ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое лучшее: стр. 29

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: самое лучшее: Стр. 29   Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Обращение к парламентам и народа ...

(Finnfire)
 28  День России  2012-05-01  2  1195
В Древней Киевской Руси
Не работало такси,
Но дружка хорошего
Заказать на крошево -
Лишь мошною потряси
Печенегам.Гой-еси!

Родственные связи там плелись хитро,
Хоть и не пустили в городах метро,
Вилами ,мечами ,ворохом колья
Во! Отхороводили племяшей дядья.

Пригласили фрязичей, Мефодия с Кириллом,
Чтобы богатырская кровушка остыла,
Пусть читают книжки, мыслей вьют стога,
Но ни Богу свечка и не кочерга.

Натворили на престоле выкрутасов,
Хоть не ползало по н*** аэрбасов:
Что ни Царь - то царь Dodon,
Что ни Вождь - б/у Condom.

Только Катя-вдовушка
светлая головушка
С братьями России блага так хотели,
Но... сосредоточились на теле.
Либо тут царицей быть -либо честь свою блюстить...

С первомайской разнарядкой обращяюся я к вам,
Депутатам,депутаткам,депутатьим мальчишам:
Вы не шлите нам неспелых дошколят,
Они нам тут нашакалят,нашалят,
Вы ж уже нам протянули интернет
И теперь у вас секретов от нас нет.

Ну пораскиньте вы мозгами,
Оглядитесь вы кругом -
Сможем,сможем мы и сами
Учредить дурдом.
 

Производственные - 39

(Леонид Олюнин)
 28  Приколы о работе  2012-04-10  1  1538
ПОДВОДИТ

— Этому Васькину я точно сегодня поставлю прогул, — в час дня мы его отправили за бутылкой, а он все еще не вернулся.
— Да, — смена уже к
Читать дальше >>
 

Семейная трагедия

(Садистка-Пародистка)
 28  Про родителей  2011-08-16  0  2909
Моя младшая дочь Настя ( 7 лет) собирается на прогулку с подружками. Муж ее останавливает:

    - Пока не сделаешь уроки и не позанимаешься музыкой - гулять не пойдешь!

Настя бежит ко мне в слезах:

    -Мама! Я папе всю свою молодость отдала, а он мне всю жизнь испоганил!

2006
 

Сказка о дедке, бабке и курочке ...

(Мелисса)
 28  Сказки  2011-06-28  1  4443
Жили-были дедка с бабкой –
Пожилые, но не слишком,
Дед ходил довольно бодро,
Да и бабка ничего.
И была у них в хозяйстве
Удивительная птичка –
Рябкой звали вундеркиндшу,
Ща подробней расскажу.

В общем, эта чудо-птичка
Не неслась, как все, стандартно –
Выдавала золотые
Яйца типа Фаберже.
Дед с женой ужасно злились –
Ни яичницу не сделать,
Ни омлет. Да что ж такое?!
Бесполезное яйцо!
Уж они ругали Рябку,
Сдать грозились в инкубатор…
Ничего не помогает –
Золотые всё несёт!
Бил их дедушка кувалдой
И пилил, как Шура гирю,
И сверлил, и грыз, сердешный –
Только зубы обломал!
Попросили даже мышку –
Та яйцо сто раз роняла,
Ну, не бьётся, хоть ты тресни –
От невроза мышь слегла.
Уж соседи все хохочут –
Ну и курица чуднАя,
Слава Богу, наши квочки
Эту гадость не несут!..

Что же делать бабке с дедкой?
Жизни нет с дурацкой Рябкой,
Опозорила конкретно
(А яиц уж два ведра!).
И пошли они к соседу –
Тот умён был непомерно,
Потому что «Капитал» он   
Аж два раза прочитал!
«Помоги, сосед, советом!
Что же делать нам, несчастным?
Может, есть какое средство,
Чтобы Рябку излечить?»
И сосед, слегка подумав,
Почесав плешивый череп,
Им сказал: «Мужик я добрый,
Вам не в силах отказать.
Значит, так: давайте Рябку,
А взамен возьмите Цыпку –
Не несушка – загляденье!
Яйца просто высший сорт!
И возьму я с вас немного –
Каждый месяц приносите
Молоко, муку и сало –
По-соседски, так сказать».
Ух, обрадовался дедка,
Целовать соседа начал –
Еле бабка оттащила
(С детства сдержанной была).
И на радостях схватили
Пожилую птичку Цыпку
(Та неслась лишь по привычке -
Раз в полгода или в год).
Бесполезную же Рябку
Приютил сосед учёный –
Был он добр и благороден,
Старость дюже уважал…

С той поры дедуля с бабкой
Стали жить как фон-бароны –
Яйца всмятку и вкрутую
Аж два раза в год едят!
Берегут старушку-Цыпку –
Та сама уже не ходит,
Петуха к ней приглашают
Для лирических бесед.

А сосед их стал внезапно
Расширять свои угодья -
Уж коттедж пятиэтажный
Забабахал средь села.
Ну, оно и так понятно –
Не простой мужик, учёный –
Ведь не зря же он два раза
«Капитал»-то прочитал…
 

Про Юрку и Леонида

(Илья)
 28  Смешные истории  2010-08-16  2  2187
Юрка жил далеко на Севере в покосившейся избе, которая отапливалась дровами. Дрова Юрка брал прямо там же, в избе, отчего она постоянно уменьшалась. Электричества у него не было, зато был телевизор, который Юрка любил смотреть долгими зимними вечерами. Телевизор был похож на трёхлитровую банку и показывал солёные огурцы, ну и по праздникам помидоры. Странно, что передача про помидоры обычно заканчивалась очень быстро и с песнями, а про огурцы шла постоянно, но без звука. Скотины у Юрки не было, даже жены, была раньше собака по кличке Собака, но ушла от такой жизни в тайгу, где и сгинула на болотах. Юрка ходил туда, искал её, звал, но нашёл только два гриба и много ягод, которые продал на станции проезжающим поездам. Вырученные деньги Юрка потратил с толком – купил водки, сигарет, ну и там по мелочи - ещё водки и сигарет. Потом, спрятав покупки под кровать, Юрка налил себе стакан, закурил и вышел на крыльцо. Мимо прошло стадо коров, лето, потом соседка баба Таня и осень. Надо было идти растапливать печку, но Юрка всё не уходил с крыльца. Что-то в его жизни неправильно, думал Юрка, но что? Может, она, его жизнь, уже прошла мимо, как это стадо коров? И после неё тоже остались следы в форме лепёшек? Или, может, всё ещё можно изменить? Мысли уносились в холодное небо, сталкивались там с падающими звёздами и таяли, Юрка замёрз, зашёл в избу и сел смотреть телевизор с огурцами. А потом он лёг спать.
    Леонид жил в Москве, в Лондоне и по выходным в Ницце. Работал он хозяином нефти какого-то большого края, названия которого так и не научился выговаривать. Хозяином нефти Леонид стал случайно – пошёл в баню с одним большим человеком, а тому прямо туда позвонили, так, мол, и так, нефть нашли, а чья она, непонятно. Кому отдавать? А в парилке, кроме Леонида, никого. И в предбаннике никого. В комнате отдыха, правда, две массажистки дежурили, но им и так хорошо заплатили, к тому же они иностранки были, из Украины. Большой человек посмотрел на Леонида, выпил и отдал ему эту нефть. Только попросил делиться иногда, ну и денег на всякие нужды государственные давать. Леонид исправно делился и его за это никто не трогал, даже очень серьёзные люди «не-скажу-откуда». А сейчас Леонид лежал на палубе своей яхты, пил дорогое вино, смотрел на звёзды и, если звезда падала, загадывал желание. Мимо прошли «Мисс Мира» и «Мисс Вселенная», острова Французской Полинезии и 15 лет жизни. Леонид допил вино, загадал последнее желание и уснул.
    Проснулся Леонид далеко на Севере в покосившейся Юркиной избе. А Юрка проснулся на яхте Леонида, в окружении пустых бутылок из-под дорогого вина. Леониду сначала всё очень понравилось – природа, тишина, никаких «Мисс», только холодновато и соседка баба Таня вечно похмелиться просит, говорит, что под кроватью есть. Он даже в сельмаг как-то сходил, хотел купить ей дорогого вина, но вернулся расстроенный. Ну а Юрке тем более всё понравилось, хоть он и не понял ничего. Он в бар с палубы спустился и зажил там вместе с барменом. Жаль только, что бармен по-русски не очень говорил и телевизор у него не огурцы показывал, а какие-то двигающиеся картинки. А огурцов вообще не было, про помидоры Юрка и не спрашивал.
    Прошло время. Леонид давно стоял на крыльце Юркиной избы и смотрел на небо. Он ждал падающую звезду, но на Севере звёзды падают реже, чем на Юге – боятся упасть в болото, передавить клюкву и утонуть, не принеся никому счастья. А Юрка тоже давно стоял на палубе яхты Леонида и смотрел в никуда. Он ничего не ждал, он просто испугался, что баба Таня нашла его сокровище, спрятанное под кроватью, и похмелилась им. Вокруг был океан, Юрка не очень понимал, где его изба, как он очутился на этой яхте и как ему добраться домой. А потом к нему подошли «Мисс Мира» и «Мисс Вселенная», стали ругаться, требовать каких-то денег за три месяца и отвезти их в Париж. Юрка с женщинами был суров и послал их сразу, причём не в Париж, а намного ближе. Он с женщинами всегда так разговаривал, без этого на Севере не проживёшь, там бабы непонятливые, сразу всё выпьют. Но «Мисс Мира» оказалась ещё непонятливее и залепила Юрке в ухо, а пока он падал в океан, расцарапала лицо «Мисс Вселенной» и стала звонить какому-то Руслану, что б он забрал её отсюда. Зато далеко на Севере баба Таня не ругалась и денег ни у кого не требовала. Она просто топор взяла и Леонида по голове легонько тюкнула. Потом под кровать залезла и всё оттуда выпила, даже какой-то стеклоочиститель.
    Очнулся Леонид на своей яхте, недалеко от Марселя. Голова, конечно, немного болела, но Леонид не стал обращать на это внимания. Он расплатился с «Мисс Мира» и «Мисс Вселенной», отправил их в Париж, выучил название своего нефтяного края, отослал бабе Тане на Север ящик французского коньяка и велел капитану яхты поворачивать в сторону России. А Юрка проснулся далеко на Севере, в своей избе. Он вышел во двор, улыбнулся – впервые за много лет! – и пошёл к бабе Тане, делать ей официальное предложение. Баба Таня была с похмелья, поэтому согласилась и вовремя подоспевший ящик французского коньяка был выпит всей деревней за двадцать минут под лучок, песни и варёные яйца. А после свадьбы Юрка ушёл в тайгу искать нефть. И нашёл.
    Прошло много лет. Леонид жил в нефтяном крае в простом доме и работал простым нефтяником. Яхту он давно продал, нефтяной свой край отдал обратно государству, а дома в Ницце и в Лондоне у него купил разбогатевший Юрка. Юрка, кстати, и нефтяной край себе забрал – государству, видно, не пригодилось. На звёздное небо ни Леонид, ни Юрка не засматривались – у Леонида уже давно не было никаких желаний, а Юрке это просто не нужно было, он все свои желания выполнял сразу, без помощи падающих звёзд. Вот только от жены он никак не мог избавиться, от бывшей бабы Тани, которую он, на свою беду, светской львицей сделал. Да она уже и не бабой Таней была, а Танечкой, гламурным лицом страны. Такое вот лицо у страны оказалось, с силиконовыми губами.
    И однажды прилетел Юрка в свой нефтяной край по каким-то пустяковым делам. Может быть, зарплату получить. А Леонид зарплату уже получил и, наоборот, улетал куда-то. Скорее всего в отпуск, в Турцию, «три звезды» и «всё включено», больше-то в России отдыхать негде. И чёрт дёрнул Юрку с простым нефтяником пообщаться. Никогда не общался и вдруг захотел. Вышел он из ВИП-зала на улицу, дошёл до общего здания, а там у входа Леонид стоит, курит. Посмотрели они друг на друга… Долго смотрели, прямо глаза в глаза, и только хотели на небо взглянуть, как тут Танечка прибежала с Юркиными охранниками. Такой крик подняла… Юрку в лимузин засунули, Леонида в самолёт проводили без очереди… А с неба как раз две звезды скатились. Яркие-яркие, и долго падали, будто ждали чего-то, но ни Юрка, ни Леонид их уже не видели. Да если б и увидели, что б изменилось? Юрка всё равно свой нефтяной край никому бы не отдал, ни Леониду, ни, тем более, государству, а у Леонида при виде Танечки одно желание было появилось, но он быстро одумался. К тому же Танечка тоже ведь эти звёзды увидела и свои желания загадать успела. Так что нефти на её век хватит. И силикона тоже. А её счастье… А счастье её далеко на Севере осталось, в болотах с клюквой, но Танечка об этом не знает… И, как это часто бывает, никогда не узнает…

      Илья Криштул
 

Месть

(Перловка)
 28  Про месть  2009-02-12  5  2473
(по мотивам анекдота)

СобралИсь,как-то,вместе подруги -
Жёны старых друзей-алкашей.
Говорят :"Задолбали супруги.
Проучить надо наших мужей!
Им бы только до визга надраться!
Каждый день вдребадан и в дымЫ!
Мы не станем ругаться и драться,
Сами в стельку напьёмся и мы!"
Что ж,замётано. Водки купили.
Но не знают,где вместе им сесть,
Чтобы сказка их сделалась былью,
Выпить "горькой" за сладкую месть.
Дома - дети. На лавках - "Тортиллы".
Деться некуда,всюду народ.
Тут одна из троих предложила:
"Может,кладбище нам подойдёт?"
Долго ль пили они на погосте,
То не важно. Важнее итог.
Протрезвели мужья их от злости,
Даже пива не лезет глоток.
Собрались они вместе наутро,
Всех троих озадачил вопрос:
Почему жёны,как халабудры,
Заявились,буяня в разнос?
Первый выдавил : "Алкоголичка...
С мужиком моя Катька была!
Напилась!Вся в грязи,как чумичка!
И букет хризантем принесла!"
А второй говорит : "Эх ты,Рая...
У моей не один был мужик!
Как с помойки припёрлась! Бухая!
И при ней два букета гвоздик!"
Третий голову обнял в страданьи,
Две слезинки сронив на пальто.
Он, в груди подавляя рыданье,
Простонал только : "Люся...За что?!
Ну,с одним!Ну,с двумя!Я бы понял!
И простил бы без матерных слов!
Ты ж,в земле,как боец с поля боя,
Возвратилась с корзиной цветов!
Юбка порвана,косо надета,
В волосах кипа грязной листвы,
На груди вьётся чёрная лента :
"Мы с тобой... От одесской братвы"...
 

Интернет, стихи и топор

(Андрей Ручкин)
 28    2008-12-03  3  3571
Так же по теме см: Жми сюда      

Я выбрался из Интернета на улицу с большим трудом. Посмотрел вокруг, подышал воздухом и потихонечку пришел в себя. И постепенно до меня дошло, что я наконец доделал этот чертов сайт для этой треклятой фирмы и пусть уж себе дальше валандаются с ним как знают.
Было ровно два часа пополудни. Мой изможденный электроникой организм пожирал кислород как слезшая с диеты балерина, а сам я внутри этого организма неторопливо размышлял о том, чем теперь, собственно заняться и каких именно жизненных впечатлений лучше набраться. В принципе пивная "Тюльпанчик " уже открыта, но если я пойду туда прямо сейчас и пробуду там до вечера, то возможно не попаду сегодня домой.
-Никаких пивных! –рявкнул организм злым и усталым внутренним голосом. –Мне нужен кислород. Если однажды я загнусь от отсутствия кислорода, ты отправишься следом за мной.
-И пойдем мы с тобой рука об руку, -процитировал я фразу из "Андрея Рублева", но организм мой плохо воспринимает кино, вино и домино. Равно как и пиво. То есть относится к искусству довольно скептически. Порой, сидя внутри этого организма, я искренне недоумеваю: а что я тут вообще делаю? Не пойти ли мне куда-нибудь еще? Но до сих пор я мудро воздерживался от побега. Интернет, понятное дело, не в счет…
Безлюдность мясопотамских улиц в этот знойный июльский денек была почти полной и совершенно неоспоримой. На двери "Промтоваров", не стесняясь отсутствием ветра, многозначительно поскрипывал крупный ржавый замок, основательно сработанный еще в 1913 году. Этот замок говорил о многом. Транспаранта "ушел в запой- не ждите понапрасну" на двери не было, но бывалые старожилы умеют читать надписи даже при их полном отсутствии. Они знают, что проще съездить в Москву за нужным предметом обихода, чем дожидаться того светлого момента, когда Тарас Евгеньевич найдет в себе силы вернуться к непомерно трезвой жизни.
Короче говоря, в моем родном Мясопотамске стояло лето, а потому особого оживления вокруг не наблюдалось. Более того: тишина стояла такая, что я слышал как чавкает за углом через улицу участковый милиционер Морфиков и как жужжат вокруг него настырные осы, пытаясь отбить стаканчик с подтаявшим мороженым.
Я пошел на звук, повернул за угол и увидел ту самую картину: насекомые ведут войну с представителем закона и порядка. От вафельного стаканчика осталась ровно половина.
Морфиков левым бортом примостился к скособоченному киоску мороженого и пожирал лакомство вдумчиво и сосредоточенно, как и всегда. Он излучал доброжелательность и отмахивался от ос столь небрежно и лениво, что это-то их злило больше всего. Им казалось, что их не принимают всерьез.
Фуражка Морфикова съехала набекрень, китель как всегда был застегнут не на ту пуговицу.
-Как насчет мороженого, пожиратель кислорода? –осведомился я, когда до киоска оставалось примерно метров тридцать. Почему бы и впрямь не присоседиться к Морфикову и не поболтать о том- о сем? Тем более, что меня осы не трогают. Я не жмот и покупаю один стаканчик специально для них, чтоб отстали. Живи и давай жить другим- не помню кто это сказал, но сказал абсолютно правильно.
-Гм, ну что ж…Если пломбирчик или два, -сдержанно ответил организм, давая понять, что против мороженого он как раз не против. Даже более того…Так что мы и дальше пошли вдвоем…А когда мы вдвоем, то почти не боимся простуды, а в крайнем случае… крайнем случае в пивной наливают не только пенное, но про это я решил промолчать, чтобы организм лишний раз не раздражался.
Итак, мы шли навстречу всем пломбирам мира, но тут из-за другого угла по невиданной доселе кривой ( в баллистике такая точно невозможна ) точно пушечное ядро пронесся главный Мясопотамский Дракон. Вы наверное сейчас подумали, что я слишком засиделся в Интернете и теперь заговариваюсь? Нет, Дракон-это прозвище. Главный редактор "Мясопотамской правды" господин Дракуонов, чтоб его черти взяли…Пушечные ядра редко бывают испуганными и кажется не визжат…Во всяком случае виденные мною ядра Царь-пушки вели себя крайне солидно, а тут…
Сколь бы ни был Дракон испуган, но он довольно практично придерживал правой рукой светлую шляпу, которая на такой лихой скорости вряд ли бы сумела самостоятельно удержаться на его ответственной голове. Дракуонов умчался вдаль, вздымая пыль и никому ничего не объясняя. Куда-то туда…На границу города и деревни.
Наконец пыль на траектории его полета осела и можно было пересечь улицу не рискуя расчихаться. И тут я увидел, что Морфиков от этой приятной неожиданности уронил остатки мороженого себе на китель и осы вылизывают его мундир с доселе невиданным энтузиазмом. Но участковый не обращал внимания на приставучих насекомых. С затаенной опаской он посмотрел туда, откуда прибежал наш городской Дракон. Судя по всему погоня должна была быть страшной и Морфикову не хотелось выяснять, что это за опасность затаилась там вдали. Что даже Дракон утратил привычную солидность и пустился в бега. Любознательность не входила в прямые милицейские обязанности нашего участкового. Он сделал вид, что с испачканным мундиром просто не в силах нести тяжкое бремя местного правопорядка и в сопровождении эскадрильи неутомимых ос торжественно удалился в направлении родного отделения, удачно расположившегося в пяти метрах от киоска мороженого.
А я пошел вперед. После всех этих посиделок в Интернете мне все уже было как-то по фигу, по…В общем, все равно. Признаться, я ожидал встретить свирепую мамелюкскую конницу во главе с Ахмет-пашой. Или Годзиллу. Или на худой конец Кинг -Конга, наконец сбежавшего из США. Но улица была пуста. Даже дюжина живых мертвецов не топталась на тротуаре. Чего же испугался Дракуонов? Безлюдья? Я стоял посреди улицы с озадаченным видом. И как всегда рядом ни Ньютона, ни Коперника, ни Капицы. Спросить-то не у кого!
Но тут под тенистыми липами что-то засияло, осветив потрескавшийся асфальт и фасады сонных домов и я понял, что это улыбка и улыбается это дядя Веня. Настроение его сегодня было далеким от философского. Поэтому он был добрым, тихим и улыбчивым. И обрадовался мне как родному.
-Ты щас не занят? –спросил дядя Веня. И на него с липы тут же спрыгнула черная лохматая гусеница. Мясопотамские насекомые в этот жаркий денек определенно активизировались. Дядя Веня дал гусенице щелбана. И она тут же вылетела из моего рассказа.
-Не занят, -весело ответил я, но тут же помрачнел, решив, что сейчас последует привычное предложение "а не сходить ли нам, кстати, в пивную". Портить настроение дяде Вене мне не хотелось, но вступать в конфликт с собственным организмом не хотелось тоже. По образованию я, простите, не дипломат и положение было просто безвыходное.
-Сходим порыбачим? –предложил дядя Веня и у меня отлегло от сердца, и организм был доволен. В конце концов пломбирчики подождут.
Мы заскочили к дяде Вене домой. На кухне он выложил из авоськи небольшой топорик, видно ходил точить, вынул из дверного шкафа пару бамбуковых удочек, взял белого хлеба и мы заплинтухали по пыльным переулкам и сонному парку в сторону речки Хамурапки.
Денек, как я говорил, был славный. От речки веяло прохладой приятной сердцу всякого мясопотамца. Мы сидели на берегу Хамурапки и изо всех сил делали вид, что ловим рыбу. А рыба не желала лицемерить. Она даже не делала вид, что ловится. Клев был на нуле. Но это ничуть не мешало нашей мирной беседе.
-Скажи-ка честно, -сказал вдруг дядя Веня. –Ты ощущаешь, что живешь в двадцать первом веке? Не вообще, а, так сказать, на уровне организма?
Я взял положенный в таких случаях рыбацкий тайм-аут и справился у организма, что он думает по этому поводу.
-Ни черта не ощущаю. Никакой частью, -твердо ответил организм.
-Ну, вот и я тоже, -кивнул головой дядя Веня. –А стало быть все врут календари. Мы родились и продолжаем жить в двадцатом веке. И ничего тут не поправишь.
Вопрос этот, конечно, был спорный и сложный, но насчет вранья календарей я был полностью согласен. Календари составляют люди до того не пьющие, что…Желаете примерчик? Пожалуйста! Первое марта всемирный день пива, а первое апреля Всемирный день Дурака. То есть тут явный и недвусмысленный намек на то, что если начать пить с   1-го марта по 1-е апреля включительно, то непременно сдуреешь. Да, не так все просто с этими календарями.
Тут дядя Веня из чистой любознательности вытащил удочку. На крючке болтался удивленный заспанный карась средних размеров. Накушался хлебушка и задремал не отходя от кассы.
-Дурак, что попался, -сказал дядя Веня.
Карась, хоть и тяжело дышал, посмотрел на него как-то иронически.
-Нет, глаза умные. Придется отпустить, -решил дядя Веня, снял "умника" с крючка и швырнул назад в Хамурапку.
Собственно говоря, дело было не "в умных глазах". Удочки-то мы взяли, но ни садка, ни ведерка, ни банального пакета из возвышенного полиэтилена захватить не догадались.
А живая рыба это не тот предмет, который стоит класть в карман. Не верите – сами попробуйте.
Впрочем, дело-то было не в рыбалке. Дядю Веню вообще тянуло поговорить, как на трезвую, так и на не очень голову ( точное его состояние на глаз определить было довольно сложно). Впрочем, автобиографическими излияниями он занимается довольно редко, понятное дело, я уши навострил. Помнится, последний раз такое было пять лет назад, когда в небе над Мясопотамском столкнулись электричка Москва -Семипутск и теплоход "Яузер". Но это событие прославило наш городок на весь мир, а дяде Вене как безусловному участнику событий было что рассказать. Но сейчас на бережку Хамурапки
все было куда как более прозаично.
Дядя Веня поведал мне про свое ужасное утречко. Да-да, день у него не задался с самого утра. Его достойная супруга отбыла еще вечером по каким-то загадочным тещиным делам, в которые дядя Веня никогда и не пытался вникать. Кроме того, ночью ему приснился редкостный по реалистичности кошмар: сильно пьющий троюродный дедушка из параллельного мира и взбесившееся кибернетическое одеяло, которое умело ходить и говорить, а потому представляло явную угрозу всему прогрессивному человечеству. Дяде Вене после долгих мучений удалось оглоушить одеяло местным квантовым штангенциркулем и пока оно охало и причитало, связать двойным узлом, что лишило его возможности передвигаться, но говорить и представлять угрозу для человечества оно не прекратило.
Звонок в дверь в семь часов утра выдернул дядю Веню из ужасов параллельного мира. Он почесался, впрыгнул в ношеные спортивные штаны нащупал ногами новые тапочки собственного производства и пошел навстречу неизвестности. На пороге стоял любознательный одессит Осип с колоритной фамилией Гарибальди. Он был в Мясопотамске проездом, но по всей видимости остался у нас навсегда. Периодически он совершает жуткие набеги на соседей и всякий раз не вовремя. Многие на него уже жаловались.
-Веня, вы- таки уже стали чемпионом мира по боксу? –неожиданно спросил Осип Гарибальди. Он наивно думал, что застанет дядю Веню этим вопросом врасплох.
-Пока нет. Зайди завтра, -спокойно ответил дядя Веня и захлопнул дверь, пока одессит еще что-нибудь не сказал. Осип понял, что ему сегодня тут не рады и не нашел в себе сил для повторного дверного звонка.
Дядя Веня вернулся на кровать и долго, и безуспешно ворочался. Перспектива возвращения в параллельный мир, доверху набитый пьяными дедушками и сумасшедшими одеялами была довольно сомнительной и разгоняла всякий сон. К половине девятого чувство острого мужского голода согнало дядю Веню с кровати и он устремился на поиски источников пищи, то есть полез в холодильник, в уютных недрах которого и обрел временное успокоение.
То есть как большинство давно женатых и умеренно счастливых мужчин дядя Веня отчаянно не любил сам себе готовить и потому налегал на вредную для желудка сухомятку. Но, что поделать. Супруга временно бросила его на произвол судьбы. Поэтому он сумел ловко проглотить свой завтрак. Благодаря природной смекалке, а не только под давлением внешних обстоятельств.
Обретя положенную по закону сытость, дядя Веня попил чайку и уже в приятном расположении духа спустился вниз и извлек из почтового ящика свежий номер "Мясопотамской правды". И напрасно. Газета содержала довольно пакостный сюрприз. На первой полосе крупным шрифтом было опубликовано совершенно неприличное стихотворение известного московского поэта Василия Развалдайского.
То есть оно было неприличным, но далеко не совершенным. Судите сами:
Солнце скупо освещает
Подмосковный выходной.
Дядя Веня на карачках
Выползает из пивной…
И это только начало. Последние три четверостишия я не стану цитировать из сугубого уважения к дяде Вене. Конечно это было вранье. Не раз я видел, как дядя Веня возвращался из пивной "Тюльпанчик" слегка покачиваясь. Иногда –покачиваясь сильно. Но не более того! Клеветнические вирши московского стихоплета искажали чистую мясопотамскую реальность хуже десятка кривых зеркал.
Позднее я беседовал с Развалдайским в ЦДЛ и картина немного прояснилась. Он и сам был хорош после чтения собственных стихов в нашем ДК при мясокомбинате имени Александра Филипповича Македонского и возможно видел Дракона –Дракуонова который возвращался из пивной тем самым привычным для него четвероногим способом.   
-Мало ли что там у вас по асфальту ползает, -небрежно сказал поэт. –Может я что и попутал.
Он-то попутал, а Дракон удачно замел следы за чужой счет!
Понятно, что зарифмованная клевета порядочно взбесила дядю Веню. Сначала он решил осадить Москву и потребовать выдачи Развалдайского живым, но выпив рюмочку- другую для успокоения нервов, слегка поостыл. Поэты народ кочевой, шатаются по всей стране, не догонишь. А вот Дракуонов мог бы стих и не печатать. Тем более на первой странице, тем более крупно. Значит специально!
Поэтому дядя Веня сполоснул рюмку, допил остаток "успокоительного" из горлышка, задумчиво посмотрел на портрет Достоевского напротив кухонной плиты, тяжело вздохнул, взял в кладовке топор и пошел в редакцию.
 

Женская логика

(Олаф Сукинсон)
 28    2008-09-09  4  4499
Реальная история

Знакомая по телефону осведомляется у меня, как проехать из незнакомого ей района на улицу Циолковского. Я подробно объясняю. Она подозрительно спрашивает:

- Это точно улица Циолковского? А там вот это здание еще должно быть, - и называет ориентир.

- Блин, это же на улице Короленко, - отвечаю я. - Это совсем в другом конце города.

- Точно, Короленко! А почему я Циолковского сказала? А! Их одинаково в учебниках рисовали.

- ???

P.S. Но ведь, главное, учебники-то она хотя бы разглядывала!

P.S.S. И только сейчас до меня дошла ее логическая цепочка. Она перепутала Короленко с Королевым, а Королева с Циолковским. Но отмазалась про картинки в учебниках.
 

Парфюмерная анкета

(Гендальф)
 28    2008-07-21  4  2422
Однажды мне в руки попал рекламный вопросник, составленный для облегчения труда сетевых распространительниц парфюмерии, и меня так вдохновили эти вопросы, что я не поленился дать на каждый по три варианта ответа.
Итак, вопросы непридуманные (клянусь!), варианты ответов - мои. ;)

      Анкета

В связи с открытием представительства французской парфюмерно-косметической фирмы, производящей продукцию класса ЛЮКС, просим Вас выбрать один из предложенных вариантов ответов на следующие вопросы:

1. Нравятся ли Вам красивые, ухоженные женщины?
А) Вы что, я же сама женщина?!
Б) Еще как нравятся!
В) Красивые нравятся, а ухоженные - нет.

2. Обращают ли мужчины на них внимание?
А) Все мужчины - кобеля!
Б) Ясный красный!
В) Обращают, противные...

3. Хотели бы Вы выглядеть привлекательнее?
А) А вы как думаете?!
Б) Полно, милочка, мне уж, почитай, 78 годков...
В) Еще привлекательнее, чем сейчас?!

4. Как Вы думаете, косметика и парфюмерия помогут Вам в этом?
А) Думаю.
Б) Не думаю.
В) В чем "в этом"?

5. Согласны ли Вы, что косметика должна мягко ухаживать за кожей, а не травмировать ее?
А) Я уже давно на все согласна.
Б) Затрудняюсь ответить, у меня с успеваемостью было плохо.
В) Мягко ухаживать за кожей должна не косметика, а я!

6. Всегда ли Вы обращаете внимание на реакцию кожи на новое средство?
А) Средство от чего?
Б) Попробуй не обрати, когда зачешется!
В) У меня нет перхоти.

7. Будете ли Вы пользоваться кремом, который вызывает у вас аллергию?
А) А что делать, за него же деньги плачены!
Б) Буду пользоваться, но в других целях.
В) Да, да, да и еще раз да - я мазохист!

8. Может ли дешевая косметика состоять из дорогих компонентов?
А) В нашей стране все может быть.
Б) Да, как и дорогая из дешевых.
В) А разве косметика класса люкс - дешевая?

9. Вы что-нибудь слышали о французской косметике и парфюмерии?
А) Что-то такое слышала...
Б) Блин, я б за эту рекламу во время футбола пострелял!
В) Нет, я с Урала.

10. Хотели бы Вы, чтобы Ваша кожа получала все необходимые для нее компоненты?
А) Хотела бы, но желудок их пусть тоже получает.
Б) Кожа?! Компоненты?! Ну вы, блин, даете!
В) Почему только кожа?!

11. Приятно ли Вам, когда лицо имеет свежий, отдохнувший вид, здоровый цвет?
А) Смотря чье лицо.
Б) В смысле, как после бритья?
В) Приятно, но тогда оно может сильно контрастировать со всем остальным...

12. Имеет ли для Вас значение элитная, стильная упаковка?
А) Нет, все равно выбрасывать.
Б) Когда элитная дама стильно упакована - это круто!
В) Да, я собираю коробочки.

13. Вы задумывались над тем, что косметика может использоваться очень экономно и ее хватает надолго?
А) Да, особенно если мазать только кончик носа.
Б) А что тут думать, моя вот третий год из одной коробочки мажется.
В) Вы знаете, когда я задумываюсь, я задумываюсь именно об этом!

14. Нравится ли Вам, что фирма выпускает продукцию для всей семьи?
А) Конечно, нравится. Гораздо хуже, когда фирма закрывается, и вся семья вдруг остается без продукции.
Б) Да, Аквафрешем мы пользуемся всей семьей, ведь это тройная защита для нее! Я ничего не перепутал?
В) Вы знаете, смотря, какая фирма. Например, если она оказывает ритуальные услуги...

15. Получаете ли Вы удовольствие от использования косметики, парфюмерии?
А) Нет, вы знаете, вот использую - и плАчу!
Б) Позвольте, но ведь это же извращение!
В) Сейчас от всего стараешься получить удовольствие.

16. Хотели бы Вы пользоваться качественной французской косметикой?
А) Нет, я предпочитаю Польшу.
Б) Сам не пользуюсь, и сыновьям отсоветую!
В) А что, так заметно?..

17. Если Вам очень понравится продукция, приобретете ли Вы в этой фирме еще что-нибудь?
А) Во что бы то ни стало!
Б) А я всегда так - понравились лыжи - приобрел смазку!
В) Нет, но буду часто заходить в этот магазин.

18. Расскажете ли о ней знакомым?
А) О ком "о ней"?
Б) Я мужик не жадный, если баба клевая - обязательно корешам посоветую.
В) Это не она, а он...

19. Заинтересованы ли Вы бесплатно иметь личного консультанта по косметике?
А) Знаю я этих "бесплатных" консультантов!..
Б) Бесплатно иметь? Личную консультантшу?! Конечно, хочу!!!
В) Честно говоря, это единственная цель моего общения с вами - сейчас так редко встретишь родственную душу...

20. Хотели бы Вы быть в курсе всех новейших разработок косметологов?
А) Нет, не люблю лишний раз расстраиваться.
Б) Конечно, а то прям нечем забить себе голову.
В) И вообще, косметологи - это моя слабость.

21. Перед тем, как приобрести косметику, хотели бы Вы убедиться в том, что она Вам подходит?
А) Обязательно, я ведь всегда беру ящиками.
Б) Если она мне подходит, то на косметику я уже не смотрю.
В) А как же! А то, бывает, не уследишь, и тушь начинает конфликтовать с кремом для бритья.

22. Приятно ли Вам будет узнать о скидках?
А) Да обман все это - скидки с накруток!
Б) Приятно, ведь если скидки - значит, или лето, или Новый Год скоро!
В) Конечно, вот недавно скинул пару килограмм - так было приятно!

23. Интересует ли Вас большой выбор продукции и великолепное обслуживание?
А) Ох, вы знаете, так бы всю жизнь и ходила по дорогим магазинам!
Б) Да, я люблю супермаркеты - бери что хочешь, и никто не лезет.
В) Больше интересует великолепное обслуживание, чем большой выбор.

Если у Вас большинство ответов
А), то Вы - женщина современных взглядов;
Б), то Вы - мужчина;
В), то Вы - лицо нетрадиционной сексориентации.

20.01.1999
 

Великий комбинатор

(Олаф Сукинсон)
 28    2008-04-23  6  1917
Узок писательский круг, и очень далеки они от народа. В жизни все
по-другому. Особенно по-другому в современной жизни. Вот возьмите к
примеру известную книжку "12 стульев" Ильфа и Петрова, или совершенно
полярную ей "Золотой теленок" Петрова и Ильфа. Все у них там не как у
нас, у людей. Мы вам покажем настоящего великого комбинатора по его
словам и поступкам, а для сравнения приведем то, как это написано у
оторванных от масс классиков Петрова или Ильфа (хотелось бы наоборот,
Ильфа и Петрова, но для всех четверых места не хватит, так что обойдемся
двумя первыми, или вторыми). Цитаты из классиков по причине отставания в
школе по родному языку мы напишем приблизительно.

Классики:

- Дядь, дай десять копеек?

Жизнь:

- Здравствуйте, инспектор ГИБДД сержант Петров.

Классики:

- А уши от мертвого осла вам даст Александр Сергеевич Пушкин.

Жизнь:

- А что я нарушил?

Классики:

- Есть 400 сравнительно честных способов отъема денег.

Жизнь:

- У вас ремень не пристегнут.

Классики:

- Альхен бурно покраснел.

Жизнь:

- Водитель подумал: "...(непечатное выражение)".

Классики:

- Дай миллион, дай миллион!

Жизнь:

- Штраф придется заплатить.

Классики:

- Остапа несло.

Жизнь:

- Да понимаете, товарищ инспектор, я только отъехал, хотел ремень
накинуть, а тут вы стоите...

Классики:

- Поздно, батенька, пить "Боржоми".

Жизнь:

- Ничего не знаю.

Классики:

- Мама!

Жизнь:

- Товарищ сержант!

Классики:

- Надо чтить Уголовный кодекс.

Жизнь:

- Не я правила выдумываю.

Классики:

- Купите у меня эту папку, гражданин Корейко, продам по сходной цене.

Жизнь:

- А может договоримся?

Классики:

- Не корысти ради, а токмо...

Жизнь:

- Ну ладно, такса прежняя.

Классики:

- Браво, Киса!

Жизнь:

- Спасибо, товарищ сержант.

Классики:

- Ударим автопробегом по разгильдяйству и бездорожью.

Жизнь:

- Проезжайте. И постарайтесь не нарушать.
 

Школа жизни

(Олаф Сукинсон)
 28    2008-03-05  3  2261
(Из неопубликованных мемуаров)

* * *
Необстрелянным воробьем в далеком 1992 году влетел я в двери редакции университетской газеты. И встал как вкопанный. Присесть мне никто не предложил…

Прошли годы, но как сейчас помню это свое вкопанное состояние. Я! Стою! В! Редакции!!! А напротив меня – он! Человек в клетчатом пиджаке и треснутом пенсне.

- Коровьев!!! – Промелькнула у меня в голове бессмертная фамилия из какого-то романа (за давностью лет и название романа, и автор стерлись из памяти, а та встреча так и осталась ничем не затмеваемая).

- Редактор, - представился сидевший напротив и назвал ФИО.

- А я вот, - представился я.

Так мы и познакомились. Пронеслись голодные девяностые, наступили холодные нулевые, а редактор газеты нисколечко не изменился. Только курить бросил и бородой порос. Но вся та же улыбка в добрых, открытых глазах. Тот же нетерпимый ко всякой фальши характер. И тот же сейф.

* * *
…Иногда он мне напоминает Ленина. Иногда кота. Но чаще всего Пхонемана (от английского Phoneman – «человек-телефон»). Это такой особенный супермен без плаща и маски, заброшенный ядерным взрывом в нашу галактику с телефонной планеты. Если мне вдруг кто-то скажет его фамилию, в мозгу четко прорисуется образ человека с телефонной трубкой, прижатой плечом к уху. Он сидит за компьютером, перебирает семечки и, похихикивая, мирно мурлыкает с невидимым собеседником.

Вот таким он был и в первую нашу встречу. Он сидел, мило щурясь и перебрасываясь шутками с собеседником. Я уже расслабился… А он тут как положит трубку и как закричит:

- Нет! Нет! Нет! – размахивая руками (или какое-то еще короткое слово, за пылью времен оно уже стерлось).

Вот такой вот он, замредактора.

* * *
Почему девушки любят писать стихи про смерть и несчастную любовь? Стол замредактора был завален стихами о смерти и несчастной любви. Не весь, конечно, потому что нужно еще было место под телефон, диктофон и семечки. Но там, где заканчивались телефон, диктофон и семечки, выныривали какие-то листочки со старательно выписанными стихами о смерти и несчастной любви.

Замредактора любил девушек. И тех, которые любили писать о смерти и несчастной любви, и просто так. Поэтому он никогда не поступил бы так, как сделал я в его отсутствие. А я был молод, горяч. И любил девушек, которые не любят писать стихи про смерть и несчастную любовь, а наоборот, которые и писать-то не умели. Потому что вместе с ними ходил в тренажерный зал.

В общем, остался я как-то за замредактора разруливать общение с поэтессами. А деньки выдались горячие – сессия на носу, номер сдаем, да еще халтурка в какую-то из газет подвернулась. Везде надо успеть. А тут приходит в редакцию поэтесса и с порога спрашивает:

- Купите мне новые колготки? А то я свои в автобусе щас порвала.

А у самой в руках листочек со стихами, которые начинаются словами: «Мужчину мы не понимаем. Увы, увы, не понимаем».

А еще она хотела, чтобы кто-то купил ей новую шубу. Почему-то обязательно не каракулевую. А у всех в редакции горячие денечки – сессия, сдача номера, халтурку в какую-то газету строчить опять же…

А она стоит над душой - и про колготки, и про шубу, и про каракуль. А нас четверо на два компьютера. И писать надо, а не про шубу слушать. А она за телефон – и давай подружкам названивать. И давай им в прозе пересказывать свое стихотворение о том, почему «Мужчину мы не понимаем. Увы, увы, не понимаем».

В общем, выгнал я ее из редакции. И даже портфель вынес. Вначале портфель, потом ее. Вот так. А замредактора поступил бы иначе. Вот поэтому он мне иногда Ленина напоминает – самый человечный человек.

* * *
Редакция университетской газеты - это школа жизни. Сколько буду себя помнить, столько не забуду эту простую, но очень емкую фразу. С кем только не приходилось сталкиваться в стенах редакции! С какими глыбами, матерыми человечищами!!!

Однажды удалось столкнуться с профессором истории, частым завсегдатаем редакции. Он мне рассказал, как играть на саксофоне.

А ещё однажды один толстый фотограф показал мне фотографию голой девушки. И еще. И еще. Ну, завсегдатаи редакции эту особенность толстого фотографа хорошо помнят. А вот подрастающее поколение и не знает, небось. Не знаете? Так знайте же!

Как-то раз в редакцию удалось войти сразу трем глыбам: писателю про необычное, толстому фотографу и религиозному деятелю в сапогах, бороде и картузе. И начали они спорить. А мы сидим и учимся у них. Ведь редакция университетской газеты - это же школа жизни. Спорили, спорили. И, толи залетным полтергейстом, толи их недюжинной энергией трехлитровая банка с водой возьми и разбейся. А вместе с банкой возьми и сломайся заварной чайник. Вот какие матерые человечища посещали нашу редакцию!

Или еще было завкафедрой физической придет и давай нас носом в ошибки газетные тыкать. Столько нового для себя узнавали! А за ним следом замдекана с физфака же бежит и новые ошибки показывает. Они всегда так, эти физики, то один придет, то другой. А то еще два физика придут и давай нам показывать ошибки гаишников. Господи, а из-за кого планета вся загазанова, из-за кого ядерные заражения кругом, киты на сушу выбрасываются? Не из-за физиков, что ли? Так и хотелось им ответить. А не отвечалось. Потому как сидели мы и учились у них уму-разуму, ведь редакция университетской газеты - это школа жизни!..
 

Черный пояс

(Олаф Сукинсон)
 28    2008-01-21  3  1239
- Деньги давай!

- Ой, что, прямо здесь?

- Деньги давай!

- Ой, как неудобно здесь, давайте…э…можно оглядеться?.. Так, ночь, улица, фонарь, аптека… Ага! Вот, давайте, туда отойдем.

- А чо это?

- Ну, вам ведь все равно, где. А мне здесь как-то не так. Давайте - туда.

- Стоять! Куда пошел? Порежу!

- Давайте, отойдем в то место, там и режьте.

- Ладно, вали туда… Ну чо, пришли. Деньги давай!

- Простите, а вам не будет мешать зеркальце, если я его вот сюда поставлю?

- Чо?

- Ну, сам вижу, что не будет. Вот так. Здесь зеркальце. А сюда надо бы нефритовую фигурку жабы. Нет, не сюда… Ага! Вот тут она в самый раз.

- Э!

- Тише-тише, сейчас все будет. Но не могли бы вы сделать пару шагов севернее?

- Не понял!

- Вы вот сюда переместитесь.

- Руки убери!

- Да я вам же помогаю занять удобную позицию. Ну вот, чувствуете?

- Чо?

- Ну, что вы чувствуете?

- Ой, мля, чо-то чувствую. Хреново мне как-то... Тошнит… Ой, живот!.. Ой, задыхаюсь… Ноги подкашиваются... Чо это?.. Помогите-е!!!

- Ну и куда ты, дурачок, полез на мастера восточных единоборств с перочинным-то ножичком? У меня же черный пояс по боевому фэн-шую.
 

Вы нам писали

(Сергей Гор)
 28    2008-01-07  1  1083
Редакционная почта постоянно пополняется письмами наших читателей. Все они разные, как и не одинаковы люди их написавшие. Вот, к примеру, строки из письма одной из наших постоянных читательниц Василисы Кузьминичны: «Уважаемая редакция! Пишу вам вот уже в 5-ый(пятый!!!) раз, а от вас ни ответа, ни привета».
Мы перевернули все наши архивы, и нашли, увы, не 5(пять), а целых 7(семь!!!) ваших писем, многоуважаемая Василиса Кузьминична. И хотя в каждом номере газеты мы предупреждаем наших авторов, что «рукописи не рецензируются и не возвращаются» персонально для вас мы решили сделать исключение. Ваше произведение мы готовы отрецензировать немедленно и, мало того, возвратить вам по первому же вашему требованию.
С первым письмом вы прислали нам своё стихотворение. Остальные 6(шесть!!!) полны перечислением достоинств вашего опуса, и упрёков в наш адрес. Один из ваших упрёков, прямо скажем, задел нас за живое. Вы подозреваете нас в том, что мы публикуем стихи авторов за деньги этих же самых авторов. Побойтесь Бога, уважаемая Василиса Кузьминична, откуда у наших поэтов возьмутся деньги? Стоит только человеку стать более-менее обеспеченным, как он тут же перестаёт быть поэтом и наоборот. Доказательством тому множество печальных исторических примеров. Вам, Василиса Кузьминична, на свои стихи тоже нет смысла тратиться, тем более, что, судя по почтовым конвертам, вы, наверняка, не из новоиспечённых миллиардеров.
Среди многочисленных достоинств своего произведения, вы особенно подчёркиваете, что в нём есть всё. «Есть в нём и политика, и любовь, и эротика, и природа, и даже чуть- чуть сумасшествия», - утверждаете вы. Охватить всё в небольшом произведении подвластно, разве что гению. Мы поискали и нашли у вас такие строки: «Луна средь облаков бежала, а я на краешке лежала». Это, на наш взгляд ни чем не хуже известных: «Тучка по н*** идёт, бочка по морю плывёт». Вот только обидно, что гениев их современники не понимают и лишь потомки, спустя много лет отдают дань их гениальности. Вам, похоже, придётся немного подождать, пока научатся читать нынешние жертвы реформы образования.
Внимательно вчитавшись в строки про краешек, на котором вы лежали мы поначалу почему-то решили, что это и есть то самое «сумасшествие». Ведь если вы в лунную ночь лежали на краешке предположим крыши, то это, мягко говоря, не совсем нормально. Но это, по словам одного нашего знакомого доктора, пока ещё не сумасшествие, а всего лишь временное помутнение рассудка, называемого в народе «лунатизмом».
Если вы неглиже лежали на краешке чего-либо иного (или, извиняемся, кого-либо), то в этом, безусловно, элементы эротики имеются. Скажем больше, в этом явственно просматривается упомянутая вами любовь и, что греха таить, даже её заоблачная, интимная вершина. Поскольку вы не раскрыли секрета своего местонахождения в лунную ночь, каждый волен понимать эти строки в меру своей индивидуальной фантазии.
В одной строфе вы пишите, что перед вами «стоял солдат голодный и у него был взгляд холодный». Лет этак пять назад это ещё могло бы сойти за политику, нынче это смотрится сильно притянутым за уши. В последнее время наших солдат кормят вполне прилично, а некоторых даже откармливают. Но солдат, как и у любой другой представитель сильного пола - согласны с вами – голодным в известном смысле быть может. Но в этом нет никакой политики, а есть нечто иное. Правда, в этом случае не совсем понятно, почему взгляд у него был холодный. В подобных ситуациях, если конечно мужчина что-либо намерен добиться от женщины, взгляд его становиться нежным, тёплым бывает что и горячим, а в некоторых экстренных случаях – просто обжигающим.
Следующие ваши строки заставили заподозрить вас в плагиате. Вы пишите: «Я иду вдоль Арбата. Всё прекрасно ребята». О чём-то подобном, где-то мы уже слышали, а, когда услышали, просто язык сам собой зачесался добавить: «Щи хлебаю лаптём, у меня всё путём». Но не добавили и правильно сделали. Ведь душа поэта ранима, а стихи для него словно дети. А дети, как известно, ответственности за своих родителей не несут.
Взрослые вправе воспитывать своих детей, каждый по своему методу. Видимо, поэтому вы нам предложили над вашим дитём подшутить. - «Хоть бы пародию на моё стихотворение сделали» - пишите вы в одном из своих посланий. Честно говоря, мы и сами подумывали над этим, но не знали с какого боку к этому делу подступиться. Потом решили, что и подступаться не стоит, поскольку вы уже всё за пародиста сделали сами.
В полный восторг, бесспорно, нас привели следующие ваши строки: «В маленьком окне огонь потух, где-то на задах орёт петух». Хотели вы этого или нет, но этими строками вы разбередили души всем нашим сотрудникам. Все вдруг стали вспоминать лес, речку, сиреневый дурман, росистую траву, сеновал и всё что у каждого с ним связано. В общем, вы одной строчкой перевернули устоявшееся общественное сознание, сломали заведённый распорядок дня и заставили забыть нас о строках, строфах, рифмах и прочей подобной чепухе.
«В деревню, в деревню», - заговорили все сотрудники разом и гуськом потянулись к выходу. А за дверями редакции всех ждала природа, переполненная истинной поэзией, естественными рифмами и ещё чем-то таким, что хотелось вдохнуть полной грудью и долго- долго не выдыхать. Вот ведь что с людьми могут сделать несколько простеньких строк, прочитанных в нужное время и в нужном месте. Спасибо и на этом, глубокоуважаемая Василиса Кузьминична.
 

Толстый и тонкий

(Олаф Сукинсон)
 28  Про толстых  2007-07-09  5  4163
* * *

Жили-были два друга. Толстого звали Иван Холестерин (произносится как
слово "мерин"), а худого - Сан Саныч (серб по национальности). Однажды
Сан Саныч пришел в гости к Ивану Холестерину и принес фритюрницу:

- Вот,- говорит,- сгоняй жир.

А Иван Холестерин взял Сан Саныча, засунул во фритюрницу и сварил
холодец. Так они и познакомились.

* * *

Иван Холестерин читал газеты, начиная с последней страницы, а Сан Саныч
с первой. Иван Холестерин любил блондинок, а Сан Саныч брюнеток. У Ивана
Холестерина был "Паркер", а у Сан Саныча - "Зиппо". Иван Холестерин пил
исключительно пиво "Клинское", а Сан Саныч - водку на бруньках. Что
же у них было общего? Оба они регулярно утаивали от налоговой 50%
доходов. А это уже не мало.

* * *

Помятуя о пристрастии Сан Саныча к классической музыке Иван Холестерин
подарил ему на день рождения рояль в кустах. Буквально весь в кустах, а
кое-где и в деревьях: в березах и яблонях. Сан Саныч так обрадовался,
что разбил для Ивана Холестерина завтрак на траве. Буквально вдребезги.
Только китайская лапша никак не хотела разбиваться, так как была в
пластиковых тарелочках. Пришлось пинать ее ногами.

* * *

Один раз Иван Холестерин прогуливался по бульвару и встретил Сан Саныча.
А Сан Саныч в это время сидел дома и думал: "Кого это там встретил мой
друг Иван Холестерин на бульваре?" Иван Холестерин же со встреченным им
на бульваре Сан Санычем решили зайти к Сан Санычу домой. А Сан Саныч в
это время сидел дома и думал: "С кем это там мой друг Иван Холестерин
решил зайти ко мне домой?" Тут заходят к нему домой Иван Холестерин и
встреченный им на бульваре Сан Саныч. А Сан Саныч в это время сидел у
себя дома и думал: "С кем это мой друг Иван Холестерин зашел ко мне
домой?" Но потом оказалось, что Сан Саныч сидел у себя дома и думал в
другое время, а не тогда, когда Иван Холестерин встретил Сан Саныча на
бульваре, решил зайти с ним к Сан Санычу домой и зашел к Сан Санычу
домой. А Сан Саныч в другое время сидел у себя дома и думал: "Ба! Да это
же я". И пошел сдавать часы в ремонт.

* * *

Однажды Иван Холестерин решил помереть и помер. А Сан Саныч помирать не
хотел. Так они и жили с чувством вины друг перед другом.
 

Не верь. Не бойся. Не проси

(агдам)
 28  Про тюрьму  2010-07-11  0  4326
Не верь.

Клопы в тюрьме, это настоящее бедствие. Особенно, если это пересылка на Красной Пресне. Они там не просто есть, они там везде. Ходят небольшими отрядами, и жрут всех подряд. Но где-то через год привыкаешь конечно. Или иммунитет вырабатывается, или кровь кончается, но не чешешься по крайней мере. А новенькие офигевают. Помню как все чуть не умерли от хохота, когда заехавший из Лефортово таможенник спросил с неподдельным изумлением - "У вас что здесь, клопы?". Звучало это для нас так же, как если бы он спросил - "У вас что здесь, тюрьма?"
Самостоятельно с клопами справиться нет никакой возможности. Мы уж и кипятком шконки проливали, и газетами их палили, они как бошки у дракона - на место одного два приползают. Помню раз проснулся от ощущения того, что руку придавило. Смотрю, а на ней клоп сидит только что покушавший. Раздувшийся такой, и от того что кровь в нём ещё тёплая и её много, полное впечатление, что это не насекомое, а какое то мелкое животное, вроде мышонка.
Один раз накрыли особенно крупное клоповное гнездо. Они, падлы, с пауком договорились. Пауков в тюрьме никто не трогает, считается, что это хозяин хаты и вроде как мух и клопов жрёт. Помогает бедолагам. Но как то раз, случайно, осветили паучий уголок и обалдели. Клопы в нём висели гроздьями, спрятавшись за паутину. Тысячи клопов. Понятное дело, что паук столько за всю свою жизнь сожрать не сможет. А эти лихоимцы прочухали, что это единственное место в камере, где стены огнём не палят, и начали там плодиться со страшной силой. И устроили такой симбиоз - они пауку подгоняют раз в неделю самую красивую клопиху, а он их за это крышует. Ну как то так наверное они договаривались, да только трендюлей получили все. Клопов сметали на газету и топили в унитазе. А паука поджарил спичкой мой семейник Егор, обосновав, что тот совершил гадский поступок и не оправдал доверия братвы.
Поэтому в тюрьме нельзя верить никому. Даже народным приметам.

Не бойся.

Как-то к нам из Егорьевска перевели Сашку и Вовку. За косяк разогнали всю их хату.
Эти охламоны ухитрились проковырять лаз в соседнюю женскую камеру и начали спариваться с соседками. Гужевались неделю - половина мужиков заползала к бабам, а половина баб переползала к мужикам.
Ночью вертухаи в камеры не заходят, а только пасут через глазок - так что внешне численность камер была вроде бы правильной - кто там будет всматриваться, есть сиськи под одеялом, или нет. Малину обгадила одна страшная лесбиянка, которую никто так и не смог трахнуть. Начала ночью голосить, будто умирает. Пока вертухай бегал за лепилой, бабы с мужиками начали переползать в свои камеры. А Санька застрял. То ли его бабы так раскормили, то ли чем зацепился - он не рассказывал. И мужики его тянули за руки, и бабы ему пробовали помочь, да силёнок не хватило, и вертухаи конечно увидели его голую задницу, торчащую из стены. И Вовка каждый раз икал от смеха, рассказывая про Санькину рожу, когда его вертухаи дубинками проталкивали. Выпинали его конечно из дырки, без штанов, вся попа в синяках, а пах в губной помаде.
Ну суета, всех на сборку спустили в грязь и холод. К утру успокаиваться стали, отходить от приключения. Сидят, впечатлениями все деляться как потрахались. Ну и переживают, естественно, что такая лафа закончилась. Только Санька как-то беспокойно сидит. Его спрашивают, мол копчик что ли сильно отбили, а он говорит - "Да боюсь у меня геморой выскочил, пока я тужился обратно залезть". Ну все конечно -"Покажи, что тут стесняться, мы тут все если не медики, то как минимум патологоанатомы." Санька штаны снимает, народ туда глядь, а у него между ягодиц кусок целофана торчит. Потянули и достали золотое колечко и записку "Всегда буду любить тебя, твоя Ленка".
Поэтому в тюрьме нельзя бояться ничего. Думаешь геморой, а там золото.

Не проси.

Один раз нашу камеру решили всё-таки протравить от клопов, и нам пришлось собираться на сборку. Вещей и продуктов у нас с Егором набралось не просто много, а караул как много. Мало того, что у нас с ним были официальные свиданки и посылки раз в месяц, так ещё и наши родные за денюжку договаривались с начальником тюрьмы и приносили колбасы в три раза больше, чем весили мы с Егоркой вместе. Добро иногда пропадало, потому что холодильника в камере нету, а раздавать продукты всей камере Егор жадничал. Ну грев то само собой, но остальное - извините. Помимо этого Егор слал во все окружающие хаты малявки с мольбами "зашлите хоть чего-нибудь", что бы все думали, что у нас ничего нету, и ничего не просили.
Словом паковать нам было что, а вот куда паковать уже было некуда. Поэтому пришлось разодрать оба наших матраса, и вату из одного набить в другой, а в получившийся мешок складировать месяцами скопленное добро. Мешок получился в мой рост и весил столько, что я его не мог даже приподнять.
Вдвоём с Егором мы его приподнимали, но вот нести уже не могли, а ведь ещё оставались двойной матрас и подушки. А тащить нужно было с четвёртого этажа на первый, а через сутки обратно.
Началась ревизия - раздали братве журналы и книги, и вот баул уже можно было достаточно сносно волочить по полу. По лестнице само собой придётся нести. Примерно за час до эвакуации Егору пришли три груза с табаком, которые он опрометчиво выклянчивал у соседей, и он матерясь засунул их сверху. "Егор, побойся бога" - попытался усовестить его я, - "Всё равно ведь только сигареты куришь". "Ничего, пригодится" - огрызался запасливый семейник.
Начался перевод. Неопытный в вопросах мерчедайзинга Егор сказал, что он потащит мешок за нижний конец, расчитывая, что основная нагрузка придётся на меня, а он будет только поддерживать. До лестницы этот трюк конечно работал, а вот на лестнице он оказался внизу. Навернувшись на первой же ступеньке, он потащил на себя и баул, и меня. Баул естественно завалился на Егора, я на баул и мы все вместе дружно скатились через пролёт, посчитав его башкой все ступеньки. До сих пор стоит перед глазами эта сцена - большой мешок, из под которого торчит красная злая матерящаяся голова с выпученными глазами, и сыплющийся в плюющуюся, но матерящуюся пасть табачок из порванного груза.
Поэтому в тюрьме ничего нельзя просить. Они то дадут, но ты не унесёшь.
 

Форма пустоты

(Олаф Сукинсон)
 28  Проводы в армию  2006-07-18  8  9635
- Та-ак, Малевич, значит. Служить, значит, хочешь.

- Никак нет, ваш бродь!

- И почему же это ты не хочешь? Что, раз ты не Иванов, так и служить не надо?

- Да вы поймите, я не могу, я талантливый художник, а вы меня в кавалерию.

- Не хочешь в кавалерию, иди в артилерию.

- Да какая разница, господин штабс-капитан? Вы поймите, те годы, которые я буду прозябать на службе, окажутся навсегда потерянными для искусства. Я не нарисую несколько прекрасных картин, не создам какие-нибудь шедевры, будущее окажется обделенным. И потом, а вдруг меня убьют, и тогда не будет вообще ничего. Представляете? Казимир Малевич и Пустота. Черная зияющая бездна. Безграничная чернота.

- Круглая или квадратная?

- Что?

- Чернота твоя круглая или квадратная, говорю.

- Какая у бездны бывает форма? У всепоглащающе пустоты? Она - всё и ничто. Она бесформенная, потому что её невозможно никуда вписать.

- Ну что вы, малевичи, за люди-то такие? Всё у вас не как у всех. Всё бы вам форму не носить. Форма всему быть обязана. Без формы в армии бардак и революция. А с формой - Устав и харч три раза в день.

- Ну, если хотите, пусть она будет круглая.

- Что значит, пусть будет?! Какая она есть в натуральную величину?

- Квадратная, ваш бродь! Черная и квадратная.

- Во-от. Так бы сразу и говорил. Черная и квадратная. Фельдшер, напишите ему в деле, что он сумасшедший. Иди, Малевич, рисуй. Таких как ты психов армии не надо.
 

Кавказская пленница

(Зиночка Скромневич)
 28  Про женщин  2006-03-28  24  2961

Вот не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Моя подруга Сюзи, например, нашла в интернете, а потеряла в туалете. Обманутые клиенты утопили ее нежного олигарха сетевого маркетинга в унитазе. Фирма лопнула, как китайский презерватив, и Сюзанна Писюк снова пошла по рукам широкими шагами. Подрабатывала в дешевом бубнистанском ресторане при караван-сарае в глухом тупичке за Черкизовским. Клиент шел в основном базарный, среднего звена, не наш уровень.

И вот звонит подруга, задыхаясь от волненья. Мол, вечером ждут дорогого гостя, который тащится от танца живота и сует зеленые купюры в трусы кому не попадя, а танцовщица захворала, как на грех. Мол, Зиночка, озолотишься! А я когда-то на «химии» показывала чудеса самодеятельности местному начальству за пачку чаю. Сюзи вспомнила и ну уговаривать. Я глядь в зеркало: под глазами уже не мешки, а авоськи со стеклотарой. На попе чирий в придачу выскочил. Ох, не в форме, но ведь же на мели совсем. Решилась по принципу: «прикинься старухой и сделай проруху». Пошла, короче, навстречу судьбе и просьбам трудящихся.

Бикини надела с висюльками, на голову башню вавилонскую с бисером, бижу обвесилась, как рождественская елка. Гипюром чирий кое-как прикрыла, а на трусики повесила замок с торчащим спереди ключиком – для интриги и романтики. Сюзанке показались мелкими мои сережки, так в уши вставили номерки из гардероба. На сцену вышла на цыпочках, с зажатым между ног кальяном. Полтанца раскуривала и строила всем глазки, пока не вычислила главного падишаха. Тогда и крутанула бедрами неслабо. Пусть знает, кто здесь Шемаханская царица.

Поплыыыл касатик, как курдючное сало в казане. Ладошки отбил, пока слюни капали из глаз. «Вах-вах, красавица!» Похотливая улыбка расплылась, как гранатовый нар-шараб по ветхой баранине. Я подошла, не гордая, резинку трусов для купюр оттянула. А он за столик пригласил.

Пока халдей заискивающе наливал шампанское, я жажду утолила коньяком с горла. И не преминула сказать правду в морду: армянский на порядок лучше. На чело гостя из солнечного Бубнистана легла было тень межнациональной розни, но он мужественно превозмог себя и умоляющим голосом предложил шашлик-машлик из осетринки и плов из молодого барашка. Тогда я снова ненароком оттянула резинку трусов.

- О, ярчайший циветок, распустившийся в зажигательном танце… О, брильант, затмивший солнце и луну …

При слове «бриллиант» я шумно вздохнула и срыгнула плохой коньяк. Моя левая грудь выжидательно приподнялась, и я бросила исподлобья взрывоопасный взгляд. Не выдержав моего суворовского взгляда, падишах сдался без сопротивления. Он достал из кармана не белый флаг, но бархатную шкатулку, и извлек роскошное колье. Количество каратов повысило мою авансовую самооценку. Я машинально наклонила головку и позволила застегнуть подарок на шее. Из нестойкого чувства материальной благодарности дала поцеловать ручку. Лучшие друзья девушек – это бриллианты!

- Мерси, мой эфенди.

Разговор принимал другой оборот, довольно крупный. А я не какая-нибудь зухра-замухра, чтобы долго размазывать и дешево кокетничать. Клиент созрел – подставляй корзину! И тут я позволила себе маленькую импровизацию: когда закинула ногу на ногу, ключ из моего «сезама» грохнулся на пол; я подняла его, положила в бархатный футляр от брильянтов и торжественно протянула умиленному визави.

- Эльчин Гасанов, - представился огорошенный олигарх.

У них там все ханы - гасановы или алиевы, остальные – сплошное бюль-бюль. Вся мимика и телодвижения паши источали приторную медовую сладость, так что у меня уже слипалось между ног. В сто сорок солнц пылали его золотые коронки, будто взошла звезда пленительного счастья. Да, такой мед, решила я, надо пользовать, пока не засахарился.

- О, я самий счастливый мужчина Бубнистана! Получить ключ от сердца такой красавиц!
- А то! - неуверенно подтвердила я. А сама подумала: за ключик отдашь мне краник, от трубочки. Ну не может быть, чтоб у такого упакованного господина не было кусочка нефтепровода…

Так завертелся очередной виток моей светской жизни. Каждый вечер в новом ресторане со смуглым женихом. Через неделю он пригласил меня на историческую родину, чтобы представить невесту родне. Я честно обегала все бутики в поисках паранджи и скромного бубнистанского национального платья, но накупила только миниюбок (такой голяк в московских бутиках!). И вот, в один прекрасный осенний день я завернулась в белую шелковую простыню, и мы вылетели на родину нефти и базаров.

Из аэропорта мерин понес нас по долинам и по взгорьям, пока не остановился в центре горного аула. Средь бескрайних блеющих полей овец стояла большая сакля, утопающая в саду. Оттуда навстречу вышла мешковатая старушка, до глаз замотанная в черный платок.

- Это твоя мама, Эльчинчик?
- Нэт, это мой старшая жена Бибигюль.
- Какой сюрприз, мой эфенди! И много их у тебя?
- Ты будэшь четвертой, лубимой, - и самодовольно захихикал.

Старшая жена приоткрыла усатое личико и затарахтела по-бубнистански. Два кислых евнуха неопределенного возраста отвели меня в мрачную камору на женской половине. Бибигюль принесла на ужин горсть урюка, и при этом так зыркнула и шевельнула усами, что я поняла без перевода: объявление войны. Вокруг поблеивали овцы, а с мужской половины доносились заунывные звуки бубна и запах шашлыка. Если б не припасенные коньяк и сервелат, а также шматок шмали, к утру б я протянула ноги от голода и тоски по Родине.

Утром явились те же евнухи с кувшином козлиного молока. Их упитанные попки кокетливо и вызывающе выпирали, так что я не смогла удержаться и инстинктивно их погладила. Они взвизгнули и уронили кувшин. На мой колокольчиковый хохот прибежала сердитая Бибигюль и, поскользнувшись в луже, растянулась так, что носом достала до пустой коньячной бутылки под столом.

О, как она повела своим шнобелем и зашевелила усами! Такой мимики я не видела даже у моськи Луи де Фюнеса. Она разоралась по-бубнистански (я поняла только «пираститутка»), а евнух перевел: завтра пойдешь раком на хлопковое поле.

- Щас! – ответила я честно.

Евнухи забубнили со старшей женой.

- Нет, на хлопок - завтра, - назидательно заявил евнух. - А сейчас будешь мыть полы.

Что за тон? Было б что оторвать – оторвала б тушканчику.

- Щас! – я подняла бутылку и запустила в Бибигюль.

На крик несчастной прибежал эфенди, вошедший в роль доминирующего самца референтной группы. Как был в национальном суконном пальтишке с патронташем для папирос и папахе, так и поскользнулся в своих джурабах. Когда он поднялся, ноздри раздувались, как у ишака, тянущего арбу. Из дальнейшей скоропалительной бубнилогии я поняла только слово «зиндан».

Вскоре прибежали два телохранителя-абрека и заволокли меня в яму. Там не было коньяка, колбасы и дури, только кизяки в углу и холодно. Я протрезвела, а потом озверела. Рабство в двадцать первом веке! Мракобесы, я научу вас уважать скромных девушек и бога правильно любить! Поскольку отару отправили на высокогорную прогулку, я заполнила собой музыкальную паузу. От «Врагу не сдается наш гордый «Варяг» в окрестных саклях попадали медные тазы, а с деревьев – фруктовый урожай. Перелетные птицы немедленно собрались в стаи и в испуге приняли положение низкого старта.

Первой просунулась в яму любопытная мордашка ханского отпрыска с прыщавыми следами нагрянувшего полового созревания, такая упитанная харя поросенка, недавно прозревшего, что кроме ишака в сексуальной жизни бывают и другие удовольствия. Я расправила грудь, задрала юбку и кивком пригласила к себе на солому, но он помотал головой и убежал.

Через пять минут вернулся, теребя мотню, и спустил лестницу. Я было зажала в зубах туфли и полезла. Но сверху навстречу мне уже пятилась толстая задница. Когда мы сблизились, я достала заколку и воткнула со всей силы в курдюк отпрыска. Он завизжал, я посторонилась, и тюфяк с яростным хрипом рухнул на солому.

Когда я добралась до края ямы, то углядела пару борзых телохранителей на пороге ханского дома. Тогда ползком через хурмовый сад – к воротам. С балкона меня заметили и раскудахтались Бибигюль со сворой местных самок. Янычары бросились и нагнали меня у ворот. Но я была вооружена и готова к отпору и нанесению телесных средней тяжести. Один получил шпилькой в глаз, другой – коленкой по яйцам. Вот вам, завистливые шакалы бусурманские, за нью-йоркские небоскребы, мадридские взрывы и поджоги парижских бутиков! Вот, я вырвалась из плена!

Полдня ковыляла садами и полями - направление чувствовала интуитивно – вниз, в долину. Вдруг на каком-то проселке выныривает немытая пятитонка времен совнархоза. Я – в позу потерянной девственницы, даже юбку приподняла, будто ищу там что-то ценное. В кузове – дыни, в кабине – усатый хач.

- Вай, куда красавиц дарога дэржит?
- С таким джигитом хоть на край света, - сказала я, облизывая губы, и залезла в кабину.

Тронулись. Только он лапу на коленку, я предупредила:

- Не торопись, касатик. Вези в Агдам, на родину лучшего портвейна, расчет по полной на месте, - сложила я губы восьмеркой и многообещающе закатила глаза.
- Так его ж армяны оккупировали!
- Надеюсь, портвейн от этого хуже не стал. Вези на ближайший к Агдаму блок-пост… - и для убедительности я вытянула ноги на лобовое стекло.

К вечеру мы прибыли на заставу. Первым делом я оторвалась от пятитонного хача, ворвалась в офицерскую столовку и заорала:

- О, доблестные воины-победоносцы! Спецгруз с дынями от бубнистанского народа в дар непобедимой армии прибыл по назначению. А ну разгружать!
- Аллах акбар!
- Воистину акбар, - заметила я.

Все ринулись во двор. Пытавшемуся возражать водиле быстро набили морду как непатриоту. Из оставшихся в столовке я выбрала самого жирного, откровенно коррумпированного вида, майора с немигающими птичьими глазками, и элегантно подсела. Достав из пояса бриллиантовый подарок падишаха, я поставила вопрос ребрышком:

- Зайчик мой сладкий, нравится безделушка?

Пока он пучил свои немигающие и пробовал на зуб брюлики, я прокомментировала:

- Все твои, касатик, если ночью перекинешь меня на ту сторону, к оккупантам, у меня срочное разведзадание.
- Вай, красавица, это как?!
- А как контрабанду с арами туда-суда, так и меня, понял?
- Ой, ну все вы, русские, знаете, - а сам сияет ярче брюликов.

До конца вечера я хлестала коньяк с офицерами и флиртовала с комсоставом, но предпочтение отдавала немигающему майору. Ночью он уволок меня в красный уголок со штабными картами, где мы надели маскхалаты и при свечах спланировали самую блестящую операцию в истории бубнистанской армии. До утра я петляла за ним по бесконечным окопам, переходила вброд ручей и ползала под колючкой, пока вдруг на три зеленых свистка из кустов не появился …такой же толстый немигающий майор, только вражеской армии.

- Гагик, от нашего стола к вашему, забирай! – поклонился на прощанье мой проводник и растворился в утреннем тумане.
- Вай, красавица, какими судьбами? – расплылся золотым ртом Гагик.
- Беженка я, от бусурманского ига.

Когда меня привели в местный штаб, я потребовала коньяку и портвейну на запивку. Принесли настоящий пятизвездочный и ностальгический «Агдам». Цивилизация! От полноты чувств я по-союзнически поцеловала ару в шнобель и попросила телефон.

- Алло, Сюзанка? Записывай адрес, куда высылать бабки на дорогу. Вольная птица вылетает на Родину… Что, а? Дать серию концертов в прифронтовой полосе?... Эт я не тебе, Сюзи… А портвейну хватит?… Сюзи, денег пока не высылай… Отвали, чернявенький, а то нос откушу… Эт я не тебе, Сюзи. Ась? Не, не польку и не танго, тошнякцутюн какой-то. А я знаю? Приезжай лучше, выступим дуэтом... Во, козел, такой коньяк расплескать…
 

Дошутился…

(Юра Харьковский)
 27    2020-01-26  2  406

В 1974-75г.г. в пос.Беринговский была у нас дружная кампания: Слава Молоков, Миша Хитрин, Юра Шматков и я. Все мы были холостяками, кроме Миши. Но в то время и Миша был на правах временного холостяка и жил с нами в комнате в общаге в ожидании приезда своей жены. Юра Шматков был старше меня на два года, он был парень с юмором, немного ленивый, но весёлый и дружелюбный, поэтому мы быстро с ним сошлись. Развлечений в то время было очень мало: ни телевизора, ни тем более интернета не было. Иногда кино в клубе, иногда ресторан в субботу, а в основном карты по вечерам. И тут мы как-то стали сходиться ближе с дядей Мишей Шпак, приятным, общительным электриком с нашей станции. Дядя Миша имел дочь Лену, хим.лаборантку с нашей третьей смены, девушку на выданье, которая, если честно, не блистала красотой, но зато была лёгкого характера, с прекрасным чувством юмора и весьма умна. Дядя Миша не скрывал, что мечтает выдать дочь замуж и поэтому частенько приглашал нас к себе в гости всей кампанией, в надежде, что кто-то из нас составит пару Лене. Но, увы, Лена никому из нас не нравилась до такой степени, чтобы взять её замуж. Нет, она была прекрасным другом, хорошим собеседником, но не более того. Мы с удовольствием ходили в гости к дяде Мише и тёте Гале, его жене, потому что, нам холостякам, безумно нравилась домашняя стряпня хозяйки, которая прекрасно шла под водочку и коньячок, в весёлой молодой компании. Но к Лене-то никто не сватался и поэтому нас всё реже стали звать к Шпакам на посиделки. И вот как-то сидим мы зимой в нашей комнате в общаге, скучаем, сожалеем и печалимся, что в такой прекрасный выходной день никто нас не зовёт в гости. - А сейчас тётя Галя, наверно варит вкусные пельмешки и жарит картошечку. Эх, да под сто грамм её, - пускали мы слюни. Первым не выдержал Миша, - А может, пацаны, повод какой-никакой найдём прийти к Шпакам? –Ну какой повод, - пессимистически заметил Славик, - дня рождения ни у кого нет, праздничных дат тоже, а без повода опять приходить, уже стыдно. Все приуныли.
Тут Юра Шматков, подняв просветлённый взор, говорит, - А не посватать ли кому-нибудь из нас Ленку? Чем не повод! Мы дружно засмеялись удачной шутке. – Нет, я серьёзно, продолжил Юра, - Придём, я в шутку скажу, что пришёл свататься. Ленка девка с юмором, поймёт, посидим, выпьем, посмеёмся! Мы стали сомневаться, не слишком ли это будет издевательски по отношению к родителям, но Юра нас успокоил, сказав, что сначала предупредит дядю Мишу о шутке, а уж потом будет разыгрывать сватовство. В общем, долго нас уговаривать не пришлось, раз всё на себя берёт Шматков, то нам-то чего "париться", тем более, очень уж хотелось быстрей попасть за гостеприимный стол хозяев.
По пути к Шпакам, мы заглянули в магазин и хорошенько затарились водкой, коньяком и шампанским, всё как положено. Дверь нам открыла сама Лена и, увидев нас, радостно заулыбалась, - Ой, ребята, я так рада, проходите. – Лена, - гордо вздёрнув подбородок с пафосом сказал Шматков, я пришёл к тебе свататься! И с гордым и немного надменным видом, тут же прошёл в квартиру, где то же самоё заявил опешившим родителям Лены. Мы не поняли этого "юмора", ну да Юрке виднее, это его затея, наверно он придумал, как всё обыграть. Пока родители колготились на кухне готовя стол, Юрка ещё раза два напомнил Лене цель своего визита, на что она сказала, - Ну хватит уже Юра, я и так поняла, что это шутка, не делай из меня дуру. Наконец, стол был сервирован и гости чинно за ним расселись. Юрка дёрнулся встать и, наконец-то, расставив все точки над i, прекратить ломать комедию, но его властным жестом остановил дядя Миша, - Сядь зятёк, я сам скажу, - и торжественным тоном, подняв бокал с шампанским, волнуясь и запинаясь выдал: "Дорогие дети, не скажу, что это для нас сюрприз. Мы с матерью свято верили, ждали и надеялись, что это произойдёт и оно, - голос его дрогнул, - это счастье, случилось!" – Я толкнул локтем Юрку в бок, - Вставай, баран быстрей говори, что пошутил, ты же видишь, предки всерьёз всё восприняли, - Но Юрка, только испуганно шепнул, - Поздно, обида будет смертельная. – А дядя Миша, тем временем, продолжал: "Ну, раз вы сговорились без нас, то так тому и быть! Совет вам да Любовь! Благословляем вас дорогие наши дети, живите в счастье и согласии!" – Тётя Галя, до этого только молча вытиравшая слёзы, заплакала навзрыд и, подскочив, заключила Юрку в жаркие объятия, приговаривая, - Я знала, я знала, что так случиться! – Ничего не понимающая Ленка, переводила взгляд с родителей на Юрку, ожидая чего угодно, только не такого исхода шутки: "Папа, мама, - обратилась она к родителям, - да Юра шутит!" Юрка медленно встал и твёрдым, не терпящим возражения голосом, сказал: "Нет, Леночка, это не шутка! Как я могу так подло шутить с такими прекрасными людьми, как твои отец и мать! Я предлагаю выпить за слова папы! Папы не только для Лены, но и теперь для меня!" – Горько, - закричал дядя Миша, - Ох, горько, - поддержала его тётя Галя! Юрка схватил опешившую Ленку и, пока она не очухалась, крепко поцеловал в засос. – Эх, - разошёлся Юрка, - гулять, так гулять, прощай холостяцкая жизнь! – и ещё накатил водки. – А чё, - сказал Юрка, когда мы вышли покурить, теперь я как сыр в масле буду! Тёща у меня золотая, тесть и того лучше, ну а Ленка, хоть и не красавица, но девка умная, будет о чём поговорить. Привыкну. В это день Юрка сделал ещё один решительный шаг. Чтобы отступать было некуда, он "сжёг за собой мосты", остался ночевать у невесты, сделав её женщиной. Как он это сделал в однокомнатной квартире, в присутствии всей семьи, до сих пор понять не могу. Через месяц гуляли свадьбу, на которой я был свидетелем у Юры. Вот так порой оборачиваются "шутки"!
 

Ой, внучек, я тебя узнала…

(Юра Харьковский)
 27    2019-08-28  0  275

В 1977 году я с женой приехал в гости в г. Красный Сулин, проведать дедушку и бабушку, у которых прошло всё моё детство. Они уже были почтенного возраста, под 80 лет и хотелось повидать стариков, которые мне в детстве были за мать и отца. Был май месяц и мы вызвались посадить для них картошку на огороде, который был далеко от дома. Самим старикам это уже было очень тяжело. Сосед на машине отвёз нас с картошкой на участок, который показал дед и, забрав деда Колю, уехал. Через полчаса на соседний огород приковыляла, какая-то древняя старушка и тяпочкой начала что-то полоть. Мы, весело переговариваясь, быстро сажали, думая управиться к обеду. Бабушка часто поворачивалась в нашу сторону и, облокотившись на тяпку, пристально глядела на меня. Я понял это по-своему и крикнул: "Бабуль, может вам помочь чего надо?" Бабушка, отложила тяпку и не торопясь заковыляла ко мне. Подойдя, она ещё раз прищурившись, загородив ладошкой глаза от солнца, спросила: "Ты не Юра ли будешь, Мотин? – Да, он самый! – Ой, внучек, а я тебя узнала. Ты меня, конечно, не помнишь, а я нянечкой была у тебя в садике, баба Нюра меня зовут. – Бабушка, - удивился я, - больше 20 лет прошло, мне тогда лет 5- 6 лет было, как вы меня узнали? – Да как тебя не узнать, ответила бабушка, ты у нас столько крови попил, что я тебя до смерти помнить буду!" И, вытирая краешком платка нахлынувшие слёзы, собралась уходить. – Постойте бабушка, - остановил я её, - я, ей богу, ничего не помню из той поры, может расскажете. Мне очень интересно, что я такого плохого мог наделать? – Ну, не совсем плохого, повернулась баба Нюра, - ты был таким дёрганым, таким верченым, таким необузданным дитём, что мы просто не знали, что с тобой делать. Играть другим детишкам ты не давал, то кидался, то дрался. Мы тебя частенько в шкаф с игрушками запирали, потому что, в углу ты не мог и минуты устоять. Когда кушали, то и сам не ел и другим не давал, Мы тебя втроем на кухне кормили, двое держали, один в рот запихивал. Если был тихий час, все детки из-за тебя не спали, ты вечно кривлялся и прыгал по койкам. Так мы тебя потом, всегда отдельно клали, в кабинет заведующей на диван, чтоб спал под её присмотром. А для прогулок на улице тебе всегда отдельную нянечку давали, чтоб следила. Ты мог и убежать и в грязи вываляться и других деток обидеть. А на новогоднем утреннике, что ты нам учудил. Тебе стишок надо читать деду Морозу, а ты пропал! Всем садиком тебя искали, не нашли, думали ты домой убежал, ты уже так делал. Но потом, когда дед Мороз полез в свой мешок, чтоб деткам подарки раздать, ты оттуда и вылез. Как мы все тогда ругались! Когда, ты пошёл в школу, мы, на радостях, вечеринку закатили. Тебя не только я, весь наш персонал навсегда запомнил." И, повернувшись спиной, баба Нюра, тихонько побрела обратно. Мне было стыдно, но вот, клянусь, не помню я этого. Сын мой, Максим, тоже был не подарок в детстве, но теперь я понял, до меня ему далеко.
 

Анчутка

(Кассилий Пёркин)
 27  Про сон  2019-07-02  1  445
В стоге сена подрёмывал чутко.
Веки дёргала мелкая дрожь.
Снился лысый беспятый анчутка
Воровавший артельную рожь.
Хвост его, как заправский пропеллер,
Распылял чернозём борозды.
Я нащупал от сеялки швеллер,
Чтобы врезать воришке под дых.
Бес взмолился: Любезный товарищ,
Не замай, господин-мужичок,
Коль по чреву лукавого вдаришь,
Ну, какой тебе будет зачёт?
Величают-то как? Ну, Егором.
Вот и договорились, Егор.
Откуплюсь сулеёй самогона,
У чертяк первачок - О-го-го!
И, сейчас, непонятно откуда,
Тут как тут - сулея первача!
Искушает с похмелья, паскуда!
Звездану по макитре сплеча!
Жалко всё же не опохмелиться -
Пропадёт производное зла!
Так во сне получилось напиться
Вдрабадан, в совершеннейший хлам.
 

Про старуху Цын-цзы и бабку Хэн- ...

(Доктор ХоХо)
 27    2018-10-30  3  499
Бежала трусцою толстуха Цын-цзы,
забросив за спину шершавый язык,
а рядом худая как грабль Хэн-хухэ
трусила в фуфайке и рысьей дохе.

Сказала Цын-цзы: "Хэн-хухэ, а давай
на полном ходу остановим трамвай,
возьмём его сразу же на абордаж
и скажем, чтоб вёз нас на пятый этаж".

Затылок спиной почесав, Хэн-хухэ
ответила той: "Охо-хо, э-хе-хе.
Всё в прошлом у нас, дорогая Цын-цзы.
Когда-то, в натуре, мы брали призы

и были как две африканских козы.
Мы плющили пальцем корыта, тазы...
О, где эти славные чудные дни... "

И скрылись в портовых притонах они,
Не то, чтоб расстроившись или отчаясь,
но точно две пьяные пальмы качаясь.
 

Кузьминична.

(ЮРИК)
 27    2018-03-19  0  714

(Трагикомедия в жизни и опосля)
Петруша, ну-ка быстро подойди ко мне. Ты зачем обижаешь девочек, не хулигань пожалуйста, ты же хороший мальчик.
Ну-ка дай я тебя отряхну.
К пожилой женщине подбежал небольшенький мальчишечка и она сначала нежно обняв его, аккуратно, даже можно сказать очень бережно отряхнула прилипший мусор и мальчик вновь убежал в песочницу.
Виолетта Кузьминична отпустив мальчишку, продолжила сидеть на лавочке, строго наблюдая, как Петруша играет в песочнице со своими сверстницами.
Опять в её голове полетели картины собственной жизни.
Бабушка?
Нет, Петруша не был её внуком.
Петруша жил в соседней квартире, а так как у Кузьминичны из родных в этом городишке никого не было, так и сроднилась она всей душой с молодыми соседями.
Она частенько провожала в школу старшую Катю и всегда с самого рождения, помогала нянчить непоседливого Петрушу, который радостно встречая Кузьминичну у себя дома, запросто называл её Вилкой, целиком и полностью не подчиняясь запретам матери.
Виолетта Кузьминична сама рассказала ему, что её так называли в детстве.
Не знай не могли выговорить её красивого имени Виолетта, а скорее всего по -детски выгодно сократили.
Так и осталась Виолетта Кузьминична в своей личной жизни Вилкой. Нет, на своей работе она была очень уважаемым человеком, несколько лет проработав довольно таки справедливым судьёй в этом городе.
А вот в личной жизни, изначально не сложилось и она как была, так и осталась Вилкой.
      По всей её жизни с ней вечно происходили какие-то странно-комические истории, которые больно кололи душу.
Её единственный, давно уже взрослый сын, жил на другом конце страны в Петропавловске-Камчатском.
Последний раз был у неё в гостях несколько лет назад и то по случаю командировки.
В личной жизни у него что-то совсем не ладилось и есть ли у неё родные внуки, никто до самой старости ей этого не рассказывал.
К себе в гости он не приглашал, хоть она и летала к нему единственный раз, но это было уже много лет назад.
Зарёкшись после этого посещения больше никогда не бывать в тех краях. Она надеялась, что он сам вернётся, а он только изредка обещал ей это, а сам не возвращался.
И все эти жизненные каверзы с ней происходили с самого её рождения. Тут надо заметить, что родилась она в самом конце лета 1942 года в Сталинграде, когда фашистские стервятники нагло и остервенело бомбили её родной город, в котором она была один раз, но было это так давно, примерно сразу после установки Родины-матери.
Так вот и начала она свою жизнь во время одной из бомбардировок, когда одна из бомб угодила прямо в больницу. Вот сразу после взрыва и родила Виолетту её мать.
От её отца остались одни фотографии. Он пропал без вести в горниле войны. Почему то странно пришла похоронка, а почти через полгода пришло извещение, что пропал без вести.
Правда, после гибели её матери, в случившейся аварии на местном заводе, отец вроде бы нашёлся.
Вот тогда-то она и поехала к якобы отцу, к единственной родственной душе, но на вокзале её встретил совсем другой человек. Сходилось всё имя, отчество, фамилия, только с маминых фотографий смотрел совсем другой мужчина.
И она полностью огорчившись, сразу же уехала восвояси.      
Потом уже в конце института на последнем курсе, она влюбилась в хорошенького мальчика её ровесника.
Свадьбы не было, они просто расписались и началась счастливая жизнь, с рождением сына.
По прошествию некоторого времени, когда их сыну уже исполнилось три года, она увидела грустную тоску в глазах любимого человека.
В итоге случился тот самый разговор, что живут они скучно, жизнь движется к старости, а они до сих пор ничего не совершили, не изобрели и не построили.
В ту пору им было чуть более тридцати.
Так они и расстались, он уехал строить БАМ, там и затерялся, забыв о своей Вилке и любимом сыне.
Вилка долго переживала их разрыв, но в конце концов через органы узнала, где он живёт, связалась с местным участковым и оттуда пришёл совсем не обрадовавший её ответ, «пьёт»
Жизнь продолжалась, сын уже заканчивал школу, когда Кузьминична познакомилась с человеком и привела его в свою квартиру. Всё было бы хорошо, только вот её мужчины разошлись по разные стороны баррикад. Тогда вот и стряслась эта страшная трагедия, муж полез на крышу дачи, лестница соскользнула и он вниз головой грохнулся с крыши. Только и сказал умирая, что это её сын подтолкнул злополучную лестницу. Она в горячах, как могла отлупила уже почти взрослого сына, хотя тот клялся и божился, что он этого не делал, да так всё и списали на несчастный случай.
После того случая в ней что-то сломалось, она покинула высокий пост судьи и до самой пенсии работала в городском архиве заведующей.
А её сын прямо из армии, не заехав домой укатил в дальневосточное пароходство, а потом уж оказался в Петропавловске-Камчатском.
Так вот незаметно и пришла одинокая старость.
Завидная судейская пенсия, позволяла ей жить на широкую ногу, но она всё откладывала деньги, в глубине души мечтая побывать в родном городе. Вот так и получилось при обмывке соседями новой машины, она легонько расслабившись,      зачем -то проговорилась о своей мечте и с готовностью объявила, что она может оплатить все расходы на поездку.      
Тут всё и сложилось, как всем казалось в удачную пирамидку. Когда соседи собрались погреть бока на Черноморском побережье, взяли с собой и Виолетту Кузьминичну, которая без жадности выступила спонсором их поездки. Вручив в руки соседа ровно сто тысяч рублей.
Она видела, что сосед стесняется взять деньги, но она точно знала, что они не могут себе позволить такие расходы. Так вот они и выехали, сначала в Волгоград, с целью продолжить свой путь в сторону Сочи. Из записей матери она помнила название улицы, на которой мать жила до войны. Целый день они гуляли по Волгограду посетив Мамаев курган и почти все достопримечательности волжского города-героя. А потом узнав где находилась её родная улица, поехали туда и Кузьминична выйдя из машины, долго шла пешком по той улице, где её покойная мать, когда-то давно ещё до её жизни, счастливо жила с её пропавшим без вести отцом. Она пройдя пешком по родным местам, как бы выполняла свой совсем никому непонятный долг, посещения родной земли. В её душе что-то щёлкнуло, отпустило и они даже не оставаясь на ночлег двинулись в сторону моря. Увидев море Кузьминична, как малое дитя вместе с Катей и Петрушей радовалась ласково встретившей их набегавшей волне. На самом берегу, они обустроили палатку, и решили здесь и заночевать.
Но каково было их утреннее потрясение, когда все проснувшись, вдруг поняли, что Кузьминична умерла, вот так запросто, пока все спали, она взяла, да и умерла.
Ошарашенный наглухо сосед, вызвал полицию. Он видел странно улыбающиеся физиономии полицейских узнавших о случившемся, типа «во мужик, ты попал».
После осмотра покойницы, всё -таки один из них посоветовал сдать бабушку в морг, а самим ехать и отдыхать. Пока суть, да дело, вас вызовут, заберёте свою покойницу из морга и повезёте восвояси. А если и не заберёте, то её похоронят здесь вместе со всеми такими же бедолагами.   Отправив безадресную телеграмму сыну Кузьминичны в Петропавловск – Камчатский семья продолжила скомканный страшным потрясением отдых. Через четыре дня они сами вновь обратились в полицию, по поводу возврата покойницы. И тут опять стряслась непредвиденная каверза. Бабушки в морге не оказалось, якобы вообще такого покойника не было. Человек, который отправлял покойника из полиции, куда-то запропастился, а кроме него никто ничего не знал. Труп пропал. И по идее можно было на этом и успокоиться, но вся семья считала, что это будет несправедливо по отношению почти к родному человеку.
Они целых два дня обивали пороги полиции и наконец -то им объяснили, что их труп находится в другом морге, потому что он был признан криминальным и был отправлен на полную экспертизу. С горем пополам они отыскали и этот морг. Труп был здесь, но отдавать им его никто не собирался. И опять они обивали порог полиции, пока не утрясли этот вопрос, уже при помощи нанятого адвоката. Деньги решили всё. Когда же возник вопрос во что одевать покойницу, они открыли её чемодан и увидели красивое тёмно-синее платье, которое лежало в самом низу. Из платья выпал бумажный свёрток, в котором лежали деньги и записка с просьбой похоронить её в их городе на местном кладбище, в могилу её матери. Вот так Кузьминична, она сама предполагала свою смерть.
Отыскав в городе диспетчерскую службу, они наняли газель и погрузив покойницу поехали в обратную сторону.
Вот тут-то их и поджидала очередная каверза.
Не проехав и пятьсот километров, газель сломалась в чистом поле в самом начале темной июльской ночи.
Водитель дозвонившись домой, сказал, что завтра к вечеру приедет брат с нужной деталью и тогда отремонтировав, они смогут продолжить свой путь. Ждать не моглось и не хотелось. Голая степь, дети, сломанная газель с покойником. И тут водитель сказал, что есть выход.
У вас я гляжу бокс-багажник на крыше, что если вынуть бабушку из гроба положить в бокс –багажник и продолжить ваш путь. Не долго посомневавшись, они перегрузили Кузьминичну в бокс и попрощавшись с бедолагой-водителем, тронулись дальше. Не проехав и двух часов, вымотавшись во всех эксцессах, сосед понял, что дальше ехать не сможет. Просто его начал смаривать навалившийся сон.
Общим решением они остановились у придорожной гостиницы и решили поспать до утра……
    Бабушка пропала, проговорила проснувшаяся Катя.
Как пропала, подскочили родители. Около гостиницы стояла их машина, а верхнего бокса-багажника не было. Они выскочили на улицу, всё ещё не теряя надежды, но всё было именно так, как они видели из окна.
Багажник вместе с трупом исчез.
Сидевшая на ресепшн милая дама быстренько позвонила в полицию, откуда приказали машину не трогать, ждать участкового. Через полчаса появился хозяин гостиницы.
- У нас здесь ничего не воруют. Не переживайте, если это местные украли, то отыщется ваша покойница вместе с багажником.
Хуже будет, если это проезжие гастролёры.
   А пятью часами ранее в тридцати километрах от гостиницы, в ещё кромешной темноте, два местных придурка, сняли бокс-багажник со своей раздолбанной девятки и затащили в гараж.
-Тяжёлый какой, интересно, чем они его там напичкали.
- Сейчас открою и увидим.
- Замок не повреди, Степаныч ругать будет, если сломаем, долг не спишет.
- Спишет. Глянь-ка, он новый совсем, жаль продешевили. Задаром отдаём, он новый тысяч тридцать стоит. Они выпили.
- Тут замок крутой, повозиться придётся.
- Ты ж мастер, говорил, что любой замок тьфу.
- Давай ещё по разу выпьем и вскрою.
- Ну, вот и всё. Открывай.
- Ой, что это.
- Что не видишь…………….. бабка мёртвая
- Как мёртвая, она подмигнула мне………………
- Чо б….., серьёзно что ль.
- Да, да, вон опять………………Крышка выпала из рук.
- б…. бабка закрылась.
Какой-то панический ужас сковал головы придурков и они выскочили из гаража.
В это самое время Степаныч проснулся, услышав, что его домашний пёс попросился на улицу. Что-то стряслось, очень редко собака ночью просилась из дома. И тут он услышал злобный рык собаки, и страшные крики. Он увидел, как пёс кусал кого-то, один перепрыгнув через забор убежал, второй выбежал через калитку. Знать придурки приехали. Не хер по ночам лазить.
Иначе как придурками, он и не называл своих работников.
Успокоив собаку, он вошёл в гараж и увидел багажник.
Вот гады, упёрли у кого то, да хороший какой, большой.
Да и новый почти. Он открыл багажник и увидел труп бабки. Вот гады, мать их ети, а труп-то откуда. И тут и ему почудилось, что труп подмигнул, крышка закрылась.
Вот гады, в мой гараж припёрли, убью обоих.
Он вышел на уже совсем посветлевшую улицу, нигде никого не было, лишь девятка придурков стояла у его гаража. Вот уроды.
Он вошёл в дом и позвонил участковому.
- Фёдорович, здорово, спишь наверное? Да какая тебе рыбалка, подъехай срочно, дело есть. Да говорю, не до рыбалки тебе сейчас будет.
Фёдорович не заставил долго ждать и уже через пять минут его уазик остановился у гаража.
- Пойдём, хозяин завёл участкового в гараж и показал рукой на багажник.
-Ты чего Степаныч с дуба рухнул, ты чего меня от рыбалки отрываешь. Ну, хороший багажник, тысяч тридцать отвалил наверное.
-Ты открой.
- .. … ….. Что за труп?
- Да я откуда знаю, придурки видно его украли и привезли. Моя собака им задницы, за это порвала. Они мне давно уже обещали багажник от знакомого привезти, а видишь, брехали суки, украли сволочи.
Видать своровали, да ещё и с трупом.
- Звони им. Посажу идиотов.
- Да звонил уже, телефон выключен. Одним словом придурки.
-Ну теперь точно я их засажу, можешь даже не защищать….
      В дверь номера гостиницы постучали.
- Извините пожалуйста, вас зовут, пройдите пожалуйста в кабинет.
- Вот смотрите, хозяин повернул ноутбук и они увидели весь процесс воровства. Не переживайте это местные. Уже нашлась ваша покойница. Я позвонил участковому, он просил вас приехать за вашим багажником, вот адрес.
Вот так история. Вот так вы попали.
 

Клизма от вождизма…

(Соломон Ягодкин)
 27    2016-09-13  4  819
Сначала всё запретили, потом обратно всё разрешили, но по дороге, как всегда, половину украли. Так что очень скоро нечего было ни запрещать, ни разрешать, на чём наконец-то договорились и успокоились…

Социализм, это когда во всех школах изучали иностранные языки, чтобы потом никогда никуда не поехать, потому что это, о ужас – заграница!..

Лучшее средство от любых вождей, это демократия, и наоборот. Но это уже в зависимости от того, идём мы обратно в пещеру, или как можно дальше от неё улепётываем...

Говорили так, чтобы ничего лишнего не сказать, но при этом и не молчать совсем, ведь за это тоже могли дать по голове…

Чем удобна любая догма, так это тем, что кроме неё в твоей голове ничего больше нет. Тогда, при всём желании, не получится мозгами где не нужно шастать…
 

ФАРТ-6

(Uri Pech)
 27    2016-06-02  2  963

былица из романа-стихии:

Одним из самых бесшабашных и жизнелюбивых комитетчиков был, конечно же, Сергей Устинов, выпускник средней школы №4, самый вечный студент-заочник ВИСИ, немного поэт-романтик, великолепный мелодист и вокалист, можно сказать – самородок.
Знали мы с ним друг друга ещё задолго до «Комитета Авторов». В конце 1981 года я привёл своего нового знакомого по студенческому отряду, Альберта Попова, в театральную студию "Акцент", которая находилась в "Полтиннике" (кстати, приблизительно в то же время, туда попал и Сергей Сыноров). А в соседней аудитории обычно репетировал вокально-инструментальный ансамбль Юрия Евсюкова, в котором Сергей Устинов выполнял роль бас-гитариста. На ударной установке в группе работал Юрий Беседин, один из лучших учеников Виктора Бутрина по классу ударных. У Бутрина учились все выдающиеся воронежские барабанщики, кроме Крюка - идеологического барабанщика. Именно там, после встречи с Устиновым, Сергей Сыноров стал создавать свою акустическую группу, которую в дальнейшем назвал "Песочные часы".
Во второй половине 80-х Сергей Сыноров решил провести на Воронежском областном радио многосерийный песенный конкурс "Приходи и пой!", состоящий из целого цикла интерактивных передач. Победителей выбирали слушатели, прямым голосованием. Для начала, в качестве наживки, он привлёк к участию в конкурсе своих пишуще-поющих друзей. Я попал в первую тройку приглашённых. Это был фарт, неожиданно дающий возможность крутануть по областному радио свою новую песню "Прошлое".

ПРОШЛОЕ

Я родился в тиши
Старомодной глуши,
Где бурьян у крыльца и сирень за окном,
Там, где после дождя небо в лужах лежит,
Где косился на улицу ветхий наш дом.

Жил в соседнем дворе
Добрый пёс в конуре,
Он зимою на санках мальчишек катал.
Только старый хозяин весною сдурел,
Ну а новый хозяин собаку продал.

Всё знала память дерзкая,
Плохое и хорошее.
Со мною моё прошлое,
Со мною моё прошлое,
Со мною моё прошлое.

Я немного подрос,
И попал дом под снос.
Вдруг почувствовал холод большого двора.
Мне впервые у школы расквасили нос,
И очкариком звала меня детвора.

Всё знала память дерзкая,
Плохое и хорошее.
Со мною моё прошлое,
Со мною моё прошлое,
Со мною моё прошлое.

Вот будильник звонит,
Манит солнце в зенит.
Все умылись, оделись, попили чайку.
И за мной в детский сад моя дочь семенит,
А я после работы за ней побегу…

Писали моё прошлое на полустудийный четырёхдорожечный маг с 38-й скоростью, прямо в квартире главного организатора предстоящего конкурса, Сергея Сынорова. Магнитофон я накануне деликатно заграбастал в Городском Молодёжном центре, для творческих потуг "Комитета Авторов". К записи были привлечены Устинов (бек-вокал, флейта, аранжировка) и его брат, которому досталась ответственная миссия - поддерживать деревянными палочками интересный ритм (находка Сергея Устинова).
Песня понравилась радиослушателям, и я получил заслуженный Приз - трёхпрограммное радио, которое до сей поры функционирует у меня на кухне.
Так, из века в век, я мою посуду и слушаю "Маяк", одновременно вспоминая школьный роман с пятиклассницей в "Кривоборье". Турбазы моего детства уже нет, её сначала приватизировали предприимчивые ельциноиды, а потом методично разгромили мародёры всех мастей.
По итогам радиоконкурса Воронежское ТВ сняло сюжет, где мы с Устиновым были гвоздями телепрограммы. И долго ещё наш "звёздный" дуэт завершал все концерты "Комитета Авторов" региональным шлягером "Прошлое"…
Немало хороших слов могли бы сказать о сыноровском проекте "Приходи и пой!" все его участники. В нём были задействованы и Н. Чиляков с Евсеенко и Тимошенко, и Игорь Кущев с группой "Школа", и Е. Колесникова, и рок-бард Олег Пожарский, и множество других, знакомых и не знакомых мне, талантливых воронежцев. Ещё раз хочется и со страниц этого печатного повествования поблагодарить Сергея Сынорова за всю его организаторскую и творческую активность.
После всего этого, случилось так, что в декабре 1988 года песню "Прошлое" мне разрешил исполнить на сцене московского ДК МЭЛЗ человек-легенда Борис Вахнюк, разрешил без прослушивания, но с одниим условием, если я не откажусь от его фирменного напитка: крепкий чай с коньяком. Хороший напиток. Концертная программа называлась "Лучшие барды Москвы - жертвам землетрясения в Армении". Борис Савельевич Вахнюк - журналист, сценарист документального кино, бард поколения Визбора. Именно он первым привёл на Всесоюзное радио девочку по имени Алла Пугачёва. 2 июня 2005 года Борис трагически погиб с двумя дочками, переходя одну из московских улиц, под колёсами автомобиля…

см.: ФАРТ-1 Жми сюда
      ФАРТ-2 Жми сюда
      ФАРТ-3 Жми сюда
      ФАРТ-4 Жми сюда
      ФАРТ_news Жми сюда
      ФАРТ-5 Жми сюда
      ФАРТ_news-2 Жми сюда
      ФАРТ-7 Жми сюда
      ФАРТ-8 Жми сюда
 

ФАРТ-5

(Uri Pech)
 27    2016-06-01  0  948

Отрывки из живого романа-стихии

На свете много песен разных. В том числе есть масса замечательных детских песен. И сегодня, в День защиты детей надо поговорить о песнях для наших детей. Если вдумчиво посмотреть, какие современные конкурсы детской песни любы-дороги Российским каналам, то...
Мне приходят на ум два: "Детская Волна" и "Голос. Дети". Что их роднит? Оба шоу очень популярны,транслируются на самых Центральных телеканалах, участники - дети, дети поют замечательнее признанных звёзд, прописавшихся в телеящике...
Но я не не об этом родстве. Меня , в первую очередь, не интересует, что они поют. Потому что юные конкурсанты исполняют исключительно взрослый репертуар. И такой абсурдный расклад поощряется, ведь эти конкурсы делают дополнительную раскрутку крутым композиторам, не умеющим писать для детей, ведь это занятие не приносит девидендов.
Дети есть, а детских песен нет. Может их уже и в природе человеческой не существует? А , может, акселерированные таланты даже ненавидят пресловутые "детские песни"?
Нет, конечно. Песни для детей живут, есть неконтролируемая масса новых детских песен. Есть люди, продолжающие и развивающие традиции, заложенные песнями на стихи Юрия Энтина и Эдуарда Успенского, музыку Григория Гладкова, Геннадия Гладкова и Владимира Шаинского. Но новым детским песням пока нет места на Отечественном ТВ. Наши песни живут рядом, и во дворе, и в Ютубе, и за праздничным столом.
В советское время профессионалы обязаны были петь не абы-что, а песни советских композиторов. Самые задорные поэты и композиторы, песни которых перепевались не только детьми, но подпевались родителями, работали на двух студиях: "Союзмультфильм" и им. Горького. Новые детские шлягеры летели навстречу детворе с киноэкранов. Потом начинался ещё один процесс: песни , долетевшие с экрана, с удовольствием подхватывались детскими вокальными коллективами и пелись уже от поколения к новым поколениям. И тогда советские кино-песенки закономерно становились самыми народными.
Если мы все родом из детства, значит, песенный фундамент положен там, откуда мы родом.
Так как Воронеж уже явил свету панк-жлоб-джаз, то мы с Колесниковой породили свой формат: беби-поп-шоу -группу "Колесо".

Елена Колесникова - педагог по образованию, работала, в ту перестроечную пору, в ср. школе. Лена была училкой музыки и факультативно руководила школьным хором. Однажды на какой-то репетиционной базе ( А помещения на начальном этапе работы "Комитета Авторов" приходилось менять довольно часто, потому и не вспомню конкретно в какой точке города мы притулились ) я напел Лене (Колесниковой) свои детские песни, которые ради семейной забавы сочинил для своей дочери: "Кикимора" и "Африка". Песенки понравились. Не долго думая, Школьный хор выступил по Воронежскому радио с этими песнями. На местном радио у нас уже был свой человек, лидер группы "Песочные часы", член нашего комитета и по совместительству радиожурналист и единомышленник Сергей Сыноров. При таких-то обстоятельствах Сыноров просто не мог нам отказать. Так было положено начало детского авторского репертуара в бурной жизни Елены Юрьевны.
После начала стихийного расформирования "Комитета Авторов", Колесникова перешла в Городской дом пионеров (точно не помню, как он уже тогда назывался, но суть осталась прежней).
На новом месте Елена набрала симпатичный, чисто «пацанский» голосистый коллектив. Замечательные такие мальчуганы лет десяти-двенадцати. У одного солиста был младший брат, четырёхлетний карапуз. Степанов-младший лихо держался на сцене, не капризничал на съёмках, и стал беби-фронд-меном шоу-группы "Колесо" (Колесо - школьное прозвище Елены Юрьевны).
Изначально репертуар "Колеса" состоял из песен Лены-руководительницы на стихи детских авторов и двух моих, из репертуара школьного хора, но по новому аранжированных. В Городском Молодёжном центре я выпросил простенький синтезатор "Кassio" для "Комитета Авторов" и с помощью этой "игрушки" сочинил 3-ю детскую песенку для Лениного коллектива. Называется она "Сверчок". « В гамачёк на бочёк спать ложился Сверчок» - бодрая колыбельная, идею которой мне подсказала дочка.
У Колесниковой уже был опыт столичной жизни, она перед своим учительством окончила знаменитую Гнесинку. В 90-м я с "Колесом" немного поколесил по СССР в качестве временного директора и автора. Мы были в Москве, весной - на Всесоюзном фестивале детской песни в Кривом Роге, а накануне Нового и последнего в истории Советского Союза года - в Таллинне. На Украине "Колесо" стало лауреатом, используя в качестве инструментального аккомпанемента только лишь рояль и "Kassio" (что звучало и выглядело очень скромно на фоне богато экипированных украинских коллективов), но к Таллиннскому фестивалю уже была подготовлена классная профессиональная минусовка всей нашей программы, записанная на московской студии "Класс". Результат оказался великолепным - безоговорочное первое место дали нам, воронежцам. "Колесята" превзошли своих сверстников из Украины, Эстонии, Армении ... Фестиваль проходил в три этапа в течение лютеранской Рождественской недели. Над Эстонским Парламентом уже развевался не советский флаг, но нас узнавали на улицах и улыбались. Исключение составляли престарелые националистки и их кавалеры.
Праздничное шоу получилось незабываемым: Лёня Степанов - малыш с ирокезом – заводящий публику с пол-оборота, лучи прожекторов, блуждающие по восторженным лицам переполненного зала в такт нашим песням, искренние аплодисменты… Короче - КЛАСС! Правда, были некоторые проблемы с обратным вылетом в Воронеж. Выехать сразу всем коллективом нам не удалось. Мне, вместе с самым взрослым солистом «Колеса», пришлось задержаться и возвращаться домой вдвоём на перекладных. Благополучно приземлившись в голодной и холодной Москве, мы достали билет в СВ до Воронежа. Взволнованные родители в изумлении встречали нас утром 31 января. Всё это, в целом, необыкновенное, триумфальное путешествие, в итоге, и завершилось радостной встречей.
По существу, Таллиннский фестиваль детской песни стал последним в истории человечества фестивалем такого рода, что делает нашу победу ещё более блестящей и значительной. А то, что чемодан с сувенирами улетел без нас, и что в железнодорожном vip-меню был лишь чай без сахара - мелочи жизни.
На данный момент на просторах Интернета я нашёл только песню, не пропетую "Колесом", и, возможно, не пропетую зря.

см.: ФАРТ-1 Жми сюда
      ФАРТ-2 Жми сюда
      ФАРТ-3 Жми сюда
      ФАРТ-4 Жми сюда
      ФАРТ_news Жми сюда
      ФАРТ-6 Жми сюда
      ФАРТ_news-2 Жми сюда
      ФАРТ-7 Жми сюда
      ФАРТ-8 Жми сюда

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер