ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое лучшее: стр. 32

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: самое лучшее: Стр. 32   Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

ЦАРИЦА

(Сестра Риммовна)
 26  Цари и короли  2013-01-11  0  4411
У Дракона глаза - два сапфира...
Под вечер Сестра забралась на кровать
И книжку взяла, чтоб для сна почитать,
Но только Платонова сказку открыла,
Как сон к ней пришёл…
      И во сне вот что было…


ЦАРИЦА

Эпиграф

Муза треплет усталую лиру
И марать заставляет листы...
У Дракона глаза - два сапфира.
Иногда он со мною "на ты"...
Быть с Драконом "на ты" незаконно,
Быть с Драконом чревато вполне.
Но, как только увижу Дракона,
Всё на свете до лампочки мне!

(эпиграф не имеет никакого отношения к повествованию)

Дело было, робяты, ешшо в старину.
То ли перед войной, то ли прямо в войну,
То ли после... не помню названья войны.

Помню лишь, аккурат посреди старины,
Во дворце, прямиком посерёдке столицы
Восседала сердитая шибко царица.
Так сердито на троне она восседала,
Что вся свита ея кажнодневно рыдала,
А подмышкой у кажного ейна министра
Завсегда был походный набор мазохиста.
С ним ходили министры к царице с докладом.
Возвращались с отбитым царицею задом.
Обходилась жестоко царица с людьми -
Самолично, зараза, стегала плетьми,
Также палкой могла садануть и нередко
Запускала в придворных она табуреткой,
(По краям, между прочим, обитой металлом!)
Даже в кошку придворную тапки метала.

Раз гуляла царица сердито по саду,
Вся в шелках, бант огромный топорщится сзаду,
А солдат, что в саду том стоял на часах,
Увидал и... представил царицу в трусах!
То ли выпимши был, то ли вовсе рехнулся,
Только взял, да и прямо при ней ухмыльнулся!
Не сумел даже спрятать ухмылку в усы,
Видно, слишком детально представил трусы.
Офигев от солдатской ухмылки, царица,
Словно чайник, в момент начала кипятиться.
Подскочила - "Чего ухмыляешься, гад?!"
Ничего не ответил царице солдат.
Не сумел... В этот самый момент, как назло,
На ухмылку опять его разобрало.
Цветом став, словно спелый большой помидор,
Возопила Царица - "С каких это пор
Перестали солдаты царицу бояться?!
Позволяют себе ей в лицо ухмыляться?!"
И, конечно, велела она сгоряча
Моментально позвать с топором палача,
Но потом, видно вспомнив, что вроде война,
То ли шла, то ль идёт, то ли будет, она
Передумала и повелела давать
Кажный день прямо поутру штук двадцать пять
Палок битой и раньше солдатской спине.

"Эх, да лучше бы я уж погиб на войне!" -
Горевал через год экзекуций солдат,
Там и тут шибко палками злыми помят.
А царица и думать забыла о нём,
Двор спокойно тираня и ночью и днём.

Чуя копчиком - надо чего-то решать!
Наш солдат у народа решил поспрошать,
Чего делать ему?! А народ - "Не вопи!"
В один голос ему - "Заслужил, так терпи!"
И считал из всего из народа не так
Лишь один одинёшенек местный дурак.
В оппозиции энтот дурак был ко власти.
"Знаю я, как избавить тебя от напасти!" -
Заявил преспокойно солдату дурак.
"Только дай мне копейку, а лучше пятак!"
Не нашлось у солдата, увы, пятака,
Отыскалась копейка лишь для дурака.
И повёл, взяв под ручку, солдата дурак
На край города, через пустырь и овраг.
Шли они, шли и шли, шли и шли, шли и шли...

Наконец увидали домишко вдали.

Наглый, рыжий, как будто бы выкрашен хной,
Жил там, вечно под мухой, сапожник с женой.
А жена... Матерь божья, ну чисто царица!
Одинаковы были щекастые лица,
Одинаково и телеса сложены.
Бизнес делал сапожник на данных жены.
Но не смог от неё он дождаться похвал,
Потому что все деньги в момент пропивал.
Заплативши копейку всего за показ,
Разглядев бабу в профиль, а также в анфас,
(Потому разглядеть себя баба дала,
Что храпя, как сапожник, у стенки спала)
Ну так вот, разглядев энту бабу сполна,
"А представь, - заявил наш дурак - что она
Вдруг царицею стала, чего б тогда было?
Как считаешь, она б тебя палками била?"
"Не-е... не била б, наверно..." - ответил солдат.
"Из неё, чую, вышла б царица - отпад!"
Собрались они было обратно идти,
Вдруг солдату дурак говорит по пути,
(Видно был он, робяты, совсем уж "ку-ку")
"Вот чего... я тебе её приволоку!
Этой ночью прямёхонько в царский покой!"
(Мимо спящей охраны?! Ишь, резвый какой!)
"Подожди-подожди..., а к чему мне она?
Для чего на посту мне... чужая жена?!" -
Испугался солдат.
"Кто из нас тут дурак?!
Поменяем их ночью!"
"Погодь, это как?"
"У тебя там заместо мозгов что? Опилки?
Всё же просто - царицу к сапожнику в ссылку,
А сапожницу прямо в царицын покой
Мы недрогнувшей тихо подложим рукой!"

Не пытайте, робяты, вопросами "Как!?",
Только баб поменяли солдат и дурак,
И на завтра, продравши глаза с бодуна,
Разумеется думая - рядом жена,
Лютой жаждой томимый, совсем без порток,
Ткнул сапожник царицу локтём в ейный бок -
"Подымайся-ка, баба! Воды приняси,
Папиросы мне дай, тесто, слышь, замяси,
Подмяти... И мои расчяши волоса.
На всё это даю тебе четверть часа!"
Пробудившись от грубого в рёбра локтя,
Ничего не поняв, посопя, покряхтя,
Почесавшись, заснула царица опять.
"Я не понял чичас, ты чяво это? Cпать?!!
Спать, кады я не кормлен, не чёсан, раздет?!!
Подымайся, сказал, и готовь мне обед!
И водицы колодезной дай из вядра!" -
Возмутился сапожник - "Эй, слышь ты? Пора!"
Пробудившись вторично от шума уже,
И внезапно узрев мужика в неглиже,
Что чего-то там требовал нагло весьма,
"Или сплю, или, верно, сошла я с ума!" -
Порешила, зевнув во всю глотку, царица -
"Ох, надеюсь, что мне это, всё-таки, снится…"
И пощупав сапожника за ... нос рукой,
Вопросила она его - "Кто ты такой?"
"Кто такой?! Кто такой я?!! А ты то сама
Кто такая?!"
"Наверное всё же с ума
я сошла!" - пригорюнилась тут уж царица, -
"Блин, ну надо же было такому случиться!"
"Кто такая?!" - сапожник стоял на своём,
Взор царицы исподним смущая бельём.
"Я - царица!"
"Царица?! А ну-ка, "царица",
Подымайся, сказал, принеси мне водицы!
Подмяти, расчяши, а не то щас ремнём,
Врежу так, что весь зад загорится огнём!"
"Врежешь?! Мне?!" - заорала сердито царица,
Стала кликать охрану, да так материться,
Что сапожник сначала, ей богу, опешил,
Но потом взял ремень и царице навешал
Он хороших, отборных таких пи...люлей,
Что едва не дошло дело до костылей.
Обалдела царица совсем - "Во, дела!" -
Размышляет - "Наверное, я померла!
В ад попала, а этот мужик - сатана!"
Испугалась тогда, оробела она,
Поднялась и, как велено было, водицы
Сатане принесла из ведёрка царица.
Но такой неумёхой царица была,
Что полкружки на чёрта она пролила.
Мокрый чёрт ей за это ещё дал ремня,
Попе, так уж горевшей, добавив огня.
Взвизгнув, быстро схватилась она за метёлку,
Но и тут от царицы, увы, мало толку,
Подняла только пыль в помещеньи столбом,
Поплатившись за это теперь уже лбом -
Чёрт аллергиком был, стал чихать, чертыхаться,
И щелбан бабе дал, лишь сумел прочихаться.
И за цельну лохань недоваренных щей
Получила царица от чёрта лещей.
И за гору большую горелых блинов,
И за сломанный гребень и пять колтунов.
Цельный день колотил ее чёрт и ругал,
А за стирку и вовсе поставил фингал -
Изведя только мыла большущий кусок,
Постирала с рубахами красный (!) носок...

А сапожница, в царском проснувшись покое,
Всё лежала и терла глазищи рукою.
На кровати перина, вокруг зеркала,
Размышляла она - "Может я померла?
(У сапожника жизнь вспоминая свою)
И теперь прямиком оказалась в раю?"
Тут вошли очень робко в покои царицы
Три зубами стучащих от страха девицы,
На сапожницу смотрят затравленным взглядом,
А она подбоченилась - "Вам чего надо?"
Три девицы чего-то смущенно бормочут,
Одевать, обувать, вроде как, её хочут.
Удивилась сапожница им - "Вот те раз!
Я калека вам, чё ли? Оденусь без вас!"
Но девицы на месте стоят не уходят,
И с сапожницы глаз обалдевших не сводят.
"Ну, чяво вы без дела столпилися тут?
Стирка, глажка, уборка вас чё ли не ждут?"
Три девицы отважились тихо заныть -
"А когда же ты, матушка, будешь нас бить?
"А когда же ты, матушка, будешь серчать?"
"Коли хочите, щас прям могу я начать!
Офигели совсем? Вам какая я мать? -
Возмутилась сапожница - Мне ж тридцать пять!"
И рукою погладив изгибы фигуры -
"Прочь идите, да делом займитеся, дуры!"
Три девицы ушли. Натянувши колготки,
Обрядилась сапожница в царские шмотки,
И на кухню пошла, чтоб напиться там... чаю.
(Самогонку она не пила, отвечаю!)
А на кухне на царской трудились в запарке,
Повара, поварята, а также кухарки.
И когда все они увидали царицу,
Что-то страшное стало на кухне твориться.
Персонал вмиг ошпарил себя кипятком
И едва не оттяпал себе тесаком
Сразу парочку пальцев, а может и рук,
Так силён оказался внезапный испуг.
А фиктивная наша, робяты, царица,
С аппетитом умяв восемь булок с корицей,
Напилася чайку с сахарком и лимоном,
Да и дальше с довольным отправилась стоном.
А на кухне стояла весь день кутерьма,
Обсуждали - Как?! Ставила чайник сама?!!
Как?! Сама опосля перемыла посуду?!!
Так вот, сея разброд и смятенье повсюду,
Провела день сапожница в пышных богатых,
Разукрашенных золотом царских палатах,
И с лихвой наглядевшись на царских вельмож
(Три с полтиной десятка услужливых рож)
Попривыкла уже и решила смириться,
С тем, что все её матушкой кличут царицей.

На второй день гуляет "царица" по саду,
Вся в шелках, банк огромный топорщится сзаду,
А в саду на посту наш знакомый солдат,
Поутру уже палками шибко помят.
Увидал наш солдатик "царицу" и что же?
Тщётно сделать пытался суровую рожу,
Но припомнивши энтой "царицы" личину,
Ухмыльнулся в лицо ей, без всякой причины.
Удивилась сапожница, то есть "царица"
"Ты чяво это вздумал, солдат, веселиться?
Ухмыляесся будто идёшь на парад,
Али мне ты служивый так искренне рад?
И солдат, поворот чуя скорый в судьбе,
Заявляет "царице" - "Конечно тебе!"
"А чяво ты мне рад? Ведь тябе я добра
Никакого не сделала, может пора?
Как-никак я ж царица! Короче, доложь
По всей форме, царице своей, чё ты хошь?"
"Ничего окромя одного не хочу!
Прикажи, государыня ты палачу,
Чтобы он меня палками больше не бил!
Я ж помру или сделаюсь полный дебил!"
"А за что же палач тебя палками бъёт? "
"Да за то, что в ухмылке расплылся мой рот!"
"За ухмылку? Да ладно, ты брешешь солдат!"
"Вот те крест! В синяках я от холки до пят!"
Этот факт за живое "царицу" задел.
"И со многими этакий тут беспредел?"
"Всех колотят, никто ещё зад свой не спас!"
В тот же день сотворила "царица" указ,
От которого в шоке придворные были.
Содержанье - "Велю, никого чтоб не били!
А солдатам всем по золотому рублю
И по полведра пива, мол, выдать велю".

Дав на пьянку служивым три дня выходных,
Загрустила "царица" о стенах родных,
Заскучала по мужу, пущай конопат,
И дерётся ужасно, под мухою, гад,
Стала лезть в бошку "царскую" всяка фигня,
Типа - "Он там сопьётся совсем, без меня!"
Стала псевдоцарица по мужу тужить,
И велела карету скорей заложить -
Съездить мужа проведать, да тут, хошь не хошь,
Взять пришлося с собой приставучих вельмож.
Не послала подальше их из этикета
И вельмож напихалася цельна карета.
В общем едет, теряя она по вельможе
На ухабах... Вдруг домик свой видит и что же?
Из ворот ее муж ненаглядный выходит,
И какую-то бабу под ручку выводит?!
Глядь, а признаков горя на роже то нет!
Вмиг померк для царицы-сапожницы свет,
Подскочило давленье, застлал взор туман,
И рванула "царица" в карете стоп-кран.
Из вельмож, что с "царицей" ещё оставались,
Только трое внутри кое-как удержались
Остальные попадали рожами в лужи.
И царица-сапожница треплет уж мужа.
"Ах, бессовестный ты! Ах ты, ирод негодный!
Порешил, раз пропала, так ты уж свободный?!
Ах ты, гад похотливый! Aх, мартовский кот!"
И сапожнику прямо коленкой в живот.
"Ах, паскудник, забывший про брачные узы!"
И как врежет ему кулаком по картузу.
А сапожник опомнится бедный не может
Вид двух баб идентичных рассудок тревожит,
Переводит глаза взад-вперёд, взад-вперёд,
А какая евонная не разберёт...
За измену сапожнику врезав по шее,
И тем самым сомнения мужа развея,
Потащила сапожница мужа домой,
А царица дорогой не слишкой прямой,
Возвратилась обратно к себе во дворец,
Тут и сказочки должен быть вроде конец.
Остается сказать, во дворце-то что было -
Никого уже больше царица не била,
Кардинально свой взгляд поменявши на власть.

Очень сильно боялась вновь к чёрту попасть!

&&&&&&

Сестра Риммовна
 

Трудный выбор

(Илья)
 26  Смешные истории  2012-12-20  1  796
…Я не знаю, кем бы я хотел быть, но зато я твёрдо знаю, кем бы я быть не хотел. Ни за какие деньги я не буду президентом России, как, впрочем, и президентом США, Франции, Грузии, Белоруссии и т. д.. Ответственность огромная, кругом враги, интриги, холуи, охрана – один в туалет не сходишь, про попить пиво уже молчу, а что в итоге? Одни оскорбления и куча недовольных. Причём эти недовольные постоянно собираются и митингуют, мешая довольным. Не знаю, как там в США или во Франции, но наши, российские недовольные, по выходным митингуют в центре больших городов и по любому поводу. Первые пять минут отрабатывают повод – «Остановите вырубку кустов!» или что попроще - «Нет новым законам!», а дальше по накатанной схеме – «Вор должен сидеть в тюрьме!», «Вон из Кремля!», «Долой власть чекистов!», «Позор!» и на посошок «Продал страну!». Ну, продал, вам-то что? Он же не квартиру вашу продал. Человек уже много лет, как рабыня Изаура на галерах, вкалывает на вас, на бандерлогов, и вместо благодарности такое слышит… Я б на его месте давно обиделся и ушёл, но вот на его месте я как раз оказаться не хочу. Да и не отдаст он никому своё место, он же не царь какой, что бы отречения всякие подписывать. А недовольные скоро будут собираться в строго определённое время и в строго определённых местах, как и положено по Закону «О проведении митингов». На утренней перекличке, например, и под усиленной охраной вооружённых довольных. Перекликнутся, пересчитаются и обратно, к своему бараку имени Обамы. Кое-где, по слухам, так уже и происходит. В братской Белоруссии, в братской Туркмении, в братской Сирии, да и у нас начинается…
    Можно, конечно, стать президентом какого-нибудь маленького островка с мягким климатом и что б там, на этом островке, было всё, кроме межплеменных конфликтов и этих недовольных-несогласных, но… Если честно, просто лень. И почему-то не хочется становиться президентом банка или нефтяной компании. Эра заказных убийств и пышных похорон, конечно, прошла, но тюрьмы-то остались. И ещё неизвестно, что хуже – Ваганьково или Лефортово. На Ваганьково хоть поедешь с комфортом, в импортной машине и весь в цветах, а в Лефортово… «Автозак», хмурый конвой и неуютная камера с соседом-идиотом. Это если заплатить, а не заплатишь, сосед не просто идиот окажется, а сексуальный и вовсе не идиот.
    Ни за что не стану Немцовым-Навальным-Каспаровым. Они, может, ребята хорошие, умные, в шахматы играют, в интернет заходят, и костюмы у них одинаковые, и слова, и национальность, но носить столько фамилий! Я ж на одну отзываться не буду, только на все сразу и в определённом порядке, в зависимости от политической конъюнктуры. А она у них меняется каждый день по каким-то тайным знакам. Хотя какие там тайны – знаки они и в Америке знаки, только денежные и американские…
    Ксюшей Собчак можно стать, хотя опасно, у неё жизнь бурная, я не выдержу. К тому же, говорят, повыгоняли её отовсюду, деньги в конвертах отобрали… Деньги-то потом вернули, но, как говорится, осадочек остался… Поэтому из женщин лучше стать либо женой Абрамовича, либо женой футболиста из «Анжи». А если ещё это совместить… Не в смысле двух мужей, а в смысле, что б Абрамович в футбол в «Анжи» играл. Хотя тоже опасно – хозяин «Анжи» может взять и продать футболиста Абрамовича куда-нибудь в Сызрань, и сиди там, форму мужу стирай до скончания века… Вот Аллой Пугачёвой я никогда не стану, не хочу на людях с Галкиным целоваться, это плохо кончиться может… Потом придётся с Биланом целоваться, потом с самим Борей Моисеевым… Может, стать своей женой и с самим собой целоваться? Это, конечно, безопасно в смысле секса, но и удовольствия мало, с моей-то сексуальностью…
    Великим русским писателем стать не могу из-за фамилии, великим еврейским – из-за национальности, великим бурятским или татарским – из-за незнания языков и обычаев. Своим товарищем Масюкевичем не буду из-за его пристрастия к дешёвому алкоголю, он после него с зайцами по телефону общается. Так и говорит – «Привет, заяц! Ты где?» Я ему уже сто раз объяснял, где зайцы живут – бесполезно… Министром финансов стать не смогу из-за врождённой честности, министром здравоохранения из-за чувства стыда, министром внутренних дел – из-за честности и чувства стыда. Вот министром образования… «Не ложьте кофу с йогУртом на дОговор, ложьте сразу в пОртфель!» - это я смог бы, у меня одна знакомая и до принятия новых правил русского языка так говорила. Она, кстати, учительница, педагогический университет окончила, платный факультет.
    Можно ещё стать бывшим боксёром Валуевым – сидишь в Государственной Думе, деньги такие же, как в боксе, но по почкам и печени никто, кроме коньяка, не бьёт, даже не пытается, и по сторонам зыркаешь – никто партию не обижает? А президента? Да кто ж его обидит, когда ты недалеко сидишь! Только Жириновский, и то не со злобы, а с разрешения и по заранее утверждённому сценарию. Жириновским, кстати, быть совсем не хочется – пожилой арлекин в цветном пиджаке, со странным отчеством и усталыми глазами… Вот если только целиком всей Государственной Думой стать! Или Марианской впадиной? Суть-то у них одинаковая – и там, и там что-то происходит, какие-то организмы куда-то передвигаются, что-то делают, едят, пьют, размножаются, а смысл… Наверное, он есть, но мне неподвластен, поэтому я не Дума и даже не впадина, а сижу, как дурак, в своей палате и думаю, хоть и голова от мыслей сильно болит…
    Здравствуйте, доктор! Наконец-то! На укольчики? С удовольствием! Как вы меня назвали? Ну что вы, доктор, я уже с позавчера не Наполеон. Нет, вчера я был мрамором. Лежал весь день – гордый, холодный и неприступный. А сегодня с утра я бюджет строительства олимпийских объектов в Сочи! Распилить меня? Меня, доктор, давно распилили и освоили, ещё до принятия и до вашего обхода. Так что лучше укольчики, таблеточку от головы и спать. Нет, Бородино не снится… Пальмы в снегу снятся, дельфины на коньках, чурчхела на лыжах. Хоккей под южным небом… Ещё биатлон на пляже и фигурное катание в морской пене… И как балерина Волочкова в кёрлинг играет. Просыпаюсь – нянечка пол трёт… И горшки ночные по полу скользят… Скажите, доктор, а куда Волочкова утром девается? И что со мной после Олимпиады будет? Осяду в английских банках? Тогда, сэр, колите, колите магнезию своей королеве! Если быть в Англии, то только королевой Викторией! Осторожно, корону не заденьте, я ж её не на голове ношу…

      Илья Криштул
 

Урок английского…

(несуСВеТная)
 26  Про отдых  2012-08-26  2  1502
В мае этого года отдыхала с ребенком в Бодруме (девочка закончила первый класс). Полный ALL INCLUSIVE: море, солнце, отель 5 звезд, ежедневный День Сурка.



Можно отметить для себя всё большую размеренность и неторопливость жизни. Единственным мыслительным процессом является отслеживание времени открытия очередного ресторана.

Теперь о самом событии… Ребенок отправился в игровую комнату, я загораю у бассейна, наслаждаюсь солнцем… Появляется моя принцесса и спрашивает:

- А как буде по-английски маечка?

- T-shirt



- А нарисовать картинку?

- Draw a picture…

Ребенок «растворился», отправившись отдыхать по- своему, а я продолжаю дремать на солнышке… Вдруг передо мной появляется аниматор детского мини-клуба с толпой детей и моей девочкой во главе… Её спич произвел потрясающее впечатление:

- Your girl wants to draw a picture on a T-shirt. It costs 200$. This is very good price.

Сумма в 200 баксов за «порисовать» на майке зацепила!!!И окончательно вывела из состояния полусна. У Коко Шанель появится новая конкурентка в виде моей красотки…

Аниматору:

-Thanks, no. Sorry.

Ребенку:

- Солнышко! Я куплю тебе майку, а фломастеры у тебя есть, мы вместе порисуем, я порисую с тобой…

А майку купить в магазине стоит 5$..
 

Коррида

(Дальневосточник)
 26  Про детей  2012-04-01  0  1105
Воспоминания детства обычно очень немногочисленны и отрывисты. Тем не менее, я отлично помню, что в детстве я очень не любил ходить с отцом в баню. Во-первых, он меня чуть ли не силком заводил в парную и хлопал веником, а мне это очень не нравилось. Во-вторых, он всегда очень сильно тёр меня мочалкой, что не нравилось мне ещё больше. И в-третьих, именно в бане размещалась парикмахерская в которой независимо от времени года один раз в месяц мне делали очень смешную стрижку, называемую канадка, которая выглядела так. Все волосы кроме небольшого чубчика размером с ладонь стригли под ноль. Вот эта процедура нравилась мне менее всего. А потом, как апофеоз всего этого отец шёл в буфет и покупал стакан приторно-сладкого виноградного сока и заставлял меня выпивать, так он считал это вкусным и полезным. Даже сейчас, тридцать пять лет спустя, я очень отчётливо помню, как я, мягко говоря, «не желал» ходить в баню.
   Почему я это вспомнил? Дело в том, что мои пацаны, которым исполнился год, ужасно обросли. Вернее сначала это был просто прозрачный пушок, потом это стало очень много прозрачного пушка, а потом это стало «ужас на что похоже». Причём прозой невозможно передать интонации мамы, говорившей эту фразу. И тут как раз, кстати, или не совсем, кстати, смотря с чьей точки зрения, на год малышам подарили машинку для стрижки волос. Дарили, видимо от души, но пацаны подарок оценили резко отрицательно. Попытка постричь ввергла их в состояние близкое к истерике. Что их пугало больше: жужжание машинки, насилие со стороны родителей или непонятное ощущение лысой головы – теперь уже наверняка останется тайной. Стоит отметить, что с горем пополам, но процедуру удалось довести до финального завершения. Это удалось только потому, что у Сашки и Пашки была разная весовая категория с отцом, так что в споре молодости и опыта победил опыт.
   Физиология наука точная. То есть я хочу сказать, что если чему-то суждено, отрасти, то это непременно отрастёт. Через полгода это событие благополучно произошло. Волосы стали гуще, жёстче, а дети стали крупнее и горластее. Размышления на тему что делать привели к необычному решению – позвать парикмахера на дом. Во-первых, он профессионал, во-вторых, двоим держать одного ребёнка проще, чем одному.
   В общем, решили – сделали. В назначенный день в 9.00 раздался стук в дверь. Пацаны, не подозревая подвоха, побежали к двери встречать нового посетителя. Милая тётя ослепительно им улыбалась, но, сняв пальто, стала делать какие-то странные манипуляции. На белый свет из её сумки появилась знакомая машинка и очень много такого, способного привести в оторопь полуторагодовалого ребёнка. Поставили стул, на него сел папа, которого для образца стали подстригать. Типа, так дети успокоятся и бояться не будут!
   Потом пришла очередь Паши. Усевшись на руки к отцу и не подозревая подвоха, он стал улыбаться своему отражению в зеркале. Звук заработавшей машинки сразу привёл его в возбуждённое состояние, а как только машинка приблизилась к нему на расстояние готовности к работе, он издал первые звуки. Начал он с низкой ноты, которая, впрочем, очень быстро переместилась октавы на две вверх. После этого он стал вырываться, как обречённые к сожжению еретик, после чего на помощь к отцу присоединилась мама. В течение 20 минут это был сплошной клубок из двух родителей, Паши и парикмахера, которая находила возможность вклиниваться в этот клубок и делать пару движений ножницами и руками. Испанская коррида – это игра в кубики в сравнении с этой сценой. Сопли, слюни, остриженные волосы, крики и вопли – всего этого в избытке хватало на всех присутствующих. Нужно отдать должное профессионализму мастера. В конце концов, голова Павлика стала походить на нечто более приглядное, чем дикий чилийский кактус.
   Вот тут и пришла очередь удивляться детской логике и уму. Сашка, который всё это время выглядывал из зала и внимательно следил за происходящим, иногда присоединяясь к братским воплям, видимо из чувства солидарности, сделал правильные выводы. Кричи не кричи – не поможет!
   Предчувствуя новую корриду - родители напряглись, поскольку Сашка был покрупнее Паши, но были крайне удивлены поведением сына. Он безропотно сел к отцу на колени и за всё время стрижки не произнёс ни звука. Бонусом ему стала значительно более симпатичная стрижка, чем у брата.
   Стоит отметить, что ровно через минуту после того, как Пашу отпустили на волю - он опять улыбался и только нервные всхлипывания ещё непродолжительное время напоминали о происходящей неравной борьбе троих взрослых и одного ребёнка. Из боксёрской терминологии победа по очкам досталась взрослым, но моральная победа в этой схватке всё-таки осталась за детьми. Дух одного не был сломлен, а разум другого был просто поразителен.
 

Бытовые - 19

(Леонид Олюнин)
 26  О внуках  2012-03-04  0  3463
ХОЖДЕНИЕ ПО ВНУКАМ

Проводили мою подружку на пенсию, а она, неразумная, через три месяца в цех вернулась.
— Зачем ты, Танюша, на работу вышла? – с
Читать дальше >>
 

Бытовые - 15

(Леонид Олюнин)
 26  Рыбалка  2012-02-10  0  1620
АКТИВНЫЙ ОТДЫХ

— Опять на рыбалку! — вспыхнула жена.
Началось: подумал я.
— Как выходные, так рыбалка! В свободный день хотя бы по дому помог. Ну
Читать дальше >>
 

Нетрадиционное решение

(Нагорнов Олег)
 26    2012-02-09  0  1293
Нетрадиционное решение
Олег Нагорнов
   У девушки были густые каштановые волосы, серые глаза, и она плакала. Мужчина был так красив, что мог бы сниматься в кино, но вместо этого он собирал вещи в большую дорожную сумку, бросая иногда виноватые взгляды на, трогательно вздрагивающие, плечи и произнося фразу, уже самому надоевшую за этот вечер:
- Лия, успокойся. Не плачь, пожалуйста.
Но девушка не хотела успокаиваться. Когда вещи были упакованы, мужчина присел на край зеленого диванчика, и робко погладил её каштановую головку.
- Лия, не надо, - несколько отступил он от текста, - это не конец света. Все будет хорошо. Ты умная, красивая, самостоятельная девушка и обязательно встретишь кого-нибудь, достойного тебя. А я еще не готов. Когда-нибудь буду, но пока...
- Когда? - мгновенно отозвалась Лия, тут-же перестав плакать.
Мужчина вскочил, как ужаленый.
- Вот! Всегда ты так! Ничего сказать нельзя! Только заикнешься о будущем, или, не дай бог, о детях, ты сразу: "Когда?"
Девушка зарыдала еще громче. Мужчина снова сел на диван.
- Ты мне нравишься, Лия. Правда, нравишься. Но ты слишком давишь на меня. Мы встречаемся, вернее, встречались, всего пару месяцев. И всё это время ты говорила только о детях.
- Я люблю детей.- отозвалась, всхлипывая, Лия.
- Так и я люблю! Кто же их не любит? Но я пока не готов. Это такая ответственность! А еще это пеленки, подгузники и... конец карьере!
- А если тебе не придется ничем жертвовать? - спросила девушка, вытирая слезы.
- В смысле?
- Ну, пеленки, подгузники... нам же не обязательно жить вместе. Ты даже можешь не приходить, если не хочешь.
Красавец позеленел.
- Так я только для этого был тебе нужен? Как бык-осеменитель? Прощай!
Мужчина схватил сумку, и выскочил из дома, естесственно, хлопнув дверью. Лия всхлипнула еще раз, встала с диванчика, взяла телефон и быстро набрала очень длинный номер.

   Если бы не клыки и большие, заостренные кверху уши, капитан Аз Ди очень походил бы на Клинта Иствуда. Тот же холодный взгляд, волевой подбородок, голос с хрипотцой. Сейчас он внимательно слушал сообщение по А-связи. Профессор Муа находился вне зоны слышимости, но вполне догадывался, от кого было сообщение.
Дослушав, Аз Ди аккуратно убрал серебряный диск переговорника в карман, и с иезуитской улыбкой повернулся и профессору.
- Лия? - спросил Муа, - снова провал?
Капитан утверительно кивнул.
- Да, дорогой профессор, опять неудача. Кандидат сбежал. Зачатие не удалось. Даже не знаю, что говорить сенату. Полгода мы висим на орбите этого чертового Юпитера, полгода наш лучший агент бьется над такой простой задачей.
Эх, как хорошо было раньше! Каких-то сто лет назад! Взял особь, изучил, вернул. Все просто и красиво. И никаких дурацких маскарадов! Это все вы, яйцеголовые, со своими идиотскими запретами!
Профессор Муа задумчиво почесал лысый череп, действительно, формой напоминающий яйцо, поправил моноколь. Ему очень хотелось сказать капитану, что он дурак и солдафон, и что вообще непонятно, как такой операцией может заправлять военный, но он, как всегда, сдержался.
- Во-первых, запрет на изъятие наложила не раса ученых, а Галактическая Лига. Во-вторых, вы не можете помнить, что было сто лет назад. Вас тогда еще и на свете не было.
- Зато были вы, Муа! И большинство своих наград и званий вы получили как раз в это милое время! Так говорится в вашем досье.
- А в моем досье не говорится, что мне до сих пор за это стыдно?
Аз Ди открыл клыкастую пасть для ответа, но Муа опередил его. Для выяснения отношений время еще не пришло.
- В главном, вы правы, капитан. Величайший эксперимент под угрозой. Ребенок земного мужчины и тесорианской женщины... Это был бы звездный ребенок! Это был бы прорыв! Объеденение двух великих культур, общее будущее землян и тесорианцев!
Профессор мечтательно прикрыл все три глаза.
- А наоборот - нельзя? - зло буркнул Аз Ди, - наш мужчина и их женщина?
- Мы это уже обсуждали, дорогой капитан. Это невозможно. Может быть, Лия слишком торопится?
- Последнего она обхаживала два месяца. Куда уж больше? Земляне категорически не хотят детей. Чего они бояться? Или в их генетическом коде заложен план вымирания?
- А если поменять континент?
- Опять??? Мы перепробовали уже все континенты и все национальности! Кроме русских, разве что.
- Да, кроме русских, - кивнул Муа, - а с ними было бы легче... Но! Их земное происхождение пока не доказано. Откуда их вообще занесло?
- Мы перепробовали все, - вздохнул Аз Ди, - к тому же не так просто найти на Земле стопроцентно здоровую особь. Лию придется отзывать. За полгода - ни ребенка, ни даже капельки спермы. Проклятые резинки!
Что скажет сенат?
Это конец эксперимента. Слишком многое против нас. Включая растущее увлечение землян однополой любовью. Какая мерзость!
Профессор до этого момента не обращал внимания на стенания капитана, но тут с интересом взглянул на Аз Ди.
- Вы правы, капелька спермы нас бы вполне устроила, - задумчиво произнес он, - слушайте, капитан! Немедленно отзывайте Лию! И, кстати, как вы смотрите на то, чтобы, на время, конечно, расстаться с клыками и своими милыми ушками, и превратиться в красивого землянина, с изысканными, но несколько женственными, манерами?
 

Маска

(Нагорнов Олег)
 26  Фантастика  2012-01-25  2  1245
Маска
Олег Нагорнов
    Абориген сел напротив, внимательно посмотрел мне в глаза и спросил:
- Как же так?
Я не люблю, когда за мой столик садятся без разрешения. Не люблю пристальные взгляды и глупые вопросы. Меня можно назвать слегка нетерпимым, но я вообще не люблю дураков в любой форме. Но я уважаю местные обычаи, какими бы они не были. Может быть, у них здесь так принято…
- Что, простите?
Мужчина откинулся на спинку, прищурился и снял шляпу, всем своим видом демонстрируя, что расположился надолго.
- Вы меня поняли!
Тон его изменился с удивленно-подозрительного до агрессивно-настойчивого. Я нащупал в кармане «электрошокер». Так, на всякий случай.
- Нет, я вас не понял.
Я же был вежлив и терпим, как одинокая медсестра с душевнобольным пациентом. Незнакомец отвернулся к окну, закурил без разрешения, перестав нравиться мне окончательно.
- Хорошо, - наконец заскрипел он настороженно, - я спрошу прямо. Почему вы не в маске?
- Ах, вот вы о чем!
Я сразу расслабился, даже улыбнулся. Вот в чем дело…
- Что же, я с удовольствием отвечу, хотя вы и заставили меня понервничать. Там, откуда я родом, не принято носить маски. Честно говоря, даже не понимаю, что в этом хорошего. А как вы догадались?
- Не понимаете?!
Нет, я не снял напряжения. Собеседник завелся еще больше.
- Но это же…это же так естественно!
- Носить маску? – снова улыбнулся я.
- Именно! Носить маску!
Абориген сатанел на глазах.
- И не улыбайтесь! «Там, откуда я родом…»!!! Что это за дыра, интересно, где отвергают дары цивилизации? Девяносто процентов обитаемых миров пользуется масками, ясно вам?!
- Во-первых, перестаньте орать. Во-вторых, я не знаю закона, обязывающего меня носить маску. Вас это шокировало? Очень жаль, но это ничего не изменит. Мне нечего скрывать.
Он немного успокоился, затушил сигарету в прозрачной пепельнице, расстегнул ворот белой рубашки. Подумал и закурил еще одну.
- Очень жаль, что такого закона нет. Разумеется – шокировали! Я не видел ничего подобного даже на других планетах, не то, что в кафе возле собственного дома! И что вы, черт возьми, имели ввиду вот под этим: «мне нечего скрывать»?! Всем нам есть что скрывать! Не обязательно быть преступником, чтобы носить маску. Открытые, показные эмоции вредят обществу, это доказано. Когда мы, люди, стали чрезмерно проницательны, это стало необходимостью. Понимаете?
- Нет. И не понимаю и не принимаю. Меня не пугают чужие мысли, чувства и желания, написанные на лицах. Это – естественно. Это правильно и честно. Повторюсь – мне нечего скрывать и не от чего прятаться.
- Такие как вы – опасны. – сделал он неожиданный вывод.
- Чем же?
- Вы тут спросили, как я догадался…сам не знаю! Но вы резали мне глаза, смущали, раздражали, пока я не понял, в чем дело! Ваша так называемая искренность…это обычное бесстыдство. Моральная обнаженность, цель которой – только шокировать и выделиться. Ваши открытые эмоции вредят обществу, вы – червь, точащий устои!
Я пожал плечами.
- Думайте, как хотите. Я свой выбор сделал. Мне маска не нужна, а нравиться вам это, или нет – не мои проблемы.
- Не нужна?
Его улыбка нравилась мне даже меньше, чем он сам в целом. Мужчина задрал голову, как непослушный конь, и нажал на лейб «Мир масок», наклеенный на тощий кадык. Симпатичный шатен исчез. Передо мной сидел лысый, неухоженный, сорокалетний человек, с дряблой кожей и густыми волосами в носу. На его лице, завершая картину, проступали отвратительные зеленоватые пятна.
- Как вы думаете, я бы смог, выглядев таким вот образом, жениться, получить хорошую работу, заслужить уважение? Нет! Никогда!!! Я понимаю, вы – красавчик, но дело даже не в этом. Маска позволяет не только скрыть внешнее уродство, но почувствовать себя другим! Более уверенным, независимым, неуязвимым! Ваши слабости перестанут быть достоянием общества! Поймите, мир – театр. Стать настоящим актером можно, только надев маску! ВСЕМ НУЖНЫ МАСКИ!
И он надел маску.
    Ангелина закончила творческие процедуры в дамском туалете и вернулась, не дав мне ответить.
- Заводишь друзей?
Она эффектно улыбнулась. Она такая красивая, моя Ангелина. Русые волосы, карие глаза, очаровательные ямочки на розовых щечках…само совершенство! Не без гордости я подумал, что ее маска от «Шарма» гораздо дороже, чем у моего собеседника.
- Давайте знакомится! Я – Ангелина, а это,- она поцеловала меня в щеку, - мой муж Эрик «Икс двадцать пять». Он только позавчера прибыл из питомника и еще осваивается на Земле. Надеюсь, все хорошо?
- «Икс двадцать пять»?! Эрик «Икс двадцать пять»?! Так вот почему! Так ты…ты – андроид?!
И он засмеялся, хотя эти звуки нельзя назвать смехом даже из вежливости.
- Я предпочитаю, чтобы меня называли «искусственный человек»! - холодно отозвался я.
- Чувства! – хрюкал он, не слушая, - эмоции! Искренность! Андроид!!!
Тут он засипел и замахал руками, напугав нас и официантку. Но, к счастью, это был очередной приступ хохота. Наконец он удалился, пошатываясь и спотыкаясь, на прощание поцеловав руку Ангелине и отвесив шутовской поклон мне.
- О чем вы говорили? – спросила моя прелесть.
- О природе человека. – серьезно ответил я.
- Глупенький, - Ангелина нежно погладила меня по руке, - тебе еще рано говорить с людьми на темы, в которых ты совсем не разбираешься!
 

От 2 до 5

(павел (лукьяненко))
 26    2012-01-20  2  920
Прочитал Стаса стих: Жми сюда
и вспомнил.

Мы ходили всем семейством в сауну до тех пор, пока мой 5 летний малый, посмотрев на мой и свой половые органы, а затем на мамину промежность, не спросил: Папа, а почему у мамы пипа?
Мама сразу поняла, что сын стал уже взрослым и наши совместные походы в баню на этом закончились.
 

Таки сказка про Красную БерЭтку

(Мелисса)
 26  Красная Шапочка  2011-07-01  2  9710
Посылала мама Роза дочку, Красную Берэтку:
«Чем бездельем заниматься и мечтать об женихов,
Ты б сходила к бабе Риве (шобы ей здоровья кучу!) -
Та недавно обещала тридцать баксов одолжить.

И возьми с собой авоську (как «зачем?» Положишь фоту -
Я на ней в колготках старых и в надорванном пальте!),
А в лесу нарвешь цветочков или веточек еловых –
Не с пустыми же руками бабу Риву навещать!

Кстати, если припозднишься, оставайся у бабули –
К нам зайдет Борис Абрамыч, шо с соседнего села.
Как «зачем?» Досуга ради! Будем с ним читать газэту -
Надо ж знать людЯм культурным политический расклад!..»

... Вот идет Берэтка лесом, рвет корявые цветочки,
Вдруг кусты зашевелились... вылезает старый Волк –
Не сказать, шоб очень трезвый, полусонный и небритый,
Хвать Берэткину авоську – «Шо несете за продукт?»

...Где же с мясом пирожочки? Где же с маслицем горшочек?!
Это шо за маромойка в молью траченном пальте?!!
Я вопрос спросить имею: «Шо вы ходите с авоськой,
Если в ней одна лишь фота, а на фоте – караул?!»

Наша Красная Берэтка говорит ему культурно:
«Шо ли вы директор леса, мне вопросов задавать?
Направляюсь к бабе Риве - одолжить немножко баксов,
Со своими пирожками в гости ходит только поц!»

«Муся, шо вы так шумите, аж берэтка встала дыбом!   
Я ж на вас не посягаю, так с чего такой бедлам?!
Кстати, я расслышал плохо – где живет бабуля Рива?
Мне не то шоб интересно, так, беседу поддержать...»

Наша Красная Берэтка говорит ему культурно:
«Всяким толстым волчьим мордам я секретов не сдаю!
Шо ли я глупее тыквы – вам давать координаты...
Домик пять, с зеленой крышей – самому пора бы знать!»

В тот же миг Волчара скрылся, шлейф оставив перегарный,
Наша Красная Берэтка дальше по лесу пошла,
Добрым словом поминая маму Розу и соседа,
Шо на печке изучали политический процесс...

...Три часа прошло, однако (ходит медленно Берэтка),
Вот и дом с зеленой крышей, но бабули не видать.
«Дрыхнет толстая гагара - говорит Берэтка нежно,
Нет, шоб встретить крошку-внучку и форшмаком накормить!»

Так, а шо это такое? На участке копошатся
Два мужчинки неказистых... и почти что трезвый Волк!
Мужички копают грядки, старый Волк латает крышу,
А в шезлонге баба Рива им команды раздает:

«Веселее и активней! Честный труд – для тела радость!
После грядок приступайте дом белить, колоть дрова.
Ты, Волчок, воды сто ведер принесешь для огорода,
А потом сажайте дружно лук, редиску и морковь!»

Тут узрела баба Рива внучку, Красную Берэтку,
Та хотела тихо смыться, но старушка засекла:
«Очень кстати ты, Берэтка – рук рабочих не хватает,
Подои козу Брунгильду и иди стирать белье!

Кстати, как там мама Роза? Сделать помощь нам не хочет?
Ах, в презент прислала фото... Драматический момэнт...
В общем, скажешь ей, Берэтка – баба Рива прослезилась,
Вот – возьмешь иголку с ниткой, пусть пальто себе зашьет...»

Всех пристроила старушка – двух охотников и Волка,
Внучку-Красную Берэтку (тридцать баксов посулив)...
Волк сказал: « Да шоб я видел бабу Риву в страшных грезах!
Таки мне радикулитом обойдется огород!»

Два охотника валялись посреди капустной грядки –
Не сумев дойти до дома, прямо там и прилегли.
Удивлялась баба Рива – «шо за хилые народы?»
И задумчиво в шезлонге попивала свой коктейль...

А Берэтка, на прощанье растерзав бабулю взглядом,
Поплелась обратно лесом, лишь пять баксов получив –
Шла и думала коварно - «хрен получит мама Роза!»
И задумчиво жевала дяди Линкольна портрэт...
 

Наглядный пример

(Tungus)
 26    2010-02-16  0  1223
- Уважаемый, можно вас?
Панарин огляделся вокруг – мимо проходили только две женщины, да торопились куда-то несколько пацанов. Значит, это к нему обращается молодая красивая женщина с таким одухотворенным лицом!
- Да, да, вас!
«Ух ты, значит, я еще могу быть интересным даже для таких красавиц! – мелькнула победная мысль у Панарина. – Эх, Ирка, знала бы ты, какого мужа потеряла!»
- К вашим услугам! – с готовностью осклабился Панарин и учтиво шаркнул стоптанным башмаком. – Чего изволите?
- Пойдемте, тут недалеко…
Прекрасная незнакомка цепко взяла Панарина за рукав и повела к ближайшей подъездной лавке. На ней сидел и нервно курил взъерошенный мужчина лет тридцати.
- Панарин! – вежливо приподнял кепку Панарин.
- Вот, Глебушка, наглядная иллюстрация к нашему спору, - запальчиво сказала красавица. - Зная тебя, я предрекаю: ровно через год после нашего развода ты станешь точно таким же клошаром, как вот этот тип!
- Через пять, голубушка, - грустно сказал Панарин. – Извините, я пойду…
 

Беседа об искусстве

(Фёдор Сван)
 26  Искусство  2009-05-07  0  1669
Если мне попадается "пленэрующий" художник, прогоняю желание остановиться и посмотреть, как он пишет. Боюсь помешать творческому процессу, да и сам не люблю, когда стоят за спиной. Но случилось исключение: молодой парень фиксировал на распятом холсте кусочек крымского пейзажа. ПисАл он так увлеченно, что помешать ему, очевидно, совершеннейше было невозможно. Не удержался я и остановился понаблюдать, ну, как песню бардовскую послушать. Тем более, что рядом с художником стоял уже, как ассистент, мужичонка. Мужичонка был невысокий, худощавый, вытопленный, как шкварка. Майка и шорты его могли приютить ещё парочку таких тел, в общем, одежда не сковывала его движения. Не отягощенный определённым занятием, семейными заботами он, очевидно, целый день подвергал организм свой атмосферным явлениям, поскольку кожа приобрела цвет нечищеного медного самовара. Держа за спиной тряпичную, болотного колеру, в жирных пятнах сумку, мужичонка, из-под глубоко надвинутой соломенной шляпы наблюдал за художником мутноватыми маленькими глазками, задрав вверх подбородок, украшенный неухоженной бородёнкой. Распираемый желанием завязать беседу со столь уважаемым человеком, но не находя нужных слов, бесцветным тоненьким голосом он, наконец, спросил с тюркским прононсом: -"Кудожник"? Воспитание не позволило художнику игнорировать вопрос, но и вступать в диалог ему явно не хотелось, поэтому он, сэкономив слова, неопределённо пожал плечами. Дядька же решил, что контакт установлен. Боясь потерять нить разговора, мужичок задал следующий вопрос: - "Водку то пёшь"? Художник, не отрываясь от работы, опять пожал плечами. Не дождавшись ответа, мужичок, "пожевав" ногами, подвел итог разговора: "Я, вобсче-то, тоже упорный - срать захочу, семеро не отговорят"! Кисть замерла, художник присел и, сначала беззвучно, а потом в полный голос захохотал. Следом не удержался и я. Мужичок удивлённо смотрел на нас, потом плечи его мелко затряслись и он захихикал, издавая икающие звуки на вздохе, но, похоже, так и не понимая истинной причины нашего смеха.
 

БЛЕДНАЯ ГОРДЯЧКА

(Сестра Риммовна)
 26  Хэллоуин  2008-12-15  1  3416
Бледная Гордячка на лестнице замка
В тех горах, что любили обдать камнепадом,
У двух, долго дышавших на ладан, старух,
Ты купил мрачный замок с темницей и садом,
Чей покой нарушал мой мятущийся дух…

Я, при жизни своей, исключительно скромной,
Незлобивой, застенчивой девой была,
Но, как дух, оказалась весьма неуёмной
До различных проказ с элементами зла…

Что сказать о тебе? Ты на вид не был робок,
Даже больше скажу - опасенья внушал!
Только въехал - везде накидал винных пробок,
Ананасы и рябчиков жирных вкушал

Благодушен и до безобразия весел…
Я сей факт, безусловно, стерпеть не могла!
Я решила маленечко покуролесить
Безобидно (но, всё ж, с элементами зла…)

В общем, стала являться к тебе в лучшем виде,
Про такой говорят – полный хеллоуин!
Бледнолица, всклокочена, в драной хламиде
Возникала бесшумно из складок гардин…

Раз от раза рекорд по подскоку на месте
Улучшал ты, бокалы роняя из рук…
Децибел сто, примерно, а может и двести
Издавал восхитительный ужаса звук…

Я мечтала спросить – «Чем внушаю тревогу?»
Только не успевала…
Вопя во всю мочь,
Поминая родню и зовя на подмогу,
В вихре тапок ты мчался стремительно прочь…

Ты меня окрестил своей белой горячкой
(Я, и вправду, была невозможно бледна)
Объявил пьянству бой и спиртные заначки
Все, как есть до одной, побросал из окна…

Стал ты хмур, на малейший пустяк раздражался…
А когда я устроила новый сюрприз,
Ты по лестнице шёл, ни за что не держался
И, конечно же, кубарем ринулся вниз…

Как ты славно летел! Лишь тормашки мелькали,
Да без пауз отборнейший сыпался мат…
Мы бы долго друг друга ещё развлекали -
В нашем замке хватало углов для засад,

Но едва сняли гипс и ходить стало можно,
Ты сложил чемоданы в авто цвета «беж»,
Хладнокровно в костюм облачился дорожный
И надумал свалить от меня за рубеж!

Ты уехал! (О, как я была безутешна)
Не сказав мне – «Прощай!» Ах, какой ты был гад!
Но уже тем же вечером злым и кромешным
Ты вернулся – шоссе завалил камнепад!

Я простила тебя, не была я гордячкой,
Я явлюсь к тебе вновь - в жилах кровь застывай!
Если хочешь, зови меня белой горячкой,

Как угодно, любимый, меня называй!

&&&&&&

Тоже, вобщем то, про любовь…
Такая вот история...

Сестра Риммовна
 

Продолжая тему пострадавшего бал ...

(Кузьма Швеллер)
 26  Про похмелье  2008-08-31  1  608

      Веселье. MAA2
      Жми сюда

И обозрев с утра картину:
Бычки, бутылки, всё вверх дном.
Я в зеркало состряпав мину
Иду на кухню пить боржом.

Во рту как кошки побывали,
Гудит с похмелья голова.
Я на балкон иду зевая,
А его нет... Вот это да!

Перебирая памяти остатки
Воспоминанье нахожу:
Балкон снесли вчера. По пьянке
Прибив гвоздями к гаражу.

*****
Прошла неделя. Те же гости
С собой несут опять вина,
И вновь до самого темна
Трясут в квартире моей кости.
Бардак всему. Запущен караоке,
Квартал не спит в вечерней мгле.
Стихи горят, в их остывающей золе
Поэта пропадают строки...
Дым сигарет, галдеж и вой,
Напился кто, стучит об стенку.
Как школьники на переменке
Гурьбой несутся на балкон.
...Балкон упал.....
Девчонки... Были ли они?
Сейчас уже никто не вспомнит,
И лишь соседка тихо стонет
Устав от этой всей возни.

А утром я с больною головой
Иду порядок наводить по новой,
И у подъезда мне сосед здоровый
Покажет свой кулак большой.
 

Мой паровоз (на конкурс)

(Кешастик)
 26  Железная дорога  2008-08-27  5  2928
Ничего смешного нету!
Я не в шутку, а всерьез
Говорю, что чудо света
Не компьютер – паровоз.

Сейчас паровоз можно увидеть разве что в музеях, ну
Читать дальше >>
 

Сорок восьмая сессия Обинского о ...

(Олаф Сукинсон)
 26    2008-03-11  2  1226
14 марта 2008 года состоится сорок восьмая сессия Обинского областного законодательного собрания. В проект повестки включены следующие основные вопросы:

      Слушания

• Слушания по приведению в соответствие с федеральным законодательством областного закона «Сохранения энергии».

• Слушания по приведении в соответствие с федеральным законодательством областного закона «Ома».

• Слушания патриотичных рингтонов на мобильных телефонах депутатов.

• Второе чтение «Муму».

      Проекты законов

• «О порядке решения вопросов получения согласия депутатов областного законодательного собрания на предоставление информации о порядке решения вопросов получения согласия депутатов областного законодательного собрания на предоставление информации».

• «О порядке отчуждения в семье».

• «О порядке пользования недрами в целях разработки месторождений земляных червей, мотылей и опарышей в целях повышения уровня улова в целях повышения потребления белкового продукта населением в целях повышения фосфора в организмах населения».

• «О регулировании отдельных отношений в области оборота половых ресурсов Обинской области».

• «О полномочиях органов государственной власти в сфере, пирамиде и октаэдре».

• «Об утверждении областной целевой программы «Обеспечение, обеспочивание, обесребревание и обезноживание в целях получения информации у подозреваемого населения».

• «О бабах и пиве».

• «О минимальном размере пениса труда».

      Проекты постановлений

• «Об уполномоченном по поддельным правам человека в Обинской области».

• «Об установлении предельных нормативных размеров оплаты труда депутатов, членов их семей, знакомых, хороших знакомых, однополчан, сокамерников и друзей с Одноклассники.ру».

• «О максимальном размере пениса в целях защиты прав потре***елей»

• «О чем-то хорошем и добром».

• «О комплексе мер по искоренению топором и лопатой».

• «О том, как мужик двух генералов прокормил».

• «О промышленном кукарекании».

• «О недопущении использования и неблагозвучие одного инициала в имени автора при публикации произведений И.А.Бунина».
 

ПРИ ЧЕМ ТУТ ЖЕНСКОЕ ЛУКАВСТВО?

(Ирина Жарнова)
 26    2007-12-21  1  1483
Все девки – как девки, а Луша – недоразумение: рыженькая, как лисичка, востроносенькая, да еще и косолапка. Обидны ей насмешки товарок, а того горше, что Никита-красавец в упор не видит.
Набралась она смелости, да пошла к дубу тысячелетнему, что стоял одиноким исполином посередь лесной поляны. Говорят, раньше волхвы людей лечили, заставляя страждущих пролезать в сквозное дупло, что в стволе его.
- Дай, - думает, - и я пролезу. Хуже не будет, а, может, хоть чуть краше стану.
Разулась, разделась до рубашки, забралась на ветвь нижнюю, что на высоте человеческого роста от земли и аккурат напротив дупла.
Посомневалась еще малек, да и нырнула во чрево дубовое.
Вылезла с другой стороны по грудь, а дальше – ни туда, ни сюда: дупло, будто сузилось. Так и повисла: с одной стороны – голова да руки, с другой – помидоры да ноги.
Ой, испужалася! Что делать?
Только рот открыла, чтоб на помощь звать, глядь – из чащи медведь нарисовался.
Подвалил к дубу, обошел его кругом, внимательно так на окоченевшую от страха Лушу глядя, и сел напротив – смотреть. Долго смотрел, а потом выдал:
- Это ты правильно сделала, что застряла. Я как раз подругу себе ищу. Устраиваешь ты меня. Чересчур красива, правда, - других медведей отгонять придется. Ну да ладно – мне метелиться не привыкать..
- С чего это ты взял, что застряла я? – ляпнула со страха Луша. – Подпитываюсь я тут биоэнергией.
- А я все больше - медом, - озадаченно почесал за ухом топтыгин. – А эта био…, как ее, она вкусная?
- Полезная, - заверила девушка.
- Значит – не вкусная, - понял Миша и переместился к той стороне дупла, из которой торчали Лушины ноги.
- Ой, щекотно! – дернулась она от мокрого носа, уткнувшегося ей в голую ступню.
- Феромоны! – мечтательно втянул носом воздух косолапый. – Эх, была – ни была, женюсь!
- Ты ж всю зиму дрыхнешь! – лягнула Луша косолапого.
- Ну и что с того? – потер тот ушибленный нос, и , сменив дислокацию, вновь уселся напротив лица ее. - Некоторые люди всю жизнь спят. Ходят, едят, говорят, даже детей рожают – а сами спят. Так и доживают свой век, не проснувшись.
- Мудрец! - восхитилась Луша. – Тебе б еще биоэнергией подпитаться – был бы неотразим.
- Правда? – оживился топтыгин. – Ну так вылазь, живенько!
- Щас! Я это место нашла, - сварливо фыркнула Луша. – Свали!
- Высыпись, я сказал! – взревел медведь и, подойдя к дубу, затряс его что есть силы.
Пробкой вылетев из дупла, Луша нырнула носом в кучу прошлогодней листвы. Подняв голову, она увидела Мишу, с блаженной мордой расположившегося в отвоеванном чреве дуба.
- Сиди и жди, жена! – важно изрек он, закатив глаза.
- Я тебя сейчас тоже вытрясу! – мстительно пригрозила Луша. – Лучше сам вылезай!
- Дудки! Я намертво застрял! – довольно заверил ее косолапый после неудачной попытки пошевелиться.
- А я с разбегу! – злорадно прошипела она и…давай бог ноги!
      *      *      *
С тех пор Луша стала чудо как хороша - хоть картину пиши!
Дуб же тот медведь разворотил - вызволяясь. А все…
Ну что вы, ей богу?! При чем тут женское лукавство?!
 

Ночь после выборов

(Олаф Сукинсон)
 26  Про выборы  2007-11-09  2  1783
…На ковре, сцепившись и выбрасывая ноги, катались Жириновский и Миронов, бормоча: "А ты кто такой?"
- Не поделились? - спросил Грызлов, задергивая портьеру.
Жириновский и Миронов быстро вскочили на ноги и принялись рассказывать. Каждый из них приписывал весь успех себе и чернил действия другого. Обидные для себя подробности они, не сговариваясь, опускали, приводя взамен их большое количество деталей, рисующих в выгодном свете их молодечество и расторопность.
- Ну, довольно?- молвил Грызлов. - Не стучите лысиной по паркету. Картина битвы мне ясна. Но не помешал ли я вам? Вы что-то делали тут на полу? Вы делили голоса? Продолжайте, продолжайте, я посмотрю.
- Я хотел честно, - сказал Миронов, собирая бюллетени с кровати, - по справедливости. Всем поровну - по двадцать пять процентов.
И, разложив бюллетени на четыре кучки, он скромно отошел в сторону, сказавши:
- Вам, мне, ему и Зюганову.
- Очень хорошо, - заметил Грызлов. - А теперь пусть разделит Жириновский, у него, как видно, имеется особое мнение.
Оставшийся при особом мнении Жириновский принялся за дело с большим азартом. Наклонившись над кроватью, он шевелил толстыми губами, слюнил пальцы и без конца переносил бумажки с места на место, будто раскладывал большой королевский пасьянс. После всех ухищрений на одеяле образовались три стопки: одна - большая, из чистых, новеньких бюллетеней, вторая - такая же, но из бумажек погрязнее, и третья - маленькая и совсем грязная.
- Нам с вами по сорок процентов, - сказал он Грызлову, - а Миронову двадцать. Он и на двадцать не наработал.
- А Зюганову? - спросил Миронов, в гневе закрывая глаза.
- За что же Зюганову? - завизжал Жириновский, - Это грабеж! Кто такой Зюганов, чтобы с ним делиться? Я не знаю никакого Зюганова.
- Все? - спросил главный единоросс.
- Все,- ответил Жириновский, не отводя глаз от пачки с чистыми бумажками. - Какой может быть в этот момент Зюганов?
- А теперь буду делить я, - по-хозяйски сказал Грызлов.
Он, не спеша, соединил кучки воедино, сложил бюллетени в одну пачку и засунул ее в карман белых брюк.
- Все эти голоса, - заключил он, - будут сейчас же переданы Владимиру Владимировичу. Вам нравится такой способ дележки?
- Нет, не нравится, - вырвалось у Жириновского.
- Бросьте шутить, Грызлов, - недовольно сказал Миронов. - Надо разделить по справедливости.
- Этого не будет, - холодно сказал Грызлов. - И вообще в этот полночный час я с вами шутить не собираюсь.
Жириновский с ужасом посмотрел на главного единоросса, отошел в угол и затих.
У Миронова сразу сделалось мокрое, как бы сварившееся на солнце лицо.
- Зачем же мы работали? - сказал он, отдуваясь. - Так нельзя. Это... объясните.
- Вам, - вежливо сказал Грызлов,- любимому сыну президента, я могу повторить: я чту Уголовный кодекс. Я не налетчик, а идейный борец за План Путина. В мои четыреста честных способов политики ограбление не входит, как-то не укладывается. И потом мы прибыли сюда не за сорока процентами. Этих процентов мне лично нужно, по крайней мере, девяносто девять.
- Зачем же вы послали нас? - спросил Миронов остывая. - Мы старались.
- Иными словами, вы хотите спросить, известно ли главному единороссу, с какой целью он предпринял последнюю операцию? На это отвечу - да, известно. Дело в том...
В эту минуту Жириновский развернулся, опустил голову и с криком: "А ты кто такой?" - вне себя бросился на Грызлова. Не переменяя позы и даже не повернув головы, главный единоросс толчком каучукового кулака вернул взбесившегося нарушителя конвенции на прежнее место и продолжал:
- Дело в том, Миронов, что это была проверка.
- Правильно! - воскликнул Миронов. В углу плакал Жириновский.
- Отдайте мне мои проценты, - шепелявил он, - я совсем бедный! Я год не был в телевизоре. Я старый. Меня президент не любит.
- Обратитесь в Гаагский трибунал, - сказал Грызлов. - Может быть, там помогут.
- Меня никто не любит, - продолжал Жириновский, содрогаясь.
- А за что вас любить? Таких, как вы, президенты не любят. Они любят молодых, длинноногих, политически грамотных. А вы скоро политически умрете. И никто не напишет про вас в газете: "Не стало отца русской демократии".
- Не говорите так! - закричал перепугавшийся Жириновский. - Я всех вас в Думе переживу. Вы не знаете Жириновского. Жириновский вас всех еще продаст и купит. Отдайте мои голоса.
- Вы лучше скажите, будете служить или нет? Последний раз спрашиваю.
- Буду, - ответил Жириновский, утирая медленные слезы…
 

В некотором царстве... Смерть То ...

(Олаф Сукинсон)
 26  Про толстых  2007-05-26  6  3032
В некотором царстве, в некотором государстве жил да умер один старик. А напоследок оставил трем сыновьям наследство. Старшему досталось. Среднего отоварил. А младший совсем дурак был, не стал дожидаться, сам папашу пришил.

Стали сыновья думать, как им дальше жить. Думали, думали, ничего кроме водки в голову не лезет. Послал старший брат младшего, а среднего за водкой.

Вот вернулись братья, стали водку пить. Пили-пили и надумали кота в сапоги посадить. Посадили в правый сапог – нагадил. Посадили в левый – еще пуще нагадил. Задумались тут братья, чьи это сапоги. А кот тем временем им обои оборвал. Глядят братья, а под обоями клад зарыт. Ну, надо еще за водкой бежать – деньги-то есть!

Младшие говорят, мы уже ходили, теперь тебе, старшой, идти. Стал он сапоги обувать, а там! Жалко, что кот убежал.

Вот идет старший босым за водкой, а навстречу ему баба Яга. Ну, мало просто водки еще выпил. Говорит ему баба Яга:

- Чую, русским духом пахнет.

Смутился добрый молодец и рассказал ей свою горькую историю. Налила ему баба Яга полную ступу водки и спрашивает:

- Сможешь всю выпить? Тогда помогу.

Выпил старший брат полную ступу водки, обернулась Баба Яга Василисой Прекрасной и повернулась к нему задом, а к лесу передом. Проснулся наутро Иван – глядь, ****ь! Деньги у него украли.

Вернулся домой, а братья на него волками смотрят. Где, говорят, водка? Поведал Иван, что за беда с ним приключилась, стали на него братья дятлами смотреть. И то верно – денег нет, кот сбежал, сапоги последние и те.

Что делать, как дальше жить-поживать и добро нажимать? Решили братья сапоги продать. Отмыли, отпарили, повесили на солнце сушиться, а у сапог возьми да и отклейся подошва. А под подошвой – клад зарыт. Ну, стали братья за водкой собираться. Кинули жребий в окно, разбилось оно на мелкие кусочки. Но не простое там было стекло, а волшебное. Кому осколок в глаз попадет, будет на мир одним глазом смотреть. А кому в сердце, тому, значит, и смерть пришла.

Как на грех им смерть-то угостить нечем.

- Извиняйте, бабушка, - говорят, - а водки у нас нету. Вот вам деньги, сами сходите.

Взяла деньги смерть и говорит:

- Спасибо вам, братики, за доброту вашу. Хочу вас отблагодарить. Расскажу я вам, где смерть Кощеева. Смерть его вы найдете под крышкой пива «Толстяк». «Толстяк» в холодильнике. Холодильник в магазине «Пятерочка». Магазин на улице 50 лет СССР. А улица в граде Барнаульском. Берите коня резвого и скачите в тот град смерть Кощееву добывать. А смерть коня вашего в капле никотина. Никотин в сигарете «Мальборо-лайт». Сигарета в пачке. Пачка на полочке. Полочка в прикассовой зоне магазина «Пятерочка». Магазин на…

- Эх, бабушка, да чего ж ты такое говоришь-то нам?

- Да чего, соколики, ходить по домам без толку? Вот подрядилась за одно и рекламировать. Вы меня, чай, не прогоните, а мне все приработок какой. Пенсия нынче маленькая

Сжалились братья над смертью и дали ей еще денежек. Потом сели на коня резвого, приехали в град Барнаульский, зашли в «Пятерочку» и накупили смертушки Кошевой пять ящиков да два блока смертушки коника. И еще целые сутки жили поживали, да добра наживали…

А смерть пива «Толстяк» - в туалете.
 

Такой феминизм нам не нужен!

(Олаф Сукинсон)
 26    2007-05-07  5  1316
Нормальные-то ученые, они ж сперва на собачках попробуют, а опосля в жизнь впендюрят. А ненормальные, они, конечно, без собачек сразу на человеках эксперименты экспериментируют. А нам это потом боком выходит. Ну, не ЭТО боком выходит, а вообще. Хотя, ежели эксперимент совсем не удался, то и ЭТО даже на лбу повылазит. Это как повезет. Ну да хватит ЭТО хватать.

Поговорим лучше за феминизм. Оно, конечно, спервоначалу непонятно, как этот эксперимент на собачках-то спытать. Но ежели как следует вдуматься, то можно приметить, что Земля-матушка уже давно за нас на животинках разных распробовала и нам намеки-то подбросила: мол, смекайте, детишки, каково оно без своего мужика бабам разным гадским и зверским приходится.

Вот возьмем для блезира обыкновенный оголтелый феминизм безо всяких там социальных примесей, коий мы можем и без лупы наблюдать среди черных вдов, огроменных мохнатых паучих проще говоря. Феминизм, так сказать, в чистейшем виде. И мы увидим, что от отсутствия борьбы за мужское влечение естество женщины ухудшается – жрать начинает с тоски все без разбора, даже своих мужиков. Сидит такая жуткая жирная бабища, не чесанная, ноги не бритые, злющая и кидается на все и вся. И ядом так и брызжет. Он к ней с любовью, а она его – хам, и вся любовь. Отсюда, как говориться, и комплексов полные сапоги.

А возьмем, к примеру, уже более развитый феминизм. Этакую демократию с нечеловеческим оскалом по принципу волчьей стаи, где отринуты мужики, а в стае всем заправляют бабы. Ну так это ж гиены таким Макаром и существуют. Ихние мужики слоняются по саванне париями, а в стае только бабы да ребятишки малые. Выборы проходят по обычному принципу, которая всем глотки заткнет, та и главная. В принципе, нормальное, казалось бы существование. Ан нет. Видели вы волчиц? А гиен? Ну и какие милее? Вот оно что делает мужское-то внимание! Вот так бегают они стаей по миру – страшненькие, облезленькие, с поджатой попкой и воют на весь мир с несчастья своего женского. А во главе у них самая страшненькая и облезленькая в крапинку. Да и мужики гиенские тоже без семьи-то черте что, даже гавкнуть как следует не приучены.

Ну и на вершине феминистской пирамиды – тоталитарное бабское общество по принципу пчелиного роя или муравейника. Нонешние-то бабы к чему стремятся? К самостоятельности. Мол, сами с усами, хотим быть финансово независимыми, будем работать и станем менеджерами. Ну а за энтой работой без семьи, без дитёв, без мужика настоящего. Вот так и у пчел с муравьями – все рабочие особи – это бабы, лишенные детородных функций. Зато все при деле. А та, которая диктатор ихняя, в качестве привилегии оставила подле себя нескольких рослых красавцев и рожает от них каждые пять минут по еще одной несчастненькой менеджерше. Ну и на вид эта диктаторша мало чем от черной вдовы отличается – запустила себя, спортом не занимается, толстеет и дурнеет, пока от ужаса от нее собственные доченьки с новой страшилой во главе в другой рой не улетят. Вот он – идеал самостоятельности!

А меж тем, лебединая красота, грация львиц, кудрявые овечки, длинноногие газели и прочая краса и гордость природы существует только в нормальных мужецентристских коллективах, где бабы не пренебрегают позывам понравится, а наоборот.

О. Сукинсон, фельдшер биологических наук.
 

Не виноватая я, он сам - 2

(Гюльчатай Сухова)
 26    2006-12-17  24  1897
Чем больше вчитываюсь в данного автора, тем больше проникаюсь чувством дикого веселья. За очередной порцией пришлось сходить на Стихи.ру - там он себе ни в чём не отказывает, благо инфантильных дурочек там в избытке. Ну и славно! Итак -
......

Видимо ассонанс вроде надсон-признаться а может ждаже передняя как контраст задней рифме Полурифмой вроде abcb abca ведь не назовешь

Кстрюли ообще оновоположники целого муз направления.

А у нас зима и волки к дому жмуться. Вот и сейчас котов загоняю чуть стемнеет, а в прошлом году Муську сожрали. У волка очень толстая шея, пошел вечером как обычно неделю назад за зайцем и в поле стая загнала на яблоню,

Остальные куры грустные сидят по жердочкам в курятнике - Новый год близко. Перечитываю Ваши произведения за прошлый год в это время - Вы очень изменились Нора. Какое-то отчаянье даже проглядывает.

"То кто люди мирового масштаба. Это Дипапл - что урони кастрюлю на пол

Иисус христос был личностью мирового масштабаю Ну там Омар Хаям еще.

Битлс это английская новокрестьянская поэзия,

Я лично после физтеха и мгу другил личностей способствующих удержанию планетарного равновесия кроме солнца не признаю

Сколько народу и как быстро сгорело при прямом попадании в пассажирский автобус. А я в него чуть не сел в Леване - буквально на 30 секунд опоздал. И откуда эта дикая идея византийская о том, что не нам решатьб когда кому и куда приходить. Мы и так не решаем уже ничего

Вы сами замечательная поэтесса и кастрюлям сто очков вперед дадите

Gkmymnt пока не поздно - жизнь одна.

Циганок гоните проч, если Вы сами коненчо не одна из них

Не понравилось но все равно очень красивое стохотворение и хорошее.

Честно говоря я просто потрясен, что Вы мне ответили. Сегодняшний закат и туман на лугу - ничто не предвещало мне, что я так скоро буду счастлив читать строки, написаные Вами. Вот и верь после этого разным приметам

Смело восхищаюсь Вами. Да я и не прочел все

Все же приятно что Хармс не забыт и вообще за классическую литературу не обидно. Это надоже, я думал Тютчева уже и не читают. Я и сам не слишком его знаю если не сказать что совсем не знаю

Думать надобно вообще о чем думается

С тех пор как вместо бухаринской модели Сталин выбрал троцкисткую и решил обирать крестьян ради индустриализации крестьян быть перестало.

Что до священников, их и ранее ненавидели люто и жгли во все времена, потому как у нас византийская модел симфонии

Мне когда в дом залезля и Вы звал милицию, они походили кругами я им остатки трубы медной на антену отдал и уехали

Он поставил на ниву от семерки и обин болт вместо двух воткнул - у меня все масло на радиатор выдуло и голова перегрелась

Вы такая сильная чувственная женщина, и слово "убогих" плохо сочетаетесь

Барышни вообще свою репку так нежно и изящно выдергивают, что это просто восхитительно, а таким как Вы достаточно пройти мимо огорода, и все репки бегут за вами

Даже Бог должен где-то хранить свои инструменты.
Осталось только их найти.

Вообще нет ничего плохого в том, чтобы печатать все что Вам на ум придет, словом, жить не оглядываясью

Рассуждения отнимают у нас желания

Я давно научился быстро начинать чтобы раньше окончить

Пушкин олицетворяет одновременно и европеизм и глубочайшую самобытность
этот несомненно одаренный ученый непрерывно работал в библиотеках а не пропадал на балах и пирушках.

Любое дело может быть сделано, если человек действует регулдярно и с любезной Господу Богу бодростью. Тому пример евреи

Как сказал Теодор Герцель в 97, не прошло и ста лет, а земля обетованная налицо. Зачем унывать.

Замечательное стихотворение, но какое-то обиженное или обидное,
хотя скзано очень обидительно и даже я бы сказал обийственно.

Вот какое стихотворение замечательное.
Стиль такой свежий легкий ясный, и язык богатый.
Кстати о языках, давно пора к мониторам ванночки
для сбора слюны приделывать, или подставки для
выпавшей челюсти.

Замечательное произведение. За женщину которая каждый вечер складывает свои ушки в шкалку из орехового дерева ни в одном из тысячи
храмов не горит ни одна свеча. Она складывает свое тело в постель для тела и закрывает глазки

А вот Есенин:

Я вернусь когда расправит ветви
За окошком наш старинный сад,

Блок открыл кран выпустил джина и джин этот поступил с ним как и должен был поступить. Можно было открыть немного а можно было на всю. И Блок открыл на всю.

В чем Вы сильно прибавили за последние 9 месяцев - в словестной эквилибристике

Я не поклонник соцреализма, но сами понимаете надобно поэту иметь самую широкую аудиторию. Потому хочешь или нет надобно писать так, что бы как можно более людей могли на себя примерить Ваше стихотворение как костюм

Я собираю фольклер в деревнях Калужской области - Вы даже себе не представляете, насколько эти произведения отличаются от топа стихиры

Вы женщина и тут все доводы бессмысленны. Женская поэзия вообще самая настояшая. Что бы женщина не писала, а выходит у нее всегда колыбельная

Один предок у меня построил себе дом с прудом в Москве - теперь это Ботанический сад

У меня приятель без ноги - ему как раз оторвало ногу, где мне спину сломало в очередной раз,

Мне женщин не понять да и теперь уже и не нужно - возраст не тот

Женская поэзия в Российской империи несравненно богаче, нежели мужская. Цветаева-Ахматова-Ахмадулина. А что же мужская: Есенин и все.

У меня живет в Сирии замечательный товарищ - поэт. Учился в России, никак издаться не может -считается антисемитом. Хотели в Вене тираж 12 млн сделать - напечатали 7 тысяч

Я теперь сижу Вам письмо пишу а у меня кровь из гордла идет с детства хроническое воспаление легких, fz что бы заработать на этот интернет что Вам пишу напилил машину сырой осины и простудился под дождем к чертовой матери. И еще я турбину построил чтоб ток был - уже месяц провода украли и свету нет во всей деревне и еще я тарелку смастерил из проволоки!!! спутниковую, протому как я физтех закончил с красным дипом,
 

Метод лечения.

(Цветная Алла)
 26    2006-04-24  2  1241
Приходит к врачу пациент в надежде на помощь при похудении, и видит такую картину.
Сидит за столом грузная, упитанная женщина. Пациент так и ахнул.

-Ну, ну! - подумал он. - Куда мне сравниться с её габаритами. Вот уж "повезло" да и только.
Докторша как-будто прочитала мысли пациента.

- Наверняка Вас смущает моя фигура. Вы думали здесь увидеть худенького врача? Уверяю Вас, что Вы не разочаруетесь в методе моего лечения. Я для Вас как антиобраз для подражания. Ну-с, приступим к лечению. Вот сейчас я Вам предоставлю список продуктов, которые Вы наверняка любите покушать. Вы можете эти продукты употреблять в больших количествах и без ограничения, пока Вам не станет плохо. А это значит, что Вы на них смотреть перестанете, не то что кушать.
Вот мне этот метод, к сожалению, не подходит, но я не унываю и ищу другие методы борьбы с ожирением. Если Вы прислушаетесь к моему совету, то похудение наступит неизбежно. Самый верный способ воздержаться от соблазнительного кусочка торта - это представить себе, что на его верхушку взобрался таракан. Вы его очень хорошо видите, а я предпочитаю не обращать на него внимания. Могу съесть и вместе с тараканом, но это мои проблемы. Вот я сейчас беседую с Вами, а, думаете, мне легко подняться? Дайте мне руку! Без Вашей помощи мне не обойтись.

Пациент подошел и протянул руку помощи докторше. Она схватила его руку и притянула к себе.

- Вам правда не хочется видеть такую картину? Вот мысленно представьте себя на моём месте и сразу у Вас отпадет охота тащить за собой лишний вес.

Диетолог с трудом поднялась и навалилась мощной грудью на пациента. Пациенту казалось, что, ещё секунда, и он укроется под её могучим бюстом.

- Извините! - пролепетал пациент. - Я не хочу быть похожим на Вас. - произнес он, и пулей вылетел из кабинета.
Пациент приложил массу усилий, чтобы похудеть и не встречаться больше с этой тушей в форме докторши, но не всё порой зависит от воли пациентов.

Через несколько месяцев ему прислали приглашение на очередное посещение диетолога.
-Пойду! - подумал мысленно он. - В конце концов я должен знать, насколько мне удалось похудеть. Ради этого стоит потерпеть и не обращать внимание на грузную тушу диетолога.
По дороге в поликлинику пациент мысленно подумал про себя, что если ёще раз буду вытаскивать эту тушу из-за стола, то скорее сам попаду под стол с ёё помощью. Размышляя, он не заметил, как подошел к дверям кабинета.
Открыв двери, пациент сразу же обратил внимание на миловидную, худенькую девушку и воскликнул:
- Бог мой! Вы кто? А где врач?
- Я врач - ответила девушка.
- А к кому-же я приходил раньше?
- Это была моя мама. Она тоже работает диетологом и у неё своя методика похудания.
- Ничего себе методика? - подумал пациент. - Да она меня своим весом чуть не свалила с ног.
Конечно-же этого он девушке не сказал, а мило улыбнулся.
- Ну что же! Вставайте на весы. Проверим, на сколько Вам удалось похудеть.-
- Да Вы, я гляжу, просто перестарались. - Вы похудели настолько, что Вам немедленно нужно прекратить эту диету.
- Не могу- возразил пациент.
- Ваша мама мне внушила такое отвращение к еде, что при виде когда-то любимых продуктов, меня тянет......, ну Вы сами понимаете.
Да, теперь я должна исправлять методику своей мамочки.

- Позвольте задать Вам нескромный вопрос. Почему же ваша мама сама не худеет?
- Да в том то и весь секрет её методики, что она своим устрашающим весом пугает своих пациентов, и в результате блестящий успех. Еще ни один пациент не жаловался на лишний вес. С Вами вышел перебор. Будем устранять "неполадки" в маминой работе. Однако до сих пор все пациенты оставались довольными и благодарили её за спасительное избавление от избыточного веса. Вам снова нужно набирать положенный вес.

- Спасибо Вам за совет - ответил озадаченный пациент.- Вновь попадать к Вашей драгоценнейшей мамочке больше я не намерен.
Сказав это, пациент покинул кабинет.
Ну и врачи пошли! Да ну их! С ихними методами. Буду лечиться по-своему, если конечно поправлюсь, в чём я лично сомневаюсь.
 

Машка и Рэсс

(Актёр (А.Окр.))
 26    2005-10-20  10  1520

У моего дядьки дома как-то жила очень странная парочка: собака по кличке Рэсс и кошка сиамская - Машка.

Собака не маленькая. Как порода называется, не помню. Чёрная, похожая на болонку, но среднего собачьего роста. Глаз почти не видно, из-под густой чёлки иногда только пуговками поблёскивают. Пёс добродушный и на гостей полаивает только долга ради – харчи отрабатывает.

Машка, хоть и сиамская кошка, но не оправдывает слухов, согласно которым эти маленькие хищники считаются злыми и мстительными. Никого не поцарапает лишний раз, и ласку понимает, и с Рэссом поиграться любит.

Начинает Рэсс дурака валять - найдёт Машку, повалит на пол и делает вид, что укусить хочет. И лапами её попинает, и голову её понарошку зубами попробует, обслюнявит её всю вусмерть, смотреть тошно. Машка эту пытку стоически терпит, на происки не отвечает. Из-под лохматого Рэсса торчат только её задница, лапы и хвост.

Но всему есть предел.

Начинает Машке это действо надоедать. Индикатор Машкиного настроения – хвост начинает нервно постукивать по полу. На кошачьем языке это означает, что скоро она станет стервою. Все, кто наблюдают эту картину, это понимают, но до глупого и доброго Рэсса доходит не сразу.

Наконец, Машка теряет своё лицо и лупит когтистой лапой пса по самому его уязвимому месту - носу. Рэсс отскакивает в недоумении, не понимает, что игра закончена, и снова лезет. Опять получает - видимо, больно. Он возмущён, гавкает на неё: ты зачем, мол, так, я ведь с тобой играю. Но тут кошка вскакивает на свои четыре и прыгает на бедолагу с не вполне дружескими намерениями.

Не поняв всех причин "межрасового" конфликта, Рэсс дипломатично начинает удирать во все лопатки, кружа по квартире и сшибая лёгкую мебель по дороге.

Машка несётся за ним, неся возмездие, пытается оседлать или, по крайней мере, отмолотить его зад своими передними лапами. Получается очень смешно. Она мчится только на одних задних лапах, а передние, лишь изредка достигая цели, комично машут по воздуху.

Но вот, наконец, до Рэсса доходит осознание собственной невиновности. Полный справедливого негодования, он поворачивается и кидается на свою обидчицу.

Кошка Машка – женщина, конечно, экстравагантная, но дурой не была никогда. Через мгновение она уже на настенном персидском ковре, оттуда в спальную и прыг на кровать.
Сидит Машка, подобрав хвост, недалеко от края и делает вид, что ничего, собственно говоря, и не произошло. То лениво прищурится, то посмотрит в окно, словно погода её интересует, одним словом, шлангом прикидывается.

Кровать невысокая. Нос оскорблённого Рэсса от Машки в сантиметрах десяти скачет. Пес весь в ярости от кошачьего презрения, он просто надрывается от лая, а достать обидчицу не может!

Потому как, ей можно на кровать, а ему - запрещено!!

И самое главное, что он ни на миг этого не забывает, и она это тоже знает, чем нагло и пользуется!

***

Начинает Машка орать - время есть такое особенное. Приносят ей из уважения к собственным нервам кота, как правило, тоже сиамского. Наступает кошачий медовый месяц. По началу Мария набивает себе цену, изо всех сил изображая их себя девушку простую, но гордую. (По обыкновению коты попадались либо тёртые, либо матёрые. В чём разница?… Тертые брали измором, а матёрые - приступом.) Некоторое время Машка держит осаду, а затем сдаётся на милость победителя, как того и требует её природа.

Как только появляются котята, в самую первую очередь молодая мать достаёт их по одному из большой картонной коробки и несёт несчастных Рэссу на аудиенцию. Ну, или - как бы сказали теперь - на презентацию. Складывает их кучкой у самых его лап. Рэсс тщательно обнюхивает это копошащееся сообщество и принимает под своё покровительство. С этого момента он не просто пёс (сам по себе), а – как бы это правильнее сказать – "отчим". Машка, исполнив долг согласно этикету, уносит их обратно в коробку. Ритуал завершён, этикет соблюдён, котята представлены, начинаются будни.

Говоря о Рэссе, необходимо отметить, что отчим из него – никакой, мало того - просто безответственный. Улучит момент, повалит Машку на пол и давай у неё молоко сосать!!! Паразит!

Машка - тоже мамаша ещё та …! О котятах не думает, лежит – удовольствие получает!

Такие, вот, нравы у молодёжи!

***

Лежит Рэсс на кухне на боку. Жарко. Харчей объелся. Лени-и-и-ивый! Позовёшь - он ухо одно только поворачивает. Подходит Машка, тоже не голодная. Зависть её снедает. Начинает около него пристраиваться. А для этого находит самое тёпленькое местечко, около брюха его чёрного - и туда, словно так и положено.

Лежат в обнимку, словно любовнички. Потом глядишь через полчаса, Рэсс всё ещё дрыхнет, а Машка упёрлась ему в живот лапами, мнёт и перебирает - тайский массаж практикует. Кошка-то как-никак сиамская.

Союз да любовь!!

А говорят: "как кошка с собакою!!"
 

КОРМА.

(ЮРИК)
 25    2020-02-26  1  288

Светились вышки над тайгою,
В ночи горели факела.
И от Советского застоя,
Рублём романтика звала.

Морозил сопли, руки, ноги,
Но никогда не унывал.
Уверен в выборе дороги,
Нефть для страны я добывал.

Здоровьем не обидел Боже,
Дурниной пёрла моя прыть.
И там я точно вышел рожей,
Умело, недра стал бурить.

Мороз и солнце, снег и ветер,
И звёзды яркие, луна.
Под вечер, ночью, на рассвете,
Как мать встречала нас она.

Кормила всех и тем и этим,
И даже блюда на заказ.
Есть ПОВАРА на этом свете,
И я о ней сложил рассказ.

Строга, серьёзна, недотрога,
Ломали копья мужики.
Хотел и я пробить дорогу,
Она встречала всех в штыки.

Итак и сяк не тут –то было,
Ну не выходит, ни хрена.
От её вида сердце ныло,
Шикарною была корма.

Ну, это прямо раком глаза,
Ведь это надо мать етить.
Такая задница-зараза,
Хотелось взять и обхватить.

Ещё она была красива,
И сладок был запретный плод.
Или быть может, она мстила,
Отвергнув весь мужской народ.

Вот так и жили, не тужили,
Еду творила, от души.
Мы с Ольгой-поваром дружили,
Мечты при этом задушив.

Такая вот души отрада,
Ломали об неё глаза.
И не досталась мне в награду,
Доселе катится слеза.
 

Заколка.

(ЮРИК)
 25    2020-02-17  1  239
Вспомнилось отчего- то любовь моя первая. Застенчивая и радостная, смешливая, а порою тихая. Как мне казалось, она была самая красивая, самая родная и дорогая, самая, самая. Казалось судьба свела на века, но….
Жизнь оказалось совсем не простая штука, и мы с Иринкой, очень многого ещё не знали и не изведали в этой жизни.
В ту пору мне было семнадцать, ей на два года поменьше.
Познакомили нас мои подружки и сестра, которые проживали в пятнадцати километрах от Перелюба в совхозе Саратовский, тут всё и началось, моя любовь вдруг вспыхнула огромным костром. Дня без неё прожить не мог. Хотя она и жила в совхозе в пятнадцати километрах. Вот туда я и мыкался, каждый вечер на своём «коне» марки Восход 3м, был у меня такой мотоцикл.
Первая любовь это всегда что-то загадочно-волнительное, возвышенное, доселе неизведанное, как говорится голова кругом на ровном месте. Ровным местом всё это было для взрослых, т.е. любовь для них, это полный пшик, ерунда какая то, блажь, вроде как «трава не расти». Это и пытались вбить в мою юную голову мать с бабушкой, а я же с головой погряз в своём чувстве и слушать ничего не хотел, считая самыми счастливыми минутами, когда я был рядом с нею, моей лучезарной избранницей.
Как-то я взял и сказал матери, что мы с Иркой поженимся.
Она посмотрела на меня, как на сумасшедшего и спросила,
- Тебе ведь на тот год в армию.
- Ну и что, пойду обязательно.
- Ты то пойдёшь, а она что без тебя тут делать будет?
- Ждать будет, как наивный албанец ответил я.
- Ну-ну. Ой, Юрка, у тебя таких Ирок, ещё тысяча будет.
Тут она прямо в точку попала. Но тогда ослеплённый любовью, я совсем ничего не хотел понимать. Непередаваемые ощущения, чего-то сказочно- воздушного, словно прочитывание великолепного шедевра, который захватил тебя целиком и полностью. Всё –таки первая любовь, это самое потрясающее чувство, зачастую приходяще - уходящее, но такое сладостное, и уж точно незабываемое.
Дорога до совхоза была обыкновенным земляным грейдером, без всякого асфальтового покрытия. Во многих местах грейдер имел свойства просаживаться, потихоньку превращаясь в глубокие ямы огромных размеров, в которых после дождей образовывались непросыхаемые лужи с постепенно густеющей жижей. Вокруг этих луж появлялись объезды, т.е. стихийные сужения дороги. Все эти лужи я помнил наизусть и со страстным восторгом каждый вечер, как ветер летел на крыльях к своей любимой, а ближе к утру возвращался обратно.
А тут меня пригласил друг на день рождения.
Я гордо сообщил что буду не один, и не дожидаясь сумерек съездил в совхоз и привёз свою Иринку познакомить с моими друзьями детства.
В ту пору наши праздники проходили невдалеке за посёлком, в ямах. Не знаю почему, но в нашем детстве мы с самого детства играли на тех полянах, где были эти неглубокие ямы, как нам говорили, оставшиеся после изготовления глиняного кирпича, под названием саман, который в недалёком прошлом, был основным строительным материалом в нашей заволжской степи. Да и что надо было мальчишкам, костёр, печёная картошка, ну и конечно же полная свобода. Взрослые редко в ночное время приходили туда, а если и шли, то далеко до ям начинали громко звать по имени своё чадо. В то время мы уже как взрослые иногда выпивали по праздником. Пили особо не здорово, помаленьку. Выбора в напитках особого не было, а скорее, потому что наши неокрепшие организмы много и не требовали, так иногда баловались. Выбор в магазине был действительно не особо богатый. Потрясающе ужасное яблочное вино, под народным названием «шафран», да ещё виноградное «анапа» в народе ласково называвшееся Анна Павловна.
Было конечно ещё несколько видов напитков, но коньяк «белый аист» был ужасно дорог, а водка была слишком крепким напитком. В то время мы только пытались привыкать к этому русско-национальному блюду.
Мне казалось, что моя Ирка понравилась всем пацанам.
Так всё время бывает, когда в молодёжной компании появляется, что то новое, совсем не изученное.
Во второй половине ночи, мы покинули нашу компанию и покатавшись по Перелюбу, двинулись в сторону совхоза. Грунтовка, особо не разгонишься, но со стороны востока начинало светлеть небо и Иринке было давно пора домой.
Вот и поджидала нас ужасная каверза, луч фары высветил огромную лужу, которая до того была на другой стороне дороги и кто бы знал, что встретившийся нам Кировец невзирая ни на что промчался по этой самой луже и вся жижа перетекла на сухую сторону дороги. Вонзившись в это самое месиво, мотоцикл пошёл юзом и мы целиком и полностью погрузились в жидкую грязь. Нет, мы совсем не убились, жижа смягчила падение, и мы метров десять пропахали по этой самой жидкой грязи. Ирка погрузилась с головой, а от мотоцикла лишь левая ручка руля была на поверхности. Сначала был катастрофический испуг, а потом мы начали истерически ржать, глядя друг на друга. Я гладил любимую, сглаживая жижу. Шикарные волосы превратились в ужасную кучу грязи, с моей куртки вывалилось и шлёпнулось вниз килограмм пять   грязи. Мы подняли мотоцикл и двинулись к близлежащей луже с чистой водой.
- Юра, я потеряла заколку.
- Да чёрт с ней.
- Как же это? Ведь это ты подарил, а я сегодня первый раз её нацепила.
Пойду, поищу.
- Ты что обалдела что ли? Где ты её поищешь? Ты на себя посмотри. Давай мыться лучше, а то как черти выглядим.
Вот тогда впервые я удивился женской мысли, сама вся в грязи, чуть не убились, а ей заколку в темнотище поискать надо. С той поры женщины частенько меня удивляли ходом своих мыслей, жуть да и только.
– Куплю я тебе десяток таких.
Тут надо сказать, что заколку и пару бюстгальтеров я привёз ей в подарок из Куйбышева (так в ту пору называлась Самара).
В сельских магазинах наличие бюстгальтеров было в дефиците и вот мне пришлось это покупать в куйбышевском универмаге.
Светленькая, молоденькая продавщица обыденно спросила
- Извините, а какой вам размер?
Я понятия не имел, как классифицируются размеры лифчиков.
И явно выглядел с физиономией полной растерянности.
Девушка вопросительно посмотрела на меня и опять спросила
- Так вам какого размера?
Я здорово смутился, но быстро сообразил и пятернёй показал какого, а потом присмотрелся и сказал.
- Да пожалуй, чуть побольше вашего и взглядом упёрся в её грудь.
Тут сконфузилась продавщица, и густо покраснела.
Мне было непонятно и чего это она краснеет, что же она хочет чтобы у неё, самые большие были.
Заколку я купил на улице. Уже в ту давнюю пору у больших магазинов продавали всякую всячину из дефицита….
Лучи фар высветили наше убогое состояние, мимо нас ехал москвич и остановился.
Рыбаки сидевшие в москвиче, увидев, что мы целые и невредимые, сильно развеселились над нами, и осведомившись, что нам уже никак не помочь, тут же уехали.
- Пошли мыться быстрее, а то сейчас толпа зрителей соберётся.
Огромная чистая лужа была чуть поодаль от дороги, и мы раздевшись до трусов обмывали друг друга. Раздетая Ирка была полным моим восхищением, из её бюстгальтера я вынул с килограмм грязи, я мыл её своей майкой, вытирая её крепкие девичьи груди, спину, живот, потом встал рядом прижал её к себе и мы минут пять целовались, встречая наш приключенчески - сказочный рассвет.
Вот оно, то чувство непреодолимого влечения, которое всю жизнь возникает у людей, при сближении мужчины и женщины.
Ирка дрожала, видно от холода, и эта дрожь девичьего тела ввела меня в необузданно-дикое сверх возбуждённое желание, а мы всё стояли и целовались.
Я вновь чувствовал её дрожь и всё сильнее и сильнее прижимал её, не в силах оторваться. И лишь яркий свет фар движущейся машины вернул нас к действительности.
Да это и было то самое чувство, как мне показалось, эйфория полного человеческого счастья.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер