ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Юмористические книги: лучшее из свежего: стр. 2

ХОХМОДРОМ
Юмористические книги: лучшее из свежего: Стр. 2  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Дуэльный кодекс

(ЗЕВС)
  20  Юмористические книги  2020-02-02  0  697

При столкновении элит
О смерти мысли в головах:
Дуэльный кодекс нам велит
Стреляться только на словах.

45-я сатирико-юмористическая книга Евгения Запяткина продолжает серию изданий, в каждом из которых содержится по две тысячи новых четверостиший-ЗЕВСограмм.
В миниатюрах ЗЕВСа ощущается пульс современной жизни в её содержательном многообразии и философской глубине. И всё это насыщено искромётным юмором и пламенным оптимизмом.
Книга ЗЕВСа – не только увлекательное чтение, но и задорная игра, построенная на выборе страницы, колонки и четверостишия по порядку.
Книги Евгения Запяткина выставлялись на Санкт-Петербургском международном книжном салоне, книжном фестивале «Красная площадь», Московской международной книжной выставке-ярмарке на ВДНХ.
На сайтах Интернета размещено более 49 тысяч ЗЕВСограмм Евгения Запяткина. На его страницах www.stihi.ru свыше 267-ми тысяч читателей, на www.hohmodrom.ru более 4-х миллионов 500 тысяч читателей.
Просьба направлять читательские отзывы на e-mail: zevsbal@yandex.ru
ЗЕВСограммы можно найти на сайте: www.stihi.ru/avtor/zevssbal
    Для детей после 16-ти лет.
 

Заморочки

(Zamora)
  48    2011-02-06  3  3809

Подвёл итог, расставил точки –
Перелопатив «Хохмодром»,
Собрал все рецы в «Заморочки».
Цитат нашлось на целый том.

Давно б на сайте объявленье
Являло миру мой талант,
Но обмывать лишь в воскресенье
Мы прекратили фолиант…
 

Кайфолов

(ЗЕВС)
  16    2020-02-26  0  538

В московском издательстве "У Никитских ворот" вышла новая, 46-я сатирико-юмористическая книга ЗЕВСа "Кайфолов".
Она продолжает серию изданий, в каждом из которых содержится по две тысячи новых четверостиший-ЗЕВСограмм.
Миниатюры ЗЕВСа отличаются афористичностью и весёлой тональностью, граничащей с частушечными мотивами. Его четверостишия в целом создают яркую картину мира и многогранный образ современной России.
Книга ЗЕВСа – это не только завораживающее чтение, сопоставимое с ловлей кайфа, но и увлекательная игра, в ходе которой необходимо выбрать страницу, колонку и четверостишие по порядку. Этим самым вы отгадаете, какие вас ожидают события и кто вы сам по авторской версии. Что бы ни выпало, воспринимайте всё как добрую шутку, невинный розыгрыш и забавный кураж.
Книги Евгения Запяткина выставлялись на Санкт-Петербургском международном книжном салоне, книжном фестивале «Красная площадь», Московской международной книжной выставке-ярмарке на ВДНХ.
На сайтах Интернета размещено более 51 тысячи ЗЕВСограмм Евгения Запяткина. На его страницах www.stihi.ru свыше 270-ти тысяч читателей, на www.hohmodrom.ru более 4-х миллионов 900 тысяч читателей.
Просьба направлять читательские отзывы на e-mail: zevsbal@yandex.ru
ЗЕВСограммы можно найти на сайте: www.stihi.ru/avtor/zevssbal
    Для детей после 16-ти лет.
 

СМЕХОМ ПЕЧЕНЬ НЕ ИСПОРТИШЬ

(Test-pilot Владимир Город)
  48    2017-09-21  4  1674

К 10-летнему юбилею Первого концерта поэтов Хохмодрома вышел сборник, в который вошли стихи и афоризмы поэтов, принимавших участие в 27 концертах за эти 10 лет. Из 31 человека - добрая половина действующих или бывших хохмодромцев. Тираж - 600 экз., но 500 из них - это авторские экземпляры. А оставшаяся сотня, думаю, разлетится на Юбилейном концерте 1 октября. Так что приходите на концерт!!! Жми сюда

Забыл вот еще что. Книжка оформлена рисунками Сергея Сероухова (Tarkus)
 

Книга для балагурства и куража

(ЗЕВС)
  32    2014-06-26  0  2615

В Саратове вышла в свет 34-я в цветном твёрдом ламинированном переплёте книга Евгения Запяткина (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский) под названием «Книга для балагурства и куража». Она   включает в себя две тысячи поэтических миниатюр, которые автор называет ЗЕВСограммами.
Четверостишия Евгения Запяткина – средоточие концентрированной мысли, глубокого чувства и самобытного юмора. Многие катрены автора – задорные русские частушки.
Автор приглашает читателя отвлечься от суровой действительности и погрузиться в мир розыгрышей, шуточных предсказаний, весёлых каламбуров, балагурства и куража, используя данную книгу как забавную игру. Для этого необходимо назвать номер страницы, графу и порядковое число четверостишия. Какой бы ни выпал приговор вашей личности и прогноз вашего будущего – всё следует воспринимать с чувством юмора и лёгкой иронии, и жизнь будет веселее, а настроение прекраснее.
 

У Глюкоморья. 50-я книга

(ЗЕВС)
  14    2020-09-15  2  417

50-я сатирико-юмористическая книга Евгения Запяткина продолжает серию изданий, в каждом из которых содержится по две тысячи новых четверостиший-ЗЕВСограмм.
Миниатюры ЗЕВСа отличаются афористичностью и весёлой тональностью, граничащей с частушечными мотивами. Его четверостишия в целом создают яркую картину мира и многогранный образ современной России.
Книга ЗЕВСа – это не только завораживающее чтение, сопоставимое с ловлей кайфа, но и увлекательная игра, в ходе которой необходимо выбрать страницу, колонку и четверостишие по порядку. Этим самым вы отгадаете, какие вас ожидают события и кто вы сам по авторской версии. Что бы ни выпало, воспринимайте всё как добрую шутку, невинный розыгрыш и забавный кураж.
Книги Евгения Запяткина выставлялись на Санкт-Петербургском международном книжном салоне, книжном фестивале «Красная площадь», Московской международной книжной выставке-ярмарке на ВДНХ.
ЗЕВС – член Московского клуба юмористов "Чёртова дюжина".
На сайтах Интернета размещено более 58-ти тысяч ЗЕВСограмм Евгения Запяткина. На его страницах www.stihi.ru свыше 300 тысяч читателей, на www.hohmodrom.ru более 5-ти миллионов 900 тысяч читателей.
Просьба направлять читательские отзывы на e-mail: zevsbal@yandex.ru.
ЗЕВСограммы можно найти на сайте: www.stihi.ru/avtor/zevssbal.
    Для детей после 16-ти лет.
 

Душа улетает на юг

(ЗЕВС)
  53    2013-06-24  2  2485

В Саратове с божьей и спонсорской помощью вышла в свет 32-я книга Евгения Запяткина «Душа улетает на юг». Сия весчь включает в себя две тысячи поэтических миниатюр – ЗЕВСограмм.
Четверостишия Евгения Запяткина – ето своеобычный сплав философской мысли, глыбокого чувства и неугасающего оптимизма. Многие катрены автора – задорные русские частушки.
Сборник ЗЕВСограмм выполнен в ламинированном твёрдом цветном переплёте.
В оформлении обложки использована репродукция картины мастера живописной кисти Сергея Серова «Полёт архангела».
Автор искренне благодарит за помощь в издании книги неутомимых тружеников и щедрых людей: Николая Михайловича Васильева и Сергея Григорьевича Шапошникова.
Книга рассчитана только на взрослого читателя, может помочь ему поднять жизненный тонус вместе с мужским хозяйством и взглянуть на повседневную жизнь весёлыми глазами.
 

Настойка века: новая книга

(ЗЕВС)
  32    2018-11-14  2  684
В московском издательстве «У Никитских ворот» вышла 42-я книга Евгения Запяткина (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский) под названием «Настойка века», которая включает в себя две тысячи новых четверостиший-ЗЕВСограмм.
Данное издание продолжает серию таких сатирико-юмористических книг, как «Спокойной ночи, алкаши!», «Зависть миллионера», «Свидетели всемирного потопа», «Конь в пальто, а лошадь в шубе».
Новой книге предпослан авторский эпиграф:

Имеет жидкость красный вид,
Но здесь не до компота:
Настойка века состоит
Из крови, слёз и пота.

Поэтические миниатюры Евгения Запяткина – это мозаичное полотно современного мира, философское осмысление жизненных и исторических явлений, концентрированное выражение житейского опыта и приобретённой мудрости , редкого остроумия и самобытного юмора. Многие произведения поэта не что иное, как залихватские русские частушки.
По своей поэтической выразительности и афористичности слога катрены Евгения Запяткина сопоставимы с произведениями Омара Хайяма. Весёлая тональность ЗЕВСограмм сохраняется даже при освещении таких тем, как пугающая бренность, мрачная фатальность и удручающий пессимизм.
Книга Евгения Запяткина предназначена не только для чтения, но и для увлекательной игры, в основе которой лежит невинная забава, розыгрыш и кураж. Если вы хотите отгадать, каким будет ваш грядущий день, что двигает вашими мыслями и поступками, какими ценностями измеряется ваша личность, необходимо назвать страницу, колонку и четверостишие по порядку. Что бы вы ни выбрали, ко всему относитесь с чувством юмора и самоиронии – и у вас будет прекрасное настроение и неугасающий оптимизм.
На сайтах Интернета размещено более 46-ти тысяч ЗЕВСограмм Евгения Запяткина. На его страницах www.stihi.ru свыше 255-ти тысяч читателей, на сайте www.hohmodrom.ru более 4-х миллионов читателей.
 

Книга юмора Удивленная Одесса

(Оleg Wral)
  17    2019-12-27  2  538


-Имеете книгу юмора?
-Таки, да - и не одну.
-А почему Вы их здесь не выставляете?
-Зачем?
-Чтобы читали.
-За бесплатно? Спасибо не надо. Могу опубликовать небольшой отрывок:

— Наконец-то, свобода — сбросив бороду и костюм деда Мороза, облегчёно вздохнул я, вернувшись к себе домой с последнего новогоднего корпоратива.
Достав из бара бутылку, я налил полный фужер коньяка и, выпив его — отправляясь в новогоднюю нирвану, сонно добавил: «Не кантовать, при пожаре выносить в первую очередь… Аут», — отключился. И не удивительно — я почти трое суток работал на новогодних праздниках на износ.

Телефонный звонок вонзился буравчиком в мозжечок неожиданно.
— Алё — это ты дед Мороз? — закричал чьим-то жизнерадостным голосом мобильник, после того, как я его машинально включил. — Ты где?
— Ты кто? — одурело спросил я, ещё не до конца проснувшись.
— Кто, кто!? Да Снегурка я, внучка твоя… Ты чё совсем, старичело, допился, родню свою не признаёшь? — продолжал жизнерадостно разрываться женский голос в телефоне.
— А, что надо? — продолжал съезжать я на тормозах.
— Вообще-то, если учесть, что я приехала из Финляндии, то тогда наверное что-то надо, — не переставал прикалываться мобильник.

— А где — эта Финляндия? — уже от души втупил я.

В телефоне повисла пауза, видимо от моей очередной тупости абонент на другом конце плотно завис. Но не надолго. А жаль. Я уже было стал снова засыпать, когда мобила загрохотала опять:

— Алё, алё — это точно дед Мороз?
— И вам алё. Вчера на корпоративе, вроде, как ещё был им.
— Тогда чего ты здесь дурака включаешь? — то ли возмутилась, то ли удивилась моя собеседница.
— Как Вам не стыдно? Я не спал три дня, зажёг с десяток ёлок, выпил не меньше ящика шампанского, выслушал сотню стихотворений за ёлочку, отводил кругосветное путешествие хороводов и даже кого-то из фей успел полюбить до глубины души, в их сказочном замке… А Вы меня достаёте непонятно чем… Вы можете грамотно сформулировать свою мысль, что Вам от меня надо!? Если кого-то поздравить с Новым годом, то мне надо некоторое время, чтобы привести себя в порядок… У Вас совесть есть…? Что Вам надо в конце концов!?

— Совести нет, обменяла в детском саду на жвачку, а надо мне чудо, готова за это переспать с тобой… Забыл, что приглашал меня вчера к себе на чашечку кофе и обещал сотворить чудо? И если тебе так неймётся кого-то поздравить, то начни с меня, но только чур в постели не курить…
— Поздравляю.
— С чем? И где чудо? — не поняли в телефоне.
— С Новым годом, — душевно так разъяснил я. — Будете в наших краях проходить мимо — проходите. Богатого любовника, счастья и удачи Вам, деточка, в наступившем новом году. Целую. Ваш дед Мороз. Отбой — я улетел в Лапландию.

Пуржило. Падал новогодний снег.
 

Свидетели всемирного потопа

(ЗЕВС)
  22    2018-02-06  1  1060

В Москве, в издательстве «У Никитских ворот», вышла 40-я книга Евгения Запяткина "Свидетели всемирного потопа" (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский), включающая в себя две тысячи поэтических миниатюр-ЗЕВСограмм.
Четверостишия Евгения Запяткина – это многоцветная картина мира, написанная афористичным слогом. Миниатюры Евгения Запяткина пронизаны мотивами задорной и залихватской русской частушки.
Эта книга служит не только для чтения, но и для забавной игры, куража и увеселения. Если вам интересно узнать, кто вы на самом деле, каков ваш характер и что вас ждёт впереди, назовите страницу, графу и четверостишие по порядку. Любое загаданное четверостишие должно восприниматься с чувством юмора и без всякого суеверия. Только в этом случае вы получите заряд бодрости и поднимете себе настроение.
 

СПРАШИВАЙТЕ В МАГАЗИНАХ

(ФИЛИН)
  52    2008-04-23  20  4823

Знаете, приятно осознанье,
Что хоть что-то сделал для людей:
Вышла книга, что просил названье
Я когда-то вас придумать ей.
Жми сюда
Так что, Хохмодром, не тормози, нах –
Все, кто не сподобился скучать,
Спрашивайте книгу в магазинах
И ещё ларьках «Союзпечать».

P.S. Узнал точно, в издательстве – именно в Москве эта книга продаётся
только в трёх магазинах: в «Доме книги» на Новом Арбате, магазине
«Москва» на Тверской и магазине «Молодая гвардия» на Полянке
(ул. Б. Полянка, 28). Также продается в аэропортах и ж/д вокзалах.
Но основной рынок продаж – регионы России.
 

Зависть миллионера

(ЗЕВС)
  10    2017-11-06  0  1172
В московском издательстве "У Никитских ворот" вышла 39-я книга Евгения Запяткина "Зависть миллионера" (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский), включающая в себя две тысячи поэтических миниатюр-ЗЕВСограмм.
Четверостишия Евгения Запяткина – это мозаичное полотно современного мира, написанное яркими и весёлыми красками. Поэтические миниатюры отличаются философской глубиной, концентрацией многозначных смыслов и эмоциональных всплесков. Частушечные мотивы – одна из особенностей творчества Евгения Запяткина.
Эту книгу можно не просто читать – в неё следует играть. Если вы хотите узнать свои судьбоносные повороты и контуры грядущего, примерить на себя характеристики личных черт, найти совпадения в образе мыслей – необходимо назвать страницу, графу и номер ЗЕВСограммы. Что бы вам ни досталось – всё воспринимайте как добрую шутку и невинный розыгрыш, как забаву и кураж, цель которых – взбодриться от тягостной повседневности, поднять себе и другим настроение, вернуть оптимистическое мировосприятие.
 

Частушки, лимерики и т. п.

(Игорь Мальцев)
  10    2017-10-15  1  1131
Выпустил методом самопубликации очередную книгу.

Частушки, лимерики и т. п.
ISBN 978-5-4485-7762-8

Эта частушка оттуда:

Добрый Сталин запретил
Мучить мушек дрозофил.
Ибо мучь не мучь, но
Это ненаучно.

 

Случай в троллейбусе

(Анатолий Долженков)
  14    2020-06-06  1  222
Разные люди встречаются на улицах наших городов и сел: скромные и не очень, даже можно сказать нахальные; красивые и безобразные; умные и тупые; веселые и грустные и так далее по списку. Как говорит народная мудрость, есть люди «кровь с молоком», а есть «желчь с говном». Другими словами, перед нами представлен широчайший диапазон разнообразия человеческих особей. Совсем одинаковых людей не встретишь и в этом вся прелесть нашего существования на планете Земля. Представьте, если бы все были похожи друг на друга, как однояйцовые близнецы. Кошмар и путаница!

Впрочем, справедливости ради хочу заметить, по статистике среди нас водится больше средних людей. Как говорится ни рыба, ни мясо, но, все-таки белок, как ни крути. Хочу сразу расставить все акценты по поводу этого определения – средний не значит невыразительный. Ни в коем случае, ни, Боже мой! Средний - это среднестатистический стандартный человек среднего возраста, средней привлекательности, такой же красоты и ума. Понятие "средний человек" ввел французский естествоиспытатель Бюффон, и оно стало широко использоваться в статистике. Другой француз Бертран писал, что в тело среднего человека вложена средняя душа, такой человек "лишен страстей и пороков, он ни безумен, ни мудр, ни невежда, ни ученый… он зауряден во всём. Впрочем, как на меня, определение средний звучит приемлемо, а вот заурядный – обидно.

Лично я, подхожу под определение средний как нельзя лучше. Ни какими выдающимися качествами не располагаю с рождения. Как говорится, со всех сторон одинаково усредненный по Бертрану. Впрочем, есть один плюс. Наука эргономика изучает и описывает исключительно среднестатистического человека. Зачем? Именно под этого человека дизайнеры проектируют жилища, орудия труда, мебель, сиденье в автомобиле и все остальное. Мы стандарт, и все подгоняется под нас.

Поэтому, когда средний человек привлекает к себе внимание другого человека, но с какими-то выдающегося качества отклонениями, смотрится подобное явление, по крайней мере, странно. Моему удивлению не было предела, когда в один из будничных дней, перемещаясь в городском транспорте по дороге домой, я неожиданно для себя обнаружил, что привлек внимание красотки, сидевшей в троллейбусе напротив меня. Знаете, есть в троллейбусах и автобусах сидения повернутые друг к другу. Сидя на привычно установленных сидениях, ты, в основном, лицезришь затылки впереди сидящих, а в данном конкретном случае, сидишь лицом к лицу и имеешь более красочный обзор для своего зрения.

И, вот, значит, сижу я тихо, мирно на своем месте, сбоку на подоконнике надпись, что эти места предназначены для детей и инвалидов, а напротив расположилась шикарная дама, не имеющая ни какого отношения к детям, ни к инвалидам, как, впрочем, и я сам. Сидим, покачиваясь в такт движению транспорта. Я любуюсь красотой соседки, скрашивая время поездки, и получаю удовольствие от просмотра. Если бы, например, древний дед в подтяжках сидел напротив или нечто подобное, тогда какое удовольствие может быть? А тут, скажу вам, есть, за чем понаблюдать даже подслеповатым глазкам. Губки у нее накрашены яркой привлекательной помадой, прическа взбита по последней моде, платьице легкое, воздушное, в нужных местах облегающее фигуру и белые туфли удачно подчеркивающих изящную стройность ног. Все, как говорится, представлено по высшему разряду публике на всеобщее обозрение.

Ну, и я, напротив, со средними характеристиками тела. Ничего привлекательного. Одет более чем скромно, в ногах сумочка клетчатая, хозяйственного назначения, а в ней полтора килограмма замороженной говяжьей печени заскладировано. Прикупил по случаю побаловать свой организм продукцией животного происхождения. Для тормозка этот продукт годится, как нельзя лучше из-за своей питательности и возможности длительного хранения в вареном и жареном виде.

И вот перемещаюсь я таким вот образом строго в сторону дома, когда замечаю краем глаза, что моя скромная фигура привлекла внимание красавицы, как ни странно. Вижу, сидит она, значит, напротив и бросает призывные взгляды в мою сторону из-под пушистых ресниц и при этом многозначительно молчит. Я-то, вначале, не обратил внимания на столь откровенно призывные взгляды, скорее интуитивно почувствовал какой-то неопределенный интерес к своей персоне. Привиделось, что ли? Все-таки духота в троллейбусе, опять же, тряска. Что хочешь, может померещиться во время движения. Любые эмоции возможны. Когда вижу, нет, не показалось, имеет место быть интерес к моей скромной персоне. Ну и дела! С какого, думаю, перепуга вдруг такое внимание? Я же понимаю разницу. По всем прикидкам, такого в принципе быть не должно.

Когда вижу, нет, взгляд незнакомки становится все нетерпеливее и настойчивее и замечаю, что сосредоточен он исключительно на мне. Мало того, с удивлением отмечаю, что волнение у нее нарастает подобно снежному кому, катящемуся с горы. Вот уже туфельки свои белые нетерпеливо с места на место переставляет и полными коленями туда-сюда водит в возбуждении, которое, замечаю, у дамочки перехлестывает через край. С чего, думаю, ее так проняло. Я даже у своей жены, тоже, кстати, дамы среднестатистического порядка, я подобных эмоций не вызывал даже в молодые годы, а тут на тебе. Фонтан эмоций!

Надо, думаю, как-то соответствовать оказанному мне вниманию, раз назревает флирт прямо в общественном транспорте. Понимаю, что необходимо подчеркнуть положительные черты своего тела. Усилить привлекательные для взгляда подробности своего организма и сгладить негативные моменты. Выпрямил стан, чтобы устранить сутулость дряхлеющего организма насколько это возможно, морщины на лице попытался разгладить загадочной улыбкой. Сумку ногой под сидение принялся заталкивать, дабы уравновесить положение. Смотрю, она от таких моих манипуляций еще сильнее возбудилась. Задвигалась более энергично и ноги в белых туфлях под себя поджала, игнорируя всякие приличия. Ну, думаю, пора начинать знакомство, идти на контакт, пока она с сиденья не соскочила в порыве возбуждения. Наклонюсь к ней поближе, с тем, чтобы фривольный разговор затеять о том, о сем, об этом.

И вдруг, бросив непроизвольный взгляд себе под ноги, с ужасом замечаю широкий коричневый ручей, текущий из моей клетчатой сумки прямо направлении сидящей напротив дамы в белых туфлях. Видимо замороженная говяжья печень в тепле стала оттаивать, и жидкость просочилась наружу, поскольку сумка, ввиду своей изношенности дала течь. Вот когда я вдруг прозрел. Теперь стало ясно, почему дама так неадекватно себя вела, суетилась, дергалась и неприлично ноги задирала. Спасала свои белые туфли. И взгляд из-под ресниц, который я по слабости зрения принял за загадочный, как я теперь понял, был возмущенный, местами переходящий в откровенно злобный.

И что самое интересное во всем этом происшествии, стоящие рядом с нами пассажиры, которым не досталось сидячих мест, молчали, как немые воочию наблюдая все это безобразие. Впрочем, им, вероятно, было интересно, доберется ли мерзкий ручей до белых туфель, и какой конфуз из этого происшествия получится. Они разве, что пари не заключали на исход - толи дама, поддавшись панике, соскочит с насиженного места, не выдержав морального напряжения момента и предстоящих материальных потерь, толи продолжит борьбу за сидячее место, изображая из себя трансформер. Особый интерес к событию проявлял мужик с хитрой небритой рожей, обутый в резиновые сапоги, который, конечно же, этой лужи не боялся и мог занять сидячее место опрометчиво соскочи дама с него. Вот как в жизни бывает, случается, рассчитываешь на один эффект, а получаешь прямо противоположный результат.
 

Свадьба генерала

(ЗЕВС)
  12    2020-06-01  0  523

Популярного в Интернете поэта Евгения Запяткина, выступающего под псевдонимом ЗЕВС (Запяткин Евгений Викторович Саратовский), называют русским Омаром Хайямом.
Его 49-я сатирико-юмористическая книга продолжает серию изданий, в каждом из которых содержится по две тысячи новых ЗЕВСограмм.
Четверостишия Евгения Запяткина – это мозаичное полотно современного мира, написанное яркими и весёлыми красками. Поэтические миниатюры отличаются философской глубиной, концентрацией многозначных смыслов и эмоциональных всплесков. Частушечные мотивы – одна из особенностей творчества Евгения Запяткина.
Эту книгу можно не просто читать, а в неё следует играть. Если вы хотите узнать свои судьбоносные повороты и контуры грядущего – необходимо назвать страницу, графу и номер ЗЕВСограммы. Что бы вам ни досталось – всё воспринимайте как забаву и кураж, цель которых – взбодриться от тягостной повседневности, поднять себе и другим настроение, вернуть оптимистическое мировосприятие.
ЗЕВС – член Московского клуба юмористов "Чёртова дюжина".
Книги Евгения Запяткина выставлялись на Санкт-Петербургском международном книжном салоне, книжном фестивале «Красная площадь», Московской международной книжной выставке-ярмарке на ВДНХ.
На сайтах Интернета размещено более 54-х тысяч ЗЕВСограмм Евгения Запяткина. На его страницах www.stihi.ru около 300 тысяч читателей, на www.hohmodrom.ru более 5-ти миллионов 400 тысяч читателей.
Просьба направлять читательские отзывы на e-mail: zevsbal@yandex.ru
ЗЕВСограммы можно найти на сайте: www.stihi.ru/avtor/zevssbal
    Для детей после 16-ти лет.
 

ФАРТ (часть первая))

(Uri Pech)
  14    2017-04-07  0  1496

живой роман-миньон

ФАРТ-1
былица:

В школьные годы часть каждого лета я проводил с родителями на турбазе "Кривоборье", расположенной в лесном орешнике на высоком берегу на крутом Тихого Дона. Каждые полчаса из репродуктора лились позывные радио "Маяк", и могучая водная гладь разносила эту волш****ю мелодию дальше. Она эхом перекликалась чезез поля и леса. С середины 60-х годов моего детства и до сих пор "Не слышны в саду даже шорохи", когда в эфире радиостация "Маяк" - самая любимое и продвинутое радио в мире. "Маяк" - первое альтернативное "Голосу Америе", "Немецкой Волне" и прочим "свободам" наше родное радио.
______
На пике бешеной популярности впервые добрался до Воронежа и дал цикл аншлаговых концертов во Двореце Спорта "Юбилейный" сам А.Я.Розенбаум. Такое историческое событие я не мог упустить.
На повестку дня я поставил предложение: пригласить Питерскую Звезду Неформальной Песни в гости к нам, в Комитет, в «Комитет Авторов». К тому времени, благодаря чисто человеческим подвязкам Н.Чилякова, в нашем полном распоряжении был (с позднего вечера до самого утра) Детский клуб с небольшим залом, вмещающим сотню посетителей, миниатюрной сценой, столами, стульями, санузлом и бильярдом.
Все соратники моментально поддержали моё конструктивное предложение. Тут же один молодой поэт (по имени Олег) вызвался доставить дорогого Гостя к месту творческой встречи на чёрной "Волге". На ней его отчим катал какую-то громадную партийную шишку.
На следующий день группа делегатов, возглавляемая мной и Чиляковым, вооружённая букетами, отправилась на переговоры в "Юбилейный". На всякий случай Олег с отчимом уже припарковали вороную "Волгу" к служебному входу Ледового Дворца спорта.
Из восторженной толпы отечественных поклонников гастролирующий бард выделялся не столько своими культовыми лысиной, усами и носом, сколько коричневым кожаным, слегка развевающимся в стороны, совсем ненашенским, в полный рост плащом.
Аудиенция состоялась в гримёрке. Часть нашего внимания примитивно отвлекали, грозно затянутой в чёрную кожу, блондинистой любительницей ближнего боя. В связи с плотностью концертного графика, приглашение метр не принял, но поскольку у него было, как раз, часовое дорепитиционное окно, он, сочувственно поглядев на нашу гитару, синтезатор и скрипку, великодушно согласился немного прослушать. Правда, при этом, он сразу же извинился и постепенно, в одну глотку, уговорил пузырь "Столичной". Таким общепринятым образом бывший медик, загодя, снимал стресс перед концертами.
Вскоре дошла моя очередь удивить авторитетного барда.
Одну песню я исполнил с Игорем Райхелем (синтезатор), вторую, про Дедушку Сандро, с нашей скрипачкой Лерой.

ДЕДУШКА САНДРО

Дедушка Сандро! Дедушка Сандро!
Будь здоров, Дедушка сандро!
Будь здоров, Дедушка сандро!

Он никогда не увлекался физкультурой,
Не понимал классический балет,
Не знал, что дышит жабрами акула…
Зато прожил сто восемнадцать лет!

Он никогда не добивался визы,
Не получал в райкоме партбилет,
Он не видал царя и телевизор…
Зато прожил сто восемнадцать лет!

Не знал он, что такое перекуры
И не ходил с газеткой в туалет,
Не покупал пилюли и микстуры…
Зато прожил сто восемнадцать лет!

В горах так дышится легко!
Шашлык и козье молоко!
И горцы испокон веков
Равняются на стариков!

Дедушка Сандро! Дедушка Сандро!
Будь здоров, Дедушка Сандро!
Будь здоров, Дедушка Сандро!

Мы знаем, кто такой был Паганини,
Кто изобрёл кино и паровоз,
Мы знаем – надо кушать витамины,
И, что такое медный купорос!

У нас нет пастбищ и лугов,
До химзавода – сто шагов.
Мы нервы портим, дрянь едим,
Дожить до пенсии хотим!

Дедушка Сандро! Дедушка Сандро!
Будь здоров, Дедушка Сандро!
Будь здоров, Дедушка Сандро!

- Спасибо, рэбята!

Ироничная песенка про старого горца тут же была в прах раскритикована бывалым менестрелем, назвавшим это издевательством над тяжкой судьбиной почтенного кавказца, что категорически недопустимо. В присутствии моих товарищей и жены выслушивать этот аналитический бред мне тоже было крайне неприятно, но внешне я почему-то был спокоен. Тогда, узнав, что у меня базовым является высшее техническое образование, Александр Яковлевич не похвастался, а просто констатировал, что у него, кроме медицинского, есть и музыкальное образование. Допив из стакана, он убедительно попросил меня в дальнейшем ничего не сочинять. В конечном счёте, досталось всем, но внезапно, чувствуя, что нельзя так беспощадно поступать с электоратом, звёздный бард решил поделиться с нами сокровенным - своей новой коронной песней. Взяв нашу гитару и быстро перестроив первые три струны под семиструнку, а остальные под шестиструнку, ловко накручивая колки, кумир вкратце пояснил: мол, в процессе создания казачьего цикла у него, вдруг, родилась полноценная белоказачья песня. Зуб он нам даёт, что эта песня никогда не прозвучит публично. Ведь её могут подхватить и новоиспечённые черносотенцы. И что, как любой чистокровный представитель Богом избранного народа, такого абсурда и безобразия, он допустить не может. Песня, и вправду, получилась лихая, достоверная и хитовая. Розенбаум нам её сбацал на два голоса с ещё одним евреем, своим концертным директором. С лёту навсегда в память врезался припев:
«За поля золотые,
За луга заливныые,
За родимые пристани,
А, чтобы не было грустно,
Порубаем в капусту
Всех жидов с коммунистами-и-и!»
Реально хотелось подпевать и махать над головой невидимой в руке шашкой.
Потом мы поприсутствовали в пустом громадном зале у него на репетиции. Александр Яковлевич скромно поинтересовался, идём ли мы на его концерт и когда. Я тут же ляпнул: послезавтра, хотя, на самом деле, ни у кого из нас никаких билетов не было, их и без нас давным-давно раскупили. Розенбаум одобрительно кивнул, и, подчеркнув, что каждый его концерт отличается импровизацией, пригласил нас вечером на своё первое выступление в нашем городе. Всех и на халяву.
И не обманул. Слева от сцены в авангарде первого ряда нам заранее поставили стулья. Розенбаум пел, часто поглядывая на нас, он был в азарте, его вдохновляла наша реакция. Правда, мне показалось, что он поглядывал больше на мою жену. Конечно, прости, Господи, показалось.
Да и Александру Яковлевичу, может быть, тоже не мешало бы почаще креститься, ведь вскоре после нашей встречи, песня на мой текст «До свидания, Дания!», в исполнении Севы Полищука, получила Гран-При на главном российском телевизионном фестивале детской песни «Утренняя звезда».

Общение с Розенбаумом и халявный концерт произвели настолько сильное впечатление, что ночью мне приснился настоящий фантасмагорический сон. Все зрители по отмашке Коли Чилякова, разом вскочив с мест и окружив меня, как один скандируют, сотрясая тёмные своды какого-то огромного обшарпанного зала: «А.Я. Розенбаум! А.Я.Розенбаум! А.Я.Розенбаум!».
"А я Юра Печуров. А я Юра Печуров!" - хотелось переубедить толпу чиляковцев, но я вовремя проснулся.

А. Розенбаум, неожиданно для меня, во всех интервью поспешил откреститься от всех приблатнённых жемчужин своего раннего творчества и стал медийным брендом. Смею предположить, ему помешала и дальше развиваться в направлении остроумного городского романса гордая корочка о специальном музыкальном образовании. Гораздо более авторитетному В.С. Высоцкому многое что и кто мешало, но он не предал своих ранних песен, был им благодарен, как учителям, заложившим фундамент его творческого наследия. Высоцкий, благодаря вычурному парижанину и другу Михаилу Шемякину, даже перезаписал цикл своих блатных песен в назидание потомкам. С другим Александром (Комаром), который исполнял легендарную "Реченьку" лучше Высоцкого, иная отдельная история. Комар, ни смотря ни на что, просто пел, что ему было ближе.
Но Александр Яковлевич был и остаётся человеком слова. Он мне и моим товарищам "Зуб давал". И вот однажды этот "зуб мудрости" неожиданно заныл хриплым и узнаваемым голосом Шуфутинского. И первому, и второму, конечно же повезло с фамилиями: с первых двух попытак в буквах происходит забавная путаница, но потом запоминаются навсегда. Так вот я, беря с них пример, не меняя своей фамилии, решил прогуляться по весеннему Старому Арбату - 93. Так я решил открыть новую страницу своей жизни. По пути к Стене Цоя я успел дважды восполнить существенный пробел в своей творческой биографии. В начале прогулки у уставшего "ковбоя" с электрогитарой я выпросил возможность исполнить публично несколько своих "дворовых" песен про обитателей родного города. Получил одобрение случайной публики и даже аплодисмены. В знак благодарности московский ковбой, явно спешно прощаясь, наградил меня частью пятнадцатиминутного шального заработка. Немного разочарованный несостоявшейся карьерой уличного менестреля, я тут же направился к первому коммерческому киоску, чтобы чуть-чуть заправиться "горючим" перед дальней дорогой сквозь Арбат. Меня сопровождали бродячие акробаты, отрешённо странствующие поэты, балалайки и гармошки, всевозможные артефакты на продажу и полчища разнообразных матрёшек с ваньками-встаньками.
Слева и справа столичной забегаловки была развёрнута потрясающая выставка непризнанных живописцев. Окультуривали процесс пития песни из нового альбома Михаила Захаровича, сплошь состоящего из песен Александра Яковлевича. Но когда Шуфутинский перешёл к вещанию очередного розенбаумского хита, я даже поперхнулся от возмущения. Эта была именно та сокровеная, самая настоящая белоказачья, которую нигде и никогда, ни при каких.... А беспардонный американец Шуфа уже добрался до самого заветного припева. Я опустил пластиковый стакан и стал весь внимания:
За поля золотые,
За луга заливный,
За родимые пристани, - смачно надрывался эмигрант из ларька:
А ,чтобы не было грустно,
Порубаем в капусту
Всех ВРАГОВ с коммунистами!
Нарицательные "жиды" превратились в безликих врагов, и припев подхватила вся страна. Громадная, супостату непонятная Матушка   Россия, зажав в натруженных кулаках воображаемые шашки, в обнимку с потешными семитами и антисемитами, вдруг пошла в пляс к загадочному, неизведанному ни кем, светлому будущему.
В тот же погожий день состоялось у меня шапошное сотрудничество с неприкаянными кукольниками. Помню я пел под гитару свои детские песенки, а на подтанцовке были сказочные персонажи, которых ловко дёргали за ниточки мои случайные компаньоны. В антракте мы обменяли на литр хорошего вискаря все свои заработанные. Кукловоды уговаривали меня остаться с ними и продолжить хлебное сотрудничество на свежем воздухе. Но мне надо было двигаться дальше. Помню подпевал у Стены Цоя фрагменты песен Кинчева. И потом уже ничего не помню. Но на вечерний поезд с Павелецкого я, нисмотря ни на что, не опоздал.
Замечу. По случайному стечению не предсказуемых обстоятельств в 89-м году в Воронеже был записан первый альбом Александра Немца "Ни смотря ни на что" Именно в это время первый Александр (Розенбаум) ещё сомневался запустить ли белоказачью песню или попридержать, когда окончательно и бесповоротно придут свои.
______
Вместо послесловия:
Старинный пласт "До свидания, Дания!" превратился в нашу семейную реликвию. Один экземпляр хранится у меня, второй - у дочери за лесами, полями, морями. Но обложки этих артефактных пластинок отличаются. У моей наследницы пластинка с уникальным автографом: " Лене Юрьевне от Елены Юрьевны" ( ещё той самой). Моя Елена Юрьевна - давно взрослый и самодостаточный человек, профессиональный художник и мама. Елена помнит и никогда не забывала, и не забывает своих корней. И за это её тоже уважают. И я знаю, что моим внукам есть с кем пойти 9 Мая в рядах Международного Бессмертного Полка.

ФАРТ -2
былица:

Когда началась триумфальная раскрутка клипа "До свидания, Дания!" и вышла одноимённая пластинка на фирме "Мелодия", я сидел в кабинете самого главного городского культуролога-функционера города и предъявлял свои козырные мандаты: виниловый диск-гигант и Грамоту одного из московских кабельных каналов, которая гласила, что я автор стихов стопроцентного детского хита. Грамоту утверждали подписи Владимира Шаинского и Григория Гладкова - самых популярных детских композиторов-современников. Я не собирался растрачивать драгоценное время вельможного босса на магарычи и комплименты, а сразу огласил повестку дня моего визита. С ним я поделился сокровенной мечтой. Мне бешено хотелось заниматься детскими песнями, но в родном городе с моими талантливыми юными земляками, записывать новый материал в самой прогрессивной региональной студии звукозаписи ( имел в виду "Блек Бокс" в "Полтиннике"), снимать клипы с воронежскими операторами. На что получил мгновенный ответ по существу: Для этого нужны спонсоры. Я обрадованно подчеркнул: Совершенно верно, именно так и утверждают западные культурологи, на которых все ровняются. Вот вам и все флаги в руки, найдите мне хоть одного такого мецената. Вам это проще простово, с вашими-то связями. Мне обещали поискать.
И до сих пор, на протяжении больше 20-ти лет, этот седоусый Морж Хреновый ищет меценатов. До сих пор сидит в своём кресле и ищет. Ищет, каким-то ему одному известным, телепатическим методом.

ФАРТ-3
былица:

"Перястройка" ускорилась.
Очередная волна "говнопада" накрыла "комитетчиков". Концерты никого не интересовали, аппаратура начала покрываться подвальной пылью. И наконец наш аппарат тёмной ночкой увели.
Но приятно удивили своей прыткостью менты. Шайку ПТУшников по говорящим следам взяли с поличным. Аппарат нам вернули, писать заяву мы отказались. Худосочным подросткам и без этого светило держать ответ за сожранную в первом попавшемся кооперативном ларьке копчёную колбасу. Короче, повод выпить был.
Отцы-основатели "Комитета Авторов" нетвёрдой, но упрямой походкой продвигались в самый эпицентр родного города.
Мы уже изрядно нахлебались. Пора было переходить к зрелищу.
Со сцены перед Областной библиотекой, на фоне барельефов классиков литературной мысли от Пушкина до Маяковского уже жестикулировал клешнёй Борис Николаич. Народ на главной площади Столицы Черноземья внимательно безмолствовал. Опальный Вождь призывал отделиться от дотационных Советских республик. Мол, хватит их всех кормить. Мол, в РСФСэРе всего навалом: земли, воды, руды, нефти и газа. И всё это несметное богатство, по мнению кандидата в Президенты свободной России, должно принадлежать НАМ!
Меня засвербило срежиссировать историческое действо. Не хватало финального крещендо. Я подбил Николая на эксперимент: на три-четыре мы в унисон внезапно заорали Ельцин-Ельцин!! Активисты из народа попытались обуздать нашу дурашливую инициативу. Но их самих одёрнула престарелая диссидентка: "Не трогайте их, товарищи! Это пьяные провокаторы!" И толпа тут же подхватила аллилую Ельцину. А мы тихо покинули беснующихся, растворившись в серых буднях русской провинции.
Коля, "ШТА" же мы   по пьяни начудили! Ведь воронежская толпа без нашего подогрева теоретически могла бы за Царём Борисом не пойти. Не досчитался бы он решающих голосов наших земляков, и Родиной правил бы другой выдвиженец...
Хотя, вождя нашей современности безграмотней и беспощадней ЕБэНа уже бесполезно искать даже в среде самых ярых ельциноидов.
С годами пришло понимание сути предвыборной программы Первого Президента России. Он досрочно перевыполнил обещание, данное нам тогда, на Воронежском Майдане-90. Только фраза "будет всё принадлежать нам" он адресовал исключительно своей свите.

ФАРТ-3.П
небылица:

      ПРИХОД к ВЛАСТИ

Аккуратненькие пальчики в босоножках. Без босоножек. Ах, какая редкая прелесть!.. Ах...
Ты растворяешь окно. Комната наполняется ароматной тишиной весенней ночи. Замерли свечи каштана.
Мы раскрепощены.
Мы свободны, остроумны и счастливы.
Скоро наступит завтра, но нас не волнует неминуемое перевоплощение.
Прошуршала вереница поливалок. Ты спишь. По мне промчались бодрые мурашки. Проснулся сосед за стенкой. Просыпается проспект.
Я почувствовал себя опустошенным и изнывая от безделья решил позвонить Президенту.
- Алло! Президент слушает.
- Ну, если так, то слушайте меня внимательно. Звонит Ваш избиратель. Год назад Вы обещали таким, как я, золотые горы. Но у Вас ничего не получается. Растут цены, галопирует инфляция, народ обнищал. Короче, господин Президент, у меня есть эффективный проект выхода из глубокого кризиса, но это не телефонный разговор.
Президент был обескуражен и заинтригован. Через час с четвертью ошарашенные зеваки наблюдали, как к обшарпанному подъезду моей возлюбленной подкатил великолепный экскорт.
Президент в сопровождении двух дюжих телохранителей бодро проследовал за мной на кухню. Я великодушно предложил почетным гостям морковный чай с сухарями. Они вежливо отказались.
-Родина в опасности!- патетично произнёс кумир моей молодости.- Где же Ваш "Проект спасения Отчизны"? Несите его скорее сюда!
- А никакого проекта у меня нет. Я просто пошутил.
- Ах, Вы шутки шутить!- вспылил Президент.
Я собрался с духом и выпалил:
- Когда-то один человек, что бы прийти к власти обещал народу золотые горы. Тоже самое проделал я, что бы Вы просто пришли ко мне.
Я нагло посмотрел в бесстыжие глаза Президента , нам обоим стало мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

ФАРТ-4
былица:

В юности Красного Огурца просто называли Альбертом, а девушки с доброй иронией – Айбейтиком. Альберт Попов учился на географическом факультете ВГУ вместе с моими школьными друзьями. Я перешёл на последний курс ВИСИ, а он на 2-й. И встретились мы с ним в начале августа 1981 года, но не на уборке огурцов, а в горах Адыгеи на сборе жутко дефицитного Краснодарского чая и ядрёного фундука. В эти чудные места я попал благодаря своим однокашникам. Ударный студенческий отряд состоял из 200 привлекательных и трудолюбивых девушек и нас, шестерых отборных представителей противоположного пола. Компания была замечательная: весёлые и остроумные географы, кавказское домашнее вино от местного директора школы, две гитары, влюблённости и сочинение весёлых песен. Об исключительных способностях Альберта можно судить даже, хотя бы, по одному лишь красному университетскому диплому. Но Альберт, после того незабываемого курортно-трудового десанта, настолько увлёкся сочинительством, что сразу после получения уникального документа о высшем образовании отрёкся от профессии.
Мой школьный друг, афганец и вечный студент Саша Власов, будучи в то время актёром театральной студии «Акцент» и одновременно работая фотографом в газете "Строитель", которая издавалась в ВИСИ, похлопотал за Альберта, и несостоявшегося географа взяли корреспондентом институтской малотиражки. Мгновенно, после первых публикаций (а порой и самостоятельной вёрстки всего номера), А. Попов резко пошёл на повышение и долго был и.о. главного редактора "Строителя". В перестроечное время он много печатался и в областном издании - в "Молодом Коммунаре". Строчил заметки, стихи, фельетоны.
Но более всего его захватила неформальная музыкальная тема. Трудно назвать российскую рок-группу, побывавшую в конце восьмидесятых в Воронеже, на концерте которой музыкальный обозреватель под псевдонимом Красный Огурец, не взял бы интересное интервью.
Альберт оказался и хорошим фотографом. Многие публикации той поры проиллюстрированы им самим. Мне запомнились фото, которые я видел у него дома над письменным столом: Цой, Кинчев, Григорий Гладков (автор музыки знаменитого мульта "Пластилиновая Ворона"). Поэтому, для меня не было ничего удивительного в том, что именно Альберт стал и одним из основателей Воронежского рок-клуба.
Клуб обосновался в крохотном ДК ТЭЦ. По старой дружбе Альберт пригласил меня на официальное открытие. Ажиотаж был грандиозный. Альберт ещё не был Красным Огурцом, но уже являлся настолько культовой персоной, что нам вдвоём с огромным трудом удалось попасть в скромное фойе ДК, чудом проникая сквозь плотное кольцо безбилетных фанатов и усиленное оцепление ментов. Мероприятие производило сильное впечатление. Помню, как под первые же запилы группы "Старый Город», ошалелая стая металлистов-подростков вместе с громадными входными дверями вломилась в зал. Рядом со мной, открыв рот, сидела журналистка московской "Комсомолки", правда, уже немного не комсомольского возраста. Опередил репрессивные намерения, не сразу опомнившихся блюстителей порядка, шустрый, внешне напоминающий Жванецкого, президент рок-клуба Виктор Тягнибедин. Тягнибедин, как мне показалось, был по возрасту самым старшим из присутствующих. Он просто и решительно сказал: «Ребята, будете вести себя хорошо? Тогда оставайтесь». И металлисты-фаны благоразумно рассосались по щелям. Концерт сразу продолжился. После прокуренного антракта, апофеозом всей акции стало выступление «московской тяжёлой металлической группы» (так её объявил сам Паук) "Коррозия Металла". Говорили, что когда "Коррозия" вместе с местными фанатками укатила на автобусе, состоялось-таки побоище заждавшихся гопников и доморощенных металлистов. Но туда я не попал, т.к. я и металлистом не был, и по возрасту уже не подходил.
В заключение хочется отметить, что ярчайшим явлением, которое смог породить Воронежский рок-клуб, стал проект "Сектор Газа", а первым продюсером группы был ещё один из основателей рок-клуба – Саша Кочерга (Ухват), автоматически получивший свой псевдоним на нашем родном механическом факультете. В начале гастрольной карьеры Хоя в недрах рок-клуба новорождённый Красный Огурец - Альберт выступал как бард-барабанщик на разогреве. Человек, стоя поющий с картавинкой собственные песни, аккомпанируя сам самому себе одинокому на электронных барабанах - это тоже явление в отечественном роке уникальное.
Немало для воронежских музыкантов и исполнителей Альберт сделал, работая и на одном из Воронежских телеканалов. В еженедельной популярной программе «Музыкальный гребешок» звучало большое количество песен наших земляков. На передаче у Альберта побывали Хой и Вадим Глухов с клипом «Туман» (это была премьера). Не раз он приглашал на эту передачу и меня. Его командой был снят клип на мою песню «Колдырь».
Слава о Красном Огурце гуляла и по Москве. В частности, по просьбе Барри Алибасова он сочинил тексты для первого состава "На-НА", но нашли ли эти тексты практическое воплощение, мне не известно. Зато, когда я слышу классическую цитату «Поэт, оставь, хоть строчку», первое, что мне всегда приходит на ум, так это один из лучших альбертовских экспромтов той поры:
«И вот я в лесу под ёлочку ссу».
Несмотря на всю эксцентричность Красного Огурца, наши с ним отношения, в целом, всегда ладились с самого начала.

В начале своей рок-карьеры поющий младший сержант ГАИ Хой регулярно выступал в ДК ТЭЦ сольно, с акустической гитарой. Когда ко 2-му фестивалю у него подобрался коллектив единомышленников: Семён - бас, Крюк - барабаны, а сессионным гитаристом с колхозным панком лабануть было уже почётно, то стал вопрос о названии отвязной команды. Победил вариант Кочерги, предложившего услуги директора группы - "Сектор Газа". Именно так до сих пор в народе обозначен левобережний треугольник Воронежа, перезагазованный заводами СК (Синтетического Каучука), Шинным и мощной ТЭЦ.
Серёжа Устинов неожиданно пригласил меня на 2-й городской рок-фестиваль, в котором он принимал участие в составе гр. "ВДНХ" вместе с Юриком Бесединым. Конкурсная программа проходила на окраине Воронежа в обшарпанном кинотеатре "Октябрь". Народа была уйма, большая половина которой составляли сами участники концерта. На удивление аппаратура держала гармоничный баланс между грохотом и словами. Много звучало пафосных композиций, типа зарифмовонных передовиц про борьбу за мир. "ВДНХ" отработала в тот вечер на профессиональном уровне, Серёга и Юрка тоже остались довольны собой. Но о чём они пели я напрочь забыл, когда на сцене нарисовались Хой в клетчатой рубахе и его бригада простецких пацанов. До сих пор самой моей любимой песней из репертуара "Сектора" остаётся разудалая ядовтая зарисовка о всёпобеждающей юношеской любви "Местные":

Я живу на Ваях
Мне,поверь,не ведом страх,
Но от этой страшной мысли
Происходит стук в зубах.

На Чижовке ты живёшь
И к тебе не пройдёшь.
Так чижовские замесят
Что до дома не дойдёшь.

Очень странные дела
До чего жизнь довела.
Мне к любимой не пройти
Могут встретить на пути.
МЕСТНЫЕ!!!

Это было до сумасшествия необычно на фоне всего слышанного ранее и в тоже время стильно и близко сердцу, можно сказать - патриотично! Так и я стал фаном-переростком.

Как я лично познакомился с Юрой Хоем? Да очень просто, не специально. В эпоху бурной деятельности Воронежского Молодёжного центра, с торца старейшего Русского Драматического театра им. Кольцова стоял центровой ларёк. Главнейшей и единственной задачей, не всегда одинокого обитателя этого уникального киоска, была одна цель - снабжение горожан и гостей Столицы Черноземья билетами на все платные мероприятия под крышей комсомола.
В тот памятный вечер весь город был оклеен культовым портретом загадочного волосатого очкарика. Не Леннона, конечно, а Егора Летова. А то, что с "Гражданской Обороной" завтра выступит сам Хой со своим "Сектором", и так знали все городские неформалы. Билетами приторговывал и.о. ведомственной малотиражки и внешкор "Молодого Коммунара" Красный Огурец. С творчеством "Сектора" я уже был знаком по 2-му рок-клубовскому фесту и гуляющим из рук в долгожданные руки записям их задиристых песен. Хой на одном дыхании недавно записал сразу два альбома в "Блек Боксе", правда ему ради этого пришлось продать лихую "Яву", взятую ( как он сам многократно пел) "на халяву". О существовании Летова я был наслышан в подворотнях, под лёгким допингом продвинутые пацаны горланили: " А перестройка всё идёт по плану!" Творчество сибирского панка меня почти не интересовало. Вот по этим причинам я зарулил к Альберту не за билетиками, а просто пообщаться. В кооперативной каморке кроме Огурца на бескорыстной основе приторговывали Семён и Крюк. Альберт нас тут же познакомил по-ближе. В разгаре нашей непринуждённой беседы, когда рокеры стали охотно делиться свежими студийными впечатлениями, в "кормушку" просунулась взъерошенная голова Хоя. Так мы и познакомились. Юрок, узнав, что я в теме, тут же поинтересовался: "Ну, как? На кого похоже?" "Ни на кого не похоже. Зашибись!" - констатировал я. Тут же я предложил попробовать крутануть какую-нибудь песню из двух дебютных альбоов. Мы вдвоём перебежали через дорогу, за две копейки позвонили Сержу Сынорову. Сергей через десять минут примчался взъерошенный ( замечу у него по жизни вечно възерошенный хайер) и спросил: " Без мата есть?"
И на следующий день в нашем городе состоялось сразу два знаковых события. По радио впервые прозвучал "Сектор Газа" с обличающей композицией "Эстрадная песня по радио, в натуре я очень тащусь". А на стадионе "Буран" состоялся сольник Летова. "Сектральным газовикам" после первых аккордов удалось смыться от ошалелой толпы поклонников. Как мне рассказывал Кущ ( в то время основной гитарист супер-группы), тогда он чудом спас и здоровье, и уникальное американское весло. Этим чудом оказался быстрый бег. С Кущём нас по жизни многое чего связывает. Например, мы даже спасли друu-друга в полном смысле. Я спас Игоря, когда его, накачав какой-то дрянью, в 15-градусный мороз решили переселить прямиком в сугроб из собственной квартиры в центре города. А он меня спас, когда отметив его спасение, я переплывал лужу на Низах.
До этих сумасшедших событий о творчестве "Сектора" или совсем ничего не писали. Или появлялись отдельные статьи ругательно-назидательно-запретительного характера. Критическим апофеозом стала статья о псевдотворчестве "Сектора Газа" в газете местных партийцев "Коммуна", после которой тираж её кратковременно сказочно подрос.
Ещё раз я видел эту разгромную статейку с глубокомысленным филологически-идеологическим разбором хитов про "грязные вонючие носки" и реквием разбитой банке пива в бережнохранящемся Галиной (женой Хоя) альбоме, который форматировал сам Юра Клинских.
После радиопремьеры припанкованной "Эстрадной Песни" вдруг непонятным образом жизнь Хоя стала налаживаться. Ругать его прекратили. Но и не хвалили. А в музыкальном блоке "Молодого Коммунара" стали появляться фразы: о том что "наш "Сектор Газа" выступил с успехом то там, то сям и ,наконец, вовсе произвёл фурор на рок-фесивале в Старом Осколе. У меня даже сохранилось первое полновесное интервью с командой Хоя в том "Коммунаре" эпохи Красного Огурца. Всё там , как надо: и вопросы, и откровенные ответы. И шикарное фото первого состава "Сектора Газа".

Что такое Глинозём? Это не просто одно название, оставшееся от строительного карьера. Старожилы утверждают, что это очень шухерной район Воронежа из совестском прошлого. А вот для наших комитетчиков, в первую очередь - это легендарный неформальный культурный очаг воронежского андеграунда. Главной магистралью Глинозёма является настоящий проспект Труда. А в голове этого знатного проспекта негласным живым памятником бездарной архитектуры и пристанищем самородков сохранился и до сих пор действует "Детский клуб". Этот гостеприимный очаг поддерживает выдающийся педагог-организатор Любовь Васильевна. А о былом присутствии "Комитета Авторов" напоминают фигурные металлические решётки на, заменяющих фасадную стену, огромных окнах крохотного дк. Приятно осознавать, что при монтаже, до лихолетья совершенно не нужных решёток, в роли сварщика был я, а Николай Ч. - моим ассистентом. Отмечу, проверено временем - решётки пришпандорены намертво!
Тут уместно подчеркнуть, что и до "Комитета авторов" клубная жизнь била родниковым ключём под руководством Любови Васильевны. А актив дк регулярно прирастал местными кадрами. Некоторых товарищей тут стоит особенно отметить:
Вася Черных (Самоделкин) - рукастый и смекалистый умелец, художник и гитарист;
Славик - добродушный энтузиаст, мастеривший свои "фирменные" колонки ( в том числе и нам) в подвале-мастерской ближайшей общаги
и Коля Чиляков - коренной глинозёмец и самый изобретательный участник всех творческих начинаний, одобренных Любовью Васильевной.
С ностальгической улыбкой вспоминается генеральная репетиция "Сектора Газа" в многофункциональной мастерской беззубого Славика перед областным чёсом восходящих "звёзд" рок-черноземья во главе с Хоем.
Ядрёный, как кабан, Юрка с голым торсом и посвистывающим микрофоном; Крюк, барабанящий в одних труселях; флегматичный Семён с басом пританцовывает в углу и Вася Самоделкин, сосредоточенно ковыряющий струны на пустом ящике из под лимонада "Буратино". Внеочередные полуночные посиделки Комитета закруглились. И я перед неотвратимой дорогой на родной Пятак   случайно заглянул в "репетиционную" Славика. И надолго с удовольствием задержался. В тот вечер мы со Славиком стали одинокими свидетелями панк-жлоб-забоя. Хой, не прикращая петь, кивнул мне на приветствие, а в конце программы традиционно поинтересовался: "Ну, как?" Славик традиционно промолчал, я кратко одобрил: "Зашибись!"
На излёте 90-х мы с Черных встретились в одном вагоне, оба возвращались с родительских соток на тихоходном дизеле. Вася только что вернулся из Германии. "Сектор" с неизменным успехом прогастролировал по русскоговорящим клубам. Он мне рассказывал не о скоростных поездах, а о западногерманской дискотечной аппаратуре. Однажды их команда просто отдыхала в клубешнике. Колонки были расположены таким хитрым образом, что прокачивая зал на полную катушку, музыка не мешала обычной беседе (не на повышенных тонах). Настолько звук был прозрачным!
Да, весь мир - кино, а мы - кадры.
А ведь в конце 80-х мы гордились своим самопальным усилком "Marshall", выпущенным деловитыми руками идейного КСПэшника и радиста Миши из ДК "Коминтерна", ныне спрятавшегося за рекламными щитами на перекрёстке пр. Труда и Московского проспекта.
Давно уже нет Клуба Самодеятельной Песни во Дворце им. Коминтерна. За последние 30 лет чего там только не было. И шубами торговали, и "белыми братьями" слабовольным людям головы заморачивали...
А "Детский клуб", которым уверенно рулит маленькая, но не хрупкая женщина, работает. И не привратился он в заурядный магазин. А всё потому, что Любовь Васильевну знают, любят и уважают все обитатели Глинозёма, всех возрастов. И у меня нет ни одного знакомого, попавшего в сети "братства мракобесия".

ФАРТ_news
небылица:

Вечно юная российская стар-пер-группа "Бурановские Бабки" по Билан-примеру не останавливается на достигнутом. Наш прославленный бабс-бенд уже приступил к подготовке штурма Залежалого Майдана.
Все трудности точности и неточности перевода свежего убойного хита "Топтыжка" с удмуртского на романо-германский досрочно преодолены с помощью отечественного супер-труппер-компа. Спешу привести фрагмент вернякового шлягера:

Как-то на Пасху ядрёный амбал
Ветхую лядь на погосте топтал.
Было Топтыжке сначала приятно.
Кайф обломали трупные пятна.

И Припев:

Пугачёвские мужья
Ей годятся в сыновья.
Поднимайся, Сука!
Переключись на внука. (7 раз)

Победа уважаемых народниц гарантирована и заранее запрограммирована. За наших уже рвутся отдать голоса все геронтофилы, мортерфилы, кибер-пёры и просто Филы всех Европ.
Остаётся лишь добавить:
Бабки вперёд!
Эх! Тьма-тьма-Мать!
Будем шахматы ломать.
Устарели карты,
Раскидаем нарды!
Правда, в среде экпердов произошёл раскол: весной 2017 одни прогнозируют дефицит симочек, другие - их ударное перепроизводство.

ФАРТ-5
былица:

На свете много песен разных. В том числе есть масса замечательных детских песен. И сегодня, в День защиты детей надо поговорить о песнях для наших детей. Если вдумчиво посмотреть, какие современные конкурсы детской песни любы-дороги Российским каналам, то...
Мне приходят на ум два: "Детская Волна" и "Голос. Дети". Что их роднит? Оба шоу очень популярны,транслируются на самых Центральных телеканалах, участники - дети, дети поют замечательнее признанных звёзд, прописавшихся в телеящике...
Но я не не об этом родстве. Меня , в первую очередь, не интересует, что они поют. Потому что юные конкурсанты исполняют исключительно взрослый репертуар. И такой абсурдный расклад поощряется, ведь эти конкурсы делают дополнительную раскрутку крутым композиторам, не умеющим писать для детей, ведь это занятие не приносит девидендов.
Дети есть, а детских песен нет. Может их уже и в природе человеческой не существует? А , может, акселерированные таланты даже ненавидят пресловутые "детские песни"?
Нет, конечно. Песни для детей живут, есть неконтролируемая масса новых детских песен. Есть люди, продолжающие и развивающие традиции, заложенные песнями на стихи Юрия Энтина и Эдуарда Успенского, музыку Григория Гладкова, Геннадия Гладкова и Владимира Шаинского. Но новым детским песням пока нет места на Отечественном ТВ. Наши песни живут рядом, и во дворе, и в Ютубе, и за праздничным столом.
В советское время профессионалы обязаны были петь не абы-что, а песни советских композиторов. Самые задорные поэты и композиторы, песни которых перепевались не только детьми, но подпевались родителями, работали на двух студиях: "Союзмультфильм" и им. Горького. Новые детские шлягеры летели навстречу детворе с киноэкранов. Потом начинался ещё один процесс: песни , долетевшие с экрана, с удовольствием подхватывались детскими вокальными коллективами и пелись уже от поколения к новым поколениям. И тогда советские кино-песенки закономерно становились самыми народными.
Если мы все родом из детства, значит, песенный фундамент положен там, откуда мы родом.
Так как Воронеж уже явил свету панк-жлоб-джаз, то мы с Колесниковой породили свой формат: беби-поп-шоу-группу "Колесо".

Елена Колесникова - педагог по образованию, работала, в ту перестроечную пору, в ср. школе. Лена была училкой музыки и факультативно руководила школьным хором. Однажды на какой-то репетиционной базе ( А помещения на начальном этапе работы "Комитета Авторов" приходилось менять довольно часто, потому и не вспомню конкретно в какой точке города мы притулились ) я напел Лене (Колесниковой) свои детские песни, которые ради семейной забавы сочинил для своей дочери: "Кикимора" и "Африка". Песенки понравились. Не долго думая, Школьный хор выступил по Воронежскому радио с этими песнями. На местном радио у нас уже был свой человек, лидер группы "Песочные часы", член нашего комитета и по совместительству радиожурналист и единомышленник Сергей Сыноров. При таких-то обстоятельствах Сыноров просто не мог нам отказать. Так было положено начало детского авторского репертуара в бурной жизни Елены Юрьевны.
После начала стихийного расформирования "Комитета Авторов", Колесникова перешла в Городской дом пионеров (точно не помню, как он уже тогда назывался, но суть осталась прежней).
На новом месте Елена набрала симпатичный, чисто «пацанский» голосистый коллектив. Замечательные такие мальчуганы лет десяти-двенадцати. У одного солиста был младший брат, четырёхлетний карапуз. Степанов-младший лихо держался на сцене, не капризничал на съёмках, и стал беби-фронд-меном шоу-группы "Колесо" (Колесо - школьное прозвище Елены Юрьевны).
Изначально репертуар "Колеса" состоял из песен Лены-руководительницы на стихи детских авторов и двух моих, из репертуара школьного хора, но по новому аранжированных. В Городском Молодёжном центре я выпросил простенький синтезатор "Кassio" для "Комитета Авторов" и с помощью этой "игрушки" сочинил 3-ю детскую песенку для Лениного коллектива. Называется она "Сверчок". « В гамачок на бочок спать ложился Сверчок» - бодрая колыбельная, идею которой мне подсказала дочка.
У Колесниковой уже был опыт столичной жизни, она перед своим учительством окончила знаменитую Гнесинку. В 90-м я с "Колесом" немного поколесил по СССР в качестве временного директора и автора. Мы были в Москве, весной - на Всесоюзном фестивале детской песни в Кривом Роге, а накануне Нового и последнего в истории Советского Союза года - в Таллинне. На Украине "Колесо" стало лауреатом, используя в качестве инструментального аккомпанемента только лишь рояль и "Kassio" (что звучало и выглядело очень скромно на фоне богато экипированных украинских коллективов), но к Таллиннскому фестивалю уже была подготовлена классная профессиональная минусовка всей нашей программы, записанная на московской студии "Класс". Результат оказался великолепным - безоговорочное первое место дали нам, воронежцам. "Колесята" превзошли своих сверстников из Украины, Эстонии, Армении ... Фестиваль проходил в три этапа в течение лютеранской Рождественской недели. Над Эстонским Парламентом уже развевался не советский флаг, но нас узнавали на улицах и улыбались. Исключение составляли престарелые националистки и их кавалеры.
Праздничное шоу получилось незабываемым: Лёня Степанов - малыш с ирокезом – заводящий публику с пол-оборота, лучи прожекторов, блуждающие по восторженным лицам переполненного зала в такт нашим песням, искренние аплодисменты… Короче - КЛАСС! Правда, были некоторые проблемы с обратным вылетом в Воронеж. Выехать сразу всем коллективом нам не удалось. Мне, вместе с самым взрослым солистом «Колеса», пришлось задержаться и возвращаться домой вдвоём на перекладных. Благополучно приземлившись в голодной и холодной Москве, мы достали билет в СВ до Воронежа. Взволнованные родители в изумлении встречали нас утром 31 января. Всё это, в целом, необыкновенное, триумфальное путешествие, в итоге, и завершилось радостной встречей.
По существу, Таллиннский фестиваль детской песни стал последним в истории человечества фестивалем такого рода, что делает нашу победу ещё более блестящей и значительной. А то, что чемодан с сувенирами улетел без нас, и что в железнодорожном vip-меню был лишь чай без сахара - мелочи жизни.
На данный момент на просторах Интернета я нашёл только песню, не пропетую "Колесом", и, возможно, не пропетую зря.

ФАРТ-6
былица:

Одним из самых бесшабашных и жизнелюбивых комитетчиков был, конечно же, Сергей Устинов, выпускник средней школы № 4, самый вечный студент-заочник ВИСИ, немного поэт-романтик, великолепный мелодист и вокалист, можно сказать – самородок. Кстати, когда на скромный призыв рукописного объявление Коли Чилякова о создании в Воронеже неформального творческого объединения авторов-исполнителей собралось неожиданно много желающих, стал вопрос о названии организации. В процессе мозгового штурма победил Устинов, выпалив :"Комитет Авторов!"
Устинова я знал давно ,ещё задолго до «Комитета Авторов». В конце 1981 года я привёл своего нового знакомого по студенческому отряду, Альберта Попова, в театральную студию "Акцент", которая находилась в "Полтиннике" (кстати, приблизительно в то же время, туда попал и Сергей Сыноров). А в соседней аудитории обычно репетировал вокально-инструментальный ансамбль Юрия Евсюкова, в котором Сергей Устинов выполнял роль бас-гитариста. На ударной установке в группе работал Юрий Беседин, один из лучших учеников Виктора Бутрина по классу ударных. У Бутрина учились все выдающиеся воронежские барабанщики, кроме Крюка - идеологического барабанщика. Именно там, после встречи с Устиновым, Сергей Сыноров стал создавать свою акустическую группу, которую в дальнейшем назвал "Песочные часы". Хочу отметить, что Сыноров генетически музыкальноодарённый человек. Перед Отечественной войной музыкальные способности его отца оценил сам Дунаевский. Сергей мне однажды показал пожелтевшее фото, где за роялем - молодой Сыноров-старший, а у рояля улыбается Дунаевский-старший.
Во второй половине 80-х Сергей Сыноров решил провести на Воронежском областном радио многосерийный песенный конкурс "Приходи и пой!", состоящий из целого цикла интерактивных передач. Победителей выбирали слушатели, прямым голосованием. Для начала, в качестве наживки, он привлёк к участию в конкурсе своих пишуще-поющих друзей. Я попал в первую тройку приглашённых. Это был фарт, неожиданно дающий возможность крутануть по областному радио свою новую песню "Прошлое".

ПРОШЛОЕ

Я родился в тиши
Старомодной глуши,
Где бурьян у крыльца и сирень за окном,
Там, где после дождя небо в лужах лежит,
Где косился на улицу ветхий наш дом.

Жил в соседнем дворе
Добрый пёс в конуре,
Он зимою на санках мальчишек катал.
Только старый хозяин весною сдурел,
Ну а новый хозяин собаку продал.

Всё знала память дерзкая,
Плохое и хорошее.
Со мною моё прошлое,
Со мною моё прошлое,
Со мною моё прошлое.

Я немного подрос,
И попал дом под снос.
Вдруг почувствовал холод большого двора.
Мне впервые у школы расквасили нос,
И очкариком звала меня детвора.

Всё знала память дерзкая,
Плохое и хорошее.
Со мною моё прошлое,
Со мною моё прошлое,
Со мною моё прошлое.

Вот будильник звонит,
Манит солнце в зенит.
Все умылись, оделись, попили чайку.
И за мной в детский сад моя дочь семенит,
А я после работы за ней побегу…

Писали моё прошлое на полустудийный четырёхдорожечный маг с 38-й скоростью, прямо в квартире главного организатора предстоящего конкурса, Сергея Сынорова. Магнитофон я накануне деликатно заграбастал в Городском Молодёжном центре, для творческих потуг "Комитета Авторов". К записи были привлечены Устинов (бек-вокал, флейта, аранжировка) и его брат, которому досталась ответственная миссия - поддерживать деревянными палочками интересный ритм (находка Сергея Устинова).
Песня понравилась радиослушателям, и я получил заслуженный Приз - трёхпрограммное радио, которое до сей поры функционирует у меня на кухне.
Так, из века в век, я мою посуду и слушаю "Маяк", одновременно вспоминая школьный роман с пятиклассницей в "Кривоборье". Турбазы моего детства уже нет, её сначала приватизировали предприимчивые ельциноиды, а потом методично разгромили мародёры всех мастей.
По итогам радиоконкурса Воронежское ТВ сняло сюжет, где мы с Устиновым были гвоздями телепрограммы. И долго ещё наш "звёздный" дуэт завершал все концерты "Комитета Авторов" региональным шлягером "Прошлое"…
Немало хороших слов могли бы сказать о сыноровском проекте "Приходи и пой!" все его участники. В нём были задействованы и Н.Чиляков с Евсеенко и Тимошенко, и Игорь Кущев с группой "Школа", и Е. Колесникова, и рок-бард Олег Пожарский, и множество других, знакомых и не знакомых мне, талантливых воронежцев. Ещё раз хочется и со страниц этого печатного повествования поблагодарить Сергея Сынорова за всю его организаторскую и творческую активность.
После всего этого, случилось так, что в декабре 1988 года песню "Прошлое" мне разрешил исполнить на сцене московского ДК МЭЛЗ человек-легенда Борис Вахнюк, разрешил без прослушивания, но с одниим условием, если я не откажусь от его фирменного напитка: крепкий чай с коньяком. Хороший напиток. Концертная программа называлась "Лучшие барды Москвы - жертвам землетрясения в Армении". Борис Савельевич Вахнюк - журналист, сценарист документального кино, бард поколения Визбора. Именно он первым привёл на Всесоюзное радио девочку по имени Алла Пугачёва. 2 июня 2005 года Борис трагически погиб с двумя дочками, переходя одну из московских улиц, под колёсами автомобиля…

ФАРТ_news-2
небылица:

Печальная новость пришла после 1-го АПРЕЛЯ из Киева. Российская стар-гёрл-группа "Бурановские Бабки" не сможет взять творческий реванш на Евовидении-2017.
Глава СБУ предположило, что некоторые вицееврорашенмиссис-2012 возрастного коллектива родились на оккупированных территориях и им не место в столице гостеприимной Украины.
- Престарелые меломаны рвут билеты и организуют одиночные пикеты, а самые продвинутые деды банят проморолики проукраинских участников Евровидения-2017,- сообщает паблик ТАПКИ-Life.

ФАРТ-7
былица:

После последней фразы "Со мною моё прошлое" и душевного проигрыша аморфная монолитность зала дружно вздохнула и одобрительно похлопала. Но тут "чай" Вахнюка, точнее, коньячная его составляющая подсказала завершить моё небольшое выступление чем-нибудь спорно-задорным. Ко мне из правой кулисы стремительно приближалась милая девушка с букетиком гвоздик. Их дарили через каждые 2-3 песни всем лучшим бардам без исключения. В тот вечер алые гвоздики не достались только отсутствующим по какой-то причине супругам Никитиным.
Стоит подчеркнуть историческую особость ДК Московского электролампового завода. В фойе Эльдар Рязанов снимал бессмертный мюзикл "Карнавальная ночь", именно отсюда шли первые прямые трансляции легендарного КВН. А немного позже моего стихийного песнопения Александр Немецъ в 1990 г. записал в профессиональной студии «ЗЕТ» ДК МЭЛЗ очередной альбом «Зона выживания» ( там же, где осуществлялись отдельные записи Игоря Талькова, Ольги Кормухиной, Никиты Джигурды)
Эйфория подсказывала : расстояние между мной и букетиком катастрофически сокращается. И я запел неожиданно даже для самого себя:

"Во времена Застоя
Смирились с тишиной.
И Брежнев по бумажке
Командовал страной."
Девушка стала притормаживать.
"За три своих брошюры
Он стал лауреат
И с Малою землёю
Сравняли Сталинград."

Девушка остановилась.

"Лелеял подхалимов
Пятидежды герой.
Жаль, не успели Лену
Соединить с Курой.
Когда пора настала
За БАМ звезду вручить,
Вождя не откачали
Кремлёвские врачи.
Неделю длилась тризна,
Теперь такого нет.
Но призрак брежневизма
Всё бродит по стране".

Над битком набитым залом повисла зловещая молчаливая аура. Девушка быстренько вручила гвоздики, скороговоркой поблагодарила и убежала. Под эхо собственных шагов, ошарашенный всем происходящим, я быстро удалиля со сцены. Меня ещё не покидала мысль потусить после грандиозного московского концерта с лучшими бардами. Но все мои сомнения внезапно развеял трезвый молодой человек, назвавшийся "афганцем", с полным гранёным стаканом наперерез. Благодарного "афганца" я не разочаровал, залпом осушив угощение. "Афганец " шустро исчез в дебрях левой кулисы. Водка оказалась чистым медицинским спиртом. Дыхание моё перехватило, срочно занюхав настоящий мужской напиток гвоздиками, я, в обнимку с гитарой, бегом устремился к ближайшему метро. Какие тут байки травить с лучшими людьми Москвы, надо было срочно добираться на базу к московским дедам, срочно - пока не вырубился.
Моя московская бабушка чуть не упала от изумления, когда я ввалился в квартиру. Первым сориентирувался дед-генерал. Он предложил выдворить меня из столицы в ссылку к Мандельштаму, другими словами, на мою малую родину. Не заостряя на себе дальнейшее внимание, неожиданно для уважаемого дедушки, я вручил любимой бабушке чуть потрёпанный, но честно заработанный полуночный букет. Дед Толя взял мою гитару, а бабушка Капа отправилась с цветами в зал, скорей стелить потухающему внуку.
Мы сидели со сводной сестрой Машей и гитарой на кухне, пили чай в соседней с дедами квартире. И Маша, к моей радости, тихо подпевала некоторые мои песенки. Она их в какой-то московской компании уже слышала из магнитофона вгиковских друзей. Новая жена дяди Эдика (музыкальный редактор ЦТ) нам деликатно не мешала. Когда-то я помогал будущей сестрёнке решать замысловатые задачки по арифметике. Она даже гордо потом отчиталась: Я одна из всего класса их решила! С точными науками у девочки любовь не сложилась, а мне-третьекурснику помочь было только в радость.
Закономерно, что дочь редакторов ("Мосфильма" и Первого канала) продолжила династию. Маша поступила во ВГИК на киноведческий. Праздно шататься со мной по зимней Москве Маше было некогда совсем не потому, что неминуемо приближалась очередная сессия. У девушки был кавалер. Какой-то начинающий киношник, поведал по секрету дед Толя.
Мария - натура романтичная и информированная в культурной жизни столицы - махом порекомендовала мне несколько значимых мероприятий, которые я был просто обязан за неделю обскакать. А в благотворительном концерте ДК МЭЛЗ можно было и поучавствовать.
В этот зимний отпуск -88 в Москве я принципиально решил не быть провинциальным мешочником. Перечислю лишь малую часть мероприятий, которые я тогда посетил, благодаря Машиной наводке.
Мне пел очки в очки на камерном рок-концерте в Горбушке Армен Григорян с "Крематорием".
В Театре эстрады артисты Театра песни в спектакле "Галич" исполнили моё любимое из наследия опального барда-сценариста:
Захожу на работу я в пятницу,
Посылаю начальство я в задницу.
Мол, привет! по добру, по спокойничку.
Ваши сто мне, как насморк покойничку.
Представившись в Театре на Юго-Западе администратором Воронежского Молодёжного центра и пообещав организовать незабываемые гастроли, я получил от главного режиссёра Валерия Беляковича не только визитку, но и контромарку на шварцевского "Дракона" с Виктором Авиловым в роли Лонцелота. До сих пор уверен, что по сравнениюс с этим спектаклем без декораций, чёрным задником и феерической пластикой бывших самодеятельных артистов, фильм Марка Захарова - большая неудача.
Музея Высоцкого ещё не существовало. Мне администратор Таганского арт-кафе, эффектная женщина, провела ознакомительную экскурсию по театру и показала профсоюзный билет Владимира Семёновича. Мы с ней интеллигентно расстались у памятника " барда Всея Руси" в образе Гамлета во внутреннем дворике.
И в финале предновогоднего отпуска, всего за четыре советских рубля, я побывал на концерте-съёмке Первых "Рождественских Встреч" Аллы Пугачёвой. И запомнил в театральный бинокль всю её свиту.
Дядю Эдика, как человека полностью отдающего всего себя любимой работе, я всегда видел редко. Встречались мы с ним обычно за семейным обстоятельным ужином у бабушки. Первая жена Эдуарда была тоже человеком очень занятым и готовкой занималась в исключительных случаях, а вторая супруга хорошо варила кофе и ловко нарезала бутерброды. У Маши был в разгаре конфетно-букетный период с молодящимся режиссёром. Бабушка Капа с гордостью любила цитировать саму себя: "С нашим Эдиком все бондарчуки за ручку здороваются!" И мы шли мыть руки перед едой.
Эдуард Анатольевич Ермолин большую часть своей сознательной жизни в киноискусстве был главным редактором ТО "Музыкальных и комедийных фильмов". У Эдика была оригинальная библиотека. Многие книги были подписаны самими авторами: Эльдаром Рязаноовым, Валерием Золотухиным, Аркадием Райкиным... Не знаю, когда дядя мог всё это прочитать. Ведь я был уверен, что он читал исключительно киносценарии: на работе, на банкете, в экспедиции, во сне, в ванной, в туалете. Мне было любопытно, чем это сценарии так отличаются от повестей и романов, что от них за ноги не оторвать. Несколько сценариев, поверхностно пролистав, дядя давал на внимательную читку в метро мне, при условии моего беспристрастного вечернего пересказа. Каюсь, все сценарии я забраковал. Даже сказочную киноповесть, слишком она мне представилать мрачной.
Однажды Эдик застал меня за перелистыванием шикарного юбилейного фолианта об Аркадии Райкине. Дядя мне по секрету поделился, в чём истинная причина непоявления Райкина на прошедшем "Голубом Огоньке". Клянусь, больше ни от кого я эту историю не слыхал и нигде не читал о случившемся. А дело было так.
Вышел в конце брежневской эпохи гениальный, но уже пожилой, комик на сцену Московского Театра эстрады весь в фирмЕ: пыжиковая шапка, румынская дублёнка, ультрамодные джинсы заправлены в актуальные дутыши-луноходы. В левой руке авоська чуть не разрывается от деликатесов: сервилат, ассорти-шоколад, балык, ананас, шампанское в будний день... Стоит Аркадий Исаакович, мило улыбаясь, молчит. Вскинул свободную руку с массивной голдовой печаткой. И ... Десять минут молчит. На одиннадцатой минуте гробового молчания зрители стали шушукаться, мол, старик текст, хи-хи, забыл. А Райкин ещё чуть-чуть выдержал паузу и спокойно, но горько изрёк: " Я-то молчу, потому что у меня всё есть. А вы-то , что молчите?" И ушёл молча.
Ну, а я , как не корчил из себя исключительно культурного гостя сытой столицы, всё же в паузах между захватывающими мероприятиями по списку Маши, отправил в Воронеж две увесистые посылки: жене с дочкой и родителям к Новому 1989 году.
Когда я,например, пересматриваю фильмы "Мы из джаза", "Зимний вечер в Гаграх", то титры напоминают, что Эдуард Ермолин, мой дядя, является редактором этих замечательных картин. А если речь заходит о музыкальной ленте "Женщина, которая поёт", вспоминаю своего отца и его неоднократный рассказ. Как однажды Эдик взял его с собой на съёмочную площадку и представил восходящей Примадонне: "Это мой двоюродный брат, Борис Петрович". Звезда протянула ладошку, которую батя галантно чмокнул, и ответила: "А я просто - Алла Пугачёва".

ФАРТ-8
былица:

В конце 80-х, на излёте эпохи принудительной трезвости, одна воронежская неформалка в центральном сквере "Жертвам террора" уныло сидела на лавочке со скучающим молодым мужчиной. В простонародии скверик звучал лаконично: "Террор". В гражданскую там сначала красные измывались над белыми, потом наоборот. Я брёл бесцельно по диагонали. Девушка узнала меня и взволнованно познакомила со своим новым интеллигентом. Ухажёр был представлен, как первый издатель нашумевшей поэмы "Москва - Петушки". Имя этого литературного подвижника я сразу же забыл. С удивлением полистал сигнальный экземпляр легендарного Венечки. Бумага такая, из гастронома, обёрточная. И мимолётный знакомец без пауз предложил по этому поводу освежиться польской водкой из горла, запивая из другого горла классическим советским кефиром. От импортной водки я не отказался. А вот запивка меня на мгновение лишила дара речи. Но издатель мягко и настойчиво предложил попробовать для меня несовместимое. И оказался прав! Класс!!! Рекомендую попробовать всем. Правда самостоятельно я больше так эксперимент и не повторил. Может, потому-то и перестали челноки таскать ящики с польской водкой через Украину, нет теперь кефира в стеклотаре. А может, потому что добровольно бросил пить.

ФАРТ-8.М
небылица:

      Близится к закату 1 АПРЕЛЯ 2017 г.
    Ровно восемь лет вперёд-назад мне это поведал очень внешне достоверный
      источник, пожелавший остаться в пивбаре.

      МЕНДЕЛЕЕВ
      или
      О ПОЛЬЗЕ КАЧЕСТВЕННОГО АЛКОГОЛЯ

"Д.И. Менделеев систематически самоотверженно придавался запоям. Жалование раб науки получал символическое, да и то старался пропить, пока деньги не кончились.
Из чисто экономических соображений Дмитрий Иванович вынужден был употреблять выпивку самого что ни наесть низкого качества. Даже по утрам он заходил к цирюльникам не для того, что бы побриться и привести в порядок свою запущенную шевелюру, а с единственной целью; разжиться паршивеньким одеколончиком на опохмел.
Никто из приличных ученых не желал выслушивать его мудреных откровений вперемешку с жутким перегаром. Брезгливая околонаучная общественность периодически игнорировала результаты изысканий навязчивого алкоголика, называя их пьяными бреднями.
И вот однажды, когда он в очередной раз, запинаясь и деликатно дыша в сторону, пытался изложить свои соображения в Академии Наук, авторитетные светила, не дослушав, порекомендовали ему пойти проспаться.
С досады самочувствие Дмитрия Ивановича резко ухудшилось, он понял, что добраться до ближайшей парикмахерской и, тем более, до дома без допинга просто нереально. Обуреваемый тяжелыми мыслями ученый инстинктивно оказался в академическом буфете. Суррогатов в этом элитном заведении отродясь не держали, но, к счастью любезный хозяин, бывший вечный студент и непризнанный гений, одолжил “под честное - благородное“ Менделееву бутылочку великолепного заморского коньяку.
После седьмой рюмки Дмитрию Ивановичу окончательно захорошело, и прямо за стойкой он мгновенно отключился от жизненных невзгод и мрачных реалий. Уже было начавшийся процесс полного распада творческой личности на молекулы и атомы чудесным образом дал сбой и преобразовался в процесс полураспада. Смутные образы сфокусировались и стройными рядами слились в таблицу.
Так, благодаря качественному алкоголю, родилась на свет Периодическая Система Менделеева.
Хотя после этого Дмитрий Иванович пить не бросил, но научный мирт его зауважал, и пообщаться с ним за бутылочкой – другой хорошего вина уже почиталось за счастье. Но Менделеев вино , тем более иностранное не жаловал и, как истинный патриот, на радостях изобрел свою фирменную сорокоградусную водку, которой тайком потчевал питерских цирюльников."
Согласен, материал спорный. Больше всех отзывов мне понравилось, как сформулировал свои мысли о прочитанном Леонид МЕЛАС:
Мне раньше было невдомёк,
Теперь я понял: видно, спьяну,
Он выдал дочь за наркомана,
Которым был Великий Блок.
      (Конец первой части)

    ФАРТ (часть вторая) Жми сюда
 

Татефобия

(Анатолий Долженков)
  10    2020-07-04  0  221
Любите ли вы уют? Удобство, благоустроенность в тихой домашней обстановке? Любите? Еще бы! Редкий идиот заявит, что он предпочитает дискомфорт или просто обожает необустроенность своего существования в отдельно взятом жилом помещении. Хотя, встречаются всякие индивидуумы. Мир многообразен в своих проявлениях. Сущность человеческая настолько многопланова и непредсказуема – не устаешь поражаться.
Но, что там не говори, теплая светлая квартирка с пушистыми мягкими коврами на стене и полу, глубокое уютное кресло, компьютер, телевизор, чашечка кофе, при условии, что ты не гипертоник… . Что еще надо человеку, чтобы чувствовать себя на вершине благоденствия? Разве, что кровать – неотъемлемая составляющая уюта. Засыпать надо в комфортных условиях, чтобы просыпаться бодрым и отдохнувшим. Мой приятель, Валерий Петрович Нектаров, так тот вообще утверждает, что кровать – самая важная составляющая мебели. Тут тебе и удобство при принятии горизонтального положения для полуденного и ночного отдыха…, или для продолжения рода человеческого. Если есть силы и желание продвигаться в этом перспективном направлении.
У Валерия Петровича все это присутствует, поэтому спальню украшает не кровать, а произведение искусства. Каркас выполнен из ясеня. Матрац уложен на прочные дубовые планки, способные выдержать не только вес матраса и телеса тщедушного Нектарова, но и его сто двадцати килограммовую супругу. Чудо, а не кровать. Словно взяли ее из эпохи Людовика XIV и перенесли в современную малогабаритную квартирку. При взгляде на это, с позволения сказать, семейное лежбище, начинает закрадываться весьма крамольная мысль. Начинает казаться, что на подобном аэродроме может разместиться не только Нектаров с супругой, но хватит места еще для соседей и еще останется немного для кошки. Мало того, кровать высоко возвышается над полом, прочно упираясь в ковровое покрытие пола резными полуметровыми ножками. Удобно, знаете ли, при уборке комнаты. Не надо корячиться и принимать невероятные позы, дабы пропылесосить под кроватное пространство. Сами знаете, какую нынче продукцию производят умельцы с мебельным уклоном – только палец под такое сооружение и можно просунуть, да и то не везде.
И, кто бы мог подумать, с этой самой кроватью не так давно приключилось у уважаемого Валерия Петровича небольшое недоразумение, или прямо скажем, конфуз, имевший последствием грандиозный семейный скандал с выводами и некрасивыми действиями.
Выпил, помнится, в тот день Нектаров не мало. Начали, как водится на работе, потом догонялись по ходу следования к месту жительства. Наливались практически в каждой попутной торговой точке, предлагающей спиртные напитки на разлив. Короче, к финишу Валерий Петрович прибыл в настолько сумеречном состоянии, что уже мало чего соображал. В подобном случае наши продвинутые в вопросе пьянки предки говорили «напился до изумления». Не знаю, кто больше был повергнут в изумление, толи сам Нектаров, толи его вторая половина, узревшая супруга в столь непотребном виде – об этом история инцидента умалчивает. Как нашел свой дом и подъезд, как смог добраться до квартиры и войти в нее, не понятно. Но нашел. Встречу с женой вообще пропускаем, дабы не нервировать выпивающую часть читательской аудитории, поскольку детальные описания семейных драм вызывают хотя красочные, но подчас крайне неприятные воспоминания. Кому не известен монолог, произносимый любимым человеком в подобных случаях. Стандарт! Не будем акцентировать на этом факте ваше внимание. Также пропустим сам процесс сна, оставим за текстом кошмарные сновидения, посетившие Нектарова в ту памятную ночь. Это всем известная классика для тех, кто хоть раз замочил хобот в спиртовом растворе.
В чем же отличие описываемой процедуры у разных индивидуумов, участников аналогичных процессов. Нипочем не догадаетесь! По-разному протекает процесс пробуждения. Одни, не выдерживая ночных кошмаров, в ужасе вскакивают с постели, зовя маму, другие плачут от безысходности, третьи маются животом от употребления некачественных напитков и продуктов питания, используемых в качестве закуски. Здесь как раз, стандартов нет. Валерий Петрович пробудился от сушняка. Это такой вид жажды, вызванный чрезмерным употреблением спиртосодержащих продуктов. Попытка покинуть кровать и отправиться к холодильнику за рассолом, не удалась, поскольку приподнявшись буквально на несколько сантиметров, почувствовал соприкосновение своего разгоряченного лба с ровной деревянной поверхностью. Темнота кромешная. Ни черта не видно. Поднятыми вверх руками ощупал препятствие над собой – гладкая деревянная поверхность; под собой – ровное жесткое ложе. Что за черт, явно не кровать. Что же тогда? И тут его мозг пронзила ужасная мысль, приведшая Нектарова в трепет. Страшная догадка заставила его содрогнуться всем телом от внезапно озарившей мысли. Проанализировав перегарным мозгом ситуацию, Нектаров с ужасом осознал уготованную ему безотрадную участь. По всему выходило, что он был погребен заживо. Видно запредельная доза алклголя погрузила страдальца в летаргический сон, по ошибке принятый за естественный конец жизни. Валерия Петровича пробил холодный пот. Нервный озноб сотрясал ожившее тело.
«Сколько же я пролежал в отключке? - маялся сомнениями Валерий Петрович, скованный ужасом. – Не должен долго…, наверное. День – два от силы… . Почему же так быстро зарыли? Это теща, змея старая, больше не кому. Она и при жизни-то, не особенно с зятем церемонилась. А тут такая удача - неподвижное беззащитное тело. Лежит тихо, не вякает, делай, что хочешь. Вот зараза! Ничего, я пока еще живой, сочтемся. Сочтемся ли? – вдруг со страхом подумал он. А вдруг уже зарыли? По спине побежал неприятный холодок. Начался озноб, мелко дрожали мышцы, стучали зубы.
Почему-то вспомнился великий писатель Гоголь. К месту вспомнился. Нектаров где-то читал, что с юности Николай Гоголь страдал от татефобии – боязни замкнутого пространства. Страх быть погребенным заживо был для писателя настолько мучителен, что Гоголь несколько раз давал письменное поручение похоронить его лишь тогда, когда будут видны приметы явного разложения тела. Предусмотрительный был человек. Дело дошло до того, что последние одиннадцать лет жизни писатель спал исключительно сидя в кресле: горизонтальная поверхность кровати ассоциировалась у него со смертным одром. Он боялся уснуть и очнуться в могиле. Но, как выяснилось впоследствии, подобная предусмотрительность ему не помогла. Спустя восемьдесят лет после смерти Гоголя его прах был перезахоронен. По словам одного из очевидцев этого действа, писателя Лидина тело Гоголя нашли в скорченном положении, а внутренняя обивка гроба была искусана и исцарапана. Правда, Лидин был известен современникам, как враль, фантазер и выдумщик. Так, что доверия его словам мало, а там, кто его знает.
От таких воспоминаний и ассоциаций Нектарову стало дурно. Перестало хватать воздуха. Погребенный заживо задыхался. Наверху что-то скрипнуло и забормотало. Нет, не зарыли, мелькнула радостная мысль. То ли отпевают, то ли прощаются. Вовремя оклемался. Собрался с силами и уперся руками в крышку гроба, прилагая нечеловеческие усилия. Она поддалась, слегка приподнявшись. Он усилил напор, упираясь в крышку уже и руками и ногами. Резкий толчок отчаяния и крышка с грохотом сорвалась, падая на пол. Раздался дурной женский крик, сопровождаемый падением грузного тела. Обретший свободу бывший покойник, тяжело дыша, вскочил на ноги. Кромешная тьма не рассевалась. Нектаров замер, пытаясь осознать свое теперешнее положение.

Щелкнул выключатель и Нектаров увидел в дверном проеме своей спальни перепуганную тещу в ночной рубашке. Она переводила безумный взгляд с воскресшего Нектарова на дочь, распластавшуюся на полу как большая испуганная жаба. Лежа на животе, она затравленно озирала комнату полными ужаса глазами, мало, что соображая спросонья. С рядом лежавшим матрацем рассыпались дубовые планки. После легкой паники, семейство освоилось с ситуацией. Несколько нокаутирующих пощечин от жены и два удара скалкой по спине от тещи, настолько привели Валерия Петровича в чувство, что он стал реально воспринимать мир в своих похмельных ощущениях.

Пришло осознание того, на каком свете он находится и что, собственно, произошло. То, что он пьяный упал с кровати и под нее же закатился – это норма жизни. Но вот то, что он принял подкроватное пространство за гроб, а дубовые планки, на которых крепился матрац, за крышку гроба, не находило разумного объяснения. Откуда появилось чувство нехватки воздуха, и как он, тщедушный, в общем-то человек, смог в ограниченном пространстве проявить такие волевые и силовые качества своего не самого могучего организма, сбросив с кровати груз общим весом сто сорок килограммов… . Это да. Это удивительно, насколько правильно организм может концентрировать силы в случае смертельной угрозы. Не перестаешь удивляться.
 

Несоблюдение режима

(ЗЕВС)
  14    2019-08-03  0  531

43-я книга продолжает серию сатирико-юмористических изданий Евгения Запяткина, включающих в себя   по две тысячи новых четверостиший-ЗЕВСограмм (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский).
Поэтические миниатюры Евгения Запяткина – это яркая картина современного мира, где преобладают жизнеутверждающие мотивы, радостные настроения и оптимистические прогнозы. Многие произведения поэта не что иное, как залихватские русские частушки.
Катрены Евгения Запяткина по своей поэтической отточенности и афористичности сопоставимы с произведениями Омара Хайяма. Весёлая тональность ЗЕВСограмм сохраняется даже при освещении проблемных и мрачных тем.
Книга Евгения Запяткина предназначена не только для чтения, но и для увлекательной игры, участникам которой нужно загадать номер страницы, графу и четверостишие по порядку, чтобы узнать о себе что-то новое, найти новые ценностные ориентиры и смоделировать свое благополучное будущее. Что бы ни выпало, всё следует воспринимать как забаву и кураж на досуге, невинный розыгрыш и приятный сеанс смехотерапии.
    Для детей после 16-ти лет.
 

Практика

(Анатолий Долженков)
  10    2020-09-19  0  229
Профессией надо овладевать грамотно. Кто спорит? Познавать азы будущей специальности, учитывать и перенимать бесценный опыт старших товарищей – непременное условие будущего карьерного роста. В противном случае, всякие попытки пополнить ряды специалистов по профилю тщетны и бесполезны. Особое место в становлении будущего специалиста, приобретении им необходимых навыков и опыта, занимает производственная практика. Учись, запоминай, познавай и делай выводы.

В свободные же от прохождения практики часы у студентов образовывается некоторое количество времени для личной жизни, и провести их хочется весело и беззаботно. Тем более, если это происходит вдали от дома и надоедливой родительской опеки. Молодость, что уж тут поделаешь. Так что для студента производственная практика – дополнительные каникулы.

Я вспоминаю свою первую доврач****ю практику в одном из небольших курортных городков на берегу Азовского моря. Десант студентов из сорока человек прибыл к месту назначения в самый разгар отпускного сезона. Цель самая, что ни на есть благородная - закрепить теоретические знания, полученные в медицинском ВУЗе, непосредственно в лечебном учреждении. На живых, но не совсем здоровых организмах. Руководила прохождением практики ассистент одной из кафедр мединститута, бывшая однокурсница туземного главврача. Но, несмотря на столь могучие связи, с самого начала как-то не задалось. Расселение будущих специалистов медицинского профиля превратилось во Вселенскую проблему. Гостиницы, пансионаты и дома отдыха были до упора забиты отдыхающими гражданами, любителями морских и солнечных ванн.

Главный врач единственной в городе больницы, обнаружив под окнами своего кабинета бестолково суетящуюся толпу студентов, приуныл, предвидя большие хлопоты. Попытки куратора как-то сгладить первое негативное впечатление вызвали у самого важного эскулапа города такую бурную негативную реакцию, которую трудно было ожидать от человека высокообразованного и интеллигентного, каким традиционно принято считать специалиста с высшим медицинским образованием.

- У меня же районная больница, - страдал главный. – Ты это понимаешь? Ра-йон-ная! – по слогам повторил он, нависая над потухшим куратором. – Не городская, не областная. Вы там ничего не перепутали у себя в мединституте? У меня врачей не хватает, а не студентов.
- Проблема решаемая, - сглаживала, как могла куратор. – Распределим по разным отделениям. По семь – восемь человек. Это же бесплатные средние медработники. У тебя, что, с обеспеченностью средними медработниками все в порядке?

- Еще хуже, чем с врачами, - вынужден был признаться главный.
- Вот видишь. А тут какая-никакая, а все-таки помощь. Цени.
- Какая помощь от твоих архаровцев? – взвился главный врач. - Я, что, сам студентом не был? Море, солнце, песок…. Да прибавь еще водку с вином, да девок полуголых, которые по пляжу табунами скачут. Вот и вся практика. Да ты их ни в стационар, ни на амбулаторный прием не загонишь и палкой.
- Загоню. Волшебные слова знаю, - авторитетно возразила куратор.
- Какие? – тупо посмотрел на нее главный.

- Отчисление, деканат, досрочное прекращение практики. Много есть таких слов в лексиконе педагога, от которых студента и крючит, и пучит. Но мы же с тобой не варвары? Почему бы молодежи в свободное время не повеселиться? Не применить фундаментальные знания по анатомии и физиологии женского организма на практике. Кстати, они уже прослушали полный курс кожно-венерических заболеваний, так что с этой стороны опасаться неприятностей нечего. Ты себя-то вспомни в годы молодые. Забыл, к чему тебя привело увлечение изучением анатомического строения некой смазливой девицы? На пятом курсе. Сватами, если мне не изменяет память, выступили деканат и районное отделение милиции.

- Вспомнила историю столетней давности, - смутился главный врач. – Все мы люди, все мы человеки, со своими слабостями и страстями.
- Вот именно. А с другой стороны, никто же тебе палки в колеса не вставлял. Практику проходил без проблем, - привела куратор последний убойный аргумент. – Вот, до главного врача дорос. Смотришь, кто-нибудь из этих балбесов захочет распределиться в твою периферийную лечебницу. Насытишь редкие ряды подчиненных свежей кровью. И, вообще, помогать надо альма-матер.

- Я, что, отказываюсь помогать? Ну, семь, ну десять студентов. Пятнадцать на крайний случай. Но не сорок же? А поселять? Поселять где я их буду? Ты об этом подумала?
С размещением студентов действительно дела обстояли плохо. Куда поселить такую ораву, голову сломаешь. Этот козырь главного было крыть нечем. Командировочных студенты не получали, все расходы по размещению и содержанию брала на себя принимающая сторона.
- Что это у тебя за пристройка к западному крылу терапевтического корпуса, - наконец подала голос куратор, после затянувшейся паузы.

- Родильное отделение пристраиваю. Расширяемся. Рожениц девать некуда. В райцентре девицы бесплодием не страдают. Отсчитывай от окончания летнего сезона семь - девять месяцев, и поперли детишки лавиной. Плоды курортных романов.
- Местное население скрещивается с отдыхающими? – удивилась куратор.
- А ты думала они бесполые? Да плюс из окрестных сел прилично добавляется. Там рожать, еще не разучились.
- Ну, вот видишь, - обрадовалась куратор. – Вот оно, решение проблемы. Лежит на поверхности.
- Так это же незавершенное строительство, - ошалело глядя на бывшую однокурсницу, выдавил хозяин кабинета. – Там же только окна и двери установлены. Все! Больше ничего нет, и не предвидится в обозримом будущем.

- А, что студенту надо? Для них любая неблагоустроенная конура - пятизвездочный отель. Я в прошлом году возила пятикурсников на сборы. По линии военной кафедры. Ты не поверишь, в лесу, где их разместили, вообще цивилизованного жилья не было. Яму трактором «петушком» вырыли, доски,не струганные постелили прямо на землю, воткнули несколько столбов, и брезент на них натянули. Все! Поздравляем с новосельем. Принимайте жилье для будущих офицеров. А, что? Пусть привыкают к походным условиям, защитники. А на всякие там возражения и жалобы ноль внимания. Помню, мамаши приехали родных чад попроведывать, вот где криков и стонов было. Впрочем, все родительские претензии, отцы командиры напрочь отметали, не вдаваясь в ненужные подробности. Коротко и ясно поясняли, что, мол, никто не говорил, что служить Родине легко. Это большая честь, пополнить ряды офицерского корпуса, испытав на себе все тяготы армейской службы.

- Кому ты рассказываешь? - криво ухмыльнулся главврач. – Я сам в такой норе месяц сусликом свистел. Да на плацу в самую жару командиры построения устраивали, держали по два часа непонятно зачем. Уши на солнце обгорали, шелупенились и выглядели как переваренные вареники. До сих пор не могу понять, зачем армии такая жертва – обгоревшие уши? Да-а-а! Это вам, бабам, удивительно, а нам не привыкать преодолевать служебные бытовые трудности.

- А, что ты хотел? Вы, мужики, наши защитники, а мы подзащитные и оберегаемые. Понимать надо разницу.
- Прямо не знаю даже, что и возразить на такое хамство. Ладно, черт с вами. Сейчас распоряжусь, чтобы плотник вставил замки и заселяйтесь. А ты найди несколько толковых студентов, пусть помогут. Иначе он и за неделю не управится.
- На кой им замки-то? Что у них воровать? Разве что пустые бутылки из-под кровати. Один на входную дверь повесь, чтобы никто посторонний не забрел, и достаточно.
- Если так, вообще проблем не вижу. Есть у нас списанные кровати и матрасы. Бери своих подопечных и иди к заму по хозвопросам, я распоряжусь.
- Ну, вот и чудненько, а ты расстраивался. Да, надеюсь, мне-то ты что-нибудь приличное подберешь? Желательно двухместное.
- Понял, - понимающе ухмыльнулся главный, снимая телефонную трубку. - Это студенты у нас развратники и бабники, а преподаватели – жизнелюбы и творческие личности.

Предчувствия главврача оказались пророческими. Неприятности начались буквально в тот же день, ближе к вечеру. Причина – новоселье, широко отмеченное коллективом практикантов по случаю удачного заселения в недостроенный роддом. Львиная доля финансов, выделенная сердобольными родителями, дабы чада не оголодали, ушла на опустошение винно-водочного отдела ближайшего к больнице магазина. Когда количество пива, предназначенного для полировки организма изнутри после употребления более крепких напитков, достигло своего максимума, выяснилось, что туалета в пристройке нет. Пришлось проникать в примыкающее терапевтическое отделение, где больные, отягощенные всякими недугами и диетой, пользовались отхожим местом весьма редко. Но пользовались. Так сложилось, что одна из пациенток решила посетить в полночь туалет с целью снижения давления жидкости на стенки мочевого пузыря. Каково же было ее удивление, когда, открыв дверь с нанесенным на ней строгим женским силуэтом, обнаружила, что не в состоянии справить малую нужду, причем, по причинам от нее независящим.

На полу, обняв ножку унитаза и удобно расположив голову на его крышке, мирно дремал человек в белом халате. Время от времени он вентилировал окружающую воздушную среду стойким перегаром, и пытался нащупать воспаленной щекой прохладное место. В плане профилактики неблагоприятных последствий принятия горячительных напитков, холодный унитаз помогал лучше любого компресса. Способ передачи тепла от более нагретого предмета, менее нагретому, при непосредственном с ним соприкосновении, обозначаемый в теплофизике термином кондукция, действовал безотказно. Чувство облегчения от приятной прохлады взывали на перегарных устах студента блаженную улыбку. Организм его, работающий в экстремальном режиме, время от времени попукивал, перерабатывая смесь пива, водки и проглоченных накануне местных продуктов питания сомнительного качества. Из уважения к белому халату, женщина не стала поднимать шум, но медсестру в известность поставила.

Та быстро смоталась в недостроенное родильное отделение и привела несколько студентов, кое-как справлявшихся с земным притяжением. Общими усилиями страдальца оторвали от горшка, хотя он возражал всеми доступными пьяному организму средствами. Вынос тела из туалета сопровождался возней и шумом, привлекая нездоровый интерес больных, страдающих бессонницей. Мнение лечащегося народа по инциденту диаметрально разделилось. Мужская составляющая больных снисходительно отнеслась к событию. Пусть, мол, пацаны пьют – гуляют, пока есть здоровье и желание культурно провести время. При этом они грустно вздыхали, понимая, что им в этой жизни так порезвиться уже вряд ли придется. Женщины, наоборот, возражали. Их не столько возмущал бесцеремонный захват сортира, сколько само поведение оторвавшихся от материнской юбки юнцов. Ночная история стала достоянием больничной общественности и достигла ушей главного врача.

- Хорошо начинаете, весело, - встретил он прибывшую для разборок кураторшу. – Что ты там говорила в отношении волшебных слов? Может пора их применить по назначению?
- Ну, ты и варвар, - обиделась дама. - Не рассчитал ребенок дозу, с кем не бывает. А воспитательную работу проведу, не сомневайся.
- Ну, ну. Иди, проводи, пока они еще не похмелились. А то напрасно потратишь слова.
Подавляющая часть мужского населения не понаслышке знает, как оно, будучи зажатым в лапах похмельного синдрома, выслушивать претензии близких родственников, соседей или, не приведи Господи, начальства. Тошнит в два раза сильнее - и от водки, и от огорчения. Но порядок, есть порядок.

- Значит так, собрались и быстро на море, - безапелляционно заявила куратор, меряя комнату кавалерийским шагом перед понуро молчавшим под натиском справедливых обвинений коллективом. Основные угрозы уже были произнесены и претензии предъявлены. - И никаких спиртных напитков на сегодня. Чтобы через пару часов были как свежесобранные с грядки огурцы. После обеда всех распределяем по отделениям и приступаем к прохождению практики. Все понятно?

Провинившиеся угрюмо кивали похмельными головами, думая о пиве, мысленно ощущая его пенную свежесть на своих губах. Действительно, несколько пластиковых двухлитровых бутылок желтого живительного напитка, плюс холодная морская вода настолько освежили молодые организмы, что снова захотелось жить. Появилось желание нырять и плавать, чтобы окончательно смыть похмельный синдром - следствие бурно проведенного вчерашнего вечера. Но море в этой части залива, было безобразно мелким. Необходимо было пешим ходом бороздить водную гладь несколько десятков, а то и сотен метров, чтобы достичь приемлемой глубины. Студенты, наконец, нашли место, где воды было достаточно для покрытия нижней части тела.

Идти вглубь моря не было уже ни сил, ни здоровья. Здесь можно было даже нырять, если соблюдать некоторую осторожность. Несколько прыжков оказались удачными, ныряльщики утратили осторожность при погружении тела в воду. Наказание последовало незамедлительно. Один из студентов, длинный и худой, как богомол, штопором ввинчиваясь в водную гладь, не рассчитал безопасную траекторию. Как следствие столь непродуманного поступка - встреча головы с огромным камнем с неестественно шершавой поверхностью. Студент всплыл как дохлая рыба, пузом вверх. Результат контакта – кровоточащие царапины, обезобразившие правую половину лица.

Прошло время, раны покрылись мерзкой коричневой коркой, придав лицу зверское выражение.
- Ничего страшного, - оценила степень ущерба мужской красоте кураторша. – До свадьбы заживет, если какая-нибудь недальнозоркая или откровенно близорукая польстится на такую рожу. Считаю, что для прохождения практики непотребный вид не помеха.
За группой студентов, куда включили и пострадавшего от принятия морских ванн, закрепили палату в хирургическом отделении. Шесть студентов – шесть больных. Каждому практиканту по одному страдальцу. Все честно. Задача простая – собрать анамнез. Чем болен, когда прихватило, какие симптомы, где болит, как болит? Короче говоря, обычное дело. Травмированный студент осторожно, стараясь не отсвечивать изуродованной щекой, приблизился к своему больному.

Как Ваше здоровье? - бодро поинтересовался он у человека с перебинтованной ногой.
- Тот не торопясь отложил в сторону книгу и внимательно обозрел человека в белом халате.
- А Ваше, доктор, - наконец, промолвил он, изучая изуродованное лицо.
Студент смутился.
- Не стесняйтесь, присаживайтесь, доктор, - широким жестом больной указал на стул рядом с кроватью.
- Спасибо, - поблагодарил тот, присаживаясь на край стула. – Давайте знакомиться. Меня зовут Александр Васильевич, а Вас?
- Иван Иванович.

- Иван Иванович, я буду Вас вести.
- Куда? – насторожился больной, не сводя озабоченного взгляда с расцарапанного лица.
- Вести не в прямом понимании этого слова, а вести, как больного, - путано пояснил Александр Васильевич. – То есть, изучать причину заболевания, назначать лечение….
- Доктор, Вы одним своим видом лечите. Действуете на меня благотворно, как бальзам. До встречи с вами я думал только одному мне так плохо в этой палате. А, теперь вижу, нет. На душе стало так спокойно, что впору выписываться на легкий труд.

На какое-то время ситуация выровнялась. Студенты прилежно посещали клинику. Приобретали медицинские навыки, а некоторые даже принялись писать отчет по практике. И вдруг на фоне полного благополучия ЧП. Хирург, проходя через больничный холл, обнаружил на диване в приемном покое скрюченное тело одного из студентов в беспамятстве. Врач срочно вызвал санитаров с носилками и страдальца экстренным порядком этапировали в реанимацию. На ноги была поднята вся медицинская общественность больницы. Кураторше, находящейся в состоянии, близком к истерике, донесли мысль, что у ее подопечного гипогликемическая кома.

- Как диабетическая кома? – не поверила она местным светилам. – Откуда? Никогда не было. Возраст же грудной.
Сама посуди, - втолковывал расстроенной кураторше хирург, обнаруживший тело. – Больной агрессивен, галлюцинирует, кричит, пытается драться с окружающими, категорически отказывается от предложения поесть, сделать инъекцию глюкозы, производит впечатление пьяного. Плюс общая слабость, потливость, дрожание рук, головокружение, сердцебиение. Что тебе еще надо? Классическая клиника диабетической комы.

- А, может он пьяный? – в голосе куратора можно было уловить плохо скрытую надежду.
- Помимо указанных симптомов - частое глубокое дыхание Куссмауля, с запахом ацетона в выдыхаемом воздухе, - добил деморализованную кураторшу хирург.
- Тут еще один студент с диабетом, - прибежала из соседнего отделения медсестра.
- Господи, что же это такое? – схватилась за голову кураторша, склоняясь над очередной жертвой недуга. – Как себя чувствуешь, Леша?
- Н-нормально, - адекватно отреагировал второй пострадавший на человеческую речь.

- Этому тоже надо вколоть инсулин, - распорядился хирург.
- Не надо, - испугался студент.
- Что пили? – в упор спросил главный, которому успели донести об очередном ЧП.
- Маракази, - сразу признался страдалец.
- Что пили? - не поняла куратор.
- Эссенцию для приготовления лимонада, - пояснил главный. – Местные называю ее «маракази». Убойное пойло.
- Ничего не пойму, – еще больше расстроилась куратор. – Какую эссенцию?

- Думаю, что ананасную, – глубокомысленно изрек хирург. – Ее здесь все пьют.
- В нашем городке имеется завод безалкогольных напитков, - начал пояснять издалека главный. – Производят ситро, лимонад, и все такое прочее. Один из ингредиентов – фруктовая эссенция, в состав которой входят: масляноэтиловый эфир, спирт девяносто шестиградусный, розовая вода, красящее вещество. Для одного литра лимонада достаточно 15 - 20 капель этой эссенции. А местные его стаканами глушат. Вот и эти двое припали к источнику. Пусть отлежатся. До завтра оклемаются.

Как прояснил допрос, проведенный на следующий день после инцидента, студенты познакомились на пляже с двумя перезрелыми девицами. Слово за слово, флирт, предложения от дам от которого трудно было отказаться половозрелым юнцам – секс и выпивка. Учитывая серьезную разницу в возрасте между будущими любовниками, изменили только порядок программы – вначале выпивка, и только потом секс. Видимо, и от того, и от другого, студентам стало плохо, но добрести до больницы силенок хватило.
Не успели оклематься эти двое, как в клинику с травмами различной степени тяжести были доставлены двое подопечных несчастной кураторши.

- Что же это за наказание-то такое? - рыдала куратор на плече у травматолога. - Только-только двое отравленных оклемались, на тебе, снова неприятность.
Как выяснилось, причиной несчастного случая, также как и в первом случае, явилось обостренное чувство сексуального голода. Студенты познакомились на пляже с двумя симпатичными командировочными, перемигнулись и пришли к выводу, что направления векторов их мыслей совпадают. Но реализации задуманного мешала одна мелкая деталь – в гостиницу, где остановились дамы, посторонних не пускали. После короткого совещания пришли к вполне разумному решению - студенты попытаются проникнуть в комнату по пожарной лестнице, а дамы впустят их через открытое окно. И все бы ничего, но лестница, изготовленная ее при царе Горохе, настолько проржавела и пришла в негодность, что даже не смогла выдержать ничтожный вес пары доходяг студентов. До любовных утех, понятно, дело не дошло. Неудачный полет, еще более неудачное приземление, здоровья несостоявшимся любовникам не прибавило. Тут же они были доставлены в больницу, но уже не как практиканты, а в несколько ином качестве. У куратора начался нервный тик.

Прошло несколько относительно спокойных дней. Время практики подходило к концу. Куратор расслабилась. Поднакопились свои вопросы, которые нужно было срочно разрешить до отъезда. Поэтому, она как-то легкомысленно отнеслась к желанию ее подопечных организовать «отвальную» и на высоте провести закрытие сезона. А напрасно. Началось все с забегаловки на набережной, которую студенты нежно нарекли «хинкальней». Сухое вино здесь продавалось в неограниченных количествах и по бросовым ценам. А, поскольку к концу практики денег осталось «только на проезд еще чуть-чуть», то «хинкальня» - это было то, что надо. На это «чуть-чуть» и решили посидеть в культурном заведении. Располагалось питейное заведение на краю крутого обрыва и если смотреть вниз, то начинала кружиться голова. До узкой песчаной полоски, белеющей глубоко внизу, было метров триста – триста пятьдесят. Местные жители утверждали, что именно здесь снимался эпизод известного революционного фильма «Мы из Кронштадта». Сильный эпизод, в котором белогвардейцы сбрасывали с этого обрыва революционных моряков и те тонули.

Не каждая нервная система выдержит такое видео. Правда, тонули не все. Один или два человека все же выплыли на водную поверхность и таким образом спаслись. Этот-то момент и лег в основу конфликта, зародившегося под действием винных паров. Один из отдыхающих студентов выразил сомнение в достоверности эпизода. Пользуясь методами математического анализа, он доказал, что все матросы, упавшие с утеса, никаким коком не могли оказаться в воде, поскольку ширина прибрежной полосы была метров пятьдесят. Туда они и должны были приземлиться. Да и само море мелкое. О каких спасшихся могла идти речь? Местные жители, отдыхающие здесь же после напряженного трудового дня, настаивали на правдивости события.

Патриоты родного края не могли согласиться с подобной трактовкой. Какие-то зеленые юнцы хотели лишить их возможности гордиться важным историческим событием, прославившим малую родину. А поскольку других исторических событий здесь зафиксировано не было, то выходило, что проживали они в обычном, ничем не примечательном заштатном городке. Этого допустить было никак нельзя. Положение усугубил тот факт, что перед посещением «хинкальни» аборигены уже успели пропустить через себя некоторое количество более крепких напитков, и были еще менее трезвы, чем студенты. Завязалась словесная перепалка, но не агрессивная, какая-то вялая. То ли жара повлияла, то ли еще что-то. Для дальнейшего развития конфликта нужен был запал, искра, и изобретательные студенты ее нашли. Высекли из ничего.

- Наверное, это были не матросы, а летчики, - съязвил толстый студент, – и они это расстояние пролетели на самолете.
Местные обиделись и замолчали.
- Какие в те времена могли быть самолеты, - резонно возразил другой студент. – Этажерки. Они и пятьдесят метров не пролетели бы.
- Это же совершенно особый город, - не унимался первый студент. – У них уже тогда МиГи летали.
Местные продолжали хранить презрительное молчание.
- Кстати, сколько у МиГа антенн? – видя, что местных завести не удается, – поменял тему разговора второй студент.

В это время питейное заведение навестила еще одна группа местных жителей. Услышав, что речь ведется о Миге и антеннах, они проявили к теме живейший интерес. Студенты, не обращая на вошедших внимания, продолжали беседовать.
- Шесть или семь, - подумав, ответил толстый студент.
- У Мига одна антенна, - веско сказал один из вошедших. – Вот у Семиноженко, у того их столько, что не сосчитать.

Тема антенн, расположенных на доме заведующего кооперацией Семиноженко, была самой обсуждаемой у горожан. Тот соорудил над домом нечто вроде небольшой Эйфелевой башни, и сколько на этой дуре торчало антенн, никто толком посчитать не мог. Начальник местного отдела по борьбе с расхитителями социалистической собственности, неоднократно, с профессиональным интересом, рассматривал это сооружение и дворец, расположенный под ним, поскольку стоило все это столько, сколько заведующий кооперацией на зарплату не смог бы заработать за всю свою жизнь. А у бухгалтера этой же кооперации, Мига Абрама Моисеевича, над скромным домом торчала только одна неказистая антенка. Потому заявление, что у Мига шесть или семь антенн, вызвало возражение и взаимную неприязнь. Студенты, не зная местных раскладов, настаивали на своей версии. Как итог полемики, возникла небольшая битва с перевертыванием столиков и разбрасыванием стульев. Представительному мужчине, оказавшемуся на поле боя, удалось успокоить только местную знать. Студенты, разгоряченные выпивкой и схваткой, не желали подчиняться и не внимали голосу разума.

- Ты кто такой, чтобы здесь командовать, - вопрошал толстый студент у миротворца.
- Я, первый секретарь райкома партии, - отрекомендовался тот.
- Тогда я персидский шах, - надулся толстый студент, не до конца уловив смысл сказанного оппонентом.
В это время под окнами «хинкальни» остановился милицейский бобик, который в народе ласково называли «раковая шейка». Этот автомобиль специализировался по доставке нарушителей общественного порядка вместный райотдел милиции.
- Грузите падишаха и его свиту, - скомандовал первый секретарь вошедшим в кафе милиционерам, - будем проводить воспитательную работу среди гостей с востока.

Это был настоящий финал практики, высочайший аккорд симфонии под названием «Конец всем мечтам и надеждам». Попадание любого студента в подобную ситуацию в те времена означало только одно – отчисление из института и отправка в армию для прохождения действительной воинской службы. Куратора, допустившего подобный инцидент, также ждала не простая судьба. Поэтому, как только печальная весть о доставке некоторых практикантов в местный обезьянник достигла ушей главного врача, машина по предупреждению неблагоприятных последствий инцидента закрутилась и стала набирать обороты. Куратора провинившихся, как человека уже пережившего несколько серьезных нервных потрясений по ходу прохождения практики, решили в известность не ставить, дабы не увеличивать статистику смертности.

Освободительную миссию взял на себя главный, поскольку был с первым секретарем горкома на короткой ноге. Город маленький, уважаемых людей - раз – два и обчелся. Держатся одним коллективом: хозяин города, прокурор, начальник милиции, директор единственного в городе крупного предприятия да главный врач. Так что, любой вопрос можно решить полюбовно и не в официальной обстановке. И решили, знаете. Замяли дело к неописуемой радости куратора и провинившихся студентов. Попугать, попугали, но обошлось без последствий. Умели люди в то время договариваться. А как же? На том система и стояла.
 

Гороскоп

(Анатолий Долженков)
  9    2020-07-18  1  212
Я в примах живу. Знаете, что это такое? Слышали от кого или, как говорится, на себе испытать довелось? Если только слышали, то не знаете. Это значит, у тёщи жить, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Практически на вражеской территории, если вы переехали к ним со своей мебелью или на территории, захваченной противником, если по глупости прописали всю эту банду на своей жилплощади. В оккупации, значит. Живёшь, как партизан, в тылу врага, оторванный от своей привычной среды обитания и родных лиц. Просто так не даётся ничего - ни проживание, ни пропитание. Только с боями и потерями. Я и к шпионам и то стал совсем по-другому относиться, когда самого припёрло. С пониманием и сочувствием. Не осуждаю, как некоторые, потому, что знаю – рискуют каждый Божий день, а то и по несколько раз на день.

Нет, когда я под марш Мендельсона прогуливался под ручку со своей будущей супругой по дворцу бракосочетания, то никаких ужасных последствий от этого неосторожного шага не предвидел. Даже наоборот – любопытно было. Вот, мол, окольцевался, создал семью, какую-никакую. Теперь всё будет, как у людей. Пусть себе существует лишняя ячейка в обществе, не помешает. Будущая семейная жизнь виделась прекрасной, перспектива рисовалась заманчивой, и планы на эту перспективу строились грандиозные, но как потом выяснилось – нереальные. Явь же, оказалась туманной и безнадёжной.

Не случилось, как мечталось. Лично я к композитору Мендельсону претензий не имею. Но со свадебным маршем он погорячился. Зачем такую музыку сочинять, что жених сам во дворец бракосочетания бежит без посторонней помощи и настойчивых подталкиваний в спину со стороны родственников невесты? Правда, были некоторые признаки того, что не всё сложится так гладко, как казалось в начале. Такие, знаете ли, предвестники будущих неудач. Краем глаза я успел заметить, что папа мой украдкой слезу в рукав уронил, но внимания в то время не обратил. А надо было бы. И позже после свадьбы всё нормально складывалось. Поначалу. Даже снов вещих не видел. Организм молодой, бестолковый. Спит без задних ног. Какие уж там сны. День с ночью путаешь. Любовь!

Я по любви женился, не по расчёту. Какой там расчёт! Наоборот, полный просчёт получился. А когда впервые жену свою увидел, будущую, что тут со мной произошло. Гормональный шок. Слюни бегут, глаза, как фары у автомобиля, включённые на дальний свет. И, вообще, наблюдалось учащённое сердцебиение от перевозбуждения, вызванного, как я думаю, отравлением гормонами. Голову потерял вместе со всеми мозгами. Знающие люди говорят, что это симптомы любви. Не знаю, не знаю, но очень похоже на болезнь. Думаю, случилось временное помешательство ума с небольшой утратой здравого смысла. Затмение остатков разума. Наверное, подобное явление со всеми половозрелыми гражданами происходит и продолжает происходить, как у оленей в период гона.

Теперь-то всё кажется просто. Хорошо быть умным, как мой начальник после выговора. Все уже знает и понимает, как правильно надо было делать. Но уже потом, когда старшие товарищи указали не недостатки. Ну, отойди в сторонку, остынь. Найди время пообщаться с будущей тёщей для своей же пользы. Выслушай внимательно её прямую речь. Справься о планах на будущее. Выясни, есть ли там место для тебя. Если есть, уточни где. Подумай, уютно ли тебе там будет. Что-то законспектируй. Проанализируй потом в спокойной обстановке, без суеты и спешки. Кандидату на соискание высокого звания тесть в глаза загляни. Нет ли в них панического страха или, не дай Бог, ужаса – тяжёлого наследия семейной жизни. Так нет же, бегом в ЗАГС, будто там мёдом намазано. Может быть,там и намазано, но не мёдом – это точно. Липкую ленту для борьбы с мухами видеть приходилось? Поразительное сходство.

Сам я по гороскопу – рыба. Не буду хвастаться – не акула и не касатка какая-нибудь. Даже не щука. Что-то такое из семейства карповых. Вычитал как-то в гороскопе, что «рыбы сами по себе не способны понять мотивы своего поведения, плавая в океане бессознательного». Чистейшая, благороднейшая правда. День плаваешь, второй этаким жирным карасём в сметане. Плавниками шевелишь, развлечений ищешь. А тут раз и крючок тебе под нос с наживкой. А наживочка по сезону – молодая, симпатичная, с ногами от ушей и лицом-загадкой. В мутной же воде не разобрать, кто за другой конец удочки держится. Да и об этом ли думаешь, когда клюёшь? Хочется глупому карасю «почувствовать себя более уверенным, желанным и любимым», как в гороскопе пропечатано. На такую наживку попадаются все или почти все. Есть, правда, ещё те пескари премудрые. Этих и сетью-то не изловить. Но таких умников мало. Опыт перенять практически не у кого.

А тёща у меня по гороскопу – скорпион. Уже одно это должно было насторожить и заставить поближе присмотреться. Скорпион – зверь известный. Его не в руки взять, ни к груди прислонить. Специфическое животное. А тёща-скорпион – это, по большому счёту, вообще Годзилла. Представляете, да? Нет, начиналось-то всё нормально.
- Называй, - говорит, - меня мамой. Как одна семья будем. Одним дыханием дышать, одни сны просматривать в трёхкомнатной квартире без подселения.

Скажу вам без обиняков: дышать одним дыханием со скорпионом – дело гиблое и опасное. Задохнёшься с непривычки. Стал я со временем замечать, что и на маму она как-то мало похожа. Всё больше на знак свой зодиакальный или намерзопакостный персонаж русских народных сказок – бабу Ягу. Себя тоже стал чувствовать Ивашкой. Чувствую, что съест, но не знаю, когда и под каким соусом.
Жена у меня, правда, не такая ядовитая оказалась. Врать не буду. Возможно, по молодости лет ещё не успела поднакопить этой жидкости. Дева она у меня и по гороскопу, и по полу, и по ущербности мышления. Я ей говорю.
- Давай, любимая, отдельно от родителей проживать будем. Я в одной умной книжке вычитал, что мама твоя такое исключительно опасное насекомое, что нам лучше от неё на расстоянии держаться.

Но из затеи этой ничего путного не вышло. А скандал получился грандиозный. С того самого времени жизнь моя превратилась в кошмар, называемый пошлым словом сосуществование. Вначале легко и без нажима было введено ограничение на продукты питания.
- Ты, - говорит, - зятёк, что-то много пищи через себя пропускаешь, не стошнило бы, сохрани Господь. От мяса, - говорит, - холестерин, от сахара – диабет. Да и внешне что-то незаметно большой пользы от такого усиленного питания. Сплошная худощавость и никакой прибавки в весе. Ты, - советует, - больше на овощи налегай, на витамины. Еда добротная, недорогая, как раз по тебе будет.

Через месяц при виде стандартного набора овощей меня уже подташнивало, а о прибавлении веса и речи нет. Наоборот чувствую, сбрасывать начал, причём очень быстро. Не успевал в поясном ремне новые дырки выковыривать. К концу второго месяца талия моя по толщине сравнялась с шеей. Думаю, что если темпы сохранятся, худеть придётся только за счёт костей. А откуда там жир-то? Нет его там. Дошёл до ручки. Чтобы добраться до трамвайной остановки, что находилась в семидесяти метрах от подъезда, приходилось два раза на отдых останавливаться, с силами собираться. Вот тут-то я понял – срочно необходимо предпринимать меры по спасению голодающего организма. Да и супруга подстегнула. Стала по ночам выражать неудовольствие работой некоторых моих органов и частей тела. А какие у мумии части тела? Сплошная кость.

Потихоньку, принимая необходимые меры предосторожности, я приспособился приворовывать из холодильника и других мест хранения продуктов питания, но не долго. Вскоре ночью был отловлен тёщей-скорпионом при поедании варёной колбасы. В результате карательной операции холодильник перебазировался в её спальню, а кладовая уже запиралась на два замка, один из которых был гаражным. Мне же была подарена весьма поучительная книга о раздельном питании. Но мама жены понимала это питание не так, как автор брошюры и другие раздельно питающиеся. Её трактовка была более созвучна эпохе перестройки. Все они, иногда включая тестя, питались отдельно от меня, я же не питался вообще.

При этом мне ещё чинились всякие унижения и обиды. Делалось это как бы случайно, и никто мне зла не желал. Как говорится, ничего личного. Но дело в том, что кроме скверного характера у моей новой мамы имелся лёгкий физический дефект – левая нога в силу непропорционального анатомического развития её тела была короче правой сантиметров на семь. Недоваяла природа. То ли материала строительного в дефиците оказалось, то ли ещё какая причина, неизвестно. И всё вроде бы ничего, не накрывай она сама на стол. Вторые блюда ещё так-сяк. Ну, вылетит котлетка, словно из катапульты. Врежет кому-нибудь по кумполу невзначай. Она мягкая – не больно. Там хлеба больше, чем мяса. А если всё время наготове быть, то и уклониться можно или ртом поймать.

А от супа или борща не увернёшься. Да и отскочить не всегда получается. И самая большая неприятность заключалась в том, что когда эта бегущая по волнам разносила первое, то всегда исхитрялась левым низким бортом в мою сторону развернуться. А это как раз то место, куда самый большой крен. Не буду клеветать понапрасну, не знаю, каково это варево на вкус. Ни разу попробовать не пришлось. Но очень горячее. Прямо крутой кипяток. Мне в ожоговом центре так и сказали, что, мол, хобби у вас такое молодой человек каждую неделю крутым кипятком обливаться. Это они, наверное, подумали, что я морж, только наоборот – с африканским уклоном. Моржи холодной водой обливаются, а я – кипятком. Мало ли кто и как закаляется. А другой – совет хороший дал:

- Вы, - говорит, - молодой человек, когда кушаете, старайтесь ложкой в рот попадать, а не разбрызгивать горячие блюда по всему телу.
Умный какой, нашёлся. Как я мог ложкой супа себе спину ошпарить. Это как же извернуться-то надо! Им легко учить. Они, может быть, холостяки или в примах не живут. Не понимают, что в примах не жизнь, а сплошное мучение.
Собачка у них, маленькая такая, на воспитании. Курносая такая сучка. Пекинес называется. Кто она будет по гороскопу, не знаю, но думаю тоже ничего хорошего. Подлее твари я в жизни не видел. Вся в тёщу. Только у лохматой четыре лапы и все одинаковые без дефектов. Чтобы вы поняли, что это за зверь я вам так скажу, в сравнении с нею собака Баскервилей – ласковый, добродушный щенок. С утра до вечера, как тень, за мной по пятам ходит. Надзирает, чтобы я чего лишнего не проглотил, не дай Бог. А спит с хозяйкой на кровати. Тесть-то на кушеточке в прихожей корячится. И тому рад, что не на лестничной площадке.

- Ты, зятёк, - говорит мне приёмный папа, - терпи. Целее будешь.
- Нет, - сам себе думаю. – В этом семействе я вряд ли до пенсии дотяну. Разве, что по инвалидности. Что-то надо делать – или с любовью кончать, или с тёщей, хотя и то, и другое –дело опасное и хлопотное.
Что делать? Сунулся было за советом к родителям, а те и слушать не хотят. Руками машут, расстраиваются. У нас, говорят, ещё две дочки бесприданницы–пристроить некуда. Женихи наш дом пятой дорогой обходят. А тут ты со своими проблемами, вроде, как уже пристроенный. Подкармливать раз в неделю обещали, а назад наотрез взять отказались. Когда, говорят, дочек пристроим замуж и с жилплощади вытолкнем, тогда, может быть, и тебя назад примем. Сын, всё-таки. Посмотрел я на сестёр мужским оценивающим глазом и с огорчением подумал, не пристроят. Не пристроят ни одной, никогда в жизни, и ушёл.

Стал на работе интересоваться, мужиков расспрашивать. Нет ли кого со сходной судьбой или биографией. Тощих и грустных не трогал – такие же бедняги, как и я. Двое их у нас в отделе было. На прошлой неделе дверь входную сквозняком захлопнуло – у одного инфаркт, у другого инсульт. Какой уж здесь опыт? Я всё больше к жирным и весёлым присматривался. А они, как назло, или холостые, или давно в разводе числятся, жизни радуются. Одного, правда, нашёл. В примах состоит, но толстый и вальяжный, как перекормленный кот. Стал я к нему присматриваться. Спешить, думаю, не буду не пожар, хотя и припекает сильно. Поспешил на свою голову, женился. Впредь умнее буду. А вдруг у него наихудший вариант? Может быть, у него от семейных проблем недомогание на нервной почве крыша поехала. Вот он и веселится. Хихикает не ко времени и не к месту.

Присматриваюсь день, два, неделю глаз с него не спускаю. Да нет, нормальный, вроде, мужик. Рассуждает здраво, глаза не бегают по сторонам, и испуга в них не заметно. Стал подходы к нему искать. Через пару недель мы уже раскланивались при встрече, через месяц останавливались поболтать на отвлечённые темы и наконец-то подобрались к самой главной. Как-то, за кружечкой пива в расслабленном состоянии, завёл я разговор о преимуществах семейной жизни перед холостой. Так, мол, и так, говорю, загрызла тёща окончательно и никакого нет от неё спасения. Не вижу, мол, выхода из этой западни, пропади оно всё пропадом. Собеседник мой оживился. Чувствую, задел его мой крик души. Зацепила проблема.

- Вот, вот, - живо откликнулся он. – Со мной, - говорит, - аналогичный случай приключился несколько лет назад. Женился очень неудачно. Тёща – кобра последней модели, тесть – ни рыба, ни мясо и кроме того сестра жены – кенгуру на шпильках. Не семья – зоопарк. Веришь, - говорит, - я, человек склонный к полноте, после нескольких месяцев такой семейной жизни, весил пятьдесят два килограмма в галошах и пальто. Довели,гады, до ручки.
- Ну и как же ты, - спрашиваю, - выкарабкался?
- Люди добрые помогли. Дали один адресок. По гроб жизни им благодарен буду. Прямо спасли меня, а то хоть в петлю полезай.

- Помогло, значит?
- Спрашиваешь? Теперь не жизнь – сказка. Вижу, у тебя интерес не праздный. Песня другая, а припев один и тот же. Ну, что же. Мне люди помогли, а я тебе. Дам адресочек.
Поблагодарил я мужика за понимание и помощь. На следующий день двинул по указанному адресу. Домик этот я обнаружил на окраине города у огромного пустыря. Проживала там бабулька неопределённых лет и непонятных занятий. Колдунья – не колдунья, экстрасенс – не экстрасенс, не разберёшь с атеистическим воспитанием. Но не врач – это точно. Так вот сидит, значит, она посредине комнаты и посетителей принимает. Занял я очередь, жду. Часа через полтора и меня зовут. Захожу, здороваюсь. Посмотрела она на меня и тихим дребезжащим голоском спрашивает:

- Что достали тебя родичи, сынок?
- Достали, - говорю, - мать. – Житья от них нет никакого. Уже не знаю, что и делать.
- Не огорчайся, - советует. – Дело поправимое, поможем горю твоему. Родственники у тебя – энергетические вампиры. В этом-то все твои беды и страдания.
- Надо же, куда попал. Снаружи разве угадаешь? Пальцы в розетке не держат. Но это Вы точно, - говорю, - подметили. Вампиры, причём улучшенной породы. А тёща ещё к тому же и скорпион. Так, что же это получается? Так они чего доброго разрядят меня как аккумулятор.
- Полностью не разрядят. Мы энергию твою изменим. Отравим, как бы.
- Понимаю, - говорю. – Денатурат сделаете. А у них, у вампиров, что-то вроде несварения желудка случится? Трансформаторы перегорят?

Ну, думаю злорадно, пососёте теперь с меня киловатты. Захлебнётесь моей электроэнергией! И начала бабка привораживать. Часа три я сидел как приклеенный перед нею. Она, то шептала, то замолкала надолго и раскачивалась из стороны в сторону, словно ненормальная. Потом ходила вокруг, закатывая глаза, хлопая в ладоши и пританцовывая. Пот катил с неё градом. Старческие морщины на лице раскраснелись. Тяжеловато, видимо, приходилось ей с моим семейством на расстоянии и без подготовки. Наконец, процедура завершилась и, судя по всему, одолела старуха нечистую силу по месту моей постоянной прописки. Насыпала она мне травки в кулёчек и говорит.
- Всё, сынок. Теперь у тебя полный порядок будет и семейная жизнь наладится. Да и всё остальное нормализуется. Только не забывай порошок в чаёк родственникам подсыпать время от времени.

Поблагодарил я старушку горячо, денег ей дал, сколько спросила, и поскорее домой посмотреть подействует или нет. Дома было на редкость тихо и спокойно. Все ходили на цыпочках и боялись вздохнуть лишний раз. Даже жена, которая обычно набрасывалась на меня с порога с упрёками и претензиями, только палец к губам приложила, тихо, мол. Уже потом в комнате прояснила ситуацию. Ты, говорит, по квартире не шастай без особой нужды. У мамы такая мигрень, что даже самый незначительный шум может её убить. Да, думаю, могучая тёща, сносу нет, а на тебе. Утюг, что ли уронить или шкаф обрушить для ускорения процесса. И вдруг меня осенило! Неужели волшебная старуха до тёщи добралась так быстро? Нет, не зря я всё-таки старался, меры принимал.

Конец дня прошёл тихо, без скандалов. Следующий день выпал выходной. Тёща выползла из своих апартаментов перед самым обедом. Меня порадовал нездоровый цвет её физиономии и дрожащие ручонки. За столом лица у всех были скорбные, как на похоронах. Это и понятно – мелкие гады сочувствовали крупному удаву. Я был не в счет, находясь в стороне от событий. Не до меня им было. К концу второго дня я испытывал к бабке-колдунье такую искреннюю благодарность, что немедленно хотел ехать и дать ещё денег за такой ударный труд на волшебном фронте. Но утром третьего дня ситуация резко ухудшилась. Судя по громкому звяканью кастрюль и сковородок, тёща была при полном здоровье и в отличной боевой форме. Ну, что же. Я был не в претензии к колдунье. Полтора дня продержать тёщу в таком плачевном состоянии – это уже рекорд. Хорошего долго и много не бывает – истина известная.

Вся компания с сияющими лицами собралась на кухне и, кто как мог, выражал верноподданнические чувства. Тесть, подхалим, уже смотался на рынок и приволок букетик каких-то занюханных цветочков. Жена сама цвела, как майская роза. Один я сидел с постным лицом. Теща, окинув меня ехидным взглядом, едко заметила.
- Видно, не всем по душе моё выздоровление. Что не весел-то, зятёк? – спрашивает. – Думал, не поднимусь уже? Напрасно радовался. У меня здоровья на десяток, таких как ты, обормотов, хватит.
- Да, что Вы, Наталья Васильевна, - говорю. – В мыслях не было.
- Не было, - говоришь. – Знаю я тебя, паразита. Ждешь, не дождёшься, когда я сковырнусь. А вот это видел?

Изучив внушительный кукиш у своего носа, расстроился окончательно. Недолго, думаю, спокойствие моё продлилось. Но ничего не поделаешь. Когда поднял глаза, что такое? Вижу неладное, что-то с мамой творится. Лицо цвет изменило, и всё прыщами покрылось. А она говорит и говорит, метаморфозы не замечает. Но остальная челядь заметно приуныла. Сидят, глазками моргают и прямую речь прервать пугаются. Дождался я паузы в монологе и говорю ехидно:

- Что-то, - говорю, - личико Ваше, Наталья Васильевна, прыщами закидало и цвет нездоровый. Синюшный цвет. Вы бы врачу показались, что ли. Может ещё можно будет спасти. Да и нам спокойнее будет – вдруг болезнь заразная.
Тёща так с открытым ртом и зафиксировалась. Заклинило её, только глазками злющими по сторонам водит: зырк туда, зырк сюда. Думает, что это такая моя мелкая месть. Но заметив испуганные лица близких родственников, струхнула не на шутку.
- Ой, мамочка родненькая, да что же это с тобой? – заголосила первой жена, обильно орошая слезами кухонный стол.

На тёщу совсем смотреть страшно. Вурдалак, ей Богу. Натуральный вампир. Вот, думаю, когда её гнилая суть наружу вышла. Показала своё настоящее лицо. Фотографию разнесло, места живого нет. Не узнать совсем. Лицо шире плеч. Неделю лечили её всякими таблетками и примочками. В доме постоянно толкались какие-то посторонние люди: то врачи, то подружки её с соболезнованиями набежали, другой народ копошился. В этой суете и беготне о нас с тестем как-то забыли. Не до нас было. Дела мои пошли на поправку. За холодильником и кладовой надзор ослаб. Следить было совершенно некому. Да и тесть, которому было поручено продукты питания покупать, не такой сволочью оказался, как казалось на первый поверхностный взгляд. Питание улучшилось, словно в сказке. У тестя, на третий день, даже второй подбородок наметился. Хозяином себя чувствовал, если тёщу долго не видел.

Самое большое беспокойство доставляли, конечно, врачи. Каких только специалистов не понаприглашали: и аллергологи, и терапевты, и венерологи, и гинекологи. Каждый со своим диагнозом и лечением. Здоровый не выдержал бы, а больной и подавно. А после посещения дерматолога соседи по лестничной площадке дружно подали на обмен квартир. Соглашались переезжать в самые непрестижные районы только бы быстро и далеко.
Когда перепробовали всех докторов и поняли, что толку мало, жена мне и говорит.
- Доктора – дело ненадёжное. Простым высшим образованием здесь не взять. Тут экстрасенс нужен или бабка.

Тут уже я струхнул не на шутку. Если, думаю, другую бабку отыщут, и она посильнее моей оказаться может, тогда все усилия насмарку. Надо что-то предпринимать, пока не поздно.
На другой день смоталась жена за экстрасенсом. Ей на работе присоветовали специалиста. Пришёл невзрачный мужичонка. Рамочка у него в руках из проволоки. На тёщу посмотрел, нас всех обвёл туманным взором, потом по комнатам двинул. Ходит на стены натыкается. Рамочка вертится, как ненормальная, мужик бормочет что-то, а что, не понять. Наконец угомонился.
- У вас, - говорит, - в квартире скопилось столько отрицательной энергии. Поразительно, что только одну тётку прихватило. Надо, - советует, - сюда больше положительной энергии привнести. Тогда всё поправится и придёт в норму.

- Я, - говорю, - конечно, извиняюсь за бестактный вопрос, но где же её раздобыть-то? Купить или по бартеру обменять?
Выяснилось, что поменять плюс на минус может только он сам, но когда сообщил стоимость этой процедуры, я начал подозревать, что он начнёт строить в тёщиной спальне электростанцию. Нет, думаю, этот экстрасенс, пожалуй, не опасен. Обыкновенный аферист. Жена тоже огорчается:
- Нет, - говорит, - экстрасенс здесь вряд ли справится. Чакры у него, видать, слабоваты. Бабку искать надо.
Пора, думаю, вмешаться иначе - трагедия. Ещё, чего доброго, вылечат тёщу, мне на погибель. Решил действовать:

- Знаю, - говорю, - одну волш****ю старуху, любого экстрасенса за пояс заткнёт. Я смотаюсь, договорюсь.
- Давай, - говорит, - дуй. Только быстро. Мама уже зеленеет и плесенью покрывается.
Бабка словно ждала.
- Ну, - спрашивает, - как, сынок, помогли тебе мои заклятия?
- Вопросов, - говорю, - нет, бабуля. Заклятия очень качественные – хоть сейчас сертификат выдавай. Ни медицина, ни экстрасенс перебить не смогли. Теперь бабку хотят. Что делать? Опасаюсь, как бы они кого посильнее тебя не нашли.
- Не бойся, - успокаивает. – Я одна такая на всю область уникальная старуха. Мои заклятия никому не перебить. А ты домой иди, жену успокой. Скажи, нашёл, мол, нужного человека. Через пару дней придет, снимет заклятие.

Пришёл к жене. Так и так говорю. Нашёл специалиста-профессионала. Через пару дней тёщу на ноги поставит. Так и случилось. Пришла моя бабулька, зашла к тёще. Посторонних выгнала. Долго за закрытыми дверьми колдовала и, наконец, закончив священнодействовать, вышла.
- Ты, - говорит она мне, - завтра ко мне подскочи за зельем, - и жене. – Успокойся, красавица. Всё будет хорошо.
И отбыла. На другой день встал я пораньше. На работу собираюсь. Тёща выползает.
- Что же ты, дорогой зять, на работу идёшь не позавтракав? Так и гастрит заработать можно.
- Что Вы, - говорю, - Наталья Васильевна. – Я и обедаю-то не каждый день.

- Нет, - настаивает, - без завтрака я тебя не отпущу.
Что такое, думаю, чудеса. Позавтракал, а тёща уже с «тормозком» у двери стоит.
- Ешь, - говорит, - а то смотреть на тебя больно. Худющий, высох совсем.
Дождался я конца рабочего дня и быстро к бабке. Интересно было узнать, как она такого хищника в безобидное травоядное превратила.
- Как, - спрашиваю, - управилась с таким крокодилом?

- Человеческая доверчивость, - говорит бабка, - как и глупость – беспредельны. Пояснила ей, что, мол, плохи её дела. Зятёк твой, говорю, ядовитую энергию в себе носит. А чтобы понятнее было, говорю, он как зеркало. Улыбнись ему – и оно тебе улыбнётся, а оскалься – тоже и в ответ получишь. Посылаешь к нему отрицательную энергию, а она усиливается, к тебе же и возвращается. Вот так и утряслись твои проблемы. А, вообще-то, аллергия у неё. На цветы аллергия – запомни это на будущее.
С тех пор не жизнь у меня, малина. Домашние с утра до вечера соревнуются, кто больше мне положительной энергии пошлёт. А вот тестю не повезло. Как говорит наука, если где-то прибавляется, то в другом месте столько же и убывает. Вот у него и убыло. Сам виноват, зачем так неудачно женился?
 

Страх

(Анатолий Долженков)
  6    2020-08-22  1  296
Кто в своей жизни не испытывал чувство страха? Вряд ли найдется такой человек на планете Земля. Боятся все и не только люди. Присмотритесь к домашним животным, особенно к мелким, еще те трусишки. А, что поделаешь, жизнь научила их, маленьких и слабых, всего бояться.Почему же нас преследует это неприятное чувство, с широким диапазоном проявлений – от тревоги до паники, часто переходящей в ужас. Потому, что страх - это мощная защитная эмоция, основывающаяся на чувстве самосохранения. Хочешь жить – бойся любой опасной ситуации, возникающей в твоей хрупкой, как стеклянная ваза, жизни. Отважные долго не живут. Не задерживаются на этом свете лишнее время, поскольку имеют проблемы с самосохранением. Ведь, что такое страх? Это наша с вами реакция на опасность, как реальную, так и мнимую.
Реальная опасность – это понятно. «Вот пуля пролетела и ага». Тут и испугаться-то, толком не успеешь. А если не «ага», если пуля пролетела мимо, но свист ее слышен был весьма отчетливо. Тогда начинается самое неприятное. Красочное воображение тут же услужливо рисует кровавую картину с развороченным черепом на переднем плане, судорожными конвульсиями и прочими ужасами, расшатывающими нервную систему. Тут одного комплекта памперсов вряд ли хватит. Или, например, человек, панически боящийся высоты, оказывается где-то та, наверху некоего высотного сооружения. Акрофобия, говоря строгим научным языком, наступает сразу, как только он посмотрит вниз. Глядя с балкона, например, тридцатого этажа, в разверзшуюся бездну, такой человек начинает ощущать некий животный страх, не соображая, ты уже в полете или только готовишься к нему? Так это страхи реальные. А бывают и воображаемые.
Человеку, с перепуга, может привидеться все, что угодно, отчего дрожь по всему телу и панический страх. Особенно везет в этом плане людям с богатым или больным воображением. Да и нормальному человеку бывает не по себе,когда видишь нечто такое, что не укладывается в рамки разумного восприятия. Еду я, как-то ночью за рулем, с дачи возвращаюсь. На дороге пусто, ни машин, ни людей. Благодать. Одна только неприятность -аккумулятор слабый, еле завелся. Боюсь непредвиденной остановки, заглохнет двигатель и все, будешь отсвечивать на ночной дороге, как фонарный столб, а помочь некому. Свет ближний, время от времени включаю – выключаю. Экономлю энергию. Внезапно, при выключенных фарах и лунном свете, замечаю белый пиджак, висящий в воздухе. Завис прямо у края дороги, рядом с остановкой и шевелится на ветру. А внутри пиджака никого нет. И головы над пиджаком тоже не замечаю. И под пиджаком ничего материального не просматривается. Чудеса, да и только, сам по себе пиджак летает ночью по городу, а вокруг, как я уже сказал, ни души. Двое нас на ночной дороге, я и белый пиджак. А я еще не верил в привидения. Вот оно наяву. Протер глаза, не исчезает с поля зрения, значит, реально существует.Начинаю впадать в панику, но движение продолжаю, поскольку, как я уже говорил, боюсь заглохнуть. Опасность, что ни на есть, самая реальная.
Подъехал ближе,обомлел, правый, рукав пиджака протягивается в мою сторону. Понимаю,пытается остановить движущийся транспорт со мною внутри.Начинаю чувствовать легкий озноб и сбои в работе организма. Понимаю, что пиджаку надо ехать, и он ловит тачку. Зачем, думаю, если он итак парит в воздухе. Останавливаться, даже в мыслях не было.Какой там останавливаться, если с меня пот в три ручья льет, и волосы дыбом торчат. Сердце в груди колотится как бешеное, дыхание заклинило на вдохе и, ни туда, ни сюда.Интуитивно нащупываю ногой педаль, но вместо тормоза, почему-то давлю на газ, поскольку в экстремальных ситуациях головной мозг работать отказывается, а спинной действует на уровне простых рефлексов. Надавил, значит на газ, что было мочи, да так мощно, что пиджак еле успевает отлететь в сторону. И при этом слышу какие-то грубые недовольные звуки в мою сторону.Шустрый, падла, попался. Отмечаю про себя, что обычно, верхняя одежда ведет себя скромнее. Тихо висит на вешалке в шифоньере, и не подает признаков жизни. Приезжаю в гараж, ставлю машину. Меряю давление, двести на сто и пульс сто двадцать. Предынфарктное состояние.
Еле добрался домой, хотя живу рядом с гаражом. Лег спать. Сон беспокойный, постоянное чувство тревоги. Два раза поднимался, смотрел в окно, не бродит ли пиджак под домом? Всю ночь кошмары снились. Привидения вампиры и всякая прочая потусторонняя сволочь. Заснул под утро. Просыпаюсь, от возни на кухне. Жена с рынка, значит, пришла и помимо продуктов, принесла свежие сплетни. Истории обычные, бытовые, со счастливым и не очень концом. И, вдруг, новость сезона. Рассказывают, что ночью какой-то пьяный мудак, чуть не сбил машиной негра, студента местного университета. Оказывается, их к нам в университет из черной Африки, завезли в большом количестве, с целью получения знаний. И, что самое интересное, мода у них туземная такая, сами черные, брюки и кроссовки черные, а пиджак белоснежный. Вот такие истории бывает, случаются в жизни простого обывателя. А внезапно возникшая внутри меня вера в приведения и потусторонние силы с тех самых пор очень поколебалась.
 

Спокойной ночи, алкаши!

(ЗЕВС)
  18    2017-06-17  1  1359

В московском издательстве «У Никитских ворот» вышла новая, 38-я книга поэтических миниатюр Евгения Запяткина «Спокойной ночи, алкаши!», включающая в себя более тысячи произведений.
Автор книги не берётся выяснять, почему алкоголизм и пьянство в России приобрели характер национального бедствия и выросли до масштаба гуманитарной катастрофы. Это хлеб аналитиков-социологов – пусть они им и закусывают.
Россия спивается на протяжении тысячелетия, кажется, ещё одно тысячелетие – и сопьётся окончательно. Однако умеренное пьянство не мешало русским правителям поднимать Россию с колен и вытаскивать народ из вековой грязи. Пётр Великий, сам большой любитель вина (есть свидетельства, что он мог выпить за день около 40 стаканов), поощрял весёлые пиры, но всегда умел остановиться и остановить других.
Евгений Запяткин пытается показать современную Россию, где поддерживаются питейные традиции, но склоняется к умеренности и аккуратности, культуре потребления алкогольных напитков – с весельем и бодростью, а не с треском в голове и свинством от перепитого. Сделать это помогает искромётный авторский юмор.
Эту книгу можно не просто читать – в неё следует играть. Если вы хотите узнать свои судьбоносные повороты и контуры грядущего, примерить на себя характеристики личных черт, найти совпадения в образе мыслей – необходимо назвать страницу, графу и номер ЗЕВСограммы. Что бы вам ни досталось – всё воспринимайте как добрую шутку и невинный розыгрыш, как забаву и кураж, цель которых – взбодриться от тягостной повседневности, поднять себе и другим настроение, вернуть оптимистическое мировосприятие.
 

Записки Ивана Сусанина

(Geom)
  14  Иван Сусанин  2018-11-26  7  1100
Отличный подарок на любой праздник – книга интересных юмористических стихов, написанных от имени Ивана Сусанина, участвующего во многих исторических и современных событиях.
Никто не останется равнодушным!
Подарочное издание. Формат A5, твёрдый переплёт, высококачественная цветная печать.

Заказывайте у автора через ФОРМУ ЗАКАЗА КНИГИ Жми сюда или по электронному адресу geom@bk.ru .
Цена экземпляра книги (формат А5, твёрдый переплёт, цвет) – 500р.
Отправка заказной бандеролью по России – 150р.
Отправка заказной бандеролью за рубеж – 550р.

Подробно о книге:










Тарасевич Георгий Михайлович
Записки Ивана Сусанина. Сборник иронической поэзии. — М.: РадиоСофт, 2018. —140 с.: илл.
ISBN 978–5–93274–223–5

В этой книге события прошлого описаны не совсем так, а иногда совсем не так, как принято в официальной истории. Временами в записках прослеживаются параллели с трудами академика А. Т. Фоменко. Cам автор записок частенько предстаёт в них как пьяница, бабник, врун и хвастун, что не добавляет доверия к изложенному.
Но воспоминания непосредственного участника событий — важный документ, поэтому в настоящее время историки заняты сопоставлением свидетельств Ивана с другими источниками. Не исключено, что по результатам их работы учебники истории будут существенно скорректированы. Но школьникам и студентам пока всё-таки не рекомендуется изучать историю по этой книге: можно схлопотать двойку от какого-нибудь ортодоксального приверженца официальной точки зрения на факты из прошлого.
Чтобы хоть как-то обезопасить учащихся от подобных неприятностей, большинство рассказов Ивана снабжено историческими справками, взятыми из традиционных источников. Эти справки приведены в Приложении.
 

ЗЕВСово слово

(ЗЕВС)
  22    2016-04-29  0  1575

В Москве вышла в свет 36-я книга Евгения Запяткина «ЗЕВСово слово» (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский), которая включает в себя две тысячи поэтических миниатюр-ЗЕВСограмм.
Четверостишия Евгения Запяткина – средоточие концентрированной мысли, глубокого чувства и самобытного юмора. Многие катрены автора – задорные русские частушки.
Автор приглашает читателя отвлечься от суровой действительности и погрузиться в мир розыгрышей, шуточных предсказаний, весёлых каламбуров, балагурства и куража, используя данную книгу как забавную игру. Для этого необходимо назвать номер страницы, графу и порядковое число четверостишия. Какой бы ни выпал приговор вашей личности и прогноз вашего будущего – всё следует воспринимать с чувством юмора и лёгкой иронии, и жизнь будет веселее, а настроение прекраснее.
 

Это серебро дороже золота!!!

(Лев Красоткин)
  22    2016-07-25  2  1462

Меньше суток осталось до дебюта наших футболистов в Лиге Чемпионов Европы!!! Могли ли мы всего год назад мечтать о таком счастье? И сейчас самое время вспомнить, как ребята под чутким руководством бердыевского тренерского штаба пришли к этому успеху #отматчакматчу!!! Вашему вниманию предоставляется электронная книга "Это серебро дороже золота!!!"

#левкрасоткин #стихи

Жми сюда

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер