ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Прикольные сценарии: самое посещаемое: стр. 23

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Сценарии: самое посещаемое: Стр. 23  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.    Посет. 
 

ЁЖИК В ТУМАНЕ (вторая серия)

(Александр Шнеур (Трибуле))
 18  Сценарии  2019-10-15  2  181
(перевод на печатные буквы гениального мульта Юрия Борисовича Норштейна)

Первым предвестником грядущего визуального кошмара
почему-то стал слон, сгустившийся прямо из тумана…
Ёжик тихо ойкнул от ****ния и попятился,
аккуратно положив обратно дубовый лист.
«А вдруг это подношение придётся в пору лошади?..», -
зябко подумал ёжик и скоренько пошёл сквозь туман куда-нибудь наружу.
Но торчка уже попёрло в расколбас
прямо как ищущего свою американскую мечту Хантера Томпсона.
Огромная тёмная тень летучей мыши накрыла голову ёжика звенящим исступлением:
«****ец-****ец-****ец!..».
Он было решил, что совсем потерялся в реальности,
когда его спасло бравурное уханье неизменного потного попутчика.
Общая е****тость происходящего прямо взвилась из-под ножек ёжика
облаком белёсых мотыльков, которые запорхали вокруг него весёлым роем.
Это так неожиданно вшторило,
что ёж даже передразнил крылатых созданий,
пританцевав дурашливым па.
А тут над ухом опять невпопад появился лизергиновый филин,
да как ебанёт это своё: «Угу, угу-гу-гу-гу! Угу!», -
и опять съ**** куда-то в туман,
где продолжил разносить эти свои руладные уханья.
Ёжик очнулся окончательно:
«Псих», - поставил он краткий диагноз своему навязчивому спутнику и пошёл дальше.
Но измена просто так не отпускала.
Тени летучих мышей и безымянный ужас галлюцинаций за спиной
стискивали торчка страхом и мурашки бежали по его иголкам.
Нет, там что-то есть, за спиной, понимал уже порядком шкальной ёжик.
Уж лучше узнать: что это, - тоскливо решил жертвенный путник.
И, нарыв в траве увесистую ветвь, ёжик сделал шаг навстречу своему ужасу.
Палка со стуком упёрлась во что-то деревянное.
Тревожно и очково ежик тянулся лапками вдоль ветки навстречу тому, во что упёрся...
 

Письмо прадеда

(ЮРИК)
 16    2020-06-30  0  179
С самого детства Саня помнил эту шкатулку.
Его бабушка Вера Ивановна хранила в ней всякие нужности и дорогие её сердцу драгоценности, брошки цепочки, заколки. Она всегда закрывала её на небольшой ключик, который постоянно носила с собой, на связке ключей, от старинных шкафов и комодов, которые стояли в её комнате, и не позволяла их поменять на современную мебель. Она так и говорила Сашкиной матери, её снохе,
- Вот как умру, так тогда всё поменяете, а это всё от моего отца, из моей молодости, к сердцу прикипело.
Вера Ивановна всю жизнь проработала на хлопковом заводе главным бухгалтером и вообще была человеком с жёстким характером, никому не позволяя никаких вольностей и шалостей. Жизнь её полностью сложилась из работы и дома.
Оставшись вдовой с тремя малыми детьми в двадцать четыре года. Она вместе с родителями была депортирована из Симферополя в Узбекистан, так как отец её был крымским греком, а мать была русской. Она совсем не хотела отпускать родителей в далёкие края и поехала вместе с ними. Да и надежда, что вот вернётся с войны муж Дмитрий, тогда всё и решим.
Муж Веры Ивановны, Дмитрий не вернулся.
Он погиб в начале мая сорок пятого года в Берлине.
После окончания войны в Узбекистан приезжал его военный друг и привёз награды Дмитрия, медаль за Отвагу, орден Славы и орден Красной звезды.
Друг даже попытался ухаживать за Верой Ивановной, но она жёстко отвергла его предложение, так больше никогда и не выходя замуж. Награды Дмитрия, тоже угодили в её шкатулку и она лишь изредка показывала их внукам, втайне до конца дней гордившись, её единственной любовью, своим геройски погибшим мужем.
Отец Веры Ивановны в первую мировую служил при штабе полка писарем. В гражданскую воевал за красных, но был ранен и с той самой поры, чинил и шил обувь, а по потребности изготавливал ключи к любым видам замков. Вот и эта самая шкатулка с замочком и все шкафы и комоды были его рук изделием.
Нет, шкафы и комоды он покупал готовые, а вот замочки к ним, сам пристраивал, хоть и прятать под замками особо нечего было, но это самое видно доставляло ему удовольствие и было так сказать его хобби.
Умер он скоропостижно, вошёл из двора в веранду и присев на диван, скончался, сидя на диване, пока Вера Ивановна не вернулась с работы.
С той самой поры прошло много времени. Умерла и Вера Ивановна.
Старший сын Борис Дмитриевич в лихие девяностые, со всей своей семьёй и двумя сёстрами переехал в Россию. Давно не было шкафов и комодов и лишь шкатулка всегда стояла на маленьком столике, с семейным альбомом и дедовыми наградами.
Время всё дальше катилось год за годом.
Помер и Борис Дмитриевич с одной из сестёр.
И остались жить в одном дворе, младшая дочь Веры Ивановны, Анна и сноха Валентина Михайловна со своим сыном Александр Борисовичем. Семейная жизнь Сани особо не сложилась, но была у него очень достойная женщина Юлька, и называли они свои отношения гостевым браком. Так было выгодно. У обоих были престарелые матери, которые ещё не требовали ухода, но бросать их на полное одиночество им не хотелось.
Так и жили, он у себя, а она у себя. По выходным, она приезжала к нему, и он периодически проведывал её, у неё дома.
- Саша, открой мне пожалуйста шкатулку, я ключик куда-то задевала, открыть не могу, попросила мать Саню. Пробурчав себе что-то поднос Саня взял шкатулку и просунув нож в щель между крышкой, отжал скобу и открыл шкатулку, тут она выскользнула из рук и грохнулась на пол, рассыпав всё своё содержимое. Чертыхнувшись, Саня наклонился и собрал рассыпавшиеся вещи на стол. Дно шкатулки с одной стороны встало по диагонали и Саня увидел, что в шкатулке двойное дно. Там лежал толстая кипа исписанных листов.
Саня вынул пакет, развернул кипу и прочитав верхнюю часть первого листа понял, что это послание от его прадеда Ивана, где во главе листа было написано его имя и фамилия. Письмо в шкатулке было датировано тем же числом, какое было сегодня на календаре, с единственной разностью всего лишь в семьдесят лет. Каллиграфический почерк написанного, говорил о прошлом прадеда, который в первую мировую служил писарем в штабе.
Здравствуйте мои дорогие. Если вы читаете это письмо, значит меня нет на этом свете, а мне бы очень хотелось поделиться с вами давней историей случившейся в самом начале моей молодости.
Это было в конце 1920 года, в ту пору в Крыму всё перемешалось, красные, белые, анархисты, раненые, здоровые, бандиты, простые люди и всякая шушера. Всё было путано и непонятно. В это самое время я выздоравливающим после ранения явился домой. Списали, доктор так и сказал, «тебе Иван теперь только на печи сидеть». Не очень приятно услышать такое в двадцать пять лет. Но унывать я не стал, а сразу взялся за дело и стал учиться шить сапоги.
В одну из летних ночей в мой двор, верхом на взмыленном коне, прискакал раненый в руку друг. Он от усталости, прямо свалился с коня посередине двора. Затащив его в дом, я перевязал рану и напоил молодым вином.
- Ванька, там во дворе портфель к седлу приторочен, ты притащи его. Я вышел во двор и отвязал мешок, в котором был обычный портфель.
- Вот Вань, белые или красные, синие или зелёные, мне по сути уже всё равно, запутался я в этих понятиях.
Вот тут Ваня, жизнь наша, он похлопал здоровой рукой по портфелю, и открыл его. Иван увидел, что тот доверху набит драгоценностями и золотыми деньгами. Ты, Ваня, сохрани портфель ради Бога, а я вернусь, тогда и поделим.
Учти, я обязательно вернусь. Он опять открыл портфель, выбрал несколько золотых, положил себе в карман, вышел во двор и ускакал.
С той поры, к моему сожалению я его больше никогда не видел, погиб скорее всего, был бы жив, обязательно приехал.
Дом наш в Симферополе стоял на пересечении Греческой и Еврейской улиц, точнее Греческая 28. Сейчас там скорее всего другое название. Я очень сожалею, что сам туда не поехал, так уж сложилось, особо винить некого. А портфель спрятан в подвале нашего дома, в правой стене фундамента. Со стороны лестницы, от нижней ступеньки, на камне третьего ряда, от пола, есть небольшое отверстие заткнутое деревяшкой.
В это отверстие нужно воткнуть железную проволоку толщиною восьми - десяти миллиметров, и сильно надавить. Камень освободится, после этого вытащить камень руками, там и лежит этот самый портфель.
В портфеле десять килограмм украшений и золотых монет.
Жёлтые листки были исписаны всякими историческими воспоминаниями. Саня всё сидел и читал, отложив в сторону лист с описанием места хранения портфеля.
Вот это да, вот это прадед, царство небесное.
Дом ещё пятьдесят лет назад точно был цел и невредим, там в молодости была тётка Аня, она ездила на курорт в Евпаторию и была в этом доме в Симферополе.
Но она абсолютно ничего не знала о портфеле.
Сначала Саня обрадовался привалившему счастью.
Тут как бы всё меняло его безрадостную жизнь.
Это надо же семьдесят лет прошло с написания прадедом письма, а ведь он его мог так и не найти, мистика какая-то.
Письмо датировано 17 июня и сегодня то же самое число.
Если бы из рук не выпала так бы и покоилось письмо на дне шкатулки.
Мысли в голове скакали, как бешеные кони и вдруг резко остановились.
Что делать? Как быть? С чего начать?
Саня открыл ноутбук и долго изучал карту довоенного Симферополя, потом долго сверял с современной картой и точно выяснил одно, что в том месте не было новых застроек, а значит и дом должен быть целым и невредимым.
Денег на поездку не было.
С банками Саня был в полных не ладах и получить какой –либо кредит, не было никакой возможности. А может продать бумаги? Да кто за них что заплатит, никто не пойдёт на такой риск. И опять в голове клином встала мысль, как быть и что делать. Он вышел во двор и столкнувшись нос к носу с тёткой Аней начал расспрашивать её о симферопольском доме, ни слова не говоря о письме её деда. Аня принесла фотографию деда Ивана, около этого самого дома, рассказала, как она была там пятьдесят лет назад.
Саня забрал из её рук пожелтевшую фотографию и вошёл в дом.
Что делать?
Он долго ходил по дому, мысли в голове прыгали и скакали, путались, наскакивая одна на другую.
Ехать, да это ясно, это же золотая рыбка, шанс изменить свою обрыдлую, безденежную жизнь. Вроде всё просто, раз два и в дамки, но…
Надо ехать к двоюродному брату Юрке, ведь с если с ним вдвоём, так отпадает вся проблема поездки. Он нисколько не сомневался, что Юрка поедет. Хоть всё как-то загадочно, но это шанс. Не мог же прадед, просто так такое придумать.
Он помнил рассказы бабы Веры о своём отце.
Нет, такой человек просто так всё это не мог придумать.
Саня взял бумаги, вышел из дома. Усевшись в свою крепко подержанную Волгу, поехал к брату.
- Вот. Саня дал пакет бумаг Юрке, на читай.
- Ты где это взял,- спросил Юрка продолжая читать послание.
- В шкатулке нашей, двойное дно было, вот это оттуда.
- Ну и?
- Что ну и? Ехать надо. Если всё на месте, клад пополам. Если же какая оказия, то ты немного растратишься.
Вот тебе и ну и.
- Да ты же знал к кому ехал, проговорил Юрка, конечно едем.
В далеко не молодых глазах Юрки засверкали озорные искры. В шагах появилась лёгкость, от такого известия он словно обрёл крылья. Нет, это не была жажда наживы, хотя и это конечно будоражило нервы. Это была неиссякаемая жажда приключений, да ещё тех приключений, от которых в лучшем исходе, может целиком поменяться, так надоевшая всем безденежная жизнь.
Недолго обсудив, как и что, братья собрались в путь и ничего не откладывая, рванули в сторону Симферополя.
Дом прадеда был на месте. Высокий в фундаменте, он резко выделялся из близлежащих построек, железная крыша дома была абсолютно новой, и как- то радостно поблёскивала выглядывая из-под листвы деревьев окружавших весь дом. Из калитки дома вышла молодая девушка и быстрым шагом двинулась на остановку.
Как быть?
Они стояли на другой стороне улицы.
- Жаль что мы для неё стары, а то бы полегче было.
- Ладно, раз в женихи не годимся, действуем другим способом.
Юрка достал из бардачка красную книжечку и раскрыл её перед Саней.
- Вот это да, так ты ещё и полковник, усмехнулся Саня.
- Короче бери из багажника миноискатель и пойдём.
На их звонок в калитку долго не открывали. Потом из-за калитки послышался старческий голос.
- Вероника, ты опять что-то забыла.
- Откройте, полиция.
Дверь открыла глубоко пожилая женщина лет восьмидесяти.
- Вы к кому.
Юрка раскрыл перед женщиной удостоверение и поднеся близко к глазам женщины представился.
- Нам бы хозяина, мы к вам по важному делу.
- Да я теперь тут хозяйка, деда моего отнесли на кладбище ещё в прошлом году, так что все вопросы ко мне.
- Разрешите пройти. И потеснив хозяйку Юрка бесцеремонно двинулся к беседке стоявшей в самом центре двора. Усевшись за стол он раскрыл чистый лист и приготовился что-то писать.
- Вы присаживайтесь, - разрешил Юрка хозяйке.
Давно здесь живёте?
- Да почитай сразу после войны, дед мой в ту пору милиционером был. Как мы поженились, так нам и дали этот дом. Так вот здесь я всю жизнь и прожила.
- Наталья Васильевна( так звали хозяйку), вам не случалось, находить в подвале что-то не ваше.
- Да нет, а что там искать подвал и подвал, картошку храним, банки у меня там с вареньями, вино наше. Но вино мы никогда не продавали, так только для себя, дед же у меня правильный был царство небесное.
- Не переживайте, напитки нас совсем не интересуют.
Во время войны в этом доме жил грек Челфиди Иван (которого впоследствии депортировали в Узбекистан).
На постое у него во время оккупации жил очень важный чин абвера (это разведка немецкая).
И вот нам стало доподлинно известно, что этот фашист, при отступлении, спешно спрятал какие-то бумаги в подвале вашего дома.
Так что нам с вами придётся посидеть в беседке, а Александр Борисович отыщет этот пакет, или чемодан.
Наше с вами присутствие там не желательно.
Вдруг тайник заминирован, тогда придётся сапёров вызывать.
Так что давайте, здесь подождём, надеюсь это не займёт много времени.
- Господи, да неужели всю жизнь на мине прожила. Ой, надо Веронике позвонить.
- А вот этого Наталья Васильевна делать не обязательно, и вообще об этом нашем посещении, лучше никому не рассказывать. В тех документах, много неизвестных нам фактов, об оставленных после войны агентах.
Так что совсем не рекомендую, об этом кому-либо распространяться.
Так где у вас вход в подвал?
- Да там, как в дом войдёте лестница вниз, там и подвал.
Приступайте Александр Борисович и Юрка начал что-то писать, о всяком разном расспрашивая старуху.
- Вот это заливает, про себя усмехнулся Саня, поразившись разносторонностью фантазий двоюродного брата.
Стена подвала была доверху обустроена полками, на которых стояли соленья, соки, варенье и всякая всячина, даже уздечка от лошади видно висела здесь из незапамятных времён.
При помощи фонарика Саня начал обследовать третий ряд огромных камней фундамента поочерёдно передвигая мешавшие банки.
Есть. Вот она дырочка. Достав из дипломата отвёртку, Саня выковырнул деревяшку и вставил в отверстие длинный железный штырь. Что-то щёлкнуло. Саня увидел, как камень пошевелился, освободившись от запора, и немного выдвинулся из стены.
Вытащив на полку огромный камень Саня увидел портфель.
Руки отчего –то вдруг стали непослушными и он с трудом всё же вытащил портфель из ниши, и попытался открыть. Заржавевший замок не хотел подчиняться и Саня взломав его увидел наследство прадеда, портфель был полон драгоценностей. От привалившего счастья, Саня присел на табуретку и закурил.
- Ну что там у тебя, раздался Юркин голос.
- Есть, представляешь, есть.
Саня вставил вытащенный камень на своё место, расставил по местам банки и вышел из подвала.
 

ЗВЁЗДЫ С НЕБА.

(ЮРИК)
 36    2020-01-31  0  176
(Далеко не смешная история, но после такого разговора мне стало легко и весело. Оказывается есть у нас ещё молодёжь, которая задумывается об счастье своего народа. И о том, чтобы у нас в стране не всё было через задницу.)

Ночное такси, пассажирка и водитель. Их разговор.
- Что же это мы едем и молчим? Хоть бы рассказали что интересное.
- А что вас интересует?
- Ну к примеру, а кем вы работаете?
- Тренер по продажам.
- Это значит человек, который обучает всучивать, или как сейчас говорят впаривать всякую непотребность народу?
- Да, примерно именно так. Мне уже самой порой стыдно бывает. Брошу всё скоро, дело какое-то неблагодарное, что-то другое надобно, а это мне совсем не нравится, идиотизмом припахивает.
Мне хочется, чтобы все люди счастливы были.
- Да вы утопистка. Ваша мечта несбыточна. Такого просто быть не может. Даже интересно, как такое может произойти…. Как это, все счастливы?
- Нет, всё совсем не так, я своей трудовой деятельностью хочу помогать людям встать на путь истинный, или близкий к тому. Постараться определить их склонности к какой - либо профессии или занятию. Вот от этого они и могут быть гораздо счастливей, чем на самом деле. Буду стараться, не ошибаться, а указывать, направляя на более правильный путь в жизнь. Т.е. указать по возможности, заставить поверить, предначертать, создать жизненную прямую к своему доступному счастью.
- Интересно, если бы это ещё кто-нибудь оплачивал. В душах людских ковыряться, с одной стороны правильно, а вот если у человека нет способностей. Он может работать лишь дворником, или грузчиком и это самое его. Вряд ли вы его сделаете счастливей, достойно указав ему его место. Он может в космонавты хотел, а вы видите, что откровенный тупезень и как этим его осчастливить. Как вбить в его недалёкую голову, предназначение в жизни. Он ведь вам не поверит, даже постарается забыть ваши предначертания.
- Ну, от этого никто не застрахован, всем невозможно своё видение правильности вбить в голову.
- Он будет надеяться достать звёзды с неба, взобраться выше. Будет сталкиваться с множеством проблем и задач, которые он решить не сможет, из-за своей ограниченности и не только. Звёзды будут всё дальше и дальше удаляться от его рук и лишь во второй половине жизни, может и вспомнит о вас. К тому времени став дворником, или кем-то вроде этого, ощутив душевное равновесие и боле менее счастливое спокойствие. Вот тогда он будет жалеть о том, что не послушался вас, и как баран бился в ворота, которые не открывались, будет шарахаться из стороны в сторону, теряя драгоценное время жизни в своих бесполезных мытарствах.
Или вот скажем, у него есть волосатая рука, которая подвинет его на высоты, куда бы он сам ни за что не взобрался. Даже там он будет мучиться от этих высот и ни за что не признается себе, что это совсем не его место. Он даже не будет понимать, что на этой, достигнутой при помощи волосатой руки высоте, он вреден обществу.
Он станет тормозить тех, кто пытается взлететь и имеет на это право.
Он будет их бить на взлёте и найдёт самому себе достойное оправдание и такое в нашей жизни и обществе, довольно часто, просто сплошь и рядом.
Так что конечно проблема есть и очень большая и пока я не вижу её решения. Оттого и получается всё кособоко, из рук вон плохо.
Или как говорят, всё через задницу и это реальность, кстати очень печальная.

Ну вот мы и приехали.
 

ЁЖИК В ТУМАНЕ (четвёртая серия)

(Александр Шнеур (Трибуле))
 14    2019-10-15  1  172
(перевод на печатные буквы гениального мульта Юрия Борисовича Норштейна)

И вновь сгустился зловещий туман.
И опять он – этот дикий пернатый, потный филин - навис над ёжиком.
Но теперь он не был ему параллелен.
Инфернальная птица вздымалась из-за плеча
и давила на психику колючего малыша нестерпимой паникой!..
И он ринулся – хоть куда-нибудь – только подальше от этого кошмара!
Но нет, бежать было некуда!
В то время как на плечах ухал психический филин,
перед ёжиком молниями пикировали чёрные тени летучих мышей,
опять вывалился из тумана всей своей тушей слон…
филин, мыши, слон!..
«А!.. – Верещало внутри ёжика, - аццкий сотона! А!..»
Но где-то, краем меркнущего своего «Я» он уловил знакомое «Йёо-жик!..»,
но!..
А!.. филин, мыши, дубовый лист, улитка, уползающая в сторону Фудзи…
Мир совершал своё сакральное и беспощадное коловращение
над останками разума несчастного торчка.
Как вдруг!.. перед ёжиком возникла яркая живая морда Бармаглота.
Пыхтящее животное вспороло всею своею наружностью
былые треволнения нашего потеряшки словно киношная росомаха жестяную банку.
Опешивший ёжик уже ничего не боялся, ибо того, чем – уже не осталось.
Бармаглот обнюхал ёжика, чихнул и зевнул всем тем,
что ёжик искал в колодце и дупле.
Ёжик даже заглянул внутрь этой утробы, чтобы разглядеть Это…
Но, чпок – пасть захлопнулась
и кто-то неведомый отозвал свистом Бармаглота в чрево тумана.
«Это ****ец…», - очнулась в нашем герое способность мыслить.
Тут он уловил, что зверь возвращается, и заметался!..
Но поздно – Бармаглот возник также стремительно
и положил к ногам ёжика заветный узелок.
Услужливо и горячо одышав остолбеневшего ёжика,
животное зубами втиснуло котомку под мышку путешественника и скрылось в небытии.
Поверить своим глазам зажмурившемуся торчку было сложно.
Боязливо и нервно он ощупал нежданно вернувшийся скарб,
и распахнул взор на протянутую в лапках пропажу.
 

Happy End

(Кассилий Пёркин)
 24    2020-02-04  1  169

Был чист душой, хоть чёрен телом
(у мавров смуглые тела)/
И Дездемона у Отелло
Весьма застенчива была.
Её именовали девой
Неподражаемой красы.
Любила альтом петь напевы,
Пить пиво, есть голландский сыр.

Но из под носа воровала
Продукты мышь исподтишка.
И Дездемона горевала
Под стон пастушьего рожка.
Хлебала винный спирт из фляги,
Пьянела чуточку, и вот
Являлся искуситель Яго,
И лобызал её живот.

Но Дездемона не посмела
Ответить пагубной любви.
Однажды в будуар Отелло
Ворвался с целью - удавить
Изменщицу в порыве страсти,
Что колобродила внутри.
Он вынул карты чёрной масти
Со дна колоды, сразу три.

В них выпадало по раскладу
Невозмутимое очко.
Отелло вытер с губ помаду,
Перевернул жену ничком.
Всхрипел: - Молилась ли ты, радость?
Настал немедля смертный час!
Чуть придушил её: - Путана! -
Утробным голосом крича.

Но силы пыла не хватило
Лишить дыхания любовь.
Взревел Отелло, как Атилла,
Как симфонический тромбон.
Месть завершилась хэппи-эндом,
И Дездемона ожила
Под блюз заезжего джаз-бэнда

Подайте, люди, на талант!
 

Ну, как же так?!

(юрок)
 28    2020-03-09  0  161

• Почему-то революционное прошлое 90 годов вспоминается состоявшимся перечнем событий, значимых и промежуточно-переходных.
Танки на улицах города. Девчонки кокетничают с бойцами из экипажей. Столица живёт привычной жизнью - люди спешат на работу, улыбаясь воинам на броне.
Сильная привычка к регламентам страны не вызывала волнения и серьёзного страха.
Телевизор вещал о Форосе, неожиданно заболевшем «ген-секе» и демонстрировал известных лидеров, сидящих рядком. ГКЧП!
Ближе к ночи Сергей Станкевич выражает непонятную надежду в своем призыве к баррикадам. Новое утро, Вблизи метро Площадь революции.
В небе вертолёты и пулемётные очереди со стороны ТАСС.
Армейский бушлат на плечах добавляет душевного равновесия и, одновременно, нагнетает непонятное волнение.
-Куда это вы?! К Белому дому!
-Борисыч, это надо видеть!
Старенький «мерс», набитый до отказа нашими программистами, увозит их в обозначенном направлении.
Выстрелы из танка вершат историю страны. Расстреливается белый дом (здание правительства РФ). Звук из телевизора долетает раньше на несколько секунд, нежели из форточки окна, преодолев расстояние в два километра.
Середина дня. Центр города, где Юрий Долгорукий обращён в сторону нехитрых баррикад из хлама.
Новое время пришло! Смешное и непонятное, суетное и беспечное, деловое и революционное.
Коробки с множеством дефицитной красоты и радость посещений Испаний и Турций.
В прошлом физики ядерщики, спортсмены яхтенного спорта - народ предприимчивый, оказавшись без востребования в секретных НИИ, рванули на всех парусах, в спасительный туристический и прочий бизнес.
Ну, конечно, первые вояжи для друзей!
Яхт клуб «Корсары» и его очаровательные капитаны-братья-близнецы Владимир и Александр Гульянц. Один отправляет из Москвы, а другой встречает в Барселоне. И понять, кто из них где, невозможно. Шутка.
Любое новое дело требует управления процессами. Яхта готова к маршруту. Такелаж проверен. Дизель заправлен свежим маслом. Четыреста литров воды и четыреста соляры.
В последний миг перед выходом, беспокойный Александр проверяет уровень масла и, меняясь в лице, объявляет причину задержки.
Яхтенный туризм Средиземноморья - это лицо всей Европы! Сервисы, приветствия, поддержка, и нескончаемый праздник поднятых парусов.
Звонок в администрацию «марины». 15 минут ожидания. И вот уже два улыбчивых южанина стоят на палубе «Фри флай», так называлась 15 метровая парусная яхта.
Длительной диагностики не потребовалось. Приспособление в виде привычной клизмы с присоединённой трубкой решило вопрос. Лишний литр масла плескался в бутылке.
-Хау мач?
-Ту хандред долс!
Кто бы мог подумать о том, как легко испортить двухнедельный отпуск капитану.
На тот период в Москве месячная зарплата инженеров НИИ составляла до 50 долларов в месяц,
если она конечно была.
-Борисыч, ну как же так?! Двести баксов за пять минут!
Как я не пытался шутить, настроение Александра обрело удручающую стабильность. Каждое утро начиналось с купания в бирюзовой воде и продолжалось фразой:
-Борисыч, ну как же так?!
-Саша, ну их же двое!
-Нет! Ну, как же так!?
Время перемен двигалось безвозвратно. Были новые походы, дружеские капустники. И не было дня, прожитого без крылатой фразы:
–Ну как же так!?
И с каждым разом глубина смысла фразы выходила всё больше за рамки «Ту хандред долс».
 

Среди профессионалов

(юрок)
 19    2020-03-28  0  141

Среди профессионалов.

Студенческая пора стала вспоминаться всё чаще и чаще. Видимо по шкале отпущенного времени требуется равномерно распределить баланс вдохновения и задора.
   Кто не щлялся в студенчестве по природе страны, тому сложней восстановить этот самый баланс. Что касается необходимого инвентаря, страна не успевала его шить и клеить в нужном количестве, поскольку энтузиазм большой стройки с её стройотрядами и шабашкой стал перекочевывал в русло походной романтики.
Поскольку большинство сокурсников (вечерников) трудилось на "ящиках" близлежащего подмосковного Калининграда( ныне Королёв) то проблем с необходимыми материалами у нас не было и "самострок" имел широкую линейку от анарака до байдарки.
Не знаю, как там сейчас, но наши майские праздники проходили на реке Мста Новгородской области. На пару недель разлива река превращалась в экстремальное место и собирала энтузиастов всей прилегающей округи, включая республики Прибалтики.
Добраться не сложно - поезд с Ленинградского вокзала до Боровичей, возврат в Москву от станции Опеченский Посад, расположенном на самой реке.
Природа края собирала на эти дни и другую категорию туристов- охотников.
До отправления поезда остаётся пол часа, а его не объявили. Наше, не совсем трезвое волнение подталкивало на мысль, что пора выдвигаться.
И действительно пора. Наш вагон - по билетам загружен до отказа солдатами. Ситуация обостряется. Проводница ведёт нас в соседний вагон и уговаривает коллегу принять на борт. Одна нижняя боковуха и всё!
Напротив четверо мужиков - заблаговременно подготовленные охотники. На столе всё что требуется для 5-7 часов пути. Полки загружены рюкзаками и вооружением. А мы как бы не вписываемся в пространство.
Наш решительный Александр отодвигает закуску и стаканы на столике , встаёт туда ногой и командует- Юрок, подавай! Я успеваю передать пару рюкзаков с этическим содроганием в сердце. Оцепеневшие мужики хлопают нетрезвыми глазами, наблюдая невероятную наглость.
Точно, последний поход - первая моя мысль, глядя на ружья .
Встаёт рослый дядя и добавляет- Юрок больше не надо подавать.
Тащу за рукав Александра на перрон. 15 минут до отправления поезда. Не выбирая терминов и выражений отчитываю своего товарища. Всё, что он был способен возразить, это- но ехать надо! Я продолжаю, чувствуя ослабление его недавнего натиска.
Кто- то берёт меня за локоть. Началось!
- я хочу извиниться от нашей компании .
- мы не правы.
- вагон общий.
- ехать действительно надо.
При неожиданном повороте, говорю со своей стороны:
- это мы неправы и извиняемся за хамство.
Возможно мы бы ещё долго разбирались и извинялись, но проводница строго объявила отправление поезда. Знакомимся.
- а там подполковник.
- Сергей, старший лейтенант .
- а это легенда , Браззавиль.
Я успеваю понять одно, московские милиционеры и гражданский -Браззавиль едут по зову охотничьей страсти на природу.
Стол обретает расширение с боковой пристёжкой при соответствующей сервировке.
Час в пути выравнивает эмоции и процент алкоголя в крови.
- Браззавиль - странное имя !
- вообще то он Фанц , а фамилия Конго. Бывший прокурор Рязанской области. Вот он и Браззавиль-даёт пояснение подполковник со второй полки.
- а ты молчи.
И Франц показывает ему согнутый указательный палец.
Своеобразно у них- охотников в общении. На мгновение заныло в груди с осуждением нашей недавней беспардонности.
- вот посмотрите на него. Продолжает Браззавиль - Конго, не убирая согнутого пальца.
Пауза.
- горбыль, он и есть горбыль.
   И тут я только замечаю приличную сутулость у подполковника. Ну, точно , горбыль. Видимо результат застольной работы над письменной отчётностью в делах соблюдении правопорядка.
   Мы выходили ночью на час раньше наших новых знакомых. Под их проводы и общее обещание следующим маем ехать вместе.
Как здорово что мы встретили эту компанию. И время в пути пролетело незаметно и знакомство интересное, а главное общий стол уничтожил половину совместных запасов спиртного. Поход будет в меру трезвым.

Фото:
год 1974-77 на "Большом пороге" реки Мста. Зрители человек 40-50, наблюдают прохождение порога. Вокруг палатки. Всех "кильнувшихся" обогреваем у нашего костра - обложен камнями для сохранения тепла. Выдаются 50 спасительных грамм.
В тему:
Жми сюда
 

СВЕТКА.

(ЮРИК)
 14    2020-04-10  0  128
(Отвлекитесь от всего, так надоевшего)

Она прошла в глубину сада и установив раскладушку сняла с себя лифчик, укрыла полотенцем лицо, и легла под жгучее июньское солнце. Надо загореть к приезду Дмитрия. Может хоть немного приревнует, или может хотя бы спросит, где это она загорела. Лишь бы уж не уснуть, а то вся сгорю.
Она только так подумала и отключившись от всех своих семейных проблем и забот, словно провалилась в глубокий сон.
Очнулась от того, что кто-то нежно трогал её груди.
Сначала она подумала, что это в сладостном сне, которые ей снились при отсутствии мужа. Она рывком сдёрнула полотенце и увидела над собой соседского Сашку, ровесника её старшего сына, которому месяц назад исполнилось семнадцать.
-Ты чего здесь? Как ей показалось, прокричала она, -но на самом деле её голос скорее прошептал, чем прокричал.
Она вскочила присев на раскладушке и закрылась полотенцем.
- Ты чего здесь?- уже громче проговорила Светка.
- Я любуюсь Вами, тёть Света. Да Вы просто обворожительно прекрасны.
- Иди отсюда придурок.
- Зачем Вы так. Вы действительно очень красивы.
Он приподнял полотенце и опять потрогал её грудь, а потом приложившись губами нежно поцеловал сначала одну, а потом и другую.
Своё полное оцепенение от его слов, она никак не могла объяснить.
Она впала, или просто вошла в какой-то ступор.
Ей очень хотелось, чтобы он продолжал говорить и особенно трогать её груди.
Он продолжал, а она прижала его голову к груди в полной отключке, продолжала в полном изнеможении молча сидеть на раскладушке.
От неопытности, он чуть поторопился, попытавшись положить её на спину.
Она как разжавшаяся пружина тут же вскочила и не сказав ни слова, почти бегом побежала домой и упав на кровать в своей спальне, отчего то горько заплакала. Хотя вся душа её пела, совсем непонятную ей сладострастную песню, такое с ней было очень давно, когда по окончании первых восемнадцати лет она влюбилась в своего Димку.
Вторые восемнадцать лет она жила с Дмитрием, и ни разу не возникало желания изменить своему мужу.
Только после рождения третьего ребёнка, она к своему глубокому сожалению заметила, что Дмитрий, как –то поостыл, перестал поднимать её на руки, шептать на ушко, показывая дышащего ёжика. Она часто стала замечать, как он любуется молодыми девчонками. Их страстный домашний секс превратился в супружеский долг, про который Дмитрий начал частенько забывать и ей приходилось, как-то привлекать к себе его внимание, хотя оно явно пошло на убыль.
А всего только тридцать семь, совсем молодая.
Она даже пробовала смотреть порнуху, но всё это было механически и совсем не доставляло никакого удовлетворения.
А сегодня, Господи, и что это было?
Она помнила Сашку с самого детства.
Дети у соседки были двойнёвые мальчик и девочка.
Несколько раз соседка приносила ей Сашку, чтобы она покормила его грудью, потому что молока у Светки было хоть отбавляй, а у соседки с этим была проблема.
Сашка орал, как угорелый, а после того, как Светка покормит его, мгновенно успокаивался и засыпал.
И беда не в том, что Сашка любовался ею.
Беда была в том, что ей это очень понравилось.
«Вы обворожительно красивы» молоточками звучало в Светкиной голове.
Вот чертовщина какая. Хорошо бы если кто-то другой, а это Сашка, ровесник её Дениса, жуть, да и только.
Нет, нет, нет,- говорила она себе, а мысли сами собой возвращали её назад.
Весь следующий день на работе, она ни о чём другом и думать не могла, хотя и пыталась выгнать из себя это непонятное чувство скорее всего животной похоти, которой у себя она раньше просто не замечала.
Где бы ей не встречался Сашка, её ноги становились ватными.
Он как всегда здоровался и проходил мимо.
Хотя она спиной чувствовала его взгляд, и если бы он позвал, она бы вряд ли смогла удержаться.
-Ой девка, задурила ты себе голову,- сказала ей бабка Матрёна, которая считалась сельской ведьмой, а ведь она ни словом не обмолвилась о своих страданиях.
-Худо тебе девка, ой худо. Уж и не знаю, как уберечь тебя от этого, но вижу что маешься, а сбросить не можешь.
Что видела бабка, она не говорила Светке, но вот эти слова прямо насквозь пронзили её. Легче не стало.
Приехал Димка, теперь она сама избегала его. Ей было непонятно что это.
Теперь,то чего всегда она сама добивалась от мужа, стало совсем не интересно и уже совсем не приносило никакого удовольствия.
Так всё просто, механически, без чувств. Словно околдовал её соседский Сашка.
Уже в конце лета, она не выдержав, опять легла в саду на раскладушку.
Сашки не было. Не было его ни в первый день, ни во второй.
Он сам встретил её на улице, и как-то по соседски просто сказал.
- Тёть Свет, нам бы поговорить надо.
- О чём? Как бы пролепетала она. А потом плюнув на всё, как головой в омут. Вечером в сад приходи, там и поговорим.
- Хорошо,- проговорил он и как ни в чём не бывало продолжил свой путь.
Всё валилось из рук, она за что не бралась, мысль о том что же она творит не покидала её.
- Зачем сказала, зачем? Всё ещё можно было остановить. Но это было выше её сил. Как ни отговаривала она себя, но она уже точно знала, что она не может больше мучиться и точно пойдёт.
Стемнело.
Огромная луна выползла из-за горизонта и огромным шаром стала ползти вверх, как бы предвкушая просмотр греховного падения взрослой женщины, которая уложив детей спать, выбралась в сад и подойдя к раскладушке оказалась в крепких объятиях парня, ровесника её старшего сына.
- Нет, нет, нет, только не здесь, напрочь задыхаясь от его поцелуев шептала Светка. Они молча подошли к бане и не включая свет, вошли ещё в тёплую, топленую вчера баню. Сашка медленно снял с неё всю одежду и положив на лавку, начал гладить руками, постоянно целуя груди, шею живот.
Потом он гладил её ноги, как бы нехотя приближаясь всё ближе и ближе, но как бы совсем не торопился приступить к основному занятию.
Вот его губы трепетно пробежали по её лобку и тут же начали целовать бёдра.
Она бессознательным движением подвинула его голову, и вот его страстный язык добрался до самого сокровенного.
Она выдохнула со стоном и с силой прижала его голову, полностью раздвинув ноги. Ей казалось, что время остановилось, она полностью отдалась невероятной неге и не отрывала его от себя, впадая раз за разом в невероятно сильный оргазм.
- Я не могу, услышала она его вымученную фразу.
- Что? Как не можешь? Сейчас, сейчас.
Она поднялась и сняв с него джинсы уложила на лавку.
Его далеко не маленький орган, был почему то в нерабочем состоянии и она с каким- то животным остервенением сначала целовала его губы грудь, живот, а потом нежно пробежав по стволу всего органа, полностью поглотила его, страстно двигая губами то вверх, то вниз.
Тут же она начала чувствовать, как он начинает крепнуть и увеличиваться.
Это всегда прикалывало её, от её умелых движений орган напрёгся и она подняв с лавки своего молодого любовника, легла сама и с глубоким стоном вставила готовый орган в самое, самое....
Почти до самого утра они не выходили из бани и только лёгкий рассвет заставил её окончить их грехопадение.
Она вошла в дом и погасив свет у старшего сына в полном изнеможении рухнула на кровать.

(Очень бы хотелось услышать, то, чего это заслуживает)
 

Как с толком проводить время в к ...

(Оleg Wral)
 8    2020-03-27  0  127
Если вам не пишется и не рисуется в карантиной изоляции, можете заняться кулинарией. Поэкспериментировать с говядиной де-Бельвиль, или свининой по Сигаевски. Ну, а если нет навыков - поэкспериментируйте с бутербродами. Там полет фантазии неограниченный. Вот несколько известных кулинарных рецептов:

Слайдер - из маленькой булочки мясной бутерброд, по виду напоминающий небольшой гамбургер

Брускета – поджаренный хлеб с моцарелой и помидором.

Крок-месье – горячий сэндвич с яйцом, ветчиной и сыром.

Рубен сэндвич на ржаном хлебе с солониной, сыром и квашеной капустой.

Фуфлон - многоэтажный бутерброд с любым хлебом, с маслом, красной икрой, черной икрой и копченным осетром, белугой или севрюгой.

Муфулетта - из круглого хлеба диаметром 22 – 25 см, начинённого оливковым салатом, салями, мортаделла, ветчина, проволоне, моцарелла и маринованный оливковый салат.

Бокадильо – сэдвич с тунцом, кальмарами, хамоном или сыром.

Любимый Штирлицем мёрреброд - черный хлеб с маслом и селедкой или тюлькой.

Можно поступить проще сделать мишанень - поставить перед собой 25-ти литровый бутылек самогона и все съедобное покромсать крупными кусками и вывалить в тарелку. Такой бутерброд, во время принятия на грудь, можно макать в кетчуп, или уже как пойдет. Возможно, что когда вы выйдете из бейбуда, закончится и карантин.

Главное не паниковать.
 

Любви много не бывает 3

(юрок)
 13    2020-06-27  1  126
Часть 3. Коса.
( в соавторстве с младшим сыном - Матвеем Гостевым)

Через час проводники вагонов начнут активно перемещаться в пространстве всего состава. Ожидаемая радость прибытия к месту назначения становится всё ближе и ближе.
Внизу полушёпотом супруги обменялись фразами, и опять только мелодия колёс с лирическим перезвоном подстаканников.
Продолжаются мои личные муки профессионала. Мужчина- попутчик ничем не выдал себя. Или я приоритетно сосредоточился на даме. А может теряю квалификацию?! Ладно. Утро вечера мудренее!
Квалификацию мне сложно потерять! Заточка в профессии идёт с раннего детства! Нет, не выбор родителей и дотошная муштра. Проще сказать верхняя сила! Добровольная?! Теперь уже да! Ну какой специалист психиатр добровольно в раннем детстве сделает свой выбор?! Правильно-никакой!
У меня две любимые шутки для студентов. И обе из реальной жизни.
Как говорит мой знакомый, отменный плотник- краснодеревщик: - я бы мог стать электриком, но батя выдрал ремнём за моё любопытство к технике при разборке мной его электрической дрели, на тот период страшного дефицита.
А вторая шутка звучит от старшенького, который сам себе в младенчестве прищемил пальцы крышкой пианино.
- вот поэтому я освоил инструмент!
За окном рассвет. Настроение становится интересней, но загадочней.
Опять слушать бредни коллег на конференции и самому городить правду на простую тему: "Ранние неврозы и их предотвращения".
Почему я не стал электриком, музыкантом или шахматистом?!
Вы спросите - а хотел?! Конечно и очень сильно! Но...
- поезд прибывает к месту назначения ...!
Удивительно пролетели те самые 14 часов! И какие попутчики!! Награда! За что?! Остаётся нерешённая задача с супругом.
Но есть ещё десять минут времени. Выдаст себя! Как миленький выдаст!
- удивительно приятно прошло время в пути!
Слова обоюдной благодарности в искренней улыбке.
Цепляю портфель на плечной ремень, готовый двинуться в свою сторону. Попутчики делают примерно тоже самое. И..
Вот оно!! Профессионализм ни пропьёшь никаким чаем в пути!!
Что я вижу?! Любящий муж бережно обнимает супругу чуть выше талии, и вся его бережность объятия заключается в трепете ощущения косы, которая волнующе спадает с милой головы супруги... И только привычный кокетливый жест дамы напоминает о том, что косы никогда не будет! Всегда будет изысканная стрижка.
 

Дети Одессы

(Алекс Гриин)
 7    2020-05-14  0  123
Одесса, 1920 год.
- Дядя Иосиф, вам моё почтение.
- Мишенька, дорогой! Какими судьбами? И как здоровье уважаемой Адели Марковны?
- Уже два года, как хорошо. Мир её праху.
- А Зиновий Исаакович как?
- Зяма тоже этой зимой примерил деревянный макинтош. Так, что помолитесь за них при случае.
- Мы пришли к вам, Иосиф Самойлович, чтобы решить ваши проблемы.
- А их у меня есть?
- С вашей конфетной фабрикой их может у вас появиться. Спросите любого доктора и он таки подтвердит - сладкая жизнь в одно лицо ведёт не только к потере зубов.
- А полиция мох проблем решить не может?
- Что вы, что вы! Полиция не страхует от пожаров и налётов. С ними иметь дело - не уважать себя. Тем более, что власть в Одессе меняется так быстро, словно девки в борделе. Иосиф Самойлович, к вам пришли не какие-то биндюжники или бандиты. К вам пришли культурные, почти родные люди.
- Дайте нуждающимся детям Одессы немного денег и не имейте себе проблем. Что, где дети? Тож мы уже подросли. Не тяните Марика за вейцы, у него и так их есть не много.
- Ну и что, что учили Марика пилить скрипку? На ваших похоронах он сыграет вам такое, что вы вскочите аплодировать. Правда, Марик? Он, таки, благодарный ученик. Глядите, как у него чешутся руки. Видимо, он за той скрипкой сильно скучает.
- И сколько вы хочете за свои услуги?
- С сегодняшнего дня всего две тысячи в месяц.
- А одной тысячи детям Одессы не хватит?
- Иосиф Самойлович, не давите на дамочке прыщи, от того она сговорчивей не станет. Не исполняйте этих манер, мы не на Привозе, чтоб торговаться. Дайте мне повод сильно гордиться вами. Вы и так не оправились от прошлого налёта.
- Вот чем вы мне, Миша, нравитесь, то это умением найти немного правильных слов. Вы так растрогали моё чуткое сэрдцэ, что я готов поддержать ваш юношеский задор. Да, но что мне, при случае, сказать другим детям Одессы?
- Иосиф Самойлович, с сегодняшнего дня, все дети Одессы будут обходить ваше предприятие за три версты так, что и полиция вам будет ни к чему.
- Вот, что значит - благородные люди! Вы, Миша, и вправду избавили меня от стольких проблем. Да, храни Господь детей Одессы!
 

ДЕНЬ ОКЕАНОВ

(Дмитрий Свиридов)
 15    2020-06-08  0  115

Друзья, этот рассказ (в несколько ином виде) я публиковал в январе, но, возможно, в те дни многие не вернулись ещё с новогодних каникул (о пандемии тогда и речи не шло) и его не читали. Сегодня, 8 июня отмечается Всемирный день океанов. В международный праздник хочу поделиться с вами детскими воспоминаниями, и рассказать о том, что дорого моему сердцу.

ЧЕМУ УЧИТ ОКЕАН?



Моё знакомство с океаном произошло, когда я был ребёнком. На побережье Гвинейского залива. В портовом африканском городе Лагосе, куда я приехал с родителями и где прожил около четырёх лет.

Океан — это совсем не море... А что-то непостижимое — в нём огромная мощь и страсть...

У берега волны беспощадны. Они соперничают с тобой, и в этом противоборстве, входя в воду или выбираясь на берег, невозможно не ощутить лёгкой дрожи.

Преодолевая течение, окружённый плавающими щепками, вероятно, разбитых кораблей, наступая на колкие ракушки, ты веришь, что и на этот раз удастся договориться со стихией... Не победить, а договориться. Такую силу победить нельзя, можно лишь постараться услышать дыхание океана и, не нарушая его, насладиться этим необъятным волшебством, своенравным и дерзким, но настолько притягательным.

Переведя дух, стоя у кромки воды, в песке от пяточек до волос, завороженно смотря на лопающиеся пузырьки пены и шустро бегающих прям у твоих ног красными огоньками маленьких смешных крабиков — не сомневаешься, что и назавтра придёшь к океану, чтобы нырнуть в его манящую глубину...

Но едва отплываешь от берега — открывается совсем иная картина. Волны перестают бороться с тобой, становясь союзниками. Надо только это знать. Иначе тебя охватывает панический страх... Ведь ты один на один в открытом океане, с ужасающей накатывающей волной! Она всё ближе и ближе... Ты видишь её перед глазами, буквально осязаешь каждой своей клеточкой, ещё мгновение — и ты растворишься в ней... Душа замирает, по телу пробегают колкие как льдинки мурашки...



И лишь в момент, когда она касается тебя — понимаешь, что волна твой друг, а не враг. Наставник и покровитель. Она осторожно, мягко поднимает тебя «на ручки» и бережно, плавно разрешает прокатиться на своей «спинке»... Успокаивая и подсказывая, как ласков могучий океан, когда умеешь чувствовать и доверять ему.

То, что вначале леденит душу, может подарить наслаждение и радость, если преодолев страх, совершить решительный шаг. Урок мудрого величественного Океана, полученный ещё в детстве, я запомнил навсегда!

...Мне было пятнадцать лет. Мы с друзьями шли по летней улице... Играл магнитофон... Солнце плавно садилось в облаках... Мы понимали – детство заканчивается... Что нас ждёт разлука... И скоро все разъедемся, окончив школу...

Но пока — мы были вместе. Полностью доверявшие друг другу... Знавшие все сильные и слабые стороны каждого ещё с детского сада... И принимавшие друг друга такими какие есть...

Мы шли по вечерней улице и улыбались... Каждый из нас чувствовал, в какую бы часть света не занесла его судьба, мы навсегда останемся душой друг с другом... И обязательно встретимся. Пусть и спустя годы.


Так и покидая Африку, я не сомневался, что рано или поздно приеду снова. Увижу океан, улыбнусь ему, и он будет для меня таким же притягательным, как в детстве. Если человек немного остаётся в душе ребёнком, не теряет способности удивляться, радоваться мелочам, то и ему самому, и его близким живётся намного проще и веселее.

Частичка жаркого африканского солнышка, которая сохранилась в моём сердце с нежного возраста, помогает не унывать в самых трудных и запутанных ситуациях. И у каждого человека должен присутствовать свой лучик солнышка в душе, который будет согревать, дарить надежду и радость, что бы ни случалось в жизни. И какие бы кризисы внезапно ни обрушивались.

😊

 

Любви много не бывает 2

(юрок)
 9    2020-06-27  0  110
Часть 2. Канат.
(абсолютая быль)

Вагон перешёл в дежурный режим освещения, и моё путешествие незаметно перешло в ночную фазу. Спать не хотелось, больше того, не получалось- прострел в спине, разгулявшийся накануне напомнил о себе.
Вернусь и сразу к "костолому". Так мы в шутку зовём нашего друга, Александра Николаевича, медицинского полковника, кандидата наук, а на сегодняшний день мануального терапевта. Вечерняя тема Рапунцель стала медленно вытесняться моими бессонными рассуждениями.
- Сан Николаич , как тебя занесло в медицину?! Этот вопрос я задал лет десять назад, рассчитывая на короткий ответ, вместо которого в мою профессиональную коллекцию поступил бесценный материал. Рассказ длился несколько дней, включая уточнения при углублении в тему.
Саша с детства был щедро наделён добротой души и недюжинной физической силой, что позволяло ему быть бессменным победителем в турнирах уличной борьбы и самбо.
Переходный возраст был ярким и выпендрёжным. Как сказал он сам. И вот тут случилось непостижимое.
Борьба на траве, бросок через голову с захватом корпуса...
Круг зрителей. И постоянный победитель, лежащий на траве.
- вставай! Кончай прикидываться!
Бледное лицо ребёнка насторожило зрителей. Травма!
Кто мог видеть тот камень в траве. Больница. Неподвижные ноги. Приговор врачей. Домашний режим. Ноги были чужими, точнее ощущение их отсутствия.
Школьный год завершался с поддержкой друзей, приносящих задания по урокам. Труба! Никакого военного училища!
Время беспощадно. И вот уже, в лучшем случае, кто-либо из друзей, забежит раз в две недели. И только сосед пожилой отставник каждый день навещал пацана и городил мемуарную чушь, как с юмором высказался Александр.
В соответствующей учётной графе военкомата появилась запись - инвалид.
Привычный стук в дверь, входит сосед с инструментами и канатом средней толщины в руках. Что смогло только развеселить юношу.
Комната в загородном деревянном доме вскоре преобразилась и стала напоминать часть ринга.
Канат протянулся от кровати и перекрыл две стены на расстоянии полуметра от пола.
Ничего не сказав отставник ушёл и вернулся только к средине следующего дня. Сел на кровать и повелел взять в руки канат... Всё равно Саша не понимал, что от него хотят. И только ком обиды сжимал горло и не давал ругнуться матом.
- тяни! И молчи! Молчи и продолжай тянуть.
О первом метре канатного пути Александр Николаевич повторялся не раз. Но наступил и второй и третий и даже возвратные метры к кровати. Ноги молчали!
Ежедневная назойливость соседа стала раздражать. Но отмахнуться от него не было сил. Он привычно помогал опустить половину тела на пол с кровати...
- не больно?! Тогда тяни и молчи!
Ощущение ног появилось на третий месяц настырности соседа. Но только ощущение. Саша боялся высказаться вслух.
- что-ты сегодня тянешь необычно-решительно?! Силы набрался!? Пошутил наставник.
Но неожиданный взгляд соседа выдал его радость и понимание. Надежда ожила!
Ещё три месяца и Саша самостоятельно перемещался на ногах вдоль того же каната, но уже приподнятого на высоту полутора метров.
В военкомате не поверили, даже при явочном порядке призывника. На этом настаивал Александр, а точнее просил дать направление в военно-медицинское училище.
И только множество комиссий и обследований сделали своё дело.
С третьего пути поезд! Это за окном команда нашему машинисту! Вновь маленькими колокольчиками зазвучали подстаканники. Оставалось три часа пути.
 

Се ля ви на ВДНХ

(Алекс Гриин)
 6    2020-04-20  0  102
В мясной цех ввалился синий от холода, ортодоксальный алкоголик Виканец. Протягивая синие руки к электрической плите, на которой в алюминиевом лотке откисали полсотни шампуров, он возбужденно затараторил.
- Да ****ть , ***...надо же, первый раз в жизни стыдно стало...
- Виканец, ты чего?
- Да, ёлы, со вчерашней халтуры решили с Потом бухлишка прикупить, он в галантерее стеклоочистителя упаковку 24 штуки заказал, попросил меня сегодня забрать. Прихожу, нах, пробиваю чек, иду в отдел, ***, а там девчонка за прилавком молодая, красивая такая, сиськи во... Я ей, культурно так, чек протягиваю и говорю, мол, от Серёги я, упаковку "БЛО" дайте пожалуйста... А она мне с улыбочкой:
- Чё, красавчик, на свадьбу берёшь?
- Стою, нах, как обосранный, со стыда обтекаю...и говорю ей, да не, я, типа, другу помогаю. И, вообще, я такую хератень не употребляю, и пригласил её на шашлыки с коньяком. Так она согласилась, прикинь. Но только с подругой пойдет. Пацаны, вы это, червончиком меня подстрахуйте, а я в выходные на выкидном лотке отработаю. Лады?
В углу, на стуле сидела и блаженно улыбалась бухая Нинуля.
Нинка подсела на горькую. Какой там - подсела, забухала вчистую, как последняя забулдыга. Ежедневно, беспробудно. Набиралась, почти до степени неваляшки, до той кондиции, к которой стремятся привести желанную девушку похотливые мужики. Первое время угонялась по старой памяти, в одиночку коньячком и то после работы. Но после, в целях экономии, плавно перешла на портвешок в любое время.
На её месте забухал бы любой и было от чего...
Еще шесть месяцев тому назад она была Винокурова Нина Александровна, член парт-хоз актива Комбината питания ВДНХ. Требовательная, ухоженная, модельной внешности, чертовски красивая, тридцати четырех летняя стерва, директриса ресторана "Золотой Колос". Под её началом тряслись от страха около сотни подчиненных работников ресторана. Её дружбы, любви и доброго расположения искали все. Все одновременно любили её, ненавидели и люто ей завидовали. К ней подбивал клинья рыжий обэхээсник капитан Елистратов, которого, как огня боялась вся ВДНХ. Но она нежно послала его на хер и он, используя своих сексотов и стукачей, организовал ей очень грамотную подставу под тюремную статью и с наслаждением садиста, наблюдал, как барахтается в этом его дерьме некогда гордая директриса.
В конце концов, от тюрьмы её отмазала компартия, взяв на поруки с понижением в должности на пять лет. Её перевели в шашлычную "Восточная" на должность уборщицы, но работала она при кухне, помогала поварам.
Зато сейчас каждый недоносок мог себе без страха позволить называть её Нинкой, отпускать в её адрес пошлые шуточки, а то и просто, как прошмандовку, хватать за задницу, приглашая в подсобку перепихнуться. Она никак не реагировала на хамство,      только сконфуженно улыбалась и уходила принять очередные пять капель.
Вся эта идиотская эпопея падения со служебной лестницы, с бесконечными допросами в ОБХСС, партийными разносами и народными судами лишили её воли, сил и способности постоять за себя. Она забила на всё и, как щепка, просто безвольно плыла по течению жизни. Однако, опуститься до самого дна ей не позволяла обыкновенная гордость. Она продолжала прилежно следить за собой, всегда была стильно одета, смоляные волосы были красиво уложены и от неё приятно пахло дорогущим французским парфюмом, кажется "Маже Нуар".
Вот и сегодня Нинка с утра приняла на бюст с прицепом.
Заместитель шефа - Александр, сердито смотрел на Нинку. На скулах у него играли желваки, он молча отвёл взгляд в сторону. Ему уже надоело покрывать её попойки, тем более, что она ему очень нравилась. Он поднял её со стула и пристально посмотрел ей в глаза.
Нинка смотрела, как бы и на него, и в то же время не на него. Взгляд её проходил сквозь Саньку и фокусировался далеко за ним, метрах в пяти. Она улыбнулась ему так, как улыбаются новорожденные и её голова делала нескоординированные движения, присущие грудничкам, когда они еще плохо держат головку. Шурка отвернулся. Она подошла к нему сзади, прижалась щекой к спине и негромко сказала :
- Санечка, не смотри на меня так...это не я...это сухой остаток от меня.
Но Санька не стал выслушивать её оправдания, так как ему срочно нужно было отправлять Синеглазку на выкидной лоток.
Женя редко приходила на работу без бланша под глазом, а то и под двумя глазами одновременно. Это означало, что её ревнивый муж исправно выполняет свой супружеский долг. От того и кличка у неё была соответствующая - Синеглазка. Раньше она была преподавательницей русского языка и литературы, но из-за любви к выпивке и мужскому полу её вытурили из сферы образования, когда застукали поддатую, голую с очкастым физиком в учительской, на столе завуча.
Она приятная, начитанная женщина лет сорока, интеллигентная, стеснительная, с тонким чувством юмора, никогда не выходила из себя, не ругалась матом и ко всем обращалась только на "вы".
Любимым занятием Жени была торговля с выкидного лотка у павильона "Союзпечать", близ гастронома. В любой мороз её наряжали в валенки, телогрейку и пуховый платок, грузили на санки котлы с пирожками из новой пирожковой, укутанные в ватные одеяла и "выкидывали на лоток". Там её талант раскрывался в полной мере. Она с успехом исполняла у гастронома, как оперная дива. Хотя, куда там какой-то Монсерат до Женьки. Какая Кобалье сможет продать в минус двадцать четыре по Цельсию, пятьсот пирожков с мясом, заработать на чаевых пару рублей, употребить раз восемь - десять по пятьдесят грамм коньяку и найти на перспективу пару интеллектуальных кавалеров. То-то же.      А Женька - влёгкую! Она солировала до последнего пирожка. Когда котёл с остатком пирожков промерзал насквозь, и вилка уже не втыкалась в пирожки, на вопрос , горячие ли пирожки, она с милой, пьяненькой улыбкой, детским фальцетиком, шаловливо икая говорила :
- Ик, прохладные... и, представляете, их у неё покупали.
Каково, а? Это высший пилотаж торгового искусства.
Когда к ней, между делом, подкатывал Кролик с предложением переспать, она ему с романтическим видом говорила :
- Виктор, не обижайтесь, вы не в моём вкусе. Вы слишком грубый и неотесанный мужчина. С вами даже не о чем переспать. Наша образовательная система скромно прошла мимо вас. Мне с вами даже оргазм будет не в радость, если он, вообще, с вами возможен. А ведь пастель - это, извините, не просто место имения, это место гормонального и интеллектуального наслаждения.
- Точно-точно. А ты, Кролик, только и умеешь, что на стороне детей строгать, да люля ополовинивать, - зло орала пузатая кастелянша Люська.
- Что, климакс, что ли? - не унимался Кролик.
- Ой, что вы. У нас с климаксом нейтралитет : он не пристаёт ко мне, я не лезу к нему.
Кролик и правда был похож на кролика. Низенького росточка, щуплый, лысенький, с двумя большими передними зубами и перебитым каким-то ревнивым мужем носом, от чего очки на этом носу сидели под наклоном, а когда он был поддатый, то очки принимали почти вертикальное положение. Но чем больше он принимал на грудь, тем неотразимей он себе казался. В нём просыпался герой любовник. Детей у него в разных уголках Союза было больше десяти. Сколько именно, он и сам затруднялся сказать. За восемь лет работы в вагоне ресторане на Транссибе, он, где только мог, по всему маршруту мутил неофициальные ячейки общества, где беспощадно плодился со скоростью мушки дрозофилы. Имея такой щедрый приплод, он химичил на работе. Получая на день мясо для шашлыков и люля-кебаб он делал неполновесные порции, полученную разницу пускал в продажу и по-честному делил с мангальщиком, с чего имел пять-десять рублей в смену и кусочек мяса на "трофеи". Это он называл спецдоплатой от государства многодетному отцу.
На следующий день Нинка была какая-то загадочная, с огоньком в глазах. Она ни на секунду не выпускала Саньку из виду и когда он зашел зачем-то в шефскую Нина ловко проскользнула туда в вслед за ним, прикрыла плотно дверь, закрыв её на замок.
Она положила руки ему на плечи и развернула лицом к себе.
- Санечка, ты это... ну, у меня к тебе просьба... Трахни меня пожалуйста, пока я не наклюкалась. А то у меня мужчины больше полгода не было. А ты хороший, ты добрый такой...
Она обняла его и сочно поцеловала. Руки скользнули под футболку, задрали ее, оголив крепкий торс. Нина стала покрывать поцелуями его грудь, опускаясь всё ниже и ниже. Звякнула пряжка ремня, ззыкнула молния джинсов... Её голова двигалась равномерно, с большой амплитудой и стонала она так, словно ей было заниматься этим невыносимо больно. Внезапная страсть накрыла их с головой. Нина с голодухи проявила такой сумасшедший темперамент, что даже у Шурки, избалованного бабами, снесло крышу...
За дверью подслушивали и хихикали работники кафе, но Шурке с Ниной было глубоко наплевать, что о них подумают коллеги.
Через полчаса Шурка с Ниной, как ни в чем не бывало, вышли из шефской. Недалеко стоял и ехидно лыбился Виканец.
- Виканец, Нину больше обижать не советую. И всем намекни, чтоб мне два раза не повторять.
Виканец разнёс по кафе Санькино предупреждение в лучшем виде. Проверять на себе правдивость информации ни кому не хотелось. Все помнят, как пару месяцев назад Санька с одного удара отправил спать верзилу двухметрового роста, который нагло ворвался со своей девицей лимитчицей на кухню, типа, "смари чо магу", на экскурсию, по пути всё сметая и специально роняя на пол. Когда здоровяк протянул руку, чтоб оттолкнуть Шурку в сторону, Шурка исполнил ему правый в челюсть. Верзила моментально обмяк и рухнул на кафельный пол...
- Всё, Нинуль, с завтрашнего дня не пьём, начинаем новую жизнь.
- А это как? Я забыла, что это такое... Что мы будем делать?
- Для начала, приводим себя в полный порядок. Чистим организм и содержание черепной коробки. Для этого я приглашаю тебя в эти выходные на дачу, где к твоим услугам будут баня и лыжные прогулки по лесу. А там будет видно...
Конец рабочего дня проходил примерно одинаково. С выкидного Пот привозил Синеглазку, снимали кассу, Шеф считал выручку, составлял "Сотую" форму ежедневного отчета, по результатам работы раздавал "трофеи" и "отстёжки". Он засылал Пота в гастроном за коньяком и шампанским. Из ресторана "Океан" привозили торт "Птичку". Все вставали вокруг производственного стола и с шутками и прибаутками начинали праздновать удачно прошедший день, что сегодня : перевыполнили план, не накрыли обэхээсники, не заявились с поборами избалованные шмары из Комбината питания или СЭС, и обошлось без особых жалоб посетителей и, вообще, жизнь удалась...
А завтра снова "Русская рулетка": утренние пятьдесят грамм за удачу и начало нового рабочего дня, производственная "химия", спонтанная любовь и страсти, мелкое мошенничество, страх проверок, Женькины гастроли на выкидном лотке, вечерняя пирушка и...жизнь, жизнь, жизнь.
 

Неприятие

(Ковальчук Ан)
 4    2020-08-07  0  17
Дорогие граждане!
Я долго молчал, но мое терпение себя исчерпало и молчать больше не в силах.
Активированный уголь не только вред нашей фармацевтии, это вчерашний век науки. Активированный уголь - это еще и черное пятно на белом фоне нашей медицины. Мало того, что это сотни погубленных деревьев, но это еще и жалкая пародия на природный каменный уголь, тот ради которого настоящие мужчины без страха спускаются под землю и не щадя живота своего горбятятся в шахтах. Активированный уголь - это черная пропасть, затягивающая в себя все, что только можно затянуть. Активированный уголь - это километры пустот и безвыходных путей. К тому же, активированный уголь еще и противник газа, препятствующий его продвижению! Нашего родного газа! Непонятно только за какие заслуги его активировали.

Вот и как, скажите граждане, можно его принимать!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер