ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 32

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 32  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Страна Деменция

(Old Hamster)
 40  Приколы про пиво  2016-06-01  3  1835

В парке – время алопеции
Одуванчиков седых…
В парк сбежала с нудной лекции,
С пары пара молодых.

За любым укромным кустиком
В парке нет свободных мест.
Где же бедным первокурсникам
Пива выпить, чипсов съесть?

Не обняться Насте с Феденькой,
Ей уж замуж невтерпёж…
Старичок с бородкой седенькой
Просвещает молодёжь:

«Вы – потомки Гиппократовы?
Факультет «Пилюль да клизм»?
Прогуляли курс когда-то вы
«Бытовой алкоголизм»!

Вижу: пьёте пиво пенное
Каждый день. А зря! Так вот -
У мужчины зло ячменное
Может вырастить живот.

И влияет на потенцию
У мужчин во цвете лет…
Коль попал в страну Деменцию,
То назад дороги нет!»

Из себя студенты выжали:
«Ну, зачем рубить с плеча!
О такой стране не слышали,
Географию уча».

«Разум в той стране бездействует,
И родит чудовищ сон.
Там Альцгеймер президентствует,
А премьером – Паркинсон.

Белки там хвостом распушенным
Будят женщин и мужчин,
А у жителей нарушены
Связи следствий и причин».

«Старичок, поди, куражится», -
Думал Федя, смяв стакан.
Но шепнула Настя: «Кажется,
Это наш с тобой декан!»
 

Верховная радость...

(Соломон Ягодкин)
 19  Смешные истории  2013-01-19  5  732
Царь улыбнулся, и народу стало страшно. Что делать, такова природа всех царей...
 

Два эпизода с начальницей

(Николай Зубец)
 10  Про начальников  2011-08-23  1  3420

РАССКАЗ МОЖНО СЛУШАТЬ: Жми сюда

Есть такой тест психологический на склонность подчиняться чужой воле – рисуют квадрат, в нём линию наподобие морской волны и человеку предлагают картинку продолжить. Если появляется какой-то вариант кораблика, значит налицо готовность подчиняться. Меня ещё в студенческую пору тестировал брат и я над изящной волной легкомысленно изобразил нечто неприличное. Озадаченный брат уточнил, не имею ли я в виду морской маяк, но получив разъяснения, констатировал особо злостное неподчинение чужой воле и предсказал неизбежные последствия. А главная неизбежность – это натянутые отношения с любым начальством. Увы, примерно так и вышло всё. Дай Бог здоровья моей первой начальнице, которая промучалась со мной целых восемнадцать лет! Но как только её властные полномочия прекратились, наши отношения приобрели трогательную теплоту, вполне искреннюю. И когда ещё вместе работали, друг друга, в общем-то, уважали. Но вот не любили – и всё тут. Взаимно не любили.

Первый эпизод произошёл в первый же год моей работы в химической лаборатории. Начальница обожала порядок. Её белый халат всегда тщательно поглажен и сильно накрахмален. Уходя, она водружала его на массивные деревянные плечики с крупно написанной её фамилией, а когда просто шла на перерыв по магазинам, аккуратно развешивала этот символ власти на спинке стула. Такая дислокация начальской спецодежды означала для нас, что хозяйка сегодня непременно ещё вернётся.

Порядок сидел, наверно, в её генах и укрепился тем, что немалая часть жизни протекла в военном городке. Когда уже с двумя детишками вернулась в родной Воронеж, и он в самый разгар лета неожиданно встретил её очень рано пожелтевшими листьями турецких клёнов, тоска по молодости сжала горло и прочно сплелась с тоской по её военному городку. А я легкомысленно отказался сдавать взносы на ДОСААФ. Разговор-то шёл о копейках, но парень – сборщик этих податей – уж очень хамски требовал. Тем не менее в глазах власти я сразу и порядок нарушил, и непатриотично проявил неуважение к её святая святых. Да ещё и не служил в армии. Не могла начальница пройти мимо такого вопиющего безобразия и стала сразу же давить. Я легко отбился: вы в ДОСААФ не руководитель, общество это добровольное, претензии ко мне очень странны. К таким разговорам она не привыкла и стушевалась. Вернулась за свой начальственный стол, напряжённо собираясь с мыслями. Даже спиной излучалось это напряжение, пронзающее всю лабораторию. Я полагал, что вскоре она успокоится и считал инцидент уже исчерпанным, а вот бывалые сотрудницы, напротив, прекратили все важные женские разговоры и, заняв удобные позиции за лабораторными столами, с интересом ждали продолжения – они знали, что начальница так просто не отступала. И в самом деле, собрав все силы женской логики, она, как резкий боксёр во взрывной атаке, накинулась снова – в советской ли школе я учился, где ж мой патриотизм.

– Да, в советской. И патриотизм нормальный. Но взнос на армию сдавать не собираюсь.

Её вся шея стала в красных пятнах, негодование не знало меры, рот открывался чаще, чем шли слова. Уже упоминались комсомол, мои родители-учителя. Тут и я не сдержался и ни с того – ни с сего вдруг сформулировал совсем крамольные в то время аргументы. Правда, они напрашивались сами – шёл конец чешского шестьдесят восьмого года. А я в запале и венгерский пятьдесят шестой вспомнил. Вся красная и потрясённая застыла она с открытым ртом. В лаборатории затихло всё. Сотрудницы, зажав в руках пипетки, промывалки, смотрели на меня и с ужасом, и с удивлением. Политику в таком ключе тогда совсем не трогали, их сыновья тогда не доросли до армии, и не было ещё ужасного Афгана. А начальница, стараясь не смотреть ни на кого, тихо попятилась к столу, немного постояла там в задумчивости, сняла свой отутюженный, отбеленный халат и, как всегда распяв его на спинке стула, сверкнув зловеще стёклами очков, без слов покинула лабораторию. Сотрудницы, похоже, мне хотели дать какие-то советы, но сразу же смекнув, что власть придёт не скоро, тоже очень быстро испарились. Я в одиночестве пунктуально проторчал до самого перерыва, прекрасно понимая, что мне теперь любая вольность может обойтись дороговато.

Когда вернулся точно в срок, шефини ещё не было, а мои коллеги кучковались возле её стола, горячо обсуждая чего-то, но сразу же замолкли напряжённо. Все на меня уставились с каким-то гневом сверхъестественным.

– Что случилось?
– Как ты, Коля, мог это сделать? – выдавила одна.
– Да что такое?
– Как ты мог?! – вырвалось почти у всех.

Они расступились, и предо мной предстал халат начальницы. Зрелище эффектное! Вся спина исполосована, как автоматными очередями, чёткими траекториями крупных ярко синих чернильных клякс. Ход мысли моих милых коллег понять очень просто – только я один ещё пользовался чернильной авторучкой и именно с такими синими чернилами. Да-а-а! Если в сердцах махануть моей авторучкой со всего плеча крест-накрест по властному халату, чтобы снять стресс, то, именно такая живопись, наверно, и получится. И стресс, конечно, был. Но только у неё! А у меня при виде красной шеи была лишь жалость, а потом ещё и сожаление, что лишнего про армию наговорил. Как же они могли всё это хулиганство мне приписать? А в самом деле ведь – кому ещё? Всё на меня указывает. И я бы на их месте не сомневался. Но я то знаю, что этого не делал и в мыслях не имел! А они смотрят гневно! Мне даже показалось, что кто-то зло шипит. Моё глубокое, искреннее изумление их ничуть не смутило – решили, видимо, что хорошо злодей играть умеет. Но вот они, кляксы лазурные! Кто же, действительно, их присадил? Предположить совсем невероятно очень ловкую провокацию некоего тайного недоброжелателя с использованием моей авторучки. Однако, потянулся к карману пиджака – авторучка на месте. И на обед ходил с ней. Какой-то сумасшедший дом!

А вот и власть. Воинственно блестят очки, и цепкий взгляд старается вмиг уловить, кто чем здесь дышит. Женщины опять расступились. Молчание. А я никак не могу сдержать совсем неуместную улыбочку. Начальница с расширяющимися глазами наплывает на поруганный халат свой и ей, конечно же, ясна уже картина. Коллеги оперативно наблюдают за обоими. Без слов, каким-то знаком шефиня увлекла всех в коридор, меня оставив наедине с художеством. Что-то доказывать? Или работать как будто ничего и не случилось? Я взгляд никак не оторву от яркой синевы на белом накрахмаленном халате. Загадочно и слишком уж жестоко. Тут забегает одна из дам, которая ко мне получше относилась, и призывает:

– Коля, быстро извинись! А халат постираешь. Хочешь, я возьму… Шефиня же сейчас пойдёт к директорше! Будет грандиозная разборка! Скорее!
– Да не делал я этого!
– Ладно! Уж мне-то не надо! – и убежала.

Красивые синие пятна на белом крахмальном халате… Стоп! Крахмал… Синий цвет… Мы же химики! Качественная реакция на крахмал… Синий цвет… С йодом! Кто-то нечаянно забрызгал раствором йода, стряхивая пипетку? Но мы не работаем с йодом… Рядом с начальским местом стоит прибор, на котором уже несколько дней по полчасика колдовала девушка из соседней лаборатории. Но у неё я видел какие-то прозрачные, бесцветные, а не жёлтые йодовые растворы. Да и в тот день, как будто, она не появлялась. Однако, жёсткая и однозначная презумпция моей виновности звала к немедленному разбирательству. Проскочив в коридоре через митинг коллег, сквозь эту ауру, кипящую негодованьем, в сильном поле которой и впрямь начинаешь вину ощущать, я кинулся в соседнюю лабораторию. Та девушка на месте, слава Богу!

– Ты сегодня работала у нас?
– Да, в перерыв, чтобы не мешать.
– Что у тебя за растворы?
– Растворы йода, а что?
– !!!… Почему такие бесцветные?
– Разбавленные очень, а что?

Я чмокнул её в очень удивлённую щёчку и кинулся к своим прокуроршам. Начальница как раз только направилась к директорскому кабинету.

– Постойте, пожалуйста! У меня маленькое сообщение! Про чудесницу-химию!

Шумели ещё долго. Никто не извинился, но все кроме начальницы смеялись.

Второй памятный эпизод случился уже в последний год нашей совместной работы. Не померкла наша нелюбовь. Это взаимное чувство прошло испытание временем и превратилось в привычку. Давным-давно моя добрая начальница упекла меня в механизаторы, и я по разу, а то и по два в год торчал в колхозах. Вообще-то, напасть, каких мало. Она, может, всё не прощала отношение к армии – пусть, дескать, этот научный сотрудничек хоть здесь потопает в кирзе по грязи чернозёмной. Ведь даже милый первенец её – ангелочек с золотистыми кудряшками – в своё время бегал по военному городку в маленьких кирзовых сапожках армейского образца. А она любовалась нежными солнечными завитками, с которыми так не вязалась грубая кирза. Тогда и разговоров ещё не было об альтернативной службе, но вот по сути именно её начальница мне удружила. Раз пятнадцать я тянул механизаторскую лямку. С другой же стороны – кого ещё она могла послать на трактор, если требовали сверху – не женщин же. Ведь в этом коллективе из мужиков один лишь я прижился.

А вышло так, что в тракторных делах я видеть стал и неожиданные прелести; из них главнейшая – беспредел отгулов. Загоняли в колхоз строго в срок – отслеживала это многозвенная система, вернуться раньше тоже плохо – загонят тут же снова и надолго опять. А вот, если попозже возвратишься, здесь за тобой контроля никакого – просто молодец да и всё. Но надо заручиться бумажкой из колхоза. Если ты работал хорошо, дают почётную грамоту, в ней-то и может щедрый председатель поставить любую дату. И интересно, что все довольны – председатель за ударную работу отблагодарил бесплатно, начальству НИИ эти дни идут в зачёт пред райкомом, а моя начальница рада, что больше никого из её группы не пошлют в колхоз. Страдала лишь работа. Безнаказанность и бесконтрольность, конечно, развращали, и я каждый раз возвращался с механизаторства всё позже, всё большим делаясь героем. И на доске почёта надолго закрепилась моя физиономия.

В тот год я посевную отработал в таком чудесном месте, что сам по доброй воле не раз потом бывал там – в Верхнем Карабуте. Это жемчужина донская. И не спешил домой, но вот уж председатель привычную вручает грамоту. Мать честная! Вот это залепил он срок отъезда! Почти пару недель ещё на нелегальном положении болтаться! Лафа! Но – ёлки-палки! – в этот срок попадает и день рождения моей начальницы. Не поздравлять неудобно – ведь как на грех поздравил же я прямо из этого колхоза нашу молоденькую и симпатичную лаборантку. Даже стихи ей послал на работу. Начальница обидится, конечно. Шефиню огорчать, увы, мне приходилось, но в день рождения… Поздравить из колхоза прекрасно было бы и для легализации афёры. Но как исполнить это? Специально в Карабут приехать и телеграмму дать? Уж больно далеко и сложно добираться. Письмо оставить коллегам-трактористам и срок отправки указать? Но слишком уж большие мастера спиртного: как положиться? Впрочем, времени много ещё – там увидим. А подпольный отпуск проскочил мгновенно – в природе в основном, как и положено заправским нелегалам: в седле велосипедном, в загаре на лугах и в аромате ландышей.

Подходит срок. Я не подхалим, но обижать шефиню не хочу. И надо нашим подтвердить, что мы всё пашем. Пришёл на телеграф в своём дворе. Командует девушка-соседка. Задобрил шоколадкой и попросил невинный совершить подлог, всё объяснив. Мгновенно поняла и отстучала хороший текст на живописном бланке, со всеми атрибутами деревни Карабут – не поленилась в телеграфный справочник залезть. Всё честь по чести, как будто из колхоза на адрес института.

День воскресный. Конечно, дома у неё уж праздник, а на работе завтра для коллег. Уговорил одну знакомую доставить телеграмму в институт и передать вахтёрше. Она для натуральности даже заставила вахтёршу расписаться на каком-то бланке. Эффекта никакого я не ждал, но он всё превзошёл. Вахтёрша сразу позвонила имениннице и зачитала. Как раз, когда собрались гости. Утром на институтской вахте прилюдно и торжественно вручается сам текст. Конечно же, и в нашей группе за столом зачитывали текст «телеграммы». Когда я – загорелый, отдохнувший и с грамотой в руках – явился, наконец, в лабораторию, только и было разговоров, какой внимательный я и молодец какой. Не раз моё это внимание она припоминала и искренне светилась благодарностью – прямо с посевной сумел поздравить! И думала, наверно, что не такой уж я плохой, как ей всегда казалось. А мне, конечно, становилось стыдновато.

Давно на пенсии моя начальница, а эту поздравительную «телеграмму их колхоза» тепло вспоминает при встрече. Эстафету власти надо мной приняли другие, но несут, увы, в том же духе, предсказанном неприличным рисунком давнего психологического теста. Судьба!

И сам по себе ещё получился один небольшой эпизодик. Когда эти строки заканчивал, узнал, что их героиня в больнице и сделали ей серьёзную операцию. А тут как раз мой день рождения настал. Вдруг мне звонок телефонный. И слабый голос поздравляет…

Дай же Бог здоровья начальнице первой моей!
 

Вершина падения...

(Соломон Ягодкин)
 7    2014-02-01  2  648
ОРУДИЯ НАРОДНОЙ ЛЮБВИ...
Народ наш, он какой есть, такой и есть. А для всех тех, кто не народ, у нас всегда найдётся дубинка и кастет, чтобы никто народом наших не брезговал...

И ТУТ ОТСВИСТЕЛО...
Трудовых рекордов было много, а вот труда - мало, весь в рекорды ушел...

ВЕРШИНА ПАДЕНИЯ...
В избе, которая столетиями топится "по-чёрному", могут жить или святые люди, или вконец озверевший в своих норах люд...

АНТАРКТИЧЕСКИЕ ГРЁЗЫ...
Чтобы быть до конца последовательными, следующие Летние Олимпийские игры мы должны провести в Антарктиде, и для этого её срочно завоевать...

ОКОВНЫЙ АККОМПАНЕМЕНТ...
Народ счастлив, и это счастье не может заглушить для него даже звон его собственных цепей...
 

Скамейка под наблюдением

(смеха)
 0    2006-06-28  0  1090
- Читай, а я пока рассмотрю ее, - сказал майор Гранченко и внимательно стал
рассматривать камеру.
"Камера, оборудованная "ночным видением" и микрофоном, позволяет вести
наблюдение в полной темноте.
Беспроводная система видео наблюдения, не требует соединительных проводов и
устанавливается самостоятельно". - Та это ж находка для нас. Наконец-то и мы при камере, - радостно говорил
майор, прерывая чтение молоденького милиционера. - Продолжай дальше, - довольно улыбался майор, поглаживая огромный живот,
похожий на бочку.
- Для видео - и аудио наблюдения, это позволяет расположить камеру в любом
месте, как на улице, так и в ...
- Во! То шо нам и надо, - продолжал восхищаться Гранченко, любуясь камерой.
- Камера оснащена микрофоном, позволяющим также слышать происходящее, она
миниатюрна и ее трудно заметить, - продолжал читать милиционер.
- Гриша, сможешь установить ее напротив кинотеатра "Маяковского", что бы была
видна дверь ресторана, где встречаются наши дилеры?
- Конечно могу, я у Дробового устанавливал в парке Горького на дереве. И тут
не проблема. Установлю раз надо, - отвечал деловым голосом Гриша.
- Вундеркинд ты мой! - похлопал парня по плечу майор и закурил.
- В комплект c камерой идут два диска с программным обеспечением, ну тут еще
много чего пишется, можно просмотреть отснятые кадры, записать их на диск и
т.д., но это Вам не надо, это я все знаю. Когда скажете установить ее?
- Часа в четыре утра, когда все уже или еще спят. Пойдешь с Васей и Петром,
они тебе помогут. Будьте осторожны, что бы никто вас не засек. А через сутки
посмотрим весь отснятый материал.
- Можно я уйду пораньше, раз надо в такую рань подняться?
- Иди и хлопцев прихвати с собой. Что бы мне, как штыки утром были в
Гор-саду.
Можно даже раньше четырех, если никого не будет там. Камеру не забудь, а то я
Вас знаю лоботрясов. Если что не так, головы откручу. Иди...
   Гриша сложил все в кулек и вышел под пристальным взглядом майора.
- Здоров Вася! - с широкой улыбкой вошел в кабинет седой мужчина
в штатском.
- Степан? Каким ветром тебя занесло? - пожимая руку и обнимая друга, улыбался
майор.
- Да вот приехал отдохнуть. Так что готовься, сегодня гудим с тобой. Я уже
зашел к нашим, они тоже будут у Гнатенко, там и загудим. Надеюсь вырвешься из
лап половины?
- Об чем речь, тем более, что у нее сейчас собачья работа завелась и ей не до
меня.
- Собачья? - удивленно вскинул брови Степан.
- Купила себе кобеля и гуляет с ним по вечерам, я хоч отдыхаю от нее, когда
не дежурю.
- А я уже подумал, что двуногого кобеля выгуливает, - шлепнул Степан рукой по
животу майора, от чего тот отшатнулся от него на метр.
- Осторожно, это соц накопления, нежнее, - поглаживая живот - бочку шутил
майор
- Нежнее жена сделает... - подмигнул Степан и серьезно спросил:
- Что нового у Вас тут?
- Та все как обычно, сам знаешь, "Наша служба и опасна и трудна" - пропел
майор баритоном.
- Шаляпин, ну чисто Шаляпин. Сегодня попоем от души, помнишь, как пели и
пили? - смеялся Степан.
- Скажи мне Степа, вы уже устанавливаете камеры наблюдения или еще не дошли
до цивилизации?
- Пока еще нет. Но обещали. А у Вас как с этим?
- Придешь после завтра, покажу шо наснимали, - хвастливо произнес
майор и поднял трубку телефона. - Нина, я сегодня задержусь, есть дело. Не знаю когда буду, но не раньше
24.00. Потом поговорим, нет время. Будь! Вот так вот с ними! - властным голосом сказал майор
- Ты молодец, а я свою совсем распустил, орет и орет. Правда я уже настолько
привык, что не обращаю внимания. Но надзор, есть надзор. А у тебя с этим лихо,
молодец, похлопал по плечу майора друг. Ну все будь, ждем тебя после работы у Гнатенко.
   
   
   - Есть предложение, сходим в Гамбринус, потом ко мне домой, а потом камеру
установим, - предложил ребятам Гриша.
   - Васек, а ты говорил что мать прислала тебе самогонки, - сверкая глазами от
пред-вкушаемого удовольствия, спросил Петя.
   - Ну прислала, я шо отказываюсь. Хотите пойдем ко мне. У меня сейчас кризис с
гривнами, не потяну Гамбринус, - ответил Вася и почесал курносый нос.
   - О! И нос чует хорошую пьянку, - потирая руки и глотая слюну, сказал Петя.
   - Ребята вы что? Мы же упьемся и потом проспим все на свете, - забеспокоился
Гриша.
   - Не переживай, что впервой, отоспимся до трех ночи, если конечно сейчас
начнем. У тебя много самогонки? - любопытствовал Петя.
   - Две грелки. И еще наливка вишневая, бьет по мозгам тильки так.
   - А закусь есть? Или купить надо? - спросил Петя и полез обыскивать свои
карманы.
   - Да ладно тебе, мама прислала курку, ковбасу, яйца, сало есть, лук, огурцы,
картопля, не помрем с голодухи.
   - А если твоя хозяйка разорется? - настороженно заметил Гриша.
   - Баба Дуня? Нет, не разорется, мы и ей чуток нальем, будет спать как убитая,
- успокоил друга Вася.
   - Раз пошла такая пьянка, двумя грелками не обойдется, давайте еще
пива купим, как раз в яблочко, - предложил Петя друзьям.
   - Да вы что ребята! Гранченко порвет нас, как собака, если проспим установку
камеры, - воскликнул Гриша и раскрыл еще шире и без того большие глаза.
   - О, идея, спать не ляжем, ты молодчина Гриша, так и сделаем. Бухнем и не
ляжем спать, как говорится: "на чеку солдат, под щекой автомат!"
   - Сам придумал? - спросил Вася восхищенно и добавил торжественно:- По коням!
   
   Пьянка была в стадии завершения. Вася спал в углу возле шкафа в обнимку с
бабой Дуней. Гриша в одной руке держал пиво, в другой сигарету и не мог понять,
что ему больше хочется сделать, выпить или покурить, от этого вид у него был
озадаченный и серьезный. В глазах все плыло и икота содрогала все его тело,
вызывая недовольство Петра.
   - Ну выпей ты пива и не икай, хочешь я закрою тебе дыхание и ты не будешь
икать? - с трудом вставая промямлил Вася.
   - Еще не хватало, что бы ты меня задушил, я между прочим на службе, кстати
который час? - с трудом выговаривая слова, произнес Гриша и посмотрел на
танцующего с бутылкой друга.
   - Я что тебе циферблат, цифербл..ть, - он стал склонять на все лады это слово
и расхохотался, чем вызвал истеричный смех у Гриши.
   - Хлопцы, вы шо, з глузду зъихалы? - Вытаращив глаза спросил Вася, освобождая
ногу из под бедра бабы Дуни. - Котра годына? - спросил Вася и посмотрел на хохочущих ребят пьяным
взглядом.
   - О, это последняя стадия у Васелька, раз перешел на родной язык, - смеялся
Петя заваливаясь на Гришу и падая с ним на пол.
   - Мои Вы соколята, шо ж Вы бабу Дуню не разбудили, я ведь просила, что бы в
три часа ночи разбудили. Мне ж за товаром на толчок надо, - баба Дуня обвела
трезвым взглядом милиционеров и качая головой произнесла: - Не умеете пить, не пейте, берите пример с меня, старая закалка... Вася,
будешь уходить, не забудь дверь закрыть. Мне пора на базар, - она еще раз
внимательно осмотрела ребят и добавила качая головой: - Моя милиция, меня бережет...
   - Что она хотела этим сказать, - спросил Гриша, провожая пьяными глазами
женщину.
   - Тетя Дуня, это клад, клада, кладу, - опять стал склонять Петя и разразился
отборным матом.
   - Она сказала три часа?! - как бы очнувшись, закричал Гриша и стал торопить
ребят, с трудом выговаривая слова: - Бегом в Гор-сад, три часа, пи....ц. Кранты, караул. Дебилы собирайтесь! -
он хватал то одного, то другого и тряс их за плечи, - пока они не стали
понемногу приходить в себя.
   - Через полчаса пьяная троица, вооружившись бабы Дуниной стремянкой, шли
качаясь по Дерибасовской.
   С трудом установив камеру, ребята решили позвонить
Гранченко.
   - Василий Данилович! Ваш приказ выполнен, можно мы придем на работу завтра,
сильно спать хочется, с трудом промямлил Гриша, - и замер возле телефона
открывая глаза все шире и шире. - Не понял... понял, понял, куда? Понял, А, это вы? Ну тогда передайте
майору... да, да, понял, извините.... Гриша повесил трубку и глядя испуганно на
ребят прошептал: - Не понял..., Который час?
   - Ну шо он сказал тебе, - спросил Вася трезвеющим голосом, испуганно глядя на
Гришу.
   - Его нет, он на дежурстве, жена меня послала, сказала передаст ему
все..., что все, я не понял. А вот теперь нам точно п....ц, - заругался Гриша и
сплюнул.
   - Что то я трезветь начал, ты хоть камеру нормально прицепил? - серьезным
голосом спросил Петя и подняв голову уставился на дерево.
   - Нормально, пора уходить. Люди уже начали просыпаться. Пошли спать. Завтра
утром бос захочет прокрутить все, что запишется сегодня, я должен быть, как
огурчик. Кстати Гранченко дома нет, наверно тоже бухает. Жене сказал, что
дежурит. Всё... разошлись, как в море пароходы, - закончил свою речь Гриша
полностью трезвея и уходя не попрощавшись.
   - Он ушел по английски, - засмеялся Петя и обняв Васю спросил:
   - А что кореш, у тебя еще, что-то осталось выпить?
   - Та ты шо? - только и ответил Вася и тяжело вздохнул,
   - Лады, пойдем спать, - устало сказал Петя, и они зашагали немного
раскачиваясь.
   
   
   - Ну как ты? - спросил открывая дверь Степан.
   - Умираю, - сиплым голосом ответил майор, подняв на друга красные глаза.
   - Бывает... Я тоже еле поднялся. Ради твоего фильма пришел.
   - Какого фильма, - удивился майор.
   - Да, ты совсем плох. Немудрено, два дня накачивались. Неужели не помнишь?
Пообещал показать. Тот что в Гор.саду снимали.
   - А, этот... помню. Сейчас пойдем посмотрим, - грузно поднялся майор.- Знаешь, всегда удивлялся, как ты умеешь пить. Два дня пили вместе, а ты,
как огурчик. А я совсем плох. Поверишь, жену два дня не видел. Сегодня утром
глянул на нее, а она смеется. Я даже испугался, не заболела ли чем.
   - Честно говоря, я тоже глядя на тебя, чуть не рассмеялся, - сказал Степан
указывая на форменную рубаху, одетую навыворот.
   - Переодеваться не буду, - накинув пиджак, выходя в коридор, буркнул майор.
   
   - Ну что Гриша, готов показать, что наснимал? - спросил майор, глядя на Гришу
красными глазами.
   - Пожалуйста, все готово для просмотра, прошу садиться! - приветливо улыбался
парень.
   - Типун тебе на язык, сидеть не собираюсь, - раздраженно сказал майор,
усаживаясь в кресло возле компьютера. - Присаживайся Степан, будь как дома!
Давай вундеркинд, посмотрим, что наснимал, - закуривая просипел майор.
   Все трое внимательно смотрели на экран монитора, как бы в ожидании чуда.
   
   ----
   
   Дворник подошел с метлой к скамейке и ругая последними словами все
человечество,стал сметать газеты со скамейки на землю - Гадят, а ты убирай... Бездельники! Чего тут сидеть? Что работы нет? Платят
копейки, а .... Он замер и уставился в одну точку. Под скамейкой лежал кошелек.
Дворник оглянулся по сторонам. Быстро нагнувшись поднял кошелек и засунул в
карман брюк. Оглядевшись внимательно по сторонам, он сел на скамейку и
насвистывая песенку Мефистофеля -"Люди гибнут за металл", вытащил осторожно
кошелек и стал проверять содержимое. Кошелек был пуст... Дворник недовольно
повертел его и внимательно осмотрев спрятал в карман. - Твою мать! - зло процедил сквозь зубы и ожесточенно стал мести вокруг
скамейки.
   Солнце осветило скамейку и она греясь в его лучах, будто приглашала всех
желающих разделить с ней одиночество...
   - Давай тут сядем. Я не могу больше идти, прошу тебя... - проговорила тучная
женщина в физкультурном костюме.
   - Опять ты начинаешь, каждое утро одно и тоже, так ты никогда не похудеешь, -
ответила ей худощавая, высокая женщина.
   - Будете жрать, бумажки бросайте в урну, я вам не нанялся тут - сердито
обратился к ним дворник, размахивая веником в разные стороны, поднимая пыль
вверх.
   - Между прочим, мы спортом занимаемся, а не едим, или вы не зрячий -
огрызнулась тучная женщина и плюхнулась всей своей массой на скамейку.
   - Спортом...хи-хи-хи..., с такими телесами пора в суп, а не в спорт, -
захихикал дворник, сплюнул и направился к другой скамейке.
   - Вот видишь! Даже это убожество и то смеется над тобой, а ты сидеть
собралась, вставай и пошли дальше, бери пример с меня, мне тоже 45, но я выгляжу
моложе и чувствую себя лучше, пошли быстрее, расселась, - и она схватив за руку
подругу подняла ее с силой, и считая раз, два, раз, два, поспешила с ней по
алею...
   
   
   - Шо цэ такэ? - переходя на украинский язык, прохрипел майор, - тыкая пальце в
экран.
   - А что? - испугано прошептал Гриша и пожал плечами в недоумении.
   - Я где просил тебя снимать? Шо это за бабы, шо эта ще за скамейка? Где
ресторан? - переходя на крик и багровея кричал майор.
   - Я, я, я, - только и мог вставить Гриша хлопая глазами, как музыкальными
тарелками.
   - Вася, успокойся, мне даже интересно. Давай посмотрим. Ну что ты так
бушуешь? Еще инфаркт схватит. Потом перевесит правильно, делов то, - успокаивал
друга Степан.
   - Досмотрю эти сопли и уволю, - немного успокаиваясь сказал майор, закуривая
новую сигарету и выпуская дым в лицо испуганного Гриши.
   
   ----
   
   - О вот скамейка прикольная, - три девочки 12 лет, толкаясь и весело смеясь,
заняли скамейку
   - Девчонки сигарет нет? - поинтересовалась одна из них
   - Откуда, мамаша вчера выгребла у меня все, - ответила
толстушка
   - А я хочу бросить, задумчиво произнесла прыщавая девочка, с короткой
стрижкой "под мальчика".
   - Ты что дура, с чего это ты?
   - Так прикольно, все шмалят а я нет.
   - Мы тогда с тобой не будем тусоваться - сказала серьезно толстушка
   - Окей, я еще помозгую...
   - О кстати, вы вчера видели Зинку - бочку?
   - Я видела, она свалила с алгебры с Квазимордой,- сообщила высокая девочка в
джинсах - Он ее трахнул прямо на матах в физ.зале,- добавила она и плюнула сквозь
зубы.
   - Ну и что, я с ним трх...сь в учительской, когда были каникулы, - хвастливо
заявила девочка в джинсах.
   - Ну и как он? - поинтересовалась толстушка.
   - Слюнявый, вонючий, кролик...
   - Я так и думала, он меня вчера убалтывал, но я, как чувствовала и
отказалась,
а Бочка пошла... - задумчиво проговорила толстушка.
   - Она дура! - в один голос воскликнули девчонки
   - А меня вообще от него колбасит, - скривила пухлые губы прыщавая.
   - Пора в школу, еще сигареты надо где-то достать. Пошли! - приказным тоном
проговорила толстушка и резко поднялась. Девочки, как по приказу пошли за ней.
   
   
   - Вот смотли камеетька касивая! - трехлетняя малышка с мышиными хвостиками
положила куклу на скамейку и влезла на нее с большим трудом. Она взяла куклу на
руки и стала кому то кричать: - Иди калее!
   Мальчик четырех лет подбежал к девочке и сел рядом с малышкой.
   - Давай будем иглать в папу и маму - сказал мальчик и стал целовать девочку в
губы
   - Мама! - захныкала девочка отбиваясь от мальчика и царапая ему лицо.
   - Ну что же вы такие глупые! Леночка, Игорек тебя любит.
   - Я хотел иглать в папу и маму - хныкал мальчик, вытирая огромные голубые
глаза.
   - Леночка ты будешь мама, вот бери куколку и качай, а Игорь, как папа будет
тебе помогать держать коляску - и женщина подвинула коляску поближе к мальчику.
Она поцеловала и успокоила дочку и отошла к маме Игорька.
   - Потему лебенок патит? - зло стал кричать Игорек и бить Леночку по спине
кулаком, - Сука! посла вон, я плисол с лаботы, хотю спать - кричал мальчик, толкая
Леночку и стараясь скинуть ее со скамейки.
   Леночка истерически плакала отбиваясь двумя руками. Обе мамы подошли и стали
успокаивать детей.
   - Вот видишь, я же говорила тебе, что садик портит, - оправдывалась виновато
мама Игорька Леночкиной маме.
   - Да, точно портит, я свою отдам в 5 лет, ни раньше. Они взяли детей и
направились к фонтану.
   
   - Фу, ну и жара, такой жары я не помню еще,- вытирая пот платочком жаловалась
старушка, вытаскивая из кулька подушечку и с удовольствием садясь на нее.
   - А по моему вшегда так в июле, школько помню шебя, вшегда жарко в это время,
- шепелявила вторая старушка усаживаясь рядом.
   - Тебя не переспоришь Аня, никогда не соглашаешься, даже если я права,
сколько помню тебя, ты всегда споришь.
   - И ничего не шпорю, это ты вшегда шпоришь и жлишьшя на меня.
   - Вот чего нет, того нет, никогда не злюсь, это ты всегда ворчишь и ворчишь,
заплевала меня всю своим упертым характером, - вытирая лицо платком раздражалась
старушка.
   - Ты шпорить, шпорь, а меня не ошкарбляй, не то уйду на другую шкамейку -
обидчиво сказала старушка и отвернулась.
   - А я и не оскорбляю, говорю как есть, ты бы сходила к зубному и вставила бы
зуб, тогда бы не плевалась и не шепелявила, - также обидчиво ответила старушка и
тоже отвернулась.
   - Девочки, можно возле Вас присесть? Вы принимаете гостей? - спросил
аккуратный старик с палочкой.
   - Принимаем! - радостно проговорила старушка и придвинулась к подруге,
освобождая побольше места.
   - Жачем ты его приглашила, начнет курить, дышать нечем будет, в тот раз
задымил вше вещи и волошы, - шептала Аня недовольно подруге на ухо.
   - Вот видишь, я же говорила, что ты вечно всем недовольна - так же на ухо
прошептала старушка Ане и посмотрев на старика ласково произнесла:
   - Мы всегда Вам рады Тимофей Васильевич. Аня говорит, что тоже рада Вам.
   - А я как счастлив, после встречи с Вами всегда хорошо на сердце и хочется
жить и жить...подмигнул старик старушкам
   - Одной ногой в могиле, а вшё туда же, куда ему жить, дрожит уже - шептала
Аня на ухо подруге.
   - Отстань от меня, все ухо обслюнявила, хватит уже - вытирая ухо и
отодвигаясь от нее, прошептала старушка.
   - А как Ваши дети, приехали уже? - интересовалась старушка улыбаясь.
   - Да, вчера вернулись, вот привезли мне из Турции рубашку, сандали и сигареты
с ментолом - хвастался старик, закуривая и поднимая то одну, то вторую ногу в
кожаных сандалиях.
   - Вы не могли бы не курить, у меня аштма - чеканя каждое слово, проговорила
Аня, при этом зло сверкнула глазами в сторону подруги.
   - Что у Вас уважаемая? - спросил старик, гася сигарету о сандали и пряча ее в
коробку.
   - Аштма - громко ответила Аня и отвернулась.
   - Да, сейчас столько новых названий, заболевания какие то новые. А что врачи
говорят, это излечимо? - участливо спросил старик обращаясь к Ане.
   - Она говорит астма, у нее нет переднего верхнего зуба, вот она и не
выговаривает с и еще з - объяснила старушка и ткнула в бок Аню, на что та,
нахохлилась как наседка, раздувая красные щеки.
   - Ах астма! Это плохо, надо лечить голубушка, вы еще молоды, нельзя запускать
болезни, да и к зубному надо пойти, вот у меня мост и ничего. Говорю
нормально, понятно.
   - Скажите Тимофей Васильевич, дети все время ездят в Турцию?
   - Конечно, а как же иначе, жить то надо.
   - Да сейчас, что бы прожить надо вертеться - согласилась старушка, - и
продолжила:- Мои дети работают, но денег не хватает, я вот предложила Ане, давай будем
вязать носки, шапочки и пойдем на привоз продавать, так она ни в какую, сильно
важная, сидит на шее у дочки и не хочет ничем помочь. Она ведь бывший работник
обкома, - засмеялась старушка и толкнула Аню в бок.
   - Есть украинская поговорка, как раз для Вас Аня: - "Паны мои дрибнесэньки, а
воши, як биб," - проговорил старик смеясь.
   Аня поднялась и глядя на старика открытыми, злыми глазами, стала изливать
свою обиду:
   - Пушьть я бывший работник обкома, пушть у меня аштма, пушть у меня нет жуба,
но я не дымлю в лицо шигаретами, и не ложу жубы на ночь в штакан ш водой и не
хожу ш палкой и не дрожу, как лишт. И ни тебе, штарый хрен в турецких шандалях,
меня учить, - гордо прокричала старушка, и посмотрев на подругу язвительно
добавила:
   - И не шижу на подушке, иж-жа гемороя, и не тряшу перед каждым умирающим
штариком пышными под ношом ушами - и она понимая, что ее могут не понять,
демонстративно ткнула пальцем под нос подруге, указывая на ее седые усы. Бодро
развернулась и ушла.
   - Подожди, остановись, ну какая же ты все таки вредная, подождииии...
Старушки удалились, оставив растерянного и обиженного старика одного.
   - Женщины, женщины, ну ничего нельзя сказать, сразу обижаются, привыкли к
комплиментам только и...
   - Дед, ты чего тут один разговорился? - спросил его бледный, худощавый парень
присаживаясь на скамейку и внимательно оглядывая старика с головы до ног.
   
   ----
   
   Смотри, Гриша! Это же "чинарик", мы его пасем полгода, а тут вот он где, -
ободрился майор и придвинул стул поближе.
   - Ну вот видишь, а ты орал на пацана. Смотри внимательно может еще, что
увидишь..., заинтересовано сказал Степан и подмигнул улыбающемуся Гриши.
   - Та тихо Вы! Давайте смотреть, - прорвавшимся голосом сказал майор,
закуривая
   
   ----
   
   - Чего разговорился, спрашиваю - повторил вопрос парень и обнажил беззубый
рот.
   - Да так, рассуждаю о женщинах, - ответил старик и засмеялся приветливо.
   - А чего сидишь один, не скучно? Закурить есть?
   - Вот, угощайся, с ментолом, - радостно протянул старик пачку парню и
заботливо поинтересовался:
   - А ты почему зубы не сделаешь, молодой ведь, надо к врачу пойти.
   - Денег нет, не хватает на еду, а ты говоришь к врачу. Вот у тебя сандалеты
прикольные, кожа? - с интересом спросил парень и потрогал их рукой.
   - Кожа натуральная, дети привезли из Турции.
   - И часто ездят в Турцию?
   - Часто. Потом торгуют, тем что привезли. Сегодня с утра на седьмом километре
и вчера весь день продавали, так и живем сыночек, - рассказывал старик,
наслаждаясь тем, что парень охотно и внимательно слушал его.
   - Уже 13.00, не пора ли тебе дед обедать? - спросил парень, поглаживая старика
по плечу.
   - Пора сынок, надо идти, я тут недалеко живу.
   - Так я провожу тебя дедуля, мне все равно делать нечего - взяв под руку
старика, парень помог ему встать и поддерживая, ушел с ним...
   
   ----
   
   Так вот хто помыл квартиру деда, - потирал руки Василий Данилович, ерзая на
стуле от удовольствия.
   - Ну вот, раскрыл дело, сидя у экрана, подзадоривал друга Степан.
   - Это точно! Теперь мне море по колено с этой камерой, - радовался майор,
продолжая внимательно следить за скамейкой.
   
   ----
   
   - Сегодня нам везет, скамеечка свободная в такое время, - три молодые женщины
сели на скамейку.
   - Вообще то у меня были на сегодня другие планы - сказала красивая, стройная
блондинка, поправляя вьющиеся до плеч волосы.
   - С каких пор ты начала планировать? - рассмеялась пышная миловидная
брюнетка, внимательно рассматривая свои холенные руки, в золотых кольцах.
   - Я всегда все планирую с тех пор, как родилась, - надменно произнесла
блондинка.
   - Девочки прекратите! Опять поссоритесь! Так хорошо пообедали, теперь посидим
немного и опять на работу, а вы спорите вечно! Впитывайте жизнь, - произнесла
лениво потягиваясь и жмуря глаза от солнца, полненькая женщина, с короткой
мальчишеской стрижкой.
   - Верочка, тебе легко рассуждать, у тебя вообще нет никаких проблем. Муж
золотой, свекруха позолоченная, тесть бриллиантовый, ребенок вундеркинд, все у
тебя как в сказке, кстати и работа не бей лежачего, - ехидно заметила брюнетка и
многозначительно посмотрела на блондинку.
   - Можно подумать у тебя работа каторжная, сидишь на кассе и хлопаешь глазами,
что тебе не нравиться не понимаю, все тебе не так, - ответила Верочка и прикрыла
глаза нежась от солнечных лучей.
   - Это точно! Люся ведь ты живешь без проблем, - затягиваясь сигаретой
произнесла блондинка и внимательно посмотрела в сторону молодого мужчины,
стоящего у фонтана.
   - Это я живу без проблем? А то, что мой гуляет черт знает с кем и является то
в помаде, то в духах, это нормально по твоему? Тебе легко рассуждать, ты одна ни
забот ни хлопот, вольная птица, - завистливо сказала Люся.
   - Можно подумать, что я гуляю с твоим мужем. Чаще любовью занимайся, не будет
смотреть по сторонам, лежишь наверно как бревно, вон посмотри отрастила брюхо,
как у бегемота, а вообще, может он у тебя голубой? Сама говоришь, то в помаде,
то в духах - рассмеялась блондинка, насмешливо глядя на Люсю.
   - Ну ты и ехидна, потому и муж тебя бросил, - зло отпарировала Люся.
   - Между прочим, я сама ушла, так как не похожа на тебя и терпеть гулящего
мужика не собираюсь.
   - Девочки, опять вы начинаете?! А ты действительно Люсенька, занялась бы
собой, а то бросит муж, что тогда будешь делать, одна с ребенком. Он ведь у
тебя хорошо крутиться, вон вся в золоте и ни в чем себе не отказываешь. Вообще
могла бы не работать, ходила бы на массаж, аэробику, диеты делала бы, тогда и
муж не захочет другую, - учительским тоном наставляла Вера брюнетку.
   - Почему ты ей ничего не скажешь, - сверкнула в сторону блондинки Люся и
вытерла слезу.
   - Милая, ну что ты так все воспринимаешь, совсем нервы ни куда, - обняла Вера
брюнетку и поцеловала.
   - Я что толще тебя, что ты меня к массажисту посылаешь, ты тоже не худая, но
муж от тебя не гуляет.
   - Может и гуляет, так она сама рожки ему рисует, не то, что некоторые, -
выпустив колечки дыма, произнесла блондинка чарующим голосом.
   - А что, жизнью надо наслаждаться. Люська кстати, давай познакомлю тебя с
Вахтангом - друг моего Гиви. Мужик - чудо! Квартира, машина, красавчик.
   - Точно, хоть почувствуешь себя женщиной, а не домработницей, - оживилась
блондинка и стала приветливо улыбаться Люсе.
   - Да вы что девочки? - глаза брюнетки высохли от слез и округлились,
показывая удивление от услышанного. Через секунду брови изогнулись, и она
задумчиво произнесла:
   - Я такая толстая, захочет ли он меня?
   - Да что ты Люська, посмотри какая ты хорошенькая, заодно и похудеешь и муж
начнет любить, проверенный метод, уверяю тебя. Ты думаешь у меня все было
гладко, пять лет жили душа в душу, а потом стал к соседке заглядывать,
тогда я быстро себе нашла тренажер, живот подкачала и стала мила мужу сильнее
прежнего. Живота нет, но в теле, поверь мужики таких любят. Теперь меня и
любовник и муж
любит, вот так, а ты разнюнилась, как маленькая. Живи, наслаждайся, жизнь
прекрасна!- убедительно наставляла на путь истины Вера, изумленную от
услышанного Люсю.
   - А где ты такой тренажер нашла? - с интересом полюбопытствовала Люся, чем
вызвала смех у подруг.
   - Глупая! Тренажер под именем Вахтанг, - заливалась громким смехом блондинка,
обращая на себя внимание прохожих.
   - Девочки, что Вас так развеселило, может поделитесь счастьем? - проговорил
молодой мужчина, глядя на блондинку страстным взглядом.
   - Отчего ж не поделиться, если интересно, - игриво сказала блондинка,
осматривая мужчину оценивающе.
   - Можно Вас украсть у Ваших подруг на минуточку?
   - Только на минуточку? Можно и на две, - засмеялась блондинка, поднимаясь со
скамейки и отходя в сторону с мужчиной.
   - Между прочим он женатый, - прошептала Люся брюнетке на ухо.
   - Ну и что? Подумаешь, сегодня женатый, завтра разводной, все в жизни
меняется, лови миг удачи и не грусти!
   - Нет, я так не смогла бы, это неправильно - возмутилась Люся качая головой.
   - Прекрати, мой Вахтанг тоже женатый, но жена в Тбилиси, а он тут один живет.
Я и не чувствую, что у него есть жена.
   - Нет, я так не смогу, вот тут, - и она приложив палец к левому виску
продолжала: - Хочу изменить назло, что бы отомстить за все унижения и измены. Но тут - и
она приложив палец к правому виску, глубоко вздохнула добавив: - Не могу и не хочу, да и как я буду в глаза ему потом смотреть, он сразу
увидит, что я изменила... Да и толстая я, стыдно оголиться перед чужим мужиком,
перед мужем не стыдно, он меня видел худенькой, привык уже ко мне и к
толстенькой...
   - Глупая, если бы привык, не шел бы на сторону. Подумай и завтра дашь ответ,
а я поговорю со своим насчет Гиви. Не теряй момент, еще десять лет и вообще
никому не будешь нужна, а мужу и подавно.
   - Ну что сплетницы, пошли на работу, а то без нас магазин не откроют, -
веселым голосом сказала блондинка.
   - Ну что договорилась встретиться? Кто он, чем занимается? - интересовалась
Вера.
   - Потом расскажу, без свидетелей, боюсь жаба задавит некоторых, - смеясь
сказала блондинка, глядя на Люсю и протягивая ей руку. На что Люся показала ей
язык и сама быстро поднялась. Женщины удалились в сторону гостиницы "Пассаж"...
   
   ----
   
   - Вот тебе и бабы! - присвистнул Степан, но тут же осекся глядя на серьезное
лицо майора.
   
   ----
   
   - Девочки куда же вы? Останьтесь, - трое мужчин в рабочей одежде сели на
скамейку и с интересом рассматривали удаляющихся продавщиц Пассажа.
   - Да ладно Серый, оставь их. Не видишь, это птицы большого полета, к ним без
капусты не подойдешь, - остановил кричащего друга блондин, с фигурой атлета.
   - Это точно, видел ту толстуху, вся нафарширована золотом, как утка, -
прохрипел парень с видом туберкулезника и вытащил из кулька пиво.
   - А мне понравилась блондинка, я бы ее..., - высокий парень мечтательно
закатил глаза и закашлялся, поперхнувшись слюной.
   - Витек, ты я вижу совсем изголодался, - смеялся Серый.
   - Тебя жена не кормит? Или ты ненасытный? - поинтересовался парень с фигурой
атлета.
   - Ты чего Стас, думаешь после восьми лет жизни хватит жены? Это ты сейчас так
думаешь, а потом сам поймешь, что к чему.
   - Навряд ли, я женился по любви и не собираюсь изменять. Я до свадьбы
нагулялся, а теперь хочу только ее. Люблю и не стыдно признаться.
   - Да... видел я твою любовь, я бы тоже не смотрел ни на кого. Полнейший
отпад, я бы с такой..., - мечтательно, певучим голосом произнес Витек, но
взглянув
на Стаса осекся и виноватым голосом добавил:
   - Да ладно, Это я так хвалю твою...
   - Полегче, я этого не люблю, я же ничего не говорю о твоей. - Стас открыл
колу и стал жадно пить.
   - А что, можешь и сказать, я не обижусь. Не хватало еще из-за бабла
грызться,- и Витек протянул Стасу сигареты.
   - Стас вытащил из пачки сигарету и положил ее за ухо, продолжая пить и
разглядывать прохожих.
   - Блииин, смотри какая, вот это ноги, ну все видел, но таких, - Серый
рассматривал бесстыдными глазами девушку, проходящую мимо.
   - Вот и женись, давно пора, - посоветовал серьезно Стас.
   - Я что похож на п...а, мне еще жизнь дорога, я сегодня с одной, завтра с
другой, это жизнь, не то что ты Витек, - и он стал цитировать друга:
   - "Наташенька, киска, я ничего не делал, только спросил сколько время..."
   Стас и Серый стали смеяться с друга, на что он, только улыбался и
мечтательно отвечал:
   - В этом и есть вся прелесть брака, все что запретное... Сладко! - и он
послал
поцелуй девушке, чем вызвал ее улыбку. - Вот и клюнула, - он быстро вскочил и бросился догонять девушку, под смех
друзей.
   - Не понимаю, зачем ему жить с Наташкой, такая кобра. Вчера зашел к нему
после работы, так она так зыркнула на меня, чуть не утонул в ее желчи. Чистая
ведьма. Я из - за таких вот и не женюсь. У тебя Стас, девка хорошая, добрая,
нежная, красивая, - перечисляя качества жены Стаса, он прикрыл глаза,
воспроизводя в уме образ его жены.- Я бы на такой точно женился, но такие рождаются раз в 100 лет и то в одном
экземпляре, ты меня опередил, а ведь...
   - Да ладно тебе плакаться, у тебя в прошлом году была Танька - классная
подруга, чего бросил? - перебивая Серого на полуслове, спросил Стас.
   - Скучная была, все время одно и тоже "люблю, да люблю". Липкая какая-то. Я
люблю, что бы была как огонь, как искра, что бы хотелось все время добиваться
ее, быть в напряжении,
бороться за один ее взгляд! Я ведь Стас по природе охотник. А она вечно рядом,
вечно заботливая и даже не ревнивая, и все время одни и те же слова говорит - "
Сереженька, любимый, все тебе прощу, только не бросай меня..." Противно и
нудно, а ты говоришь классная, - проговорил он раздраженно и сплюнул.
   - Так найди себе бл...ь и женись, будет вечная борьба и охотиться будешь за
ней и дни и ночи, - рассмеялся Стас, и хлопая Серого по плечу добавил
серьезно:
   - Послушай Серый, если сейчас не женишься, так и проживешь всю жизнь один, да
и бухаешь ты здорово, сопьешься. Женись пока не поздно.
   - Я что враг себе, вон смотри на Витька, женат, двое детей, а он бегает со
слюной за телками, как и я, только он, как заяц лежит на бабе, а я как король и
жена в спину не дышит..., - и он потянувшись прищурив глаза от удовольствия,
добавил хрипло, - Я вольный ветер, хочу гуляю, хочу бухаю, что хочу то и ворочу, не то что
Вы...
   - К скамейке подошел потирая руки и расплываясь в довольной улыбке Витек.
   - Телка - улет! Учиться в Художественном училище. Пригласила в общагу в
гости. Так что можем все сходить. Вы как братва? - произнес Витек и раскрыл
широко глаза в ожидании ответа.
   - Я пас, мне моей хватает вполне, - сказал Стас и посмотрел на часы.
   - Я за, руками и ногами, - сказал Серый и подмигнул Витьку.
   - Стас тогда скажи своей, если вдруг Наташка позвонит, пусть скажет, что я
был у вас вечером, лады?
   - Заметано, не боись, - ответил Стас и серьезно добавил:
   - Презервативы не забудьте, общага есть общага, а мне потом с Вами в сауну
ходить.
   - Ну не трах...ся же, засмеялся Серый и присвистнул:
   - Смотри сколько натикало, опаздываем, прораб зарежет. Пошли...
   
   
   - Доченька, смотри освободилась скамейка! Я ног уже не чувствую, давай скорее
пока не заняли, - проговорила задыхаясь тучная блондинка с огромными пакетами в
руках.
   - Чего ты орешь?! Я и так слышу, потише нельзя?! Не на базаре, - зло
прошипела
стройная девушка в коротенькой юбке.
   - Людочка, ну чего ты злишься, я ведь не громко и потом базар, между прочим,
нас кормит не забывай, - виноватым голосом, заглядывая в глаза дочке, говорила
женщина.
   - Хватит мне напоминать о своем базаре, стыдно уже перед подругами, у всех
родители, как родители, а ты вечно с торбами, как торговка. И сколько раз тебя
просила не называй меня Людочка, меня все называют Мила, только ты, как
беспамятная "Людочка, Людочка", меня уже колбасит от тебя!
   - А чем же плохо, что я торгую? Сейчас все торгуют. Чем бы я платила за
колледж, если бы не вставала в 4 утра и не шла на толчок, да и сейчас купили
тебе все, что ты хотела, разве не благодаря тому, что торгую? - вытирая лицо
платком, спрашивала женщина.
   - Посмотри на себя, сколько раз говорила похудей! Так ты опять набрала
наверно килограмм 10, стыдно с тобой ходить. У наших девочек все мамы, как мамы,
только ты, как белая ворона. И вообще всю жизнь мне испортила, - злым голосом
сказала Людмила и отодвинувшись от матери, положила ногу на ногу, отвернув от нее
лицо.
   - Доченька, ну чем же я виновна, если бы папа нас не бросил, может и не
торговала бы, и если бы не такое время, то меня бы не сократили, продолжала бы
работать в своим НИИ.... А поправляюсь из-за того, что весь день, как проклятая
кручусь, верчусь и нет времени поесть нормально, а потом на ночь наемся и спать.
Так сложилась судьба, но ведь у тебя все есть, не злись доченька. Завтра обещали
пелефон принести, недорого. Помнишь ты хотела, как у твоей подружки. Все для
тебя
моя девочка... Хочешь купить себе мороженое? - и она протянула дочке деньги
заискивающе улыбаясь.
   - Ну вот еще, буду я сейчас лизать при всех здесь.
   - Тогда пойдем в кафе, хочешь? - спросила мать, просящим голосом.
   - Ну да, с тобой и в кафе, может еще на дискотеку пойдешь со мной?
   - А что, была бы худее пошла бы, - засмеялась мать и с нежностью посмотрела
на
дочку.
   - Ладно, давай деньги, сама пойду в кафе, а ты тут сиди и жди. Не вздумай,
как в тот раз, бегать и орать на всю улицу - "Людочка,Людочка!", имей терпение,
когда я уже научу тебя вести себя прилично, горе ты мое...
   Девушка взяла деньги и уже более спокойно спросила:
   - Тебе купить колы?
   - Спасибо милая, я бы минеральной выпила. Ты у меня умничка, - и она послала
вслед уходящей дочери поцелуй.
   - Скажите пожалуйста, здесь не занято? - спросила тринадцатилетняя девочка
приветливо улыбаясь.
   - Пока не занято. Дочка не скоро придет, садись, - ответила женщина и
отодвинулась на край скамейки.
   - Спасибо, - сказала девочка и помахала рукой подходящей женщине.
   - Мама, здесь не занято. Садись!
   - Ох и устала ж я. Ну их те магазины. Если б не твоя школа, никогда не
поехала бы в Одессу.
   - Я могла бы с дядей Васей поехать, помнишь он говорил, что едет на базар.
   - Та шо? Дядя Вася знает какие тебе тухли нужны?
   - Мовчи уже, поехали тай поехали, - женщина открыла сумку, вытащила пирожок и
протянула девочке. - На поешь, раз сидим, потом поедем до вокзалу.
   - А есть с яблоками? - поинтересовалась девочка, заглядывая в сумку к матери
   - Ешь шо дала, дома будуть с яблоками.
   - Я думала, что остались еще.
   - Ты съела в поизди все... Забула?
   - Я ничего и не говорю, с яблоками так с яблоками, - и она улыбнулась матери,
кусая с удовольствием пирожок.
   - Дуже дорогие тухли купили, надо было ехать не в Одессу, а купить все в
Раздельной.
   - Мама, все девочки покупали здесь на толчке.
   - Може у девочек грошей больше нашего, так мы шо, должны голодными остаться
из-за покупок?
   - Мамочка, я на каникулах пойду на ферму поработаю. Тетя Марина обещала меня
взять, - виновато говорила девочка, жадно кусая пирожок.
   - Ладно уж, купили так купили, чего уж там. Но в следующем году поедем в
Раздельную. Одно дело книги, а другое тухли.
   Она открыла корзину и стала рассматривать новенькие учебники, поглаживая их
рукой и говоря задумчиво:
   - Вчись хорошо - то нужно, а до школы можно было и в старых тухлях ходить. На
следучий год поедем купувать в раздельную одежу.
   - Хорошо, поедем - печально кивала головой девочка.
   - Ну ты еще покивай мэни, так совсем никуда не поедем.
   - Я ничего не говорю, я согласна, - испуганно сказала девочка.
   - То то же, а то разкивалась. Шо теперь из-за твоих тухлей спины не
разгибать. Скажи спасибо и мовчи. Жиночка, а где тут тролебус, що до вокзала едет, скажете? - обратилась
женщина к матери Люды.
   - Подскажу и отведу если хотите. Моя дочка сейчас подойдет, и мы тоже на этот
троллейбус пойдем.
   - Ой спасибо Вам! - сказала женщина и стала закрывать сумки.
   - Ну что пойдем? - спросила подошедшая Люда и брезгливо окинула
взглядом деревенских.
   - А минеральную, ты не купила? - спросила женщина и глотнула слюну.
   - У меня не хватило денег, я купила себе еще жвачку и пепси. Пойдем, я
устала.
   - Идемте, мы Вас проводим к троллейбусу, - обратилась женщина к
деревенским улыбнувшись.
   - Пошли, пошли, ой спасибо Вам жиночка, - торопливо вставая, говорила женщина.
   - Людочка! Куда ты? Подожди, - крикнула мать, вслед быстро уходящей
дочери...
   - Шо это она у вас така, мов чужа?
   - Да знаете, молодежь сейчас такая, тяжело им сейчас, - оправдывалась
женщина, поднимаясь со скамейки с огромными кульками.
   - Шо ж им так тяжело? Вчись и только. Даже торбы не взяла у Вас, а Вы
кажете тяжело. Спортили их у городе. Я свою в город не пущу. Будет, как мать на
хферме, чи ....удаляясь от скамейки возмущалась деревенская женщина.
   
   ----
   
   - Моя коза, точна такая, умные сильно стали, - голода на них нет, - злился
майор краснея.
   - Это точно, - поддержал друга Степан.
   
   ----
   
   - Ну наконец то свалили. Я думала, что придется торчать пальмой возле
фонтана, - раздраженно сказала красивая, стройная девушка с сигаретой.
   - Не говори, расселись, как на базаре. Надо было прийти позже. Вечно ты, как
будильник минута в минуту,- отчитывала ее смуглая, как шоколадка девушка, в белой
короткой юбке.
   - Ничего не в минуту, еще десять минут осталось. Честно говоря, уже не
дождусь когда он нарисуется. Увидишь какой! Я когда его увидела, чуть в осадок
не выпала. Мальчик - картинка, нафарширован от и до, - щелкнула пальцами девушка
и выбросила сигарету.
   - Лина, это не он?
   - Да ты что Викуся, совсем? Ты его когда увидишь, будет полный улет.
   - А какой друг у него, ты видела? - интересовалась Вика.
   - Не видела, пойдем сегодня к нему на хату, там и увидишь. Главное,
что бизнесмен, свое дело у него. Короче, не забегай за ларек, подожди еще чуток! - рассмеялась девушка и вскинув пушистые ресницы, прошептала замирая:- Идет...
   - Этот?! Сейчас точно выпаду из трусов... Линяем по быстрому, ты знаешь кто
это?
   - Кто? - испуганно спросила Лина, посмотрев на Вику.
   - Помнишь я рассказывала, как на дискотеке Анжелку один козел отделал, в
кровь. Так это он, бежим пока не заметил!
   - Поздно, он уже увидел нас, - прошептала девушка и схватила похолодевшей
рукой подругу.
   - Ну все теперь не отвяжешься, - сказала Вика, и торопливым голосом наставляла
Лину:
   - На хату не пойдем, скажи что мать заболела, договорись на другой раз и
свалим.
   - Моя королева! Ты точна! Не ожидал, - сказал красивый,
широкоплечий мужчина, со вкусом одетый.
   - А это Викуся? - спросил он, протягивая руку подруге и слегка кланяясь.
   - Знакомься, это моя подружка Вика, - стараясь выдавить из себя улыбку,
произнесла
   Лина дрожащим голосом.
   - Девочки, карета подана! Прошу Вас следовать за мной! - улыбаясь и поднимая
со скамейки девочек, бодрым голосом говорил мужчина.
   - Вадик, я должна тебе, что-то сказать, - старалась увернуться Лина.
   - Все в машине. Нет времени на разговоры, да и друг Викусю заждался. Пойдемте
девочки, - нежно и настойчиво уводил мужчина девушек за собой.
   
   ----
   
   
   - Попались телочки, - довольно расплывался в улыбке майор, подмигивая
Степану.
   
   ----
   
   
   - Давай тут сядем... - сказал долговязый брюнет девушке с опухшими, красными
глазами.
   - Ну что ты все рюмсаешь? Подумаешь трагедия. Не ты первая, ни ты последняя.
У меня времени в обрез, еще готовиться надо к экзаменам, а ты со своей хер..й
лезешь. Больше не звони мне домой, без тебя хватает.
   - Ты обещал деньги дать,- сквозь слезы говорила девушка, вытирая слезы рукой.
   - А почему ты уверена, что от меня залетела? Может от Пашки.
   - Я с Пашкой не была. Он только друг из села.
   - А я не уверен, что только друг. И вообще попроси у шнурков, пусть пришлют.
Там у Вас корова, свинья, что там еще есть? Пусть продадут. Сама говорила, что
любят тебя очень, вот теперь пусть докажут.
   - У них нет денег, я звонила вчера маме.
   - Ты сказала, что залетела?
   - Что ты, она меня прибьет, у нас с этим строго.
   - Строго... Было бы строго, не подкладывалась бы под каждого, или
предохранялась бы.
   - Я не под каждого, сам знаешь была только с тобой, с первого дня, как
поселилась в общежитии...
   - Ладно дам, но с одним условием, что ты больше ко мне не подойдешь в
училище. Какого я с тобой вожусь, другой бы послал и все на этом. Ценить должна.
Характер у меня добрый. Ну все поняла?
   - Поняла, - расплакалась еще больше девушка.
   - Да не вой ты! Между прочим, могу и не дать. Не уверен что от меня, все вы
такие, трах....сь, а потом воете. Достала уже меня по самые яй...а. Всё, я
пошел! Не звони мне, сам приду в общагу и принесу, а вякнешь кому, то еще по
башке получишь, - пригрозил он и оставил девушку на скамейке.
   - Деточка, можно возле тебя сесть, - к скамейке подошла старушка с палочкой.
   Девушка посмотрела на нее, как бы не понимая, что она хочет от нее, но потом
тяжело вздохнула и кивнула головой.
   - Деточка, что с тобой, неужто случилось что? - полюбопытствовала старушка и
внимательно посмотрела на девушку.
   - Ничего, - сквозь слезы ответила девушка и резко поднялась.
   - Может помочь чем? Подожди милая, поделись, - говорила вслед девушке
старушка
обеспокоено.
   - Что кричишь Кузьминична? - спросила старушка с измученным высохшим лицом,
усаживаясь осторожно на скамейку.
   - Да вот, девушка тут плакала, хотела помочь ей, а она ушла. А ты чего
пришла, сказали приболела ты?
   - Да, думала помру к празднику, но Слава Богу, еще поживу.
   - Тебе Елизавета еще жить и жить, ты ведь моложе меня на 5 годков. Это я уже
одной ногой трамбую могилу.
   - Кузьминична, между прочим, я старше тебя на 2 года. Через месяц 78 будет,
переходя на шепот сказала старушка.
   - Так ты ж говорила Семену, что тебе 71.
   - Это я для него так.
   - Молодуха значит, может свадьбу сыграете? - подмигнула Кузьминична смеясь.
   - Тьфу на тебя, чего не хватало. Просто мужчинам нельзя говорить свой
возраст, меня еще матушка, царство ей небесное, этому учила. Вот и не могу
отвыкнуть врать.
   - Елизавета, а за какой такой праздник ты говорила?
   - Когда?
   - Да только что. Сказала, что думала помрешь к празднику. Ты что не помнишь?
Совсем склероз тебя достал, - покачивая головой сокрушалась старушка.
   - Какой праздник? Неужто я сказала? Не помню... Да и праздники все кончились,
теперь только первое сентября будем праздновать. Правнук идет в школу. Столько
всего накупили! Душа радуется! Хоть правнуки поживут в свое удовольствие, не то
что мы. Помнишь, как мы на танцы по очереди ходили, туфли одни на троих, платья
тоже. Или помнишь,как резины не было для трусов. Помнишь Кузьминична? - смеялась
Елизавета, толкая в бок подругу.
   - Помню, помню, только осторожно локтем, у меня бок второй день болит,
наверно застудила.
   - Тю, где это ты в такую жару застудилась?
   - Что тебе сказать..., ходила в поликлинику, а там кондинеры сейчас работают,
так я так замерзла, аж покрылась гусиной кожей. После этого и стреляет то в бок,
то в спину. Невралгия.
   - Не знаю, я тоже была в поликлинике, но кондинеров твоих не видела.
   - Да ты что! Они везде сейчас работают, при холоде греют, а при жаре холодят,
неужели не знаешь?
   - Кондиционеры! Ты хоть выговаривай правильно, а то я подумала, Бог знает
что.
   - Бабушки, бабушки, бабушки - старушки, - напевая сел на скамейку старик в
бейсболке и в шортах.
   - Семен, ты бы хоть драсти сказал, то же мне Киркоров выискался, шутя
заметила Елизавета.
   - Девочки мои! Красавицы мои! Я так рад Вас лицезреть, аж песня горло
заполняет. Здравствуйте мои Гор.садовские статуэтки,- вставая и снимая бейсболку
кланялся Семен каждой старушке.
   - Ой, ой, ну смотрите какой галантный кавалер... Смеялась Кузьминична,
разглядывая Семена.
   - А что это ты в коротких штанцях, не хватает пенсии на брюки? - шутила она,
заливаясь молодым смехом.
   - А шо вы думаете... На такую пенсию и на трусы не соберешь. Если бы я не
приторговывал на базаре птичками, то наверно ходил и сверкал своими достоинством,
по всей Дерибасовской.
   - Это каким же достоинством? - полюбопытствовала Кузьминична, хихикая и
прикрывая рукой рот.
   - Попрошу поприличней, меня от Вашего жаргона тянет уйти домой, - сделала
замечание Елизавета.
   - Нет, только не домой я специально пришел отдохнуть с Вами, полялякать по
стариковски, а Вы моя драгоценная Елизавета, нагоняете на меня страх. Да и
солнышко садится, не так уж и жарко, куда Вам уходить. Посвиданичаем? -
подмигивая седыми бровями и прижимаясь к Елизавете пошутил старик.
   - Ну Вы еще тот жук. А что это у Вас за шлямпо на голове. Солнце вроде не
жарит, а Вы прикрылись.
   - Это же последний писк моды. Мне подарил правнук, - снял он бейсболку и
протянул
ее Елизавете.
   - Та шо вы мене ее тычите. Подарили Вам, Вы и носите.
   - А он, что тебе ее дарит? - протянула руку к бейсболке Кузьминична, но
Елизавета опередив ее, взяла бейсболку в руки и стала внимательно рассматривать.
   - Шо тут за надписи?
   - Тут пишется... - подошедший лысый старик с палочкой, прервал Семена и
торжественно произнес:
   - А мы до Вас в вечерний час!
   - Да вроде еще не вечер, - ответила ему Кузьминична, освобождая место и
двигаясь к Елизавете.
   - Василий Николаевич, что-то Вас не было видно давненько, где пропадали? -
спросила Елизавета, отдавая Семену бейсболку.
   - Что Вам сказать уважаемая, печенка извела меня совсем. Раньше женщины
беспокоили, а теперь только болезни, - кряхтя рассказывал старик, садясь рядом с
Кузьминичной.
   - Вот видите теперь мы с палочками ходим, а раньше ... и не договорив махнул
рукой.
   - Да что ты все жалуешься, бери пример с меня, утром с собакой, потом на
базар с птичками, потом сон, здоровая пища и потом свидание с девочками, - и он
обнял рукой Елизавету.
   - Только попрошу меня не хватать, - сказала Елизавета, и недовольно скинула
руку Семена.
   - Хрустальная Вы моя, больше не буду. Исправлюсь! Но должен тебе заметить
Василий Николаевич, лучше хвататься за женщин, чем за печень.
   - Вечно ты Семен со своими шутками. Я серьезно, а ты... - траурным голосом
проговорил Василий Николаевич и рукой прижал правый бок.
   - Ой смотрите, ну это уже ни в какие рамки не влазит. Как можно в такой
короткой юбке? Все наружу! Стыд какой, мы в свое время... - Елизавету прервал
Семен на полуслове:
   - Очень даже жаль, если бы я в свое время увидел такую вот красоту...
   - То не дожил бы до таких лет,- прервала его Елизавета.
   - А мне нравиться, красивые ножки. Есть, что показать. Вот если кривые и
худющие, то тогда не красиво. А это просто загляденье. Если бы в мое время такая
мода, я бы уж покрасовалась, - распалялась Кузьминична, бросая взгляды на
стариков.
   - Стыд! Позор! Разврат! Я бы таких на 101 километр высылал, - возмущался
Василий Николаевич.
   - А ты и не таких высылал в свое время! Так что молчи в тряпочку и береги
печенку. Не то выскочит и не догонишь, - ехидно заметил Семен.
   - Ну хватит Вам юноши. Может еще подеретесь? - успокоила их Кузьминична и
спросила Семена:
   - Который час?
   - Да уже пора девочкам в постельку, чтобы раненько домой вернуться, - пошутил
Семен и добавил, глядя на часы:
   - Восемь. Что пора по койкам? - подмигнул он Елизавете.
   - Елизавета, кстати о каком празднике говорила? Не вспомнила? -
поинтересовалась Кузьминична.
   - Я? О празднике, когда? - хлопая глазами удивилась старушка.
   - Наверно о своем Дне Рождения, угадал? - улыбаясь и прижимаясь к Елизавете с
интересом спросил Семен.
   - Ой, точно у меня скоро именины, я и забыла. С этими правнуками с их школой,
совсем все забыла.
   - Так что пьем? - спросил радостно Семен, медленно поднимаясь.
   - Ага! Валерьянку, - язвительно сказал Василий Николаевич и кряхтя встал,
помогая подняться Кузьминичне.
   - А почему бы и нет, куплю всем по мороженому и посидим здесь, -
облокотившись на руку Семена, сказала поднимаясь Елизавета.
   - Так значит встречаемся, как обычно в пять, шесть и пьем мороженое, -
засмеялся Семен, поддерживая Елизавету под руку.
   - Пошли уже, птенец желторотый, - игриво проговорила Елизавета, чем вызвала
громкий смех стариков.
   
   
   - Что тут сядем? - спросил рыжий подросток пятнадцати лет.
   - Короче! Сколько ты заказывал? - спросил садясь и оглядываясь по сторонам
сутулый, как вопросительный знак, прыщавый парень семнадцати лет.
   - А сколько стоит? - спросил рыжий.
   - Я же говорил тебе, 50 гривен за таблетку.
   - Ну сколько? Говори, у меня еще таких, как ты десяток,- продолжал
раздражаться сутулый.
   - Ну давай одну, - разочарованным голосом сказал рыжий.
   - Ты что? За фраера меня держишь? - громко воскликнул он, потом оглянувшись
добавил понижая голос: - Да за такое и пописать можно.
   - Я хотел больше взять, но друг не пришел, а у него деньги. Мы собрались идти
на дискотеку, хотели для телок взять.
   - А где твой друг? Далеко живет?
   - Нет не очень за оперным, можем к нему подойти, он возьмет больше.
   - Дать бы тебе по рогам гавнюк!
   - Вон он идет! - радостно указал пальцем рыжий, и замахал руками.
   - Спокойно, не дергайся, - зашипел на него сутулый, и нервно оглянулся
по сторонам.
   - Еле успел, это у тебя товар? - спросил высокий, худощавый подросток,
деловым
тоном.
   - Товар? Ну вы лохи... Сколько тебе? Говори и отваливай.
   - Таблеток пять, - нерешительно сказал худощавый и осторожно спросил:- Сколько?
   - 250 гривн. И побыстрее. То же мне, покупатели...
   - Держи, - все так же стоя перед сутулым, протянул деньги подросток.
   - Да не маячь ты так! Падай! - сутулый резко усадил парня на скамейку, от
чего у подростка выпали деньги и он залез под скамейку собирая их.
   - Ну детсад... - шипел сутулый, крутя головой по сторонам.
   - Вот... - худощавый протянул деньги и вытер рукой нос.
   - В следующий раз, в подворотне возле кабака встретимся. Звоните лохи. - Он
нервно огляделся и засунул худощавому в карман таблетки.
   - И не вздумай разглядывать, пока не уйду. - Он встал, и также крутя головой
по сторонам, оставил ребят на скамейке.
   - Я думал обманет, - тихо сказал рыжий.
   - Меня не обманет, я в таких делах знаю толк, - хвастливо произнес худощавый.
   - А как теперь им дать эти таблетки? - поинтересовался рыжий.
   - Главное напоить их, пива побольше купим. Деньги я раздобыл, так что гуляем!
Телки в наших руках! Пошли, нам еще за ними зайти надо, - и они торопливо ушли.
   
   ----
   
   
   - Опа! Вот это то, что надо! Знаешь эту подворотню? - спросил оживленно
майор, глядя на Степана и добавил: - Неплохо, неплохо, это пригодится. Видишь где шушера кантуется? Теперь
только бери тепленьких. Сегодня же своих пошлю туда.
   - Вот и пригодилась тебе скамеечка, - смеялся Степан.
   - Это точно, - довольно ухмылялся майор, не отводя глаз от экрана.
   
   ----
   
   
   - Ой, скамеечка, нам повезло! Мне босоножки так натерли ногу, нет сил
терпеть, - жаловалась пышная блондинка в белом пиджаке.
   - У меня тоже туфли жмут. Уже жалею, что взяла их. Думала здесь вечерами
прохладно. А здесь жара, - поддержала разговор стройная женщина, разглядывая
остроносые, на высоком каблуке туфли.
   - А я купила на толчке босоножки, очень удобные. Вчера были на экскурсии,
весь день бродили, а я, как в тапочках, - поднимая ноги, хвасталась рыжеволосая
женщина.
   - Девочки, который час? Что то наши женихи запаздывают, - беспокойно глядя на
часы сказала блондинка.
   - То же мне женихи. Ну ты даешь Вера. Однопалатники, - рассмеялась стройная
женщина.
   - Зиночка, ну что ты. Скорее всего односанаторники, - поправила ее
рыжеволосая женщина.
   - Таня, как ты с ними договорилась, во сколько встречаемся?
   - Они сказали что придут сюда в 21.00. Еще пять минут, - посмотрев на часы
ответила Таня.
   - Ты хочешь сказать, что они очень пунктуальны? - спросила иронично Зиночка.
   - Какая Вам разница придут или не придут. Баловство все это, да и только.
Могли бы сегодня остаться в санатории. Потанцевали бы на дискотеке. На воздухе,
запах моря, лепота... Скоро разъедемся и вспомнить нечего будет, - сказала Вера и
посмотрела мечтательно на небо.
   - А что тебе вспоминать, у тебя дома муж, дети. А ты вспоминать решила, -
ухмыльнулась Таня.
   - А я может не для себя, а для тебя стараюсь, может судьбу найдешь здесь, -
подкусила Таню блондинка.
   - Девочки, какую судьбу? Все женатые или пьяницы. В нашем возрасте только
такие женихи. Или еще вдовцы. Так те и того хуже. Неизвестно своей ли смертью
жена померла, - уверено сказала Зиночка и звонко рассмеялась.
   - После твоих умозаключений, никого не захочется. Разве что неженатого,
правда
Таня? - спросила блондинка.
   - А что неженатые разве есть? Если и есть, то только молодые, лет по 25 - 30. У
меня сыну скоро будет 30... Стыд какой, - брезгливо поморщилась Таня.
   - А я люблю молодых. Огонь, все стоит и дышит. Не то, что эти виагровцы
висячие, - кивнула головой блондинка в сторону фонтана.
   - О, идут три богатыря, один другого краше. И уже поддатые. Я с ними не пойду
никуда. Позора не оберешься, - зло сказала Зиночка и посмотрела
на подруг.
   - Да... погуляли... А я еще этот пиджак надела... Теперь, как облако посреди
Одессы... Да еще с этими алкоголиками, за версту нас все увидят.
   - Да бросьте Вы, кто нас увидит, скоро разъедемся, никто и не вспомнит о нас.
Хоть погуляем перед отъездом. Ребята обещали все оплатить, - успокаивала подруг
Таня.
   - Ну тогда другое дело, а то я всё на шмотки потратила. Гуляем девочки!
Интересно у них денег хватит? Куда они нас поведут, может в ресторан, -
размышляла вслух блондинка.
   - Держи карман шире! В Гамринус и в кусты, - пошутила зло Зиночка и
приветливо заулыбалась подходящим мужчинам.
   - Ну что девочки, заждались? - Спросил лысый, тучный мужчина, слащаво
улыбаясь.
   - Заждались и еще как! Где гуляли? - игриво спросила Таня, поправляя рукой
пышные, рыжие
волосы.
   - Да посидели в "Гамбринусе" чуток. Ну что? Пойдем поедим мороженое в кафе,
выпьем винца, - продолжал лысый, вытирая пот со лба рукой.
   - Поедим и выпьем, мы всегда за! - весело сказала Блондинка, снимая пиджак и
мило улыбаясь всем троим.
   - Ваши ручки, фрау мадам, - пропел высокий усатый мужчина, протягивая руки к
Зиночке.
   - Для Вас Егор Павлович, все на свете, - кокетливо произнесла Зиночка
протягивая обе руки усатому.
   - А мне нравиться Одесса, веселый город, цветущий, море, не правда ли? -
спросил мужчина, маленького роста в очках, поднимая со скамейки блондинку.
   - А мне больше нравиться Ваш Киев, там... - она поперхнулась и мужчина
постукивал ее по спине, слегка поднявшись на цыпочки.
   - Какая у Вас сила в руках Ефим Соломонович, - многозначительно заметила
блондинка, и взяв мужчину под руку, наклонила к нему раскрасневшееся лицо.
   Вся компания покинула скамейку и направилась в сторону кафе.
   
   ----
   
   
   - Во гуляют санаторники! А блондинка ничего, сочная, скажи? - спросил майор
подмигивая другу.
   - Мне больше рыжая понравилась.
   - На вкус и цвет..., - развел руками майор, продолжая смотреть на экран.
   
   ----
   
   
   - Оставь меня! Уйди! - выдернула руку брюнетка в сильно облегающих бриджах и
открытой блузке.
   - Я только потанцевал с ней! Между прочим, ты тоже танцевала с Ленчиком и
смеялась от удовольствия. Я только потанцевал с ней и все, а ты в истерику.
Давай
вернемся, неудобно перед ребятами. Не садись, давай вернемся, - просил высокий
спортивный парень, присаживаясь рядом с девушкой.
   - Тебе твои ребята дороже меня, вот и иди к ним!
   - Светуля брось, - парень склонил на плечо девушке коротко стриженую голову и
добавил нежно:
   - Ты мой Светик, моя киска любимая. Я так тебя люблю, ты же знаешь. Мне никто
больше не нужен. Я мстил тебе за Лёнчика. Не сердись. Улыбнись своему котику, -
он обхватил двумя руками голову девушки, и с силой стал целовать её в губы, не
обращая внимания на ее сопротивление.
   - Пусти! Не думай, что от поцелуя я растаю и прощу тебя. Это уже не первая
юбка!
Надоело уже, не трогай меня! - она с силой оттолкнула его и ушла.
   - Достала... сука... - процедил сквозь зубы парень и быстро поднялся.
   - Светуля, солнышко, ну куда ты?
   
   ----
   
   
   - Вася, вот это телка! Такую и я просил бы. Как она тебе? - спросил Степан
майора.
   - Я таких не люблю, мне пышные формы нравятся. А эту разве, что с пивом, -
пошутил майор довольным голосом.
   Гриша с удовольствием смотрел на майора и готов был танцевать от радости, что
его скамейка доставляла столько удовольствия начальнику.
   
   ----
   
   
   Немецкая овчарка запрыгнула на скамейку и стала лаять.
   - Молчать! Место! Я кому сказал! - отдавал приказы мужчина, крепкого
телосложения, в спортивных брюках и майке. Собака быстро спрыгнула и села возле
скамейки.
   - Сидеть! Разлаялась... Сейчас посидим немного и пойдем гулять. Потерпи
немного, - глядя по сторонам, успокаивал мужчина собаку.
   - Собака насторожено поднялась и залаяла на приближающегося добермана
пинчера, которого
подвела к скамейке привлекательная женщина.
   - Давно ждете? - кокетливо улыбаясь спросила женщина.
   - Нет, только пришли. Сколько у нас времени? - просиял мужчина.
   - Очень много, мой вторую ночь не просыхает на работе. Скоро лопнет от
пьянства, так сказать "дежурит до утра", но я на всякий случай взяла Ричарда,
мало ли что... Куда пойдем? - присаживаясь спросила женщина и погладила овчарку,
от чего собака завиляла хвостом.
   - Я взял ключ у друга, он уехал в командировку. Теперь у нас есть
самостоятельная квартирка,- радостно сказал мужчина и погладил добермана.
   - Отлично, мне надоело быть у Вики. Ты же знаешь, какая она завистливая. Одним
глазом улыбается, другим завидует.
   - Одна проблема есть. У него одна комната, куда собак денем? - обеспокоено
произнес мужчина.
   - Надеюсь кухня есть у него? - игриво спросила женщина и одарила мужчину
ослепительной улыбкой.
   - Представляю, что они там натворят сами, - засмеялся мужчина.
   - Они тоже любят друг друга, как и мы... Будем надеяться не натворят
глупостей...
   - Есть идея, твоего посадить в коридоре, а мою в кухне.
   - А почему не наоборот?
   - Тогда твоего в ванной, а мою в коридоре.
   - А нам ванна не пригодиться? - томно посмотрела женщина и улыбнулась.
   - Потом решим. У меня нет много времени. Сама понимаешь не могу же я
выгуливать собаку часами. Твой на работе, а моя дома сидит, как копна сена.
Домкратом не поднимешь. Сама понимаешь, милая. Я и собаку купил только ради тебя,
моя красавица, - и он нежно посмотрел на женщину.
   - Думаешь мне приятно с Ричардом гулять? Дочка последнее время много вопросов
задает, что-то подозревать начала. Вчера спросила: " Что то ты мама долго
вечерами гуляешь с Ричардом, а утром три секунды?"
   - Скажи ей, что работаешь, - раздраженно сказал мужчина, потом засмеялся и
продолжил: - Моя копна тоже интересовалась, почему я только ночью выгуливаю Герду.
   Они рассмеялись и с нежностью посмотрели друг на друга.
   - Разнесчастные мы с тобой, - вздохнула женщина и плавно поднялась.
   - Иди вперед, я за тобой, - добавила тихо и осталась возле скамейки,
пока мужчина не отошел.
   - Пойдем Ричард, пойдем мой мальчик, - нежно сказала женщина и пошла за
мужчиной.
   
   ----
   
   
   Гриша закусил губу и вытирая пот со лба, переводил глаза то на майора, то на
его друга.
Степан не отрывая глаз следил за реакцией майора, который находился в
оцепенении и внимательно смотрел на экран.
   - Сука! Застрелю! - взорвался майор и вскочил со стула. Сбивая с ног Гришу он
бежал в
свой кабинет к сейфу, где лежало оружие.
   - Вася, остановись! Может это деловая встреча, - успокаивал майора друг,
усаживая его в кресло.
   - Деловая?! Я что похож на идиота?! Кобеля, она купила! Снюхалась! Пристрелю,
как суку!
   - Ну и чего добьешься? Сядешь ведь. Будь умнее. Разведись с ней и точка. Ну
по роже дай, куда не шло, но не больше. Успокойся!
   - Я спокойный, - злобно сказал майор поднимаясь с кресла.
   - Ты куда? - старался удержать друга Степан, но тот оттолкнул его и
пригрозил:
   - Если ты мне друг, не лезь! Я скоро буду, иди смотри кино, - проговорил он
каменным голосом и вышел, оставив растерянного друга в кабинете.
   Степан немного постоял, потом решил вернуться и досмотреть отснятый материал,
он не хотел вмешиваться в семейные дрязги.
   Степан вошел и рассмеялся глядя на Гришу, парень стоял посреди кабинета и
казалось, что он застыл.
   - Ну что с Василием Даниловичем? - спросил Гриша дрожащим голосом.
   - Все будет нормально, крути дальше свою фильму, - сказал спокойным голосом
Степан, усаживаясь в кресло.
   - О! Наши люди! - рассмеялся Степан глядя на экран и подмигивая Грише, как ни
в чем не бывало.
   Голос Степана и его поведение немного успокоили парня, и он стал с интересом
смотреть на экран.
   
   ----
   
   
   
   - Бл... Да не падай ты! Держи голову! Аккуратненько Юрик! Не заваливай его!
Славик! Славик! Ты меня слышишь! Открой глаза! - двое выпивших мужчин усаживали
на скамейку отключившегося друга.
   - Шура, Шурочка, люблююю, - лез целоваться мужчина к Юрику.
 

ОЧЕНЬ СТРАННЫЕ И НОВОГОДНИЕ ПРОИ ...

(Игорь Леко)
 5  Про Новый Год  2011-12-24  0  1129
Очень далеко от любого, на выбор, тёплого моря, и, совсем близко к Новому году, радовал глаз Ежегодный ёлочный базар. Сокращённо - Еёб. Ёлок было ещё много, но кривых и облезлых больше. Рядом, кокетливо моргала окошками, серая и некрасивая Хрущёвка.

    Я цельное и неделимое Всегда и Везде. ВВ сокращённо. Я пришло, потому что тут, на этом конкретном пятачке Мироздания, происходят странные события. А все, потому что этот, с четвёртого этажа, какими-то Практиками занимается, странными. Под руководством этого своего, «Учителя». Всё Мироздание, т.е. Я, очень обеспокоено этим фактом. И вообще, они тут все, как-то странно себя ведут. Перед самым-то Новым Годом. Это вам даже, подвальный кот Мявка, подтвердит.

    Ну и пусть, чесал блох в сыром подвале, кот Мявка, мне то что? У каждого свои странности. Пусть себе празднуют, что хотят и как хотят. Кому ёлки-праздники, а кому и палкой по носу. Подумаешь, колбасу у продавца алкаша стащил. Все вон, отбегались по магазинам, сидят в тепле, курантов ждут, а я тут, в родном, но всё равно сыром, подвале, мерзлую колбасу грызу. Невкусную, кстати. И нос распух.
    Загадочное Гавно:
    А я, замёршее, и поэтому очень хрупкое Гавно. Лежу себе, скраешку, и никого не трогаю. И кто меня здесь наложил, я вам не скажу, разве что за доллары или в конце фильма.

      А мне, очень необходимо сварить покрышку от КАМАЗа. В литровой кастрюльке. Учитель всегда ставит сложные задачи. Первым делом я попытался сжать покрышку и, как мог, засунул ее в кастрюльку. И только развернулся залить всё это водой, как её разорвало. «Размер не имеет значения» вдалбливал в мою голову Учитель на первом занятии. Но кастрюлька, видимо, была не в курсе. Другой, подходящей, у меня не было, поэтому я взял бутылку шампанского и решил купить ёлку, по-быстрому, через окно. Праздник, всё-таки.
    Загадочное Гавно:
    Этот пьяный придурок, с четвёртого, свалился рядом со мной и разбил бутылку, типа, шампанского. Сам, почему-то, не пострадал. Удачно на ёлки приземлился. А я немного размякло и уже начинаю праздновать.

    «Закон гравитации не имеет значения», вдалбливал в мою голову Учитель на втором занятии. Ошибочка вышла. А сколько ёлок наломал! На три зарплаты. Хорошо продавец не проснулся. Стоп. Не понял!

    - Что это там грохнуло? – сонно выглянул из подвала кот Мявка, кусок колбасы в кошачьей пасти отчаянно взывал о помощи – Что, уже салют? Вроде рано ещё. Пойду, гляну. Какое-никакое, а развлечение.

    Ежегодный ёлочный базар, сокращённо Еёб, был сегодня не в настроении. Ещё бы. Мало того, что все хорошие ёлки и продавцы разошлись ещё вчера, а от нового продавца толку было совсем мало. Так ещё этот Мявка стащил у новичка кусок колбасы. Тот, за неимением другой закуски, заснул, прям тут, на рабочем месте. Он-то, ёлочку под голову подложил, а мне что теперь? Урод! – мрачно сплюнул жёлтой хвоей Еёб. И тут, на одного, вполне достаточного, урода, откуда-то сверху, приземлился другой. Не лучше.

    - Учитель! Это Вы? А Вы чего это тут? Прям на снегу.
- Температура не имеет значения. – очнулся и красноречиво шмыгнул красным носом и отрыжкой Учитель – Цвет и запах, кстати, тоже.
- Ах ты шарлатан! – скоропостижно получил по рёбрам Учитель – Великим Секретным Практикам обещал меня научить, а сам тут пьяный ёлками лёжа торгуешь. А ну, отдавай мои деньги за обучение! Деньги ведь тоже не имеют значения?
- Не имеют – тихо и неохотно поднялся и расстался с деньгами Учитель. – Я так, копейку хотел к празднику заработать. Да видно силы не рассчитал. Холодно же, а закусь кот стащил.

    Ага – прицельно запустил в него ёлкой Еёб – Вот тебе копейка!
    Поражённый ёлкой и самим фактом, Учитель сел и встретился глазами с Мявкой.
    Колбаса задыхалась от отчаяния между зубов, ошалевшего от увиденного, кота.
    В Хрущёвке зажглись все окна. Еёб радостно и воинственно встрепенулся. Хрущевка восхищенно захлопала дверьми.
    Цельное и неделимое Всегда и Везде, ВВ сокращённо, тщетно попыталось понять происходящее и, зайдя в тупик, решило просто принять Меры.
    Оно предстало во всём своём величии.
    Стало очень тихо. Не считая метели.
Тогда ВВ заявило:
- Вы все, тут собравшиеся и всё вокруг вас, Всё это - Я. И когда вы это поймёте, на уровне даже самой нижней чакры.
    ВВ подмигнуло Учителю. Тот смущенно почесал ударенное Учеником ребро.
- «Еда не имеет никакого значения!» – очень похоже передразнил его ВВ и, обернулся на Мявку. Кот сконфузился и выплюнул остатки колбасы.
- Все вы - это я, а я – это Вы. И даже то, пьяное Гавно, которое тут, неподалёку, песни поёт.
Загадочное Гавно опасливо притаилось.
- Все мы едины и составляем одно целое – продолжал ВВ - и, когда вы – уточнил он – Все, это поймёте, то ВСЁ! – неожиданно закончило ВВ и затерялось в праздничной пурге.

    Небо осветилось радостными визгами салютов. Запахло Новым Годом и, вроде как, оливье.
- Что значит «всё»? И что это было?– не торопясь вышел из ступора, Учитель.
- Я так думаю, что нам всем пить надо меньше. А то придётся, некоторые чакры, клизмами прочищать. Слушай, а сколько я там у тебя денег забрал?
- А я что? Я их не считал. Я рёбра свои спасал.
- Извини неразумного ученика. Ладно. Пошли, сэнсэй. Тут за углом, ночной магазинчик есть, возьмём шампусика и ко мне. Мявка ты с нами?
Кот молча и грациозно, расположился на руках Учителя. Предварительно засунув в пасть, кусок колбасы. По дороге доем, твёрдо решил он.
- У меня дома, где-то валерьянка завалялась. Зайдём по дороге. Возьмём котику. Праздник всё-таки.
Мявка преданно увлажнил глаза и решил колбасу не доедать, а честно отдать то, что осталось, Учителю.

    Наступило почти утро.
    Новый Год старательно обшаривал все углы, на предмет, не завалялся ли где кусок нетрезвого Старого Года.
    Еёб устало дремал, прислонившись к серой и некрасивой Хрущевке. Она нежно теребила его облезлые ёлочки и тихо смотрела на, медленно пропадающие в утреннем небе и, такие далёкие, звезды. Она думала о чём-то своём. Может быть, она мечтала о лифте и так чтобы в каждом подъезде. А может о другом извращении. Типа вонючего мусоропровода. Кто поймёт эти хрущёвки?
P.S.
    Срань Господня:
    А наваляло меня, это самое ваше, цельное и неделимое Всегда и Везде, ВВ сокращенно. Чтобы, очень так оригинально, внимание привлечь. Поэтому я такое мудрое и цельное получилось. Я, ведь именно та изюминка, которой некоторым очень не хватает. Для полного понимания устройства. Этого, сраного (или всё-таки странного?), Мироздания, короче.
      ©Игорь Леко.
 

Финны в сортире

(Tungus)
 16    2009-12-15  3  2215
В начале 90-х финские кинодокументалисты сняли в эвенкийском совхозе «Полигусовский» прекрасный фильм о жителях этого таежного села, об оленеводах. Съемочная бригада как приклеилась к одной молодой эвенкийской семье, кочующей вместе со своим стадом по тайге, так и не отставала от нее в течение нескольких месяцев. Камера неотступно следовала за оленеводами, фиксируя каждый их шаг, каждую мельчайшую деталь несложного таежного быта, и люди, привыкшие к оператору, уже не обращали внимания на него и жили своей обычной жизнью, отчего потом у зрителя, смотревшего этот фильм, создавался эффект собственного присутствия в оленеводческом стойбище.
Когда лента была отснята и смонтирована, творческая бригада сочла нужным привезти ее из своего далекого Хельсинки на премьерный показ к героям фильма. В окружной центр из «Полигусовского» финские киношники вернулись, опьяненные успехом (стены сельского Дома культуры во время демонстрации фильма никогда еще не видели такого количества зрителей, не дрожали так от аплодисментов), и не только. Когда я напросился на интервью с финнами и пришел ближе к обеду в гостиницу, то нашел их, и особенно режиссера, заросшего неожиданно черной роскошной бородой, явно «поврежденными» вчерашним. Тем не менее, разговор у нас получился, материал обещал быть интересным, оставалось задать еще пару уточняющих вопросов. И тут сопровождающая финнов переводчица, молодая разбитная девчонка, сообщила, что им пора на обед, а потом и в порт, на самолет
- А можно, я пойду с вами? – попросил я. – Надо бы договорить…
Переводчица коротко переговорила с киношниками. Те согласно закивали головами. Я сказал, что подожду их в холле гостиницы. Только вышел из номера, как услышал характерный звон стекла, бульканье… На обед мы пошли в ресторан (днем – обычная столовая) «Орон». Все были нормальными, а вот режиссера уже начинало заносить на ходу. «Ты смотри, - еще подумал я, - глушат-то водку они по-нашему, по-русски. Значит, правду говорят и пишут о финнах, что они специально мотаются на выходные в Питер попьянствовать, поскольку спиртное у них очень дорогое».
В полупустой столовой финнам предложили гороховый суп, на второе – котлеты из оленины, были еще какие-то салаты. Я включил и поставил на стол диктофон, и пока киношники хлебали суп, продолжал «добивать» их вопросами. Бородатый режиссер после каждой отправленной в рот ложки супа как-то странно гримасничал и все больше хмурился. Было видно, что его совершенно развезло, и на мои вопросы за него уже вовсю отвечал сценарист. Внезапно режиссер что-то проворчал, залез себе в рот и… вытащил оттуда сначала нижнюю, а потом и верхнюю вставные челюсти. Все сидящие за столом остолбенели, а потом нервно захихикали. Режиссер, продолжая что-то сердито шамкать, носовым платком счищал со своих пластмассовых запчастей налипшие горошины. Меня же при этом поразил не столько сам этот скотский поступок пьяного, хотя и именитого финна, сколько то, что он в таком возрасте – ему было не более сорока, - оказался совершенно беззубым.
Переводчица, с трудом удержав рвотный позыв (признаться, и мне, повидавшему всякого, было также не по себе), извинилась за своего подопечного, в том числе и от имени его соотечественников.
- Да ладно, чего там, бывает, - успокоил я ее. Уже можно было раскланиваться. Но вот так сразу уйти было как-то неловко. Еще подумают, что обиделся. Финны между тем допивали жидкий чай. Сценарист купил переводчице «сникерс». Та ловко разделила шоколадно-ореховый батончик ложкой прямо на фантике на несколько частей, и довольно жмурясь, по очереди стала отправлять их себе в рот.   Наконец, обед закончился, и мы все пошли к выходу. Тут бородач снова забеспокоился и о чем-то спросил переводчицу. Она сердито ответила ему. Финн, упрямо выставив свою бороду, повторил вопрос более настойчиво.
- Где тут туалет, не подскажете? – вздохнув, спросила меня переводчица.
- Кажется, за углом, - вспомнил я. Ну да, а где же еще – всегда и везде за углом. -   Пусть идет прямо по коробу теплотрассы, там увидит. Только поосторожнее, там может быть… ну, скользко.
Дело было зимой. Пьяного режиссера в такое рискованное путешествие одного не отпустили. Его вызвался сопроводить оператор. Взяв бородача под локоток, он помог ему забраться на заснеженный короб теплотрассы, и бережно подталкивая сзади в спину, повел в сторону дощатой будки. Туда они шли медленно. Оттуда вылетели пулей. Глаза у обоих финнов были испуганные. Еще минуту назад пошатывающийся режиссер был совершенно трезвым.   Здесь, же у столовой, мы распрощались. Финны отправились в гостиницу, собираться в дорогу. Я хотел бы идти к себе в редакцию, но сначала решил заглянуть в ту самую скромную будку, которая так напугала финнов.
То, что увидел я, ошеломило даже меня. Во-первых, дощатые двери сортира на две персоны были открыты настежь и не закрывались, поскольку были вмерзшими в лед, происхождение которого не вызывало лишних вопросов. Во-вторых, в самих кабинках покоились не менее чем полуметровой высоты   пирамиды. Не верилось, что это мог «создать» человек, существо думающее. Но примерзшие окурки, смятые газетные клочья выдавали, что сортир регулярно посещают люди и карабкаются на эти самые пирамиды, чтобы сделать их еще выше…
А фильм тот об эвенкийских оленеводах на каком-то международном кинофестивале получил престижную премию. Бородатый же режиссер вскоре умер у себя там в Хельсинки. Остается лишь надеяться, что не от полученного в Туре потрясения.
 

В чем положительные стороны криз ...

(Долгоносик Очумелый)
 6  Про кризис  2009-05-02  1  1440

Если переиначить слова известной песенки про девушек, то получится примерно следующее: «Кризисы бывают разные! Черные, белые, красные!». На сей раз, на нас обрушился кризис зеленый, потому как родился он в недрах мощнейшей экономики мира и ударил, по большому счету, по зеленой денежной единице этой страны с портретами президентов.

По цепочке удар пошел по всему миру. Докатился до России, до Москвы и Урюпинска, допер до моей форточки и ударил–таки и меня. А так же соседей, соседей соседей, знакомых тех соседей и так далее. Вой не вой на кризис, как волк на Луну, кризису все равно, как и волку. Удар кризиса увесист. Важно его выдержать и, как любят делать американцы, во всем попытаться разглядеть хорошее. Что мы и попытаемся сделать.

   Многие уже знают, что кризис в переводе с китайского обозначает «новые возможности». Я же думаю, что хорошее в кризисе следует искать в некоем возврате к старым временам, где хорошего было тоже немало. В результате кризиса мы:

Перестанем поддерживать экономики разных Японий, Китаев, Германий, покупая их автомобили и мясорубки. Мы пересядем на наши «Жигули» и «Волги», любимые многими поколениями автолюбителей, а для приготовления протертого картофеля для драников или фарша для котлет вернемся к нашим стальным мясорубкам. Наши мясорубки надежнее. Пусть они постоянно забиваются. Пусть для того, чтобы изготовить килограмм фарша в такой мясорубке требуется раз пятьсот прокрутить ручку, причем, в разные стороны.

Но, движение – это жизнь. А значит, использование отечественной мясорубки продлевает жизнь, укрепляет мышцы и дыхательную систему человека. Это вам не импортный прибор, куда закинул шмат мяса и через минуту получаешь готовый фарш различного калибра. И так обстоит дело со многими иностранными товарами.
Это только с первого взгляда наши товары проигрывают заграничным. Если капнуть глубже, все меняется кардинально.

Да, пусть наши «Жигули» в морозы не желают оживать, зато все соседи делают зарядку на свежем воздухе, пытаясь завести двигатели с «толкача», причем не только мужчины, но и женщины.
А зарядка – залог бодрого настроения на весь день, тонус мышц и ясные мозги.

Почему так много было безрадостных лиц на улицах? Вроде и товары все до кризиса были доступны в кредит, и жилье купить можно было по ипотеке, и съездить в любую страну мира. Ан не было радости бытия, оттого, что человек делал не то, что он хотел бы в душе, а то, что требует государство, начальник, супруг, дети, и даже гаишники. А так, фирма закрывается и у человека появляется много свободного времени. Автомобиль уже не нужен, так как некуда ездить и не на чем.

Тот, кто всегда хотел быть поэтом может создавать теперь целые поэмы. Банкир, привыкший считать чужие «бабки», любящий математику, наконец, сможет уделить максимум внимания решению уравнения, которое никто не может решить уже полвека. И получить за это Нобелевскую премию. Многочисленные офис - менеджеры смогут начать ухаживать не за чужими, в общем-то, офисами, а за собственными детьми и отчим домом.

Даже гастарбайтеры вместо того, чтобы колоть лед в качестве дворников на улицах, скажем, в Красноярске, смогут вернуться в свою солнечную республику и выращивать там сладкий виноград и хурму. То есть, воротиться к тем занятиям, к которым они веками подготовлены, а не воевать со льдом на тротуарах, который они в первый раз увидели именно в России.

   Благодаря кризису у каждого есть шанс стать бодрее, здоровее, и даже счастливее. Ведь еще с давних времен многие и многие миллионы людей почувствовали благотворное влияние различных по длительности периодов голодания, причем не только на психику, но и на эмоциональную составляющую человека. «То, что не вылечить голодом, не вылечить уже ни чем».

В условиях кризиса даже одежда может стать предметом недоступным. Ну, и ладно! У обнаженного человека наблюдается то единение с природой, от которого мы удалились в индустриальную эпоху очень значительно. Приглядитесь, как малыши обожают бегать голышом по песку или по траве. Свобода движений это отзвук древних времен, когда человек носил лишь набедренную повязку.

    Разве она нужна в таком количестве, эта одежда! Стирай ее, неси в химчистку, осторожничай, как бы ее не порвать, решай дилемму «модно – не модно» и прочие неприятности и заботы. Теперь же можно смело бросить клич: «Назад к природе и единению с ней!» Вспомните, как беспортошные дети папуасов в Новой Гвинее искренне радуются каждому новому дню и вам, возможно, так же захочется скинуть с себя условности типа одежки. Свобода движений – свобода личности! Нудисты, коих с годами становится все больше, выглядят более естественными и веселыми людьми.

   На пособие по безработице можно будет покупать в основном овощи. Картоха, капустка, свеколка, морковка. О пользе питания овощами знает каждый. Станет больше вегетарианцев, а значит, больше стройных, поджарых, незашлакованных мужчин, женщин, детей. Домашние животные ведь боятся, когда их ведут на бойню для получения мяса. Мясоед кушает этот страх и сам начинает «праздновать труса» перед жизнью. Правда, ученые утверждают, что животный белок все же необходим.   

   Раз в неделю можно будет позволить себе колбаску и даже отбивную. Шесть дней в неделю - вегетарианство, один день – мясной. Прекрасная семидневная кризисная диета! Зато эта вожделенная отбивная покажется вам божественной по вкусу! До кризиса вы, вероятно, лопали те отбивные каждый день, и ваши вкусовые рецепторы уже давно потеряли чувствительность. А теперь вы откроете всю прелесть отбивной с тушеной капусткой. Вы будете ждать этот седьмой мясной день, как праздник. Праздников в вашей жизни станет больше.

Да, можно клясть кризис «На чем свет стоит». Можно грозить ему кулаком и иными частями тела. Но ему, кризису, сие по-барабану. Поэтому, давайте-ка попытаемся разглядеть в его темной сущности и положительные моменты и тогда он, возможно, станет чуть менее разрушительным и страшным в наших глазах.
 

Заступился за маму

(Raptor)
 0    2006-03-05  0  796
Эту историю рассказал мне знакомый парень, живущий в одном из посёлков Саратовской области. Здоровый такой парняга. Работает в милиции...
   Собирается он утром на работу, мать его провожает и говорит:
    -Ты уж пожалуйста поосторожнее там. Не геройствуй особо на улице. А то нарвёшься на неприятность.
   -На какую неприятность?
   -Соседка рассказала, что недавно зек один местный из тюрьмы вышел, по амнистии отпустили. Дурной такой мужик. С ним лучше не связываться. Он на что угодно способен.
   -Хорошо, мать. Буду осторожен.
    Это предупреждение его действительно немного взволновало. Ходит по улицам поёживаясь. Присматривается к подозрительным людям. Мало ли? Вдруг этот зек выскочит откуда-нибудь! Но от того не было ни слуху, ни духу. В таком лёгком мандраже он отработал два дня. На третий день был выходной. Утром он просыпается, и слышит во дворе какой-то шум. Мать ругается с кем-то. Он выглянул в окно, и видит, что на неё там орёт какой-то мужик, и уже замахивается рукой, собираясь то ли толкнуть, то ли ударить. Без разговоров, парень выскакивает на крыльцо, и даёт этому мужику в лоб. Тот падает навзничь. Он его поднимает, и снова в пачку! Мужик завыл: "Не бей! Пощади!" Тогда парень поднимает его за шиворот и указывая на мать говорит:
   -Вот это - моя мать! И я не позволю чтобы всякие уроды, вроде тебя, её обижали! Ты понял?! Ещё раз узнаю, что ты к ней подошёл - убью!
   -Понял! Понял! Братишка, не бей!
   -Если понял, то проси у неё прощения!
   Мужик упал на колени: "Мать прости! Гадом буду - не хотел!"
   Парень вновь хватает его за шкирку, и тащит к калитке. Открыл дверь и говорит:
   -Знаешь нашу улицу? Хорошо знаешь?
   -Знаю! Знаю!
   -Так вот. Обходи её стороной. Появишься на нашей улице ещё - пришибу к чёртовой матери! Понял?
   -Понял!
   Он отвесил мужику здоровенный пинок, и захлопнул за ним калитку. Возвращается к ошарашенной матери, и спокойно спрашивает:
   -Мам, чё за придурок сюда приходил?
   -Да это... Ну помнишь я тебе рассказывала про зека освободившегося?
   -Ну.
   -Так вот это он и был.
   Парень онемел...

   Вообще-то его мама легко могла бы и сама справиться с тем "рецидивистом". Ему повезло, что сынок вовремя вмешался. А то бы она его вообще изуродовала как бог черепаху!
 

Горе

(Ashmedai)
 3    2019-05-10  0  193
Видели ли вы когда-нибудь настоящее, неподдельное горе? Не то горе, когда человеку плохо, но не так как он старается выглядеть, для того, чтобы вызвать сочувствие окружающих, а настоящее… Мрачное, тяжелое, безысходное…
1989 год. Разгул Горбачевщины и битвы с «Зеленым Змием». Вырубка виноградников. Безалкогольные свадьбы. Водка по талонам. Один взрослый – один талон на месяц. Один талон – одна бутылка водки. Жестокая борьба с самогоноварением. Обычный поселковый продуктовый магазин. Естественно – очереди. Мужик весьма «уставшего» вида отоваривает два заветных талона водкой «Столичная», при Михаиле Меченом, если кто не помнит – червонец за бутылку. Для сравнения, килограмм мяса стоил два рубля, коробок спичек – одну копейку, а буханка хлеба – двадцать копеек. Мужчина отстоял немалую очередь, и, наконец то, вот он сладкий миг обладания. Он торжественно вручает талоны и две красненьких бумажки с портретом Ильича продавщице и берет в каждую руку по драгоценному сосуду с «святой» водой. Поворачивается, чтобы направиться к выходу, но его счастье в тот день было весьма кратким. Кто-то из более ранних покупателей пролил на пол, выложенный керамической плиткой, по видимому, растительное масло, на котором блаженный обладатель огненной воды не слабо поскальзывается, теряет равновесие и под грустный звон стремительно пустеющей стеклотары припечатывается к предательской поверхности. И в тот миг во всем магазине наступила гнетущая тишина. В глазах страдальца было именно то самое ГОРЕ…
 

Прославился.

(ЮРИК)
 38    2019-04-01  2  290
Сижу я на лавке, смотрю на ледоход.
Льдины по Волге медленно плывут, степенно.
Как- никак, а в последний путь, весна наступила.
Сижу значит смотрю и так задумался, прямо и не заметил, как ко мне на лавочку дама подсела, лет тридцати и в шубе заячьей. Я как увидел её, так сразу сердечко ёкнуло, дама странная какая в шубе, весна а она в шубе, да таких шуб заячьих, я уже лет двадцать не видывал.
Посмотрел на неё, а она повернулась ко мне и долго так в глаза мои смотрит, а глаза у неё синие, синие, а глубина в них такая что затонуть можно.
Я даже смутился от глаз её.
Красиво- то как льдины плывут, - проговорила дама.
Да красиво, - согласился я.
А вы не хотите прославиться?
Это как? От неожиданности заданного вопроса спросил я.
Тут дама распахнула шубу, а под шубой ничего, а кожа белая, белая и колени округлые, красивые очень.
Тут я прямо в эротический транс впал.
Что вы сказали, не отрывая глаз, глуповато спросил я.
Прославиться не хотите? - опять проговорила она.
И опять эти сине - голубые бездонные глаза, напрочь выбили меня из разума.
А слава здесь причём, может вы мне расслабиться предлагаете.
Так это можно, а прославиться это как.
Она заманчиво, как –то уж очень нежно проговорила.
Вот сейчас мы с вами расслабимся, а там и слава придёт, я вам обещаю.
Так что идёмте же, или как?
Тут уж я не смог устоять, как тут устоишь, такие глаза, колени и груди, глаз не оторвать, аж слюна потекла, только шуба смущала.
А где?- опять задал я бестолковый вопрос.
Ну конечно не здесь, пойдёмте, тут совсем недалеко, только что-то купить надо. Мы зашли в магазин и я как истинный джентльмен предложил даме выбирать, а сам шёл сзади и катил тележку, в которую дама складывала всякую снедь и выпивку, расплачивался конечно же я.
Потом мы вошли в подъезд и лифтом поднялись на один из этажей.
В лифте она опять распахнула шубу и с каким –то заманчивым вожделением прижалась ко мне.
Губы наши сомкнулись в страстном поцелуе.
И вот мы в квартире.
Я как истинный мачо по быстрому открыл бутылку, она же сбросила шубу и я практически ослеп от вида её молодого, шикарного тела.
Мы выпили и тут же вошли в спальню, где нас ждала огромная кровать.
Она повалилась на спину и стала приглашать меня к себе.
Быстро раздевшись, я прилёг рядом.
И тут в дверь постучали.
Дама вскочила и накинув халатик проговорила,- а вот и Слава пришёл.
Я же вам говорила, что Слава придёт.
В дверях стоял огромный самец, как мне показалось чемпион по боям без правил.
Ну, кто тут Славу хотел?
Что будем пробовать, или ты так просто свалишь.
Он подошёл ко мне вплотную и каким-то неуловимым движением двинул по печени.
Адская боль пронзила всё моё тело.
Я начал падать куда-то далеко, далеко и не знай от боли, не знай от предчувствия безрадостной экзекуции, проснулся весь в испарине.
Господи, так это сон.
Вот так прославился, во приплелось и надо же, слава богу во сне.
А на дворе начиналось утро нового дня, и этот день был первое апреля.
С праздником!
 

БОРЩ

(Алик Кимры)
 22    2015-11-18  1  862

"Все предрассудки прочь отбросив,
но чтоб от Бога по секрету,
свинину ест мудрец Иосиф
и громко хвалит РЫБУ эту".

И.Губерман «Гарики на каждый день»

В столовой еврейского общинного центра в Киеве на первое –
почти классический украинский Борщ. Почти – без Сала* и сметаны, запретных по каким-то кошерным причинам. Однако пат сталом эти важнейшие ингредиенты Борща вроде незаметно передаются по кругу, и каждый едун, кроме самых упоротых ортодоксов, щедро крошит в Борщ Сало и заправляет Сметаной по вкусу. Когда остатки Сала и сметаны возвращаются на кухню, выходит шеф-повар и громогласно спрашивает:
- Господа, у всех уже НЕТ Сала и сметаны в Борще?

------

* Слово Сало всегда пишу и говорю с большой буквы. Бо хто не скаче, той москаль.
 

Петя - Митин брат. Табакеркин.

(Vorgeza)
 2    2010-08-06  0  873
"Привет, хохмодромовцы! Давно не был у вас в гостях)
Вы продолжаете дарить читателям доброе и весёлое настроение!
И это здорово!"
Vorgeza


Афиногенен Гастомыслович Табакеркин преподавал в школе Нижней Матвеевки музыку. На дверях его персонального кабинета, который он, в буквальном смысле слова, выбил из директора два года тому, красовалась табличка, на которой коричневым по зелёному было написано: "Бакалавр музыкального образования А. Г. Табакеркин". Называя свой кабинет офисом музыки сфер, а себя не иначе как адептом этой самой сферы, Афиноген неусыпно оберегал свою вотчину от посторонних глаз и тащил туда всё что по его мнению отвечало делу служения миру музыкальных звуков. Надо заметить, что два года оккупации Табакеркиным отдельного школьного помещения не прошли даром не для него, не для всего преподавательского коллектива в целом. Однако, давайте всё по порядку.

Сам Афиноген Гастомыслович от рождения не был обременён музыкальным слухом, что не помешало ему уверовать в свою одарённость, именно, в композиторстве и подвизаться на этой ниве всерьёз и надолго. Из многообразного перечня известных музыкальных инструментов для воплощения себя в мировой классике, он выбрал ложки.
Особо следует отметить тот факт, что во время выдачи Создателем музыкального слуха, Табакеркин не просто пропустил свою очередь, а прибыл на место уже тогда, когда вместо Создателя на раздаче топтался косолапый мишка. Однако, в качестве утешительного приза Афиноген со сказочной щедростью был наделён нечеловеческим диапазоном силы воли и рвением к добродетели. Последнее, помноженное на принадлежащий Табакеркину коричневый мотоцикл "Урал" и на неукротимую любовь Афиногена к скорости, в совокупности являли непобедимый беспредел во всём и наводили форменный ужас на всё живое, во время передвижения по дорогам деревни.
Так вот, все беды председателя деревенской управы Сергея Ивановича Зоткина по прозвищу Панама начались, аккурат, после того как в одну из бессонных ночей Афиногену Гастомысловичу было видение. Не иначе как сам Пётр Ильич Чайковский подошёл к Табакеркину и расписанными под хохлому ложками отстучал ему по лбу танец маленьких лебедей, после чего больно ущипнул за задницу и озорно подмигнув, растворился в воздухе, крикнув в напутствие одно лишь слово: "Твори!".
И Афиноген начал творить!

"Урал" Табакеркина, попирая все законы физики и скоростные характеристики отечественного мотоциклостроения, нёс на себе хозяина, разрывая пространство и, оставляя за собой завесу из пыли и навоза.
Народ и прочая живность деревни, заслышав рёв местной "иерихонской трубы", в исполнении пробитой в пяти местах выхлопной трубы Афиногеновского "мустанга, разбегались кто куда, крякая, мяукая , гавкая и матеря технический прогресс и, собственно, самого Табакеркина.
- Шоб тибе шваёная машащикьетка в шопу шаехала, пишдюк маяхойный! – скрежеща семью своими зубами голосила бабка Пелагея, обхватив натруженными руками и плоскостопными ногами фонарный столб на высоте трёх метров. Внизу её дожидались коромысло и два ведра с водой.
- Вот змей! – беззлобно ругался дед Терентий из-за плетня, прикуривая самокрутку.
О чем думал рыжий кот, забравшийся на яблоню доподлинно не известно, но об этом можно догадаться.
А Афиноген Гастомыслович мчался навстречу мировой славе, начало пути к которой лежало в кабинете председателя Зоткина.
Каска безопасности образца пятидесятых годов подпрыгивала на табареркинской голове, как бы отвечая на приветствия всем дорожным колдобинам, а её на застёгнутые ремешки подражали взмахам птичьих крыльев.

Зоткин, как и всегда по понедельникам, проводил планёрку с деревенским активом. Усевшись во главе длинного стола, Сергей Иванович рассадил по обе стороны от себя два десятка самых неугомонных Матвеевчан. Трезвым взглядом больной головы, верхнюю часть которой прятала под собой бессменная панама, он оглядел присутствующих и решил что после того как все разойдутся, всё-таки примет сто пятьдесят для поправки. Эта мысль придала ему сил и примирила с самым дискомфортным днём недели на Руси.
- Хреново работаем, товарищи, хреново! На лицо откровенное нежелание идти, верлибр вам в руки, в ногу со временем. А это б...ь, саботаж!
- Но Сергей Иванович, - заголосил было в ответ актив, но пятикилограммовый кулак председателя, слегка опущенный на поверхность стола, заставил всех умолкнуть.
- Не вижу самоотдачи в решении жизненно важных проблем нашей родной Нижней Матвеевки! И, именно, именно потому что наша с вами малая родина называется Нижняя Матвеевка, мы обязаны всегда и во всём быть на высоте!
Где порыв, где проявление беззаветной любви к земле и, верлибром их в ухи, землякам?!
Председатель посмотрел в сторону уборщицы Зои, которая подобрав подол юбки, опустилась на четвереньки и, развернувшись ко всем мощным задом, взялась елозить мокрой тряпкой по полу. Сергей Иванович откашлялся и, не отводя глаз от голых Зойкиных ляжек, отпил из стакана воды.
- Я говорю, работать надо, верлибр вам по самое некуда, проникновеннее, в положение, так сказать, трудового народа, входить, кхе, да, как можно глубже, с пониманием дела и не жалея живота своего!
Что такое верлибр никто в деревне не знал, но все очень уважали магическую силу этого слова в устах председателя. В народе поговаривали будто это новое секретное оружие России против супостата Америки.
 

Плохая примета

(Malyutka)
 7    2019-10-07  0  169

Не скажу, что жизнь – сахар, а вчерась под вечер ещё и в носу засвистело. Точно знаю, что не к добру, тут и к бабке не ходи. Свистеть, потом перестало, а предчувствие чего-то пакостного осталось. Вот же горе горькое! Я ночь толком не спал, всё гадал: что же такое вредное должно произойти, и как поступить, дабы, избежать неприятности, а по возможности свести их к минимуму? Эх, знал бы, где упасть, соломки подослал. От назойливых мыслей голова кругом пошла, а под утро разболелась, хорошо, хоть выходной и на работу идти не надобно.
Однако утром жена не дала долго валяться в постели. Как ни старался, как ни прикидывался, что ещё сплю, не помогло. Она сразу догадалась о моём притворстве и заворчала:
- Так и намерен весь выходной, как в прошлый раз, дурака валять? Самому-то не стыдно? Сводил бы лучше дочурку в зоопарк, ты же ей обещал.
Я рассудил: «Оно, конечно, можно, почему нет? От зоопарка убытка мало, ведь моя Маринка ещё маленькая, может, билетик с неё не возьмут. В крайнем случае детский заплачу. Ну, а я уж как-нибудь… там видно будет». Поразмыслив, согласился сходить с дочкой посмотреть на зверюшек.
Встал, значит, с кровати и включил телевизор. А как же иначе? Нужно ведь новости узнать, особенно местные. Мало ли что случилось? Вдруг в зоопарке зверь какой хищный из клетки убёг, тогда уж лучше дома переждать безобразие. Да и о прогнозе погоды не помешает осведомиться, чтобы одеться как следует. А ну ливень грянет, а мы без зонта – скверно выйдет. У меня накануне в носу свистело, а после сырости насморк могу вполне заполучить. Кому от этого станет легче?
В новостях про беглых зверей ни словом не обмолвились, стало быть, в этом плане всё чин чином, а вот погода зараза… Короче погода, как я понял, неопределённая, то бишь возможен дождь. И что в таком случае прикажете делать? Вот незадача! Посудите сами: возьму зонт, а дождь не пойдёт. Таскать с собой ненужную вещь совершенно ни к чему, потому как со стороны буду выглядеть глупо. А коль попаду без зонта под ливень, заработаю простуду. В общем, как ни крути, а всё неладно, и ничего тут не попишешь.
Решил Маринку в зоопарк в следующий раз сводить. Ничего страшного, она зверушек может и по телевизору посмотреть. По субботам, как раз после футбола, про них обычно фильмы разные показывают. Я-то знаю, много раз видал. Так и сказал жене, а она ещё больше ворчать стала, а потом дело до ругани дошло.
Вот и случилась неприятность, из-за которой плохо спал. Свист в носу – плохая примета, запомните. Пригодится!
 

Челобитная (история, подсмотренн ...

(Vorgeza)
 8    2007-08-17  5  1883
Один купец подал царю Петру Первому челобитную. В ней он просил позволения сменить фамилию Семижоп на какую-нибудь другую.
Государь будучи в весёлом расположении духа, прочитав прошение, рассмеялся и повелел: "Фамилия задириста не в меру. Дозволяю две убрать".
 

Ямайка - груз-200

(Алексей Березин)
 87  Про болезни  2017-12-10  7  1628
Лет десять назад, когда мы с женой отдыхали на Ямайке, у меня вдруг открылась астма.

Почти пятьдесят лет её не было, и вот нате вам - опись-прОтокол-сдал-принЯл.
Мы оказались совершенно не готовы к такому подарку судьбы, и просто надеялись тупо дотянуть до конца срока.
Но за два дня до отъезда мне стало настолько плохо, что дышать более-менее успешно я мог, только стоя на локтях и коленях.

Жена, устав слушать мои постоянные ну-может-ещё-рассосётся, оставив меня в моей элгэбэтэшной позе, прямо посреди ночи рванула на вахту менять билеты, и этим же утром мы улетели.

***

В аэропорту Кеннеди до выхода меня везли в кресле, но даже так я еле дышал, время действия моего ингалятора сокращалось до нескольких минут.
Вести нашу машину домой жене пришлось самой, по дороге она позвонила в ближайший к дому госпиталь, чтобы машина скорой помощи ждала нас у дома.

Был глубокий вечер, поэтому домчались мы быстро, причём приехали все одновременно - прямо за нами во двор въехала скорая, за ней - небольшая пожарка и полицейский седан - здесь такие правила - службы друг друга страхуют, и если, к примеру, скорая где-то застряла, то пожарники или менты довезли бы меня до госпиталя.
Мигалки на всех машинах работали на полную катушку, и визуально наш двор напоминал ночную дискотеку.

Меня уже успели положить на высокую каталку и вкатывали в кузов скорой, когда во двор выбежал перепуганный тесть.
В сполохах мигалок его всклокоченные эйнштейновские седины переливались, как в лазерном шоу.
- А чой-то?.. Вы же послезавтра должны были?..
- Юрасик, груз-200 заказывали?! - я выдохнул это с высоты своего ложа так бодро и весело, что это чуть не стало моим последним выдохом.
- Ни хера се!.. Шуточки, ***!.. Возле сраки с голым ****!... - Тесть, когда волнуется, говорит очень короткими и ёмкими фразами.
- Лёша заболел. - сказала жена.
- Чем заболел-то?!
- Надеемся узнать в больнице.
- Не, ну ни хера се!.. - повторил тесть свою главную мысль.

***

На мой второй день в госпитале весь Лонг-Айленд завалило каким-то рекордным количеством снега, и госпиталь оказался отрезанным от мира.
Как у Агаты Кристи.

В каждом меню администрация огромными буквами извинялась перед пациентами, что из-за перебоев в доставке провианта наш рацион будет скуднее обычного.
Но кормили нас не хуже, чем на том курорте, откуда меня только что привезли, и мне очень хотелось долежать до окончания блокады и посмотреть, чем же кормят в госпитале Стони Брук в обычные дни.

***

Перед самой выпиской, ночью, меня разбудили две медсестры.
Чёрная и индуска, обеим лет по тридцать пять на вид.
Правда, работало только ночное освещение и я не шибко всматривался.
Надо сказать, что за ночь нас будили в среднем по два-три раза - витамины-уколы-стероиды - кому что - и к этим ночным полупробудкам я уже привык.
Но обычно сёстры ходят по одной, а тут - сразу две.
И никаких шприцов-баночек у них в руках не было.
Индуска держала блокнот и что-то в нём чиркала на ходу.
Я спал, лёжа на спине, и, как только я приоткрыл глаз, чёрная говорит, что им надо, чтобы я спустил трусы.

Если бы дело было в Москве, я бы спросил, с кого, но здесь не знаешь наперёд, как иная шутка может обернуться.

К тому же я только что заснул после визита предыдущей сестры, и так хотелось спать, что я, как был, лёжа, спустил трусы и попытался снова заснуть.
После уважительной паузы чёрная сказала, что вообще-то им нужно осмотреть мою задницу.
Я так же молча перевернулся на живот.
С минуту они тихо пер****тывались между собой, периодически водя пальцами туда-сюда по моему заду, потом сказали спасибо спокойной ночи и ушли, напоследок ткнув меня в то же место, но посильнее, видимо, чтобы я не заснул со спущенными трусами.

Утром ко мне приходила уже другая сестра.

А днём меня выписали, поэтому я так и не узнал, какой же диагноз поставил мне международный консилиум ночных медсестёр.

***

PS:

После первой публикации этого рассказа одна из читательниц пояснила, что те медсёстры "... проверяли качество сделанных уколов, чтобы не было претензий. Бывает, люди умирают или их парализует от сделанного не в то место укола впоследствии.".

Проза жизни!

***
 

ФАРТ (письма издалека) - 4

(Uri Pech)
 27    2016-05-31  0  1037

Былицы из живого романа-стихии:

Я знаю Красного Огурца ещё с тех пор, когда его просто называли Альбертом, а девушки с доброй иронией – Альбертиком. Альберт Попов учился на географическом факультете ВГУ вместе с моими школьными друзьями. Я перешёл на последний курс ВИСИ, а он на 2-й. И встретились мы с ним в начале августа 1981 года, но не на уборке огурцов, а в горах Адыгеи на сборе жутко дефицитного Краснодарского чая и ядрёного фундука. В эти чудные места я попал благодаря своим однокашникам. Ударный студенческий отряд состоял из 200 привлекательных и трудолюбивых девушек и нас, шестерых отборных представителей противоположного пола. Компания была замечательная: весёлые и остроумные географы, кавказское домашнее вино от местного директора школы, две гитары, влюблённости и сочинение весёлых песен. Об исключительных способностях Альберта можно судить даже, хотя бы, по одному лишь красному университетскому диплому. Но Альберт, после того незабываемого курортно-трудового десанта, настолько увлёкся сочинительством, что сразу после получения уникального документа о высшем образовании отрёкся от профессии.
Мой школьный друг, афганец и вечный студент Саша Власов, будучи в то время актёром театральной студии «Акцент» и одновременно работая фотографом в газете "Строитель", которая издавалась в ВИСИ, похлопотал за Альберта, и несостоявшегося географа взяли корреспондентом институтской малотиражки. Мгновенно, после первых публикаций (а порой и самостоятельной вёрстки всего номера), А. Попов резко пошёл на повышение и долго был и.о. главного редактора "Строителя". В перестроечное время он много печатался и в областном издании - в "Молодом Коммунаре". Строчил заметки, стихи, фельетоны.
Но более всего его захватила неформальная музыкальная тема. Трудно назвать российскую рок-группу, побывавшую в конце восьмидесятых в Воронеже, на концерте которой музыкальный обозреватель под псевдонимом Красный Огурец, не взял бы интересное интервью.
Альберт оказался и хорошим фотографом. Многие публикации той поры проиллюстрированы им самим. Мне запомнились фото, которые я видел у него дома над письменным столом: Цой, Кинчев, Григорий Гладков (автор музыки знаменитого мульта "Пластилиновая Ворона"). Поэтому, для меня не было ничего удивительного в том, что именно Альберт стал и одним из основателей Воронежского рок-клуба.
Клуб обосновался в крохотном ДК ТЭЦ. По старой дружбе Альберт пригласил меня на официальное открытие. Ажиотаж был грандиозный. Красный Огурец уже являлся настолько культовой персоной, что нам вдвоём с огромным трудом удалось попасть в скромное фойе ДК, едва проникая сквозь плотное кольцо безбилетных фанатов и усиленное оцепление ментов. Мероприятие производило сильное впечатление. Помню, как под первые же запилы группы "Старый Город», безбилетная стая металлистов-подростков, вместе с громадными входными дверями вломилась в зал. Рядом со мной, открыв рот сидела журналистка московской "Комсомолки", правда, уже немного не комсомольского возраста. Опередил репрессивные намерения, не сразу опомнившихся блюстителей порядка, шустрый, внешне напоминающий Жванецкого, президент рок-клуба Виктор Тягнибедин. Тягнибедин, как мне показалось, был по возрасту самым старшим из присутствующих. Он просто и решительно сказал: «Ребята, будете вести себя хорошо? Тогда оставайтесь». И металлисты-фаны благоразумно рассосались по щелям. Концерт сразу продолжился. После прокуренного антракта, апофеозом всей акции стало выступление «московской тяжёлой металлической группы» (так её объявил сам Паук) "Коррозия Металла". Говорили, что когда "Коррозия" вместе с местными фанатками укатила на автобусе, состоялось-таки побоище заждавшихся гопников и доморощенных металлистов. Но туда я не попал, т.к. я и металлистом не был и по возрасту уже не подходил.
В заключение хочется отметить, что ярчайшим явлением, которое смог породить Воронежский рок-клуб, стал проект "Сектор Газа", а первым продюсером группы был ещё один из основателей рок-клуба – Саша Кочерга (Ухват), автоматически получивший свой псевдоним на нашем родном механическом факультете. В начале гастрольной карьеры Хоя Красный Огурец выступал как бард-барабанщик на разогреве. Человек, стоя поющий с картавинкой собственные песни, аккомпанируя сам самому себе одинокому на электронных барабанах - это тоже явление в отечественном роке уникальное.
Немало для воронежских музыкантов и исполнителей Альберт сделал, работая и на одном из Воронежских телеканалов. В еженедельной популярной программе «Музыкальный гребешок» звучало большое количество песен наших земляков. На передаче у Альберта побывали Хой и Вадим Глухов с клипом «Туман» (это была премьера). Не раз он приглашал на эту передачу и меня. Его командой был снят клип на мою песню «Колдырь».
Слава о Красном Огурце гуляла и по Москве. В частности, по просьбе Барри Алибасова он сочинил тексты для первого состава "На-НА", но нашли ли эти тексты практическое воплощение, мне не известно. Зато, когда я слышу классическую цитату «Поэт, оставь, хоть строчку», первое, что мне всегда приходит на ум, так это один из лучших альбертовских экспромтов той поры:
«И вот я в лесу под ёлочку ссу».
Несмотря на всю эксцентричность Красного Огурца, наши с ним отношения, в целом, всегда ладились, с самого начала.

В начале своей рок-карьеры поющий младший сержант ГАИ Хой регулярно выступал в ДК ТЭЦ сольно, с акустической гитарой. Когда ко 2-му фестивалю у него подобрался коллектив единомышленников: Семён - бас, Крюк - барабаны, а сессионным гитаристом с колхозным панком лабануть было уже почётно, то стал вопрос о названии отвязной команды. Победил вариант Кочерги, предложившего услуги директора группы - "Сектор Газа". Именно так до сих пор в народе обозначен левобережний треугольник Воронежа, перезагазованный заводами СК (Синтетического Каучука), Шинным и мощной ТЭЦ.
Серёжа Устинов неожиданно пригласил меня на 2-й городской рок-фестиваль, в котором он принимал участие в составе гр. "ВДНХ" вместе с Юриком Бесединым. Конкурсная программа проходила на окраине Воронежа в обшарпанном кинотеатре "Октябрь". Народа была уйма, большая половина которой составляли сами участники концерта. На удивление аппаратура держала гармоничный баланс между грохотом и словами. Много звучало пафосных композиций, типа зарифмовонных передовиц про борьбу за мир. "ВДНХ" отработала в тот вечер на профессиональном уровне, Серёга и Юрка тоже остались довольны собой. Но о чём они пели я напрочь забыл, когда на сцене нарисовались Хой в клетчатой рубахе и его бригада простецких пацанов. До сих пор самой моей любимой песней из репертуара "Сектора" остаётся разудалая ядовтая зарисовка о всёпобеждающей юношеской любви "Местные":

Я живу на Ваях
Мне,поверь,не ведом страх,
Но от этой страшной мысли
Происходит стук в зубах.

На Чижовке ты живёшь
И к тебе не пройдёшь.
Так чижовские замесят
Что до дома не дойдёшь.

Очень странные дела
До чего жизнь довела.
Мне к любимой не пройти
Могут встретить на пути.
МЕСТНЫЕ!!!
Это было до сумасшествия необычно на фоне всего слышанного ранее и в тоже время стильно и близко сердцу, можно сказать - патриотично! Так и я стал фаном-переростком.

Как я лично познакомился с Юрой Хоем? Да очень просто, не специально. В эпоху бурной деятельности Воронежского Молодёжного центра, с торца старейшего Русского Драматического театра им. Кольцова стоял центровой ларёк. Главнейшей и единственной задачей, не всегда одинокого обитателя этого уникального киоска, была одна цель - снабжение горожан и гостей Столицы Черноземья билетами на все платные мероприятия под крышей комсомола.
В тот памятный вечер весь город был оклеен культовым портретом загадочного волосатого очкарика. Не Леннона, конечно, а Егора Летова. А то, что с "Гражданской Обороной" завтра выступит сам Хой со своим "Сектором", и так знали все городские неформалы. Билетами приторговывал и.о. ведомственной малотиражки и внешкор "Молодого Коммунара" Красный Огурец. С творчеством "Сектора" я уже был знаком по 2-му рок-клубовскому фесту и гуляющим из рук в долгожданные руки записям их задиристых песен. Хой на одном дыхании недавно записал сразу два альбома в "Блек Боксе", правда ему ради этого пришлось продать лихую "Яву", взятую ( как он сам многократно пел) "на халяву". О существовании Летова я был наслышан в подворотнях, под лёгким допингом продвинутые пацаны горланили: " А перестройка всё идёт по плану!" Творчество сибирского панка меня почти не интересовало. Вот по этим причинам я зарулил к Альберту не за билетиками, а просто пообщаться. В кооперативной каморке кроме Огурца на бескорыстной основе приторговывали Семён и Крюк. Альберт нас тут же познакомил по-ближе. В разгаре нашей непринуждённой беседы, когда рокеры стали охотно делиться свежими студийными впечатлениями, в "кормушку" просунулась взъерошенная голова Хоя. Так мы и познакомились. Юрок, узнав, что я в теме, тут же поинтересовался: "Ну, как? На кого похоже?" "Ни на кого не похоже. Зашибись!" - констатировал я. Тут же я предложил попробовать крутануть какую-нибудь песню из двух дебютных альбоов. Мы вдвоём перебежали через дорогу, за две копейки позвонили Сержу Сынорову. Сергей через десять минут примчался взъерошенный ( замечу у него по жизни вечно възерошенный хайер) и спросил: " Без мата есть?"
И на следующий день в нашем городе состоялось сразу два знаковых события. По радио впервые прозвучал "Сектор Газа" с обличающей композицией "Эстрадная песня по радио, в натуре я очень тащусь". А на стадионе "Буран" состоялся сольник Летова. "Сектральным газовикам" после первых аккордов удалось смыться от ошалелой толпы поклонников. Как мне рассказывал Кущ ( в то время основной гитарист супер-группы), тогда он чудом спас и здоровье, и уникальное американское весло. Этим чудом оказался быстрый бег. С Кущём нас по жизни многое чего связывает. Например, мы даже спасли друu-друга в полном смысле. Я спас Игоря, когда его , накачав какой-то дрянью, в 15-градусный мороз решили переселить прямиком в сугроб из собственной квартиры в центре города. А он меня спас, когда отметив его спасение, я переплывал лужу на Низах.
До этих сумасшедших событий о творчестве "Сектора" или совсем ничего не писали. Или появлялись отдельные статьи ругательно-назидательно-запретительного характера. Критическим апофеозом стала статья о псевдотворчестве "Сектора Газа" в газете местных партийцев "Коммуна", после которой тираж её кратковременно сказочно подрос.
Ещё раз я видел эту разгромную статейку с глубокомысленным филологически-идеологическим разбором хитов про "грязные вонючие носки" и реквием разбитой банке пива в бережнохранящемся Галиной (женой Хоя) альбоме, который форматировал сам Юра Клинских.
После радиопремьеры припанкованной "Эстрадной Песни" вдруг непонятным образом жизнь Хоя стала налаживаться. Ругать его прекратили. Но и не хвалили. А в музыкальном блоке "Молодого Коммунара" стали появляться фразы: о том что "наш "Сектор Газа" выступил с успехом то там, то сям и ,наконец, вовсе произвёл фурор на рок-фесивале в Старом Осколе. У меня даже сохранилось первое полновесное интервью с командой Хоя в том "Коммунаре" эпохи Красного Огурца. Всё там , как надо: и вопросы, и откровенные ответы. И шикарное фото первого состава "Сектора Газа".

Что такое Глинозём? Это не просто одно название, оставшееся от строительного карьера. Старожилы утверждают, что это очень шухерной район Воронежа из совестском прошлого. А вот для наших комитетчиков, в первую очередь - это легендарный неформальный культурный очаг воронежского андеграунда. Главной магистралью Глинозёма является настоящий проспект Труда. А в голове этого знатного проспекта негласным живым памятником бездарной архитектуры и пристанищем самородков сохранился и до сих пор действует "Детский клуб". Этот гостеприимный очаг поддерживает выдающийся педагог-организатор Любовь Васильевна. А о былом присутствии "Комитета Авторов" напоминают фигурные металлические решётки на, заменяющих фасадную стену, огромных окнах крохотного дк. Приятно осознавать, что при монтаже, до лихолетья совершенно не нужных решёток, в роли сварщика был я, а Николай Ч. - моим ассистентом. Отмечу, проверено временем - решётки пришпандорены намертво!
Тут уместно подчеркнуть, что и до "Комитета авторов" клубная жизнь била родниковым ключём под руководством Любови Васильевны. А актив дк регулярно прирастал местными кадрами. Некоторых товарищей тут стоит особенно отметить:
Вася Черных (Самоделкин) - рукастый и смекалистый умелец, художник и гитарист;
Славик - добродушный энтузиаст, мастеривший свои "фирменные" колонки ( в том числе и нам) в подвале-мастерской ближайшей общаги
и Коля Чиляков - коренной глинозёмец и самый изобретательный участник всех творческих начинаний, одобренных Любовью Васильевной.
С ностальгической улыбкой вспоминается генеральная репетиция "Сектора Газа" в многофункциональной мастерской беззубого Славика перед областным чёсом восходящих "звёзд" рок-черноземья во главе с Хоем.
Ядрёный, как кабан, Юрка с голым торсом и посвистывающим микрофоном; Крюк, барабанящий в одних труселях; флегматичный Семён с басом пританцовывает в углу и Вася Самоделкин, сосредоточенно ковыряющий струны на пустом ящике из под лимонада "Буратино". Внеочередные полуночные посиделки Комитета закруглились. И я перед неотвратимой дорогой на родной Пятак   случайно заглянул в "репетиционную" Славика. И надолго с удовольствием задержался. В тот вечер мы со Славиком стали одинокими свидетелями панк-жлоб-забоя. Хой, не прикращая петь, кивнул мне на приветствие, а в конце программы традиционно поинтересовался: "Ну, как?" Славик традиционно промолчал, я кратко одобрил: "Зашибись!"
На излёте 90-х мы с Черных встретились в одном вагоне, оба возвращались с родительских соток на тихоходном дизеле. Вася только что вернулся из Германии. "Сектор" с неизменным успехом прогастролировал по русскоговорящим клубам. Он мне рассказывал не о скоростных поездах, а о западногерманской дискотечной аппаратуре. Однажды их команда просто отдыхала в клубешнике. Колонки были расположены таким хитрым образом, что прокачивая зал на полную катушку, музыка не мешала обычной беседе (не на повышенных тонах). Настолько звук был прозрачным!
Да, весь мир - кино, а мы - кадры.
А ведь в конце 80-х мы гордились своим самопальным усилком "Marshall", выпущенным деловитыми руками идейного КСПэшника и радиста Миши из ДК "Коминтерна", ныне спрятавшегося за рекламными щитами на перекрёстке пр. Труда и Московского проспекта.
Давно уже нет Клуба Самодеятельной Песни во Дворце им. Коминтерна. За последние 30 лет чего там только не было. И шубами торговали, и "белыми братьями" слабовольным людям головы заморачивали...
А "Детский клуб", которым уверенно рулит маленькая, но не хрупкая женщина, работает. И не привратился он в заурядный магазин. А всё потому, что Любовь Васильевну знают, любят и уважают все обитатели Глинозёма, всех возрастов. И у меня нет ни одного знакомого, попавшего в сети "братства мракобесия".

см.: ФАРТ-1 Жми сюда
      ФАРТ-2 Жми сюда
      ФАРТ-3 Жми сюда
      ФАРТ_news Жми сюда
      ФАРТ-5 Жми сюда
      ФАРТ-6 Жми сюда
      ФАРТ_news-2 Жми сюда
      ФАРТ-7 Жми сюда
      ФАРТ-8 Жми сюда
 

Повезло (из будущего цикла «Марг ...

(Алекс Бородин-Совецкий-Ах)
 0    2005-12-29  0  696
Отдельное спасибо Алисе Деевой за ее правдивую историю «А на кого я похож?», иначе фиг бы я чего написал…

Служил я, значит, в армии, в элитных пограничных войсках, тех, что почти как десантура умеет напиваться, но не 2 августа, а 28 мая. Но это офф-топ.

И был у нас на заставе один любитель выпить. Вру, конечно. Все любили выпить. Просто один настолько любил, что уже не мог, и убедил остальных помочь ему в поисках выпивки. И придумал, значит, офигенный план. Щас я тут почти госсекреты рассказывать буду, так что записуйте, пока чекисты не забанили.

Так вот, подошел он к специальному (и офигенно секретному!) ящику и как долбанет по нему своим реально здоровенным кулаком. Ударил бы таким макаром по какой голове, сотрясенья внутричерепного вещества не избежать, а так лишь огоньки по аппарату забегали и хрррррясь! сработка.

Офф-топ. Сработка — это когда две колючие проволоки из тех, что на границе без дела висять, съединяются и происходит натурально короткое замыкание, а информация о том, где сие безобразие случилось, подается на тот самый (чертовски секретный!) аппарат. Сие означает, что какая-то гадина эти проволуки пошубуршила, иначе они просто так не сомкнуться. А раз это не природное явление, значит, возможно нарушение нашей самой протяженной в мире сухопутной границы. На заставе начинается легкая паника, возрастающая по мере того, как дежурный прапорщик не могет обнаружить форменные сапоги, снятые по поводу ночного времени, либо удочку (а почему бы и не взять?), либо ищут несонную собаку, способную изобразить страшный лай на границе. Потом без сапог, удочки, прапорщика и собаки тревожная группа в шашиге (ГАЗ-66) срывается с места, чтобы через две минуты вернуться за забытым. Конец офф-топа.

Так вот, значит, подошел солдат героических пропорций и хррррясь-таки по кумполу аппарата. Сработка! и все занимают места, согласно купленным билетам, то есть кто куда, а наш герой — в село искать самогон или вино. Ах, да забыл сказать, что застава располагалась в селе и по штатному расписанию часть личного состава в пешем виде должна была обеспечить перекрытие нашей территории от проникновения иностранных граждан, на случай если те смогли выпутаться из колючей проволоки и в изодранной одежде рвутся на просторы советской страны. Понятно, что проконтролировать всех непонятно куда подевавшихся зольдат не представлялось возможным, но по селу в хаотичном порядке гоняет командирский уазик с самым злобным и коварным прапорщиком...

Через час с границы возвращается машина с тревожной группой и докладует, что все нормально, сработка произошла по техническим причинам (такое тоже бывало). Понятное дело, ведь сработка липовая и все солдаты это знают. Возвращается на базу и тот бравый солдат, что всю кашу заварил. Но пустой. Он оказывается, товар нашел, а вот деньги забыл. Значит, надо еще разок в село смотаться. Ну он опять к аппарату, и опять хррррясь!

Вообщем, приобрел он у местного самогоновара энное количество целительной жидкости и принял гениальное решение — вернуться на заставу на попутке. Обнял он нежно свой бутыль и стоит на обочине, тормозит машины. А дорога не какая-нибудь проселочная, а реально трасса межобластного значения. И тут одна машина останавливается, правда, едет совсем в другую сторону. Ну, наш герой думает, что договорится как-нибудь. А между делом события происходят ночью и не видно ни фига, что за машина остановилась. Вот подгребает бравый солдат к авто, совершенно не удивляясь тому, что это уазик, их в той местности разве что у детей малых не было. Дверцу открывает, бутыль в кабину просовувывает и ****вает! Это ж, ***, тот самый командирский уазик с тем самым злобным прапорщиком. Была, конечно, еще попытка бутыль в канаву вышвырнуть, да только бесполезно, контору спалили.

Эта грустная история закончилась переводом неудачливого авто-стопщика на одну из горных застав, где он, впрочем, спокойно дослужил до дембеля.
 

ОНА БЫЛА ЦИРКАЧКОЙ

(olyapka)
 28    2017-06-30  2  814
она была циркачкой
по тросику ходила
маша одновременно
ногою и рукой
он был на вид скромнягой
хотя была в нём сила
он был вотще по жизни
сноровистый такой

и вот однажды в цирк он
забрёл от страшной скуки
и в нём он ту циркачку
случайно увидал
циркачка с верхотуры
к нему простёрла руки
и прыгнула оттуда
и он её поймал

он был пригожий парень
хотя совсем не мачо
она в него влюбилась
под куполом стоЯ
она к нему летела
от счастья чуть не плача
кричала по дороге
встречайте это я

поймал её в охапку
и на руках из цирка
он бережно и нежно
домой к себе понёс
циркачка же глазами
смотрела врастопырку
попутно излучая
в его глаза гипноз

ты кто она спросила
по жизни чем ты славен
вот я эквилибристка
а ты чем знаменит
а я он отвечал ей
с тобою равноправен
мне как два пальца сделать
какой-нибудь кульбит

вот например с тобой мы
не будем думать долго
а прямо на скамейке
организуем секс
она ему сказала
да ты не балаболка
решительный и смелый
как пёс дворовый рекс

и в парке на аллее
они как акробаты
закладывали в сексе
такие фортеля
что привлекли вниманье
мигрантов-азиатов
а также полицейских
ночного патруля

она его ласкала
умелыми руками
она на нём летала
как лист на ветерке
они себе казались
небесными богами
устроившими шоу
в заштатном городке

но их арестовали
за оскорбленье нравов
и увезли в кутузку
и в суд потом в тюрьму
пусть были по закону
они увы неправы
зачем же так жестоко
никак я не пойму
 

Сгорел на работе

(Raptor)
 1    2006-02-20  0  810
В колледже, у нас был предмет, который назывался "Организация и планирование производства". Чушь та ещё, к тому же вела этот предмет преподавательница с весьма своеобразной манерой преподавания. На лекциях, она диктовала очень быстро, причём начиная одно предложение, обычно заканчивала его совершенно другим, постоянно сбиваясь и поправляя сама себя. Ну, примерно так:

"Так, записывайте... Эээ... Последовательное планирование - это неотъемл...эээ...неот... ыыы... мый... нет... неотъемл... нет, не так, подождите. Как там было? Планирование производством... Чё? Вы уже написали "Последовательное планирование?" Нет-нет, это я ошиблась. Исправьте на "планирование производством"! Хотя... Нет, не исправляйте, оставьте так... Ну кто успел исправить - ладно. Так, на чём я остановилась? А, ну да... Непосредственное распределение... эээ... непосредственное... Записываете? Непосредственное планирование. Какое ещё "распределение"? Не отвлекайтесь! Слушайте, что я диктую! Я с самого начала, по-моему вполне понятно диктовала: Основное планирование... Пишите! Основ... Ирование... Так. Значит...Производством. Служит. Для... Так... нет, не так, подождите, не пишите. Вот так надо: Служит определённым показателем! Эффективности организационных... Органи... Так. Ционного планирования. Записали? Пишите быстрее!!! Вечно вы не успеваете. Повторяю предложение последний раз, для тех кто не успел. Распределение организационного контроля... Служит. Для... Так, как там было, напомните? А, ну да. Вот как. Эффективность организационного планирования является важной деталью для... Так... Эээ... Важной деталью... В результате непосредственного влияния на себестоимость".

Короче говоря, вот примерно так она нам диктовала. "Начинает за здравие - заканчивает за упокой". Записывать за ней едва успеваешь, постоянно приходится что-то исправлять, а вдумываться попросту некогда. В результате, потом, перечитав собственные лекции, впадаешь в ужас, совершенно не врубаясь в левый бред, который ты в них понаписал под такую диктовку. Но перл заключается не в этом. Возле преподавательского стола, находился небольшой закуток, отгороженный шкафами. В этом закутке, преподавательницы частенько сидели, балуясь чайком (а может и чем покрепче). У них там было такое "местечко для уединений". Из студентов туда никто никогда не заглядывал, ну мало ли что у них там. Да и не интересно просто. И вот однажды, один из скрытых там предметов, дал о себе знать. Произошло это в самом начале пары. Преподавательница села за свой стол, и уже начала лекцию, как вдруг в её каморке что-то громко застучало и загрохотало. Вскочив как ошпаренная, она метнулась туда, скрывшись за шкафами. Сразу после этого, послышался дикий треск, завершившийся громким трагическим возгласом нашей преподавательницы:
"YOB ТВОЮ МАТЬ!"
После чего всё стихло. В аудитории повисла тишина. Через пару минут, из-за шкафов вышла всклокоченная преподавательница. Её вид был крайне растерянным и подавленным. Окинув взглядом аудиторию, она тихим слабеньким голоском пропищала:
"Всё... У меня холодильник сгорел..."
Её героический холодильник, сгорел на работе в буквальном смысле слова! Вечная ему память.
 

Бытовые - 22

(Леонид Олюнин)
 6  Про детей  2012-03-31  0  1145
РАЗОБРАЛ

Славик очень развитый ребенок. В свои шесть лет не по годам крепок, любознателен и упрям. Все игрушки, купленные мамой, папой и бабушкой,
Читать дальше >>
 

ТРИУМФ ВОЛИ

(wadim)
 11    2009-03-25  0  824
У моего приятеля заболел глаз, выскочила горошина на веке, не больно, но мешает. Прикладывали "спитой" чай, плевали в глаз - не помогает. "Сглазили"-авторитетно поставила диагноз тёща. Дальше больше : в зеркало противно смотреть, а бриться надо! Из дома выходил в тёмных очках, пионеры предлагали помощь при переходе улицы. Наконец пошёл в глазную клинику на Моховой.
Врач внимательно осмотрел, покачал головой и стал долго писать корявым почерком что то в истории болезни. "Как всё запущено! Сделайте анализы крови, мочи и пр. и на СПИД!Через две недели будем оперировать!"
Взяв дрожащими руками направления пошёл домой. "Кровь, моча ладно, но СПИД? Солидный мужчина,отец взрослого сына, могут не понять!"
Сделал анализы (кроме спида), надел чёрную повязку на глаз и дней десять размышлял, возмущался, молился, чтобы рассосалось. "Что за зараза прицепилась?" А из клиники звонок :"Зайдите на предоперационный осмотр."
Понурив голову поплёлся на приём.Врач уставился через свой прибор в глаз, выворачивал веко и после минутного размышления и чтения истории болезни спросил : "А у вас собственно что?" "Да вот -опухоль, операция!" "Не вижу необходимости!"Потрогал рукой, горошины не было!"Я это сам решить не могу, пошли к завотделением."
Заведующая знакомила с клиникой практикантов-курсантов Военно-медицинской академии. Врач пошептался с ней, показал историю болезни, она сама посмотрела глаз и провозгласила : "Товарищи курсанты перед вами одна из загадок нашей профессии.Эффективное излечение путём самовнушения!"И двадцать стриженных парней в белых халатах поверх военной формы полезли выворачивать бедное веко. Опухоли не нашли!
 

Манечка, тебе привет. Еврейские ...

(Галина Русина)
 22    2013-05-17  0  773
- Манечка! Ты дома?

-Сеня, что ты кричишь, как ишак на именинах?

-А почему ишак кричит на именинах?

-Спроси его. Что ты спрашиваешь или я дома, если ты меня видишь?

-Манечка, ты сейчас обрадуешься: я принес тебе привет!

- Положи на столе в кухне! От кого?

- От Авоськи, Симы Самойловны! Помнишь, она была учительницей у нашего Венички? Еще Веничка сунул ей в портфель живую мышь и привязал ее веревкой к ручке, чтобы не убежала? Так Сима Самойловна так испугалась, что с тех пор все носила в авоське, и ее прозвали Авоськой?

-Ой, Сеня, от нашего Венички учителя таки плакали! А когда он физруку заклеил пластилином свисток, так тот чуть не лопнул, дул в него, а эти хамарэйзлы -ученички от смеха   чуть не умерли? Так ты видел Симу Самойловну? Как она поживает?

- Хорошо, но она была не одна! Как ты думаешь: с кем?

-Откуда я знаю с кем она могла быть? Она вышла замуж?

-Манечка, не смейся с меня! Кто ее возьмет замуж? Если она молодая осталась одна! Нет, ты подумай!

-Сеня, что я буду думать, если я ее не видела уже лет десять, так что я могу знать?

- А если подумать?

- Она шла с кем-то из учеников?

- Думай, хорошо думай!

- Что думать! У нее сотни учеников! Как я могу знать?

- Но я же говорю: подумай!

- Что, это был Гриша, Венечкин друг, что поступал во все институты советского союза, учился, но ни один так и не закончил??

- А если еще подумать?!

- Сеня, куда мне думать дальше? Или это была Людочка, что ее любил наш Венечка, и подарил ей мое обручальное кольцо? Ты помнишь, как мы еле вырвали его у ее мамы? Она говорила, что подарки назад не забирают! А что кавалеру было 9 лет она не хотела слышать!

- Нет! Не Людочка! Ну?

-Сеня, я уже не знаю! Может это был Голдочкин сын Аркашка? Я видела недавно его четвертую жену, так она сказала, что уже заняла очередь к адвокату на развод. Он так гуляет, что ему надо жениться на трех, хотя прокормить он может только кошку. Если бы Голдочка не давала ему каждый месяц денег, ему бы не на что было доехать до любовницы.

- Нет, Манечка, это был не Аркаша! Ну?

- Может быть Фанина племянница, помнишь, как она бегала за нашим Веничкой и украла в восьмом классе у мамы деньги, чтобы сделать приворот на любовь? Так Фанина сестра набила в морду и этой гадалке, и своей дочке?

- Нет, Манечка, думай еще!

- Сеня, не морочь мне спину и ниже! Кого ты уже видел? Или ты скажешь, или я скажу детям, что ты хочешь убить их маму!

- Манечка! Авоська шла с Фирой, ее двоюродной сестрой. Ты ее не знаешь, мы когда-то были знакомы в молодости, ее мама хотела, чтобы я женился на ней. Но у нее были такие волосатые руки, я молчу про ноги, что меня чуть не вырвало! А если бы тогда она знала, что можно брить и ноги, и руки, так ты бы, может быть, не имела счастья жить со мной! Ты понимаешь, как тебе повезло?

- Сеня! Ты такой невнимательный! Ты опять ударился об столб когда шел? Опять головой и больно? Ты полдня делаешь мне мозги, чтобы я догадалась про волосатую Фиру, о которой я никогда не слышала? Сеня! Она таки со своими волосами счастливая! У нее нет тебя! Нет, материнское сердце не обманешь! Скажи, почему я не послушала маму и вышла за тебя замуж? Ой, поздно спрашивать. Иди мой руки, обед на столе!
 

Дошутился…

(Юра Харьковский)
 27    2020-01-26  2  367

В 1974-75г.г. в пос.Беринговский была у нас дружная кампания: Слава Молоков, Миша Хитрин, Юра Шматков и я. Все мы были холостяками, кроме Миши. Но в то время и Миша был на правах временного холостяка и жил с нами в комнате в общаге в ожидании приезда своей жены. Юра Шматков был старше меня на два года, он был парень с юмором, немного ленивый, но весёлый и дружелюбный, поэтому мы быстро с ним сошлись. Развлечений в то время было очень мало: ни телевизора, ни тем более интернета не было. Иногда кино в клубе, иногда ресторан в субботу, а в основном карты по вечерам. И тут мы как-то стали сходиться ближе с дядей Мишей Шпак, приятным, общительным электриком с нашей станции. Дядя Миша имел дочь Лену, хим.лаборантку с нашей третьей смены, девушку на выданье, которая, если честно, не блистала красотой, но зато была лёгкого характера, с прекрасным чувством юмора и весьма умна. Дядя Миша не скрывал, что мечтает выдать дочь замуж и поэтому частенько приглашал нас к себе в гости всей кампанией, в надежде, что кто-то из нас составит пару Лене. Но, увы, Лена никому из нас не нравилась до такой степени, чтобы взять её замуж. Нет, она была прекрасным другом, хорошим собеседником, но не более того. Мы с удовольствием ходили в гости к дяде Мише и тёте Гале, его жене, потому что, нам холостякам, безумно нравилась домашняя стряпня хозяйки, которая прекрасно шла под водочку и коньячок, в весёлой молодой компании. Но к Лене-то никто не сватался и поэтому нас всё реже стали звать к Шпакам на посиделки. И вот как-то сидим мы зимой в нашей комнате в общаге, скучаем, сожалеем и печалимся, что в такой прекрасный выходной день никто нас не зовёт в гости. - А сейчас тётя Галя, наверно варит вкусные пельмешки и жарит картошечку. Эх, да под сто грамм её, - пускали мы слюни. Первым не выдержал Миша, - А может, пацаны, повод какой-никакой найдём прийти к Шпакам? –Ну какой повод, - пессимистически заметил Славик, - дня рождения ни у кого нет, праздничных дат тоже, а без повода опять приходить, уже стыдно. Все приуныли.
Тут Юра Шматков, подняв просветлённый взор, говорит, - А не посватать ли кому-нибудь из нас Ленку? Чем не повод! Мы дружно засмеялись удачной шутке. – Нет, я серьёзно, продолжил Юра, - Придём, я в шутку скажу, что пришёл свататься. Ленка девка с юмором, поймёт, посидим, выпьем, посмеёмся! Мы стали сомневаться, не слишком ли это будет издевательски по отношению к родителям, но Юра нас успокоил, сказав, что сначала предупредит дядю Мишу о шутке, а уж потом будет разыгрывать сватовство. В общем, долго нас уговаривать не пришлось, раз всё на себя берёт Шматков, то нам-то чего "париться", тем более, очень уж хотелось быстрей попасть за гостеприимный стол хозяев.
По пути к Шпакам, мы заглянули в магазин и хорошенько затарились водкой, коньяком и шампанским, всё как положено. Дверь нам открыла сама Лена и, увидев нас, радостно заулыбалась, - Ой, ребята, я так рада, проходите. – Лена, - гордо вздёрнув подбородок с пафосом сказал Шматков, я пришёл к тебе свататься! И с гордым и немного надменным видом, тут же прошёл в квартиру, где то же самоё заявил опешившим родителям Лены. Мы не поняли этого "юмора", ну да Юрке виднее, это его затея, наверно он придумал, как всё обыграть. Пока родители колготились на кухне готовя стол, Юрка ещё раза два напомнил Лене цель своего визита, на что она сказала, - Ну хватит уже Юра, я и так поняла, что это шутка, не делай из меня дуру. Наконец, стол был сервирован и гости чинно за ним расселись. Юрка дёрнулся встать и, наконец-то, расставив все точки над i, прекратить ломать комедию, но его властным жестом остановил дядя Миша, - Сядь зятёк, я сам скажу, - и торжественным тоном, подняв бокал с шампанским, волнуясь и запинаясь выдал: "Дорогие дети, не скажу, что это для нас сюрприз. Мы с матерью свято верили, ждали и надеялись, что это произойдёт и оно, - голос его дрогнул, - это счастье, случилось!" – Я толкнул локтем Юрку в бок, - Вставай, баран быстрей говори, что пошутил, ты же видишь, предки всерьёз всё восприняли, - Но Юрка, только испуганно шепнул, - Поздно, обида будет смертельная. – А дядя Миша, тем временем, продолжал: "Ну, раз вы сговорились без нас, то так тому и быть! Совет вам да Любовь! Благословляем вас дорогие наши дети, живите в счастье и согласии!" – Тётя Галя, до этого только молча вытиравшая слёзы, заплакала навзрыд и, подскочив, заключила Юрку в жаркие объятия, приговаривая, - Я знала, я знала, что так случиться! – Ничего не понимающая Ленка, переводила взгляд с родителей на Юрку, ожидая чего угодно, только не такого исхода шутки: "Папа, мама, - обратилась она к родителям, - да Юра шутит!" Юрка медленно встал и твёрдым, не терпящим возражения голосом, сказал: "Нет, Леночка, это не шутка! Как я могу так подло шутить с такими прекрасными людьми, как твои отец и мать! Я предлагаю выпить за слова папы! Папы не только для Лены, но и теперь для меня!" – Горько, - закричал дядя Миша, - Ох, горько, - поддержала его тётя Галя! Юрка схватил опешившую Ленку и, пока она не очухалась, крепко поцеловал в засос. – Эх, - разошёлся Юрка, - гулять, так гулять, прощай холостяцкая жизнь! – и ещё накатил водки. – А чё, - сказал Юрка, когда мы вышли покурить, теперь я как сыр в масле буду! Тёща у меня золотая, тесть и того лучше, ну а Ленка, хоть и не красавица, но девка умная, будет о чём поговорить. Привыкну. В это день Юрка сделал ещё один решительный шаг. Чтобы отступать было некуда, он "сжёг за собой мосты", остался ночевать у невесты, сделав её женщиной. Как он это сделал в однокомнатной квартире, в присутствии всей семьи, до сих пор понять не могу. Через месяц гуляли свадьбу, на которой я был свидетелем у Юры. Вот так порой оборачиваются "шутки"!
 

... я жду ребенка!

(Wova)
 0    2005-03-14  6  1362
- Милый, я жду ребенка!
- Нет уж! Сама иди мой посуду!

      ***
- Милый, я жду ребенка!
- Сейчас, подожди...

      ***
- Милый, я жду ребенка!
- Ты что, не могла потерпеть пока матч закончится?!

      ***
- Милый, я жду ребенка!
- Дорогая, что ты хочешь этим сказать?

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер