ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое лучшее: стр. 37

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: самое лучшее: Стр. 37   Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВ ...

(Соломон Ягодкин)
 23  Смешные истории  2016-02-13  2  759
В СОЦИАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Писатель роман не писал, но черновики после себя оставил, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Сначала написал роман, а потом и черновики к нему настрочил, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Герои романа якобы мучились и страдали, а сам писатель при этом только смеялся не только над своими героями, но и над своими читателями тоже, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Послушный писатель - мёртвый писатель, даже если он трижды и лауреат, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Был писателем и не стал писателем, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Всю жизнь мечтал, чтобы его хотя бы один раз запретили. Но писательское перо упорно выводило только то, что надо, вот и не запретили, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Хотел писать честно, но лучше других знал, что за это единственный гонорар - срок, ну вот и не сподобился, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

В Истории литературы, как и в любой другой Истории, остаются только палачи и их жертвы. Ну и побрёл послушно знамо куда, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Писатели на своём Съезде дружно осудили писателя, и все писатели с ними охотно согласились, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Главные писатели страны чувствовали в себе не только свой талант, но за своей спиной и всю карающую силу своей страны, без которой они никогда бы не стали главными её писателями, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...

Когда писатели ходят перед властью на задних лапках, передние у них тем более свободны, чтобы в своих книжках воспевать того, кто поднял их на такую приятно недосягаемую высоту, В СОЦРЕАЛИЗМЕ ЕЩЁ И НЕ ТАКОЕ БЫВАЕТ...
 

ВОСТОЧНАЯ МУДРОСТЬ

(Алик Кимры)
 23    2015-12-30  2  947

В 1975 году зашли мы пообедать в ресторан «Псоу» в Леселидзе*, близ реки Псоу, в то время пограничной между СССР и ГДР (Грузинской
Демократической Республикой). С нами был и наш белый королевский пудель Атос Первый.

Встретил метрдотель:
- С собаками, а тым боле такым овчаркой, вход ЗАПРИЩОН!
Я возражаю:
- По названию, ресторан вроде для псов. А наш не овчарка, а пудель. Французы считают: пудель - уже не собака, хотя ещё и не человек. И он ваш клиент, закажем и на него.

- О, у нас абэдают французы! Спросым!
Французы горячо расцеловались с Атосом, сфотографировались на память и подтвердили мои слова.

- Харашо! Мылости просым! Только где пуделя кармыть будэм? Если б собака - должен есть пад столом, чилавэк - на столе. НАКРОИМ ЕМУ НА СТУЛЕ!

------

* [i]Ныне Гечрпиш - историческое название, для русского уха звучит как "штоб твою мать!". А более благозвучное Леселидзе - было в честь Героя Советского Союза, генерал-полковника Леселидзе Константина Николаевича, командовавшего войсками, оборонявшими Абхазию от гитлеровцев во время Великой Отечественной войны. Как для независимой Абхазии все его заслуги перечеркнуты тем, что он - грузин, а с Грузией, как известно, абхазы уже надружились.

------

И ещё в тему

"Дубровский или ПАПА МОЖЕТ" -
Жми сюда

"БУЙство. Восточная зарисовка (3)" -
Жми сюда

"Долгострой" Восточная зарисовка (4)" -
Жми сюда
 

Байки туристские. Прибалтика. Ка ...

(Репин В.)
 23    2015-01-08  1  856

Приходилось мне путешествовать и автобусами, благо путевки от профсоюза, например в Прибалтику, стоили буквально какие-то рубли.

И вот сидим мы в кафешке где-то в Эстонии, поедаем сбитые сливки с тертым шоколадом, которых тогда в Ленинграде и в кафе-забегаловке Метрополя на Садовой не найти было. Обслуживание подчеркнуто-прохладное, типа "понаехали тут всякие", но вежливое.

Десерт сделан отлично, что и говорить. Оттягиваемся, получаем удовольствие. Под конец кто-то из наших просит жалобную книгу. Официантка фырчит что-то по-эстонски, но книгу приносит. Пишем туда всё, что мы думаем о замечательной кухне и вежливом обслуживании, и пускаем книгу по кругу - на подпись. Официантка принимает книгу, заглядывает на исписанную страничку, первый раз за всё время улыбается и, похоже, уже от души приглашает приезжать еще.

Ну, много ли человеку надо? И часто ли мы об этом задумываемся?
 

Корова

(Я Рина)
 23    2014-07-26  1  1183
"Вот на какой хрен сдалась мне эта корова, стерва рогатая? Ответь, а. Мне, горожанке, до мозга костей, дышашей духами и туманами, которая корову видела только на картинках, да еще на трамвайных путях, уходящих в даль Московских новостроек, разбредающихся стадом по полусонным деревням?

Нет, вру, слушай. Ведь было! Вот откуда она – эта память, этот теплый аромат коровьего навоза и парного молока, всосавшийся в кровь, пропитавший кожу и возвращающий меня назад, в легкое радостное, светлое детство".

У моей прабабушки была корова! Она производила на меня, маленькую горожанку, потрясающее впечатление. Я была изумлена, даже подавлена коровьим величием, этими огромными, округлыми бархатными боками, облепленными слепнями и мухами, толстым кривоватым хвостом, который нервно вздрагивал и вальяжно помахивал грязноватой пушистой кистью. Но главное! Я не могла отвести глаз от длинных, толстых сисек, торчащих в разные стороны, надутых и упругих, как пальцы гигантской раздутой резиновой перчатки, которую бабка надевала на бутыль с бродящим вином.

Корову звали Дашка. Помимо перечисленных красот, она была обладательницей необыкновенно красивых, томных глаз, влажных и порочных, как у блудницы, уставшей после тяжелой ночи. И еще у нее были длинные пушистые ресницы – предмет моей дикой девичьей зависти и плотоядных мечтаний.

Вечером, когда стадо устало брело по пыльной деревенской улице, я бросала все дела и бежала открывать ворота. Побаиваясь крепких, изогнутых лирой рогов, я быстро взбиралась на перекладину и висела, как макака, наблюдая сверху за своей конкуренткой в девичьей красоте. Дашка медленно, тяжело перебирая ногами и глухо стуча копытами, вальяжно входила во двор, печальные глаза смотрели куда-то внутрь, в район тяжелого, раздутого живота, мерно раскачивались налитые сиськи, описывая округлую амплитуду. Я же, свесившись с перекладины, украдкой норовила погладить по гладкой, вздрагивающей спине.

Дашка парно и тепло дышала, раздувала выразительные ноздри, а длинные пушистые ресницы трепетали…
Из дома выходила бабушка, деловито вытирала руки белоснежным полотенцем, и я сладко замирала, в ожидании своего долгожданного ежевечернего действа.

Бабушка приносила идеально чистое эмалированное ведро, гулкое и молочное внутри, проглаженные тряпки и кружку со сливочным маслом. Она начисто протирала Дашкины сиськи, при этом корова стояла, тяжело расставив ноги, отдувалась и периодически ласково посматривала на меня, чуть скосив прекрасные глаза. Я сидела, не сводя глаз под широким дедовым верстаком и вбирала, втягивала в себя запахи, шорохи и тихий вечерний свет.

Потом, бабка смазывала сливочным маслом длинные сосиски –пальцы под коровьим животом, они прямо под ее руками набухали и почти лопались от полноты и натуги.
Подставив ведро, она делала какое-то четкое и мастерское движение, уже тогда мне, девчонке, казавшееся слегка неприличным, и тугая, желтовато-белая струя со звоном била, стекая по стенкам и струясь.
Наполнив почти полностью ведро, бабка процеживала в кружку через чистейшую марлю густое, маслянистое и казавшееся мне жутко противным, молоко, ждала когда я, давясь, выпью, и давала мне за этот подвиг прекрасный, тяжелый, полновесный рубль… В сарае чисто пахло свежей древесной стружкой и теплым нежным запахом парного молока. А сквозь щели проникали веселые вечерние солнечные лучи, в которых плясали тонкие пылинки.

Прошло …. дцать лет….

С ловким, сильным и стройным, загорелым мачо, обладавшим нежной, изысканной душой, писавшем стихи и певшим старинные романсы, подыгрывая себе на семиструнной гитаре, который вдруг неожиданно вскружил мою шальную голову мы собрались поехать на пару неделек в отпуск.

"Слушай, птица"- сказал он мне – "Мы проведем с тобой этот отпуск так потрясно, как ты никогда не отдыхала. Вот представь – в деревне всего десять домов. Вокруг лес, озеро, такое, что видно дно до последней песчинки, по берегу гуляют кони, ты сможешь утром ездить верхом. Мы будем жить в огромном доме у деда, у него пасека, свежий мед. Все свое, свежак! Я рыбу буду ловить, она там идет прямо в руки. Цветов – по пояс, запах –чудесный! Купаться будем в озере – голыми, там никого нет, одни русалки плавают"

Все это меня не сильно впечатлило, я до визга хотела на море и скуксилась.

"И у него корова, представляешь? Молоко парное будем пить и ягоды со сливками кушать на вечерней заре! С шампанским!"
Я прислушалась. В мой мозг, отравленный мечтами о дорогом курорте и куче нарядов, которые я приготовила еще с зимы, проникло забытое слово.

Корова! Время повернуло вспять, ниоткуда возник теплый, парной аромат и подняла голову генетическая память.

…Чемодан был набит разноцветными тряпками до упора, полупрозрачные сабо на тонком каблучке цвели огромными маками, оттенка осатанелового пламени, точно в тон полупрозрачному расклешенному сарафану с лямками почти незаметными, как соломинки для коктейлей, заняли самое почетное место. Мы с трудом захреначили чемодан в багажник и весело рванули навстречу прошлому и будущему. К корове.

К деревне вела дорога, почти незаметная, теряющаяся среди огромных почти черных елей и высокой мохнатой травы, источающей одуряющий медовый запах. Темные покосившиеся крыши маленьких домов, сгрудившихся как овцы, на одной узкой улочке, игривые тропинки, разбегающинся по холмам, которые обступали деревню с трёх сторон, тесно сжимая её разомкнутым обручем и Озеро! Огромное, сияющее, необъятное и величественное... Это был рай!

На порог самого большого, любовно обихоженного дома, сверкающего белизной аккуратной побелки, вышел дед. Дед был из сказки, он был пасечник. . А может - Дед мороз на отдыхе. Рубаха навыпуск с пуговичкой на вороте, холщовые штаны и седоватая, окладистая борода. Его натруженные, узловатые руки, слегка сутулая спина и широченные плечи говорили о постоянной тяжелой работе, а тоненькие лучики морщинок у светлых, не по возрасту ясных глаз, о добром и веселом нраве. Он приветливо помахал нам рукой и мы вошли в дом.

В огромных бревенчатых сенях пахло сухой травой, цветами, медом и чем-то еще таким знакомым-знакомым! Тонкий, почти неуловимый запах - это пахнут сушеные яблоки, поняла я, вспомнив вкуснющие компоты, со странным названием "узвары", которые варила моя прабабушка на праздники.

В светлой комнате с начисто выбеленными стенами, выходящей окнами прямо на озеро мы швырнули вещи подальше в угол и упали на кровать. Блаженно зажмурив глаза, я представляла, я практически ощущала всей кожей прохладную, как будто газированную воду озера, и уже плыла, мягко качаясь на ласковых волнах. Я буду плыть пока не скроюсь из глаз и никто уже не вернет меня в суматоху никчемной жизни, вечную суету и сутолоку моего огромного города...Я буду тонуть в переливчатом сиянии, похожем на чешую сказочной рыбы и только дельфины....

И тут, резко выдернув меня из дремотного кайфа, в комнату ворвался запах! . Нет! Теплый, плотный аромат не ворвался, он мягко пролился, прокрался а сонную комнату, шекоча ноздри и нервы аппетитными потоками.

Я вскочила, как подорванная и сделала стойку. Я вдруг почувствовала, что до моего радостного, светлого, такого замечательного детства, того, в котором я тонула в любви и счастье, мне нужно сделать только один шаг.... Только шаг!
"Ой, чего же я валяюсь! Пойду посмотрю, как дед корову доит", опомнилась я. Сквозь слегка запыленное стекло огромного окна проникали желтые, струящиеся лучи вечернего солнца.

И тут в дверь влетел мой нежный и страстный мачо, веселым козлом ускакавший в неизвестном направлении, который уже часа три где-то шастал, полностью забыв про свои мачовские обязанности.
Мачо напялил старые кирзовые сапоги, драную клеенчатую куртку, наперевес держал здоровенную кривую удочку и морда у него была хитрая и абсолютно счастливая. Я с интересом наблюдала за резкой мимикрией моего изысканного, капризного мужчины и его точной маскировкой под пейзаж.

"Слушай" - с невесть откуда взявшимся рязанским "А", прокричал мне мой идальго, нетерпеливо перетаптываясь и прядая ушами - " Дед свалил к сыну, в другую деревню, на лисапете. И он сказал, что моя хозяйка, то есть ты, корову сама подоит! Хозяйка, подоишь?"

"А как же!"- не очень уверенно проблеяла хозяйка, честно глядя в мужественные глаза своему добытчику- " Он сказал где у него ведро и полотенца?"

Не буду описывать ту предхирургическую подготовку, которую часа полтора проводила хозяйка, по всем правилам асептики подготовив ведро, руки и полотенца. Это пусть останется за кадром. В том ведре спокойно можно было бы культивировать генетический материал, не опасаясь его заражения и мутаций.

Одев длинное белое платье, которое я специально купила для воскресных поездок в церковь и завязав кружевной шарф с вышитыми кружевными ромашками на манер деревенской красавицы, я встала в задумчивости над нехилым рядком обуви, которую я приперла на всякий разный случай. Я понимала, что надо одеть галошки, симпотные резиновенькие, специально для дождика припасенные, но сабо! Прозрачные сабо с огромными маками манили к себе магнитом... И я напялила их!
Ошарашенный таким видоном хозяин раззявил был рот, но тут же благоразумно его захлопнул, понимая, что эту бодягу надо закончить как можно быстрее, потому что уже вечереет и в озере стынет рыба!

Торжественной процессией, держа на вытянутых руках стерильное ведро, обмотанное стерильными тряпками мы двинулись к сараю. Платье слегка путалось под ногами, сабо соскакивало с травянистых скользких кочек, но я терпела, стараясь не упасть. Я несла в хрустальном, привезенном из дома фужере для коньяка, прокипяченое сливочное масло, накрытое проглаженным носовым платком.

Перед моим внутренним взором плыли, двоились и множились, расходясь и сливаясь вновь, чудные картиры моего детства... Милая добрая корова с томным взглядом, улыбающаяся мне из -под ресниц и приветливо помахивающая пушистой кисточкой на хвосте, белоснежное молоко, тихо плескавшееся в ведре и высокие глянянные кувшинчики, полные сливок, плотными рядами выставленные на специальной полке на погребице... "Ишь! Глянь ко!" - говорила моя бабушка, глядя как дед выходит из сарая, украдкой вытирая белые усы...

Мы открыли дверь сарая,.. Поджарая, маленькая как коза, сухощавая корова со спиленными рогами, недобро посмотрела на меня через злобный прищур черных глаз, и мне показалось, сплюнула на подстилку. Она изо всех сил ипошила себя хвостом по бокам, озверело отгоняя слепней.

Вокруг нее, геометрически ровными кругами лежало дерьмо, которое дед, видимо не успел убрать. Корова, увидев дурное белое существо с ведром, нарисовавшееся в дверях, нервно взмукнула, лягнула ногой и обосралась.

"Ее зовут Песда!" - от двери, свистящим шопотом, явно не стремясь проходить внутрь, просвистел мой господин.

"Каааак?" - Каркнула я от неожиданности, свалившись левой ступней со шпильки набок- "Что ж ты раньше то не сказал?" . Нога предательски взмокла и на подоле проступили противные желтые пятна.

Песда мерно кивала безрогой башкой в такт нашему разговору. Частота взбрыкивания и амплитуда удара заднего копыта явно усиливались. Тут я вдруг подумала, что рога этому исчадью спилили явно не зря. Вот только ноги не оторвали почему-то. Хотя бы вот эту-заднюю. Дед, похоже не Мороз, а тореодор.

" Коровка моя хорошая, миленькая, солнышко мое ясное, кисанька, рыбанька"- залебезила я, подползая исподтишка к правому коровьему боку.
Песда изумленно глянула в мою сторону, такой белой идиотки она еще не видела, хрипло взмукнула, и неожиданно подпустила меня к себе.

Вся мокрая до нитки, чувствуя как пот струистыми ручьями сбегает по спине и стекает в трусы, а идиотский синтетический шарф перекосило, и он перекрыл мне пол-лица вместе с дыхалкой, я дрожащими руками развязала ведро, подвинула табуретку и тяжело плюхнулась рядом с Песдинским поджарым животом. В моей голове стали появляться и довольно громко звучать в мозгах малознакомые, но явно где-то слышанные слова - "А ну бы на *** эту песду. Хуле мне молоко это при****елось, ебаны в рот". Я мало понимала свой внутренний голос, он говорил на иностранном языке, но что интересно, я была с ним полностью согласна!

Мачо стоял в дверях и взглядом промерял расстояние до места моей посадки, продумывая, видимо путь моего отступления между лепешек коровьего дерьма.

Но надо было знать меня лучше! Раз я начала дело, его нужно довести до конца!
И, решительными движениями, я сдернула с фужера платок, смазала руки маслом и стала искать глазами благодатные молочные, огромные и упругие сиськи, которые должна иметь любая уважающая себя корова, даже если она Песда.

Сисек не было! Вернее они были, но маленькие, пустенькие, болтающиеся на сморщенном мешочке. "Это надо массировать и все появится"- подумала я, увязывая в своей голове имеющиеся знания о похожих, известных мне не по наслышке, образованиях с сельскохозяйственными теориями. Я плюхнула Песде на сиськи добрый шмат масла и начала массаж.
Видимо профессионализм не пропьешь, и офигелая корова даже не взмукнула, а стояла и балдела, отставив хвост под прямым углом и расставив зачем-то задние ноги.

У хозяина моего, видимо тоже возникли какие то ассоциации, и он осторожно прополз поближе, лавируя между дерьмом и спотыкаясь на соломе, отставил удочку и прижался ко мне чем-то жестким и горячим.

Но мне было не до лирики. Я поняла, что пора переходить к следующему этапу. И неуверенно потянула вниз две маленькие сиськи, похожие на недозрелые огурчики.
Песда нервно лягнула ногой, повернула башку, угрожающе посмотрела на меня и рыкнула.

Твердое образование, упирающееся мне в плечо исчезло и похолодело. Я дернула посильнее. Потом еще разок- как следует!

Тут явно что-то произошло. Потому что загремело ведро, из под моей задницы выскользнула скамейка, я успела вскочить на ноги, но предательские каблуки подломились и я со всего маху ипнулась на спину, расставив ноги. Шикарные сабо взметнулись и одно из них, блеснув красным маком, захреначило Песде по лбу, прямо острым каблуком.

Озверелая скотина взвилась, как хороший конь, и передними ногами захреначила в стену, сбив огромное тяжелое ярмо, которое точно вписавшись, наделось на ее дурной безрогий котелок, оглоушив не по детски. Корова не удержалась на задних костылях и хренакнулась всей жопой на пол, подбив по дороге в конец офигевшего мачо.

Мачо, взмахнул крыльями, попытался взлететь, но рожденный ползать летать не может, и он закончил свой полет в здоровенной круглой куче свежего коровьего дерьма, распластавшись посреди него животом! Брызги пулеметной очередью расстреляли мое белое платье, изысканный шарф, параллельно залепив мне в рот, и заодно добили полумертвую Песду.

"Ипаны в рот, пейда недодроченная, куеища тупая! Куле, ты ипанутая дебилка, надрочила своими пейдоручками. В жопе их надо было держать, пинтить тебя некому, куесоска, хренова"- заревело на весь сарай, каким то тонким, бабьим голоcом, эхом отдаваясь в высоких деревянных сводах. "Какого куя ты не сказала, что ни куя доить не можешь, а только куй терзать, пейда тупая".

Я удивленно озиралась, ища то несчастное создание, к которому были обращены эти страшные слова. Никого вокруг не было кроме меня и несчастной Песды, но она не слушала, изо всех сил старалась подняться и скользя в собственных кругляшах...

Мой бледный, изысканный рыцарь, оказался ни разу не рыцарем, а дерьмом собачим. Я грустно брела по двору, спотыкаясь о подол вконец замурзанного платья. И тут открылась калитка.

"Эй, хозяйка, корову забирай. Давай дои скорее, молока седни будет, ооой! Да и тЕлка уж соскучилась без мамки, гыыы".

В ворота тяжелой, вальяжной поступью, волоча полные, налитые, тугие, свисающие почти до земли сиськи под сытым, толстым животом, чуть поводя бархатными боками входила корова. Она грустно и жалостливо посмотрела на меня влажными, добрыми глазами и приветливо взмахнула огромными ресницами... Остро запахло молоком...
 

Кошки о собаках

(Тата Д)
 23    2013-12-09  0  763
Кошка Клеопатра сидела рядом со шкафом и читала вслух журнал 23 века.
«У собаки нос всегда холодный и влажный. По одной из древних версий на Ковчеге Ноя собаке досталось место у самой двери, да и то носом наружу. За 40 дней и ночей, а они были дождливыми, собачий нос остыл и основательно увлажнился».
Неподалеку сидел кот Цезарь. Он внимательно слушал, о чем читает Клеопатра.
- Подумаешь у нас тоже носы холодные, да и побольше запахов различают, чем у этих собак – мяукнул очеловечено Цезарь.
- А ты знаешь, кто такие собаки? – спросила вдруг Клеопатра.
- Я знаю, кто такой Юлий Цезарь! – воскликнул Цезарь.
- Один ум собаки стоит двух умов котов, - снова за свое взялась Клеопатра.
- Я про одно, ты про другое и перестань расхваливать этих придурошных собак - возмущался Цезарь.
- От твоего Цезаря остался обломок каменного сидения в руинах Рима, - сказала Клеопатра.
- Он был великим и могучим, - произнес величественно кот.
- Он был императором и возглавлял сенат, а великим и могучим был бутерброд!- пояснила кошка.
- Тот бутерброд, с которого ты стащила красную рыбку, не поделившись со мной, - сообщил жалобно кот.
- Ведешь себя как плебей, - не унималась кошка.
- Может тебе про Курии рассказать поподробнее и кто в них участвовал, - защищался кот.
- Продолжаю читать журнал, - раздосадовалась кошка.
- А я свою книжку буду читать, - хмыкнул Цезарь.
- «Собачье сердце» ты читаешь? – иронично заметила кошка.
- Да, я второе слово «сердце» прочел, а собаки-то и не заметил, - засмеялся кот.
-Тебя вообще собаки не интересуют, - мяукнула Клеопатра
- Почему же куриные сердца пробовал, попробую и собачье, что там о нем пишут, какое, на вкус? – не унимался Цезарь
- Это тебе не кулинарная книга, - вздохнула Клеопатра.
- Ты думаешь, поймешь, как из собаки научным методом получился человек? – добавила она.
-ОООО, А там еще собака и человеком стала, - ликовал Цезарь.
- Да стала, - уже не дружелюбно ответила Клеопатра
- Таким же методом, как мы из кошек превратились в людей, - обрадовано воскликнул Цезарь
- Да уж, превратились на свою голову, - обозначила кошка.
- Как мне пошалить хочется по привычке, - заключил Цезарь.
- Абыр-валг, - ответила кошка.
- Это еще что? – удивился кот.
- Это первое слово Шарикова, он же необразованный получился, ответила кошка.
- А представляешь, если б интеллектуальному человеку так повезло, как нам, - обнадежил кот.
- А кошачье все равно осталось, чувствуешь? – полу мяукнула кошка.
- Помнишь наши первые слова?
- Ты сказал «Лабиринт»
- А я «Фантасмагория»
- Ладно, и больше ни слово о собаке, - решила Клеопатра
-Нет, продолжим, я не на шутку заинтересовался собаками и книгу мне еще читать, - возжелал кот.
- А я думаю, что нам жилище бы другое поискать, - грустно произнесла Клеопатра.
- Думаешь, профессор не угомонится со своими опытами, и мы обратно шерстью обрастем, перестанем говорить, замяукав как прежде, - смеялся Цезарь.
- А Шариков снова стал собакой, - всплакнула Клеопатра.
- Клепа, а зачем ты мне рассказала, чем все закончилось, - неудомевал Цезарь.
- Кошками бы нас быстро взяли, для ребенка, например, - шепнула Клеопатра.
- Не волнуйся, дорогая, а людьми на работу берут, - успокоил ее кот.
- Значит, на жилье заработаем, - обрадовалась она, как котенок.
- Подожди еще во всем разберемся, мы же всего месяц назад стали людьми))
 

Резюме

(Борис Гуревич)
 23    2013-10-09  1  766
Из-за продолжающегося экономического кризиса миллионы рядовых
проституток не могут свести концы с концами.
 

Талантливая бездарь...

(Соломон Ягодкин)
 23    2013-08-06  1  792
ПУСТОТА ВДОХНОВЕННАЯ...
Самое ужасное в искусстве, это когда художник ничего и не хочет сказать. Он тогда бесплодный, как пустыня, и такой же бескрайний: творит себе и творит, и конца его искусству не видно...

НАСИЛЬСТВЕННАЯ КРАСОТА...
Живописный гламур есть красота для всех, а когда хорошо всем, это всегда чревато для каждого...

ТАЛАНТЛИВАЯ БЕЗДАРЬ...
Талантливый художник, это такой художник, которого понимают все. А если понимают не все, то такие бездарные художники нам не нужны...

ДО ВЕРШИНЫ КИСТЬЮ ПОДАТЬ...
Не все могут рисовать, но и не все умеют красить заборы. Так что кисти в руки, и - вперёд!..

А ЖИТЬ, ТАК ХОЧЕТСЯ ПОЖИТЬ...
Дизайн, это искусство для толпы, если только дизайнер не хочет умереть с голоду, как настоящий художник...
 

Батя

(Новиков Николай)
 23    2013-04-03  0  743

В наше время , довольно-таки трудно себе представить , а особенно нынешней молодёжи , что их папы и мамы , а так же молодые бабушки и дедушки , не имевшие за душой ни шиша , умудрялись такое отчебучивать , что нынешнему поколению и в страшном сне не привидится и , конечно же , в голову не придёт . А именно : случаи из моей юношеской , очень весёлой и не забываемой жизни .
В те советские , дефицитные времена , не имея блата и связей , очень трудно было достать модную , стильную одежду , соответствующую запросам того времени , а , посему , как говорится , голь на выдумку сильна . Помню , прикупив бело-дымчатые джинсовые брюки , по случаю , и поносив их почти пол года , изрядно запятнав и поистерев , за неимением возможности приобрести что-нибудь лучшее и броское , решил обновить старое путём простой покраски в желаемое , а попросту , расстелив на кафельном полу в умывальнике общежития , предварительно намочив его , чтобы проще было убрать красочные следы перевоплощения , сорвал с потолочного неонового лампового освещения решётку , наложил её на свой придуманный шедевр и краской-распылителем из флакона нанёс синие квадраты . Получились брюки в клетку . Пусть не идеально по линиям совпадающие , но единственные такого рода во всей Академии на тот период . Народ , присутствующий при этом , скептически давал советы и замечания , абсолютно не веря , что русская краска , после первой же стирки , не вымоется и не облезет . Но всё получилось , как и задумывалось . Я щеголял в брюках в-клетку .
Но куда смешнее и неправдоподобнее , но стопроцентно реалистична , была история с моей поездкой домой , в Вяземский уезд , в село Ленкино , к родителям . Почему село называлось Ленкино никто не знал . То ли Ленка там была выдающаяся , то ли Ленин там проезжал , то ли Лен. Кино там зафигурировалось , толи Ленки.., но ( плана Ленки Ленками , но дадут ли ? ) . Вот у Владимира Ильича Ульянова псевдоним был Ленин , по тому , что подруга у него первая была Лена . Значит чей он ? – Ленин . А у Иосифа Виссарионовича Джугашвили первая подруга была Аля , а так , как он был намного старее её , то бишь старпёр ( СТ.-старый пердун ) , то и псевдоним отхватил СТ.Алин .
Лёгкий анекдотец про первого вождя : лежат в шалаше Володя Ульянов с Алёшей Пешковым . Вовка мацает Лёху за яйца , ласкает соски ему и говорит :“ Лёшенька , и кто это тебя Горьким-то назвал , сладенький ты мой !“
Началось всё с того , что мой коллега и одногруппник сказал , что он едет на Белорусский вокзал за билетом в Смоленск и попросил отмазать его на семестрах и лекциях , я пообещал , но с тем условием , что он возьмёт и мне билет на тот же поезд , в сторону Смоленска , до Вязьмы , но так , что бы это было не позже 15 – ти часов по прибытию туда , так как после этого времени автобусы могут не ходить и мне придётся ночевать на Ж/Д вокзале . Вместе ехать веселее и дорога не так скучна . Сказано-сделано !
Приятель мой Андрей , чухнул с утра за билетами и , прикупив их , радостный вернулся назад . В субботу мы с ним ранёхонько поднявшись , поехали на метро к Белорусскому и , сев в поезд , конечно же , платцкарт , ехать – то всего пяток часов , распаковали скудную закуску , типа хлеба , сосисек , пирожков и майонеза , к ним бутылку водки пшенишной и начали наше пиршество по случаю отъезда к родным и хорошего начала каникул. Меня в селе ждали родители и гудёж на свадьбе местного вет.врача , доводившегося мне корешем и пригласившего меня на столь торжественное для него событие . Созвонившись , я объяснил ему , что припрусь токмо после обеда , ближе к вечеру , но точно буду .
И вот , на станции г. Гагарин , предыдущей до моего выхода в Вязьме , мы с Андреем вышли на перрон , я – покурить , он – просто так воздухом подышать . Вышли и проводницы , стоянка была 15 минут . Я обратился к ним с вопросом :» Сколь далеко ещё до Вязьмы и как долго стоит там поезд .» , на что мне было сказано , что поезд скорый и в Вязьме лишь замедляет ход , но не останавливается . Глаза мои налились кровью не меньше , чем у быка , видящего придурка с красной тряпкой или корову , стоящую в позе НАТЕ ! Андрейка тут же погрустнел и начал лепетать что-то несуразное . А так , как я уже не однократно ездил , из-за отсутствия билетов , квази-зайцем с «кочегарами», т.е. с водителями електровоза в их первом головном локомотиве , сидя на откидной лавке за пол цены , то ничего дикого в том не видел , чтобы просто подойти к оным и попросить притормозить в месте назначения за н-ное количество рваных , естественно в пределах разумного . Ну а кто был виноват в этой ситуации ? Конечно же Андрейка . Вот ему я и дал выбор : или идти к «кочегару» и уламывать его тормознуть в Вязьме , хоть на десять секунд , или везти меня из Смоленска обратно в Ленкино за его счёт на такси . Андрей не был наглецом и такие трюки выделывать не умел . Пришлось инструктировать его скорым образом что и как говорить , а для пущей убедительности он должен был давить на жалость обрабатываемого , выдавая наспех придуманную легенду , что мол друг шпарит домой из Афгана , его ждёт вся родня на вокзале к пятнадцати часам , а тут такая промашка вышла с билетом и поезд , окатив пылью и вонью ожидающих промчится мимо , шокируя и без того хвативших в жизни горя родителей . Андрей попёр к електровозу , вагон наш был вторым по счёту и я прекрасно видел и частично слышал что происходило дальше . Приятель мой , остановившись у открытого окна тягача , начал орать высунувшемуся мужчине что-то , активно жестикулируя руками и предлагая выйти на минуту к нему вниз . Пожилой напарник водителя вышел на перрон и мой одногруппник стал жалостливо и эмоционально повествовать придуманную наскоро историю с лоханувшимся дембелем и не удачной покупкой билета , всё время приговаривая доверительное в разговоре слово батя . Батя , ну ты пойми ! Батя , ведь ты же сам небось и отец и дед . Ему надо-то , батя , пару секунд . Батя , да войди ты в положение и т.д. ...
 

Под одеялом

(Pilot)
 23    2012-10-27  2  930
Проснувшись, Дрюня попытался продлить ночное забытье и осторожно сполз под одеяло. Но боль, до этого спокойно курсировавшая по всему телу, стала рваться наружу, варварски вскрывая и без того потрепанный организм.
События вчерашнего дня также не собирались церемониться с Дрюней, и развернули перед ним шоу эпизодических кошмаров. В основном, это были летящие в его сторону натруженные конечности деревенских мужиков.
- Дрюн-ду-ра-че-е-ек! – отметился вдалеке первый петух, cтарательно выводя каждую ното-букву.
- Дрюн-ду-ра-че-ек! Дрюн-ду-ра-че-е-ек! – стало доноситься со всех концов, ставшей ему почти родной, средне-русской деревни.
Перехваченное комом горло вынудило жертву петушиных насмешек высунуть голову из-под одеяла.
- Думают, отмутузили меня и покатятся по горке масляной! – вылетела из Дрюни первая возмущенная ворона. – А - хрена вам вместо цикория! Всю жизнь меня помнить будите! – Последняя фраза принесла ему облегчение и он опять залез под одеяло.
Три года прошло с тех пор, как свежеразведенный холостяк Дрюня, с наличностью - на неделю полуголодного существования, обрел пристанище в деревне Нижний Перепих. Во время поиска жилья, невероятно скромная сумма, доставшаяся ему после раздела имущества, все дальше уводила Дрюню от цивилизации. Он очень сожалел, что его «состояния» так и не хватило на самую захудалую избушку в деревне Верхний Перепих, которая выпиралась на холме, и была на пару километров ближе к дороге, с признаками былого асфальта; петляя и подпрыгивая, она вела в «прошлую жизнь» - в районный центр - Захолустье. Туда, где сорок Дрюниных лет, размазанных по закоулкам небольшого городка, обреченно зарастали плесенью.
Будучи мастером по ремонту мелкой бытовой техники, там он для многих согражданок, рыдающих над своими сломаными кофемолками и утюгами, представлялся "большим человеком".
Теперь же, на деревенских просторах, в виду катастрофического недостатка клиентов и полного отсутствия конкуренции, Дрюня, без колебаний, еще выше задрал планку своего мастерства и не прочь был поковырять расковырянные до него телевизоры и холодильники.
Если поломка заключалась в простейшем обрыве цепи, он, после благополучного запуска агрегата, гордо вопрошал:
«А я что, рыжий, что ли?» - и приобнимал заказчицу, глубоко прощупывая мягкие отложения в районе талии. Потом, под легкую закуску и сальные разговоры счастливый мастер выпивал две-три стопки самогона и… хозяйка набрасывала крючок на петельку.
Незамужних баб, подходившых под интерес Дрюни, в деревне не было. Ставшие по той или иной причине одинокими, необесцененные товарки уезжали в город за пресловутым женским счастьем, и настойчиво искали - чего никогда в глаза не видели.
А в это время, в обоих Перепихах, каждое утро колхозный трактор подкатывал к усадьбам своих незаменимых тружеников мужского пола и в состоянии «дрова» увозил их на телеге в колхозные апартаменты. Не оклемавшихся от тряски и холода складывали в пустующий загон для племенного быка и там, чудодейственно, «затоптанные тореадоры», довольно быстро, приходили в себя. Место было, действительно, необыкновенное: то ли бык зарядил его своей неуемной энергией, то ли шабашники случайно построили всё по "Фэн-шуй"...
И смекалистый председатель стал действовать.
Правом быть первым удостоился скотник Рябуха. Его напоили на колхозные деньги и оставили ночевать в благодатном загоне. Результат оказался крайне положительным. Правда, пока его коллеги также, по очереди, проходили ночную «быкотерапию», Рябуха тянул пятнадцать суток за бытовой дебош.
Расшатанные водкой нервы не в состоянии были выдержать дерзкого факта несправедливости.
- Младший-то на Дрюню похож, а телевизор так и не работает! – орал Рябуха, гоняясь за женой со сломаным утюгом.
Когда он вернулся домой, на залетного мастера зубы скрипели еще у пятерых мужиков.
Случилось неизбежное. Скорее – повторилось. Потому, как городская эпопея электромеханика Дрюни завершилась по подобному сценарию: его жестко избили и велели на глаза не попадаться.
- И откуда на круглой планете конечные станции берутся? - стонал под одеялом Дрюня . Он сделал в своем коконе небольшую щелку для глаз. Грядущий день, невзирая на его желание остановить время, заполнял комнату утренним светом.
- И это только первые лучи, - продолжал бухтеть Дрюня. – Что, рогоносцы, сдернули одеяло? Теперь всем напечет! Да, только, мы - привычные... И водкой, в отличии от некоторых, не брезгуем...
Может перебраться в область? - попытался вырулить из своего неловкого положение Дрюня. – А я что, рыжий, что ли? Натурально, золотой! И руки у меня золотые! И детки мои золотыми рождаются!...
Он опять наглухо замуровался в одеяле и стал мечтать: о солидных денежных купюрах, выпадающих из его карманов после работы, о позолоченной кнопке, на которую он жмет и, тем самым, запускает огромный, неведомый ему агрегат.
- Потому, что такие - могут быть только в областных центрах, - увлеченно рассуждал "золотой" Дрюня.
 

Производственные - 81

(Леонид Олюнин)
 23  Приколы о работе  2012-08-30  0  1438
НАШЕЛ РАБОТУ

— Ну и нашел же ты себе работу, — целыми днями у виноводочного торчишь.
— Не скажи, не скажи! — я еще по совместительству на заводе фрезеровщиком числюсь.

ХОТЕЛ

По правде жизнь прожить хотел, —
Пока в наш коллектив, не залетел.
Теперь он перестал хотеть, —
Чтобы от нас не улететь.

БОРЬБА С НИКОТИНОМ

В нашем цехе мы, к примеру,
Держим третий год пантеру.
Где? – в курилке, всем известно;
Там сейчас совсем не тесно.
Курят где? – невдалеке,
Рядом – в красном уголке…

Из Египта, прямо с Нила
Привезут нам крокодила,
Чтобы красный уголок
Слыть за образцовый мог.

* * *
Кистью из-под черной краски
Потолок мажь без опаски.

* * *
Я вырос, стал большим и вот –
Пошел работать на завод.
Сказали мне: «Гори! Свети!
И гайки на болтах крути».
Но я работать не хотел –
Не гайки – всем мозги вертел.

Мне предложили в повара.
Я даже закричал – «Ура!»
Сказали: «Не пересоли.
В котел все разом не вали».
Всем насолил я не однажды.
Уйти не предлагали дважды.

Я от завода так устал,
Что даже тунеядцем стал.
В отдел, где продают вино,
Меня тянуло и давно.
Но что-то я не доглядел
И угодил не в тот отдел.

Теперь мозги я не кручу –
Я снова на завод хочу.

* * *
Работали – сил не жалея –
Озеленяли. Есть аллея!
Сейчас посмотришь – ни хвоинки –
Видел, лично.
А говорят завод
Газил слегка так, символично.

* * *
Глаз один, нос один —
Настоящий господин.
И с протянутой рукой —
Привлекательный такой.

ЗАМОРОЗИЛИ

— Алло! — Это бюро добрых услуг?
— Добрых, добрых, — что вы хотели?
— У нас к вам просьба.
— Слушаем.
— Пошлите в детский сад «Ласточка» Деда-Мороза и Снегурочку. Новый год, понимаете-ли, детишек надо порадовать.
— Понимаем, понимаем, но, не пошлем.
— Почему?
— В прошлом году мы вам посылали Деда-Мороза и Снегурочку, так вы их там заморозили. Они после вашего детского сада на больничном три недели отсиживались. У вас там и в этом году холод в помещениях?..

БЕЗ ВОДЫ

Восхищаюсь я верблюдом,
Как большим природы чудом —
Может без воды недели,
И, ничто ему, на деле...
Я блуждаю, как в тумане —
Сухо там, на кухне, в кране.
О, какая злая мода!
Что ты делаешь природа!

МАСТЕРА

Да, были мастера! —
Храм сделан
Без гвоздочка:
Поставлен на века,
И точка...
Бригада наша
Сляпав сараюшку,
Гвоздей поизвела —
Хватило б
На царь-пушку:
Сто штук на доску.
Вот какая милость!
Но через сутки
Сараюшка повалилась.

НОВАЯ ШТАТНАЯ ЕДИНИЦА

Видать в ЖЭКе новую штатную единицу ввели: подойдешь к технику-смотрителю с заявкой, а он тебя к чертовой бабушке посылает.

ДЛЯ ЧЕГО?

Взял сто пачек папирос.
Для чего? — возник вопрос.
Для чего! Ответ простой:
Ожидается простой.

НЕДОВОЛЕН

Чем-то мастер недоволен.
Может он сегодня болен?
Грипп? – обычное явление.
Может поднялось давление?
Может быть - открылся рак?
(Ну, - зачем же сразу так?) –
Он же не курил табак.
В чем же дело? – гонит брак
Смена (горькое явление) –
Хуже рака и давления.

МАКАРОВА ЛЮБОВЬ

Макар влюбился в сапоги
Увы! — в чужие сапоги.
Макар не спит. Макар страдает.
Никто его любви не понимает.

* * *
Рыли траншею лопатой обычной
Время ушло –
Срок довольно приличный.
Только старались, какого рожна?
Вовсе она здесь была не нужна.
Мигом зарыли бульдозером.
Братцы,
Вот преимущество механизации!

НЕ ПЕРЕПРЫГНУТЬ

Где-то читала родная жена,
Может блоха
Перепрыгнуть слона.
Блоха перепрыгнет
Слоновью конструкцию.
Не перепрыгнет дурную
Инструкцию.

* * *
На подгоняльщика учился
И, кажется, в учебе отличился.
Но нынче времена –
На ближнего не лай.
А хочешь подгонять –
Без мата подгоняй.

* * *
Решали –
Строить иль не надо
Пристройку новую для склада.
И, наконец, решили - нет.
Решали сколько? – десять лет.

* * *
Наталья Павловна сначала
Роман запутанный читала.
Но незаметно отвлеклась
Пустым соседок разговорам,
Перемываниям, разборам
И просто втаптываниям в грязь.
А за стеною хохотали,
Слова произносили вслух,
Кого-то смачно распекали,
Кого-то разносили в пух.
А между тем часы стучали
И проходил рабочий день –
Глотая эту дребедень –
Которую в отделах и не замечали…
Пора и штаты сокращать.

ЖЕНЩИНА

В должности любой и чине
Женщина ровна мужчине.
Даже в сфере - сверхурочных
Закрепилась дюже прочно.
Эх, носить бы на руках,
Числить в передовиках…
Если поработать просим.

* * *
Остановись, мгновение!..
Командно-административным методом
Не получается.

* * *
Жил да был один простак,
Он работал абы как:
Абы как сапог тачал,
Абы как и получал.

Жил да был другой простак,
Он работал как ишак:
Сапоги во всю тачал –
Как и первый получал.

Будь порядок не таков –
Не грузили б простаков.
Хватит лозунги кричать,
Их проталкивать в печать.

Надо честно получать –
Не за наглость, не за спесь,
Не за хитрость, не за лесть.
Не за то, что с шефом лад –
За конечный результат.

ЛЮБОВЬ К ЖЕНЩИНЕ

«Чем меньше женщину мы любим…» -
Сказал поэт в припадке вдохновения.
И это правда, к сожалению.
«Чем меньше любим мы …» и вот,
Тем больше валим на нее забот.

ШЕФ ОЗАБОЧЕН

В управлении тьма народа,
Пыль толчем –
Крепка порода.
Трудится в поту народ,
Чтоб был толще бутерброд…
Шеф сидит, кумекает:
Сокращать-то некого.
 

Скворечник

(Afftar)
 23  О птицах  2012-08-28  0  3547
- Папа. Давай скворечник сделаем.
Семён Михайлович разлепил глаза и сначала не понял в чём дело. Только что ему снилась огромная женская попа. А тут вдруг голос сына – «Давай скворечник сделаем». Он даже во сне успел подумать, как из этой жопы можно сделать скворечник. Дупло-то есть, но вряд ли скворцу понравится его новое жилище.
Совсем проснувшись, он понял, что перед кроватью стоит сын с молотком в руках.
- Какой скворечник? Дай папе поспать.
- Нам в школе задание дали на выходные. Сделать скворечник на конкурс.
Семён Михайлович, как обычно, после трудовой недели на заводе, расслабился вчера с друзьями во дворе за партией в домино, и сейчас его голова больше всего смахивала как раз на скворечник. Ему хотелось бутылочку жигулёвского и совсем не хотелось делать скворечник.
- Иди маму попроси. Пусть из пакета молока вырежет.
Зинаида Петровна занималась приготовлением завтрака на кухне и на просьбу сына отреагировала однозначно.
- По скворечникам у нас папа специалист. В молодости немало дырок насверлил. Так что однозначно к нему.
Понимая, что сон про жопу безнадёжно испорчен, Семён Михайлович неохотно потянулся, встал с кровати, всунул ноги в тапочки и поплёлся на кухню.
- Чё пожрать?
- Пожрал ты вчера. А сейчас садитесь завтракать. Потом сыну скворечник сделай.
После завтрака Семён Михайлович прикинул, что у них есть из материалов. Вариант с пакетом из-под молока сын отверг сразу. Нужен был настоящий скворечник из досок и с окошком.
Семён Михайлович напряг, гудящий как трансформаторная будка, мозг и попытался вспомнить, что он знает о скворечниках. Вспомнил только про какие-то лопатки и про то, как из металлического бруска выпиливал напильником зубило на уроках труда. Никаких скворечников в памяти не было. Но технологию изготовления скворечника он себе мог представить. Нужно было только материалы поискать.
На балконе хватало всякого хлама. В том числе там нашлось несколько досок ДСП, из которых когда то он, целых три месяца, собирал шкаф. Что ж, скворечник это тот же шкаф, только меньше. Значит полдела сделано.
Сын в нетерпении бегал вокруг с молотком. Семён Михайлович отнёс доски на кухню и достал дипломат с инструментами. Ножовка, гвозди. Нужен был ещё коловорот, для того, что бы сделать окошко.
- Я к Ваське за коловоротом, – крикнул Семён жене и хлопнул дверью.
Очень удачно, что не оказалось коловорота, у Васьки может оказаться пиво. Если даже не окажется, то он всё равно уже вырвался из дома и можно сгонять за прохладным.

Васька тоже вчера играл в домино, поэтому состояние его было схоже с Семёном. В его голове без всяких скворечников орудовал дятел. Звонок в дверь спугнул наглую птицу, но включил циркулярку.
- Кого ещё там принесло в субботу утром, – пробубнил Васька и поплёлся открывать дверь.
- Здоров Василий. Пивка не найдётся? Мне ещё скворечник делать, а у меня у самого голова как птичий дом.
- Сам бы не отказался. А нахрена тебе скворечник?
- Сыну в школе задали. Так может, сгоняешь за пивом? Я чё-то не подумал, когда вышел в майке и трусах.
- Бежать лень, но есть чекушка.
- С этого и надо было начинать, – одобрил Семён Михайлович.
Уговорив по быстрому четвертинку, Семён вспомнил собственно, зачем пришел.
- У тебя коловорот есть?
- Зачем?
- Дырку в скворечнике делать.
- Дрель есть. Мощная. Можно бетон сверлить.
- Ещё лучше. Давай.
Дятел улетел и циркулярка выключилась, поэтому Василий тоже почувствовал тягу к орнитологи, и напросился за компанию.
- Не долго ходил-то? – ворчала жена, перекрикивая шум пылесоса.
- Так, пока нашли. Васька вот в помощники вызвался. Щас за пять минут сколотим. Дело-то не хитрое.
Вся компания собралась на кухне.
- Сначала нужно схему нарисовать, а потом по размерам выпилить доски, – предложил Васька.
- Неси Мишка бумагу, линейку и карандаш, – отправил Семён сына.
Мишка принёс всё, что его просили, и мужчины сели за стол рисовать схему скворечника.
Василий сказал, что в школе по черчению у него была твёрдая тройка, поэтому рисовать вызвался он. Василий сидел и чертил карандашом линии, отмеряя линейкой сантиметры нового дома скворца, иногда от усердия высовывая кончик языка.
- Вот. Готово, – продемонстрировал он своё чертёж.
На рисунке был изображена то ли собачья будка, то ли деревенский туалет.
- Чё за хрень?
- Скворечник, – обиженно ответил Василий.
- А нахрена такой высокий и окошко такое огромное?
- Ну, я подумал, неудобно будет скворцу щемиться в дырку. Пусть в полный рост заходит.
- А мне нравится, –отозвался Мишка.
- Короче, – скомандовал Семён Михайлович. – Будем пилить на глаз, – и, положив доску на табуретку начал пилить.
- Держи, что бы не ёрзала, – скомандовал он Ваське.
Семён Михайлович уже взмок от работы. Доска шла тяжело. То ли от того, что просто тяжело, то ли от того, что вчера перебрал. Пот лил ручьём, но мужчины не сдаются, там более в присутствии детей.
- Смени меня. Я подержу, – не выдержал он и передал ножовку Василию.
Василий взялся за дело. Мишка радостный бегал вокруг и заглядывал вниз, под табуретку.
- Ещё чуть-чуть. Ещё! – кричал он радостно. – Почти!
Васька тоже уже взмок.
- Ножовка у тебя тупая. Полчаса уже пилим.
- Давай-давай. Уже почти, – подбадривал его Семён.
Василий продолжил, яростно дергая пилой. Мишка сидел на полу и наблюдал.
- Всё! – радостно крикнул Мишка.
- Что всё? Еше не… - не успел закончить фразу Семён, потому что в это момент табуретка под доской развалилась на две части.
- Пи… - хотел было выразить свои ощущения Васька, но вовремя взял себя в руки и промолчал.
- Да… - согласился Семён.
- Что у вас там? – крикнула Зинаида Петровна.
- Дядя Вася табуретку распилил! – ответил за всех радостный Мишка.
На кухне воцарилась тишина. Немая сцена из пьесы Ревизор. Василий и Семён укоризненно смотрели на Мишку и ждали появления Зинаиды Петровной.
- Вот щас действительно начнется пи.. – не стал при ребёнке заканчивать Семён.
- Это… - не могла подобрать правильных слов Зинаида, таких, чтобы не травмировать психику сына.
- Миша. Выйди в комнату, – сообразила мама.
- Миша останься, – возразил папа. Он понимал, что при ребёнке конфликтная ситуация пройдёт на более дружественной ноте.
- Короче! Строители птичьего счастья. Можете хоть на загривках друг у друга пилить, но мебель больше не трогать.
Семён Михайлович посмотрел на незаконченную доску и вздохнул.
- Без пол-литра точно не разобраться.
- Согласен, – поддержал его Василий.
- Давай одну часть доделаем, и ты сгоняешь. Щас эту доску допилим, дупло просверлим, а остальное уже легче пойдёт. – предложил Семён.
- Я к соседке, на десять минут, – крикнула из коридора Зинаида. – Мишка с вами за старшего.
Семён решил, что пока жены нет, можно взять другую табуретку и закончить дело, но теперь уже без происшествий.
Доска без табуретки пошла быстрее и через минуту с ней было покончено.
- Давай дрель.
Василий включил дрель в розетку и подал Семёну.
- Вот сюда аккуратно клади и держи. Я сверлю, – командовал Семён с дрелью на изготовке.
Василий положил доску между двух табуреток, так, что бы сверло на выходе попало между ними, а не в одну из них. Семён приступил…
- Всё! – крикнул Семён, когда сверло прошло насквозь.
- Ураааа! – крикнул Мишка и захлопал в ладоши.
Василий отпустил доску.
- Стоять!!! – орал Семен, пытаясь удержать дрель в руках, с вращающейся на сверле доской.
Василий попытался поймать доску, но вместо этого получил ею по морде и отскочил в сторону. Семён с трудом уворачивался от вращающейся доски. Дрель, подёргиваясь, пыталась освободиться от доски. Наконец у неё это получилось, и она запустила доску прямо на обеденный стол, в фарфоровый заварочный чайник. От неожиданности Семён выпустил дрель из рук и прежде чем он выдернул её из розетки, дрель оставила за собой на линолеуме неровный рваный след.
- Ты что доску-то отпустил? – орал на Василия Семён.
- Ты сказал – Всё. Я и отпустил.
- Миша, сходи в комнату, – попросил Семён.
- Миша останься, – возразил Василий.
- Ты моим ребёнком не командуй. С какого хрена у тебя дрель не выключается?
- Так видимо ты на фиксатор нажал, что бы кнопку не держать.
- Я щас тебя самого зафиксирую и дупло в голове просверлю. Ты что из розетки не выдернул тогда её?
- Растерялся… Я пойду, наверное… - неуверенно сказал Василий.
- Хрен уж там. Сиди теперь тут. А ты Мишка, - Семён обратился к сыну. – Не кричи с порога матери, что тут что-то произошло. Ничего страшного. Чайник я новый куплю.
Зинаида Петровна вернулась от соседки.
- Ну как у вас дела?
- Не переживай мама, – ответил Мишка. – Всё в порядке. Ничего страшного. Папа купит новый чайник.
Мама с опаской заглянула на кухню. В это фразе, произнесённой сыном, таилась какая-то интрига. И ещё это – ничего страшного. Страшно было заранее.
Картина почему-то была предсказуемой. Зинаида сурово надула ноздри и ничего не сказав, ушла с кухни. Вернулась она через пару минут, бросила Семёну старые треники.
- Надевай штаны, и идите во двор мастерить. Если тут в таком же духе продолжиться, то нам самим придётся в скворечник переезжать. И Мишку с собой возьмите, а то нажрётесь там.
Семён собрал инструменты в дипломат и, загрузившись досками, в компании Василия и Мишки отправился во двор.
- Ну что ж. В этом только плюс. – заметил Семён.

Во дворе, за столиком для домино, собралась уже порядочная компания. Семён с Василием и Мишкой подошли к столу.
- Собирайте кости. Важное дело есть, – обратился Семён к присутствующим. – А ты Мишка, иди пока побегай. Папка щас в два счёта соорудит тебе скворечник. Скворцы ещё драться за него будут.
Мужчины прониклись идеей и пообещали, что это будет самый лучший скворечник, который только видели скворцы и, несомненно, займёт самое первое место на конкурсе. Работа закипела. Каждый внёс свой вклад в строительство скворечника. Принималось всё, от гвоздей, до поллитровок. До позднего вечера стоял дым коромыслом. Каждый был при деле. Кто пилил, кто сверлил, а кто просто разливал. Уже и мать пришла посмотреть, что собственно так долго может строиться, но была выдворена со стройки и, забрав Мишку со двора, ушла домой.
Было совсем уже поздно, когда Семён вернулся домой.
- Ну и где?
- Завтра закончим, – махнул рукой пьяный и уставший Семён Михайлович, и не ужиная отправился спать…
В эту ночь ему снова приснилась жопа. Вокруг неё летали скворцы и всем своим видом показывали, что они явно недовольны тем, что жилище ещё не готово.

На следующий день работа продолжилась. До самого вечера…
В итоге два дня весь двор бухал и строил чудо-скворечник.
Вечером Семён Михайлович, в сопровождении Василия позвонил в дверь своей квартиры. Жена открыла и была немного удивлена. Мужчины вдвоём держали готовый скворечник.
- Что? Слов нет? То-то, – улыбнулся Семён. – Завтра сам с сыном в школу пойду относить. Не могу пропустить минуту славы.

Утром Мишка гордый шел в школу с отцом. Ещё бы. Такого скворечника точно ни у кого не было и вряд ли когда будет.
На столах в классе стояли скворечники. В основном типовой конструкции, с крышей и окошечком, но все собрались вокруг Мишкиного скворечника, размером с небольшую собачью будку.
Вместо круглого окошка просторный вход, обрамлённый резными узорами. Василий всё-таки настоял, что бы скворец мог комфортно заходить, а дядя Коля обрамил его искусной резьбой. Вход помимо всего имел ещё дверь, которую скворец мог закрыть, прилетев домой или, улетев из дома. Над входом красовалась табличка с выжженными буквами «Добро пожаловать. Вытирайте ноги». Это работа Сашки с третьего подъезда. Он хотел на металле чеканкой отбить, но решил, что не управится в срок и просто выжег на дощечке. Крыша была из гофрированного метала, сделанного по индивидуальному проекту, что бы не протекала. Из крыши торчала труба. Вдруг семья скворцов курящая и тогда вытяжка просто необходима, настоял Кузьмич, попыхивая папиросой. Васька предложил ещё пристроить маленький телевизор, который хоть и не работал, но при желании можно было бы починить. От этой затеи отказались, потому что сомневались, что скворцы будут тихими семейными вечерами смотреть футбол и кино. На трубу-то согласились исключительно из уважения к Кузьмичу. Сделали на всякий случай громоотвод. Ну, мало ли. Но фишкой была другая вещь. В скворечнике, по наступлению темноты, включался свет. Электрик дядя Митя срезал в подъезде фотоэлемент и наладил в скворечнике свет. Теперь в подъезде свет не включался, а в скворечнике как положено. В комплект прилагалось пятнадцать метров провода с вилкой. Дядя Митя сказал, что если не хватит, он ещё принесёт.
Дети были в восторге, когда Мишка демонстрировал, как включается свет, а учителя прибывали в тихом шоке. Даже без вопросов, просто так, на всякий случай, Мишкиному скворечнику присвоили первое место и унесли в музей школьных поделок.

Семён Михайлович вечером с чувством исполненного долга лёг спать и ему опять начал сниться сон про жопу. Только теперь в этом сне, в жопе, с наступлением темноты включился свет, и семья скворцов удобно расположившись, курили и смотрели телевизор. Заметив, что за ними кто-то подглядывает, они на всякий случай прикрыли дверь. Затем жопа качнулась и куда-то пошла, а Семён Михайлович подумал про себя – «ну вот, обжились».
А скворечник до сих пор стоит в музее поделок той школы. Только со временем табличку со «Скворечник» поменяли на «Теремок». Даже сейчас его можно там увидеть. Многое поменялось, но скворечник никто не посмел выбросить. Мало ли…

© Андрей Асковд (Чё то как то)
 

Глагольная рихма

(ЮРИК)
 23  О поэтах  2012-03-26  9  1027
Поэзия - это постоянный поиск компромисса между формой и содержанием. И в поиске этого компромисса поэт просто не имеет права ссылаться на учебники, стараться соответствовать различным клише - если слово проситься в строфу, оно должно быть там.
      Всегдар Алексей

Я не претендую, ни на какие награды, меня уже не переделать, пишу как хочу и как умею. Пусть моя рифма Вам кажется бедной, но так написал я, а никто другой.
Даже если Вы скажите, что это не поэзия и называется это по другому, но это написал я, к великим себя не причисляю. А анекдоты в стихах это вообще не в рамках. Коверкание русских слов как вижу даже приветствуется на Хохмодроме, так почему не приветствуется глагольная рифма. Что это за мода "рамки", их нет, и не нужно никого подравнивать.

- Ой Господи, и чего это я здесь сегодня расп.....дился. Уж простите Христа ради.
 

КАК Я СТАЛ ИСПОЛИНОМ ЧУКОТСКОЙ П ...

(Вася Налим)
 23  О поэтах  2012-02-09  4  1749
"Не место красит человека, а человек место"

Это было пять лет назад, когда я был начинающим поэтом и
считал, что «амфибрахий» - это матерное слово.
В аккурат на Чукотке проходил литературный конкурс «Король поэтов», на который съехались все оленеводы, в том числе и я.
Места призового я, к сожалению, не занял, потому что в то время у меня не было еще связей в поэтических кругах. После того, как определились лидеры, ко мне вдруг подошел Роман Аркадьевич Аврамович, закатал мою кухлянку, поцеловал меня в животик, взял на ручки, погладил по головке и сказал:
«Это ЧУДО есть будущий ИСПОЛИН ЧУКОТСКОЙ ПОЭЗИИ!»
На том и стою…
С тех пор это стало традицией - целовать одаренных мальчиков в животик.
 

Аптечный анекдот

(Мелисса)
 23  Про тёщу  2012-01-18  2  1824
Так, мужчина, шо хотите? Шо? Не слышу, можно громче?
Шо ж вы шепчете, любезный, как простуженный суфлёр?
Вам, небось, презервативы? Или свежую «Виагру»?
Говорите, не томите – сзаду ж люди так и прут!

И чего вы мне суёте? Шо за фото страшной тётки?!
Я сейчас охрану кликну – разве ж можно так пугать?!
Тут приличная аптека, храм врачебной медицины -
Или делайте покупку, или дверь вон в том углу!..

… Нет, ты слышала, Галина, шо хотел клиент нахальный -
«Дайте калий цианИстый!» - прям, дала, уже бегу!
Предъяви сперва рецэптор за печатью терапэвта,
А не фото жуткой тёщи мне подсовывай под нос!
 

КАК ВАСЯ ПЕРВЫЙ РАЗ ОВДОВЕЛ

(Вася Налим)
 23  Шутки про охоту  2011-10-06  0  2289
Жена - это больше, чем друг (Вася Налим)

      Была у Васи любимая жена Нэлки. Хорошая хозяйка была! Лепёшки вкусные умела делать: оголит верхнюю часть ноги и на ней тесто раскатывает, а потом в очаге выпекает. Вкусно! Пальчики оближешь! А какая Нэлки в постеле была!!! Геологи соврать не дадут. Собрался как-то Вася на охоту, а жена его любимая говорит: "Васёк, возьми меня с собой. Не пожалеешь!" Почесал Вася затылок, дай думает возьму, а и вдруг не пожалею... Пришли до места. Не успел Вася ружьё расчехлить, как откуда не возьмись, медведь выскакивает и на Васю надвигается всей бурой массой. Вася петляет, как заяц, а тот не отстает от него. "Нэлки, дёрни медведя за хвост!", - крикнул Вася.

И правда, не пожалел Вася, что взял Нэлки на охоту...

Продолжение следует.... (см. Жми сюда)
 

В ОДНОМ НЕБОЛЬШОМ ГОСУДАРСТВЕ

(Игорь Денисов)
 23  День России  2011-01-09  1  2704
В одном небольшом островном государстве царило Лёгкое Замешательство. Когда-то давно, может быть лет сто назад, там царило Равнодушие. Уходя на пенсию, Равнодушие решило хоть что-то сделать для своего населения хорошее и ничего лучше не придумало, как пустить слух, мол, остров, на котором находится страна, вот-вот будет затоплен морем. С тех пор государством стало править Лёгкое Замешательство.
С вечера, ложась спать, люди забывали заводить будильники, и им приходилось вставать задолго до рассвета, чтобы не проспать. Но они всё равно опаздывали на работу, поскольку, выходя из дома, вдруг вспоминали, что утюг не выключен и приходилось возвращаться. Возвратясь домой, некоторые, случайно кинув взгляд на календарь, обнаруживали, что сегодня выходной и на работу идти ни к чему.… Хотя календарь давно не только не отрывался, но и не менялся, и был вообще другого года.
По разным каналам радио и телевидения назывались разные даты и время. Но все к этому привыкли, и у каждого был свой отсчёт.
Давно у всех были упакованы вещи. Ожидание затопления превратилось в ритуал: постоять у окна, задумавшись глядя на море, потом открыть сумки и чемоданы – проверить: не забыто ли чего, что-то выложить, что-то дополнить…
В лёгком замешательстве находились и все государственные службы. Какие законы и постановления исполнять? – никто не знал, и чиновники творили что хотели, при этом ссылаясь на какой-нибудь указ. То есть, беспредел, конечно, был полный, но… законный. Любой вопрос можно было решить в свою пользу, если дать взятку. Так все и делали! Трясущимися руками давали, трясущимися руками брали.… При этой процедуре, как правило, присутствовали органы правопорядка, но они находились, как обычно, в лёгком замешательстве от увиденного.… Да и куда было сажать? – тюрьмы переполнены безбилетными пассажирами, на которых не распространялась амнистия. Это были обречённые люди! Потому, что в случае затопления - вряд ли нашёлся бы ключ от тюрьмы. Это при Лёгком Замешательстве ещё как-то можно ключ найти, пусть другой, не этот,… а уж при Панике, которая началась бы при затоплении, до ключа ли будет?..
А Паника всё-таки пришла. Но пришла она не с моря, как ожидалось, а с Лёгкого Замешательства у газовой плиты. Пожар начался на кухне, сжёг дом, улицу и стал быстро распространяться дальше…
Так в государстве воцарилась Паника. Конечно, во всём виновато Лёгкое Замешательство. Причём здесь Равнодушие…
 

Мечтатели

(Tungus)
 23  О желаниях  2009-10-13  0  2105
Тут в воскресенье мужики в нашем дворе скучали. В шахматы-шашки поиграли, газету почитали, и все, больше делать им нечего. Вот и заскучали. Сидят на лавочке, молчат, и кто палочкой, кто носком башмака на песке черт те чего чертят. И тут Петро спрашивает всех:
- Мужики, а вот вы о чем мечтаете?
- Вообще или в данный момент? – говорит Семен.
- Да хотя бы в данный момент.
- Ну, я мечтаю, чтобы наши вошли в финал чемпионата мира, - говорит Семен.
- А я хочу купить новую машину, - оживился Федор. – А то старая уже того… старой стала.
- А я бы съел порцию харчо, - мечтательно зажмурился Петро. – Нет, пожалуй две.
- Тоже мне, нашел, о чем мечтать. От того, что ты съешь свое харчо, наши не выиграют. А ты им мысленно помоги. И я помогу, и другие помогут. Глядишь, и выиграют.
- Нет, - сказал Федор. - Пусть без меня выигрывают. Мне надо новую машину покупать, а то старая…того… В общем новую надо. Вот об этом я сейчас и мечтаю. Да только сколько ни мечтай… При моей-то зарплате в десять тысяч... Вот если бы это были не рубли, а доллары. А еще лучше – евро!
- Да, хорошо бы, - подумав, согласился Семен. – Но вот что я вам скажу, мужики: мечты – они часто бывают бесплодными. Не зря же говорят, дурень думкой богатеет. Я вон накануне игры наших с немцами так мечтал, так мечтал, чтобы сыграли хотя бы один-ноль, и что? Они нам – раз, а мы им – ноль!
- Да что вы заладили: футбол, машина, доллары. Вот харчо – это да! – плотоядно облизнулся Петро.
И тут над ними распахнулось окно на первом этаже, выпустив наружу одуряющий чесночно-луково-ткемальный аромат свежеприготовленного харчо.
- Петруша! – ласково позвала, навалившись пышной грудью на подоконник, жена Петра Марина. – Обедать!
У Семена и Федора одновременно заурчало в желудках и они, раскрыв рты, как голодные птенцы клювы, уставились вверх, на окно с соблазнительной Мариной в нем и офигительным харчо за ее широкой мягкой спиной.
- Вот о чем надо было мечтать, дурни! – назидательно сказал, расплывшись в самодовольной улыбке, Петр. – Ну да ладно, пошли, найдется и вам по тарелке харчо. Найдется, же Мариночка?
- А то! – сказала Марина и заиграла ямочками на румяных щеках. – И даже по стопочке налью.
Вот уж не женщина, а мечта!
 

Премьера

(Зиночка Скромневич)
 23    2009-07-02  1  1018
Часть 1.

Это было в славные времена, когда меня еще не величали гранд-дамой демимонда, когда на демонстрации ходили по разнарядке райкома, давились за колбасой в гастрономе, а в телевизоре ежевечерне видели не наглую лошадиную морду блондинки без грудей, а доброго дедушку с пятью золотыми звездами, иногда попадавшего верхней губой по нижней.

Я только пошла курсисткой на подготовительное отделение института благородных девиц имени иностранных языков в городе-герое. Зачем поперлась? Замуж мечтала за иностранца, как любая приличная советская девушка.

А где порядочной девушке было пройти языковую практику, как не в гостинице для иностранных гостей из капстран? Ой, только не говорите мне, что в общежитии для студентов из недоразвитых стран тридцать третьего мира! Я вошла однажды, так от запаха вьетнамской жареной селедки упала в обморок и пришла в сознание, только когда подруга поднесла к носу ватку с шанелью №5.

На подготовительном у меня завелась подружка Фира, которую много лет не выпускали на ПМЖ в Израиль (хотя настрополилась - она ж не дура - в Америку), а на вступительных везде заваливали за пятый пункт. Заметьте, не за пятую точку, которая у нее была в более, чем порядке, а за потенциальную принадлежность к пятой колонне. Короче, Фира была круглой пятерочницей.

Так вот, у нее был мальчик-зайчик из одноклассников, который строил мне глазки. Однажды он пригласил нас с Фирой в ресторацию гостиницы «Интурист». В те годы я была скромна не по годам, потому оделась соответственно: мини-миниюбка в облипку и кофточка в жуткий розовый цветочек.

Подходим к массивным дверям отеля, вертухай в униформе выпячивает грудь и губы:

- А вы куда, телки?
- Это со мной, - шепнул наш зайчик, - столик у нас заказан.
- По чирику с носа, - нагло просипел швейцар.

Я полезла в сумочку, которая уже дымилась от возмущения, чтоб достать последний трудовой червонец, но зайчик сам умаслил держиморду. Мы вошли в огромный зал, где на сцене перед столиками коллектив девушек в платьях до пят и кокошниках исполнял народный танец, одобренный министерством культуры. Столы ломились от икры, снеди и заморских фруктов. Из серебряных ведерок фаллически торчали бутылки шампанского.

Зайчик провел нас в тихий угол зала. За столиком восседали две возрастные путаны с фирменными сигаретами в зубах. Они смерили нас презрительным взглядом, как продавщицы мясного отдела - интеллигентов в очках. Зайчик с ходу защебетал с ними о видах на урожай.

- Так, пара аллюров и стая пьяных термолаев, - констатировала расклад Брижжит Кромешная, жгучая шатенка с красными слезливыми глазами. – Халдей Юрик донес, что бундесами и штатниками даже не пахнет.

Аллюрами в среде местных путан называли макаронников, от итальянского allоre, а термолаями – чухно белоглазое, из-за их любимой фразы на финском, которую могла перевести всего одна интеллектуальная ****ь, да и та померла от передоза водки «Финляндия».

Второй ветеранкой оказалась пятидесятилетняя Анка Колокольчик. Благодаря пышному бюсту и широким бедрам у нее создавалась иллюзия талии – это при росте-то метр пятьдесят. Когда Анка заходилась своим знаменитым мелкоколокольным хохотком – а происходило это ежеминутно – публика оборачивалась к нашему столику, и даже почтенные старцы приподнимались, скрипя стульями и чреслами, чтобы узреть вожделенный источник горлового пения. На плечах ветеранки сидела аккуратная головка с белоснежным шиньоном, что позволяло ей успешно выступать в амплуа пышной блондинки.

Но тайна успеха Анки среди дорогой клиентуры заключалась в ее второй работе. Днем она преподавала домоводство в средней школе, где сеяла широкими пригоршнями разумное, доброе и вечное, - щедро, как и в первой своей профессии. Она с удовольствием рассказывала клиентам о работе в школе, демонстрировала собственноручно сшитые кожаные трусы и вязаные лифчики. Когда Анка дарила на прощанье вышитые платочки с розочками и сердечками, ее отдаривали фаллоимитаторами, плетками и наручниками. Об Анкиной коллекции СМ-реквизита ходили легенды.

Плешивый и подобострастный халдей Юрик принес мартини. Я думала, что Фиркин зайчик станет за мной ухаживать, но оказалось, что он по уши в интимном бизнесе, потому что постоянно перешептывался с Брижжит и отлучался на свои сутенерские переговоры.

Вскоре подплыли еще две грации. Дуня Мохнаткина, плоская дылда с пикантными усиками и небритыми подмышками, под ручку с Марлен фон Бюст, маленькая сусликовая мордочка которой казалась потерянной на фоне раскидистой груди. Марлен слыла полиглоткой, поскольку знала несколько инфинитивов то ли из английского, то ли французского – она их путала. Первым обращением ее к клиенту было интимное «вонч сигарет» с растопыренными рогаткой пальцами. Когда вежливый иностранец подносил раскрытую пачку, она хватала всю и заявляла: «мусье не компран и не андестэнд, блок оф сигарет!», после чего проводила гостя на экскурсию в «Березку». С грациями пришел качок Федя с неинтеллигентным лицом сантехника, который, как оказалось, был не вышибалой при дамах, а банальным проститутом широкого профиля.

За счет зайчика подали сухонькое и закуски. Все бурно обсуждали вчерашний поход в Березка-шоп в сопровождении Анкиного постоянного клиента. Людей низшего сорта с серпасто-молоткастым в валютный магазин без иностранцев не пускали. А выгнать сопровождающих дорогого гостя лиц права не имели. Так местный профсоюз интимных работников отоваривал свои трудовые центы, сантимы и пфенниги. Фирка развесила уши по тарелкам, набила рот копченостями и горящими глазами щупала обновки ветеранок. Она жаждала подлизаться ко всем сразу и немедленно вступить в профсоюз.

Вдруг прибегает наш зайчик-благодетель с неожиданно выпученными глазами.

- Девки, в кучу! Срочное заседание профкома.

Баришни сгруппировались и напряглись.

- Есть один бундес, кру-тей-ший, - зайчик понизил голос.
- Блондинок предпочитает или брунеток? – всполошилась Марлен, не будучи ни той, ни другой. – А может, пупсик понимает толк в бюстах?
- Нет, Марлуша, это эксклюзив, спецзаказ. Но за содействие намечаются неслабые проценты. Итак…
- Ясно, мой клиент, - резко тряхнула шиньоном «белокурая» Анка. – Вчерась новый латексный страпончик у фарцы оторвала, почти новый, с пристегушкой. Вот, зверюга на ловца бежит, - и она зашлась свом знаменитым колокольчиковым хохотом, так что все соседи пооборачивались, а один почтенный старичок с грохотом уронил вставную челюсть в бокал с шампанским.

- Тише ты, курва белобрысая! – Прошипел озабоченный зайчик. – Бундес не по тем делам.

Все посмотрели на Федю-качка, ковырявшего в носу.

- Нет, Федя отдыхает, - авторитетно заявил зайчик. – Тут очень спецзаказ… Видите ли, дедушка фрица был эсэсовцем, служил в Маутхаузене и порядком угробил евреев. Внучек приехал искупать семейное проклятье.

Оживилась Фира и поспешила вставить свои три копейки, зажатые в потном кулачке:

- У меня в семье ни одного гоя, а прадедушка был гомельским раввином, - сказала Фира как будто между прочим.
- Ой, а у меня двоюродная бабушка – чистопородная, тьфу, чистокровная, - встряла Анка.
- Мир праху ваших предков, - закивал зайчик.
- Но бабушка еще жива! – настаивала Анка.
- Ну не потащишь же ты двоюродную бабушку к фрицу в постель? – фыркнула Марлен.
- Нет, что вы, она уже ходит под себя, да и коляска ее тяжела, как жизнь в дурдоме, но я–то еще хоть куда… - Повернулась в профиль Анка.
- Девоньки, успокойтесь, вы ж не дослушали…

Анка попробовала захохотать, но Дуня Мохнаткина вовремя воткнула ей в пасть кусок буженины.

- Итак, спецзаказ, - многозначительно сказал зайчик. - Фриц мечтает, чтобы его поимел нежный еврейский юноша в дамском платье. При этом он должен быть с роскошными сиськами, накладные и силикон категорически не приветствуются.

Анка открыла было рот, чтобы залиться хохотом, но поперхнулась бужениной.

- Это как-это-как-это-как-это? – протарахтела изумленная Дуня.
- А вот так это: нам нужен натуральный транс! – Зайчик обвел глазами членов профсоюза и уставился на мудрейшую – Брижжит Кромешную.

По молодости Брижжит прошла огонь, воду и обезьянник в ментовке, она знавала, по чем фунт лиха на гэбэшных субботниках и в комсомольских саунах. Но и ассортимент брюликов в Березке знала наизусть. Достав пудреницу, ветеранка профессионально обновила пуховкой штукатурку на изможденном лице и деловито вопросила:

- Каков расклад бабок?
- Половина – исполнителю, четверть – на общак, остальное – мои комиссионные плюс халдеям за информацию, - отрапортовал зайчик.
- По-божески, - констатировала Марлен.
- Итак, рассмотрим кандидатуры.

Фирка расстегнула свою занюханную кофточку, чтоб стала видна цепочка с шестиконечной звездой на груди.

- Кофтенку-то зашпили, ватрушка, с твоей вываркой тебя с мальчиком перепутают лишь в страшном сне малобюджетного ужастика, - резонно заметил Федя, специалист по филейной части.

Фира надула губы и повернулась ко мне в поисках сострадания, но вдруг встрепенулась и почти закричала:

- Ой, а у Зиночки попка мячиком, как у мальчика! И мать у нее еврейка…

Я вежливо приподнялась и кивнула. Все оценивающе посмотрели на мои формы.

- Есть такая партия! – пошевелила усиками Дуня Мохнаткина, исключенная из универа за двойку по истории КПСС.
- А что, если постричь под полубокс и перекрасить в брюнетку, за еврейского юношу сойдет, - заметила Брижжит.
- А член у меня, по-вашему, за ночь вырастет?
- Это не проблема. Пристегнем Анкин страпон.

Анка залилась колокольчиком, челюсть за соседним столиком звякнула в бокале – снова старичок не промахнулся. Дуня не удержалась и перегнулась к старперу:

- Пукать будешь исключительно пузырьками от шампанского!

Все укоризненно посмотрели на Дуню, затем перевели внимание на меня.

- А ежли клиент приверженец орального секса? Он что, дилдо от пениса не отличит? – не унималась я.
- Страпон намажешь вазелином заранее, чтоб не раскатывал изверг губищи, - наставительно сказала Брижжит. – Орально пускай развлекается с грудями, будь ему матерью и родиной.
- Да, сиськи у Зиночки - высший класс, - польстила Фира.
- Ну, уж до высшего еще работать и работать… - промямлила Марлен фон Бюст.
- Зато стоят, а не болтаются переспелыми грушами, как у некоторых, - заметил Федя.

- Тсс! – прошипел зайчик. – Вокруг шпионы конкурентов.

В этот момент мимо столика прошелестела шелками знаменитая Иссыккуль. У нее было лицо пьяной киргизской женщины из аула Карасук. Обветренные губы приклеились в перманентной улыбке к прокуренным кривым зубам, в которых зияла дырка для трубки. Явно принадлежа к косоглазому племени «лица-большая-цалавать-многа», она косила под гейшу, выстроив башню с икебаной на голове и укутавшись в шелковый кимонообразный балахон. Глаза ее стреляли пулеметными очередями, а уши, казалось, вращались как локаторы. Путаны дружно скрестили руки на грудях, приняли оборонительные позы и смерили конкурентку взглядом заслуженного работника смерша.

- Другие предложения будут? – спросил наконец ушастый председатель профкома, и после паузы добавил: - Так, завтра Зина в парикмахерскую, Анка к вечеру готовит приспособление, а Федя – остальной прикид. И никаких перьев!

------
Часть 2.

Назавтра к вечеру я была стриженым брюнетом в смокинге и с фалоимитатором под мышкой, который очень гармонировал с прикидом, – Анка забыла сказать, что он черный. Зайчик проводил меня в нумера. Коленки дрожали, а перед дверью люкса я от волнения чуть не напустила лужу.

На стук открыл маленький лысенький пупсик. Он испуганно отбежал к окну, запрыгнул на подоконник и выпучил глаза:

- Вас ист дас?
- Дас ист ваш заказ, майн херр Ганс, - растянулся в любезной улыбке зайчик. – Дас ист кляйне юден кнабе Абраша. Его фатер и мутер капут нах Освенцим…
- Да?... Как же они его родили тогда? – на чистейшем родном языке резонно вопросил херр.
- О, херр Ганс говорит по-русски? Изумительно, совсем без акцента. Кстати, у мальчика отменная грудь, как заказывали, - зайчик поспешил перевести разговор с неудобной темы.

Для убедительности я расстегнула пару пуговиц фрака. Увидев родинку ниже левого соска, херр облизнулся, глаза его затуманились.

- Деньги вперед, так у нас принято, - с неимоверной любезностью заметил зайчик.

Ганс достал из дипломата пачку купюр, отсчитал сумму и протянул зайчику. Тот учтиво гаркнул «данке шён» и попятился к двери:

- Наслаждайтесь, херр Ганс, не буду более мешать.

Дверь захлопнулась. Ганс плюхнулся в кресло и закрыл глаза маленькими пухлыми ручками, из-под которых заструились слезы. Наконец, он протер глаза кулачками и, всхипывая, сказал:

- Такую грудь с родинкой я встречал последний раз… в лагере… в пионерлагере имени Лизы Чайкиной. Это была любовь всей моей жизни Зиночка Скромневич, оторва из оторв… - И пупсик заплакал навзрыд.
- Как?! Мишаня? Ты?!

Я подошла к столику, взяла пустой бокал и уронила в него слезу. Красная намокшая мордашка Мишани застыла в изумлении, переходящем в дикий восторг.

- Зиночка! Зина! Лапонька, я узнал тебя по родинке, хоть ты и отрастила с тех пор грудь!
- Немудрено, столько лет пролетело, любимый… А что за бундес-маскарад ты учудил, мой сладкий пупсик? – перешла я к делу.
- Ой, ну это целая история, - стал приходить в себя Мишаня.

Оказывается, он выехал под еврейскую лавочку, но осел в Западной Германии. Там быстро организовал несколько бордельчиков и озолотился как индийский слон. Но проклятая бундес-полиция объявила пупсика в розыск. Вот чтоб не достали, он и вернулся на Родину, но без гражданства и прописки ни купить жилье, ни снять пока не удавалось.

А чтоб в отеле не донимали работники интимного бизнеса, он придумал столь эксклюзивные запросы. И надо же, этим запросам смогла соответствовать лишь я – его бессмертная Зиночка, его вечная любовь!

Я поверила, умилилась, присела к нему на потные коленки и попросила тройные чаевые. Мы отправились в вожделенную «Березку» опустошать их месячные запасы модных шмоток, косметики и парфюмерии. Потом продолжили пир духа и тела в ресторации, где под брызги шампанского я произнесла исторический тост:

- Пупсик! Я распахиваю тебе грудь как Родина, как мать, прильни же, блудный сын! И сделай мамочкеАминь.

В этот момент плеча моего коснулись ласковые шелка Иссыккуль.

- Наслышаны, Зиночка, о ваших талантах…

На стол легла визитка с золотыми вензелями.
------
 

Перитонит

(Tungus)
 23    2009-04-14  2  1288
- Ну, как себя чувствуем, больной?
- Да вроде ничего, доктор, вот только…
- Что там ничего – хорошо! Шов чистенький, температура нормальная. Операция-то пустяковая, подумаешь, язва. Уже и на поправочку идем!
- Так-то оно так, доктор. Вот только ощущаю какую-то тяжесть в боку, а еще мне кажется, что у меня что-то внутри тикает.
- Как это?
- Ну, когда шумно в палате, не слышно. А когда все спят, слышу – тикает.
- Да ну, бросьте! Это вы биение сердце за тиканье принимаете…Ну, давайте, я вас для вашего же успокоения послушаю. Хм. А ведь верно – что-то там не то. Ну-ка, на рентген больного…

- Так, сестра, давайте сюда снимок. Какой-то он нечеткий. Хотя... Ну-ка, ну-ка. Да вот же они, мои часы! Я ими очень дорожу, они мне от отца достались, а ему их дед оставил. Как же они попали в брюшную полость этого придур… этого больного?
- Артур Генрихович, вы ведь сами жаловались, что браслет на ваших часах от старости постоянно расстегивается.
-Да, да… Я их, видимо, забыл снять на время операции, вот они и того. Так, готовьте больного к операции.
- А как ему объяснить?
- Ну, что-нибудь придумайте. На то вы и старшая операционная сестра.

- Миленький, у меня для вас не совсем хорошая новость.
- Что такое?
- У вас начался перитонит. А то, что вы принимаете за тиканье – это пульсация крови в воспаленном участке организма.
- И что, я умру?
- Да ну, что вы! Вскроем вам еще раз брюшную полость, почистим, промоем, заштопаем. Как новенький будете! Ничего не пить, ни есть. С утра – на операцию! Понятно?
- Да уж, не тупой.

- Ну, что я говорил? Вот они, родимые! Вечные, я бы сказал, часы. В такой среде – и продолжают работать. Вот мастера раньше были, а? Ну, все шьем…Так, это у кого телефон звонит? Сколько раз говорил – на время операции отключать.
- Артур Генрихович, это не у нас!
- А тогда у кого?
- Похоже, у него.
- У кого? У этого? Не может быть! Хотя… Блин, точно! За печень завалился. Это чей телефон, придурки!!! А я сейчас сам узнаю. Алло, слушаю! Игоря Викторовича? Ага, вот чей это мобильник! Нет, это я не вам. Нет его, он в отпуске, позавчера вот проводили. Как проводили? Хорошо проводили! А, так вы его ждете в гости? Ну, не знаю, где он. Ждите, может, объявится. До свидания!.. Ну все, шьем, и потом все ко мне – на разбор полетов

- А вы зачем сюда, Аркадия Леопольдовна? Чего вам в операционной надо? Сегодня же не ваша смена?
- Да я, Артур Генрихович, так, на минутку. Девочки, никто не видел перстенек, с зеленым камушком такой? Когда Игоря провожали, еще был. А потом, после той экстренной операции, как провалился куда…
- А ну всем к больному! Добавьте наркоза - вскрываем его снова! А если еще кто-то хотя бы раз только пикнет про чаепитие на рабочем месте, независимо от повода – я сам вскрою того придурка вот этим вот пинцетом. Без наркоза!
 

Прорицатель. Хренов

(Олаф Сукинсон)
 23    2008-07-09  2  1984
Лето 1988 года. Саня вернулся из Москвы, куда ездил на экскурсию с нашим классом. Теперь уже с нашим (для меня и Вовки) бывшим классом. В девятый мы с Вовкой не идем.

Мы сидим втроем у Сани, он рассказывает о поездке. В какой-то момент Саня притащил купленный в поезде буклетик «Колдовство. Хиромантия. Ясновидение». Буклетик был сделан методом фотопечати – перефотографированные странички на одной скрепке.

- Во, купил у слепого в поезде.

- Лучше бы фотки с голыми бабами купил, - мечтательно произнес Вовка.

- Давайте попробуем? – предложил Саня. - Тут глава «Предсказание будущего» есть. Андрюха, дай руку.

- А чо это?

- Ну дай, ща в твое будущее заглянем.

- Да ну, нах, не получится, фигня какая-то.

- Чо, заканил? Да ты дай.

- Ну, на.

Саня накрыл мою ладонь своей, поднес книжку с мелкими буковками к глазам и что-то забубнил. Через какое-то время он дернул головой и стал вещать более низким, чем говорил обычно, голосом:

- Вижу! Рядом с тобой какая-то телка, вы выходите из зрительного зала.

- Какая телка?

- Старая. Лет 30-35.

- Ничо не старая, - обиделся за меня Вовка. – Я бы ща сам с 35-летней… И потом, ты же в будущее его смотришь. Мож, ему тоже 35? Он там какой?

- Я его не вижу, я его глазами смотрю. А, во, у него джинсы на ногах. Какие-то дешманские: тонкие, голубые, типа индийских.

- Ы-ы, - оскалился Вовка. – Ты, Андрюха, в будущей жизни лох чилийский. Путевые джинсы должны быть такими: снял и поставил.

- Да лажа все это, он порожняки гоняет, а ты ему веришь.

- Ничо не порожняки. Я внатуре вижу.

- Ну давай, гони дальше свою пургу, гы. Чо там за зал? Если театр, то ты врешь все, не пойду я в театр.

- Нет, это кинотеатр, я мельком экран видел. Вот вы выходите. Афиша. Там нарисованы четыре какие-то тетки и не по-русски нашкрябано чо-то.

- Чо?

- А, во: «Sex and the City».

- Ух ты, Андрюха, телку на порнуху повел, - снова оскалился Вовка.

- Слышь, Саня, а чо, порнуху уже в кинотеатрах там показывают, не в видюшниках?

- Откуда я знаю.

- А телка у меня красивая?

- Ну, не знаю, мож и красивая. Старая она, я тебе говорю.

- Тьфу. А это, а в чем она?

- В платье, в коротком. До жопы.

- Ого.

- И в джинсах.

- В платье и в джинсах? Да ну, нах. Так не бывает.

- Ну оно у нее очень короткое. И джинсы короткие.

- Как это?

- Чуть ниже колена, с отворотами.

- Да гонит он, таких не бывает, - согласился со мной Вовка. – А они хоть вареные?

- Нет, обычные, как-то странно потертые.

- А чикуха какая?

- Не вижу. А, вот, ты посмотрел на нее сзади. Нерусская чикуха. «Mavi».

- Херня какая-то.

- Я могу и не продолжать.

- Не, давай, продолжай, зыковско гонишь. Вот мы вышли из кинотеатра, чо там на улице?

- Это не улица.

- Фойе?

- Не, магазин. Большой. С тряпками. Странный какой-то – стеклянные двери, огромные. Много разных дверей. На каждой импортными буквами названия, а справа кафе, здоровенное.

- В магазине?

- Ну.

- Кафе в магазине? И названия импортные? Загранка. Андрюха, ты вроде как из Совка сбежал, с бабой. Умора. Правильно тебя в комсомол не приняли, - Вовка заржал и хлопнул меня по плечу. – Вражина!

- Вы подходите к двери. Тоже стеклянная. Написано «Pizza».

- Пиза? Это в Италии город такой, там башня кривая, - блеснул я знаниями.

- В Италию сбежал. Дурак, надо было в Штаты рвать, - ответил Вовка.

- Вы проходите в двери, останавливаетесь у стойки. Людей за столиками немного. Все чистенько. Пиво пьют и едят чо-то треугольное, непонятное. Так, тетка тебе чо-то говорит.

- Чо?

- Говорит: «Первый час ночи, неужели ты будешь пиццу есть?»

- Пиццу. А чо это?

- Да хрен его знает. Ты ей отвечаешь: «А ты типа суши хотела?»

- Чо такое «типа суши»? Типа суши – землю, что ли?

- Откуда я знаю.

- Стоп, - Вовка поднял руку. – Полпервого ночи, магазин, в котором кинотеатр, кафе, люди пиво пьют. Это точно не Совок. Даже не знаю, что из этого самое необычное для полпервого ночи. Пиво, наверное. Пиво в кафе, ночью!

- Да, загранка? А как тогда Саня понял, о чем я с девушкой своей базлал? Он же в иностранных языках не варит.

- Вы по-русски говорите, - ответил Саня. – Блин, вы сбили меня, все пропало.

- Ну и что, что по-русски. А может, ты со своей бабой за бугор свалил?

- Ага, как? Я не грек, не немец, не еврей. Меня хрен выпустят. Да ерунда это все.

- Ну а может, - не сдавался Вовка, - они нас завоевали?

- Кто? Итальянцы? У нас атомная бомба есть.

- НАТО завоевало, а Италия в НАТО. Может, им наш город в оккупационную зону дали. Саня, чо там еще иностранными буквами написано? А ты, Андрюха – сука. По кинотеатрам с бабами ходишь, порнуху смотришь вместо того, чтобы партизанить.

- Щас еще попробую, я вышел из контакта из-за ваших базаров, - Саня снова накрыл мою руку, уставился в книжку, забормотал, голос его опять стал ниже:

- Вы уже не в кафе. Идете. Справа написано «Benetton».

- О! – воскликнул Вовка. – «Бене»! «Бене» - это чо-то итальянское, я же говорил. Чо еще написано?

- А вот написано нашими буквами: «Мехх».

- Мех? Ну правильно, мех-то всегда наш.

- Не «Мех», а «Мехх», там две «х».

- А нах?

- Не знаю.

- Дальше чо?

- Идете, идете. О! По-русски написано. «М-видео».

- Видео? Магазин видео? Нифига себе. Большой?

- Огромный, стена стеклянная, метров на 20 или больше.

- Скажи им, - посоветовал Вовка, - этим будущим Андрюхе с бабой, пусть зайдут. Охота на те видики посмотреть. Ну нифига себе, видики в магазине! Открыто!

- Закрыто.

- Закрыто? Из-под полы, что ли?

- Нет, магазин закрыт. Но свет горит.

- А, ну да, - с сожалением сказал Вовка. – Полпервого ночи.

- Вы идете, спускаетесь вниз на эскалаторе.

- На эскалаторе вниз? Там метро в магазине?

- Нет, там первый этаж. Фонтан, возле него две машины.

- Машины? Какие?

- Не знаю, странные какие-то, все блестящие, новенькие, без номеров. У них на радиаторе такие ромбики по три штуки соединенные.

- Не наши, наверное.

- Это «Мицубиси», я в «За рулем» такую эмблему видел, - сказал я.

- Не «Мицубиси», а «Мицубиши», - не согласился Вовка.

- В «За рулем» «Мицубиси» написано.

- Вот вы подходите к дверям.

- Чо там написано?

- «Exit».

- «Выход» по-английски. Все-таки загранка это. Они не стали бы в оккупационной зоне на дверях по-своему писать.

- Дверей много. Они большие, стеклянные. Ручек нету. Вы подходите, они окрываются.

- Как?!

- Ну как в «Гостье из будущего» - в стороны расходятся. Андрюха достает пачку сигарет.

- «Мальбру»?

- Не, белая пачка, с серой полосой. «Winston» написано. Достает зажигалку. Не видно какую, синяя только.

- Ну точно загранка.

- Выходят на крыльцо. Там…

- Чо?

- Пацаны на кортах сидят. Трое, курят и на пол сплевывают.

- Блин, Совок это!

- Да ну, такого не может быть.

- А чо я вру, что ли? Я ясно вижу.

- Да врешь, прорицатель хренов. Выброси свою книжку. Такого не может быть! Не может быть никогда!..
 

23 ФЕВРАЛЯ: ДЮЖИНА ЛУЧШИХ ПОДАРК ...

(Ирина Жарнова)
 23  23 февраля  2008-02-18  3  35911
Ну вот, опять 23 февраля на носу, и срочно надо думать о подарке. Но хочется, чтобы не просто очередной диколон или какой другой освежитель воздуха. Хочется, чтобы поразить и угодить. А самому-то ему чего хочется? Представьте себе, сущих пустяков.
1.Пивную кружку, в которой не иссякало бы свежее пиво. И чтоб пиво это всегда было холодное, и от него рос не пивной живот, а пивные мускулы.
2. Диван-невидимку. Чтоб лег на него – и пропал из поля зрения жены. И чтоб под диваном этим всегда можно было найти чистые носки, свежие газеты с пикантными анекдотами и немудреными кроссвордами, и пульт от телика.
3. Телик, приползающий на свист в любую часть квартиры, включающийся автоматически и все время показывающий голых красоток и футбол.
4. Антикошачий баллончик: пшик – и нет этой заразы. И чтоб годился так же для тещи.
5. Кошелек, в котором сами собой заводились бы деньги, лучше - в валюте.
6. Робота, безропотно ходящего с женой по магазинам.
7.Удочку, на которую всегда клевала бы «во-о-о такая рыба!». И не только клевала, но и ловилась.
8. Самозабивающиеся гвозди и самовкручивающиеся шурупы.
9. Машину, круче, чем у автомобильного магната. А лучше – несколько. И чтоб наводила священный ужас на ГИБДДэшников: летишь мимо, а они - по струночке стоят и честь отдают. И чтоб никакая пробка ей нипочем: раз - и сиганула через пробку!
10. Пожизненный абонемент в бар. Можно еще и в публичный дом.
11.Ботинки, которые чистились бы сами, не приносили бы грязь с улицы и не оставляли бы следов на коврах в квартире, вызывая истерику у жены.
12. Жену (желательно гражданскую), которая была бы красива, нема, равнодушна к деньгам, мехам, тряпочкам, драгоценностям и другим мужчинам. И чтоб уважала, и все основные инстинкты удовлетворяла: и поесть, и еще там что. Ага. И чтоб не ревновала, не пилила и заначки не умела находить.
Что, ничего из этого подарить не можете? Ну, погодите: будет вам 8 марта!
 

Про документ и яйца

(Ярослав Зайцев)
 23  Про яйца  2007-09-21  4  3164
Года через три после окончания педиатрического института поступил я в клиническую ординатуру МАПО (Медицинская Академия Последипломного Образования). До сих пор не знаю, зачем мне это было нужно. Работал себе и работал. Ну ладно. Зато я мог по удостоверению клинического ординатора покупать единый проездной билет со значительной скидкой, как студент.

Но однажды случилось несчастье - я потерял своё удостоверение. Долго не мог собраться, чтобы заехать в МАПО и восстановить утерянный (или украденный?) документ. То учёба, то работа, то семья, то вечеринка... Даже покупал проездной билет за полную стоимость.

Но вот, наконец, я собрался. Сфотографировался, взял на всякий случай деньги и вместо очередной пьянки поехал в МАПО. Захожу в отдел клинической ординатуры. За столом сидит женщина средних лет, совершенно обычная, я бы даже сказал непривлекательная, замученная какая-то. Я рассказал ей о своей проблеме, отдал паспорт, фото, предложил денег. От денег женщина отказалась. "Сейчас, - говорит, - всё сделаем. Посиди здесь, подожди". И стала заполнять новую "корочку", сверяясь с моими паспортными данными. "Вот, - думаю, - здорово! И денег не взяли!".

Минут через десять получаю я новое удостоверение и радостный иду к метро. Подхожу к кассе, протягиваю новый документ и прошу продать мне проездной на текущий месяц. Кассир взяла моё удостоверение, открыла его и как-то странно на меня посмотрела. Я даже заволновался слегка. "Что, - думаю, - не так?". Тем не менее, проездной мне продали, я прошёл мимо контроля и встал на бегущую лестницу.

Но беспокойство не прошло окончательно. "Чего это на меня кассир так странно посмотрела?" Открыл я только что полученное новенькое удостоверение клинического ординатора. А там... А там, где "ФИО" чёрным по белому написано: "ЗАЯЙЦЕВ Ярослав Вячеславович"! Такой смех меня пробрал, не мог остановиться до самого дома. "И о чём же, - думаю,- размышляла таком та женщина, которая, ГЛЯДЯ В ПАСПОРТ (!), заполняла документ!?". Пришёл домой и заявил: "Ну, всё жена! Ты теперь у меня Заяйцева, а дети наши Заяйцевы!".

Вот такая история. То удостоверение у меня до сих пор где-то хранится.
 

НЕДОБРАЯ СКАЗКА О ДОБРОМ МОЛОДЦЕ ...

(Олег ЛИЕВИЧ)
 22    2020-07-30  4  144
Из цикла "НЕДОБРЫЕ СКАЗКИ ДОБРОГО МОЛОДЦА"

    Жил-был на свете Добрый Молодец.
    А точнее, на темной стороне света.
    По молодости он регулярно пользовался своей добротой.
    А по доброте частенько делился молодостью…
    Ничто не вечно под луной…
    От регулярного употребления убывала молодость.
    От частого пользования обозлялась доброта.
    И задумался напоследок уже вконец не добрый, да и не молодец, про свой конец…
    … Дерево я посадил, оно само выросло.
    … Сына я вырастил. Он сам сел…
    … А третье важное дело – книгу!? Книгу-то я и не написал! Хотя прочитал почти две!
    ... Почти до середины!
    И пока не забыл (склероз все-таки) – не стал откладывать идею в долгий ящик. Тем более, до ящика уже недолго…
    Сел Добрый Молодец за мемуары. Прикинул сюжет к носу, и взгрустнул…
    - Эх, не дал мне Бог таланту рисования… Мою бы жизнь - да с соответствующими картинками! Ведь такая молодость была! – с неким упреком подумал Добрый Молодец.
    Упрек касался   толи того, что молодость ушла, толи того, что она вообще приходила…
    Мемуары писались на одном дыхании.
    Потом пришло второе дыхание. Оно было целиком истрачено на редактирование результатов первого дыхания.
    На третьем автор задумался об авторстве.
    - Какой уж я Добрый Молодец? – поймал автор за вымя последнюю в своей жизни умную мысль.
    А может, и первую…
    И тут Добрый Молодец зачеркнул на рукописи свое доброе имя и надписал – Старый Паршивец.
    Законченную рукопись на последнем дыхании бывший Добрый Молодец отправил в ящик.
    А Старый Паршивец отправился в другой…
 

Учёные шутят

(Тарасыч)
 22    2020-07-28  4  105

В далёкие советские времена в нашем НИИ вечно проводились какие-нибудь реорганизации. Лаборатории и отделы, то создавались новые, то упразднялись, то объединялись, то разъединялись. Следствием этого были вечные переезды из одного помещения в другое. Рабочие столы, шкафы, оборудование, приборы приходилось переносить, как говорится, на собственном горбу.
      И вот во время одного из таких переселений, когда почти всё уже перетащили, во время молчаливого отдыха, Григорий Петрович, наш начальник лаборатории, взяв в руки молоток, произнёс:
      – Товарищи! Как считаете, попаду я молотком в телефон, стоящий на стуле у противоположенной стены?
      Коллектив оживился. Большинство посчитали, что нет. Стали задавать вопросы:
      – А с какого раза?
      – С первого, – ответил Григорий Петрович.
      – А вы что городошник?
      – Да, в студенческие годы увлекался городками.
      К.т.н. Гусев, пошаманив на своём неразлучном карманном калькуляторе, доложил, что вероятность попадания составляет одна сотая. А старейший наш работник, ведущий инженер Сергеев, который замещал начальника в его отсутствие, сказал:
      – Да будет вам ребячится, Григорий Петрович.
      – Это не ребячество, а как бы задачка на сообразительность, – возразил Григорий Петрович.
      – А что тут попадать! Я тоже запросто попаду! – к удивлению всех заявил техник Володя.
      – Ну, давай, попадай! – согласился Григорий Петрович.
      Володя подошёл к начальнику, взял у него молоток, потом подошёл к стулу и со всей силы трахнул по телефону. Телефон разлетелся вдребезги. Все засмеялись, а кто-то заметил, что так нечестно, что так и дурак сможет.
      – В условии задачи ведь ничего не было сказано, с какого расстояния надо попасть. А один из приемов ТРИЗа („Теория решения изобретательских задач“ автор Г. Альтшуллер) гласит, что если решение нет в привычных размерах, то их надо, или увеличить, или уменьшить, – объяснил свои действия Володя.
      – Вы, Володя, молодец! Видно пора вас переводить в старшие техники, – похвалил его Григорий Петрович. – Потом достал из портмоне четвертной, вручил его Володе и продолжил: – а теперь сходите в „Электронику“ и купите новый телефон.
      Вот такой был забавный случай.
 

Я ХУЛИГАНЮ В СТИЛЕ НЮ!

(Олег ЛИЕВИЧ)
 22    2020-07-08  3  156
(Из книги "СМЕХ СКВОЗЬ ЗУБЫ, или Синдром Сарказма")

Я хулигаНЮ в стиле «НЮ»,
Себя я Аполлоном мНЮ,
Но здесь «ФИО» я измеНЮ,
Чтоб не светить свою родНЮ!
Хотя своим бесстыжим «НЮ»
Я каждый вечер в каждом дНЮ
Не пристаю на авеНЮ,
В кустах не строю западНЮ,
Ничем туда я не маНЮ,
И в подворотнях не темНЮ,
В подъездах-лифтах не воНЮ –
Я так «дуркую», «НЮ», «гоНЮ»!
Но мыслю мысль себе одНЮ:
Вот кто-то за мою возНЮ
Напишет на меня мазНЮ,
Другой возьмет меня за «НЮ»,
И – под стражНЮ, и – под судНЮ,
Чтоб доказать мою виНЮ,
И препроводить в отсидНЮ,
Где все сидят и ждут лишь мНЮ –
Свое чтоб сдобрить секс-меНЮ
Моим вполне невинным «НЮ»!
Но, может, зря себя казНЮ,
«Найдя» сюжет на всю «гузНЮ»?
Ведь прочитав сию херНЮ,
От Корешка и до корНЮ,
Читатель взропщет: «НЮ, где «НЮ»?
Я вас, читатель, не браНЮ.
И вкусы ваши не виНЮ,
Я целомудрие храНЮ,
Стреляя шутками в броНЮ,
Свой лейтмотив здесь объясНЮ,
Я вас намеками дразНЮ,
И лишь играл со слогом «НЮ».
А вы подумали фигНЮ!
И кто из нас пошлее? НЮ?!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер