?!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер