ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 14

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 14  Раздел   Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

ЗНАНИЕ - СИЛА

(Ременюк Валерий)
 Смешные истории  2018-09-06  1  10  352
Он был всего лишь младший почтмейстер. И роста невыдающегося, и внешности обыденной, тщедушный и сутулый. Но имя носил под стать былинному богатырю: Кузьма Полуяров. В нашем городке Кузьму знали и любили все. Из его рук получали газеты и журналы, красивые праздничные письма и открытки, тревожные или радостные телеграммы, а главное - пенсии. Прозывали Кузьму (естественно, за глаза, но по-доброму) «Кузя». И была у него жена Лизавета, языкастая, рыжая, как ведьма, громогласная особа, на голову выше и вдвое шире мужа. Люди, по ее мнению, делились на две категории: на тех, кто вытирает мокрые руки о ягодицы, и на тех, кто вытирает о живот. Но Кузя напрочь выбивался из этой системы и это постоянно нервировало Лизку. Он вытирал руки о голову, что казалось ему удобным и практичным, так как голову покрывала густая шапка курчавых, бесом завитых смолисто-черных волос. Их Кузя постоянно приглаживал и подравнивал ладонями, чтоб на голове хотя бы условно-прилично сидела форменная почтарская фуражка. Стригся Кузя редко, он по-детски не любил этого насилия над организмом. И на пике заволошенности Кузю издали вполне можно было принять за легендарную Анжелу Дэвис, случайно запорхнувшую в наш богоугодный городок.

В тот воскресный день у Кузи, как заведено меж приличных людей, был выходной. Почтмейстер не спеша и с аппетитом пообедал и в самом благодушном настроении сел во дворе на лавочку полистать свежий журнал «Знание – сила», который назавтра следовало доставить учителю физики Дроссельсону. «Свет Солнца идет до Земли восемь минут» - прочел Кузьма в одной из заметок. Ему представилась световая волна-корпускула как своеобразная телеграмма-молния, отправленная Солнцем в направлении Земли и целых восемь минут не могущая достичь заданной цели. И это – от Солнца! Чьи воля и сила, казалось бы, должны в мгновение ока ощущаться на нашей планете, болтающейся вокруг светила на крепком аркане гравитации. Что уж тогда говорить о задержке в доставке писем или телеграмм, случающейся иногда у Кузи! За это, кстати, его регулярно поругивала главный почтмейстер городка Матильда Платоновна Перемётная. «Надо бы во время очередной взбучки привести Матильде этот аргумент! - подумал Кузьма. - Если даже Солнце не сразу доставляет свои послания нам, землянам, то мне и подавно простительно иногда не укладываться в норматив!»

И тут на кухне раздался страшный грохот – это у жены лопнуло терпение. Лизавета еще с утра просила мужа сходить в гастроном за мукой и яйцами к шанежкам, тот обещал, да вот незадача – зачитался. «Иду-иду, Лизунчик, уже в пути!» – Кузя заскочил в сени, схватил с гвоздя кожимитовую хозяйственную сумку и бросился за калитку. До гастронома чигирями, то есть, через дворы, напрямки, ходу было минут десять, не о чем говорить. Но этот путь пролегал мимо дома Дроссельсона и Кузя подумал: «А-ну, как он мне там встретится и спросит, чего это «Знание-сила» нынче запаздывает?» И что тогда, врать, изворачиваться?»

Врать и лицемерить Кузя на дух не переносил. Вот и пошел в обход, мимо своей работы, сиречь, почтового отделения. А в это время Матильда Платоновна, несмотря на воскресенье, сводила на почте квартальный отчет по доставке корреспонденции – сроки поджимали. Увидела в окно идущего Кузьму, выскочила на крыльцо и говорит:
- О, Кузьма, здорово! Очень кстати я тебя засекла! По твоей вине у нас три «Мурзилки», пять «Веселых картинок», два «Коневодства», одни «Проблемы мировой философии» и шесть «Работниц» недопоставлены подписчикам. Ты помнишь об этом?
- Да, Матильда Платоновна, виноват! – вздохнул Кузьма, вспомнив косячки в работе.
- И сегодня последний день квартала, улавливаешь диалектическую связь?
- Не очень… - прикинулся чайником Кузьма.
- Если ты сегодня доставишь эти издания, я включу их в отчет, и нам будет премия за выполнение плана. Теперь в голове прояснилось, надеюсь?
- Начинает помаленьку… светать.
- Короче, шутник, зайди, возьми журналы и чтоб до вечера разнес. Всё. Не подведи!

Делать нечего. Квартальная премия всей почте на дороге не валяется! Кузя вздохнул, взял указанные издания, пробежался взглядом по адресам и прикинул оптимальный маршрут разноски. Как ни крути, но получался крюк по пути в гастроном километра на три с половиной – четыре. «Лизка, конечно, печень выклюет за задержку, но не беда, в час уложусь» - подумал младший почтмейстер и широким шагом двинулся в направлении, перпендикулярном прежнему.

Когда на третьем адресе он засовывал в почтовый ящик квартиры №12 «Коневодство», дверь резко распахнулась и перед Кузьмой явился шкафоподобный небритый мужик с цигаркой в углу рта и мутным взглядом из-под насупленных бровей.
- Оба-на! – воскликнул мутноглазый через пару секунд. – Никак, Кузя, кудрить тебя через коромысло!
- З-здрасьте! – робко улыбнулся Кузьма, постепенно узнавая в собеседнике Мартына Кобылкина, своего бывшего одноклассника, с которым не виделись пятнадцать лет после выпуска, так как тот сразу завербовался куда-то на севера и с глаз пропал. – Да, Мартышка, это я…
- А я слышу – кто-то шебуршится у двери, дай, думаю, пымаю грабителя! А это Кузя – от свезло! И главное, даже кликуху мою школьную вспомнил! Ну, заходи, у меня день рождение, щаз вспрыснем, как положено!
Мартын стальным рычагом правой руки захватил Кузю за шею и, не слушая лепета его жалких возражений, вовлек старинного дружка в недра квартиры.

Примерно через час радужных воспоминаний о прекрасной школьной поре, активированных Мартышкиными коньяком, метаксой и текилой, Кузя все же убедил гостеприимного хозяина, что надо до конца дня разнести оставшиеся журналы – залог квартальной премии коллектива. И Мартын, как настоящий друг, подставил плечо почтмейстеру. И они двинулись по витиеватым улочкам городка, подпирая друг друга.

Смеркалось. На шестом адресе, где следовало оставить «Веселые картинки» и «Работницу», у дверей квартиры они встретили молодую симпатичную женщину, с которой Мартышка радостно обнялся и расцеловался.
- Знакомься! – сказал он Кузе. – Это Анфиса, вот такая девка! – и поднял большой палец. – Умеет всё!
Дальнейшие события память Кузьмы Полуярова сохранила в дискретно-фрагментарной форме.

Вот они у Анфисы в квартире еще что-то пьют и закусывают маринованными патиссонами прямо из трехлитровой банки.

Вот откуда-то появилась пухленькая и улыбчивая подруга Анфисы по имени Изольда и вся компания села играть в подкидного дурака на раздевание.

Вот они сидят вокруг стола абсолютно голые, потому как проигрались все в равной степени. Ничья! Причем, Изольда прикрывает первичные признаки «Работницей», Анфиса «Веселыми картинками», Мартын журналом «Коневодство», а сам Кузя – «Проблемами мировой философии».

Следующая картина – Кузя в другой квартире, в постели с обнаженной Изольдой, спрашивает ее:
- А почему ты голая?
- Так ты ж у меня выиграл всю одежду в дурака!
- Но я ж ее тебе потом отдал!
- Так а я ведь все равно уже разделась. Какой смысл снова одеваться, подумай сам!
- Логично, черт…

Потом снова провал в памяти. Затем Кузя проснулся от десяти кукуков кукушки в настенных часах. И подумал: «Интересно, а это десять вечера или уже утра? За окном темно. Значит, еще вечер…»
- Изольда, - сказал Кузя, - а до скольки работает гастроном?
- До одиннадцати, - ответила удивленная неожиданным вопросом Изольда.
- Спасибо. Мне надо купить муки и яиц жене. Я пойду.
- Ты уверен, что мука и яйца тебе важнее этого? – Изольда откинула одеяло и провела рукой по своему соблазнительному крутому бедру.
- Не уверен! – честно ответил Кузя. – Но мне надо идти.
- Ну ладно, - вздохнула Изольда и тоже стала одеваться. – Я схожу с тобой, а то ты тут заблукаешь. Заодно и сама подкуплю еды на неделю…
После закупки продуктов они вышли на прохладный воздух. Кузя глянул на наручные часы: без четверти одиннадцать.
- Всё. Пока. Я пошел, - и чмокнул новую знакомую в ароматную щечку.
- Пока, кавалер! – усмехнулась Изольда. – Заглядывай, если не забудешь дорогу…

Домой Кузя ломанул чигирями, через дворы. Этот путь ноги знали сами. Сумку оттягивала приятная тяжесть исполненного долга в виде пакета пшеничной муки и упаковки из десятка яиц. Шел и грустно размышлял: «Как же могло случиться, что так прекрасно начавшийся воскресный день превратился в сплошное безумие и полный раскардаш? Да, определенно, всё началось с журнала «Знание-сила», который я оставил себе на выходные. Вот в чем корень зла!»

- Полуяров? Кузьма? – услышал Кузя голос за спиной и обернулся. Перед ним стоял учитель физики Дроссельсон, выведший на вечернюю прогулку собачонку ростом чуть больше папиросной коробки. – И когда же вы, наконец, принесете мне мои «Знание-сила»?
- Черт бы побрал ваши знание и вашу силу! – в сердцах буркнул почтмейстер, обычно не склонный к конфликтам с клиентами. – Из-за них все мои беды! Но - завтра. Всё завтра. А пока, - он порылся в сумке и извлек слегка помятый журнал «Проблемы мировой философии», протянул Дроссельсону, - почитайте вот это. Очень успокаивает!
 

Вызов

(Old Hamster)
   2018-09-05  5  10  351

У подъезда – помощь скорая,
Кругом стали млад и стар…
«Вот такая, блин, история, -
Чешет репу санитар, -

Нет причины беспокоиться -
Ложный вызов на «сто три»».
Что за словом «ложный» кроется?
Что случилось там внутри?

«Дня, на вызовы обильного,
Мы досматривали клип.
Позвонили нам с мобильного,
В трубке – хлюпанье да хрип.

Вызов этот не похерили
Мы, блюдя Минздрава честь,
На компьютере проверили:
Номер – в базе, адрес есть!

Криз? Инсульт? Диагноз просится…
Дверь в квартиру заперта,
А из-за двери доносится
Лишь мяуканье кота.

В чистоте и добродетели
Здесь живёт старушка-мать…
И, соседей взяв в свидетели,
Мы хотели дверь ломать.

«Господи, чудны твои дела! –
Нам соседка помогла, -
Только что Петровну видела
В третьей лавке от угла.

Что за глупость беззаконная
Дверь с петель срывать, ей-ей?!
Крикну, что ли, ей с балкона я
Чтобы шла домой быстрей!»

Прояснилось всё бескризово:
У старушки телефон
С кнопкой экстренного вызова –
На «сто три» настроен он.

Не взяла мобильник тягостный -
Путь до лавки недалёк…
А котяра мерзопакостный
На него всей тушей лёг».
 

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ ЕГО?..

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-09-20  5  2  315
"Бог по милосердию своему, часто пускает в рай не тех, кто этого достоин –
но мы-то, достойные, куда смотрим?
Наша задача –
сделать так, чтобы всяким грешникам это место раем не казалось,
а превратилось бы для них в самый настоящий ад!
Чтобы, значит, они кровью умылись и страданием очистились!"

      Дм. Гайдук   


      (Отрывки из монографии Агнии Вильямс «Иуда – это кто?»)

    Главная книга мусульман утверждает,
что облик Иисуса принял некто другой.
Этот некто и был казнён вместо Господа.
В средневековых изданиях сказано, что облик Иисуса принял Иуда.
В одном из апокрифов
(а их, помимо четырёх,
прошедших цензуру всевозможных Вселенских Соборов, -
ещё порядка 30-ти, - прим. редактора)
есть история, в которой фигурирует будущий апостол Иуда Искариот.
Биография его, если верить данному свидетельству,
с детства была переплетена с жизнью Христа.
Маленький Иуда был очень болен и, когда к нему подошёл Иисус,
мальчик укусил его в бок, в тот самый бок,
который впоследствии пронзил копьём
один из воинов, охранявших распятых на крестах.
Ислам считает Христа пророком, чьё учение было искажено.
Это очень похоже на правду,
но Господь Иисус предвидел такое положение вещей.
Однажды Он сказал своему ученику Симону:
«Ты - Пётр, и на сем камне Я создам Церковь Мою,
и врата ада не одолеют её…»
      Апостол Иуда Искариот, житие которого мы вкратце затронули,
ничем не хуже других учеников Христа,
того же апостола Петра, например.
Мы знаем, что Пётр три раза отрекся от Иисуса Христа,
по сути дела, три раза предал Его.
Почему для основания Своей Церкви Он выбрал именно этого человека?
Кто больший предатель - Иуда или Пётр,
который своим словом мог спасти Иисуса,
но трижды отказался это сделать?
      В Ветхом Завете есть пророчества, рассказывающие о том,
каким будет пришествие Мессии –
Он будет отвергнут священничеством,
предан за тридцать монет,
распят, воскрешён,
а потом Его именем возникнет новая Церковь.
Кто-то должен был передать Сына Бога в руки фарисеев за тридцать монет.
Этим человеком стал Иуда Искариот.
Он знал Писание и не мог не понимать, что делает.
Совершив заповеданное Богом
и запечатлённое пророками в книгах Ветхого Завета,
Иуда совершил большой подвиг.
Вполне возможно, что он заранее обсудил предстоящее с Господом,
и поцелуй – это не только знак слугам первосвященников,
но и прощание с Учителем.
      Будучи самым близким и доверенным учеником Христа,
Иуда взял на себя миссию быть тем, чьё имя будет навеки проклято.
Получается, что Евангелие демонстрирует нам два жертвоприношения –
Господь послал к людям Своего Сына,
дабы Он принял на Себя грехи человечества и смыл их Своей кровью,
а Иуда принёс себя в жертву Господу,
дабы исполнилось речённое через ветхозаветных пророков.
Кто-то ведь должен был выполнить эту миссию!
Любой верующий скажет,
что, исповедуя веру в Триединого Бога,
невозможно представить человека,
почувствовавшего на себе Благодать Господа
и оставшегося не преображённым.
Иуда - человек, а не падший ангел или демон,
поэтому он и не мог быть злосчастным исключением.*
______
*Прим. редактора:
Более того, а не Иуда ли был тем самым Сыном Божием,
в отличие от принятого Святой Церковью Иисуса? –
Задаётся вопросом Хорхе Л. Борхес от имени Нильса Рутенберга.
И отвечает на это с весьма убедительной логикой:
«Бог стал человеком полностью.
Человеком вплоть до его низости.
Человеком вплоть до мерзости и бездны.
Чтобы спасти нас, Он мог избрать любую судьбу из тех,
что плетут сложную сеть истории:
Он мог стать Александром, или Пифагором, или Рюриком, или Иисусом…
Но Он избрал самую презренную судьбу:
Он стал Иудой».
 

РОЗОВЫЕ ОЧКИ

(Ременюк Валерий)
   2018-09-03  0  8  335
Жил да был в нашем городке художник Пахом Заливайко. Творил в манере то ли раннего Брейгеля, то ли позднего Врубеля. Популярный был автор, с большим творческим диапазоном. Полотна писал и доски расписывал, фресками не гнушался, скульптуркой баловался по выходным. И даже карикатуры почеркивал в «Губернские ведомости» под псевдонимом Хухрыниксы. Его любили за оптимизм и жизнерадостность взгляда на жизнь.

Но постепенно фанаты Заливайко стали замечать тревожные метаморфозы в творчестве кумира. На смену светлым, жизнеутверждающим полотнам пошли все более и более мрачные сюжеты. То еловый лес с висельником на фоне зловещего заката под названием «Ёлки-палки, лес густой». То аллегорическое полотно «Самсон разрывает пасть вождю филистимлян», где главный герой подозрительно напоминал самого Пахома, а вождь - главу городской управы товарища Мухоморова, недавно отказавшего художнику в расширении мастерской. То абстрактная роспись стены нового кирпичного забора городского ЦПКО, в которой доминировали мотивы распада всего сущего и краха иллюзий, а тона красок варьировали от трупно-зеленоватого до гнилостно-сизого.

В общем, видя столь драматические перемены в творчестве Заливайко, его верный друг Лука Цедищев подговорил местную целительницу Берту Гопсосмыкову поглядеть болезного и найти способ восстановить пошатнувшееся мировоззрение творца. Напросившись в гости по случаю Дня бульдозеристов, Цедищев привел Гопсосмыкову к Пахому. Во время застолья под наливки и настойки народной целительницы та глубоко проникла во внутренний мир художника. И на прощание подарила ему… розовые светозащитные очки. Говорит, мол, я только что из Парижу, была там по обмену опытом, и на Монмартре сейчас все художники такие носят. Очень, мол, это винтажно! Заливайко поблагодарил гостью, нацепил, значит, подарок на нос и пошло-поехало! С того дня снова стали Пахомовы работы наполняться радостью жизни, солнечным и лунным светом, любовью красивых девушек к изящным юношам и цветением садов.

А слава Берты Гопсосмыковой как целителя и глубокого психолога достигла еще больших высот в местных кругах почитателей нетрадиционных методов. И товарищ Мухоморов, собравшийся баллотироваться на ближайших выборах в депутаты губернской Думы, пригласил Берту для консультаций на предмет планирования избирательной кампании. Мадам Гопсосмыкова не стала искать добра от добра и пошла проверенным путем – посоветовала товарищу Мухоморову приобрести у нее в качестве подарков избирателям, жителям городка, розовые очки того же типа, что излечили нашего художника. Сказано-сделано. Вскоре все поселяне стали щеголять в прекрасных розовых гаджетах и эффект не заставил себя ждать! Сразу же резко упало количество жалоб населения на качество местных дорог, грязь во дворах и парадных, ветхость крыш и балконов, захламленность пригородных парков и лесов, отвратное амбре от местного рыбокомбината и городской свалки при северном, южном, западном и восточном ветрах. Всем вдруг стало жить лучше и веселей! И, заметьте, без единого рубля дополнительных затрат из местной казны!

Товарищ Мухоморов, конечно, победил конкурентов на выборах с большим перевесом и вскоре уехал в губернскую Думу руководить комитетом по развитию очковтирательства. И Берту Гопсосмыкову не забыл – взял к себе в помощники, на ставку.

Говорят, в администрации президента, прознав про передовые методы Мухоморова и Гопсосмысковой, сейчас закупают для всех избирателей очки в подарок. Сами понимаете, какого цвета. Потому что на следующих выборах вряд ли что-нибудь иное поможет.
 

Картина мира

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-09-12  1  6  307
Не пишите картины подсолнечным маслом.
      Аннушка

Портсигаров сидел в позе мыслителя
и мучительно портил картину мира.
Валежникову это дело ложилось на душу не очень гармонично,
и он морщился как от занозы в заднем проходе.
Наконец Портсигаров так испоганил мировое полотно,
что Валежников восстал,
и всеми перепонками своей высоко идущей души
двинул Портсигарову сильный аргумент против этакого непотребства.
Портсигаровское сознание вместить такой духовной мощи в себя не смогло,
и с придушенным всхлипом разлетелось ошмётками чего-то склизкого.
Бытие стало ещё гаже.
Валежников скукожился лицом сильнее,
и замычал гимн России образца 1990 года.
Михал Иваныч Глинка громко чихнул в гробу,
и картина мира окончательно похерилась.
Вокруг Валежникова попадало
пару дюжин фей, перепелов и даже один херувим.
"Надо что-то делать...", - подумал Заратустра
и, зевнув, погрузился в чёрный квадрат сна.
В полной тишине,
спутанные в единое месиво,
негры неопределённого количества
дубасили друг дружку по чём зря.
 

Написал поэму о надоях…

(Соломон Ягодкин)
   2018-09-17  1  6  317

Если у человека в руках книга, как он одновременно будет держать ещё и нож, если только это не нож для разрезки страниц?..

Всё время говорил о бессмысленности жизни, при этом ни одной книги за всю жизнь так и не прочитав...

Написал поэму о надоях, и запил это дело коньячком…

Начнешь стихи читать, когда ночью на дело пойдёшь, а руки предательски задрожат. Вот почему отмычкам время - ночь, а стихам – день...

Одни стихи пишут, другие их читают, а третьи на тех и других пишут во всё знающие Органы в прозе компромат, так что без дела никто не сидит...

Фото Алексея Кузнецова
 

Москва моя

(Uri Pech)
   2018-09-04  1  9  312

Однажды на зимнимих студенческих каникулах я гостил в столице Советского Союза. Со своими лучшими друзьями-одноклассниками Колей и Юрой, как и заранее договаривались, мы встретились утром у памятника Минину и Пожарскому. Хоть мы и поступили в разные ВУЗы, но продолжали активно дружить и не ограничивались приветствиями на бегу, а могли без напряга сутками не расставаться, иногда прогуливая лекции и забывая о мелких домашних обязанностях. Фраза "Ничего себе за хлебушком сходил!" - вполне про нас.
    Хочу отметить, что благодаря Николаю я подробнее познакомился с записями местного сиделого министреля Комара (Александра Спиридонова), брутальный голос которого в 70-е гулял по всей стране, по иронии судьбы Коля в соответствии со своей фамилией с первого класса стал Комаром; Юрик же во время наших юношеских попоек любил наигрывать на гитаре старшего брата задиристые песенки Юза Алешковского. Песни Юза перепевались из уст в уста по кухням и подворотням, фильм "Кыш и Два Портфеля" посмотрели все, но о барде и сценаристе никто из нас ничего не знал, что он конкретно чалился, потом писал киносценарии и угарные повести смачным нецензурным сленгом, до сих пор недосягаемым даже отвязным Шнуром. И вообще, Алешковский уже, не дожидаясь нашего совершеннолетия, навсегда покинул Советскую Родину. А "Пасхальная", "Товарищ Сталин", "Окурочек" считались приблатнённым народным фольклором. Нет награды более значимой автору, если при жизни его песня становится народной.
    Ранее каждый из нас был в Москве сам по себе неоднократно. Перекантоваться несколько незабываемых дней и ночей в стольном граде не составляло никаких проблем. На этот случай запросто находился столичный родственник или друг семьи. Вместе наша троица, Каравай, Комар и Пичур, оказалась на Красной площади впервые. Крепкий морозец и начало ясного дня стимулировали без волокиты проголосовать, куда податься в поисках нестандартных впечатлений. Вопрос о спиртном не стоял, он легко решался по ходу маршрута. Комар без паузы предложил махнуть на какую-то «толпу». На его нелепую инициативу я мгновенно наложил вето. В моём понимании толкучка, по определению, не могла быть незабываемой культурной достопримечательностью, исключением для меня был легендарный Одесский Привоз, на котором я ни разу не был и до сих пор не мечтаю побывать. На ура было принято парадоксальное предложение Юрки по прозвищу Каравай (в ультросокращении – Кара). Глаза Юрца озорно загорелись: «А пошли купаться в открытый бассейн «Москва»?! Юрик был кмс по спортивной гимнастике, глубоко в душе мы, конечно, завидовали этому достижению. И это не мешало стройному Караваю, если не было тренировки, с нами на равных употреблять портвейн и смачно затягиваться стрельнутым «Опалом» или «Ростовом». Предложение Кары нас завело. Нам тоже захотелось мгновенно стать спортсменами – моржами. Ведь бассейн «Москва» был в буквальном смысле открытым – зимой под открытым небом. Его гигантское зеркало парило за противоположными стенами Кремля, на другом берегу , скованной январским льдом Москва-реки. Густой пар лениво расстилался, потому что температура подогретой воды в бассейне была выше плюс двадцати, а над головой многочисленных купальщиков и купальщиц – минус 15. Проблемы с плавками не было, одноразовые чёрные плавки на тесёмочках выдавали всем за символическую плату. Раздевалку и бассейн разделяли массивные прорезиненные шторы, погружённые прямо в тёплую хлорированную воду. Мы поднырнули под шторку и долго резвились в необычном водоёме. Тело в тепле, а голова в холоде. Впечатление ни с чем несравнимое. Юрка и Комар периодически вылезали на заснеженный край бассейна и устраивали шутливые потасовки, я за ними блаженно наблюдал сквозь искусственный туман. И что самое интересное, никто из нас не заболел, даже ни чихнул ни разу.
    Через много лет я вновь побывал в этом необычном месте. Но повторить зимний заплыв мне не удалось. На месте открытого бассейна «Москва» возродился Храм Христа Спасителя.
 

Очнувшийся в гробу

(Ицхак Скородинский)
   2018-09-14  0  0  298
Глубокий сон, когда ты, мой любимый читатель, не можешь вырваться на волю из лап Фантазуса, лично мне напоминает ощущения человека, очнувшегося в гробу.
Это я пишу, как сам и неоднократно испытавший подобную пакость...
И как же сладко после всего и этакого обезобразия вдруг неожиданно очнуться и самым офигенным образом...
Придти в себя!
 

КОНТАКТ

(Ременюк Валерий)
   2018-08-25  0  10  362
Однажды наш скромный городок прославился на весь мир. Ничто в тот тихий октябрьский вечер, как говорится, не предвещало. С мягким шорохом опадали с деревьев желтые листья, с грустным гагаканьем и курлыканьем тянулись на юг пернатые. В общем, осень как осень, ничего особенного. И вот, в самый разгар программы «Время», прямо сквозь густые стаи крылатой живности, заполонившей небо, нечто сверкнуло, громыхнуло и ухнуло. Причем, ухнуло прямо-таки в ближайшее к городку болото, подняв кучу жижи и тучу пара. Нашлись, конечно, безответственные парочки влюбленных, прогульщики программы «Время», которые, вместо усваивания державных новостей, по улицам шарохаются в обнимку да на закат пялятся, романтики. Они-то и сообщили местному полицмейстеру Тюлькину и внештатному собкору «Губернских ведомостей» Шпаргалкину об огненном следе в небе и болотном фиаско пришельца из космоса.

Тюлькин тут же организовал оцепление ямы на болоте со все еще клубящимся паром, послал депешу в губернский центр об уникальном явлении и все стали ждать комиссию из Академии наук, которая и должна была прояснить природу феномена. А Шпаргалкин настрочил заметку в «Ведомости», отстучал текст телеграфом и пошел к местной самогонщице бабе Глаше, жившей на окраине городка со стороны болотца, чтобы взять в долг поллитру. Под залог будущего гонорара за заметку.

Но баба Глаша в долг не дала. Более того, она даже дверь не открыла настырному собкору и говорила с ним через замочную скважину, чего раньше и в заводе не было. Это внештатной акуле пера показалось странным. И очень подозрительным. Шпаргалкин сделал вид, что ушел восвояси, а сам на цыпочках за угол и к окну Глашкиному – шасть! И затаился там, подглядывая в щелочку меж неплотных занавесок. Дальнейшее развитие событий мы даем слово в слово в изложении Шпаргалкина, взятом из его объяснительной записки полицмейстеру Тюлькину:

«Я подсмотрел через щелку, что на обеденном столе, перевернув и приспособив стаканы в качестве тубареток, сидят перед Глашкой два голеньких, фиолетово флюорисцирующих субъекта с ветвистыми оранжевыми рожками и носами-пятачками. Каждый ростом с котенка. Болтают в воздухе трехпалыми лапками и о чем-то живо чирикают с хозяйкой. Но тут один из них заметил меня в окне и пыхнул из глаз изумрудными лучами. В голове всё завращалось и я лишился чувств. Очнулся уже в избе бабы Глаши наутро, потому что за окном уже рассвело. Я лежал на полу, на спине, и не мог двинуть ни рукой, ни ногой, как парализованный. А на груди моей сидели вчерашние фиолетовые человечки и внимательно смотрели на меня большими, как у лемуров, глазами. В доме сильно и приятно пахло брагой. И тут в моей голове прозвучали слова одного из фиолетовых, причем, губ он не размыкал: «Привет, землянин! Ты нас не бойся. Мы тебе зла не сделаем и, вообще, скоро улетим обратно». Я говорю: «А вы кто?» «Мы, - отвечает второй более писклявым голоском, - Представители цивилизации Ась из звездной системы Вась. У нас на корабле случилась поломка, ремонтный блок отвалился от перегрузок и ветхости, мы ведь уже миллион ваших лет путешествуем по космосу. А мы с братом как раз в блоке этом были. Вот и свалились к вам на Землю. При ударе о болото нас выбросило из капсулы. Слава богу, баба Глаша нас подобрала, обогрела, накормила и приютила». Тут и сама Глафира входит в избу, приносит из сельпо корзину с сахаром и дрожжами. И сразу же новую брагу замешивает в большом молочном бидоне литров на тридцать. А человечкам этим по наперстку самогона подает. Те – хлоп! – и потребили. Я только облизнулся.
Первый человечек снова зазвучал в моей голове: «На нашей планете атмосфера состоит из густых паров этилового спирта, и нам очень повезло, что мы оказались у вас именно в доме доброй женщины Глафиры. В чистом земном воздухе мы бы не выжили, а тут нам хорошо!» Второй добавляет: «Мы твой мозг, уж извини, ночью просканировали до дна и всё поняли про вашу планету. К сожалению, вы находитесь на слишком низкой ступени развития и не готовы к полноценному контакту с цивилизацией Ась».

Тут мне стало обидно за державу, в смысле, за нас всех, землян, и я спрашиваю, отчего же, мол, мы такие отсталые? Рожей не вышли? «Нет, - отвечают, - рожи ваши мы еще кое-как перенести смогли бы. А вот низкий процент этанола в атмосфере для нас гибелен. Конечно, мы видим усилия землян в направлении постепенного увеличения содержания паров этилового спирта в атмосфере. Но такими темпами вам еще пару миллиончиков лет надо поработать. А там поглядим…»

В общем, к обеду за ними прилетела тарелка. Причем, как сказали фиолетовые, видели ее только мы с бабой Глашей, и то в честь наших заслуг в установлении первого контакта. Каким-то образом летающая тарелка прошла прямо через дымоход бабкиной избы. Забрала фиолетовых и так же, через печную трубу, усвистала в неизвестном мне направлении. А посему, учитывая то, что «Губернские ведомости» мою заметку так и не опубликовали и даже вшивого гонораришка за мой подвиг я не получил, а также принимая во внимание, что над повышением процента этанола в атмосфере Земли нам еще трудиться и трудиться, прошу содействия в назначении мне пособия по регулярному приобретению у бабки Глаши ее изделия в объеме 0,5 л ежесуточно. А то в долг она мне больше не дает».
 

Уж если у девушки куриные мозги… ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-12  0  12  344

Женщина знала, что она – красивая. А вот понять, что этого мало, ума ей явно не хватало…

Женщина обязана быть женщиной, потому что два мужика в одной семье, причём мужика разнополых, это считай что ни одного...

Уж если у девушки куриные мозги, она должна быть до конца последовательной, и для пользы дела хотя бы нести яйца...

Когда он однажды решил узнать, о чём думает его любимая, очень быстро понял, что она не думает вообще, и тогда облегчённо вздохнул...

Ладно, каждой дуре по дураку, с этим проблемы нет. А вот как быть умным, у них вечный недокомплект...

Фото Алексея Кузнецова
 

Была светской львицей…

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-29  0  6  290

Дуре хорошо, у неё всегда есть богатый выбор, ну прямо устанешь выбирать...

Женился на девушке, а в результате получил целую женщину со всеми её прелестями и сюрпризами...

Была светской львицей, потом малость пооблезла и стала светской шавкой, а от всего прежнего лоска остались одни клыки…

Звериный оскал придавал красавице ещё большую загадочность: укусит или нет?..

У подлинного светского льва всё от гривы до хвоста, как у настоящего льва, включая и мозги...

Фото Алексея Кузнецова
 

Критикуешь Пушкина, напиши лучше ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-31  3  6  309

У кого есть талант, тому тем более не нужна цензура, чтобы потом не повеситься в гостинице "Англетер"...

Синица на этом свете всяко лучше, чем журавль на том, и поэтому что нашему самому широкому читателю надо, то и будем ударно на гора выдавать...

Критикуешь Пушкина, напиши лучше, а потом сравним...

Писал всегда такие глупости, что все наконец-то поняли, что это - неспроста...

Чернила ещё не успели высохнуть, а стихотворение уже мертво. Значит, писала его такая же мёртвая рука...

Фото Алексея Кузнецова
 

Умному человеку ничего лишнего н ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-22  3  10  334

Чем меньше у человека всего есть, тем больше свободных извилин у него в голове остаётся. Но извилины эти обязательно надо чем-то разумным занять, а иначе они от безделья сдуру опять побегут всё что ни попадя покупать...

Ходили по магазинам, как ходят в последний и решительный бой. Но каждый раз его предусмотрительно проигрывали, чтобы наутро в последний и решительный ринуться вновь…

Умному человеку ничего лишнего не надо, вот он, гад, этим и пользуется на все сто потому как – не дурак...

Когда ничего нет, всё надо, а когда всё есть, ничего не надо. Но если вот так между двумя окопами в нерешительности болтаться, и те и другие могут застрелить...

Глагол "иметь" не имеет никаких других значений, кроме как - иметь. Но для этого надо, чтобы всё было, и тогда это его загадочно-божественное значение пропадает само собой...

Фото Алексея Кузнецова
 

Любая развлекуха, это всегда для ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-26  1  6  315

Чем бездарней художник, тем выше его идейность, без которой всё его искусство ценится в искусстве не более, чем прошлогодний снег...

Раньше художник должен был потакать власти, а теперь должен угождать толпе. И ещё вопрос, чей диктат для искусства смертельней, потому что во власти умный человек редко, да встречается, а вот никакая толпа этим по самой своей гнусной природе похвастаться не может ...

Любая развлекуха, это всегда для жлобов. И забывать о своём извечном жлобском зрителе мы, художники, никак не должны, а иначе они напомнят нам о себе сами...

В своём искусстве старались ни о чём лишнем не говорить, чтобы народ свой не лишать искусства вообще...

Если есть искусство для народа, значит, должно быть искусство и для людей. Теперь осталось только мимо этого самого народа незаметно прошмыгнуть, и прямёхонько до людей добраться...

Фото Алексея Кузнецова
 

Культура, это, конечно же, пустя ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-25  1  6  329

Нет культуры, нет и человека, но зато есть всё остальное, хоть его этим самым жри. И здесь есть смысл хорошо подумать что выбрать, если, конечно же, есть чем думать, когда культуры давно уже нет и больше никогда не будет...

Культура не придумывает ничего нового, она просто всё старое делает вновь живым…

Культура, это, конечно же, пустячок, но согласитесь, приятно...

Только культура делает человека человеком. Вот почему её надо отпускать строго по лимиту, и далеко не всем...

Главная цель культуры, очеловечить в этом мире всё, и прежде всего, самого человека. Или это не культура, а «Что изволите?» для власти и для толпы, что и теми и другими в культуре ценится превыше всего…

Фото Алексея Кузнецова
 

Не судьба-5

(Мелисса)
 Про женщин  2018-01-24  5  62  3170
Как-то раз у Марь-Иванны унитаз (пардон!) сломался,
К ней сантехник Пётр Семёныч (в целом трезвый) прискакал.
Оглядел он Марь-Иванну, тихо крякнул в восхищеньи
И в глубины унитаза погрузился (миль пардон!)

Час молился Пётр Семёныч сантехническому богу -
Тот услышал наконец-то, и исчерпан был вопрос.
Но в процессе исчерпанья раз двенадцать Пётр Семёныч
В направленьи Марь-Иванны
Взгляды томные кидал.

Навострила Марь-Иванна
(Вот и нет, не лыжи - ушки!):
Экземпляр почти пригодный (если вымыть и побрить),
И к тому же обладает, несомненно, тонким вкусом,
Если формы Марь-Иванны аж от двери оценил.

Сделав дело, Пётр Семёныч уходить не торопился,
И решила Марь-Иванна пригласить его к столу:
Холодец, блины, селёдка, оливье, жульен, солянка,
Ветчина, грибы, цыплёнок и в графине коньячок.

Ущипнув себя за попу (уж не спит ли под забором?),
Очумело озирая кулинарный беспредел,
Пётр Семёныч, поломавшись ровно семь восьмых секунды,
Бросил вантуз, ухватившись за спасительный графин...

... Марь-Иванна розовела, как фламинго в час заката,
Пётр Семёныч комплименты ей хмельные отпускал,
Звал "Мари" на лад французский,
Целовать пытался ручку,
Постоянно попадая вместо ручки в декольте...

В голове у Марь-Иванны плыли дивные картины:
Как она с Петром отмытым личной жизнью заживёт,
"Обаятельный мужчина, хоть и ростом с той-терьера,
Оценить зато умеет шесть... роскошный мой размер".

...Но коньяк - такая штука: вот он есть, и сразу нету,
Загрустивший Петр Семёныч Марь-Иванне говорит:
"Слышь, Мари, скажи, как брату -
Поделись со мной секретом:
Как такие вот запасы на фигуре нарастить?

Я ж любимую супругу откормить всю жизнь пытаюсь,
Вроде кушает изрядно, а худая, как хамса.
Может, есть какой рецептик? Я ж Валюшку обожаю,
Только сил уж нету биться мне об ейные углы...".

Щёлк! Огни у Марь-Иванны в голове потухли разом,
И, жульен убрав подальше, наглецу она в ответ:
"Что ж вы кушали продукты, если вы весьма женаты?
Пусть вам личная супруга наливает коньяки!"

Пётр Семёныч сразу понял: больше здесь ему не рады,
В чем конкретно провинился, выяснять уже не стал,
И, нетвёрдою походкой обогнувши Марь-Иванну,
Он свалил1, забрав на память два
несъеденных блина...

В тот же вечер Марь-Иванна испекла себе шарлотку,
Чтобы горечь неудачи хоть немного подсластить,
И подруге позвонила - мол, сегодня был сантехник.
"Приставал? Ну, как обычно, еле-еле прогнала".

А любимая подруга ей в огонь цистерну масла
Вероломною рукою, не жалея, подлила:
"А ко мне сегодня мастер приходил чинить компьютер!
Весь в очках, интеллигентный, чуть в кафе не пригласил...".

Очень быстро распрощавшись с нетактичною подружкой,
Марь-Иванна поломала шкаф, компьютер и утюг,
Миксер, фен, микроволновку, пылесос и телевизор -
Ведь на то и служба быта, чтобы гражданам помочь...

А сантехник Пётр Семёныч с угловатою Валюшкой
Рядом спал и отчего-то
Сладко чмокал и вздыхал:
Может, снился бедолаге бюст бескрайний Марь-Иваннин,
Ну, а может, полцыпленка, что докушать не успел...
 

ПОГОНЯ

(Алик Кимры)
   2018-08-23  0  2  322

"В томате килечки глазастой
Жена не купит мне на ужин".

takamisakari "День рождения консервной банки"
Жми сюда

Где-то в начале 80-х во время безупречной службы в киевском НИИАСС руководителем образцового подразделения, как член профсоюза я получил продовольственный набор ("паёк"): два бройлера, пачка сливочного масла, бутылка подсолнечного, банка растворимого львовского кофе и две банки "Кильки в томате". И с этим дефицитом после дня ударного труда сел в трамвай до пересадки с улицы Толстого на улицу Сагсаганского.

Увы, утомлённый днём напряженного труда во исполнение решений текущего съезда Партии, я вздремнул и едва ни проспал свою остановку. Спохватился в последний момент и успел выскочить из трамвая, но спросонок позабыл "авоську" с пайком. Хотя я спохватывался недолго, трамвай успел тронуться. Ну, не упускать же двух бройлеров, пачку сливочного масла, бутылку подсолнечного, банку растворимого львовского кофе и две банки "Кильки в томате"!

Тряхнув стариной, я успел вскочить на "колбасу" - торчащий наружу задней стенки трамвая штырь для сцепки вагонов. И неплохо устроился, рукой придерживаясь за лесенку на крышу вагона. Всё бы ничего, но я попал в поле зрения ментов патрульного "цементовоза" ("це - ментовоз" - укр.).

Перед ними предстала картина маслом: на "колбасе" как мальчишка пристроился представительный товарисч очень средних лет в ратиновом пальто правительственного покроя, с дефицитным мохеровым индийским шарфом из магазина для иностранцев "Берёзка", в номенклатурной пыжиковой шапке, в дорогих сапогах из Франции на белой микропорке и с крутым кейсом. Вестимо, такой товарисч куда естественней смотрелся бы в чёрной номенклатурной "Волге", и как его занесло на столь неподобающее место?

Менты ринулись в погоню за мной и догнали трамвай, когда он прибыл на остановку и открыл двери. Я юркнул в вагон и успел вырвать авоську с пайком (два бройлера, пачка сливочного масла, бутылка подсолнечного, банка растворимого львовского кофе и две банки "Кильки в томате") из рук какого-то халявщика, который ещё и преложил поделиться со мной его находкой.

Тычком в зубы я снял его предложение и вышел честно сдаться властям в лице гнавшихся за мной ментов, готовый даже к штрафу за административное правонарушение. Всё равно паёк (два бройлера, пачка сливочного масла, бутылка подсолнечного, банка растворимого львовского кофе и две банки "Кильки в томате") был дороже.

Когда я пошёл в сознанку ментам, они развеселились.

Во-первых, сняли непонятки - с чего эт представительный товарисч очень средних лет в ратиновом пальто правительственного покроя, с дефициным мохеровым индийским шарфом из магазина для иностранцев "Берёзка", в номенклатурной пыжиковой шапке,дорогих сапогах из Франции на белой микропорке и с крутым кейсом - примостился на "колбасе".

Во-вторых, в знак нашего краткосрочного приятного знакомства я презентовал им две банки "Килек в томате" из пайка. Сам их вообще не употреблял, потому как не потреблял. Но те, кто потребляли, высоко ценили этот пикантный закус эпохи Развитого Социализма.
 

Колхоз-москва-колхоз. Песня четв ...

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-08-20  0  0  312
Наш заслуженный краевед "Колхозу", -
Аника Акакиевич Онучин, -
любил,
сидя на завалинке местного клуба имени Парижских Коммунаров,
тянуть наш самогон вперемежку с конопелькой самосадной,
да побасёночки баять о нашенском колхозном историческом наследии.
Чпокнет, бывало, после трудовой вахты
по разбору местных архивов,
да пыхнет вместе с публикой...
Да и выдаст на радость детворе что-нибудь эдакое:

"Служил в тутошних краях...
в былые времена...
ещё до Олегдавыдыча нашего Пилюлькина...
Легендарный Фелдшир! -
Мука Афанасьевич Лудищев...

Но все этого полу-почтенного служителя Жопколепия
за глаза, конечно, "Наш Главврач" прозывали.
А как же? Ёй он в одну харю:
весь прописной медперсональ -
от ставленника Минздрава (богоммазанного Архимандрита)
до всякой челяди милосердствующей (сестринской читы-бритты).
Хотя нет...
По пятницам у него в качестве общественных работниц,
за подпольную тягу к распутству,
две проституирующие колхозницы исправительным трудом занимались.
А по вечерам они втроём стресс снимали.
Пили медицинский спирт и дышали на троих закисью азота.
В общем, культурная программа кильдыма
была аскетически выдержанной и по делу краткой.

После умерщвления плоти, Лудищев наш
попыхивал самокруточкой и излагал своим лярвам
праведные и поучительные истории
о дуалистической натуре бытия,
которая, задавая своему окружению две разных загадки,
требует от него (окружения своего) всего одну отгадку,
да так, чтобы предыдущим смыслам сразу бы соответствовала.
Он называл это "Изяществом житейского силлогизма".

Как написала в своих показаниях
одна из наперсниц гр-на Лудищева -
Эвелина Семирамиди:

"Старый козлик однажды вспомнил,
как он врачевал нечаянно попавшего в наш "Колхоз"
Генерального Секретаря СССР Юрия Владимировича Андропова"


Далее Аника Акакиевич
раскрывал
свою очередную монографию
в какой-нибудь картонной папке №999
под названием
"Из жизни колхозника...",
и, словно юродивый скальд, начинал нараспев, с белым взором слепца зачитывать
свои сказительные переложения материалов следствия:

"Он, генеральный-то, - говорил устами Онучина гр-н Лудищев,-
о тудышную пору-де
над здешними местами кружил на государевом гелекоптере.
Потому-вишь-как частные охотхозяйства зарвавшихся чинуш
самоличностно выявлял,
да в блокнот свой секретарский красным карандашом вписывал.
Чтобы потом их-супостатов всех,
по закону социалистической справедливости,
на другие должности в полюбившиеся края прописать пожизненно.
Это он мне сам рассказал, когда винтокрыл его чой-то там зафырчал,
да и шмякнулся недалече от нашего "Колхозу",
Его, помятого да струхнувшего, ко мне в медпункт и принесли.
Я его, правда, от ушибов да переутомления быстро спиртом подлечил,
но профессиональная этика, и природная тяга к приключению,
толкнули меня на гибельный эксперимент..."

Тут краевед Онучин становился совершенно невменяем,
ибо переходил на завывания в лицах:

"И сидел гореёмный Генсек наш,
и томимый спиртом вопрошал у Фелдширу:
- Как жить-то, брат, коли смысл найти не могу?
А вершитель зравья человечьего в ответ попыхивал:
- А дай мне ручку свою кгбшную,
я тебе на пальцах всё растолкую..."


В материалах же следствия факт представлен расшифровкой записи прослушки
(прим. редакции газеты "Колхоз и Закон" -
за правдивость стенограммы редколегия не ручается.
Поскольку местный писарь Песочкин,
который и делал расшифровку беседы,
всегда был склонен
к поэтическому переосмысливанию советского партийного языка.
И часто менял как сами канцеляризмы на устно-народные эпитеты,
так и смысловые фигуры номенклатурной речи
подгонял под православный устав).


Доктор:
- А расскажите-ка мне батенька, что у вас за недуги имеются,
кои обычно вам досаждают в повседневности.
Андропов:
- Да вы понимаете, доктор, вот хочу я смысл своего существования в мире найти.
От того мучаюсь, напрягаю силы свои.
Делаю всё чтобы максимально полезное из себя выжать...
А на практике...
Доктор:
- Да вы не стесняйтесь, милейший товарисчЪ, мне, как духовнику - всё можно.
Андропов (вздыхая):
- Вот хочу я, доктор, в форме хорошей быть, уважение внушать.
Не ем с самого утра, пью на работе кефир.
Сигареты только с фильтром и до половины курю...
Но понимаю, что это всё не очень хорошо.
Организм в стрессе и жрать хочет.
А потом домой возвращаюсь и понимаю, что поесть надо.
Но, чтобы на ночь не кусочничать, я свой ужин обильный зараз сжираю
и ещё долго сижу перевариваю его
за просмотром прессы и вычиткой оперативной информации.
Оно вроде бы как у питона получается, только наоборот:
Он раз поел и спит неделями.
А я раз ввечеру нажрался и потом
весь вечер, ночь недолгую и весь рабочий день
эти свои суточные запасы впитываю организмом, да о Родине думаю.
Доктор:
- И что же вас не устраивает?
Андропов:
-Я понимаю, что это скверно, - то, что я делаю,
но такой режим соответствует графику
моей ответственной работы на благо государства...
Понимаете, доктор, тут дело ещё во всяческих побочных эффектах...
То у меня понос с утра, то по неделям выдавить из себя
переизбыток дерьма не могу.
Доктор:
- Так чего же вы хотите, дорогуша,
ваш организм находится в постоянном напряжении.
Готов верить, что это даже помогает вам в службе.
Другой вопрос, так, какого же совета вы хотите от меня?
Хотите работать в таком ритме -
тужьтесь и дрыщите;
держите организм в таком состоянии и вы будете поджарым и активным!
Но не надолго.
Вы же не железный дровосек.
Скоро сломаетесь.
И, судя по вашим глазкам, очень скоро. Это я вам гарантирую.
Так что решайте сами: в чём оно, это ваше счастье.
(долгая пауза)
Андропов:
- А вот вы бы, доктор, что на моём месте?..
Доктор:
- Как коммунист и патриот?
Андропов:
Да-да. Именно как коммунист и именно патриот!..
Доктор:
- Я бы всё сделал для блага отечества!

Что же до изложения событий краеведом Онучиным,
то на этом месте он, как правило, приходил в определённое сознание
и читал уже больше по деловому, но всё же творчески:

"И оставил Фелдшир Генсека в раздумьях, да сам руки потирал:
мол, интересно посмотреть
на результат психопрограммирования
такого Большого человека,
который всею страной хороводит".


По словам же Эвелины Семирамиди,
сам Лудищев вспоминал происшествие так:

"Я, когда его слушал, всё думал:
Чего ж ты, шпала гэбэшная, хочешь:
сам же всё понимаешь:
хочешь пожить - питайся нормально, про дела забудь;
а коли прославиться душа твоя алкает,
как у вечно живого дедушки Ленина, -
полезай в печку
(фраза "про печку" и стала потом одним из основных обвинений
- прим. редакции газеты "Колхоз и Закон")
.
Ну и я слукавил, конечно, перебрал с допингом-то.
Подумалось тогда:
а чем я от авгура-то отличаюсь, вот стоит передо мной человече -
сам всё видит и знает, а выбор сделать не может.
Его и обманывать-то не нужно.
Он любому приговору рад, чтоб покрасивше, да с его внутренним мнением совпало.
Ну, я ему, стало быть, и выдал:
мол, дорогой товарищЪ Генсек, ведите себя как настоящий партийный человек.
Но мне-то понятно, что никакого выбора я за него не делал:
Вот, скажем, решит он, что как муж государев должен беречься -
и в том будет прав;
а коли свято верит в свою миссию лампочки Ильича -
пусть прожигает свою мозговую спиральку всем на радость".


А Аника Акакиевич уже подводил свою новеллу к печальному крещендо:

"И двух годков не прошло,
как не стало светлого нашего Генерального секретаря СССР.
И пошло всё прахом, и повернула страна в пучину вакхическую.
И сознался на допросах супостат Фелдшир:
по его это наущению слёг наш Вождь в одр.
И забили его артельщики кулаками до смерти по приговору Колхозной тройки".


И ещё долго бубнил краевед о чём-то значимом,
а потом шёл на сельский погост к могилке лекаря Лудищева.
Над холмиком на памятной доске алела стыдом эпитафия:
БОЛЬШИНСТВО ФАКТОВ БЫТОВОГО НАСИЛИЯ НА РУСИ
ПРОИСТЕКАЕТ ИЗ СЛОВ, ПРОИЗНЕСЁННЫХ
НЕВОВРЕМЯ,
      НЕ ТАМ
      НЕ ТЕМ
      И НЕ ТАК!
БЕЗ БАЗАРУ.


И плясал Онучин вокруг могилки наш деревенский хип-хоп
на стихи гражданина-поэта Владимира Маяковского
"Что такое хорошо и что такое плохо".
Получалось трагично, глупо и бессмысленно, как вся наша жизнь.
 

С любовью смотрю на себя в зерка ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-19  2  6  330

Если я бездарен, то тогда будь бездарен и ты тоже, а то как-то не по-братски получается…

Очень не люблю злых людей, мне очень хочется их всех загрызть, но зубы уже не те…

С любовью смотрю на себя в зеркале, и каждый раз с нежностью узнаю милые знакомые черты...

Я настолько люблю себя-любимого, что всех остальных могу любить только заочно, но зато всех сразу…

Кому не интересен я, те не интересны мне тоже. И здесь у нас наблюдается полное сердечное взаимопонимание и чуть ли не любовь...

Фото Алексея Кузнецова
 

Знай наших!

(Борис Гуревич)
   2018-04-22  2  44  681
Есть у нас знакомая ещё по Кишинёву. Сейчас живёт в Сан-Франциско. Недавно пожаловалась, что на работе нечаянно подслушала разговор двух её коллег. Обсуждали тему сексуальных домогательств со стороны руководства. И услышала она, что ходит слух, мол из всех сотрудниц фирмы только к ней (нашей знакомой) никто никогда не приставал. Я возьми и ляпни:
- А ты в суд подай на начальников! Да заломи солидную компенсацию за моральный ущерб.
И что вы думаете!? Подала! Больше того - выиграла!
С формулировкой: "За сексуальную дискриминацию!"
 

ТОНКИЙ ХОД

(Алик Кимры)
   2018-08-03  1  10  367

В суровое послевоенное детство моё поколение не увлекалось гаджетами, интернетом, электронными играми, американскими боевиками. Просто потому, что их тогда не было. Телевидение было представлено черно-белым КВНом с экраном примерно как у современного смартфона. Перед экраном ставили водяную линзу, чтобы рассмотреть изображение.

В СССР перед человеком действительно были открыты все пути к воплощению самых разных мечт. Начинались они, как правило, в школьных кружках по интересам или в таких же кружках во дворцах пионеров. И моя кипучая пионерская энергия уходила в эти самые кружки. В них я прокладывал свой путь к сбыче мечт, и все они таки сбылись.

Например, в мотоциклетном кружке мечтал стать мотоциклистом - и стал им, на некоторое время даже байкером. Мечтал стать водолазом - вышел в дайверы. Мечтал стать беспартийным (под влиянием отца) - получилось, дадьше комсомола не прошёл.. После авимодельного кружка уже во взрослой жизни участвовал в разработке конструкций летательных аппаратов и космических систем, а также налетал пару миллионов километров. Правда, на пассажирском кресле.

Хотел выйти в писатели - ходил в литературный кружок. Вышел в писатели, Мои стихи о товарище Сталине и Родине опубликовала в "Пионерская правда", и сам Маршак погладил меня по уже тогда лысой головке - всех мальчиков стригли под ноль, тобы учитель во время урока смог увидеть вошь и пришибить её линейкой сразу по месту дислокации. Может, потому послевоенные поколения советских людей выросли пришибленными. Но вшей таки выбили - с педикулёзом было покончено. Я же взял реванш в стиляжничестве - в 9-м классе запустил над головой огромный кок.

А профессиональным писателем я стал уже в 50 лет, поднакопив жизненный опыт в разных ипостасях, балуясь лишь миниатюрами и короткими рассказами. Да оттачивая умение излагать свои измышления в научных публикациях,лекциях от общества "Знание", педагогической практике.

Но первым местом, где ко мне пришли слава и гонорары, был кружок лепки. Слава - занимал первые места на районных и городских выставках, гонорары - когда килограмм муки, когда пачка сахара-рафинада или небольшой мешок картошки. А во взрослом возрасте переквалифицировался в резчики по дереву, и подхалтуривал деревянными скульптурами для парков, садов или подворий частников. Получал неплохие гонорары, а заведя семью, блатовал на курорты и пансионаты, где за путёвки облагораживал их территории деревянными химерами.

И вот в 1948 году на ближайшую пионерскую выставку я слепил Ленина. Сходство было точным, если не с Вождём, то уж с его многочиленными памятниками и портретами. Это признали мои руководители, но выставлять не разрешили: вырасти, стань скульптором, коммунистом, членом Союза художников и получи специальное разрешение партийных органов. Вот тогда и лепи горбатого!

Я на перспективу работать не стал, а ничтоже сумняшеся за пару часов трансформировал Ленина в Дзержинского - обжал лик, удлинил бородку, приделал чекистскую фуражку. Получилось. Однако закатила истерику моя бабушка, в прошлом владелица лучшей дамской шляпной мастерской в Козатине (Винницкая область). Тогда шляпки были целыми художественными произведениями. У бабушки работало 5 швей, художник, столяр и пара сторожей с берданками. Но после ВОСРы её причислили к буржуйству, экспроприировали мастерскую, конфисковали накопленное посильными трудом и едва не расстреляли в подвале местного ЧК. Спасла жена комиссара ЧК, которой она всю жизнь была благодарна и благодарила шляпками.

Уважив бабушку, я ещё более удлинил волевое лицо Феликса Эдмундовича, вытянул бородку, надел рыцарский шлем идальго. Мне выдали ещё пластилина, и я приделал к нему Россинанта.Выдали б ещё, приделал бы и Санчо Пансу с ишаком. Но пластилина больше не дали, и мой прекрасный Дон Кихот на Россинанте был готов к выставке.

Увы, к моей славе решила примазаться сестра, младше меня на 2,5 года. Она прилепила бумажную полоску с названием братского произведения, чтоб всем было понятно. Грамматикой она ещё не была обременена, а пользовалась более универсальным правилом: как слышыццо, так и пишыццо. Получилось:

"ТОНКИЙ ХОД"
 

3-ХЛЕТНЯЯ ИСПОЛНИТЕЛЬНИЦА

(Алик Кимры)
 Шутки о музыке  2018-04-26  0  28  796
Юлечка бегает и прыгает по клавишам пианино, то резко на них приседая, то бухаясь на колени. Сюр! Возмущённая бабушка:
- Ну, разве так играют на пианино?
- Я не играю, я играюсь.
 

РЫЖИЙ ЧЕРНОВ

(Test-pilot Владимир Город)
 День авиации  2017-12-14  6  79  1385
На самой заре своей жизни в авиации пришлось мне служить в полку на самолетах Ан-12. Транспортник этот после нашей подготовки в училище на легкие фронтовые бомбардировщики казался мне похожим на корову – неуклюжий, толстобрюхий и вдобавок взлетал спиной вперед. Какое-то аэродинамическое безобразие, да и только! Про экипаж Ан-12, помню, даже частушка была: слева-справа два барана крутят влево, крутят вправо – это, понятно про летчиков. Между ними пес-барбос, выпускатель всех колес – борттехник. У переднего окошка в тубус смотрит…. – в общем, штурман это, уткнувшийся в прицел радиолокатора. Был в экипаже еще и бортрадист – на ключе стучит уныло какой-то там радиочудило. Про стрелка уж совсем неприлично, а про борттехника по авиационному и десантному оборудования так: за шпангоутом девятым… чудака везут куда-то – намек на то, что в полете, если нет десантирования или выброски груза, делать-то ему особо нечего.   
Экипаж у нас был колоритный. Командир казался мне стариком, что было абсолютной правдой, потому как был он старше меня двадцатидвухлетнего буквально вдвое. При заходе на посадку он истошно орал: «Илья!!!» - и борттехник, такой же старик, как и командир, напяливал ему на нос очки. - Илья! - очки долой, - Илья!! ... А Илья, налетав тысяч шесть часов, и дослужившись к сорока пяти годам аж до старшего лейтенанта, в полку между тем был известен, как знаток Петровских указов, озвучивал которые почти всегда к месту и под неизменный гогот окружающих.
Особенно доставалось от него нашему штурману, толстому холостяку, с удивительной быстротой уминавшего пирожки, испеченные для меня моей молодой женой. Перед поглощением этой вкуснятины штурман, играя на публику, артистично восклицал: «Эх, пропадай фигура!» Эту его присказку знала не одна семья в нашем военном городке. Посещая по вечерам своих женатых сослуживцев с целью исключительно безобидной – всё ли в порядке, все ли здоровы и счастливы, гость неизменно и предсказуемо нарывался на банальный и приземленный вопрос об ужине, после чего интеллигентно и, я бы сказал, мастерски выдерживал паузу, и, хлопнув себя по пузу, произносил свою коронку.
      Илья всё время подшучивал, что наш самолет клюет носом, так как штурман своим весом нарушает центровку, и однажды во время какого-то празднества выдал очередной «петровский» указ: «Штурмана - отродье хамское, но дело своё знают, а посему в кают-компанию пускать и чарку водки подносить». Сконфузил, и не был бит исключительно из-за своего возраста и присутствия высокого начальства. Указ понравился всем, кроме штурманов, которые с сердцем приняли там, где про чарку водки, но против первой половины указа отчаянно возражали.
Бортрадистом у нас был прапорщик по фамилии Сирота. Редкий хитрец, наглец, на дуде не игрец, но зато большой ленивец! Для него у Ильи было свое определение: «Сирота у нас - сирота круглый: ни отца, ни матери, ни стыда, ни совести».
Перепадало от Ильи и нашему «чудаку за девятым шпангоутом». Фамилия его была Чернов, но по иронии судьбы был он рыжим от головы до пят – от пылающих огнем волос на голове до ярких в любое время года веснушек в самых непредсказуемых местах. Фамилия не спасла. Однажды, получая благодарность за высокий профессионализм при возникновении нештатной ситуации в воздухе, Илья перед строем эскадрильи решился на ответное слово и, видимо, вспомнив действия Чернова в той же ситуации, выдал очередной указ Петра Первого: «Рыжих во флот не брать, дабы мерзким видом своим не срамили флота Российского». Рыжий Чернов был обидчив, но отходчив и в «душе грубость не таил».
Историй с этим Черновым было множество, но об одной из них хотелось бы поведать особо. Аэродром наш находился на окраине села Сеща, что на границе Брянской и Смоленской областей. Во время войны это был тот самый партизанский край, в котором «шумел сурово брянский лес». Опасаясь (и не зря) партизан, леса вокруг аэродрома немцы повырубили. Однако это не помогло, и их бомбардировщики, не долетая до Москвы, иногда взрывались в воздухе. Так что многие москвичи, сами того не зная, жизнью своей обязаны тем самым сещенским партизанам. На дочери одного из них и был женат наш рыжий Чернов, поэтому из офицерского общежития перебрался в большой деревенский дом, «где резной полисад», черноземный огород и полно всякой живности. Чтобы встретить свою смуглянку-партизанку, Чернов палец о палец не ударил. Работала она в нашей летной столовой официанткой и никогда не отказывала ему в добавке. Дома пиво из хмеля варила – черное, тягучее, сладковатое слегка. Вот и приворожила. Потом детишки, девчонки и мальчишки… И хотя корова у Черновых была, но для детишек, поговаривали, козье молоко полезней. Чернов «спиногрызов» своих любил, но с козой как-то не складывалось - в Сеще купить не у кого, а съездить куда подальше - времени нет. Однако реальный шанс попить козьего молочка у рыжих детишек Чернова всё же появился. Застряли мы как-то на одном из аэродромов в Белоруссии на несколько дней. На местном рынке Чернов увидел козу, продавала которую древняя старуха. Продавала дорого, а потому и безуспешно. На третий день торгов бабка пошла на понижение. Ударили по рукам и уже бывшая владелица козы, послюнявив пальцы, пересчитала деньги и, картинно всплакнув о потере кормилицы, вручила Чернову веревку с привязанной за рога козой. На сэкономленные в итоге торговых баталий деньги Чернов купил двух пестрых куриц, которых вместе с блеющим животным на выделенной нам машине мы и привезли к самолету.
Погодка - шепчет! Солнце, птички щебечут, кузнечики стрекочут. Командир со штурманом на командно-диспетчерском пункте (КДП), самолет к вылету готов, экипаж валяется на травке, кто-то играет в шахматы (для молодых: это такой деревянный развивающий гаджет). Коза, привязанная к антенне самолетного ответчика, мирно пасется, но глаза у нее отчего-то печальные-печальные. То ли расставание с бабкой на нее так подействовало, то ли неопределенность будущего, а может у коз глаза просто такие и есть.
КДП недалеко и видно, как от него в нашу сторону спешно двинулись две фигурки. Ага! Наши. Характерный взмах рукой – добро есть. Чернов одним движением опытного птицевода забросил куриц в парашютную сумку, взлетел по стремянке в самолет, бросив на ходу: «Мужики, козу мою погрузите!». Пытливый читатель вправе спросить, а почему он сам этого не сделал? Здесь следует пояснить, что для запуска двигателей в полевых условиях или зачастую на чужом аэродроме используется бортовой турбогенератор ТГ-16, а вот он-то находился в епархии Чернова. Вот и поспешил он, болезный, к исполнению того, что предписано ему инструкцией. Убрана стремянка, закрыта дверь , запущены двигатели, прочитана «молитва», диспетчер дает добро, рулим, взлетаем … Легли на курс. Лету-то всего - полтора часа. В наушниках голос Чернова: «Мужики, козу мою погрузили?» А в ответ тишина. Тот же вопрос с нотками отчаяния и, как в «Бриллиантовой руке», с «непереводимой игрой слов на местном диалекте»…
Иногда и сейчас я вспоминаю этот печальный и одновременно забавный случай и представляю, как коза бежит на привязи за разбегающимся самолетом, как взмывает в небо без всяких крыльев, и все наземные козы ей безусловно завидуют, так как она первая и, я думаю, до сих пор единственная из парнокопытных, которой довелось «прянуть в небо и узкой лентой блеснуть на солнце».
А козу мы Чернову купили. Сбросились и купили. Так что маленькие рыжие Черновы без молока не остались.

13 декабря 2017 г.

ОТВЕТ АВТОРА НА ТРЕБОВАНИЯ ЧИТАТЕЛЕЙ
СОХРАНИТЬ ЖИЗНЬ КОЗЕ
Судьба козы сложилась круто –
И так и эдак посмотреть.
Подумав, раз без парашюта,
Решила вовсе не лететь.
И на хрена ей перемены?
И этот, как его, Чернов?
Рогами узел сняв с антенны.
Пустилась вскачь без лишних слов.
Замечу, алчная старуха
Козу толкает не впервой,
Но возвращалась – вот везуха,
Она всегда к себе домой.
Зайдет в ворота, а старуха
Поставит медный самовар,
Потреплет блудную за ухо…
И завтра снова на базар.
Финал рассказа, хоть убейся,
Не мог таким счастливым стать,
И сколь веревочка не вейся,
Настало время отвечать.
Оставим сплетни, кривотолки -
Здесь правда вся или на треть…
Козу в лесу сожрали волки,
И лучше было ей лететь!
17 декабря 2017 г.
 

А ты – в никуда!

(Ицхак Скородинский)
   2018-08-02  0  5  361
Конечно, ты не услышишь то, о чём я думаю громко и вслух, тебе и сейчас, распугивая проходящих мимо меня красавиц…
Хорошо, вот, ты высадила меня из своей машины, квартиры и жизни, навсегда и …исчезла.
Но ты, гордая такая горсоветчица, напрасно радуешься.
Ты…
До конца жизни…
Ты!
Так и будешь сидеть совершенно неподвижно в своей консервной банке под названием Лада, судорожно вцепившись в руль и подёргивая ногами, уворачиваясь от несущихся навстречу машин и перебегающих тебе путь стариков и старушек…

И ты, совершенно безосновательно и этой же ночью, будешь думать, что движешься вперёд и вперёд по жизни и без меня, когда, в полном одиночестве и без маковой росинки во рту, просидишь до утра, уставившись в этот, проклятый свой, телеящик и пуская пустую воду из лживых глазниц своих.
Твоя жизнь навсегда остановилась, когда ты высадила меня из своей …квартиры и навсегда.

А я!
Я реально ухожу от тебя, хоть и припадая на правую ногу и опираясь на единственное своё имущество, на фамильную трость, инкрустированную серебром и яшмой, но…
Иду!
Гордо и по твёрдой земле…
Правда, не знаю, куда…
Но, иду же!!!
 

НЕТ НИЧЕГО БЕССМЫСЛЕННЕЙ ПОЖИЗНЕ ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-07  2  6  375

Нет ничего бессмысленней пожизненной власти, потому что власть есть, а жизни – нет, вся во власть ушла…

Когда все всё начнут понимать, жизнь перестанет быть тайной, а Власть - самой тёмной из её загадок...

Любить свою власть много ума не надо, вполне достаточно эту власть над собой иметь, а дальше животный инстинкт сам подскажет, кого надо любить…

Никакое государство не может быть долго демократичным, мышцы затекают…

Нищие всегда голосуют за тех, кто им хоть что-то обещает, и чем больше, тем лучше, и тогда они вообще кум королю...

Когда они потеряли власть, они вдруг отчётливо поняли, как надо было руководить, теперь, ясный перец, оставалось только эту самую власть заграбастать обратно, и уже до самой смерти из лап своих не выпускать...

Если мы с дикарей и дальше во всём пример будем брать, то мы их скоро догоним, а потом и перегоним, они нам ещё завидовать начнут...

Если сегодня вы выберете людоеда, завтра людоед выберет вас, и даже не подавится...

Он был людоедом новой формации, ножом и вилкой пользовался просто и без напряжения. А если со стороны, так даже любо-дорого было поглядеть, до чего душка был этот самый людоед...

Они победили не потому, что жить без них было нельзя, а потому, что пока они есть - жить всё равно невозможно...

Чтобы власть захватить, много демократии не надо, тем более, власть удержать. Здесь эта паскудница-демократия вообще не нужна…

Чтобы построить ту же пирамиду, нужны миллионы рабов. Тем более, пирамиду власти, здесь рабами должен быть уже весь народ...

Нелюбовь к власти всегда заканчивается любовью к самому себе. А нужен ли нам такой секс, которые рождает не добропорядочных верноподданных, а свободных людей?..

Если выбирать можно только кого-то одного и больше никого, значит весь выбор сводится практически к нулю, который и приходится потом единодушно выбирать...

Обслуживание верхов всегда сопряжено с риском, что память у них короткая, а вот руки – длинные. Короче говоря, всё от пяток до макушки, в них ушло...

Большую политику лучше всего делают маленькие люди: это их единственный шанс, поэтому-то они так и стараются...

Если выбрали их, значит Выборы были, а выбора не было, и скорей всего, никогда уже больше не будет...


Фото Алексея Кузнецова

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер