ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 30

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 30  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

ПИСАНИНА.

(ЮРИК)
 31  Смешные истории  2016-11-17  0  949
МОНОЛОГ

Я уж и не знаю, что говорить, кому жаловаться, но с этой писаниной, просто беда какая то.
Потребность прямо таки, как в туалет. Магнитом к компьютеру притягивает.
Сяду бывало (к компьютору добавил вот, а то подумаете ещё).
Сам думаю, поиграю во что-нибудь, или там скажем новости посмотрю,
почитаю, а самого сразу писать (опять уж, хоть бы правильно поняли) тянет.
Сам и о чём, ведать, не ведаю, прямо хоть квадрат чёрный рисуй.
А уж если, к примеру, тема какая на зуб попалась, то это прямо, как понос вжик и страница за страницей. Бедная клавиатура, стучу по ней, а она только поскрипывает, порой аж подставки из под неё вылетают, тормозят процесс.
Одна беда, не могу столько писать, чтобы с Львом Толстым сравниться, никак не получается одно действие на семи листах описывать, а у него ведь и компа не было. Ужас.
Представляю, сколько он перьев потратил, прямо браконьер какой то, целые стада гусей перевёл. Хотя может он и не сам их себе доставал.
Граф ведь был, скорее целую бригаду охотников эксплуатировал, одним словом - эксплуататор.
И зачем его только в Советской школе изучали.
Я двойки из-за этого получал, за то что « Войну и мир» не прочитал.
А где её прочитаешь, томов столько. У меня времени такого отродясь не было, а прикинь, он всё сам написал. Ужас. Бедная «Анна Каренина» ведь семьсот тридцать страниц. Не о том думал граф.
Да вообще то, что так то вот не писать.
Возникла одна тема и сиди годами по клаве стучи, а читать то кто будет.
Разве кого –нибудь удержишь у монитора столько времени, книжки так те вообще в нашу пору редко читают, всё в основном с интернета.
Так у меня ещё ладно, не особо болезнь прогрессирует, вот у некоторых авторов, прямо беда гляжу с этим, по три произведения в день. Может мне, куда подлечиться лечь, чтобы тяга как говорится маленько поугасла.
А вдруг в том заведении компа не будет, так я все стены в палате испишу.
Тоже искусство кстати, да с одной стороны думаю ругать станут, а то ещё рубаху оденут смирительную, хотя и не буйный так то.
Нет видно у меня спасения, так и придётся стучать.
Фу, слово то какое противное, стучать.
Может творить лучше, да тоже как то не очень, скажут ещё, в творцы себя записал.
Нет наверное придётся всё так и оставить, лишь бы уж прогрессировать не начала(болезнь то), а то спасения никакого не будет.
 

Мой первый гаишник

(Raptor)
 0    2006-02-13  0  951
Вообще, "Запорожец" - это реально путёвая тачка. Пусть тарахтит, и выглядит как корыто, зато неприхотливая. У Запора есть одна очень хорошая черта. Его НИКОГДА не останавливают гаишники. То ли брезгуют, то ли боятся - хз. Пока у моего предка был "Запорожец" - его ни разу не останавливали. Хоть ты едешь вумат пьянющий, хоть по встречной, хоть змейкой - ментам плевать на тебя! Потому что ты едешь на "Zaporojts`е"! Ни на чём-нибудь! С ностальгией вспоминаю время, когда я учился водить машину. А учился я как раз на "Запорожце". И масса курьёзов была связана с этой лихой учёбой. Ну, я уже рассказывал :). Просто пока я катался на этом драндулете - проблем у меня никаких не было. Но стоило мне пересесть на Жигули, и тут начало-ось...

Этот случай произошёл спустя три месяца после того, как я получил водительские права. В городе ездить я тогда ещё боялся (да и сейчас боюсь - чего скрывать?) а вот за городом оттачивать свои умения было как нельзя кстати. Утром, на даче, я проснувшись в четыре часа утра решил покататься по утренней трассе, пока нет машин. Выехал на шоссе, и помчался вперёд. Кайф! Никого вокруг. Ни одной машины! Мчись хоть по встречной, хоть зигзагом, хоть как. Одно удовольствие! Но я конечно же ехал по правилам, не давая себе расслабляться. Как-никак, "чайник". Доехав до поворота на турбазу, я свернул. Прокатился до турбазы, развернулся и поехал обратно. Настроение - супер! И только я, значит, подъезжаю к шоссе, как началось. Издалека ещё заприметил движущуюся по трассе машину, и подумал: "Вот, блин, ещё кому-то не спится, в такую рань гоняет!" А когда подъехал к повороту, и разглядел эту машину поближе, то по характерной сине-белой раскраске, буковкам "ДПС" и мигалкам узнал в ней... угу... их, родимых. Они меня тоже заметили, и встали на бровке. Я тихонечко подъезжаю к повороту, включив маячок, мол поворачиваю. Сам таращусь на "луноход". Видя, что я не останавливаюсь, гаишник крякнул своим противным сигналом, мол, "Стой, придурок!" Я не стал спорить, и послушно остановился на обочине, прямо на повороте. Ну, думаю, ништяк... 4 часа утра!!! И откуда они тут взялись?! Никого ведь больше! А дальше начался типичный цирк.
Из "лунохода" выбирается гаишник, и идёт ко мне. Без головного убора, без жезла, весь какой-то помятый, небритый... Подходит. НЕ представившись, и НЕ откозыряв (как полагается), произносит: "Ваши документы".
Меня колбасит немного, волнуюсь. Как-никак, впервые гаишники тормознули! Лихорадочно вспоминаю, всё ли у меня в порядке, и не нарушил ли я правила случайно? Вроде бы не нарушал... Вынимаю документы. А у меня права, техталон и страховка лежали в паспорте. Нужно было их вынуть оттуда, но я от волнения затупил, и протягиваю менту всё вместе. Он взял, и тупо смотрит на мой паспорт. А потом произносит: "Багажник открой". Я выбираюсь из машины, иду к багажнику, трясущимися руками открываю его, а в голове чехарда... А вдруг, думаю, там что-то запрещённое лежит!!! И хоть знаю, что там попросту не может лежать ничего запрещённого, но почему-то такие мысли хлобучили меня в ту минуту. Открываю багажник, а там... Вообще ничего! Даже запаски! Пустой абсолютно. Увидев это, инспектор как-то погрустнел. Он и без того был весь такой помятый, больной. Очевидно, после вчерашнего... хм... дежурства. А тут ещё в багажнике пусто. Стоит, тупо смотрит в багажник. Потом произносит: "Закрывай". Закрыл. Стоим... Смотрим друг на друга. По небритой физиономии ментяры видно, что он поставлен в тупик. Ну не может человек в 4 часа утра ПРОСТО КАТАТЬСЯ! Да ещё и с пустым багажником. Держит мой паспорт в руках. Я ему говорю: "Мои документы - в паспорте". Он никак на это не отреагировал. Как зомби. Я беру паспорт у него из рук, раскрываю, и вновь протягиваю ему. Он автоматическим движением вынимает права, смотрит на них, а потом начинает долго скрести по ним ногтем. Поскрёб-поскрёб, настоящие. Он вздохнул и покачал головой. Его вид становится ещё печальнее. Опять я его обломал. Проходит ещё минута бессмысленного стояния. Наконец он спрашивает: "Спиртное употребляем?" "-Ну что Вы!" -Отвечаю: "Как можно?! Я же за рулём!" И тут следует жест, которого я просто не ожидал. Гаишник повернулся ко мне боком, подставил... УХО! И постучал по нему пальцем! Я не сразу сообразил, что он от меня хочет. Только интуитивно допёр (оттолкнувшись от вопроса про спиртное). Я всегда думал, что гаишники заставляют дышать в трубочку, или берут слюну на анализ, но чтобы использовать собственное ухо для определения водительского опьянения - об этом я даже не слышал! Это какие же натренированные уши надо иметь! Короче, я наклонился и дыхнул ему в ухо. Тут его лицо исказилось гримасой полнейшего разочарования, он вернул мне документы, и буркнув "Порядочный. Свободен." - направился к своему "луноходу". Я не сразу смог прийти в себя. Сел в машину, вырулил на шоссе и тихонечко поехал обратно на дачу. Смотрю, навстречу мне с горы летит лихая девятка, наслаждаясь безлюдной трассой. Мигнул ей фарами, и она тут же присмирела, сбросив скорость. Водительская солидарность - дело святое.

Как же мне было жаль того гаишника. Запрещённых предметов в багажнике нет, правила не нарушал, документы в порядке, да ещё и трезвый как стёклышко! Ну не сволочь ли я после этого?!
 

Конфета

(Фёдор Сван)
 20  Про шоколад  2009-04-30  2  9620
Лишь бы он не стал президентом нашей страны.

Бабушка угостила четырехлетнего внука двумя конфетами. Одна тут же извлечена из фантика и отправлена в рот. Щека надулась "флюсом". Вторая крепко зажата в кулачке.
Бабушка решила использовать ситуацию в благих намерениях: воспитать у внука чувства доброты и любви к ближнему своему. Медовым голосом "пропела":
      - Угости бабушку конфеткой.
Мозг ребенка активно заработал: бабушку не обидеть и самому в дураках не остаться. Через секунду компромиссное решение:
      - А хочешь сладких слюней?
 

Производственные - 31

(Леонид Олюнин)
 6  Про ЖКХ  2012-02-19  0  1305
ЧУЖАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Ответственный работник из домоуправления номер один шел по своей территории, по асфальтовой пешеходной дорожке. Шел он, шел и по
Читать дальше >>
 

Тигр Амур с козлом Тимуром... ит ...

(Gorinich3)
 46    2015-12-31  3  1185
Жми сюда

      Впору ставки делать - кто кого, но чудо есть чудо.
      То ли политика влияет, то ли високосный год на носу...

Тигр Амур с козлом Тимуром
дружат и не скучно им.
Что, судьба таки не дура?
Дура - в этом случае?

Надо же, какое чудо
у козла да с тигрою.
- "Тигра - ешь", а он: - "не буду"
и упёрся фибрами.

Крут козел с его рогами
и козлиной выправкой,
кошку отослал в бега он,
смелость тигре вытравив.

И у тигра он - в законе
(может и по-дружески)
спит козел в его загоне.
Может это – мужество?!

Головы ломают люди
о причине дружбы их.
Спорят: - "Тигр не съест… не будет…"
- "Слопает, но к ужину!"

- "Старый год козлу защита,
год козы и прочее".
Все шаблоны перебиты.
Всем мозги морочат.

Божий промысел, уловки
у чертей, быть чудесам?
Сколь не виться той веревке,
что-нибудь да будет там…
 

Смысл жизни (!ЗАНУДСТВО!)

(Wova)
 0    2004-12-06  7  1904
Однажды я сидел на диване и следил за ребенком. Мне пришла в голову строчка для нового стишка. Я достал листочек бумаги и ручку, чтобы записать новую мысль. Проходящая мимо жена заметила: «Полы немыты, а он стихи пишет!». Она это сказала отнюдь не в упрек, а просто в шутку. Я это отлично понял и по ее тону и вообще прекрасно знаю уже свою супругу. Она и сама потом призналась, что даже рада, что я чего-то пишу. Но я тем не менее ей ответил в том же духе (тоже в шутку), что у нее весь смысл жизни в уборке, глажке, стирке и т.д. Она вдруг задумалась и серьезно ответила, что нет – не в этом. В чем для нее смысл жизни жена так и не ответила. А я в очередной раз начал про себя размышлять над смыслом жизни. Действительно, откуда я взял, что домашнее хозяйство является смыслом жизни для жены? Очевидно, потому что она проводит за ним большую часть времени. То есть по моей логике выходило, что смысл жизни для человека – это то, чем он занимается большую часть времени. Но ведь то, чем человек занимается на протяжении своего века это и есть жизнь. Получается, что смысл и жизни и жизнь – одно и то же?! Нет. Что-то тут не так. Возьмем пример попроще. Автомобиль. Что такое автомобиль? Это кузов, мотор, карбюратор, колеса, руль, коробка передач… А в чем смысл автомобиля? В движении! Теперь что такое жизнь? Это хождение на работу, отдых, та же уборка, воспитывание детей… и т.д. А в чем же смысл всего этого? В движении? Куда? В никуда? Зачем?
Есть такая теория, согласно которой наши души были когда-то за что-то наказаны и отправлены на Землю страдать, мучиться – искупать вину. И якобы душа человека перевоплощается из тела в тело до тех пор, пока не постигнет истины. Из каждой жизни человек должен вынести некий урок. Должен что-то понять. Положим, что все это так. Но почему наказали таким странным способом? Во-первых, здесь, на Земле у нас страдает тело, а если б нас наказали ТАМ (в смысле не на Земле), то страдала бы душа, а страдание души гораздо более болезненно, чем страдание тела (здесь, к тому же, мы еще ухитряемся какие-то удовольствия получать). Во-вторых, если мы должны вынести какой-то урок, то почему не преподать его ТАМ? Ведь душа гораздо более тонка и восприимчива ко всему, чем тело. И уж конечно понятливей. Разве не может Высший разум вызвать душу к себе и объяснить «по-человечески»: «Слушай, парень, ты должен усвоить один урок…» Тело, оно только тормозит понимание. Мы здесь бродим как слепые котята, не зная кому верить и к чему стремиться. А ТАМ мы бы ясно видели, чего мы должны достигнуть и что должны усвоить.
В связи со всем этим на ум пришла только одна мысль: нас сюда послали для прикола! Просто так интересней. И не так скучно!
В своих рассуждениях я каждый раз прихожу к какому-нибудь новому выводу. Сегодня вывод был таков. На этом я успокоился и пошел к телевизору смотреть юбилейный концерт «Браво».
 

Пьянка была в разгаре

(Идуся)
 46    2014-07-20  0  1382
Пьянка была в самом разгаре, когда появился улыбающийся начальник. Петр Васильевич всегда опаздывал к началу, как будто стесняясь зайти в маленький занюханый кабинет, на трезвую голову, и сесть за стол накрытый старыми чертежами, рядом с неинтеллигентными людьми. Так он называл нас, когда дела шли из ряда вон плохо.
Мы радостными возгласами приветствовали трезвого начальника и поочередно приглашали присесть рядом.
На свою беду, он устроился напротив инженера по технике безопасности, Николая Баранова. На него был готов приказ об увольнении за несчастный случай на производстве. Надо сказать, что мы все жалели, Кольку, он был нашим местным шутом и заводилой. Умел разыгрывать всех поочередно, без улыбки на лице.
А вот на пьянки ходил просто так, у него была одна почка.
Как на грех перед Колькой стоял 100 граммовый стакан с крупной солью. Пили же из двухсотграммовых, граненых.
Николай Баранов легким движением рук, пересыпал соль в большой стакан, пока начальник выступал с приветственной речью, и произносил тост. Шеф торжественно поднял свой стакан до верху уже наполненный разведенным спиртом.
-За вас, дорогие женщины! Мы праздновали дружным коллективом 8 марта. Шел 1987 год.
Стол ломился от явст! Капуста квашеная от бухгалтерии. Капуста, приготовленная по особому рецепту с чесноком, от планового отдела. Помидоры соленые привезенные из деревни шофером начальника. Помидоры маринованые от производственного отдела. А также маринованые огурцы от отдела снабжения. На горячее подавалась картошка в мундирах, свареная на скорую руку.
Я увидела как мгновенно покраснело лицо начальника под всеобщее улюлюканье
-Пей до дна!
У меня мигом сработал природный инстинкт самосохранения и я рванула на другой конец стола, подальше от начальника.
Петр Васильевич резко опустил стакан на стол и стал хватать ртом воздух. Ему моментально подставили поближе тарелки с солениями. Если бы была поблизости голова от селедки, Петр Васильевич и ею бы закусил. Он хватал поочередно наши соленые деликатесы: помидор, огурец, помидор, огурец...
Потом встал и громко сказал, хлопнув ладонью по столу:
-Кто???
Похоже, что, кроме меня, Колькин фокус никто не видал. Я опустила голову, чтобы себя не выдать блаженной улыбкой.
-Вы люди или кто?
И Петр Васильевич стал поочередно заглядывать всем в глаза. Первому пришлось смотреть в упор, не моргая, Николаю Баранову. Он вытаращил свои бессовестные глаза и честно сказал:
-Чо, Петр Василич, чо случилось?
-Мне насыпали в спирт соль!- взвизгнул шеф. Лучше признайтесь кто это сделал!?
Колька развернулся на сто восемьдесят градусов и стал вместе с начальником пристально заглядывать каждому в лицо. Начальник стал доверительно шептаться с Николаем Барановым.
Кто-то предложил выпить за здоровье начальника. Весь стол поддержал и мы продолжили....
Петр Васильевич закричал:
-Вы неинтеллигентные люди! Ведь все тута инженера! Как такое возможно сделать!?
Колька Баранов предложил смотаться в аптеку. Шеф одобрительно кивнул головой.
Секретарша свернула из листа бумаги веер и стала махать на Петра Васильевича. Ему было плохо...
Наконец, я не выдержала и предложила вызвать скорую. И тут начальник ожил....
-О-о-о! Финансовый отдел! (он так меня называл) По имени было слишком по домашнему.
-Почему вы улыбаетесь? Это вы? Или кто? А ну, идите ближе, я хочу посмотреть вам в глаза!
Я мысленно прокляла Кольку, с силой стиснула зубы, чтобы не расхохотаться, и двинула
навстречу судьбе. Шеф что-то увидал в моих глазах и затребовал шофера и машину.
Через минуту за мной прибежал Колька и слезно стал просить подойти к уазику и пожелать доброй ночи шефу. Я поставила условие:
-Пойду, но не одна, только с главбухом Марией Ивановной.
Мария Ивановна была гром -бабой и имела в нашей конторе неограниченную власть.
Колька налил Марии Ивановне еще пол стакана и под руку повел нас к машине.
Петр Васильевич был несказанно рад, увидев нас. Он открыл дверцу машины и предложил подвезти до дома. По дороге в наш район он остановил машину и стал уверять Марию Ивановну, что ей до дома рукой подать. Но Мария Ивановна не реагировала, она напевала матерные частушки и притопывала ногами. Петр Васильевич вышел из машины и стал за руки вытягивать главбуха из кабины.
Я, не теряя времени даром, припустилась домой темными дворами, без остановок...
Петр Васильевич на следующий день на работу не вышел, взял больничный, и продолжать работу в нашей шарашке наотрез отказался... А через две недели нам из треста прислали нового шефа.
Петр Васильевич продолжил свою трудовую деятельность в проектном институте с интеллигентными людьми. А Николай Баранов продолжил свой трудовой путь в должности инженера по технике безопасности в нашей конторе.
 

Маджик пипл, Вуду пипл

(Олег Сибирёв)
 0    2015-10-21  0  763

Гоголь очень сильно был привязан к своей собачке Джози породы мопс, подаренной ему Пушкиным. Когда же собачка издохла (Гоголь неделями не кормил животное), на Николая Васильевича напала смертельная тоска и уныние.
      Постепенно его начали посещать ночные видения и галлюцинации: однажды во сне собачка сообщила Николаю Васильевичу, что он является Магистром и Верховным Жрецом Вселенского ордена Мальтийского восьмиугольника и может воскрешать «всяку тварь и всяко нечисть по своему разумению и благоволению».
      С этого дня жизнь Николая Васильевича круто изменилась: каждую ночь в его Петербургской квартире начали проходить кабалистические мессы и непонятные жертвоприношения. Ему являлись фантомы Вуду и души давно уже умерших людей. Данные мероприятия сопровождались ритуальными танцами и песнопением грузинского хора.
      Кончилось же всё это тем, что через несколько дней сосед Николая Васильевича по подъезду – купец Скоробейников набил Гоголю морду и галлюцинации в тот же день прекратились.

© Сибирёв О.А.
 

Немецкие анекдоты (перевод)

(Дед Пахом)
 1    2008-06-24  0  2950
***
Две женщины стоят у гроба своей подружки, которая тринадцать раз была замужем.
--Теперь, наконец-то они вместе,- шепчет одна.
--С кем из уже умерших мужей, думаешь ты?- спрашивает другая.
--Ни с кем. Я имела в виду её ноги...

***
Францу семнадцать лет, у него плохое зрение, но он как фанатик «тяжёлого рока» и слышать не хочет, не только об очках, но даже и о контактных линзах.
Однажды на очередной воскресной прогулке по парку отец стал опять настаивать на очках.
--Ну не будь же таким упрямым. Сейчас есть очень модные оправы.
--Не для меня,- парирует Франц.- Я вижу всё очень даже великолепно! Например, вот эту собаку, которая бежит нам навстречу... Я даже могу сказать, что у неё только один глаз.
--Франци,- с трудом сдерживая хохот, сипит отец.- Эта собака бежит не к нам, а от нас.
--Но, у неё всё же один глаз! Не правда ли?
--Это не глаз, а её задница. Теперь тебе ясно, ты, слепой осёл!

***
--Что за горе, родиться, и никогда не видеть солнца!- однажды пожалел Стиви Уондера один нетактичный журналист.
--Это мне ещё повезло,- ответил улыбаясь Стив.- А ведь я мог бы появиться на свет и негром... Вот это бы было горе!

***
Первый урок ребёнка-эскимоса. Жёлтый снег есть нельзя!

***
Вопрос к радио Бавария.
«Здравствуйте. Я слышал, что женщины Востока внизу устроены иначе, чем наши, западные. Правда ли это?»
Ответ радио Бавария:
«Какого чёрта хочешь ты это знать? Ты, грязная свинья, ты! Или может быть ты любишь играть на губной гармошке, придурок!»

***
--Сколько у тебя до меня было мужчин, дорогая?
Тишина.
Через полчаса: «Извини, я знаю об этом не спрашивают».
--Тсс, я всё ещё считаю...

***
После...
--О, моя любимая! Что ты со мной сделала?! Это было полное безумие... Я чуть не сошёл с ума!!!
--Тебе понравилось, милый?
--Понравилось?! Нето слово! Я побывал в космосе... Я рухнул как стены Иерихона!..
Что ты за женщина?!
--Учиться, учиться и учиться...
--Как, что? Ты играешь на трубе?
--Нет, я глотаю шпаги...

***
Что такое лысина?
Культура обнажённого тела в высшей стадии!

***
Манфред прибегает в церковную больницу.
--Несчастный случай на охоте. Прям в яйца попали,- кричит он в приёмной.
Дежурный врач в испуге закрывает ему ладонью рот и просит больше не говорить таких слов, особенно завтра, когда их посетит сам бишоп...
--Несчастный случай на охоте. Между ног пролетело...- объясняет он назавтра высокому гостю.
--Благодарите Господа!- смеётся бишоп.- Что не по яйцам угодили!

***
После...
--Хочешь скажу, кто я по специальности?
--Врач-нарколог, наверное.
--Точно! Откуда ты это знаешь?
--А я ничего не почувствовала...

***
Что это: невидимо и червями пахнет?
Птичка пукнула!

***
Фамилия дождевых червей живёт под полем для игры в гольф.
Зима кончилась и, отец семейства посылает своего старшего сына наверх, узнать погоду.
А в это время одна молоденькая игрунья садится по малой нужде...
Обалдевший от увиденного сын приползает обратно в семью и докладывает: «Эта зима наверное была сумасшедшей. Теперь птицы строят свои гнёзда кверху дном!»

***
Ханс-Петер неожиданно просыпается среди ночи от сильного возбуждения. Его «огурец» готов треснуть от перезрева. Полный чувств он начинает будить свою жену.
--О, господи, Ханси, отстань,- бормочет жена.- Мне завтра на обследование к гинекологу, и мне нужен «там» полный покой.
Стеная откатывается Ханс-Петер снова на свою половину. Но, через некоторое время опять подползает к жене и устраивает свой «огурец» напротив её головы.
--Но, к зубному-то тебе точно не надо, дорогая?

***
«Кончай, Ева!- кричит Адам на «премьере».- Я понятия не имею как долго должно это длиться.»

***
Говорят, что у президента Миттерана- сто любовниц!
У одной из них «спид», но он не знает у какой.
Буша охраняет сто телохранителей.
Один из них- террорист, но он не знает, кто?
У Путина-сто советников.
Один из них умный, но он не знает который...

***
Муж: «Дорогая, зачем ты гладишь свой бюстгалтер? Всё равно там ничего не будет, после того как ты его оденешь!
Жена: «Не забывай, дорогой, я также глажу и твои трусы...»

***
На выходных, за городом прогуливается одна венская парочка. Неожиданно их обгоняет молодая бегунья.
--Вот это попа,- стонет супруг.
--Да, хорошенькая,- соглашается жена.- Но и моя ещё не в «ауте».
--Твоя,- улыбается муж,- против её, как комбайн, против трактора!
Ночью ему захотелось...
--Извини, дорогой,- смеётся супруга.- Ты что, думаешь буду я заводить свой комбайн из-за какого-то пучка травы?!

***
В суде слушается дело четырнадцатилетнего Франца, который сделал свою подружку Ирис беременной.
Франца яростно защищает мать, доказывая его непричастность.
--... и таким «карандашиком» мог мой сын...- кричит она на судью и молниеносно стягивает штаны с обалдевшего Франца.
Франц успевает закрыться руками.
--Мама, ну не надо, прошу тебя,- громко шепчет сын.- Отстань, иначе мы проиграем процесс...

***
--Мама, мне уже почти восемнадцать! Могу я наконец-то одеть ливчик?
--Нет, Эрвин!

***
--Мамочка-а, все говорят, что у меня огромные ноги. Неужели это правда?- ревёт на улице маленький Вальтер.
--Конечно же нет. Забудь это!- кричит ему мама через окно кухни.- Прекрати плакать, поставь свои ботинки в гараж, и, иди домой, кушать манную кашку.

***
После могучей попойки, ночью.
--Эй, куда подевались твои груди? А твоя «киска» стала такой маленькой и тесной?...
--Ты, придурок, уберись с моих бигудей!

***
«Собачьи какашки, как женщины. Чем старше, тем легче берутся»,- философствует на улице пьяный дворник.

***
Чем объяснить, что у лысых, в карманах брюк всегда дырки?
Каждый мужчина любит ворошить свою шевелюру!

***
В городском автобусе выделывается пьяный парень.
Он ковыряет у себя в носу, ест вынутые «козы», плюёт на пол, расстёгивает штаны и чешет свои «дела»...
--Извините пожалуйста, молодой человек,- обращается к нему пожилая интеллигентная дама.- Не могли бы Вы свой превосходный сольный номер закончить могучим пердежом?!

***
Крестьянин приносит недавно купленную бензопилу обратно в магазин.
--Ну и дерьмо!- возмущается он.- Чтобы спилить одно дерево- целый день угрохал!
Продавец заводит мотор.
--А это ещё что за звук?...

***
Жена уехала на курорт.
Через десять дней к ней неожиданно приезжает соскучившийся муж.
Крепко обнявшись они падают на кровать. Грядушка начинает стучать в стенку...
--О, господи, опять,- доносится из соседнего номера.- Ни днём ни ночью покоя нету...

***
Что спрашивает слон впервые увидев голого мужчину?
--И таким хоботком ты умудряешься кушать?!

***
--У меня всё по свистку, милашка,- объясняет в первую брачную ночь своей жене бравый пожарник.
--Первый свисток- раздевайся. Второй- ложись. Третий- раздвигай ноги...
Неожиданно свистит милашка.
--Ты чего?- замирает супруг.
-- Больше шланга, дорогой!

***
Когда старому пердуну время идти к врачу?
Если он, сидя в ванной пускает «пуки-фуки», а они не всплывают.

***
Вдовец стоит у гроба своей жены. Рядом безутешно рыдает старый друг-холостяк.
--Не убивайся так, дорогой,- успокаивает его вдовец.- Я женюсь ещё раз...

***
Два мужика сидят в сауне.
Один раскрыв рот, не скрывая восторга говорит: « Вот это да! Инетересно, как «Он» выглядит в рабочем состоянии?»
--Не знаю, не видел- отвечает сосед.
--Не знаете?!- изумляется первый.
--Не знаю! Когда «Он» встаёт, то требует так много крови, что я всегда падаю в обморок...

***
«Чёрт возьми! Как же Вы меня нашли?»- спрашивает глазной врач после обследования нового пациента.

***
Девяносто семилетний пациент: «Доктор, у меня проблема со «стулом».
Врач: «Неужели Вы не всё ещё высрали, папаша?!»

***
Господин Шмотц по делам фирмы прилетает в Токио.
Сразу же в первый вечер он снимает себе на всю ночь проститутку...
«Странно,- удивляется фирмач на следующий день, вспоминая подробности.- Как только я вгонял свою «морковь» в её «грядку» она всё время кричала: «Нахагаи ана, нахагаи ана..»
Вечером его пригласили поиграть в гольф.
И когда один из японцев мастерски попал в лунку, герр Шмотц вспомнил проституткины слова.
--Нахагаи ана,- поздравил он победителя.
--Почему?- удивился тот.- Почему не в ту дырку?..

***
--Что?! Ваша дочь хочет замуж? Неужели она созрела для этого?
--Перезрела! Черви уже внутри завелись...

***
«Нет, этой зимой ничего не будет. У меня жуткие головные боли...»- говорит медведю медведица.

***
Как называется первый порнофильм с Арнольдом Шварценеггером?
Сперминатор!

***
Что такое эрекция?
Самый дорогой подарок, который только может преподнести жена своему мужу на его восьмидесятилетие!

***
У портного.
--Можете Вы укоротить мою юбку?
--Конечно могу. Но перед этим Вы должны сходить к электрику.
--Зачем?
--Он переставит Вашу «розетку» на ладонь выше.

***
Муж жене: «Когда же прекратятся твои попытки самоубийства? Посмотри, дура, на наши счета за газ...»

***
--Никогда не ложись в постель с тем, кто раньше времени появился на свет,- советует Эльза своей подруге.
--Почему?
--Потому, что он всегда кончает слишком рано!

***
--Скажи, Марта, как ты утром будишь своего мужа?
--Я кладу ему под подушку куриную косточку!
--И он просыпается?!
--Нет. Но потом я открываю дверь и запускаю в спальню нашего сернбернарчика!

***
Отец своей дочери: «Не кричи на меня так. Я не твой муж!»

***
Свадебное путешествие. Корабль с тонкими переборками.
Он: «Любимая, ты полное безумие! Твоя грудь, твои ножки, твоя попка... Ты должна быть навеки изваяна в камне каким-нибудь знаменитым скульптором!...»
Стук в дверь.
--Кто там?
--Скульптор...

***
Что должно быть написано на нарукавной повязке эпилептика?
«Я не танцор брейка».

***
Два начинающих пенсионера сидят на скамейке в парке.
Мимо проходит обалденная блондинка в мини юбке.
--Эх, опять бы двадцать лет...- стонет один.
--Без меня,- протестует другой.- Из-за каких-то пяти минут снова сорок лет работать?..

***
После могучего семейного скандала жена запирается в спальне.
Он ложится в зале на софу...
Под утро супруга слышит, как муж стучится в дверь.
--Нет, я тебе не открою. Бесполезно,- кричит она.
Снова стук-стук...
Потом раздаётся таинственный голос мужа: «Дорогая, и ты не хочешь посмотреть, чем это я так стучу?..»
 

Две подружки и их ж...

(Фигароша)
 15    2013-06-11  1  698
Возвращаясь в восемь часов вечера домой, зашел в магазин, купить хлеба. Пятница, полгорода уже выехала на природу, остальные готовились к ночной жизни
Читать дальше >>
 

Я помню чудное мгновенье

(Лука Шувалов)
 10    2018-02-22  0  603
Я помню чудное мгновенье
Ваш взгляд, насмешливый слегка,
И как в московском заведеньи
Оставил я полкошелька.

А вы немного заказали:
Десяток устриц и Шабли,
Оркестр играл чего-то в зале,
И нас со счётом нафакли.

Потом такси до «хаты» вашей,
Как вы назвали свой приют,
Прибавили, что звать вас Дашей,
Потом фамилию свою

Назвали, помню – Иванова,
Потом шампанского бокал,
И после сна, как чад, дурного,
Я возвратился на вокзал.

Но, правда, без гроша в кармане,
(Смартфон и паспорт не взяла),
Почти что голый, как из бани,
С почётным званием козла.   

Но хоть та Дашка разрешила
Мне свой бюстгальтер расстегнуть,
Что значит клофелина сила!
Мороз по коже, просто – жуть.

Звоню домой жене Галине,
Пока зарядки крохи есть,
Быть может Галочка подкинет
Мне тысяч пять, а лучше - шесть.

Штаны, билет, поесть в дорогу,
На раз пятёру разменял,
Живым остался, слава богу,
Что ж я бюстгальтер-то не снял?
 

Мебельное самодержавие…

(Соломон Ягодкин)
 8    2014-04-27  2  721
ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ РАДИКАЛИЗМ…
Чтобы Выборы проходили ещё более успешно, их отменили вообще…

МАЛЕЦ-МОЛОДЕЦ…
Самая большая власть, это маленькая власть, её ещё никто победить не смог…

МЕБЕЛЬНОЕ САМОДЕРЖАВИЕ…
И табурет может стать троном, если на него садится король, а не наоборот…

ДЕМОН ОБЫКНОВЕННЫЙ…
Диктатура нормальных людей, самая страшная из всех диктатор. И спасение от неё только одно - это сойти с ума…

ДВУНОГАЯ СОРОКОНОЖКА…
Богатство и бедность, это две ноги любой власти. А все остальные ноги будут только путаться у неё в ногах…
 

Поросёнок.Новогодняя сказка

(ЗЕВС)
 4  Про свиней  2011-01-02  1  5911

Идёт Лачугин Денис по дороге, голодный как волк. Думает: «Домой приду – корову съем!», хотя, конечно, никакой коровы у него не было.
Видит Лачугин маленького поросёнка с ленточкой и со свитком на шее. Похрюкивает поросёнок, хвостиком повиливает.
Подходит Лачугин, развязывает ленточку, разворачивает свиток, а там написано: «С Новым годом!»
«С каким же Новым годом, - думает Лачугин, - когда помидоры ещё не поспели?!» Что-то тут не так. Да ладно! Попробовать поросятинки с хреном или хоть с перцем – это где ж было видано?!
Положил Лачугин поросёнка за пазуху, как в мешок, понёс домой. Жена обрадовалась, на части мысленно поросёнка поделила и говорит:
- Эх, теперь нам мяса до Нового года хватит!
А муж хотел сразу съесть.
- Лучше, - говорит, - один раз объесться и в больницу попасть, чем полгода над желудком издеваться!
Берёт нож и замахивается, а поросёнок и говорит человеческим голосом:
- С Новым годом!
- Ты в своём уме?! – возмущается Лачугин. – До Нового года ещё сто раз помереть можно! И чему только тебя в школе учили?!
Но Лачугин насторожился: что-то тут не так!
- Ладно, - говорит он жене, - давай до Нового года покормим, а там порешим.
Дали поросёнку молочка – выпил, хлеба – съел, травы – сжевал, рыбу – проглотил, апельсин – целый день ходил сосал и прихрюкивал.
Месяц прокормили, смотрят, а поросёнок как был килограммов на десять, так и остался, даже похудел, зато уже три буханки за раз съедает, мешок травы и ещё просит.
Наступили осенние холода. Умотались и Лачугин, и жена. Воз сена с базара привезли, думали, до Нового года хватит. Где там! Источил поросёнок труд целого колхоза за три дня и ещё просит.
- Ну, нет! – вскипел Лачугин. – Придётся тебя зарезать: всё равно не растёшь, а только к нищенству нас тянешь!
Взял хозяин нож, наточил, подождал, когда поросёнок ноги помоет и спать ляжет. Подошёл сзади, замахнулся, а поросёнок спокойно так и говорит:
- С Новым годом!
Выронил Лачугин нож, взял поросёнка на руки и плачет:
- Что же ты со мной, свинская твоя морда, делаешь?
Снова стали кормить. И подавай всё больше! А на дворе уже зима – бескормица.
Деньги все израсходовали, семейную ценность – полтинник серебряный продали, вещи домашние за бесценок отдали, вся мебель ушла деревенским людям. У председателя колхоза взаймы взяли тридцать стогов соломы да пятьсот мешков отрубей.
- Расплатимся, - говорят, - вот только Новый год придёт!
Сидят Лачугин в одних трусах, жена в рваном халате и такой же, как был, поросёнок на голом полу в нетопленой избе, телевизор смотрят – единственная вещь осталась. Пять минут до нового года. Нет ни шампанского, ни закуски – только что на ужин последний сухарь на троих разделили.
Вдруг поросёнок поднимается и вместе с Президентом, поздравляющим народ, говорит:
- С Новым годом!
И выходит из избы. Лачугин с женой – за ним, глядь, а его и след простыл.
- Обманул, поросячья морда!
Тужат Лачугины три дня в голоде и в холоде, слезами умываются.
Вдруг видят, к калитке «Мерседес» подъезжает, выходит из него солидный человек и протягивает пачку денег:
- Нате, это вам за три поросёнка!
Еды накупили Лачугины, одежды всякой!
Потом ещё машины подъехали, кто на тракторе, кто на лыжах – и все суют деньги:
- Спасибо вам за поросят, очень вкусные!
С каждым днём всё больше транспорта наезжает. Лачугины в доме уже одну комнату деньгами забили, никак не разгадают тайну привалившего богатства.
Приезжающие так снег по всей округе примяли, что самолёты опускаться стали.
Весь зал Лачугины долларами забили, а им всё «Спасибо!» да «Сенкью!»
Из Москвы приезжают, говорят, что мужик на Тверской поросят раздаёт да вежливо приговаривает: «Оплату производите, пожалуйста, Лачугину Денису, он мой хозяин».
И в Нью-Йорке на Бродвее мужик стоит, и в Париже на Елисейских полях, и где только не стоит!
И везде русский мужик приговаривает: «Не руби дубок – будет дуб высок!»
Иностранец не поймёт, а русский призадумается.
 

Жлоб - не человек, или не жлоб - ...

(Соломон Ягодкин)
 12    2019-03-21  1  261

Жлобы всегда найдут общий язык, тем более, что никакого другого языка они всё равно не знают...

Жлоб страшен не столько сам по себе, сколько своим несгибаемым убеждением, что и все остальные люди должны быть не хуже его…

Жлоб - не человек, или не жлоб - не человек, вот в чём вопрос...

Ты можешь сколько угодно быть успешным человеком, но это нисколько не даёт тебе право оставаться жлобом...

Стыдно быть жлобом, но очень хочется. Ведь ещё не было случая, чтобы жлоб был хоть в чём-то неправ...

Фото Алексея Кузнецова
 

В РАЗВЕДКЕ

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 2    2014-11-14  1  933
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

    В Р А З В Е Д К Е

-- Вот ты, Колян, утверждашь, што Парасковея с футболистом инепланетным шашни крутила... Што щас будто бы беременна... А хто против твоей демагогии спорит?.. Я?.. Да ни в жисть!.. Стар уж в полемику влазить... Вдруг наша дискуссия в консилиум превратится, а я тебе по немощности и в перископ всурьез звездануть не в состоянии... Оконфузюсь... Как гвоздодер перед минометом... А по молодости-то... Быва-а-ало... О-о-о!.. Легулярно с мужиками в прения вступал. Азартен был!.. До извращенчества... Всю деревню вдоль и поперек дебатил!.. Ну и самому, конешно, доставалось: то кирпичем по копчику, то копчиком по морде... Че объективну истину скрывать?.. Во!.. Хошь про войну расскажу?.. Да че я спрашиваю?.. По шарам твоим бесстыжим вижу, што шибко хошь... Ну че?.. Токо на героических местах без перебивания!..
События происходили в году этак сорок третьем...
... -- Че?.. Да не от Рождества Христова, дубина... Я што так шибко старо выгляжу?.. Мож и в сорок четвертом... Та-а-ак... Выстроили нас, разведку-то, на планерку вдоль забора в два ряда. Токо заместо бригадира колхозного натуральный маршал в папахе. "За языками, -- говорит, -- седни к вечеру, орлы, полетите..." А я-то впервой на фронтах. Необстрелянный... Подумалось, на мясокомбинат он нас нацеливат насчет продуктов деликатесного питания пошустрить (языки говяжьи, языки свиные)... Оно конешно, мясокомбинат -- не спиртозавод. Но тож не хило.
На сам же деле все оказалось... Натуральна "Санта-Барбара"! Отправились мы в глубокий тыл ненавистного противника, штобы, значица, их тузов козырных в плен отлавливать... Пошти што двое суток по лесам шарились -- выбирали, который званием поядреней. Как назло, одна мелкота... Они ж, генералы-то -- не опята -- кучами на кажном пне не выводятся...
На нет вымотались, до упаду перематерились. Духотишша, москиты поедом загрызают, дожжик заморосил... Тут я в темноте от своей компании и отбился... Ши-и-ибко затосковал! До слез... И компас у командира нашего, Васьки Синезадова, и навигатор спутниковый еще не изобрели... Во каки какашки в шеколаде!.. Сплошны витамины(!)
Где-т ближе к полуночи приметил: костерок, вродь, сквозь кусты просвечиват. Надо, думаю, на огонек пешеходить. Мож, прикидываю, про дорогу разузнаю. Да и согреться не помешало бы. Я ж махом спрогнозировал, што не должны те туристы в дожжь в лесу без средствов гигиены в форме выпивки бродить...
Ну вот... На той еланке в тот неурочный час с десяток фашистких генералов голышом Гопака отплясывали. Да так натурально. Кардебалет и кардебалет по-киевски... Наяривают, и все вприсядку норовят... Один же, самый солидный, в губну гармошку дует... Вальс... Ну этот... Щас-щас... О! Хеппи пес ду ту ю, хеппи пес ду ту ю-ю-ю...
... -- Че, Колюня?.. С чево я взял, што те стриптизерцы в генеральских чинах?.. Дык, я ж разведчик! До сей поры невооруженным глазом как ренгентом владею! Любого насквозь вижу!.. Да и сам посуди: какая ж сволочь акромя генералов могла дотумкаться плясать нагишом под самый Новый год в прифронтовой полосе?.. А?...
... -- То-то ж. Я -- не ты: в старших советниках младшего сантехника дурака не валял!
Спервоначалу, Коль, шибко я перепугался. Хоть и голые они, а перевес по численному составу!.. Раз в десять меня гуще(!).. И тут че-то я вдруг так расхрабри-и-ился(!) Как щас помню, лыжи скинул, винтовку наперевес и на еланку одним прыжком! Ага... Ну вылитый человек-паук!
-- Хенде-хох! -- ору, -- Сынки фюрерской болонки! А ну! Кажите дорогу до Красной Армии! -- они ж на меня ноль внимания. Старичок токо щупленький, который у них навроде тамады, бигудями на головенке потряхиват, приветливо так мне ручонкой помахиват:
-- О-о-о! -- верещит, -- Руссиш швайне! Мачеха за подснежниками прислала?! Подгребай! Потанцуем!..
Застеснялся я, откровенно говоря. Поменжевался... А потом, не поверишь, в мынгы, в мыгны, в мыгыны... В мы-гы-новение ока стыд потерял и до последней нитки обмундирование скинул... Че, думаю, не повеселиться? Один раз живем...
-- Э-э-эххх!!! -- ору, -- Налива-а-ай!
-- Битте-битте, -- тамада-то худосочный ко мне с ковшом браги летит, -- Штрафной! -- орет, -- Опаздывайт, Ваня! Некорошо! Пей до дна, руссиш швайне!
А мне че?.. До дна дак до дна... Я и дном закушу -- не побрезгую...
Ну вот... Стучим мы, значица, вприсядку ягодицами по сугробам. Утрамбовываем. Я ж трехлинейку из рук не выпускаю -- провокации со стороны фашистского ансамбля опасаюсь. Вдруг спьяну в плен меня забрать захотят(!).. Война ж в самом разгаре!..
... -- Че говоришь?.. Ансамбль песни и пляски имени Адольфа Гитлера?.. Ага... И я в нем солистом педалирую.
Стал я, Кольша, допытываться по поводу ихнего ко мне уважения... Выяснилось, што никто супротив моего присутствия не возражат, наоборот -- все мне рады и довольны. Тут я и вмиг всю свою бдительность потерял... Винтарь в кусты отбросил и давай им матерные частушки исполнять. Они ладошками по ляжкам аплодирывуют и скандирывуют:
"Русиш швайне молодец! Скоро все козлам трындец!..
Офигительный солист голозадый коммунист!
Ты нам самый близкий друг, штоб тебе..."
... -- Че, Колян?.. Скоко я на пенсии?.. Шытай. Коли родом с... тридцать шестого...
... -- Чево?.. Мне в сорок третьем семь годков было?.. Мда-а-а-а... Сам удивляюсь... Кхе-кхе... Ну арифме-е-етик,.. ну Лоба Чевский... Мда-а-а... А тады, Колюня, всех без разбору на фронты брали! И мала, и стара. Война ж!.. Мда-а-а...
О! Слушай сюды!.. Вспомнил! Не вся память, видать, с песком-то высыпалась... Ага... Щас...
О! Тамада-то даж заместо сувенира свой железный крест на мою грудь приколол!..
... -- Больно ли, спрашивашь, было, кода прикалывал? Не-е-е... Ничуточки. Я ж к тому моменту напрочь был пьян да отморожен. Ниче не чувствовал... Акромя радости... Я даж от всей души того арийца в его фашистские уста отлобызал. Ох и слюня-явым гад оказался...
Слушай дале... Старикашка-то дюже ушлым вплоть до пошлости проявился. Тычет ушлепок энтот в часы мои наручны. Намекат, штобы я их в качестве ответного хода преподнес(!).. Аж в жар от такой наглости кинуло!.. Явно неравноценный обмен... Часики-то у меня, Коль, жутко шикарными были: с громкоговорящим будильником, с кукушкой, на японских микросхемах, "желтой" сборки! Правда, тяжеловаты -- килограмма под полтора. Их еще фельдмаршал Кутузов моему прапрадеду в одна тыща восемсот двенадцатом году за храбрость подарил(!!!) Заметь, со своей личной руки(!) Предок-то мой в битве при Бородине одной торпедой два авианосца вместе с самолетами утопил!.. Ага.. Заметь, пошти што полторы сотни(!) годков часики без замены батареек прокуковали.
... -- Што?.. А не стал я с тем генералом хитровылепленным спорить. Вернул ему по ходу пляски его крест поганый, ну и... в качестве компенсации морального ущерба звезданул своим антиударным хронометром по темечку... Што тут началось, што начало-о-ось!.. Кошмар повдоль улицы Вязов! Как раз, как щас помню, кукушонка моя полночь проорала...
Подоставали, значица, фашисты мобильники... И откуда?.. Ума не приложу. Голые ведь все до безобразия! И ну в Берлин названивать: "Майн фюрер!.. Зондеркоманден!.. Шнеля, шнеля, Барбаросса!.. Рашен по башка дум-дум!.. Комиссар сумасчедший!.. Аллах акбар!.. Моя твоя не понимат!.."
... -- Чево?.. Откуда у фашистов мобилы взялись?.. Дак я ж сам и удивляюсь... Абсолютно ведь без карманов. Го-о-олые!..
... -- Чево?.. Тода совсем мобил не было?.. О-о-ох и дремучий ты, Колюня! Скажешь, и ракеты германсковские "Фрау один" и "Фрау два" через Ламаншевский пролив Лондон бомбить не летали?!. Историю надо было в школе учить, дундук!.. И Гитлер всю жисть токо в радиво смотрел, а телевизер не слушал?.. И отравился он заплесневшей простокишей?.. Ага?.. Да фашистам ентим мобилы поставляли ихние союзнички -- япошки! И мобилы, и мопеды, и ноут... ноут-буки, и дэнди с жой-сиками, и телевизеры жидкокристаллически, и куртки болоневы... Э-э-эх, Ко-ольша(!)..
Че замолчал?.. А?.. Стыдно?.. Темнота-а-а(!) Перебивашь на кажном шаге... Никакой в тебе интеллигентности...
... -- Дальше?.. Ладно уж. Слушай, но без хамства...
На чем я остановился?.. О!.. И тут в небо из чащи зелена ракета! И сразу же моя-то пропавша разведка в полном составе (акромя меня, конешно) на елань выскакиват! Во все горло блажеют, на интимну связь с генераловскими мамками в форме нецензурной брани намекают... Представляшь?.. Как у нас на планерке у председателя колхоза бывало... Тютелька в тютельку...
Ну и... Вклинились наши в нашу оргию. Сплошна Варфоломеевая ночь в неприличном виде!.. Как токо наши стали их матюками в плен агитировать, боров-то, который в гармошку дул, на меня с перепугу рухнул. Одним махом от чужих и от своих замаскировал. Вдавил гад в сугроб вниз спиной по само пузо. Ерзат на мне как бесстыжий. Как корова на льду... Ага... И верещи-ит, и верещи-и-ит акцентом своим заковыристым: "Руссиш швайне -- кароший свинья! Гитлер него-дь-яй! Хенде-хох хочу! Плен хочу!"...
... -- Че?.. Опять вру?.. Да с малолетства брехать не обучен!.. Сам-то полежал бы в моем антиресном положении да холками снег порастапливал... Хрен бы засомневался!..
... -- Че?.. Продолжать?.. Ну слушай, Фома неверующий... Щитай, што уговорил...
Так. На чем же я кончил?.. О!.. Кода туша-то с меня в плен уползла, от меня наружу токо ентот торчал... Как же его?.. Во! Токо нос торчал синею морковкою. Блин, таку просту деталь организма запамятовал. Пока генералов в плен кучковали, лейтенант наш, Васька-то Синезадов, на енту деталь ножищей своей и наступил. Стоит и сопли мои на каблук нама-атыват, нама-а-атыват. Меня ж сквозь сугроб узреть не может, а нос мой через подошву не прощупыватса. Дрожжу я и боюсь обнаружиться. А то ведь за танцульки с вражеским генералитетом махом из комсомола исключат и в тыловую пекарню сошлют. А там, сам понимашь, большой подвиг не совершишь и орденов не заработашь.
Пока то да се, Синезадов мне все шесть конечностей поотдавливал. Напоследок же окурок в стыдное место втоптал... Кода все ушли, я еле своим растопыренным организмом из сугроба выскребся. Огляделся и волком матерным завыл. Компаса нет, одежи нет! Даж портянки сучьи детки с собой в плен унесли. Жлобяры! Эх, даже лыжи мои новы скоммуниздили! Одна радость -- трехлинейка в кустах отыскалась... Поскалывал я прикладом лед с организма и побег чуть правее Большой Медведицы...
... -- Че?.. Не-е-е. Да откуда, сам посуди, тама медведи?.. Не зоопарк ж... На небе звезды так называются, штобы не заблудиться.
Во какое горе горькое(!!!) мне для испытания на мужество выпало. Не зазря в народе говорят: Богу, мол, богово, а Кесарю -- обрезание...
... -- Чево?.. Кесаревое сечение?.. А кака разница?..
... -- Ух ты-ы-ы(!!!) Оф-фиге-е-еть!.. Хе-хе-хи-и-и-и!.. Страшенный мороз, Колюня, хи-и-и... О-о-ох-х-х! Со смеху помру! Хе-хе-хе-хе-х-х-х!.. Так вот, хе-хе-хо-о-о!.. Ката-стро-ф-ф-фи-ческий, хо-хо-хо, морозяка в ту ночь свирепствовал! Хужее некуда... Ха-ха-ха-а-а!.. Жаль, не было у меня с собой термометра... А то бы я тода измерил температуру и щас тебе сказал... Но-о-о... Не то што птицы, самолеты на лету застывали(!) Германские в основном. Наши-то к холоду привышней. А и-и-ихние... Крылья пообмораживают и в сугробы сыпются. Токо шлепоток стоит... Веришь?..
... -- Ну то-то же...
Мчусь я примерно в сторону своих во весь опор. Токо ветер в ушах свистит, хотя и погода безветрена. Знал бы ты, как трудно без лыжей скорость в сугробах развивать... Хвантастика!
Чуть впопыхах тода на шоссейку по инерции не вылетел, иначе бы точняком под колеса угодил. Как цыпленок в табаке под утюги... С толпой немецких мотоциклов маршрутами пересеклись(!) Укрылся я скореича за баобабом. Токо зенки наружу торчат и от удивления выпучиваются... За рулями-то мотоциклетными пьяные красноармейцы -- наша разведгруппа в полном составе(!!!) Голых генералов в плен сдавать везут. А те уж напрочь окоченели(!) -- конечностями об мотоцикловое железо аж звенят! Как колокола на Пасху...
... -- С чего я взял, што разведчики пьяные? Да какой дурак в таку стужу трезвым на мотоцикл полезет? Ясен перец -- нализались... Слышь, а боров-то, который меня в сугробе мял, на губной гармошке наяриват. Наши же орут блажным матом: "О-о-ой, моро-оз, моро-о-оз!! Не моро-о-озь меня-я-я!!!". Цирк на колесах, а под кумполом Луна! Я-я-яркая! Как прожектор в погребе! Хоть пуговки пришивай. Токо к чему мне, голому, их пришивать?..      
Так все они за поворот и промчались...
... -- Кто?.. Кто-кто... Каракатица в манто... Васька Синезадов и компания! Он-то колонну ту самолично возглавлял. Ва-ажный(!) В портупе-е-е, в кальсо-о-онах(!) На велосипе-е-еде с мото-о-орчиком(!)...
Ну вот... Зыркнул я на леву руку, штобы время выглядеть. А часов-то нету. Чуть от расстройства чувств в обморок не бухнулся. Вдруг слышу, будто кукушонка где-то накуковыват. Голос токо с хрипотцой -- простуженный: кху-крху... Как кашлят... Сориентировался... А это моя бесовка сигналит! Токо не с левой руки, а с правой. Вся в синяках, птица-то. Крылья растрепаны, лапы обморо-ожены!.. Затолкал ее обратно в дупло, дверку веточкой припер, штобы на холод не выскакивала, и побег опять же чуть правее Большой Медведицы... На ходу легенду своей голости и отсталости от товарищей сочиняю. По причине глубокой задумчивости даж и не заметил, как все траншеи поперек проскочил. Фашисты мне, правда, в зад популяли, но промазали, дай бог им за это здоровья и щастья в личной жизни... А наши-то меня и вовсе или проморгали, или проспали... Тоже к добру, а то бы запросто могли подстрелить...
... -- Почему?.. Да потому, што я летел как самолет-разведчик -- без опознавательных знаков: ни кокарды на мне, ни погонов, ни медалей... Токо часы да винтовка.
Далеко-о-о уж в родном тылу я притормозил. Токо отдышался,.. тут и щастье привалило(!!!) Вижу, генерал вражеский в сугробе застрямши барахтатся. Как дите малое. Хны-ычет. Заплутал, видать, бестолковый...
... -- Че?..
... -- Как определил, што генерал?.. Да проще пареной репы. Ну какой нижний чин среди ночи потащится в генеральской форме с полным рюкзаком секретных документов во вражеский тыл? Тут и без калькулятора ясно, што натуральный генерал... Фасо-о-онистый(!!!) "язык" подвернулся. Весь в погонах, в золоте да серебре, в каске расписной, в полусапожках замшевых, в шортах облампасенных(!) Наодеколонен-ны-ы-ый(!) Не генерал, а огурец малосольный, пупырчатый(!) Пальцы -- веером, сопли -- пузырями(!) Обнял я его на радостях, вынул из сугроба... А он мне лепечет:
-- Майн гот, майн гот, -- с ихним боженькой, по всем приметам, перепутал. Меня-то. Обознался несмышленыш.
-- Худо, братан? -- спрашиваю.
-- Ма-айн хе-ерц, ма-айн хе-ерц, -- поскуливат.
-- Ну да, -- сочувствую, -- Херц бы из тебя к утру... Свежемороженный(!) Ежель бы не я... Хошь греческих орехов?
-- Я! Я! -- визжит.
-- Не писай, -- говорю, -- в соломинку, пацан! -- это я просто сострил не по теме, штобы нервишки и ему, и себе расслабить, -- Ну айда, -- заманиваю, -- до пальмы, коль орехов шибко захотел. Их там видимо и невидимо(!) Токо-токо поспели. Сам обожрешься да и детишкам своим в фатерлянд скоко душе угодно бандеролями навысылашь(!) И фрау своей, и... Любовница-то есть?
-- Я, я! -- радуется, -- Дойчланд марка! Долляр! Евро! -- и протягиват, как я смякитил, деньги. Много(!!!) А нашиша они мне тода? Валюта ж -- дело подсудное -- статья расстрельная... Это бы щас... Я б с руками оторвал!
-- Не, -- говорю, -- У нас коммунизм, все бесплатно(!) А особенно гречески орехи(!) Айда до пальмы...
Тронулись мы с ним...
... -- Че говоришь, Колюня?.. Ну ты и ехидна. В путь тронулись. По ши-и-ибко пересеченной местности. Я в трофейном рюкзаке спереди, он -- порожняком, вприпрыжку сзади. Идем. Я ему про орехи гречески лекцию читаю... Дескать, они по причине своей крупноты токо из огнестрельного оружия раскалываются. Из пистолета, мол, их хорошо шелушить, а вот пулемет для ентого дела непригоден -- ядра вдребезги расшибат... "Язык-то" слушат да слюнями истекат, хотя по-нашенски ни бельмеса. Аппетитную интонацию моей речи, по-видимому, улавливат... Лы-ы-ыбится... Я к нему тож с улыбкой... "Шнель, шнель, -- воркую, -- Айда. И орехи тебе щас будут, и помидоры, и бананы, и кокосом по кактусу..."
Вот таки сухофрукты... Сдал я "языка" в штаб вместе с рюкзаком(!) Сдал и... И все дела...
Разведгруппа-то наша, Коля, до самой весны с пленными генералами в ихних тылах гулеванила. Все попропивали, вплоть до трофейных мотоциклов, вплоть до последнего патрона... Отморозки.
Ко мне ж на другой день после подвига сам ма-а-аршал(!!!) приехал... Как щас помню, стою перед строем... Хошь -- верь, не хошь -- верь, абсолю-ю-ютно(!!!) безо всяких обморожениев. Нам-то, сибирякам, холод не опасен, а наоборот -- даже полезен. Как кипяток для пелеменей... Ну вот... Стою я перед строем. Весь разнаря-я-яженный: в новых пимах, в новом смо-о-окинге(!) В левой руке скрипка, в правой -- гитара электрическа, во рту сигара толще колбасы(!!!) Маршал же на виду у всей дивизии рыдат от радости и всякими разностями меня одариват(!) Чево токо не надавал... И часов швейр... Швейр-царских часов с автоподзаводом трое, цветной телевизер с двумя дивидюшками, упаковка нулевых (даж ни разу не стираных) памперсов, электромясорубка трофейная, карбюратор к английскому танку и еще куча всякого в хозяйстве полезного(!!!) А еще, а еще... Почетна грамота(!!!)... Вручил мне ее маршал, обнял. Кре-е-епко! Как родного(!) И шепчет на ухо: "Потанцуем, ковбой?"..... И тут же, в мыны-гы.., в мыгы.., в мы-гновение ока, срыват с себя папаху и кидат ее мне под ноги! Вот это настоящий демократ!.. Я тож не стерпел -- в оргазм влетел!..
... -- Чево, Колян?..
... -- И че?..
... -- Вот те и битте-дритте... Хорошо, што токо тебе, а не на публику ляпнул!
... -- Ну оговорился...
... -- В азарт?.. Ну конешно же в азарт я влетел!.. Не со всякими же встрешными-поперешными маршалы танцульки устраивают!.. И токо я свои коньки роликовы расшнуровал, бабка таз на пол уронила!..
... -- Кака бабка? Да моя-то... Кулема! Век с ней живу и век маюсь(!) На самом антиресном месте(!!!) тазьим грохотом разбудила... Проснулся, огляделся, а вокруг никакова праздника... Токо проза жизни... Скукоти-и-ишшша... Аж жуть(!!!)
 

Ева изменила Адаму

(Владимир Морж)
 21  Про измены  2006-05-17  3  2537
Вся история и персонажи выдуманы от начала до конца. Совпадения имен случайные. И нечего автору пенять.

Ева изменила Адаму.
Не то, чтобы сознательно. Савва с ней проделывал разные штучки, Еве было приятно.
Адам изредка натыкался на резвящуюся парочку. И ему очень хотелось что-то подобное проделать с Евой. Но Савва строго-настрого приказал Адаму не прикасаться к Еве. Один раз Адам тронул Еву за сосок, и за это Савва его ударил по руке и заставил окапывать деревья в саду.
Савва был хозяин.
Ева даже не знала, что изменяет Адаму. Официально они были в браке, Савва их поженил.
Никто из людей больше во всем саду не жил. Хозяин Савва жил где-то еще, но ни Адам, ни Ева не знали, где именно. А еще в саду жили разные звери.
Вообще все в саду понимали друг друга, было весело и хорошо тут жить.
Однажды к Еве подошла красавица Серпена. Она была зеленая, с немигающими глазами и остра на язык. Ева ее почему-то побаивалась. И не зря.
- Ева! – прошептала Серпена, - ты изменяешь своему мужу!
- Это как? – испугалась Ева. Она иногда забывала правила, которые придумал Савва, и все время боялась, что Савва ее тоже будет наказывать, как Адама, а может, не будет ей делать приятно, а заставит вскапывать грядки.
- Чтобы ты почувствовала всю глубину своего морального разложения, тебе надо прозреть!
- Это как?
- Очень просто. Сорви запретный плод, съешь его. И не забудь угостить Адама.
- Савва что-то говорил про дерево с запретными плодами, а я забыла, что именно.
- Савва и не заметит, что на дереве не хватает плодов. Посмотри, сколько их там: сотни плодов добра и зла. Я видела, что Савва сам частенько закусывает ими апперетив. Если что-то можно ему, то почему этого нельзя больше никому? Я вот ела с этого дерева не однажды. И разве не Савва сказал, что вся растительность дается в пищу вам и зверям?
И Ева съела, и дала попробовать Адаму. Было вкусно. А потом Еве захотелось Адама, но ей стало после этого как-то стыдно. А потом она вспомнила, что с ней проделывал Савва, и ей стало еще более стыдно. Какая она была дура, что послушалась Серпену. Да и Адам лучше бы вскапывал грядки.

Понятно, что Савва не мог потерпеть такого грехопадения. И прогнал Адама и Еву из сада. У Серпены оторвал все четыре ноги. Пусть скажет спасибо, что не убил.
Савве было обидно, что о куклах, которых он создал для своего утешения, узнают Ныс и Свух, но он потом что-то придумает правдоподобное и зафиксирует в каком-нибудь тексте. Поверят, никуда не денутся. Плохо, что Адам и Ева имеют способность репродуцироваться. Но Савва потом как-нибудь и с этим справится.
А Ева была ему противна с самого начала. Кукла, одним словом.

февраль 2005
 

Поп-секретарь

(Ashmedai)
 2    2019-08-04  0  183
Единственное, чем мне нравится РПЦ – так это тем, что постоянно дает повод искренне над ней посмеяться. Вот очередной пример:
«Секретарь Пермской епархии Андрей Литовка 29 июля на своей странице в Facebook оставил пост, посвященный опозиционному политику Алексею Навальному»
Вкратце, он весьма цинично отозвался об отравлении скандального политика, назвав его, в том числе, засранцем. Как это гармонирует с образом «духовного отца»! Естественно, сторонники оппозиционера вступили в дискуссию, в которой поп-секретарь оторвался по полной:
«Сразу видно пермячек! В мозгах помойка либеральная!», «Не юродствуйте товарищь! Да смелый и погоны есть! Будете хулить Церковь и духовенство – накажу!!!», «Похоже Вы полный либеральный товарищ (хотел конечно нажать по теме обсуждения, но сдержался)! Вам хоть ссы в глаза, Божья роса!!! А по анусам, мы не специалисты, может Вы Гуру!!!», «простите но Вы тупой!!!» – отвечал Андрей Литовка на выпады противников (орфография и пунктуация сохранена). «Молодой человек увольте! Но вы закончили какую-то пермскую шарагу. Надо профиль смотреть, прежде чем говорить об образовании! Периферия да и только! Со мной стандартные уколы в сторону попов не пройдут, отвечу так, что почувствуете не только на словах. Будешь хулить Церковь, поймаю и посажу. А ты поймаешься, так как видно, глуповат, – написал Андрею священнослужитель.
Видимо, победа над «божественной Шаурмой» окрылила мракобеса, либо, если не врет, как Троцкий, крылья ему действительно заменяют упоминаемые им в одном из комментов погоны. Особый шарм церковнику добавляет отношение к своим возможным землячкам-прихожанкам. Самое забавное то, что закон «об оскорблении чувств верующих» приняли, но вот закона об оскорблении священниками граждан как то постеснялись даже рассмотреть. В общем – верной дорогой катитесь сограждане в пропасть церковного мракобесия.
 

Первый день нового года

(Фёдор Сван)
 3    2009-04-27  0  726
Я посмотрел на часы. Начинался первый день нового года – четвёртое января. Дорогой мой Гость собирался уходить. Он уже стоял на пороге, когда я нашарил непослушными глазами бутылку пива на столе. Но разве его остановишь бутылкой пива? Последний глоток задержал моего гостя в проёме открытой двери. На минуту. Не больше. И он ушёл. Да, Кайф ушёл. Вернуть его уже было нечем. В открытых дверях появилась тень. Меня это не удивило. Я знал, кто пришёл. Бодун. Не было сил выгнать его. В висках застучали молоточки. Глаза слезились, во рту пересохло. Надо закурить. Смятые пустые сигаретные пачки. На полу раздавленный, плоский, как стелька «бычок». Бодун схватил меня за руки, начал мелко трясти кисти. Спичечный коробок прыгает в непослушных пальцах. Серники не вспыхивают, ломаются. Наконец зажёг, прикурил, опалив усы. Во рту стало гадко. Нестерпимо заболел мозг. Бодун ехидно улыбался, давил ногой в живот. Лампочка в туалете не горела. Стоял, опёршись рукой в сливной бачок. Бодун толкнул сзади под коленки, я еле устоял. Сиденье поднять нет сил, после протру. Зажурчало, запахло почками. Стало чуть легче. Если Кайф вернуть, Бодун уйдёт. Ткнулся лбом в кафельную стенку. Прохладно. Хорошо. Бодун, сволочь, всё бьет под коленки. Тяжело стоять. Пошарил в карманах. Пусто. В кухне, на полке, в железной банке с под чаю – заначка. Щас, Бодунище, ты у меня получишь. За кухонным столом сидят трое. Одного знаю хорошо - Старый год. Вид у него не очень, мы с ним неплохо провели время. Да. . . Всяко было. Непонятно только: какого он ещё здесь? До тринадцатого? Неофициально? Чёрт с тобой, сиди. Ты мне, в общем-то, понравился. Напротив – мужик страшный с лица и баба беременная. Супруги. Из Барака. Обманом в дом проникли. Кризис и Инфляция. Ребёночка ждут. Если мальчик – Дефолт. Если девочка – Девальвация. Инфляция, зараза, заначку мою в тарелочку высыпала, на вилочку наматывает купюры и жрёт! Ей капустные салатики полезны в её положении, зеленью бы ещё присыпать – ребёночку витамины необходимо получать. Откуда у меня зелень? Гривно одно. В небольших количествах. Выхватил у неё тарелку. Бодун, козлище, бац под локоть! Гривно на пол. Кинулся собирать, в карманы пихаю. Инфляция не отстаёт. Схватит денежку и в рот, стерва. Пересчитал, что насобирал – в аккурат на пузырь и сигареты. Если б не Инфляция, на два хватило бы. Выскочил с квартиры, Бодун за мной. Ноги мне путает. Ничего, стерплю. С магазина вышел, и сразу пару глотков хороших. Бодуна и след простыл. Чую, Кайф меня нежно обнял, мозг поправил, очки розовые на глаз пристроил. Домой пришли – ни Кризиса, ни Инфляции беременной. Жрать-то нечего у меня. Только Старый ещё сидит до тринадатого, да Новый появился. Не врубается ещё: чё по чём. Ничего-о-о. Щас мАкнем по стопочке и введём в курс дела. Научим уму-разуму. Не ты первый, не ты, дай Бог, последний.
 

История с яйцами

(Макошь)
 0  Про яйца  2005-12-12  0  1885
Серафиме Алексеевне осталось купить буженину, всё остальное было уже готово. Раньше она ездила за бужениной в Елисеевский, а нынче стало трудновато: Серафиме Алексеевне исполнилось на днях девяносто пять. Вечером соберутся потомки: вдова-дочь, вдова-внучка, правнучка с мужем и трёхлетняя праправнучка. А какой стол без буженины? Одно недоразумение…
Серафима Алексеевна сунула ноги в полусапожки на маленьком каблучке (на высоком она уже года три как не ходила), кокетливо сдвинула шляпку-таблетку набок, повязала сверху тонкий ажурный шарфик, надела любимую котиковую шубку и отправилась в гастроном.
Купив изрядный кусок буженины и положив его в объёмистый ридикюль, Серафима пошла через сумеречный сквер: захотелось прогуляться. Она старательно обходила скользкие места, благодаря правнучатого зятя за то, что подклеил ей на сапожки резиновые подмётки, и вспоминая буйную юность, поэтические вечера в Политехническом…
Серафиму неуклюже обогнал по обледенелой дорожке мужчина в чёрной куртке и с металлической сеткой с тремя десятками яиц в руке. «Что за мода носить куртки? – подумала Серафима. – Совсем не элегантно… Вот покойный Лео всегда носил драповое пальто и шляпу…»
Она с беспокойством посмотрела на торопящегося скользящего человека: «Ах, как торопится… Только бы не поскользнулся, а то все яйца расколет… Долго ли…»
Мужчина свернул к киоскам, Серафима потеряла его из виду и забеспокоилась ещё больше: «У киосков ребятишки раскатали лёд… Надо бы предупредить» - подумала она и прибавила шагу. Поворачивая к киоскам, она услышала шлепок и тихую брань, поморщилась («Что за лексикон!»), тут же встрепенулась («Ах ты, господи, упал всё-таки!») и поспешила на помощь. За киосками она увидела сидящего на льду молодого мужчину в чёрной куртке, засеменила к нему и протянула руку: «Что ж Вы, сударь мой, так торопитесь… Яйца-то не раскололи?»
Мужчина посмотрел на Серафиму изумлёнными весёлыми глазами, сказал: «Ну, ты, бабка, даёшь!», встал, отряхнулся и пошёл в сторону сквера, оставив Серафиму в трепетном недоумении: сетки с яйцами в его руке не было, не было её и на снегу. Серафима посмотрела в противоположную сторону и увидела другого, скользящего, с сеткой в руке. «Целы, слава Богу!» - подумала Серафима и гимназически зарделась…
 

Случай в коммуналке

(Иосиф Каплун)
 38    2014-05-19  1  997
Мы первый раз с тобою в коммуналке
Сошлись под вечер, утром разошлись,
Я попытался, было по-нахалке,
А ты: постой, давай сперва за жизнь!

За жизнь, оно, конечно бы, неплохо:
Я сам не прочь про "то да сё" месить,
Но, как начну, несёт меня малёхо
По жизни непутёвой колесить...

А у тебя сиреневая блузка
Чуть-чуть подрасстегнулась на груди,
А у меня отменная закуска
И пузырёк, чтоб беса разбудить.

Мы выпили, я в руки взял гитару:
Запел за жизнь, потом про лагеря,
И мне казалось: мы такая пара,
И эта ночь нам выпала не зря.

А я уже пузырь ополовинил
И кое-что уже порассказал:
Чего-то там о вызревшей калине
И про перрон и про ночной вокзал.

А ты смотрела с грустною улыбкой
На этот неудачный хоровод:
Нет! "По-нахалке" не было б ошибкой,
Светает. Поздно... Водка не берёт.

Ты поднялась, уже не улыбаясь
И попросила денег на такси,
"Не уходи!"Я бормотал, качаясь,
А ты шепнула: "даже не проси!"

Неделей позже в той же комнатушке
Качались наши тени на стене...
Я счастлив был на "полную катушку",
А ты наутро улыбалась мне.
 

Ясное утречко черного дня.

(Андрей Ручкин)
 4    2007-09-27  2  798
Рассказ был опубликован в "Клубе 12 СТУЛЬЕВ" "Литературной газеты" N 30. 2004 г.

      Ясное утречко черного дня.

Мысль о кругленьких свеженьких коричных булочках с вечера не давала покоя. Петр Петрович ворочался на диване как медведь, тяжело сопел и уснул с неимоверным трудом. Однако мятежный дух его не желал успокаиваться и тотчас вылетел из квартиры вон, прочь от дивана в сторону хлебозавода номер…впрочем, номера во сне подчас бывают неразборчивы. Дух Петра Петровича неотступно следовал по запаху корицы и увидал все, что хотел. Как месится тесто, как скручивают его в правильную спираль, как пекутся булочки в печи, как везут их и как разгружают в магазине пятью этажами ниже дивана Петра Петровича. От этой-то картины мятежный дух Петра Петровича, наконец, утихомирился, а сам Петр Петрович заурчал на пресловутом диване, мгновенно от этого пробудился. Не брившись, и даже не умывшись, но, все же сообразив одеться, стремглав слетел он вниз по лестнице и через секунду очутился в магазине, хищно сверкая глазами.
Он оказался самым первым ранним покупателем, на которого зевающие продавщицы взирали с легким профессиональным недоумением. Что понимали они в этой жизни? Ничего. Зато сам Петр Петрович как всякий истовый поклонник булочек с корицей понимал очень многое, и крепкая мебель пока еще выдерживала вес его все более возрастающей солидности. Невзирая на опыт и мудрость Петр Петрович не сразу понял, сколько же нужно брать. Неплохо бы купить их все, но даже он понимал, что это будет чересчур, и решил ограничиться всего девятью булочками.
Вернувшись домой с видом неторопливого победителя, он наконец-то умылся и обрил свое добродушное лицо с надлежащей тщательностью. После чего сварил кофе так, как умеют в Москве варить одни лишь только Петры Петровичи. Субботнее утро ему казалось исключительно приятным, он ощущал полное совершенство мира.
Уже налил кофе в пузатую круглую чашку, размешал сахарок, заправил сливками и алчно потянулся за первой булочкой, но тут раздался звонок в дверь. И Петру Петровичу сразу стало грустно. Он отпер дверь и увидал на пороге взлохмаченного троюродного братца с истрепанным глянцевым журналом в руках. Судя по виду, братец провел не одну бессонную ночь, полную тревог и лишений, слегка осунулся, но глаза его горели праведным огнем.
Пройдя на кухню без приглашения, он отказался от булочек и кофе с такой нарочитой небрежностью, что Петр Петрович просто онемел от возмущения. Его жизненные ценности были опрокинуты в пыль. Казалось, мир перевернулся.
Но братец всего этого в упор не замечал, он шваркнул свежее принесенным журналом об стол так, что кофейник испуганно подпрыгнул, а куски рафинада в хрустальной сахарнице сошлись в лобовой атаке, негромко переругиваясь по-свойски. Братец же резко ткнул пальцем в возмутительно цветастую обложку.
-Ты это видел?
Не без вздоха Петр Петрович все же взглянул в указанном направлении. С обложки ухмылялась забугорная певунья с карими глазами и рычащей фамилией. Она казалась симпатичной и в целом, и в деталях, хотя детали и были слегка прикрыты. Но какое отношение все это имело к булочкам? Петр Петрович вопросительно поглядел на братца, все еще недопетривая, чего же именно от него хотят.
-Видишь «это»? Это же кошмар! –продолжал неистовствовать троюродный братец так, точно был родным и даже единоутробным.
Петр Петрович, будучи человеком ответственным, принялся приглядываться к «кошмару» и так, и этак, все внимательнее и внимательнее, даже вверх ногами журнал перевернул, но как ни старался, «этого» так и не увидел. Брючатки- то на певице все же имелись, хотя и в изрядной степени приспущенности.
-Баба заграничная. Сам он чертановский. Чего они не поделили? –подумал Петр Петрович, тоскливо косясь на чашку с остывающим кофе.
-Теперь-то ты понимаешь, чем все это пахнет?- вопросил братец, огненным взором буравя собеседника насквозь.
-Нет, - утомленно отвечал Петр Петрович. Обнюхивать обложки он считал ниже своего достоинства. Тем более, что запах корицы просто сводил его с ума.
-Идем! –пророкотал родственник и , не желая слушать возражений, живо выволок Петра Петровича на улицу вместе с журналом, хотя они несколько и сопротивлялись.
-Ага!- заорал братец-буян на всю улицу, явно заприметив что-то наредкость порочное.
-И этот сбрендил, -мрачно подумал Петр Петрович, который давно уже был не в восторге от психического состояния дальних родственников, не имевших ни малейшего понятия о вкусной и здоровой пище.
Сбредивший же целился многострадальным журналом прямехонько в девицу, мирно шедшую по улице. –Ну, узнаешь?
Петр Петрович углубился в воспоминания, а девица скрылась за углом, исправно покачивая полу прикрытой кормой. Что-то там по форме определенно напоминало булочки, только несколько непропеченные.
-Похожа на дочку Хротаповой, -сказал наконец Петр Петрович.
-Кого? – оторопел братец, на миг утрачивая праведность.
Вот темнота чертановская. Хротапову не знает. – Да это зараза из нашей префектуры. Такая стервень. Прошлый раз весь кофе у нас выдула. Небось и дочка такой станет, как думаешь?
-Плевать мне что это за дочка, что это за Хротапова, меня волнует не это, а то как она раздета, понимаешь? –рявкнул родственник с каждою минутой становясь все более и более троюродным. –А! Вот и еще две!
Да, считать он умел, этого не отнять.
Петр Петрович посмотрел на этих двух. Они тоже были похожи на дочку Хротаповой, только выглядели куда более сдобными. Вот если бы обсыпать их корицей...
-Неужто неясно? – коброю прошипел братец и глазки его сузились на исключительный чертановский манер. –Это же ведь тенденция! И довольно смертоносная. Ты на градусник смотрел? Плюс пять!
-Не жарко, -согласился Петр Петрович, мучительно пытаясь вспомнить закрыл ли он форточку на кухне. Если нет, то кофейник вероятно уже продрог…
-Вот-вот! Не жарко. Это у них в Калифорнии цельный год голышом ходи не сморкнешься, а у нас же климат, извини, не тот. Не все же они моржихи. Застудят себе почки, потом позвоночник с осложнением на легкие, всякие астмы-бронхиты…
Представь себе очередь в поликлинику. Вот ты на пенсии, идешь к врачу, а в очереди не протолкнуться, все эти постаревшие вертихвостки, лупят друг дружку костылями, орут, визжат, гремят вставными зубами и к врачу попасть невозможно. Ты трясущейся рукою кладешь под язык валидол и бредешь домой. Униженный, оскорбленный и никому не нужный.
А дети? Это же все у них потом выскочит. Психозы-неврозы, убийства на бытовой почве. И вот уже целое поколение детей-психопатов марширует по городу с топорами наперевес и скрыться от этих маньяков будет некуда, наступит форменный конец света!- брызжа слюной, размахивая руками и даже подпрыгивая на месте от описываемых ужасов продолжал троюродный. – И весь этот ад начнется лишь из-за того, что этой он потряс журналом   захотелось своей он указал точное место повертеть!
-Ты, Петр, возможно выживешь, -дрогнувшим троюродным голосом сказал братец. –Я-то вряд ли. Гении и провидцы редко живут долго.
Но Петр Петрович его уже не слушал. Он пристально всматривался в будущее и прикидывал, что же сулят ему подобные перспективы. Поначалу все было спокойно, и конец света не производил на Петра Петровича должного впечатления. Но тут какой-то особенно проворный и пронырливый маньячишко с немытой головой и гнусною ухмылкой вдруг замахнулся на святое своим проклятым ржавым топором. Он высадил дверь булочной и истошно вопящая толпа вандалов принялась пожирать выпечку с таким остервенением и энтузиазмом, что Петр Петрович побледнел и наконец-то содрогнулся. Братец отметил это с нескрываемым троюродным удовлетворением.
-Деньги есть? – чужим голосом спросил Петр Петрович.
Сбитый с толку братец пошарил в карманах свободной рукой и наконец обнаружил несколько помятых жизнью купюр.
Петр Петрович схватил их молча, отпихнул лезшего с вопросами родственника и ретиво помчался в булочную. Следовало произвести запас на черный день, который явно был не за горами.
 

Болельщик

(Ashmedai)
 2    2019-05-22  0  190
Болельщики. Странное и надуманное явление. Люди, которые смотрят на то, как две команды высокооплачиваемых бездельников крадут их время, делая вид, что занимаются крайне важным делом. Болеть за игроков могут многие, а вот поболеть за друзей – талант нужен.
Есть у меня один старый, еще школьный друг, Андрюха. В студенческие годы переболел гепатитом «А» - самая распространенная и заразная форма, в народе называемая «желтуха». Болезнь несмертельная, но не самая приятная. Одним из ее последствий является то, что после выздоровления нельзя употреблять алкоголь в течение довольно продолжительного времени. А тут, и Андрюхин «день рождения» – святое дело. Собралась компашка, собрали выпить, закусить… Сидим, киряем, пьем за именинника – он сам попивает сок. Хорошо посидели, утром просыпаемся кто где попадал. Всем хорошо, все хотят продолжения банкета… Плохо лишь одному Андрюхе: башка трещит, тошнит – все симптомы классического бодуна, бессмысленного и беспощадного, хотя ни капли спиртного не употребил. Вот это и есть настоящий БОЛЕЛЬЩИК.
 

По девки

(Олаф Сукинсон)
 37  Про девушек  2007-09-13  7  5504
Когда мне было лет 16-17, жили мы где-то за Уралом в маленьком вологодском селе на Горной Брянщине. В семье кроме меня всегда было семь-восемь детей, и кто-то из взрослых. Больше всего я любил с друзьями просыпаться утром на рыбалку и идти за ягодами.

В основном местность там степная, но вокруг нашей деревни периодически попадались в поле зрения и горы. Ландшафтных дизайнеров по тем временам еще не было, поэтому горы были дикими и обросшими разными некультурными деревьями. А под ними зрели смородина, земляника и девки.

Взяли мы однажды с другом по лукошку, и пошли их рвать. Встретилась одна хорошая поляночка. Девки под кустиками такие увесистые, налитые – возьмешь в пригоршню, а из них сок так и брызжет! Ну, нарвали мы им с три короба. Смотрю, друг что-то беспокоится, рвет, а сам в сторону смотрит. Я заметил это и сам в ту сторону посмотрел. А там – бабы растут! Белые и подберезовики! Ножки крепенькие и ни одной червивой!

Ну, высыпали мы девок и давай баб рвать. Рвали, рвали, уже вся тара кончилась, а бабы не кончаются. Я их и в карман пихал, и за пазуху, пока пазуха не кончилась. Думаю, приду дамой, насушу их, буду целую зиму с бабами!

А девки так красной горкой и лежат на солнце. Яркие, круглыми боками отливают. Жалко же девок-то бросать! А куда их нам? Ну, сколько в рот влезло, столько и смогли осилить. А за остальными, думаем, позже придем.

Только, видно, не судьба была. Дома мне от отца влетело, что на покос от армии не пошел, а потом я мопед купил, там сестру замуж как партизаны не выдали, ну а тут и в креозотный техникум пора было ехать. Закрутилось, завертелось, я теперь уже на пенсии, а девки те лежат где-то там, наверное… И стыдно мне нестерпимо – ни себе, ни людям. Вот и решил написать вам в редакцию, может, посоветуете, как с совестью своей совладать?
 

Сказка про Ермолая-печника

(В.Збзднов)
 5    2007-12-04  0  859
В некотором славном царстве тридевятом,
Как войдешь - налево, возле каланчи,
Жил себе когда-то рыжий, конопатый,
Добрый и смешливый Ермолай-печник.

Среди тридевятых мастер был он редкий.
Знали Ермолая, ведь не раз бывало
Зимними ночами лишь одною веткой
Его печь-кудесница избы согревала.

Всякий печку любит - старикам полати,
Ребятня за сказками лезет вечерком.
И хозяйкой белена печка в каждой хате,
Угольками щурится и пыхтит горшком.

Ермолай с охотой людям печки ставил,
Мог и развалюху чью-то подлечить,
Пацанам свистульки глиняные правил,
И из той же глины делал кирпичи.

Правил тридевятым (вряд ли помнят ноне)
Агафон четвертый. С длинной бородой,
В золотой короне он сидел на троне,
Хоть не очень старый, но уже седой.

Как-то раз приснился ночью Агафону
Сон ужасный, страшный. В нём увидел он,
Что враги польстились на его корону,
Заняли столицу, захватили трон.

Поутру проснувшись, дЫша перегаром,
Заявился в Думу, рассказал свой сон.
"Господа бояре! Сон сей ведь недаром.
Ну, что будем делать?" - молвил Агафон.

Загудела Дума. Вмиг открыли прения.
Лезут на трибуну всяк, и стар, и млад.
Утверждают список лиц на выступление.
На неделю очередь. Ото всех палат.

      * * *

Днем и ночью три недели
Стены Думы колотились:
До крови бояре "прели"
И во мненьях расходились.

Лишь когда совсем устали
Заключили соглашенье
И гонцов к царю послали
Думы огласить решенье:

"Защитим свои границы,
Войско соберем тотчас,
Только пусть царю приснится
Место битвы, день и час!"

      * * *

Видя это дело Агафон лишь крякнул.
Заскрипел зубами, резко повернулся,
Вон из зала вышел и дверями брякнул,
Шевельнул губами (видно матюкнулся).

Он ходил по улицам Думу вслух ругая,
Люди ему кланялись, он не замечал...
И возле околицы встретил Ермолая,
Тот как раз укладывал горку кирпича.

И как будто молнией блеснуло Агафону!
- Ермолай! Поди-ка!, - грозно молвил он.
Вот оно, решение! Без пустого звону.
И свой сон поведал тут же Агафон.

- Так что, Ермолайка, на тебя надёжа.
Только ты и можешь мой престол спасти!
Утром начинай-ка, если что - поможем
Стольный град кирпичною стенкой обнести!

- Государь пресветлый! Батюшка родимый!
Ну зачем же стенка? И где ж глины взять?
Ведь вкруг нас болота труднопроходимы,
Сотни верст болота! С кем же воевать?

- Не перечь, негодный! Не было печали!
Без тебя с делами справлюсь как-нибудь.
Ишь как критикует! Умные все стали!
Утром отправляйся, глину раздобудь!

      * * *

Царю перечить - себя калечить!
Приказал, так сделай, хоть и помирай.
Уложил котомку (ведь идти далече)
И в поход отправился бедный Ермолай.

      * * *

И рассказывать мне неохота,
Как он землю до пота копал,
Как он долго бродил по болотам,
И проклятую глину искал.

      * * *

Вот сидит у костра он и слышит:
"Поцелуй же скорей, милый друг!"
Кто сказал? Ермолай уж не дышит,
Глядь с опаскою - пусто вокруг!

Только слышит опять: "Ну, невежда!
Да, целуй скорей же, человек!
Буду ласковой я, буду нежной,
Стану верной женою навек!"

Ермолай покосился - лягушка!
Здоровенная жаба, аж жуть!
В головах примостилась у ушка.
И бормочет: "Целуй как нибудь!"

      * * *

Говорящая лягушка! Вот так диво!
Ермолай аж по-большому захотел!
В шапку подхватил лягушку живо
И домой. Бегом, аж весь вспотел.

Вот влетает он домой и тяжко дышит
И с порога - "Эй, жена! Смотри!
У меня в картузе денег тыщи!
Жаба говорящая внутри!

Помню, бабка в детстве напевала
Про Кащея, Василису что-то там,
Про Ивана-дурака, каких немало,
Что с лягухой шастал по кустам.

Ты скажи, жена, что делать будем?
Завести гарем, как басурман?
Как в глаза смотреть мы будем людям?
И потянет ли двух жён карман?"

- Не в восторге я от предложенья!
Мужа на двоих? Ну нет уж, врёшь!
Благодарствуйте, но это одолженье
Не для нас, хоть ты, я вижу, хошь!

Ишь, чего удумал! Люди! Люди!
Помогите бедной кто нибудь!
Ермолай! Оставь её! И будет!
Хватит! Нагулялся! И забудь!

Понеси к царю, пускай рассудит.
Может даст за жабу тыщи три?
И про глину вдруг свою забудет?
Поторгуйся, золотом бери!

      * * *

Подхватил Ермолай в охапку картуз
И к царю на прием, а его не пускают!
- Пустите меня, я несу важный груз!
- Дурак! И чего только нам не таскают!

Ты, Ермолай, получил поручение:
Ты послан был глину искать. Нашёл?
Оборонное глина имеет значение!
Гляди, конфискуем последний горшок.

И печи у всех поразрушим, коль надо!
И ты в этом будешь виновен один!
Ступай же! На совесть, а не за награду
Ты глину ищи! Что стоишь? Уходи!

      * * *

От горя Ермолай мешком обмяк -
Кого спросить? Совета кто же даст?
И он пошёл, естественно, в кабак!
Там умники, и кто на что горазд.

Лягушка имела огромный успех,
Но пить отказалась, хотя наливали.
Друзья Ермолая подняли на смех:
Её целовать? Нет уж, это едва ли!

Открой лучше цирк! Три копейки билет.
Такого у нас не случалось давно!
Подобного чуда не видывал свет!
Похлеще, поди, чем хмельное вино.

      * * *

Не стал Ермолай дома цирк открывать,
Хотя и жена его очень просила.
Привык он работать, а не торговать.
И клетку с лягухой к болоту носил он.

Та пила водичку и мошек ловила,
И долго купалась в стоячей воде.
На волю она ну совсем не спешила
Сказала, что ей хорошо, как нигде.

Смирилась жена и болтала с лягушкой
Когда Ермолай мок в болотах ночами.
Делила она со своею подружкой
Все новости, радости или печали.

      * * *

Недолго продлилась идиллия эта,
Узнал Агафон, а длинны его руки.
Явился в избушку ещё до рассвета:
- А ну, покажи, что укрыл от науки!

Ну ты и негодник! Увидишь, постой!
Помчи и немедля уведомь сенат!
Ведь ты же женатый, а я холостой!
И прадед мой был на лягухе женат!

Эй, лягушка, за меня пойдешь?
Я не старый, вроде не урод...
Не боИсь, за мной не пропадёшь!
Ну так как, продолжим царский род?

- Отчего ж,- лягушка отвечала -
Видно сразу, стоящий жених!
Я уж на болотах заскучала
И согласна, лишь бы прочь от них.

Вот уж губы Агафона потянулись,
Норовят лягушку целовать.
Та лишь только лапкой отмахнулась
И царя начала вслух пенять:

- Ты чего это, охальник, хочешь?
Вот пройдоха! Ишь какой шельмец!
Честную лягушку ты порочишь!
Нет милок, сперва давай венец!

      * * *

Агафон схватил лягушку,
Свадьбой был решен вопрос.
Целовать ей стал он брюшко,
Лапки, спинку, глазки, нос...

Тут лягушка повернулась,
Раскорячлась звездой
И мгновенно обернулась...
Бабкой старенькой, седой!

- Здравствуй, милый! Мы теперь семья!
Ты же Василису, чай, хотел?
Это я! Прабабушка твоя!
Ну, продолжим род? Чего вспотел?

      * * *
Агафон с такой печали
Стал пить горькую тотчас
Напролет рыдал ночами
И тихонечко угас.

Вряд ли кто уж вспомнит ноне
(Жаба ж скрылась под водой)
О четвёртом Агафоне
С его длинной бородой.

      * * *

Ермолай ведь нашел чудо-глину,
Что никто от него уж не ждал!
Удивил ею род свой старинный -
Белой глины никто не видал!

Получилось из той чудо-глины
Белоснежных нажечь кирпичей.
Обнесён ими град был старинный,
Хоть не годны они для печей.

      * * *

Дело давнее, слов нету,
Да и сказки часто врут,
Но с тех пор столицу эту
Белокаменной зовут.
 

Мерсидецл

(Ира Млавецки)
 20    2009-05-11  1  1168
В конце девяностых, в эпоху барсеток из кожи мамонта и малиновых унитазов, я работала в одном московском офисе.

Костяк офиса составляли «дети гор», кроме них была ещё пара новгородцев и москвичей.

Непосредственность кавказцев повергала в ужас москвичей.
Тех же, в свою очередь, приводили в бешенство жизненные устои аборигенов.

Официально мы поставляли индонезийские подгузники, но какого рода бизнесом мы занимались, я стала догадываться позже.

Офис располагался на Лубянке, в пятикомнатной квартире.
В квартире напротив жила семья спившегося народного артиста, кто-то подарил ему обезьянку, и время от времени он забывал её на лестничной площадке.Часто животное забредало к нам.

Забирала Чуму народная супруга, и, поскольку в те времена подавляющее число москвичей составляли лица не очень кавказской национальности, она с тревожным интересом рассматривала моих колоритных сослуживцев.

И то сказать, мои коллеги были каждый под два метра - либо в высоту, либо в обхвате бицепса.
Однажды артистическая супруга, будучи в шляпке с пером и подпитии, решила завести со мной разговор: «Ох, скажите, не страшно Вам, барышня? Отчаянный ведь у вас тут народ…а имена-то какие странные: Казбек, Эльбрус…»

Надо сказать, ни казбеков ни эльбрусов у нас не было - были Азабек и Юнус.

Большую часть времени сослуживцы проводили за игрой в стрелялки, иногда отлучались вместе на несколько часов, приезжали неизменно с румянцем на щеках и горящими глазами. Начальник называл их ласково: "моя бригада".
Был у нас, конечно, и ресепшн, и бухгалтер, вот с бухгалтером, москвичкой Викой, с которой мы поступали в один институт, я и подружилась.
Частенько мы подтрунивали над манерами коллег, но нашей иронии они не замечали, хотя подшутить над сотоварищем каждый - незло - любил.

Интерьер офиса отчасти напоминал убранство ресторана "Прага" - повсюду висели роскошные зеркала.
Али, наш охранник, предпочитавший сугубо спортивные костюмы от дизайнеров, проходя по просторному коридору, с криком «Киай» делал высокий дабл кик ногами. Краем глаза любуясь на себя в зеркалах, он рассчитывал другим его краем увидеть восхищение в наших глазах.
Другой - Ибрагим, именовавшийся в документах как «менеджер», носил пиджаки и кители брусничного цвета с искрой, и, отражаясь в тех же зеркалах, сдувал несуществующие пылинки с плеч.
Поигрывая надбровными дугами, он частенько репетировал выражение лица, соответствующее тому или иному предмету гардероба.

В то время мне предстояло сдавать экзамен по литературе и я читала Антокольского - лица поэта я никогда не видела, читала лишь, что он был известен своей особенностью очень высоко держать голову. Кроме того, фамилия Антокольский для меня всегда была неразрывно связана со знаменитыми скульптурами.
Так вот, Ибрагим стоял у зеркала примерно с тем же выражением лица , какое принято высекать в камне, вернее, каким бы высекли в камне лицо Павла Антокольского...

Но что это было по сравнению с бесподобной речью обитателей офиса!..Чем ещё может быть обласкано ухо, как не речью детей или приезжих - в сущности, тех же детей, познающих шумный московский мир …

Чего тут только не было : и «растормошка» вместо «растаможки», и «спрайт-лист» вместо «прайс-листа», и даже «Лелинград»…
Что уж говорить о «ж`енщинах» и "секретарщицах»…
Вышеупомянутый Юнус, автор подавляющего числа перлов, работал у себя на родине массажистом в «Алании», был ростом метра два с гаком. Руки его были сорок седьмого размера.
В офис иногда забредал некто Коля Трит, пользовавшийся бешеной популярностью у наших горцев по причине своей причастности к киношным кругам. Круги были из бублика.

В петлице у Коли невянущей гвоздикой алела Роль. Роль в фильме «Мы из джаза».
Офисный «моноблок» долго и со скрипом прокручивал кассету до нужного места, и весь офис по главе с Колей напряжённо всматривался в экран на протяжении семнадцати секунд: «Вот-вот-вот-вот!..», после чего он выдыхал, потирая ладонью лысеющий череп: «Всё-о…»

У Юнуса была Мечта - попасть в «ящик», а именно, на «Поле чудес», и потому Трит всякий раз оказывался в эпицентре гостеприимства.
Ростом природа Колю оделила, и было весьма забавно видеть на его подростковых плечах великанские руки Юнуса.

Коля подарки принимал, песни пел, водку пил, оживлённо рассказывал о съёмках, вызывая неизменный восторг в детских сердцах моих коллег, обещал шепнуть Якубовичу...и каждый раз история с водкой повторялась снова...

Через год я уволилась из офиса, но до меня дошли слухи, что нога сорок седьмого размера ступила-таки на обетованную землю «Поля чудес»…

…Прошло много лет, как-то зимой я встретила бухгалтершу Вичку в театре. Оказывается, за то время, пока мы не общались, она окончила   МГИМО и РУДН, удачно вышла замуж…

После спектакля мы зашли в Лимончино и долго сидели там, смеясь и вспоминая наши дни на Лубянке и вычурных горцев.

В результате мы напились так, что по выходе из ресторана Вичка не заметила, как стряхнула с мундштука пепел на свою бирюзовую норку, сделав в ней дыру. Необходимо было залить горе - она пригласила меня в гости.

Двухкомнатная квартира в Мнёвниках была крохотной, но комнаты были отделаны с шиком, повсюду были перегородки в японском стиле и ниши - в одной из них стояла фотография Вики с Мадонной.

А потом мы пили ликёр и смотрели кадры церемонии вручения Нобелевской премии, где Вика с супругом были в числе приглашённых.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер