ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 35

ХОХМОДРОМ
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 35  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Производственная драма справедли ...

(Зиночка Скромневич)
  2  Про девушек  2005-08-12  2  1754

Ну сколько можно влачить, я вас спрашиваю! Сколько можно подвергать свои нежные тела беспредельной капиталистической эксплуатации в мире чистого гана?! Тело дается человеку один раз, и продать его нужно так, чтобы не было мучительно больно и стыдно, - где-то я это читала, век воли не видать.

Так вот, села я за ерунду – так, мелочь. Как-то по утрянке очередной муженек – путаюсь, какой по счету – полез на меня спьяну с ревнивой подозрительностью и оскорбительно неподмытыми намерениями. А я сладостно почивала после преферанса с коньяком, где обула на могучую зеленую кучку суровое лицо закавказской национальности. Горный сокол отполз с утренним паровозом на восемь взяток при мизере. Ну, я утешила, как могла, даже два раза.

Так вот, нетрезвый муженек, царство небесное этому ублюдку, вернулся из казино внеурочно, с первыми горластыми петухами, и узрел на белоснежных простынях следы курчавого кавказского колорита. Пасть он разинул по-петушиному крикливо, ремень зачем-то из портков стал вытягивать. Нашел девочку!

А канделябр мерцал прокопченной бронзой в изголовье. Пока не соприкоснулся плотно с темечком ныне покойного супруга. Дали пять лет за неумышленное, изверги в мантиях. Купила старого еврея-адвоката, по апелляции скостили до двух за превышение самообороны. Смазали кого надо, и меня по этапу, исправляться на «химию» - лифтостроительный завод имени Клары Лихтенштейн. Учоччыцей.

Там я и познакомилась с товарками по несчастью Ренатой Туточкиной и Сюзанной Писюк. Девки тоже сидели за справедливость – безутешные гордые вдовы. Спаянные общим горем, мы сошлись и застряли, как поломанные дрезины в загашнике депо.

Ренатка была веснушчатой и местами рыжей пампушкой, но работала под жгучую брюнетку, ежемесячно подкрашивая басмой жидкие завитушки страсти. Огонь она метала пуговичными глазками прицельно. Пользовалась неизгладимым успехом у младшего технического персонала, неквалифицированных рабочих и пожарника дяди Васи. Ее одутловатое лицо вечно вчерашней ватрушки светилось расчетливостью и возрастными комплексами. При всех женских выпуклостях Ренатка была плосколица и безгуба. Тончайшая перламутровая окантовка на входе в ротовое отверстие не в счет. Клиенты обычно жаловались на по-восточному вялый жом при минете. Но Ренатка брала свое иссиня-багряным клитором, который в лучшие годы смахивал на веер испанской доньи. Ее клиторальный оргазм начинался уже при виде расстегнутой ширинки клиента, а мощным козьим голосом она поднимала самых мертвых.

Сюзанка, любимая подруга, обладала кулачковой жопкой гимнастки и ногами супер-пупер-модели, но к ее сожалению, ноги росли не от шеи, а из огромного живота в синей майке с надписью «пиво Дизель». Немытые черноземные прядки темнели сквозь пергидролевые локоны. Сюзи уважала пунцовую помаду и халявный алкоголь. Залогом профессионального успеха был страдательный залог ее вечно кислой физиономии. Если не удавалось придавить клиента массой, то она давила на жалость, в момент оргазма пускаясь в слезы и рассказывая душещипательные страшилки из алкогольно-люмпенского детства. Она всегда страдала, причем энергично. Страдала от хронической недостании (Nedoebitus vulgaris по-латыни, кажется).

Как-то раз туманным майским утром, когда нежным цветом окрасилось все, кроме проклятого завода, сели мы завтракать на мертвом конвейере. Ренатка мастерицей была железяку куда надо сунуть, чтоб адская машина застыла, как издохший паровоз - она твердо знала, что трудящиеся имеют право на отдых. Сюзанка с вечера подмахнула в раздевалке наладчику, и на завтрак у нас была поллитра технического, ну который уздечку расплавляет.

- Достал меня, девки, инструктор по безопасности, - ссуропила свои выцветшие недощипанные Сюзи, разливая утренний нектар. – Я что, шваль ему подзаборная, за титьки хватать на людях в буфете и лапой грязной под юбкой шарить?!

- Что, опять этот замасленный тюфяк Быдлюк?! – говно в груди вскипело моментально.

Аж яблоком поперхнулась (все знают: в гневе я страшна). Все мы за тяжелые годы лифтостроения испытали рвотные позывы от мацаний этого жирного урода.

- Ахтунг, девки, это использование служебного положения! С этим халявщиком пора кончать, - решительно заявила Рената, разливая остатки и привычно занюхивая ветошью.

Рени сидела на зверской диете и потому не закусывала. Глаза ее налились ненавистью к эксплуататорам, и она первой предложила окончательное решение инструкторского вопроса. Женсовет постановил, что Сюзанна намекнет хмырю на плотское удовольствие после смены прямо в цеху, а Ренатка возьмет в долг у наладчика емкость. Ну а клофелин у меня всегда с собой, сами понимаете, ну там… давление в мозжечке…

Весь рабочий день Сюзи вертела жопой и завлекательно улыбалась инструктору Быдлюку. К концу смены Рената привезла тележку с опилками, под которыми была зарыта полная трехлитровая банка.

Праздник души решили устроить у Сюзанки в цеху готовой продукции - она там в ОТК работала (а вы думаете, откуда такое повышенное качество отечественных лифтов?).

Быдлюк хоть и был гастролером-гастарбайтером и трусливым импотентом, но по заводу ходил гоголем и с перманентно оттопыренным указательным. После того, как он уронил по пьяни лифт с забойщиками на шахте имени Засядько, хохол срочно изменил горилке с салом, эмигрировал «до проклятых москалей» и устроился инструктором на лифтостроительный. Любил подлец паленую и щупать телок, болел за «Шахтер». Ну не козел, а?

Ренатка предложила наказать паскудника генитально. Сюзанка солидарно поддержала товарку и завопила «Оторвать!» – сурово, я считаю - природа-матушка и так обидела в размерах. Хоть за «оторвать» и нет статьи, однако ж за тяжкие телесные срок накидывать не хотелось. Тогда Сюзи предложила: орально. Я возразила, потому что и так слеза наворачивалась при виде двух сиротливо торчавших клыков и заячьей губы. Приняли мое милосердное предложение: наказать анально, но образцово-показательно.

Уселись мы на упаковочных досках в цехе готовой продукции. Микроскопический шматок сала, принесенный жадным Быдлюком на закуску, тут же был съеден вечно голодной Сюзанкой. Косел инструктор быстро. Чтоб головка не болела с похмелья, я угостила клофелином. Принял добровольно, как праздник со слезами на глазах. Когда его рука уже не держала граненый, а изо рта пошли первые пузыри, я вытянула из его нагрудного кармана книжечку с инструкцией по технике безопасности и свернула увесистой трубочкой.

Потом мы распаковали готовый грузовой лифт, вместе затащили в него борова и поставили раком. Ренатка вырезала маникюрными ножницами отверстие в портках и трусах, а я бережно вставила инструкцию в надлежащее место. Быдлюк перестал пускать пузыри, и мятая морда его сморщилась в благостной улыбке. Упаковку восстановили, как было. Вот она, готовая продукция!

- А не задохнется? – спросила жалостливая Ренатка.

- Да пока электрообудование не смонтировали, там отверстие есть, не сдохнет, - компетентно констатировала отомщенная Сюзанна и с размаху поставила на фасадную панель штемпель ОТК.

А Рената написала на упаковке губной помадой «Спецзаказ для шахты им. Засядько».
Потом присели снова, разлили. И я родила тост:

- Уважаемые девки! Вот из таких маленьких трудовых побед над эксплуататорами и куется наша общая пролетарская Победа! Победа хрупких скромных тружениц в беспощадной борьбе за эмансипацию. Так выпьем же за женскую дружбу, товарки! Пролетарки всех стран, соединяйтесь, или век воли не видать!
 

Сорок восьмая сессия Обинского о ...

(Олаф Сукинсон)
  26  Смешные истории  2008-03-11  2  1403
14 марта 2008 года состоится сорок восьмая сессия Обинского областного законодательного собрания. В проект повестки включены следующие основные вопросы:

      Слушания

• Слушания по приведению в соответствие с федеральным законодательством областного закона «Сохранения энергии».

• Слушания по приведении в соответствие с федеральным законодательством областного закона «Ома».

• Слушания патриотичных рингтонов на мобильных телефонах депутатов.

• Второе чтение «Муму».

      Проекты законов

• «О порядке решения вопросов получения согласия депутатов областного законодательного собрания на предоставление информации о порядке решения вопросов получения согласия депутатов областного законодательного собрания на предоставление информации».

• «О порядке отчуждения в семье».

• «О порядке пользования недрами в целях разработки месторождений земляных червей, мотылей и опарышей в целях повышения уровня улова в целях повышения потребления белкового продукта населением в целях повышения фосфора в организмах населения».

• «О регулировании отдельных отношений в области оборота половых ресурсов Обинской области».

• «О полномочиях органов государственной власти в сфере, пирамиде и октаэдре».

• «Об утверждении областной целевой программы «Обеспечение, обеспочивание, обесребревание и обезноживание в целях получения информации у подозреваемого населения».

• «О бабах и пиве».

• «О минимальном размере пениса труда».

      Проекты постановлений

• «Об уполномоченном по поддельным правам человека в Обинской области».

• «Об установлении предельных нормативных размеров оплаты труда депутатов, членов их семей, знакомых, хороших знакомых, однополчан, сокамерников и друзей с Одноклассники.ру».

• «О максимальном размере пениса в целях защиты прав потре***елей»

• «О чем-то хорошем и добром».

• «О комплексе мер по искоренению топором и лопатой».

• «О том, как мужик двух генералов прокормил».

• «О промышленном кукарекании».

• «О недопущении использования и неблагозвучие одного инициала в имени автора при публикации произведений И.А.Бунина».
 

Бесноватая пипка

(Old Hamster)
  36  Про Украину  2012-11-13  1  2158

Эпоха детства, сердцу милая,
Где был затейливым когда-то я!..
Мне в книге адресной фамилия
Попалась "Пипко-Бисноватая".

Я позвонил туда без повода,
Не помню уж, какого лешего.
На том конце витого провода
Мужчина мне ответил вежливо:

"У нас фамилия, считается,
Идёт с времён казачьей Хортицы -
Не ПИпко, а ПипкО читается,
Не "Бес", а "Бис" в ней произносится!

Не первый Вы, кто Эмме Марковне
Желает предложить потенцию.
Её не будет долго в Харькове -
В Париж летит на конференцию".

"А что в Париже этом надо им?" -
Спросил я нарочито весело.
- "Собрались пипки бесноватые!"
И трубку в этот миг повесил он.
 

НИ ФИГА СЕБЕ

(Майя Ласковая)
  21    2013-05-08  1  1030

      (миниатюра из цикла "Антология скрытых вещей")

      Жила на свете некая особа по имени Фига Ро. За день она умудрялась успевать столько, что другим и не снилось, а также оставить свой незабываемый след в стольких местах, что ей мог бы позавидовать любой пропеллер. При этом она всегда пребывала в приподнятом настроении и была вполне самодостаточной Фигой. Жила весело, вольготно. Камня за пазухой не носила. Да и зачем он ей нужен камень-то? Она тут же, без промедления раздавала направо и налево всё, чем была богата – фигуру а ля «накось выкуси» всевозможных конструкций (в зависимости от личных качеств получателя). Иногда, приберегаемая для исключительных случаев, (когда прямая конфронтация успеха не имела), она перемещалась в карман и ждала своего звёздного часа.
Имела Фига большой и неоспоримый успех.
- Офигенно! – льстиво рукоплескали ей сидя и стоя потенциальные получатели бессмертной фигуры из 3-х пальцев, в надежде на то, что всё-таки не в этот раз...
Фига любила себя показать и находила это занятие забавным и увлекательным. Холила себя, изучала новые модели и конструкции, стараясь не уронить «марку» и не позволить никому себя переплюнуть. А если такое (не дай бог!) случалось, относилась ревностно к самозванцу и тут же пыталась заткнуть за пояс наглого конкурента.
Из последних сил она выделывала некое новое па-дэ-фиг, обходясь (для большего эффекта) только двумя пальцами, не оставляя конкуренту никакого шанса! Однако предпочитала всё же проверенный классический вариант из известных 3-х. Во-первых это надёжно, а во-вторых – беспроигрышно.
Её любимая и единственная песенка настигала всех, кто попадался на пути и она с удовольствием её напевала:
      Фига вам тут, фига вам там,
      Фига вам тут, фига вам там...
И заканчивала своё сольное жизнеутверждающее выступление кодой:
      Фи-и-и-га вам!
Была она легка на подъём, вернее на показ. Да и характер был у Фиги лёгкий, весёлый, но при этом взбалмошно-эгоистический, поскольку она была безнадёжной пофигисткой.
Так вот и жила она припеваючи до тех пор, пока не встретила ЕГО...

Он стоял перед ней такой представительный, с гордо поднятой головой – красавец Кукиш.
- Какой офигенный! – пронеслось в голове у бедной Фиги. От неожиданной встречи перехватило дыхание... Она хотела показать себя во всей красе, но от смущения ничего не получалось. Выглядела Фига, в лучшем случае, как последняя деревенская Дуля.
- Ни фига себе, подумала пришедшая в себя Фига, самолюбие которой было задето. И решила срочно взять реванш. Она возникла пред его «ясны очи», кокетливо выгнув большой палец максимально вверх так, что он обнял снизу указательный и победоносно ждала восхищённого взгляда и одобрительного кивка Кукиша. Но тот равнодушно отвёл взор, неприлично выпрямив средний палец, всем своим видом как бы говоря:
- Фиг с два проведёшь меня. Я воробей стреляный.
Фига побагровела от возмущения и обиды...
- Ну и фиг с тобой – подумала она, свернув ему на прощанье виртуальную фигу в кармане и пошла туда, где её хорошо знали и принимали, и где она чувствовала себя как рыба в пруду. А всё потому, что ссориться с Фигой может позволить себе только Кукиш, а простым смертным «низзя».
 

Грязнилище и в ад…

(Ицхак Скородинский)
  2  Ад  2008-05-29  1  1017
Моя виртуальная жизнь – это лабиринт, выход из которого я стараюсь обходить, как только могу. Тут и «не пить, не курить, по-английски говорить» и многое, многое другое. Потому что и я, и Вы, мой просвещённый читатель, все МЫ – отчетливо осознаём, что нас ожидает на выходе.
Грязнилище и в ад…
 

ПО ЗАКОНУ БОЖИЮ...

(Олег ЛИЕВИЧ)
  14    2021-02-18  2  106
Сначала прочтите, пожалуйста, это::
Жми сюда

    Бог, он же Абсолют, он же Универсум, он же Вселенская Воля, он же Мировой Дух пребывал в хорошем расположении Духа.
    Все, Всегда и Везде происходило или не происходило, или вообще буксовало строго в соответствии с Божественным Планом, разработанным и воплощенным Верховным Заказчиком, Единым Зодчим и Генеральным Подрядчиком в Триедином Лице.
    Галактики с заданной скоростью неслись в космосе навстречу своей Богоугодной Погибели.
    Звезды возникали и эволюционировали, тщеславные и амбициозные обзаводились личными свитами в виде планетных систем и угасали. Оптимистки превращались в цветных карликов или гигантов. Завистливые лопались от зависти – взрывались, а жадные и пессимистичные превращались в черные дыры. В их прожорливые и ненасытные орбиты сколько чего не кинь – все сожрут и не поперхнутся!
    Некоторые планеты пытались сдуру культивировать разумную жизнь, робко начиная с какой-нибудь «козявки примитивус» и нагло прогрессируя в «хомо придупкуса», чтобы спустя несколько миллиардов местных лет было кому планету-мать укокошить , как только местный «венец творения» научится держать дурную голову или умное оружие (неизвестно, что раньше).
    Так – быстро ли, медленно ли – угасали звезды большие и малые, со свитами и без, известные и не очень, молодые и старые, в Центре Мироздания и на его задворках!
    И никаких тебе ни аплодисментов, ни улюлюканья…
    Пыль космоса – песок для будущих «замесов».
    Ради этого будущего без будущего где-то в отдельных планетных впадинах, ямах и ложбинах булькал первичный химический бульон, формирующий будущие благородные аминокислоты из нынешней разнокалиберной космической дряни.
    Бог, как истинный и единственный Гений, восторженно-критично созерцал нерукотворный свой проект и убеждался, что тот «хорош весьма».
    Ничего не отвлекало Господа от Всего.
    И все не отвлекало от Ничего.
    Ничто и Никто не мешали Вселенскому Разуму "разумничать" по-вселенски…
    И преобразовывать ничтожное Ничто в возвышенное Нечто.
    А потом наоборот...

      P.S. Это есть глава из иронического романа "Всего лишь Бог", частично публиковавшегося в двух печатных изданиях в 2019-20 в Украине.
      Книга, дай Бог (если простит мою ироничность), выйдет в 2022 в Украине и России.
      Здесь хотелось бы представить некоторые главы в интерактивном режиме.
      Все зависит от читательской реакции основного населения града "Хохмодром", поскольку приезжие, заезжие,понаехавшие и просто залетные здесь голосовать не могут! :-)
      Жду мнений)
 

Иван Рогов...

(Нахимоза)
  5    2021-02-03  0  76

Это чудо кораблестроения пришло на «Дальзавод», для проведения послепоходового ремонта, завершив переход из Балтийского моря на Дальний Восток.
      Огромных размеров десантный корабль-док, носивший название «Иван Рогов», возвышался над рядом стоящими кораблями и цехами завода, олицетворяя собой кораблестроительный гений страны Советов.
      Этот исполин мог на своих палубах нести танковый полк и полуторатысячный десант, или несколько вертолетов, а доковая камера могла принять три судна на воздушной подушке. К тому же он был вооружен артиллерией и ракетным зенитным комплексом «Оса», а его лазерный дальномер можно было использовать для ослепления управляемых пилотами воздушных целей. Газотурбинная установка разгоняла корабль до 18 узлов.
      Одного этого кораблика, со всем его вооружение, хватило бы, чтобы захватить такой город, как Владивосток.
      И сейчас это все ошвартовалось к стенке завода, курировавшегося представителем ремонтного отдела Технического управления ТОФа Сашкой Ильиным.
      Естественно, пошел Сашка на этот плавучий «непонятно что», то ли вертолетоносец, то ли «танкодром», а может «плавказарма», знакомиться с командиром и кораблем в целом.
      - Да, штоб он провалился, тот день, когда меня впихнули в кресло командира этого «газохода», - такими словами встретил Клебанова командир «Ивана Рогова» после взаимного пожатия ими рук.      

      И услышал Сашка историю этого «чуда кораблестроения».

      Строился корабль под личным контролем Главнокомандующего ВМФ СССР адмирала флота Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова...
      Строился корабль, строился...
      И вот наступило время швартовных испытаний. Рабочие завода проверяют работу газотурбинных двигателей и дизелей, систем, установок и прочего корабельного оборудования. Командир корабля, надев на себя рабочий китель, вникает во все нюансы этой работы и делает свои пометки в блокнот.
      В один из дней испытаний на корабль прибывает собственной персоной Главком ВМФ С.Г.Горшков.
      Командир, одетый, как было ранее замечено, в рабочий китель, встречает его на верхней палубе и рапортует, что корабль, де мол, проходит швартовные испытания, и, что весь личный состав находится на борту.
      - Ну, товарищ капитан второго ранга, - обращается Горшков к командиру после рапорта последнего, - как Вы находите это корабль, нравится ли он Вам и экипажу?
      - Товарищ Главнокомандующий, - отвечает командир, - корабль хороший, но вот у меня есть порядка тридцати замечаний и предложений по совершенствованию устройства и живучести, как самого корабля, так и его механизмов.
      В этот момент Горшков спотыкается о какой-то трубопровод или какой-то кабель, километрами проложенными по палубам «Ивана Рогова». Его поддержали, но настроение у него резко испортилось...      

      - Вообще-то, - процедил Горшков сквозь зубы, - командир мог бы встретить Главкома и в парадной тужурке. По-моему, - он поворачивается к своей свите, которая сопровождает его во всех поездках, и продолжает выговаривать уже со злым шипением, - командир не совсем понимает своего назначения на этом корабле, и всего происходящего….
      Он резко разворачивается и покидает корабль.
      Прошло совсем немного времени, и Горшков снова прибывает на корабль, у которого сменился командир и, который готовился уже к ходовым испытаниям.
      В парадной тужурке его встретил новый командир, еще недавно бывший старшим помощником.
      - Товарищ капитан третьего ранга, - обращается к командиру Главком, - как Вам корабль, которым Вы командуете?
      - И дернул меня черт, - рассказывал Сашке Ильину командир «Ивана», - брякнуть эту фразу: «Товарищ Главнокомандующий! Это тот самый корабль, который наши славные морские пехотинцы и десантники ждали так долго!» А ведь корабль-то одноразового пользования. Все механизмы не дублированы. В общем, - он закурил, - ты меня понял, - и продолжил свой «плач»….
      - О! – поднял Горшков указательный палец вверх и посмотрел на свою свиту, - Товарищ прекрасно понял свое назначение и назначение этого корабля. Достойный, понимающий товарищ.
      Вскоре, погоны командира «Ивана Рогова» украсили звезды капитана второго ранга. А, ведомый им корабль, пошел в дальний поход – вокруг Европы и Африки на Дальний Восток.
      Сегодня этого корабля, носившего имя «Иван Рогов», нет в составе нашего Военно-Морского флота, как нет и многих других боевых кораблей, бывших, в свое время, олицетворением боевого могущества наше страны.

      И я опять себя спрашиваю – кому это все помешало?
 

Об учёбе и повседневной жизни... ...

(Нахимоза)
  7    2021-01-27  0  69
Моему другу Ванечке Ходоровичу

      

    Корабельный доктор Ванечка Ходорович проводит учебное занятие со своими медбратьями.
    Он им объясняет – как делать укол при качке, ведь служат они на эскадренном миноносце.
    - Главное, о чем надо помнить, мои медицинские и флотские коллеги, - обращается он к своим подчиненным, - что при волнении на море-окияне укол надо ставить стремительно и без всяких сантиментов….
    И после небольшой паузы, во время которой Ваня расчесал свои шикарные, цвета спелой ржи, гуцульские усы, он добавил с ударением: «Повторяю! Без сантиментов и, невзирая на погоны. Задница-то – не твоя!»

      Моему другу Паше Головнёву

      Паша появился на свет, наверное, с уже прикуренной папиросой, зажатой между зубами. Я, порой, сам «стрелял» у него «беломоринку» – с таким вкусом, и так смачно он закуривал свой «Беломорканал». Паша – доктор. Причем, доктор непростой.
Он – военно-морской доктор. А это говорит о многом. Нет таких заболеваний, которые не умели бы лечить флотские врачи. «Главное – не перепутать половинки, разломанной пополам таблетки. Одна половинка – от диареи, а вторая – от мигрени», - это их наставление больным.
      - Пятьдесят граммов коньяка перед ужином, - проповедует он формулу жизни, - не только полезно, но… ещё и мало, - продолжает Паша со смехом.
      Лечит Паша своих пациентов очень легко, но профессионально. Выслушав симптомы болезни, он безошибочно ставит диагноз и назначает лечение.
      Как-то пришел к нему на прием наш «начпрод» Леша Шурухин:
      - Док. Что-то меня по утрам кашель достал. Дышать не могу. Аж, до рвоты.
      Паша достает из кармана свой знаменитый «Беломорканал». Вынимает из пачки папиросу, и начинает пальцами ее разминать:
      - Леха! Так ты, сдается мне, очень много куришь?!
      - Курю-курю, - с улыбкой на лице отвечает Шурухин.
      Паша стучит папиросой по пачке, продувает ее и прикуривает. Затем, со смаком раскуривая «беломорину» и при этом, покашливая, продолжает:
      - Так, это, Леха! Кхе-кхе. Курить надо бросать.
      Леха чуть со стула, на котором сидел, не свалился:
      - Док! Паша! Но ты же сам, собака дикая, куришь!
      - Ага, курю. И давно курю. Но я же, друг мой Леша, не шляюсь, как ты, по врачам.
      Леха единственное, что смог сделать... икнул.
      Но кашель у него пропал.
 

КТО СТАРШЕ

(Николя Бузотэр)
  31  Про начальников  2012-05-13  4  3417
Из цикла " Фамильные истории"

***
Их дружба длилась более тридцати лет. Они вместе начинали
свою трудовую деятельность ещё   рабочими золотого прииска.   
Но судьбой было уготовано, одному из них стать генеральным
директором объединения «Якутзолото», а другому его водителем.
Ничто не омрачало бы эту дружбу, если бы не одно но.
Фамилия генерального директора была Девяткин, а фамилия его
водителя Десяткин.
Частенько на отдыхе, хватив лишнего, водитель нет-нет да
уколет генерального:
-Ты хотя и генеральный, а моя фамилия постарше будет.
 

Сенокос

(Кассилий Пёркин)
  50  Лето и отпуск  2019-07-21  4  980
Благодатная пора.
Торжество июля.
В рыбах пучится икра.
Пчёлы носят в ульи
Липкий липовый нектар
И пыльцу на лапках.
По деревне млад и стар
Во "вьетнамских" тапках
Ходят, чаще - в магазин
За пивком и хлебом.
Тучка к вечеру слезит,
Покидая небо.
Удаляется закат,
Отслужив вечерню.
Ночь прилежно облака
Покрывает чернью.
Бабы спят и мужики.
Псов кусают блохи...
С сенокоса у реки
Ветер "ахи-охи"
До околицы донёс
В апогее ночи.
Ухом водит сонный пёс,
Но брехать не хочет.
Пьяный сторож МТС
Петухов Петруха,
Поднимая вверх обрез,
Напрягает ухо.
Стоны страстные слышны
Из большого стога -
Любит тёщины блины
В нём косарь Серёга.
 

Музей имени Вольфа Мессинга

(Владимир W2)
  20    2013-04-10  0  928
Пердимонокль капитана Немо
Не хочу сейчас в сотый раз пересказывать свою автобиографию. Всё в ней от начала и до конца – ложь охочих до сенсаций журналистов.
      Мои мемуары (из разряда анекдотов - подвиги Хлестакова, могут с успехом соперничать с безобидными рассказами барона Мюнхгаузена и патологического враля М.В. Михалкова) состряпал Михаил Васильевич Хвастунов, писавший под псевдонимом «М. Васильев». Ещё один комикс обо мне намарала в США бывшая журналистка Татьяна Лунгина. Нашлись очевидцы, ученики, родственники (?!), и т.п. дети лейтенанта Шмидта, которые, как могли, в меру своего разумения, обогатили «воспоминания» неизвестными досель чудесными «фактами».
      Вся эта коллекция оккультных басен: « Раввин с Гуры-Кавария, учёный каббалист и ясновидец, раскрывает прошлое, предсказывает будущее, определяет характер», в стиле: «как это себе представляет маленький фантазёр Вася», рассчитана на идиотов - возможностью стричь публику, падкую на чудеса.
      Я никогда не покидал пределов Польши, а затем СССР, не встречался ни с Пилсудским, ни с Ганди, ни с Эйнштейном, ни с Фрейдом, и уж тем более со Сталиным. После моей смерти не осталось никаких записок или дневников. Я был полуграмотен, косноязычен и никогда не учился в школе, что впрочем, не мешало мне именоваться – Профессор. Я умер в 23 часа 8 ноября 1974 года, меня тогда звали Вольф Гершигович Мессинг.
      Глупые дети, сейчас вы увидите перед собой коллекцию артефактов. Кроме войлочных тапочек, в моём музее выдаются белые перчатки и панамы. Наденьте их, потому что тут на всём лежит печать зловещей пустоты, мертвенности и холодного безумия.
1 – Красные трикотажные панталоны, которые подняла на палке Фелиция Шефтель в декабре 1876 года в день Николая Угодника у входа в Казанский собор (Казань), как знамя «Земли и Воли».
2 – Чучела птиц; Сирин, Алканост, Феникс и Гамаюн. Некоторые орнитологи, как это ни странно, до сих пор путают их с попугаями и павлинами.
3 – Американский лунный отражатель (рабочая модель), который японские астрономы не нашли на Луне.
4 – Сувенир из чужой жизни – «Чижолый дух онучей» в пятилитровый банке. Одноименный бутерброд с сыром можно приобрести в буфете музея.
5 – График производства чугунных чушек на душу населения (1982 г.), как доказательство теории мальтузианства (рост населения превышает рост производства продуктов питания).
6 – Скульптурная группа «Яков Слащёв и Аугусто Пиночет разрывают пасть призраку коммунизма». Вопиющий пример опошления культурного наследия, кощунственная издевка над благородными реалистическими традициями. Автор не установлен.
7- Макет шхуны «Великомученник святой Фока». Среди парусов шхуны можно разглядеть самого Фоку, повешенного на бом-брам-стеньге. Тут же акт беатификации Фоки, с Фокиным автографом.
8 – Беспозвоночная форма жизни. Существо высшего порядка – заготовка для человека. Подарена музею сектой Реалитов.
9 – Мироточивый портрет Сергея Мавроди. Тут же справка, выданная С. Мавроди - в том, что он действительно не является верховным хаканом всех караимов.
10 – Пояс богини Лакшми – исцеляющий от бесплодия (привезён с горы Афон в ноябре 2011 г.). Её же фланелевые набрюшники, чёрный редингот с шитым золотым воротником и белые-белые панталоны.
11 – Стенд «Зоопарки Европы». На стенде мы видим фотографии вольеров с неграми; 1912 год – Гамбург, 1935 год – Базель, 1936 год Турин, тут же экспозиция «Конголезская деревня вместе с жителями» на выставке ЭКСПО 1958 года в Брюсселе. Таблички; «Не кормить!», «Руки в клетки не совать!».
12 – Макет памятника Иуде – открыт осенью 1918 года в городе Козлове (Мичуринске) и ещё 12 (двенадцати) городах России.
13 – Признательные показания Ивоны Андерс (она же – Жанна Агузарова) в том, что она прилетела не с Марса, а с Эриды – 10-й планеты от Солнца.
14 – Картина «Обербандит Троцкий, злобный выродок Бухарин и педераст Ежов убивают тов. Кирова» Художник Мылов. Краски; вохра слезуха, прозелень греческая, багр немецкий. Трагический профиль тов. Кирова!
15 – Монументальное полотно «Н.С. Хрущёв показывает последнего преступника в СССР». Холст, масло 0,5Х10 метров. Верх конструктивистского абсурда. Отдельные кляксы вместо усиления ритмических акцентов, в угоду декаденствующим апологетам.
16 – Карта бессмертного царства Барбело. Крестиками отмечены части неизбежных флуктуаций, ноликами – палладиумы чистоты и невинности.
17 – Походная библиотечка альтруиста - магия смертельной силы: «Тайные радения Яромира Заточника», Казимира Заплечника, Богомира Заквасника и т.п. Написано радарями Шуйного пути. Издательство «Рафинированный идиотизм». Тут же погремушки и бубны флагеллантов. Подарочные экземпляры можно приобрести у гардеробщицы.
18 – Фарфоровая статуэтка «Белоснежка ведёт за руку 26 Бакинских комиссаров». Художественной ценности не имеет. Куплена музеем на выставке сюр-эндепандансов.
19 – Ноты Героической симфонии ко дню 1-й годовщины революции, композитора Ревасавра (революционного Арсения Авраамова) из гудков всех московских заводов, фабрик и паровозов. Ревасавр играл на рояле садовыми граблями революционные опусы с №1 по №18.
20 – Погон вышитый золотой канителью и лампасная лента Линды Теллингтон-Джонс, председателя Союза Полномочных послов от Животного Мира (профессия такая).
21 – Коллекция кефирных пробок Дж. Вашингтона со следами зуба президента. Вступая в должность Дж. Имел во рту 1 (один) зуб. Резец в верхей челюсти по центру. Тут же зубная щётка Мао-Дзедуна.
22 – Глиняная табличка «Пополь-Вух» индейцев Киче с 5-м правилом арифметики: «Сколько скажут – столько и будет».
23 – Фотография. Подруга Ремарка и Хемингуэя - Марлен Дитрих стоит на коленях перед Константином Паустовским в зале ЦДЛ и целует ему руку. Паустовский немного стесняется. Надпись на фото: «прекрестяся поцеловати, дух в себе удержав, а губами не плюскати».
24 – Денежные купюры достоинством в «мильон тыщь», которые раздавала нищим блаженная Ксения Петербургская. Деньги её не интересовали.
25 – Хлебные чернильницы из ресторана «Ильич». Тут же морковный чай, сушёная конина и гнилые сухари.
26 – Игрушки-головоломки; «Ведмедик клешаногий» и «Гумовый нацюцюрник» - производства КНР.
27 – Эксклюзивные плакаты «КГБ облучает мой мозг» и «Виола; ясновидящая по телефону» - переданы в дар музею после событий на Болотной площади.
28 – Портрет Кирила Гундяева. На портрете мы видим – кругом мебель магазина, а на Кирюше золоты лапти и бархатны обмотки. В левой руке Кирюша держит золотой ключик от Рая, а в правой - золотой ключик от каморки папы Карло.
29 – Свистульки и фантики деревенского дурачка Проши. Его же махорка Маршанской фабрики и нюхательный табак.
30 – Необитаемая пальма в горшке, под которой кузен В. Набокова – Поль высосал яд змеи из ноги капитана. Под этой же пальмой Себастьян Перейро – торговец чёрным деревом, мрачный красавец и бретер, продал в рабство 15-тилетнего Дика Сэнда.
31 – Вешалка. Именно с неё начинается театр. Рядом висит ружьё 16-го калибра. Внимание! Стреляет самопроизвольно в роковых красавиц и блондинок.
32 – Потре***ельская корзина среднестатистического обывателя. Да… не нужно в этом печальном месте демонстрировать двойное сальто-мортале с вализским перебором (старые акробаты меня поймут).
33 – Макет-схема головного мозга православного коммуниста (сегодня это уже реальность!) образца 2013 года. В левом полушарии мы видим тов. Сталина, а в правом – Иисуса Христа. К сожалению, невозможно включить подсветку для этого экспоната – постоянно вылетают пробки.
34 – Розовая кофточка Моники Левински вся в следах от саксофона (особо охраняемый экспонат находится на реставрации генетического материала).
35 - Скрижаль белого мрамора со словами В. Винокура: "Когда женятся евреи и армяне - получаются болгары". Тут же боа - перья; страус, петух, марабу, индюк и горжетка с муфтой от Филиппа Киркорова.
36 – Пластинка с романсом «Любимый, хочу любить тебя любимою любовью». На музыку: «И сердцем, как куклой играя, он седце, как куклу разбил!» Эталон пошлятины… пардоньте, всегда рыдаю в этом месте…
Не забудьте сдать на выходе тапки, перчатки и панамы. А то были уже случаи.
 

Заводские байки (2).

(КоАлА)
  8    2007-07-29  1  1129
С нашим бригадиром, Витьком, произошёл такой случай.
Пошёл как-то Витёк в заводскую столовую обедать. Те, кто любил покушать, брали двойную порцию второго в одну тарелку. Витёк набрал обед на поднос, и, подходя к кассе, взял и положил ложку на тарелку со вторым. А кассирша, когда начала считать, сказала:
- Уберите, пожалуйста, ложку. Я не вижу, у Вас одно или два вторых?

    Да, здравствует советский общепит!
 

Вопль души – 218

(Соломон Ягодкин)
  7    2015-07-14  0  991
Коричневый цвет, тоже не самый лучший, так зачем же целой стране выбирать именно его?..
 

ОХ! И ЭХ!

(Версификатор)
  7    2005-01-07  0  1069
Это было лет десять тому назад. Она вошла в
троллейбус в модных обтянутых бриджах. Мой взгляд
невольно впился в ее стройную фигурку. На сидении
рядом со мной было свободное место.
    - Можно?- подошла Она ко мне и взглядом попросила
пройти к окну...
   Я в силу определенных обстоятельств не встал, а
только поджал ноги, пропуская ее.
В это время троллейбус резко тронулся, и девушка
неожиданно села мне на колени.
   - Ох! - воскликнула она.
   - Ух! - вырвалось у меня.
Так мы и познакомились, и больше не расставались
до самого утра.

... И вот сегодня я увидел молоденькую женщину
очень похожую на нее.
    Мы шли навстречу друг другу. Я силился вспомнить
ее имя, но не мог. И когда мы поравнялись и наши
глаза встретились, мои губы невольно произнесли:
- Ох?!
- Эх! - ответила она.

   Мы оба разочаровано вздохнули - обознались!
А, может быть, просто думали о разном...
 

Исповедь фетишиста

(Марат Князов)
  7    2017-01-08  4  942

С вами случались поллюции? Вероятнее всего, да. В старом номере журнала "Здоровье" писали, что все мальчики через них проходят. Или они проходят через мальчиков, не знаю как правильней. Во всяком случае, весь мой пубертатный период прошёл под испачканными знамёнами этих самых поллюций.

Сначала мне стала снится Оля Епихина, с которой нас рассадили в самом начале пятого класса. Чаще всего, снилась не вся Оля, а только её нижняя половина. Вспоминая детские грёзы, не нахожу в них решительно ничего эротического. Мы оставались для уборки класса, я поднимал стулья и приносил воду, а Оля мыла пол. На яву, помещение мылось шваброй, однако во сне девочка предпочитала делать это вручную. Она бесхитростно опускалась на колени и елозила в проходе между партами. Парт было много, проходы получались длинными, и умаявшаяся Оля принималась подтыкать подол. Я наблюдал за ней со страхом и удовольствием. Наконец, когда подол превращался в туго свёрнутый жгут, одноклассница стягивала трусики, и на меня обрушивалась целая лавина ужаса, вызывая внутри такую же лавину наслаждения. Я просыпался. В трусах растекалось извергнутое семя.

Узнаваемо, неправда ли? Обычный сценарий. Прозрев относительно одноклассниц, мальчики приучают себя становится твёрже более-менее осознанно, и поллюции прекращаются. У меня сложилось по-другому. По мере повторения ночного сюжета, внимание сновиденья всё больше и больше закреплялось не на заднице одноклассницы, а на её белье. Дошло до того, что засыпая я сразу входил в класс. Стулья оказывались уже поднятыми, где-то под партами сопела умаявшаяся Епихина, а на учительском столе лежали они, только что снятые слипы. Беленькие, тонкие, невыносимо влекущие. Я подходил к ним медленно. В груди нарастало волнение. Я брался за них словно за рубильник неисправного трансформатора, тянул к себе и мощнейшая волна выбрасывала меня на чёрствый берег реала, оставив на детских трусах изрядное количество белой и клейкой пены. 

Что занимает незрелые умы во время полового созревания? Увидеть натуру, пощупать её, и потом уже попробовать. В тринадцать лет я понял, что порно сайты это не моё. Приходилось отсматривать несколько часов видео, прежде чем находилось нечто способное меня увлечь. Нет, роскошные дамы в бикини это совсем не то. Неснятые трусы выглядели для меня, как для вас должно быть выглядит нераздетая женщина. Совсем другое дело было наблюдать как изрядно подмокшая красавица снимает с себя последний покров целомудрия, на обратной стороне которого заметен влажный отпечаток. О каким же счастливцем ощущал я себя, если снятое не исчезало из кадра сразу же! Особенно мне нравилось если трусики спокойно лежали возле сношающихся, а не оставались висеть надетыми на одну из ног партнёрши, ибо та кончая, начинала сучить копытами и вожделенный предмет становился почти не виден.

Настоящим фетишистом мне довелось сделаться в Ялте, лет эдак в четырнадцать. Накупавшись в море, я обмылся под простеньким душем установленным прямо на волнорезе, и нырнул в кабинку переодеваний. Выжав плавки, замер, потому что на гвоздике заметил забытый кем-то купальник. Моё тело мгновенно оцепенело. Когда ступор прошёл я схватил волглую ткань и принялся целовать. Запахи обжигали. Они не смешивались между собой. Каждый воспринимался мною крайне выпукло и рисовал совершенно отдельные картины. Вот море и солнце, они везде, всё пахнет солью и светом, кроме женщины выходящей из воды. Я обонял и словно бы видел её. Высокая, лет тридцати, бреет лобок и ноги, много мастурбирует, скорее всего русская. Внутри закипела знакомая волна сладкого до ужаса восторга. Руки вдруг забило крупной дрожью, нижняя часть купальника выскользнула и повисла на крепко эррегированом члене. Вот оно. Выстрел! Я никогда не забуду этой дамы, потому что её трусики были первыми. 

Случившееся разделило меня с миром людей. Теперь, где бы мне не приходилось гостить, я сразу просился в туалет, либо ванную, находил там стиральную машину, в ней грязные трусы хозяйки и наслаждался. Я так в этом поднаторел, что иногда ухитрялся слиться по нескольку раз. Более всего мне нравились стринги. Одна половинка свитая в четверо наматывалась на основание детородных причиндалов. Вторая использовалась как поводок. Подёргав за него, я кончал. Ничего не предвещало беды, пока однажды в одном из гостеприимных домов хозяйской дочке не вздумалось подсмотреть за мной в щелку. Она увидела, как я натянул её тонкие трикотажные трусики на залупу, и выстрелил спермой прямо сквозь них, причём с таким напором, что даже не запачкал своими выделениями ткань. Она была сражена наповал, и в этот же вечер призналась мне в любви. 

Девочку звали Юлей. Она была старше меня на два года, и училась на первом курсе медицинского. Стройная. Симпатичная. Я попытался отшутиться, но Юля обняла меня за шею и тяжело задышала. Я вырывался, но она пообещала рассказать всем о моей тайной страсти. И требовала секса. Через два дня мы встретились у неё. Поцеловавшись немного, легли в постель, и тут она сунула мою руку себе под юбку. Пальцы ткнулись во что-то горячее и влажное. Трусов на ней не было и у меня не встал. Мне захотелось уйти, но не тут-то было. Юля достала из шкафа чистенькие "недельки" и буквально осыпала меня ими. Я нерешительно понюхал все "дни" по очереди. Они пахли стиральным порошком и ничего не шевельнулось. Сверкнув глазами студентка принесла трусики из грязной корзины и бросила мне в лицо. Мамины. Я выучил запах хрупкой сорокалетней брюнетки ещё с прошлого Нового года. Феромоны плюс дешёвая "краковская", оба конца которой юлина мама засовывает в себя одновременно. Юля отобрала у меня трусы и повязала вокруг вздыбившегося члена, а потом села на него сама. Возвращаясь домой я чувствовал себя обесчещенным.

К следующей встрече подружка подготовилась куда основательней. Уже в коридоре она скинула лёгкий халатик и моему взгляду предстали нежнейшие розовые танга с бабочкой на ягодицах. Сердце у меня ёкнуло, и погнало кровь куда следует. Юля легла и разделась, а потом произошло нечто фантастическое. Девушка натянула трусики себе на голову. Она превратилась в сказочное существо в маске. Полоска розовой ткани переместилась с промежности на нос. По обе стороны от неё сияли глаза. Она попросила поцеловать её, и наши языки сплелись не обращая ни малейшего внимания на тонкую преграду пропитанную запахом любви. 

Я перестал насиловать случайные женские трусики. На юлины меня тоже больше не тянет. Мы женаты почти десять лет. У нас хорошие дети и отличный секс. В гостях у тёщи меня не коробит от вкуса краковской колбасы. Некоторые отклонения возникают у подростков на фоне пониженного порога половой возбудимости. Так написано в старом журнале "Здоровье". Возникают и проходят. Как и всё в этом мире.
 

Байки из НИИ. О кабелях и кобеля ...

(Репин В.)
  12    2014-07-02  0  1002

Рассказывал коллега, но история стоит того, чтобы о ней знать на фоне всеобщего падения грамотности.
Дело обычное – один из первых проектов волоконно-оптической линии связи на Севере. Как всегда, время поджимало, и выправив пару страниц отчета, начальник дал их в перепечатку секретарше с просьбой заменить листы и отправить отчет на утверждение в министерство.

Молоденькая секретарша, добравшись до фразы «для защиты от внешних воздействий кабель размещается под навесом…», решила исправить грубоватый стиль шефа и, напечатав «…собака размещается под навесом…», с чувством исполненного долга отправила отчет в министерство.

Приехав из командировки, нач.отдела был неприятно удивлен тем, что по отчету есть замечания, и он не утвержден.
Каково же было его удивление, когда он узнал, что размещать животное под навесом в условиях Севера жестоко, и экономить на зимних будках при такой общей стоимости проекта – мелочно.

Начальник обратился к директору. После краткого совещания решили, что проще дослать чертежи собачьей будки, чем объяснять глупую ошибку. Так и сделали. Других замечаний не было.
 

На радостях хотели искупаться в ...

(Соломон Ягодкин)
  28    2017-12-24  2  967
Когда «новые русские» посмотрели на «старых русских», они чуть было не перепутали, кто где. Но, слава богу, хотя бы на этот раз всё обошлось без стрельбы...

Не умеющие жить пускай себе живут, как умеют, а мы – поржём. И что может быть лучше, как ни поржать, тем более, когда ты – первый на ипподроме жизни!..

На радостях хотели искупаться в шампанском, но утонули, так как плавать в шампанском ещё не умели...

Ресторанный досуг, в отличие от любого другого, требует всего лишь кучу денег, поэтому-то он и наиболее доступен...

Для тех, кто мог себе это позволить, в городе были открыты общественные туалеты особой номинации: «Супер М» и «Супер Ж»...
 

Зациклился

(Raptor)
  0    2006-02-17  0  852
В институте, наш математик, преподававший "Экономико-математические методы" и "Математическую статистику" (Бееее!!! Не предметы, а мрак!), очень буйно и эмоционально объяснял нам специфику расчётов и вычислений, но вот на примеры и аналогии, фантазии ему явно не хватало, и он зациклился на одном и том же примере, время от времени повторяя его как попугай:
"Вот, например, я пришёл в магазин купить кусок колбасы!"
Этой колбасой он нас просто задолбал. Совершенно разные математические задачи у него характеризовались одним общим примером - "пришёл в магазин, чтобы купить кусок колбасы", и дальше идут сплошные цифры... В принципе, нам было пофигу (всё равно никто ничё не понимал), и уже после десятого "колбасного" примера, мы перестали обращать на это внимание. В конце концов, этот загон надоел самому преподавателю, и во время очередного примера он изрёк следующее:
"... я приведу пример. Вот я пришёл в магазин, чтобы купить кусок... Тьфу-ты! Да что ко мне сегодня эта колбаса привязалась?! БУТЫЛКУ ВОДКИ!"

"У кого что болит - тот о том и говорит". (Народная мудрость).
Судя по лицу того математика, можно сделать вывод, что он действительно ничего другого обычно в магазине не покупает... Хотя, кто его знает?
 

Супруга мента

(Николай Зубец)
  4  Про измены  2011-07-12  0  1328

РАССКАЗ МОЖНО СЛУШАТЬ: Жми сюда

Хлюпает дождик. Яркими пятнами клумбы осенние, но уже неуютно без крова. Идёт тихий дождь, спокойно мерцает на лужах. Встретившись у Сониного дома, любовники невольно рассмеялись – одежда слишком одинакова: он в чёрной куртке кожаной, она в пальто, таком же чёрном, кожаном, воротники подняты у обоих. Гармония.

Ей двадцать с небольшим. Мужа любит, уважает очень – это точно. Особенно гордится, когда с ней рядом в милицейской форме он шагает. Но позволяет себе путаться с Володей, хотя и без любви, но страстно. Ему то что? А Танечка рискует. Авантюризм какой-то безрассудный. Супруг почти её ровесник, ласковый; Володя даже старше. Муж – мент лихой, водитель на УАЗе, при форме, при усах – ну, вылитый гусар. Что заставляет таскаться на природу с этим Вовкой, куда-то запираться в её детсадике, где трудится завхозом? Однако, выбирает время, сочиняет что-то. Зачем ей это? И ведь трусиха. Дурной пример, точнее масса их – вот в чём, наверно, дело. Они ведь с мужем из одной деревни. Он в армии побыл, поездил кой-куда – чего-то видел, а для неё, как вышла замуж, как в город вырвались, настала сразу совсем другая жизнь. У городских всё по-другому. Девчата курят, любовные романы у замужних. Приврут ещё чего-то, а у Танюши кругом голова. Там разом у неё две революции – культурная и сексуальная. От других не отстать бы – она же теперь городская. Уж тем не чета, что остались в деревне – Боже упаси! Они все тёмные, а у Танюши жизнь настоящая – муж не простой, а наподобие военного, теперь всё как в кино должно быть. Вот и моталась. Сынок в её же детском садике устроен, супруг на службе. Всё успевала – закалка деревенская, крутая.

Лето прекрасное кончилось, на природе неуютно стало. Но не сдаётся шустрая Танюша. Подруга Соня, коллега в садике, где они делятся и радостью, и горем, её по-женски очень понимает и разрешила у неё встречаться. У этой Сони сын студент, а больше никого. Квартира по утрам свободна, сын на занятиях.

Танюша забежать уже успела в дом, ей у соседки ключ оставлен, ещё и убедилась, что там спокойно всё. Дом небольшой, в два этажа, какой-то стиль заметен по фасаду, постройки старой. Стоит почти что в центре, чуть на отшибе, среди одноэтажных частных домиков на спуске. Наверно, важный человек когда-то жил просторно, но при советской власти дом на квартирки поделили – четыре в каждом этаже. Они шагают на второй.

Квартира тесная, одна, по сути, комната, и шкаф её условно разделяет. Вот уж снимают чёрные свои кожанки. Уныние какое-то в квартире, Володя только и отметил про себя, что над кроватью висит картинно пара не истёртых, почти что новых перчаточек боксёрских. Хоть без отца растёт студент, но, видно, держит верный курс.

Татьяна сразу стала по-хозяйски, по-деловому постель готовить – что-то своё принесла. Ясно, что расположатся на месте сына. Ещё имеется диванчик – здесь, значит, Соня спит. Конечно, с Таней они всё обсудили, где место им отведено, хотя Володя сам диванчик выбрал бы. Не то, что устрашился боевых перчаток, а неудобно перед незнакомым парнем. Как он воспринял бы такое посещенье, если б знал? Другое дело Соня – она подруга.

Вот Таня и закончила возиться, приглашает. Они переглянулись нежно и стали, улыбаясь, раздеваться. Мечта любовников бездомных – закрытое, уютное пространство с хорошими запорами. Здесь целых два замка их отделяют от внешнего, сейчас совсем ненужного им мира. Уже вот-вот настанет их нирвана, мир только их особенных, желанных ритмов. И закипает живая страсть, которой дела нет до мира внешнего, с его недоуменьем, с косыми взглядами и всякими табу. Желанная свобода настаёт, телесная свобода, а всякая ненужная сейчас мораль – она в том мире за двумя замками.

Но тут, когда казалось бы, уже ничто не может помешать главнейшей и единственной, наверно, цели их свиданья, раздался в дверь коротенький звоночек. Слегка Танюшка вздрогнула, Володя, вроде как, и вовсе не заметил – не отвлеклись они. Однако, внешний мир потребовал вниманья – короткий резкий звон раздался снова. Любовники замерли. Володя взгляд почему-то задержал на толстых кожаных перчатках.

– Наверно кто-то из соседей, – предположила Таня, – сейчас уйдут.

Отвёл глаза Володя от этих рукавиц, но гадкий и такой несвоевременный звонок бесцеремонно, нагло повторился. Уже он был не робким и случайным, а нервно-длительным, как будто сил набрался, стал категоричным.

Татьяна вся в недоумении застыла, Володя резко встал, к одежде потянулся:

– Нет, это не соседи. Звонок хозяйский.

Лишь Таня собралась произнести, что, может, это Соня за чем-нибудь вернулась, но повторилась повелительная трель и вдруг сменилась резким стуком.

– Сынок явился, – возразил её мыслям Володя. – Быстро одевайся! Сейчас возьмётся за ключи. Он тебя знает?

– Конечно! Сто раз меня видел, но сюда никто не войдёт – я ещё задвижку заперла. Да откуда ты взял, что он это?

Татьяна, особо не спеша, поднялась и с явным неудовольствием стала одеваться, видимо ещё надеясь на что-то, совсем не разделяя Володиной встревоженности, ничуть не испугавшись.

Между тем звонки прекратились, в отдаленье послышался женский приглушённый разговор, и когда Татьяна собралась Володю упрекнуть в излишней боязливости, в двери зловеще заворочался ключ.

– Оденься же быстро – он не уйдёт! Объясни как-нибудь…

Тут чуть живей зашевелилась Таня. Володя внимательно, с гримасой боли, слушал у двери, как нервно в ней скреблись поочерёдно целых три ключа. Да, три. Отлично было слышно, что под утеплительной обивкой имеется ещё один замок, невидный изнутри, его нащупать только можно. Надеяться, что вся эта возня сама собой затихнет и как-то рассосётся, увы, не приходилось.

– Таня, давай откроем.
– Неудобно… Соня ведь ему не говорила… Я не знаю…
– Он сейчас поймёт, что дверь закрыта изнутри, решит что здесь мать. Начнёт звонить по телефону от соседей.

Мобильников тогда ещё в помине не было.

Действительно, затяжное ковыряние в двери прекратилась и наступила неприятная тишина, которую нарушил предсказанный телефонный звонок. Татьяна посмотрела на Володю – всё сходилось. Она успела облачиться в плащ, и он уж куртку натянул, воротники решительно подняты у обоих, они вполне готовы уходить. Звонки не прекращаются.

– Давай выскочим пока он отошёл, – не очень уверенно предложил Володя.
– Я боюсь.
– Он же у соседей, у телефона.

И Володя потихоньку, осторожно оттянул задвижку. Дверь, однако, не открывалась. Сонин сынок, похоже, в волнении вертел ключами как попало – один запор открывал, а другой закрывал. Володя взял ключи и, пользуясь тем, что телефонные звонки всё продолжались, сам стал крутить. Один замок открыл, второй и так был отперт – дверь всё не поддавалась. А к третьему, самому верхнему запору, который – ясно – всё и держит, нет доступа. Между тем смолк телефон. Володя чертыхнулся, почти тотчас в дверь позвонили, и юношеский голос прокричал:

– Ма – ма, открой, наконец! Что с тобой?!

Явно он засёк Володину возню с ключами.

– Таня, больше нельзя тянуть! Услыхал нас. Скажи ему что-нибудь, – зашептал Володя.

Но Таня почему-то никак не решалась. Стеснялась, вроде как.

– Как зовут-то его?
– Юра.

А Юра всё из-за двери взывал к мамаше и нервно тыкать продолжал в звонок. Слышались и голоса каких-то женщин. Володя ясно осознал, что действовать придётся самому, что Таня растерялась крепко. Тут снова ожил телефон. Взяла трубку Таня, Володя тоже приник со вниманьем. Звонила соседка, у которой брали ключ:

– Уходите немедленно! Они сейчас милицию вызовут!

Танюша промямлила тихо:

– Район ведь его … Он на дежурстве сейчас …– больше она не могла говорить. С дрожащими губами, неестественно побелевшая, вцепившись в спинку стула, вперилась в окно, и казалось, что вот-вот может упасть без чувств. Володя тоже очень ярко вообразил явление её мента с «макаровым» и с опергруппой. Доигрались.

Стараясь не смотреть на эти глянцевитые перчатки, он снова, но не крадучись уже, шагнул к двери и, ясно понимая всю несуразность положенья, громко произнёс:

– Юрий! Пожалуйста, не пугайтесь! Мы всё вам объясним. Откройте верхний замок.

Настала очень ненадолго тишина. Такая тишина, которая бывает лишь в глухом лесу, в безветренный и знойный летний полдень. Вопросов никаких и брани никакой – безмолвие. И вдруг не то вскрик ужаса, не то надрывный, истеричный всхлип и очень громкий топот стремительно сбегающего Юры. И снова тишина.

Медлить Володя не стал – резко рванул у замка дерматин, быстро ключом крутанул, оставил со всей связкой в скважине его и, за руку схватив как будто недвижимую подругу, вынырнул с ней на площадку. Из-за приоткрытой двери напротив, куда, похоже, скрылся Юра, ясно доносилось страшное слово «милиция». Дверь другой квартиры чуть приоткрылась, и оттуда негромко и смешно взвизгнули:«Стойте!»

– Это Сонина подруга! – в ответ неизвестно кому крикнул Володя. – Что всполошились?

И очень быстро потащил от страха одуревшую Татьяну вниз по ступенькам. Никто не погнался, однако, но остальные двери на площадке мгновенно тоже приоткрылись любопытно. На нижнем этаже наоборот – все двери поначалу нараспашку были, но только показались беглецы, они синхронно призакрылись, и из-за них, из маленьких щелей со страхом и живейшим интересом глазели тётушки. Конечно, все уж были в курсе, что в доме воры. Вид, впрочем, подходящий, авантюрный у этой парочки, стремительно несущейся на выход – поднятые воротники и чёрная, суровая одежда. Володя на ходу, войдя немного в роль, прикрикнул грозно:

– Что за любопытство нездоровое!

Двери захлопнулись разом, и они выскользнули на улицу.

Однако, милиция вот-вот подъехать может – райотдел всего лишь за пару кварталов. И они, не замечая холодного осеннего дождя, который хлюпал всё, мерцал себе по лужам, кинулись прочь между частных домишек от центра подальше.

Стражи порядка и в самом деле приезжали, правда без Таниного супруга. Соню вызывали с работы, но перепуганная подруга не раскололась. Обладатель блестящих перчаток Юра так и считал, что он предотвратил большую кражу.

Любовников больше туда не тянуло.

Да и зачем всё это Тане было нужно?
 

Вопль души – 140

(Соломон Ягодкин)
  5    2015-05-05  4  955
Русофобами в стране становились все те, кто не любил власть. Но благодаря российской власти их с каждым днём становилось всё больше и больше…
 

Бытовые - 28

(Леонид Олюнин)
  20  Сказки  2012-07-16  0  1411
ПРО ЕРЕМУ
      сказка

Давно это было – когда еще самолеты по воздуху не летали, теплоходы по морям не плавали, электровозы по рельсам не ходили. Жил в то время в деревне Ерема с матерью. Хорошо жил: шаньги с пирогами ел, вечерами и ночами гулял, днем отсыпался. Матери он мало в чем помогал. Поэтому она бедная почти всю работу на себе несла, не попрекала сына, а у того ни ума, ни совести – сидел на материнской шее.
Но вот как-то раз, зашел в деревню коробейник – мелкий торговец, весь товар которого в одном коробе умещался. Высыпал деревенский народ коробейника встречать, обновки купить, новости послушать. Коробейник – словоохотливый малый: говорит-говорит, а сам потихоньку товар сбывает. Много он новостей принес. Сначала рассказывал о том, что в столице делается, затем на заграницу перекинулся.
— За границей, люди добрые, чудеса творятся! – заливался соловьем коробейник. – Мой хозяин вернулся оттуда – сказывает: яблоки янтарные там растут, семечки у этих яблок из чистого золота. Там же и свистун-птица живет. Свистит она оглушительным свистом. От того свиста иные листья с деревьев осыпаются, на землю падают, в серебряные монеты превращаются. Умные люди эти иноплеменцы, не в пример нашим лапотникам, они ящик-говорящик изобрели. Прошепчешь в ящик – он полным голосом повторит все, что ты нашептал. Но самое удивительное в том царстве-государстве – телега без колес. Ездит телега сама, без лошади, летает по н*** без крыльев, плавает по воде без весел. Очень богато иностранные люди живут, они даже счет деньгами потеряли, поэтому деньги у них на улицах под ногами валяются. Много бы набрал мой хозяин иностранных денег, только зачем они ему? У него от своих сундуки ломятся.
И надо же тому случиться: Ерема в толпе народа оказался, все про чудеса заграничные услышал – сразу же его на чужую землю потянуло. Пришел он домой и говорит матери:
— Собирай, мать, узелок – за границу подамся, – там люди богато живут, авось и я без труда разбогатею.
— Сказки все это, Еремушка, – начала отговаривать его мать. – Нигде без труда деньги не даются. Разве плохо тебе при матери жить? А на чужбине люди злые – обидят тебя.
— Так уж и обидят! – закуражился Ерема. – Кабы я сам кого не обидел! Зря что ли в нашей деревне я сильнее всех?
Запечалилась мать, поняла – не остановить ей сына, он не только легкоумен, но и упрям: что задумал — оттого не отступится. Собрала она его в путь-дорогу, за порог проводила, но в сердце надежду заронила – вразумит его чужбина, сделает другим человеком.
А Ерема рад радешенек, что родную деревню покинул – идет, песни поет, материнские пироги жует. Долго шел, наконец, в чужое царство-государство пришел, на рынке остановился. Сбежались иностранцы, по-своему лопочут, с Еремы обутки и кафтан снимают. Не прошло и пяти минут – парень в одном исподнем оказался.
— Грабят! – закричал он на весь рынок.
Благо – рядом с ним толмач иностранный оказался, это который нашу речь на ихнюю переводит.
— Никто тебя не грабит, – сказал он, – тебя на сувениры разбирают.
— На что? – переспросил Ерема.
— На сувениры. Ну, на подарки, значит.
— Вам подарки! А я что? В исподнем должен ходить?
— Ты не переживай, – успокоил его толмач, – у нас здесь еще похлеще ходят. Свобода у нас! – в чем хочешь, в том и ходи. Кого хочешь, того и ругай.
— А что? И драться у вас не возбраняется?
— Не возбраняется.
— А если я захочу кому в ухо заехать?
— Заезжай на здоровье.
И Ерема заехал в ухо, мимо проходящему парню. Парень не растерялся, развернулся и сам по Ёремину лицу кулаком проехался.
— Чего же он дерется? – обиделся Ерема.
— А как же ты хотел? – захохотал толмач, – у нас здесь так: сначала ты заедешь кому-нибудь, потом тебе заедут.
Прошла у Еремы обида. Начал он вертеть головой из стороны в сторону. Заметил это толмач, и спрашивает:
— Что это ты высматриваешь?
— На деньги хочу посмотреть.
— Какие деньги?
— Которые у вас, на мостовой, под ногами валяются.
Понял толмач о каких деньгах Ерема речь ведет и говорит:
— Сейчас у нас денег под ногами не увидишь. Прошли те времена, когда они под ногами валялись. Мы их недавно за город вывезли, там и спалили.
— Деньги-то??!
— Деньги. А зачем они нам? Если на них ничего купить нельзя. У нас как: захотел приобрести ружье – неси взамен пушку. Курицу жареную пожелал – отдай теленка.
— А яблони с янтарными яблоками вы случайно не порубили? – поинтересовался Ерема.
— Какие яблони?
— Ну, на которых яблоки с золотыми семечками вызревают.
— Зачем они тебе?
— Отведать хотел.
— К сожалению нет. Но я тебя могу сушеными пиявками угостить.
— Не стану я такую мерзость есть.
— Мерзость... Много ты понимаешь. Да к нам из соседних государств едут, чтобы сушеными пиявками полакомиться. Может ты и лягушек запеченых в тесте не уважаешь?
— Нет! Нет! – замахал руками Ерема.
— И комаров в сахаре?..
— И комаров в сахаре, даром не нужно! Мы и от своих комаров не знаем куда бежать.
— Ну, вот – у вас свои комары, а у нас привозные. Тогда чего же ты хочешь?
— Свистун птицу послушать хочу, от свиста которой листья с деревьев осыпаются и в серебряные монеты превращаются.
Понял толмач, что ничего Ерема о его стране не знает и решил над ним подшутить.
— Свистун птицу, говоришь? Да вон она – на дереве сидит. Только тебе зажмуриться придется, иначе у тебя от свиста глаза на лоб выпрыгнут.
Зажмурился Ерема и стал ждать, когда птица засвистит. А толмач, тем временем, сунул пальцы в рот, да как свиснет ему под самое ухо. Ерема так и присел, забыв глаза открыть. Когда открыл, то не увидел перед собой ни пестрой птицы, ни серебряных монет.
— Где же монеты? – спросил он у толмача.
— Прохожие растащили, – ответил тот. – Слишком долго ты глаза не открывал, вот и растащили. У нас здесь такой нрав: кто первый схватил, тот и прав.
Жаль Ереме серебряных монет. Но, что поделаешь? Расторопней надо быть, там где на ходу подметки рвут. Но тут он про ящик говорящик вспомнил и рассказал толмачу о нем.
— Как же! – гордо заявил толмач, – есть у нас такой ящик. Да вон он – у забора валятся. Засовывай в него голову и шепчи, сколько тебе угодно.
Сунул Ерема голову в деревянный ящик и стал что-то торопливо нашептывать. Когда закончил шептать – ящик заговорил. Вернее, толмач заговорил, склонившись над ящиком. На чужом языке заговорил, непонятном Ереме.
Перестал ящик говорить – вытащил Ерема из него свою голову.
— Ничего не понял, – объявил он. – Я ему на своем языке говорю, а он мне на вашем отвечает.
— В этом нет ничего удивительного, – сказал толмач, – он, ведь, вашего языка не знает.
Пришлось Ереме и с этим смириться, осталось ему только про чудо-телегу спросить, вот он и спросил:
— А правда, что у вас телега имеется? Удивительная телега: она и по земле ездит, и по воздуху летает, и по воде плавает?
— Телеги такой нет, – тяжело вздохнул толмач, – но ты не огорчайся – у нас есть бочка. Чудесная бочка! – она и по земле может, и по воде, и по воздуху. Вон она у бани стоит. Иди, в нее забирайся и до самого утра катайся.
Обрадовался Ерема, подбежал к бочке, забрался в нее. А толмач, не долго думая, крышку к бочке приладил, обручем стянул, уронил ее на мостовую и покатил к речному обрыву. Докатил до обрыва – толкнул вниз. Не долго летела бочка, стукнулась о воду, рассыпалась по дощечкам. Из нее Ерема вывалился, чуть живой. Доплыл он кое-как до противоположного берега и припустил бегом из этого царства-государства в родную деревню.

С тех пор, говорят, он больше никому не верил, что в чужом краю лучше живется. И еще перестал он презирать честный труд, на радость своей матери.      

ССОРА

В пятницу после обеда
Два поссорились соседа.
Не понравилось соседу
Что другой ел студень в среду.
А сосед что студень ел
Был горласт и очень смел:
Он такой загнул матюг -
Аж перегорел утюг.
Быть бы страшной битве новой,
Но примчался участковый.
От него (сей дух знаком)
Лихо пахло чесноком.
На того дыхнул, другого,
Примирил соседей снова.

АНТЕНЩИК

Залез Семен Семенович на крышу,
На гребень крыши словно викинг вышел.
В руках держал он молоток и клещи,
А также неопознанные вещи.
Решил исправить общую антенну
И перерезал кабель словно вену.
В коробке рылся словно победитель,
К чертям собачьим вырвал усилитель.
Такой он учинил кордебалет:
Сам смотрит телик, остальные нет

МАТЬ И ДОЧЬ

Плачет бедная старушка
Внешним видом побирушка.
А ее родная дочка
Расфуфыренная квочка.
Вытянула с мамы соки
Чтобы быть такой «высокой»…
Педагогики примеры:
Балуй деток выше меры.

ЕСТЬ ЕЩЕ

Пройдоха недоволен: «Что за жизнь! –
«Телята золотые», блин, перевелись.
Вокруг лишь мелочь – голубая муть,
Серьезно некого, как видно, лохануть…»
И все же он не прав, телята всё же есть,
Кое-что у них покоится в кубышках
И на сберкнижках.

* * *
Может мы микробы только
Все в питательной среде,
Много нас туда натолкано,
Елки-палки… я тебе…
В суете, заботах жаримся,
Силимся переперчить,
Как умеем размножаемся,
Как — не надо нас учить.
По-животном кумекаем,
Дел пускаем пузыри;
И зовем человеками,
Разума поводыри.

* * *
Слёзы крылом утирая,
Тихо глядит Серафим.
Пьесу пишу упираясь,
Стопочку врежу за сим.
Скоро от лунного взгляда
В шторку войдёт седина.
Плещется в ванной наяда –
Это родная жена.
Время для смутной печали.
В мыслях кордебалет.
Пьеса помчалась вначале,
Съехала резко на нет.

* * *
Пригласили нас на бал.
Там буянил Ганнибал.
Он омоновцев гонял,
Как библейский Аструбал.

* * *
Время жизни тает. Вечность
Лезет в организм.
Обитаю в чебуречной
Мутит размышлизм:
Кто я? Что я? Сколько стою?
Времечко идёт.
С бабою живу простою,
Ей стихи – помёт.
Вот налью сейчас я яда,
Шлёпнусь на пол лбом.
Ноет пусть моя наяда
Над моим судьбОм.
Все на свете недоумки –
Гадости запал…
Допил то, что было в рюмке
И под стол упал.

* * *
«Мама в розетку включила утюг»
И укатила с соседом на юг.
Вскоре от мужа и сына Серёжки,
В доме остались одни головёшки.

* * *
Если женщина при зле,
То не стой её возлЕ.
Наплевать на правду ей, —
Хлестануть бы побольней.

* * *
Лукавства у мадам хватает,
Но просто так не промотает.
Найдется день, найдется час,
Когда она ошпарит вас.

* * *
Все в пути за счастьем
(Так у нас в крови).
Дружба — это пластырь
      На синяк любви.

* * *
Ссоры, перепалки, брань,
Прыть нападок злая…
Самомнение – это дрянь,
Кто про это знает?

* * *
Хорошо у нас в деревне,
Как пройдёшься голышом,
У старух беззубых древних
Волоса встают ершом.

* * *
Берег. Кабачок. Путаны.
Где путаны – пьянки.
Брат, не целься в капитаны,
Спишут на стоянке.

* * *
Блин, Эрот! Не руки – цемент.
Косоглазый. Стрелы – швах.
Пацанёнок. В сердце целит.
Попадает прямо в пах.

СЫНОК

Одна упорная мамаша
(Возможно и соседка ваша),
Отстаивала чадушко свое,
Который шкодить пристрастился
— е-мое! —
Писал на стенах разные сентенции,
Насчет потенции,
И прочие — другие штукеранции,
Не по инстанции;
То вырвет дверь, то выщелкает стекла,
Чтоб вся площадка от воды промокла.
Короче, мама сына защищала,
Внимания на жалобы не обращала.
Ну да! Конечно! Впрочем -то о чем мы?.
Сын вырос, но не стал большим учёным.

БАШНЯ

Григорий Степаныч – начальник
стройтреста,
Себе не находит спокойного места.
Тревога качает его отчего? —
Пизанская башня волнует его.
Она, эта башня, как говорится,
Долго стоит и не может свалиться.
Вот бы найти как-то время свободное удобное,
Соорудить что-то подобное,
Имя оставить своё на века,
Ибо взлетело не очень пока.

Стройтрест, где начальник — Григорий
Степаныч,
Несложный объект заварганили за ночь.
Три дня простояла конструкция эта
И развалилась, как дутая смета,
А так бы торчала наклонной лет двести,
Напоминая о славном стройтресте.

СРЕДА ОБИТАНИЯ

Спросили у Мухи глазастой и бойкой:
— Скажите, чем вас привлекает помойка?
Не всякий пойдёт на такое сближение, –
Отходы кругом, следы разложения.
И Муха ответила честно, открыто:
— Кому-то – помойка, кому-то – корыто.
Легко здесь живётся, и просто с питанием:
Это моя среда обитания.
 

Мороз и Солнце. ( Быль)

(Сима Невский.)
  0    2020-11-21  0  271
Девушка в Тунисе спрашивает парня: "-Ты что такой черный?"
Парень отвечает"-Не, я белый, только я здесь очень давно. А что ты такая белая?"
- Да. Я из России. Приезжайте к нам.
У нас снег. И вы будете белыми.
-Не, у вас холодно.- ответ парня.
- Да, холодно. Приезжайте, замерзните и тоже побелеете.
 

Липтон.

(ЮРИК)
  25    2015-07-05  1  1234
Липтон / Lipton — одна из крупнейших в мире торговых марок чая, которая продаётся, как в виде традиционного листового, так и в виде холодного чая.

Тёплая июньская ночь, сковала город в своей духоте, после дневной жары огнедышащий асфальт и стены многоэтажных домов, остывали от дневного марева, наполняя воздух градусами тепла. Очень хотелось испить чего-то холодненького - прихолодненького. Со мною в машине ехала хорошенькая блондинка и без умолку рассказывала о том, о сём. Мне просто показалось, что она совсем не умела молчать. Я как мог, поддерживал её разговор. Хотя вдруг почему то вспомнились слова из песни "Навру с три короба, пусть удивляются" И вдруг она попросила меня остановиться у продуктового ларька.
- Ой, я совсем забыла, мне нужно купить сигарет, пожалуйста, остановитесь. Я мигом.
- Отличненько, останавливаясь сказал я, заодно возьми мне «липтон» пожалуйста.

И тут же, она выпорхнув из автомобиля, вошла в светящийся ларёк с огромно-сияющим названием «КОСМОС».
Действительно, не прошло и двух минут, и она радостная порхала обратно. Я с удивлением обратил внимание, что в руках у неё были какие-то пачки, а бутылки, не было видно.
- Что нет «липтона» с огорчением спросил я.
- Нет, нет, всё купила, как вы просили, и подала мне пачку заварки в пакетиках......
 

Бытовые

(Леонид Олюнин)
  16  День строителя  2012-01-10  0  1885
ВБИВАЛ

— Володя, нужно шлямбуром пробить отверстия в стене и забить в них деревянные пробки.
— Ну что ты привязалась со своими пробками!
— Володя, совесть поимей! Ну не мне же это делать. Я все-таки женщина.
— Сколько можно сверлить? Сколько можно вбивать? Я уже сверлил и вбивал. Забыла что ли?
— Я ничего не забыла. А вот ты забыл. Сверлил и вбивал ты в старой квартире, а мы переехали в новую.      

СКАЗКА

— И вот, посадил серый волк Иванушку себе на спину и повез...
— Бесплатно?
— Бесплатно. Долго ехал Иванушка на сером волке. В столицу приехал, и отдал царю жар-птицу...
— Бесплатно?
— Конечно, бесплатно! Что ты заладил, бесплатно, да бесплатно.
— Папа, мне вчера Вовка, в детском саду, сказку про Кощея Бессмертного рассказал, и я ему мясную котлетку за это отдал. А завтра я ему про серого волка расскажу, и он мне свой омлет отдаст.

СОН

Супруг пинается во сне. Жена терпела, и, наконец, не выдержала — разбудила его.
— Что?— недоуменно спросил муж, проснувшись.
— Ты что пинаешься? — недовольно говорит жена.
Муж некоторое время молчит, наконец, понял, в чем дело.
— Мне сон приснился, — оправдывается он, — будто бы я с работы домой спешу.
— А ты перемени сон, — советует жена, — пусть тебе приснится, что ты, всякий раз, на работу собираешься...

СПАЛЬНЫЙ ГАРНИТУР

Мечтает жёнушка о спальном гарнитуре,
О современном, ни каком-то рококо,
В её душе он отражён, как в партитуре,
Но до симфонии пока что далеко.
Сосед наш по площадке Сивцев Вася,
Его известно многим житие,
Десятый год уже почти не квасит,
И получает тысяч... о-ё-ё!
А раньше пил, давал прогрессу тягу,
Семейству наносил большой урон.
Жена едва не выгнала беднягу,
Но вовремя опохмелился он.
Теперь в семье и лад и благочиние,
Поётся и читается с листа,
Ругаться и буянить нет причины,
Расставлены все знаки по местам.
Ковры у них и новый телевизор,
И акции достались задарма.
И он всему бросает дому вызов:
Мол, я такой! А вы все - из дерьма.
Он спальный гарнитур достал норвежский,
И мягкая обшивка ничего.
И это аргумент, конечно, веский,
Что до него ещё нам - ого-го!
С женою мы от сладкой мысли таем,
Не видим в этом сказку иль тухту.
О новом гарнитуре помечтаем,
На сломанную ляжем спать тахту.

* * *
Жил Емеля мужичёк,
Далеко не простачок.
На казённой на печи
Развозил он кирпичи
По булыжникам стуча.
И немало получал.
Подошёл к нему Игнат:
«Кирпичей подбрось-ка, брат,
И извёстки для гашения.
Вот и справка-разрешение.
Словом так, как там по Канту –
Всё окей - по прейскуранту».
А Емеля: «Так скажу:
Без горючки не вожу.
Доставай и волоки.
Подвести всегда с руки».
И сосед довольно быстро
Приволок бензин в канистрах.
Сразу получил отвод:
«Нет, такой не подойдёт!
Этим ты, Игната-сан
Можешь заправляться сам!»
И Игнат в избытке сил
Приносил и уносил;
Не успев открыть свой рот
Слышал: «Убери, не тот!»
Наконец Игнат прозрел,
Окончательно созрел, -
Взял бутылку коньяка.
Вот! Пойдёт! Наверняка!

* * *
Ах, уж вы, жилищные проблемы,
Что явились сердцу вопреки:
Газовые плиты, окна, стены,
Двери и дверные косяки!
Не старайтесь мне
Подкинуть шпильки
Из-за этих пресловутых стен,
Жил, мол, как-то в бочке
Из-под кильки
В древнем мире циник Диоген.
Греция, конечно, не Игарка,
Не Калуга и не Кострома.
Там, на Средиземном все же жарко,
В принципе и бочка не нужна.
И, к тому же, циникам по фене,
По боку работа и семья…
Я обычный смертный, тем ни менее,
Семьянин и работяга я, -
Опасаюсь неудобств рапиры,
Хоть вынослив словно воробей.
Хочется иметь свою квартиру,
Хочется иметь, ну хоть убей.
Боже мой! Не выдержит закалка,
Что меня спасала много лет…
Ужас, надоела коммуналка
С дрязгами и общий туалет!

ЛЮБОВЬ

И придумана, мля, Небом
Непонятная любовь,
Достаётся часто бедным
Крепко от её трудов.
Полюбил, а что же после,
В непонятное полёт,
Слабый разум – грустный ослик,
Страсть водой весенней прёт.
Бьются чашки, бьются блюдца,
В плач бросаются рубли.
Можно даже и свихнуться
Радикально от любви.
И кусок не лезет в горло.
Но в сознание лезет бредь:
Так попёрло, так попёрло,
Дальше некуда переть.
Добрые советы – мимо,
Умные поступки – в тень…
Да, любовь неодолима
Бегемота хоть раздень.

* * *
Разводили мокроту
Все в азарте и поту.
И давала мокрота
Удовольствий до черта.
 

Из объявлений людоедки Эллочки

(Ицхак Скородинский)
  0    2007-04-25  1  896
Парниши.
Виртуальный массаж по телефону для беспозвоночных.
Сэкс не предлагать.
Эл.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер