ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Юмористические книги: лучшее из свежего: стр. 3

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Юмористические книги: лучшее из свежего: Стр. 3  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Жертвы искусства

(Анатолий Долженков)
 6  Юмористические книги  2020-08-08  0  23
Говорят, искусство требует жертв. Хочу подтвердить - это не выдумка, а чистейшая правда. Знаю не понаслышке. На собственной шкуре пришлось испытать. И самое интересное, что случай этот, буквально на пустом месте вызрел. Просто из ничего возник.

А дело было так. У нас на производстве билеты распространяли для посещения картинной передвижной выставки или галереи, точно не знаю. В прежние времена такие мероприятия по широкому приобщению простого народа к культуре и искусству практиковались довольно часто и повсеместно. Вероятно, многим из вас приходилось не только наблюдать, но и быть, так сказать, участником подобных акций. Делалось это не только и не столько для поднятия культурного уровня населения, насколько это возможно, а, чтобы придать прогрессивному, на первый, взгляд движению массовый характер. Чтобы, как говорится, все как один и в ногу желательно.

Чувствую, ситуация вам знакома. Зачем это было надо нашему тогдашнему партийному руководству – никому неизвестно и по сей день, вероятно, даже им самим. Надо и всё. Естественно, такое неуёмное желание власть держащих вызывало у народа пассивное сопротивление. Нет, никто не кричал, что он не согласен или категорически отказывается посещать очаги культуры по принуждению, не топал ногами и не писал жалобы. Этого не было, несмотря на оголтелые вопли западных средств массовой информации о нарушении в Союзе демократических свобод и насильном
прививании прекрасного и вечного народу, не считаясь с его мнением. Советский человек, склонный к решению проблем любой сложности простыми и эффективными методами, всегда поступал мудро и рассудительно.

Навязываемые пять – семь билетов на производственный цех, участок или студенческую группу скупались всем коллективом в складчину и, здесь же, разыгрывался жребий, кому, так сказать, в добровольно-принудительном порядке выпала честь посетить мероприятие в очередной раз. Не ходить вообще – было нельзя, поскольку посещение контролировалось ответственными лицами и стукачами – добровольцами. Подобная ситуация устраивала всех. Случалось, правда, находились желающие посетить мероприятие не по принуждению, но крайне редко. В массе своей ими были влюблённые, предпочитающие посидеть в тепле, альтернативе бродить по холодным зимним улицам или просто энтузиасты, справедливо полагавшие, что из двух зол надо выбирать меньшее. Просмотреть балет или оперу справедливо считалось менее противным, чем в очередной раз выслушивать надоевший до чёртиков монолог жены, посвящаемый, как правило, двум темам – зарплате и выпивке.

На нашем металлургическом комбинате такие мероприятия организовывались с пугающей регулярностью. То, смотришь, на оперу эти билеты распространяют, то на балет. Туда, куда нормальные люди по своей воле и за собственные деньги в жизни не пойдут. На аркане не затащишь. А почти бесплатно, почему бы и не поддержать искусство? Пожалуйста, мы люди не гордые. Причём здесь гордость, если всё оплачено трудовым коллективом? Почему бы не сходить? Тем более на передвижную выставку картин кистей великих мастеров. Или копии этих кистей. Не знаю. Живопись – искусство разноцветное. Любуйся картинами и радуйся, что не дальтоник или, сохрани Господь, не слепой. Скажу откровенно, мне с этими мероприятиями не везло постоянно.

По жребию всегда выпадали самые неинтересные и, прямо скажем, откровенно скучные посещения. В прошлый раз попался мне фильм «Ленин в октябре». Такая, помню, меня обида взяла. Что же вы, говорю активистам-распространителям, варвары, мне билет на конец сериала подсовываете. Я же не видел прежние десять серий, ни в январе, ни в феврале, ни, даже, в сентябре. Как же я разберусь, о чём в этом высокоидейном фильме речь идёт? В позапрошлый раз сунули меня на фотовыставку. Ничего интересного. Расклеили на стенах фотокарточки, ходи, любуйся. Я, дома-то, свой семейный альбом – и то раз в два года пролистываю – разве что от скуки, а здесь…

Правда, одна фотография мне понравилась. На ней был изображён передовик – комбайнёр, карабкающийся на свой комбайн по узкой лестнице и с тоской во взгляде обозревавший бескрайнее пшеничное поле. Оно и понятно. Он, наверное, уже несколько суток сидел на этом участке трудового фронта безвылазно и сколько ещё сидеть придётся неизвестно. У нас с урожайностью с гектара всегда плоховато выходило. Мы всегда количеством этих самых гектаров брали. Так что, фотограф, которого, видно, тоже не по своей воле загнали в «тьму-таракань» с коварством, присущим работникам искусства, тонко оценил суть и подловил подходящий момент.

И в этот раз билет на выставку картин мне достался совершенно случайно. Вначале, сгоряча, супругу свою направить хотел. Ничего, думаю, хорошего меня там не ждёт, а она пусть посетит мероприятие, облагородится смеха ради. Потом, правда, передумал. Еще привыкание к этому самому искусству возникнет, хлопот с нею после не оберешься. Пусть лучше дома на кухне привыкает. Опять же для семьи больше пользы и спокойствия. Пошел сам, когда выяснилось, что билетов в этот раз выделили много и планируется побригадное посещение мероприятия. Приобщусь, думаю, к высокому искусству одним глазом, небось, не окривею.

Забежал после работы домой. Костюмчик свеженький на себя накинул. Рубашечку напялил, галстук – удавочку покрепче затянул на шейке и потрусил пешим ходом навстречу с прекрасным. Благо – бежать было недалеко. В нашем заводском дворце культуры, это мероприятие и происходило.

Народу набилось прилично. У входа толкалась очередь, словно за дефицитным товаром. Бесплатно ведь, не за деньги. Чего не прийти, если есть время? Ходят с умным видом. Ботинками от местной обувной фабрики шаркают, лак с паркета сдирают. Знатоки искусств периферийного пошиба. А во всех помещениях на стенах картины развешаны. Красота необыкновенная. Много картин. Я столько в одном месте никогда не встречал. И возле каждой люди трутся. Смотрят, искусством наслаждаются. Где один наслаждается, где по два, а где и целая группа с открытыми ртами стоит.

Потолкался я-то тут, то там. Народ вокруг незнакомый, озабоченный. На картины смотрят молча и недоверчиво. Покалякать про искусство буквально не с кем. Дай, думаю, своих поищу, заводских. С ними проще будет по этой самой живописи пройтись.
Протиснулся в соседнюю залу. Вижу, личность у картины вроде знакомая вертится. Никодимыч, мастер из соседнего цеха. И замечаю, не так он как-то искусством наслаждается. Не так, как остальная масса, а по-особенному. То вплотную к полотну подойдет, то пятится от него метров пять – шесть и таращится мутным взором, словно тещу свою покойную увидел. Что за черт, думаю. Может быть, картина свежими красками писана. Толковый мужик – до чего додумался! И к искусству приобщается и токсикоманит помаленьку. А прежде замечен не был.

Подхожу, говорю.
- Надо же, как тебя искусство проняло, Никодимыч. Смотрю, горным козлом скачешь в свои неполные шестьдесят.
- Ты знаешь, Василий, - отвечает он. А меня Василием зовут. – Я только сейчас уразумел тайну великих мастеров кисти. Всего полчаса у этой картины кручусь, а уже понял, в чем здесь закавыка. Озарение накатило. Почувствовал, как творятся гениальные полотна.

- Это, - говорю, – Никодимыч в тебе скрытый талант пробудился. Пора в искусствоведы подаваться. Может быть, и меня, темного, просветишь. Я смеяться не буду.
- Что же, просвещу. Потрачу время впустую. Да, кстати, ты, сколько книжек за свою жизнь прочел? С десяток наберется?
- Четыре.
- Значит, зрение испортить не успел. Тогда объясняю популярно. Подходишь к картине как можно ближе.

Подошли так близко, что носами в раму уперлись. Одна дама даже замечание сделала.
- Что, - говорит, - мужики. – Решили искусство на зуб попробовать?
Мы отмахнулись. Не мешай, мол, если не соображаешь в искусстве.
- Что видишь? – интересуется Никодимыч.
- Муть какая-то. Грязь разноцветная. В прошлом году моему соседу маляр также безобразно стену покрасил. Когда из травматологии вышел, решил сменить профессию. Осознал, что не может в ногу со временем идти, поскольку очень сильно хромал после обсуждения качества его работы с заказчиком.

- Это вблизи такие мутные пейзажи. Закрой глаза и сделай пять шагов назад. А теперь смотри. Ну как эффект? Впечатляет?
Открыл я братцы глаза. Мама дорогая. Фантастика! Деревья на картине, словно живые стоят, кронами качают. И воздухом чистым лесным повеяло.
- Ну что, - интересуется Никодимыч? – прочувствовал гениальность великого мастера? Вот как надо понимать искусство по-настоящему. А теперь свободен. Прекрасное познается в одиночку. Здесь не суд, свидетелей не требуется. Тем более твоя физиономия не к месту как-то в этом храме живописи. У меня творческое восприятие снижается.

Отошел от него на всякий случай. От человека с таким душевным надрывом любой пакости ожидать можно. Не буду, думаю, судьбу испытывать. Пойду лучше бригаду свою поищу. Преподам искусство по Никодимычу. Нашел быстро. По перегару. Я запах своей бригады всегда от любого другого отличить могу. Непередаваемый аромат. Сочный. Вижу, они отдельным косяком держатся, с остальным табуном не смешиваются. Прижались к какой-то картине, гомонят. Пальцем в гениальное произведение тычут, волнуются. Не одного, думаю, меня искусство сразило. Этих толстолобиков, видно, тоже достало. Как переживают, больно глазам смотреть.

- Что, - спрашиваю, - мужики так расстраиваетесь? Не сперли у кого, не дай Бог, пальтишко из гардероба?
- О! Еще один знаток изящных искусств обнаружился, - обрадовался наш бригадир Петр Иванович.
- Ну, знаток не знаток, а картину от фотографии уже отличу. Причем с первой попытки.
- Раз ты такой крупный эксперт, - говорят, - и почти что критик Белинский, скажи, кого узнаешь на этой картине?

- Эх вы, - говорю, - периферия тёмная. Кто же так искусством наслаждается? В начале просмотра необходимо носом в раму упереться, а потом закрыть глаза и отпрыгнуть метров на пять. Тогда и откроется удивительная ценность изделия.
- Ты, - интересуются, - когда сюда шел головой не ударялся обо что-нибудь твердое? Если ударялся, скажи. Мы травмированный мозг беспокоить не будем. Не варвары, имеем сочувствие.
- Да вы что, мужики! Это меня Никодимыч просветил, как надо понимать искусство по-настоящему.

- Значит у нас двое пострадавших, - обрадовались они. – Но ты все-таки присмотрись внимательнее к этому портрету. Узнаешь, кто изображен?
- Баба какая-то, - говорю. – Правда, не в полный рост изображение. До пояса. Дальше не видно. Почему-то не дорисовано. Думаю, что найти бабу, целиком соответствующую высокохудожественному стандарту, было тяжеловато даже в те далекие века. Вот художник и отсек лишнее гениальной кистью, чтобы не огорчать потомство ненужными подробностями. А может быть, просто краски закончились посреди картины, а купить негде было. Вот дефицит и образовался. Много причин. Пойди, разберись сейчас, спустя столько десятилетий.

- Слышали, мужики? Ему не нравится, что до пояса. А зачем тебе дальше-то? Это же картина, а не живая баба. Ты на личность ее внимательней присмотрись, а не шарь по всему телу бесстыжими глазами. На «фейс», как говорят англичане. Узнаешь?
- Личность вроде знакомая. Где-то я, кажется, ее видел. Совсем недавно видел. Не вспоминается где.
- Недавно видел, - самодовольно ухмыльнулся Пётр Иванович. - Так ты и маму родную не признаешь, одень ее побогаче. Даю наводку. Представь эту бабу в замызганном фартуке с пивными бокалами в руках.

- Опознал. Теперь точно опознал. Это же Лизка-барменша из пивнушки "Три соска". Правда, там сейчас из двух пиво качают. Третий сосок уже полгода как не работает. Засорился, что ли. Нет, вы посмотрите какое изумительное сходство. Прямо близнецы-сестры.
- Да не близнецы они. Это и есть Лизка-барменша в натуральную величину.
- Ты что, Иваныч? Господь с тобой. Это же все картины старых мастеров. Когда это рисовалось, не только Лизка, но и прабабка ее в проекте сметой не была предусмотрена.
- Ну, насчет старых мастеров – это еще надо посмотреть вооруженным глазом. А вдруг устроители нам вклеивают. Думают – город, мол, периферийный. Кроме спичечных этикеток никаких других великих произведений искусства и в глаза не видели. Вот и гонят, что попало за старых мастеров. Мол, проглотят, не подавятся. Еще пищать будут от восторга, что к искусству приобщились, балбесы.

- Да нет, Иваныч. Протрезвись маленько. Что-то ты не того. Тоже мне специалист выискался. Художник-реставратор уголка и швеллера. Никому не говори, засмеют. Зачем тебе такая реклама к концу жизни?
- Засмеют, говоришь? А если я доказательства приведу, тогда как?
- Какие доказательства?
- Неопровержимые.
- Приводи, рассмотрим.
- Смотри. Вот здесь внизу табличка с названием имеется. Прочти, если грамотный.
Надпись на табличке гласила: " Мона Лиза. Леонардо да Винчи".

- Ну и что? – интересуюсь.
- Нет, - говорит Иваныч. – Я просто умираю со смеху, наблюдая этого идиота со стороны. Ты что, читать не умеешь? Я же помню, как ты бегал в школу с портфелем. Что ты там делал? Тут русским языком написано «Лиза».
- Не Лиза, а Мона Лиза.
- Своей душевной простотой он доведет меня до инсульта. Ты, Василий, когда со старшими товарищами беседуешь, старайся думать не только спинным мозгом. Иногда к этому процессу головной подключай, если он у тебя в исправном состоянии и не на ремонте. Вот ответь мне как родному папе, ты когда "Три соска" регулярно посещать стал?

- Три года ни одного пропуска.
- Тогда, что с тебя взять. Молодо – зелено. Тебя возле елки поставь, видно не будет, доллар ты наш фальшивый. А теперь объясняю, как ветеран с гепатитом начинающему сосунку без явных признаков цирроза. Лет пять тому, сосками керувал Эммануил Львович Кальценбоген. Где-то в это же время или чуть позже он соскользнул в Канаду или какую-то другую Америку и осел в районе между Торонто и Нью-Йорком, как пострадавший от коммунистического террора за спекуляцию и разбавление пива водой. Короче за то, что сейчас называют бизнесом. Теперь дошло до тебя тугодума, откуда переднее слово образовалось. Эммануил. Для своих Моня. И получается, как ни верти Монина Лиза, раз она у него работала. Соображаешь?

- Да, что ты, Иваныч, Господь с тобой? Как сто пятьдесят в организм впрыснешь натощак, такие теории двигаешь, куда там тому Марксу. Тут же ясно написано Мона Лиза, а не Монина Лиза.
- Вот чудак человек. Ему одно говоришь, а он свое долдонит, что твой попугай. Да ты знаешь, что у этих импортных ребят, чьи картины, всегда с русским языком проблемы были. Они матом и то с акцентом ругаются. А уж, казалось, чего проще. Взять, к примеру, тебя. Как ты вчера крановщика крыл, когда он тебе кусок рельсы на ногу уронил? Приятно было слышать это соло. Ты же без акцента загибал?

- Я – без!
- Вот видишь, а у них с этим проблема.
Тут Серега вмешался.
- Василий, - говорит, - конечно, не прав. Иваныч дело говорит. Ты, Вася, внимательнее к этой кобре присмотрись. Что за взгляд! У тигра ласковей. Я раз у нее в долг попросил до получки. Она на меня глянула, как здесь нарисовано. Не мигая. Только яд у нее изо рта не капал. Мне и пить, и есть, сразу перехотелось. После такого стресса я эту язву на любом фоне разгляжу и в любом обличье узнаю.

- Не знаю, Серега, что тебе там с пьяных глаз мерещится. Только про ее взгляд на табличке совсем иное написано: "Взгляд у Моны Лизы загадочный, устремлен вдаль. Этот взгляд – загадка не для одного поколения потомков". Понял? Тебе с твоим ущемленным интеллектом эту загадку в жизни не разгадать.
Тут опять бригадир Петр Иванович завелся.

- Эх, Василий! Это для ущербной нынешней молодёжи, травмированной перестройкой, ее взгляд загадка. А что касается лично меня, то я никакой загадки здесь не обнаруживаю. Подумай сам, какой взгляд должен быть у этого, с позволения сказать, работника прилавка, если она одновременно три действия выполняет. Во-первых, физическое, - принялся считать он, загибая пальцы - недолив пива. Во-вторых, химическое - разбавление его водой и, в-третьих, математическое - обсчет клиента на глазах у всей очереди. Да еще глазом по сторонам стреляет, чтобы кто бокал не спер. Вот и вся загадка с небольшим налетом ядовитости.

Вновь выразил сомнение Серега.
- Это все понятно, Иваныч. Мы твое мнение по холсту поддерживаем всей бригадой. Но скажи, кто ее так натурально изобразил, что мне аж сюда пивом пахнет? Откуда в нашей забегаловке мог оказаться такой шустрый мастер кисти? Я в районе только одного знаменитого художника знаю – Гаврилыча. Тот, что названия на магазинах рисует. Вывески разные. Хлеб, водка, селедка…, другие колониальные товары. Но я могу спорить на что хочешь, что он и трезвым такой отрицательный образ создать не сможет. Не тот профиль. Я же не уверен, что кто-либо может похвастаться, что встречал нашего живописца трезвым в этих краях.

Я говорю.
- Что вы, мужики, голову морочите? Автора ищите? Автор тут вон написан внизу. Леонардо да Винчи. Правда, я мужика с такой фамилией в нашем городе, что-то не вспоминаю. Кофман есть – спорить не буду. Да еще Чиколатис имеется в наличии, частный предприниматель. А Леонардо, как его там дальше, не помню. Что скажешь, Иваныч?

- Да, пожалуй, и я не припоминаю такого. Только сдается мне, что не один это человек. Леонардо да Винчи. Двойная какая-то фамилия получается у этого мужика. А может быть, имя или два имени. Все-таки, как ни крути, двое их было. Леонардо да Винчи. Это как Иван да Марья получается. Тут уж точно не скажешь, что один. Куры засмеют. Я вот, вспоминаю, крутились здесь лет семь назад пару аферистов. Работниками культпросвета себя называли. Может быть, они расстарались за ящик пива. По цене за эту мазню – вполне нормально.

- А что, - оживился Серега. – За ящик пива и не такое начертить можно.
Все это общение спрекрасным, может быть, и неплохо закончилось, если бы не возник один незапланированный момент. Как-то так случилось, что, увлекшись разговором об искусстве, мы не сразу обнаружили вокруг себя посторонних людей. Оказалось, что народа у этой картины стало намного больше. Получилась уже не бригада, а целых три. Мало того, они приперлись со своим бригадиром. Такой, знаете ли, интеллигент с бородкой. И оптика у него на носу болтается. То ли очки, то ли пенсне – не разобрать простому человеку. Я почему-то, сразу подумал – неприятный тип. С такой мордой в революционных фильмах заслуженные артисты меньшевиков играли в прежние времена. Вспоминаете, наверное, когда такой высокоидейный фильм показывали по телевизору или в кинотеатре общего пользования, сразу всем было понятно, кто есть, кто.

Если, к примеру, у героя лицо, как из одного куска гранита высечено, косоворотка на нем на выпуск а-ля "красный металлист", да и сам он все время правильные слова произносит и благородные поступки делает – это большевик. К бабке не ходи. Любой дурак определит даже с середины фильма. А если маленький и тощий, как глист в обмороке, да еще при этом бородёнка торчит клином и пенсне на носу – точно меньшевик или эсер недобитый. Тут не перепутаешь. У нынешних меньшевиков рыла хоть поросят бей. Нынешних по внешнему образу никак не отличить, кто в какой партии числится. Все ребята мордастые, веселые, здоровые и языкастые. Как малосольные огурчики из одного бутыля. Один к одному, отборные. А этот все больше на прежних персонажей смахивал. Прямо Троцкий в разрезе. И вот этот несостоявшийся ученый с физиономией политика начала прошлого века обращается к нам. Интеллигентно так обращается. На ноги никому не наступает и от картины не отталкивает.

- Вы, - говорит, - товарищи, отодвиньтесь чуть-чуть в сторонку. Я группу веду. Но если желаете послушать, можете остаться.
Мы люди с пониманием. Сдвинулись чуток в сторону. Не жалко. Не пивнушка, в конце концов, долго место занимать не будут. Тем более их раза в два больше, чем нас. Мужик подошел к картине, стал в пол-оборота и, ткнув указкой в Лизкину левую грудь, начал объяснять.

- Перед вами, господа, портрет, написанный известным итальянским живописцем эпохи возрождения Леонардо да Винчи. Принятые названия произведения “Мона Лиза” или “Джоконда”. Считается, что этот портрет, оконченный великим мастером в 1503 году, предположительно изображает флорентийкуМону Лизу дельДжокондо. Перед нами возвышенный идеал женственности соединяется здесь с интимным обаянием и выразительностью неуловимой улыбки…”

Слушая гида, я случайно взглянул на своих ребят и понял: сейчас в искусстве произойдет незапланированная смена сюжета. Господи, лучше бы ему, гиду этому, вообще рот не открывать. Или не касаться всуе этого конкретного полотна. Мужики перемигивались, словно семафоры на железнодорожном переезде, подталкивая друг друга локтями и хихикая, как умалишённые. Но особенно мне не понравился Серега. Он не принимал участия в общем веселье, а стоял растерянный, приоткрыв от удивления рот, и не отрывал взгляда от говорящего. Отягощенный уже полученной ранее информацией от людей, которым доверял как себе, причем абсолютно не стыкующейся с тем, что говорилось сейчас, он пребывал в состоянии близком к шоковому.

Получился такой небольшой психологический нокаут. Обида усугублялась тем, что дурили прямо на глазах у родного коллектива. Положение становилось критическим. В воздухе запахло грозой. Вот-вот должна была сверкнуть молния. Та плотина, что сдерживала поток Серегиного красноречия, наконец, дала трещину. Но, то ли искусство благотворно подействовало, то ли что-то другое притупило его агрессивность, но хамить он начал издалека.

- Я, конечно, извиняюсь, что встряю в разговор, профессор, но ответьте мне, по чести, на один вопрос. Вот эта баба, что здесь нарисована, она точно в 1503 году жила или у науки есть сомнения по этому вопросу?
- Молодой человек, - снисходительно улыбнулся искусствовед. – Этой картине пять веков. Какие могут быть сомнения?

- У науки сомнений нет, - подвел черту Серега. – А меня они грызут, как только я увидел это, с позволения сказать, произведение искусства. Нет, граждане, не подумайте, что я сомневаюсь в словах уважаемого академика от искусств. Ни, Боже мой! Но хочу обратить внимание почтенной публики на тот факт, что городок у нас заводской. Маленький, тихий. Каждая собака друг друга знает. Только подумаешь «доветру» сходить, а тебя уже все с облегчением поздравляют. Так что вы уж извините меня за прямолинейность и любовь к истине, но не узнать в этой древней бабе флорентийской национальности Лизку из "Трех сосков" может или не местный житель, или слепой инвалид.

В рядах народа, пришедшего на встречу с прекрасным, произошло некоторое волнение и замешательство. Было видно невооруженным глазом, что зерно сомнения упало на благодатную почву и обещало дать неплохие всходы. Дело в том, что "Три соска" – единственное питейное заведение, где побывало практически все мужское население города из тех, кто еще в состоянии держать в руках пивную кружку. Неудивительно, что лицо, изображенное на портрете, все присутствующие знали лично. Интерес к художественному произведению рос на глазах. Шум вокруг спорного вопроса поднялся неимоверный. Одни говорят, что похожа, другие сомневаются. А тут, как на грех, из соседних залов набежало экспертов человек сорок. И каждая сволочь лезет и пихается, чтобы, значит, к портрету поближе подобраться. Искусствоведа, который, как понимаете, не самым могучим в толпе был, оттерли куда-то в сторону.

Слушать его уже никто не желал. Сходство портрета и оригинала по памяти было налицо. Но, все же, для восстановления истины этого было маловато. Назрела острая необходимость срочно сличить портрет с оригиналом. По этому поводу мгновенно стали поступать предложения одно кошмарнее другого. Кто-то советовал, не теряя времени даром, немедленно сорвать картину со стены и бежать с ней в пивной бар, где на месте и произвести научную экспертизу или на крайний случай простое опознание. А чтобы своей беготней не создавать в городе напряжения и суматохи, предлагалось выбрать человек семь делегатов. Оппозиция резонно возражала, упирая на то, что легче и дешевле притащить саму Лизку. При этом советовали обращаться с ней аккуратнее. Как-никак бабе пятьсот лет. Не развалилась бы по дороге, сохрани Господь.

В то время, как народ обсуждал и дискутировал возникший исторический парадокс, оставшийся без присмотра искусствовед, осознав, какая печальная судьба ожидает копию великого произведения, срочно послал за милиционером. Но эффект оказался прямо противоположным ожидаемому. Не в силах оторвать взгляд от портрета несчастный представитель силовых структур побледнел и расстроено простонал.
- Господи! А я ее вчера на полтинник оштрафовал. За торговлю водкой на разлив в недозволенном месте. – И обращаясь к толпе, пояснил. - Торговля водкой на разлив в общественном месте запрещена решением исполкома. Я здесь ни при чем. А она что – героиня социалистического труда? Нет? Надо же. Тогда почему её портрет нарисовали?

- Ага! Злорадствовала толпа. – Теперь ты старшина войдешь в учебник по истории. Пятьсот лет эта бессмертная баба торговала и ничего. А на пятьсот первом на тебя, варвара, нарвалась. История тебе этого не простит. Слышь, искусствовед, надо рисовать новую картину "Мона Лиза в разливе" или второе общепринятое название "Королева " Трех сосков". Еще через пятьсот лет потомки будут смотреть две серии сразу. Но самое веселье пошло, когда Лизку привели. Наши бабы за нею смотались, не поленились.
- Иди, - говорят, - быстрее. Там тебя на картинной выставке показывают.

Вот,когдапотеха-то, началась. Наш искусствовед едва ее увидев, дар речи утратил. Глаза у него, подлеца, вперед очков вылезли, и бороденка вздыбилась.
- Невероятно, - говорит. – Поразительное сходство!
- Нет, Вы слышали? – не унимался Серега, обращаясь к толпе. Он и сейчас не кается. Сначала эти, с позволения сказать, работники кисти и холста рисуют Лизку, потом картину проталкивают за старых мастеров, а когда, как говорится, на горячем, когда за руку с поличным прихватили, про какое-то невероятное сходство бормочет. С этим надо разобраться, мужики. Вы пока этого бородатого афериста придержите, чтобы никуда не делся, а мы фотомодель допросим.

Ну, поднялось. Шум, гам. Крики всякие, смех не к месту. А тут еще, как назло, Лизкин муж приперся или сожитель. Кто их сейчас разберет. В наше время семейные ячейки такие уродливые формы принимать стали, что не сразу сообразишь, кто кому и кем приходится. И вижу, физиономия у него не так, чтобы сильно радостная, я бы даже сказал совсем наоборот. Имел место некоторый налет грусти на его роже. Да и народ к нему с дурацкими вопросами пристает.
- Ты что, мужик, - говорят, - моложе себе жену найти не мог? Рисковый парень с пятисотлетней бабой в одной постели кувыркаться. Это же, как любить надо, а?

Однако тот в разговоры и пререкания вступать не стал. Молча протиснулся к картине и долго на нее смотрел. Только смотрел и цвет лица менял от бледно-зеленого до красно-фиолетового. Затем развернулся резко и своей натруженной пролетарской рукой со всего размаха по идеалу женственности, соединенному с интимным обаянием в лице его собственной супруги. И в крик.
- Ты где это, стерва, развлекалась? Ты каким это художникам-передвижникам глазки строила? Нет, люди добрые, вы только гляньте на эту натурщицу, недоделанную?

Видно намекал на то, что картина не в полный рост нарисована. Конечно, после такого воспитательного момента, сходство между оригиналом и портретом стало не столь заметным. Народ одобрил реакцию супруга, однако экскурсовод пришел в негодование.
- Как Вы смеете бить женщину, негодяй! – закричал он.
- Кто негодяй? Я - негодяй? – поинтересовался рогатый супруг. – Так может ты и есть это да Винчи недобитое? Сейчас добьем.

И в атаку на экскурсовода. Остальные заинтересованные лица, как вы понимаете, тоже в стороне не остались. Участие в битве приняли все любители искусства. Короче говоря, ни с того ни с сего, случился коллективный мордобой. И, как раз, посреди выставки. Ну и, конечно, не без того, во всей этой неразберихе несколько полотен пострадало. Но никто по этому поводу особенно не расстраивался, поскольку их художественная ценность была никакая. Людей пострадало намного больше. Правда, самое противное случилось на следующий день.

Как нам потом разъяснили в отделении милиции, куда призвали всех местных знатоков искусства, принявших участие в дискуссии, портрет был действительно кистей старого мастера Леонардо да Винчи, итальянца по национальности и художника по профессии. И все поверили сразу и без сомнений потому что по таким пустякам, как искусство, в конторе врать не станут. Тоже нам и экскурсовод подтвердил, когда мы его в травматологии проведывали. И очень много хорошего про этого художника рассказывал и про его картину "Мона Лиза". А то, что эта стерва Лизка оказалась так замечательно на нее похожа, ну что же, бывает. Говорят, на ошибках учатся.
 

Спокойной ночи, алкаши!

(ЗЕВС)
 18    2017-06-17  1  1149

В московском издательстве «У Никитских ворот» вышла новая, 38-я книга поэтических миниатюр Евгения Запяткина «Спокойной ночи, алкаши!», включающая в себя более тысячи произведений.
Автор книги не берётся выяснять, почему алкоголизм и пьянство в России приобрели характер национального бедствия и выросли до масштаба гуманитарной катастрофы. Это хлеб аналитиков-социологов – пусть они им и закусывают.
Россия спивается на протяжении тысячелетия, кажется, ещё одно тысячелетие – и сопьётся окончательно. Однако умеренное пьянство не мешало русским правителям поднимать Россию с колен и вытаскивать народ из вековой грязи. Пётр Великий, сам большой любитель вина (есть свидетельства, что он мог выпить за день около 40 стаканов), поощрял весёлые пиры, но всегда умел остановиться и остановить других.
Евгений Запяткин пытается показать современную Россию, где поддерживаются питейные традиции, но склоняется к умеренности и аккуратности, культуре потребления алкогольных напитков – с весельем и бодростью, а не с треском в голове и свинством от перепитого. Сделать это помогает искромётный авторский юмор.
Эту книгу можно не просто читать – в неё следует играть. Если вы хотите узнать свои судьбоносные повороты и контуры грядущего, примерить на себя характеристики личных черт, найти совпадения в образе мыслей – необходимо назвать страницу, графу и номер ЗЕВСограммы. Что бы вам ни досталось – всё воспринимайте как добрую шутку и невинный розыгрыш, как забаву и кураж, цель которых – взбодриться от тягостной повседневности, поднять себе и другим настроение, вернуть оптимистическое мировосприятие.
 

Интервью

(Анатолий Долженков)
 6    2020-05-30  0  108
Телеведущий. Здравствуйте, уважаемые телезрители. Тема сегодняшней беседы «Алкоголизм и борьба с ним». У нас в гостях известный в узких кругах врач-нарколог Тверезый Иван Карлович.

Нарколог (человек с испитым лицом в белом халате). Доброго всем здоровья.

Телеведущий. Ваша фамилия, Иван Карлович, удачно вписывается в формат сегодняшней передачи. Но вот вопрос, почему тверезый, а не трезвый?

Нарколог. Эта старинная славянская фамилия. Обозначает промежуточное состояние древних славян - уже не трезвый, но еще не пьяный.

Телеведущий. Раз уж мы коснулись истории вопроса. Наверное, традиция употребления алкогольных напитков насчитывает не одну тысячу лет?

Нарколог. Скажу откровенно, в каждой древней цивилизации среди населения встречались не дураки выпить.

Телеведущий. А как с этим делом обстояло у наших предков славян?

Нарколог. Когда славяне плотно сели на стакан, затрудняются сказать даже археологи.

Телеведущий. То есть, археология не может пролить свет на этот важный для нации вопрос?

Нарколог. Когда нация стала систематически выпивать, наука не в курсе дела. Скрывает мать-земля эту тайну, хоть перерой всю планету.

Телеведущий. Зрителей интересует Ваше мнение по этому вопросу?

Нарколог. Лично я считаю, что это безобразие случилось в доисторические времена. Дичи бегало много, фруктов и овощей - ешь, не хочу. И как при таком обилии экологически чистой закуски не злоупотреблять? Не надо вводить в заблуждение нетрезвую общественность. Находят же в земле всякие черепки - останки прародителей стакана.

Телеведущий. Может быть, сохранились какие-то наскальные надписи или рисунки, дошедшие до наших дней?

Нарколог. Такого чтобы кто-то выбил на камне нетрезвой рукой, что, мол, «мы тут были, сидели, ели-пили», не было.

Телеведущий. Да, много чего из жизни и быта славянских племен до нас не дошло. Утеряно по разным причинам.

Нарколог. А рецепт самогона не утерян. Передается из поколения в поколение. От отца к сыну, от матери к дочке. Хорошее и доброе – оно ведь не пропадает.

Телеведущий. Это точно. А как обстояло дело с алкоголем веков так пять – шесть назад.

Нарколог. Рукописи Киевской Руси свидетельствуют о том, что наши князья надирались свободное от государственных забот время, былбы повод. Напали татары на Русь – выпили с горя. Разгромили немецких рыцарей – нализались с радости.

Телеведущий. Традиция отмечать знаменательные события застольями сохранились и до наших дней.

Нарколог (листает календарь). Так сейчас же в календаре нет будней, сплошные праздники. Вот, пожалуйста, сегодня у нас именины Ксении, Поликарпа и Константина. Да ещё великий художник Ренуар родился. Столько событий в один день, что, пожалуй, одной бутылки мало будет.

Телеведущий. Неужели на заре цивилизации не велась борьба с пьянством?

Нарколог. Еще как велась! В жутких условиях матриархата выпивать в родной пещере категорически запрещалось. Первобытный женсовет это дело в корне пресекал. Вплоть до хирургических вмешательств каменным топором.

Телеведущий (содрогаясь). Теперь-то мужикам легче стало. От жены и государство защитит, и профсоюз поддержит.

Нарколог. В цивилизованном мире семейные конфликты решаются просто. Развод, и получи назад свою девичью фамилию. Больше ничего девичьего не возвращается. Только фамилия.

Телеведущий. Неужели наши предки под страхом репрессий бросали пить?

Нарколог. До крайностей дело не доходило. Соберутся мужики подальше от родной пещеры и культурно отмечают сезон открытия охоты на копытных и хоботных. А в родную пещеру летит голубиная почта. Мол, преследуем мамонта, подробности при личной встрече. С первобытным приветом, ниандерталец Вася.

Телеведущий. Прямо как сейчас.А не с тех ли пор возникла традиция выпивать чисто в мужской компании?

Нарколог. Именно тех самых. Пример. Вот стоит у Вас в шкафу бутылочка водки. Ну, казалось, возьми и прими ее внутрь, согрей душу. Ан, нет! Славянин ноги до колен изотрет, а в одиночку пить не станет. То коллегу домой притащит, то соседа соблазнит.

Телеведущий. Но, согласитесь, Иван Карлович, пьянство - это антисоциальное явление и с ним надо бороться.

Нарколог. Надо, но без фанатизма. Вспомните классику. Еще Гамлет сомневался, пить или не пить. А у нас ни колебаний, ни сомнений. Налито (ударение на первом слоге), пей.

Телеведущий. Почему же так происходит?

Нарколог. Нетрадиционная наука утверждает, что в состав наших генов обязательно входит молекула спиртного. У кого коньячок, у кого водочка, а у кого и одеколончик "Полевые цветы " цепко вплелись в структуру хромосомы. Так что, заставить нашего брата, а то и сестру бросить пить – гиблое дело.

Телеведущий. Вот мы и подошли к извечному вопросу. Что делать? Ведь надо же что-то делать, если пьют каждый день и выпивают очень много.

Нарколог (с возмущением). Разве ж это они выпивают? Хлещут напропалую. И ни одна скотина не то, что не захлебнется, не поперхнется даже….

Телеведущий. Иван Карлович, мы в прямом эфире.

Нарколог. Извините, разволновался. Тема навеяла.

Телеведущий. Так, где же все-таки выход?

Нарколог. Если имеется вход для жидкого продукта (указывает пальцем на рот), то обязательно где-то должен быть и выход (со всех сторон озабоченно осматривает стул, на котором сидит).

Телеведущий. Я имею в виду другой выход.

Нарколог. Другой? Не тот, что природа проковыряла в организме? А какой?

Телеведущий. Что Вы посоветуете нашим телезрителям, желающим соблюдать культуру употребления алкоголя?

Нарколог. Даю рекомендации. Какой сегодня самый востребованный закон физики?

Телеведущий (в недоумении разводит руками).

Нарколог. Закон двух сообщающихся сосудов – стакана и выпивающего организма. По этому закону Вы не просто откупориваете бутылку, а совершаете научное открытие по методике (открывает брошюру). Читаю. "Удерживая емкость в правой руке, левой осуществляете плавные вращательные движения колпачка строго против часовой стрелки. Вплоть до полного его разъединения с горлышком".

Телеведущий. Я думаю, такими навыками наши телезрители могут овладеть легко.

Нарколог. Не торопитесь. Складывается обманчивое впечатление, что цель достигнута. И, как поступит личность, лишенная творческого воображения?

Телеведущий. Выпьет?
Нарколог (презрительно повторяет). Выпьет. Присосется к бутылке трясущимися губами и погонит могучую струю внутрь организма. Чтобы оросить пораженную сушняком плоть. И этот биологический насос будет работать до тех пор, пока не иссякнет живительный источник. Метод, правда, примитивный. Называется принять быстро, быстро из горла.

Телеведущий. Если я правильно понял, Вы не рекомендуете пользоваться этим методом нашим зрителям?

Нарколог. Мы его осуждаем. Наш метод – исследование сорокоградусного продукта применительно к живым организмам. Возможен же и отрицательный результат. Ну, не прижилась, бывает. Тогда эксперимент надо прервать, а напиток заменить на более лёгкий.

Телеведущий. Если организм не принимает, так может быть вообще отказаться от спиртного?

Нарколог (пораженно). Отказаться? Кто же Вам откажется, даже если оно добровольно не идет внутрь. И даже если будет норовить выскользнуть обратно. Нонсенс.

Телеведущий. Наверное, Вы правы.

Нарколог. Пошли дальше. Рассмотрим классификацию алкогольного продукта исходя из дозы.

Телеведущий. Рассмотрим?

Нарколог. Молодым специалистам мы рекомендуем начинать работать с объектом под названием «чекушка» (достает из-под стола и демонстрирует). Прошу Вас (разливает, выпивают). По классификации – это научный поиск.

Телеведущий (захмелев).Что мы ищем?

Нарколог. Истину.

Телеведущий (пьяно). Так она же в вине, а не в водке, как многие заблуждаются?

Нарколог. Она везде. Следующий, более высокий уровень - открытие пол-литровой бутылки (ставит на стол). Его можно доверить только специалисту с научно-алкогольным стажем не менее трех лет. Нам с Вами можно (пьют). Параллельно испытываются (достает из кулька) луковица, соленый огурчик, бычки в томате и корочка черного хлеба, не затоптанная тараканами.

Телеведущий (пьяным голосом).Какая замечательная научная теория.

Нарколог. Это не все (достает литровую бутылку). А вот это открытие доступно только крупным ученым, с многолетним стажем беспробудного пьянства. Процедура проводится при участии родственников, кумовьев и соседей. Сопровождается застольными песнями, танцами и другими побочными эффектами.

Телеведущий (еле ворочая языком). Потрясающе.

Нарколог. В развитых регионах страны практикуется открытие емкости с слегка мутноватой жидкостью. Она имеет приятный для исследователя запах, вкус.

Телеведущий. И, что же это за нектар?

Нарколог (выставляет на стол трехлитровый бутыль). Продукт имеет несколько согревающих душу названий: “своя”, “домашняя хорошая”, “первач” , “самогон”.

Телеведущий (раскачиваясь и подставляя стакан). И кто же потре***ель этого божественного напитка?

Нарколог. Особо одаренные ученые, прошедшие специальную подготовку в вытрезвителях и лечебно-трудовых профилакториях. Прием самогона сопровождается сильным раскачиванием исследователя и падением его на пол. Экспериментатор наблюдает красочные картины из жизни прыгающих чертей, огнедышащих драконов и других представителей нечистой силы. Это открытие может претендовать на Нобелевскую премию в области науки пить.

Телеведущий. Спасибо за содержательную беседу, Иван Карлович. Не хотите ли Вы что-нибудь пожелать нашим телезрителям.

Нарколог. Дорогие телезрители. Применяйте мою научную методику на практике, и вы превратите вульгарное пьянство в творческий процесс.

Оба (вместе) Пейте на здоровье, дамы и господа!
 

Записки Ивана Сусанина

(Geom)
 14  Иван Сусанин  2018-11-26  7  815
Отличный подарок на любой праздник – книга интересных юмористических стихов, написанных от имени Ивана Сусанина, участвующего во многих исторических и современных событиях.
Никто не останется равнодушным!
Подарочное издание. Формат A5, твёрдый переплёт, высококачественная цветная печать.

Заказывайте у автора через ФОРМУ ЗАКАЗА КНИГИ Жми сюда или по электронному адресу geom@bk.ru .
Цена экземпляра книги (формат А5, твёрдый переплёт, цвет) – 500р.
Отправка заказной бандеролью по России – 150р.
Отправка заказной бандеролью за рубеж – 550р.

Подробно о книге:










Тарасевич Георгий Михайлович
Записки Ивана Сусанина. Сборник иронической поэзии. — М.: РадиоСофт, 2018. —140 с.: илл.
ISBN 978–5–93274–223–5

В этой книге события прошлого описаны не совсем так, а иногда совсем не так, как принято в официальной истории. Временами в записках прослеживаются параллели с трудами академика А. Т. Фоменко. Cам автор записок частенько предстаёт в них как пьяница, бабник, врун и хвастун, что не добавляет доверия к изложенному.
Но воспоминания непосредственного участника событий — важный документ, поэтому в настоящее время историки заняты сопоставлением свидетельств Ивана с другими источниками. Не исключено, что по результатам их работы учебники истории будут существенно скорректированы. Но школьникам и студентам пока всё-таки не рекомендуется изучать историю по этой книге: можно схлопотать двойку от какого-нибудь ортодоксального приверженца официальной точки зрения на факты из прошлого.
Чтобы хоть как-то обезопасить учащихся от подобных неприятностей, большинство рассказов Ивана снабжено историческими справками, взятыми из традиционных источников. Эти справки приведены в Приложении.
 

Это серебро дороже золота!!!

(Лев Красоткин)
 24    2016-07-25  2  1288

Меньше суток осталось до дебюта наших футболистов в Лиге Чемпионов Европы!!! Могли ли мы всего год назад мечтать о таком счастье? И сейчас самое время вспомнить, как ребята под чутким руководством бердыевского тренерского штаба пришли к этому успеху #отматчакматчу!!! Вашему вниманию предоставляется электронная книга "Это серебро дороже золота!!!"

#левкрасоткин #стихи

Жми сюда
 

ЗЕВСово слово

(ЗЕВС)
 22    2016-04-29  0  1362

В Москве вышла в свет 36-я книга Евгения Запяткина «ЗЕВСово слово» (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский), которая включает в себя две тысячи поэтических миниатюр-ЗЕВСограмм.
Четверостишия Евгения Запяткина – средоточие концентрированной мысли, глубокого чувства и самобытного юмора. Многие катрены автора – задорные русские частушки.
Автор приглашает читателя отвлечься от суровой действительности и погрузиться в мир розыгрышей, шуточных предсказаний, весёлых каламбуров, балагурства и куража, используя данную книгу как забавную игру. Для этого необходимо назвать номер страницы, графу и порядковое число четверостишия. Какой бы ни выпал приговор вашей личности и прогноз вашего будущего – всё следует воспринимать с чувством юмора и лёгкой иронии, и жизнь будет веселее, а настроение прекраснее.
 

Плюс-минус зима

(Ременюк Валерий)
 50    2008-09-17  9  3635

По примеру Тани К решил и я сообщить коллегам по цеху о выпуске книжки стихов и чуть-чуть-прозы. Всё, шо нажито непосильным трудом за последние два года...
 

Выправку не пропьёшь

(Наталья Иванова-Харина)
 7    2019-04-20  1  275

Летая последние десятилетия на самолёте в Крым и южные страны на отдых, я наблюдаю, как пассажиры перевозят в салоне воздушных лайнеров своих домашних питомцев в удобных переносках для животных. Точно также, приобретая специальный билет для своего любимца, можно провозить собак и кошек, других небольших животных на поезде.

   Эта история случилась в конце семидесятых. Мы тогда проживали на Южном Урале и ежегодно два — три раза в год по полтора суток ездили железной дорогой, проводя школьные каникулы и летний отпуск мамы в Москве и Подмосковье. Нашего любимого котика Дымка мы брали с собой, потому что оставить его было не с кем. Мне было тогда лет десять — одиннадцать, и в мои обязанности входило собрать в дальний путь Дымка, упаковав его в небольшую дорожную сумочку, пронести его незаметно для проводников в купейный вагон. Я любила ездить на второй полке, и заодно присматривала за нашим пушистиком, которому отводилось уютное местечко в глубине багажной ниши, где обычно складировались матрацы. Там у него была мягкая подстилка и его лоток для туалета.

   Мы сели в экспресс поздно вечером и до утра проспали спокойно, порадовавшись, что кроме нас троих – мамы, меня и старшей сестры в нашем купе больше нет пассажиров, а потому наличие кота не обнаружено. Так мы весело и беззаботно ехали по просторам европейской части России до вечера, и внезапно на одной из станций в дверь нашей дорожной спаленки постучался и вошёл красивый молодой офицер в аккуратно выглаженной форме, с лучезарной улыбкой на лице. Он вежливо поздоровался, представился, элегантным движением снял фуражку и положил её наверх – в нишу багажного отсека, поставил под своей нижней полкой небольшой кейс – дипломат и, расспросив у нас в каком направлении по ходу движения находится вагон-ресторан, удалился пружинистой молодцеватой походкой в сторону дорожной точки общепита.

   В отсутствие офицера мы устроили семейный ужин из припасов, взятых с собой в дальний путь, поиграли в города, почитали книги и журналы, и я постепенно задремала, убаюканная мерным постукиванием колёс и покачиванием вагона. Проснулась я как-то неожиданно от толчка, скрежета рельсов или какого-то внутреннего голоса. Вечер сгущал сумерки, несмотря на июньскую долготу дня, и я рассмотрела в полумраке силуэт Дымка, который пушистой шапкой восседал поверх фуражки нашего попутчика и (о, Ужас!) – тужился изо всех сил. Я одним рывком очутилась рядом и схватила кота. Но было уже поздно – наглый котяра сделал своё грязное дело, предпочтя почему-то свой привычный лоток новенькой пахнущей приятным одеколоном фуражке нашего соседа по купе.

   Я вскрикнула и разбудила мирно посапывающую маму, рассказала ей о произошедшем. Она протянула мне полиэтиленовый пакет и велела нам с сестрой бежать в туалет и замывать следы преступления. Мы вывалили зловонное содержимое фуражки в унитаз, и долго замывали её скудной струёй воды в дорожном умывальнике. Казалось бы, следы кошачьей выходки были ликвидированы, осталось только высушить головной убор воина и придать ей прежний безупречный вид. К счастью, наш попутчик не спешил возвращаться из ресторана на своё пассажирское место, и мы долго насухо вытирали фуражку всеми имеющимися в распоряжении полотенцами, щедро поливали её мамиными духами «Красный мак», натирали апельсиновыми корками, потому что стойкий запах продуктов кошачьей жизнедеятельности никак не хотел улетучиваться даже при тщательном проветривании в мощной струе воздуха в оконном проёме. Так в тревоге и волнении мы провели всю ночь, ожидая стука в дверь и выволочки от офицера. А он так и не вернулся на свою полку. Ближе к утру мы уснули, а когда нас в половине шестого разбудила проводница, мы собрали вещи, сдали постельное бельё и понуро сели в ряд на маминой нижней полке в ожидании печального финала путешествия. Когда наш состав притормаживал, прибывая на Казанский вокзал, в купе наконец-то вошёл наш красавчик старлей, одарил нас порцией утреннего шарма доброжелательности и обаяния, достал свой кейс, ловко выхватил из багажной ниши фуражку, привычным движением надел её на голову, галантно поклонился и, пожелав всего доброго, вышел из вагона, притягивая к себе восхищенные взгляды пассажиров. За ним тянулся сногсшибательный шлейф — амбре из смеси перегара, парфюма и кошачьей подлости.

28.03.2019 13-30
 

Место действия - душа

(ЗЕВС)
 44    2012-11-15  7  1986

В Саратове вышла в свет 31-я книга Евгения Запяткина (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский), включающая в себя две тысячи поэтических миниатюр, которые называются ЗЕВСограммами.
В эпиграф к изданию вынесено авторское четверостишие:
На спектакль зову я вас,
Кто богат и без гроша:
Время действия – сейчас,
Место действия – душа.      
В аннотации к книге под названием «Место действия – душа» сказано: «Четверостишия Евгения Запяткина – средоточие философской мысли, огненного чувства и своеобразного юмора. Весёлая тональность – постоянный атрибут коротких и афористически сжатых произведений. Многие катрены автора – залихватские русские частушки».
Книгу, изданную в цветном ламинированном твёрдом переплёте, оформил балаковский художник Дмитрий Лукин.
«Место действия – душа» - книга только для взрослых читателей. Неслучайно перед текстом издания размещено предупреждение: «Для детей после 16-ти лет».
 

МОНОЛОГО экстраВАКАНТНОЙ ДАМЫ

(Хи-хи (Наталья Дроздова))
 40    2010-09-23  6  3706

Я прошу прощения, что только сейчас нашла время рассказать о своей новой книжке.

Весной у меня вышла первая книга, но она была лирическая и я на стала раздражать завсегдатаев "розовыми соплями".)))

Но эта книжка - один сплошной юмор на 166 страниц, поэтому бесстрашно признаюсь в том, что она вышла ещё в августе и продаётся в "Книжной лавке писателя" на Невском, 66 и книжном магазине на Гороховой, 33 (это всё в Питере!))). Там же и первую книгу можно купить.))

Есть ещё куча новостей, но совсем нет времени. Постараюсь в скором времени отчитаться!

С улыбкой, Наташа.
 

ТОЧКА КИПЕНИЯ

(Test-pilot Владимир Город)
 41  О поэтах  2012-07-24  2  2127

О КНИЖКЕ
За день написал стихи для книжки.
Целый год потом и дни и ночи
Я сидел, вычеркивал излишки,
Чтобы получилось покороче.
 

БИЛЛ & МОНИКА

(Алик Кимры)
 6    2015-04-01  2  1429

Во второй половине 90-х увлёкся изданием "Библиотечки современного русского юмора" в виде отдельных тематических выпусков "Анекдотов от Кимры". Каждый выпуск – цельное литературное произведение, структурированное по главам-подтемам, а каждый из анекдотов последовательно «вытекает» из предыдущего и представлен в виде законченной сатирической миниатюры, где название, текст и иллюстрация органично связаны между собой. В выпуски помещены отборные анеки того времени, на 25-30 % разбавленные аффтарскими (чтобы чтение мёдом не казалось).

Выпуски были оформлены как подарочные издания. На содержательном уровне контент, верстку, дизайн, иллюстрации выполнял сам, подчиняя всё единому художественному замыслу. На организационном уровне открыл издательство "Суламита". Благодаря такому подходу выпуски оказались   достаточно конкурентноспособными, что позволило обеспечить финансовый поток для последовательного выхода в свет каждого последующего выпуска за счёт реализации предыдущего. Если первый выпуск ("Русские идут! Новые!") вышел тиражом в 7000 экземпляров, то последний, 42-й "БИЛЛ & МОНИКА" - 75 тыс. экз.

Книжки оперативно выходили по актуальным темам. В 1999 году в мире гремела романтическая опупея президента Клинтона со стажёркой Белого Дома Моникой Левински. Дело едва не дошло до импичмента президента.

В бумажном виде сохранилось несколько экземпляров, не подлежащих продаже ни за какие тугрики. Впрочем, начиная со $100 торг уместен. А вот в электоронном виде - пжалста, цена - 100 рублей.

В порядке иллюстрации - несколько аффтарских опусов из книжки.

***

"Я бы хотел..."
В это время маленький Джонни, обиженный тем, что девочки опережают его с ответами, пробормотал:
- Чтобы эти бабы заткнулись!
Учитель:
- Чтобы эти бабы заткнулись. Кто это сказал?
Джонни:
- Билл Клинтон!

КСТАТИ О ПТИЧКАХ

Экономка Клинтонов во время уборки в Белом Доме обнаружила мёртвым Джерри, любимца семьи Клинтонов, Первого Попугая Америки. Чтобы не огорчать семью, и так огорченную практиканткой Левински, её подругой Джонс, прокурором Старром и другими, экономка бросилась в город искать замену. В одном из зоомагазинов обнаружила точь-в-точь такого же попугая и сразу же попросила продавца завернуть покупку. Продавец честно предупредил:
- Считаю своим долгом предупредить, что попугай несколько приблатнённый, воспитывался в публичном доме.
... Ладно, решила экономка, лишь бы был, а там разберёмся.
Вечером Клинтоны собираются дома. В холл входит дочка Челси. Попугай, прищурив один глаз:
- Зелёная ишо!
Входит супруга президнта Хиллари. Попугай, прищурив другой глаз:
- Стара, б***ь, стара...
И тут входит президент. Попугай, широко открыв оба глаза:
- Здорово, Билл!

ПОКУПАТЕЛЬ В МАГАЗИНЕ "ЯЙЦА-КУРЫ"

- Мне, пожалуйста, ножки Буша!
- Нету!
- Тогда яйца Клинтона!

ОПРОВЕРЖЕНИЕ РУССКОГО РАДИО ИЗРАИЛЯ

Несомненно, у Клинтона есть чем заткнуть рот Монике Левински!

А НУ-КОСЬ. ДАВАЙ ПРИЗНАВАТЬСЯ!

- Мисс Левински, постарайтесь детальной описать половые органы Президента!
- Начнём с того, что залупой...
- Выбирайте выражения, мисс Левински, вы всё-таки в приличном суде, а не в бардаке - Белом доме...
- Вот я и говорю, что за лупой мне некогда было бегать...

КАК, ОПЯТЬ?

На вопрос "Хотели бы вы иметь секс с президентом?" 84% опрошенных американок ответили:
- Как, опять?

СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ

Спят Клинтон с Хиллари. Она его будит:
- Я тут в туалет сбегаю. Подержи место!

КТО РАНО ВСТАЁТ...

- Холмс, почему Хиллари предпочитает заниматься сексом в 5 утра?
- Элементарно, Ватон: она всегда хочет оставаться Первой леди.

ВЕСТИ ИЗ АРКАНЗАСА
(где Клинтон был губернатором)

Кого в Арканзасе считают девственницами? Тех, кто бегает быстрее Президента.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ДЕБЮТ

Хиллари Клинтон издала автобиографиескую книжку: "Я тоже спала с Биллом"

(прим. А.К.: самое смешное, что спустя лет 8 она таки издала такую книжку, только назвала по-другому).

УДАЧНАЯ РЫБАЛКА

Клинтон стоит по пояс в пруду с удочкой и блаженно улыбается. Мимо проходит его гонитель прокурор Старр:
- Что, рыба клюёт?
- Нет, сосёт!

НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ УДОЧЕРЕНИЕ

Для погашения скандала Билл предложил Хиллари:
- А давай удочерим Монику!
Хиллари не согласилась:
- Зачем лишний рот в семье?


 

Женская краса и мужская сила

(ЗЕВС)
 38  Про мужчин  2012-04-17  2  2073

Вышла в свет 29-я книга Евгения Запяткина (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский) в твёрдом ламинированном переплёте. Книга   включает в себя две тысячи поэтических миниатюр, которые автор называет ЗЕВСограммами.
Четверостишия Евгения Запяткина отличаются лаконичностью, яркой рифмованностью и неожиданной образностью языка. Спектр тем широк и разнообразен: от мелких бытовых зарисовок до масштабных явлений мировой жизни.
Весёлая тональность – выразительная черта писательской манеры Евгения Запяткина. Его оптимизм и жизнеутверждающее начало присутствуют даже там, где речь идёт о бренности и суровости нашего бытия. Нередко катрены автора являются не чем иным, как весёлыми русскими частушками.
 

Новая книга

(Лягушка 蛙)
 0    2018-07-19  1  662

Забавная эротика:: Жми сюда
 

Я пишу на заборах мелом.

(Zamora)
 67    2008-03-02  18  5195

«Надо бы на заборе записать, а то запамятую» Geom
«Не надо Жора ля-ля про разок на заборе!» Кукан (Модест)
«На длинных заборах далеких планет останутся наши следы... » Wova
«На заборах рифмовал и в туалетах, но потом ему наскучило все это» Ильх
«Мы её напишем на заборе и пускай нас доктора оспорят» Станислав Абрамов
«Мои изреченья пестрят на заборах и стенах!» Пересмешкина

Коллеги часто в разговорах
(Тут далеко не все цитаты),
Упоминают о заборах.

Я тоже вклад внесу в дебаты:
[сайт не отвечает]
 

Учебник сталкера (аудиокнига)

(Лягушка 蛙)
 4    2017-03-02  0  1124
Профессиональная версия длится 28 минут: Жми сюда
 

Откуда я. Зачем я здесь. Куда я ...

(Лягушка 蛙)
 3    2017-03-02  2  1174
Профессиональная версия длится 38 минут: Жми сюда
 

Откуда я. Зачем я здесь. Куда я ...

(Лягушка 蛙)
 6    2016-05-16  1  1404
Аудиокнига: Жми сюда
 

ШАЛЯПИН И КОМПАНИЯ

(Олег Сибирёв)
 5    2016-10-27  3  1364

/исторический роман – триллер/

100-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА ПОСВЯЩАЕТСЯ

От автора

    Уважаемые читатели! Данное произведение изобилует сценами немотивированного насилия и беспрецедентной жестокости. Некоторые главы книги могут оскорбить ваши нравственные чувства и пошатнуть веру в Божественную природу сотворения человека. Поступки персонажей абсурдны, аморальны и, чего уж там скрывать, просто отвратительны. Сюжет основан на исторических инсинуациях и переходит грань всех допустимых морально-этических норм, установленных для литературно-художественного произведения.
    Поэтому настоятельно не рекомендую читать сие творение людям, не достигшим совершеннолетнего возраста и гражданам с неустойчивой психикой.
    И ещё – эта книга не является историческим документом, а является продуктом необузданной фантазии автора. Описываемых в книге событий не происходило, все герои выдуманы, все фамилии изменены, все совпадения случайны.

В ролях:
Александр Керенский, Фёдор Шаляпин, Максим Горький, Владимир Ульянов-Ленин, Надежда Крупская, Владимир Бонч-Бруевич, Инесса Арманд, Эйно Рахья, Яков Свердлов, Лев Троцкий, Феликс Дзержинский, Иосиф Сталин, Владимир Немирович-Данченко, Константин Станиславский и др.

    Приятного прочтения!

© Сибирёв О.А.
 

Английский в стихах

(Юля Годлевская)
 20    2013-10-25  0  1670

Веселые стихотворения с озвучиванием школьникам для изучения английского.
Рекламный вариант на сайте (ссылка: жми сюда)
 

Электронная книга «50 лимериков» ...

(Игорь Мальцев)
 4    2016-07-06  1  1211

Опубликована электронная книга «50 лимериков». Книгу можно читать прямо на сайте Bookscriptor, однако требуется вход в систему (например, через социальные сети).
Тщательно отбирая пятистишия, я старался уложиться в категорию 16+. Получилось!

В книге есть, например, такой лимерик:

Сказал полицейский из Сити:
«Вчера я (любого спросите)
поймал двух буржуев
и в банке держу их.
Судье передам в лучшем виде».

И никто не упрекнул меня в разжигании классовой ненависти. И правильно.

 

Следокруг

(Игорь Мальцев)
 2    2016-07-06  0  1196

Кто среди колхозных пашен
Вырос, мышцами упруг,
Тем до старости не страшен
Бесконечный следокруг.

Он не страшен также детям,
Многим дядям из ЦК,
Ибо даже в высшем свете
Эта фобия редка.

Игорь Мальцев. Следокруг
(Самопубликация в системе Ridero)

 

Ростовщики не любят шума

(Игорь Мальцев)
 6    2015-12-03  0  1303

Ростовщики не любят шума.
Кредит? Позарился — возьми!
А я, рифмуя, подскажу вам:
Их цель — не деньги, а весь мир.

——————
Опубликована книга!

Жми сюда

Игорь Мальцев. Ростовщики не любят шума.
Издательство: Издательские решения.
ISBN 978-5-4474-3674-2; 2015 г.
 

Свершилось!

(Бо Ло Тин)
 105    2010-07-09  6  3240

Наконец-то мне удалось отпечатать книжку, в подготовке которой принимал участие и МАА2 с сыном. Готов подарить книгу всем, кто захочет её иметь и позвонит мне по тел. 8-916-114-29-53. Посылать по почте не буду.

      Признаться должен без кокетства,
      Что я порой впадаю в детство
      И, полон всякой чепухи,
      Кропаю детские стихи

      *****
      P.S. Не скрою: немного в стихах моих толку,
      Но я их издал и поставил на полку,
      Чтоб дому придать респектабельный вид.
      Пустяк, а приятно. Хоть что-то стоит.
 

КРЫМСКИЕ КАНИКУЛЫ

(Алик Кимры)
 4  Каникулы  2014-10-28  2  1705

«глупый пишет,      "На фоне Пушкина снимается семейство..."
как он провёл лето       Булат Окуджава
умный пишет,
как лето провело его,
предприимчивый пишет,
как он и лето провели друг друга»
Александр Корамыслов

В основе поэмы - трёхнедельная мимолётность о непростых взаимоотношениях очень зрелого американского папусика, повзрослевшего до 72 лет, с ещё взрослеющим, 13 с половиной годков дитём женскага полу, вырванным во время летних каникул из киевской обыденности. От очень правильной мамочки и бабушки, реликта совка, твёрдокаменной коммунистки - правой во всём как всепобеждавшее учение ленинизма марксизма. Дитём, брошенным из привычного быта в необычные стихии - Море, небо, горы, воздушные, водные, подводные и земные приключения, шоппинг и другие развлекушки. Да ещё в компании дорогого папусыка с теми ещё заносами!

В целом же так, незатейливые сценки на пленёре и в интеръерах, рядовые себе события из жизни простых людей. Когда, например, одно из них едва не привело папусыка к смене семейного стойла. Другое чуть не закончилось вторжением 6-го флота США в Коктебельский залив. Третье... Впрочем, лучше увидеть... прочесть. Читатель может воспользоваться ещё одним преимуществом сетературы (Жми сюда) - надоело читать, не понравилось - прекратил, плюнул, вернулся к зомбоящику с пивом. Это если купил книжку, за свои кровные обязан дочитывать. Или если в дерьмовую фильму вляпался, приходится заставлять себя досматривать, в смутной надежде - может чиво, наконец, случиться. Например, в скучном порнофильме терпеливо ждёшь хэппиэнда: может, в конце концов они поженятся? Тут же - "Свободен, селянка!", как говаривал незабвенный Сёма Фарада а.к.а. Маргадон в "Формуле любви".


Насчёт книжки - и хорошая, и плохая новость: бумажный тираж исчерпан. Тяжкое ощущение как о ребёнке, который вырос, ушёл и больше в тебе не нуждается. Хотя в электронной версии продолжаю заботиться о поэме: постоянно редактирую, учитываю замечания, etcet. И читатель имеет возможность знакомиться с самой свежей версией книги и полезными замечаниями и предложениями сделаться соавтором. Поэму в электронном виде можно прочесть здесь    Жми сюда

Автор благодарит себя за обложку, художественное оформление, иллюстрации и вёрстку книжки. А издателя - за понимание и терпение (не называю, прости, во избежание рекламы).

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер