ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое лучшее: стр. 42

ХОХМОДРОМ
Смешные истории: самое лучшее: Стр. 42   Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Конец Света

(Раиса Носова)
  22  Смешные истории  2012-11-02  1  1096
"Унесенные ветром" - магия слов...
Сколько над миром промчалось ветров!

Сколько же нас ниоткуда пришло?..
Ветром надуло и ветром снесло.

"Унесенные ветром" - магия слов...
Кто мы и что мы? - Игрушка богов?..

Любовь, вдохновенье, страдание, страх...
Наши дела превращаются в прах.

Что составляет сущность ветров?
Скопище душ наших, мыслей и снов?!..

Или же нас продолжения нет...
И с каждым со смертью кончается Свет.
 

Подкова на счастье.

(Саша Сидорчук)
  22    2012-10-27  1  1471

(об этой же истории другими словами:)
Жми сюда

Конец 1964 года, последний курс техникума. У нас уже почти готовы дипломные проекты. Праздничный традиционный новогодний вечер в канун Нового года. Актовый зал украшен стараниями одногруппника Сергея Поспелова. Он все стены увешал огромными листами бумаги с собственноручно нарисованными новогодними сюжетами. В наше время от такой картины любой пожарник упал бы в обморок. Посреди зала, как положено, разряженная ёлка.

После официальной части все кресла, скрученные в длинные плети, дружно сдвигаются к стенам. На сцене мы - «оркестр», (все вместе учились в одной группе): Юра Лукъянов с трубой, Серёга Поспелов со своим саксом. Вот не помню, кто был за ф-но и контрабасом. Кажется все по очереди. Поскольку, я не умел играть ни одном из инструментов, то меня посадили за барабаны. Точнее, барабан был один, чуть ли не пионерский. Ещё была тарелка на стойке из пюпитра. Даже «хай – хэта» не было. Вот сидим мы на ярко освещенной сцене. Свет рампы, как в настоящем театре, бьёт в глаза. Ждём своей очереди, «грянуть».

Перед нами разыгрывали какую-то сценку из студенческой жизни. Не внимательно следил и не помню о чём там шла речь, но в финале сценки, я видел, как перед концертом это обговаривали, «актёр» с криком «На счастье!», должен был через плечо кинуть бутафорскую подкову. Она по сценарию якобы попадает в окно. В этот момент кто-то из помощников должен был озвучить это попадание, разбив за сценой пару стеклянных бутылок.

И вот сижу я, как вы помните, за «ударной установкой». Гордый, созерцаю происходящее. Ну вот, наконец, актер-студент произносит заветные слова «на счастье» и не глядя, со всей дурной мочи швыряет подкову через плечо. До того момента, я считал, что выражение: «искры из глаз» - это просто образное выражение. Оказывается, я заблуждался. Я очень ясно и отчетливо увидел не только искры, а настоящие звёзды. Огромная, из толстой фанеры подкова угодила мне точно между глаз (и между стёкол очков). Фейерверк был озвучен эффектным звоном разбивающегося стекла. Хорошо ещё, что подкова была не из железа. В зале веселились на славу. Я то не знал, что и делать. То ли выходить и раскланиваться (кто-то уже крикнул: БИС!), или ползти в ближайший угол и зализывать рану.

Когда все с трудом успокоились мы всё-таки «грянули». «Черный кот», «Когда святые маршируют» и прочее и прочее шло на ура. А как, сказали бы уже в наши дни, «зажигал» Серёга на саксе! Немного вина (водку мы тогда ещё не пили) добавляли в происходящее на сцене и в зале дополнительный градус веселья. Новогодний вечер удался на славу.

P.S.   Потом была ещё учёба в институте, игра в ВИА, участие во всесоюзном конкурсе "Молодые голоса". Но профессиональным музыкантом из нашей "банды" стал только Сергей Поспелов, Он - известный в нашем городе саксофонист, до сих пор играет. Иногда, примерно раз в десять лет, мы неожиданно встречаемся. Как, например, в этом году, на авиационном празднике. Представляете: лето, авиационный фестиваль, день рождения, в небе на самолете летает сын, а на сцене в это время, кто это? Ба-а! Да это же Серёга! (на фото) Неожиданно и приятно. Вот, можете послушать, в этом моем клипе звучит его саксафон. А если бы "счастливая подкова" попала в него, кто знает, как сложилась бы его судьба.

Жми сюда
 

Блюда из мяса

(Julien Stebo)
  22  Мясо  2012-08-29  0  14871
Михалыч вытер свои рыжие с проседью усы а-ля "Песняры", поставил пустую бутылку под стол, достал беломорину и сладко закурил.
- Ну что, студент, как настроение? Будешь ещё?
- Так это. .. А вдруг вызов?
- Ты на время посмотри! Все , кому надо, уже померли. Старух мы ещё с вечера объехали, валерьянкой напоили. Оэрзэшники свой анальгин с димедролом тоже получили, спят, наверняка, как цуцики, потеют.
За давно нестираными шторками спального помещения громко и вразнобой храпели остальные врачи смены, один только Славка Климов уже больше часа где-то ездил.
- А где Клим?
- Так его , Алексей Михайлович, на пожар отправили.
- Наверняка синяк какой-нибудь с папироской заснул... А Клим к Ольге своей заехал на пару палок. Эт точно, блудивый, сучонок.
Михалыч по-отечески улыбнулся, обнажив мелкие , коричневые от табака зубы:
- Последний раз предлагаю, студент, по пол-стаканчика и спать.
- Да я в жизни столько не пил. У меня язык еле ворочается, глаза слипаются...
- Это после первой. Вторая нейтрализует.
- Так это про рюмки.
- Мы бутылками мерим. Будешь пить рюмками - нехер тебе на "Скорой" делать.
Михалыч открыл холодильник, достал из морозильника заиндевевшую и густую как кисель водку "Пять озёр", пробежался взглядом по полкам, открыл контейнер для овощей. Там лежала сморщенная, как член Михалыча, малюсенькая луковичка. Больше в холодильнике, кроме сосулек, ничего не было.
- Зашибись... Студент, у тебя чо пожрать есть?
- Да-да, Алексей Михайлович, конечно!
Игорёк попытался бодро вскочить , но ослабленные ноги подломились, и он густо покраснев, встал на колени. Михалыч и ему улыбнулся по-отечески. Улыбка у него была такая - доброго, мягкого, повидавшего много человека.
- Экий ты не ловкий. Скажи где, я сам возьму.
- Там...в сумке. Черной.
Михалыч достал из сумки нечто в фольге, развернул:
- Шашлык что ли?! Где ты его зимой взял-то?
- Так на базаре же узбеки делают,150 рублей порция.
- А жена что, не готовит?
- Так я ж не женат, Александр Мих...ммм...Михайлович. - стал вдруг заикаться Игорь, - Мы с Таней решили рас-с-списать...ся после интернатуры. Она сейчас в областной больнице п-п-роходит...
Развернув фольгу, Михалыч брезгливо понюхал мясо, зачем-то лизнул один кусочек:
- Тьфу ты, одни угли. Да и жесткий, наверняка, как подошва. Вставай, малец, долго богу молиться будешь ещё? Положи в микроволновку, пусть погреется.
... После второго стакана (наливали уже по половинке), Михалыч вдруг спросил:
- А ты, Игорь батькович, бешбармак ел когда-нибудь?
- Нее, слышал тока. Там типа лапша, мясо, картошка...
- Типа, как бы...Словечки эти ваши идиотские. Это узбеки тебе типа шашлык нажарили. А казахи знаешь какой бешбармак делают? О-о-о! Я ж в Казахстане заканчивал. Распределили меня в отдаленный район. Там больничка была на 10 коек. Я один врач. Два дня в неделю мотался на уазике по степям да по барханам. Однажды приехал на отдаленное пастбище, там апашка какая-то вроде как при смерти. Померил ей давление, двести на сто двадцать, ну я ей мочегоночки вколол, клофелинчик. Ожила на глазах, старая. Говорю ей, лежи, а то давление упадет, сознание потеряешь. Сказал, чтобы ведро рядом поставили. Она уже что-то там тарахтит на своём, сыну-чабану указания какие-то делает. Тот меня повел к стаду, говорит, выбирай любого барана. А там их сотни! Ну я ткнул пальцем наугад. Гляжу, он его куда-то тащит, хрясь, ножом по горлу, кровь спустил, кожу содрал, жена его подбежала. Он ей быр-быр на своём. Та ливер из живота в казан, водой залила, на огонь. А во второй юрте уже дастархан накрыт, колбаса конская, водка, ещё чего-то. Сели на кошму, выпили. Колбаса иха вку-у-усная. А баба его уже ливер тот сварила, кувардак называется. Не скажу, что очень уж понравилось, но под водочку неплохо пошло. Тут дочка прибежала, вжих, всё убрала, пиалушки поставила, чай, зерно жареное, они его в чай добавляют. Водку, правда, оставила. Он мне в пиалу плеснул чая на два глотка. у них так принято, мол, пей, разговаривай, не торопись. Кончится чай, ещё подольём. А вот если полную чашку нальют, значит дают понять: выпивай и дуй отсюда да побыстрее. Потом говорю :" А где отлить можно, ну и покурить за одно?" Смеётся:" Степь большая." Выхожу, свернул за юрту, а там жена юбку-то задрала по самые н****уй, сидит на стульчике, тесто на ляжках катает. У меня аж скулы свело от желания. Тесто летает, да рядом с мохнаткой её. Они ж там без исподнего ходят. Ну я в другую сторону, а поссать не могу, хоть убей. Стоит как истукан мой дружок. В общем, намучился... А тесто то как раз для бешбармака и было. Принесли на блюде. Снизу эти лепешки, сверху куски свежего отварного мяса, все посыпано кольцами тоже вареного лука. Ну и по краям несколько картофелин, для красоты видимо. Вилку не дают, едят руками. Берешь лепешку, заворачиваешь лодочкой, туда мясо, лук - и в рот. Бульон жирный, бежит по рукам, хлюпает в подмышках. Казах сыто отрыгивает - громко, подолгу, в зубах ковыряется, мясо выковыривает, говорит мне: "За хорошую отрыжку в Казахстане барана дают." И смеётся. И я смеюсь. А сам беру очередную лепеху и жены его ляжки вспоминаю... Да-а, такого бешбармака я больше нигде не едал... Мы с ним за ночь одиннадцать бутылок водки под него выпили! А ты, Игорёха, от второй почти уже спишь.
Интерн действительно скрестил руки на столе, положил голову и пытался слушая не заснуть:
- Красиво рассказываете, Александр...ик...Михайлович. Но шашлык я тоже люблю. Чтобы в уксусе замочить, а потом на углях...
Тут открылась дверь нараспашку и вошёл сердитый и взлохмаченный доктор Климов.
- Что, Клим, не дала? - загоготал Михалыч.
- Да ну тебя, старый пердун. На вызове был. Пожар потушили, а там в ванне труп расчлененный да в кислоте какой-то растворяется. А куски еще и пламенем подпалились. Та ещё картинка.
- Ладно, успокойся. Веlь мы с тобой не такое ещё видели!
- Ага, повидали...
Михалыч налил Климову остатки водки, тот достал из пакета свою, долил до краёв и одним махом выпил.
- Как писать, Михалыч? Расчлененный труп с признаками насильственной смерти, ожогами,химическимим и термическими, третьей-четвертой степени?
- Да пиши просто - шашлык.
Игорь резко побледнел, потом побагровел, на шее вздулись сосуды, щеки округлились.
- Беги в туалет, салага!
- Что это с ним, Михалыч?
- Да водки малость перепил. Вспомни себя, когда на "Скорую" пришёл. То блевал, то после вызова в подушку плакал. Ладно, давай еще по одной - и спать, у меня завтра опять ночь...А ты закусывай, закусывай, студент наш точно уже не будет, он теперь, наверняка, вегетарианцем станет.
И Михалыч стал негромко насвистывать какой-то восточный мотивчик. Светало...
 

Да здравствует король!!!

(Леонид Олюнин)
  22  О молодёжи  2012-07-18  2  2091
ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!

А ну, гвардейцы, шире шаг,
Коль каши напоролись…
Король не смыслит ни шиша,
Но всё же он король наш!
Все двести двадцать докторов
Над ним трясутся, маются,
А он и так как бык здоров,
Под ним пол прогибается.
Все двести двадцать поварят
Ему готовят ужин,
Но только, честно говоря,
Один лишь повар нужен.
Слуг больше чем в лугу травы,
Но всё же — недовольно.
Ну да, вы всё-таки правы,
Он как ни как король наш!
Мы работяги, чья-то сыть,
Нас можно и ухватом;
Оберегать нас и хранить —
Хранительства не хватит.
 

Производственные - 63

(Леонид Олюнин)
  22  Приколы о работе  2012-06-27  0  1441
ДУМАЕТ О ПРОИЗВОДСТВЕ

— Постоянно со мной какие-то странности происходят.
— Что такое?
— На производстве я думаю о доме, а дома о производстве.
— А что ты о производстве думаешь?
— Не рассчитаться ли мне?

ПЕРЕСТОИЛИ

За перестройку без обмана,
Взялась бригада утром рано.
И перестроила забор —
Весь верх в штырях —
Пусть плачет вор.
Но под забором новый лаз —
Ворье там ползает сейчас.

* * *
Как у бабушки у Насти
Двери и окошки настеж.
Спит старушка на пороге
Вытянув наружу ноги.
От жары, от жары
Бабка Настя мается,
Если же ложится спать,
То не укрывается.
Паровое отопление
Доведет до отупения.

А у бабушки Акульки
В комнате висят сосульки,
На полу блестит ледок.
Ну и холод-холодок!
Бабушка уснуть боится –
Куржаком чтоб не покрыться.
И она, друзья, без спора,
Станет снежной бабой скоро.
Паровое отопление
Доведет до отупления.

Ладушки, ладушки! –
Каково вам бабушки?

* * *
Ты пишешь ловко посвящения,
Но так далек от просвещения.

МЕЧТЫ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Все надоело: дым глотать,
В окно глядеть на тучи,
С соседкой о пустом болтать,
Листать роман тягучий.
Наскучил шахматный этюд
И споры о футболе.
И медленно часы текут,
И мысль одна — о воле:
Туда бы — вдаль, да к костерку,
На омуток, на речку;
Из леса: «Чик-чирик. Ку-ку»
(Эх, люди-человечки!)
И полнокровная луна —
В воде — как царь-девица.
И тишина — и тишина! —
На сонный луг ложится.

Он сигарету доканал,
Ругнулся, вспомнил черта,
И начал вновь листать журнал
Квартального отчета.

* * *
Есть оправа для очков.
Фильмы есть — для дурачков.

* * *
Промсклад Степан устроил в хате.
«Добра, - твердит, - на мой век хватит».
Ну, надо же какая птица –
Лет двести-триста жить стремится.

* * *
Начальник преподнес намек:
На склад повесьте, мол, замок.
Мы покупать замок не стали,
Чтоб сэкономить на металле –
И мы правы: пустое это ж –
Ведь там лишь мыши, пыль и ветошь.

* * *
- Ох, не везет мне в жизни что-то,
Ну, хоть берись за пистолет.
Зудят кругом: «Иди, работай».
А если сил работать нет?
Вон мой сосед – Протасов Мишка,
Все перед ним – «Михал Лукич…» -
Гарцует в ЖЭКе слесаришкой
И копит деньги на «Москвич».
Гараж построил. Вот зануда, -
Ест фрукты, мясо день-деньской.
Откуда деньги?»

- Как от куда?
Милок, из кассы заводской.

* * *
Не в деньгах счастье –
Это точно, -
Скажу и очно, и заочно.
И счастья, в принципе, не надо,
Когда растёт тоннаж оклада.

* * *
Голова ты, голова –
Выдаёшь не те слова.
Покумекай, помолчи,
И в беды дверь не стучи.

* * *
За то ли мужика ругать,
Что может деток он стругать?

* * *
С речами ты, с речами я,
Путь к истине не лёгонький.
Кругом противоречия
И попранная логика.

* * *
Всё, что видим мы вокруг –
Безобразия потуг, –
Виноваты сами –
Здесь под небесами.

* * *
За это душу и пороть,
Что не смогла осилить плоть?

* * *
Чем больше дум в мозгу роится,
Тем жизнь быстрей к концу
Стремится.

* * *
Имея характер твёрдый
Стремится ударить в морду
Кому-нибудь и сплеча.
Натура весьма горяча.

* * *
Кто разминулся с трудом,
Не живать тому ладом.

* * *
Бывает увлечение
Приносит огорчение.
Но вкусное печение
Не дарит отречение.

* * *
Молоток взял и отвёртку –
Починить часы - Егорка.
Раньше шли, но через силу,
Нынче вовсе закосили.

* * *
Мимо месяц, мимо год,
Сменит моду мода.
Радость долго не живёт,
Такова природа.

* * *
Взяли на заметку люди –
Рассуждающий народ:
Мерзость есть - порядок любит,
Есть - как раз наоборот.

* * *
Спор с утра вели полсмены,
А нужны ли перемены?
И решили, спора нет, –
Мало часа на обед.

* * *
С серым цветом мы свои
И нормально это.
Три потомства воробьи
Выдают за лето.

* * *
Пахала дома очень пылко –
Проведена большая стирка.
Ну, ничего с ней не случится –
На производстве отоспится.
 

Такой маленький скелетик…

(Лена Пчёлкина)
  22    2012-06-19  2  1107
Помните старый анекдот о бабушке, которая , будучи в игривом возрасте, всех своих любовников запирала в стенной шкаф, да там и забывала. И только, когда любопытная внученька стала выяснять, а как бабуля справлялась с ситуацией, когда к спальне приближался дедушка, старушка, хлопнув себя по лбу, и посетовав на проклятый склероз, открыла дверцу заветным ключиком, откуда скелеты и так посыпались.
      Не знаю, как кто, а я, пожив на свете вполне достаточно, и накопив
своих скелетов, если не в шкафу, так в памяти, также обнаруживаю какой-нибудь из них при всяком удобном случае.
      И на этот раз, услышав о том, как ну очень большой и всесильный начальник ( Следственный комитет – не хухры-мухры) сначала крепенько припугнул (говорят, пообещал отделить голову от...), а затем (держите меня) извинился перед каким-то там «сукой-журналюгой», «представителем второй древнейшей профессии», и т.д. и пр., вспомнила историю двадцатипятилетней давности, которую накрепко заперла в своём «чердаке» и никому не рассказывала. А тут вот – толчок, и маленький такой скелетик-таки вырвался на волю...
      - Охо - хонички, клопот, - говаривала моя бывшая квартирная хозяйка баба Сюня. - И чёй-то мы с тобой, Ленушка, делать будем?
      Ну, что? Повспоминаем...
      Итак, двадцать пять лет назад трудилась я на ниве профессионально-технического образования в Брянском областном управлении в должности методиста по профориентации. Попала туда совершенно случайно, но работа нравилась.
      Человек я непоседливый, инициативный. Бытовало в Советском Союзе такое выражение: «инициатива наказуема», так это про меня. Хотя мне всё-таки везло на руководителей, которые не били по рукам, мол, сиди, не высовывайся, а поддерживали и помогали.
      В мои обязанности входили организация различных встреч, экскурсий в профтехучилища области, выпуск справочника для поступающих, другая для меня не менее интересная работа. Ведь в то славное застойное время на каждом углу стояли щиты с объявлениями: «Требуются...». И дальше - большой перечень профессий... А училища призваны были обеспечивать пополнение рабочего класса квалифицированными кадрами.   
      Да, о чём это я?
      Итак, была весна 198.. года. Родной город Брянск похорошел, принарядился, по-майски расцвёл тюльпанами, нарциссами, сиренью...
      До того, как выпускники школ засели за подготовку к экзаменам, традиционно проводились профориентационные слёты. Такой областной
слёт для тех, кто желает ознакомиться поближе со строительными специальностями, был намечен на субботу. Числа не помню, но это и не важно.
    А важно, во-первых, то, что в нём должен был принимать участие САМ – первый секретарь обкома КПСС, значит, действо просто обязано пройти без сучка, без задоринки – и никаких там накладок!
    Во-вторых, для меня лично было важно срочно (в номер!) сдать
в областную газету «Брянский рабочий» репортаж о слёте.
    «Лена, материал должен быть в редакции к утру понедельника, я его
ставлю на вторник», - накануне предупредила меня Евгения Николаевна,
зав. отделом культуры газеты. Я, как внештатник, частенько приносила ей различные корреспонденции, которые, (отчего не похвастаться), имели положительные отзывы, и своего куратора ещё ни разу не подвела. Поэтому, «взяв под козырёк», ответила скромненько: «Бу… сделано!»
      Ответственных за организацию важного для города события и без нас хватало, поэтому мы с и.о. начальника нашего управления Вадимом Григорьевичем устроились где-то на четвёртом ряду, рядом с директорами строительных ПТУ, а я ещё аккуратненько записывала в блокнот всю информацию, что может пригодиться для репортажа.
Вот, наконец, Первый человек в области - Анатолий Фомич прочитал доклад, над которым потрудился накануне не один его помощник, и выступили все, кому положено по сценарию. Объявили перерыв, а после него концерт.
      Всяческих цифр в докладе было несть числа, да и незнакомых фамилий тоже. В таких случаях журналисты просто сверяются с первоисточником. Поэтому, дождавшись, когда президиум с большим достоинством спустится со сцены, я - к Вадиму Григорьичу: «А не могли бы Вы мне помочь и попросить у Первого секретаря доклад для уточнения кой-какой информации, без которой репортаж и не репортаж».
      «А ежели что не так, будет скандал», – это я маленьким язычком про себя проговорила.
      Но Вадим Григорьевич, недавно назначенный на такую не совсем уж маленькую должность в масштабах области, - отказался. Наверное, он подумал: «Тебе, мадам нужно, ты и проси, а я ещё не настолько вхож в «ближний круг», чтобы подставляться...»
      Да, если бы не отпуск, в который ушёл мой любимый начальник, умница Владимир Иванович, проблем у меня с этим распроклятым докладом, точно, не было. Но, он, увы, скорей всего сидит себе с удочкой на берегу реки-Десны. А тут...
      «Ну, я пошла сама!», - предупредив так Вадима Григорьевича, бесстрашно приближаюсь к товарищам, которые по-домашнему окружили Первое лицо, и радостно похихикивали над свежим анекдотцем. Стою скромно в сторонке. Ну, как попросить, вроде неловко их прерывать, а уйдут, что делать? Ой, сейчас точно, - по машинам, и плакал мой репортаж...      
      Хотя, постой, столько знакомых лиц... Вот - Татьяна Сергеевна из горкома комсомола, а мы с ней по работе неоднократно пересекались.
Набралась я храбрости, отозвала Танечку Сергеевну и изложила свою незатейливую просьбу. Она, совершенно спокойно (ну, молодец!) подошла к Первому лицу (в принципе, он ещё не так давно возглавлял обком комсомола, и естественно, они друг дружку хорошо знали) и сказала:
      «Анатолий Фомич, это для «Брянского рабочего»... На выходные, только свериться, уточнить... Елена Семёновна – работник управления ПТО и внештатный корреспондент... я ручаюсь, что в понедельник она вернёт
доклад в обком партии...»
      Тут весь окружавший Фомича народ с удивлением воззрился на меня.
    «Ну, если, Татьяна Сергеевна ручается, что доклад не будет утерян, на него не будут ставить сковородку, и вообще его не изнасилуют, тогда ладно... А Вы, Василь Васильевич, проследите, чтобы утром в понедельник доклад был у Вас!», - и Больший начальник привычным жестом, который, по-видимому, остался со времён его колхозной молодости, поддёрнул брюки.
    С горящим от позора лицом, я взяла из рук Танечки злосчастную папку и потихоньку стала пятиться на своё место. Но не успела дойти до спасительного кресла, как меня в два длинных шага догнал Василий Васильевич, молодой, высоченный и худой зав. каким-то отделом обкома КПСС. Тихим, но твёрдым голосом, он, нависая надо мной, повторил
указание своего шефа.
      «Да, да, конечно, утром в понедельник доклад будет у Вас»,- с трудом выдавливала я из себя слова.
      Дома, отложив на потом все срочные дела, засела за материал. Не в лад моему паршивому настроению, он получился каким-то светлым и весенним.
В доклад (чёрт бы его побрал) практически не заглядывала. Утро новой рабочей недели я встретила в редакции, но, увы, отдел культуры оказался закрыт.
      «Все на планёрке, подождите», - пояснила секретарша. Мы с ней попили кофейку, привычное бла-бла-бла, и планёрка закончилась.
      «Евгения Николаевна, я принесла. Будете смотреть?», - протягиваю куратору стопку исписанных листков.
Но Евгения Николаевна, всегда приветливая и улыбчивая, вдруг строго так посмотрела на меня, «как Ленин на буржуазию» (был у нас такой прикол),
и пригласила в свой кабинет.
      «Лена, Вы это что на слёте натворили?!» Ставший вдруг металлическим, голос талантливой и всегда корректной журналистки резал слух...
«Звонили из обкома. Кто Вам разрешил вырывать из рук Первого секретаря материалы доклада? Вы член партии?»
«Н-н-нет...»
«Тогда Вам не дозволено даже заглядывать в него!»
« Но я тоже участвовала в написании доклада. Как же так, писать можно, а читать нельзя???»
«Значит нельзя... Знаете, какую выволочку мне из-за Вас сегодня устроили?!
Ну, ладно, давайте, что у Вас там? Помните, что репортаж идёт в номер.
Ещё звонили из управления. Вадим Григорьевич Вас разыскивает. Вы должны срочно быть на работе. И не забудьте вернуть доклад в обком. Вы ничего там не меняли?»
«Евгения Николавна, ну Вы же меня знаете... Господи, да ничего предрассудительного я не совершала», - предательские слёзы не давали говорить...
      Забежав в обком, сдала злосчастную папку постовому милиционеру (в обкоме тоже все заседали на утреннем совещании), и бегом, благо было под горку, - на работу. Управление встретило меня настороженной тишиной.
Люба, секретарь, предупредила, что через десять минут наш шеф Вадим Григорьевич ждёт меня для серьёзного разговора.
      Вадим Григорьевич - грамотный инженер, хороший семьянин, не зверь и не дуболом, в одночасье, после утреннего обкомовского звонка, вдруг превратился в карающую начальственную длань. Короче, обрушил на мою бедную голову обвинения, одно нелепей другого.
    Что я могла сказать? Только то, что он самолично мог видеть: не нападала я на Первого секретаря обкома, не брала его «за грудки», не пинала ногами и т.д. Доклад вернула в целости и сохранности. А на работу опоздала, потому что была в редакции. Материал выйдет завтра, смотрите, к нему будут ещё интересные фотографии.
    Но я молчала, начальство должно, в конце концов, время от времени выпускать пар. Тем более, что ему тоже, бедняжке, сегодня досталось.
    Где-то с неделю, а то и больше, управленческий народ, кто с сочуствием, кто со злорадством, шушукался, как Семёновна «чуть не убила Первое лицо области», и что ей за это будет: выгонят с работы с волчьим билетом или что ещё покруче...
    Потом вернулся из отпуска Владимир Иванович, выслушал меня, посмеялся: что ж, бывает… И жизнь пошла своим чередом.
    Спустя годика два, когда наступила пора «демократизации» и либерализма, когда я оправилась от переживаний и больше не звала себя
иронично: «Ну, ты, Фанни Каплан!», в управлении шло очередное совещание
директоров училищ. Сижу себе на сломаном деревянном креслице и тихонько с кем-то шушукаюсь, не вслушиваясь, о чем там вещает представитель обкома КПСС, уже известный читателям Василий Васильевич. И, вдруг почувствовала на себе его взгляд. Прислушалась:
«Но в связи с Перестройкой (а дальше, не помню, с чем там ещё), хочу принести извинения некоторым товарищам (которые нам не товарищи, - добавляю я про себя) за кое-какие недочёты и перегибы в нашей работе...»      Чувствую, как сползаю с покалеченного кресла и прячусь за широкой спиной впереди сидящего. Кажется, кроме меня никто так ничего не понял. А может, в зале были ещё те, перед кем стоило извиниться?
Вот такой «малюсенький скелетик» из моего прошлого. Теперь, слыша, как гибнут настоящие, профессиональные журналисты, как, люди, наделённые властью, угрожают расправой и науськивают «законников» на граждан, которых обязаны охранять от беззакония, можно только посетовать:
«Времена не выбирают, в них живут и умирают»...
 

Производственные - 48

(Леонид Олюнин)
  22    2012-05-04  1  1893
ПОПОЗЖЕ

В столовую зашел перед закрытием: в цехе задержался. У раздачи — никого. За столами — человек пять.
— Что на первое? — спросил я.
— Перловый суп, — ответила раздатчица.
— А на второе?
— Перловка с бифштексом.
— Да что, кроме перловки, лапши у вас ничего не бывает? — возмутился я. Раздатчица ответила тем же:
— А что вы повышаете голос? Вы бы еще попозже пришли.
Что делать? Перловка надоела, а есть хочется. Взял что есть. За третьим потянулся. На раздаче только два стакана. Один с осветленным яблочным соком, другой с компотом. Пригляделся: в стакане с яблочным соком — перловка. В компоте — голова от жареной мойвы.
— Безобразие! — воскликнул я. — Посмотрите, что у вас в стаканах.
— А мне некогда смотреть, — отпарировала раздатчица. Это вы смотрите. Вы бы попозже пришли. Берите что осталось.
Попозже! Столовая внутризаводская. Попозже здесь никого не будет: все разойдутся.
— Позовите директора, – холодно заявил я.
Раздатчица возражать не стала. Минут через пять привела пышную, симпатичную женщину. Похожа на директора.
— Что вы, гражданин, шумите? — накинулась она на меня. — Вам не нравятся наши блюда? Я вас запомнила: вы уже не в первый раз возмущаетесь перловкой и лапшой . Хуже бабы рыночной, а еще мужчина. Не вам нас учить, что нам готовить. Вы свою жену дома учите. Еще бы попозже пришли. Сейчас мы уже закрываемся. Откуда вы такой?
— Из КИПа, — промямлил я, как будто этой энергичной женщине действительно было интересно знать, где я работаю.
— Из КИПа? — насторожилась она.
— Да.
— Значит вы и в радиоаппаратуре разбираетесь.
— А как же.
— И цветной телевизор сможете отремонтировать?
— Могу.
— Вы бы зашли попозже, — улыбнулась она.
И я зашел попозже. Пообедал по-королевски. Унес с собой в нагрузку килограмм колбасы.
Личный телевизор директора столовой отремонтировал за два вечера.

* * *
Один бригаде дан топор,
Используется он в упор.
А почему один всего?
Ну, не скажу. Не знаю.
Но дел, скажу вам, у него
Сверх нормы, понимаю:
Илья возьмёт дрова рубить,
Вернёт его Макару,
Тот кирпичи начнёт долбить —
Задаст бедняге жару...
А для чего топор жалеть?
Он общий, а не личный ведь.

МЕЧТА

Эх, купить бы вертолет!
…проходная – напролет;
Не дышал бы на вахтера,
Не скучал бы у забора…
Вертолетов нет в продаже.
Что за жизнь!.. обидно даже.

* * *
Окончил ПТУ, а в цех явился –
Не помнит, на кого он тамучился.

* * *
Показали нам резец
И сказали: «Образец!»
— Он металл строгал, трудился?
— Нет, счастливчиком родился.

* * *
Он здорово завинчен
На этот неуём:
И здесь пожить прилично,
И там урвать своё.

* * *
Отдыхать мы мастера,
Дел не тронута гора.

* * *
Голова – кладовка,
А хозяин - Вовка:
Склянки там ботинки,
Разные картинки,
Скрепки, кнопки, трубки,
Дрянь от мясорубки –
Куча здоровенная…
Только память скверная.

* * *
Кто сеет - с урожаем,
Садовник средь цветов.
Деньги уважают,
Кто им служить готов.

* * *
Вовсе ни к чему вопрос,
Зря и закипел он;
Свой котёнок ловит хвост –
Это тоже дело.

* * *
А гора почти контора,
Ежели без пафоса;
Просто так не лезут в гору
Люди, что из офиса.

* * *
Ясно, что в реальности -
Это не банальности,
Это увлечение –
Соблюдать течение.

* * *
Молоток взял и отвёртку –
Стал чинить часы Егорка,
Что ходили через силу,
Словом, вовсе закосили.

* * *
Весь в поту, даёт три нормы,
Деньги - птичку не прокормит.

* * *
Кто в труху, а кто в опил –
Милость вашу просим.
Мой сосед когда б не пил -
Ноги бы отбросил.

* * *
Говорить мог очень долго,
В основном — о чувстве долга.
А вопрос поставлен краткий:
«Ты когда вернёшь десятку?»

***
Не дано – не лапай –
Ждёт антипочёт.
Ну, копай лопатой,
Если к ней влечёт.

* * *
Всего главнее – производство,
А остальное, так – уродство.

* * *
- Пал Петрович, как же так? –
Пал на ферме молодняк.
Мясо ценное пропало…
- Шкур зато у нас немало.

* * *
- Послушай, для чего ты, брат,
Ломаешь этот агрегат?
- Какого пристаешь рожна? –
Мне эта гаечка нужна.

* * *
Завод – твой дом
И это точно!
Не веришь? Значит
Не работал сверхурочно.

* * *
Начальника в автобусе я встретил.
И это чудо! – он меня заметил.
Спросил: «Ну, как тебе у нас, Вано?»
А я на пенсии давным-давно.
 

Бытовые -18

(Леонид Олюнин)
  22  О науке  2012-02-20  0  1457
НЕ ВЕРЯТ

Копался на своем огороде и выкопал кость древнейшего животного. Вот это была косточка! – высотой – во! толщиной – во! Полюбовался я на кость и решил подарить ее городскому музею.
Пришел в музей и все рассказал: так, мол, и так – кость нашел грандиозную: высотой – во! толщиной – во!
Посмотрел на меня директор музея сквозь очки и говорит:
— Не может быть.
— Как не может быть! – возмутился я. – Я вам докажу! – привезу кость на самосвале и свалю под окна вашего музея.
Выпалив это я помчался в автотранспортное предприятие. Нашел завгара и сразу же рассказал ему о находке.
— Высотой, говорю, она – во! толщиной – во!
— А я здесь причем? – удивился завгар, – Какое имеет отношение эта кость к нашему гаражу?
— Да понимаете ли, – начал убеждать я его, – это же кость древнейшего, редкого животного. Ей место в городском историческом музее, а она у меня на огороде валяется.
— Вот и обращайтесь в музей, если ей там место, – спокойно посоветовал завгар.
Его спокойствие задело меня за живое.
— Да вы понимаете – это собственность всего народа, и она не должна пропасть.
Завгар испытывающе посмотрел на меня:
— А что вы от нас хотите?
— Дайте автокран и самосвал чтобы увезти кость в музей.
— А вы там были?
— Где?
— В музее.
— Был.
— Ну и что вам сказали?
— А мне сказали, что таких животных никогда не существовало.
— Ну вот, – покачал головой завгар, – а вы просите технику для перевозки кости несуществующего животного. Не серьезно все это, не серьезно...

Расстроенный я пошел на свой огород. Вырыл глубже яму и зарыл в нее кость древнейшего животного, – почему я должен верить, что животное с такой костью когда-то существовало.      

ОТКРОВЕННО ГОВОРЯ

У меня опали волосы,
Как зимой на речке лед.
Если щелкают вас по носу,
Сердце просится в полет.

Целовал свою забавушку
Ртом беззубым: шлык да шлык...
Два барана щиплют травушку
Перед тем как на шашлык.

Над рекою наклоняется
Белокурая верба...
Милка пашет-упирается,
Биципсы, как два бугра.

Во дворе сегодня моросно,
От тоски поблек комод...
Сильно полюбила молодца,
В ЗАГС скотина не ведет.

Здесь песок, теленка здесь пасти
Не пытайся сгоряча...
Мой сосед по страшной тупости
Раздолбил два «Москвича».

У меня жена красавица,
Как росинка на листе,
Скоро нос совсем провалится
На двенадцатой версте.

* * *
— Хорош гусь!
— Хорош. Вот только порция мала.

НЕ ЗАМЕТИЛ

— Гражданин, зачем вы тычете вилкой в хлеб? Бифштекс в соседней тарелке.
— Простите, перепутал.

* * *
    Нигде он не учился, простипома,
    А заимел два вузовских диплома.

* * *
Умудрялся плыть по течению даже там, где нет течения.
 

Сексуальная вечеринка

(Кирьяков Александр)
  22  Про отдых  2012-02-12  1  1696
Удары прямо по темечку не прекращаются, постепенно усиливаясь. В ушах ужасно гудит. Бьют, вроде, по голове, но отдаёт в пятки. Говорят, что в тюрьмах, если хотят убить, забивают гвоздь в темечко. Ощущения ужасные. Я не выдерживаю и просыпаюсь. Стучат в дверь.
Это - Лялька. Она всегда идёт на занятия мимо нас, и будит, чтобы мы не проспали. Когда Бог хочет наказать человека, он подсовывает ему вот такое чудо.Когда долго не открывают -это значит, что никого нет дома, но Лялька тупая. Она этого не понимает и продолжает своё чёрное дело. Жорик, увидев, что я проснулся, стонет:
-Открывай скорей! Скрипя сердцем и всем остальным (какой там скрепя - "железом по стеклу" орали вчера Высоцкого), плетусь открывать, закутавшись в простыню. Лялька, не входя, как мышка, оглядывает наше "бунгало".
- Я сегодня проспала первую пару. Одевайтесь скорее - на вторую успеваем.
- Ты, может, и успеваешь, а мы не успеваем точно,- решительно отрезает Жорик и, накинув на голову простыню, демонстративно начинает
храпеть. Лялька, возмущённо пожав плечами, уходит ни с чем.
- А где кошки? - спрашиваю я у Жорика.
Голова Жорика высовывается из-под простыни. Он недоуменно таращится на меня и мычит. Наконец, он формулирует ответный вопрос:
- Какие кошки? У нас никаких кошек.
Он не понимает о чём речь, и от этого окончательно просыпается.
- Которые мне в рот нагадили, наконец, не выдерживаю я.
Вадим тоже проснулся и хохочет, дрыгая ногами. Юмор долго доходит до Жорика, и мы каждое утро подлавливаем его каким-нибудь приколом.Это уже вошло в традицию. Жорик знает свою слабость и тщательно работает над собой. У него есть заветная тетрадочка, в которую он конспектирует анекдоты. Если психолог будет оценивать его по этой тетрадочке, то Жорик очень аккуратный, ответственный человек, склонный,правда, к ожирению (последнее - это не по тетрадочке, это я от себя съязвил). По лекционным же тетрадям - вывод получится противоположным. Когда ему об этом намекают, он отвечает шуткой из тетрадочки, что хорошего человека должно быть много и в нём умещается всё самое высокое и все самое низменное одновременно. Вся борьба разворачивается внутри, и от этого он толстеет.
- За это я себя и люблю, - обычно добавляет он, раздувая важно щёки.
Мы студенты второго курса, чего и Вам желаем.Снимаем флигилёк на троих с "удобствами во-дворе. Вчера у нас был "большой сексуальный вечер".
Организовали мы его, главным образом, из-за Жорика. Он у нас девственник. У него 110 кГ живого веса. Это - нетто, то есть до еды. Сколько после - никто не знает, так как никакие весы не выдержат. Поэтому даже те девчонки, которые легко идут на контакт с кем угодно, шарахаются от него, как чёрт от ладана.
Вечер мы готовили тщательно. Собрали все оставшиеся деньги и накупили всяких напитков - вина, водки. Вадим пригласил знакомых девчонок.
-Главное - не торопиться,- многозначительно рассуждал Вадим.- Когда они напьются, станут покорными, как овечки. Вот тогда-то мы и...
Жорик молча сопел, слушая Вадима, и мечтательно закатывал глаза. Его круглая физиономия светилась счастьем в предвкушении "мациёна".
Сначала всё шло
Читать дальше >>
 

Производственные - 14

(Леонид Олюнин)
  22  Кулинарные приколы  2012-01-23  0  1878
ПОГИБНУ ЗА РАБОЧИХ

— Товарищ майор. Рекс дошел до дверей курилки и стал как вкопанный.
— Может быть преступник след табаком посыпал?
— Не думаю. Скорее всего в помещении сильно накурено.
— И как они там целыми сменами сидят?
— Не знаю.
— Собака и то не идет.
— Вот именно.
— Но я уверен — преступник там.
— Не исключено.
— Вперед, лейтенант, вперед!
— Хорошо, я пойду. Но только в некрологе запишите: «Он честно погиб за рабочих».

ПРОЖЕГ

— Веткин, ты только позавчера новую телогрейку получил, а уже сегодня она у тебя во многих местах прожжена.
— Это ее кислотой проело.
— Веткин! И когда же ты перестанешь всякую гадость пить.

ПОЛОЖЕНО

— Мне три мясных котлеты без гарнира.
— Хлеба сколько?
— Нисколько.
— Котлеты станете есть без хлеба?
— А вы что, забыли в них хлеб положить?

* * *
Пил для сугрева — допился до чертиков.
 

Битва

(Нагорнов Олег)
  22  Про детей  2012-01-19  0  1732
Битва миров и времен закончилась. Победителей не было. Рука судьбы смешала все в одну массу, а затем рассеяла по неестественно зеленому полю то, что когда-то было блестящими армиями. Солдаты и машины, животные и существа из других миров, лежали рядом, их вражда закончилась. Воскрешенные, брошенные роком в эту войну римские легионеры, и рыцари в тяжелых доспехах. Закованные в скафандры космические пехотинцы и испанские солдаты времен конкисты. Похожие на осьминогов с бластерами венеряне, и боевые роботы. Танки, сбитые самолеты, сброшенные с орбиты космические корабли. Разных эпох, разных народов. Все вместе, затихшие и примиренные. Бросалась в глаза одна фантастическая сцена, выделявшаяся даже среди остальных. Звездный истре***ель, разбитый, без крыла, лежал, придавив своей стальной тушей боевого слона из армии Ганнибала. А на его, оставшимся целым, крыле распластался солдат в немецкой форме, в последнем усилии стремившийся добраться до пилота, родившегося через века после его смерти. Вот так все и закончилось, Армагеддон состоялся.
    Я шел по месту сражения. От уведенного хотелось кричать, и я закричал, от отчаяния и боли, наступив ногой на железный вертолет с твердыми лопастями.
- Сынок!!! Сколько раз я просил сегодня убрать игрушки?!
 

Производственные - 5

(Леонид Олюнин)
  22  Приколы о работе  2012-01-12  0  2284
ДОПИНГ

— Я этому Скобкину рога поотшибаю! — кипятился Веревкин.
— Ну, ты полегче с рогами-то, — осадил его Виталий Николаевич. — Да, и не справиться тебе с ним: у него один кулак — твоих два. Что там у вас произошло?
— Что-что! Трактор под окном ставит, двигатель не глушит. Разве можно работать в таких условиях?
— Шумно, что ли?
— Выхлопные газы работать не дают.
— А что делать?
— В другое место пусть ставит.
— Куда?
— Двор что ли маленький?
— Двор не маленький, а ставить некуда. Вот проведем зачистку территории — там видно будет.
— Пускай тогда двигатель глушит.
— И двигатель глушить нельзя. Если заглушит, то потом два часа заводить будет. Сам, наверное, видел, как он по утрам с заводкой мается.
— Так что же, я теперь должен выхлопными газами дышать?
— Терпеть надо.
— Терпеть!
— Да. Вот ты прямо возле станка куришь? Куришь. Пачки сигарет тебе на смену не хватает? Не хватает. Никотином себя и других отравляешь? Отравляешь. А чем сигаретный дым выхлопных газов лучше?
— Тоже, сравнили: сигареты и выхлопной газ. Сигарету выкуришь — на работу как зверь кидаешься. А дыма из выхлопника хлебнешь — руки опускаются.
— Это когда ты в последний раз на работу зверем кидался?
— Всегда.
— Не надо говорить. Знаю я твое рвение.
— А что?
— А то — полсмены у тебя на курево да на болтовню с посторонними уходит, а станок в это время вхолостую работает.
— А кто видел?
— Все видят — не на Луне живешь.
— Не об этом разговор. Трактор будете убирать?
— Не будем.
— Что, мне тогда рассчитываться?
— Твое дело.
— Но так работать нельзя.
— По крайней мере, нас это устраивает. После того, как трактор начали ставить, ты стал работать лучше, курить меньше, возле тебя бездельники перестали торчать — видать, тоже выхлопных газов испугались. Вот и выходит, для кого-то угарный газ, а для кого — допинг.
— Виталий Николаевич, уберите трактор! Честное слово, больше пяти сигарет в смену не выкурю. И бездельников близко к станку не подпущу.
— Ладно, иди. Посмотрим.
Веревкин ушел. А Виталий Николаевич расплылся в улыбке: «Итак, на этого подействовало, — подумал он. — Идея с трактором оправдала себя. Завтра же заставлю Скобкина перегнать трактор под окно Чижикова. Совсем разболтался этот Чижиков — стоя на рабочем месте спит».
Уже на следующее утро трактор с включенным двигателем был убран от окон токарной и поставлен к окнам слесарной мастерской. Как раз к тому месту, где Чижиков работает, которого необходимо было приводить в рабочее состояние.
Виталий Николаевич сидел у себя в рабочем кабинете. И ждал когда откроется дверь и вбежит разъяренный Чижиков. Но до обеда никто не вбежал. После обеда влетел Веревкин.
— Я этому Чижикову рога поотшибаю! — кипятился он.
— Что там у вас произошло?
— Стоит возле моего станка и носом заднюю бабку клюет. Спит.
— Ну?
— Что, ну? Разве можно работать в таких условиях?

* * *
Если гора не идет к Мухамеду, значит — Мухамед трезв.

* * *
Пасечник подмётки рвёт,
Пасечнику нужен мёд.
Но рои наверняка
Унеслись как облака.

* * *
Несправедливость — кто с ней незнаком?
Жена тебя — кастрюлей, дуршлагом.
Будь выше — не бузи и не грози,
Её улыбкой ласковой срази.

* * *
Ты яблоко срывай, когда оно поспело,
Тогда кусай его с любого бока смело.
Не хочешь ждать? (фрукт твёрдый,
как полено),
И катится слюна аж на колено.

* * *
Всем известно — свинья очень любит
поесть
(восклицательных знаков ставь
множество здесь).
Хряк на мясо пойдет — всем известно
давно,
А пустой человек (сам рифмуй), на ...

НЕ КЛЮЕТ

От корки и до корки
Прочитана река,
Ельцы и краснопёрки
В ней есть, наверняка.
Язи, лещи, налимы,
Ершей не перечесть, —
Все проплывают мимо —
Никто не хочет есть.
Беру червя из банки
Меняю сотый раз,       
Подбрасываю манку —
На дне большой запас.
И омуток охаял,
Все проглядел глаза.
На поплавок нахально
Уселась стрекоза.
И солнышко ликует,
И луч в воде дрожит,
Подсачник мой сачкует —
Под кустиком лежит.
На речке тьма народа,
И все скучают зря.
Не клевая погода,
Короче говоря.

* * *
Разве плохо по фене ботать,
Для морали подзаработать.
Всё прекрасно, не странновато:
И при этом ни капли мата.

ВОТ И ПРЕКРАСНО!

- Наш дом ремонту подлежит:
Из труб вода в подвал бежит,
Прогнили рамы, пол скрипит,
В сливных бочках вода шипит,
Голы электропровода…
Кому звонить? Идти куда?
В подъездах вовсе нет дверей,
Ни лампочек, ни батарей…
- А крыша есть?
- А как же…
- Ясно…
Вот и прекрасно.

* * *
Кто хитрее и наглей –
Склонен презирать людей.
Но, известно, эту …
Вправе люди презирать.

* * *
Проживая в серости
Не хватает смелости.
И сидим мы в сырости,
Дожидаясь милости.

* * *
А у ЦУМа суета,
Ругань, маты – тра-та-та.
Только в этой суете
Много места пустоте.

ТОРЖЕСТВО

Ходят радостные дяди,
Блин, «Ура!» как на параде –
Выревели новый план.
План заниженный им дан.
Веселятся дружно.
Мало дядям нужно.

УДАВА ЗАВЕДУ

Удава заведу в квартире,
Длинною метра на четыре.
Он у дверей кольцом свернётся,
Едва ль тогда смельчак найдётся
Из цеха и зайдёт за мной,
Звать на работу в выходной.

* * *
Чиновник очень вежливый –
Отказчик немедвежливый.

* * *
Себя любимей нет на свете,
И это знают даже дети.
Но есть такие брадобреи –
Себя ни капли не жалеют.

ЭТО ТОЧНО

Муж верен был своей привычке:
Домой он возвращался
На последней электричке.
Не изменял он, это точно.
Работать оставался
Сверхурочно.
 

Таки сказка о дедке, бабке и рыб ...

(Мелисса)
  22  Рыбалка  2011-07-10  2  6827
Как-то раз пошел старик Абраша
К местному заброшенному пруду.
Ай, не то шоб он любил рыбачить,
Просто, шоб спастись от бабы Софы.

Та уже с утра его пилила,
Шо сожрал последнюю редиску –
Вечером припрется внучка Роза,
А желе редисочного нету!

А потом полдня ему пеняла,
Шо пропала мазь от геморроя –
Там на два намаза оставалось.
Так куда же подевалось срэдство?!

Дед Абраша от греха подальше
Тихо огородами смотался…
Кто же знал, шо мазь от геморроя
Так похожа на зубную пасту?!

Ну, так вот. Пришел дедуля к пруду –
Глядь, лежит какая-то рыбешка.
Дед понюхал – вроде, не воняет
И хотел в карман покласть добычу.

Тут рыбешка ожила внезапно:
«Отпусти меня, старик Абраша,
Много ли с меня, костлявой, толку?
А отпустишь – выполню желанья.

Только не особенно крутые -
Видишь сам, шо я не золотая.
Типа пару пачек маргарину
Или мухобойку бабе Софе».

Дед Абраша сильно удивился,
Но, придя в себя, ответил важно:
«Ай, давайте, рыбка, мне редиску -
Софе отнесу, шоб подавилась.

А к редиске – мазь от геморроя
(Шобы не ходить до вас два разу!),
Подарю жене на именины -
Всё ж я ей супруг, а не нахалкер».

Рыбка плавником слегка махнула –
Глядь, лежат две маленьких редиски,
Тюбик с мазью в праздничной коробке –
Дед Абраша только тихо крякнул.

Побежал скорей домой, до Софы –
Нет, опять супруга недовольна!
Шо ты мне принес свои редисы?
Я уже надергала у Цили!

Ах, так вот же мазь моя, шлемазл!
Таки спер, а я везде искала!»
Еле объяснил дедок супруге,
Шо презенты енти - от рыбешки.

Тут уж баба Софа не стерпела:
«Ты б еще малька поймал, убогий!
Вот, держи, я список написала –
И бегом беги к своей селёдке!»

Снова к пруду прибежал дедулька –
Сунул список глупостей рыбешке.
Та прочла – «сервант – шампунь - бюстгальтер –
Шоб у Цили выпали все зубы –

Шубы (две!) – неурожай соседям –
Красную помаду – холодильник –
Циле поскорее удавиться …»
И еще сто двадцать восемь пунктов.

«Таки да… - промолвила рыбешка. -
Дед Абраша, ты, похоже, ангел!
Я б давно (и за любые деньги!)
Киллеру старушку заказала!

В общем, мой совет тебе, дедуля –
Выбери СЕБЕ один подарок.
Хочешь, упаковочку «Виагры»
Или труселей комплект недельный …»

Выбрал дед Абраша (шо – понятно!),
Побежал домой к супруге Софе
(Обманул, шо рыбка захворала
И не в силах исполнять желанья)…

С той поры сдавала баба Софа
Муженька активного в аренду –
Дед Абрам соседок одиноких
Утешал с лихвою (по тарифу!).

Всё они купили, шо хотели –
И сервант, и новый холодильник…
Ой, спасибо рыбке-замухрышке -
Шобы ей осетр в мужья достался!..
 

ГЛАС СВЫШЕ (басня)

(Моголь)
  22  Басни  2011-06-11  2  2991
Однажды скарабей, известный миру жук,
Катил привычно шарик из навоза.
Вдруг слышит сверху некий странный звук
И даже голос несколько нервозный.

«Как мерзко, гадко, гнусно? Ай-яй-яй.
Как самому-то, батенька не стыдно?!
Публично катишь эдакую дрянь.
Ни вкуса нет, ни совести, как видно…»

Жук присмирел, боясь поднять очей,
Лежит пристыжен, будто вдрызг расплющен.
А голос с неба громче и бойчей
(Должно, не в настроеньи Всемогущий):

«Примеры лучше б брал с трудяжек пчел,
Цветы, чай, лучше, чем навозный шарик,
Как Цокотуха б денежку нашел,
Иль подвиг совершил бы, как комарик.

Таким как ты», - небесный глас вещал:
Плевать на чистоту и гигиену.
Ты хуже кровожадного клеща,
Клопа вонючего, убитого об стену…»

«Каков же он?» Взглянуть глазком одним
Решает жук. И вот, что было духу
Воззрился вверх. А там, кружит над ним
Навозная по всем приметам муха.
 

Список Пересыпкина

(Илья)
  22  День банкира  2012-01-15  1  2340
Олег Пересыпкин спокойно лежал на диване и под бурчание телевизора читал Достоевского, когда тот – телевизор, а не Достоевский - сказал ему страш
Читать дальше >>
 

Она читала сказки

(н. гость)
  22  Сказки  2010-08-10  1  2170
...Запустил Иван-царевич стрелу серебряную . А поскольку был навеселе,
упала она в болото топкое .Долго пришлось идти ,тропами неведомыми.
Устал,голова мстила телу,"опосля вчерашнего".
Туалетов в чаще лесной не водилось,известно дело...
Вот и прислонился к дереву,что на краю болотца придорожного.
И увидела это лягушонка,что стрелу уж часа два как разглядывала...
Вмиг воспылала она к Ване страстью нечеловеческой.
И решила она, что во что бы то ни стало, станет Иван-царевич её суженым...
Выдумала историю про Кащея бессмертного,
чтобы пожалел он её болезную, да взял с собой.
А дальше - работала над собой долгими бессонными ночами.
Научилась и шить,и готовить, и танцевать и много чего ещё...
Ведь становятся же светскими львицами при очень спорных внешних данных.
И стала таки Царевной ! Вот что настоящая-то любовь делает!!!
- А ты - жаба,жаба...
Знать, не люблю я тебя...
 

Повестка

(Tungus)
  22    2010-02-11  1  1843
- Кто там?
- Откройте, мы из военкомата!
- С каким еще автоматом?
- Да не с автоматом мы, не с а-вто-ма-том!
- А, так вы с матом? Нет, не пустим, у нас матом не ругаются!
- Да кто ругается? Никто не ругается! Откройте, мы из военного комиссариата!
- Откуда, откуда?
- Да из военкомата же!
- А, из военкома-а-та! Так бы и говорили. А что вам нужно?
- Да не что, а кто. Куфайкин И. С. здесь проживает?
- Ну, здесь.
- Так откройте, мы к нему.
- Зачем это?
- Так ему повестка!
- Какая еще поездка?
- Да не поездка, а повестка! Хотя правильно: сначала повестка, потом поездка.
- Какая еще поездка?
- Ну, в армию же.
- Не, никуда он не поедет.
- Как это не поедет? Все поедут, а Куфайкин И.С. не поедет?
- Таки не поедет!
- Это почему?
- А нет его дома!
- А где он?
- А за хлебом пошел!
- А когда будет?
- Через неделю.
- Точно через неделю?
- Точно, точно!
- Ну, ладно, мы придем через неделю.
Прошла неделя. Снова:
-Кто там?
- Мы из военкомата, откройте!
- А, проходите, проходите, гости дорогие!
- Спасибо! А что вы это нам с порога водку предлагаете?
- А выпейте за здоровье нашего дорогого внука, сына и брата Куфайкина Ибрагима Соломоновича!
- Нет, мы на службе! Вот вам повестка, уважаемый Иб… Ибрагим Соломонович.
- Оставьте себе, товарищ прапорщик! А вот вам мой паспорт.
- Зачем? У нас в военкомате сдадите. А пока распишитесь в получении повестки.
- Нет уж. Сначала вы посмотрите в паспорт!
- Ну, и что там?
- Да вы на дату моего рождения смотрите.
- Да чего мне смотреть? Я и так знаю, что тебе пока двадцать шесть лет. Еще не поздно долг Родине отдать!
- Да нет, товарищ прапорщик, вы число и месяц рождения видите?
- Ну и что?
- А то, что это вчера мне было двадцать шесть лет. А сегодня с утра мне – уже двадцать семь! Да вы выпейте, выпейте, не стесняйтесь.
- Ну, тогда с днем рождения тебя, падло!
 

ЭХО

(Tungus)
  22  Приколы про эхо  2009-05-08  0  2144
Разгундяев взобрался на гору. Ну, не то чтобы на гору. На сопку. Но тоже высокую. И сверху ему открылся такой замечательный вид! А главное – рядом ни души! Ни одной рожи, кроме его собственной. И тишина вокруг. Разгундяев от избытка чувств закричал:
-Эге-ге-ге!
- Ге-ге! – отозвалось эхо.
- Как же здесь хорошо, мать твою!
- Нет, твою! – задорно откликнулось эхо.
- Не понял, как это? – насторожился Разгундяев.
- А ты на «понял» не бери, понял? – угрожающе громыхнуло эхо. – Шляются здесь всякие, понимаешь. Окурки, бутылки бросают. Матом ругаются! А я этого не люблю!
Рядом с Разгундяевым, прогудев в воздухе, упал большой камень.
- Хочешь, точнее кину?
- Не надо, - боязливо моргая, попросил Разгундяев. – Извини, я больше не буду. И бутылочку свою заберу, и окурки подниму. Ладно?
- Ладно! – повторило эхо.
- Тогда я пошел?
-Да пошел ты! – согласилось эхо.
И Разгундяев, спустившись с сопки, припустил к своей машине, которую он, между прочим, перед этим помыл здесь же, у хрустального ручья. Больше Разгундяев на природе не появлялся.
И правильно, не умеешь себя правильно вести в окружающей среде - сиди дома. Там за тобой, засранцем, хоть жена приберет!
 

Я водочки выпью?

(Фёдор Сван)
  22  Водка и вино  2009-05-06  2  2076
Было это давно, когда фундамент социализма конкретно уже давал трещины, а водку продавали до 19.00, мы, два студента-комсомольца, вместо того, чтобы подштукатуривать эти самые трещины, пошли, гонимые жаждой к безобидному веселью, еще не поздним, но уже опоздавшим вечерком покупать у таксистов водку.
      На таксистской стоянке не было ни машин, ни пассажиров. Зимний ветерок, по-своему борясь с бездельем, гонял по площади пустые сигаретные пачки и прочие признаки промышленной деятельности советского народа. Покуривая и лениво матеря нерасторопных таксистов, мы терпеливо ждали.
      Где-то сигареты через три на стоянку подошли два мужика.
      -Такси ждете?
Тяжелым паром дыхнул один из них, кивнув в сторону пустынной дороги.
      - Ждем.
Дуплетом дыхнули мы и, желая влить в них толику оптимизма, добавили:
      - Но мы никуда не поедем.
      - Значит мы за вами.
Уверенно и дружно сказали мужики.

***

      Морозным зимним днем на заднюю площадку салона трамвая входит еще не старый дядька. В руке аккуратно, за узелок, держит полиэтиленовый мешочек-"медузу", в которой теннисными шариками лежит пара десятков куриных яиц. Дядька тянется другой рукой к высокому поручню. Из-под полы коротенького тулупчика, как мышь из норки, выскакивает бутылка с водкой и смертельно ударяется об пол. Звук лопнувшего стекла привлекает внимание присутствующих. Немая сцена. Слышно, как падают снежинки на крышу трамвая. Со стоном раненного зверя, широким махом пловца, не выпуская из замерзших пальцев узелок, дядька вдарил мешочком с яйцами по проклятому полу и, не оглядываясь, вышел из трамвая.
      
***

Тепло, но еще не лето. Сижу за выносным столиком возле кафе и наслаждаюсь под сигаретку кружечкой пива. На душе - жизнь прекрасна, всех люблю. Проходит мимо молодой парень. Пристально смотрит на меня. Шаг в мою сторону, потом театральная пауза в движении и:
      - Извини, ошибся.
      - Ничего, бывает.
      - Слушай, выручи, трубы горят. Возьми мне маленькую кружечку пива.
Действительно: на лице свежие следы безжалостной эксплуатации организма.
Подаю ему купюру не самого маленького достоинства. Он - всем телом в благодарности:
      - Командир, щас сдачу принесу.
Приходит. В одной руке большая кружка пива, накрытая бутербродом с селедкой, в другой - сто грамм водки. Приседает в легком реверансе, удерживая стакан с водкой двумя пальцами, три разжимает. На стол падает сдача. Голосом честнейшего человека:
      - Можешь не считать, точно, как в аптеке.
 

Вовочка и сбрендивший географ

(Андрей Ручкин)
  22  География  2009-04-25  3  3095
Вовочка и сбрендивший географ
( совершенно непедагогичное произведение)

"Школьные страсти куда мордастее всех прочих"
      Гераклит Одесский

Марь Иванна высокая, гордая и независимая как бельгийский крейсер на всех парах пылила в сторону школьного подъезда, но внимание ее привлек отчетливый шипящий звук. Шипение было довольно дружелюбным и в тоже время предостерегающим. Змеи не ползали в школьных окрестностях еще с мезозоя, но на всякий случай Марь Иванна огляделась по сторонам. И шипящий источник сразу обнаружился. Вовочка с серьезным конспиративным видом выглядывал из-за угла и делал отчаянные знаки руками и левой ногой. Изо рта Вовочки аристократично торчал бычок наполовину скуренной английской сигаретки.
Марь Иванна поймала себя на мысли, что Вовочка до ужаса напоминает ее собственного отца в те непростые и опасные жизненные моменты, когда возвращался он по утру домой из очередного загула, но не решался сразу войти в квартиру, а высвистывал доченьку соловьем через форточку и стоя под окном вкрадчиво осведомлялся о настроении супруги: -Марьюшка, утих ли наш ураганчик в синем сарафане?
И глаза его блестели испугом и затаенной надеждой на лучшее. И синий сарафанчик давно на мать не налезал, и давно уже пустили его на тряпки, но форма вопроса осталась прежней. Не в сарафанчике ведь было дело. Еще бы Вовочке трехдневную щетину и…
И Марь Иванна наверняка бы вздрогнула.
Но быстро взяла себя в руки и вновь обрела прежнее сходство с бельгийским крейсером. Умело пришвартовалась к углу, за которым скрывался дымящийся школьник и высказалась строгим педагогическим голоском: -Не знала, что ты так вредно куришь!
-Только в конце четверти. От нервов помогает, -ответил Вовочка невозмутимым страшным шепотом. –И говорите тише! А то услышит и почует.
-Кто почует?
-Кто-кто… Географ Полукамчатский. Он с катушек вконец слетел. И с глобуса съехал. Так что вам теперь в школу нельзя.
-Полукамчатский? Иван Нарзаныч? Что с ним такое?
-По вас сохнет, начиная с экватора, -многозначительно поведя бровями, любезно сообщил Вовочка.
И Марь Иванна слегка остолбенела от его любезности. Конечно, она уж всякого наслушалась за свою жизнь, особенно в учительской. Там можно услышать вещи, о которых порой стесняются писать даже на стенах уборной. Тем не менее краткий вовочкин доклад явился для учительницы полнейшей неожиданностью. Тем более, что в данную минуту она была совершенно не замужем. Но сделав быстрые холодные логические прикидки, пришла к выводу, что Иван Нарзаныч ей не пара:
1. Не нравится.
2. Географ.
3. Гораздо старше.

Ей в свои неполные 25 еще можно было подождать породистого принца на белом коне. Авось прискачет вовремя и не задержится по дороге в поисках собственного счастья.

Тут Марь Иванна приметила, что внутренний карман прокуренного вовочкина пиджачонки подозрительно оттопыривается, скрывая нечто по форме напоминающее поллитру. Напоминающее, но не булькающее. Впрочем, выпивкой от Вовочки не пахло. Он был деловит и предельно серьезен.
-Всего бы лучше вам взять больничный, -продолжал рассуждать Вовочка. –С нашей Петровной ( имелась ввиду местная медсестра) легко договориться. А Нарзаныч за это время может слегка отойдет.
Но Марь Иванна страстно желала идти в школу и исполнять свой долг. Географ в любом состоянии ей был ни капельки не страшен. Она прямо так и сказала.
-Вы мужественная женщина, -сквозь зубы произнес Вовочка, небрежно выплюнул окурок и с большим школьным чувством пожал похолодевшую от храбрости руку Марь Иванны.
-Ладно. Пойдем. Но тихо. И с оглядкой, -буркнул он, поднимая с асфальта зачуханный хулиганский портфель. –Может и удастся проскочить.
Они на цыпочках вышли из-за угла, деловито подкрались к подъезду и бесшумно проникли в учебное заведение.

Вдали раздался дикий, почти звериный крик и две секунды спустя грохот, который сотряс здание от крыши до подвала. Потом маленькое землетрясение повторилось.
Вот тут-то Марь Иванна и вправду слегка струхнула и даже прижалась к Вовочке, но тот небрежным шепотом сообщил, что географ тут вообще ни при чем. Просто запертый в спортзале физрук Грантиозов пробудился после вчерашнего юбилея и теперь прыгает через козла. Это его личный, неоднократно проверенный способ опохмелиться.
-Попрыгает еще с полчасика и как огурчик маринованный. А чтоб запах отбить поест немного чесноку. У него в углу под матами запас.
-Ага! Вот откуда странный запах в спортзале, -поразилась Марь Иванна в одно утро узнавшая столько нового.
Они благополучно поднялись на второй этаж, потом на третий и тут в коридор из класса тигром выпрыгнул географ Нарзаныч. Вид у него и в самом деле был такой будто все параллели перепутались с меридианами. Глаза географа слегка косили от неразделенной страсти, в горле булькало и пена с блеском выступала на посиневших губах.
-Бегите, Марь Иванна! Я его задержу! –отважно крикнул Вовочка и выхватил гранату из внутреннего кармана пиджачка.
-Значит это была не поллитра! –машинально подумала учительница, пускаясь наутек. А граната летела уже в географа и поразила его в лоб, и опрокинула на пол с феноменальным грохотом. В результате чего опохмеляющийся физрук Грантиозов с испугу тормознул в прыжке, налетел на козла неудобным местом и долго ругался в спортзале неспортивными словами.

Марь Иванна неслась вниз по лестнице, не чуя под собою ног, а Вовочка на бегу торопливо пояснял, что граната учебная. Что стырил он ее загодя у старенького военрука Федотыча, запудрив ему мозги секретными подробностями танковой операции Роммеля в Африке и о роли местных бедуинов в этом непростом дельце.
Видимо граната оказалась куда более учебной, чем требовалось. Географ Нарзаныч резво очухался и ринулся в погоню за любимой. Его звериный рык уже был слышен позади.

Вовочка и Марь Иванна прибавили скорости. Вылетев из школы, долго и умело петляли по проходным дворам, запутывая следы. Наконец Вовочке удалось поймать попутку, они вскочили в машину и устремились за город. В загадочные непроходимые места, окутанные густым туманом.
-Теперь куда? –спросила Марь Иванна хриплым радостным шепотом. Впервые в жизни ей удалось уйти от погони и душа ее умеренно ликовала.
-Есть одно надежное местечко. На картах не обозначено. Стало быть Нарзанычу не отыскать, -солидно ответил Вовочка, роясь в портфеле. –Отсидитесь там с недельку, а дальше видно будет.
Шофер-частник крутил баранку и понимающе молчал. Чего тут было не понять? Все мы когда-то учились в школе.
Вовочка перегнулся с заднего сиденья и доходчиво объяснил водителю дальнейший маршрут, а сам вышел на полпути у подозрительного вида шашлычной. И мужественно помахал на прощанье.

Водитель высадил притихшую Марь Иванну на перекрестке двух сельских дорог, взял полторы сотни на бензин и укатил. Вдали была река, за рекою лес, по обеим сторонам туман. И вдруг из тумана выехал он! Нет, не географ… А тот самый принц на том самом белом коне. Но был он, к сожалению, весьма не одинок. Поперек потертого седла с распутным видом расселась учительница биологии Кира Антоновна. Рыжая, беспринципная и довольно немолодая. Она смотрела на неудачливую соперницу с видом крайнего пренебрежения.
От этого ярость охватила Марь Иванну от пяток до макушки. То есть целиком.
-Да у нее же два развода и трое детей! –заорала Марь Иванна и белый конь замер на месте и принц впал в тревожное недоумение.
Биологичка имела что-то возразить, но Марь Иванна подпрыгнула, крепко вцепилась в рыжие волосы и с большим чувством бросила соперницу в сырую траву. А сама полезла на место конкурентки. Оказавшись на коне, она так обняла принца, что он слегка съежился в своих консервных доспехах.
-Я тебя! Всю жизнь!! Ждала!!!
-Да? –не без опаски за жизнь собственную спросил принц.
-В душе я всегда была закоренелой монархисткой, -доверительно сообщила Марь Иванна и принц сразу просветлел лицом.
-Какая женщина! –сказал конь голосом Вовочки.
И принц радостно заржал.

А рыжая биологичка Кира Антоновна, сидя с испорченной прической в мокрой траве, обзывала их приматами, инфузориями-туфельками, орала что-то про пестики и тычинки до тех пор пока белый конь со счастливым седоком и радостной седуньей не скрылся в тумане без остатку. Тогда Кира Антоновна встала с мрачным биологическим видом, отряхнулась и побрела в сторону пустынного шоссе.
 

Лежебоково...

(Александр Кукушкин)
  22    2009-04-15  0  1405
Был я в 1982 году в студенческом стройотряде в Ивановской области. Деревня, где мы жили, называлась Лежебоково. Серьёзно! Там вообще масса деревень имела прикольные названия. Кроме Лежебоково, кстати, была ещё деревня Безделово. И в той, и в другой, видать, испокон веков жили одни трудоголики.
Несколько тамошних деревень я объединил по названиям в разные группы. Думаю, вы поймёте, по каким признакам это было сделано.
Итак, в группу №1 (несколько обонятельно-гигиенического характера) вошли следующие селения: Плешаково, Вшивково, Вонявино и Душино. При выборе названия двух последних, наверняка, учитывалась роза ветров.
Вторая группа тоже была хороша: Хмелеватово, Косяково и Хахалиха. Понятно – ЧТО там выращивали и КАК проводили свободное время.
А замыкала список славная группа из населённых пунктов: Стрелка, Бакланиха, Утюгово, Четвертинино и, наконец, Раздирашки.
Особняком стояла деревушка с отважным зоофилическим названием Волкопялово. Страшно даже представить, каким образом проявляли там свою молодецкую удаль местные жители-храбрецы… Или им женской ласки не хватало?...
К ней можно было бы примкнуть, пожалуй, ещё деревню Н****ино. Так и подмывало или первую букву стереть, или вторую «е» добавить… Чтобы волки, проходя через неё стаей к Волкопялову, расслабились и нюх потеряли… А там – бац, и засада! ВОЛКОПЯЛОВО!
Но это я несколько отвлёкся. А рассказать хотелось о просто-таки былинном могуществе русского языка, с помощью которого, всего лишь двумя фразами, можно так описать целую жизненную историю, что и добавить-то будет нечего! Незабываемый урок подобного мастерства я получил именно там, в Ивановской области, много лет назад.
Так вот, наш стройотряд был расквартирован в Лежебоково, а ближайшая к ней деревня, уже упомянутая выше Раздирашки, находилась от неё в семи километрах. Их соединяла одна, довольно широкая, просёлочная дорога. Единственная достопримечательность на два этих населённых пункта – баня в Раздирашках. И всё! Из Лежебоково по этой дороге можно было попасть только в Раздирашки, ну, а из Раздирашек, соответственно, – только в Лежебоково.
Нас было семеро студентов. Домик, где мы жили, стоял на окраине, метрах в трёхстах от крайнего дома деревни и метрах в тридцати от дороги, соединяющей Лежебоково и Раздирашки. После работы, по вечерам, мы разводили костёр, готовили на нём ужин в ведре (причудливую смесь супа и второго из грибов, тушёнки, картошки, рыбы, макарон и колбасы) и попивали купленный загодя кофейный ликёр – страшный дефицит по тем временам, который лежебоковцы, к счастью, игнорировали, предпочитая убойный самогон.
Короче, вот так, под ликёрчик, с неспешными разговорами «за жисть», с песнями Высоцкого под гитару, каждый вечер мы сидели допоздна, пока сон не начинал брать верх.
Был тёплый сентябрьский вечер, точнее, ночь уже. Мы, как обычно, сидели с гитарой, костерок уже догорал, от ликёра клонило в сон, как вдруг, с той стороны дороги, которая вела в Раздирашки, донёсся звук приближающегося мотоцикла, и ночную темноту прорезал прыгающий свет его фары. Что за нужда погнала кого-то, на ночь глядя, в нашу сторону? По тому, как свет фары скакал и резко менял направление, стало понятно, что водитель чуть-чуть выпил. И, скорее всего, не ликёра.
А несколько секунд спустя из Лежебоково раздался такой же мотоциклетный треск, и запрыгал подобный свет. Какой-то, тоже, видимо, нетрезвый полуночник, отправился в сторону Раздирашек! А куда ж ещё? Дорога-то одна!
Ситуация сама по себе была уже прикольная. Нам как-то заранее стало весело, мы встрепенулись и стали гадать – чего ради эти ухари рассекают впотьмах? Куда и зачем они понеслись?
И вот они едут навстречу друг другу по одной-единственной дороге. Трещат на всю округу своими драндулетами, машут фарами в ночи, сближаются и, как раз напротив нас, ВРЕЗАЮТСЯ!!! Как они смогли не заметить друг друга? Как умудрились не разъехаться, будучи одни на широкой дороге? Как вообще всё это могло произойти?
Короче, повалились они вместе со своей техникой на землю, потом встали, поорали друг на друга и подошли к нашему костру. Посидели, молча, минут пять, погрелись, не переставая мутным мозгом анализировать случившееся. И вот тут-то и случился тот самый мастер-класс русского языка, о котором я хотел рассказать!
Один из участников этой потешной аварии оторвал взгляд от огня, задумчиво уставился на другого и, разводя руками, беззлобно изрёк:
— Вот, ёп-п мать…
Второй поглядел на него, подумал минуту и, подводя итог общим мыслям, устало и как-то мудро произнёс:
— Вот и х&й-от…
Больше они не сказали ничего. Встали, пошли к своим машинам, разняли их и разъехались. Без всяких стрелок, разборок, драк, ГАИ…
И от этих двух фраз, от того, КАК они были сказаны, вся их жизнь несуразная пронеслась перед нами.
С одной баней на две деревни. С автолавкой, приезжающей через два дня на третий. С удобствами во дворе. С тяжёлым крестьянским трудом. С тощими колхозными коровами. С шитой-перешитой, линялой армейской одеждой, с кирзачами пудовыми. С неурядицами семейными и единственной радостью – напиться и понестись заполночь, куда глаза глядят…
Вся их (и наша, в общем-то) беспросветная жизнь, которую гарантировало наше государство, уложилась в эти две короткие фразы:
— Вот, ёп-п мать…
— Вот и х&й-от…
 

Утро в гареме*

(Tungus)
  22    2009-04-02  2  2889
-Хабиба!
- Я, мой господин!
-Фатима!
- Да, мой повелитель!
- Зухра!
- Я здесь, свет моих очей!
- Гульчатай!

- Гульчатай!!

- Гульчатай, зараза!!!
- Ее нет, о муж наш! Но скоро будет.
- А что вы такие все надутые? Как неродные прямо! Говори, моя старшая жена Хабиба! Нет, сначала вели принести мне щербета*. Только холодненького!.. Ах, хорошо! Рахмат* тебе, Фатима! Ну, так что ты хотела мне сказать, Хабиба?
- Ты, наверное, забыл, мой повелитель. Но вчера, когда ты приполз из дукана*, куда ты уходил попить кофе, ты был как тюфяк*, прости меня, Господи!
- Да как ты смеешь!
- Хабиба правду говорит, о наш общий супруг!
- А тебя, Зухра, никто не спрашивает! Ладно, продолжай, старшая жена! И прошу тебя, поаккуратнее с выражениями. Какой пример ты подаешь своим младшим коллегам?
- Якши, мой господин! Скажем так – ты был не в своей пиале*. И сообщил нам, что хочешь поменять нас на другой гарем!
- Так, что-то припоминаю… Ну-ка, Зухра, дай-ка я еще отхлебну щербета… Фу ты, уже теплый! А покрепче у нас там ничего нет?
- В нашем сарае* сейчас ничего крепче зеленого чая нет. Ты вчера все выпил, о пьянейший муж наш! Даже двухнедельный прокисший кумыс! Алкач*!
-Нет, это никуда не годится! Ты наказана, Хабиба – три месяца без этого, как его… без интима!
- Четыре.
- Что – четыре?
- Уже четыре луны*, как того, о чем ты говоришь, не было с тобой не только у меня, но и у остальных жен!
- Да? Странно, а с кем же это я вчера… Ну ладно, не будем об этом.
- Нет, почему же, о неверный наш муж! Мы все хотим услышать, на кого ты нас хочешь променять!
- Все? А где Гульчатай? У вас нет кворума, о несчастные женоподобные созданья!
- Гульчатай сейчас придет.
- А где она?
- Да за бузой* она ушла, в дукан! Ты еще с вечера ей наказал, как самой любимой жене.
- Ну, это другое дело. Ладно, Зухра, продолжай.
- Так на кого ты там польстился? На гарем кривого Махмуда? Или на жен Абдурахмана? А может быть, супруги Рашида тебя сбили с толку?
- Да что вы, о занозы сердца моего! Мне и вас за глаза хватает! Вы, наверное, вчера меня просто не так поняли! Я, наверное, про это…про гараж говорил, вот! Старый у меня гараж, да и тесный. Надо бы на десять машин, а мой вмещает всего пять. Вот надо бы его поменять на более просторный. А вам, о ревнивицы мои, послышалось, что я говорю про какой-то другой гарем, тогда как я говорил про гараж, хе-хе!
- Поклянись!
- Да чтобы мне еще раз жениться! Да чтобы все мои любимые тещи разом приехали в гости! Да чтобы в нашем дукане закончилась буза! Да чтобы…
- Ладно тебе, господинка наш, ладно, верим. Но в последний раз, слышишь? А то мы сами скажем тебе хором: талак!* И это уже ни с каким гаражом не спутаешь!
-Да слышу, слышу! Но где же мой утренний бальзам? Где шляется эта несносная Гульчатай? Гульчатай!! Гульчатай, зараза!!!

Примечания:
Гарем – коллектив из нескольких жен
Щербет – безалкогольный восточный напиток
Рахмат – типа «спасибо»
Дукан – восточная забегаловка
Тюфяк – бесформенный матрац
Сарай – по-ихнему дворец
Алкач – международное определение пьющего человека
Луна - не то, что вы подумали. Это календарный месяц
Пиала – чашка такая. Сойдет и за тарелку
Буза – слабый алкогольный напиток, которым можно неслабо надраться
Талак – мечта всякого невосточного женатика. Арабу, например, достаточно трижды прокричать «Талак!», и он в разводе.
 

ГОРЕ ЧАЦКОМУ

(Андрей Ручкин)
  22    2008-10-21  1  1449
Дурак твой Чацкий, право слово!
Когда б взаправду умным был,
То не злословя понапрасну
Он живо б Софью охмурил.

      ( из переписки Развалдайского с Грибоедовым )
      
-Вы меня уж простите, Марь Иванна, но только никакой он не герой, -решительно заявил Вовочка с солидностью, присущей его возрасту.
-Это он о Чацком? –мысленно изумилась старенькая учительница.
-О ком же еще? –сурово переспросил Вовочка, в одночасье ставший еще и телепатом.
–Известный вам Александр Сергеевич Пушкин всегда находил, что Грибоедов умен, а Чацкий глуп как пробка. Ах, как это верно подмечено! Чацкий болтун, бездельник и турист. Не надо делать героя из такого сомнительного типа. Народ может этого не простить.
-А кто же тогда по твоему герой? –учительница не могла оправиться от удивления.
-Молчалин конечно, -невозмутимо ответил Вовочка. –Умный мужик, деловой. Да без Молчалиных бы империя в одночасье рухнула. Утром и днем готовит Фамусову документы на подпись, вечером со старыми пенсионерами вельможного возраста в картишки, а ночью еще сиди с этой Софочкой и вздыхай при Луне! Молчалин же не спит вообще. И так день за днем. Да от такого графика Стаханов бы ножки протянул. А Молчалин даже не зевнул ни разу за всю пьесу. С коня вот только некстати брякнулся, может задремал на скаку. Подвело железное здоровье… Но это падение единственный недостаток, который можно в нем усмотреть.
-Но ведь он же подлец, карьерист, он ко всем втирается в доверие!- "праведно" возмутилась Марь Иванна.
-Быть вежливым еще не значит быть подлецом. Он пользовался проверенным психологическим методом, тем же что впоследствии и Пал Иваныч Чичиков, а потом уже и Дейл Карнеги в Америке…
-Гоголя мы будем проходить только на будущий год, а Карнеги вообще не входит в школьную программу! –в отчаянии пробормотала учительница.
Вовочка в ответ многозначительно хмыкнул, намекая на то, что не собирается скрывать своих обширных познаний из области литературы, даже из уважения к сединам почтенной педагогини.
-Нет, Марь Иванна, Вовочка прав. Был бы Молчалин подлецом, да карьеристом, он бы Софью соблазнил. Раз- два! А если девица в положении, тут уж Фамусов ори –не ори на свадьбу бы дал добро, и для зятя бы потом расстарался. Вот вам и карьера. А Молчалин поступает как порядочный человек. Он тактически выжидает, чтобы у Софьи прошла дурь. А там, глядишь, и другим увлечется. Так что вы уж на него зря не наговаривайте! –сказал хорошист Кофейкин, имевший в школе репутацию Дон-Жуана.
-Вот, Фамусов –это форменный кобе…плейбой, -быстро сам себя поправил троечник Афончуков. –И если дочка в него пошла, то пиши пропало. Грибоедов вовремя комедию закончил. А то бы очень неприлично получилось. Николаевская цензура не пропустила бы подобного. Бенкендорф был бы в обмороке.
-Софья и в самом деле ветреная, мстительная и глуповатая. Девица с заскоками, -поддержала Афончукова отличница Кира Дюкина.
-Не то, что я, -хотела она добавить, но не добавила и все оценили ее скромность.
-Но ведь Софья -это один из первых сильных женских образов в отечественной литературе! –вскричала учительница, ощущая, что Вселенная рушится и конец света близок.
-Да, ну! Ее служанка дело другое. От нее и Фамусов тащится, и Молчалин, и буфетчик Петруша. Она небось вылитая Бритни Спирс, -сказал Дон-Жуан Кофейкин, профессионально облизнувшись. -А от вашей Софьи только Чацкий обалдел.
-Да и то потому что дурак! –неожиданно раздалось в классе.
Образованные дети сразу узнали голос Пушкина и одобрительно хихикнули.
-Правильно, Александр Сергеевич! Был бы Чацкий умный, то тоже обратил бы на Лизу внимание.
-Да был бы Чацкий столь умен, уж стал ли бы рассуждать он о верности Софьи, господа? Когда он укатить изволил ей было, лет четырнадцать от силы. О чем тут речь вести не знаю? –не унимался невидимый глазу классик. –А насчет Фамусова прошу обратить внимание на фразу его , довольно двусмысленную, в начале второго действия. По поводу вдовы- докторши, которая родить должна. Вам не кажется, что Фамусов приложил… усилия к появлению будущего ребенка. Иначе же откуда возьмется ребенок у вдовы…
-Пушкин! В школу только с родителями! –не своим голосом закричала Марья Ивановна и очнулась в учительской. Вот так задремала на переменке...
-Марья Ивановна, что с вами? –над ней заботливо склонился историк Сергей Ефимович.
-Вию в глаза посмотрела! –жутким шепотом ответила Марь Иванна и историк отпрянул в страхе.
Не без трепета подходила она к двери класса. Но опасения были напрасны.
Вовочка складным швейцарским ножом вырезал на крышке парты неприличное слово. Причем очень умело и аккуратно, готическим шрифтом и без трафарета. Это была виртуозная мастерская работа. Кира Дюкина втихаря читала под партой увлекательные мемуары потомственной авантюристки Хенды Хохиной. Кофейкин писал любовные записки сразу четырем одноклассницам в надежде, что хоть одна клюнет и пойдет с ним в кино. Афончуков пересчитывал заоконных ворон на тайваньском калькуляторе. Дети были заняты своими делами, слушали вяло и не проявляли живого интереса к бессмертной комедии. Казалось, репутации Чацкого ничто не угрожало.
И тут дверь внезапно раскрылась и в класс вошел Пушкин. Следом за ним и родители: мрачноватый Сергей Львович с бледной и встревоженной супругой. И всякому порядку в школьном мире сразу настал конец.
 

Одноклассники.ру и Лепёшкин

(Илья)
  22    2008-10-01  4  3874
Вся страна сидит в «Одноклассниках». И вся эмиграция тоже. Пожарные сидят между пожарами, а иногда вместо, милиционеры зависают, врачи, банкиры с охранниками, домохозяйки и, разумеется, менеджеры среднего звена. Им-то сам Бог велел - компьютер на столе, начальник на деловой встрече, зам. начальника на работе, но тоже в «Одноклассниках», школьную любовь ищет… Все на сайте, все поголовно, и не только люди – депутаты попадаются! - один Ваня Лепёшкин там не сидит. Он то в тюрьме сидит, то дома на диване и без всякого компьютера. Но однажды – он как раз дома сидел, не в тюрьме - подарили ему компьютер. Ну как подарили – отдали. Ну, даже не отдали, а он сам попросил. Ну не попросил – взял и всё. Двери запирать на ночь надо, не в деревне живёте. Так вот – появился у него компьютер и Ваня сразу в эти «Одноклассники» зашёл, на друзей-подруг школьных посмотрел. Очень расстроился, очень. Какие там фотографии! Правда, у всех почему-то одинаковые. Бабы сначала на фото с ребёнком, потом в купальнике на море, если фигура позволяет. Если фигура уже не очень, тогда на фоне своего особняка и по пояс, но особняк целиком, все шесть этажей. Потом фото за компьютером – это она на работе, фото с шампанским – на корпоративной вечеринке и последнее – «Это я в Испании в прошлом году». Они в прошлом году почему-то все в Испании были. И на заднем плане обязательно какой-то мачо маячит – намёк на курортный роман. Хотя у нас таких мачо на любом рынке больше, чем во всей Испании. У мужиков фотографии почти такие же, только антураж пивной. Зонтик, под зонтиком столик, весь уставленный пивом – «Я во Франции». Другой зонтик, другой столик и пиво другое – «Я в Италии». Третий зонтик, третий столик с пивом – «Это я в Амстердаме» и так по всей географии. Плюс – обязательно! – фото за рулём дорогой машины и охота-рыбалка на фоне джипа. Лепёшкин же во франциях и италиях, разумеется, не был, про Амстердам не слышал даже, рыбалкой не увлекался, а охотился только по ночам и только с целью наживы денег на выпить-закусить. Да и фотоаппарата у него никогда не было, его обычно милиционеры фотографировали. Машина, правда, была, но недорогая и без документов. А пиво он вообще не пил, он по водке ударял и по самогону. Но настроение как-то поднимать надо и Лепёшкин вспомнил про своего дружка, они сидели вместе. Тот на компьютере и доллары делал, и свидетельства всякие, и акции «Норильского никеля», а один раз деньги какого-то банка на себя перевёл и поехал в Кемерово отдыхать, думал, это далеко и там не найдут. Его в Кемерово и не искали, его прямо в вагоне-ресторане взяли, в километре от Москвы. Вот ему-то Лепёшкин и позвонил. Дружок выслушал проблему, сказал, что это дело двух минут, но нужны всякие напитки. Лепёшкин всякие напитки взял и выехал.
    На следующий день, приехав домой и поборов похмелье, Лепёшкин гордо открыл свою страничку в «Одноклассниках». Он не помнил, что за фотографии они вчера сделали, поэтому уже первая повергла его в шок. На ней он стоял между Путиным и Медведевым, а подпись гласила: «Я знакомлю Владимира Владимировича с Дмитрием Анатольевичем». Подписи под остальными фотографиями, как и сами фотографии, были под стать первой: «Я даю взаймы Абрамовичу», «Я учу петь Аллу Борисовну», «Я показываю Биллу Гейтсу, как работать на компьютере», «Я объясняю Гусу Хиддинку футбольные правила», «Я выгоняю из своей постели Наоми Кэмбелл и Дженифер Лопес», «Я покупаю десяток яиц Фаберже», «Элтон Джон и Борис Моисеев поют мне колыбельную»… Эту фотографию Лепёшкин решил на всякий случай удалить, слышал он что-то нехорошее про этих Джонов-Борисов. Зато следующее фото ему очень понравилось. На нём он гордо скакал на белом коне по степи, в папахе и бурке, с нагайкой в руке, а от него трусливо убегала украинская армия, уплывал флот и улетала авиация. Подписано фото было просто: «Я возвращаю Крым России». Оставшиеся фотографии Лепёшкин уже не просматривал, а быстро пролистал. На них он кормил с рук Валуева, запускал в космос Гагарина, отгонял Сальери от Моцарта и тушил Жанну д’Арк. Самая последняя фотография была сделана, наверное, когда напитки уже кончились. Счастливый Лепёшкин выходил из роддома под руку с Девой Марией. В руках у Лепёшкина был свёрток с ребёнком. Встречающие стояли на коленях, не смея поднять глаз. От Лепёшкина исходило какое-то неземное сияние. Невдалеке братья Кличко заранее били Иуду. Водитель лимузина каялся. Короче, Ваня Лепёшкин остался доволен.
    Письма Ване начали приходить сразу и в огромных количествах. Отличница, которая отторгла Ваню на выпускном, предлагала срочно встретиться и исправить эту ошибку, остальные девушки просто присылали свои фотографии и номера не только телефонов, при этом каждая третья хотела родить от него ребёнка, а у каждой второй он уже был и, разумеется, от Вани. Мужики просили взаймы и звали или в баню, или в совместный бизнес, некто Кузьмичёв именно Ване мечтал задёшево продать партию мопедов, в городе Сыктывкаре назвали новую улицу его, Вани Лепёшкина, именем, там только осталось вырубить лес, положить асфальт и построить дома, в какой-то деревне открывали его бюст, приглашали на открытие и просили немного денег на торжества, женская волейбольная команда из Томилина предлагала купить её всю целиком вместе с сеткой и мячиками, но без маньяка-тренера… Много было писем, очень много, а последним пришло послание от Абрамовича. Он интересовался, где, когда и сколько он взял взаймы у господина Лепёшкина и как ему вернуть долг. Господин Лепёшкин вспотел и, не мешкая, стал писать ответ. Сначала он написал, что Абрамович взял у него взаймы в марте, у входа в универсам на 3-ей Парковой улице. Перечитав, Ваня решил, что это несолидно и переделал универсам в сберкассу, а март в сентябрь. Получилось лучше. Насчёт суммы Ваня решил сразу – 100 долларов. Но руки предательски дрожали после вчерашнего и в итоге нулей получилось чуть больше…
    Через час люди Абрамовича привезли Ване дипломат с деньгами. Солнце на землю, конечно, при этом не упало и мир не перевернулся. Упал и перевернулся Лепёшкин, когда, проводив гостей, открыл дипломат. Денег было так много, что Ванины математические способности не позволяли их сосчитать.
    Большие суммы учат и дисциплинируют. Ваня Лепёшкин со временем стал преуспевающим бизнесменом. Он женился на отличнице, некогда его отторгшей, купил шестиэтажный особняк, возле которого с утра до вечера играет в волейбол женская команда из Томилина и послал приглашение Наоми Кэмбелл. Он вообще старался строить свою жизнь по фотографиям из «Одноклассников», хотя не всё, конечно, проходило гладко. Приехавшая Наоми, например, оказалась пожилой пьющей негритянкой и чуть не разрушила Ванину семью, Билл Гейтс на письма, даже со смайликами, не отвечал, Алла Борисовна отвечала, но исключительно матом, Путин с Медведевым познакомились давно и без Вани, а Жанны д’Арк с Моцартом и Сальери так вообще в живых не было, что Ваню очень удивило. Вскоре он в «Одноклассниках» разочаровался и перестал туда заходить. Чего там делать-то, на рожи эти противные смотреть? Ваня свой сайт создал – «Однокамерники.ру». Сайт сразу стал очень популярным, жизнь на нём закипела, особенно в группах «Лефортово» и «Бутырка». Всё правильно рассчитал бизнесмен Ваня Лепёшкин. Ведь в какой стране живём? Сегодня ты в своём офисе в «Одноклассниках» сидишь-общаешься, а завтра налоговая случайно зашла, обиделась на что-то и… «Владимирский Централ, ветер северный…».

      Илья Криштул
 

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ХЕРОЛОГИЯ

(Ильх)
  22    2008-08-24  6  2046
"К "слову", о други, подход быть обязан взвешен.
"ХЕР" или "ГЕР"?.. - вот в чем the question!"
Матвей Хераскин

( Цитаты из дневника стихотворца Матвея Хераскина, адаптированные
к реалиям нынешних дней).

      ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ХЕРОЛОГИЯ.

По долгому размышлению пришел я к выводу, что фамилия моя состоит
из двух корней: русского ХЕР и английского ASK (т.е. "вопрошать")
Вот и вопрошаю я сам себя: Не я ли обязан разобраться со всем этим?

Слово "ХЕР" имеет несколько значений в русском языке:
1. Полное название буквы Х (ха), аналог в греческом алфавите:
буква "кси", в латинском - "икс".
2. Знак перечеркивания - Х - искаженный, кривой крест.
Отсюда - "похерить", т.е. зачеркнуть.
3. Эвфемизм матерному русскому словцу, имеющему такое же
количество букв.

Вчера, воротясь из трактира в приподнятом состоянии духа, стал
я было заигрывать с кухаркою своей, Марфой. Но получил отпор,
услышав от неё такую фразу: " Вот я щас, вас, барин, скалкою-то
как херакну!"   Я даже подскочил от внезапно осенившей меня
догадки. Ну, конечно: ХЕРАКНУ - ГЕРАКЛ! Прямая связь!
Думаю, что мне следует продолжать изыскания в этом направлении.

В Ветхом Завете и в Апокалипсисе встречается ангел Херувим,
являющийся вторым по значению после Серафима, и служащий
Богу как средство передвижения (вроде как всаднику - конь).

Существует и слово "ХЕРЕМ" - являющееся еврейской анафемой.

Что это может дать моим изысканиям?
Может быть слово херем разделить на составляющие: хер ем?..
А если в слове "херувим" в двух местах подставить английскую
букву D (ди), то получим: хер увидим, хер удивим.
Нет, херня какая-то получается. Думаю, что все это не имеет
никакого отношения к моим поискам истины.

Слышал намедни от дружка своего, Гавриилы Романыча,
поразительный анекдот о похождениях некоего китайского монаха,
знатного древнего рода, по древней Европе. Звали того монаха -
Хунь Хуань Хер и был он послан китайским императором в дальние
страны, в экспедицию, с целью распространения замечательного
китайского чая за пределами Поднебесной, и получения в последствии
от того выгоды.

По косвенным признакам могу судить, что монах тот оставил в
Европе весьма заметные следы.
Who is who (her) - как говорят англичане.
Странно, что "her" у них женского рода...

Но наиболее велико влияние монаха, по всей видимости,
распространилось на территории нынешней Германии. Возьмем
хотя бы древнее германское племя херусков, разгромившее
в свое время даже непобедимых римлян!

Правда, постепенно, бюрхеры заменяют глухую согласную "Х",
на звонкую "Г". Но меня-то не обманешь!
Так вот откуда и само название - ГЕРМАНИЯ!
Косвенно об этом свидетельствует и немецкое слово "ХЕРЦ",
что означает "сердце" и доказывает то, что именно знатный
китайский монах, Хунь Хуань Хер - сердце германской нации!

Постепенно хероволны накатываются и на Россию.
Вот взять хотя бы город Херсон ( усеченное название от Херсонес).
Так и слышится: хер - сон, то бишь: не сон ли - ХЕР?..
А как в южных провинциях произносят букву "Г"? - Что-то среднее
между "г" и "х" (надо бы сочинить такую буквицу, например - буква
"х", а вверху черточка на манер "й"...

Но самые тяжелые напасти на слово "ХЕР" пришлись на время
правления царя Ивана I\/ (Грозного).
Началось с того, что сочинил он как-то перевертень (единственный
дошедший до наших дней):
      
      ХЕР - ГРЕХ!

и похвастался им перед Малютой Скуратовым, а тот, в свою очередь,
распространил его среди царских опричников. И пошло, и поехало,
и закрутилось... Слово "ХЕР" на Руси приобретает исключительно
неблагоприятный окрас и ставится либо в конце слова, как, например:
"парикмахер", либо и вовсе меняет "е" на "и". Например:
"хиромантия", "хирургия"...

Исходя из всех приведенных мной фактов, решил я, что благозвучней
для фамилии моей было бы иметь начальной буквой "г", вместо
нынешней "х". Просьбу сию направил я лично благодетельнице
нашей, матушке-императрице, на что мною был получен ответ:

      А ШЕЛ БЫ ТЫ, МАТВЕЙКА, НА ХЕР!
      Я СЛОВО СИЕ ЛЮБЛЮ!!
      ПИШИ-КА ЛУЧШЕ МНЕ ОДЫ И НЕ
      ЛЕЗЬ СО ВСЯКОЙ ХЕРНЕЙ.

На этом дальнейшие исследования свои прекращаю.

Матвей Хераскин.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер