ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Прикольные сценарии: самое посещаемое: стр. 14

ХОХМОДРОМ
Сценарии: самое посещаемое: Стр. 14  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.    Посет. 
 

Привет, оружие!!! глава 7

(Алекс Гриин)
  10  Сценарии  2011-01-22  0  1732
Он протянул ей руку ладонью вверх, она вложила в неё свою изящную ладошку. Рука была горячей, но не влажной и слегка подрагивала от чрезмерного волнения. Молчанье длилось не долго.
- Ты...это...ну, ты армия?, - скомкано спросила она.
Шурка улыбнулся.
- А что, похож?
- Чуть-чуть. Здесь русские не живут...
- Да, я сейчас служу в армии.
- А как так может быть, что ты здесь?
- Я убежал, чтобы встретить тебя.
Они остановились, Аста приблизилась к нему вплотную и чуть подалась вперёд...
Целовались так жадно, страстно и продолжительно, что у обоих спёрло дыхание и голова пошла кругом. Им не верилось, что такое может быть вообще, это даже было не сном, а какой-то очень смелой фантазией. Ведь ещё пять минут тому назад они даже не подозревали о существовании друг друга, или встреться в других условиях, при других обстоятельствах, обратили бы они друг на друга внимание.
Не сознавая того, они шли по направлению из города, азартно болтая о разной ерунде и пожирая глазами друг друга.
Вдруг рядом с ними притормозил грузовичок, из окна высунулся рыжеватый эстонец и глядя на Асту что-то быстро затараторил. Она в ответ бросила ему две-три фразы, после которых он с очень недовольным видом вдарил по газам и через минуту скрылся из виду. Это был её кузен, который и привёз её в Тырву
Всю дорогу они останавливались и целовались ненасытно и по-долгу, на них словно накатывали приступы и они не могли перед ними устоять. Шурке нравилась её смелость и решительность, даже некая дерзость, ей же были симпатичны его застенчивость, сила - не только внешняя, но и внутренняя, и такая уверенность, что ей сразу стало с ним спокойно и комфортно.

По пути домой, Аста рассказала, что она живёт в Таллине, заочно учится в Тартуском университете на педагогическом факультете перешла на третий курс, сейчас она гостит у дяди с тётей на хуторе, недалеко от Йыгевесте, чему Шурка был несказанно рад - всё- таки на шесть километров ближе к его части, чем Тырва - больше времени останется для того, чтоб побыть вместе...

Расставание было тяжёлым, уходить вовсе не хотелось, сердце бухало так гулко, что казалось его слышно было за версту, а ещё где-то в груди ныла большая холодная игла. Договорились встретиться завтра на мосту через эту чудную речуху Вяйке Эмайыги, после двенадцати. Еле-еле разомкнув объятья, Шурка взял в ладони её лицо и нежно поцеловал во влажные глаза и раскрасневшиеся, чуть припухшие губки, уверенно повернулся и быстро пошёл по направлению к лесу. В лесу он перешёл на бег, так как времени было вобрез - бежал легко, пружинисто, даже невесомо, душа пела что-то из Битлз, перед глазами стоял образ Асты, с его лица не сходила улыбка.
За всеми этими приятными впечатлениями, он только на территории части осознал, что одет в гражданскую одежду - быстро спустился с небес, переоделся в лесу в форму и пошёл в подразделение.
Пацаны не сразу, но заметили какие-то метаморфозы в Шуркином поведении - черт его знает, то ли обкуренный, то ли бухой - запаха нет, а весёлый гад и загадочный, хоть комиссуй в дурку, но докапываться не стали - ну его чумного, себе дороже выйдет.

Утром он напридумывал себе кучу мероприятий, о чём всех ненавязчиво оповестил, мелькнул на складе, затем близ бани и растаял в лесной глуши за оградой части, быстро сменил одежду и помчался на столь долгожданную встречу. Пока бежал, в голову лезли всякие мысли - а не мираж ли вчера это был, а как она его сегодня встретит и придёт ли вообще...
Но все дурные мысли улетучились, когда он увидел на мосту знакомую, стройную фигурку Асты. Жаркие объятья и поцелуи заменили слова приветствия, глаза смотрели жадно и внимательно, подмечая любой нюанс в мимике и настроении, стараясь запомнить всё как можно подробнее.
- Сегодня ты мой!, - повелительно заявила она.
- Хорошо, принцесса!
Она взяла его за руку и увлекла в лес. Через километр они очутились на небольшой, залитой солнцем поляне, окружённой молодым сосновым подростом. Запах раскалённой, смолистой хвои висел над поляной, от чего дышалось легко и приятно.

- Хочу то сено здесь,- приказала она, наигранно капризно указывая на небольшой стожок на краю поля.
В пять-шесть заходов стожок перекочевал с обочины поля на сосновую поляну, было сделано что-то вроде большого гнезда-перины. Аста нарвала бутонов различных лесных и полевых цветов и равномерно разложила эти бутоны по всей перине, встала в центр гнезда, протянула к Шурке руки и позвала:
- Иди!

Сегодняшние поцелуи отличались от вчерашних большей нежностью, чувственностью, плавностью, но не меньшим желанием. Одежда начала сползать сама, одновременно с обоих - так естественно змеи теряют кожу, руки и губы позволяли себе всё...
Это было так красиво и гармонично: два молодых, загорелых, стройных тела на фоне разбросанных по сену цветков и это всё в окружении пушистых небольших сосен. Они не стеснялись своей наготы, даже наоборот, смело и беззастенчиво ласкали и разглядывали друг друга не то любуясь, не то внимательно изучая, стараясь не только насладиться встречей, но и запечатлеть в памяти столь романтический момент...
Шесть часов пролетели беспощадно быстро. Расставаться не хотелось, однако
обстоятельства были сильней и до следующей субботы была целая вечность.

Всю неделю Шурка ходил, как потерянный, Аста занимала все его мысли, это было похоже на болезнь, вроде влюбчивый, но не настолько, что башку должно снести напрочь. Представить всё в виде проходного флирта, каких до армии было не мало, у него не получалось. Она занозой влезла ему в душу и ныла там и зудела, не давала покоя ни днём, ни ночью...
Следующие субботу и воскресенье они провели в их лесном ложе, им даже не хотелось его покидать, жажда друг друга была так сильна, что пресыщения так и не наступало.

- Знаешь, я кажется влюбилась, - тихо сказала Аста, когда они усталые лежали на душистом сене и смотрели, как по н*** проплывают редкие облака.

- И со мной творится что-то непонятное, я всё время думаю только о тебе и больше ни о чём не могу думать.

Они раскрывали друг другу не только объятья, но самые сокровенные переживания и чувства, два пылких сердца стучали вунисон и казалось нет на свете такой силы, которая сможет теперь разлучить их.
В часть Шурка вернулся усталый, но в блаженном, приподнятом настроении.

Неделя тянулась издевательски долго, служба висела кандалами на душе, от чего он не находил себе места. Всердцах он повесил на складе боксёрскую грушу и когда одолевала тоска, срывал на ней вселенское зло. И с этой грушей он как в воду глядел.
После утреннего развода к нему на склад пришел майор - физрук полка и заявил, мол через две недели под Ленинградом состоится чемпионат армии по боксу, и ему выпала радость защищать честь полка.

- Вот тебе на! Честь полка! Я же больше года на ринге не был и даже перчаток не надевал за это время ни разу. А там будут выступать ребята из спортивных рот, они ежедневно тренируются, - начал было Шурка, но физрук напомнил прописную истину, мол мастерство не пропить и что он на две недели освобожден от любых нарядов и работ. А чтобы подкрепить свои слова делом, гордо сказал, что спортивный зал в его личном распоряжении в любое время дня и ночи, только один ньюансик - прибраться там нужно.
Да говно-вопрос! Что такое прибраться для солдата - плёвое дело, зато в распоряжении будет целый спортивный зал, о существовании которого многие даже не подозревали. Вдохновлённый Шурка сей же час вприпрыжку отправился принимать спортивное хозяйство. Вопрос и правда оказался говно - спортзалом называлась пристройка к клубу по самые выбитые окна врытая в землю, со стойким запахом отхожего места, поскольку в каждом углу было навалено по несколько куч, видимо от больших спортивных достижений.

(В армии, в целях маскировки и дезинформации брезгливых разведслужб противника, объект, который остаётся без присмотра более двух дней, обязательно будет обгажен внештатными армейскими засранцами. Эта, в некотором роде консервация объекта, позволяет сбить с толку противника и тем самым обеспечить военную тайну)

      Народное армейское наблюдение

На хорошо выкрашенном полу валялись несколько почти новых матов и всё. Знакомый сержант земляк-москвич выделил ему в помощь семь молодых батарейцев, силами которых спортзал быстро избавился от чуждого запаха и приобрёл чистый и опрятный вид, в углу была повешена груша и процесс подготовки к соревнованиям из начальной вошёл в завершающую фазу. Тренировался Шурка азартно, ведь ему помимо всего прочего, было обещано три дня увольнения, которые он планировал провести с Астой.

Наконец-то!!! Вот она долгожданная суббота! Счастливый, он нёсся что есть сил, чтобы снова заключить в объятья ту, с которой его свёл счастливый случай, ту которой он уже бредил, ту с которой хотел быть рядом и...

Ни в этот день, ни на следующий, и вообще, больше ни разу в жизни он её так и не увидел. Он прождал её безрезультатно два дня на их поляне, бегал к мосту, справлялся о ней во всех ближайших хуторах, но никто даже не слышал о такой девушке или делал вид, что не слышал - она исчезла таким же чудесным образом, как и появилась.

Тем временем в Таллине, в уютной комнатке, на постели лежала и горько ревела Аста. Среди недели за ней приехал отец с матерью - тётка позвонила им и нажаловалась, что она спуталась с каким-то русским, по виду военным и, что пока не поздно, родителям нужно её увезти - ведь, что хорошего можно ждать от военных, тем более русских? Все уговоры и мольбы не подействовали - предки были непреклонны. С русскими у них были свои счёты - дед в войну против них по лесам партизанил, за что его после упекли на Соловки, где он и умер.

Не раз в течение жизни они будут вспоминать те дни и благодарить судьбу за то,что она подарила их друг другу пусть и на короткое время, зато так ярко, словно вспышка метеора в ночном небе, как благодать, как наивысшее проявление чувств мужчины и женщины.
 

ОБОРОТНИ В ПОГОНАХ (комедийная к ...

(Моголь)
  8    2012-09-29  3  1731
СЦЕНАРИЙ КИНОКОМЕДИИ

      
      1.
      По улицам небольшого городка мчится автомобиль с мигалкой и другими признаками милицейской машины. Ее агрессивное поведение вынуждает прочие машины тормозить, вилять и съезжать на тротуары. Поэтому вслед ей, словно банки, привязанные к хвосту собаки, выплясывают проклятья участников движения.
      Между тем, в машине на заднем сиденье сидит Фантомас в своей зеленой маске. Он занят тем, что разглядывает толстые конверты и рассовывает их по карманам костюма.
      Наконец машина лихо тормозит у ювелирного магазина.

      Появление Фантомаса из машины вызывает неудовольствие у двух бритоголовых верзил, отирающихся неподалеку.
    - Совсем распоясался, - сообщает один из них приятелю. – Уже в открытую грабит.
    - Да, глядя на него, мне хочется стать ментом, - откликается тот.
    - А что еще остается? Из-за этого Фантомаса мы скоро «по миру пойдем». Братве за крышу уже никто не хочет платить. Все достается этой зеленой роже.
    - Вся надежда на Чуму. Говорят, ему осталось сидеть один месяц.
    - Да, когда Чума выходит из тюрьмы, у ментов начинается звездопад. Может, и майора нашего попрут. Ведь это он Чуму посадил.
    - Потому и посадил, что Чума ему мешал. Убрал конкурента.
   
   
      2.
      - Здесь все, как договорились? - интересуется Фантомас, держа осанку в кресле перед столом в кабинете директора магазина и небрежно рассматривая очередной конверт.
    - Все, как в аптеке, - заверяет директор.
    - Нет, пусть лучше уж будет, как в ювелирном магазине, - морщится Фантомас.
   - Конечно, пусть, - подхватывает директор. - Пусть! Пусть!
   - Надеюсь, вам не надо напоминать, что это наш большой секрет, - хмурится Фантомас.
   - Да что вы! – восклицает директор. – Разве я себе враг! Наоборот, большое спасибо.

    Последний букет любезностей директор преподносит Фантомасу уже у входа в магазин и даже машет платочком вслед милицейской машине, утирая заодно и скупую слезу.

      3.
    Следующую остановку машина Фантомаса делает у здания музея, который украшает дополнительная надпись «БАНК».
    Появление Фантомаса в банке вынуждает его посетителей демонстрировать интерес к потолку. Исключение, пожалуй, составляет мясистая женщина у кассы, которая, спешно спрятав в сумочку деньги, украдкой посылает воздушный плевок за спину Фантомасу.
    Этот ее жест не укрывается от внимания слащавого субъекта в красной бейсболке. Поравнявшись с женщиной, он трогает ее за локоть. Женщина вздрагивает и крепко прижимает сумочку к себе.
      - Скажите, это тот самый Фантомас, - спрашивает субъект, не скрывая своего восхищения красками женщины.
    - Какой-то он тот самый? – с презрением окидывает взглядом Фантомаса женщина. – Местный он, - и добавляет доверительным шепотом. – Он сюда выручку сдает.
    - Но почему же его никто не ловит? – интересуется субъект.
    - Потому что он сам кого хочешь поймает, - хмыкает его собеседница.
    - Вы такая очаровательная, - переходит на любезный тон слащавый. – Не хотите ли со мною поужинать?
      Обхождение незнакомца на секунду погружает женщину в мечтательное блаженство, но она тотчас вспоминает про сумочку.
      - Нет, - категорически отвергает она предложение и бросается к выходу, отстреливаясь на ходу такими страшными взглядами, что слащавость незнакомца немедленно скисает.

      4.
      - Вы знаете, ваша семнадцатая ячейка заполнена под завязку, - говорит Фантомасу кассир, принимая конверты. – Придется открывать следующую. Но прежде с вами хотел бы поговорить наш управляющий.

      - Зачем вы храните вашу выручку в ячейках? – недоумевает управляющий, угощая Фантомаса горячим чаем у себя в кабинете. – Ведь это не выгодно ни вам, ни государству. Куда разумнее держать деньги на счетах. Тогда мы могли бы их использовать и увеличивать ваш капитал.
    - Ха-ха-ха,- медленно смеется Фантомас. – Вы принимаете меня за идиота. Я слишком хорошо знаю преступный мир, чтобы верить банкирам.

      5.
      В комнате с атмосферой воровской малины худощавый парень в картузе и с «беломором» в зубах режется в очко с разбитной бомжихой. Третий участник игры обличьем напоминает Зорро.
    Увлеченный игрой, Зорро не замечает, как худощавый вытянул у него из кармана 10 рублей, которые тут же поставил на кон, напевая:
      - Жила была на свете Соня.
      В слезах у Сони было много соли.
    За другим столом Человек-паук ладит сачок из авоськи, поглядывая на толстого милиционера, заворожено жующего пирожок с видом на женщину готического вида. Отгоняя плеткой мух, она пьет из граненого стакана лимонад. При этом длинные клыки явно доставляют ей неудобство.
    В эту мирную картину вносит суету Бэтмэн. Он то и дело раскрывает разные зонтики, чем пугает толстого милиционера.
    - А может лучше вот этот? - интересуется Бэтмэн у Человека-паука, раскрыв очередной зонтик с пестрой расцветкой.
    - Нет, этот слишком яркий – отвечает Человек-паук. – Черный все же убедительнее.

      6.

    Между тем во дворик отделения милиции вкатывает милицейский автомобиль. Фантомас ступает из двери машины и, благодаря этому, становится очевидным, что на нем милицейские брюки.
   Брюки повергают в удивление дежурного милиционера в приемной.
    - Ах, да. Черт! – спохватывается Фантомас и снимает маску, что заставляет дежурного тотчас исполнить стойку «смирно».
      
      Шествуя по коридору отделения милиции, Фантомас на ходу снимает цивильный пиджак и, вывернув его, превращает в китель майора милиции.
      
      7.
    К этому моменту Человек-паук, изготовив сачок, подсовывает его под толстого милиционера и делает знак Бэтмэну. Тот подкрадывается к толстяку и внезапно раскрывает свой зонтик. Толстяк пугается. Пирожок выпадает из его рук и оказывается в сачке, который тут же исчезает в неизвестном направлении. Толстяк пытается определить, в каком именно, но тут дверь отворяется и в комнату входит майор.
    - Смирно! – командует девица с хлыстом.
    Все обитатели условной «малины» тотчас выполняют команду.
    - Так. Вся группа на месте? – интересуется майор, делая усажающий жест и одновременно сверяя лица присутствующих с фотографиями на стендах «Их разыскивает милиция» и «Их разыскивают преступники».
    - Ну, что ж, - продолжает майор уже у своего стола, где ему ассистирует все та же упыриха.– Ну, что ж,- повторяет он, озабоченный поисками в своих карманах, - Где же этот чертов доклад? Я же готовился.
    Но неожиданно для себя он вместо доклада извлекает конверт, что возбуждает в его ассистентке нездоровое любопытство.
   - Черт, забыл сдать в банк, - поясняет бывший Фантомас. – Ладно, черт с ним, с этим докладом. Короче так. Город захлестнула преступность. И перед правоохранительными органами стоят нелегкие задачи. Нет, у нас, конечно, есть некоторые успехи, - показывает он свой конверт. – Но этого недостаточно.
    С этими словами он прячет конверт в карман и невозмутимо продолжает:
    - А еще хуже то, что скоро выйдет на свободу небезызвестный Чума. А тут еще на нашу голову некий Дериглазко везет в наш город свою выставку бриллиантов. И вот, что этот… деятель культуры говорит корреспонденту в своем интервью. «Я знаю, что в вашем городе процветают коррупция и оборотни в погонах, - вычитывает из газеты майор. – Но это не должно мешать людям повышать культурный уровень. К тому же все мои экспонаты застрахованы на кругленькую сумму…»
      Тут майор замечает подозрительное движение Человека-паука, которому удается похитить еще один пирожок, оброненный дрогнувшим толстяком.
    - Вы хотите что-то сказать, - обращается майор к нарушителю дисциплины.
    - Я? – недоумевает Человек-паук, но получив тычок зонтиком от Бэтмэна, продолжает. – Я хочу сказать… что наши методы не очень эффективны.
    - Не эффективны? - пытается соображать майор.
    - Да, не очень, - с воодушевлением подтверждает Человек-паук. - Они устарели. Мы уже давно никого не можем внедрить в банду или хотя бы запугать преступников подвигами супергероев. Преступники нам не верят.
   - Не верят? Нам? – изумляется майор. – Но почему? Да, почему? Что вы имеете в виду?
   - По-моему, мы им просто мешаем, - решительно заявляет Человек-паук. – Мы им мешаем совершать преступления.
   - Разве мы им мешаем? – обращается майор к ассистентке, на что та бессильно разводит руками. – Так, так, так. Мешаем. А ведь, действительно, мы им мешаем…
- А надо помогать, - горячится Человек-паук. – Тогда они будут верить нам, понимаете? И Бэтману, и Соньке… – указывает он на бомжиху.
   - Да мне эта роль вообще не идет – возмущается бомжиха, срывая плешивый парик, и распуская роскошные волосы.
   - Так, так, так. Понимаю, - сообщает майор. – А что, неплохая идея. Ты давай-давай, развивай дальше. Значит, мы должны помогать преступникам, так сказать, сотрудничать, чтобы вызывать у них доверие…

      8.
   В тюремной камере Чумы стены увешаны оружием. На столе красуются несколько гранат. Сам Чума лепит из хлеба очередной пистолет. Работа подходит к концу. Несколько взмахов обувной щеткой с ваксой, и пора примерить хлебные пули, вылепленные сокамерником. Однако пули в дуло не пролезают.
   - Ну, и что теперь делать? – раздраженно корячит пальцы Чума.
   - Может ствол расширить? – с надеждой предлагает сокамерник.
   - Что? Ствол? А если бы я не проверил, - наступает Чума. – Ты знаешь, что бывает, если пуля застрянет в стволе? Да за такие патроны тебя бы в военное время…
    С этими словами он берет со стола гранату, угрожающе взвешивает ее в руке, выдергивает из нее чеку и подает ее сокамернику. Тот с отвращением принимает гранату.
    - Блин, сегодня это уже третья, - уныло сообщает сокамерник. – Меня от них пучит.
   Тем не менее, он надкусывает гранату и мстительно жует.
   Вдруг раздается скрежет ключей в замке. И в дверях камеры появляется человек с газетами.
   - Прессу кто желает? – провозглашает разносчик газет на манер проводника в поезде. – Есть интересные новости. Вот, рекомендую. Завтра в наш город прибывает коллекция бриллиантов господина Дериглазко. Между прочим, выставка будет организована в краеведческом музее и продлится неделю
   - Очень кстати, - заявляет сокамерник Чумы, принимая предложенную газету.
   Свернув ее трубой, он смотрит, как удаляется струхнувший разносчик газет, а затем наводит свой оптический прибор на парашу, расписанную под гжель.

    Однако уже в следующий момент он появляется у стола, за которым трудится над пистолетом Чума.
    - Гляди, Чума, что придумали волки позорные! – тычет он в газету. – Предлагают помощь в совершении преступлений. Фантомас совсем с катушек съехал. Всех под себя хочет подмять. Вот, гад. Одно слово: «Оборотень».
   Под его пальцем на странице газеты фотография майора в сопровождении статьи озаглавленной «НАША ЗАДАЧА ПОМОГАТЬ ЛЮДЯМ.»
   - Ага, вот, гляди, - зачитывает он вслух. – «Конечно, мы не можем полностью искоренить коррупцию, бандитизм, наркоманию и другие виды преступности. Это еще никому не удавалось за всю историю человечества. Напротив, давно известно, что угроза наказания не предотвращает преступление. Зато известно и то, что многие наши граждане не чтут уголовный кодекс и совершают преступления спонтанно, необдуманно, в состоянии аффекта. Такие несознательные граждане как раз и попадают на скамью подсудимых. Между тем не зря говорят: «Не пойман – не вор.» Иными словами, преступления должны совершаться квалифицированно, в рамках закона. И тут мы считаем своим долгом прийти на помощь гражданам, ставшим на скользкую дорожку. Наши специалисты всегда готовы способствовать тому, чтобы такие граждане не оказались жертвой нашего судопроизводства. Новое время требует от правоохранительных органов новых методов работы…»

      9.
      - А ты думал, я никому не нужна? – кричит мясистая дама, запихивая вещи в чемодан. - Ха-ха-ха. Охо-хо-хо. Как ты жестоко ошибался. Оказывается, очень даже нужна.
    Оглядев напоследок комнату, которая значительно осиротела по средствам ее чемоданов, женщина подхватывает пожитки и с тем же остервенелым видом, с каким плевала недавно в спину Фантомасу, тащит их к выходу.   

    Оставленный муж не находит себе места. Он мечется по комнате. Мучается, словно от зубной боли. Но вот взгляд его находит большой кухонный нож. Воображение тотчас рисует ему, как он гонится за супругой, как настигает ее, как искажается ужасом ее щекастое лицо. Он заносит над ней руку с ножом, и тотчас на его запястье защелкиваются «браслеты».
    В ужасе он отшатывается от ножа, и трясет руками, стряхивая мнимые наручники. Благодаря этому, он оказывается на полу, где замечает единственную забытую супругой вещь - газету со статьей под заглавием «НАША ЗАДАЧА ПОМОГАТЬ ЛЮДЯМ».

    - Алло, милиция, - говорит он по телефону. – Я хочу убить свою жену Люсю.
    - Отличная идея, - бодро отвечает абонент. – Мы с вами. Сейчас мы пришлем наших специалистов. Они вам помогут.

      10.
    В специалистах, прибывших к несчастному мужу, легко узнаваемы Бэтмэн и Упыриха. Последняя сразу же принимается исследовать комнату с помощью лупы.
    - Почему вы хотите убить жену? - задает вопрос Бэтмэн, готовясь заносить показания хозяина квартиры в ноутбук.
    - Она ушла к другому, - заявляет муж.
    - К кому именно. Вы его знаете? Отвечайте, не раздумывая, - выстреливает вопросами Упыриха.
    - К художнику-морянисту Вапилову, - признается несчастный.
    - Вот оно! - делает вывод Упыриха и, любуясь ополовиненной фотографией на стене, отправляется в спальню.
    - Чем вы хотите ее убить? – продолжает дознание Бэтмэн.
    - Кухонным ножом, - поясняет муж.
    - Нет, кухонным ножом не годится, - возражает Бэтмэн. – Тут легко засыпаться. Впрочем, если расчленить труп…
    - Расчленить труп? – ужасается несчастный муж.
    - То есть, разделать его, как тушу, на части и спрятать в разных местах, - поясняет Бэтмэн, но, видя, сколь нехорошо делается клиенту, добавляет. – Впрочем, и здесь нет никакой гарантии, что мы вас не вычислим.
   - Что же мне делать? – канючит муж.
   - Как что? Избрать другую меру пресечения. То есть, другой способ убийства, - ободряюще подсказывает Бэтмэн.
   - Может ее застрелить? – плаксиво интересуется муж.
- Вот- вот. Уже лучше, - одобряет Бэтмэн. – А вы стрелять умеете?
- Нет, - роняет руки несчастный.
- Тогда вы можете попасть в молоко.
- Вы считаете, что попасть в молоко хуже, чем в тюрьму? – лепечет муж.
- В вашем случае это одно и то же, - поясняет Бэтмэн. – Она напишет нам заявление о покушении на убийство. И мы будем вынуждены вас упрятать за решетку.

      11.
    В то время как художник Вапилов рисует морской пейзаж, глядя на Люсю, та жарит яичницу. Она в хорошем настроении. Она любуется Вапиловым и напевает что-то себе под нос. От этого занятия ее отвлекает телефонный звонок.
   - Алло, - говорит она в трубку.
   - Это ты, Галка? – слышится из трубки женский голос. – Ну, молоток. Целую неделю продержалась. Я и то прожила с ним только четыре дня. А Ленка всего два. Но эта дура успела забеременеть. Теперь хочет заставить его платить алименты. Я ей говорю: «Ну, ты - дура набитая. Этот Вапилов даже Наташке платить не хочет. Хоть та уже и родила.» Но ты Наташку-то знаешь. Уж та его возьмет в оборот. Будет платить, как миленький. Козел старый…»
    Трубка выскальзывает из руки Люси. В ее остановившемся взоре образ Вапилова резко тускнеет, а затем вдруг приобретает такие болезненные контрасты, что становится нестерпимо зловещим.

    Яичница, нахлобученная на голову художника, заставляет его кисть сделать большую точку под глазом Данаи на пляже. Заметив это, Люся дополнительно прибивает яичницу сковородкой и, подхватив свои чемоданы, тащит к выходу.

      12.
   Молодой человек с папкой, с виду студент, идет по людной улице. В толпе он легко находит красивых девушек и реагирует на каждую из них, прибегая к улыбкам и особым взглядам. Однако объекты его внимания отвечают ему интересом к богатым автомобилям и витринам.
      Но вот, у газетного киоска он улавливает пристальный взгляд красавицы в шортах. Чтобы завести знакомство, студент приобретает в киоске газету.
    - Так, посмотрим, чем знаменит сегодняшний день, - говорит он девушке, пряча свое смущение в газету.
   - Нет, меня больше интересует вон тот журнал, - отвечает девушка, указывая на сияющий журнал.
   - Ноу проблем, - делает изящный жест кавалер и обращается к киоскерше. – Позвольте вот тот журнальчик.
   - С вас триста пятьдесят, - склоняет голову на бок киоскерша в знак ожидания возврата журнала.
    Студент замирает. Краснеет. Из последней надежды роется в карманах. Видя это, его новая знакомая испытывает неудобство. Она обращает умоляющий взгляд к прохожему в красной бейсболке, который явился свидетелем этой сцены.
   - Я тоже люблю картинки в таких журнальчиках, - говорит тот, перекупая журнал, и вручая его даме. – Такой журнал лучше смотрится в машине, - добавляет он, увлекая девицу к сияющей иномарке.
    Студент с ненавистью разглядывает машину неожиданного соперника.
    Чтобы как-нибудь совладать с охватившим его бешенством, он с остервенением принимается читать газету. Перед его глазами статья «НАША ЗАДАЧА ПОМОГАТЬ ЛЮДЯМ».
    Чтение приводит к тому, что он решительно выбрасывает свою папку в урну и, мигом оказавшись в телефонной будке, кричит в трубку:
    - Я решил стать киллером. Вы слышите? Киллером.
    - Молодец, сынок. Отличный выбор, – слышится из трубки густой мужественный голос. – У нас найдется для тебя работенка. То есть, мишень.
   - Нет, вы не поняли, - поясняет студент. – Я еще не киллер. У меня даже нет винтовки.

   - Не волнуйся, сынок, - ободряет майор на другом конце провода. – В нашем арсенале имеются отличные «валыны». И шмалять мы тебя тоже научим.
 

Mijn rode bloem...

(TARJANA)
  -2  Про наркоманов  2010-11-16  3  1725

mijn zonnetje...
ik mis je warmte,
mijn vlam is wacht
op je innige krachten,

mijn rode bloem...
is lekker vochtig,
en blaadjes willen
meer licht,

en...

een rechte harde
steun...
voor mooie lente bloesem,
voor kleur en geur

je lippen, kussen,
handen...strelen
grondwater,
komt..
 

Привет, оружие!!! часть 2

(Алекс Гриин)
  8    2010-12-23  0  1703
В декабре начались занятия по специальности, специальность та называлась - "Химик-лаборант котельных установок" и заключалась в постоянном контроле качества, циркулирующих в различных отопительных системах, воды и пара. Попадая в боевую часть, эти учёные алхимики чудесным образом превращались в чумазых кочегаров с привилегией начхать на строевую и ежедневно мыться от пуза.
Вот когда вспомнились в полной мере школьные и ПТУшные учителя - военные отличались от них в корне. У них все законы и формулы подчинялись военной дисциплине. В хим-лаборатории нередко можно было услышать:
- Реакцию окисления-восстановления начи-най!
- Окончить реакцию!
Не было ни одного преподавателя, чтоб не обладал способностями усыплять курсантов и только тут солдаты познавали азы экстрасенсорики - видимо, отбор преподавателей был очень серьёзный.
Самое дубовое дело - наряд по столовке, да еще в Новогоднюю ночь. Это нужно за сутки, двадцати доблестным войнам отпидерасить минимум три футбольных поля полов, помыть с хлорамином двенадцать тысяч скользких, как жабы алюминиевых тарелок, которые чуть тёплой водой от комбижира просто не отмыть, также пятнадцать тысяч не менее скользких ложек, более тысячи котелков, около тысячи чайников и столько-же разводяг, а ещё почистить четыре тонны картошки и так, по мелочам: лучок, морковка...
Именно в такую новогоднюю засаду и попал Шуркин взвод Обидно не было - было не до того. На улице крепкий морозец потрескивал и позвякивал сосульками, а тут войны ракетчики, разошедшиеся от пара, правили свой новогодний шабаш. Гоношение возле туалета привлекло Шуркино внимание - пацаны пили одеколон.
Протянули ему кружку, он пригубил и тут же выплюнул - была нужда травиться и, напевая чего-то там про арлекинов и пиратов, направился в зал, домывать полы.
- Эй, воин! Ты чего такой весёлый? - дежурный прапор был сер и зловещь, как немецкий танк.
- Так Новый год наступил, товарищ прапорщик. С наступившим Вас!
- А ну-ка, иди сюда! Дыхни!
- Что, одеколон пил?, - молчание...
Прапор подвёл Шурку к туалету, а там пузырьков пустых видимо-невидимо....
- Твои?
- Угу...
- Где брал одеколон?
- По тумбочкам наскрёб...
- Стой тут....
Пока прапор ходил стучать дежурному по части, Шурка заставил любителей отечественного парфюма съесть по охапке лаврового листа и затихариться. Его отстранили от наряда и отправили в казарму спать...
А то, о чем говорил военврач в Москве, началось на следующий день.
Комбат Юдин на пару с политруком чихвостили парня перед всей батареей в сто шестьдесят лиц и в хвост, и в гриву, мол, падла, у своих товарищей воровал, чтобы только нажраться, как свинья, и как Шурка понял, ещё не придумали такой смертной казни, чтоб разнести его вдребезги и клочья...
Вдруг, он вспомнил про детский садик - в миг майор с замполитом превратились в двух маленьких шалопаев. Один из них держал за ногу тряпичного зайку и при этом, что-то выразительно говоря (а детский лепет и речь военного мужа мало чем отличаются), он яростно размахивал худенькими ручками и этот несчастный зайка при каждом взмахе бился тряпичной мордахой об пол. Смешно не получилось - в этом зайке Шурка увидел себя, в его арбузной башке на тот момент звучало только одно:
- За чтоооо, блин!!!!!
Позади него в строю стояли пацаны с виноватыми лицами и сверлили взглядами его затылок...
Вечером Шурку подозвал к себе сержант замкомвзвода и без злобы, с уважением и теплой интонацией в голосе, пожимая руку, тихо произнёс:
- Держись, брат, в армии и хуже бывает, я знаю всё...
- Что, стуканул кто-то?
- Не важно. А если взял всё на себя - тяни до конца.
На душе просветлело. Через пару дней отношение всего комсостава стало мягче и человечнее, хотя на всех собраниях продолжалась показушная порка, но это было нужно для проформы, маховик то уже раскручен и его не остановить...
Через неделю затеяли строевой смотр, каждая батарея должна была строевым шагом проломить асфальт перед высокой трибуной на которой восстоял Царь и Бог всея учебки - генерал-майор Мороз.
Солдаты делали парад, а генерал свирепо орал с трибуны в хрипатый мегафон:
- Ножку, ножку дайте! Строй держать, мать вашу! Что вы как беременные бабы...
Парадный прогон закончился разносом всей части, что мол, распустились, сволочи, не можете даже элементарного - строем пройти, дисциплина никчёрту, одеколон жрёте...
Такого триумфа Шурка даже не мог себе представить. Его выперли из строя и вся пятитысячная учебка под громогласные оскорбления генерала, выражала ему своё презрение. В этот момент ему хотелось провалиться сквозь землю, стереть себя самого в порошок, он уже и вправду начал верить в то, в чем его обвиняют. И вдруг всё стало по-фигу, будто в голове лопнула капсула с “Пофигином” и на продолжение генеральской истерики он уже внимания не обращал. Генерал поистерил ещё минут пять и яростно разогнал своё бездарное войско по казармам, проводить парко-хозяйственный день.
Озлобленные офицеры напрягли солдат тотальной уборкой: все койки были сдвинуты в один угол и натирание полов шло полным ходом...
- Батарея, смирно!
Шурка, как и все курсанты вскочил, вытянулся по стойке "смирно" и (о ужас), прям на него шёл генерал Мороз, но он прошёл как бы сквозь Шурку, даже не заметил, будто его не было вовсе. Ругаясь и матерясь он прошёлся сквозняком вдоль казармы, неожиданно подбежал к Шуркиной койке и заорал:
- Чья это койка?
- Рядового Мишина!
- Где этот рядовой?
- Товарищ генерал-майор, рядово...
- Воин, вас учили заправлять постель?
- Так точно!
Видимо, когда сдвигали кровати, кто-то нечаянно присел на его койку. Ну, почему именно на его, и почему именно сегодня...
А генерал не ждал реакции на своё замечание, он уже был близок к оргазму и распалялся всё сильней и сильней, орал что все твари и заросли плесенью, развели пауков и червей, дисциплины не стало, воруют дуг у друга сволочи, одеколон жрут...
- Кто этот солдат?
- Рядовой Мишин!
Розовые, поросячьи щечки генерала окрасились помидорным румянцем и резко перешли в свекольный спектр, а эти глаза человека, страдающего жесточайшим запором, не оставляли разгильдяю Мишину ни единого шанса на жизнь...
У Шурки в башке лопнула вторая капсула с "Пофигином", последнее, что он услышал,
- Отчислить в самое ближайшее время, в самую дальнюю точку Советского Союза!

Через неделю за Шуркой приехал какой-то литёха из Прибалтики. На его проводы пришло всё командование батареи, ошалевший лейтенант не мог понять, с какого пирога простому отчисленцу такие почести. Все обращались к нему по имени, панибратски хлопали по плечу, жали руку, говорили что он настоящий мужик и желали столько хорошего, что Шурку пробило на слезу с соплёй и он растроганный влез в автобус, который скрипнув дверьми, фыркая повёз его к новому месту службы.
 

Как я праздновал День Незалэжнос ...

(Стасюлевич)
  53    2014-08-22  4  1702

Исчезли дома виски,
Форель и пармезан.
Вступил на путь я "слизкий" -
Теперь я партизан.
Идем тропой на Невский
(Известна только нам),
Две ленточки из бески
Полощат по ушам.
На желтой ленте орден
"Москва.Высотканаш",
На синей - знак-ретОртен:
Трезубец и ганаш*.
Мы празднуем свободу,
Нам Пу...шкин не указ,
Спасибо антиподу.
...Продайте керогаз.

А в рюмочной "Светлана"
Из кильки бутерброд...
Россия сыто-пьяна.
Люблю тебя, народ!

*Ганаш — крем из шоколада, начинка для конфет и пирожных и украшение десертов.
 

Москва - Одесса

(Алекс Гриин)
  21    2014-04-08  3  1697
Одесса, 2014 год...

Я вас умоляю, не называйте Хаима москалём. Клянусь вам, он не такой и все время просится погостить в Одессу. Давайте уже станем политкорректней. Он же не зовет Моню хохлом, или, скажем, бендеровцем, не то в нем проснется зверь и он порвет всех пополам на мелкие кусочки. Уймите эти пережитки настоящего, иначе мы поссоримся насовсем.
Поверьте, вы там в Москве и мы тут в Одессе - мы один народ! Нам нечего делить, чтоб все так жили, как я подразумеваю.
Но нас все время кто-то сталкивает лбами. Попробуйте во Львове, в бане крикнуть: - Слава Украине! Вас тут же выкинут за дверь и скажут, чтоб одел трусы, жидовская морда. Кстати, в Москве сделают тоже самое, но не так сразу. Там народ более терпимый. А про трусы даже не вспомнят. Вот, что значит столица!
Не нужно пугать друг друга войной! Спросите Сеню, хотят ли русские войны? Он категорически скажет - нет! Как столичный проктолог, он знает лучше внутренний мир русского человека.
А эти рэвалюционэры? Откуда столько левых людей в "правом секторе"? Этим оголтелым пэтэушникам нравится за сотню гривен маршировать по немецким граблям, говорить черт знает на чём, сидя по уши в дерьме, гордиться своим позором, прославлять разрушающуюся страну и винить во всем москалей. Что за пошлость - петь хвалу разложению. Они тешат себя вхождением в Европу и гордо ведут страну к процветающему развалу. И, вообще, их хамская привычка бить оппонента в лицо, не несет гуманитарного начала. Так я интересуюсь, разве Хаим в том виноват?
А что Американцы? Это нация рождественских индюков и выкидышей из Европы? Их трудно понять: не то они шьют из флагов трусы, то ли из трусов флаги, но свой патриотизм выпячивают налицо. Они так задолбали Мир своим шестым флотом, что того и гляди, у Фимы в ванной всплывет одна из их субмарин. Почему у Фимы? А потому, что во всем доме один Фима живет не по средствам, жарит на сливочном масле и, я подозреваю, имеет ванну. Им до всего есть дело. Их добродетель напоминает Хиросиму. Где в мире плохо, приплывают эти хищные доброхоты, делают еще хуже и, как ни удивительно, получают свой гешефт. Каково, а?
Еще лет пятьдесят тому назад, их темного президента выкинули бы из автобуса, а сегодня они пытаются учить мир, как нужно жить. Парадокс!
А вот отдали бы власть какой-нибудь красотке, Фаечке, к примеру. Это стала бы лучшая страна в мире. С такими глазами, бюстом и фигурой, Россия за поставленный газ еще будет доплачивать. С этими данными можно договориться даже с глухонемым. Кто ей не уступит, тот кончит в полном одиночестве. Вот когда миром будет править красота. Все станут дружные, довольные и будут иметь возможность гордо поплевывать через Атлантику.
А вы говорите - Хаим москаль.
Ну, что, господа? Идемте в баню?
 

Игра на бирже

(Алекс Гриин)
  11    2012-01-01  0  1693
Весенние посиделки. Буйство тюльпанов и вишни.
Аннушка строит из себя целку и глазки гостю.
Гость сидит нога на ногу, вяло играет тростью.
Она не совсем в его вкусе - полна. Излишне!
И суетлива. Хотя, отсутствие альтернативы,
В нём, всёж, пробуждает воительный дух Атиллы.

Он мысленно лезет ей под юбку. А в кресле
Ежится, взирая на них сверх пенсне, па-па,
Морщится, будто он съел только что клопа.
Ему не понять - в его штанах живёт клейстер.
Игра на бирже и политическая кутерьма
Убили напрочь его, хоть вызывай попа.

Свежа, после утренней ванны, явилась мама -
Софья Андревна, столь обворожительна и нога
Её, дерзко выглядывающая из под халата, нага.
- Не хотите ли чаю?, - вопрошает с улыбкой Анна.
- Интересно, моему супругу пошли бы рога?,
Думает Софья Андревна. устраивается в углу дивана
И, делится впечатленьями от поездки в Канны,
Где вышел наславу отдых, без всяческого изъяна.

Богема, ночные прогулки под парусом при луне.
Там было всё: шампанское и эти, пардон, бОнаны...
- Ах, этот юноша!, - она потягиваеися жеманно,
Сплести бы ноги на его спине приятно вдвойне...
Невольно, гость сравнивает Софью Андревну и Анну.
Что, вобщем, оправданно вполне...
Сравнение, как ни странно, не в пользу Анны.
- Я ему дам! - твёрдо решает мама.
- Пробиться на биржу!,- думает гость,
- Было б не плохо, вполне...
- Отдамся сегодня же этому Сатане!, - решает Анна.
 

Привет, оружие!!! часть 5

(Алекс Гриин)
  9    2011-01-16  1  1691
(Если солдат не хочет есть, то это солдат армии противника!)

      Народная армейская мудрость

Свинарником оказалось довольно милое подсобное хозяйство, в десяти минутах ходьбы от территории части, единственное подразделение вне колючки, расположенное на большой поляне, окружённой девственным хвойным лесом. В данное хозяйство входили: две большущие теплицы - одна для помидоров, другая для огурцов и зелени, также два свинарника на шестьдесят лиц каждый, в каждом из которых нагло разгуливали по четыре десятка рябых кур-несушек и охреневший от своей значимости петух. Ещё был летний выпас на пару гектаров, щитовой хоз блок, собачья будка с добрым псом неизвестной породы по кличке Дембель, и чуть поодаль от всего этого богатства, огромная гора свиного дерьма, которая прирастала ежедневно и за многие мили своей вонью позорно выдавала расположение особо секретной части ракет стратегического назначения наземного базирования. Видимо, из-за этого запаха НАТОвские спецы окрестили данный вид ракет - "Сандал"

Как и положено в секретных войсках, никто не знал сколько и чего производит данное хозяйство, а тем более, куда всё произведённое девается. Редкая свинка доходила до столов солдат и офицеров, а помидоры и огурцы не доходили вовсе - вся продукция данной фермы предназначалась для личных нужд высшего командования и, конечно, для командиров хоз-взвода.
Это стратегическое хозяйство доблестно держалось на мощных плечах двух солдатиков: старослужащего по фамилии Бокало и молодого старо-оскольского паренька, Шуркиного призыва, с кличкой Афоня. Поскольку гвардии Бокало готовился по страшной силе на дембель, (оформлял геройский альбом и обшивал цацками парадную форму) то вся эта радость висела на горемыке Афоне, которому Шурка сразу сказал, что весь интелектуальный труд, заключающийся в раздаче параши и чистке клеток, он оставляет на его совести, а сам он займётся ремонтом ранчо, до которого у Афони просто не доходили руки, а также организацией бытовых мероприятий. Афоню это предложение вполне устроило и данный договор был скреплён рукопожатием.

Полтора месяца прошли словно в сказке. Каждое утро Шурка делал овощной салат, в который входили помидорчики, огурчики молочной зрелости, такие пупырчатые корнишоны, зелёный лучок, пёрышки чеснока и непременно укроп. Вся эта прелесть крепко солилась, сбрызгивалась постным маслом и посыпалась молотым перцем. Пока салат настаивался и давал сок, готовилась яичница с помидорами, после чего к импровизированному столу подтягивались Бокало с Афоней и все вместе с удовольствием начинали поглощать эту диетическую, здоровую радость.

Воинская сиеста наступала сразу после завтрака. Минут на сорок на солнце выносились из хоз-блока поролоновые маты, неведомо откуда там взявшиеся, вся тройка раздевалась и принимала солнечные ванны под мерное хрюканье подопечных.
А после наступало время трудовых подвигов - раздетый Шурка забирал ящик с инструментами и шёл ремонтировать ограду летнего выпаса для поросят. Через месяц такого курортного режима, он выглядел свежим, отдохнувшим и очень загорелым, даже официантки из офицерской столовой стали делать ему комплименты.
Но хорошо в армии долго быть не может и, видимо, подчиняясь этому закону, в запас был уволен заведующий вещевым складом Трофимов, а замену ему уже полтора месяца не назначали. И вот начальство на общем собрании взвода, за неимением другой штатной единицы, решило доверить раздолбаю-Мишину вещевой!!! склад, а в нагрузку, чтоб жизнь не казалась мёдом, еще и баню.

Вся приёмка склада произошла прозаически быстро - ему кинули связку ключей и печать и...и всё!!! Ни что делать и как делать, и делать ли вообще - ни слова, ни пол-слова - полная свобода действий.

Перво наперво он навёл на складе идеальный порядок, завёл книгу учёта, чего небыло отродясь, Но, вдруг выяснилось, что в точном учёте кроме него вообще никто не заинтересован (после он поймет почему), но он продолжал наводить идеальный порядок и настырно вести учет вверенного ему имущества. За фальш-потолком он нашёл тайник уволенного гвардии Трофимова со спрятанными там в большом количестве различными армейскими кожаными и меховыми изделиями, которые можно было использовать как обменную валюту на всё, что угодно. Всё это богатство Шурка посчитал наследством от "дедушки", чем остался вполне доволен.

Вот когда поговорка "пустить козла в огород" оправдалась в полной мере. Шурка стал одним из пяти солдат в дивизионе, которые еженедельно выезжали в город, а значит стал одним из главных поставщиков спиртного в часть. В первой же поездке он попросил прапорщика Володченко (мирового мужика), мол у кого-то день рождения - попросили... Тот фыркнул, сказал, что молод ещё зелёнка и...свернул к магазину.

На фоне пустых, вонючих и грязных московских магазинов, с жирными, замызганными продавщицами-хамками, эстонский сельпошный магазинчик выглядел минираем. Полки и витрины были аккуратно заполнены очень хорошим (да, что там хорошим - великолепным) ассортиментом товаров, белоснежная, как медсестра, продавщица без симпатии, но культурно обслужила военных не швырнув в морду товар, а бережно упаковав его.
В её движениях было столько достоинства, и любви к своей работе, что Шурка не первый раз поймал себя на мысли, что эстонцы довольно приятные люди и все те сказки про фашиствующих и ненавидящих русского брата прибалтов - всего лишь сказки. А первое впечатление, как первая любовь - самое яркое и правильное, что ли. Кому понравится, когда в твоём доме будет хозяйничать пъяный, разнузданный, равнодушный хам? То-то же!

Как-то осенью, зайдя в казарму, он вдруг почуял недоброе. Собрание дедов и черпаков не несло гуманитарного начала - у всех лица были весёлые, но как-бы с двойным дном. Взглянув на своих одногодок, всё стало ясно - вышел приказ и неминуемый перевод из "духов" в "молодые", "молодых" в "черпаки" и так далее, состоится в любую погоду, а потому он сам (раз так заведено) улёгся на кровать и...
Все, кто имел на то право, накинулись на него с ремнями.
Такой режущей боли он ни разу не испытывал - за минуту черпаки и деды припомнили ему всю строптивость и дерзость. Били вохоточку, с огоньком, с толком - пряжками то есть, как родного... Минута показалась полярной... Шурка с трудом поднялся с койки - всё, что относилось к понятию "сзади" пылало. Он оглядел всех до одного экзекуторов слева направо, медленно, поворотом головы, неожиданно широко улыбнулся.
- Ну вы черти оторвались!
- А ты, Москва, думал тебе всё с рук сойдёт?
- Нет, вовсе, просто не ожидал такой душевности...
Со спины и ляжек эта душевность сходила ещё минимум месяца два.
 

Нам вынесен всем приговор...

(Раиса Носова)
  14    2012-09-27  2  1680
Нам вынесен всем приговор,
Но разной бывает отсрочка:
Когда с неизбежностью спор
Поставит последнюю точку.
 

Я, смотря сквозь прицел, без кон ...

(Хавер.)
  24    2014-03-07  1  1652

Я, смотря сквозь прицел, без конца цепенел,
И сводило с плеча до курка.
Впереди - тот, с кем я вслед девчёнкам свистел,
И играл по ночам в дурака.

Мы смотрели, себя узнавая в лицо,
Вспоминая Камчатку и Крым.
Нам сказал командир, на гранате кольцо,
И разделена дружба, как дым.

Не Чечня, не Кавказ, моя оптика в глаз,
Нервы- сталь, лишь нажать на курок.
Сзади окрик, как лай, и суровый приказ,
Но я выстрелить, всё же, не смог.

Я такой лишь один, позади господин,
Как дурной Алладин лампу трёт.
Им плевать, что я с другом один на один,
Их поддержит из "Беркута" взвод.© Copyright: Хавер, 2014
Свидетельство о публикации №114030700894
 

Привет, оружие!!! часть 3

(Алекс Гриин)
  6    2010-12-25  0  1643
Эстония производила некое волшебное впечатление. Задрипанный уездный городишко Валга, завален снегом был метра на два. В этом снегу тонуло и глохло всё. Будто в немом кино проплывали грузовики, автобусы и...прочей мелочи из-за сугробов видно не было. Кисловатый угольный смог делал городок ещё более нереальным. Архитектура была какой-то индивидуально опрятной. Всё ровненько, чистенько, будто в не нашенских фильмах, с аккуратными палисадниками и низкими, и ладными изгородочками. От всего этого веяло уютом, заботой, умиротворением и теплом.
Но сразу бросались в глаза районы компактного проживания военных: неопрятные казенные блочки в девять этажей, с варварски засранной округой, серое уныние и сиротливая безнадёга которой, выдавали равнодушное отношение временщиков, чем вызывали нескрываемую ненависть коренного населения.
ЗиЛок с кунгом на горбу и буржуйкой внутри, вез его куда-то за город, в густые леса Эстонии. В маленьком оконце мелькали только сосново-еловые массивы наряженные в снежные шапки да, редкие хутора. Через час с небольшим приехали. Дивизион номер три оказался весьма компактным, неприветливым местечком в лесу, с очищенными до асфальта дорожками и плацем, кирпичными казармами, штабом и хоз-постройками, выкрашенными позорно-розовой побелкой. Всё это отдавало жуткой солдатчиной и офицерским самодурством и даже воздух был пропитан не углём, а чем-то недобрым. В штабе въедливый капитан-крысёныш полистал личное дело и ехидно выдавил,
- Что, воин, одеколон жрать горазд?
-Да, не..., - стал было оправдываться Шурка, но посмотрев в глаза штабного грызуна понял - бестолку. Его всучили чахоточного вида тощенькому, прыщавому прапору, который кокетливо покачивая задницей, привел Шурку в казарму. Только на следующий день он узнал, что это часть единственного в Прибалтике шахтного комплекса ракетных войск стратегического назначения и ему придётся эти ракеты обслуживать в должности дизелиста, и доблестное подразделение в которое он попал называется ЭРР - эксплуатационно ремонтная рота, и что если кто-то там говорит про "****ец Америке", то этот самый ****ец будет гарантировать в полной мере именно он - гвардии рядовой Шурка Мишин.
А пока реальность радовала. Взвод состоял восновном из выходцев населения Кавказа и вся эта дружба народов внушала чувство неподдельного восторга.

Стажировка на боевой зоне пришлась ему по душе, там было всё по другому нежели в части. Огороженная со всех сторон сеткой с током, эта зона была лишена всех неуставных предрасудков, там ценились только профессионализм и ещё умение шарить службу. Там было все по-взрослому: четыре шахтных ствола с ракетами, накрытых бетонными колпаками, а по центру шахта с командным пунктом и всеми необходимыми службами. У Шурки была одна задача наизусть выучить все составные части трёх дизельных движков, что были установлены на минус третьем этаже, знать принципы их работы, уметь запускать их с закрытыми глазами, чтоб в любое время дня и ночи подать напряжение на борт ракеты, а после работы вылизать их и натереть до блеска.
Через полтора месяца он успешно сдал экзамен на допуск к боевому дежурству и уже готовился стать грозой всем НАТОвским ястребам, но...

Перед первым самостоятельным БэДэ, он заступил в наряд по роте и самозабвенно мёл щёткой и без того сияющий чистотой пол. В углу, на койке валялся ефрейтор Казымов - он дембель, ему не положено щёткой махать. Через пару недель он будет тискать свою усатую бакинскую Улдуз с волосатыми руками и одной толстой бровью на два глаза, и в предвкушении этого он громко ныл какую-то, видимо, хитовую заунывную азербайджанскую песню по заявке своего дорогого земляка Аля-улю гони Гусейнова, по сроку выслуги черпака, и которому тоже было западло отнимать хлеб у молодого. Шурке подумалось, что так старухи голосят на похоронах и он улыбнулся.
- Ти, салабон, давай мети быстрэй, подгонял дембель уже не первый раз Шурку.
Салабон делал вид, что не слышит, и с довольным видом продолжал мести паркет. Такое поведение начало бесить ефрейтора и чтобы хоть как-то отыграться на строптивом москвиче, он крикнул,
- Эй, синок, а ну, бистро заправиль мой койка!,
Но и эта команда осталась без внимания. Кавказец вскипел! С воплем, что мол, сыняра абурэль, он запустил в Шурку кирзачём. Поймав налету тяжёлый сапог, сыняра немедля вернул его хозяину, да так метко, что угодил ему ровнёхонько в лоб.
Горец с налитыми кровью глазищами, перемахнул орлом через койку, в два прыжка оказался перед Шуркой. Замах, удар...Но на пол упал, причём без сознания, именно Казымов- сработало боксёрское Шуркино недавнее прошлое. Удар навстречу с опережением и переносом веса тела и самое главное с большим-прибольшим желанием, сделали результат выше всех ожиданий.
Земляки отнесли ефрейтора в туалет, где он выплюнул в раковину два зуба. У него образовался перелом челюсти в пяти местах (вобщем, он поехал на дембель на три месяца позже - его не отпускали, пока не вылечили полностью)

Этой ночью все офицеры и прапора взвода остались в части охранять Шурку от неминуемой расправы - дембеля и земляки Казымова готовили ему тёмную. Но темную сделать не удалось, а потому вся азербайджанская братия шипя что-то с окончанием на "...счим", и глядя с ненавистью пыталась хоть как-то высказать своё отношение к обуревшему салабону.
После обеда салаге дали пять минут на сборы, всё тот-же, чахоточного вида прапор посадил его в дежурный КУНГ и сам сел неподалёку сопровождающим.
Через минут тридцать петляния по лесным, очень хорошо очищенным от снега дорожкам, прибыли, как сказал прапор, во второй дивизион. Наряду с большим кирпичным корпусом на четыре батареи, вдоль основной бетонки стояли щитовые, одноэтажные корпуса, для других вспомогательных служб, почти по самую крышу, занесённые снегом. Жёлтые фонари отбрасывали тёплый свет, сугробы, шапки на казармах и ёлках празднично искрились, под сапогами крахмально хрустело.
Пока шла штабная кутерьма с оформлением вновь прибывшего, впереди всех прошёл слух, что прибыл новенький, борзой жутко, чемпион Москвы по боксу, отмудохал всех дембелей на третьем дивизионе и от греха, пока всех не уморил, решено его перевести на второй гвардейский дивизион.
В тот вечер Шурке несказанно повезло - в штабе был зам-полка по тылу майор Дмитриев, (как выяснилось позже, мировой мужик, трудяга и высококлассный знаток тылового дела), он узнал, что вновь прибывший солдатик дипломированный повар, а ему в офицерскую столовую позарез нужен ну хоть один специалист, а не те узбеки и туркмены-альтруисты, что на первое, второе и третье готовят один только плов, и он с радостью взял новенького себе под крыло.
В казарме хоз-взвода его встретили не злобливо, а с учётом дошедших слухов и потому перевод произошёл, как говорят в армии, только с песней.
На следующее утро майор Дмитриев лично повёл Шурку знакомить с новым местом службы. Офицерская столовая была довольно прилично мебелированна, сервирована по-домашнему, только в зале было как-то пдозрительно дымно, но майор успокоил, мол, плита чуть поддымливает и с этими словами завел новичка на кухню...
Немая сцена длилась минут пять, судя по ситуации, не так долго: сначала не было видно ничего, но после из этого молочного ничего вынырнула белая фигура в...противогазе и подбежала к майору. Из защитного резинового средства вылупилась губастая улыбчивая физиономия повара Усманова, которая поздоровалась и доложила, что всё на кухне просто отлично, снова нарядилась в противогаз и растаяла в дыму. Поднапрягшись удалось разобрать: огневая плита была заставлена котлами и сковородками а изо всех боковых и поверхностных отверстий валил густой дым.
Майор вывел его на улицу и покашливая объяснил, что, дал старшему повару Комиссарову дембельскую аккордную работу - почистить трубу в огневой плите, два дня плиту не топили, обходились полевой кухней, а он возьми, и дай это задание молодому узбеку, дембель, его мать...А тому олуху кто-то про способ чистки кошкой рассказал, мол, кинешь ее в трубу, а она сама выберется из неё, да ещё и всё прочистит заодно. Вот молодой кошку и закинул в трубу, только кирпичная труба за два дня не успела остыть (ей остывать минимум дней пять надо), кошка и сварилась, а заодно героически закрыла своим телом дымоход. А дым он первые два часа после растопки держится, а потом перестаёт дымить, там угли появляются. Да, и не везде дым стоит, сантиметрах в пятидесяти от пола атмосфера абсолютно прозрачная...
Последние две новости легли на душу бальзамом.
Задача была поставлена чётко: Сделать еду съедобной, вкусной и разнообразной и чтоб три месяца слово "плов" даже не произносилось.
 

Жалоба Дейтерию 4 акта

(миссОльга Р.)
  54    2015-01-03  3  1639
Автор текста МиссОльга Р.
(для исполнения в КВН)
Действующие лица и исполнители::
1. Масляков (в жюри, в зале) – Дейтерий
2. Киевская бандерлога – исполняет…
…..сами увидите :)
3. Мисс Ольга Р. – исполняю я
4. Компот (за сценой) – В Рот Компот
5. Зрители – поэты и читатели Хохмодрома

Пролог
(обращение автора к Маслякову):

Я прошу Вас, ради бога,
Меры срочные принять,
Вот прилипла бандерлога,
И никак не отодрать.

Не была такой я строгой,
Как Наташа наша Мяш,
Лишь сказала бандерлоге -
Севастополь с Крымом наш!

1 акт.
Тут я, бела и пушиста,
перед зрителем стою,
и в душе, и телом чиста,
скромно песенку пою.

миссОльга Р. :
«Легендарный Севастополь,
Неприступный для врагов.
Севастополь, Севастополь —
Гордость русских моряков!

Там рождалась наша слава,
Мы учились побеждать,
Крым - Российская держава,
Севастополь, так держать!

Шавках пиндосским, прохвостам,
В Черном море хвост поджать,
Крым – Российский полуостров,
Севастополь, так держать!

Если пиндоские кадры
Будут снова угрожать,
Им ответит залп эскадры,
Севастополь, так держать!

Легендарный Севастополь,
Неприступный для врагов.
Севастополь, Севастополь —
Гордость русских моряков!»
2015-01-01 01:43:59

(дальше, за сценой, звучит песня Городницкого)
Жми сюда

2 акт.
(явление бандерлоги)

Открывается берлога,
как в Карпатах, типа схрон,
вылезает бандерлога,
начинает петь не в тон.

Не про Крым заголосила,
будто ей под хвост – шлея,
почему-то на Курилы
вдруг набросилась, змея:

Эмма:
«Ах, Курилы, вы, Курилы,
Чьи, вы, чьи, япона мать?
Вот не хочет вас Россия
Стране восходящего солнца отдать!»
2015-01-01 03:27:00

миссОльга Р.:
«Про Курилы вот не надо,
И Курилы не замай!
Моя мама - Хакамада,
а мой папа - самурай!

Я российская гражданка,
по стрельбе из лука - приз!
Я пойду стрелять из танка
по проклятым джапаниз,

если влезут на Курилы,
так, как Эмма лезет здесь,
постараюсь, что есть силы,
выбью кислую им шерсть!»
2015-01-01 10:19:36

Эмма:
«Лучше б ближнего любила,
Как учил тому Христос!
А стрелянье для дебилов,
Когда мучает понос!»
2015-01-01 11:01:10

миссОльга Р.:
«Никакого нет поноса,
просто ближнего люблю,
даже если влез без спроса
и несёт галиматью»
2015-01-01 16:43:26

Эмма:
"Не судить" тогда учись!
Будет радужнее жизнь!»
2015-01-01 17:50:11

миссОльга Р. :
Да и так я жизни рада,
жизнь моя, ну просто рай,
моя мама Хакамада,
а мой папа самурай!

Вот Вам здесь моя картинка,
я ещё пока что мисс,
стопроцентная блондинка,
три четвертых джапаниз!»


3 акт.
(Мисс Ольга Р. обращается к зрителям)

Эмма тут замолкла в тряпку
я уделала её,
и спокойно, для порядку,
спеленала в мумиё!

Эмма грохнулась со шкафа,
слилось форумное зло,
но потом, как до жирафа,
до меня к утру дошло

(вот она - блондинки слабость,
ах, тоска моя, уймись),
Эмма пишет не про радость,
а про радужную жизнь!

Тут я вспомнила Компота
(молодец, совсем не ах!),
он писал тут где-то что-то,
чем там Киев щас пропах!

Запах в Киеве убогий,
и не прежних тех времен,
так и скачут бандерлоги
с кучей радужных знамен!

Устремились в гейЕвропу,
там порядки ещё те,
видно, по сердцу укропу
марш бандер с ЛГБТ!

4 акт.
(Мисс Оля Р. обращается к Маслякову)

Так, с учётом обстоятельств,
я хочу Вас попросить,
от еёных домогательств
личность Оли оградить!

Хоть я выгляжу нарядно,
вся в мою япону мать,
но ко мне всё ж неповадно
лесби-клинья подбивать!

Я - девчонка не такая,
и прошу вас всех учесть,
я же дочка самурая,
здесь моя задета честь.

И мой разум возмущает
кровь, пролитая, бойцов,
моя совесть самураев,
память дедов и отцов!

Я такого непотребства
над собой не потерплю,
есть проверенное средство,
лучше я себя убью!

Попрощаюсь на стихире,
и на хохме, стало быть,
буду делать харакири,
Вас прошу мне пособить:

Как задумаю сеппуку,
(от бесчестья мне не жить),
наловчите Вашу руку,
чтоб мне бошку отрубить.

Эмма пусть тогда поплачет,
если ей меня чуть жаль,
на майдане пусть не скачет,
кто не скачет, тот москаль.

Занавес.
Спасибо за внимание.
Ваша Оля. С Новым годом!
:)
 

РАЗМИНКА ДЛЯ ВЕЧЕРА - ЗАПУТАНИЦА ...

(Лена Пчёлкина)
  53    2016-12-16  2  1638

Собирается новогодний праздничный междусобойчик. Вот я и подумала, чем веселеньким "угостить" народ, помимо привычных песен и плясок.
Вспомнила, как работала вожатой в пионерлагере и мы устраивали различные розыгрыши и соревнования.
Кое что насочиняла и предлагаю вам.      


Чтоб не скучен был наш вечер,
Пригласили мы на встречу
Всем известных лиц эстрады,
Вам представить их мы рады.

Но, простите, ради Бога,
Перепутали немного,
Ху из кто, а кто не есть,
Острый слух поможет здесь.

Коль артистов назовёте,
Реноме наше спасёте!
Может, даже будет приз,
Что за приз, вот тут – сюрприз!!!


ИТАК, например:

*****
Что хрипит он – не поймёшь,
На Базилио похож.
Кто таков? Ответьте хором.
Это сам …

[b]Неправильный ответ: Филипп Киркоров
Правильный ответ: Григорий Лепс

*****
Жизнь, похожая на сказку.
Арлекино - её маска,
Веса снова карта бита.
Это, кажется …

*****
Он, сразу видно, - мастер спорта,
Весь в песне - на разрыв аорты.
И сам придумал он слова:
«Москва! - звонят колокола!»

Он патриот, не фармазон.
Узнали, кто?
      Неуж –

*****
В неё нельзя вам не влюбиться,
Она ж – шальная императрица,
С фигурой, сходною с гитарой.
Цветы к ногам самой …

*****
Он весь в движении, в полёте,
Такого мачо где найдете?!
Он Казанова всей Рассеи.
Кто это? ...

*****
И поёт она и пляшет,
И задорно ручкой машет.
С нею целый коллектив,
Муж талантлив и красив.

Неужели, в самом деле,
Здесь …

*****
В шубе бархатной, богатой,
На скандалы тороватый,
Ростом, статью – до небес.
Сей певец …   

*****
Ей бы на часок вернуть забытый вечер,
Синие цветы, лавандовые встречи.
Голос соловьиный и в душе – апрель,
Великая спiвачка - это …
      

[/b]
 

Дипломатическое урегулирование р ...

(lenzik)
  14    2014-03-15  2  1637
Действующие лица:
Гамлет – президент Америки
Спортсмен – президент России
Неуловимый Джо – бывший президент Украины.
[b]Цирк
Читать дальше >>
 

Привет, оружие!!! часть 4

(Алекс Гриин)
  6    2010-12-27  0  1615
Началась очень даже экзотическая служба. Работать в противогазе пришлось, но всего дней десять - после засор в трубе устранили и процесс приготовления блюд потерял весь шарм, стал рутинным и простым. Шурка занимался своим любимым делом, готовил вкусно, извращался как мог, радовал и баловал офицеров, за что состоял на хорошем счету у высшего комсостава, но отнюдь, не у сержантского.
Особенно его недолюбливал замкомвзвода сержант Корнеев, такой липецкий фашиствующий молодчик, с рыбьим, холодным,бесцветным взглядом. Такие до армии обычно во дворах вешают кошек и слывут живодёрами.
Ну, не нравилось ему лояльное отношение офицеров к этому московскому чемпиону. Да, и чемпион ли он, внатуре? По виду крепкий вроде, но не супермен, и вообще, пробить его на вшивость не плохо было бы. При первой же возможности его ставили в наряд по роте - (к другим нарядам - по полку, по гарнизону, хоз-взвод не привлекали), все работы делал быстро и добросовестно, команды отбой-подъём выполнял пулей, секунд за двадцать, всё, что положено делать молодому, делал только с песней - ни придраться, ни убить. Вобщем, причин для наезда не было. Одним словом - сволочь. Но тут масла в огонь подлил полковник Малахов-замполит полка. Проходя мимо казармы хоз-взвода, он подошёл к выстроенным для развода солдатам и завёл панихиду про неуставные взаимоотношения в войсках, про дисциплину, про хреновые показатели в соцсоревновании, а после ни с того, ни с сего выпалил:
- А это у вас тут служит боец, который на третьем дивизионе деду челюсть сломал? - Шурка сжался в комок...
- Так точно!, отчеканил взводный старлей.
- И где он?
- Рядовой Мишин, выйти из строя!
- Товарищ полковник, рядовой Миш..., замполит жестом поставил его рядом с собой.
- Молодец, рядовой! Ещё одному-двум дедам челюсти сломаешь, в отпуск поедешь.
   Деды всего хоз-взвода смотрели на него в тот момент слегка исподлобья и по цвету их глаз было видно, что у этих бравых войнов с гемоглобином все в полном порядке.

Вечером Корнеев попытался влепить Шурке оплеуху за не затянутый ремень, но его рука была очень жёстко отбита в сторону, а другая рука молодого солдата в одно мгновенье упёрлась кулаком в солнечное сплетение сержанта, без удара, но слишком убедительно, с нажимом в точку потери дыхания.
Корнеев остолбенел и стоял, словно потерянный.
- Всё, - объявил Шурка во всеуслышание, - больше издеваться над собой не позволю, делать буду что положено молодому, а беспредельничать не дам, можете меня хоть сейчас скопом отмудохать, только потом всех убью по одному...
Тут же демонстративно расстегнул воротничок, приспустил ремень, сбил в гармошку сапоги и улёгся на койку. В казарме стояла тишина...
Этой очень дерзкой выходкой он обеспечил себе относительную свободу и независимость.
Как-то на смене, он заглянул в "сыпучку", т.е. кладовку для круп и ноздри защекотал до боли знакомый запах. Этот запах присутствовал там и раньше, но он не был столь броским и настойчивым. После недолгих поисков источник запаха был обнаружен: две тридцати-литровые эмалированные кастрюлищи были заполнены, на половину каждая, забродившим яблочным вареньем. (зав-столовой прапорщик Поляк, умыкнул где-то дармовых яблок, сделал варенье, но сахару пожалел - вот оно и начало бродить).
Шурка повёл себя как истинный профи, у которого ни один продукт не пропадает даром: в каждую кастрюлю он долил воды литров по десять и добавил дрожжей грамм по двести и забыл про эти емкости напрочь...А служба шла своим чередом, у него всё сложилось как нельзя лучше - словом, служи и радуйся.
   В начале Апреля на глаза снова попались эти две эмалированные кастрюли, запах из них шёл уже бражный, зрелый такой и не продегустировать данное изделие было бы грех. Опущенное в кастрюлю сито, быстро разделило содержимое на две фракции - жидкую и взвесь. Дегустация превзошла все ожидания - брага получилась и вкусной и хмельной. После отбоя Шурка созвал в столовку земляков из музыкального взвода, под это дело он пожарил картошечки с лучком, порезал на тоненькие ломтики филе каспийского залома (это вид крупной сельди, что предназначен был для офицерского состава), сдобрил растительным маслицем с уксусом и черным перцем, густо пересыпал всё полукольцами репчатого лука, обжарил в растительном масле средней толщины ломтики чёрного хлебца и праздник был готов. Посидели душевно, с настроением, вспомнили жизнь гражданскую, девчонок, дружбанов и часам к трём ночи разбрелись по подразделениям. Перед уходом Шурка перезарядил брагу - долил воды, добавил сахару и дрожжей и заготовка к следующим посиделкам была готова.
Наступило то долгожданное время, которое боготворят все люди - первые теплые деньки, безветрие, вылет мошкары, вечера длинные и закатистые, кукушки с совами прокрикивают опушки леса, когда даже толстенные тётки работающие при штабе, не кажутся такими гипопоташками, какими были всю зиму. Первомай прошёл на ура - праздничные столы грели душу офицерам, а после отбоя бражное застолье грело некоторых подчинённых этих офицеров, так что гармония весны и душевного порыва была полной.
Восьмого Мая Шурка заступил на смену, чтобы готовить праздничный завтрак и обед, получил продукты, сделал заготовку на следующий день, а заодно приготовил ночное угощение для земляков. После отбоя тосты сыпались, как из рога изобилия, брага на шурку в этот раз не действовала и он опрокидывал кружку за кружкой и как-то потерял контроль над потреблением напитка...
Обрыв плёнки, как в кино, всегда происходит нежданно...
Глаза открывались адски трудно. Казарма, он лежит в постели, раздетый, в роте только дневальный...Звуков не существует. В казарму плавно заходят несколько офицеров и начальник штаба подполковнк Конашенко, росточком не выше полутора метров, в огромной фуражке. Процессия остановилась перед Шуркиной кроватью, он встал в знак уважения и в одних трусах вытянулся в подобие струнки...Судя по губам, подполковник что-то страстно говорил, его лицо было очень серьёзным и почему-то сердитым. Вдруг Конашенко показался Шурке гвоздём с широкой шляпкой и ему захотелось вдарить по этой шляпке кулаком и посмотреть, как глубоко войдёт в пол этот гвоздь с одного удара. И улыбка растянула его лицо... Неожиданно включили звук и последние слова прозвучали приговором: На свинарник!!!
   Все пробелы в памяти в красках восполнили сослуживцы:

Святая святых - Девятое Мая!!! Парады и праздничные мероприятия по всей армии. Офицеры дивизиона идут с боевого дежурства на праздничный завтрак - с тех пор, как появился этот новенький поварёнок, ни одно событие (даже дни рождения) не оставалось незамеченным - всё время готовилось что-то вкусненькое и всё время новое - все гадали, а чем сегодня удивит этот москвич? Но ни разу не угадали - фантазии у москвича было хоть отбавляй. Вот и в этот раз, мучимые догадками, они подошли к столовой...но она оказалась закрытой изнутри. Рядом слонялся беспризорный наряд по кухне, три официантки и две посудомойки. Стучались долго и упорно, но безрезультатно. Когда терпение лопнуло, выбили окно в вестибюле, открыли двери, вошли в обеденный зал и... Посреди зала, на шести сдвинутых в виде кроватки, мягких, кожаных стульях, раскинувшись крестом, храпел что есть сил молодой повар-москвич. От него исходил сивушный, перегарный дух, что сразу отметало все версии типа "заболел". Будили без толку, после чего принесли из санчасти носилки и торжественный пронос тела начался...
Основная бетонка, по ней, преисполнены праздничного патриотизма, полковые подразделения с песнями маршируют в столовку на завтрак с яйцами. В противоход этому параду четыре бойца несут носилки, на которых покоится неприлично храпящее тело. Там, где носилки равняются с очередным подразделением, смолкает строевая песня и подразделение делает равнение на носилки, так что продвижение носилок можно было отследить без особого труда...Обычно, с такой помпой продвигаются навстречу чему-то очень и очень значимому...

Пока Шурка почивал в казарме, весь дивизион на плацу поздравлялся с днем Победы. Муз-взвод из восьми душ был колоритен: пятеро духовиков и барабанщик были при полном параде, а чуть на отшибе стояли два представителя ударных, коих сегодня ночью рядовой Мишин имел честь самолично лицезреть у себя на приёме - большой барабан и литавры, в непотребно партизанском виде - один в кедах, другой в тапочках. Позади ударной группы стоял прапор и держал бравых ударников за ремни и не давал им ударить в грязь лицом. Частенько, когда заканчивался марш, эта пенеточно-пуантовая группа пыталась самостоятельно продолжать бравую тему, но пинки группы поддержки беспардонно обрывали их душевный полёт. Командир полка поинтересовался, что там за мудаки играют, на что командир муз-взвода летёха нашёлся - молодых, мол, обкатываем, волнуются черти. Праздник удался!
 

Сценарий для шахматного праздник ...

(BlackBird)
  0    2014-05-26  0  1607
В тридевятом царстве
В Шахматвиле-государстве
Правил черный король Рональдино
И была у него дочь - принцесса Ферзелина.
Вся знать и простые люди в Шахматвиле
Черную одежду и черные шляпы носили.
......
Песня на музыку Amhrán na gCupán - When I'm gone as Gaeilge

Куплет 1:
Здесь в башне юная принцесса
С вуалью белой на лице.
У нее есть конь-единорог
Разобраться бы, как ходит он без ног.
Припев:
О, Шахматвиль! О, Шахматвиль!
Страна ферзей и королей.
Строги судьи, если честно, но и правила строги, да,
Но мы упорная команда.
Куплет 2:
Король командует парадом,
Ладья трубит в блестящий горн,
Маршируют пешки-солдаты
И прекрасный чернопольный слон.
Припев 2 раза.
......
Рядом с ними страна простиралась,
Которая Шахматширом называлась.
Страной рулила Энн -  белая королева
Дресс код соблюдала и придворным велела.
Принц Брендон - королевы сын,
Храбрым и сильным рыцарем был.

Государства между собой
300 лет враждовали
Из-за того, что одни белую,
А другие черную одежду одевали.
Ладьи со слонами
Выходили на дуэли,
Пешки и в снег, и в жару
В окопах сидели.
Однажды принц и принцесса сепаратно
Возвращались с конных прогулок домой обратно.
Лошади их на перекрестке столкнулись
И друг другу они улыбнулись.
Доныне не видели королевства
Такого космического чуда:
Черная принцесса и Белый принц
Полюбили друг друга!
......
Музыкальный номер: "Встреча принца Брендона и принцессы Ферзелины"
Песня Taylor Swift - Sparks Fly
Свет гасят, зажигают бенгальские огни. Брендон и Ферзелина стоят рядом напротив друг друга, все встают на одно колено вокруг них с огнями.
......
После такого события на дороге
Папа Ферзелины был неделю в шоке,
А мама Брендона, посмотри -
Пила успокоительный сбор номер три!
Говорят: "Куда денешься?
Влюбишься и женишься!"
Успокоились волнения
И пришли в жизнь изменения.
Государства заключили
Мировое соглашение,
Приняли политическое
Обоюдное решение.
Глашатай громко объявляет:
"Слушайте новый закон для обоих королевств!

Отныне, если юная леди
Замуж выйти желает -
Пусть белое платье
Она под венец одевает."
......
 Музыкальный номер:
Avicii Vs Lurgan - _Wake Me Up_ as Gaeilge
Все актеры танцуют в свободном стиле.
......
Мысли шире,
Выходи за рамки реальности,
Дай свободно дышать
Своей индивидуальности.
Смело двигайся к цели,
Не сворачивай с пути,
Даже если все вокруг
Не смогли дойти.

Счастливый случай
Использовать сумей.
Жизнь - игра для всех,
А любовь - приз в ней.
 

ОБОРОТНИ В ПОГОНАХ (конец)

(Моголь)
  12    2012-09-29  2  1603
18.
    Внимание майора занимают скульптуры. Среди них много греческих, но есть и современные мотивы. Например, гимнастка, девушка с веслом, вожди мирового пролетариата… Впрочем, майор не в музее. Он в кабинете начальника тюрьмы.
   - И все из хлеба? – удивляется майор, отщипнув крошку от девушки с веслом.
   - Что ж им из шоколада их лепить? – отвечает начальник тюрьмы, похлопывая по заднице Венеру, не способную на пощечину по отсутствию рук. – Вот я и прошу у тебя на хлеб. Ты же можешь, Федя. С тебя ж никто лишнего не возьмет. А с меня – три шкуры буржуи сдерут. И потом, я же не даром. Товар на товар. Бартерная сделка.
   - Ты думаешь, Чума того стоит?
   - Конечно, стоит. Притом, я многим рискую. Что, если ты устроишь Чуме побег и не поймаешь его?
   - Я же тебе расписку дал, - возмущается майор.
   - Ага, расписка. Вот и буду я с этой распиской сидеть на тюремной параше.
   - Зато сам научишься делать такие скульптуры, - цинично шутит майор.

      19.
   Автомобиль «Копейка» в плачевном техническом состоянии въезжает в темный переулок, где его поджидает Человек-паук.
    - Где ты откопал эту рухлядь? – спрашивает он, оказавшись рядом с водителем.
   - У отца взял напрокат, - поясняет Скамейкин. – Вообще-то, по идее, вы должны бы предоставлять служебный транспорт.
   - Да, фиг тебе, - отвечает Человек-паук. – Раз ты наркокурьер, значит вне закона. Транспорт и командировочные не предусмотрены. А в случае чего, мы тебя знать не знаем.

    За воротами базы фары выхватывают мрачную эстакаду. Гулкие шаги по ее поверхности заставляют Скамейкина поеживаться и озираться.
   Но вот на свет выходит человек в зеленой маске.
    - Фю-ю, - присвистывает Скамейкин. – Так вот, оказывается, кто у нас наркобарон.
   - Зря я не завязал тебе глаза, - сожалеет Паук.

      20
    - Интересно, как бы я с завязанными глазами носил эти мешки? – интересуется Скамейкин из под мешка, после погрузки которого Паук захлопывает багажник.
    - В нашем деле надо уметь действовать на слух, – заверяет Паук. – И на ощупь.
    - Не забудь оформить накладную, - кричит им вслед Фантомас.
    Пока Скамейкин и Паук усаживаются в машину на территорию склада въезжает иномарка. И уже сидя за рулем, наркокурьер видит, как из нее появляется человек с пистолетом. Он делает несколько шагов к Фантомасу.

      21.
   Да, это студент-килер. Он целится в Фантомаса. Но рука его дрожит.   Тем не менее, ему удается заглянуть в шпаргалку.
    - Ну вот, и пришел твой конец, проклятый оборотень. В моем стволе пуля, которая очистит наше общество от такой неизлечимой заразы, как ты…
   Тут шпаргалка выпадает из трясущихся рук киллера. Искать ее в темноте нет времени. Поэтому киллер несколько теряется.
    - Пуля-то хоть серебряная, - поддерживает разговор Фантомас.
    - Нет, пуля у меня обыкновенная. Но, как говорил мой дедушка, «по Сеньке и шапка».
    - Вот, вот. Расскажи мне про дедушку, - предлагает Фантомас.
    - Не буду я тебе рассказывать про дедушку, - упрямится киллер. – Потому что дедушка мой был герой. Ты лучше подумай, что ты будешь рассказывать своим внукам? Как в трудное для страны время хапал и жрал в три горла? Жрал и хапал!
    - Да с такими внуками, как у твоего дедушки, черта с два доживешь до старости, - парирует Фантомас. – Притом, ведь сейчас другое время, другие герои, другие ценности. Быть может, сейчас твой дедушка был бы оборотнем в погонах. Ты-то вот стал киллером. Разве нет?
    - Да, стал, - соглашается студент. – Из-за таких, как ты, я вынужден стать киллером. Пусть это нехорошо. Зато теперь у меня есть возможность тебя шлепнуть.
      Он зажмуривается и, наконец, стреляет.

      22.
    - Черт! – восклицает Скамейкин и давит на газ.
   «Копейка» с визгом срывается с места и вылетает за ворота, а там, не разбирая переулков, несется прочь.
    - Если он нас заметил, то нам хана, - кричит Скамейкин Человеку-пауку.
    - Ты бы лучше о Фантомасе подумал, – отзывается Паук. – Ему, небось, больно.

      23.
    Между тем, киллер открывает глаза и не видит Фантомаса. Но уже в следующую секунду кто-то хватает его за ухо. И это Фантомас.
   - Ты что ж это, паршивец, позоришь дедушку? – допытывается Фантомас. – Он-то, небось, не промахнулся бы.

      24.
    - Что же теперь делать? – суетится Скамейкин.
   - Но товар-то у нас, - успокаевает его Паук.
   - В том-то и дело, что у нас. Теперь ведь все менты на ушах. Самого Фантомаса шлепнули. Могут подумать, что это наша работа. Мы ж там были. Да еще эти вонючие наркотики. Сейчас, наверное, все машины обыскивают. Давай, выбросим куда-нибудь ваш чертов товар.
    - Я тебе выброшу. Этот товар денег стоит.
    - На фиг нужны эти деньги. Да и кто их заплатит, если тот, кто их обещал - труп. В общем, я дальше не поеду. Как хотите. Можете даже забрать мою машину в качестве неустойки.
   - А что, если киллер уже за нами гонится? Ему живые свидетели не нужны. Вон сзади какая-то машина.
   - Черт, связался я с вами, - завывает наркокурьер, обливаясь холодным потом и дожимая педаль газа.
   - Ты лучше вон правила не нарушай. И еще, остановись около того милиционера.
   - Зачем? Это же мент, - пугается Скамейкин, видя на дороге толстого милиционера с пирожком. – Я его знаю. Видел в вашем отделении.
   - Вот именно. Он нас обязательно заметит. На, пальни в него.
   - Да вы что? – возмущается Скамейкин, отталкивая предложенный пистолет.
    - Ладно, я сам, - обещает Паук и стреляет в живот Толстяку, который, судя по его приветливой улыбке, действительно узнал их.
    - Черт! – истерично давит на газ Скамейкин.
    Тем временем Паук быстро вытирает платком пистолет.
    - Подержи, - говорит он Скамейкину, аргументируя свою просьбу, появившимся в его руках пирожком.
    Скамейкин машинально оказывает эту услугу. И тотчас жалеет об этом, поскольку Паук немедленно забирает пистолет и выбрасывает его в окно.
    - Что вы делаете? – вскидывается Скамейкин. – Там же остались мои отпечатки пальцев.
    - Да? – удивляется Паук. – Я об этом не подумал. Просто пирожок очень масляный, и пушка выскользнула у меня из рук.
   - Куда же мы едем? – совсем теряется Скамейкин.
   - Как, тебе не сказали, куда надо ехать?
   - Пообещали сказать в последний момент. А в последний момент…
   - Ах, да. Это я должен был тебе сказать, - вспоминает Человек-паук. – Но теперь-то я еду с тобой. Вот сейчас нам как раз надо направо. И в те ворота.
    Подъехав к воротам, Скамейкин замечает свирепый оскал колючей проволоки и угрюмые стены с вышками.
   - Да это ж тюрьма! – восклицает он.
   - Правильно. Тюрьма, - соглашается Паук. – А ты думал, где у нас больше всего наркоманов? Кстати и наркокурьерам здесь самое место.

      25.
    Камера Чумы открывается, и два санитара вкатывают носилки на колесиках.
   - Наконец-то! – недовольно вздыхает сокамерник Чумы, лежа на кровати с невероятно раздутым животом. – Спасите! Я ненавижу оружие! Это большое зло. Поверьте!
    Его жест в сторону стены поясняет сказанное. На стене значительно уменьшилось число гранат и ножей из хлеба.
   Пока санитары, действуя, как саперы в обращении с бомбой, пытаются перевалить больного на носилки, Чума выкатывается из-под кровати и с помощью специальных крючков прицепляется к носилкам снизу.

      26.
    Коляска с Чумой и сокамерником благополучно минует охранников и оказывается во дворе тюрьмы. Тут Чума, воспользовавшись перекуром санитаров, покидает свой транспорт и, крадучись, начинает подбираться к месту разгрузки машины Скамейкина.

    Он уже близок к цели. Но вдруг перед ним появляется сам Скамейкин.
    - Вы местный? – бросается наркокурьер к Чуме.
    - Пока еще да, - признается Чума.
    - Тогда спрячьте меня, - молит Скамейкин. – Иначе меня либо убьют, либо посадят в тюрьму.
    - Должен тебя огорчить, приятель. Ты уже в тюрьме, - сообщает шепотом Чума.
    - Я знаю, - заявляет Скамейкин. – Именно здесь-то меня и не будут искать.
   Чума начинает понимать, что перед ним сумасшедший и тут же смекает, как это можно использовать.
   - Иди вон в тот подъезд, и там по коридору найдешь шестнадцатую камеру. Она как раз освободилась. Намажь рожу грязью и назовись Чумой.
   - Спасибо, друг, - проникновенно благодарит Чуму Скамейкин.

      27.
   - Я - Чума, - представляется Чума Пауку, забираясь в машину.
   - По плану ты должен ехать в багажнике, - беспокоится Паук. – А со мной должен ехать Скамейкин.
   - Скамейкин? Это который в очках? Мы с ним поменялись, - врет Чума. – Давай гони быстрее. У меня мало времени.

      28.
    Охранник у КПП заглядывает в машину.
    - Двое? – констатирует охранник. – Никого с собой не прихватили? Хе-хе.
    - Прихватили Чуму, - скалится Чума. – Он у нас в багажнике.
    - Чуме нет никакого смысла бежать, - заверяет охранник. – Ему осталось париться один месяц. Можно и на параше досидеть.
    - Сам сиди на параше, - делает собеседнику жест Чума, не надеясь, впрочем, что тот разглядит фигуру из пальцев в быстро отъезжающем автомобиле.

      29.      
    Отсутствие Скамейкина в багажнике немало озадачивает Паука.
    - Утек твой Скамейкин, - подсказывает Чума. – Может, ты чем-нибудь его напугал? Ладно, давай веди меня к своему майору. А то и я сейчас испугаюсь.

      30
    - Кто это додумался открыть банк в здании музея? - возмущается Чума, прогуливаясь неподалеку от музея под руку с майором.
   - Раньше музей занимал все здание, - поясняет майор. – Но во время перестройки экспонатов стало так мало, что часть помещений освободилось. Зато банк теперь поддерживает музей материально.
   - Думаю, чем меньше будет экспонатов, тем богаче будет банк, – ворчит Чума.
   - Выставка в половине, где музей, – сообщает майор, указывая на окна музея.

      31.
    Свет бриллиантов заставляют Чуму жмуриться и криво улыбаться.
    - Лазерная сигнализация, сенсоры шумов и движения, – перечисляет майор, указывая Чуме на приборы в выставочном зале. - Видеонаблюдение ведется круглосуточно. Охрану не видно, но по слухам сокровища охраняют пол дюжины «морских котиков». Вот, и скажите мне, как вы собираетесь похитить коллекцию.
    - Конечно, сейчас расскажу. Вы, главное, держите карман шире. Какой дурак поверит оборотню в погонах, когда дело касается такого куша?
    - Но как же мы будем вам помогать, если не знаем плана? – удивляется майор.
    - А вы придумайте план.
    - Предлагаю сделать подкоп в туалет музея, – поднимает указательный палец майор.
    - Ага, – возражает Чума. – А как быть с сенсорами и шайкой «морских котиков»?
    - Да, сенсоры… - вспоминает майор.
    - На плане здания туалет музея соседствует с туалетом банка. – сообщает Чума. - Стенка между ними хилая. Банк охраняет вневедомственная охрана. То есть, менты. Если вы гарантируете их крепкий, безмятежный сон..?
    - Конечно, гарантирую, - торжественно заверяет майор. – В приказном порядке. Они такие же оборотни, как и я. Но это, сами понимаете расходы.
    - Двадцать процентов, - предлагает Чума.
    - Пятьдесят или обратно на нары, - соглашается служитель закона.
    - Да, одному здесь не справиться, - чешет затылок Чума, оглядывая зал с экспонатами. – Ладно, возьму два десятка ваших оборотней.
    - Да это ж почти все отделение, - возмущается майор. – Город останется без милиции.
    - А морские котики, - прищуривается Чума. – Притом, ментам платить не надо. Они на службе. Пусть проводят операцию по захвату Чумы… Кстати, а что если ограбление не удастся?
    - Если ограбление неудастся, я тебя посажу, - сурово отвечает майор.
      
      32.
    Вечером того же дня Чума оказывается в пивной палатке близ музея.      
    Следуя к стойке бара, он вдруг слышит:
    «Жила была на свете Соня.
      В слезах у Сони было много соли.
    Оглянувшись Чума видит парня в картузе и с «беломором» в зубах. В руках его засаленные карты. Карты держат в руках и его партнеры - два бритоголовых мордоворота.
    Наблюдая за игроками Чума покупает себе бокал пива и, проходя мимо игроков, небрежно толкает одного из верзил. Да еще сдувает пивную пену ему на лысину.
    Тот немедля толкает товарища, и они оба расслабленно следуют за Чумой.
   Мордовороты настигают Чуму у свободного столика в дальнем углу помещения.
   Удивляя преследователей своим спокойствием, Чума усаживается за столик и приподнимает темные очки.
    - Чума, - растерянно улыбается мордоворот с пеной на лысине. – А говорят, тебе еще целый месяц отбывать.
    - Ушел в бега? - восхищается другой верзила.
    - Вы хоть знаете, с кем связались? – вместо ответа говорит Чума, отхлебывая пиво. – Думаете, катала?
    - Да ты что, Чума, - удивляется один из верзил. – Кто ж не знает, что это мент позорный. Да у него это на лбу написано. Но тут такое дело. Пока ты сидел, Фантомас совсем спятил. Он решил возглавить всю преступность в городе. Вон, гляди у меня даже газета есть.
    - Да видел я, - брезгливо отстранил газету Чума.
    - Вот мы и решили, раз никто за крышу уже не платит, надо грабить банк.
    - По крупному, понимаешь, Чума, - вставляет другой верзила.
    - Именно. По крупному. Отстегнем Фантомасу, и шито крыто.
    - Зато надежно, - вставляет опять другой мордоворот.
    - Обратились в ментуру. И они нам прислали инструктора. Этого каталу.
    - Ну, и что он вам молвил, - интересуется Чума, снова прикладываясь к бокалу.
    - Да неутешительно, - сокрушается первый верзила. – Оказывается, по их сведениям хозяин банка уводит деньги в оффшоры и тратит на яхты и замки. Единственно реальные деньги находятся в ячейках самого Фантомаса. Я инструктору толкую: «Тогда, может быть, нам ограбить выставку бриллиантов». А он: «Тут вы опоздали. Эта вакансия уже занята».
   - Я думаю, выставку будут грабить сами менты, - вставляет другой верзила.
   - Фантомас, - уточняет первый верзила.
   - Выходит, вы остались не при делах, - подводит итог Чума. – Придется вам, ребята, устраиваться на работу.
   - Да-а, - грустно соглашается верзила, вытирая бумажной салфеткой лысину.
   - А это, вон, что за чудаки? – указывает Чума на двух щуплых мужчин в другом конце зала. – По виду вроде не из наших.
   - Да черт их знает, - сообщает один из верзил. – Первый раз вижу. Что не наши, это точно.


      33.
- Чего молчим, пацаны, как на похоронах? – нарушает уединение указанных мужчин Чума. – На работе что ли наговорились?
   - Да, работа у нас такая, - жалуется один из этой парочки. – Пара дежурит. Две отдыхают.
   - Значит всего шесть, - догадывается Чума. – То есть, ровно полдюжины. А что не спится вам?
   - Да куда уж спать-то! Все бока отлежали. Нас даже котами за это прозвали. Музейными.
   - А ты поменьше-то языком мели, – обрывает второй своего товарища. -Если нам за что и платят, так это за молчание.
   - Немного же платят, раз вы в этом гадюшнике пиво пьете, - замечает Чума.
   - В нашей деревне и того не заработаешь, - откровенничает более болтливый из товарищей. – Я вот, например, был трактористом…
   - Вот, опять пошел чесать, - останавливает болтуна дружок. – С каких денег тебе платить-то, если на эти брульянты никто смотреть не хочет. На мумию и то больше приходят поглазеть. За все время с десяток посетителей. Постой-ка, чтой-то мне твоя личность вроде знакома. Ты случаем к нам на выставку не заходил.
    - Да нужны-то мне ваши брюлики, - ухмыляется Чума. – Настоящая драгоценность вот. Потому, что чистой воды.
    Последние слова Чума адресует своему пластмассовому стаканчику, который тут же опорожняет под завистливые взгляды «музейных котов».

      34.
   Работы по прокладыванию подземного хода продвигаются быстро, поскольку все отделение милиции в поте лица копает землю. Чума в строительной каске и темных очках сверяет направление лаза по нивелиру.
      - Так- так. Правее – правее. Куда ты копаешь, волк позорный?! – понукает он работника.
      - По-моему мы роем подкоп в банк, - недоумевает один из копателей.
      - Говорят, будем Чуму брать с поличным, - отвечает ему товарищ.
      - Так Чума ж тюрьме? – прекращает копать первый.
      - Да убежал уже. Теперь собирается грабить музей.
      - А-а, эту выставку. Туда, должно быть, и копаем. Будем его брать через подземный ход.

      35.
    Уже к вечеру Чума совершает незапланированный налет на мусорный бак, из которого извлекает кучу рваных колготок.
      Маски, которые он из них изготавливает, отличаются от традиционных тремя отверстиями. Два из них для глаз, а остальное - для носа и рта.

      36
    - А зачем носы-то наружу? - замечает кто-то в строю милиционеров, указывая пальцем на свой торчащий из маски нос. – Это ж самая заметная часть.
    - А вот зачем? – поясняет Чума, будучи в такой же маске.
      И извлекши из кармана губную помаду, начинает закрашивать носы отряда.
    – Теперь все будут думать, что вы шайка алкоголиков.
    - А кто будет думать? – недоуменно переглядывается с другими один из красных носов. – Чума?
    - Кому надо, тот и будет думать, - утверждает Чума.
   

      37.
    Наконец, глубокой ночью весь отряд Чумы с масками на лицах и в вывернутых наизнанку милицейских костюмах начинает спускаться под землю. Часть из них дружно тащат таран, изготовленный из бревна. Другая часть волокёт огромный мешок. Сам Чума руководит процессам и считает количество голов. У него тоже накрашен нос и такой же, как у всех наряд.
    - А что в мешке? – отведя Чуму в сторонку, интересуется майор.
    - Инструменты и оборудование, - докладывает Чума.
    - Ага, - понимает майор.
    - Может, все таки раздать оружие. Морские котики как-никак.
    - Наше оружие – внезапность, - заверяет Чума.
    - Ага. Ну, да, - соглашается майор.

      38.
    В кабинке туалета, куда налезла из подземелья вся группа красноносых, из-за тесноты очень трудно пользоваться бревном. Поэтому прежде чем, стена оказывается протараненной, по всему музею раздается многократный гул от ударов.

      39.
      - Кажется, выставку уже грабят, - замечает один из охранников банка напарнику, отставляя выпитую бутылку в ряд таких же пустых.
      - Сказано, не вмешиваться ни при каких обстоятельствах, значит, не вмешиваться, - отвечает напарник. – Начальству видней. На вот, еще стаканчик, чтоб служба медом не казалось. Завтра узнаем, как взяли Чуму.
      - Думаешь, возьмут? - вяло интересуется сослуживец.
      - На службе надо не думать, а четко выполнять команды начальства, - назидательно сообщает напарник, наполняя стакан.
      - Ну, да. Приказ – есть приказ, - с готовностью соглашается товарищ.
      
   

      40.   
    - Слышь, Кузьмич, - просыпается в подсобке музея один из посетителей пивной, теребя своего товарища. – Похоже, банк грабят.
    - Банк это не наше дело, – отвечает другой.
    - А что, если грабят музей? – интересуется первый.
    - А даже если и музей, что мы сделаем?
    - Оно верно. Ничего. Ну, давай, хоть посмотрим. Интересно все же, что возьмут - бриллианты или мумию?
   Оба расторопно садятся к монитору, в котором через помехи видно, как в зал музея прямо из дверей туалета врывается толпа грабителей с тараном и огромным мешком. У грабителей красные носы. Один из красноносых указывает, куда следует поместить мешок. Грабители сваливают мешок в центр зала. Прямо на стол с экспонатами выставки. Тут главный красноносый достает из мешка сумку с «фомкой» и деловито разбивает стекло одной из витрин.
   - Эва, - шепчет один из охранников. – Может позвонить куда следует?
   - Да ладно тебе, - успокаивает его напарник. – Не твое, небось. Сиди лучше и гляди. Завтра билеты купим, и айда домой. Зарплату Дериглазка теперь точно зажилит.
   

      41
    Между тем, майор воспользовавшись проделанным ходом, вбегает в зал музея с пистолетом в руке. Явно позируя перед камерой наблюдения, майор наставляет свое оружие на Чуму.
    - Всем оставаться на местах, - командует он.
    Однако Чуму это, похоже, не касается. Он успевает поджечь какой-то хвостик у мешка и залечь за саркофаг с мумией, где надевает респиратор с очками, извлеченные из своей сумки.
   Остальным приходится наблюдать, как ткань мешка лопнула, обнаружив бумажный пакет с надписью: «Молотый перец». Впрочем, эта надпись тотчас исчезает, поскольку мешок взрывается. Стекла витрины со звоном рассыпаются в куски. А уже в следующую секунду все хватаются за глаза, начинают вопить, кашлять, плеваться, чихать, падать, подскальзываясь на бриллиантах. В суматохе все пытаются найти Чуму, чтобы схватить его. Но срывая друг у друга маски, только увеличивают столпотворение.
    Между тем сам Чума, приставив к лицу щиток с изображением красноносого лица в маске благополучно попадает в туалет и закрывает дверь на швабру.

      42.
      Кашель, чихания и завывания, доносящиеся из музея, в стенах банка похожи на звуки нешуточного боя.
      - Да там настоящая война, - поеживается один из пьяных охранников банка, кутаясь в шарф.
      - Ни при каких обстоятельствах, - бормочит другой, натягивая на уши фуражку.
      

      43.
      Между тем Чума, минуя огромный банковский сейф оказывается у ячеек Фантомаса, которые взламывает своей «фомкой».

    Вскоре его огромная челночная сумка доверху набита конвертами.

    А в следующий момент, он уже выбирается из подземелья на поверхность.
      
   
      44.
      
    Утром следующего дня в кабинет майора заявляется слащавый господин в красной бейсболке.
    - Я - Дериглазко, - представляется господин, по-хозяйски занимая стул. – Выставку я уже увез и даже помещение очистил. Остается поздравить вас с благополучным провалом и получить компенсацию.
    - Какую компенсацию? – недоумевает майор.
    - Ну, как же, - терпеливо поясняет хозяин выставки. – Благодаря вашей операции по поимке преступника, выставка благополучно разгромлена. При этом исчезло бесценное колье. Центральный экспонат выставки. Все это записано с камеры видеонаблюдения. Правда, все пленки вы изъяли, но у меня остались копии. Если они попадут куда надо…Поэтому я пока не стал писать в инстанции. Я думаю, мы с вами решим этот вопрос полюбовно. Всего какой-нибудь лимон баксов, и у меня к вам никаких претензий.
    - Чего? Лимон баксов? - изумляется майор. – Помилуйте. Да откуда же у меня такие деньги
    - А пусть вам займет Фантомас, - подмигивает слащавый. - Он их хранит в банке. Вы знаете, говорят, этот оборотень обложил данью всю коммерцию города. И это тоже, кстати, может кое-кого заинтересовать.
    - Да, но на нашем экземпляре пленки видно, как майор доблестно выполнял свой долг.
    - Выполнял, выполнял, да не выполнил, - усмехается бизнесмен.
    - Ай-яй-яй! Что же мне делать? – сокрушается майор. – Вот беда-то. Кажется, я попал на бабки. Правильно я говорю? Бабки. Ага. Но вот, что я придумал. Знаете, а заточу-ка я вас в тюрьму. Практика оборотней в погонах показывает, что это самое верное средство.
    - За что же это вы меня заточите? – насмешливо интересуется Дериглазко.
    - Да, это вопрос, - задумывается майор, но тут же догадывается. – Необходим повод. Без него нельзя. А что, если представить дело так. Некий мошенник возит по стране выставку из фальшивых бриллиантов. Это дело не приносит ему прибыли. Зато у него есть хороший план. Он знает, что в городе N действуют оборотни в погонах во главе с Фантомасом. Уверенный, что Фантомас не упустит возможность ограбить его выставку, бизнесмен привозит выставку в названный город. Выставку действительно грабят. То, что бриллианты фальшивые, доказать невозможно. Кто же поверит грабителям. Не так ли? И остается только предъявить счет оборотню в погонах.
    - Конечно бриллианты подлинные, – натянуто улыбается слащавый.
    - То, что бриллианты фальшивые разглядел даже Чума. Потому, видимо, и не стал грабить вашу выставку, чем и поломал мои планы.
    - Это, надо понимать, есть все ваши доказательства? – презрительно фыркает Дериглазко. – Судя по кличке, Чума этот - какой-нибудь жулик.
    - Опять доказательства, - досадует майор. – Ладно, можно и доказательства. Помните, вы давали примерить это колье одной молодой особе. Соблазнить, должно быть, хотели.
    - Ну и что? Это не выходит за рамки закона.
    - Оно бы да, - соглашается майор. – Но тут, вот, какое дело. По-случайности ваша пассия оказалась нашим сотрудником из отдела экспертизы. Она-то и установила, что бриллианты на выставке фальшивые. Притом установила заблаговременно до ограбления. Вот ее заключение, - и майор выложил на стол лист бумаги. - А кроме того, благодаря моему вмешательству вашу выставку вовсе не ограбили. Я лично предотвратил это преступление. Чума лишь инсценировал ограбление выставки. Так что все ваши стекляшки на месте. Если хотите, можете их показать, чтобы опровергнуть это.
    И майор снова указал на заключение эксперта.
    - Кому это я должен их показывать? – мрачнеет слащавый.
    - Да вот, хоть вашей знакомой. Узнаете? – указывает майор на вошедшую в кабинет молодую особу в форме.
    Судя по выражению лица «потерпевшего» девушку он узнал.
    - Советую вам и дальше не выходить с ней за рамки закона и дать ей признательные показания – замечает майор.
   

      45.
      Едва Дериглазка покинул кабинет майора в сопровождении своей несостоявшейся пассии, как тут же зазвонил телефон.
    - Ты что же это меня подводишь, Федя, - озабоченно начинает начальник тюрьмы.
    - Я? – изумляется майор. – У меня вот и накладная есть. Три мешка муки. Все как договорились.
    - Это я получил. Спасибо. Но ты же обещал устроить побег Чуме. А он, как мне доложили, прячется в своей камере.
    - Что? Как же вы его туда пропустили?
    - Да не пропускали мы его. Он вообще никуда не убегал.
   - Что-то я ничего не понимаю, - задумывается майор. – Давай его срочно ко мне на допрос.
    - Срочно, так срочно, - соглашается начальник тюрьмы и вешает трубку.
   В тот же момент дверь кабинета майора открывается и в нее заглядывает толстый милиционер, впрочем, без своего традиционного пирожка.
    - Пришел Чума, - докладывает любитель пирожков. – Просится к вам.
    Майор с сомнением смотрит на телефон, подозревая в нем невероятные технические возможности.
    - Что это за дела, майор? – с порога возмущается Чума и тут же вываливает на стол майора похищенные из банковских ячеек майора конверты.
    - Что такое? Что вас не устраивает? – недоумевает майор.
    - Как что? – продолжает возмущаться Чума, демонстрируя содержимое конвертов. – Ни одной купюры. Только нарезанная бумага.
   - Да я здесь причем? И тем более вы? – пожимает плечами майор. – Мы же договорились, что вы будете грабить выставку.
   - Да, нашел дурака! – кипятится Чума. – Что я, стекляшки не отличу от настоящих бриллиантов? Тут либо ваш Дериглазко жулик, либо вы хотели меня на эту туфту поймать.
    - Конечно, Дириглазко жулик, - соглашается майор. – Он, видишь ли, рассчитывал, что в нашем городе его обязательно ограбят, а Фантомас оплатит ему убытки.
    - Да, но он не знал, что наш Фантомас - идиот, которого дурачат все жулики нашего города, – заявляет Чума, потрясая конвертами.
    - Ну, почему же сразу идиот, - обижается майор. - А что, если Фантомас умышленно берет с предпринимателей ненастоящие деньги, чтобы защитить их таким образом от бандитов?
    - Что - что? – садится на стул потрясенный Чума. – То есть, Фантомас делает вид, что ему платят за крышу и таким образом спасает предпринимателей от бандитов? То есть, Фантомас - это блеф, оборотень в квадрате.
    - Ну, зачем же в квадрате? – скромничает майор. - Просто оборотень в погонах.
    - Так что же это получается? – недоумевает Чума. – Я тут изо всех сил ненавижу ментов. Считаю их бездельниками, коррупционерами, главными преступниками… Я, может быть, посвятил борьбе с ними свою загубленную жизнь. А Фантомас, оказывается, честный человек. Да если б я это знал, я бы и из тюрьмы не стал сбегать. Я вообще бы, возможно, стал честным человеком.
    - Ну, так и станьте. Что же вам мешает? – разводит руками майор.
    - Слишком поздно, - огорчается Чума. – Сами знаете, теперь мне горит срок за побег и еще за ограбление банка.
    В это время в дверях кабинета появляется Скамейкин, но спиной вперед, поскольку не в силах отвести взгляда от толстого милиционера.
    - Да иди ты. Иди, - увещевает его любитель пирожков. – Вот, привезли из тюрьмы, - докладывает он майору. – Говорят, не хотел уходить, прятался под кроватью. А теперь не верит, что я живой. Да живой я, живой. Это мы тебя развели. Понимаешь? Пошутили.
    Но, пожалуй, лишь вид закрытой за толстяком двери приводит в чувство Скамейкина. Впрочем, он опять едва не лишается сознания, обернувшись к майору.
   - А вы разве живы? – лепечет Скамейкин. – Но я же сам видел, как киллер стрелял в Фантомаса.
   - И после этого тебе кажется, что все должны быть на том свете? – разгадывает состояние Скамейкина майор.
   - Но Фантомас…
   - Убит, убит. Не волнуйся. Царство ему… преисподнее, - заверяет майор.
   - Тогда получается, что я отсижу только за наркотики, - догадывается Скамейкин.
    - За какие наркотики? – удивляется майор.
    - Ну, я же отвез наркотики в тюрьму. Три больших мешка.
    - А, три мешка? – вспоминает майор. – А у меня по накладной это мука. Три мешка. Все правильно, - сверяет майор свои сомнения по накладной. - В тюрьме, видишь ли, не всегда хватает хлеба. Верно, Чума? Заключенные из хлеба разные штуки делают. Вот меня начальник тюрьмы и попросил помочь ему достать муку подешевле. У меня ж везде связи. Так что тут недоразумение. Ты уж извини. А с наркотиками мы тебе поможем. Поможем.
    - Нет! – восклицает Скамейкин. – Не надо! Я свое отсидел. Я в завязке. Не хочу в тюрьму.
    - Ладно. Не хочешь - не надо, - соглашается майор. – Но знаешь, не в службу, а в дружбу, ты зайди в соседний кабинет и напиши, как ты оказался в камере. Мне это просто интересно.
    - Это я его туда устроил, - сознается Чума, едва за Скамейкиным закрылась дверь. – Очень просился человек
    - Не знаю, кто кого куда устроил, - трясет майор головой, будто вынырнувший из воды кот. – Только знаешь, Саша… Тебя ведь Сашей зовут. Так вот, Саша, похищение этих бумажек можно не считать ограблением. А что касается побега, ты ведь никуда не убегал, а как мне доложили. Прятался в своей камере. Да и какой же дурак побежит из тюрьмы за месяц до своего освобождения? Так что давай с чистой совестью в тюрьму.
    С этими словами майор нажимает кнопку селектора.
   - Отведи его к конвойным. Пусть забирают назад, - приказывает он явившемуся толстяку.
   - Майор. Федор Иванович… - смущается благодарить майора Чума, но тут же вспоминает. – Но кто же стрелял в Фантомаса? Я ему голову откручу.
    - Ну вот, опять,- морщится майор. - Ты же обещал.
    - Но я же ведь того… - оправдывается Чума. – Я Фантомаса в обиду не дам.
    - Не волнуйся ты за Фантомаса, - успокаивает Чуму майор. – Да и патроны были холостые. Просто надо было помочь одному хорошему парню выпустить пар. Видишь ли, преступление лучше предупредить. А для этого иногда следует показать человеку его преступление. Что же касается Чумы, тут я должен сказать, что ты меня переиграл. У меня был другой план. Но вышло даже лучше. Только ты того, про бумажки никому не рассказывай.

      46.
      Между тем Скамейкин наконец решается войти в соседний кабинет, чтобы выполнить просьбу майора.

    - Фальшивые, фальшивые… – слышит он, осторожно приоткрыв дверь. - А что сейчас не фальшивое? Даже оборотни и те фальшивые. А я, может быть, не ведал, что творил. Меня, может быть, самого обманули. Вот, смотрите, какая красота.
    Войдя, наконец, в дверь, Скамейкин видит знакомого ему субъекта в красной бейсболке, а в его руках драгоценное колье, которое он показывает той, девушке с выставки в музее.
    - А вы крепкий орешек, - говорит девушка, принимая колье из рук слащавого. – То есть, вы хотите сказать, что являетесь жертвой обмана.
   - Именно, - подтверждает слащавый, выбивая ногтями дробь по столу.
   - Значит, будем писать заявление? – интересуется девушка.
   - Конечно, будем, - соглашается слащавый.
   - Ну, что ж, - пожимает плечами девушка и, нажав кнопку селектора, добавляет. – Юра, зайди.
   - Что там, Лен? – слышится из селектора.- Заявление? Кто бы мог подумать.
    И только тут Лена замечает присутствие хмурого Скамейкина.
   Между тем Скамейкина обуревают самые противоречивые чувства, в числе которых удивление, смущение и даже порицание. Но вдруг смущение берет в нем верх. Он устремляется к выходу. Однако в дверях сталкивается с Человеком-пауком.   
      - Е-мое, Скамейкин, - узнает Скамейкина Паук. – Ты куда же делся, дружище? Пришел давать признательные показания? Небось, хочешь давать их Лене?
    - Да, лучше уж я у него возьму признательные показания, - соглашается Лена. - А ты займись заявлением.
    - Заявление – это хорошо, - оптимистично кивает Паук Дериглазке. – Тем более, что ваши музейные коты уже дали показания о том, что никакой сигнализации и сенсоров на выставке установлено не было. И сама выставка по нашим сведениям застрахована не была. То есть, вы господин Дериглазко, видимо, очень надеялись на нашу помощь.
   - И, как видно, не напрасно, - язвит в ответ Дериглазко.
   - Помогать гражданам – наш долг, - замечает Человек-паук, подталкивая задержанного к дверям.

      47.
      Оставшись наедине Лена и Скамейкин долго смотрят друг на друга.
    - Надеюсь, ты никогда не подаришь мне такое колье, - прерывает молчание Лена, вывешивая перед глазами Скамейкина фальшивую драгоценность. - И знаешь почему?
    - Я слышал, - отвечает Скамейкин. – Потому что оно будет приобщено к делу.
    - Это само собой, - соглашается Лена. - Но еще и потому, что это подделка.
    Однако их беседу прерывает влетевшая в кабинет Вампирша.
    - Ленка, тебе надо ехать к заказчику, - объявляет Вампирша.
    - К какому? – недоумевает Лена.
    - К Геннадию Петровичу. Ну, который хотел убить свою жену Люсю. Теперь она ушла от него к композитору Смяткину. И он даже согласен на «аэрозоль».
    - Так он же у тебя в разработке.
    - Да понимаешь, эта Люся знает мой голос. Я ей по телефону про ее художника такого наговорила, что его увезли в больницу с сотрясением и ожогом лысины. В общем, план такой. Ты помогаешь этому Геннадию Петровичу сделаться музыкальным критиком…А вы, молодой человек, - замечает она Скамейкина. – Что, устраиваетесь к нам на работу?
    - Вообще-то я юрист, - вспоминает Скамейкин.
    - А, ну и отлично, - делает вывод Вампирша, подгоняя обоих собеседников из кабинета, и, проходя по коридору мимо Толстяка, незаметно завладевает его пирожком. – Можешь взять его с собой. Пусть стажируется.

    Обнаружив пропажу, Толстяк вздыхает и достает из огромной сумки очередной пирожок.
    - Да, опасная у нас работа, - продолжает Толстяк прерванный разговор с забинтованным милиционером, изучая распухший и все еще красный нос товарища.
    - Угости лучше пирожком, - пользуясь настроением приятеля, отвечает тот.
    Толстяк неохотно открывает сумку, чтобы достать пирожок, но сумка пуста. И тут он замечает, что неподалеку стоит Фантомас и щедро угощает сотрудников отделения милиции пирожками.
      
      КОНЕЦ
 

SMS

(TARJANA)
  0    2012-05-08  0  1595

ik wil met jou lekker dromen,
      en luisteren naar jouw hart,
      en s'morgens wil...
      geknuffeld worden
...
en jouw warme strelend hand...
 

На майдане тишина...

(Алекс Гриин)
  4    2014-03-07  5  1586
Не троньте майдан! Уймите ваши отеческие, великодержавные нападки на украинскую молодежь!
Что из того, что туда собрались юнцы с плюшевыми Мишками в руках? Должны же юноши где-то играть, в конце то концов. Мы тоже в свое время собирали во дворе толпы малолетних мерзавцев. Зато какую они организовали "Зарницу"! От хлопчики молодцы!
Что? Жгут автопокрышки?
И мы жгли!
Камушками кидаются?
И мы кидались!
Беспредельничают?
И мы не без греха! Лишь бы детки не курили!
Что? Тягнибок?
И у нас во дворе непослушные юноши были, кошек вешали. Ну, упустил папаша мальца по бухому делу, не доглядел, не изломал вовремя дубинушку о юную головушку. Дык, разве постреленок в том виноват?
Зато к ним из Европы регулярно приезжают массовики затейники. А разве будут они к плохим мальчикам приезжать? То-то и оно. А вчера к ним явился из Америки добрый, старый сказочник Керри и рассказал чудную сказку про светлое будущее, про злых москаликов, про доброго молодца МВФ и красавицу ЕС, а напоследок показал всем большой и привлекательный хэппи энд.
Так, что не нужно ругать украинскую молодежь, она еще несмышленая. Лучше оградите их от "Спокойной ночи...", где путинские агенты Филя и Хрюша ведут оголтелую пропаганду, что в штанишки какать нельзя. А ведь это невиданное нарушение прав человечка.
С уважением.
Министерство культуры Украины.
PS
Извините, что на русском - на мове у нас не так складно выходит.
 

Картина третья.

(Владимир W2)
  0    2011-01-23  0  1580
Картина третья.
Полковник Зацепа, Нанюх, военврач майор Рожкин, больные, симулянты и сёстры милосердия с утками.
(Приёмный покой военного госпиталя. Повсюду печаль и уныние. Запах йода и чего-то такого, как будто мышами. Стены выкрашены в этакий любопытный цвет, что названия ему подобрать невозможно.
На плечах военных накинуты белые халаты. Из карманов полковника Зацепы торчат коньячные фляги. В каждой руке он держит по апельсину.)
ЗАЦЕПА. И вот теперь новое дело — расстрелянный майор ожил! Кто? Зачем?
НАНЮХ. Может с кем перепутали?
ЗАЦЕПА. Всё, как будто бы правда. Говорят что Глушко жив, хотя ещё очень слаб, но уже переведён из реанимации в отделение интенсивной терапии. Главврач даже выразил своё возмущение, почему до сих пор никто из сослуживцев не явился навестить боевого товарища? Дружеская поддержка сейчас необходима пациенту больше чем лекарства.
НАНЮХ. (в сторону) Бред какой-то! (Зацепе) Ну и слава тебе, Господи! Заживём теперь, как по писанному.
ЗАЦЕПА. (в сторону) Я с ума с ним сойду! (Нанюху) Сейчас пойдем его проведать. Гостинчик передадим... два апельсина. Один от нас, другой... тоже от нас.
НАНЮХ. (в сторону) Ой, что делается! (Зацепе) Херли там, апельсины, давай уж ананасов штук сорок возьмём.
ЗАЦЕПА. Мы не Вафрике! Это Вафриканцы могут себе позволить ананасы. Скромнее нужно быть.
Появляется военврач майор Рожкин. На нём фартук из зелёной клеёнки сплошь в кровавых соплях. В резиновых руках никелированные щипцы. Кричит в открытую дверь:
РОЖКИН. Продолжайте без меня! (к посетителям) Приветствую вас, товарищи-господа офицеры и их родственники.
Из-за дверей раздаётся душераздирающий визг и обрывается на самой высокой ноте.
ЗАЦЕПА. (недоумённо оглядываясь) Здравия желаем...
РОЖКИН. (беспрестанно щёлкая щипцами) Прошу вас следовать за мной. Прошу не отставать и немытыми пальцами ничего не цапать.
НАНЮХ. (в сторону) Ой, что делается...
Быстро проходят длинными коридорами. Зацепа несёт в растопыренных руках апельсины, как противотанковые гранаты. В его карманах бряцают коньячные фляги.
(В палате интенсивной терапии, замотанный с ног до головы в бинты, лежит объект их сомнений и переживаний. Соединяя вены больного с бутылью глюкозы, змеится прозрачная трубочка. На белых лицевых повязках страдальца, чёрной щелью обозначился рот. Невероятно выпученный единственный глаз торчит, как лампочка.
На соседней кровати, подключённое к непонятному «осциллографу» лежит обожженное тело. Обожённое до такой степени, что чёрная корка растрескалась, точно земля в сухую погоду, и из этих трещин сочится сукровица. Торс опутан медицинскими трубочками. Толстый катетер торчит вместо фаллоса и из него постоянно капает. Тело стонет.)
РОЖКИН. Ну вот мы и пришли! (кивает на обожённого) Шашлык! К вечеру обязательно умрёт.
Обгоревший издаёт протестующий стон.
(обожжённому) И не надо со мной спорить! Доктор лучше знает. А будешь скулить — отключу от аппарата! (Зацепе) А ваш молодцом! Гляди-ка, как глазом бегает! Я вас оставлю не надолго. Мне в соседней палате необходимо кое что отрезать... Постарайтесь не утомлять его разговорами. Он ещё не совсем понимает, что с ним произошло и кто он такой на самом деле.
Стремительно убегает щёлкая щипцами.
ЗАЦЕПА. (робея) Ну, здравствуй, что ли, Глушко? Как ты тут без нас, не скучаешь?
НАНЮХ. Говорите громче, мне кажется он вас не слышит.
ЗАЦЕПА. Вот и ладно... А мы тут гостинчик тебе принесли. Уж не обессудь...
С этими словами он вытягивает из кармана бутылку, одним махом скручивает с неё пробку и жадно прикладывается к горлышку. Кадык поршнем ходит по его чисто выбритому горлу. По той жадности с которой полковник глотает коньяк, нетрудно догадаться, как долго он ждал этого момента. Утолив жажду Зацепа прячет пустую флягу под матрас больного и, приняв из рук Нанюха предусмотрительно протянутый цитрус, кусает сочный плод прямо в золотую кожуру. Янтарный сок брызгает во все стороны.
Полковник достаёт вторую флягу и предаёт её начальнику штаба. Нанюх суетливо делает несколько глотков и даже не закусывает. Он только морщится пряча бутылку в штаны.
Так что, вот такие, брат, дела! Чудеса да и только. Мы ещё с тобой на рыбалку сходим. Нас ещё рано списывать на запчасти. (задумчиво смотрит в пространство) Ты только погляди, куда шагнула медицина! А ведь мы тебя к ордену представили, посмертно... Но теперь уж сам получишь.
В это время Нанюх подходит к изголовью Глушко и неожиданно дерзко смотрит в его единственный глаз. Что он собирался там увидеть, непонятно. Может быть он рассчитывал - самозванец испугается? Ничего подобного не происходит. Тогда неугомонный начальник штаба шепчет в марлю, туда, где предположительно должно находиться ухо:
НАНЮХ. Я про тебя всё знаю! Отвечай сейчас же, кто таков, а то хуже будет!
ПСЕВДОГЛУШКО. Пи-и-и-и...
ЗАЦЕПА. Пить? Сейчас, брат Глушко... Мы же не звери. Всё понимаем... Нас ведь тоже мать сиськой кормила, а не все кому ни попадя.
Свинчивает пробку с третьей фляги и втыкает горлышко в рот больного. Закачав в чёрную щель больше половины флакона, радетельный командир выдавливает туда же сок апельсина. Остаток коньяка небрезгливый полковник допивает сам, отступает на шаг и участливо спрашивает:
Ну, как, полегчало?
ПСЕВДОГЛУШКО. Ё! Ё! Ё!
Его глаз в одно мгновенье надувается красными капиллярами.
ЗАЦЕПА. Ну, брат Глушок... такие, брат, дела... Все наши по тебе скучают. Так что, вот так. Прямо, говорят, никакой рыбалки без Глушка не стало. Ждут тебя. Сразу после утреннего развода идут к воротам части и стоят там с удочками. Да-а...
НАНЮХ. Спроси его, где поручик Вензель?
ЗАЦЕПА. А где же Вензель?
ПСЕВДОГЛУШКО. Пи-и-и-и...
ЗАЦЕПА. Это мы сейчас. На-ка!
Втыкает в глотку больного коньячную бутылку.
Ну как? Ты давай здесь не раскисай. Нам сейчас с тобой раскисать никак нельзя. Ребята тебе уже и червей накопали, за кладбищем... Там такие жирные черви, как поросята. На них чего хочешь клюнет. Пескариков хочешь? А карасиков? Гранату метнём в омут и всех делов — полный котёл дряни.
НАНЮХ. Спроси его, что стало с ефрейтором Люсиным?
ЗАЦЕПА. А что ж с ефрейтором?
ПСЕВДОГЛУШКО. Пи-и-и-и...
ЗАЦЕПА. Ещё глоточек? Узнаю старого друга. Вот это по-нашему, по- гвардейски!
ПСЕВДОГЛУШКО. (из последних сил фыркая коньяком) Пи-и-и-идары... Что ж вы со мной делаете? Я лётчик. Моя фамилия Кактусов.
НАНЮХ. Ага! Я так и знал. Это подлог!
Уцепив пациента за бинты треплет его как куклу.
Душу выну! Отвечай сейчас, кто научил?
(В палату вбегает Рожкин. Он весь в крови до такой степени, что с клеёнчатого фартука льёт на пол.)
РОЖКИН. Немедленно прекратите! Под трибунал захотелось?!
НАНЮХ. (неохотя ослабляя хватку) Мы выведем на чистую воду ваше подозрительное учреждение! В честь какого праздника, вы нам такое подсовываете? Разве это Глушко?
РОЖКИН. А кто же это по вашему? Меерович-Данченко? У пациента послеоперационная амнезия. Он ещё не отошёл от наркоза. У него бред. Он себя не помнит, не то что вашего Глушко.
ЗАЦЕПА. Позво-о-о-ольте! Наш майор был гвардеец — грудь коромыслом! А эта мумия оказалась Кактусовым. Я не блондинка, что бы мне всяких уродов сватали. Зачем мне офицер, который себя не помнит и фыркает коньком?
НАНЮХ. Снимите с него бинты! Мы посмотрим, как следует, кто перед нами лежит.
РОЖКИН. Во первых, я не имею права этого делать. Во вторых, майор Глушко перенёс сложнейшую пластическую операцию в челюстно-лицевой хирургии и в третьих, покиньте отделение интенсивной терапии к чёртовой матери!
НАНЮХ. Я его сейчас сам размотаю!
С решительным видом, хватает мумию за марлю.
РОЖКИН. Ну, хорошо! Хорошо... Этот человек не совсем Глушко. Вас разве не предупредили?
ЗАЦЕПА. О чём?
РОЖКИН. Хватит ломать из меня комедию! Вы видели своего майора в момент клинической, так сказать, смерти? Из него же мозги вышибли. Мозги - налево, мозги - направо... Его клиническая смерть затянулась дольше обычного на несколько суток. Стояла тёплая погода днём, влажная ночью. Тело успело немного, м-м-м... подпротухнуть. К счастью не полностью, а так, местами... Совсем негодные куски нам пришлось ампутировать. Кое-что пришили, там и сям. А вы его трясёте, как копилку. Голова сейчас отвалиться — будете тогда знать!
ЗАЦЕПА. (потрясённо) Надо же! Значит получается... его из разных кусочков собрали… Ты же ж посмотри, что делается!
РОЖКИН. Получается так. Буквально из ничего.
Улыбается застенчиво. Так светло улыбаются только очень честные люди.
ЗАЦЕПА. Доктор, вы — гений! Мы сейчас с вами за знакомство, под апельсинчик... за ваши золотые руки-крюки... Дайте я вас расцелую как следует! По взрослому, с язычком.
РОЖКИН. Не стоит. По части поцелуев у нас имеется консультант Малышкин. Большой специалист в этой области, хотя уже и на пенсии. Его постоянно посылают делегации встречать. Так целуется — чертям тошно! Кстати, это он всесторонне обследовал вашего Глушко.
НАНЮХ. Мне всё же не очень ясно. Если наш Глушко, как, вы сами говорите, протух, то почему же он вообще живой оказался?
РОЖКИН. (устало) Почему? Почему... У вас удивительная манера утомлять людей. Вообще, это из области микрохирургии, но вам, я охотно объясню. Глушко остался жив по приказу начальника ГУГБ Хмары.
НАНЮХ. Так бы сразу и сказали.
ЗАЦЕПА. А тебе сразу так и сказали! Лезешь вечно куда не следует. Только людей путаешь. Меня всего запутал. Доктора довёл до скандала. То —Глушко, то — не Глушко. Надоел уже совсем. Радоваться надо, что человек живой остался, а не рассуждать. Что ты вцепился в эти бинты? Рад ты, или не рад?
НАНЮХ. (печально) Я рад. Прошу прощения за своё недостойное поведение. За то, что не сразу принял лётчика Кактусова за своего однополчанина майора Глушко. Бес попутал. Теперь-то я вижу, как заблуждался. Прямо затмение на разум нашло. Нам нужно поспешить в часть, обрадовать остальной личный состав и почитать вслух газету «Правда».
ЗАЦЕПА. Я тоже безмерно рад, за то, что рад мой начальник штаба. Мы больше не станем обременять больного своим присутствием. Вы, передайте ему наш солнечный боевой привет и примите вот этот гостинчик. От чистого сердца...
Суёт Рожкину фляжку коньяка, и поймав резиновую руку медика часто-часто мотает её по горизонтали.
РОЖКИН. (пытаясь освободиться от рукопожатия) Обязательно передам! Как только пациент бесповоротно придёт в себя, так и передам. Заходите к нам ещё, не забывайте…
ЗАЦЕПА. (не выпуская кровавую ладонь кудесника) Нет уж, теперь вы к нам! У нас знаете какая рыбалка? Такой клёв — в воду без трусов не войдёшь. Так что давайте, без церемоний... Берите с собой Малышкина и к нам. Обещаете?
РОЖКИН. Чёрт с вами, обещаю, только отпустите.
ЗАЦЕПА. Так прямо завтра я за вами и машину пришлю. Соберёмся к вечерней зорьке. По воде уж туман поползёт. Кастерок разложим, шашлычок организуем из поросятинки. Я теперь же прикажу молоденькую свинку поить только коровьим молоком для мягкости мяса. У нас знаете какие поросята жирные? Жирнее их, только черви за кладбищем. (Нанюху вполголоса) Что же ты молчишь, гнида? Приглашай...
 

Поема

(ivanbekdzhan)
  9    2012-10-15  0  1576
Нет оптимизма в голове,-
Сказал Петровский, но не мне.
А у него,-сказал Отдашь,-
В кармане тусклый карандаш.

Ответил им Владимир Глянь:
Ну это что за курь за пьянь.
И в деревянной Бороде
Увидел я чего-то где.

Тогда потребовали стен.
А ты не знаешь, как Сосфен
Каких-то требований вдруг
И по полу крадётся плуг.

В моей стакане полкило.
Эх, сколько слёз тут натекло!
Хотел Володя побывать,
Но где тут-целая кровать.

В кармане гарь, в кармане смог,
В кармане Гог земли Магог.
И только Юдин впереди.
«Эх, посмотрю!» ну, погоди.

И лишь приблизился авто,
Я сел в неё, а то не то.
Я уезжаю навсегда!
Не приходите до утра.
 

Сценарий к шахматному детскому п ...

(BlackBird)
  8    2014-05-26  0  1573
Белоснежка пришла в гости к гномам-шахматистам. Они ее зовут в шахматы играть.
Белоснежка спрашивает: «Шахматы? А что это такое?»
Гномы: «Ты не знаешь, что такое шахматы?»
Белоснежка: «Нет, не знаю.»

Гномы начинают петь и рассказывать про шахматы.
1-й гном:
Шахматы — это интересно,
И для головы полезно,
Шахматы — это обучение,
Шахматы — это развлечение,
Это множество друзей,
Вместе с другом веселей.
2-й гном:
Без сомнений начинай
Все фигурки расставляй.
Пешка, ферзь, король, лошадка,
Слон, ладья ...
Гном-толстяк, что-то жуя, говорит:»...батончик сладкий.»
Другие гномы на Толстяка шикают.

3-й гном:
А еще нужны часы нам,
Чтобы время узнавать,
Не успеешь мат поставить,
Значит можешь проиграть!

Песня и танец «Тик-так, тик-так, нам без часиков никак.»

4-й гном:
Также есть у нас слоны
Дальнобойные они,
Белопольный, чернопольный,
В связке нет слона прикольней.

Слона зовут фигурой легкой
Он ведь легок на подъем,
Все отлично со сноровкой -
Для Ферзя помощник ловкий.

Танец слонов .

5-й гном:
Ферзь тяжелая фигура,
Слишком тонкая натура.
Самый сильный Ферзь и быстрый
Стал он шахматным министром.

«Очень я люблю на ужин
Что-то вкусное покушать.
Беззащитная Ладья?
Проглочу-ка ее я!»

6-й гном:
А сейчас я вам, друзья,
Расскажу про Короля.
Самый главный, самый важный
Наш Король - боец отважный.
В заварушке не струхнет -
Врукопашную пойдет.

7й-гном:
Ладья имеет крепкий вес,
Она матует там и здесь.
Хоть она не грациозна
К ней относятся серьезно.

И словно подлодка
Прямою наводкой
В несчастного короля
Прицельно стреляет ладья.

Песня про лошадь на музыку Никитиных «Летающие лошади».

Очень многие думают,
Что лошадью неудобно играть,
Очень многие начинающие,
Второразрядники многие.
И только гроссмейстеры думают,
Что лошади умеют спасать,
Партии очень убогие,
Чемпионаты мира очень многие.

Припев:
И только лошадью играют вдохновенно,
И вы без лошади продули бы мгновенно,
И только пары черно-белых лошадей
Кружатся в вальсе на доске твоих идей.

И только лошади рубить умеют чудно,
Ах, как без лошади нам мат поставить трудно,
И только пары черно-белых лошадей
Танцуют танго на доске твоих идей.

Песня «Шахматный турнир» аккорды к песне А Макаревича «Марионетки».

Шахматист, как кукловод:
Пешки водят хоровод.
Изучай защиты посильней.
Черно-белые, как клетки,
В твоих руках марионетки.
Выбирай гамбиты похитрей.

Мы берем картонку в клетку
Чтобы с буквенной разметкой.
И часов турнирных пущен ход.
На доске — какая малость
Все вмиг на ней перемешалось:
В миттельшпиле шахматный народ.

Вот мы молча наблюдаем,
Как ферзи коней глотают,
Как захвачен в плен чужой король.
Связан он и, очевидно,
Мат грозит и так обидно -
Не выполнена тренерская роль.

Все закончились турниры,
И разъехались по миру,
Кто-то что-то новое узнал.
А фигуры по коробкам
Все расставили по полкам
Те, кто этот праздник создавал.

Белоснежка:
- Какая замечательная игра — шахматы. Давайте играть вместе!
 

Not only Nokia's connecting peop ...

(Тщеслав Поверхаев)
  46  День космонавтики  2016-04-02  6  1572

Прозвучал мелодией из фильма
Ваш рингтон, а может дребезжанием.
Я не делегат «канадской фирмы»,
Чья задача втюхать залежалое,

Я не обещающий провайдер
С целью соблазнить пакетом бонусов,
Не какой-нибудь сектантский падре
С квотою, притянутой за волосы,

Не сотрудник штаба пропаганды —
Заручиться голосом на выборах...
Я б и сам послал всех этих гадов
Точно так, как сделали и вы бы, нах!

Я хочу звонком, немного странным,
Просто с вами поделиться тайною,
Читать дальше >>
 

В не смешное. Бабушке.

(Дмитрий Васильевич)
  8    2014-10-03  1  1543
Из памяти стирает время
знакомый силуэт,
тебе там хорошо, я верю,
тебя давно уж с нами нет.

      
Не мёрзнешь там? Опять без хлеба?
Не любишь перемен?
Нагрею печь, согрею небо,
а ты мне спой взамен.

Я помню каждую слезинку,
в твоей судьбе,
ну вот, опять в глазу соринка
как вспомню о тебе.

   
Прости! Продал твой домик старый,
гнилой совсем забор,
я помню как с тобой на пару
вели вечерний разговор.

И булки что пекла на пасху,
я вовсе не забыл,
но жизнь увы не сказка
и я опять завыл.

Ну почему так слёзы душат      
как вспомню о тебе?
Быть может ты простужена,
живя в сырой земле?

На кладбище трава бушует,
к тебе мы пробираемся тропой,
бабуль там жизнь существует?
Ведь я давно уже седой.


Порой завоет ветер жутко
и голос слышится с небес,
бабуле чудится как будто
что расшатался её крест.
 

ПЕРЕЛИВЫ ОСЕНИ

(Олег Индейкин)
  76  Про осень  2018-09-12  6  1539

ПЕРЕЛИВЫ ОСЕНИ

«Бывают дни, когда опустишь руки
   и нет ни слов, ни музыки, ни сил»
(с),
   и приступ накрывает смертной скуки,
   и будто тиф сыпной тебя скосил.

С мешками под глазами дерзко отсинь
   картину портит доброго лица,
   и горек вкус волненья в эту осень,
   и кисел «Капотенчик» с утреца.

Соплю тяну распухшею сопаткой,
   нет кайфа от кропнутого стиха,
   и пенсия лишь 8 с пятихаткой,      
   и язвой взбунтовались потроха.

В башке тяжёлых дум нагроможденье,
   не тлеет оптимизма уголёк,
   друг лучший не поздравил с Днём Рожденья,
   на рынке кто-то тиснул кошелёк.

«Калина» вся скрипит,
      ну, а на «Гелик»,
   как водится, не водится бабло,
   и злобно расхерачить хочешь телек,
   не зрить чтоб депутатское ***о…

~~~

Но вот он день!
      когда вздымаешь руки,
   подальше сплин желая заховать,
   и с громкой фразой:
      «Не дождётесь, суки!!!»,
   бодрясь, я начинаю оживать.

По-прежнему резвлюсь, как «кубик-рубик»,
   ведь музыка опять во мне звучит,
   и хочется взахлёб переголубить
   от Клавок Шиффер всех и до Кончит…

В грибном лесу исчезнут бзики, психи,
   осенних чувств утихнет кутерьма,
   и верится –
      в душе неразбериху
   примочкой снежной вылечит зима.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер