ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Прикольные сценарии: самое посещаемое: стр. 15

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Сценарии: самое посещаемое: Стр. 15  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.    Посет. 
 

В преддверии...

(Александр Мерзляев)
 50  Сценарии  2015-04-28  0  1302

Комбат

      Он был не робкого десятка, он сам в атаку нас водил,
    сейчас там скромная оградка, а помнишь как он говорил -
      "Всего дороже мир на свете и потому он нам втройне,
      чтобы потомки и их дети навек забыли о войне!"
    О нём мы память сохранили, штыком на каменной плите,
      когда его похоронили на безымянной высоте,
    фугас достался старой кляче, спасибо ей, что он не мой,
      её Величеству удаче, тем паче на передовой,
      его любили в нашей роте, он поступал как долг велит,
   он сбил на бреющем полёте из трёхлинейки "Мессершмитт",
    два года с нами рыл траншеи, в землянке мёрз и голодал,
    в болотной жиже шёл по шею, он жизнь за Родину отдал,
всем тем кто был тогда с комбатом и с ним покинул этот свет,
   а им-то было в сорок пятом по восемнадцать, двадцать лет,
      я помню "жесть" заградотряда, как не во сне, а наяву,
      зубами грызли от снарядов войной пропахшую траву,
      он полз один, так было надо, он обойти его не мог,
      он здесь под грохот канонады на амбразуру грудью лёг,
      поклон вам низкий ветераны, живите долго, много лет
и Слава тем кто слишком рано..., кого давно уж с нами нет!

 

sms из пятого измерения

(сергей михайлович мирошни)
 10    2013-05-16  0  1301
мы живём хорошо заходите если сможете в гости
у нас тут кисельные берега молочных рек на дворе
правда для этого президентом страны
должен был стать ходорковский
да и премьером тоже
какой-нибудь
православный
еврей
 

Партитура

(Кассилий Пёркин)
 28    2013-06-05  4  1298

Очень не люблю кавычки,
И тошнит от запятых.
Из "блатных": - «Попил водички,
И вещичек след простыл…» -
Безальтернативно просто,
Но какая глубина!
Жаль - закрыты окна роста,
Испохабилась страна.
«Мы не пашем и не сеем»,
«Если надо – всё пропьём!»,
«Веселись, гуляй, Расея!» -
С истым присвистом поём.
Экого рожна мне надо! -
Мало – жить да не тужить
В танцах с рифмой, до упада,
По-над пропастью во лжи?!
Празднословие, в натуре -
Тяжкий, полусмертный грех.
Послужу литературе!
Пусть, разделать под орех
Сможет завтра кто угодно -
Тут хватает удальцов,
Что не делая погоды,
Умным делают лицо.
Распахать бы и засеять
Царскосельские поля!
Маяковский и Есенин
Выдавали фортеля
В кураже куда похлеще
Современников лихих.
Есть у них крутые вещи!
Есть «бананные» стихи.
Ну а, мне, куда уж в замы
К ним? - Приберегу терпёж.
К бесу чувственную заумь,
В «ж…» мысленную дрожь!
Во аду ли, при народе
На жаровне плавить жир
Ягодичный? - стыдно вроде.
Если сможешь – убежишь
В Царство Света без оглядки,
Может, даже полетишь.
Оторвались, глянь-ка, пятки!
Каюсь, Господи, прости.
Мало времени осталось.
Не очнуться? Не успеть?
Ни Кобзону, ни Ротару
Страха Божьего не спеть.
Неужели приближаюсь
К неприглядному концу?
И не надавить на жалость
Духу, Сыну и Отцу
Самовольными стихами,
От словес впадая в раж.
Для победы над грехами
Силы, Господи, ми даждь!
 

Об однополых браках

(Раиса Носова)
 24    2013-06-19  1  1291
Глубоко задумался Творец,
Предвидя будущие раны:
ОН будет пастырь... без овец?
Грядут одни бараны!
 

Никитич и Коллетт

(Кассилий Пёркин)
 26    2013-06-15  4  1289

Июнь. За полдень. Запахи: герани,
Акации, жасмина, чабреца…
Плетёный стол и кресла на веранде,
Пристроенной у флигеля с торца.
В качалке, в белой бумазейной блузке,
Немолодая дама сквозь вуаль
Читает ветхий томик по-французски:
"Le Rouge et le Noir. Roman. Stendhal".
Под крышею усадьбы с колоннадой
Лучами солнце гладит зелень крон.
Метёт дорожки грушевого сада
Дородный дворник. Несколько ворон,
Напуганных знакомою метлою,
Вспорхнули ввысь, отчаянно крича…
- Никитич, душка, польно, Бог с тобою,
Бросай пыльить, ставь самовар - пить чай
Давно пора! - сказала экономка,
Добавив, улыбаясь: - "S'il vous plaît" -
Блеснув резцовой золотой коронкой.
Все звали даму ту - "Мadам Collette"…
...Пастилки, земляничное варенье,
Иная незатейливая сласть -
Поставлены на стол. С благоговеньем
Из блюдец пьётся чай… Пылает страсть
В очах любвеобильной иностранки.
- Благодарим покорнейше, мерси! -
Сказал Никитич. Вспомнив про галантность,
Облобызать ей ручку попросил.
Мадам вальяжно протянула руку
Для поцелуя к дворницким губам.
И, не скрывая вожделенной муки,
Прикрикнула: - Возьми меня, больван! –
Смягчая «эл», с надменностью этруски
Мужицкую оценивая стать.
Никитич расстегнул крючки на блузке
Мадам Коллетт и впился ей в уста.
И вскоре всею обладал всецело.
Рефрены стонов: - Оh, Мon Dieu, Мon Dieu!
Encore! Еncore!... – ещё, ещё хотела!
Мужик сжимал в объятиях её,
Рыча, в пылу любви, подобно льву.
Её трясло эпилептически…, и вот,
Из уст мадам сорвался хриплый звук,
Когда струя ударила в живот…
…Садовник - соглядатай страстной сцены
Поведал о разврате господам.
Никитича в деревню, возле Мценска,
Сослали. В Нант уехала мадам...
 

Митьковский Новогодний Сценарий. ...

(carpenter)
 14  Про Новый Год  2016-12-30  1  1281

(орфография и т.п. тоже митьковские)

Два митька, случайно оказавшись в предновогодней деревеньке, по просьбе местной администрации и собственному почину, дают детское Новогоднее представление в местном клубе.

Действие первое.

(на сцене один митёк.

он несколько растерян.
другой митёк запутался в кулисах

и не срешит распутаться).



Ведущий митёк (В.М.):

- Расскажу я вам детишки..
(в сторону кулис) Эй Митюха, Как там в книжке?
..всё что надо расскажу, не напьюсь, не наслежу..
(Прихлёбывает из бутылки, отряхивает грязный снег с грязных же ботинок)
..Шёл, дык, этот..
Дед Мороз.
В синих джинсах, красный нос.
СКВОЗЬ ОСИНОК И БЕРЁЗ,
Ёлы палы, что-то нёс.(топчется на сцене, изображая идущего Д.М.)

В.М. продолжает:
- А кругом паслись зайчата и мышата, и утята..

(из зала):
- И жучки, и паучки.

В.М. - Ну-ка тихо, дурачки.
Шёл он шёл, И нёс он нёс,
Этот самый Дед Мороз...

Ёлы-палы, как же так?
Всё детишечки, Антракт.
(уходит, точнее выпадает, со сцены в кулисы).

Действие второе.

(на сцене митёк.
не совсем понятно тот ли, который уже выступал или другой.
они похожи.
другого митька не видать).

Митёк, который на сцене (М.К.С):

- Расскажу я вам, ребята, .....

(М.К.С. не знает что говорить дальшено вдруг его "осеняет"
он продолжает

его несёт)

......почему я неженатый.

Вам полезно, мне - не знаю.

В общем пёс с ним, продолжаю.

Дело было в Новый Год.

Я был юн и идиот.

А кругом навалом девок,

хоть направо, хоть налево....

(из зала):

- И жучков, и паучков....

М.К.С:

- Ну вас к чёрту, дурачков.

( махнув рукой уходит со сцены).

ЗАНАВЕС. АПЛОДИСМЕНТЫ.
 

ЧЕТВЕРТЬ СТРАНИЦЫ ПРО ЛЮБОВЬ

(Алик Кимры)
 12    2015-04-19  7  1272
Современная трагикомедия в трех актах и четырёх картинах

Главный исполнитель -

МАТОРКИН Владимир Михайлович, 44 года, владелец фирмы

ДеЙствующие лица -

БАРКИНА Наталья Степановна, 46 лет, музыковед, старая любовница Маторкина;

ПРОНЬКИНА Аурика Натановна, 38 лет, кассир банка, посвященный в тайну вклада Маторкина, нынешняя любовница Маторкина;

ВДУЙНЕНКО Мария Харитоновна, 29 лет, секретарша, новая любовница Маторкина.

ДеВствующее лицо - МАТОРКИНА Властимира Марковна, 42 лет, супруга


Картина первая : Рояль.

Первый акт: с Баркиной Н.С. на рояле.


Картина вторая: Интерьер "Джипа".

Второй акт: с Пронькиной А.Н. в. "Джипе".


Картина третья. Офис.

Третий акт: с Вдуйненко М.Х. на столе в офисе.

Четвёртый акт: с Маторкиной Властимирой Марковной в супружеской спальне.- не получился. Действие перешло в печальную картину.



Занавес

 

Волшебная заплатка

(TARJANA)
 6    2014-05-06  0  1271

C порванной судьбой...
как с порванным крылом
ты бабочкой на свет летишь со вздохом боли

Тебе крыло я залатаю...
из музыки, иглой серебряной
для струн души сотку .... ажурные слова любви ...

И паутинка нот...невидимой заплаткой
как ангел мягко ляжет..
крылом волшебным накрывая

Красиво в вальсе ты танцуешь...
в соцветиях цветочного ковра
Под звуки счастья и веселья ...

И боль ушла ..

Ты наслаждаешься в кристальном свете
гармонии Вселенной...
В божественной симфонии себя..

 

Привет, оружие!!! глава 13

(Алекс Гриин)
 2    2011-02-27  0  1264
В общей сложности Шурка провел на губе больше двадцати пяти суток, ему добавляли ещё пару раз по несколько дней, но это делало его более злым и упёртым. Ведь эта губа не шла ни в какое сравнение с той, что была в Валге - там была губа, в которую свозили всех самых злостных штрафников со всей Прибалтики. Заведовал ей некий капитан Колесник, редкий тип, которого из гестапо выгнали бы за зверства. После восьми суток пацаны прибывали в часть все искусанные клопами, которых запрещалось травить и с кровяными мозолями от строевой. По малому сроку там никто не сидел, потому что, прибыв туда на трое суток, тебе сразу добавляли ещё пять, а если кто начинал качать права - добавляли ещё, и ещё, и ещё... Колесник мог за десять минут до Нового года появиться на губе с ёлкой, установить её в центре плаца, и устроить подопечным хоровод по-пластунски минут на сорок, а после в пургу, на морозе заставить маршировать и петь гимн Союза часа полтора.... Что и говорить, милейший был человек. Да, будет старость его светла, как дни его постояльцев.

Памятуя об этом, Шурка считал эту губу детским садом с большими
бытовыми неудобствами и плохой кормёжкой, но убило его малюсенькое, в три строчки незаметное сообщение в армейской газетёнке, на которое он раньше и внимания то не обращал, а говорилось в нём о смерти Высоцкого.

Когда он вышел на волю, на него смотрели с большим уважением, ещё бы больше него в одиночке здесь ещё никто не сидел, на пару дней он почувствовал себя героем, однако повышенное внимание к его персоне быстро ему надоело, и он снова стал в одиночестве ходить в самоволки.

Время потихоньку шло к дембелю, но результаты работ по строительству столовки не оправдали ожиданий высокого начальства, деды стали совсем неуправляемые и их поведение напрямую отражалось на поведении личного состава обслуживающего полигон, да, что греха таить, и на поведении кадетов. Исходя из всего этого, дикую дивизию собрали и на двух чахоточных автобусах привезли дослуживать в Питер, где тем временем в учебных корпусах академии им. Можайского, шёл грандиозный ремонт. Бесплатные подсобники типа принеси-замеси для прорабов таких строек просто находка и они бросили это доблестное войско на разгрёб мусорных и прочих завалов, но предварительно поселили в казармах на улице Красного курсанта. Теплые, кирпичные корпуса встретили по-домашнему, с тараканчиками и клопами, но не в тех диких количествах, чтобы обращать на это особое внимание. Всё это походило на дом престарелых, куда заботливые потомки свозят на доживание мешающих их быту чумных предков, и отношение к ним было соответствующее - Бог с ними, пусть шальные, но старики же, им не долго осталось, потерпим как-нибудь...

Увольнение в первой, второй и прочих партиях, (кроме последней, под Новый год) Шурке не грозило, а потому все задания и работы он грубо отсылал куда подальше и новый комвзвода капитан, которого Шурка нарёк "Кирпичом", каждый день напоминал ему про эту последнюю партию, на что он грубо парировал - дольше Нового года всё равно не продержишь, а вот тебе тут трубить и трубить.

Дней десять спустя, на стройплощадке объявили срочное построение. Все были крайне удивлены, когда перед строем вырос генерал-лейтенант, заместитель начальника академии и, не рассусоливая, по-деловому задал вопрос:

- Кто хочет уволиться в первую партию?

Пока все думали, какой подвох скрывается за столь заманчивым
предложением, Шурка смело шагнул вперёд, терять то ему было нечего.

- Мне нужен ещё один человек, - произнёс генерал.

Шурка подмигнул бывшему штабному писарю, который тоже отметился на губе и которому тоже светило увольнение "под ёлочку". Он нерешительно вышел из строя и встал рядом с Шуркой, переминаясь с ноги на ногу, словно ему приспичило в туалет.

- Значит так! На этом месте, через двадцать пять дней должно быть
построено КПП. Даю вам в помощь прапорщика Лахно, с сего момента, вы поступаете в его распоряжение, он обеспечит вас всем необходимым и как специалист он хоть куда, а я со своей стороны даю гарантию, что домой поедете в первую партию.

В стороне Кирпич, глядя исподлобья, похрустывал зубными пломбами, а Шурка нагло, даже показушно вызывающе лыбился ему в лицо.

Вот что значит генерал - задачу поставил четкую и ясную, обозначил срок исполнения, дал компетентного спеца в помощь и заинтересовал по-полной - на дембель первыми. Не то, что эти капитаны и майоры, по полдня сопли жуют, а толком объяснить чего хотят, не могут...

Пока он внутренне восторгался генералом, рядом стоял прапорщик
Лахно и смотрел в небо так, как смотрят правоверные при исполнении намаза, закатив глаза и со смиренным лицом.

- Ну, командир, с чего начнём?, - поинтересовался Шурка у прапора,
на что тот толково так ответил, мол, с расчётов, вынул из внутреннего кармана тетрадь в косую, да-да, в косую линеечку и принялся на коленях делать какие-то исчисления в столбик. Минут через сорок он выдал полный список необходимых для выполнения задачи строительных материалов и на глупый вопрос, когда эти материалы привезут, указал на стройку, что шла (верней, стояла - тогда долгострой был в моде) на противоположной стороне дороги, и объявил это неисчерпаемым источником солдатского архитектурного вдохновения.

Вечером при помощи двух бутылок водки (сторожу по одной на каждый глаз) и сорока дисциплинированных кадетов со стройки, напротив, на будущий объект перекочевали две двери, два широченных окна. Доски и брус для крыши, красный, ровненький кирпич, рубероид и даже паркетная доска. Кадеты выстроились цепочкой и всё передавали друг дружке по конвейеру через дорогу, а двоих сослуживцев с флажками поставили семафорить проезжающим машинам, что очень положительно оценили проплывшие мимо Гаишники. За три часа с гаком, объект был укомплектован под завязку, в пылу даже принесли несколько шпал под лаги - в двух кварталах шёл ремонт трамвайных путей. Вобщем, Родина в тот вечер для армии не жалела ни средств, ни сил, ни материалов - Все для фронта, всё для победы!

Нет для солдата большей радости, чем дембельская аккордная работа, в этот срок самые невыполнимые задания делаются с лёгкостью пинка и потому задачи ставятся не из лёгких. За день было вырыто ложе под фундамент и сколочена опалубка, на следующий день залили опалубку бетоном, который помогли месить те же кадеты и через сутки приступили к кладке стен. Любо- дорого было наблюдать, как ряд за рядом стали расти эти стены, появилась гордость за свою работу, даже некая наглая уверенность, что не Боги горшки обжигают, а ещё зародилось сильное подозрение, что многие шедевры питерского зодчества, были именно дембельскими работами петровских времён, только задачи ставились чуть масштабней и мотивация была более весомой, а так всё то же самое.

Через двадцать дней, на указанном генералом месте, стояло новенькое КПП с беленькими окнами и дверьми, оштукатуренные изнутри стены и, ладно настеленный пол, лоснились от масляной краски, в таком здании можно было не только службу править, а даже жить красиво. Генеральская улыбка стала приговором к увольнению в запас, но до этого как награду строителям дали два дня увольнительных в город, куда Шурка снова ушёл один. На этот раз он прощался с полюбившимся ему мегаполисом, на душе была светлая грусть, так бывает, когда расстаёшься с очень близкими тебе людьми - сердце начинает сдавливать невидимая рука, а в носу, ближе к переносице предательски пощипывать, да, так, что нос начинает шмыгать и в краешках глаз образуется сентиментальная влага. В такие минуты даже самые брутальные супермены украдкой гонят слезу со щеки и ничего не могут с собой поделать...

В воскресенье Шурка поехал в Гатчину прощаться с девчонками отделочницами, с которыми подружился в Токсово. Проводы в их общаге получились весёлыми и хмельными, много пили на брудершафт, целовались не по детски, откровенно тискались, расслабуха пошла по-полной, ещё бы он один и пять девчонок, башку просто снесло. Трудно представить, чем бы это всё закончилось, если бы одна из них не сказала, что через двенадцать минут будет последняя электричка...

Оделся за сорок пять секунд, беглые поцелуи, сбор адресов и лошадиный бег на станцию под проливным дождём. Ему оставалось еще метров сто пятьдесят до платформы, когда к ней подошла электричка, сил уже не было, ноги стали деревянными, каждый шаг сотрясал мозг. Раздался характерный свистящий звук закрывающихся дверей, Шурка выбежал на рельсы перед локомотивом, встал на колени и распростёр в стороны руки, из кабины выглянул машинист и крикнул, чтобы он бежал скорее к ним в кабину. До окончания увольнительной оставалось пятьдесят минут и если он хоть на минуту опоздает, то завтрашнее увольнение не состоится, и ещё два месяца Кирпич будет у него пить кровь. На Балтийский вокзал электричка пришла за десять минут до окончания увольнительной. Стоянка такси напоминала мавзолей - очередь была ничуть не меньше. Шурка с мольбой в голосе обратился к очереди, мол, из увольнения опаздываю, его моментально усадили в первое же такси. Водила, оказался понятливый и лихой - гнал даже на красный свет... На КПП он вошёл ровно за две минуты до часа икс, там под часами стоял Кирпич, лицо его радости не выказывало, затаив дыхание, чтобы тот не унюхал перегар, он прошёл мимо Кирпича, отдав честь...

Утром, после завтрака ему вручили документы и проездные деньги, дали пять минут проститься с сослуживцами, вывели с чемоданами на плац и после смотра выпроводили за ворота... и никаких сантиментов. Свободен!!!

Прощаясь с этим, изрядно надоевшим, но ставшим каким-то родным, заведением, Шурка был всё же безгранично благодарен армии, за ту закалку, опыт, привитую уверенность в своих силах, обретённое сознание самостоятельного, сильного мужика, полностью готового к свободной, независимой, гражданской жизни.

Он огляделся по сторонам, втянул ноздрями морозный, питерский воздух и с улыбкой, ощутившего свободу узника, произнёс:

- Прощай, АРМИЯ!!!!
 

Армандо и Кармела - пьеса

(Анатолий Ландышев)
 7    2014-03-06  0  1258
Действующие лица:

Монтекки - глава Веронского дома
Капулетти - глава Веронского дома
Балтазар - слуга Монтекки.


Сцена 1. Дом Монтекки. Заходят Монтекки и Балтазар.

Монтекки:
- Любезный Балтазар, кличь домочадцам,
Чтобы обед накрыли на двоих.

Балтазар (кивая согласно):
- Паж Капулетти рано утром известил.

Монтекки:
- Пусть повара не пожалеют своих сил,
И не спускай еще покуда взора с них.
Почтенный гость не должен огорчаться.

Балтазар:
- Не часто Капулетти шлет привет,
Хотя и не враги теперь друг другу.

Монтекки (грустно) :
- Но и друзьями теплыми не стали.
Мы оба в этой распре потеряли,
Где сын и дочь ушли рука об руку
В Страну, куда живым дороги нет…

Балтазар (вздыхая):
- Уже пять лет! Казалось бы, вчера,
Коней пришпорив, мчались мы с Ромео…

Балтазар уходит

Монтекки (разговаривает сам с собой):
- Мой мальчик поспешил сойти в могилу
Из-за вражды, далекой и постылой.
Но он любил. Его душа успела
Познать полет, сжигающий сердца…
Я потерял жену свою и сына.
Что может быть печальнее на свете?
Старуха-смерть явила взор слепцам…
Однако, скоро гость прибудет к нам.

Балтазар ( вернувшись):
- Пришел синьор, почтенный Капулетти!

Монтекки:
- Вели встречать. Я буду ждать в гостиной.

Балтазар уходит. Заходит Капулетти.

Капулетти (протягивая руку):
- Синьор Монтекки, я благодарю,
Что уделили время для беседы.
Как Ваше драгоценное здоровье?

Монтекки (пожимая руку гостю):
- Спасибо, но печалиться не стоит,
Болезни старикам уже не беды.
Забвение страшнее, говорю…
Признателен за дружеский визит.

Капулетти:
- Наш разговор вести я предлагаю
Неторопливо, между двух отцов.

Монтекки (отворяя дверь в гостиную):
- Я выслушать любую весть готов.
Прошу за мной, смиренно приглашаю
В гостиную. Обед уже накрыт.

Заходят в гостиную

Сцена 2. Монтекки и Капулетти

Монтекки:
- Коль мы вдвоем, синьор, о Вашем деле
Поговорим без титулов и грандов…

Капулетти:
- Мой младший сын так вырос, возмужал...

Монтекки:
- Признаться, я давно беседы ждал
Об этом юном отпрыске Армандо…

Капулетти:
- Который полюбил твою Кармелу.

Монтекки (в изумлении):
- Что? Ты уверен? В дочь мою влюблен?
Она дитя, пятнадцать лет от роду!

Капулетти (грустно)
- Пятнадцать? Боже, словно бы Джульетта…
Как время пролетает незаметно…

Монтекки:
- Не будем вспоминать теперь невзгоду.
И я с любимым сыном разлучен…

Капулетти:
- Поверь, мой друг, я также сожалею
О распре той, из-за которой дети
Оставили нас в горе безутешном…

Монтекки:
- Но разговор о свадьбе не поспешен?

Капулетти (порывисто)
- Клянусь тебе, не будь я Капулетти,
Кармелу, как отец, я обогрею…
Почту за честь невесту привести
Из рода благородного Монтекки.

Монтекки (задумчиво):
- Несчастье прекратило этот спор.
Не породнив семейства до сих пор.

Капулетти ( неуверенно):
- Но давняя вражда, уйдя навеки,
Дает надежду дочь мне обрести?

Монтекки ( улыбнувшись):
- И я бы не видал другого счастья,
Назвать Армандо сыном без позора…

Капулетти:
- Он смел и благороден, всем известно.

Монтекки (снова задумчиво):
- Но поступать считаю я бесчестным,
Чтоб мертвые не зарились с укором,
Детей женить без обоюдной страсти.

Капулетти:
- Мой старый друг, угодно было Богу
Чтоб сблизились Армандо и Кармела.
Кормилица недавно рассказала,
Что молодых у склепа повстречала,
Где спят теперь Джульетта и Ромео,
И разговор подслушала немного.

Монтекки (недовольно):
- И что с того, что брат с сестрой явились
Почтить усопших родичей безвинных?

Капулетти (радостно):
- Они держали за руки друг друга.
Кармела, словно верная подруга,
К Армандо взор направила счастливый…
Они клялись в любви. Затем простились…

Монтекки (радостно):
- Мой друг, какая радостная весть!
Отцовское мое благословенье
Даю на свадьбу дочери моей.

Капулетти:
- Так поспешим обрадовать детей.
Признаться, я сгораю в нетерпеньи
За свадебным столом уже присесть...

Монтекки:
- И с кубком, за здоровье молодых,
Забыв вражду и прошлое плохое.
О, Капулетти, дай тебя обнять!

Капулетти:
- Мне слез своих счастливых не унять.
Монтекки, брат, прости за все былое…
Да здравствуют невеста и жених.

Монтекки:
- И нет счастливей повести на деле,
Чем повесть об Армандо и Кармеле…

уходят
 

Про Луну

(TARJANA)
 5    2013-01-16  0  1250

я здесь была
ждала...
ждала...
ты не пришел
ты был с другой...
я волновалась
у колонны...
папье-маше уже намокло
и повалилось на меня...
и ангелы картонные упали ...
я их поймала на лету
а в это время,
люди спали,
я вышла из себя !
увидела луну...

она смотрела на тебя
и умоляла полнолуньем,
придти и ангелов спасти...
всех падших,
на мои колени

ты ... подумай ! ! !
 

К 23-му февралю...ля....***

(Стасюлевич)
 55  23 февраля  2020-02-14  5  1240
Когда брови покроются снегом,
Когда скажут «пока, старикан»,
Я, как Пушкин иль, даже, Онегин
Не возьмусь за последний стакан.
Мы с Татьяной, а, может, Наташей,
С Анжеликой, а, может, Петром,
Попрощаемся с Родиной нашей
И под парус. Айда за ветрОм!
Вы поправите «ВЕтром, нерусский.
Возвращайся к обеду, дурак»
Ах, куда вам понять мой французский?
Вам, кто режет селедку в форшмак.
Вам ли знать ожидание счастья
Предрассветной балтийской поры,
Когда хлещут по роже ненастья
И казалось, что всё, *** – кранты?
Когда, к острову старого шведа,
К маяку на скалистой горе,
Пришвартуется киль сердцееда,
В марте, может быть, иль декабре…
…А пока приготовьтесь, девчонки,
Приготовьтесь, друзья, (как без вас?)
Наливать Станиславу водчонки,
А в погонах кто – можно и Стас.
 

ПЕРЕЛИВЫ ОСЕНИ

(Олег Индейкин)
 76  Про осень  2018-09-12  6  1240

ПЕРЕЛИВЫ ОСЕНИ

«Бывают дни, когда опустишь руки
   и нет ни слов, ни музыки, ни сил»
(с),
   и приступ накрывает смертной скуки,
   и будто тиф сыпной тебя скосил.

С мешками под глазами дерзко отсинь
   картину портит доброго лица,
   и горек вкус волненья в эту осень,
   и кисел «Капотенчик» с утреца.

Соплю тяну распухшею сопаткой,
   нет кайфа от кропнутого стиха,
   и пенсия лишь 8 с пятихаткой,      
   и язвой взбунтовались потроха.

В башке тяжёлых дум нагроможденье,
   не тлеет оптимизма уголёк,
   друг лучший не поздравил с Днём Рожденья,
   на рынке кто-то тиснул кошелёк.

«Калина» вся скрипит,
      ну, а на «Гелик»,
   как водится, не водится бабло,
   и злобно расхерачить хочешь телек,
   не зрить чтоб депутатское ***о…

~~~

Но вот он день!
      когда вздымаешь руки,
   подальше сплин желая заховать,
   и с громкой фразой:
      «Не дождётесь, суки!!!»,
   бодрясь, я начинаю оживать.

По-прежнему резвлюсь, как «кубик-рубик»,
   ведь музыка опять во мне звучит,
   и хочется взахлёб переголубить
   от Клавок Шиффер всех и до Кончит…

В грибном лесу исчезнут бзики, психи,
   осенних чувств утихнет кутерьма,
   и верится –
      в душе неразбериху
   примочкой снежной вылечит зима.
 

Потому что я им была

(TARJANA)
 6    2014-04-28  0  1238

мы стояли обнявшись... в молчании,
лишь ветер нас обвивал,
теребил мои волосы нежно,
словно тебя ревновал

я не слышала твое дыхание,
потому что я им была,
время вмещало вечность,
и счастье этого дня:

17-03-05
 

Некогда

(Стасюлевич)
 74  О жизни  2017-11-16  9  1235
Я не умер, батя, в январе.
Замело и нету настроенья.
Завывает вьюга на дворе
И, опять же, папин день рожденья.
Я не умер, братцы, в феврале.
Кто возглавит дам и камарилью?
Не прольют мужчины на Земле
На погоны каплю крокодилью.
Я не умер в первый день весны.
Не дождетесь, девки и лахудры!
Понесу чулочки для жены,
А еще - французский тюбик пудры.
И в апреле, мама, не умру.
Просто, я дежурю по апрелю,
А вернусь влюбленный поутру
(- Кофе дашь, Танюша, менестрелю?)
Ну, а в мае, как мне умереть?
Мне готовить лодку на «Шанхае»*,
Удочки, китайскую, ***, сеть...
Миль пардон, негоже как-то в мае.
Летом умирать нам моветон.
Кто на море, кто – полоть картошку.
Скажут «Ну, придумал мудозвон»,
Не возьмут гитару и гармошку.
Осенью пора писать стихи,
Дочек поздравлять и пить текилу
(Смотр устроить – будут женихи)
И поправить тещину могилу.

В декабре, пожалуй, и умру,
После возлияний в день рожденья…
…А вернусь красивый поутру
-Танечка, отсыпь мне на похмелье.

*Известное среди кронштадтской богемы место медитации
 

СО - 2 (А всё могло бы быть так ...

(Лена Донская-Новгородская)
 76  Про Хохмодром  2017-11-14  4  1235

Спасибо Кексу и Индейкину за вдохновение! Начало здесь: Жми сюда
      
В рот плеснул ему я грогу,
   вытер пот (с) там-сям, тут-здесь
   и услышал:
      - "Тля, ей Богу...      
      Гнида! Взад меня повесь!"

Я с неясной в теле дрожью
Туже затянул петлю:
- "Кекс, твою, как волю Божью,
Я исполню... Эт за тлю!"

Но ослабил вдруг удавку...
До чего ж смешной мужик:
Кекс, ну, так уж ржачно чавкал
И высовывал язык!

Нет, такого юмориста
Нам терять нельзя никак...
- "Кекс, на посошок грамм триста?"
- "Ладно! Только чтоб коньяк!"

Раз по триста... два по триста...
- "Ну, залазь в петлю..."
- "ПогОдь! Мы ж такие приколисты!
Есть свежайшая пародь?"

- "Кекс, родимый! Сколько хочешь!
Пять пародий - все свежак!"
Мы три дня с ним и три ночи
Пародировали так,

Что петлю свою пустую
Кексик зашвырнул на сук:
- "Фиг вам, гниды! Я шуткую ...
Думали, что мне каюк?"

Сколько раз по триста было,
Потерял я точный счёт...
- "Кекс, верёвку дать и мыло?"
- "На хрена они? Ты чё..."

Мигом в руки взяв гитару,
Пальцем затушив "Казбек",
Кекс задал такого жару!
Пел, что я вот - человек

С буквы "Че"... с большой, заглавной...
Делал ножкой кренделя,
И закончил фразой: - "Славно,
Что не гнида ты, не тля!"

Пили, пели, пили... Крышка!
Кекса я толкаю в бок:
- "Всё! Не будет передышки,
Сам себе пальну в висок!"
 

Нам надо перестать лукавить...

(Раиса Носова)
 12    2014-04-28  1  1234

Нам надо перестать лукавить -
Царь русский долго должен править:

Четыре года - запрягать,
Четыре - тройку разгонять.

Лет десять мчать во весь опор,
Чтоб не догнал ни тать, ни вор.

И в тройке тут наверняка
Менять нельзя коренника*.

      2004

______

*Коренник — центральная лошадь, впрягаемая в корень, то есть в оглобли.
 

Время лишь знает...

(TARJANA)
 10    2013-10-10  0  1232

Меня привело к вам чудо
Оно пришло просто так ниоткуда
И я поняла что сей путь очевиден
И опыт познания всесилен и дивен

Что мне придется узнать про себя
Про то что скрывает туман от меня
Про прошлые жизни и счастье вокруг
Про высшее Я и мой светлый путь

Про краски и звуки
Про цвет   и волну
Про музу и муки
Я верю... Молю !

Причин здесь не будет
Все здесь и сейчас..
И время лишь знает
Минуту и час)
 

Привет, оружие!!! глава 10

(Алекс Гриин)
 4    2011-02-07  0  1220
Унылый, степной пейзаж тянулся без конца и края. Куда взгляд ни кинь - голяк на базе: ни деревца, ни кустика, собаке ногу задрать и то не на что. В силу этих обстоятельств, собак видно не было тоже, только рельсы, ведущие за горизонт и параллельно рельсам столбы с проводами. По тем рельсам дизельный локомотив- трудяга настырно тащил длиннющий товарный состав, издали похожий на чёрные сардельки. Хищные птицы на столбах внимательно следили за этими сардельками, будто старались их пересчитать. Изредка, как видения, возникали крохотные полустанки, не понятно для чего существующие, поскольку жизни вблизи них не наблюдалось. На какой-то степной сортировке армейский состав отделили от товарняка, но тут же его подцепил весёлый дизелёк и поволок в ещё более пустынную и, как оказалось, особую зону. Зона и впрямь была особой - по проложенным трассам ездила тяжёлая военная техника и было видно сразу, что здесь кипит какая-то своя жизнь.

Километров через тридцать упёрлись в абсолютный тупик с бетонной эстакадой, метрах в трёхстах от которого был авто-полигон, на коем месили грязь ракетные тягачи с большим количеством колёс. Зрелище было фантастическое: по жирной жиже, покрывающей все колёса, плыли двухкабинные зелёные монстры. Они не то чтобы преодолевали бездорожье, они плевать на него хотели с высокой колокольни. Первый раз за службу Шурку охватило чувство гордости за технику СССР, а уж когда такой же тягач, но с грузовым кузовом подали под погрузку, то к гордости прибавилось и чувство ребячьего восторга.
Час на перегрузку и вот уже этот монстр очень мягко и быстро покатил всё тыловое хозяйство на пусковой комплекс, который состоял из силикатной, кирпичной, жилой трёхэтажки, двух стартовых площадок и нескольких ангаров, замаскированных под холмики. Кухню обустроили под шиферным навесом рядом с казармой, ракету и всю технику батарейцы загнали в ангары, выставили охрану и началась степная служба, скучная и однообразная - кругом лысый горизонт, суслики и настырный, упругий ветер. После такого колоритного недельного пути, болотное спокойствие полигона депрессивно подействовало на личный состав и его командиров.

(Только в армии постоянно строят, по сути своей не строя ничего!)

Народное армейское парадоксальное наблюдение

Построения в армии - дело святое! Оно происходит с такой же частотой, с которой арабский муж чешет своё мужское достоинство, а он теребит его постоянно, как-бы проверяя, ежеминутный прирост. Надо, не надо, а рука его сама по привычке лезет на виду у всех тревожить причинное место и происходит это так естественно, что окружающие через некоторое время тоже, не ведая того, начинают подёргивать себя за причиндалы. Даже на приёме в Кремле, кто-нибудь из свиты Ясера Арафата нет-нет, да потянет брюки вверх за мошну, что после киношникам прибавит хлопот с удалением данных движений из видеоряда. Так вот, в отсутствии дела, построения и являются разновидностью времяпровождения, неким арабским почёсыванием личного состава на предмет наличия оного. В подобных утехах прошло добрых дней пять, прежде чем устроили банный день. Два автобуса увезли личный состав в военный городок, что в получасе езды от стартовой площадки.
Городок тот произвёл приятное впечатление полноценного поселения людей, со всеми атрибутами гражданской жизни: почта, магазин, клуб, жилые и учебные корпуса, даже деревья и к радости изголодавшейся публики, красивые девчушки, видимо дочки офицеров, которые показушно воротили нос от навязчивой солдатни и их сальных шуток.

В день пуска чувствовалось некое пчелиное оживление и нервозность, так бывает на свадьбах, когда самогон и закусь на столе исходят слезой и паром, и гости в прихожей давят ноги друг другу, а за стол ещё не зовут. Но разрядку внесла боевая тревога, весь личный состав словно шарахнуло током, броуновское движение приобрело вектор, некоторую упорядоченность и, если угодно, смысл.

Началась лебединая песня батарейцев: в полной боевой амуниции они бегом унеслись на стартовую площадку, выкатили из ангара ракету и установили её на пусковом столе. Все работали как часы, слаженно, чётко, без лишней суеты, каждый профессионально делал свою работу, всё было на полном серьёзе, без шуток. Это тебе не какие-то там КЗ (комплексные занятия) с имитацией пуска, а это сам результат того, чего ради вся служба происходила, тут не место было шуткам и раздолбайству, и это чувствовали все.

Шурка попытался подойти ближе к старту, чтоб в деталях посмотреть весь процесс подготовки ракеты к пуску, но старт был оцеплен вооружёнными РЭЗМачами и ему было по-дружески сказано куда идти, тем более, на старте процесс вошёл в завершающую стадию заправки ракеты топливом, а это дело ядовитое, и потому заправщики работали в химзащите и противогазах. За час до пуска всех зевак эвакуировали в степь, на расстояние полутора километров, откуда ракета была видна как на ладони - высокая, стройная и технически безупречная.
Сначала появилось малиновое зарево и дым в обе стороны от старта, ракета стала тихо отрываться от стола и тут шарахнуло по ушам пусковым взрывом. Звук был очень непривычный, будто воздух рвали как лист бумаги. Ракета приподнялась, как-бы зависла над стартовой площадкой и уверенно набирая скорость рванула вон из атмосферы.

Вторая волна гордости за советскую технику накрыла Шурку с головой. Ещё бы, такую красоту даже не каждый ракетчик видит за время службы, а тут так подфартило. Уже через пару минут весь личный состав нёсся со всех ног к ещё горячему стартовому столу, каждый пачкал копотью со стола большой палец и прикладывал его в военный билет, на одну из пустых страниц, тут же ставил дату и время пуска. Такова была традиция в ракетных войсках. А ещё минут через двадцать связисты сообщили, что ракета попала точно в условленный квадрат в районе озера Балхаш.

Вот когда у армейцев наступает оргазм! Офицеры ходили добрые и весёлые, того и гляди начнут целовать всех подряд, ещё бы, им всем засветило повышение в звании и ещё кой-какие поощрения, от чего они тут-же потребовали накрыть поляну в столовке, благо у Шурки давным давно всё было готово. Солдаты тоже не остались в накладе, и благодаря Гэ-Сэ-эМщику Масловскому Сашке пригубили около четырёх литров спирта (из бидона в тридцать литров не так и заметно). Всеобщее ликование захлестнуло всех.
Горланили под гитару песни, курили прям в казарме и угомонились далеко за полночь.

Со следующего дня стали не торопясь готовиться к отбытию в Валгу, на что было отпущено неделя, но вдруг началось движение на соседнем старте: появилась пусковая техника, люди, много машин и наконец была доставлена и установлена на старт, простая гражданская ракета с флагами СССР и Франции. Пару дней над ней колдовали спецы, на третий день началась заправка, но что-то там не клеилось и вместо вечернего пуска, эвакуацию объявили только в полночь. С расстояния километр, старт весь в лучах прожекторов был похож на сценическую площадку, на которой вот-вот начнётся какое-то действо...
Три часа томительного ожидания в тёмной и не очень тёплой степи были похожи на пытку, все уже устали пялиться на соседний старт, но смотреть больше было некуда, кругом было темно как у Малевича в квадрате, и вот свет приглушили, зрительный зал зашушукался, полыхнуло малиново-красное зарево, взметнулись клубы дыма, от ракеты отвалили опорные и прочие фермы и она пошла. Пошла мощно, яростно, настырно, без зависания и прочего балаганного позёрства, как и положено осуществлять запуск чужих спутников по программе "Интеркосмос". Из всех четырёх сопел вырывались мощные струи огня и вот на высоте примерно метров четыреста она стала делать очень странное движение вправо, очерчивая петлю...
- Вот это траектория взлёта, я о таком и не слыхивал никогда, - пронеслось в Шуркиной голове и тут эта радость, со всего маха саданула в землю в полутора километрах от остолбеневших вояк. Огромный, яркий шар ослепил эвакуированное войско. Секунда, другая, третья - такого грохота никто из них раньше не слыхал, земля подпрыгнула под ногами как батут, двое слишком впечатлительных солдат свалились со страха, но смеха небыло, а если и был, то его ни кто не слышал - все на время оглохли и стояли в оцепенении, соображая, что же произошло на самом деле, уж не розыгрыш ли это.
Из оцепенения всех вывело козлиное блеяние какого-то батарейца.

- Дееембель в опааасности!

В ту ночь спать легли без окон, их просто выбило взрывной волной все до единого. Утро показало, что дембель и правда был в опасности. У ракеты отказал один из четырёх движков, вот её и перекосячило. И слава Богу, что не отказал ближний к солдатам двигатель, а то они стояли точно на радиусе взрыва. Шурка подозревал, что Боженька оберегает его, в чём он убедился ещё в детстве: первый раз, когда они с ребятами кидали в костёр патроны, а они долго не взрывались, он выглянул из-за насыпи и тут раздался хлопок. Пуля облизала висок, он даже почувствовал её тепло. И второй раз, это когда полезли в гаражи за лысыми покрышками, чтоб катать их с горки, и когда он стал перекидывать покрышку через бетонный забор, плохо закреплённая секция того забора рухнула на Шурку, он свернулся калачиком на земле, зажмурился со страху и... Когда открыл глаза, то в пяти сантиметрах над ним качалась бетонная плита, которую чудом удерживала вставшая на попа покрышка. И в этот раз Господь был милостив к нему, но осознание этого к нему придёт много-много позже. А через день связисты сообщили, что на северном полигоне при пуске погибло более ста двадцати человек (вся батарея со службами обеспечения): там ракета крепилась на растяжках с разрывными болтами, один из которых не сработал, ракета дёрнулась вверх, после легла на бок и влетела в ангар, куда укрыли весь личный состав... Им, конечно, не поверили, так как нет на свете больших сплетников и придумщиков чем связисты, чтоб обратить на себя внимание, они готовы сочинить такое...но эта информация подтвердится через лет пятнадцать, когда уже можно будет говорить обо всём.

Долгожданная погрузка в уже любимую теплушечку прошла со знанием дела и с неким энтузиазмом, всем хотелось в дорогу, снова почувствовать дух путешествий, смену мест, климата, долготы дня и вообще перемен. Тронулись под вечер, снова мерный перестук колёс убаюкивал служивых, все были усталые, но по-детски умиротворённые.
 

Петины планы

(БОtаНИК)
 5    2014-05-29  2  1214
Снявшей с черепа косу
Благодарно в рот нассу.
 

Денех нет!(шутка Медведева)

(юрок)
 48    2017-01-14  1  1213
Жми сюда

Анекдот периода совка:

Наш турист в штатах - последний день надо купить жене подарок- денех -доллар монетой. Мимо аптека. Презервативы !... За прилавком негр. Язык англицкий не изучен. Как объяснить негру?! Кладет доллар на прилавок и рядом свой член. Негр так же доллар и член. Забирает два доллара со словами на русском языке:
-Джими выиграл у Джими больше!
:-)
С новым годом страна
 

Привет, оружие!!! глава 11

(Алекс Гриин)
 5    2011-02-13  0  1213
Обратная дорога началась с охоты на "тигров" - это такие вагоны с красной полосой для перевозки вина, поскольку весь запас портвейна ушёл на празднование пуска ракеты. На каждой сортировке дембеля отправлялись на добычу веселящего зелья и редко когда приходили с пустыми руками. Всё это говорило о пользе проведённого в армии времени, мол некогда зелёные сосунки и никчёмные повесы, в короткое время превратились в самостоятельных мужичков, добытчиков, которым никакие жизненные выкрутасы не страшны.
А тем временем весна набирала обороты, солнце припекало так, что у всех на носах повысыпали веснушки, а мордахи приняли розовато- красный колер. В теплушке ехалось сверхкомфортно: зелёная травка веселила глаз, несколько раз в небе появлялись стаи перелётных птиц, свесив ноги, забавно было наблюдать, как на поворотах и изгибах рельсов, от трения, из под колёс валил сизый дымок, на что раньше то и внимания никто не обращал.
В солдатском плацкарте горланили песни и давили на массу, у комсостава же в купейном вагоне героически отдавал концы бидон со спиртягой. Две довольно симпатичные проводницы были что называется нарасхват, столько мужского внимания они не получали за всю жизнь. Если по пути на полигон офицеры вели себя сдержанно, можно сказать культурно и пили в меру, то уже с полигона ехала отборная пьянь и неотёсанные гусары, которые только что прогнали Наполеошку и ничуть не меньше, и море которым даже до щиколоток не доходило. Все как один были холосты, если верить их словам, каждому в ближайшем, но будущем, светила маршальская перспектива, и не переспать с ними - для юных дев, просто пустить жизнь под откос, и провести её жалкий остаток с обкусанными до локтей губами.
(Солдату влюбиться - только раздеться, сорок пять секунд!)
      Народный армейский норматив.
И тут на одной из остановок, ефрейтор Окин по кличке "Кот", привел одну из девушек в теплушку в гости. Состав тронулся и в один момент был организован праздничный стол, пусть не изысканный, но добротный и от души, пусть без шампанского, однако с портвешком. "За присутствующих здесь дам", набрались быстро, так как "между первой и" всеми остальными промежутка вообще не оказалось. Ольга, (так звали проводницу) несмотря на милый, даже целомудренный вид, пила портвейн с мужиками наравне, только в отличие от них не хмелела. Для неё все выворачивались наизнанку, чтоб понравиться, пели песни под гитару, рассказывали анекдоты и смешные случаи, показывали фокусы на картах, и только молодой поварёнок Женька играл с ней в гляделки, а после смело подсел к ней, обнял и стал нашёптывать что-то на ушко, она ему с удовольствием отвечала взаимностью.
Душевный зубовный скрежет оглушил ноосферу! Три дембеля и Шурка смотрели, как этот недоделанный сыняра, запросто так уводит из под носа их, можно сказать, уже любовь и мысленно он был уже измельчён каждым из них до фракции зубного порошка...
Первым и единственным не выдержал сам добытчик Окин. Неуставно грубо он, не найдя ничего лучшего, приказал молодому одеться по форме и, мол, чего он тут вообще...испоганил весь вечер. Моментально все притихли, бросая при этом уничтожающие взгляды на старослужащего раздолбая и Ольга сидела по-мышинному кротко. На следующей остановке она быстро юркнула из теплушки, мимоходом бросив нежный взгляд на Женьку и скупо попрощавшись. В тот вечер гвардии Окин выслушал полновесную лекцию о недоразвитости своей особы и какое место он занимает в иерархии отпетых мудаков, и даже то, что его мама ждала выкидыш, а получился он - Окин. Зато Женьке дали вольную на всю ночь. Он вернулся утром, когда состав остановился в Борисоглебске, сияющий, усталый, выжатый как лимон, но счастливый и с внутренним огоньком в душе. Пацаны сразу Женьку зауважали - надо же, такую кралю у всех на глазах увёл. Наш человек!
А дело опять неуклонно шло к Москве и снова у Шурки тоска-тревога поддавливала сердечко, и как в прошлый раз он пожирал глазами любимую Останкинскую башню, когда поезд тащился по окружной железке, и снова он неудержимо орал сослуживцам про знакомые места, тыкая пальцами в дверной проём, в котором появлялись Московские панорамы и...и всё. На этот раз столицу минули быстро, но на сортировке в Перово, ему удалось сбегать в диспетчерскую и оттуда позвонить бабульке. Она в свои семьдесят девять лет всё ещё работала санитарочкой в санчасти, при заводе "Калибр", мыла пробирки и полы, её все любили, как любят бабулек сказительниц из сказок за её опрятный игрушечный вид. Её подозвали почти сразу, но поговорить не получилось, она плохо слышала, а потому ей всё пересказывала какая-то молоденькая девчушка, которой она отдала трубку. И все равно любимый голос согрел Шурку, внёс некий покой и умиротворение.

В Ховрино удачно обменяли тушёнку на десять литров "Агдама", чем несказанно подняли боевой дух жителей теплушки и на радостях отметили прощание со столицей. Утром минули поствоенные руины псковщины и после таблички "Эстонская ССР" в проеме двери замелькали опрятные пейзажи - рас****яйство кончилось. Но снова нудной пчелой в мозгу зудело- почему всё так неправильно: вроде государство одно, и граница условная, но такая пропасть разделяет две эти территории, да, что там пропасть - гранд каньон, перебраться через который нет никакой надежды: с одной стороны - любовь и уважение к своей работе, дому, среде обитания и полная апатия, фатальное безразличие и абсолютное насрать - с другой.
Полон таких горьких дум, Шурка пялился на проплывающие косогоры, покрытые сине-фиолетовыми первоцветами, похожими на крокусы, которые компактно пробивались из под только что оттаявшей земли, вдыхал этот земляной запах с примесью прошлогодней прели слегка сдобренной солнцем. Каждый вдох имел свой неповторимый оттенок: то хвойный, то отдалённо грибной, а то с нотками талой воды или подсохшей травы. Такое можно почувствовать только на скорости. Первый раз он это заметил лет в пятнадцать, катаясь в Сокольниках на велосипеде и с тех пор, при быстром движении, он всё время жадно втягивал ноздрями воздух, стараясь уловить оттенки запахов.
Май и часть июня Шурка посвятил прогулкам по окрестностям, общению с природой. Частенько он забредал на ту поляну, где он провёл с Астойсамые прекрасные минуты в жизни, сидел, тупо пялясь на муравейник, и тешил себя надеждой, а вдруг она сейчас появится. В конце концов он расклеил по всей поляне на стволы сосен тетрадные листки с воззванием:
- Аста, мой телефон в Москве 287-2705, буду дома в Ноябре.
      Люблю и жду.
      Саня
Больше на эту поляну он ни разу не придёт и не смог бы, поскольку среди недели его, и ещё человек пятьдесят дедов, вызвали с вещами в штаб, моментально оформили все документы, запинали в автобус и аля-улю, часа через четыре высадили в учебке, в Выру, где усадили всех в поданый плацкарт, прицепили к попутному товарняку и покатили. Куда? Зачем? Не ясно. (Хорошо, Шурка успел сбегать в лес за спрятанной там гражданской одеждой).
Оказалось, прибыли в Ленинград. Что ж, приятная неожиданность лучше, чем ожидаемая неприятность. В Питере давно мечталось побывать – кто после этого скажет, что мечты не материализуются? Электричкой доехали до Токсово, где у академии имени А.Ф, Можайского был инженерно-химический полигон, там всех и разместили в щитовой казарме проеденной здоровенными крысами, но зато с хорошим телевизором, что в преддверии Московской олимпиады не могло не радовать.
На полигоне царила строжайшая дисциплина и примат службы по уставу, и вот сваливается неуправляемая, приехавшая из лесной глуши, полусотенная урла обуревших дедов, которым три месяца до дембеля, и которым до фонаря все эти уставные игрища.
Утром этому анархическому образованию назначили командира - капитана, больше похожего на забулдыгу, переодетого в видавшую виды военку, которому незамедлительно дали кликуху "Шнырь", и его зама, худенького старлея, к коему приросло прозвище "Суслик". Видимо, за некие провинности, в виде наказания, им под начало и была отдана эта "дикая дивизия". Для ознакомления они выстроили всех в казарме, в две шеренги - зрелище было жалким, деды были одеты и обуты кто во что горазд, на бравурную команду Шныря Ровнясь! Смирно! из дальнего края вторй шеренги тут же донеслось,
- Да, пошёл ты на ***!
Общий громкий хохот, и девичий стыдливый румянец на щеках зама-старлея, показали всю тщетность попыток повлиять на столь благородное собрание в стиле Макаренко-Сухомлинского, а потому он не мешкая перешёл на угрозы в стиле: Я щас батьке скажу! В роли деспота-батьки выступал полковник командир части, человек правильный, как таблица умножения и столь же неоспоримый. Для всего местного служивого населения он был царь, Бог, гром и молния...но только не для этих гвардии героических войнов, прошедших все прелести махровой, лесной романтики и дедовщины, а по-сему, капитана послали ещё раз, только теперь с другой стороны строя. Худо-бедно, ему удалось сделать перекличку, но никто не стал ждать команду "Разойдись!", разбрелись самостоятельно.
Инспекция территории оставила самое благоприятное впечатление: колючки вокруг почти не было, что для самоволки самое первое дело, укромных уголков тоже было с избытком, рядом с клубом был каскад прудов с проточной, ключевой водой и оборудованный десятиметровой вышкой. Вобщем, ландшафт располагал к комфортной службе, что в дальнейшем и подтвердило первые ощущения.
 

Не переключайтесь!

(primo)
 132  15 лет  2019-08-19  6  1206
(фрагмент репортажа нашего специфичного корреспондента из зала события)

      «… Что ж, рекламная пауза пролетела незаметно, как третья стопка на свадьбе, а мы продолжаем наш репортаж из всемирного ХД-Центра, где проходит торжественный вечер песни и пляски, посвящённый юбилею нашего любимого сайта.
      Только что со сцены ушёл цыганский ансамбль «Ай, да ну, да ну, да ну... вас!», октет бурёнковских дедушек «Последняя гастроль», группа фокусников «Три ника» и мелодекламатор неопознанного пола.
      Зал замер – из-за кулис таки выходит виновник всего этого беспредела.


Ария Дейтерия (на мотив арии «Мемори» Л. Д. Вебера из мюзикла «Кэтс»)

Хохма – это так поэтично,
Это юмористично,
Просто «ржупацсталом».
Сколько было,
      сколько будет шедевров ещё
Здесь, на сайте Хохмодром!

Хохма! Ах, как это непросто –
Угодить лю
Читать дальше >>
 

Привет, оружие!!! глава 12

(Алекс Гриин)
 0    2011-02-19  0  1206
Днём позже, весь этот поистине бомонд Советской армии был собран на руинах некой стройки, что была в метрах двухстах от казармы, на самом высоком месте и напоминала помпезные развалины Парфенона.
Поставленная задача была по-армейски тупа, кратка и масштабна - за три месяца, сея развалина, которую бесхитростно изуродовал разогнанный стройбат, всемогущими руками ракетного дембельского состава, должна превратиться в образцово-показательную столовку на шесть сотен голодных кадетов военно-космической академии. Благословенные на ратный труд деды, в едином порыве...разлеглись неподалёку на мягкой, бархатной травке и с коровьим равнодушием смотрели, как старлей-Суслик мечется от одной группы, справляющей сиесту, к другой, безрезультатно взывая к дремлющей на траве совести. В своих потугах, он напоминал комиссара с пластмассовым пестиком из "Детского Мира", пытающегося поднять в шальную атаку, обкуренное дурью войско, которое противника не видело в упор. Эта забава продолжалась до обеда, после которого старлейские домогания продлились, но с большей силой и одержимостью. В конце концов солдаты сжалились над ним и соизволили вступить под прохладную сень развалин, поскольку жара стала нестерпимой и...

О, Боже!!! На лесах, на дощатом настиле была расстелена позавчерашняя "Правда"-самобранка с бравурным призывом к соитию пролетариев всех стран, на сим эротическом издании с целующимся взасос Лёней, вальяжно раскинулись плавленые сырки, молочная и кисломолочная группы, скудно представленная фракция колбасных, и подавляющее большинство представителей хлебобулочных изделий. Вокруг этого тощего изобилия сидели семь божественно смазливых, в недавнем прошлом воспитанниц ПТУ благородных девиц, замызганных краской и беленькой, гламурной шпатлёвкой.

Мужская половина пришла в восторг, энтузиазм ударил спермой в виски.Такому выбросу адреналина позавидовал бы восьмой "А" класс, когда увидел розовые в цветочек трусики двадцати двух летней училки-практикантки.
Свеский раут со знакомством и представлением персон продлился до
конца дня, в финале которого образовались три-четыре пары, симпатизирующие друг другу, чему был несказанно рад-радёхонек сват-старлей - ещё бы, у него появились сильные козыри влияния на анархию, а это стоило дорогого.

После рабочей смены, когда девушки из Золушек-замарашек
превратились в причерченных и принаряженных во всё очень яркое в горошек и розочки, у героев-ракетчиков появилась реальная возможность убедиться в правильности сделанного выбора, а у всех остальных зародились виды на ещё незанятую часть тружениц отделочниц.

И ещё, под конец дня выяснилось, что при этом Парфеноне, в комнатке
со стёклами, обитают четыре, забытых Богом и начальством, зодчих-стройбатовца, потерю коих, разогнанный в сердцах начальником полигона отряд, видимо не заметил. Эта естественная убыль личного состава, отступившего с передовой подразделения, околачивалась при стройке и единственной задачей которого было подрядиться на любой небескорыстный труд в соседних селениях и тем самым обеспечить плавное перемещение стройматериалов со стройки века на благое удовлетворение нужд гражданского населения. Девушки их абсолютно не интересовали, а посему, в отсутствии ревности, они быстро стали своими среди состава дикой дивизии. Один из них, высокий, свободолюбивый свердловский паренёк Григорий, оказался фанатом самоволок и очень быстро согласился составить Шурке компанию в ближайшие выходные.

В субботу, переодевшись в лесу в цивильное, друзья тронулись в
сторону железки. Час пешком и тридцать минут зайцем в тамбуре и вот ОН, заочно любимый и желанный город, доступный и добрый, разбитый трамвайной нематодой, слегка обшарпанный по краям, но строгий, гордый и величавый. Не влюбиться в Питер было верхом невежества - самовольщики мерили его быстрыми шагами и глазами впитывали все его виды и панорамы, Шурка одержимо трогал и гладил все памятники, скульптуры, монументы, чтобы установить с городом тактильный контакт, как стремятся почувствовать друг друга влюблённые. Надышавшись вволю упругим, свободным питерским ветром, полные впечатлений экскурсанты вернулись в часть и весь остаток дня провели у телевизора - в тот вечер, девятнадцатого июля, дорогой Леонид Ильич Брежнев, причмокивая, объявил об открытии московской олимпиады.

На следующий день Шурка уже один рассекал по всему Питеру, изучая его ногами. Ходить в самоволку одному ему нравилось больше, нежели с кем-то - не нужно ни под кого подстраиваться, абсолютная свобода в выборе действий и направлений, независимость от чьих-то прихотей. Вобщем отвечаешь сам за себя. В часть воротился измочаленный и счастливый, устроился у телика и погрузился в олимпийские страсти.

А тем временем волна патриотизма всколыхнула Советское болото, гордость за наших Ким, Давыдовых, Сальниковых, Дитятиных шампанским вспенивала кровь и ударяла в промытые на парт-собраниях головы. КГБ организовало невиданный доселе в соцлагере спортивный слёт на самом высшем уровне. Из городов олимпийцев и их спутников были удалены все бездельники, бродяги и забулдыги. Улицы и менты лоснились от опрятности и гостеприимства, в тот момент на свете не было более безопасных и комфортных мест, чем города олимпийцы, воры в законе, карманники, фарцовщики и прочий сброд, были предупреждены о неминуемой войне газават, в случае намёков на их деятельность во время игр и они держали фасон. В магазины завезли и пустили в открытую торговлю, а не из подполы, импортные продукты, чего не было уже лет десять, приостановили колбасные электрички, отсекая страждущий люд ещё в пригородах. Вобщем, было создано полное ощущение победы социализма в отдельно взятом штурмом бараке, и будь здесь так всегда, плюс свобода поговорить, то многие перебежчики изменили б вектор своих устремлений.

Перевалившее за экватор лето радовало погожими, солнечными деньками, ноги сами несли куда-то вон из части и вечерами Шурка и ещё человек пять уходили купаться в окрестных озёрах нередко по пути прихватывая с собой токсовских девиц настроения для, а не баловства ради, и всё это совсем не походило на армейские будни. Но западло в армии подкарауливает в самых неожиданных местах.

После очередной прогулки, когда девушки пошли восвояси, трём бравым войнам из этого коллектива вздумалось забраться на картофельную делянку, (видите ли им молодой картошечки захотелось), Шурка, считавший воровство ниже своего достоинства, присел у придорожной берёзы, дожидаться любителей чужих урожаев и грезил о чем-то своем, постепенно сваливаясь в дрёму...Тишину нарушил кирзовый топот - сначала пронёсся один охотник до картошки, следом ещё два, которые кинули к Шуркиным ногам мятое жестяное ведёрко с молодым картофелем и задыхаясь просипели,

- Атас!!!

Шурка вскочил на ноги и не понимая что происходит, смотрел вслед
своим сослуживцам, что скрылись в ближайшем перелеске. И тут перед ним со всего маху затормозили две почти новенькие, холёные "шахи", из которых вылетели словно шершни шесть крепких мужиков, заломили ему руки, сунули в машину и куда-то повезли. Метров через триста остановились у ладного рубленного дома лесника, чьей делянка и оказалась. Моментально вызвали дежурного по части и уже через десять минут Шурка сидел на гауптвахте. Смена обстановки, декораций и настроения были столь быстры и неожиданны, что ему понадобилось некоторое время, чтоб осмыслить, принять произошедшее и смириться с ним. Взывать к некой справедливости было поздно и бессмысленно, но то, что эти картофельные шалуны получат по полной, решено было однозначно.

Утром от дощатых нар ломило рёбра, жутко хотелось спать так как от жёсткого приходилось каждые пятнадцать-двадцать минут переворачиваться и полноценного сна не получалось, да, ещё эта лампочка ядовито выедала глаза...Строевая на плацу до самого завтрака показалась приятной зарядкой. Завтрак состоял из остатков того, что не доели охранники, но у охранников был неплохой аппетит, а потому остатков было не так много и голод стал напоминать о себе всё настырней и сильней. После завтрака прапор-начальник губы объявил, что Шурке влепили трое суток и сегодня он будет доблестно мести площадку перед КПП.

Когда он оказался на КПП, тут же заметил неподалёку знакомых
токсовских девчонок и представил, как он у них на глазах будет выписывать разные падеде с метлой и эта перспектива показалась ему унизительной, а потому он объявил выводному, что работать отказывается, ввиду выслуги лет - не салабон какой. После обеда его перевели в одиночку и добавили ещё пять суток за отказ от работ.
Что и говорить - одиночка есть одиночка! Человек - социальное существо и для него пытка одиночеством, это самое тяжкое наказание. Четыре бетонных стены, ледяные, как у смерти чугунные рёбра батареи, умывальник с гонорейным краном, табурет, дощатый пол, голод и тоска - вот вся нехитрая компания, в обществе которой ему предстояло провести восемь длинющих дней. Время остановилось...
На третий день он нашёл интересным чтение "Красной звезды", в которой писалось про небывалые достижения в разных родах войск, что, мол, идя навстречу очередному съезду партии, танковая часть под номером "Эн", вдрызг разбила условного противника, не оставив от него камня на камне, а рядовой Джуманбельдыев после этих военных подвигов подал прошение о вступлении в партию, а всё потому, что он рядовой Джуманбельдыев и комсорг, и наставник, и затейник, и массовик - и ему теперь одна дорога в партийные бонзы, а всё благодаря неусыпной заботе ленинской партии, которую возглавляет обожаемый всеми дорогой Леонид Ильич. Вот так!

Восемь дней прошли как восемь лет. Рёбра у Шурки уже не болели, они устали ныть и болеть, а потому ему иногда удавалось выспаться. В день освобождения начальник губы тянул до последнего выпуск борзого деда, после чего самолично в сопровождении двух духов с автоматами довёл его до ворот и открывая калитку, ядовито усмехаясь процедил сквозь зубы,
- До скорой встречи!
- Пшёл на ***!, выпалил Шурка, о чём тут же пожалел - прапор завёл его снова на губу и объявил десять суток от имени командира полка. Ребра жалобно заныли...
 

Чёрствость

(Кассилий Пёркин)
 24    2014-03-13  0  1205
Звери захирели за зиму в лесу.
С прошлого апреля не видать лису.
Около берлоги нудится медведь.
Волк худой, убогий, доживает век.
Он упал под ёлку, а медведь на бок.
Курят втихомолку... Видят - Колобок
Катится с пригорка, аппетитный - страсть!
Тут лиса из норки на тропинку – шасть!
Колобку с издёвкой: - Дай-ка, проглочу!
Круглый ты и ловкий! Не боись, шучу.
Туго жить, однако, стало тут ужо.
Ты наверно с маком, сладкий пирожок?
Голод, знать – не тётка, и, пустив слезу,
Колобка, в охотку: – Хвать! - лиса на зуб.
Твёрдым оказался маслянистый бок -
На траве валялся коренной зубок.
Эта же картина: заяц, мишка, волк -
Чёрствый хлеб – скотина - знал в животных толк.
В поиске халявы им не повезло.
Колобку – забава, доходягам – зло!
Со зверями грубо и нехорошо
Обошёлся, зубы собирал в мешок
По весне в лесочке Колобок-хитрец!
(рано ставить точку - сказке не конец)
Мыслил: - А не дать бы волку хук в живот?
Всё равно до свадьбы вряд ли доживёт.
Попинать ногами надо бы лису,
А из мишки-гамми сделать колбасу!
Драпанул с испугу заяц - вышел фарт.
Рыжую хапугу прихватил инфаркт.
Волк просил пощады, обещая мзду.
Надевал на гада Колобок узду,
Чтобы прокатиться на матёром всласть.
Тут, как говорится, кто сильней, тот - власть!
Волк, как сивый мерин, ржал - тугая плеть
Вынудила верить в справедливость впредь!
Колобок медведю: - Что дрожишь, дружок?
Надо, надо, Федя, отдавать должок!
Увалень со страху наложил в штаны...
Будьте РОССОЦСТРАХУ преданно верны!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер