ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: лучшее из свежего: стр. 11

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: лучшее из свежего: Стр. 11  Раздел   Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

ДИНАмиада

(Алик Кимры)
 Смешные истории  2018-11-01  1  20  337

«А в ночь перед заутреней,      "Приучен комсомолом и судьбой
Охальник и бахвал,      Застегивать бюстгальтер за собой."
Царевне целомудренной
      В.Вишневский
Он груди целовал.»       "Грех думать - ты не из весталок, А.Вознесенский. «Мастера»      Вошла со стулом..." Л.Пастернак

Во время очередного наезда из Сан-Франциско в Киев в 2013 году попал на 75-летний юбилей одноклассника Вовы Мыскина. Заодно с юбилеем он отмечал еще одно житейское событие, которое его и обрадовало, и огорчило.

Гости уже надрались до стадии, когда компания распалась на отдельные группки и парочки – смешанные или, как теперь говорят, гомогенные... Но не по модно-бомондному «голубому» делу, а в посконном смысле «Ты меня уважаешь?». Вова схватил меня за лацканы да потащил отметить и нашу встречу, и его радость со слезами на глазах. Отказаться я не мог: почти 60 лет тому назад он, пусть и невольно, спас меня от больших неприятностей. Ценой, можно сказать, своей последующей жизни. Однако всё по порядку.

... Середина 50-х. Культ личности Сталина еще не развенчан. Секса в стране нет. Потому решились на смешанное обучение в школах. И в рамках этого самого обучения мне, 9-класснику, «прикрепили» двоечницу Аллочку. Рыжую оторву в веснушках. И вовсе не дуру – просто Бог наделил ее таким бюстом, что «Учиться, учиться и учиться!» Ленин написал не для неё: уже к 16 годкам прикопила «основной капитал» для успеха в жизни. Нафик не нужным оказалось и моё шефство. Да и мне в облом: жутко занят - спорт, учеба и школьный джаз-бенд, где по туберкулезным рентгеновским снимкам («музон на ребрах») бацали «пародии-на-джаз».

... В борьбе с дефицитом времени я открыл немалый резерв – сами уроки в школе. И не меньше получаса каждого урока выполнял домашнее задание предыдущего. Как раз то время, что и сегодня впустую вылетает на всякие благоглупости, как-то: возврат на место глаз после переменки; отлов и изобличение сачков, откосивших от домашнего задания; озадачивание на дом..

На объяснение нового материала остаётся минут 10, да и то прерываемых истерическими воплями педагога ("Шуляковский, не вертись!" и т.д.) Не говоря уже о текущих разборках всяких полетов, например, жеванной промокашки из ручки-трубочки.

К концу уроков у меня оставалось последнее домашнее задание да небольшая доводка остальных. Так что менторство над Аллочкой свелось к простому задержанию подопечной после уроков, пока кончу дело и сложу портфель. Ушлая девица забирала его домой, переписывала готовое, а утром возвращала. Если не могла сама, приносили её родители.

... И, уже где-то на второй неделе «прикрепления», юность, ранняя весна и моя напускная неприступность сделали свое романтическое дело: Аллочке стало душно, и она попросила меня расстегнуть хотя бы несколько верхних пуговок. Нет, не подумайте – строгой школьной формы! А всего-ничего – «грации». Этот девайс изготовлялся для девушки в индпошиве, поскольку ее суперпышные сиси не укладывались ни в какие ширпотребовские бюстгальтеры самых богатырских размеров.

Каждый последующий день расстегушки увеличивались еще на пару пуговок, а через неделю, с резким потеплением погоды и повышением концентрации подобающих химических веществ в крови, означенный девайс был отложен в парту, а Аллочка, уже по нонешним понятиям, топлесс, дозволила гладить и целовать своё изобилие... Но очень пуритански, без синяков и не прикасаясь к призывно торчащим набухшим соскам!

В общем, дело шло к пуговкам, пардон, моей ширинки, но тут классной руководительнице Лидии Николаевне всбрендилось проверить, как идут наши занятия, и она вошла без стука. Увы, бедняга, усохшая в старом девичестве до того, что лопатки выпирали куда сильнее грудей, по-бабьи люто завидовала будущему аллочкину успеху у мужчин. А тут оказалось, что девица к этому самому успеху уже приступила. Я от стыда просто, по-мужски, трусливо рухнул под парту, явочным порядком препоручив Аллочке переговоры с классной. Она их и повела, даже не подумав прикрыться – ну, прям а ля «Свобода, Ведущая Народ на Баррикаду» Эжена Делакруа.

... Конечно, нынешнему поколению учителей, которых уже третьеклашки обучают безопасному сексу, это покажется смешным и наивным. Но середина 50-х - другие времена, другие песни. никаких тебе "Путан". Секса-то в стране не было! А о любви - только фильмы. Каков, к примеру, сюжет самой банальной современной американской лав-стори? Праально, кабриолеты с Ним и с Ней несутся по смежным полосам хайвея, а когда тормозят на красный, герои переглядываются, кто-то выдаёт известный пароль «I love you!» ("Я тебя люблю!") – другой, не чинясь, положенный отзыв: «Me too!» ("Я тоже!"). И все остальное время фильмы герои физически изнуряются в разных позах, а уже перед самыми финальными титрами знакомятся, вежливо добавляя «Nice to see fucking you!» ("Рад знакомству с вами!").

А вот советские movies были куда строже и печальней. Он и Она почти всю фильму социалистически соревновались в производстве важной народно-хозяйственной продукции, гневно осуждали происки империализма, страстно боролись за мир и лишь в конце Он Её робко чмокал в щёчку, она краснела и уже перед самыми финальными титрами определялась в своих чувствах и обнаруживала, что беременна. У нашего поколения из-за этих фильм сложилось убеждение, будто беременеют от поцелуев, и мы страшно удивлялись, когда залетали подруги (дней наших:суровых), ведь мы же, предохраняясь, их не целовали!?

... В общем, в той конкретно-исторической обстановке справедливо офонаревшая Лидия Николаевна взревела белугой:
- Что тут происходит?!?
Аллочка, спокойно, грудным контральто:
- Готовим уроки.
- А почему голая???
- Душно!
- А почему мне не душно!?!?!

Аллочка, можно сказать, с высоты своего бюста, эдак невозмутимо (бабьЁ!):
- А у нас с вами, Лидьниколавна, разные комплекции! Вы ваще должны замёрзнуть!

Классная из бледнолицей резко сделалась краснокожей и уже с боевым кличем гуронов (сиу, апачей?) рванула дверь – и к директрисе. Я вынырнул из-под парты. Помог Аллочке утрамбовать её изобилие по месту дислокации в грации, и мы, как ни в чем ни бывало, таки занялись уроками. Естесссно, сговорившись ни в чем не сознаваться, что и требовалось для доказательства сумасшествия классной. И уже как питюти, заранее округлив глаза, настроились на приём карательной экспедиции... А её нет и нет – и не надо! Аллочка ускакала домой с моим портфелем, я - по делам.

... Классную же в приёмной тормознула секретарша:
- Зойиванна очень заняты чрезвычайным совещанием с завучем, парторгом, профоргом и классной 10Б. Велели никого не пущать.

Лидия Николаевна принялась громко настаивать - важность её дела чрезвычайней любого! Директриса, высунувшись на шум, велела кратко и кротко изложить суть яростного беспокойства. Кипевшая возмущенным разумом классная поделилась своим жутким виде́нием, но директриса почему-то проявила полнейшую апатию к столь вопиющему нарушению учащимися-комсомольцами-спортсменами правил поведения и внутреннего распорядка школы. И даже попрекнула бдунью нравов:
- Ну что вы ко мне с такими мелочами? Вон у Дины Гайдамаки из 10-Б   ЗАПУЩЕННАЯ БЕРЕМЕННОСТЬ от Вовы Мыскина из 9-А!!! А вы тут – лифчик   сняла... Есть что показать – вот и сняла!
И веско добавила:
- Замуж вам, Лидия Николаевна, пора. Замуж!

... А вот тут самое время вернуться к событию, которое Вову и обрадовало, и огорчило более чем через полвека после упомянутых инцидентов: у него родилась (не запутаться бы в "пра"!): ПРАПРАвнучка Дина-V!
Красавица – в прапрабабушку Дину и прапрадеда Вову. И, видать, не только тёзка, но и продолжательница семейной традиции Дин I-IV – прилагать к аттестату зрелости хорошенькую дочку.

А почему же радость со слезами пополам? А потому, пьяно рыдал в мою жилетку Вова:
- ПРАПРАвнучка – это, старик, сам понимаешь, здорово! Но каково мне   теперь СПАТЬ с прапрабабушкой? Ну, вот скажи, кто я теперь?
- Кто-кто,- отвечаю,- геронтофил* хренов!

И мы оба заплакали, выпив, кстати, за здоровье Дины-V. Дай-то ей Бог счастливой жизни!

------

* Геронтофилия - извращенная сексуальная тяга мужчин
   к старушкам.
 

АНГЛИЙСКИЕ УЧЕНЫЕ ДОКАЗАЛИ

(Ременюк Валерий)
   2018-08-24  2  20  530
До городка нашего английские ученые еще не добрались и подозреваю, даже не пытались. В силу его мелкости и непрезентабельности. Но влияние их тут все же заметно. Вот, к примеру, гулял как-то раз Антип Сивоконь в свой законный выходной по городскому бульвару и тормознул у газетного стенда. Он любознательный был, конюх Антип. Пока все заметки на стенде не изучит, с места не сойдет. И в разделе «Спрашивали? Нате!» вычитал, что английские ученые доказали удивительную вещь. Оказывается, в каждом из нас, хомо сапиенсов, живет до десяти процентов неандертальца! Уж не знаю, каким аршином или безменом они замеряли, но Антип как-то сходу в это поверил. Более того, мысленным взором окинул свою личность и понял: точно! Если от колен и выше он, в целом, еще похож на человека разумного, то ниже – чистый неандертал! Ибо нижние ноги Антипа покрывал толстый слой дикой, войлокообразной, рыжеватой шерсти. Он поэтому даже валенки зимой не носил, обходился всякими обносками да опорками. И кони его любили. Видно, чуяли в конюхе что-то близкое.

Пораженный вычитанным фактом, Антип весь обратный путь домой шел в глубокой задумчивости. Пытался осмыслить, как ему теперь распорядиться таким важным, научно обоснованным знанием. Как его, стал-быть, присобачить на пользу домашнему хозяйству. Но конструктивная идея всё на ум не шла. Зато Антип вдруг смекнул: «А что же Лушка, супружница моя? У нее-то чё от неандерталки? Не могут же английские ученые врать! Раз сказали «десять процентов», значит, не девять и не одиннадцать. Вынь да положь десять!» И стал напряженно представлять себе пышнотелую Лукерью во всевозможных ракурсах. Искать неандертальскую наследственность, значит. Но то, что он узрел в своих мысленных изысканиях, приличными словами выразить невозможно, как ни пыхти. Поэтому мы и браться не будем. А скажем лишь, что Антип решил при ближайшей возможности учинить Лушке личный досмотр с пристрастием на предмет ее неандертальского содержимого.

Ближайшая возможность случилась, как водится, опосля вечери, как стемнело и дети спать расползлись по лавкам. Антип сыпанул коням овса в ночные ясли и, в предвкушении открытий чудных, стал подогревать свой просвещенья дух. Залез на печь, значит, и стал дожидаться, когда Лушка закончит постирушку и о муже вспомнит. Да, и еще серников взял на печь с полпачки – чтоб в темноте не наощупь по телу мацать, а наверняка всё разглядеть. С огоньком, то есть. Но, когда дело дошло до дела, Лушка исследовательский порыв мужа не оценила. К другому была привычна, отсталая баба! Он ей, мол, повернись таким ракурсом, да потом эдаким боком, да еще вот так встань, а потом эдак. Да еще спичками чиркает, да сует их куды ни попадя – того и гляди, подпалит деликатные места. Надоело жёнке такое головотяпство и вероломство. Подумала, что Антип издеваться вздумал, вместо того, чтоб переходить к стандартным процедурам. И – раз ему в лоб с левой. Антип и вырубился на всю ночь.

Хорошо поспала Лукерья до утренней дойки, спокойно. Никто не мешал. А Антип, как проспался да поостыл в своих устремлениях, сделал поутру такой вывод насчет супружницы: главная неандертальственность у Лушки – ее хук с левой. Ни у одной из Антиповых знакомых бабешек такого не было. Но тут Антип заподозрил английских ученых во вранье. Лушкин хук тянул не на десять, а на все пятьдесят процентов! Надо будет написать им в парламент опровержение и протест, подумал Антип. Дурят людей эти английские ученые!
 

Меня не интересуют жлобы…

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-21  1  10  227

Люблю русский язык, а все доморощенные его варианты, эти суррогаты, и они не для меня, как и любые другие суррогаты тоже. Другое дело, куда их тогда все девать, ведь на них уже потратили немалую народную деньгу?..

Ну хорошо, буду я человеком, но тогда кто-то другой тогда займёт моё место за столом жизни, и будет жрать и за себя, и за того парня, а потом брюхо своё отбросит. Нет, этот грех я на себя взять не могу!..

Меня не интересуют жлобы, даже если их неизбежное демократическое большинство, вот такой я гнусный антидемократ. Но обязуюсь исправиться и всем сердцем полюбить даже такую тварь, как жлобы…

Договорились, я воровать не буду! Но где гарантия того, что родня моя на том свете за это не заклюёт меня окончательно, в бессильной злобе своей, что она не сделали этого ещё при жизни на этом?..

Если ты заставляешь людей думать, значит, и сам не стоишь от этого увлекательного дела в стороне. Очень полезное занятие, всем рекомендую...

Фото Алексея Кузнецова
 

Если держать всех на коротком ид ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-12-01  0  4  209

Любая идеология, это тоже своего рода проказа. И все заражённые ею объединяются в касту отверженных, но только не вдалеке от них, а впереди всех, ведя свой народ в то Светлое Будущее, в котором никакая проказа уже не будет считаться болезнью, а совсем даже наоборот...

Всё, что непонятно, надо тут же запрещать! Тогда и запрещать ничего не придётся, когда всё будет понятно даже самому последнему дураку, не говоря уже о дураках самых первых из первых...

Если держать всех на коротком идеологическом поводке, никто далеко не убежит, или задушит себя сам, а тогда туда ему и дорога...

Сделайте из любого мыслителя идола, и тогда ещё одним мыслителем на земле станет меньше, а ещё одним идолом больше...

Все думать не могут и не должны, а иначе как мы каждого такого вот "мыслителя" обеспечим на Зоне достойным его местом, причём на весь срок?..

Фото Алексея Кузнецова
 

Религиозные ползунки оказались н ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-25  1  4  185

Чем священник отличается от уголовника? Уголовник убивает тебя за твой кошелёк, тогда как священник готов извести твою душу, если та не согласна добровольно отдать ему свой кошелёк…

Когда паранджу напялили на всех баб, очередь наконец-то дошла и до мужиков, но только так, чтобы эта нахлобучка не мешала им стрелять...

Религиозные ползунки оказались настолько удобные, что многие с наслаждением ползают в них и до сих пор...

«Не можешь – научим, не хочешь – заставим», это не только про армию, но и про божий храм, который начал свой очередной божественный призыв…

Тот, кто не верит в Бога, верит в себя. А для любого Бога это удар ниже пояса, если, конечно же, есть куда ударять...

Фото Алексея Кузнецова
 

Пропагандист, это всегда – лакей ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-29  1  4  224

Пока в стране есть парткомы, всё остальное в ней уходит на задний план, а потом и совсем пропадает за ненадобностью, чтобы не мешать этим партийным пузырям всем и всеми рулить...

Когда что-то не сказать становится куда важней, чем что-то сказать, появляется тот самый холуйский язык, который во времена совка ласково называли «языком газеты «Правда»…

Пропагандист, это всегда - лакей, потому что у него всегда есть Хозяин, а иначе он будет сначала голодный, а потом и мёртвый лакей...

Никакой партработник не может быть умным, ему это никакая партия не простит, а иначе как получается: Партия – дура, а он, паскудник такой, нет?..

Нельзя одновременно лгать и говорить правду, если, конечно же, ты не идеолог! Зря что ли народ от себя последнюю копейку отрывал, чтобы тебя, бестолочь, хоть чему-то научить?..

Фото Алексея Кузнецова
 

ДУЭЛЬ

(Ременюк Валерий)
   2018-11-03  1  14  300
А что же творится в нашем городке в области искусств? О, здесь творческая жизнь находится на высоте или, как говорят эксперты, на высоком градусе накала! Вот, к примеру, какая показательная история случилась днями в местных литературных кругах.

У нас любители изячной словесности долго представляли собой довольно многочисленную, но неорганизованную массу, из недр которой, как из гейзеров, спорадически вырывались фонтаны творческих достижений. В форме стишков в местных газетах по случаю торжественных дат или в виде декламации виршей на различных сборных концертах. Особенно в периоды сезонных обострений творческого зуда, то есть, по весне и осенью. И как-то так сложилось, что первыми самоорганизовались в ЛИТО (литературное объединение) рифмоплеты из разных кружков при городском Доме культуры. Заводилой там был крепкий еще пенсионер, отставник-полковник Ким Люцианович Волнорезов. Глыбище, а не человек! С сократовским лбом, колючими гвоздиками глаз и пудовой нижней челюстью, выдвинутой вперед, как ящик комода после визита воров-домушников. Ким Люцианович собрал как-то полтора десятка сподвижников и заявил командирским голосом:
- Всё, шабаш, братцы. Разброд и шатания остаются в прошлом. Отныне мы становимся ЛИТОм! Будем теперь не шпаной неорганизованной, а литобъединением. Со всеми вытекающими. Ну, и втекающими, соответственно… Прошу внести по пятьсот рублей вступительного взноса.
- О, наконец-то! Как я обожаю порядок и организованность! – зааплодировала баснописка, бальзаковская барышня Диана Денисовна, потряхивая фиолетовым траченным молью шиньоном и извлекая из кошёлки кошелек. – А давайте придумаем название объединению!
- Всё уже продумано и придумано! – весомо рубанул Ким Люцианович. – Мы теперь ЛИТО «Ветрило». В смысле, парус, влекущий судно в счастливую светлую даль. Коротко, свежо и ёмко. И чётко отражает приморский характер нашего города.

Слух о новорожденном «Ветриле» быстрее ветра разнесся по местным литературным кругам. И, прямо скажем, взбудоражил творческие массы! Массы отреагировали довольно нервно, поскольку не захотели оставаться на обочине прогресса. Самыми радикальными оказались пииты морского порта, где издревле существовала традиция стихотворчества на морскую тематику с производственным уклоном. И название «Ветрило» им активно не понравилось. Более того, оно было расценено портовиками как вызов со стороны дэкашников, как посягательство на их исторически сложившуюся тематическую монополию! И буквально не успели чернила просохнуть на уставе «Ветрила», как портовские объявили о создании собственного ЛИТО «Штормило». Логика их была проста, как незамутненный разум младенца: «Штормило» звучит круче, чем «Ветрило», поскольку слово это более динамичное и нахрапистое, и точнее отражает ревущую стихию моря. А то, что ветрило – существительное, а штормило – безличный глагол в прошедшем времени, портовскую братию особенно не колыхало. Когда же наиболее продвинутый из них, докер-стропальщик Захар Суемыслов робко вякнул, что лучше бы для названия взять не безличный глагол, а какое-нибудь солидное морское существительное, ему было заявлено так:
- Безличную «Ногу свело» - можно? А «Штормило», значит, тебе зазорно?
Ну, против ноги, ясен перец, кто ж будет возражать? Так вот и произошло на свет божий ЛИТО «Штормило». Да. А начальником своего объединения они избрали самого опытного и пронырливого портовского снабженца Данилу Рюмахина, творившего в стиле знаменитого пародиста восьмидесятых Александра Иванова.

Надо сказать, что и финт портовских не остался незамеченным. Прослышав про «Штормило», «Ветрило» затрепетало всеми фибрами души и поймало ветер острой неприязни к заносчивым конкурентам. В юмористическом разделе ближайшего номера городской газеты «Вести предместий» Ким Люцианович поместил ехидную эпиграмку следующего содержания:

Приняли по литру на рыло,
К пиву подмешали порто,
Чувствуем – слегка заштормило.
Так образовалось ЛИТО!

Портовские ахнули: газетенка выдала явный поклеп! Во-первых, роды «Штормила» проистекали абсолютно всухую, у учредителей на тот момент, как говорится, не было ни в одном глазу. А во-вторых, намек на то, что портовские мешают пиво с портвейном, свидетельствовал о полной некомпетентности автора пасквиля относительно нравов, бытующих в порту. Но главное, выставлял ЛИТО в комическом и уничижительном свете перед всей литературной и питейной общественностью городка. «Штормило» ответило быстро и болезненно. Через три дня те же «Вести предместий» порадовали обывателей встречной эпиграммой за подписью Данилы Рюмахина:

Нам наше море подарило
И ветра свист, и солнца медь,
Но только драное ветрило
Не в состоянии взлететь!

И это еще ветродуи хорошо отделались, потому что на экстренном совещании суровых штормильцев обсуждалась рифма «ветрило – педрило». Но была признана на данном этапе развития отношений чрезмерной, как атомная бомба в незначительном пограничном конфликте. Ее оставили на потом.
Ким Люцианович Волнорезов, открыв за утренним кофе свежий номер «Предместий», прочел ответку портовских, крякнул с досады и пролил кофе на штаны дрогнувшей рукой. Ему как военному в отставке стало очевидно, что события на линии фронта приобретают характер затяжного позиционного противостояния. С острыми вылазками диверсионных групп и меткими болезненными артобстрелами с обеих сторон. И закусил Волнорезов офицерскую губу. В смысле, удила. И сообразил, что проблему надо решать кардинально. Он достал с антресолей непарную левую перчатку (правая давно потерялась, а левую всё жаль было выкинуть, вот и сгодилась для доброго дела), сопроводил ее запиской и отправил с посыльным в порт на имя Данилы Рюмахина. В записке значилось:
«Милостивый государь! Засим сообщаю, что Вы негодяй. Имею честь требовать сатисфакции и вызываю Вас на дуэль за нанесенное нашему ЛИТО оскорбление в форме издевательского пасквиля, опубликованного за Вашей подписью в сегодняшнем нумере местной газеты. Жду Ваших секундантов для обсуждения условий поединка в течение трех суток с момента вручения настоящего вызова. Полковник Волнорезов».

Надо сказать, что Данила Рюмахин, хотя и выдавал себя острыми виршиками за бретёра-бузотёра, но воинского опыта не знал и никакого оружия отродясь в руках не держал по причине хронического плоскостопия. И даже понятия не имел, с какого боку заряжаются дуэльные пистолеты. Прочитав вызов Волнорезова, Рюмахин сперва, что называется, взбзднул (кстати, редкое русское слово с шестью согласными подряд!). Но потом сознание частично вернулось в его организм и Рюмахин вспомнил из романов девятнадцатого века кое-какие правила дуэльного кодекса. В частности, то, что лицо, вызванное на дуэль, вправе выбирать оружие схватки. Это был путь к спасению! И Данила кликнул чрезвычайное заседание правления «Штормила» для обсуждения условий дуэли.

Портовские пииты перспективу поединка с ненавистным противником приняли с воодушевлением. Но от применения реального оружия, как огнедышащего, так и холодного, отказались сразу, поскольку смертоубийства, как ни крути, никому не желали. Да и у полковника, скорее всего, тут бы было явное преимущество. В результате, обсуждались такие варианты схватки:
- битва подушками на гимнастическом бревне до первого падения;
- перестрелка в снежки с шести шагов до первого попадания снежком в глаз;
- ристалище в настольный хоккей до первых трех забитых шайб;
- сражение в крестики-нолики на поле тетрадного листа в клеточку;
- заруба в подкидного дурака до трех побед;
- доминошное забивание «морского козла» в формате два-на-два;
- битва за рюмочным столом: кто первый упадет в результате поочередного принятия на грудь стопариков с водкой (тут портовские были уверены в многократном преимуществе Рюмахина, поскольку устойчивость к алкоголю является одним из главных достоинств хорошего снабженца, вынужденного постоянно проставляться и обмывать сделки на поставку дефицитных товаров с подрядчиками).

Но затем активисты задумались, а какой резонанс в городке вызовет любая из перечисленных форм сражения и что люди подумают об уровне местных литераторов? И решили, что надлежит обратиться к более интеллектуальным и элегантным видам соперничества. Так и возникла идея публичной дуэли по составлению буриме. В качестве модераторов и жюри поединка постановили пригласить шефов из губернского Союза писателей в расчете на их компетентность, объективность и нейтралитет.

Ким Люцианович условия дуэли принял (честно говоря, он чего-то такого, мягкотелого, и ожидал от тщедушного Рюмахина). Правда, в ответ полковник выставил жесткое требование: проигравшая сторона меняет название ЛИТО на что-нибудь, не связанное с морской тематикой. На том и порешили. Итак, на кон были поставлены имена литобъединений, можно сказать, цвета их флагов! А это уже серьезно.

Битву умов и флагов организовали на нейтральной территории – не в городском ДК и не в ДК порта, а в читальном зале местной библиотеки. Ким Люцианович изрядно волновался перед схваткой, так как творил всё больше в строгом формате патриотической лирики, в то время как соперник поднаторел в эпиграммах и пародиях, в хиханьках да хаханьках, как называли это недоброжелатели Рюмахина. Но отступать бравому полковнику было некуда. Для настройки своего поэтического инструмента он накануне дуэли часа два перед сном читал басни и эпиграммы классиков жанра. Рюмахин же был вполне уверен в своей форме, а для гарантии просветления сознания даже два дня накануне битвы не брал ни грамма в рот.

В небольшой читальный зал набилось народу человек сто пятьдесят, прослышавших про небывалую затею и возжелавших стать свидетелями исторического события. Зеваки сидели чуть ли не на потолке, в вазонных горшках и настенных светильниках. Но как-то все угнездились, нашли себе место под солнцем. За столом жюри восседали трое маститых губернских пиитов, а модерировала схватку знаменитая в наших краях поэтка, лауреат многочисленных премий Сусанна Тугоухова, облаченная в серебристое сценическое платье до пола. Она начала поединок с объявления условий:
- Из запечатанных конвертов, подготовленных жюри, извлекаются и зачитываются пары слов. Всего десять пар. К каждой из них дуэлянты обязаны в течение трех минут придумать четверостишья. Жюри оценит искрометность и качество экспромтов по пятибалльной шкале. Побеждает участник, набравший бо’льшую сумму баллов по итогам схватки.

После этого главарь жюри, поэт-лирик Гарри Горемыкин врезал ложкой по гонгу и битва началась. Первой парой оказались слова «ветер» и «штиль». Полковник Волнорезов, бряцая иконостасом служебных наград (специально надел форменный китель, чтобы психологически надавить на соперника блеском медалей), закатил глаза горе и стал мерно выхаживать своё произведение в левом углу импровизированной сцены. В противоположном углу Данила Рюмахин раскачивался на табурете, словно в трансе, и наборматывал на листок бумаги слова будущего шедевра. Наконец, председатель Горемыкин снова жахнул по тарелке гонга, знаменуя окончание первых трех минут, и серебристая, как щука, Сусанна требовательно взглянула на Данилу, которому по жребию выпало отвечать первым. Тот эффектно отвел руку с листком и взволнованным тенорком зачитал:

И как бы кто бы ни шутил -
Пред нами путь и прям, и светел.
Нам обещали полный штиль,
А мы взволнуем шторм и ветер!

Зал откликнулся бурными аплодисментами и все вперили взоры в Кима Волнорезова, чем то ответит «Ветрило»? Полковник солидно прокашлялся, поправил очки на мясистом носу, и весомо отчеканил, словно отлил в граните:

Есть много дивного на свете,
Но время всё сдает в утиль.
Сперва штормило, злился ветер.
Но всё прошло. На море штиль!

Зрители захлопали и заулюлюкали в восторге, правильно вычленив ключевое слово «штормило». Начало дуэли им понравилось злободневностью и остротой поэтических выпадов. Члены жюри пошептались, склонившись к Гарри Горемыкину, и подняли таблички со своими оценками.
- Пять, четыре, пять! – Сусанна огласила результаты первого участника. – Итого, четырнадцать баллов! Отличный результат для первого тура, поздравляю!
Данила Рюмахин ухмыльнулся и довольно раскланялся в адрес жюри и публики. Затем жюристы обнародовали таблички с оценками полковника Волнорезова.
- Пять, пять, четыре! Опять четырнадцать! Пока ничья. Нас ждет увлекательная борьба в следующих раундах! – зааплодировала ведущая. И достала из нового конверта очередную пару слов: «борьба» и «счастье». – Время пошло!
На этот раз первым оглашал свой опус Ким Волнорезов:

Пускай твои свершения нечасты,
А поражений – шумная гурьба,
Но в том-то наслаждение и счастье,
Что смысл у жизни – парус и борьба!

- Молодец, Ким! Даешь! Настоящий полковник! Так им, Люцианыч, врежь ишшо! – заорали зрители в восторге от философской глубины и актуальности прозвучавшего шедевра. От того, что «Ветрило» снова ввернуло в ткань вирша про свой парус.
Данила Рюмахин ревностно взглянул на бенефициара-полковника и дрогнувшим голосом зачитал свою версию буриме:

Мышиная возня, ослиная борьба,
Возможно, и приятны нам отчасти.
Однако, доведет такое счастье
Уж если не до гроба, то горба!

- У-у-у! – откликнулся зал, потрясенный крутым поворотом тематики соревнования. «Штормило» мило уклонилось от встречной пикировки и зашло с козырной карты вечных истин и ценностей!
Это оценило и жюри. Второй тур завершился тринадцатью суммарными баллами, выставленными Киму Волнорезову, и пятнадцатью – Даниле Рюмахину.
- Итак, «Штормило» уходит в отрыв, как Алитет уходит в горы! – жизнерадостно подытожила Сусанна Тугоухова, показав и свою литературную эрудицию.

Битва гигантов местной поэзии продолжалась целый час. За это время дуэлянты коснулись в своих изысканиях тем любви и предательства, ярко высветили проблему отцов и детей. Затронули отношения полов и даже однополых браков, а также финского сыра, украинской кухни, тайского бокса и шведской семьи. При этом соперники не забывали время от времени изящно лягать и друг друга, срывая восторженные возгласы и аплодисменты своих сторонников. И вот, наконец, в звенящей тишине сам Гарри Горемыкин вышел на авансцену и торжественно огласил итоги последнего раунда и финальную сумму баллов, набранных дуэлянтами:
- Сто сорок два на сто сорок два! Ничья!
И от полноты чувств ударил в гонг так, что тот кувыркнулся через стол и больно приземлился на носок туфли Сусанны Тугоуховой.
- Ай! – воскликнула та и заскакала от боли на одной ножке. Но ее возглас утонул в бурной овации зала, а ее скачки зрители восприняли как предложение к общему танцу и высыпали на сцену плясать и поздравлять дуэлянтов с таким жизнеутверждающим итогом борьбы.

Ким Люцианович и Данила Рюмахин удовлетворенно пожали друг другу руки, а потом даже обнялись по-братски. Причем, глыбообразный председатель «Ветрила» приподнял тщедушного визави из «Штормила» и тот потешно и беспомощно засучил ножками в воздухе. Но этого, слава богу, в общей кутерьме никто и не заметил, а не то, чего доброго, это послужило бы поводом для очередной дуэли…

Но вечер в библиотеке закончился совершенно неожиданным образом. Когда шум и крики восторга слегка поутихли, на сцену вышел человек в плаще и шляпе, некто Сидор Дубензон, и сообщил:
- Пользуясь случаем, хочу объявить почтенной публике о том, что вчера группа инициативных граждан, увлеченных поэзией и стихосложением, и проживающих в южном микрорайоне нашего городка, приняла решение о создании своего ЛИТО. Мы будем называться просто и ясно: «Кормило»!
 

МУЖСКАЯ ДРУЖБА

(Ременюк Валерий)
   2018-10-13  2  20  381
Сенька и Витька учились в пятом классе одной из школ нашего городка. Нельзя сказать, что они дружили. Нет, просто были одноклассниками. И даже сидели в разных рядах класса. Но в секцию самбо записались одновременно. На урок физкультуры однажды заглянул тренер из городской спортшколы, по фамилии Лупанько, и так красочно описал преимущества, которые в жизни приобретет самбист, прошедший у него пятилетний курс наук, что двое из мальчишек дрогнули, в смысле, соблазнились. Это и были Сенька с Витькой.

Сенька выглядел кило на пять помассивнее Витьки, зато Витька был повертлявей и пожилистей. И вот, на одной из первых тренировок Лупанько поставил их в спарринг по отработке передней и задней подсечек. И стоило ему отвернуться, как мальчишки не ограничились подножками, а перешли в партер и Сенька там довольно таки безжалостно слегка придушил Витьку, который упорно не желал стучать ладошкой по ковру и сдаваться. Через пару минут Лупанько это безобразие, конечно, усек, разнял борцов, наподдал им легких тренерских пендалей на память, и инцидент как бы оказался исчерпан. Ан-нет.

Полупридушенный Витька затаил обиду на Сеньку и решил отомстить. И стал думать, как бы это половчее устроить. Своих силенок справиться с обидчиком явно не хватало. Надо было искать дополнительные ресурсы. По пути с тренировки домой Витька шел по улице им. Витольда Каннибалова мимо небольшой стихийной барахолки, базарчика на лотках и ящиках, где вечно продавали всякую всячину, а рядом толклась городска подростковая молодежь. И вдруг обратил внимание на крепкого паренька на полголовы выше его ростом, вальяжно стоящего рядом с лотками, руки-в-боки, и слушающего через наушники что-то задорное, так как правая нога отбивала живой ритм. Витька увидел рисунок на черной майке крепыша и остановился. На груди мальца крупными угловатыми буквами было написано: «Даю в бубен. Недорого». Выражение лица хозяина майки подсказывало, что надпись эта – не просто для красного словца.

Витька подошел поближе и сказал незнакомцу вполне дружелюбно:
- Привет, давальщик!
- Чего? – нахмурился визави и вынул из одного уха втулку наушника. – Какой еще давальщик, ты че несешь, пацан?
- Ну, ты же написал на себе, что даешь в бубен! Значит, давальщик.
- А, ты про это! Ну и че?
- Интересуюсь: это только для прикола или реклама услуг?
Крепыш оценивающе окинул Витьку взглядом и вынул второй наушник из другого уха. Хмыкнул:
- А если реклама, то че?
Витька решительно протянул руку для знакомства:
- Витька. Есть дело. Пошли, перетрем.
Поставщик услуг по даванию в бубен пожал руку в ответ:
- Колян. Ну, пошли, если не шутишь… Витька.
Они отошли к ближайшей скамейке у фонтана, присели.

Витька сразу перешел к делу:
- Колян, надо одному хмыренышу фонарь подвесить, чтоб руки не распускал. Сможешь?
- А кто у нас хмыреныш?
- Да мой одноклассник. Придушил меня на тренировке. А я не хочу ввязываться и отношения портить. Нам еще полшколы вместе учиться…
- Мудро! – кивнул Колян с одобрением. – А сколько можешь заплатить? Оплату беру вперед. Заказ выполняю в течение суток, если клиент в городе.
Витька порылся в карманах, вытащил мятую сторублевку, сэкономленную сегодня на школьном обеде. Как знал, что пригодится! Протянул Коляну:
- Вот, все, чем могу…
Тот взял, скривившись, недовольно проворчал:
- Этого хватит только на один удар. Дал бы «пятихатку», я бы обработал хмыреныша комплексно, по полной.
- Нет, ему хватит и одного бланша. Дашь в глаз и хорош. Ну, по рукам?
Деловые люди закрепили устный договор крепким купеческим рукопожатием. На прощание Колян спросил адрес цели и бросил:
- Результат увидишь завтра в школе! Пока!

Сеньку Колян подкараулил у подъезда вечером, когда тот, по наказу мамы, вышел в ближайший гастроном за хлебом и кефиром. Колян, проходя навстречу Сеньке, неожиданно ударил его кулаком в глаз. Сенька охнул и упал, даже не поняв, что произошло. Колян быстро оглянулся, не увидел ли кто из взрослых его манипуляций, помог Сеньке подняться:
- Извини, пацан, ничего личного, просто бизнес!
Отряхнул штаны и спину поверженного самбиста. Тот, наконец, пришел в себя и, держась ладонью за правый глаз, начал задавать вопросы:
- Не понял, какой бизнес?
- Ну, тебя мне заказали! А так, я против тебя лично ничего не имею, извини еще раз. А заказ отработать я обязан, купеческое слово дал!
- И кто ж меня заказал?
- Этого я тебе не могу сказать. Коммерческая тайна! Я заказчиков не палю.
- Но ты его хотя бы знаешь, заказчика этого?
- А то! Я ж с него деньги получил за тебя!
- Много?
- Та не. Мелочевка. Соточку…
- Нормально, прикинь! За сто рублей в глаз незнакомому человеку давать! Ты, вообще, в своем уме?
- Всё нормуль, пацан! Это называется: суровая правда жизни, - привыкай, пригодится! Кто платит, тот и сильнее!
И тут Сеньку молнией пронзила гениальная идея:
- Слушай, а можно, и я тебе заказ сделаю?
- Легко! Фирма работает без выходных! – важно надулся Колян. Он был доволен: бизнес быстро шел вгору!
- Тогда вот тебе тоже сто рублей, - Сенька протянул сторублевку, выданную мамой на продукты, - и навесь тому, кто меня заказал, такой же фонарь, как у меня, только под другим глазом! Сможешь?
- Под другим? – Колян внимательно посмотрел на Сеньку, склонил голову вправо, влево, как бы примериваясь: - В принципе, можно и под левым. Только придется работать с левой…
- Ну, это уже твоя кухня, я в дела профессионалов не лезу! Как тебя хоть зовут, киллер?
- Почему киллер? Я никого пока еще не грохнул. Колян я!
Он взял купюру, высокие договаривающиеся стороны пожали друг другу руки и разошлись. А Сенька, вернувшись домой с пустыми руками, соврал маме, что деньги потерял …

Наутро в школе Витька и Сенька встретились, увидели друг на друге одинаковые фингалы, только под разными глазами, и на большой переменке отошли в сторону обсудить ситуацию.
- Колян? – спросил Сенька.
- Он самый, - кивнул Витька.
- Меня ты заказал?
- Естественно. Так же, как и ты меня!
- Ладно, проехали. Будем считать, квиты. Мир? – Сенька протянул руку, Витька ее пожал.
- Слушай, а все-таки обидно, что мы с тобой квиты, у обоих по фонарю, а у Коляна наши двести рублей! Как ты считаешь, это справедливо? – сказал Витька.
- Нет, по мне, так очень несправедливо!
- Пошли, сбалансируем отношения? Я знаю, где он гужуется.
- Пошли!

Коляна подкараулили, когда он с затычками наушников в ушах вразвалочку шел по аллее городского парка, сунув руки в карманы и что-то вполголоса насвистывая. Настроение у него было прекрасное. Светило солнце, чирикали воробьи, в кармане лежали легко заработанные двести целковых, жизнь удалась! Вдруг сзади налетели двое энергичных мальцов и, не дав Коляну даже вынуть рук из карманов, настучали ему под оба глаза и тут же отскочили на безопасное расстояние.
- Вы че, посоны, в натуре? Белены объелись? За что? – Колян и не думал нападать в ответ от неожиданности. – Я ж вам обоим сказал: ничего личного, просто бизнес!
- А у нас, Колян, как раз наоборот: никакого бизнеса, а только личная к тебе антипатия. За твой гадский бизнес. И еще корыстный интерес, - решительно произнес Витька: - Гони назад наши деньги и будем считать, мы с тобой в расчете!
- Да, а не то еще и по сопатке навесим! – с угрозой добавил Сенька и набычился в сторону Коляна.
Тот порылся в кармане, протянул две сотенные бумажки, пожал плечами:
- Да нате, подавитесь! Не думал, что вы это примете так близко к сердцу! Не деловые вы люди, пацаны. Тяжело вам будет в жизни…
Получив обратно свои кровные, Сенька и Витька переглянулись. Перед ними стоял побитый ими Колян, держась руками за оба глаза, и жалко шмыгал носом. Пацаны пошушукались между собой и Витька сказал:
- Ладно, Колян. Мы на тебя зла не держим. Будем считать, что мы в расчете. Пошли, зайдем в ближайшую кафешку, хоть умоешься там. Заодно приглашаем – попьем соку, если хочешь. Деньги теперь есть. За знакомство и вообще…
- Соку? – протянул Колян, как бы раздумывая над предложением. – Можно и соку. Я томатный люблю…

Так между детьми завязалась настоящая мужская дружба, которую они пронесли через всю жизнь.
 

Пока-что пишу. И, по-ходу дела, ...

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-11-18  1  4  250
А ща, пацаны и шалавы,
я за Андижан, русских и туземцев базар держать буду.

Я честный, - сначала за себя:
Не курю, не пью.
Бандит.
Но церковь свою - построил.
Брат родный - давно как гражданин РФ.
Переписываемся в Телеграмме...
иногда...
Сеть магазинов "Всё для бани" держим.
Брат - продвинутый коммерс.
Я - профессор, действительный член УзАН,
академик, лауреат и прочая-прочая...
Заслуженный конаплевод области
и Дипломант фестиваля в Сан-Рэмо
в номинации "Итальянский иностранец".
Впрочем, я совсем другую историю хочу рассказать...


Было это грешное дело на прошлой пятнице.
 

ЧТОБЫ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ НЕ РАЗОЧАРОВ ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-14  3  11  238

Чтобы революционеры не разочаровывались в своих идеалах, их до этого расстреливали, и тем самым спасали если не их тело, то хотя бы их душу...

Тех, кто не пил, записывали во "враги народа", пускай теперь закусывают тюремной баландой, раз по-человечески закусывать не хотят...

Партия, у которой нет конкурентов, подобна уголовной банде, удачно замочившей всех своих конкурентов...

Есть много профессий, но нет такой профессии: быть лучше всех, даже если у тебя в кармане партбилеты всех цветов и оттенков...

Любая идеология, это всегда отбор худших, а куда им ещё податься, как ни в современные инквизиторы, тем более что ещё та, Святая Инквизиция, формально давно уже упразднена?..

Схоластика большевиков без всеобщего насилия и массовых убийств, как и все остальные схоластики, она не прожила бы и дня. Вот почему ей всегда так были важны её Варфоломеевские ночи 37-го и всех остальных семидесяти годов...

Оболванивать можно только болванов, но сначала их надо болванами воспитать. И здесь без идеологов ну никак нельзя, которые через весь этот благостный болван-процесс сами прошли, и теперь готовы для своего народа быть коллективными Сусаниными, благо что вокруг всегда – одни враги...

Хороший идеолог бредит каждый раз по-разному. Но как их теперь столько хороших найти, когда денег даже на плохих и то не хватает?..

Любые Геббельсы, даже самые яркие и талантливые из них, в конечном счёте, тоже могут осточертеть, потому как они - всё равно Геббельсы. А что же тогда обо всех наших замогильно-серых Сусловых говорить?..

Ложь должна быть красива, тем более, если эта ложь – Пропаганда, самая лживая и самая гнусная ложь из всех возможных!..

Цыганский табор, это та же самая партийная организация, где есть свой Генеральный Цыган, и всегда послушный ему и такой же безропотный народ...

Смеяться над своим Вождём, это значит смеяться и над собой тоже: а вдруг тебе тоже когда-то повезёт, и смеяться будут уже над тобой...

Вождь так возлюбил свой народ, что лютой ненавистью возненавидел все другие народы. Но свой народ ему за это морду не набил, хотя и надо бы, ведь теперь воевать со всеми остальными народами приходится ему...

Чем больше тюрем, тем меньше у тебя идейных конкурентов, во всяком случае, вне их стен, которые как губка впитывают в себя каждого, кто хотя бы в самой нереальной перспективе может твоим конкурентом стать...

Когда Партия, это «ум, честь и совесть нашей эпохи», значит партия есть, а всего остального нет, всё в партия ушло и сгинуло там за ненадобностью…

Фото Алексея Кузнецова
 

Мохнатым мужикам нужны и мохнаты ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-12  3  9  237

Ничто так не уродует женщину, как постоянные мысли о своей красоте, потому что тогда все остальные мысли остаются вне её головы, поскольку там уже всё занято...

Резиновая женщина сама просит, чтобы её как можно чаще надували, чего никак не скажешь обо всех этих вечно обиженных натуралках...

Мохнатым мужикам нужны и мохнатые бабы, а где их столько взять, чтобы мохнатые мужики не озверели окончательно?..

Цветы своей жене никогда не дарил, но зато разрешал ей забирать всё то, что оставалось у него от дневной цветочной распродажи...

Честная девушка настолько хорошо сохранилась, что в конце концов стала честной бабушкой, о которой все так и говорили: "Наша честная старая карга!"...

Фото Алексея Кузнецова
 

Пратакол (предшествие)

(Вит)
   2018-11-23  0  4  218
По многочисленным просьбам читателей и писателей, решил написать продолжение, но подумал:
А что если писать не продолжение, а предшествие?
Как мы с Серёгой   оказались на вокзале?
Очень просто. Дело было так.
Звоню по межгороду в гостиницу, где поселился посланный мной три дня назад в командировку небезызвестный Серёга. В те времена мобильников ещё не было, да что там мобильники, в номерах не было телефонов, один на всю гостиницу, у администратора.
Само собой разумеется, сама администраторша на этаж подняться не в состоянии, и приходилось подолгу висеть на трубке, пока кто-либо из постояльцев не проявит сознательность и согласится пригласить к телефону нужного человека, которого, кстати, могло и не оказаться в номере.
Именно это и произошло, когда я уже третий день не мог дозвониться посланному в командировку сотруднику, и в этот раз, провисев на трубке минут пятнадцать услышал, что Серёги в номере не оказалось. Я уже собрался положить трубку, но услышал голос администраторши и повременил:
- А вот он и ваш Серёга, ползёт из-за угла по стенке, - ехидным голосом продекларировала она.
Само собой разумеется, к телефону он подползти был не в состоянии и я решил ехать на место происшествия сам.
Приехал уже к вечеру. И что я увидел:
Серёга, как барин в халате восседает на диване в люксе, а вокруг него в номере суетится разношёрстный народ – цыгане песни поют, девочки полуобнажённые пляшут…
Из аванса, причитающегося поставщику в наличии после изгнания цыган и девочек, я обнаружил лишь мизерную часть, около тысячи рублей, остальные 49 были прогуляны и пропиты им за прошедшие три дня.
Что оставалось делать? Пришлось забрать его. Я вызвал такси, и поехали мы на вокзал…
Что произошло дальше? Читайте «Пратакол»…
 

Критик

(Олег Сибирёв)
 О критике  2018-09-06  3  15  480

Известный литературный критик Виссарион Григорьевич Белинский всегда с удовольствием, вдохновенно и даже с каким-то цинизмом критиковал в периодической прессе новые романы Достоевского.
      А вот произведения Льва Толстого, как ни удивительно, он никогда не критиковал, ибо однажды был приглашён в усадьбу Льва Николаевича и оказался под таким впечатлением от этой встречи с писателем, что потом ещё целых полгода залечивал тяжёлое сотрясение головного мозга и множественные переломы обеих рук.

© Сибирёв О.А.
 

НОЧНОЕ

(Ременюк Валерий)
   2018-11-04  1  9  293
Жила-была в нашем городке одна дама средних лет и среднего же достатка. Но несредней, прямо скажем, общительности. Ее среднего достатка хватало на среднюю жизнь и владение средним, по нынешним меркам, гаджетом – смартфоном одной известной фирмы. Естественно, с интернет-модемом. Звали даму Зинаидой, адресок потом могу черкануть, если кому интересно. Спала она по ночам крепко, но чутко, и это имеет важное значение для нашей истории, в чем мы скоро и убедимся. И были у Зинаиды в немалом количестве близкие и дальние родственники, а также всякие однокашники и старинные друзья детства, рассеянные по городам и весям нашей страны. И в значительной степени – в районе средней и восточной Сибири (ну, так сложилось у нее, чего уж теперь восклицать «Как так вышло?» да «Кто допустил?»). А Зинаида, надо сказать, очень была привязана к своим родным и друзьям, и любила с ними регулярно общаться. У ней для них в ее смартфоне были заведены все мыслимые средства коммуникации: Skype, WhatsApp, Viber, Facebook, ВКонтакте, Одноклассники и даже опальный Telegram. Зинаида настолько ценила общение, что даже вывела на смартфон звуковые уведомления о всех вновь поступающих сообщениях во всех перечисленных сетях.

Обычно по ночам контактеры Зинаиду не тревожили, поскольку все участники переписки были людьми взрослыми, воспитанными, с хорошо развитым чувством такта. Если что глубокой ночью и прилетало Зинаиде, то лишь в экстренных случаях – умер, допустим, кто (не дай бог) или, там, кто-нибудь срочно приезжает, типа, встречайте утром, везу бочку, к примеру, кедровых орехов или полтора центнера, допустим, сала. Да. Но вот однажды, на День народного единства, точнее, в ночь на этот День, видимо, что-то необычайное случилось в атмосфере, а может, и в литосфере заодно, какая-то аномалия вспучилась. И в районе половины третьего слышит чутко спящая Зинаида знакомое «плям-плям» в Вайбере. Что за притча? Одной рукой хватается за телефон, другой - за сердце в предчувствии каких-нибудь трагических известий, разлепляет сонные очи и с волнением читает сообщение: «Дорогая подруга! Поздравляю с Днем всенародного единства! А помнишь, как мы дали ляхам прикурить в этот день в 1613 году под Костромой? ))) Алёна». Зинаида чертыхнулась про себя, добавила в уме пару теплых матюгов в адрес камчатской подруги и ее специфического чувства юмора. И перевернулась на другой бок продолжать прерванный сон. Рядом заворочался и забурчал во сне строгий муж. Он страсть как не любил, когда его ночь-заполночь тревожили по пустякам.

Следующий «трям-пам-пам» прискакал по Вотсапу в три двадцать – это иркутский друг детства Паша ощутил бодрость наступившего там утра и решил разослать всем друзьям веер стихотворных поздравлений: «С праздником, друзья! Будем едины, презрев седины! Не зная броду, не суйся к патриоту! Ваш Павел )))» Особенно взбесили Зинаиду эти трогательные до тошноты скобочки в конце сообщения, символизирующие широкую Пашину улыбку в три подбородка. Намек на патриота Сусанина Зинаида также не оценила и сопроводила сообщение очередными трехэтажными выражениями. Которые, впрочем, так и остались у нее во рту, так как муж на писк мобильника нервно дрыгнул ногой и нечленораздельно замычал во сне.

Уже подозревая, что ночь пошла как-то не так, не по той колее, и что ее сюрпризы еще не кончились, Зинаида, однако, попыталась сделать вид, что всё в порядке. И обеими руками вцепилась в подушку, зарывшись в нее с головой и пытаясь снова уснуть. Как бы не так! В четыре ноль-ноль на трудовую вахту утреннего соловья-поздравителя встал младший брат Зинаиды Роберт, проживающий в Новосибирске. «Бом-бом!» - крякнул Скайп и выдал теплые душевные строки брата: «Дорогая сестричка! Как никогда прежде, чувствую с тобой большое народное единство! С праздничком! Собираюсь к вам на новый год. Роба))).» И снова эти проклятые скобочки трехслойного смеха! «Да что они там, за Уралом, сговорились все, что ли, не дать мне сегодня поспать! Да трах же вас тибидох-тибидох-тибидох, дорогие друзья и братья!» - так можно в очень мягкой манере передать те суровые слова, которые в действительности произнес язык Зинаиды за закрытыми зубами. Муж грозно почмокал губами, но не проснулся.

Следующие полчаса Зинаида не сомкнула глаз, лежа на кровати и судорожно сжимая гаджет в потных ладонях. «Выключить бы его к чертовой бабушке и дело с концом, - думала она. - Но, вдруг, реальное несчастье с кем из наших? А я вне связи… Нет, потерплю». С трудом задремала, даже стала видеть какие-то необременительные легкие сны. Но без четверти пять смартфон снова выдал свое гадкое «тю-тю-тю!». Это ожил опальный Телеграм имени товарища Дурова. Его волны принесли из Тюмени следующий текст : «Зинуля! Ты мне только что приснилась в том виде, как мы с тобой собирались в ЗАГС в 1975 году. Но так и не дошли… Помнишь? Не могу забыть. Я плачу. Вышел на кухню покурить. От слёз погасла сигарета… Извини, ежели не вовремя. Боба». «Боба, да чтоб тебе пусто было с твоими эротическими воспоминаниями и снами! Ты дашь мне поспать хотя бы часок сегодня, а? Тыдыщ, тыдыщ, тыдыщ!» - Зинаида молча матюгнулась уже обессиленно и даже беззлобно. Ее институтский дружок, несложившийся первый муж, никак не сгладил тягостного впечатления от пропавшей ночи. А текущий супруг, наконец, членораздельно рыкнул: «Зинка, вали-ка ты со своим смартфоном в гостиную и там чаться. Коза! Дайте же человеку поспать, сволочи!»

Зинаида встала, на цыпочках вышла в туалетную комнату и там, склонившись над унитазом, длинной тирадой вполголоса выгрузила в его фаянсовое ухо все матерные слова, накопившиеся во рту за ночь. И на Б, и на П, и на Х, и на ЁТМ, и несколько лексических комбинаций с производными перечисленных терминов. И спустила воду. А потом вырубила в смартфоне функцию звуковых уведомлений и ей сразу же сильно полегчало. И вернулась Зинаида на супружеское ложе, притулилась к мужу под теплый бочок, и безмятежно доспала оставшиеся пару часов ночи с тихой счастливой улыбкой на лице.

А унитаз потом, утром, на всякий случай, еще и сполоснула дезинфицирующим гелем – мало ли чего!
 

ЖУЧАРА

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
   2018-11-12  0  12  232
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

ЖУЧАРА

Было зябкое утро прохладного лета. Солнце вставало из-за туч. В очередной раз взглянув на него – красное-прекрасное, я скинул с балкона окурок, запахнул цвета хаки махровый халат и призадумался: «И почему это Солнце встает? У него же нет ног... По идее-то оно должно бы... всплывать. О-о-о! Всплытие – к сути поближе!.. Однако ж... Светило же не водоплавающее, чтобы всплывать... Гм... А воздухоплавание же через дирижабли там иль воздушные шарики как процесс существует? Ага – существует. А Солнце же в воздухе? В воздухе – однозначно. Значит, всплывать ему воздухоплавательно законно и неоспоримо?!.. Опять же... В каком оно воздухе-то(?), если оно вне земной атмосферы. С каких это щей в космосе воздух?! Кто и откуда его туда накачал?!..»
Добредя с солнечными мыслями до спальни, я улегся в кровать параллельно жене. Хотя... Не совсем параллельно, потому как на тот момент супруга конфигурально изображала не прямую, а повернутую ко мне оттопыренной задницей геометрически ломаную кривую.
– Ты-ы-ы, жучара, сломил мой королевский кактус? Да не отпирайся. Кроме тебя некому, – оборвав храп и посопев, сонным голосом предъявила претензию Аллка.
– Заблуждаешься. Васька сломил, – перевел стрелки я на кота, твердо полагая, что ему (на отличку от меня) даже за убийство фанатично обожаемого Аллкой королевского кактуса полная амнистия.
– Васька чего, дура-ак что ли(?!), чтобы кидаться на колючки, – прозвучал контраргумент.
– А кто его знает? Может, и дурак. Чай, у психиатра не проверялся, – пробубнил я, проклиная себя за вчерашнюю блажь поплясать на спор голым в присяду... на своем подоконнике при окне нараспашку... под «Калинку-малинку» на оглушительную громкость!..
Не дожидаясь, когда Аллка окончательно проснется и в полной мере оценит нанесенный ее квартирной флоре ущерб, я поднялся с кряхтением, запахнул халат, на морской узел зафиксировал поясом его полы и уныло побрел по направлению к кухне, маясь поранеными кактусом ягодицами и гениталиями... По пути в халатном кармане нащупался выигрыш с вчерашнего пари – новехонькая пятисотрублевка, полученная от знакомого мне со времен моего сопливого детства некогда капитана рыболовецкого траулера дяди Феди Лаптева – ныне пенсионера, на постоянку торчащего с морским биноклем на балконе соседней с нами двенадцатиэтажки...

– Жу-ук! Жуча-а-ара!! Жуча-а-а-а-ара-а!!! – покажись, не слабже пожарного автомобиля вопила явно несущаяся со мной на сближение Аллка.
– Тише, детей разбудишь, – пролепетал я, роняя на пол намазанный маслицем хлебушек. И тут же до дикой боли сдавило всего – от пят до макушки!.. И, подломившись в коленях, я рухнул навзничь в беспамятство!..

Очнулся кверху пузом на полу посередь кухни. Вокруг сновали Аллка и Машенька с Ванечкой. И никто меня даже и не замечал. Терзаемое ломотой тело было будто натуго втиснуто в какую-то скорлупу, мозг варил еле-еле, а где-то в глубинах подсознания набухало дурно-ое-предурно-о-ое-е(!!!) предчувствие вели-и-ико-ой(!!!) беды-ы!..
Первым обратил на меня внимание кот. Нависнув над моим лицом своей почему-то неимоверно гигантской мордой, Васька принялся, как мне покажись, хищно принюхиваться...
– Мам, гляди! Васька жука нашел! Да какого красивящего! – вытаращилась на нас с котом цветущая от радости Машенька, – Надо б папу позвать!
– Нету папы, – бросив на меня брезгливый взгляд, проворчала Аллка, – Слинял куда-то жучара. Тоже мне биолог-зоолог. Уж разменял четвертый десяток, а в голове всё тараканы. Вышвырну вот, блин, на помойку всех его вяленых жучков-паучков!.. Он мой королевский кактус от корней отломи-ил! А короле-евски-ие-е(!!!) ка-актус-сы без корне-ей не прижива-аю-ются-я! – зарыдала супруга и опрометью выскочила в коридор.
– Жалко, конечно, кактус, – склоняясь надо мной, взгрустнула Машенька.
– Да наплюй ты на этот кактус, – тоже склоняясь, но, в отличие от сестры, с восхищенной физиономией, посоветовал Ванечка, – Ты только погляди, какой кру-упный жуча-ара-а! Экземпля-я-яр-р! Мамой клянусь, такой породы в папиной коллекции нет! А давай его...
На сих словах Васька вдруг так долбанул меня лапой, что я на манер хоккейной шайбы стремительно заскользил по линолеуму, отрикошетив от плинтуса к мебельному гарнитуру, а уж от того под холодильник!.. Вот именно там – в полумраке цоколя низкотемпературного агрегата – я и, страдая от боли, к велича-айшему-у(!!!) у-у-ужасу-у осознал, кто-о я тако-ов!..
Удалив Ваську из кухни, меня пыжились извлечь из-под холодильника мухобойкой и шашлычным шампуром, меня пытались высосать оттуда и пылесосом! Последнее, надо отметить, было для моей легкоранимой психики недюжинно травмоопасно!..
Я метался по кухне во имя спасения: убегал, скользя лапками по линолеуму; пытался расправить крылья и улететь... Но всё тщетно! Уйти от облавы так и не удалось!.. В конце концов я, контуженый на взлете запущенным Иванушкой аллкиным тапком, был пленен!..

Я томился на дне стеклянной банки-поллитровки меж кручинящимися за кухонным столом супругой и тещей.
– Дети вот для него поймали, – кивая на меня, пробормотала Аллка, – Ищут булавку, чтобы наколоть в коллекцию. Хотят сделать к папкиному приходу сюрприз. А он – жуча-а-ара-а! Мо-ой ка-а-акту-ус угро-о-оби-ил! Не-е-екому-у кро-оме него-о-о! Оди-ин ж с Ва-аською бы-ыл до-о-ома-а вчера-а-а! – расхныкалась супруга.
– Сюрприз, говоришь, хотят папочке сделать? – проворчала Марья Петровна, – Сейчас я тебе тако-о-ой сюрпри-и-изище-е(!!!) покажу-у! Соседский Коленька специально для меня только что из Ютуба перекачал! Гляди вот про своего козла-а!
Узрев на дисплее тещиного смартфона высококачественно и крупнопланово заснятого на видео снаружи нашего дома себя, под «Калинку-малинку» залихватски наплясывающего в присядку нагишом на подоконнике рядышком с королевским кактусом, я под аллкин душераздирающий вопль «Козе-е-ел-л!!!» повторно за то бешеное утро выпал из сознания!..

Очнулся стоящим в бурьяне у какого-то ветхого забора. Вздохнул с облегчением; но, опустив взгляд, узрел мохна-атые ножки с копы-ы-ытцами-и!!!
– Кеша-Кеша! Кешка! – донесся из-за забора ласковый старушечий голосок, – Куды ж ты, варнак, запропастился-то?!
– Чует шельмец, что пришла его очередь на шашлычок, вот и спрятался, – рассудил где-то рядом какой-то мужик, – Оне ж – козлы-то – ушлые как человеки.
С диким ужасом осознав, что речь обо мне, я ретиво встал на дыбы, машинально боднул рогами забор и без промедления сорвался с места, со всех четырех ног бешеным галопом поскакав к опушке ближайшего леса!..
 

Изменяет с кем супруг?

(Уралочка🦋)
 Про сон  2018-05-17  3  76  998


Раз во сне кормила кошку*
И подумала, а вдруг -
От любви имею крошки...
Изменяет с кем супруг?
Всё работа да работа,
Врать горазд, такой-сякой:
До седьмого пашет пота,
А налево - ни ногой!
Может с Машенькой - соседкой,
Так она полна забот.
Алкоголик муж, не редкость,
Но Машуню стережёт.
Может статься на работе
Вдруг зазнобушку нашёл.
Хоть сейчас не март, но котик,
В рамках верности не шёлк.
Утром в думах и в тревоге
Поспешила в магазин.
Тут как тут, муж на пороге -
С третьей смены...Семьянин!


* - У Миллера в соннике кошка всегда символизирует неприятности, которые надвигаются на сновидицу.
 

Из показаний Александра Кокорина ...

(Лука Шувалов)
   2018-10-09  3  17  370
Я собрался кофе выпить
Под названием «латте»,
Не могли что ль тихо выйти
Те, которые «не те».

Вон сидит с надутой рожей,
Круассан ко рту поднёс,
На татарина похожий
Или типа китаёз.

Мы с Мамаевым культурно
Объяснили всем кто мы,
А китайцам – чистить урны
У киосков шаурмы.

Тут он начал типа вякать,
«Безобразие! То! Сё!»,
Мы его послали на …
Ой, как вспомню, так трясёт.

А потом тот стул попался,
Опустился на него,
Ничего, мужик поднялся,
Нос расквашен, зуб сломался,
Вот… а больше ничего.

Ну, испортил свой «бриони»,
Наворует, не беда,
А меня Семак погонит
Из Зенита – это да.

Так давай, мужик, мириться,
За имплант я заплачу,
Мне же, дядя, скоро тридцать,
Я ещё играть хочу!
 

САМАЯ ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ

(павел (лукьяненко))
   2018-04-11  2  68  869
Я скажу не по на ро шку
И воспользуюсь моментом-
Проще сдаться в Неотложку
Чем быть Корейским президентом.

Южная Корея и ее руководители:

1. Ли Сынман(1948-1960) – свергнут

2. Юн Босон (1960-1962) – свергнут

3. Пак Чонхи (1962-1979) – убит

4. Чхве Гю Ха (1979 - 1980) – смещен военным переворотом

5. Чон Ду Хван (1981-1988) – приговорен после завершения президентского срока к смертной казни.

6. Ро Дэу (1988-1993) – приговорен после завершения президентского срока к 22 годам тюрьмы.

7. Ким Ёнсам (1993-1998) – Сидел в тюрьме при президенте номер три. Будучи президентом, добился осуждения двух своих предшественников.

8. Ким Дэчжун (1988-2003) – Сидел в тюрьме при президенте номер три, приговорен к смертной казни при президенте номер 5 (позже помилован). Лауреат Нобелевской премии мира.

9. Но Мухён (2003-2008) – Подвергнут импичменту (отменен Конституционным судом). После окончания президентского срока был под следствием по обвинениям в коррупции. Покончил жизнь самоубийством

10. Ли Мёнбак (2008-2013) – после завершения президентского срока арестован и находится под арестом по обвинению в коррупции.

11. Пак Кынхе (2013 -2016) – подвергнута импичменту. Арестована по обвинению в коррупции. 24 года тюрьмы.

12. Мун Джэин – действующий президент. Пока не сидит…
 

ПИФАГОРОВЫ ШТАНЫ

(Ременюк Валерий)
   2018-10-14  1  20  366
Жила-была в нашем городке одна бабушка. Ну, как бабушка? Просто, женщина в летах, хотя и спортивная, молодящаяся. На вид ей, вообще, не давали больше сорока при том, что ей было хорошо под шестьдесят. Но она являлась бабушкой по статусу, имея законного внука Женьку десяти лет. И вот однажды, под новый год, родительница Женьки, дочь нашей бабушки, говорит:
- Мама! А не соблаговолите ли вы на зимних каникулах поехать со мной и Женькой покататься на лыжах в Лапландию? Я тут путевочку прикупила в хорошее место. Съездим, Санта-Клауса за бороду потягаем, оленей северных покормим, да и сами попыхтим на лыжне. Там, говорят, уж такие лыжни шикарные – закачаешься!

А ту и упрашивать не надо – она с детства до лыж просто жадная. Медом ее не корми, дай на лыжах побегать! Так они и поехали, благо, от нашего городка до ихней Лапландии всего-то день пути на хорошей машине. Заселились, значит, в бревенчатый коттеджик, тут же бабу снежную, конечно, слепили во дворе (не пропадать же такой прорве хорошего снега!). И стали жить-поживать, вкушать лапландские прелести: то оленей увидят на лыжне, то белых куропаток в лесу, то северное сияние в звездной ночи! Ну, и на лыжах катались каждый день – будь здоров! Попутно бабушка занималась с внучком математикой, так как тот малость отставал, особенно в геометрии. А у бабушки еще с детских лет оставались в голове кое-какие знания как у выпускницы физматшколы и масса энергии, недоизрасходованной на лыжне. И дернул черт бабушку заняться с Женькой разбором доказательства теоремы Пифагора (ну, той самой, в которой пифагоровы штаны в обе стороны равны).

Начертила она прямоугольный треугольник, пририсовала к гипотенузе и катетам по квадрату, и стала мучительно вспоминать, на чем основывается доказательство? Как доказать, что чертов квадрат гипотенузы равен сумме проклятых квадратов катетов? Долго вспоминала. Внучок уже успел раз двадцать с горки съехать и в компанию к снежной бабе снежного деда слепить, снежную внучку и снежную Жучку, и принялся за снежную кошку. А бабушка все никак не уговорит коварные пифагоровы штаны доказаться! Просто вот напрочь из памяти отшибло у бабушки, с чего начинать. Конечно, перед внуком терять авторитет – последнее дело! А Интернет в их долине, как назло, не работал, - бабушка хотела загуглить доказательство, да не тут-то было! И решилась она тогда на отчаянный шаг. Надела лыжи и рванула на лыжню в поисках просветления. Авось, морозный воздух Лапландии не подведет!

На восьмом километре лыжной трассы, что огибала большое озеро, встретила бабушка то, что искала. Точнее, того, кто ей был нужен. Навстречу шел мужчина с академической бородкой, в шапочке-петушке и штормовке советского туриста-семидесятника. Родной типаж, короче. И бабушка положила на него глаз, в смысле, возложила надежду на свое спасение. Как только они сблизились на встречных курсах, бабушка и говорит максимально ласковым голоском:
- Здравствуйте, мил человек!
- Здравствуйте! – не менее вежливо отвечает семидесятник на чистом русском.
- Извините, - говорит бабушка, - у меня к вам очень важный вопрос!
- Да, пожалуйста! – галантно отвечает тот и останавливается на лыжне.
- Я вижу, вы хорошо учились в школе и институте, и мне кажется, даже знаете, чем бемоль отличается от диеза!
- Да, - удивился бородатый, - вы абсолютно правы! Я даже помню еще, чем Мендель отличается от Генделя!
- Тогда не подскажете ли, на чем основано доказательство теоремы Пифагора? Мы с внуком занимаемся тут, и что-то я подзабыла…
- На подобии треугольников! – ответил эрудит в штормовке, ничуть не задумываясь.
- О, спасибо большое! Вы буквально спасли мою пошатнувшуюся репутацию! Хорошего вам дня, - обрадовалась бабушка. – До свидания!

И побежала дальше, нести свет знаний своему внуку. А мужчина долго еще стоял, удивленно глядя ей вслед, теребил бородку. И, наконец, задумчиво произнес:
- Как непредсказуема жизнь! Никогда бы не поверил, что надо приехать за тыщу верст в Лапландию, чтобы на лыжне, в глухом зимнем лесу русская бабушка у меня спросила про доказательство теоремы Пифагора! Это как же понимать? Что это, вообще, было?
Так в недоумении и пошел дальше.

А бабушка с Женькой очень хорошо разобрали про пифагоровы штаны и по возвращении домой, после каникул, на ближайшей контрольной по геометрии внучок получил полновесную пятерку.

Вот какие удивительные бабушки водятся в нашем городке! И какие славные семидесятники в Лапландии!
 

Что такое мир уголовников, как н ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-10  0  5  221

Взрослая уголовная мразь вырастает из маленьких зверёнышей, которым власть и народ с младых когтей внушают, что их шерсть - самая лучшая и самая правильная, и уже поэтому им можно всё!..

Бороться с преступниками должны только строго определённые товарищи. А все остальные товарищи не должны нам в этом святом деле не мешать, а иначе мы их всех посадим, тем более, сообща...

Что такое мир уголовников, как не мир зверья? Так что или Создатель был халтурщиком, или Дарвин всё-таки оказался прав...

Пока ты по дурости кого-то не убил, а всего лишь покалечил, ты ещё не преступник. А на нет у нас, как известно, и суда нет, зато всё остальное есть, и прежде всего, замечательные успехи по борьбе с преступностью...

У уголовников-родителей и дети тоже должны стать уголовниками, а иначе кому предки-уркаганы передадут по наследству своё всё самое святое, что у них есть: свои отмычки, волыны и ножи?..

Фото Алексея Кузнецова
 

Умные фильмы, это фильмы для умн ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-05  0  6  201

Кино отличается от некино прежде всего своими фильмами, а всё остальное не в счёт, иначе говоря, уходит в киноотходы...

Когда в городе появился кинотеатр некоммерческих фильмов под названием «Глоток Свободы», люди сначала не поверили своим глазам, потом, своим ушам, пока впервые не пошли на его сеансы. А потом со страхом и восторгом стали ходить ещё и ещё, пока эти кинотеатр не сожгли, а самого его хозяина защитники народной духовности не закопали живьём, чтобы тот впредь не выпендривался и крутил только то, что нужно здоровому народному большинству…

Умные фильмы, это фильмы для умного зрителя, а скажите честно, какой дурак такие фильмы будет снимать, а другие, показывать?..

Хорошие фильмы должны давать много денег, чтобы на них можно было снять хотя бы один плохой фильм, уже не для денег, а просто как чисто художественное кино...

"Правильные фильмы", это всегда были лживые фильмы, сколько бы газета "Правда" ни писала, что именно эти фильмы, правда в кино и есть...

Фото Алексея Кузнецова
 

По пузу себя, по пузу!

(Ицхак Скородинский)
   2018-11-07  0  2  240
Сколько сейчас развелось рецептов в Инете о том, как навеки, навсегда успокоиться, если и вдруг на тебя обрушилась такая пря, как паническая атака.
И я тоже хочу затесаться со своего дивана...

Итак, чтобы тебе, мой любезный читатель стало всё по барабану...
А всего-то и нужно, утром, на изголодавшийся желудок свой, лечь на спину и расслабиться, вспоминая, как сладок был салат оливье под водочку на Новый Год!
А потом бей, бей, бей, не жалея себя, нет, не по барабану, а по пузу, по пузу правым кулаком.
И пыхти, пыхти, пыхти себе...
Потихоньку.

Может и поможет.
 

ФИАСКО КРИКУНОВОЙ

(Ременюк Валерий)
   2018-09-23  1  20  389
Странное у нее было ФИО: Крикунова Сильва Сильвестровна. Как будто родители решили изначально запрограммировать свое чадо на уникальность и неповторимость. А может, были большими любителями оперетты, кто их теперь разберет, по прошествии лет пятидесяти с гаком. А именно на такой возраст тянула эта незаурядная женщина при ближайшем рассмотрении. При отдаленном рассмотрении ей можно было дать и сорок пять, и даже сорок - когда хорошо высыпалась. Незаурядность Крикуновой определялась, кроме вычурного ФИО, еще и тем, что работала она завучем школы №5 нашего городка и имела среди учеников репутацию истинного монстра. Достаточно сказать, что фамилия, хотя и была говорящей, но и в малейшей мере не отражала реальных талантов Крикуновой: когда та принималась кого-то из учеников распекать или же требовала тишины, входя в расшалившийся класс, от силы ее голоса звенели стекла в шкафах и осыпалась побелка со стен и потолка. А однажды в кабинете химии от ее криков даже грохнулся с гвоздя портрет Дмитрия Иваныча Менделеева. С этого, собственно, и начинается наша история.

Портрет упал не абы как, а в точности на худенькую Асю Жукову, симпатию Костика Косолапова. Слава богу, упал плашмя, а не острым углом металлической рамки, но зато комично наделся Аське на голову, прорвав тонкий картон портретного полотна. Та сперва окаменела от ужаса, выпучив прекрасные голубые глаза, мгновенно наполнившиеся слезами обиды и отчаянья. А потом беспомощно оглянулась на сидевшего рядом Костика, как бы ища его защиты. Класс грохнул от смеха, но это только пуще раззадорило Сильву и она выдала такой децибел, что волны классного веселья просто размазало встречным цунами по стенкам помещения:
- А-ну, тихо мне, весельчаки нашлись! Как бы сейчас кому-то плакать не пришлось!

И тут в наступившей звенящей тишине во весь свой великанский рост (полтора метра с тюбетейкой) поднялся со стула Костик Косолапов. Он бережно снял портрет химического гения с головы очаровательной Аси, деликатно и любовно удалил двумя пальцами с ее золотистых волос какие-то остаточные пылинки, затем обернулся к завучу и четко, весомо, решительно произнес тонким ломающимся голоском:
- Да что вы себе позволяете, Сильва Сильвестровна! Вы чего тут разорались, как с гвоздя сорвамши? Да мы на вас сейчас жалобу в РОНО накатаем! Коллективную! И в суд – за нанесение телесных увечий Асе Жуковой!

- Ка… каких еще увечий? Что ты несешь, Косолапов? – слегка опешившая Сильва подскочила к Аське и самолично произвела досмотр ее внешности. – Никаких увечий здесь нет и нечего клеветать! А во-вторых, что это за лексикон? Ты как с завучем разговариваешь?
Сильва быстро пришла в себя и от ее голоса снова тихонько звякнуло стекло в шкафу с реактивами. А завуч, развивая инициативу, обратилась уже ко всему классу:
- Вас школа чему учит? Уважению, прилежанию и гражданской ответственности! А вы, малолетки, мало того, что учителям хамите, так еще и на митинги несанкционированные шляетесь!

Действительно, три дня назад в нашем городке состоялся небольшой митинг по общероссийской повестке «За честные выборы!». И несколько старшеклассников, ради вящего интереса, примкнули к митингующей массе, повисели на фонарных столбах и столетних липах, окружающих ЦПКО. Засветились, так сказать, в местных теленовостях. А заодно и в протоколах полиции. И теперь волна последствий, похоже, стала докатываться до школ. С неизбежными оргвыводами дисциплинарного характера. Собственно, по этому поводу Сильва и заявилась к нам на урок химии.

- Петухов, Куяльников, Шамаханова, - встать! А ты, Косолапов, пока сядь. С тобой мы потом отдельно побеседуем.
Костик сел обратно на стул, а трое названных активистов гражданского неповиновения нехотя поднялись из-за столов.
- Красавцы, нечего сказать! – ядовито проскрипела Сильва. – Выйти всем к доске, пусть на вас весь класс полюбуется!
Герои сопротивления под восхищенными взглядами одноклассников выстроились перед доской.
- Ну что, решили встать на учет не просто в детской комнате полиции, а в центре «Э»? Как начинающие экстремисты?
Троица хмуро и молча взирала на Сильву исподлобья.
- Ладно бы, парни, у этих всегда шило в одном месте. Так еще и ты, Шамаханова, туда же! Девушка, будущая мать! Как ты-то могла пойти на такое?
- А при чем здесь «будущая мать»? – вдруг усмехнулась Венера Шамаханова и с вызовом задрала подбородок. - Чтоб стать матерью, другим занимаются, Сильва Сильвестровна, а не митингами, пора вам это знать!

Тут надобно пояснить, что Сильва была дамой незамужней и бездетной, так уж сложилась непростая учительская жизнь, и едкое замечание Венеры ее просто взбеленило. Она приняла его на свой счет как разнузданную и хамскую шпильку, и вспыхнула малиновым огнем:
- Ах ты дря… гм, паскудница! – прошипела Сильва, выпучив водянистые глаза за ледяными стеклами очков и даже притопнула каблуком. – Ты жизнь закончишь под забором, а то и в каком-нибудь притоне! В тюряге загнешься!

- А по-моему, Сильва Сильвестровна, - Пашка Куяльников сделал шаг вперед и как бы заслонил Венеру от волны учительской ненависти, - мы сделали именно то, чему вы и все учителя школы нас постоянно учите, - мы проявили свою гражданскую сознательность. Мы хотим, чтобы в стране выбирали тех, кто этого достоин, а не тех, чьи кандидатуры спустило сверху начальство!
- Куяльников! – задохнулась от гнева Сильва. – Так это ты всех взбаламутил, сагитировал на этот… этот… позорный и несанкционированный демарш?

- Зачинщиков ищете? – тут подал голос и тихоня Витька Петухов. – Напрасно, Сильва Сильвестровна. Вам о другом пора беспокоиться…
- Что? Ты о чем это, Петухов? – Сильва опешила не на шутку от такого коллективного афронта.
- Да вот об этом! – Витька извлек из кармана мобильный телефон и нажал пару кнопок. – Вот, это мы нашли вчера в Ютюбе. Это фрагмент видеозаписи с избирательного участка, где на последних выборах губернатора вы были председателем участковой комиссии, Сильва Сильвестровна.

Сильва побледнела и оперлась рукой о передний стол. А Витька поправил очки на носу и продолжал тихим, но безжалостным, как у прокурора, голосом:
- И вот тут очень хорошо видно, как вы и ваши помощницы вбрасываете пачки бюллетеней в урны для голосования, пока наблюдатели обедают. Тут и дата, и время есть, - видите? А это ведь тянет на уголовку, до пяти лет, уважаемая Сильва Сильвестровна! Так что, кто и где свою жизнь закончит, знаете, это еще бабка надвое…

Но Витька не успел завершить фразу – Сильва бешено крутанулась на каблуках и сделала пару широких шагов на выход из класса.
- Погодите, Сильва Сильвестровна! – вдруг послышался голос Костика Косолапова. Он подскочил к завучу, держа в руках продырявленный портрет Менделеева. Та испуганно отшатнулась, решив, что Костик сейчас нахлобучит портрет ей на голову.
- Вот, возьмите это! – Костик протянул портрет Сильве. – На память! Он тоже был хороший химик!

Гром общего гогота вышвырнул Сильву из класса. Больше в этой школе ее никто не видел.
 

ХИРУРГИЧЕСКИЙ ЭТЮД

(Ременюк Валерий)
   2018-10-16  2  17  337
Да, что скрывать: есть, есть еще в нашем городке явления, которые бросают густую тень на преимущественно светлые пятна. Одним из таких явлений был Архип Рукосуев, мелкий, тщедушный прохвост средних лет, торговавший всякими фиктивными документами. Трудовыми книжками, иммиграционными карточками, медицинскими бюллетенями, дипломами о среднем и высшем образовании, и проч. Хотя сам образование имел, главным образом, неполное тюремно-приходское. В смысле, каждый очередной приход в тюрьму или на зону давал Архипу богатый жизненный опыт, которым тот, впрочем, пользовался своеобразно. То есть, никаких выводов не делал. Не в коня корм, что называется. А неполное в том понимании, что Архип, откинувшись после очередной ходки, чувствовал неполное удовлетворение от обретенной свободы. Бо’льшая часть жизни, проведенная в неволе, в представлении Архипа имела больше плюсов, чем воля. Там были стабильность, четкое место в криминальной иерархии, закадычные дружки и подельники, гарантированная хавка и прочие мелкие радости бытия. А главное, там присутствовала ясность, как жить в ближайшие несколько лет, если уметь себя правильно вести. Он умел. На свободе же всё было намного неопределеннее, сложнее и это беспокоило, пугало нашего героя. И подспудно толкало на новые подвиги, приближавшие очередной визит на зону.

В тот солнечный весенний день стоял Архип в подземном переходе на одной из своих обычных точек, неся нелегкую трудовую вахту. Для блезира торговал рекламными газетами, а для пропитания – изделиями подпольного прикладного искусства. Фальшивые документы были изваяны им, действительно, искусно. Комар носа не подточит! Сегодня уже удалось толкнуть три иммиграционные карточки, пару листков временной нетрудоспособности и один бланк загранпаспорта. Этого было вполне достаточно, чтобы на вырученные средства пригласить в ресторан свежую подругу Раиску Затуманову, кассиршу из соседней к переходу бани. А там, чем черт не шутит, может, удастся хмельную Раиску раскрутить к ночи и на большее…

Архип уж было собрался сворачивать свой трудовой день, как к нему подкатился краснощекий господин в пиджачной паре и шляпе. И сразу заговорщицким шепотом завел разговор о деле. Ему край нужен был медицинский диплом. Да не абы какой, а диплом выпускника Первого медицинского института Питера. Причем, по специальности «хирургия». Такой вот каприз у клиента. Ну что ж, дело для Архипа знакомое. Он принял заказ на срок в три дня, на чем они с краснощеким и расстались. Вечер и ночь с Раиской удались на славу. И диплом Первого меда получился у Архипа на загляденье. Клиент рассчитался щедро.

Время, как известно большинству граждан, быстротечно. А меньшинство догадывается еще и о том, что оно необратимо. В чем Архип и смог лично убедиться через восемь лет, после двух очередных ходок на зону. Случилось так, что прихватил нашего героя недуг. Последнее время в правом боку кололо-покалывало, но как-то удавалось перетерпеть, залить боль градусами. А тут чувствует Архип – край. И сдался-таки эскулапам. Доставили бедолагу неотложкой в местную больничку. И вот, открывает Архип глаза на каталке по пути на операционный стол и видит… слегка оплывшую, но все еще краснощекую физиономию того самого господина, купившего у него диплом Первого меда. И понимает, что это и есть хирург, который будет сейчас его пластать вширь и вкось в поисках воспаленного аппендикса. И захотел Архип открутить время на восемь лет назад, отказать краснощекому в изготовлении диплома, чтоб не видеть сейчас свою смерть в его жизнерадостном облике. Да время, как мы выяснили выше, необратимо. И зажглись над Архипом безжалостные хирургические лампы, и хлынуло в вену забытье наркоза…

С перитонитом и общим сепсисом, развившимися как осложнение после операции, организм Архипа мужественно боролся целую неделю. Сердобольная Раиска носила в больничку мандарины, но, правду сказать, Архипу было уже не до них. И даже не до Раиски. Отошел наш герой в пять утра на Покрова сорока шести лет от роду. Оставил по себе внушительный ряд псевдоспециалистов в разных областях жизнедеятельности человека да богатый арсенал средств производства официальной документации в военно-полевых условиях. Этот инструментарий Раиска сбыла заинтересованным людям за хорошую цену. А на вырученные деньги похоронила Архипа на местном кладбище с почестями. Еще и на памятник осталось. А приобретшие Архипов арсенал коллеги над разверстой могилой сказали:
- Спи спокойно, дорогой товарищ! Ты от нас ушел. Ушел так скоропостижно и предательски рано! Но дело твое будет жить вечно! Клянемся!
 

Аблурахманчик ты наш любимый

(Ицхак Скородинский)
   2018-10-29  2  4  286
А ведь это ты был , точно что ты...
Когдатошний, милый такой старичок.
Хоттабыч.
Ибн Хоттаб ты наш, вездесущий.
Сам видел твою бороду на трибунах во время игр Росии с остальным миром на ЧМ. Так что, никакие это были не чудеса Черчесова, а..
Волосок из бороды вырвал, дунул, плюнул, и...
Гол!!!
Вся страна на бровях, и...
Оле, оле, оле!
Только, в какую бутылку ты испарился, когда наши били пенальти в четверть финале,а...
Может, это был односолодовый виски...
Или армянский Двин...
Да, неужели, палёная водка?!
Эх, Хаттаб, Хаттаб, как же тебя навеки навсегда изуродовала жизнь в девяностые...
И не только тебя, не только.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер