ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Новости Хохмодрома: самое свежее

ХОХМОДРОМ
Новости сайта: самое свежее  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Лечение ковида

(Хм)
  12  Новости сайта  2021-08-30  3  287
Жми сюда
В аптеках Москвы и области имеется
дешевое и давно известное средство, практически заменяющее страшные машины
ИВЛ - Фенофибрат
Почему не хотят давать, хотя и на людях проверено?
Догадайтесь с первого раза - дёшево!
И второе: общая команда - запугать!
 

Послесловие к «Конкурсу вакцина ...

(Миры Василия Рибаса)
  4    2021-08-29  32  318
Непонятки получаются.

Считаем баллы победителя, Фанги Тауфы:

Белка +2 супер 2021-08-25 23:49:01
Дейтерий +2 2021-08-25 23:27:52
Lol +2 2021-08-24 04:06:17
Izverg +2 Супер! 2021-08-21 15:47:38
САХ +2 2021-08-18 00:45:05
Люся Лагутина +2 2021-08-17 15:06:12
Лена Пчёлкина +2 2021-08-13 19:05:28
Миры Василия Рибаса +2 2021-08-12 18:22:13
Варвара Графф +2 2021-08-09 21:53:28
Тарасыч +2 2021-08-09 17:40:17
Сергей Маленький +2 За Маяковского! 2021-08-07 13:31:42
Уралочка 🐈 +1 За Евтушенко. 2021-08-07 03:45:02
zdv +2 2021-08-06 12:01:41
Александр Питерский +2 ! :-)) 2021-08-02 13:10:14
PartyIsntOver +1 с Маяковского норм зашло, а далее понеслись спотыкалки :( 2021-08-01 19:57:44
Рон Вихоревский +2 класс! 2021-08-01 18:19:00
Пътръ +2 2021-08-01 08:11:18
ЮРИЙ ИВАНОВ +2 2021-07-31 21:40:38
takamisakari +2 2021-07-31 20:22:32
Ржавый Ю +2 2021-07-31 20:09:53
JulиЯ +2 2021-07-31 16:20:50
Цветная Алла +2 2021-07-31 15:51:13
миссОльга Р. +2 2021-07-31 15:17:50
Gameboy +2 2021-07-31 12:46:46
Вадо +2 2021-07-31 11:11:23
АндрейКа +2 2021-07-31 10:47:45
Durimar Karabasovich +1 2021-07-31 10:40:43
Бодрописец +2 2021-07-31 10:39:44
Неуважай-Корыто Варв +2 Ну просто шедеврррр!!!! 2021-07-31 10:33:11
Митюнюшка +2 2021-07-31 10:27:49
Владимир Сахарцев +2 2021-07-31 10:27:42
раб Божий-прохожий +2 2021-07-31 10:20:06
Вадим С. +2 2021-07-31 10:16:47
Итого – 63 балла, 60 двойками и 3 единицами. В итоговом релизе у победителя почему-то 67 баллов. Как, почему?

Конечно, есть еще 16 баллов, полученные уже 28 августа,

Олег Индейкин +2 2021-08-28 21:34:54
Алексей Царегородцев +2 Отлично! 2021-08-28 15:54:50
Александр Фролов +2 2021-08-28 15:51:31
Лев Красоткин +2 Как это я прошляпил? 2021-08-28 15:38:10
Finist +2 2021-08-28 15:25:35
Бениамин +2 2021-08-28 13:53:03
Александр Мерзляев +2 2021-08-28 08:03:58
юрок +2 2021-08-28 07:31:03

в зачет не могущие войти, потому что по условиям конкурса «Голосование, точно как и публикация, продлится до пятницы 27 августа 23:59:59, результаты будут объявлены 28 августа утром.»

Или здесь хитрая игра со временем и часовыми поясами, послабление, сделанное тем, кто живет далеко западнее Москвы? И приплюсовались почему-то оценки юрка и Мерзляева? Но тогда почему они также не вошли в зачет у Сергея Е.?

У бронзового призера тоже 63 балла,
Бениамин +2 2021-08-28 19:48:16
Александр Фролов +2 2021-08-28 15:53:51
Александр Мерзляев +2 2021-08-28 08:05:35
юрок +2 2021-08-28 07:32:22
Клементина™    0 Трогательно)) 2021-08-27 23:27:47
Izverg +2 2021-08-21 17:42:09
Люся Лагутина +2 2021-08-17 13:40:34
Тю ♥ +2 2021-08-16 20:33:21
ОЪ +2 2021-08-16 13:33:48
Миры Василия Рибаса +2 2021-08-12 18:13:23
Андрюха +1 2021-08-05 05:06:15
Вадим С. +2 2021-08-04 10:35:34
Юра Харьковский +2 2021-08-04 07:46:56
Fanga Taufa +2 2021-08-03 17:28:50
Пътръ +2 2021-07-31 18:30:35
Миша Лапин +2 2021-07-31 11:03:20
Неуважай-Корыто Варв +2 2021-07-31 10:46:43
Александр Кукушкин +1 2021-07-30 23:19:22
Durimar Karabasovich +2 2021-07-30 14:49:46
Митюнюшка +2 2021-07-30 09:46:09
Вадо +1 2021-07-28 22:40:58
Бодрописец +2 2021-07-28 03:01:50
Хм +2 молодец! 2021-07-28 01:18:44
Елена Попова +2 2021-07-27 23:46:01
ЮРИЙ ИВАНОВ +2 2021-07-27 22:27:31
Миша Павлов +1 2021-07-27 21:46:23
takamisakari +2 2021-07-27 20:17:17
Олег Индейкин +2 2021-07-27 20:14:47
АндрейКа +2 2021-07-27 18:32:30
Дейтерий +2 2021-07-27 17:47:08
Ржавый Ю +2 2021-07-27 16:27:28
JulиЯ +1 2021-07-27 15:01:32
Федуард Червивый +1 2021-07-27 12:17:08
Шиченкова +2 2021-07-27 11:57:52
Уралочка 🐈 +1 Патриотично! 2021-07-27 11:25:21
Александр Питерский +2 !!! 2021-07-27 09:17:05
раб Божий-прохожий +2 2021-07-27 09:09:02
Цветная Алла +2 2021-07-27 08:49:18
Кузьма Швеллер +2 2021-07-27 08:21:47
Владимир Сахарцев +2 2021-07-27 08:17:36

но Сергей прислал свое произведение на конкурс раньше Фанги, то есть должен быть лидером. Или здесь сыграла роль зачеркнутая плюсдвойка Шиченковой? В общий зачет вошла, значит, а при распределении регалий – «извините, у нас сомнения, результат должке быть безупречен» – так, что ли?

Что еще за хитрая игра с зачеркиванием оценок, которые, вследствие этого, можно трактовать и так, и эдак?

Но откуда все-таки взялись 4 лишних балла у победителя?

И еще, с чего все и началось.
В процессе голосования мы получили минусдвойку от некоей(его) Martы, свежеиспеченного, уже в процессе конкурса, автора, которая(ый) вскоре стал(а) автором Amanita. Ну, что ж, обычное дело, не понравилось произведение, высказал автор личное мнение. Но стало любопытно, и после открытия оценок пришлось пройтись по следам Марты-Аманиты, посмотреть, где она еще наследила.

Так вот, кроме нас под раздачу попали только Ильх и Ржавый. (Кстати, минусов в конкурсе, кажется, больше не было вообще никому и ни от кого. Даже Носорогу за антирекламу. Нули были, а минусов не было). А их-то за що? Потому что минувшей ночью эти минусдвойки фантастическим образом исчезли у всех троих, одаренных ими авторов! И у всех нас, естественно, добавилось по два очка, на ровном месте. А во время конкурса они, естественно, вычитались из общей суммы.

У нас находится этому одно объяснение.

По итогам конкурса у нас четвертое место. Видимо, в процессе голосования велики были наши шансы попасть в число победителей, что никак не входило в планы Дейтерия. Нас, критикующих кукушкинско-петушиную систему оценок, существующую на сайте, принцип «ты – мне, я – тебе», в результате чего нас весьма неохотно плюсуют честолюбивые авторы. А в результате голосования «втемную» гордец МВР доказывает, что система плюсования на сайте – туфта. Ведь не может же он, со своим рейтингом в 30 с небольшим выдать призовое произведение. Значит, нужно попытаться тормознуть его. А уж после голосования, когда все благополучно разрешилось, можно и восстановить «справедливость».

«Такие странные дела
на Хохмодроме лепятся…»

ПС
Странно... 56 двойками и 7 баллов единицами у Сергея, с учетом зачеркнутой двойки. итого - 63, а в Итогах у Сергея 65. Что за странная арифметика от Маслова, когда победитель назначается, а не провозглашается? И тогда "от щедрот" назначенный получает от хозяина +4, второй +2, тогда все сходится. тогда вопросов нет...
 

ИТОГИ КОНКУРСА ВАКЦИНАШЕК

(Дейтерий)
  46  Коронавирус  2021-08-28  8  790
Уважаемые авторы,

Подведены итоги КОНКУРСА ВАКЦИНАШЕК Жми сюда.

I место Fanga Taufa Жми сюда, Чужие мнения Жми сюда - 67 баллов,
II место Сергей Е. Жми сюда, Меня привитые боятся Жми сюда - 65 баллов,
III место Неразговорчун Жми сюда, Дарвиновская премия Жми сюда - 61 балл.

Призы "За самое полезное произведение" получают:

- Миша Лапин Жми сюда, Сказка про вакцинацию Жми сюда
- Федуард Червивый Жми сюда, Вскрытие ковидного Жми сюда

Приз за лучшую рецензию Жми сюда получает
Бодрописец Жми сюда, Re: В семнадцатой палате Жми сюда

Все рецензии по местам выстроились ТАК >>> Жми сюда

Начиная с 4-го, места произведений-участнков распределились так:

4. Миры Василия Рибаса Жми сюда, Проблема выбора Жми сюда - 53 балла
5. Вадо Жми сюда, Из записок медбрата горбольницы Жми сюда - 50
6. Кузьма Швеллер Жми сюда, Вакцинашки от дурашки Жми сюда - 47
7. JulиЯ Жми сюда, Надо-значит-надо!!!! Жми сюда - 47
8. Олег Индейкин Жми сюда, Рыжий месяц жеребёнком… (с) Жми сюда - 47
9. Юра Харьковский Жми сюда, Колите, суки! Жми сюда - 46
10. Gameboy Жми сюда, Все на вакцинацию! Жми сюда - 45
11. Лев Красоткин Жми сюда, Хохмодромская вакцина Жми сюда - 41
12. Миша Лапин Жми сюда, Сказка про вакцинацию Жми сюда - 41
13. Izverg Жми сюда, В очереди на прививку Жми сюда - 38
14. Сергей Маленький Жми сюда, Шуточки, говорите... Жми сюда - 35
15. Ильх Жми сюда, О Гейтсе Билле и русской вакцине Жми сюда - 34
16. Уралочка 🐈 Жми сюда, Я согласен, так и быть Жми сюда - 34
17. Ржавый Ю Жми сюда, Капля на кончике иглы Жми сюда - 34
18. Олег ЛИЕВИЧ Жми сюда, Остров-ок без COVID-а в океане есть Жми сюда - 34
19. Дейтерий Жми сюда, Побочки Жми сюда - 33
20. ОЪ Жми сюда, Не хочу я вакцинироваться, нет! Жми сюда - 32
21. Игорь Мальцев Жми сюда, Ах, как хотел бы я привиться Жми сюда - 32
22. Хохмодрил) Жми сюда, ВакциНАШки! Жми сюда - 31
23. Бодрописец Жми сюда, Доверие… Жми сюда - 31
24. Белка Жми сюда, Причинно-следственные связи Жми сюда - 31
25. Лена Пчёлкина Жми сюда, А привиться всё же надо! Жми сюда - 30
26. Андрюха Жми сюда, В пень намордник! Жми сюда - 30
27. Пътръ Жми сюда, В семнадцатой палате... Жми сюда - 30
28. Люся Лагутина Жми сюда, У нас все ЗА, но есть нюансы Жми сюда - 28
29. раб Божий-прохожий Жми сюда, Для тех, кто в «танке» Жми сюда - 27
30. Ковальчук Ан Жми сюда, Если хочешь чтоб выжила нация Жми сюда - 26
31. Варвара Графф Жми сюда, 5 х 4. Все «за» Жми сюда - 25
32. Митюнюшка Жми сюда, Страховка Жми сюда - 24
33. САХ Жми сюда, Страшно добрая повесть Жми сюда - 24
34. Александр Питерский Жми сюда, Всё не так просто… Жми сюда - 24
35. Федуард Червивый Жми сюда, Вскрытие ковидного Жми сюда - 22
36. Е.Барь Жми сюда, Призывы к вакцинации Спутником-V Жми сюда - 21
37. Цветная Алла Жми сюда, Мутанты Жми сюда - 21
38. Неуважай-Корыто Варвара Жми сюда, Ваше благородие, госпожа вакцина Жми сюда - 21
39. Рон Вихоревский Жми сюда, «Пять причин» НЕ колоться Жми сюда - 15
40. Тарасыч Жми сюда, Предостерёга непривитым Жми сюда - 12
41. Клементина™ Жми сюда, Антипрививочнику Жми сюда - 3

Большое спасибо всем участникам конкурса и поздравления победителям!

И, конечно, выражаю искреннюю благодарность JulиИ Жми сюда, за участие в финансировании этого конкурса.

Разложу призы, добавлю регалии, уберу номера из названий сегодня до вечера, конкурсные бонусы добавлю через неделю.
 

С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ ОЛЕГ!

(Актёр)
  66    2021-08-19  3  692
Индейкину виват! Ему сегодня стукнуло!

С днем рождения, дружище!
Счастья, здоровья тебе и идеально отстроенной дачи!
Благополучия, и удачи!
И чтоб ни одна удачная строка от тебя бы не ускользнула!
И жизненного комфорта!
Так, чтобы, к примеру, подумал: "А где мои тапочки", - и сразу вот они хорошие... рядом!
И сбычи мечт!
И помни, чтобы сбылись розовые мечты, нужно надеть розовые очки!
... и зайти на розовый сайт ..., где тебя ждут розовые разовые друзья!

Хорошего дня тебе, Олег! ...Хорошего года! Хорошей жизни!
 

Антология Сатиры и Юмора России ...

(ФИЛИН)
  18    2021-08-14  0  506

Запущена новая книжная серия – Антология Сатиры и Юмора России XXI века. Она является логическим продолжением той, которая выходила по следам века 20-го. В период с 2000 по 2010 годы было выпущено 56 томов. В числе авторских томов были изданы книги Владимира Маяковского, Михаила Булгакова, Саши Чёрного, Сергея Михалкова, Фазиля Искандера, Валентина Катаева, Ильи Ильфа и Евгения Петрова, Исаака Бабеля, Тэффи, Евгения Шварца, Владимира Высоцкого, Александра Галича, Аркадия Арканова, Михаила Задорнова, Эдуарда Успенского, Аркадия Хайта, Семёна Альтова, Анатолия Трушкина, Владимира Вишневского и многих других. Они расходились многотысячными тиражами и оседали в частных и публичных библиотеках, как в России, так и за рубежом.
Настал черёд века 21-го. Тем более, что отечественная юмористика заиграла новыми ещё более колоритными красками, пополнившись талантливой гвардией поэтов и прозаиков, работающих в жанрах сатиры и юмора. Первым подхватить своеобразную эстафету доверено писателю-сатирику Игорю Алексееву. Продолжат серию книги других замечательных авторов.
В редколлегию новой серии вошли Владимир Вишневский, Леонид Колпаков, Евгений Обухов, Георгий Фрумкер, Татьяна Кормилицына, Юрий Викторов, Станислав Овечкин.
Первая презентация новой книги и новой серии состоялась на IX Всероссийском фестивале юмористической песни и поэзии «Ёрш», проходившем в период с 3 по 5 сентября в пансионате «Солнечная поляна» (Московская обл., Звенигород). Там же можно было приобрести и саму книгу. Её объём с фотовкладышами составляет 460 страниц. Тираж – 1000 экз.
 

КОНКУРС ВАКЦИНАШЕК

(Дейтерий)
  28  Коронавирус  2021-07-26  8  1077
Конкурс успешно завершён.
ИТОГИ КОНКУРСА ВАКЦИНАШЕК Жми сюда
КОНКУРСНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ Жми сюда.
======

Уважаемые авторы,

Объявляется КОНКУРС ВАКЦИНАШЕК.
Принимаются смешные мотиваторы, кричалки, речи, речевки, лозунги, сценарии и т.п. с призывами к вакцинации или от неё.

Часть средств на призы предоставила JulиЯ Жми сюда, за что выражаю ей искреннейшую признательность.

Призы победителям:
1 место - 1500 руб.
2 место - 1200 руб.
3 место - 1000 руб.
Плюс приз 1000 рублей за самое полезное для читателей произведение.
Плюс приз 1000 рублей за лучший отзыв на конкурсные произведения.

Кроме этого, на странички и на произведения победителей будут добавлены соответствующие регалии.



Правила конкурса практически те же, что и раньше, только дата другая: окончание конкурса в пятницу 27 августа 23:59:59.

Участвуют только авторы, зарегистрированные на Хохмодроме. Гостям сайта, желающим участвовать, ничто не мешает зарегистрироваться.
Произведения должны быть новыми.
Принимается только одно произведение от каждого автора, однако оно может состоять из нескольких маленьких стишков в пределах разрешённого размера в 100 строк.
Присутствие хотя бы части в стихотворной форме обязательно.
Минимальное количество строк в произведении: 4, максимальное для стихов 100 строк, речи и сценарии в сумме могут быть длиннее, но просьба жалеть читателя и не перегружать его излишней длиной.
При желании к произведению могут быть прикреплены картинки.
У каждого произведения должно быть название, соответствующее теме.
Конкурс анонимный.
Произведения-кандидаты принимаются в эл.почту emaslov1@gmail.com или мне в личку Жми сюда с темой «ВАКЦИНАШКИ» до пятницы 27 августа 23:59:59. Просьба иметь в виду, что работы, присланные слишком поздно, могут не успеть набрать оценок от читателей. В тексте должно быть указано название произведения и Хохмодромское имя автора. .
Организатор оставляет за собой право отклонить работы не по теме и не в формате конкурса, а также откровенно слабые работы.
Конкурсные произведения будут публиковаться по мере поступления от имени автора "ВАКЦИНАШКИ" в специальной рубрике конкурса.
В течение конкурса авторы смогут самостоятельно исправлять недочеты своих произведений, без замены всего текста.
Голосование, точно как и публикация, продлится до пятницы 27 августа 23:59:59, результаты будут объявлены 28 августа утром.
Произведения-победители определяются по сумме набранных баллов. Учитываются оценки всех проголосовавших авторов. Запрещается приглашать других авторов проголосовать за свои произведения, в том числе по частным каналам. За свои произведения голосовать не запрещается, собственные оценки при финальном подсчете будут вычтены из результата.
На время голосования все оценки произведений будут скрыты, и список произведений в рубрике конкурса будет перемешиваться каждые 6 часов в случайном порядке.
Оценки скрываются и комментарии к ним видят только авторы произведений.
Все рецензии под конкурсными произведениями анонимны до завершения конкурса.
По опыту прошлых конкурсов, будет считаться, что все призёры (1,2,3 места) поставили друг другу по +2, независимо от их реальных оценок.
При равенстве оценок преимущество получает произведение, присланное на конкурс первым.
После подведения итогов конкурса произведения, как обычно, перейдут на странички их авторов.
В качестве компенсации привычной скупости конкурсных оценок, через неделю после подведения итогов конкурса и вручения призов организатор добавит баллов произведению на 1 месте до 130 баллов, произведению с оценкой 0 - до 45 баллов, остальным линейно пропорционально набранным оценкам. Оценки к отзывам добавляться подобным образом не будут.

Призы будут перечислены на странички авторов, откуда по выбору авторов смогут быть выведены на сотик, вебмани, яндекс-деньги, киви, или на карту Сбербанка, а при невозможности перевода использованы ими в качестве приза для организации последующих конкурсов.
 

Оборо(н)тень

(Рон Вихоревский)
  70    2021-07-11  3  727
«Всевышней волею Зевеса»
«от делать нечего, друзья»,*
- и хохмари, и поэтессы –
«сменил формат» недавно я.
Отныне "вешаться" невольно
придётся чаще. Все, кто злы,
мне могут очень даже больно
вернуть с процентами... «колы».

* Охотникам за плагиатом:
в кавычках – Пушкина цитаты.

Всевышней волею Христовой
Вывешивай своё руно.
Принять любой формат готовы,
Лишь было б в рифму и смешно!

Finist, 2021-07-11 18:00:18

Ронни о рунЕ

"Друзей", я чую, много тут:
ещё и шкуру мне сдерут.

Рон Вихоревский 12.07.21
 

Позвольте объясниться

(Андрюха)
  44    2021-06-23  9  607
Хоть давно нет былого задора
Объясниться хочу как смогу.
Вы не ждите визгливого вздора
Типа, с сайта сейчас убегу,
Что насыпав на голову пепла
Разревусь как нашкодивший шкет.
Лишь не выглядеть чтобы нелепо,
Мух сейчас отделю от котлет.

Не надейтесь, всё это не значит,
Что начну плюсовать всех подряд.
Расскажу почему я иначе
Не могу - для себя стану - гад!
Просто в деле стихов сочиненья
Я к себе и к товарищам строг.
Не терплю всяких нововведений,
Стих читать спотыкаясь о слог.

Не плюсую я смену рифмовки,
"Стих" всего-то в четыре строки,
Три и больше таких в упаковке -
Станут шансы на плюс велики.
Не плюсую я тех, с кем когда-то
Разосраться конретно успел,
Анекдот даже не бородатый
И того, кто в конец отупел.

Вроде всё в чём я "грешен" ребята,
А теперь, чтобы было за что.
Получи-ка, Дейтерий, гранату
Будешь мстить? Ладно. Только потом.
Если верить назойливым слухам,
Что читатели прут на скандал.
Больше в склоках не будет Андрюхи
Не гадайте: - Чё вдруг? - Я устал.

Поучать перестану советом
Если что у кого-то не так.
Чтоб потом невзначай рикошетом
Не поймать: - Да пошёл ты, мудак!
Чтобы снизить админу доходы
Плюну сверху на всю стихо-гнусь.
Не помеха я стихо-уродам...
Я торжественно в этом клянусь!
 

С Днём рождения, дружище!

(Tarkus)
  68  День рождения  2021-06-22  6  731
Братья и сестры во Дейтерии. Прошу прощения, что нетрадиционно в стихах а в банальнейшей прозе, хочу поздравить одного из лучших (второе место в групповом зачёте) авторов данного сайта, Федора Викторовича Червивого тире Квашнина.
С Днём рождения! Будь всегда таким же жизнелюбивым, веселым и тому подобное. Пусть небо над твоей лысеющей (облысевшей окончательно и бесповоротно) головой будет всегда чистым, а Божий дар твой, да не покинет тебя многие лета.
Алилуйя

Tarkus.
 

Насчет тем для шуток. Предложени ...

(Неразговорчун)
  52    2021-06-22  15  691
Всем привет, дорогие друзья! как говорит Анатолий Шарий)
Навеяло мне тут одну мысль про темы для шуток.
Вот вдохновил дед Сашка меня на стишок про гвоздик. И вспомнил я другие подобные шутки: старую песенку про пуговку, по которой бдительные пионеры изобличили вражеского шпиона. Или свой же старый стишок про шуруп ("... ну почему давно воспеты гвозди, но обойден вниманием шуруп...")
И подумал, что было бы неплохо предложить всем сочинить шуточный стишок про какую-нибудь подобную мелочь, деталь нашего повседневного быта. Это освежило бы немного нашу тематику про секс, ямбы, водку и т.п. "хиты продаж".
Если Дейтерий не против, то не объявить ли нам конкурс? Пошлые денежные призы предложить не могу по романсовым обстоятельствам) Но есть альтернативный вариант - я обязуюсь написать авторскую (а то тут некоторые сумлевались...) музыку победителю конкурса. В оговоренные сроки вышлю ему минусовку и он сможет ее спеть.
Ну что, воспоём карту будней? Трубы обещаю не водосточные)
 

ФАУСТ ПО ИМЕНИ ГЕГЕЛЬ (окончание ...

(Моголь)
  8    2021-06-17  2  517
Ответ на этот вопрос мы находим в русской сказке про Кощея Бессмертого. Я, правда, не берусь говорить о ее старинном варианте, но в современной интерпретации, если вы помните, смерть Кощея находилась на конце иглы. Понятно, что сам Кощей – образ зла и смерти, и потому его жизнь и смерть, говоря в понятиях Гегеля, тождественны. Но почему символ его жизни – игла, а не какой-нибудь гвоздь, или подкова? Игла подразумевает нить, которую она тянет за собой, чтобы шить строку. Если этот образ иглы применить к мышлению, с его логикой, весьма схожей с нитью, то получается, будто мышлением руководит нечто, присущее Кощею, а именно зло и страх смерти. Отсюда ясно, что червоточина мышления заключается в страхе и сомнениях. Именно эти страхи и сомнения требуют абсолютных знаний, якобы, способных обеспечить человеческому Эго бессмертие и богоподобие. В сравнении с этими абсолютными знаниями все прочие знания – «ничто». А поскольку абсолютные знания невозможны ввиду бесконечного развития знаний, то и само это абсолютное знание – «ничто».
    Кстати, игла Кощея была в яйце, а яйцо было в ларце под дубом, который если бы не его плоды, вполне может сойти за древо познания из райского сада. Само же яйцо было в утке, а утка в зайце, а заяц… В общем, говоря словами Ленина, «нельзя понять, как добыть иглу Кощея, не поняв, не проштудировав всей логики Гегеля».
    Таким образом, вся суть диалектики сводится к действию иглы «ничто», которая ведет мышление от отрицания к новому отрицанию, и потому Мировой Дух Гегеля – это всего лишь дух страхов и сомнений. Находясь на острие мышления «ничто» является источником ошибок и заблуждений, которые способны изменять разум вплоть до извращения его принципов. Это позволяет мышлению паразитировать на разуме, подобно вирусу. Так «ничто» и находит источник энергии, которую трудно назвать творческой, но которая необходима для того, чтобы «ничто» стало полноценным духом. Именно это дух «ничто» мы и имеем в мистических образах и явлений.
    Так что, вся эта «Абсолютная идея» «Мирового разума» и сама «Наука логики» — плод заблуждения гения, который, быть может, никогда не встречался с Мефистофелем, но в реальной действительности оказался прямым воплощением Фауста.
 

ФАУСТ ПО ИМЕНИ ГЕГЕЛЬ

(Моголь)
  8    2021-06-17  4  529

Друзья, прошу прощения за очередное мое философское сочинение, но это, вы уж поверьте, в последний раз. К тому же, я никак не мог оставить безнаказанной гордыню Гегеля, заявившего, что он достроил здание философии до верха и с тем исчерпал ее возможности. Думаю, поэты, которым свойственна скромность, меня поймут. Но особенно меня поймут студенты или те, кому приходилось изучать философию Гегеля.
   1.
Как-то просматривая видеозаписи с лекциями по философии на «YouTube», я наткнулся на ролик Дмитрия Пучкова (Гоблина), где он предоставил площадку своего блога профессору М.В. Попову, который взялся растолковать знаменитую работу Гегеля «Наука логики».
    Предваряя свое изложение, профессор сообщил, что эта книга настолько гениальна, что изучая ее на протяжении многих лет, он до сих пор еще не все понял. Надо сказать, меня это не удивило. Дело в том, что я и сам пытался постичь всю премудрость «Науки логики», но ее чтение оставило у меня впечатление тяжелого кошмарного сна, где все превратно, неверно, противоречиво, необъяснимо. Знакомые слова никак не складывались в смысл, а если смысл был смутно понятен, то он оставался противен разуму и немедленно отторгался рассудком. Признаюсь, я даже позавидовал Марксу, который, как считается, досконально разобрался во всех тонкостях учения Гегеля. Правда, и Марксу, очевидно, пришлось нелегко. Он даже заметил, что знает, почему немецкие философы пишут так непонятно. «Потому что они боятся, что их поймут» — пояснил он. Я же думаю, что опасения эти большей частью напрасны. Не зря же существует мнение, что у каждого философа свой Гегель.
      Между тем, как мы знаем, Гегель оказал огромное влияние на европейскую науку и культуру. Весь Х1Х век проходил в тени его учения. А в России он был так популярен среди дворянского сословия, что его считали чем-то вроде школьного учителя. Считается, что русскую мысль Гегель привлекал идеей целостности мировоззрения. Мол, его философская система, кроме учения о мышлении, включала представление о природе, обществе, религии, искусстве. Однако, мода на «Мировой дух» в России длилась недолго, до тех пор, пока «Абсолютная идея» не была вытеснена теориями Фейербаха, Милля и Маркса. Тем не менее, нет сомнений, что и ХХ век испытывал на себе влияние Гегеля. Во всяком случае, его диалектический метод стараниями Маркса стал основой диалектического материализма, который лег в основу нового учения о природе и обществе. Кстати, Ленин в свое время хорошо изучивший произведения Гегеля утверждал, что «нельзя понять учение Маркса, не поняв, не проштудировав всей логики Гегеля». Так что, как видите, круг замкнулся, и нам остается либо недопонимать Маркса, либо искать ключи от истины на страницах произведения признанного авторитета немецкой философии.
      С другой стороны, я не раз уже самоуверенно утверждал и доказывал в своих статьях, что русская «креативная философия», способна прояснить и дополнить западно-европейскую философию. Однако как это сделать в случае с Гегелем, если мое впечатление от его сочинений мало того, что смутны, так еще плохо вяжутся с мнениями известных философов, излагающих свое представление об учении Гегеля в многочисленных лекциях.
    Я, например, никак не могу примириться с идеей того, что все развитие в природе и обществе обеспечивается противоречием тезисов и их синтезом. Гегеля, впрочем, несколько извиняет то, что других инструментов у него не было, да и диалектику Гегель не сам придумал. Он всего лишь воспользовался учением Гераклита о «единстве и борьбе противоположностей». Эта мысль древнего мудреца не оспаривалась философами в течение двух с половиной тысяч лет. Поэтому Гегель посчитал ее истиной и путем путанных, но хитроумных доказательств заставил публику поверить в живительную силу противоречий. Однако элементарный пример с «дважды два — четыре» показывает, что Аристотелевскую логику диалектика не упраздняет, и плодотворный синтез двух тезисов возможен главным образом при двух взаимодополняющих решениях. Мы, например, говорим: «Дерево высокое». Нам возражают: «Нет, оно зеленое». В синтезе получается: «Дерево высокое и зеленое». Тут, конечно, имеет место расширение знаний, но не за счет противоречия тезисов. Что же касается настоящих противоречий, то непонятно, что является их причиной в случае, когда истина очевидна или доказана.
      Или вот, как быть с утверждением Гегеля, будто «Чистый свет и чистая тьма – это две пустоты, которые суть одно и то же»? Ничего себе – «одно и то же»! Свет – это распространение волны и частиц фотона, а тьма - полное отсутствие всякой материи. Как по мне, их тождество — «чистый бред».
      Однако, судя по тому, с какой пугающей убежденностью в истинности учения Гегеля о нем рассказывает профессор Попов, «Феноменология духа» вместе с «Наукой логики» все еще прельщает умы современных ученых. Это обстоятельство вынуждает меня более серьезно разобраться с наследием великого Гегеля. Правда, чтобы сделать это, совершенно необходимо лишить его сочинения магии тайнописи и загадочности. То есть, нам придется воспользоваться одним из принципов «креативной философии» — принципом восхождения от «сложного к простому». И на этом пути профессор Попов оказался лучшим из возможных проводников.

2.
    Между тем, профессор Попов начал свои разъяснения с простого примера. Он указал на книгу «Наука логики» в своих руках и сказал: «Вот книга. Она есть? Есть. Значит она – бытие. Но вот мы открываем книгу и узнаем о ее содержании. Это содержание отрицает первое утверждение».
    — Может, не отрицает, а дополняет? – усомнился Пучков.
    — Нет, — категорически отверг предположение оппонента профессор. – Вторая мысль отрицает первую. Это соответствует диалектическому закону «отрицания отрицания»
      «Однако ловкая манипуляция, — отметил я. – Ведь Пучков совершенно прав. Вот, что значит здравомыслие, не замороченное противоречиями и отрицаниями Гегеля. Содержание, прежде всего, является дополнением книги. Без него книга – не книга. Правда, существует условие, когда образуется отрицание книги ее содержанием, как это случилось со мной при моей попытке понять изложенное в «Науке логики».
    Кстати, этот феномен, когда дополнение способно отрицать то, что оно дополняет, хорошо прописан в «креативной философии» и даже имеет свою математическую схему в виде тригонометрического треугольника, из которого следует, что степень отрицания дополнением может быть разной.
    Между прочим, и сам Гегель упоминает о дополнении, но говорит об этом вскользь, акцентируя внимание на отрицаниях, в которых видит механизм развития. Тут он, как будто, развивает идеи Шеллинга. Поэтому говоря о Гегеле, совершенно невозможно обойти вниманием Шеллинга. Ведь в философии процесс постижения истины очень похож на события в известной сказке про репку: «Бабка — за дедку, дедка — за репку…». Как известно, Шеллингу предшествовал Фихте, и вместе они откликались на воззрения Спинозы и Декарта, а те в свою очередь… Впрочем, пока нам достаточно одного Шеллинга.
    Так вот, Шеллинг в философии был чем-то вроде Моцарта в музыке. Достаточно сказать, что 15-летний Шеллинг поступил в Тюбингенский университет с характеристикой «ingenium praecox» (нем. «скороспелый талант»), а в 24 года он стал профессором Йенского университета. Его близкими друзьями, и это я прошу особенно отметить, были Гете и Гегель.
      Вот, выдержка из Википедии: «Отталкиваясь от идей И. Г. Фихте, Шеллинг развил принципы объективно-идеалистической диалектики природы как живого организма, бессознательно-духовного творческого начала, восходящей системы ступеней («потенций»), характеризующейся полярностью, динамическим единством противоположностей.
    Шеллинг пользовался огромным авторитетом у русских мыслителей и литераторов второй четверти XIX века. Его посещали П. Чаадаев, Ф. Тютчев, А. И. Тургенев, братья Киреевские, М. Погодин, С. Шевырев, В. Одоевский, А. Хомяков и др.
    Главной задачей философии Шеллинга является конструирование природы как саморазвивающегося духовного организма. Важную роль здесь имеет система тождества, которая состоит в раскрытии идеи абсолютного как тождества основных противоположностей реального и идеального, конечного и бесконечного. В результате Шеллинг приходит к теории отпадения мира от Бога и возвращения к Богу при посредстве христианства».
      Проще говоря, Шеллинг говорит о Мировом разуме, который творит природу и находит свое воплощение в высшем своем произведении – человеке, через которого осуществляется самопознание Мирового разума. При этом Шеллинг утверждает, что все материальное находится в тождестве через духовное родство, но подчиняется градации потенций, где обнаруживаются вечные идеи. Творческие потенции человека не ограничены, и потому человек обладает свободой воли. В этой связи, Шеллинга можно считать предтечей «креативной философии». Мы здесь можем оспорить лишь природу Мирового разума, кое-какие механизмы развития реального мира и их принципы.
      Так вот, Гегель как будто находится под влиянием идей своего друга. Но друга ли? Похоже, Гегель завидовал «Моцарту философии» и, видимо, отнюдь не белой завистью. Ведь Шеллинг был гораздо успешнее Гегеля, хотя родился на пять лет позже. Сам же Гегель по свидетельству многих производил не очень приятное впечатление. Вот, что говорит о нем его современник: "Гегель на своих лекциях почти ничего не прибавляет к своим руководствам. Он не импровизирует, а читает исключительно «самого себя». Говорит он несносно, кашляет почти на каждом слове, съедает половину звуков и дрожащим, плаксивым голосом едва договаривает последнюю фразу…."
   Побывав на его выступлениях Шопенгауэр, назвал его учение «абракадаброй, калечащей интеллект». Кстати, говорят, будто Шеллинг прочитал только введение в «Науку логики», и после этого практически прервал отношения с Гегелем.
      Но вот, что интересно. После того, как Гегель стал публиковать свои сочинения, его фигура в науке затмила Шеллинга. Дело в том, что теория, изложенная в «Феноменологии духа», очень понравилась сановной власти Германии. Ведь Гегель доказывал, будто «Абсолютная идея», заключающаяся в самопознании Мировым духом самого себя, находит свое выражение в конкретных личностях, которым она вручает власть, что позволяет Мировому духу достигать абсолютной свободы. И такая свобода – настоящая цель Мирового духа. Отсюда следует вывод, что всякая власть естественна, закономерна и священна.
    Как известно, подлинный автор диалектики, античный Гераклит, в свое время провозглашал войну источником развития. Вот и Гегель приветствовал войну, и соответственно, прочие свободы действия власти. Одобрение идей Гегеля прусским королем выразилась в том, что его учение было рекомендовано для всех университетов Германии. Особых протестов это не вызвало. Тем более, что многим казалось, будто учение Гегеля развивает и уточняет теорию Шеллинга о деятельности Мирового разума. Похоже, даже Маркс был с этим согласен. Он, например, называл учение Гегеля «поповщиной». Но, видимо, и Марксу на самом деле не удалось проникнуть в тайнопись «абракадабры» своего предтечи.

   3.
    А что же наш профессор Попов? А профессор попов на голубом глазу сообщает:
    — В логике противоречия оформляются очень просто. Есть тезис. Ему противостоит антитез. И затем происходит их синтез. Этот синтез отрицает прошлые отрицания, хотя и содержит их в себе. При этом он становится новым тезисом. Итак, перед нами книга, но мы о ней пока ничего не знаем, и нам о ней нечего сказать, кроме того, что она есть. То есть, эта книга, условно говоря, для нас – образец «чистого бытия». Но этому «чистому бытию» противостоит «ничто». В результате их взаимодействия возникает что? Бытие. То есть, бытие перешло в «ничто», а ничто перешло в другое бытие. Но в полученном результате это уже не то «чистое бытие», а другое.
    «Ну, да теперь перед нами бытие нечистого, — мысленно подсказываю я Пучкову. — То, что возникает из «ничто» иным бытием и быть не может. Такова неумолимая логика».
    — Как же это так, — изумляется словам профессора Пучков. - Из «ничто» возникает бытие? Ведь «ничто» — это то, чего нет.
   — Да, так мы попадаем в стихию диалектики нашей логики, где происходит движение бытия в «ничто», и «ничто» в бытие,- поясняет профессор. - Логические категории всеобщи. Вот вы дышите. Каждый ваш выдох - переход в «ничто», а вдох — переход из ничто в бытие.
      Иной зритель, наблюдая эту сцену, может подумать, что Попов перевирает Гегеля. Ведь не может же великий философ всерьез говорить о переходе «ничто» в бытие. Но я свидетельствую, что в «Науке логики» именно так. Гегель на протяжении многих десятков страниц доказывает правомерность таких взаимодействий бытия и «ничто». При этом Гегель утверждает, что логика основана на понятиях, которые отображают явления реального мира, и противоборство бытия и «ничто» является его началом, не нуждаясь ни в какой иной субстанции. Он отвергает исходное противоречие Фихте между «Я и не я», полагая, что прежде, чем появилось декартовское «Я мыслю, значит, существую», должно возникнуть бытие. По его мысли Мировой дух сначала воплощается в природе, а затем возвращается к себе посредством человека.
    С другой стороны, в чем же Гегель неправ? Математически его формула справедлива. Если к единице прибавить ноль, то получится единица.
      Более того, с точки зрения «креативной философии», мы можем допустить, что под «чистым бытием» подразумевается бытие Творческой Энергии Вселенной, которую мы вправе назвать Мировым Разумом, на том простом основании, что проявление этой Энергии выказывает наличие у нее творческих принципов. Первым творческим актом Энергии эфира является создание атома. Это представимо в виде завихрения и уплотнения энергии, ибо только такая модель решает ветхозаветный вопрос философии образования из бесконечного конечного. Но элементарная частица материи при недостатке энергии способна исчезнуть в точке небытия. Вот эту точку мы можем принять за «ничто». И тогда получается, что «ничто» действительно существует и участвует в процессе созидания материи. Ведь оно является чем-то вроде «ядра конденсации» энергии. Однако из этой схемы вовсе не следует, будто материя возникает из «ничто». Между тем, у Гегеля именно так. Бытие возникает из «ничто». Так что же такое это животворящее «ничто»?
    На всякий случай обратимся к авторитетному источнику знаний «Википедии», где читаем:
    «Ничто, более точно «чистое ничто», — «есть простое равенство с самим собой, совершенная пустота, отсутствие определений и содержания; неразличенность в самом себе.
    Бытие и ничто есть одно и то же. Различие между ними содержится не в них самих, а лишь в чем-то третьем, в предполагании. Доказательством различия между ними служит существование становления, которое существует лишь постольку, поскольку они различны».
    Вы чего-нибудь поняли? Бытие и ничто – это одно и то же, они неразличимы… но они различимы и не одно и то же… и если бы не «становление», то бытие было бы просто «ничто». Вот так.
    Да, профессор Попов, пожалуй, более понятен.
    Впрочем, быть может, мы неправильно представляем себе само бытие? Поэтому читаем там же:
      «Чистое бытие, есть первый шаг в научном построении чистого знания. Это чистое знание порождает в качестве своего первого понятия чистое бытие, то есть самую чистую абстракцию из всего, что есть, не имеющего какой-либо связи с чем-либо. Гегель утверждает, что Парменид был первым, кто высказал мысль о бытии «как об абсолютном и как о единственной истине».
      А, так вот откуда Гегель взял такое бытие, которое равно «ничто»! У Парменида. Но если у Парменида бытие — это процесс существования, то у Гегеля – это предмет познания. Но предмет познания все же не может быть равным «ничто». И даже если такой предмет (неразличимый) для кого-то существует, например, какая-нибудь муха для спящего, то откуда у спящего возьмется необходимость изучать это «ничто», если эта муха его никак не беспокоит? Зато если беспокоит, то муху уже никак нельзя назвать «ничто».

      4.
    Во всяком случае, ясно, что, говоря о Мировом духе, Гегель не имеет в виду Мировой разум Шеллинга и с тем оставляет за скобками вопрос о традиционном Боге. В учении Гегеля скорее просматривается идея Платона об эйдосах. Как вы помните, эти эйдосы, или идеи, существуют в природе независимо от того, знаем ли мы о них. Этим они напоминают законы природы. Но Гегель сводит их в абсолютную идею, познание которой доступно рациональному мышлению, особенно в том случае, если выстроить понятия в логически правильном развитии. По мысли Гегеля правильная схема древа понятий отображает логику развития реального мира, которая подчиняется законам диалектики. Эти понятия закономерно вытекают одно из другого, благодаря их внутреннему содержанию и противоречию, что обеспечивает их саморазвитие. Эти же понятия влияют и на развитие общества, хотя общество может не иметь понятия об этих понятиях. Отсюда получается, что «Мировой дух» Гегеля представляет собой «Дух познания».
    Конечно, мы вполне можем вообразить такой «Дух познания». Действительно, знания человечества чем-то напоминает незримое древо, которое ветвится, приносит плоды, какие-то ветви и листья его отмирают, какие-то сучья становятся мощнее. О подобном древе мы имеем понятие из Библейской легенды про «первородный грех» Адама. Там же мы знакомимся со Змеем Искусителем, понятие о котором, как будто, не входит в систему логики Абсолютной идеи, но зато бытует в сознании человечества. Между прочим, этим понятием определяется и само «ничто».
    Вот некоторые сведения из демонологии:
Ничто – антипод Бога. Он же Библейский змей. Он же — Князь Мира Сего. Он же - Падший ангел. Он же – воплощение зла, дьявол;
Дьявол – ничто, которое ничтожит, и значит, он – дух противоречий и отрицаний;
Он — лжец и отец лжи;
Он – паразит;
Он — страшный путаник и извращенец;
Он стремится к абсолютной власти, пытаясь занять место Бога.    В Библии описывается некий демон Велиал. Он считается самым сильным падшим ангелом, превосходящим даже Люцифера. Он выступает в роли обольстителя человека, совращающего к преступлению. В Библии имя Велиал связано с такими понятиями как «суета», «ничто». И Велиал, разумеется, хочет стать «Всем».
    И вот, не кажется ли вам, что «Абсолютная идея» Гегеля позволяет демону осуществить свое бытие. Притом это бытие на страницах «Науки логики» выражается в страшной путанице и взаимном отрицании самих понятий «Мирового духа», что вполне отвечает характеру Беглого Ангела.
      Но может быть, Гегель не знает об этих свойствах «ничто»?
      Это вряд ли. В то время понятие о «ничто» было хорошо известно, тем более ему, Гегелю, выпускнику Тюбингенского теологического института (богословской семинарии), где он защитил магистерскую диссертацию.
   Вот и его друг Гете говорит устами своего Мефистофеля:
      «Конец? Нелепое словцо!
      Чему конец? Что, собственно, случилось?
      Раз нечто и ничто отожествилось,
      То было ль вправду что-то налицо?
      Зачем же созидать? Один ответ;
      Чтоб созданное все сводить, на нет».
      Разумеется, Гегель знает о понятии «ничто», но не исключено, что полагает это понятие устаревшим, подчиняясь новым воззрениям времени, о котором Гете писал:
      «А то, что духом времени зовут,
      Есть дух профессоров и их понятий».
      Как известно, время творчества Гегеля было отмечено революционными событиями, приходом к власти Наполеона, в котором Гегель видел воплощение «Мирового духа», а также верой в науку и прогресс. Так что, Гегель явно подразумевает под «ничто» мышление. Он даже настаивает на этом, говоря о «чистом мышлении», то есть, без примесей чувственности, свойственной душе и разуму. Именно это «чистое мышление» он возводит на пьедестал Творца всего сущего.
    Для доказательства данного обстоятельства обратимся к словарю Википедии, где читаем:
    «Нау́ка ло́гики» представляет собой изложение необходимого движения мышления в чистых категориях мысли (Абсолютная идея).
      Если философия духа и философия природы изображают движение Абсолютной идеи в её инобытии (в формах движения природы и сознания), то в логике Абсолютная идея находится внутри себя в стихии своей чистоты. Царство чистой мысли есть «царство истины, какова она без покровов, в себе и для себя самой». В этом смысле, наука логики есть изложение самой Абсолютной идеи в её необходимом развертывании».
      Итак, из «ничто» у нас развертывается «царство истины». Вот и скажите после этого, кому служил философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель.
   
      5.
      В 1831 году Гете оканчивает свое бессмертное произведение «Фауст». Это произошло как раз в год смерти Гегеля. Быть может, это простое совпадение, но ряд параллелей наводит нас на странную догадку, будто прообразом Фауста был именно друг Гете, Гегель. Судите сами. Как и Гегель, Фауст является философом, который задумывается над проблемами бытия. Но Фауста угнетает неустроенность бытия собственного. В стесненных обстоятельствах оказывается и Гегель, когда вынужден жить на долги. При этом амбиции Гегеля слишком велики. Ведь он считал себя избранником Мирового духа, призванным, по его признанию «достроить здание философии до конца». Герой произведения Гете заключает с Мефистофелем договор, согласно которому вступает в связь с демоном. Это позволяет Фаусту пользоваться земными благами и совершить восход на вершину власти. Но ведь и Гегель, благодаря своим сочинениям, где провозглашает «ничто» Богом, достигает вершин успеха и славы. Любопытно, что у Гегеля так же, как и у Фауста, возникает внебрачная связь, которая заканчивается смертью возлюбленной. Своего внебрачного сына Гегель помещает в приют. В дальнейшем Гегелю приходится пережить смерть сына.
    Впрочем, считается, что Гете задумал своего Фауста в юношестве, задолго до знакомства с Гегелем, а прототипом героя ему, якобы, служил некий образ одержимого из народных поверий. Известно также, что первую часть «Фауста» Гете опубликовал в 1808 году. Но как раз к этому времени вышло сочинения Гегеля «Феноменология духа». Правда, по признанию самого Гете, он не смог глубоко вникнуть в философию своего друга. Но он наверняка имел о ней общее представление. Ведь Гете и сам был философом. Вот, что пишет о его воззрениях «Википедия»:
    «Высшим символом мировоззрения Гёте является Бог-природа, в которой вечная жизнь, становление и движение, открывает нам, "как она растворяет твердыню в духе, и как продукты духа превращает в твердыню". Дух и материя, душа и тело, мысль и протяженность, воля и движение — это для Гёте дополняющие друг друга основные свойства».
    Заметьте: «дополняющие», но не «отрицающие».
    Так что, Гете скорее разделяет философию Шеллинга, нежели Гегеля.
    И все же очень возможно, что, творя образ Фауста, Гете не подразумевал Гегеля. Но даже если тут имеет место совпадение, то оно явно мистического характера, и сам же Гегель, пожалуй, усмотрел бы здесь участие Мирового духа.

    6.
    Как вы заметили, нас несколько тянет на мистику. Но это все из-за злосчастного «ничто». Как говорится, «помяни черта, и он тут как тут». Зато вот нашего профессора Попова, «ничто» вовсе не смущает. Он, благодаря Гегелю, стал марксистом, и потому ему «сам черт — не брат». Так что он спокойно продолжает вразумлять своего визави.
    — Движение исчезновения бытия в «ничто» и ничто в бытие называется становлением. И в нем мы находим два противоположных движения: возникновение (бытия из ничто) и прехождение (бытия в ничто).
      А ведь и впрямь, каждое мгновение всякий предмет обновляется. Дерево, которое мы видим, через минуту уже другое. Например, с него свалился увядший лист или плод. Для «чистого мышления», возможно, так и происходит: одно дерево исчезает, будучи поглощенным «ничто», и тут же появляется снова опять же из «ничто».
      Я даже придумал пример, иллюстрирующий процесс «становления». Возьмем лампочку. Без электроэнергии она тождественна «ничто». То есть, в лампочке мы обнаруживаем и бытие, и «ничто» в их единстве и противоречии. Но вот, мы пропускаем через лампочку переменный ток. И лампочка начинает светить пульсирующим светом с частотой 50 герц. И тогда каждая вспышка света у нас будет возникновение, а его отсутствие – прехождение. Думаю, мой пример пришелся бы по душе профессору Попову.
      Но тут есть одна странность. Дело в том, что отрезок на шкале времени между «ничто» прошлого и «ничто» будущего можно бесконечно уменьшать, превращая во мгновение. Будучи исчезающе малым, это мгновение становится тождественным самому «ничто». В этом случае нам приходится признать, что реальность для мышления – есть только иллюзия. Впрочем, это не удивительно, если допустить, что мышление само является – ничто. Ведь что такое мышление без участия разума? Без разума оно — ничто.
      Между тем, Ленин, указывал на то, что диалектика Гегеля начинается с признания объективной реальности бытия. Отсюда понятен весь фокус с превращением бытия в «ничто». Чтобы перенести некое бытие предмета в сферу нашей мысли, мы должны сделать его нематериальным, то есть, отрицать его материальность с помощью прямой противоположности ей. Что же является противоположностью бытия? «Ничто». И если вспомнить, что мышление – подарок Змея Искусителя, который сам «ничто, которое ничтожит», то ясно, что иным мышление и не может быть. Таким образом, вся диалектика науки логики – сфера бытия «ничто», где возможны самые странные превращения.
      А профессор Попов тем временем продолжал:
      — В диалектике все, как в природе. Одно отрицает другое. Посаженный желудь отрицается его побегом, который в свою очередь отрицается дубом, а тот отрицается его старением и засыханием. Тут имеет место отрицание отрицания. И вот, если становление мы понимаем как «беспокойное единство бытия и ничто», то что является отрицанием «беспокойного единства»?
    — Спокойное единство, — догадывается Пучков.
    — Нет, — торжественно опровергает его профессор. – Его отрицает «спокойная простота».
    Не знаю как вам, а мне это кажется странным. Ведь если профессор Попов марксист, то он должен знать диалектический закон развития «от простого к сложному». А здесь идет отрицание сложного в пользу простого. Притом, если диалектические понятия как то связаны с природными явлениями, то они должны отражать тот факт, что спокойная простота может быть мнимой, а на самом деле, да хоть вот в нашем организме, спокойная простота может скрывать самые бурные реакции. Когда же имеется в виду только наше мышление, то и оно от простых решений вполне может перейти к беспокойному единству сомнений.
    — А что такое спокойная простота? — озадачивает собеседника профессор, и понимая, что вопрос этот неподъемный для собеседника, ибо неисповедимы пути логики Мирового духа, сам же отвечает:
– Раз она есть, то это уже «наличное бытие». Не те всякие другие бытии, а конкретное, наличное бытие. Но это «наличное бытие» – есть результат «снятия» становления.
      Должен признаться, диалектическое понятие «снятие» мне не совсем понятно. Боюсь, что и вам тоже. Как снимается это «становление», кто его снимает, зачем? Быть может, это похоже на снятие шляпы или пенки с варенья. Хотя мне ближе образ снятия змеей собственной кожи, под которой оказывается та же змея, но в новой шкуре.
    — Снятие – это отрицание с удержанием, — вносит ясность профессор Попов. – Гегель это поясняет с помощью такого примера: «Чтобы выкинуть из храма нарушителя порядка, нам приходится его обнимать». Дети – это снятые родители. Итак, перед нами наличное бытие. А куда же делось «ничто»? В наличном бытии оно не на лицо. Но оно есть и называется «небытие».
    Надо же, какой сюрприз: «ничто» превратилось в «небытие». На взгляд обычного человека между ними нет никакой разницы. Но у Попова все продумано до тонкостей. А тонкость состоит в том, что «небытие» — это отсутствие чего-то конкретного. Например, дерево было, а теперь его нет. Вот, оно и находится в состоянии небытия. В связи с этим мы должны понимать, что и мышление и дьявол, не могут находиться в небытии. Они остаются самим «ничто».

7.
      — Так вот эта определенность наличного бытия,- продолжает профессор. — Дает нам категорию качества. Внутри качества, бытие выходит на первый план, а небытие, уходит на задний план, скрываясь в фоне бытия, и служит только для того, чтобы отделить какое-либо частное качество от иных. То есть, качество становится формой отсутствия чего-либо. Качество, таким образом, содержит как то, чем наличное бытие является, так и то, чем оно не является.
    Это надо понимать так, что качество, например, дерева, оттеняется всеми прочими качествами, которые дереву не присущи. Дерево представляет собой ствол с ветвями и зелеными листьями. А серый камень и желтый песок по отношению к дереву – небытие.
    На мой взгляд, качество, в отличие от предыдущих сведений о превратностях бытия, довольно существенное понятие в познавательном процессе Мирового духа. Однако и по поводу этой категории возможны вопросы и сомнения.
      Например, что можно сказать о качестве песчинки в пустыне, если кроме песка нам не с чем ее сравнить? Ведь, как известно, все познается в сравнении. А это значит, что прежде, чем возникло понятие о качестве, должно возникнуть понятие о разнообразии бытия. Оно, конечно, разнообразие как будто не является заботой духа познания. Но тогда мы должны признать, что дух познания действует в своей логике, а природа развивается в своей. Тут, правда, можно возразить, дескать, с появлением качества появляются и отличительные особенности, а значит, и разнообразие в природе. Но тогда следует указать, что обеспечивает эту непохожесть. Из представлений о «становлении», «снятии» и «ничто» это никак не следует.
      В рамках логики Гегеля, качество дерева может определяться всем тем, что не дерево. Строго говоря, дерево отрицает все то, чем оно не является, и что по отношению к нему небытие. Но тогда получается, что дерево и в самом деле возникло из «ничто». Ведь почва под ним находится в сфере небытия, там же пребывают и воздух, и солнечный свет. Между тем, все дерево состоит из химических элементов этих стихий. По-моему, даже во времена Гегеля Мировой дух познания уже был в курсе этих обстоятельств. Например, наш Ломоносов то ли сам догадался, то повторил истину: «Ничто не исчезает бесследно, и не возникает из ничего». Так что, остается только гадать о впечатлении Мирового духа, штудирующего учение своего пророка: восхищался ли тот его находчивостью или криво ухмылялся? Впрочем, скорее всего он просто ничего не понял.
      Любопытно и следующее превращение качества. В Википедии оно поясняется так:
    «Несмотря на то, что качество содержит как реальность, так и ее отрицание, внутри качества они все ещё являются отдельными друг от друга, точно так же, как бытие и ничто были когда-то опосредованы в становлении. Взятые в их единстве, в их непосредственности, как произойдет при ещё одном снятии, они становятся теперь моментами какого-либо нечто».
    Вот так, от наличного бытия с его качествами мы вдруг приходим к непонятному «нечто». Зато, как вы думаете, что входит с ним в противоречие? Ни за что не догадаетесь. Если верить Википедии, это «нечто» отрицается «иным».
      Честно сказать, про это «иное» даже и говорить не хочется, да и стоит ли морочить голову вам какими-то двойными отрицаниями, в которых нет никакого смысла. Приведу лишь заключительные фразы из статьи:
    «Отрицание наличного бытия; то, чем оно не является, — теперь «отрезано» от него и становится иным нечто, которое, с точки зрения первого нечто, является иным в самом общем виде. В конце, точно так же как становление опосредовало бытие и ничто, изменение теперь опосредует нечто и иного».
    Могу даже пояснить. Есть «нечто» и есть «иное». «Иное» тоже нечто, но иное. Например, дерево, через два года станет иным. Если вы раньше этого не знали, то вот, теперь знаете, благодаря Гегелю и мне, разумеется.
    Ну, а раз у нас есть «нечто», то хорошо бы знать, что это такое. Поэтому нечто, по мысли Гегеля, неизбежно превращается в «определенность». Но определенность зависит от того, кто его определяет. И тут, казалось бы, самое время сказать о понятии сравнения и относительности всего. Однако в «царстве чистой» логики гораздо важнее найти сладкую парочку противоречий. И она, разумеется, находится. Оказывается, есть «определенность» для самого этого «нечто». Оно называется «определение». И есть определенность для «иного». И тогда это уже «характер». Знание этого, согласно железной логике Гегеля и Попова, непременно приводит мысль к обнаружению границ и пределов у всякого предмета. А с этих позиций выясняется, что существуют определенности количества и качества, и связей между ними.
      — Количество – есть в снятом виде качество, — поясняет профессор Попов.
    Для иллюстрации взаимной зависимости этих определенностей профессор приводит пример с нагреванием льда. Оказывается, если мы будем нагревать лед, то при определенном количестве градусов, лед растает и, значит, с ним произойдут качественные изменения. А если мы продолжим нагревание, то лед вообще превратится в пар. Отсюда следует представление о мере, которая определяет границы и пределы качественных изменений.
      Честно сказать, столь наглая подтасовка меня просто возмутила. Ведь в примере профессора нет речи об изменении количества льда. Весь фокус был совершен с помощью тепловой энергии. И вообще, количество – это сфера бытия материи, а качество – сфера творческой энергии. Между ними, конечно, есть взаимозависимость, как между материей и энергией. Но это не значит, что одно можно подменять другим. И если уж даже в этом уважаемый профессор не видит нарушение логики, то остается сомневаться, насколько он свой в «царстве чистой мысли» и насколько правильно он понимает Марксизм. Кстати, в Марксизме «переход количественных изменений в качественные» возведен в степень закона эволюции природы и общества. Я думаю, этот закон не мешает переосмыслить с позиций «креативной философии».
    Впрочем, для Гегеля, быть может, единство и борьба количества и качества не столь существенны, нежели главный вывод, следующий из «Учения о бытии», который сводится к понятию о бесконечном и конечном.
      — Бесконечность – есть для себя бытие, потому что нет ничего другого, — подытоживает эти свои головоломные манипуляции профессор Попов.
      И знаете, я опять в затруднении. Я никак не уразумею понятие Гегеля «для себя бытие», или бытие для себя. С одной стороны всякое бытие осуществляется в первую очередь для себя. С другой стороны об этом бытии можно знать только в том случае, если оно существует для иного. Иначе оно есть самое настоящее «ничто». Скажем, бесконечность космического пространства, оно бытие для самого пространства или для космических объектов? А может быть, это эгоистическое понятие «для себя» вообще неуместно и абсурдно? Ведь для себя – это некое целеполагание какого-то субъекта, который отделяет себя от всего иного, и даже отрицает все иное. И, пожалуй, единственным кандидатом на роль такого субъекта является само «ничто», особенно, если подразумевать под ним некий дух.
      Впрочем, профессор Попов примером бесконечности объявляет общество. Дескать, обществу и присуще «бытие для себя» любимого. И это еще более странно. Разве общество бесконечно? Оно, разумеется, не имеет определенных границ, но и понятие «продукты» столь же аморфно. Тем не менее, продукты могут закончиться. А общество? Общество, правда, можно представить в виде развивающегося организма, но оно существует в определенной среде. И эта среда определяет возможности общества, а также перспективы его развития. И при определенных условиях общество вполне способно прекратить свое существование.

8
      В общем, что ни возьми из этой «Науки логики», все выглядит сомнительным и «притянутым за уши». И если вспомнить утверждение Гегеля о том, что «начало – это неразвернутый результат», а «результат – это развернутое начало», то возникает вопрос о целеполагании «Учения о бытии». Ведь вся его «абракадабра» со всеми ее немыслимыми нагрузками для ума привела всего лишь к открытию существования бесконечности. А ведь в ее существовании никто не сомневался. Для ее доказательства достаточно знать арифметический счет.
    Правда, «Учение о бытии» это только первая часть «Науки логики», но, как говорится, «умному достаточно». По крайней мере, мне этого достаточно, чтобы спросить, с чего это Гегель взял, что «Мировой дух» должен мыслить именно в тех категориях, в которых предписывает ему Гегель, да еще в последовательности развития его логики? Ведь у всякой науки есть свой понятийный аппарат, где нет места таким важным категориям как «снятие», «долженствование», «спокойная простота» и пр. По сути, Гегель предписывает «Мировому духу», как тому следует мыслить, безбожно ограничивая тем его свободу. Но сам же Гегель говорит, что «суть материи – тяжесть, а суть духа — свобода и независимость». И ладно, если бы рекомендации Гегеля имели бы какое-нибудь практическое значение. Например, он пояснил бы, откуда у Канта возникли понятия о нравственных императивах? Но вместо этого он вдруг восстает против утверждения Декарта: «Мыслю, значит, существую», поясняя, что и в Декарте, и в Канте мыслит Мировой дух. Не странно ли, что этот дух в лице столь непохожих мыслителей сам себе противоречит, а значит, в одном из случаев крупно ошибается? И где гарантии, что в самом Гегеле дух глаголит истину? И вообще, что, если этот дух предпочитает глаголить на языке заклинаний? Например, по латыни:
      «Revertatur cinis ad fontem aquarum viventium, et fiat terra fructificans. et germinit arborem vita per tria nomina, quae sunt NETSAH, HOD et IESOD in principio et in fine, per alpha et omega sunt in spiritu AZOTH. Amen».
    Что в переводе:
   «Да возвратится зола к источнику живых вод, и да сделается земля плодородной, и пусть жизнь производит дерево посредством трех имен, которые суть Нетзах, Ход и Иезод, в начале и в конце через Альфу и Омегу, которые заключаются в духе Азота. Аминь».
    Вдобавок смущает бытие самого этого Мирового духа. Ведь, находя свое выражение в мышлении человека, он вместо того, чтобы вести субъекта к «Абсолютной идее», более всего обнаруживает себя в эгоистических и безнравственных помыслах, формируя, например, такие понятия как «Своя рубашка ближе к телу», «После нас хоть потоп», «От трудов праведных не наживешь палат каменных». Да и сама логика существования человека в реальном мире приводит его к совсем иным выводам, нежели наука Гегеля. Ведь ясно же, что срубить дерево легче и быстрее, чем его вырастить, что украсть или отнять имущество у другого (иного) выгоднее, чем создать или заработать. Столь всеобщие среди людского рода основания для аморальных понятий, пожалуй, еще более, претендуют на роль «Абсолютной идеи», чем логика Гегеля. Если бы это было не так, то человечеству не требовалось придумывать законы и наказания за преступления.
    Но главное, что это за Мировой дух такой, который приветствует войны? Разве кровь и смерти людей продвигают его в области самопознания? Гегель, впрочем, объясняет кровожадность Мирового духа тем, что войны сплачивают, мобилизуют, очищают общество. Но это, знаете ли, слабое утешение. Впрочем, есть у Гегеля и более основательные аргументы. Он, например, учит, что, не та жизнь, которая страшится смерти и бережет себя от разрушения, а та, которая претерпевает разрушение и сохраняется. Это, мол, и есть жизнь духа. Он, дух, и есть та магическая сила, которая переплавляет негативное в бытие. И в случае духовного произвола, ведущего к умножению зла, зло будет бесконечно выше «правильных звездных орбит и невинности растений», поскольку зло — это тоже элемент саморазвертывания духа. Зло – это тот самый антитезис, который необходим для образования синтеза добра и зла.
      Как хотите, но это не просто констатация неизбежности зла, каковая имела место в теологических учениях схоластов. Это прямая апология зла и даже его возвеличивание. Именно такое отношение ко злу служило оправданием солдатам рейха, на бляшках ремней которых значилось: «С нами Бог». Но тогда, быть может, то, что Гегель подразумевает под «Мировым духом», является вовсе не духом познания, а чем-то другим?
      Но вот, что мы слышим от современных нам философов, например, от профессора Зубова:
      «Гегель считал, что он открыл последнюю истину христианства. Говоря о Мировом духе, Гегель называет его Богом. Но этот Бог не есть сознающий себя субъект. Он раскрывает себя через мыслящего субъекта. Впрочем, не отдельный человек, а ум человечества – есть самораскрывающийся Дух. Поэтому история – есть проявление духа в конкретной реальности. Соответственно все, что происходит под его руководством правильно. Отсюда фраза Гегеля: «Все действительное разумно. Все разумное действительно».
      Между прочим, эта фраза здорово сбивает с толку. Представляется, будто здесь Гегель говорит о результате творчества нуса, Мирового Разума, который по представлениям древних греков все создает, во всем содержится и участвует во всех процессах бытия. Но Гегель часто путает разум с мышлением, очевидно, не видя между ними принципиальной разницы. И хотя он говорит о мышлении, как о чем-то отличном от разума, но лишь в том смысле, что мышление является лучшей частью разума. Правда, это объяснимо. Ведь многие философы доказывали, что свойственные разуму чувства и интуиция слишком неопределенны, чтобы служить инструментом познания.
      Ставя мышление над разумом, Гегель опровергает Аристотеля, учившего, что «нет ничего в уме, чего бы не было в чувствах». «Нет ничего в чувствах, чего бы не было в уме», — утверждает Гегель. Исходя из этого, фразу о разумности действительного, очевидно, следует понимать примерно так: «Все действительное подчиняется логике мышления, а все мыслимое действительно». По сути, это завуалированная идея Парменида, учившего: «Все, о чем можно помыслить есть бытие. В том числе и «ничто».
    Насколько правомерно такое прочтение, говорит утверждение Гегеля о том,   что реальность как таковая — есть бесконечный дух, который все в себя вбирает и преодолевает. Жизнь духа, — а значит, и процесс, в соответствии с которым развивается философское познание, — это диалектика.
    Так что, видимо, насчет смысла фразы о разумности действительного мы не ошибаемся. Но готовы ли мы согласиться с тем, что дух «все в себя вбирает и преодолевает» с помощью одних только отрицаний и противоречий? И, если мы вспомним, что в логике Гегеля мышление тождественно «ничто», то нам становится понятным, что представление о действительности в виде арены диалектических противоречий имеет своим источником стремление мышления отрицать разум.

      9.
    Однако, не кажется ли вам, что мы слишком несправедливы к мышлению, а заодно и к «Духу познания»? Ведь на самом деле мы обязаны мышлению всей нашей цивилизацией и культурой. Мышление делает нас личность. Да и не без помощи ли самого этого мышления мы тут разоблачаем его сущность, отождествляя с «ничто, которое ничтожит», и подразумевая под ним чуть ли не происки дьявола? Разве не мышление позволяет нам защищаться от природных стихий, находить средства от болезней, познавать реальность? Разве не с помощью мышления мы создаем вещный мир, который называют «второй природой»?
      Правда, эта «вторая природа» по мысли некоторых философов порабощает человека. Это объясняется «законом возвышения потребностей», когда, например, чтобы подковать лошадь, требуется подкова, которая идентична «ничто» без гвоздей, а они – «ничто» без молотка, но тот – «ничто» без кузнеца, который - «ничто» без специальных навыков, и так далее. Заметьте, мы снова здесь сталкиваемся с «ничто». Но здесь «ничто» как бы подталкивает развитие вещного мира снизу, требуя все новых дополнений в логике расширенного производства. И человек вынужден подчиняться этой логике. В противном случае возможен вариант, когда вещный мир низведет самого человека до подобия «ничто». А это значит, что вещи способны не только служить дополнением человека, но и отрицать его. Этот эффект в «креативной философии» отражает тригонометрический треугольник, где степень отрицания (горизонтальный катет) зависит от творческих способностей человека (выраженные через гипотенузу).
    Столь противоречивая сущность вещей, казалось бы, должна быть усмотрена в диалектике Гегеля, но он однозначно провозглашает собственность условием свободы личности. «Раб не имеет собственности, и потому он – раб» — утверждает Гегель. По его мысли, именно собственность инициирует мораль в социуме собственников. При этом он признает, что мораль – это ограничение свободы духа. Зато мораль требует определенных норм дисциплины, которая предусматривает необходимость государства. А вот государство Гегель считает высшей формой соединения собственности и свободы.
    Это опять же выглядит странным, поскольку государство склонно регулировать и ограничивать свободы своих граждан. Но Гегель и свободу представляет в непривычном свете, говоря, что «свобода – это осознанная необходимость». То есть, для Гегеля свобода – не категория индивидуальных возможностей, которые приходят в противоречие с волениями других, а те волеизъявления, которые отвечают интересам Государства.
    «История – мрачный спектакль, — говорит Гегель, — в котором приносится в жертву искание людьми счастья, мудрость государств и достоинство личностей. Но только через эгоистические интересы и действия людей может осуществляться достоинство мира».
    Для Гегеля человеческие страсти всего лишь инструменты развертывания духа. Частное разрушается в борьбе с частным, а на их обломках возрождается всеобщее. Гегель называет это хитростью разума. Эгоистические действия индивидов – это средство достижения своей цели Мировым Духом. Но людям неведомы цели, которым они в действительности служат. И значит, человек – игрушка, или инструмент государства, которое является богоявлением Абсолютного духа, проявленным Богом.
    Как вам такая претензия государства на роль Бога. В иных интерпретациях этот Бог известен в виде чудовища по имени Левиафан. Вот, во что философская магия Гегеля превращает «ничто».
    Впрочем, «креативная философия», не возражает против того, что личность нуждается в таком дополнении как государство. Только надо учесть эффект нашего «треугольника дополнительности», когда государство отрицает личность. Впрочем, отрицает тем меньше, чем более творческой она является. И Гегель, пожалуй, согласился бы с этой нашей поправкой. Ведь по его мысли в проекте Мирового духа есть отдельные личности, исполняющие свои особые роли. Они, такие как Цезарь и Наполеон, и конечно, сам Гегель, выражают волю Мирового духа. Через них дух осуществляет свои замыслы. На их стороне абсолютное право. Им позволено стать над законом, над моралью и нравственностью.
    Очевидно в этих-то избранниках Мирового духа и проявляется подлинная свобода, которая, как вы понимаете, граничит со вседозволенностью и произволом. То есть, в лице этих проводников «Абсолютной идеи» «ничто» достигает своего высшего состояния, когда становится «всем» и способно не только ничтожить индивидуальности, подчиняя их интересам государства, но и отрицать все, что ему угодно вплоть до Бога, становясь выше его. Вот, откуда произрастают корни вождизма, процветавшего в ХХ веке, и откуда доносится тревожным эхом: «Фюрер выше закона!»

      10.
    Так что же это за столь могущественный дух, который в состоянии создавать государства, способен на хитрости и стратегию, имеет цели и замыслы, повелевает судьбами отдельных личностей и целых народов и претендует на роль Бога? Какое отношение имеет к нему дух познания, дух отрицания, мышление и «ничто»? Быть может, мы напрасно приписываем ему свойства «Князя Мира сего», реальность которого отрицает материалистическое мировоззрение. Быть может, этот дух вымышлен гением Гегеля? Ведь в то время понятие о духах было очень распространено в поверьях и религиозных представлениях европейцев. Кроме злых и добрых духов из средневековья во времена Гегеля были известны такие поэтические понятия как «дух свободы», «дух времени», «мятежный дух», «боевой дух» и пр. Кроме того, будь гегелевский Мировой дух полноценным духом, он должен обладать энергией, но какой энергией может обладать «ничто»? И тогда, быть может, прав Маркс, исключивший Мировой дух из реалий объективной действительности.
    Наши сомнения в реальности Мирового духа усугубляет и сама «абракадабра» Гегеля. Он, например, утверждает, будто все, что создает «Дух», заведомо отрицательно. Всякая определенность — есть отрицание.
      Как это понимать? Может быть, имеется в виду, что дух способен создавать только нечто негативное, заведомо ничтожное, потустороннее?   
      Впрочем, если мы припомним, что «нечто» в логике Гегеля отрицает «иное», а качество предмета определяется еще и тем, что ему не присуще, то, действительно, все, что попадает в сферу нашего внимания и осмысления, содержит в себе некое отрицание. Тут на стороне Гегеля может оказаться даже наша «креативная философия», где мы доказываем, что истина это и процесс, и константа одновременно. Это примерно как в квантовой механике, при фиксации волны она превращается в частицу материи, которой присущи диалектические законы развития природы. Однако, скорее всего, феномен отрицания, присущий определенности, следует из самого эффекта перенесения реальных объектов в сферу фантомов мышления. И в этом отрицании проявляется агрессия мышления против реальности и разума в пользу «ничто».
      Не менее подозрительно выглядит мысль Гегеля и в случае, когда он говорит, что в отличие от античной диалектики, цель которой было достижение прекрасного, диалектика развивается внутри человека, что позволяет ему вынашивать в себе Абсолютную идею (подобно плоду?) Это спиралевидное движение с периодическим ритмом.
    Не знаю как вам, а мне этот плод в виде спирали, который вынашивает в себе человек, очень напоминает «Змея Искусителя», или «ничто».
    Кстати, на существовании «ничто», которое существует внутри личности, настаивал и немецкий философ Хайдеггер. Он представлял это «ничто» в виде бездны страха и ужаса перед смертью. Но это «ничто» у Хайдеггера выступает причиной созидательной деятельности человека.
      Спираль Гегеля, как известно, была признана и Марксом. С его подачи сторонники диалектического материализма до сих пор рисуют схему развития природы и общества в виде спирали, которая берет начало из определенной точки и постепенно разворачивается в бесконечные витки. Однако математически совершенно невозможно представить, чтобы появлению спирали из точки способствовали отрицания. Скорее всего, такая линия немедленно будет свернута в ту же точку путем самоотрицания.
    Да вот возьмите хотя бы тот же желудь, на который ссылается наш профессор Попов. По-настоящему, жёлудь может отрицать только новый, новорожденный желудь. Но до того момента из желудя, в котором заложена программа развития дуба и необходимые для этого элементы, вырастает дерево. И дерево здесь не столько отрицает семя, как утверждает наш профессор, сколько является продолжением желудя. В «креативной философии» такой процесс развития соответствует творческому «принципу преемственности», в свете которого процесс роста выглядит как «подтверждение подтверждения». В этом случае правильнее линию развития дуба выразить в виде прямой линии. Зато накопление разрушительных процессов в организме дерева и негативных влияния внешней среды следует принять за моменты отрицания растения. Эти отрицания и ничтожат дерево. Поэтому здесь уместнее говорить не о развертывании спирали жизни дерева, а, наоборот, о прямой линии, которая со временем свивается в спираль с конечной точкой небытия.
    Вообще же, после открытия «цепной реакции» представлять развитие природы и знаний в виде спирали достаточно наивно. И схема самого древа познания должна была бы подсказать Гегелю пути эволюции.
    Думаю, одного этого примера достаточно, чтобы усомниться в живительной силе отрицаний и развития по спирали.
      В связи со всеми, изложенными здесь, нашими сомнениями и соображениями, нам придется уведомить Мировой дух в том, что Гегель его, мягко говоря, ввел в заблуждение. И если уж Мировой дух по-настоящему заинтересован в познании тайн бытия, то ему следует ознакомиться с некоторыми положениями русской «креативной философии».

    11.
    Так вот, в представлении «креативной философии» миром правит вовсе не мышление, а разум в виде Творческой Энергии Вселенной. Эта энергия является началом всему, пронизывает все сущее и участвует во всех процессах бытия. Как видите, энергия эфира напоминает тот самый нус, о котором знали мудрецы древней Греции. Однако древние философы представляли нус мыслящим духом. Но у разума нет необходимости в мышлении. Разуму в виде творческой энергии для его созидательных актов достаточно, присущих ему «креативных принципов». Об этих принципах мы знаем из факта их проявления в произведениях природы, как знаем, например, о наличии света по присутствию тени. Среди них есть «принцип преодоления», «принцип преемственности», «принцип восхождения от сложного к простому», «принцип новизны». А главным из «креативных принципов» является «принцип дополнительности (любви)». Благодаря последнему все элементы бытия образуют логос гармонии, где каждый элемент зависит от общего состояния среды, как слово зависит от контекста. А так как согласно «принципу новизны», гармония в природе постоянно нарушается, как нарушаются погодные условия местности, то тут уместно сказать о категории «становления», но не в том смысле, который имеет в виду Гегель, а том, что взаимное соответствие элементов бытия постоянно восстанавливается в новом согласии, что напоминает гармоничные аккорды в музыкальном произведении.
      Особо следует сказать о «принципе новизны». Этот принцип творческой энергии, как впрочем, и все другие ее принципы, связан с остальными принципами в их системе, и особенно с принципами «преодоления, преемственности, дополнительности, непохожести и разнообразия». При этом он подразумевает творческое развитие каждого «нечто», но не путем отрицания «иного», а с учетом и даже сообразно с окружающей средой. Меня, например, не раз удивляло, что виноградная лоза выпускает свои усики с явной целью зацепиться за конкретные предметы. Подобные целесообразные действия живых организмов и есть проявление разумной новизны.
      Если вспомнить о понятии тождества, столь любимом Гегелем, то Разум Вселенной тождественен разуму живых организмов. Особенно полно разум проявляется в личности человека, где становится источником творчества, представлений о прекрасном и основой нравственности. Так же, как и Вселенский разум, разум человека представим в виде логоса, где знания и понятия выводятся большей частью дедуктивно, когда частное выводится из общего. Это обеспечивается всей системой «креативных принципов», но первую скрипку здесь играет «принцип дополнительности».
    Пример такого рода познания мы находим в лингвистике, когда пытаемся установить значение непонятного слова из контекста. Конечно, ошибка при таком познании не исключается, но, во-первых, здесь многое зависит от правильности и внятности текста, во-вторых, система представлений в логосе предусматривает компенсацию ошибки за счет других внутренних связей, а в третьих, для творческих актов разума человека, не обремененного мышлением, точных знаний не требуется. Наоборот, разум человека недетерминированный точными знаниями позволяет ему быть свободным художником собственных впечатлений. При этом для него понятие о Боге столь же естественно, как естественно для птицы вить гнездо. Этот феномен является произведением таких основополагающих понятий, как благо и красота, которые доступны разуму согласно принципу любви.
      Впрочем, к основополагающим понятиям следует отнести понятия о дне и ночи, о вкусном и невкусном, о похожем и непохожем, о быстром и медленном и т. д. Как вы понимаете, эти первоначальные понятия в виде представлений и переживаний совсем не обязательно формируются в определенной логической последовательности. Во всяком случае, их зарождение и развитие вряд ли объяснимо с позиций науки Гегеля. Скорее их источником является сама природа, где существует законы и принципы диалектического характера, такие как принцип симметрии, принцип маятника, принцип противодействия действию, принцип относительности и пр.
    Человек без мышления в природе существует в виде человека, воспитанного животными, или в виде младенца, каким был каждый из нас. Но младенцу люди прививают способность мыслить, то есть, оперировать своим разумом. Поэтому мышление – это что-то, вроде прививки, которая является дополнением разума. Соответственно, мышление должно быть несоизмеримым с разумом как, например, в математике, несоизмеримы два и корень квадратный из двух. Иначе мышление будет просто дублировать разум, что не имеет смысла. И мышление, действительно, несоизмеримо с разумом, поскольку в отличие от разума строит змейки логических умозаключений, да еще по законам диалектики, развивая познание путем восхождения «от простого к сложному». И здесь Гегель, как будто, прав, говоря о неизбежности противоречий. Ведь всякий конкретный предмет, например, камень, может быть рассмотрен с самых разных позиций. Относительно дерева он может быть твердым и тяжелым, а относительно топора он непрочный и тупой. Однако, если вы заметили, эти противоречия скорее взаимно дополняют знания о камне и окружающих предметах, но никак не отрицают друг друга. Притом, сама логика выстраивает цепочку выводов из одного другого, то есть, в логике, прежде всего, действует креативный «принцип преемственности». Но это не значит, что одни выводы не отрицаются другими. Тут все зависит от того, что принимается в расчет и от хода рассуждений. Кроме того, отрицания полученных знаний обусловлено потребностью человека в исчерпывающих, абсолютных знаниях. К недостаткам логики следует отнести и то, что она часто консервирует заблуждения, не будучи способна приводить к революционным открытиям. Поэтому на помощь логике в мышлении приходит диалектика, которая как будто учитывает физические принципы равновесия, симметрии, относительности, отрицания действия противодействием и пр. Но и диалектика с ее отрицаниями, синтезом и накоплением знаний, если брать ее в чистом виде, то есть, без участия разума, не способна привести к истине.
      Открытие того, что наша планета шарообразна, не являлось логическим следствием из знаний о Земле на тот момент. Но это новое знание не было продиктовано и отрицанием известного. Ведь таких отрицаний может быть великое множество. Например, существовало мнение, будто Земля похожа на цилиндр. То есть, антитеза в виде диалектической противоположности не открывает подлинного знания. Притом настоящей антитезой в логике развития мысли всегда служит отрицание истинности знаний. Ведь излишне отрицать заведомую чушь. Зато продуктивную мысль отрицать имеет смысл. Быть может, догадываясь о таком недоразумении, Гегель вынужден отрицать логику своих отрицаний, говоря о каких-то удержаниях, наподобие необходимых объятий «хулигана в храме».
    Словом, механизм познавательной деятельность, как впрочем, и развития природы, не могут быть сведены к закону «отрицания отрицания». В этих процессах обязательно участвует творческая энергия с ее «креативными принципами». Но где же тогда наше «ничто»? Куда оно делось? Или мы идем путем Маркса, отменяя это дьявольское семя?
    Примеров существования «ничто» предостаточно в математике. Любая ошибка в вычислениях ничтожит результат. Сама же такая ошибка по сути – «ничто», если не представляет собой новые данные. Притом возможность таких ошибок нарастает с нарастанием неизвестных величин под знаком Х и У. Между тем, с расширением круга знаний расширяется круг незнаний. Соответственно, увеличивается и количество неизвестных величин, что допускает множество неверных решений, и значит, существует необходимость установления этих величин, а это установление осложняется новыми вопросами. Результатом накопления объема знаний и их усложнения является эффект их непостижимости для логики, когда она, идя от «простого к сложному», погрязает в противоречиях и отрицаниях. И опять мы здесь встречаем наше «ничто», ничтожещее знания. Впрочем, на помощь мышлению здесь вновь приходит разум с его креативным принципом «восхождения от сложного к простому».
    Приведенный довод лишний раз доказывает, что мышление с его анализом, логикой и диалектикой ущербны и даже бессильны в познании без разума, которому свойственны креативные принципы творчества. То есть, «чистое мышление» тождественно «ничто». Но если «чистое мышление» мы можем уподобить «ничто», то мышление в виде дополнения разуму, где разум участвует во всех его процессах, отождествить с «ничто» мы не можем, как не можем отрицать и его созидательную роль. Поэтому не лишне выяснить, что заставляет мышление отрицать разум.
      Здесь необходимо вспомнить о том «ничто», которое служит чем-то, вроде ядра конденсации при образовании первочастиц материи. С этого момента ничто сопровождает материю, организуя ее диалектику противоречий.
      Видимо, источником зарождения мышления в свое время явился страх смерти, которая на самом деле «ничто», покуда человек жив. Страх отвергает внешний мир, искажает реальность, сужает и парализует сознание, экранирует способность к эмпатии. Соответственно, страх отрицает внешнюю реальность в пользу мнимых образов. Но ведь мы и мыслим образами, уже воспринятыми нашим разумом. И эти воображаемые образы всегда из прошлого, и уже потому фантомы, призраки реальности, и значит, — «ничто».
    Вы скажете, развитое мышление не нуждается в страхах и ненависти, а образы, полученные с помощью нашего восприятия, позволяют нам мыслить логично. Это, конечно, так. Но, как вы убедились, даже в учении Гегеля мы находим массу погрешностей его логики. И вообще, в логике многое зависит от точности и выбора данных, хода решения, целеполагания и многого чего прочего, что делает выводные знания сомнительными. Притом логика предполагает определенную законченность решения, а это свойственно лжи, или «ничто», поскольку всякое знание неполно, в то время как правда ветвится подобно живому древу: из ветки растет новая ветка, а из нее другая. Поэтому человеку в его познавательной деятельности свойственно мыслить расширенно, не останавливаясь на достигнутом результате, когда всякое дополнительное знание человек стремится увязать с известными сведениями. Но на этом пути всегда есть опасность встретиться с «ничто» в виде ошибки.
    Заметьте, мы говорим «опасность». То есть, мы знаем, что логика может нас подвести. И это не может нас не беспокоить. Ведь, как сказано в популярной кинокомедии, иные «ошибки смываются кровью». А не в этом ли страхе перед ошибкой, которая, как мы уже говорили, есть «ничто» заключается приводной механизм диалектики с ее паталогическими сомнениями и отрицаниями?
      Диалектика, как следует из «Науки логики», предполагает противоречие и отрицания тезисов, а наилучшим отрицанием тезиса, если верить Гегелю, является их зеркальная противоположность. В последнем, впрочем, я сильно сомневаюсь. Разумный антитезис не может быть полной противоположностью. И если я говорю: «Это свет», то возражение: «Это тьма», может быть только мнением слепого или любителя поножовщины. Так что, противоречивые тезисы в норме обычно обоснованы, типа «брито-стрижено». Но даже такие тезисы обречены на самоуничтожение без дополнительных доказательств. Приведение же таких доказательств осуществляется с помощью творческих возможностей разума. То есть, сама по себе диалектика, как взаимное отрицание тезисов без вмешательства разума – «ничто». Более того, диалектика в чистом виде обречена на ошибку. Ведь даже если один из тезисов отражает истину, то обязательный антитезис способен его уничтожить, обеспечивая в синтезе тезисов ложный результат, который, разумеется, представляет из себя «ничто». То есть, в рамках диалектики любая истина может и должна быть оспорена, а значит, как минимум, сведена к сомнению.
    Примерно этот эффект мы имеем в случае, когда Гегель отрицает идеи Шеллинга. И это, между прочим, очень показательно, поскольку открывает тот факт, что в диалектике всякой истине на самом деле противостоит «ничто». И только разум способен восставать на пути этого Велиала.
    Как видите, «ничто» постоянно угнетается разумом. И если под «ничто», мы и впрямь подозреваем некий дух, то для такого духа естественно отрицать разум и стремиться к свободе от тирании его логоса и нравственных принципов. Не потому ли Мировой дух Гегеля высшей своей целью считает свободу.
      Однако можем ли мы говорить о «ничто» как о духе? Что это за дух такой? Какова его сущность?
      Ответ на этот вопрос мы находим в русской сказке про Кощея Бессмертого. Я, правда, не берусь говорить о ее старинном варианте, но в современной интерпретации, если вы помните, смерть Кощея находилась на конце иглы. Понятно, что сам Кощей – образ зла и смерти, и потому его жизнь и смерть, говоря в понятиях Гегеля, тождественны. Но почему символ его жизни – игла, а не какой-нибудь гвоздь, или подкова? Игла подразумевает нить, которую она тянет за собой, чтобы шить строку. Если этот образ иглы применить к мышлению, с его логикой, весьма схожей с нитью, то получается, будто мышлением руководит неч
 

Где народ?

(юрок)
  66  Про Хохмодром  2021-05-16  8  649
Я не буду критику тут сеять
И пасквили разводить во зле.
Просто захотел слегка проверить,
А из бывших- лучшие где все?

Почему не видно В Рот Компота?
Кекса перлов не читал давно.
Что ли засосала их работа?!
Jgulii и Клементины заодно.

Я без посягательств на реликты:
Фетька Ч., и Линченко Лексей ?!
Может рампа славы и пюпитры-
В лысины им свет пятьсот свечей!

Из былого светлого состава-
Где Игорка ? Таркус, Моголь где?!
Где Симония , вопрос есть у Державы?!
Почему не слышно -здесь в Москве?!

Список можно шире расфуфырить
Где Кикимора, а с ней и Юля К. ?!
Шиченкова ? Что ли изменили лире?
Где Дейтерия на этот счёт рука!?
 

Нужна помощь

(Миша Лапин)
  70  Африка  2021-05-15  9  788
В пабле депрессяшки проводится конкурс. Тема: пустыня и всё что с ней связано. Помогите выбрать депру для конкурса, юмористы, и укажите пожалуйста цифру понравившейся.

1.прямо на бархане
если захотят
могут бедуины
делать бедунят

2.целиком аркадий
влез в презерватив
о предмете жажду
знаний уталив

3.без воды в пустыне
умираю друг
вот тебе лопата
сделай учкудук

4.из москвы в пустыню
подвези таксист
где пейзаж контрастен
мёртв и оазист

5.караванщик хочет
чай попить в пути
сахара сахара
где в тебе найти

6.не дай бог кто рядом
скинет паранджу
абдулу любого
я опережу

7.жён хотя и много   
но поэт султан
он стихи читает
только для путан

8. после повседневной
жизни половой
ты моя пустыня
я тушканчик твой

9. видишь ту колючку
нет её нужней
бедуины попы
подтирают ей

10.по пескам скачу я
вытирая пот
то ли я тушканчик
то ли идиот

11.мозг у бедуина
хоть и с кулачок
выпить за сахарских
он не дурачок
 

Совпадение?

(Durimar Karabasovich)
  80  О творчестве  2021-05-10  7  794
В продолжение темы стихотворения Мелиссы об Акакие.

Да, чего уж тут, ей-богу
Из-за строк?! Такой аврал?!
Если тырить понемногу,
То считай - не воровал.

Как в таких случаях говорит телеведущий российского телевидения Дмитрий Киселёв: Совпадение? Не думаю! (с) )))

Болезнь поэта
Опубликовано: 2013-01-02 18:43:41
Автор – Дуримар Карабасыч )))

Рассвет отдраил грязный мрак ночи
С усердием дневального по роте,
Ещё один придется день влачить,
Трясясь от жара, пота и ломоты.

И пусть меня "колбасит" ОРЗ,
Пусть рифма с ритмом сильно кособочат,
Останусь верным выбранной стезе,
Пока недуг мне не закроет очи.

А он не сможет, это - на все сто,
Поэты смерть встречают на дуэлях!
(О, афоризм!? Впишу-ка на листок,
Продам, за СМС, в конце недели)

А градусник вгоняет "в краску"* ртуть,
В стихе полнейший швах от ударений,
И вдруг, прорвавшись через эту муть,
Припоминаю ... "чудное мгновенье" (с)

Как будто бес толкнул меня в ребро,
Строчу "Забилось сердце в упоенье" (с)
Продолжу, наточив своё перо -
Подъем!   "Души настало пробужденье" (с)

В конце концов, весь этот рифм набор,
Привел моё сознание к отключке.
А я ведь только вышел на простор,
Как Солнце в небе из-за темной тучки
......
Пришёл в себя я, лёжа на полу,
И рядом, на истерзанной подушке,
Читаю надпись: - Как поэт, ты крут!
И подпись немудреную - АСПушкин.

* красный сектор градусника

* * * * * * * * * * * * * * * * *

А Я ОСТАЛАСЬ...
Автор Сащенко Тамара
Опубликовано 11.08.2018

Рассвет раздвинул шторы у окна
С усердием дневального по роте,
Я на режим, увы, обречена -
Пускай не ждут сегодня на работе!

Ах! Как меня колбасит ларингит, -
(Морозы-розы - рифма ещё та ведь!)
Душа болит, и голова болит -
Вам это дело даже не представить...

Мой градусник вгоняет в краску ртуть,
Уже сломался напрочь электронный.
В полубреду полупишу я муть,
И рядом врач... Такой неугомонный...

Гудит прострел под пятое ребро,
Стреляет ухо, прыгает давленье -
Но я упорна, я беру перо
И всем назло пишу стихотворенье...

В конце концов, всё это перебор, -
Сознанье ловит затяжные глюки.
Я только вышла на стиха простор,
Но... капельницы мне вонзили в руки...

Сказал мне врач: "Всё будет хорошо!"
И градусник поправил обречённо...
Он встал. Перекрестился. И ушёл.
А я осталась...
Неперекрещённой.
 

Лекторий

(PartyIsntOver)
  14    2021-05-01  3  117
Автора не назову, а то капец ...

Итак, кто внимательно будет слушать, тот получит нямку, а кто нет - тот воротник и животное, никакого моего уважения. Лекция будет короткая, в принципе, я мог бы просто сказать "Да ****ец!" и отпустить вас гулять. Но я хочу, чтобы вы больше знали о мире за дверью и за забором, так что вот:

Мы живем в эпоху первой волны, и это не ковид, а говно. Так вышло, что на смену царям с родословной и генсекам с боевой биографией пришли мыши и крысы, пораженные булимией. Нынешний государь наш, Владимир Владимирович Путин, полностью сформировался как личность в 1992-м году в ходе долгого взгляда на чемодан с миллионом долларов. Именно в эту томительную минуту история прекратила движение по спирали и начала путь по трубам. Посмотрите в окно. Такой концентрации копродемонов на гектар не было даже в Вавилоне в момент падения башни. Собчак, Милонов, Моргенштерн, Памфилова, Песков, Сечин, Золотов - знаковые продукты нового времени, в котором стружка ценится дороже детали. Сошедшего с каталки Христа распяли на шконке не гвоздями, а неоказанием медицинской помощи, и это урок для тех, кто хотел бы во что-то верить - не загоняй крысу в уголь, а то прыгнет на тебя черная, страшная и противная более, чем обычно.
 

Олимп Нижегородского разлива

(Миры Василия Рибаса)
  13    2021-04-27  5  134
Заложивши юмора галсы,
со Стихиры спрыснувший джинн,
строить смеха дворец стал Маслов –
не заплесневший Геленджик.

И, клепая юмора терем,
твердо линию гня свою,
воплощал хитрый план Дейтерий,
создавал для смеха приют.

Но пробило юмору днище,
лучше темы нет – темы тить,
сайт с коротких не смог штанишек
до нормальных брюк дорасти.

Для чего он, спросить бы, ради,
одержимый мыслью благой,
создавая юмора кладезь,
сделал мусорный полигон?

Шаов, Елин, Черняк, Иртеньев –
пусть продлятся поэтов дни! –
быть могли бы приобретеньем,
снизойди до Хохмы они.

Мастера! Титаны! Колоссы!
Но – талант и велик душой –
не пришел Наум Сагаловский,
даже Викторов вон ушел.

Не подав на прощанье руку,
не прощаясь и не кляня,
кто крутил на прощанье кукиш,
кто, как Линченко – так слинял.

В список авторов вперив бельма,
вопрошаем мы, щуря лбы:
«Что забыл здесь, простите, Швеллер,
что Березин здесь позабыл?»

Поутрянке, из-за овина,
помахав дырявым ведром,
лег на дно Федуард Червивый,
положивши на Хохмодром,

А однажды в поисках Бога,
осознав, что Хохма – не храм,
позабыла сюда дорогу
фееричная Юля Грант.

По легенде – боец-рубака,
но, в юдоли детских обид,
уходил, устав, Карабасыч,
и вертался – младенцев бить.

Где теперь Карамазовы Сестры?
Как писали-то – лепота!
Неужели приняли постриг?
Мономаша чем занята?

Избежали все канители,
не оправдывать чтоб уход –
что им на Хохмодроме делать
средь кукушек и петухов?

Не стремясь чернить или хаять,
не боясь заработать фол,
так ушел в свой срок Поверхаев
и Кикимору, гад, увел.

На кого, скажите, равняться,
брать пример с каких пацанов?
Если тот же Андрей Ситнянский
выбрал, видимо, запасной…

И любого – ведь мы не дети –
кто на Хохму давно забил,
лишь спроси – наверно, ответит:
«Что, простите, я там забыл?»

Ладно, коль по причине смерти,
лишь бы помнили – кто есть кто,
чтоб хотя бы уход заметил
и в помянник бы внес Актёр:

«Прожужжал, как комар над ухом,
или вспыхнул, как метеор,
что же, скажем: «Земля ему пухом»,
или просто: «А он – тово…»

Мало кто достигал вершины,
разве – как его?..– Клок МарлИ!
Остальные, видно, решили:
«УмерлИ – так что ж – умерлИ!»

Кто остался? С болота емкость.
Дайте рвотный скорей отвар! –
Но, привыкши стелить соломки,
все исправно ставят плюсдва…

И первейший из всех приматов,
меж дерьмом и клоакой шунт,
кремледросный политинформатор,
Хохмодромный Брякушев, шут.

Хохмодрому – многая лета,
а Дейтерию – слава и честь!

...Все длиннее на Главной лента,
и все меньше, кого прочесть…
 

Под псевдонимом Дуримар

(Миры Василия Рибаса)
  8    2021-04-22  1  133

Вася не лезь на мою страницу, не лезь!
      Всё, что ты мне "набуровил" я отцеплял, отцепляю и буду отцеплять.
      Надеюсь что сейчас это до тебя дойдет и ты, наконец-таки, от меня от***ешься!
      Durimar Karabasovich, 2021-04-21 11:07:37, поправлено 2021-04-21 11:08:41

      Вот! Вот она, черная неблагодарность!
      А уж мы-то как его любим, можно сказать,
      оруженосцем у лыцаря служим, по словам
      Неразговорчуна. А он? Отцеплял, говорит, и
      буду отцеплять. Ну, не обидно рази?

Скажу, нисколько не стебаясь,
и не пытаясь нахамить:
Он никакой не Бехтыбаев,
и уж тем паче не Хамит!

Мы поясним, коль кто не в курсе,
ведь он – Аллах ему прости! –
не мог без словаря на русский
простой кутак перевести.

Он пьет кумыс, ест баурсаки
(стоит с арақ`ом пиала),
а после почивает в сакле,
как, извиняюсь, Хазбулат.

Потом, весенней гулкой ранью,
махнув в проснувшуюся степь,
он варит голову баранью
и ею потчует гостей.

Жаль только – той же гулкой ранью,
хоть вроде истинный казах,
не мог бы свой родной Зыряновск
на карте мира показать…

Конечно, он в родне у Тэффи…
Или родня ему – Сион?

Но знают все, что не из ТЕХ он,
и что из ЭТИХ - тож не он!

В генеалогии подкован,
скажу, что он – пусть все шумят! –
внебрачный внук Козьмы Пруткова
и Гриши Горина племяш!

Не бросим тени на плетень мы –
полста ему пиявок в бок! –
Его братан – ИгОр Иртеньев,
он урожденный, блин, Штейнбок!

Ушел поэт. Устал… Отъехал,
на костанайском жеребце,
да так, что по Алтаю эхо
от грустной думы на лице.

А, может, (вот откуда кипеш!) –
какой-то, помнится, "оглы"
тут из окна недавно выпал,
(а, может, выпасть помогли).

Он не раскроет больше рота,
точнее, не раскроет рта,
боец невидимого фронта,
каких на Хохме до черта.

Болтают все – но это ж глупо! –
что он (ну разве что дебил)
сидел в дозоре с Карацупой…
Что он в дозоре том забыл?

…А если Родина послала?
(Джульбарс рычит – сиди, плюясь!)

…Так у него на почве сала
к хохлам доселе неприязнь.

А вообще-то он из Чили
для хохмовскИх широких масс.
Его давно разоблачили.

Снимай же маску, Фантомас!
======
***, маладес!
Всё?
Теперь отъе***ься?
Спасибо!

Durimar Karabasovich, 2021-04-21 16:02:22 (С)
 

Будь нам счастливеньким, братишк ...

(primo)
  70  День рождения  2021-04-13  1  751
Друзья, сегодня День рождения отмечает наш автор, человек редкого ума, редкого таланта и таких же редких посещений ХД – Вингетор! Он же Винг, он же Алик и даже Олежка. От себя и от вас всех лично поздравляю Винга-братуху по перу с Днюхой и тем, что мы у него есть, ага!
(слышал не раз ворчания по поводу междусобойчиков и поздрав, посему помещаю в Новости сайта, в ещё какие новости!)

      * * * * *
      
Я пожелаю Алику на Днюху
Крепчать весёлым флибустьерским* духом,

Писать стихи на зависть радость Хохмодрому,
Растить цветы и персики у дома,

Таки приехать снова к нам в Россию,
Чтоб полечить немного ностальгию,

Поесть пельмешков, оттянуться в бане,
Найти грибы в уральской глухомани

И, с водочкой подняв седьмую рюмку,
По-братски оценить стишка задумку.

Быть радостным, весёлым и писучим,
Богатым быть, здоровым и везучим!

Пусть любит жизнь тебя, братуха, как родного,
С утра до вечера, чуть отдохнёт – и снова,

И пусть у «сноваро́жденного» Винга
В игре с фортуной чаще будет «БИНГО!!!»
      

______
* - Ник Алик взял в честь персонажа Перумова, пирата Вингетора.
 

Срочная новость!!!

(Тарасыч)
  42  1 апреля  2021-04-01  2  639
Сегодня получил письмо на английском языке, помеченное как „спам“, однако, с его содержимым будет весьма полезно ознакомиться авторам Хохмодрома. Привожу его текст в переводе:

      „От дипломатических и хакерских кругов стало известно, что США в скором времени введут санкции на российские сайты, контент которых размещён в дата-центрах, расположенных на территории США. Учитывая, что более 50% дата-центров находятся в США, а на долю России приходится примерно 0,5%, с большой вероятностью эти санкции коснутся и российских литературных сайтов. В связи с этим всем авторам литсайтов рекомендуется срочно сделать бэкап своих произведений.“
 

Концерт участников ХД и сочувств ...

(Tarkus)
  16    2021-03-31  0  417
Трансляция концерта онлайн здесь
Жми сюда
 

Умер Леонид Олюнин

(Дейтерий)
  2    2021-03-23  7  219
Поэт Леонид Олюнин
С месячным опозданием пришла печальная новость.
24 февраля 2021 года ушел из жизни Леонид Павлович Олюнин Жми сюда.
Член Союза писателей России, основатель и председатель поэтического клуба "Лира" г. Соликамск Пермского края.
Издал сто пятьдесят поэтических сборников.
Публиковался в газетах и журналах около двух тысяч раз.
На Хохмодроме Леонид был с 2007 до 2018 года и опубликовал 6095 произведений.
Светлая память замечательному автору и хорошему человеку.
 

ОСТАВЬ ПЕЧАЛИ, ВСЯК СЮДА ВХОДЯЩИ ...

(Иногда (В.К.))
  34    2021-03-22  1  816
Владимир Кузьмичёв и Алексей Мызгин
ВЕЧЕР АВТОРСКОГО ЮМОРА, ПЕСЕН И ПОЭЗИИ. ПРИХОДИ САМ И ПРИВОДИ ДРУЗЕЙ!

...Удивляет, когда ты знаешь себе цену, а с тебя требуют сдачу.

...Парадокс, это когда ума не только палата, но и пропасть.

...Шевелить мозгами гораздо легче, если в них меньше извилин.

...Среди родившихся в рубашке попадаются и такие, рукава рубашек которых завязываются на спине.

…Выйдя из себя, вернуться обратно не сложно. Гораздо труднее, если вышел из народа…

…Человеколюбие, это когда прежде, чем бросить камень в другого – греешь его за пазухой.

…Если вы берётесь за невозможное, значит пора задуматься и о немыслимом.


2 апреля, г. Уфа, кафе "Сябры", ул. Бикбая 19/3, начало в 19-30
 

К профессиональному празднику Дн ...

(Tarkus)
  40    2021-03-21  3  707

1-го апреля, Арт-кафе "Шале" Москва, м. Нагорная. Начало 19-00.
Приходите, кто чем может.
 

ВЕЛИКИЙ МОШЕННИК ДОКТОР ФРЕЙД ч. ...

(Моголь)
  22    2021-03-20  4  623

В первой части этой статьи мы доказали, что Фрейд, будем считать, ошибался, когда утверждал, будто источником жизненных и творческих сил человека является сексуальная энергия. Но не прав оказался и Юнг, отводивший либидо теневую область жизненных процессов. На самом деле любовь и секс связаны принципом дополнительности, где любовь является источником творческой энергии человека, а секс представляет собой физическое дополнение любви. Но как следует из диалектического треугольника принципа дополнительности, плотские отношения в определенных случаях способны отрицать любовь, а значит, способны отрицать разум, основу которого образуют принципы творчества и красоты. Отсюда следует, что секс может иметь для человека не меньшее значение, чем сама любовь. И этот феномен, по нашему мнению, нуждается в философском осмыслении.

10.
   Принято считать, что сексуальные извращения являются антиподом любви. С этим мы спорить не собираемся, хотя и остается вопрос: с какого момента соитие партнеров можно считать развратом? И все же неплохо бы выяснить, откуда берутся извращения? Нет, мы, конечно, не малые дети и не наивные христиане средневековья, считавшие пороком уже саму «склонность к измене и перемене».
    Современный человек, благодаря развитию порнографической индустрии, прекрасно посвящен в тайны самого махрового разврата. Однако в философии эта деликатная тема не получила должного осмысления. И это, как будто, неудивительно. Ведь наблюдая совокупления животных, мы не считаем их действия развратными. Они бессознательны и продиктованы природой. Отсюда следует вывод, что секс – это всего лишь проявление животного начала в человеке, и все представления о греховности секса коренятся в сознании индивида. Потому-то плод с древа познания, сорванный Адамом, оказался приравненным к греху прелюбодеяния.
    Похоже, так рассуждал и доктор Фрейд. Это позволило ему поместить животные начала человека в область «бессознательного», а ответственность за развитие пороков возложить на сознание личности и социум. Такое простое решение, как известно, всех устроило. И даже Юнга, который прибавил к этому роль коллективного бессознательного. Однако, если Фрейд помещал свой котел с либидо прямо в разум человека, да притом в качестве главного источника жизненной энергии, то он обязан был осветить некоторые темные стороны интимных отношений. Например, откуда у половых партнеров берутся идеи садо-мазохизма? В животном мире этот вид сексуального искусства, по нашим сведениям, не распространен. Или вот, отчего в сексе имеют значение одежды участников соития? Ведь инстинкту продолжения рода специальные наряды вряд ли что-то добавляют. Или, почему нас (пусть не всех) возбуждают порнографические фильмы? Собак, например, чужие наслаждения не волнуют. Кобели, правда, дерутся за право обладать сукой, но лицезреть эротические сцены, они явно не стремятся.
    Простым кипением и образованием пара в котле с либидо эти феномены эротических отношений объяснить трудно. Зато, исходя из положений креативной философии интерес зрителя к шедеврам порнографии, вполне объясним. Как вы помните, мы считаем, что главным отличием человека от животного является эмпатия, высокая способность к сопереживанию. Говоря языком огородников, эмпатия - корневая система любви. То есть, сама любовь содержит в себе зерно порока любителей порно фильмов.
   Тут самое время вспомнить, что в представлении креативной философии «бессознательное», которое и есть разум, вовсе не похоже на примитивный Фрейдовский котел, а скорее, напоминает кухню творческой энергии, где яства готовятся на основе кретивных принципов. Одним из них является принцип таинства. Видимо, своим отношением к одеждам партнера человек отдает должное этому принципу.
    Известен нам и другой креативный принцип, «принцип новизны». Не исключено, что супружеская неверность и склонность к беспорядочным связям определяется как раз этим вполне безобидным принципом.
    Другой креативный принцип, «Принцип преодоления» подвигает человека на развитие и проявление воли. Но что такое воля в контексте любви? Пожалуй, это не только умение человека добиваться побед на любовном фронте. Известно, что мы владеем собой и даже мыслим с помощью волевых усилий. То есть, наша воля прокладывает дорогу к нашему сознанию. Но наше сознание – это обитель Эго. А у Эго, что тоже не секрет, плохая репутация. Не в пример любви, которая может довольствоваться сопереживанием, логика Эго подталкивает к обладанию предметом вожделения, подчинять его интересам Эго, и в этом Эго находит удовлетворение. Так что гипертрофированное Эго вполне может стать источником садистских наклонностей, взламывающих пределы обладания объектом.
    Но, как мы знаем, садизму противостоит мазохизм. Очевидно, эти виды сексуальных отклонений связаны принципом дополнительности, также как разум и мышление. И если ответственность за садистские наклонности мы возлагаем на волю и мышление, то из решения этой математической пропорции следует, что сорная трава мазохизма вырастает из самой любви, определяющей природу разума. Однако как в это поверить? Любовь! У которой, как у пташки крылья! Нет, для такого утверждения нужны веские аргументы. И они у нас есть.
    Во-первых, нами доказано, что любовь – это, прежде всего, сильная степень сопереживания. Но сопереживание субъекта самому себе не имеет смысла. Значит, сопереживание тем вероятнее и ярче, чем значительнее отличается объект любви от субъекта.
   Во-вторых, любовь, по общему признанию, является колыбелью творчества. Но творчество всегда требует самоотдачи, и по возможности, максимальной. При этом плоды творчества далеко не всегда окупают затраты на их производство. Однако это редко останавливает истинного творца, а иной служитель муз сам готов приплачивать за возможность быть их поклонником.
   И наконец, любовь сама по себе жертвенна. Ведь момент сопереживания предполагает некий отказ от собственного «Я», с тем, чтобы перевоплотиться в объект эмпатии. Не подчинить его, не получить в собственность по примеру Эго, но стать, пусть виртуально, этим объектом. Даже деление живой клетки подразумевает ее самопожертвование.
   В общем, любовь самым естественным образом содержит в своей природе такие семена, которые в определенной почве могут дать вполне ядовитые всходы. Однако тут возникает странная коллизия. У нас получается, чем выше способность личности к любви, тем в случае извращения ее сути глубже может быть нравственное падение ее субъекта. Как тут не вспомнить слова Есенина: «Но коль черти в душе гнездились — Значит, ангелы жили в ней».

11.
   Впрочем, черти вряд ли нам помогут в вопросах любви. Тут нам лучше бы обратиться за разъяснениями к какому-нибудь авторитетному философу. И такой философ есть. Его зовут Жан-Поль Сартр.
    В своей работе «Первичное отношение к другому: любовь, язык, мазохизм» Сартр подробнейшим образом рассматривает механику любви. И надо сказать, механика эта довольно сложная. В представлении Сартра любовь противоречива, конфликтна, агрессивна, диалектична.
    По собственному замечанию Сартра его описание любви несколько совпадает «со знаменитым гегелевским описанием отношений между господином и рабом. Любящий хочет быть для любимого тем, чем гегелевский господин является для раба».
      Как видите, здесь все вывернуто наизнанку. Но это не все фокусы любви. Не менее странно выглядит и то, что любящего не устраивает рабство любимого.
    «Кто хочет быть любимым, тот, напротив, не желает порабощения любимого существа», - замечает Сартр.
    Любящий желает добровольного отказа любимого от собственной свободы. Для этого, как пишет Сартр: «Любящий должен соблазнить любимого».
    «Соблазнение имеет целью вызвать в другом сознание своего ничтожества перед лицом соблазнительного объекта, - поясняет философ. - Соблазняя, я намерен выступить в качестве полноты бытия и заставить признать себя таковым… Это мое предложение не стоит на собственных ногах, оно обязательно требует вклада со стороны другого (любимого), оно не может приобрести значимость факта без согласия свободы другого (любимого), которая должна сама пленить себя, признав себя как бы ничем перед лицом полноты моего абсолютного бытия».
    «Любовь, ожидаемая от другого, не должна ничего требовать: она — чистая преданность без взаимности».
    Словом, любящий хочет быть для любимого Богом, благодаря которому творится весь окружающий мир и его смыслы. Но достигнуть такого идеального господства на практике удается далеко не всегда. Обычно остается опасность того, что любимый в любой момент может вернуть себе свободу путем разочарования в своем «Боге». Притом, у любящего нет уверенности, что его чары всегда действуют. Он на самом деле не знает, каким его «лепит, творит, малюет» любимый. И очень возможно, что истинное лицо любящего мало соответствует его образу в глазах любимого.
    «Одному Богу известно, чем я для него являюсь! – поясняет сомнения любящего Сартр. - Это значит: «Бог знает, что он делает из моего бытия»; и меня преследует это бытие, с которым мне грозит однажды встреча на каком-нибудь перекрестке».
    Эта обеспокоенность любящего делает его самого зависимым от субъективного восприятия его образа любимым. Чтобы продолжать удерживать в плену свободу любимого, любящий должен продолжать соответствовать этому образу, но он толком не знает, каков этот образ. Поэтому любящий вынужден постоянно утверждаться в своем положении властителя свободы любимого. Но как утверждаться? Хорошо, если субъективный образ любящего совпадает с его естеством. Тогда усилий для приневоливания любимого требуется немного. Но чем более ложным является идол поклонения любимого, тем вероятнее демонтаж им своего «Бога». В этом случае перед любящим возникает необходимость прибегать к самым различным средствам, позволяющим удерживать свободу любимого. И здесь, как вы понимаете, любящий способен превратиться в тирана, а отношения сторон такого партнерства все больше отдают садомазохизмом.
    Однако это еще не все заморочки диалектики любви. Ведь любимый, у которого любящий пытается отнять свободу, может отдать ее только когда сам становится любящим. А в этом положении, он сам уже покушается на свободу своего избранника. Казалось бы, тому только этого и надо. Ведь любящий как раз и стремится к тому, чтобы стать любимым. Но роль объекта любви предписывает ему мазохистскую позицию, когда он позволит поглотить свою свободу бывшим рабом. Быть может, в этом падении «Бога» перед властью любви есть какая-то сладость, но логика развития событий подсказывает пагубность такого предприятия. Ведь неизвестно, как распорядится полученной свободой «победитель»? И каким предстанет в его глазах поверженный «Бог»? Нашему сознанию доступно представление о том, что, как пишет Сартр, «полное порабощение любимого существа убивает любовь любящего». Так что, как бы не была удобна позиция раба любви, она остается еще более сомнительной, чем позиция господина. Отсюда возникает очередное противоречие, которое подмечает Сартр:
    «Каждый из любящих — в полной мере пленник другого, поскольку захвачен желанием заставить его любить себя, отвергая всех прочих; но в то же время каждый требует от другого любви, которая никоим образом не сводится к «проекту быть любимым».
    В результате размышлений над этой проблемой «борьбы полов» Сартр приходит к выводу:
    «Мы обрисовали троякую разрушимость любви: во-первых, она по своему существу есть обман и система бесконечных отсылок, потому что любить — значит хотеть, чтобы меня любили, то есть хотеть, чтобы другой хотел, чтобы я его любил… Во-вторых, пробуждение другого всегда возможно, он в любой момент может сделать меня в своих глазах объектом: отсюда вечная необеспеченность любящего. В-третьих, любовь есть абсолют, постоянно превращаемый самим фактом существования других в нечто относительное. Нужно было бы остаться во всём мире только мне наедине с любимым, чтобы любовь сохранила свой характер абсолютной точки отсчета».
   Как видите, Сартр, как будто подтверждает мысль о том, что любовь является источником порочных наклонностей любящих. Тем не менее, мы готовы сделать несколько важных замечаний.
    Прежде всего, мы призываем учесть тот факт, что Сартр ведет речь о плотской любви, то есть, о любви дополненной физической близостью. А ведь любовь и секс – это вещи несоизмеримые, так же как несоизмеримы разум и мышление. Любовь является плодом логоса разума. Поэтому любови свойственны творческие принципы красоты. В силу этого любовь целительна и созидательна. Такая любовь не требует поглощения чужих свобод, ее не страшат измены и перемены объекта своей любви, поскольку она сама независима и не стремится к обладанию объектом. Надеюсь, вам известны примеры проявления такой любви.
      Другое дело, любовь, дополненная физической близостью. В этом случае в отношения личностей вмешивается интеллект, который подчиняется законам материи. Главным из этих диалектических законов является закон «отрицания отрицания». Отсюда весь клубок противоречий в любви и трагедия ее гибели. Ведь это интеллекту присущ анализ, посредствам которого мир распадается на части, где присутствуют «я и не я», «мое – не мое», «раб – господин». Это логика интеллекта диктует необходимость обладания объектами в качестве дополнения личности. И это интеллект способен отрицать разум, а с ним и любовь. Таким образом, секс на самом деле всего лишь извращает принципы любви. Но это вовсе не значит, что мы можем отстраниться от проблемы отношений любящими. Напротив, поскольку мы не можем вычеркнуть интеллект и секс из нашей жизни, нам следует глубже изучить их природу.

12.
    Тема «раб-господин» в любовных отношениях слишком очевидна, чтобы ее мог обойти стороной доктор Фрейд. Он ее касается в своей знаменитой работе: «По ту сторону принципа удовольствия». Кстати, именно это сочинение Фрейда позволило ему стяжать славу великого философа. Здесь он, пожалуй, не уступает таким ярким представителям европейской философии как Шопенгауэр, Ницше, Хайдеггер. По крайней мере, в этом его произведении все достаточно сложно, путано, тенденциозно, несколько метафизично, и потому, спорно. Но главное, будучи сторонником материализма и исповедуя диалектику, Фрейд приходит к довольно упадническим выводам. Заметим, что некоторый декаданс вообще характерен для европейской философии начала ХХ века. Это дает нам повод назвать данное течение мысли «диалектической философией» в отличие от нашей «креативной философии», претендующей на наследие Русского Космизма.
    Итак, в своей статье «По ту сторону принципа удовольствия» Фрейд пытается разобраться в механизме устремлений человека. Ради этого он даже жертвует своим «греховным котлом» и представляет человеческий ум уже в виде некоего пузыря. Внутри этого пузыря находится «бессознательное», а стенки пузыря представляют собой сознание. Однако, надо сразу сказать, что пузырь этот, скорее, из разряда мыльных, поскольку на самом деле он мало что объясняет, и лишь иллюстрирует способность некоторых раздражителей «проламывать» пленку сознания и проникать внутрь «бессознательного». Между тем, речь идет о более драматичных вещах. Фрейд задается вопросом, какова роль принципа удовольствия в жизни-деятельности человека?
    С одной стороны, понятно, что человек стремится получать как можно больше удовольствий. Но с другой стороны природа удовольствия остается под большим вопросом. Например, человек может пожертвовать сиюминутным благом ради перспективы более крупного наслаждения в будущем. То есть, по сути, человек готов терпеть неудовольствия. Притом не факт, что обещанное в будущем удовольствие его полностью устроит. Вдобавок различных удовольствий может быть много, и каким-то приходится отдавать предпочтение, жертвуя прочими. Но отказ от удовольствий нередко сопряжен с неудовольствиями. А иные удовольствия вообще сомнительны. Они могут быть не столько настоящими удовольствиями, сколько привычными ощущениями.
   И впрямь, если мы не знаем вкуса маслин, то с чего это мы будем считать их благом? И еще неизвестно, сколько нам следует съесть этих ягод, чтобы к ним пристраститься.
    Иначе говоря, человек склонен принимать за удовольствия «навязчивые повторения». Для доказательства существования такого феномена в природе Фрейд ссылается на факты из биологии, приводя в пример, рыб, идущих на нерест в известные им места, и птиц, преодолевающих огромные расстояния, чтобы отложить яйца на родине.
   К роду «навязчивых повторений» Фрейд относит эффект фиксации больного на психических травмах. Привязанность к негативным воспоминаниям, по наблюдениям Фрейда, часто проявляется и во сне.
    «Природе сна больше отвечало бы, если бы сон рисовал больному сцены из того времени, когда он был здоров, - пишет Фрейд. - Если мы не хотим, чтобы сны травматических невротиков ввели нас в заблуждение относительно тенденции сновидения исполнять желание, нам остается заключить, что в этом состоянии функция сна нарушена…или мы должны были бы подумать о загадочных мазохистских тенденциях «я».
    Примерно о том же свидетельствует следующее наблюдение Фрейда:
    «Все тягостные остатки опыта и болезненные аффективные состояния повторяются невротиком и снова переживаются с большим искусством. Невротики стремятся к срыву незаконченного лечения, они умеют снова создать для себя переживание обиды; заставляют врача прибегать к резким словам и к холодному обращению…
      То же самое, можно найти и в жизни не невротических людей. У последних эти явления производят впечатление преследующей судьбы, демонической силы… Так, известны лица, у которых отношение к каждому человеку складывается по одному образцу: благодетели, покидаемые с ненавистью своими питомцами; влюбленные, у которых каждое нежное отношение к женщине проделывает те же фазы и ведет к одинаковому концу, и т. д.».
      Значение «навязчивых повторений» в жизни человека еще более возрастает со следующей мыслью Фрейда:
    «Если подумать, как мало мы знаем из других источников о возникновении сознания, то нужно отвести известное значение хоть несколько обоснованному утверждению, что сознание возникает на месте следа воспоминания».
    То есть, Фрейд полагает, что возникновением сознания мы обязаны нашей памяти. Для доказательства этой мысли Фрейд даже воспользовался своим пузырем, изображающем ум. Из его рассуждений, кстати, довольно смутных, следует примерно следующее. Внешние раздражители бомбардируя оболочку пузыря проникают сквозь нее в «бессознательное», и в качестве ответной реакции «бессознательное» вынуждено укреплять эту оболочку, образуя таким образом сознание. В общем, если довериться такой схеме, то сознание похоже на мозоль.
    Впрочем, мы здесь не ручаемся за правильность отображения сути идеи Фрейда. Заметим лишь, что «креативная философия» рассматривает память как питательную среду для мышления. По нашему мнению, сознание потому-то и метафизично, что использует в своих операциях информацию из памяти, то есть то, что уже не существует, находится за пределами бытия и потому является «Ничто». Однако если бы только память была источником образования сознания, то очень многие животные могли бы соперничать с человеком в сфере соображения. Собаки, например, гораздо лучше человека помнят запахи.
    Между тем, из предположения, будто сознание является произведением памяти, прямо следует, что стремление к удовольствиям может быть нами ложно понятым, являясь на самом деле всего лишь влечением к привычному состоянию. Вот как об этом говорит Фрейд:
   «Каким же образом связаны между собой влечения и навязчивое повторение? Здесь мы приходим к мысли, что мы набрели на следы самого характера этих влечений, возможно, даже всей органической жизни, до сих пор бывших для нас неясными. Влечение с этой точки зрения можно было бы определить как наличное в живом организме стремление к восстановлению какого-либо прежнего состояния, которое под влиянием внешних препятствий живое существо принуждено было оставить…
   Это определение влечения звучит странно(!), так как мы привыкли видеть во влечении момент, стремящийся к изменению и развитию, и должны теперь признать как раз противоположное, выражение консервативной природы живущего…
      Если, таким образом, все органические влечения консервативны, приобретены исторически и направлены к регрессу, к восстановлению прежних состояний, то мы должны все последствия органического развития отнести за счет внешних, мешающих и отклоняющих влияний».
    И далее:
   «Если бы целью жизни было еще никогда не достигнутое ею состояние, это противоречило бы консервативной природе влечения. Скорее, здесь нужно было бы искать старое исходное состояние, которое живущее существо однажды оставило и к которому стремится обратно всеми окольными путями развития. Если мы примем как не допускающий исключений факт, что все живущее вследствие внутренних причин умирает, возвращается к неорганическому, то мы можем сказать: целью всякой жизни является смерть».
    Довольно странный вывод, не правда ли? Впрочем, Фрейд, как видите, и сам признает эту странность, но это не мешает ему продолжать убеждаться в своей версии целеполагания живых организмов.
    «Рассматриваемые в этом свете влечения к самосохранению, к власти и самоутверждению теоретически сильно ограничиваются; они являются частными влечениями, предназначенными к тому, чтобы обеспечить организму собственный путь к смерти и избежать всех других возможностей возвращения к неорганическому состоянию, кроме имманентных ему».
    Новые доказательства своей умопомрачительной теории Фрейд находит в жизни простейших организмов. Он, правда, не берется открыть тайну их происхождения. Зато указывает на тот факт, что, будучи исторгнутой из вечности мертвой природы, живая клетка, практически, бессмертна. А причиной тому, как раз, является ее постоянное возвращение к первоначальному состоянию, благодаря делению.
    Конечно, тут во весь рост встает проблема возникновения сложных организмов и их эволюции. Но, во-первых, плодовитость и бессмертие живых клеток, по логике вещей, должна приводить к их переизбытку в природе, что, по мысли Фрейда, неизбежно приводит к случайным связям и «слепливаниям» их в более сложные образования.
    А во-вторых, если живая клетка не способна умереть естественной смертью, но стремится это сделать, то очень даже возможно, что эволюция является ее единственным способом совершить самоубийство путем превращения в сложные организмы. Огромное же число препятствия на этом пути, в том числе и различные побочные влечения, отправления и потребности объясняют разнообразие проявлений жизни. Иных же причин для прогресса организмов Фрейд не обнаруживает.
    «Нельзя установить общего влечения к высшему развитию в царстве животных и растений,- утверждает Фрейд, — хотя такая тенденция в развитии фактически бесспорно существует.
   Но, с одной стороны, это в большей мере лишь дело нашей оценки, если одну ступень развития мы считаем выше другой, а с другой стороны, наука о живых организмах показывает нам, что прогресс в одном пункте очень часто покупается или уравновешивается регрессом в другом. Имеется также достаточно видов животных, исследование ранних форм которых говорит нам, что их развитие скоро приобретает регрессирующий характер. Прогрессирующее развитие так же, как и регрессирующее, может быть следствием внешних сил, принуждающих к приспособлению, и роль влечений для обоих случаев могла ограничиться тем, чтобы закрепить вынужденное изменение как источник внутреннего удовольствия».
    Что же касается человека, то и здесь Фрейд не видит никаких мотивов эволюционного восхождения.
    «Многим из нас, — пишет Фрейд, — было бы тяжело отказаться от веры в то, что в самом человеке пребывает стремление к усовершенствованию, которое привело его на современную высоту духовного развития, и от которого нужно ожидать, что оно будет содействовать его развитию до сверхчеловека. Но я лично не верю в существование такого внутреннего стремления и не вижу никакого смысла щадить эту приятную иллюзию».
    Впрочем, Фрейд находит объяснение факту явного развития некоторых индивидуумов:
    «Путь назад к полному удовлетворению, как правило, закрыт препятствиями… и, таким образом, не остается ничего другого, как идти вперед, по другому, еще свободному пути развития».
    И все же, если быть до конца последовательным, влечение живых организмов к смерти не должно бы зачеркивать их влечение к жизни. Ведь наряду с «привычкой к агрегатному состоянию» у организма в процессе жизни может возникнуть и привычка жить. Примерно то же может произойти и с любителем маслин, когда он, распробовав виноград, будет отдавать предпочтение этим ягодам. Догадка о такой возможности отнюдь не обескураживает Фрейда. Напротив, компромиссное решение этого щекотливого вопроса позволяет ему объяснить тайну продолжения рода. Ведь если главной задачей, например, человека является преодоление всех препятствий на пути к вожделенной смерти, то с какой стати у него предусмотрены репродуктивные органы? Исходя же из потребности человека вернуться к привычной жизни после смерти, его сексуальные влечения вполне оправданы. Так человек ловит сразу двух зайцев: и умирает, и продолжает жить в своем потомстве.
    Обоснование столь хитроумной комбинации Фрейд находит в работах биологов, где они доказывают способность организма продлевать себе жизнь вплоть до акта размножения. Хороший пример в этом смысле предоставляют эксперименты с инфузорией-туфелькой. Как оказалось, эта туфелька может давать многочисленные потомства и остается при этом практически бессмертной, правда, при условии, если после акта размножения ее помещать в свежую воду. Но если ее оставить в той же воде, населенной продуктами ее жизнедеятельности, то она благополучно сводит счеты с жизнью.
    Конечно, точно неизвестно, что именно отравляет жизнь туфельки. Возможно, это тот же случай, который нам знаком из исторической справки Фрейда о приключении сластолюбивого папаши, своренного в котле. Но может быть, сам акт размножения каким-то образом портит среду обитания инфузории. Не исключено даже, что кто-то из читателей на основе этого факта сделает вывод о недопустимости греховных связей в местах своего проживания. Однако, вероятнее всего прав Фрейд, связывавший смерть туфельки с появлением ее копии.
    Опираясь на подобные примеры и опыт психоанализа, Фрейд постепенно приходит к выводу, что, либидо лишь внешне является влечением к жизни, тогда как на самом деле оно вполне может оказаться скрытым влечением к смерти. Лучшим подтверждением этого вывода служит садизм.
   «Мы уже давно признали садистский компонент сексуального влечения», — замечает Фрейд.
    С признанием же этого замечательного компонента, мы должны согласиться и с тем, что садизм подразумевает насилие над личностью и даже причинение ей боли. А это как раз означает влечение к смерти. И это, заметьте, во время полового акта, что призвано усиливать эрекцию. Между прочим, то же касается и мазохизма.
   «Клинические наблюдения, – свидетельствует Фрейд, — понудили нас в свое время сделать вывод, что дополняющее садизм частное влечение мазохизма следует понимать как обращение садизма на собственное «я».
    Таким образом, Фрейд соглашается с выводами А. Штерке, отождествлявшем понятие «либидо» с биологическим понятием влечения к смерти.
   «Принцип удовольствия находится в подчинении у влечения к смерти», — делает ошеломительный вывод Фрейд в заключительной части статьи.
      Каково, а? Пожалуй, мы уже слышим аккорды органа, исполняющего реквием. И мы внимаем чарующим взмахам белой вуали, которую колышут звуки заупокойной мессы. Однако они не в силах заглушить тяжелой поступи неотвратимого рока. Куда же влечет нас его устрашающая воля? И отчего воля к жизни, открытая Шопенгауэром, пред пылающим взором белокурой бестии Ницше превращается в волю к смерти? И тотчас мы оказываемся в тенетах ужаса, ибо видим как перед нами разверзается бездна в ничто, описанная Хайдеггером. Там, в головокружительной пропасти нас ожидает наслаждение гибелью бытия. И бездна манит нас, зовет голосами сирен. В страхе мы готовы отступить от края пропасти, однако кто-то нас услужливо подталкивает в спину. И мы его узнаем. Это доктор Фрейд…
    Впрочем, вряд нас удивит, если выяснится, что во времена Фрейда некоторые светские дамочки предпочитали оказаться на краю подобной бездны в объятиях своего обольстителя. Так что, если тайна влечения к смерти по Фрейду еще остается под вопросом, то загадка бессмертия его учения нам, кажется, вполне разрешимой.

13.
    Конечно, вы заметили некоторую иронию в нашей оценке приведенного труда Фрейда. Впрочем, не нас одних смущают его рассуждения. Иные специалисты даже находят у Фрейда некоторые психические отклонения. А между тем, кое-какие его выводы достойны самого пристального внимания.
   К слову, современные нейробиологи, установили, что наш мозг склонен экономить энергию. Ведь в периоды деятельности энергозатраты организма на обслуживание мозга многократно увеличиваются в сравнении с таковыми в состоянии покоя. По сведениям ученых, наш разум добивается решение этой задачи самыми различными способами. В ход идут не только естественные ощущения усталости или влечения к удовольствию отдыха, но и различные уловки, ложные чувства и даже провокации различных жизненных ситуаций. По сути, наш разум манипулирует нашими действиями. Будь эти сведения известны Фрейду, он бы, пожалуй, бросил их на весы своего доказательства стремления разума к «вечному покою». Между тем, с точки зрения «креативной философии» этот феномен служит примером огромных творческих способностях нашего разума. И остается только удивляться, с каким усердием и настойчивостью Фрейд пытается начинить наш разум каким-то примитивным содержанием.
    При изучении сновидений, где воля человека парализована, и потому разум свободно демонстрирует сознанию свои произведения, Фрейд вполне мог убедиться в художественных талантах «бессознательного», но он видит лишь отсутствие оздоровительных сюжетов в снах больного. А для того, чтобы невротики неосознанно провоцировали неблагоприятные для себя ситуации, разуму необходимо решать весьма непростые задачи. Но если разум столь искусен и коварен в создании условий для регресса человека, то почему бы не допустить, что он не менее гениален в созидательных решениях. Между тем, Фрейд сам признается, что не находит никаких оснований для веры в «существование внутреннего стремления» человека к духовному восхождению.
      Конечно, для духовного восхождения неплохо бы иметь дело со здоровым разумом, который не зациклен на душевных травмах, как это бывает с нашим организмом, требующим внимания к болячкам. И тогда становится понятным, что большинство внешних раздражителей и неудовольствий могут быть мнимыми, воображаемыми, преувеличенными, а на самом деле представляют собой изобретениями нашего разума в целях понуждения к творчеству, к прогрессу, к созиданию личности.
      То, что наш мозг озабочен энергосбережением вовсе не означает, что он делает это с целью ускорить нашу кончину. Скорее уж наоборот. Если бы главная задача разума заключалась в нашей ликвидации, то с его возможностями это раз плюнуть. Например, во сне. Очень удобно. В сновидении к человеку приходит какой-нибудь Аид и уводит в Царство мертвых. И никаких «окольных путей», «навязчивых повторений» и «консервативных влечений» в такой операции не требуется.
    Кстати, о «консервативных влечениях». Интересно, как это живой организм может помнить то время, когда он, по сведениям Фрейда, был в «агрегатном состоянии»? То есть, когда его вовсе не было. Соответственно, не было у него и никакой памяти.
    Между прочим, Фрейд сам удивляется собственным выводам. А это значит, что он идет на поводу у мышления, репутация которого нам известна с момента грехопадения Адама.
    Но самое забавное состоит в том, что как раз эту бредовую идею Фрейда о «консервативном влечении» мы готовы поддержать. Дело в том, что своими «окольными путями», которыми нередко ходят гении, Фрейд приходит к прозрению той самой силы, уже известной нам из примера образования элементарной частицы. Как вы помните, ее создает «черная дыра»» небытия. И если не знать, что этой силе противостоит животворная энергия, то такая сила, естественно, представляется доминирующей в природе. Притом она легко угадывается в диалектике нашего мышления. О ней-то и говорит Фрейд. Он загипнотизирован этой силой, которая влечет материю в обитель «ничто», как может быть загипнотизирован человек лицезрением бездны. И что удивительно, он прозревает в этой пропасти еще более сложное положение «креативной философии», где мы говорим, что материя, сопротивляясь энергии, препятствующей исчезновению массы, вынуждена идти по пути диалектического развития к накоплению сложности. Но идеалом сложности является хаос, идентичный «ничто». Вот откуда может следовать утверждение Фрейда:
      «Путь назад к полному удовлетворению (смерти), как правило, закрыт препятствиями… и, таким образом, не остается ничего другого, как идти вперед, по другому, еще свободному пути развития».
    Разумеется, такой путь, очевидный для Фрейда, достаточно бессмысленный, поскольку разрешением накопления хаоса остается только смерть. Но, как известно из «креативной философии», для предотвращения перспективы хаоса в системе креативных принципов творческой энергии имеется принцип «восхождения от сложного к простому».
    Совершенно ясно, что пессимизм Фрейда, как и многих европейских философов, происходит от недооценки духа творчества в жизни-деятельности человека. Когда же мы рассматриваем человека и его жизнь как творческий процесс, то даже смерть обретает и смысл, и красоту.
    Между тем, сам же Фрейд говорит, что «изменения могут быть источником внутреннего удовольствия». Но Фрейд не допускает мысли, что это «внутреннее удовольствие» является следствием удовлетворения результатом творческого поиска.
      Примерно также обстоит дело и с догадкой Фрейда об «отождествлении либидо со смертью. Ведь, как показывает наш треугольник, секс отрицает любовь. Но любовь — это квинтэссенция разума. При максимальном отрицании основного принципа творчества разум, надо полагать, теряет свои созидательные свойства и, конечно, лучшее, что он может сотворить в таком виде — это привести организм в «агрегатное состояние». Очевидно, отсюда и эти загадочные «мазохистские тенденции «я». То есть, Фрейд как будто догадывается, что между либидо и смертью есть какая-то связь, но будучи в плену диалектических представлений, делает неправильные выводы.
    Кстати, как вы, наверное, заметили, Фрейд признает садизм, и не менее мазохизм, компонентами сексуального влечения. Пожалуй, тут мы не возьмемся оспаривать мнение метра. И в виду необходимости более детального исследования, столь смертоносного для нас, либидо, мы вынуждены посвятить теме садомазохизма некоторую часть нашего труда.

14.
    Должен признаться, что автор этих строк не готов претендовать на звание знатока садомазохизма. Поэтому, во избежание какой-нибудь роковой ошибки, нам лучше прибегнуть к математическому методу. Например, к помощи нашего первозданного треугольника.
    Прежде всего, нам ясно, что мазохизм без представителя садизма неполноценен, хотя и возможен, так сказать, факультативно в виде самоистязаний, страстотерпия. Зато садизм без объекта издевательств, практически, исключен. То есть, обе эти отрасли сексуальной деятельности связаны принципом дополнительности.
    Для вящей уверенности в правильности нашего решения мы можем обратиться к авторитету «царя философии», Гегелю. Правда, Гегель говорил о диалектической связи «раба и господина». Но мы говорили, что это та же самая «сладкая парочка», только в более узком, интимном формате. Что же касается диалектики, то Гегель сам утверждал, будто господина творит его собственный раб. Без раба от господина остается только метафизическое «Ничто». И поэтому, если раб пребывает в нулях, то его властелин, по мнению Гегеля, вообще находится в неимоверном минусе. Кстати, считается, что именно здесь Гегеля испугала бездна неустойчивости всего сущего.
    И так, у мазохиста имеются некоторые преимущества перед садистом. Например, он может прибить гвоздем собственную мошонку к брусчатке, как это сделал художник Павленский. Зато садисту, чтобы повторить подвиг питерского акциониста, необходимо еще найти желающего рискнуть своими гениталиями. Столь очевидная асимметрия позволяет нам настаивать на том, что садомазохизм – это не простое соперничество тезисов диалектических противоположностей, а связь, определяемая принципом дополнительности. И значит, мы вправе применить здесь наш треугольник.
    Далее, если верить Гегелю, то это раб создает господина. На первый взгляд такая идея кажется вздором. Ведь история рабовладения свидетельствует об обратном. В обратном, обычно, убежден и сам господин. Господин, как правило, уверен, что он подчиняет себе раба по праву сильного. На том же настаивает и Ницше, говоря о качественном превосходстве властителя. Впрочем, Фридриху Ницше предшествовал Платон, который был уверен, что существует природная предрасположенность человека быть рабом или господином.
    Однако, при моделировании естественного процесса появления господина мы видим, что господин мог появиться только из среды рабов, иначе господам просто неоткуда взяться. Племя дикарей выбирало из своей среды лучшего, наделяло его властью и обеспечивало всем необходимым, чтобы увеличить его творческие способности. Предполагалось, что вождь должен употребить свои таланты на благо племени. Это примерно так же, как разум разделяется в самом себе, учреждая мышление, которое призвано служить выживанию организма.
    Как видите, Платон здесь отчасти прав. Но лишь отчасти. Вождь, конечно, должен был иметь определенные природные данные, позволявшие ему стать лидером. Но эти данные не принципиального характера. Настоящий господин, каковым предстояло стать избраннику народа, по определению должен качественно отличаться от своих рабов. Иначе он остается как бы недогосподином, то есть, своим братом, которого при случае можно «спихнуть с бугра», едва лишь он не оправдает надежд.
      Истинным господином индивид становится, когда он для раба является практически иррациональной величиной, почти богом. Как он этого добивается, то — техническая сторона дела. Принципиальное же отличие господина от раба в контексте «принципа дополнительности» состоит в том, что его сущность определяется диалектикой борьбы его собственного Эго и творческого начала в нем. Как в нашем маятнике. Одно отрицает другое. Но в преимуществе, как правило, все же оказывается Эго. Ведь Эго господина усиленно откармливают сами рабы, отдавая повелителю часть своей энергии. В результате же доминирования Эго на его возвышение обычно бывают направлены и творческие способности самого господина. Отсюда мы имеем склонность господина к отрицанию презренного раба. О том насколько далеко может зайти такое отрицание мы знаем из истории человечества, и немало этому ужасаемся. Мы, конечно, можем отнести факты угнетения рабов на счет недопонимания господами своей роли в историческом процессе, но если мы ознакомимся с произведением Макиавелли «Государь», то убедимся, что известное выражение «Положение обязывает» следует толковать значительно шире, чем «Цезарь должен умереть стоя».
    Таким образом, мы считаем обоснованным выразить творчество раба в нашем треугольнике через гипотенузу, а вертикальным катетом обозначить деятельность господина. Теперь нам хорошо видно, что чем меньше разница в длине этих линий, тем короче горизонтальный катет отрицания раба его господином. И такое в природе вполне может быть. Например, в обществе подлинной демократии. Да и в практике садомазохизма изуверства совсем не обязательны. В некоторых приличных семьях вообще непонятно, кто из супругов исполняет роль раба, а кто — функции господина. Зачастую эти роли меняются в зависимости от обстоятельств и настроений.
      Впрочем, если учесть способность женщины переносить боль при потере девственности и муки роженицы, ее умение любить, ее жертвенность во имя детей и семьи, наконец, превалирование ее эмоций над мышлением, то кажется, сама природа уготовила ей роль рабыни. Но стоит принять во внимание дар женщины быть очаровательной, обольстительной, возвышенной, стервозной, сладострастной и прочее, то становится понятным, отчего мужчины боготворят иных женщин и готовы обязательно пасть к их ногам. Быть может, как раз эта неопределенность амплуа участников постельных сцен и стала для Юнга поводом придумать архетипические образы «анима» и «анимус», смешивающие мужское и женское начало в одной личности.
    Не менее пригоден секс и в качестве иллюстрации идеи Юнга о несоответствии «персоны» ее «самости». То есть, Юнг открыл давно известный факт, что всякий человек носит маски неких образцов. Но именно в сексе такие маски запросто могут быть сорваны. И под личиной солидного господина может оказаться очень даже презренный раб или гнусный садист. А с виду приличная женщина в момент увлечения плотским наслаждением, может выказать такие таланты в этом искусстве, что не всякая проститутка возьмется повторить ее номера. Не зря же в старинных книгах секс обозначают словом «познание». То есть, прямо говорится об участии в этом деле интеллекта, который, как не напомнить, помог Адаму заполучить сам дьявол.
      Собственно, мы с этого и начали, говоря, что интеллект норовит отрицать разум, а секс способен отрицать любовь. Максимального накала это отрицание в нашем треугольнике, очевидно, достигает, когда гипотенуза мазохизма становится почти параллельной катету отрицания раба.
      Пожалуй, нет смысла приводить здесь примеры высшего пилотажа глумления садиста над рабом. Нашему современнику такие острые сюжеты вполне доступны, благодаря порнографическим роликам. К тому же, киноленты не способны заменить зрителю собственного опыта. Как бы ни были приближены к экрану детали сцен разврата, и каковым бы совершенным ни было качество съемки, кино бессильно передать всю палитру реалий действительности. Благодаря работе создателей фильма и отстраненности зрителя по средствам экрана, фильм передает лишь стерилизованное изображение. Оно как бы вырезано из обыденной жизни. И в этом смысле порнофильм сродни эротическим фантазиям. Конечно, искусство режиссера может быть выше самодеятельности мечтателя. Притом грезы вряд ли могут достигать отчетливости картинки на экране. Зато в своих фантазиях человек сам выбирает наиболее волнующие его моменты. А что касается смутности его представлений, то это, как раз, способно притягивать и манить его внутренний взор таинством перспективы восхождения к высшему блаженству.

15
   Говоря о восхождения к высшему блаженству применительно к садомазохизму, мы, разумеется, имеем в виду пределы падения участников оргии. Важно заметить, что пределы эти очень индивидуальны. Особенно в реальной жизни. Кому-то достаточно сознания того, что женщина ему отдается и получает наслаждение, изменяя мужу. А кто-то на седьмом небе от того, что две красотки погоняют его плетками. Притом понятие предела весьма условно. Пределом можно считать достижение оргазма. И в этом случае никакие плетки уже не помогут сластолюбцу испытывать удовольствие от козней садисток. Более того, суровая действительность может грубо вторгнуться в эротическое настроение субъекта и положить предел его либидо с помощью какой-нибудь неприятной детали. Например, отвратительным запахом или видом целлюлита.
    Впрочем, опять же многое зависит от обстановки, настроения, а главное, от потенциала либидо. После определенного воздержания кому-то и целлюлит не будет препятствием к сексу, а любитель озорных девиц снова будет вожделеть об их плетках. Более того, быть может, ему уже захочется, чтобы дамы его связали. Как, видите, здесь работает диалектический принцип «отрицания отрицания». Но если б только он один.
    Как мы уже показывали выше, в творчество извращенцев могут быть вовлечены созидательные принципы разума. И тогда креативный принцип новизны, в норме предназначенный для новых открытий и свершений, определяет изобретение новых орудий пытки «раба страстей». А «принцип преемственности» вместо накопления полезного опыта, обусловливает дальнейшую траекторию падения любителя острых ощущений. В этом случае мы имеем подтверждение известного наблюдения: «Поступок рождает привычку, привычка – характер, а характер – судьбу».
      Таким образом, пагубная страсть потому и пагубна, что способна подчинять себе разум, извращать его суть и через это отрицать его.
    Интересно, что другие потребности организма, например, потребность в пище не столь радикально действуют на разум. Голод, конечно, может заставить человека пойти на многие прегрешения. В том числе на рабские унижения. Голод даже способен отбить у человека желание заниматься сексом, лишив его необходимой энергии. Но он не предполагает такого метафизического падения, как секс. Желание насытить желудок вполне конкретно. Правда, чревоугодие также может подчинить творческие силы личности интересам желудка, но все же материальность пищи позволяет актуализировать вершину наслаждения едой. Что же касается секса, то тут простое удовлетворение похоти, скажем, с помощью рукоблудства, обычно не устраивает прелюбодея. И если такие упражнения прекращают фантазии страждущего, то лишь на время. Зато возобновленное либидо, как правило, требует взятие новых вершин разврата.
    Практика садомазохизма показывает, что отношение раба и господина может доходить до полной переполюсовки добра и зла, когда в благодарность за удовольствие торжества своего Эго господин вознаграждает раба каким-нибудь непотребством. Но весь ужас состоит в том, что рабу того и надо. Разумеется, что это возможно только в случае, когда вся сущность разума вывернута наизнанку.
    Как показывает наш треугольник, при слиянии гипотенузы с горизонтальным катетом, возникает ситуация, при которой раб отрицает сам себя. Очевидно, за этим следует смерть личности. Но и личность господина также исчезает. Наверное, это выражается в том, что господин утрачивает способность к адекватному сопереживанию, а значит, и к нормальному восприятию объектов действительности. Так что Гегель, по всей видимости, прав, говоря, что если раб пребывает в нулях, то господин вообще находится в минусе.
    Однако, исчезновение личности совсем не означает физическую смерть. Есть даже мнение, будто самаотрицание раба способно привести к его перерождению. Быть может, для подобного случая справедливо утверждение Ницше: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее». Притом истории известны восстания рабов и революции под девизом: «Кто был ничем, тот станет всем». Правда, в социальных процессах речь идет, главным образом, о рабах по принуждению, а вовсе не по призванию. Зато до нас дошли сведения о лечении Гришкой Распутиным Феликса Юсупова. Старец лечил князя от гомосексуальных наклонностей. А метод его заключался в том, что Распутин укладывал знатного пациента через порог и нещадно порол. Известно, что после этих процедур Феликс женился.
    Не исключено, что доведенный до крайностей, акт садомазохизма способен образумить человека. Для этого разум его должен взбунтоваться. Но это возможно лишь в том случае, если в «бессознательном» человека еще остались какие-то нравственные установки, или они должны быть как-то привиты человеку. Говорят, что Распутин после сеансов порки гипнотизировал Юсупова. Впрочем, мы также в курсе того, что Юсупов был один из тех, кто убил Распутина.
    Некоторую роль в оздоровлении извращенца, пожалуй, способно играть общество. Самыми разнообразными средствами общество формирует из индивида нужный ему тип личности. В этом смысле, общество по отношению к личности является тем же господином. И, как следует из треугольника, где общество и личность связаны принципом дополнительности, общество склонно отрицать личность.
      По мнению Фрейда, как мы уже отмечали, вариант отрицания личности социумом напоминает пресс на крышке котла. Однако, по свидетельству самого Фрейда, система «табу» не является гарантией нравственного здоровья члена общества. И даже наоборот, крышка котла лишь осложняет участь приверженца порока. Что же говорить, когда личность приходит к черте самоотрицания? Тут общество вполне закономерно проявляет всю свою садистскую жестокость, отображенную в исчезающе малом катете диалектического созидания. Таким образом, Левиафан скорее всего не разбежится спасать развратника, а наоборот поспешит загнать его за плинтус.

16.
    Но вот, интересно, что так ужаснуло Гегеля, когда он заглянул за этот самый плинтус, в метафизическую глубину «ничто»? Что это за бездна «неустойчивости диалектики раба и господина»?
    Поскольку данное исследование чисто теоретическое, то мы, пожалуй, рискнем проследить взгляд гения, предположив, что падение наших психопатов продолжится за границу катета отрицания. В этом случае вертикальный катет, пройдя через точку пересечения с катетом отрицания, устремится вертикально вниз. Математически это определяет его обратное значение. То есть, как и обещал Гегель, этот катет созидания Эго приобретает знак минус, что обозначает разрушение личности.
    С удлинением вертикального катета вниз, будет удлинятся и гипотенуза. Там, в зазеркалье отрицаний она должна представлять некую противоположность рабской любви. А что есть диалектическая противоположность любви? Конечно, ненависть.
    Из нашей схемы получается, что, устремленные вниз, две стороны треугольника, при максимуме горизонтального катета отрицания, будут бесконечно сближаться, но, даже выйдя за тригонометрический круг жизни, никогда не сольются.
    Да, Гегель прав. Действительно, пугающая глубина падения. Настоящая бездна. Пожалуй, наш чертеж может служить схемой «воронки небытия». Действительно, угол падения в ней стремительно нарастает и ведет в бесконечную глубину «ничто».
    Интересно, что на протяжении многих веков философы утверждали, будто «ничто» не существует даже за пределами бытия. Они уверяли, будто о «ничто» нельзя помыслить, а если мы о нем помыслили, то оно уже не является «ничто». Это было одним из главных аргументов против воззрений Хайдеггера. Но Хайдеггер настаивал на своем, говоря, что мы можем чувствовать в себе это «ничто» путем приближения к нему. При этом нас охватывает безотчетный ужас. Это свидетельствует, что источником страха в нас как раз и является это «ничто». И когда «Хайдеггера» спрашивали: «Как же существует «ничто», если оно не может существовать по определению?» Философ отвечал: «Оно ничтожествует».
      Как видите, наш чертеж решает проблему существования «ничто». Оно существует в виде бесконечно исчезающей точки, а в трехмерном измерении «ничто» представимо в виде воронки. Кстати, такая «воронка небытия» решает вопрос о крае Вселенной. Он, как вы понимаете, располагается по краям этой воронки. В Космическом пространстве физическим воплощением подобной воронки, по-видимому, являются «Черные дыры».
      Впрочем, крайняя степень содо-мозахизма – это уже патология и предмет исследования психиатрии. Нашим предметом изучения является этот феномен сексуальных отношений в норме. А в норме, как мы, надеюсь, доказали, он присущ плотской любви. Но к какому выводу мы приходим?
1. Утверждение Сартра о разрушимости любви вполне логичен, если, как он это делает, смешивать любовь и секс. Тем более логичны выводы Фрейда, которые следуют из его посыла о первичности либидо.
2. Но стоит отделить любовь от секса, логос разума от логики мышления, как мы понимаем, что феномен садо-мазохизма – плод интеллекта. Отсюда его диалектическая природа.
3. При этом садо-мазохизм отнюдь не изобретение мышления. Его сущностью является карикатурное извращение творческих принципов разума. Даже само взаимоотношение партнеров строится по образу и подобию «принципа дополнительности».
4. Это позволяет рассматривать феномен плотских отношений партнеров посредствам диалектического треугольника, где мазохизм занимает место творческой энергии в виде гипотенузы, а линию диалектического катета материи занимает садизм. Отсюда понятно, что мазохист не склонен отрицать садиста и даже стремится к его созданию, тогда как садист отрицает мазохиста, по примеру того, как господин отрицает раба.
5. Скажем прямо, такое извращение компроментирует саму любовь, делая ее жертвой, да еще и автором садизма. Между тем, именно жертвенная любовь является основой всякого творчества. И значит, приходится признать, что творческие люди больше склонны к мазохизму, и соответственно, к самоотрицанию с помощью создания кумира. Воистину, дьявольское извращение. Не зря Христос предостерегал свою паству от подобных произведений.
6. И все же все не так плачевно. И слова Христа вполне могут быть руководством к действию. Ведь как показывает исходный треугольник отношений любви и секса, чем более возвышена гипотенуза над горизонтальной линией, тем меньше горизонтальный катет отрицания любви сексом. То есть, чем больше духовности в отношениях любящих, тем меньше секс способен разрушать их любовь. Кстати, если вы заметили, исследования Сартра прямо приводят нас к мысли, что чем меньше лжи и фальши в отношениях любящих, чем естественнее их любовь, тем меньше в ней необходимости принуждения, агрессии, посягательств на свободу партнера. Очевидно, то же можно сказать о творческих личностях, склонных к созданию кумира. Чем больше в их трудах истинного творчества, которому свойственны креативные принципы красоты и истины, тем меньше вероятность создания ими бездуховного идола самоотрицания, в том числе и в личной жизни. Словом, истинное творчество и есть то средство, которое способно превратить ядовитые соки плода познания в сладкое вино истины.

 На страницу новостей 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер