ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 20

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 20  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Спааклинг шампейн

(Георгий Тележко)
 6  Смешные истории  2009-09-22  2  858
Был я сегодня в гостях у мамы. Ну и под беседу у нее оказалась заначка в виде бутылки шампанского. Достала бутыль, я приступил к открыванию - а чего тянуть - а по ходу беседуем, что делать с остатним, которое не допьем, чтоб похранилось немного, не теряя качеств.

Я в таких делах - а может, и во многих подобных - человек аккуратный: проволочку раскручиваю, а пробочку-то большим пальцем другой руки придерживаю. Не ровен час - стрельнет, и собирай потом пробки и пролитые объемы.

Но шампанское-то в холодильничке постояло... Ослобонил я пробку, а она не трогается с места. Я ее аккуратненько тяну-выкручиваю - а вот фиг! Ну было в опыте и такое, мамуля штопор дает, я его начинаю вкручивать... как-то туго идет... и вдруг полегче, полегче... смотрю, а он внутри пробки изогнулся - и вбок над краешком бутылки в свободное пространство взял и вышел.

Грю: "Что-то штопор у тебя алюминевый какой-то".
Мама не теряется: "Это у тебя руки кривые, ты косо вставил".

Ну я понял, что спора мне не выиграть, решил так потянуть - там уж и газу небось набралось, потяну за штопор - пробка и выскочит.

А вот фиг! Пробка сказала "хрусть" и вышла только своей "надводной" частью, что на штопор нанизалась. Я грю: "Тока спокойно, я ща ввинчу его в остатнюю часть - и мы пьем-веселимся!" Ну и как там: мужик сказал - мужик сделал. Точнее приступил к задуманному, но не сделал. А потому что после нескольких утопленных в пробку витков уже штопор сказал "хрусть"! И остался своей алюминевой частью в пробке. Я снял наручные часы...

Понятно, дрель была, но не было сверел, шурупы были, но не было отвертки. Я взял гвоздь и молоток. Типа, дырдочку пробью, вакуум заполнится кухонным воздухом, и эта чёртова присоска перестанет сопротивляться желанию двух достойных людей выпить. Я снял свитер...

Дырдочку я пробил, гвоздь с неимоверным усилием вытащил плоскогубцами, пробка сказала "пшик", впустив атмосферный, он же кухонный, воздух внутрь бутылки. Я потер ручки. Но, как вы уже догадались, пробку было нечем подцепить. Да, и еще: пока гвоздь торчал из пробки, упорное сооружение выглядело потенциально зловредным оружием, а мама, как на грех, все норовила наклониться над пробкой, чтоб получше рассмотреть, что происходит. Я цепенел от ужаса и отводил ствол в сторону, криками отгоняя мамулю на другую половину кухни. Так, примечание, чтоб вы поняли создавшееся положение вещей в красках и типа стерео.

Но мама-таки нашла решение в своей богатой памяти. У нее в заначке была не только упрямая бутыль, но и еще более упрямый, закаленный советский штопор! Она его отыскала, торжествующе вручила мне, а у меня, соответственно, забрезжила очередная надежда Я могучей рукой вкрутил советский штопор в параллель с алюминевыми останками и стал тянуть-выкручивать низ пробки, уже не заботясь о неожиданностях. Пробка выползала, миллиметр за миллиметром. Наши глаза светились радостью, как у советских людей в документальных фильмах... Но тут "хрусть" сказала бутылка!!! Горлышко раскололось по всей длине по диагонали, и половина его откололась от бутылки...

Но самое потрясающее ожидало меня, когда я посмотрел на загарпуненную пробку... Ейный освобожденный низ был в два раза толще внутреннего сечения бутылки! Ее не можно было выковырять оттуда ничем никада ваще!!!!

Лана, хватит об ужасах. Потери в живой воде были минимальными - граммов двадцать - и то из-за того, что нолито было почти под пробку. Лужа, как обычно, казалась несоразмерно огромнее. Осколочки аккуратно собрали, пол вытерли, шампань процедили через марлечку - она, кстати, оказалась весьма вкусная. Не марлечка, а шампань, кто на ночь не понял. В общем, посидели не просто душевно и качссно, но и с элементом экшн.   

Да! - и проблема с хранением остатка разрешилась сама собой - остатка не осталось.
 

Ночной кредит

(Заколебаба)
 10  Про долги  2008-09-05  2  1625
Ночной кредит

Студент Белый однажды заработал за месяц тыщу денег. А работал – то всего один день, вернее ночь, да и то пол- ночи, даже пол- часа, а потом в ужасе и потерянности до утра собирался с мыслями и таки собрался…
А дело было так. Однажды он проснулся среди ночи и заснуть больше не смог, так как лег спать сразу после третьей пары в своем гуманитарном университете, который мы не называем, щадя ректора, имеющего и без того головную боль за всякие слухи и пересуды. Белый стал вспоминать своих наставников: профессоров и доцентов, которые учили наблюдать жизнь во всех её проявлениях, особенно в её экстремальных ситуациях, так как Белый учился на великого сценариста, режиссера и деятеля искусства. И пришла к нему в голову гениальная мысль. Он взял паспорт, написал какую-то чепуху на листе А-4 и вышел из многоэтажки, стараясь не разбудить родителей. И пошел по улице известного политического деятеля в сторону улицы героя гражданской войны Щорса, которая имеется в любом уважающем себя университетском городке.
В это время по улице Щорса шел рецидивист Панкратов, неся в дамской сумочке сто тысяч. Сам он тоже был переодет в женщину, что несомненно ставило его на одну ступень с деятелями театра и кино, особенно с будущими. Даже без учета фамилии. Панкратов страдал- на конспиративной квартире его могла ждать засада. Толи его подельники, коих он ловко кинул на обозначенную в сумочке сумму, толи правоохранители, толи те и другие совместно. Деньги нужно было срочно спрятать. Почти в центре города это было невозможно, разве что нырнуть в канализационный люк и прикрепить их к трубе скотчем. Скотча у Панкратова не было. В это время он увидел хлипкого студента, повернувшего из переулка к нему навстречу.
   Белый тоже увидел породистую дивчину из тех, которые встречают вас в офисах респектабельных компаний и банков. Задумка явно должна была получится. Белый поздоровался и корректно, как бы и вправду находясь в национальном банке и спину ему буравил взгляд охранника, повел разговор. Суть разговора заключалась в том, что он бедный студент и хотел бы взять кредит, все документы у него есть и он надеется, что ему не откажут. И Белый с нетерпением воззрился на даму, ожидая нестандартной экстремальной реакции, без которой будущему кинематографа просто каюк.
Но девушка мило улыбнулась и спросила :
-Какую сумму вы хотели бы получить?
Студент затрепетал:
-Тысячу, -промолвил небрежно и достал сигарету.
-Нууу, для нашего солидного банка это не сумма,- опять улыбнулась девушка.
-Тогда десять, - важно сообщил соискатель кредита.
Тут Белый заметил, что непонятным образом паспорт из нагрудного кармана его рубахи перекочевал в руки банковской служащей, так же лист А-4 с заявлением на получение кредита. Девушка удовлетворенно кивала головой , знакомясь с документами и походу задала несколько вопросов для протокола. Затем она торжественно сказала:
- Наш банк дает вам кредит под один процент сроком на один месяц. Такую скидку мы не делаем даже для участников ликвидации. Сумма кредита сто тысяч. По истечении месяца (наш банк оказывает и такую услугу) мы посетим вас прямо на дому и вы вернете искомую сумму плюс процент! – с этими словами она вручила ему сумку, набитую пачками денег и , предупредив о конфеденциальности, удалилась.
Разбитый и убитый, с выпученными глазами и на деревянных ногах Белый добрался до дома, неся впереди себя сумку. Ему повезло – ни пеший, ни конный, ни передвижная милицейская группа не встретились на его пути. Дома он пересчитал деньги и впал в прострацию. Но постепенно собрал мысли до кучи и к утру выкристаллизовал идею.
И реализовал её – положил деньги в банк на месяц под два процента.
   Сечас Белый пишет сценарий, взяв за основу искомый случай. Один из доцентов знакомясь с черновым вариантом все восклицал:
-Ну вы батенька и фантазер! – и обещал содействие.
Белый верит в свою звезду и в то, что однажды он купит точно такую сумочку, набъет её деньгами и отыщет ту милую девушку… Ну а дальше по обстоятельствам.
 

ФИАСКО КРИКУНОВОЙ

(Ременюк Валерий)
 20    2018-09-23  1  525
Странное у нее было ФИО: Крикунова Сильва Сильвестровна. Как будто родители решили изначально запрограммировать свое чадо на уникальность и неповторимость. А может, были большими любителями оперетты, кто их теперь разберет, по прошествии лет пятидесяти с гаком. А именно на такой возраст тянула эта незаурядная женщина при ближайшем рассмотрении. При отдаленном рассмотрении ей можно было дать и сорок пять, и даже сорок - когда хорошо высыпалась. Незаурядность Крикуновой определялась, кроме вычурного ФИО, еще и тем, что работала она завучем школы №5 нашего городка и имела среди учеников репутацию истинного монстра. Достаточно сказать, что фамилия, хотя и была говорящей, но и в малейшей мере не отражала реальных талантов Крикуновой: когда та принималась кого-то из учеников распекать или же требовала тишины, входя в расшалившийся класс, от силы ее голоса звенели стекла в шкафах и осыпалась побелка со стен и потолка. А однажды в кабинете химии от ее криков даже грохнулся с гвоздя портрет Дмитрия Иваныча Менделеева. С этого, собственно, и начинается наша история.

Портрет упал не абы как, а в точности на худенькую Асю Жукову, симпатию Костика Косолапова. Слава богу, упал плашмя, а не острым углом металлической рамки, но зато комично наделся Аське на голову, прорвав тонкий картон портретного полотна. Та сперва окаменела от ужаса, выпучив прекрасные голубые глаза, мгновенно наполнившиеся слезами обиды и отчаянья. А потом беспомощно оглянулась на сидевшего рядом Костика, как бы ища его защиты. Класс грохнул от смеха, но это только пуще раззадорило Сильву и она выдала такой децибел, что волны классного веселья просто размазало встречным цунами по стенкам помещения:
- А-ну, тихо мне, весельчаки нашлись! Как бы сейчас кому-то плакать не пришлось!

И тут в наступившей звенящей тишине во весь свой великанский рост (полтора метра с тюбетейкой) поднялся со стула Костик Косолапов. Он бережно снял портрет химического гения с головы очаровательной Аси, деликатно и любовно удалил двумя пальцами с ее золотистых волос какие-то остаточные пылинки, затем обернулся к завучу и четко, весомо, решительно произнес тонким ломающимся голоском:
- Да что вы себе позволяете, Сильва Сильвестровна! Вы чего тут разорались, как с гвоздя сорвамши? Да мы на вас сейчас жалобу в РОНО накатаем! Коллективную! И в суд – за нанесение телесных увечий Асе Жуковой!

- Ка… каких еще увечий? Что ты несешь, Косолапов? – слегка опешившая Сильва подскочила к Аське и самолично произвела досмотр ее внешности. – Никаких увечий здесь нет и нечего клеветать! А во-вторых, что это за лексикон? Ты как с завучем разговариваешь?
Сильва быстро пришла в себя и от ее голоса снова тихонько звякнуло стекло в шкафу с реактивами. А завуч, развивая инициативу, обратилась уже ко всему классу:
- Вас школа чему учит? Уважению, прилежанию и гражданской ответственности! А вы, малолетки, мало того, что учителям хамите, так еще и на митинги несанкционированные шляетесь!

Действительно, три дня назад в нашем городке состоялся небольшой митинг по общероссийской повестке «За честные выборы!». И несколько старшеклассников, ради вящего интереса, примкнули к митингующей массе, повисели на фонарных столбах и столетних липах, окружающих ЦПКО. Засветились, так сказать, в местных теленовостях. А заодно и в протоколах полиции. И теперь волна последствий, похоже, стала докатываться до школ. С неизбежными оргвыводами дисциплинарного характера. Собственно, по этому поводу Сильва и заявилась к нам на урок химии.

- Петухов, Куяльников, Шамаханова, - встать! А ты, Косолапов, пока сядь. С тобой мы потом отдельно побеседуем.
Костик сел обратно на стул, а трое названных активистов гражданского неповиновения нехотя поднялись из-за столов.
- Красавцы, нечего сказать! – ядовито проскрипела Сильва. – Выйти всем к доске, пусть на вас весь класс полюбуется!
Герои сопротивления под восхищенными взглядами одноклассников выстроились перед доской.
- Ну что, решили встать на учет не просто в детской комнате полиции, а в центре «Э»? Как начинающие экстремисты?
Троица хмуро и молча взирала на Сильву исподлобья.
- Ладно бы, парни, у этих всегда шило в одном месте. Так еще и ты, Шамаханова, туда же! Девушка, будущая мать! Как ты-то могла пойти на такое?
- А при чем здесь «будущая мать»? – вдруг усмехнулась Венера Шамаханова и с вызовом задрала подбородок. - Чтоб стать матерью, другим занимаются, Сильва Сильвестровна, а не митингами, пора вам это знать!

Тут надобно пояснить, что Сильва была дамой незамужней и бездетной, так уж сложилась непростая учительская жизнь, и едкое замечание Венеры ее просто взбеленило. Она приняла его на свой счет как разнузданную и хамскую шпильку, и вспыхнула малиновым огнем:
- Ах ты дря… гм, паскудница! – прошипела Сильва, выпучив водянистые глаза за ледяными стеклами очков и даже притопнула каблуком. – Ты жизнь закончишь под забором, а то и в каком-нибудь притоне! В тюряге загнешься!

- А по-моему, Сильва Сильвестровна, - Пашка Куяльников сделал шаг вперед и как бы заслонил Венеру от волны учительской ненависти, - мы сделали именно то, чему вы и все учителя школы нас постоянно учите, - мы проявили свою гражданскую сознательность. Мы хотим, чтобы в стране выбирали тех, кто этого достоин, а не тех, чьи кандидатуры спустило сверху начальство!
- Куяльников! – задохнулась от гнева Сильва. – Так это ты всех взбаламутил, сагитировал на этот… этот… позорный и несанкционированный демарш?

- Зачинщиков ищете? – тут подал голос и тихоня Витька Петухов. – Напрасно, Сильва Сильвестровна. Вам о другом пора беспокоиться…
- Что? Ты о чем это, Петухов? – Сильва опешила не на шутку от такого коллективного афронта.
- Да вот об этом! – Витька извлек из кармана мобильный телефон и нажал пару кнопок. – Вот, это мы нашли вчера в Ютюбе. Это фрагмент видеозаписи с избирательного участка, где на последних выборах губернатора вы были председателем участковой комиссии, Сильва Сильвестровна.

Сильва побледнела и оперлась рукой о передний стол. А Витька поправил очки на носу и продолжал тихим, но безжалостным, как у прокурора, голосом:
- И вот тут очень хорошо видно, как вы и ваши помощницы вбрасываете пачки бюллетеней в урны для голосования, пока наблюдатели обедают. Тут и дата, и время есть, - видите? А это ведь тянет на уголовку, до пяти лет, уважаемая Сильва Сильвестровна! Так что, кто и где свою жизнь закончит, знаете, это еще бабка надвое…

Но Витька не успел завершить фразу – Сильва бешено крутанулась на каблуках и сделала пару широких шагов на выход из класса.
- Погодите, Сильва Сильвестровна! – вдруг послышался голос Костика Косолапова. Он подскочил к завучу, держа в руках продырявленный портрет Менделеева. Та испуганно отшатнулась, решив, что Костик сейчас нахлобучит портрет ей на голову.
- Вот, возьмите это! – Костик протянул портрет Сильве. – На память! Он тоже был хороший химик!

Гром общего гогота вышвырнул Сильву из класса. Больше в этой школе ее никто не видел.
 

Пикник

(Галина Русина)
 16    2013-04-19  0  808
Сеня!

- Что, Манечка?

- Сеня, что это было?

- Что было?

- Почему у меня так болит голова?

- Так чего ей не болеть, когда ты сказала Фане и Рабиновичке, что алкоголь тебя не берет?

- Куда не берет?

- Манечка, что ты мне задаешь вопросы? Это я тебя хотел спросить или вчера ты думала был последний день Помпеи?

- Сеня! Я тебя умоляю! Какая Помпея? Кто это? Приходил кто-то еще? Оо! Я ничего не помню!

- Манечка, скажи что ты помнишь, я расскажу тебе остальное.

- Ой, Сеня, ты меня не обманешь? Я таки не помню ничего из многого.

- Чтоб я так жил! Так что ты уже помнишь?

- Ой! Ну что нас пригласили Рабиновичи на пикник - так я помню. Что там были Фаня и Миша - тоже помню. Что Рабиновичка испортила мясо на шашлык, так это я буду умирать - не забуду! Скажи, зачем она везде сует эту петрушку, чтобы она была здорова? А что мясо не сало и его можно пересолить она знает? Она солит, как будто завтра придут враги и съедят только соль! Так хорошо, что я тоже принесла мясо и его таки ели! Рабиновичке можно дать только огурец и помидор, она нарежет криво, но хоть это можно кушать!! Если отнять у нее соль, перец и сахар. Ты видел, что она сделала синенькие и два раза насыпала сахар? И вместо сахар и вместо соль! Так это варенье с луком просто выбросили. Я не знаю как живет с ней Лёва! Теперь я понимаю, почему его мама так плакала на его свадьбе!

- Манечка, ты кажется ожила! За Лёву мне всегда тоже жалко говорить! А что ты еще помнишь про Лёву?

- Что ты мне намекаешь Лёву? Сеня, я не люблю твоих глупостей!

- Так с Лёвы и начался концерт! Вы с Рабиновичкой и Фаней пошли купаться, а мы с Лёвой и Мишей решили немножко выпить... сока! После мяса! Оно такое было соленое!

- Сеня! Не держи меня за девочку! Знаю я ваш сок! Это после сока Лёва побежал купаться? Ты помнишь Рабиновичка кричала, как зарезанная, что у него нет плавок, а в трусах слабая резинка?

- Ну, Манечка, мужчины - это мужчины! И Лева выпил лишнее! Так вот он же плавать не умеет, так он стал прыгать в воде! И один раз он уже выпрыгнул, а трусы еще нет!

- Ой, Сеня! Зачем я дожила до этой картины? Скажи, мне это надо было видеть? Мы с Фаней чуть не утонули на берегу! А Рабиновичка кинулась нам наперерез, чтобы закрыть то, что мы уже видели! Ничего особенного я тебе скажу! Можно уже подумать, Рабиновичка всегда говорила, что Лёва такой герой! Так она сильно расстроилась и сказала, чтобы мы пошли выпить за такую нам удачу! И мы пошли. И я вроде немного выпила, Сеня!

- Да, конечно немного! Только сначала ты пила, как дама, Шампанское, а потом сказала, что водка после Шампанского на тебя не действует! И стала доказывать Рабиновичке, какая-ты храбрая! И тут ты уже правда выпила немного. Фаня тоже. Вы пошли купаться снова. Так ты легла и заснула!

- Ты допустил меня утонуть в море? Ты этого хотел, скажи, Сеня?

- Что такое утонуть? Ты лежала головой на песке, а кусок тела снизу был в море! А потом ты закричала, чтобы я вытащил затычку из ванны, потому, что тебя заливает вода! Так я уже понял, что тебя надо грузить в машину.

- Ой, какой ужас! Я лежала одна на всем море и меня могла забрать волна!

- Манечка, что ты такое говоришь, чтобы тебя сдвинула волна надо было иметь шторм девять баллов! Мы втроем с Мишей и Лёвой сначала загрузили тебя, потом Фаню, она не такая уже тяжелая была. А когда мы грузили Рабиновичку, так я думал лучше позвать полицию, они все-таки молодые парни! Мы несли сверху, а бедный Лёва нес то, что ниже талии.

- Зачем я не умерла на берегу, Сеня? Оой, как болит голова! И смотри кто опять виноват?

- И кто вам виноват, что вы пили больше, чем видели?

- Как всегда, Сеня! Виноваты вы, мужчины! Зачем Лёва так высоко прыгал, скажи?
 

Песец

(Ринат)
 20    2018-09-19  0  497

В качестве стоянки для ночлега был выбран остров, где ранее находилось стойбище ненцев. Палатку разбили неподалеку от поминального креста рода Айваседо. Выложив продукты с едой, а также снаряжение, мы развели костер и стали готовить уху. Внезапно, Арсен дернул меня за рукав и незаметно кивнул в сторону леса.
      - Лиса, - тихо промолвил он.
      Я оторвался от котелка и тоже посмотрел в глубь острова. Действительно, там среди кустов мелькала какая-то белая шкурка. На самом деле это был песец, который постепенно подкрадывался к нам. Точнее не к нам, а к нашим продуктам. А если быть еще точнее, то к пакету с охотничьими колбасками. Когда расстояние до колбасок стало критическим, я не выдержал и бросил в песца несколько палок. Тот отбежал на безопасное расстояние и уселся в наблюдательной позе между двух кустиков. Мы доварили уху, поужинали и забыли на некоторое время про воришку. А зря...Песец снова подкрался к пакету с колбасками на опасное расстояние. На этот раз, было решено шугануть зверька конкретно. Метнув в него палку и дико заорав, я побежал в его сторону. Этот момент, заснятый на телефон, можно посмотреть по ссылке.
      - Теперь я лисы боюсь меньше чем тебя,- произнес Арсен.
      Песец исчез из виду. Утки на реке, вставшие на крыло после моего крика, успокоились. А мы стали собираться ко сну. Продукты пришлось подвесить на ветку дерева. А вот, что делать с рыбой в садке и на кукане, мы так ничего и не придумали. В это время в глубине острова опять замелькала знакомая шкурка. Обозленный такой наглостью, на этот раз я использовал все возможности своего голоса. Размахивая поленом и дико ревя как подраненный мамонт, я пробежал за песцом несколько сот метров. В этом жутком реве сочеталось все: мерзкий хохот гиены, предсмертный визг свиноматки и зловещий крик сыча. В итоге, воришка так сиганул в воду, что через несколько секунд оказался на противоположному берегу. Звук, плюхнувшего вслед ему полена, прозвучал финальным аккордом этой погони. Когда раскаты гулкого эха стихли, внезапно наступила какая-то абсолютная тишина. Словно вокруг все внезапно вымерло. Я вернулся к палатке - Арсена нигде не было. «Наверно пошел по нужде», - подумал я.
      Где- то далеко послышался шум моторной лодки. Через несколько минут к берегу причалили два местных аборигена. В лодке лежало ружье. Увидев мое спокойное лицо, ненцы перестали пугливо озираться и поинтересовались: – Что здесь произошло? Я объяснил, что таким образом прогнал наглого песца. Лица ненцев стали задумчивыми.
      - Больше не делай так, - произнес один из них.
      - Почему? – удивился я.
      - Мы ставили загородка в старица. Побежал медведь, все сломал. Запутался в сетка и с рыбой убежал тайга, - поведал ненец.
      - Вся утка улетела, - добавил другой, - там еще вдоль берег человек бежал.
      «Арсен»,- внезапно осенило меня.
      - Нужно его привезти, - произнес я и достал из рюкзака бутылку с беленькой.
      Аборигены тут же запрыгнули в лодку и через несколько минут привезли беглеца.
      За что я люблю рыбалку на наших северных реках? За первозданную природу, белые ночи, чистую рыбу и эти бесконечные рыбацкие байки у костра.
 

Страна Деменция

(Old Hamster)
 40  Приколы про пиво  2016-06-01  3  1838

В парке – время алопеции
Одуванчиков седых…
В парк сбежала с нудной лекции,
С пары пара молодых.

За любым укромным кустиком
В парке нет свободных мест.
Где же бедным первокурсникам
Пива выпить, чипсов съесть?

Не обняться Насте с Феденькой,
Ей уж замуж невтерпёж…
Старичок с бородкой седенькой
Просвещает молодёжь:

«Вы – потомки Гиппократовы?
Факультет «Пилюль да клизм»?
Прогуляли курс когда-то вы
«Бытовой алкоголизм»!

Вижу: пьёте пиво пенное
Каждый день. А зря! Так вот -
У мужчины зло ячменное
Может вырастить живот.

И влияет на потенцию
У мужчин во цвете лет…
Коль попал в страну Деменцию,
То назад дороги нет!»

Из себя студенты выжали:
«Ну, зачем рубить с плеча!
О такой стране не слышали,
Географию уча».

«Разум в той стране бездействует,
И родит чудовищ сон.
Там Альцгеймер президентствует,
А премьером – Паркинсон.

Белки там хвостом распушенным
Будят женщин и мужчин,
А у жителей нарушены
Связи следствий и причин».

«Старичок, поди, куражится», -
Думал Федя, смяв стакан.
Но шепнула Настя: «Кажется,
Это наш с тобой декан!»
 

Звонок прокурору

(Николай Зубец)
 10    2016-02-21  1  687

«Вами прокурор интересуется», – сообщил мне по телефону редактор районной газеты, где иногда я помещал свои рассказы. Не так в рассказах что-то или вообще? Дел никаких пока что не имел с прокуратурой. Редактор добавляет: «Он телефон для вас оставил – обязательно позвоните». Я записал, звонить не торопился. Да, прокурор района… Однако…

В рассказах вроде ничего такого. Да безобидные они, всё больше про колхозы, гоняли по которым. Не я гонял ведь, а меня! Но про них почему-то охотнее пишется. Молодость там! Там просторы и воля. Да, гоняли, но всё-таки – воля! Без надоевшего начальства, без особых забот, без семейных каких-то заданий. Но самое главное – молодость. Почему же ещё – мне скажите – воевавшие любят войну вспоминать?

Вспоминаю, пишу. Вот, посевная в Синих Липягах. Названье каково! В воронежских краях оно ещё и нарицательное для всякой глухомани. Село, в самом деле, от трасс в стороне, но не маленькое – целых два там колхоза тогда, раньше было аж три, говорят. Нас человек десять – научные сотрудники из университета, которых партийная власть сумела забрить в трактористы. Старшим был Николай – статный бородач, любитель попеть под гитару и весельчак. С ним везде хорошо – бывают искристые люди. Самый младший – кавказец Артур – лаборант, он ещё первокурсник юрфака, вечерник. Маленький, щупленький. Меня в первый день удивил – спросил, как я, научный сотрудник, поехал в старой, несолидной куртке. Пожурил вроде. Сам был одет в дорогую кожаную – сразу видно, что впервые в механизаторах.

Трактористов не хватало, нас запрягли по графику, который, наверно, и на каторге не снился никому: 12 часов работы, 6 часов отдыха и снова так, и снова. Один парнишка утомился так, что ночью в общаге вскочил с криком страшным, всех разбудив, и дёргал кровать за грядушку, вроде как тракторные рычаги – ему приснилось, что свалится вот-вот в овраг. Да, многие поля там окаймляются оврагами, опасно ночами работать. Но, как везде, суровость строгих норм, хоть и направленных на высшие, благие цели, должна уравновешиваться чем-то. Здесь – тем, что нет почти контроля, мы вскоре поняли.

Нас разобщили сразу, развели по сменам, только выход на работу каждый сам не пропустить старался. Но я заметил, что неопытный Артурчик почти всё время отирается в общаге или в своей нарядной куртке ходит по селу.

– Когда тебе на смену? – спрашиваю.
– А у меня выходной.

Какой к чёрту выходной? Мы толком и поспать не можем. Он с председателем договорился. Ну, ладно – умеет, значит. Так на тракторе его и не видел.

Колхозная власть отчиталась, конечно, что весь парк тракторов задействован полностью. Для них – это самое главное. Но польза этой каторги невелика была. Мы – загнанные лошади. Минуты нет по-настоящему вглядеться в красоту вокруг. Гектары, рычаги, не опоздать на смену! Вот, я весь день с 8 и до 8 тружусь, отдыхаю до 2 ночи, и сонным снова вкалывать аж до 2-х дня! Но нет фактически контроля никакого – только в мехотряде при получении трактора. Ну, новое поле ещё покажут. Вот, чувствую, засну. Подъеду к лесочку и сплю до утра в грохочущем тракторе.

Просыпаюсь на рассвете в кабине монстра гусеничного, смотрю – солярка на исходе, а мне ещё пахать, пахать. Плуг отцепил и погнал налегке на заправку, очень резво погнал, чтобы сон улетучился. Уже почти у мехотряда как подпрыгнул тяжёлый трактор на большущем ухабе! Мне понравилось. Ведь, вообще-то, я мотоциклист, любил на Яве всякие аттракционы. Порхающий трактор! Развернулся и с обратной стороны на этот ухаб ещё посильней разогнался – мощный кайф! Пару раз покаскадировал – душу отвёл. В безлюдном отряде заливаю солярку, откуда-то подходит сторож, интересуется, чего это я там крутился и рыкал мотором. Регулировал, – говорю, – двигатель. Недоверчиво смотрит, да и бог с ним. А вечером перед новой сменой на минуточку в клуб заскочил. Разок потанцевать успел! Вижу, вывешивается стенгазета, у неё молодёжь местная сгрудилась. Во весь лист нарисован трактор с ангельскими крылышками, растущими из гусениц, а в тексте моя фамилия врезается в глаза. Оперативно работают пропагандисты, только, вот, в поле кроме наших почти никого!

Между прочим, именно там, в Липягах этих Синих, впервые пришлись по душе мне частушки. Раньше слыхивал их в исполненье старух нарумяненных. А залихватские частушки так мощно пробирают именно, когда их молодые красивые девчата задорно и провокационно с пританцовкой выдают! Но некогда девчатами заняться. Лишь наш красавец бригадир смог изловчиться при этой каторге и даже спать в общагу не всегда являлся.

И вот, вспахали всё, прокультивировали, а сев уже без нас ведут. Расчёт. Не разбогатеть, конечно, но мы и не рассчитывали очень. Заминка – в кассе нет наличности, мы ждём. Собрали рюкзаки, сидим в правлении. Нет среди нас уж юного Артура – он ничего не заработал, даже должен за еду остался, но с помощью дипломатичного нашего бригадира как-то всё урегулировал, ждать ему нечего.

Вот, всё – ушёл и последний автобус. И ровно в этот час колхозному экономисту приходит мысль, что деньги можно и занять у продавщицы в магазине – все там прекрасно знают всех. Потом уже понял, что это был, скорей всего, отлаженный манёвр увеличения дохода торговой точки. Действительно, ещё не вечер, нам делать нечего, получены деньжата – какая мысль сама собой приходит в голову сплочённой группе мужиков? Клич брошен, скинулись.

А раз мы не уехали по их вине, должны нас покормить? Столовая и не закрылась почему-то. Конечно, просим соорудить прощальный ужин в общаге прямо. В одном же здании, да и начальство общее. Они упёрлись – мы знаем, дескать, чем это всё кончается.

– Чем же?
– А вы не понимаете? Наверняка уже бутылок нанесли.
– Ну, выпьем немножко… Вкалывали ведь у вас.
– Мы это знаем, проходили – побьёте всю посуду, всё, извините, заблюёте и изгадите. Мы и постельное бельё уже забрали – спите на матрасах.

Протест! К нам было хоть однажды замечанье? Мы ж культурные люди. Кто тут безобразничал у вас? Это, наверно, были всякие алкаши с заводов. А мы из у-ни-вер-си-те-та! Из самого научного центра всего Центрального Черноземья! Мы – научные сотрудники! Мы, если и выпьем, то чуть-чуть совсем, из уваженья просто к Синим Липягам, уж мы себя вести умеем. Как можете нас сравнивать со всякой пьянью! И на голых матрасах спать не собираемся! Будем жаловаться в обком партии, как обращаются с механизаторами из государственного университета!

Они посовещались и всё же накрывают длинный стол нам прямо в нашей комнате. Тут, несомненно, роль сыграло и обаянье бригадира – он просто завораживал колхозных дам. Белую скатерть приносят и вилки кладут какие-то другие по всем банкетным правилам, расставляют бокалы. Постели застелили заново. Явили уваженье к культурным людям.

Торжественность! Бригадир держит речь. Ребята тосты изрекают. Но вот, Николай извиняется, что должен покинуть нас – девушку вспомнил. И очень патетично власть мне передаёт. Отдал бразды правления застольем!

Вообще, я пьянки никогда не затевал, а чаще даже не участвовал. Но здесь, в разгар мероприятья, так неожиданно для самого себя, как будто бы под управленьем высшей неодолимой силы, стал действовать согласно ситуации. Оглядел ряды полупустых бутылок и заявил:

– Есть предложение, уважаемые коллеги, – по трояку собрать!

О, как же не люблю я коллективные поборы! Но здесь я лично обличён! Кто возразит? Засуетились все, и добровольцы вызвались сходить. Как же легко подбить народ на скверные дела! Особенно легко, когда ты – хоть какая власть. Уже не вспомнить тостов, тем более речей, хотя они касались, несомненно, достойных мировых проблем, но только помню я, как чаще всё вставал, слегка уже качаясь, и заявлял, что снова поступило предложенье. Вот парадокс колхозный и, может быть, всеобщий – в делах сомнительных неясные, туманные команды как раз приводят к чётким и конкретным воплощеньям.

Но тут закрылся почему-то магазин, нас это просто возмутило. А за столом уже немало неведомо откуда взявшихся друзей из местных, которые дом продавщицы знают. Прекрасно как, что все кругом друзья!

Меня вдруг посетила и мудрая идея – распорядился всем денег на автобус отсчитать и отложить отдельно. Вот только тут себя и похвалю! Финансы таяли.

Потом и продавщица перестала дверь нашим открывать. Но верные товарищи, которых видели впервые в жизни, любезно вызвались найти нам самогон.

Вот, дальше помню плохо. Куда-то мы ходили. Потом мне рассказали, что была и драка. Кого-то из воронежцев обидели на танцах, мы там порядок сразу навели, но, хоть убей, не помню ничего, хотя, как говорят, и там руководил.

Проснулся, хватаюсь за часы – минут пятнадцать остаётся до автобуса. Кричу: «Подъём!» Как получилось, что лежу одетым на кровати бригадира, причём своими кирзачами прямо на подушке белоснежной?! Ребята спят, кто на полу, кто под кроватью. А Николая нет. Что с головой? Как будто я кружусь на карусели! Ору, толкаю всех. Загажен пол, наполовину скатерть съехала. Под ногами осколки посуды, еда затоптана, катаются бутылки. Бррррр!

Ребята повскакали. Хватаем рюкзаки и мчим к автобусу. Навстречу Николай – его рюкзак, конечно, захватили. Общагу так и бросили открытой.

Я думаю, что долго не забудут в Синих Липягах ребят научных! Но жалоб после не было – мы, видимо, не очень далеко ушли от общей массы.

Увы, не довелось нам оценить всю прелесть этих мест. Коварные овраги в свете фар засели только в памяти. Потом уже слыхал, что липягами называют красивые лесочки на пригорках, которые издалека на фоне горизонта синеют нежно в дымке. Что делать, придётся съездить – посмотреть!

Вы спросите, а что же с прокурором. Откладывал долго непонятный звонок. Районный прокурор, как оказалось, прочитал в газете парочку рассказов и… вспомнил ту поездку! Да, в Липяги! И лично пожелал дать отзыв!

Тот самый маленький Артурчик в куртке кожаной! Юрфак окончил, приглашает в гости. Уж он-то что запомнил в Синих Липягах? Однако… Ещё повесткой вызвал бы!
 

ДУЭЛЬ

(Ременюк Валерий)
 14    2018-11-03  1  440
А что же творится в нашем городке в области искусств? О, здесь творческая жизнь находится на высоте или, как говорят эксперты, на высоком градусе накала! Вот, к примеру, какая показательная история случилась днями в местных литературных кругах.

У нас любители изячной словесности долго представляли собой довольно многочисленную, но неорганизованную массу, из недр которой, как из гейзеров, спорадически вырывались фонтаны творческих достижений. В форме стишков в местных газетах по случаю торжественных дат или в виде декламации виршей на различных сборных концертах. Особенно в периоды сезонных обострений творческого зуда, то есть, по весне и осенью. И как-то так сложилось, что первыми самоорганизовались в ЛИТО (литературное объединение) рифмоплеты из разных кружков при городском Доме культуры. Заводилой там был крепкий еще пенсионер, отставник-полковник Ким Люцианович Волнорезов. Глыбище, а не человек! С сократовским лбом, колючими гвоздиками глаз и пудовой нижней челюстью, выдвинутой вперед, как ящик комода после визита воров-домушников. Ким Люцианович собрал как-то полтора десятка сподвижников и заявил командирским голосом:
- Всё, шабаш, братцы. Разброд и шатания остаются в прошлом. Отныне мы становимся ЛИТОм! Будем теперь не шпаной неорганизованной, а литобъединением. Со всеми вытекающими. Ну, и втекающими, соответственно… Прошу внести по пятьсот рублей вступительного взноса.
- О, наконец-то! Как я обожаю порядок и организованность! – зааплодировала баснописка, бальзаковская барышня Диана Денисовна, потряхивая фиолетовым траченным молью шиньоном и извлекая из кошёлки кошелек. – А давайте придумаем название объединению!
- Всё уже продумано и придумано! – весомо рубанул Ким Люцианович. – Мы теперь ЛИТО «Ветрило». В смысле, парус, влекущий судно в счастливую светлую даль. Коротко, свежо и ёмко. И чётко отражает приморский характер нашего города.

Слух о новорожденном «Ветриле» быстрее ветра разнесся по местным литературным кругам. И, прямо скажем, взбудоражил творческие массы! Массы отреагировали довольно нервно, поскольку не захотели оставаться на обочине прогресса. Самыми радикальными оказались пииты морского порта, где издревле существовала традиция стихотворчества на морскую тематику с производственным уклоном. И название «Ветрило» им активно не понравилось. Более того, оно было расценено портовиками как вызов со стороны дэкашников, как посягательство на их исторически сложившуюся тематическую монополию! И буквально не успели чернила просохнуть на уставе «Ветрила», как портовские объявили о создании собственного ЛИТО «Штормило». Логика их была проста, как незамутненный разум младенца: «Штормило» звучит круче, чем «Ветрило», поскольку слово это более динамичное и нахрапистое, и точнее отражает ревущую стихию моря. А то, что ветрило – существительное, а штормило – безличный глагол в прошедшем времени, портовскую братию особенно не колыхало. Когда же наиболее продвинутый из них, докер-стропальщик Захар Суемыслов робко вякнул, что лучше бы для названия взять не безличный глагол, а какое-нибудь солидное морское существительное, ему было заявлено так:
- Безличную «Ногу свело» - можно? А «Штормило», значит, тебе зазорно?
Ну, против ноги, ясен перец, кто ж будет возражать? Так вот и произошло на свет божий ЛИТО «Штормило». Да. А начальником своего объединения они избрали самого опытного и пронырливого портовского снабженца Данилу Рюмахина, творившего в стиле знаменитого пародиста восьмидесятых Александра Иванова.

Надо сказать, что и финт портовских не остался незамеченным. Прослышав про «Штормило», «Ветрило» затрепетало всеми фибрами души и поймало ветер острой неприязни к заносчивым конкурентам. В юмористическом разделе ближайшего номера городской газеты «Вести предместий» Ким Люцианович поместил ехидную эпиграмку следующего содержания:

Приняли по литру на рыло,
К пиву подмешали порто,
Чувствуем – слегка заштормило.
Так образовалось ЛИТО!

Портовские ахнули: газетенка выдала явный поклеп! Во-первых, роды «Штормила» проистекали абсолютно всухую, у учредителей на тот момент, как говорится, не было ни в одном глазу. А во-вторых, намек на то, что портовские мешают пиво с портвейном, свидетельствовал о полной некомпетентности автора пасквиля относительно нравов, бытующих в порту. Но главное, выставлял ЛИТО в комическом и уничижительном свете перед всей литературной и питейной общественностью городка. «Штормило» ответило быстро и болезненно. Через три дня те же «Вести предместий» порадовали обывателей встречной эпиграммой за подписью Данилы Рюмахина:

Нам наше море подарило
И ветра свист, и солнца медь,
Но только драное ветрило
Не в состоянии взлететь!

И это еще ветродуи хорошо отделались, потому что на экстренном совещании суровых штормильцев обсуждалась рифма «ветрило – педрило». Но была признана на данном этапе развития отношений чрезмерной, как атомная бомба в незначительном пограничном конфликте. Ее оставили на потом.
Ким Люцианович Волнорезов, открыв за утренним кофе свежий номер «Предместий», прочел ответку портовских, крякнул с досады и пролил кофе на штаны дрогнувшей рукой. Ему как военному в отставке стало очевидно, что события на линии фронта приобретают характер затяжного позиционного противостояния. С острыми вылазками диверсионных групп и меткими болезненными артобстрелами с обеих сторон. И закусил Волнорезов офицерскую губу. В смысле, удила. И сообразил, что проблему надо решать кардинально. Он достал с антресолей непарную левую перчатку (правая давно потерялась, а левую всё жаль было выкинуть, вот и сгодилась для доброго дела), сопроводил ее запиской и отправил с посыльным в порт на имя Данилы Рюмахина. В записке значилось:
«Милостивый государь! Засим сообщаю, что Вы негодяй. Имею честь требовать сатисфакции и вызываю Вас на дуэль за нанесенное нашему ЛИТО оскорбление в форме издевательского пасквиля, опубликованного за Вашей подписью в сегодняшнем нумере местной газеты. Жду Ваших секундантов для обсуждения условий поединка в течение трех суток с момента вручения настоящего вызова. Полковник Волнорезов».

Надо сказать, что Данила Рюмахин, хотя и выдавал себя острыми виршиками за бретёра-бузотёра, но воинского опыта не знал и никакого оружия отродясь в руках не держал по причине хронического плоскостопия. И даже понятия не имел, с какого боку заряжаются дуэльные пистолеты. Прочитав вызов Волнорезова, Рюмахин сперва, что называется, взбзднул (кстати, редкое русское слово с шестью согласными подряд!). Но потом сознание частично вернулось в его организм и Рюмахин вспомнил из романов девятнадцатого века кое-какие правила дуэльного кодекса. В частности, то, что лицо, вызванное на дуэль, вправе выбирать оружие схватки. Это был путь к спасению! И Данила кликнул чрезвычайное заседание правления «Штормила» для обсуждения условий дуэли.

Портовские пииты перспективу поединка с ненавистным противником приняли с воодушевлением. Но от применения реального оружия, как огнедышащего, так и холодного, отказались сразу, поскольку смертоубийства, как ни крути, никому не желали. Да и у полковника, скорее всего, тут бы было явное преимущество. В результате, обсуждались такие варианты схватки:
- битва подушками на гимнастическом бревне до первого падения;
- перестрелка в снежки с шести шагов до первого попадания снежком в глаз;
- ристалище в настольный хоккей до первых трех забитых шайб;
- сражение в крестики-нолики на поле тетрадного листа в клеточку;
- заруба в подкидного дурака до трех побед;
- доминошное забивание «морского козла» в формате два-на-два;
- битва за рюмочным столом: кто первый упадет в результате поочередного принятия на грудь стопариков с водкой (тут портовские были уверены в многократном преимуществе Рюмахина, поскольку устойчивость к алкоголю является одним из главных достоинств хорошего снабженца, вынужденного постоянно проставляться и обмывать сделки на поставку дефицитных товаров с подрядчиками).

Но затем активисты задумались, а какой резонанс в городке вызовет любая из перечисленных форм сражения и что люди подумают об уровне местных литераторов? И решили, что надлежит обратиться к более интеллектуальным и элегантным видам соперничества. Так и возникла идея публичной дуэли по составлению буриме. В качестве модераторов и жюри поединка постановили пригласить шефов из губернского Союза писателей в расчете на их компетентность, объективность и нейтралитет.

Ким Люцианович условия дуэли принял (честно говоря, он чего-то такого, мягкотелого, и ожидал от тщедушного Рюмахина). Правда, в ответ полковник выставил жесткое требование: проигравшая сторона меняет название ЛИТО на что-нибудь, не связанное с морской тематикой. На том и порешили. Итак, на кон были поставлены имена литобъединений, можно сказать, цвета их флагов! А это уже серьезно.

Битву умов и флагов организовали на нейтральной территории – не в городском ДК и не в ДК порта, а в читальном зале местной библиотеки. Ким Люцианович изрядно волновался перед схваткой, так как творил всё больше в строгом формате патриотической лирики, в то время как соперник поднаторел в эпиграммах и пародиях, в хиханьках да хаханьках, как называли это недоброжелатели Рюмахина. Но отступать бравому полковнику было некуда. Для настройки своего поэтического инструмента он накануне дуэли часа два перед сном читал басни и эпиграммы классиков жанра. Рюмахин же был вполне уверен в своей форме, а для гарантии просветления сознания даже два дня накануне битвы не брал ни грамма в рот.

В небольшой читальный зал набилось народу человек сто пятьдесят, прослышавших про небывалую затею и возжелавших стать свидетелями исторического события. Зеваки сидели чуть ли не на потолке, в вазонных горшках и настенных светильниках. Но как-то все угнездились, нашли себе место под солнцем. За столом жюри восседали трое маститых губернских пиитов, а модерировала схватку знаменитая в наших краях поэтка, лауреат многочисленных премий Сусанна Тугоухова, облаченная в серебристое сценическое платье до пола. Она начала поединок с объявления условий:
- Из запечатанных конвертов, подготовленных жюри, извлекаются и зачитываются пары слов. Всего десять пар. К каждой из них дуэлянты обязаны в течение трех минут придумать четверостишья. Жюри оценит искрометность и качество экспромтов по пятибалльной шкале. Побеждает участник, набравший бо’льшую сумму баллов по итогам схватки.

После этого главарь жюри, поэт-лирик Гарри Горемыкин врезал ложкой по гонгу и битва началась. Первой парой оказались слова «ветер» и «штиль». Полковник Волнорезов, бряцая иконостасом служебных наград (специально надел форменный китель, чтобы психологически надавить на соперника блеском медалей), закатил глаза горе и стал мерно выхаживать своё произведение в левом углу импровизированной сцены. В противоположном углу Данила Рюмахин раскачивался на табурете, словно в трансе, и наборматывал на листок бумаги слова будущего шедевра. Наконец, председатель Горемыкин снова жахнул по тарелке гонга, знаменуя окончание первых трех минут, и серебристая, как щука, Сусанна требовательно взглянула на Данилу, которому по жребию выпало отвечать первым. Тот эффектно отвел руку с листком и взволнованным тенорком зачитал:

И как бы кто бы ни шутил -
Пред нами путь и прям, и светел.
Нам обещали полный штиль,
А мы взволнуем шторм и ветер!

Зал откликнулся бурными аплодисментами и все вперили взоры в Кима Волнорезова, чем то ответит «Ветрило»? Полковник солидно прокашлялся, поправил очки на мясистом носу, и весомо отчеканил, словно отлил в граните:

Есть много дивного на свете,
Но время всё сдает в утиль.
Сперва штормило, злился ветер.
Но всё прошло. На море штиль!

Зрители захлопали и заулюлюкали в восторге, правильно вычленив ключевое слово «штормило». Начало дуэли им понравилось злободневностью и остротой поэтических выпадов. Члены жюри пошептались, склонившись к Гарри Горемыкину, и подняли таблички со своими оценками.
- Пять, четыре, пять! – Сусанна огласила результаты первого участника. – Итого, четырнадцать баллов! Отличный результат для первого тура, поздравляю!
Данила Рюмахин ухмыльнулся и довольно раскланялся в адрес жюри и публики. Затем жюристы обнародовали таблички с оценками полковника Волнорезова.
- Пять, пять, четыре! Опять четырнадцать! Пока ничья. Нас ждет увлекательная борьба в следующих раундах! – зааплодировала ведущая. И достала из нового конверта очередную пару слов: «борьба» и «счастье». – Время пошло!
На этот раз первым оглашал свой опус Ким Волнорезов:

Пускай твои свершения нечасты,
А поражений – шумная гурьба,
Но в том-то наслаждение и счастье,
Что смысл у жизни – парус и борьба!

- Молодец, Ким! Даешь! Настоящий полковник! Так им, Люцианыч, врежь ишшо! – заорали зрители в восторге от философской глубины и актуальности прозвучавшего шедевра. От того, что «Ветрило» снова ввернуло в ткань вирша про свой парус.
Данила Рюмахин ревностно взглянул на бенефициара-полковника и дрогнувшим голосом зачитал свою версию буриме:

Мышиная возня, ослиная борьба,
Возможно, и приятны нам отчасти.
Однако, доведет такое счастье
Уж если не до гроба, то горба!

- У-у-у! – откликнулся зал, потрясенный крутым поворотом тематики соревнования. «Штормило» мило уклонилось от встречной пикировки и зашло с козырной карты вечных истин и ценностей!
Это оценило и жюри. Второй тур завершился тринадцатью суммарными баллами, выставленными Киму Волнорезову, и пятнадцатью – Даниле Рюмахину.
- Итак, «Штормило» уходит в отрыв, как Алитет уходит в горы! – жизнерадостно подытожила Сусанна Тугоухова, показав и свою литературную эрудицию.

Битва гигантов местной поэзии продолжалась целый час. За это время дуэлянты коснулись в своих изысканиях тем любви и предательства, ярко высветили проблему отцов и детей. Затронули отношения полов и даже однополых браков, а также финского сыра, украинской кухни, тайского бокса и шведской семьи. При этом соперники не забывали время от времени изящно лягать и друг друга, срывая восторженные возгласы и аплодисменты своих сторонников. И вот, наконец, в звенящей тишине сам Гарри Горемыкин вышел на авансцену и торжественно огласил итоги последнего раунда и финальную сумму баллов, набранных дуэлянтами:
- Сто сорок два на сто сорок два! Ничья!
И от полноты чувств ударил в гонг так, что тот кувыркнулся через стол и больно приземлился на носок туфли Сусанны Тугоуховой.
- Ай! – воскликнула та и заскакала от боли на одной ножке. Но ее возглас утонул в бурной овации зала, а ее скачки зрители восприняли как предложение к общему танцу и высыпали на сцену плясать и поздравлять дуэлянтов с таким жизнеутверждающим итогом борьбы.

Ким Люцианович и Данила Рюмахин удовлетворенно пожали друг другу руки, а потом даже обнялись по-братски. Причем, глыбообразный председатель «Ветрила» приподнял тщедушного визави из «Штормила» и тот потешно и беспомощно засучил ножками в воздухе. Но этого, слава богу, в общей кутерьме никто и не заметил, а не то, чего доброго, это послужило бы поводом для очередной дуэли…

Но вечер в библиотеке закончился совершенно неожиданным образом. Когда шум и крики восторга слегка поутихли, на сцену вышел человек в плаще и шляпе, некто Сидор Дубензон, и сообщил:
- Пользуясь случаем, хочу объявить почтенной публике о том, что вчера группа инициативных граждан, увлеченных поэзией и стихосложением, и проживающих в южном микрорайоне нашего городка, приняла решение о создании своего ЛИТО. Мы будем называться просто и ясно: «Кормило»!
 

Волшебный забор

(Дед Пахом)
 5  Про секс  2008-07-15  6  1165

Прыщавый юноша в бейсбольной кепке явно чего-то выжидал.
Второй час он слонялся по залу аптеки, рассеянно изучая рекламки на стенах.
Наконец он остался один. Он, и симпатичная аптекарша в ослепительно белом облегающем халатике.
- Я Вас слушаю, молодой человек,- сверкнула она из-за кассы модной оправой.
Владимир, так звали парня, неуверенно приблизился, зачем-то снял кепку и тупя взор глухо выдавил: «Десять кондомов, пожалуйста».
Женщина понимающе тряхнула рыжей чёлкой и весело спросила: «Ваш размер, пожалуйста?»
Парня бросило в краску.
- Не знаю,- прогундосил он отворачиваясь.
- Ну, это не беда! Вас как зовут?
- Вова.
- Это пустяки, Володя,- женщина выйдя в зал дружески взяла его за руки.- Идите во двор и найдите свой размер.
Во дворе стоял некрашенный, ещё пахнущий сосной, высокий забор.
В середине забора находились три отверстия. «Mini, midi, maxi»,- сияли над ними иностранные пояснения, а с правой стороны улыбалась большущая фотография обнажённой Памелы Андерсон.
- Ух, ты!- не теряя времени, заскрипел Владимир молнией брюк.
Тщательно оглядевшись по сторонам, он довольно легко вошёл в «mini».
Страшно огорчившись такой лёгкой победой, Володя начал было уже сдавать назад, как вдруг...
Вдруг он почувствовал чьё-то лёгкое прикосновение. Чьи-то нежные пальчики увлекательно трогали его «пистолет»...
Такого он не ожидал.
«Чпок»,- как пробка из бутылки, выдернулся он из забора и заглянул в покинутую дырочку.
Никого. Лишь сохнущие на верёвке чёрные женские трусики.
Ободрённый увиденным, парень вонзился в «midi».
- О, небесная вагина!- вспомнил Вова, где-то прочитанное.
На той стороне забора явно что-то было.
Это что-то напоминало тёплую мягкую рукавичку пульсирующую в такт Вовиным движениям.
- Мама!- ойкнул парень, начиная плавиться как масло в духовке...
Он был уже в стадии завершения, но, в последний миг вспомнил о третьем отверстии.
Скользя прыщавым лбом по деревяшкам забора Владимир окунулся в «maxi».
Волосы встали дыбом на его бордовой от работы макушке.
- Что это, господи?!- затряслись белые колени.
- Кто ты?- потухая, спросило Вовино подсознание, ощутив чьи-то жаркие губы и упругий внедряющийся в дуло его «пистолета» язык...
Оружие пальнуло!
Парень, слабея ногами, влупил всю обойму в зазаборную даль.
Дамские трусики на верёвке приобрели цвет парного молока.
Размокшая от пота бейсбольная кепка приклеилась к забору.
По деревам затихли горластые воробьи.
Время встало...

- Ну, и на каком же размере мы остановились?- подкрашивая довольные губы, лукаво спросила аптекарша.
- Забудьте об этой «резине»,- прикусывая только что вставленную спичку, важно басанул Владимир.- Я покупаю середину забора!
------
На фотке останки забора. За месяц в руины превратил!
 

ПИСЬМО СЧАСТЬЯ

(Александр Шнеур (Трибуле))
 2    2018-05-07  0  601
Прежде, чем вы продолжите читать далее,
ответьте себе на вопрос:
«Рассматриваете ли вы задницу,
как предмет сексуальных вожделений?»
Если «Да!», то Наше обращение
адресовано именно вам!
Если же задница тебе не интересна, -
ты - конченый урод.
Заявляем это со вполне авторитетным правом,
поскольку Мы –
самое, что ни на есть, натуральное Седалище!
Аз есмь –
Четырежды Реинкарнированный,
Бессмертный и Бессменный
Благодетель
самой любимой отчизны,
население которой хочет Нас поиметь.
Но на то Мы и благоденствуем,
чтобы всех этих, кто вокруг –
динамить, виляя из стороны в сторону,
и иметь, в свою очередь, уже их.
Поскольку паства Наша, вся поголовно, -
тоже состоит из задниц.
Вы удивлены?
Мол, как так –
Задница-де имеет задницы?
Фигурально, конечно.
Умозрительно произрастающими из Нас
щупальцами единовластия
Мы оплодотворяем своих ближних,
полезными для процветания жопного общества,
информационными клизмами.
Недоброжелатели из иных дерьмократий
хают Нас за это почём зря.
Дескать, Мы авторитарно и даже тоталитарно
промываем Нашему заднесфинктерному народу мозги…
Но это, разумеется, чушь собачья.
Такие финтифлюшки, как мозги
жопам – не свойственны
ни природой, ни верой во Всевышнюю Задницу!
Поэтому мы возмущённо пердим
в ответ этим провокаторам
всем своим клокочущим естеством!

Но если вы прогрессивный член мироздания, -
вам здесь завсегда рады.
Мы даже гражданство вам готовы дать,
или политубежище предоставить.
Разумеется, вы после этого
неминуемо и быстро
сами превратитесь в жопу…
Но тут уж, как известно, -
против диалектики не попрёшь.
Мухи, как говорится, - отдельно,
а котлеты – Нас касаются во второй черёд.
Таковы Наши скрепы!!!
И именно в них черпаем Мы
и вдохновение, и одухотворённость, и прочьи благоухания Наши.

Вы, вообще, представляли себе когда-нибудь:
Что снится задницам?
Ну, дык, Мы вам откроем:
Задницам снится вечное совокупление
с державным скипетром социальной халявы.
Это только пердуны-импотенты придумали,
что анальная любовь грешна и противоестественна.
Естественна-естественна, ещё как естественна!
Это вам каждая религиозная попа подпердит.
А кто эту истину отвергает, -
тот для Нас –
грязный педераст и неоперабельный извращенец.

Так что…
Приезжайте-ка вы лучше
в Нашу Великую и Непорочную
ЖОПУ.
В гости.
Вкладывайте свои сбережения в Наши
высокотехнологичные проекты…
И, в конце концов, дружите с Нами!
И вы удивитесь:
Какими МЫ умеем быть
улыбчивыми, ласковыми и порядочными партнёрами!
АЗ ЕСМЬ С ВАМИ И НИКТОЖЕ НА ВЫ.
PS
Но помните!
Если вы Нас по-настоящему расстроите,
МЫ так всё кругом обделаем, что мало никому не покажется!
ВотЪ!
 

Дарёному коню...

(Мелисса)
 58  К подаркам  2012-10-16  4  10292
У супруги есть родственник дальний -
Утконосов Персей Андромедыч
(Мы зовём его дядюшка Персик,
Только это, конечно, секрет).
Обожает Персей Андромедыч
Заявиться непрошенно в гости -
Не пустой - с уникальным подарком,
Я об этом сейчас расскажу.

Подарил мне Персей к именинам
Тряпки розовой грязный кусочек -
Типа, стоит немеряно баксов -
Чехов ею пенсне протирал.
А жене преподнёс в день рожденья
Перевязанный лентой булыжник -
От Тунгусского метеорита
Самолично даритель отсёк.

Притащил очумевшим детишкам
От вороны перо. Непростое!
Мол, "торчало в самом Чингачгуке -
Для детишков не жаль ни пера!"
А дар речи утратившей тёще
Подарил он на Первое Мая
Черепушку от чашки разбитой -
Исторический, мол, артефакт!

Запустила сама Пенелопа
Этой чашкою в лоб Одиссею,
Чтоб не шлялся, блудливая морда,
Вдалеке от законной жены!..
А недавно любимому тестю
Притащил к юбилею... мочалку!
Тесть учтиво сказал: "Ёксель-моксель!
Гран мерси, Андромедыч, тебе..."

Но ответил Персей Андромедыч:
"Тыщу евров отдал за фитюльку!
В Сиракузских общественных банях
Тёрся ею аж сам Архимед!
Для себя приберёг раритетик,
Но, Сан Саныч, раз дело такое,
Презентую тебе безвозмездно -
Три бокА и меня вспоминай!"

...Всех окучил даритель с лихвою,
От подарков никто не сберёгся -
Очень любит Персей Андромедыч
По гостям непрерывно ходить:
К Дню шахтёра он дарит нам уголь
(Сам Стаханов достал из забоя!),
К Дню бухгалтера - старые счёты
(Жмот Корейко считал капитал!)

К Дню художника впарил линейку -
Мол, Малевич, квадрат живопИся,
Этой самой линейкою мерял,
Не кривой ли выходит шедевр?
К Дню врача приволок Андромедыч
Трёхлитровую... банку? Нет, клизму!
(Говорит, что в самом Гиппократе
Побывала однажды она)...

В общем, так продолжалось полгода,
И в итоге мы все поимели:
- От штанов Пифагора резинку,
- Из лужковского улья пчелу,
- Раритетный собачий ошейник
(От питомца самих Баскервиллей!),
- Ломоносова рваную стельку
(С ней он пёр из самих Холмогор!)

И решив, что за щедрость такую
Андромедыча надо отметить,
Всем семейством к нему завалились
И в подарок ему принесли:
Рукава от жилетки Крылова,
От селёдки, что Бисмарк ел, ухо
И от бублика Гоголя дырку...
...Больше в гости он к нам не ходил.
 

СОЛИДАРНОСТЬ.

(ЮРИК)
 63    2013-11-25  1  1007
- ( Деятельное сочувствие каким-н. мнениям или действиям, общность интересов, единодушие.)
- У тебя гражданка есть,- спросил меня наш комбат капитан Мокеев.
Я ошарашено смотрел на него.
Так есть, или нет.
- Есть, конечно, домой же скоро.
У тебя завтра день рождения. Я тебя поздравляю, а вместо подарка, поедешь с Боднаром во Львов.
-Есть во Львов. Спасибо товарищ капитан.
Смотри не натвори чего, и чтобы без пьянства.
-Есть.
Я конечно догадался, что это по просьбе Романа. Давно хотел побывать в этом старинном, красивом городе. Тем более, что служили мы поблизости, всего в двадцати пяти километрах. Роман был уроженцем Львова, а его отец работал каким-то начальником на мебельной фабрике и Роман частенько отлынивал от службы, а потом привозил в часть мебель, или какие –то детали к ней.
И вот мы во Львове.
-Ты постой, я сейчас бате позвоню.
Наверное, чем –то странным я отличался от толпы горожан, и ко мне тут же подошла цыганка.
- Слышь, дорогой, давай погадаю.
-Не надо мне ничего.
-Зря отказываешься. Вижу, у тебя счастливая дорога будет. Жизнь твоя, ещё до снега круто изменится. Дай руку многое скажу.
Я заворожено смотрел на неё. Откуда она догадалась, что у меня осенью конец службы. Да ладно дам руку, пусть гадает. Быстренько она у меня выманила все деньги. И тут появился Роман. Он схватил её за руку и показав красную книжицу, громко приказал.
-Ну-ка быстро отдала деньги, а то я Вас сейчас всех пересажаю. Толпа таких же цыганок, что-то начала причитать, но моя цыганка быстро вернула деньги, и они растворились.
- Ты что тут лохом прикинулся, через пять минут они бы тебя догола раздели.
Я медленно приходил в себя.
- Ромк, а что ты ей показал.
- Да так, зеркальце. Он достал красную книжицу, на которой был герб СССР и крупными буквами КГБ. Потом он развернул её, внутри действительно было зеркальце.
- Вот сунул ей в нос, поэтому денежки и отдала тебе дураку.
Тут надо сказать, что Роман был постарше меня года на три, и в ту пору, как бы сказать гораздо шустрее, или поотёсаннее.
- Ну что встал, пошли. Сегодня отдыхаем, а завтра сумки возьмём с фабрики и в часть.
По дороге нам попался подземный общественный туалет, и мы решили посетить заведение, по малой нужде. Опять Роман задержался, а я нанюхавшись всеми прелестями общественного туалета, быстро поднялся назад, глотнуть свежего воздуха.
- Молодой человек, не желаете расслабиться. Услышал я вкрадчиво ласковый мужской голос.
Передо мной стоял средних лет мужчина и улыбался.
- Как прославиться в недоумении переспросил я.
- Расслабиться.
- Иди отсюда, педрило. Услышал я голос Романа.
- Грубиян,- обижено выговорил мужчина и сбежал вниз по ступенькам.
- Ромк, а что он хотел?
- Сходи, узнаешь.
У меня в голове всё перепуталось, мне было совсем непонятно, как это можно расслабиться с мужиком.
Потом мы гуляли по Алычаковскому кладбищу. Я с удивлением рассматривал семейные склепы, построенные в начале и конце девятнадцатого века. Выйдя с кладбища и пройдя несколько кварталов, мы вошли в огромный католический храм, и посмотрели венчание молодожёнов.
- Пойдём в кино сходим, предложил Ромка.
И мы двинулись в кинотеатр. Как сейчас помню, фильм назывался «Не крадите моего ребёнка».
И вот тогда в кинотеатре и произошёл случай, который запомнился мне на всю оставшуюся жизнь.
На экране, показан коридор, а за дверьми акушерской палаты, рожает женщина, громкие крики, вздохи, потуги, слышны в коридоре. Рядом с дверьми в акушерскую, находилась другая женщина, и тоже начала кряхтеть и всем своим видом, как бы помогать роженице. А рядом со мною в кинозале сидела пожилая дама и вдруг она как-то заёрзала и стала тужиться. Мне было очень смешно, но я мужественно выдержал, не подав вида. Вот с такой женской солидарностью, мне пришлось столкнуться в этом фильме.
 

Таки кот и повар

(Мелисса)
 52  Про кошек  2013-05-27  2  7384
Повар:
Боже ж мой! Картина салом…Только вышел на минутку
И оставил без присмотру наш семейный рэсторан,
Как уже – извольте видеть! – совершилось святотатство –
Кот нахальный, некультурный эскалопчик утащил!

Кот:
Ай, извольте не ругаться одиозными словами,
Ярлыков прошу не вешать и не портить аппетит!
Да, изъял кусочек мяса – кстати, он весьма вчерашний,
Так шо крайне неэтично за него мне предъявлять!

Повар:
Нет, я страшно удивляюсь на семью свою большую!
Мама, Софа, дядя Фима, Клара, тётушка Рахиль!
Все бегом сюда бегите – тут проблема совершилась!
Шо ли должен в одиночку я преступность истреблять?!!

Мама:
Современная картина – котик жрёт чужие вещи!
Кто-то думает, шо мама хоть чуть-чуть удивлена?!
В наше время, между прочим, все коты имели совесть,
Даже в мыслях не имели про кусать не свой продукт!

Кот:
Ай, старушка, перестаньте издавать пустые звуки!
Шо за клуб воспоминаний – «в наше время, то да сё…»?..
Может, вам коты в трамвае уступали даже место,
Мне совсем неинтересен ностальгичный ваш рассказ!

Жена Софа:
Самуил, я так и знала - от тебя сплошные нэрвы!
Рэсторатор-неудачник, бесполезный индивид!
Даже кот к тебе забрался не персидский, как к соседям,
Не британский лопоухий, а какой-то задрыгун!

Кот:
Ай, упитанная дама, вы себя возьмите в рамки!
Можно думать, в вашем теле королевские жиры!
Да, возможно, не персидский - ну и шо, спросить имею?
Мне вопрос национальный не мешает кушать харч!

Дядя Фима:
Констатирую де-факто: Самуил, ты снова в ж.пе!
Не послушал дядю Фиму, пожиРай теперь плоды!
Надо было рэсторанчик открывать вегетарьянский –
На капустную котлетку зверь бы зуб не положил!

Кот:
Ай, могу я скушать пищу без советов идиёта?!
Это ж надо – так изгадить поедательный процесс!
Эскалопчик из капусты кушай сам, плешивый кролик,
Ты б ещё шашлык из редьки, извращенец, сочинил!

Тётушка Рахиль:
Ой, сейчас я буду падать и терять при всех сознанье!
Показалось – канарейку этот варвар утащил…
Самуил, твоя халатность из меня вылазит боком!..
Фима, срочно мне накапай двести граммов коньяку!..

Кот:
Ой, мадам, не шебуршите! Эту вашу канарейку,
Шо древней Мафусаила, в рот приличный стыдно класть…
До чего же, право слово, беспокойное семейство!
Прям без всяких удовольствий кушать вынужден продукт…

Дочь Клара:
Ух, какой кошак зачётный! Тихо жрёт и не краснеет!
Ба! Тащи мой телефончик, я его запечатлю
И повешу на Ю-Тюбе - сколько ж можно любоваться
На упоротого Лиса (шоб он, тушка, был здоров!)*

Кот:
Это шо, спросить имею, за анфАнтовый террИбль?!**
Ненавижу папарацци – надо лапы уносить!
Благодарностев не ждите – эскалоп весьма паршивый,
То ли дело по соседству, у Фаиночки в кафе!

Всё семейство (хором):
Ах, предатель мохнозадый, невоспитанный животный!
У Фаины, значит, мясо, а у нас овечий хвост?!
Шоб ты знал, млекопитатель, у Фаининого мяса
Репутация плохая и сплошной холестерин!

(Кот с презреньем ухмыльнулся, облизнул усы цинично
И оставив пару жилок, шо не лезли в организьм,
Ловко выпрыгнул в окошко, ухватив по ходу лапой
Пару сморщенных сосисок, засыхавших в уголке…)

Мама повара:
Ты смотри, какой капризник! Не желает кушать жилок!
Между прочим, эти жилки тоже стоят кой-чего!
Заберу для деда Бори – ежли сдобрить майонезом,
То вполне приличный ужин можно дедушке подать!..

…В общем, дедушке Борису обломилось в ужин мясо,
В подтвержденье постулата «нету худа без добра»…
А в кафе мадам Фаины кто-то в жалобную книгу
Написал: «У Самуила эскалоп в сто раз свежей!!!»
______

* Чучелко, герой Интернета
** От enfant terrible (франц.) – ужасный, несносный ребенок
 

Путешествие колхозников В таилан ...

(Anatol)
 0    2005-12-22  0  882
Да здравствует коммунизм в «Кукайкино»

      Ресторан находился на самом верху, и добраться до него можно было двумя путями - на лифте или по канатной дороге в бочке.
      Бочка, раскачиваясь по ветру, ползла с «Кукайкинскими» туристическими передовиками вверх. Из её окон виднелись два каната, на которых всех желающих спускали за шкирку обратно.
      Деревенские мозги застрадали единственно завистливой думой: «Обратной дорогой - только этой».      
      Оглайя блистала новым, подаренным ей за рекламу аквапарка, нарядом от местного «Версачи».
На белую блузку усыпанную сверкающими камушками, скопировалась украшающая предыдущую её одежду надпись. Чёрная юбка конкуренцию с мини юбкой выигрывала. Торчащие из под юбки худющие как циркуль ноги, делали её похожей на путану. Однозубая улыбка выдавала в ней бывшую, но многоопытную воительницу постельных баталий. Новый купальный костюм, обогащённый большими не по размеру нагрудными чашечками, придавал груди дополнительный стоячий размер.
      Трусливые до водной горки Филимон и Фёкла, не сводя с новоиспечённой топ модели завистливые взгляды, ругались.
      «Ментовской жопой по горке бы попрыгал - женихом писанным очи и радовал, а я круглосуточно с тобой, хоть как бы согласна».
      «Твоё вымя только Оглайе на зависть. Ежели у меня раз в месяц вскочит и то праздник» - отбрыкивался Филимон – «Вон как у бабки соски на небо зыркают. За такой прикид, тебе на голом заду хоть с Луны и по стиральной доске - в радость».
      Всю дорогу они по-семейному и от души обзывались. Разговор приближался к неминуемому боксёрскому поединку, но остановившаяся у ресторана бочка в   неминуемое кровопролитие супружеской ссоре перерасти не дала.
      Ресторан оказался «всё включенным», но Никифор, решив пошутить, эту тайну скрыл: «Ужритесь хоть по самые сапоги, а мы с Марфой в этот раз интеллигентно одни перекусим».
      Ужин ещё не подоспел, потому отсутствием официантов ресторан не удивил. Рассевшись героический коллектив уткнулся в окна. Открывшийся сверху вращающийся пейзаж, откликнулся засвистевшей губой. Проплывающие внизу пальмы,   каждой веточкой шептали о большом грехе, если срочно и основательно не принять.
      Окружённый гостями стол, сверкая белой скатертью, глаз не радовал. Единственным его украшением служил серебряный стаканчик набитый зубочистками. Солонка с перечницей, душу не трогали.
      Кушать хотелось всерьёз, но официанты всё ещё не появлялись. В центре ресторана вращалась витрина уставленная всяческими аппетитными блюдами и подносить их было по прежнему не кому.
      Пытаясь привлечь внимание все закашляли. На кашли среагировали только зубочистки, которые подпрыгнули и опять привлекли внимание.
      От голода Филимон ковырялся зубочисткой в зубах. Ничего съедобного не наковыряв и сожрав зубочистку, потянулся за следующей. Обсасывая зубочистку, он остальной компании добавил к зверскому аппетиту бешенство.
      Зубочистки закончились моментально и Филимону третья - не досталась. Последнюю, всем на зависть, царапала одним зубом Оглайя, одновременно обсасывая её с обоих концов.
      Официантов уже вспоминали всеми не потребными словами. Озвучив все ругательства и придумав новые, земляки уставились на движущую витрину. Извергая слюну и провожая взглядом каждый движущийся по кругу кусочек, переключились на другие обогащённые зубочистками столы.      
      Нервы были на исходе. Первыми они кончились у Филимона. Его проворству позавидовали бы и маститые жулики. Не слышно по кошачьи и быстрее ветра он «стырил» целую курицу. Засовывая за каждую щеку ещё и по куриной ноге,успел засосать носопырками подливу.
      Вернувшись за стол он пытался жевать, но растянутый куриными ногами рот, зубами не касался. Его нерасторопность оживила компанию и у него стырили курицу. Теперь Филю перекосило и от злости. Через набитый рот ругань не просочилась. Из разинутого рта, Фёкла выловила ещё и ножку. Последнюю куриную ногу Филя для сохранности заглотил. Куриная мотолыжка целиком не пролезла и торчком замуровала пищевой приёмный пункт.      
      Теперь Филя как жулик, опасности не представлял. Куриная нога застряла надёжно. Как Филимон не пыжился, она не лезла ни в рот, не из него, отчего он начал испускать непотребные звуки через остальные свободные отверстия. Ранее воспринимавшие звуки его уши, теперь выдавали их сами. Нос в звукоизлиянии, по причине испускания слюны, участия не принимал.
      Данная картина на аппетите не отразилась и в великой от официантов «тайне» началось беспримерное опустошение шведского стола.
      Набив едой полную пазуху и набив по самые брови рот, Оглайя опрометчиво подсела к Фильке. Тот своровав у неё котлету, из-за выделявшейся из носа слюны, не сумел её даже понюхать.
      У появившегося официанта форма лица напоминала вопросительный знак. Потребление пищи без тарелок и вилок, на бегу и не обременяя работой зубы - такое он не видел и в цирке.
      Наконец в зале появились и другие посетители. Нагрузив тарелки и рассевшись по столам они начали степенно кушать.
      Колхозники подумали, что ресторан, как и сельская столовая - на самообслуживании. Теперь, за отсутствием слежки, набитое в тарелки мясо бесследно засыпалось сверху рисом. В Филькиной тарелке гора мяса, рисом не комуфлировалась и плача через уши он мычал: «Сам не сожру, но Никифор за меня раскошелится».
      Фёкла показывая официанту тарелку доложила: «У меня токмо рис». Рисом там пахло только сверху. Официант закивал: «О кей, о кей», и разлив напитки не успел предложить, как лишился сразу всех. Селяне расчухали в жидкости родственные с водкой градусы, и фужеры стали исчезать не успев и наполниться.      
      «Чё это, никто не считает кому чего и сколько» - озадачился вслух Акифий, опорожняя фужеры не утруждаясь закуской.
      Рядом топтался с нетронутой тарелкой Филимон. От слёз он не мог даже моргнуть, но слова Акифия мимо не проскользнули.
      Догадливый Филька замахал руками, отчего выпавшая тарелка спикировала на любимую на ноге Акифьевскую мозоль.
      От боли Акифий выронил полный фужер, за что одарил Филимона незаурядным подзатыльником. Филька от заурядного бы к господу подался, но ускорение на этот раз приняла куриная нога. Вылетев и устремившись на волю, близкие отношения она с Филей не потеряла, и пулей влетела прямо под глаз его супружнице.
      «Ууу, ментяра не получившийся, родненьку жинку чуть фонарём не пришиб» - голосила Фёкла, осыпая всех из под глаз искрами - «Засажу если отельную компенсацию до последнего пфиннинга не выдашь».
      Филька со вшой за просто так не расстанется, а тут на зелёненькие позарились.
      «Фигинг тебе, Сфёкла кормовая, а не пфиннинг. Костяра сама тебя за жадность твою наследственную покарала» - и уже в сторону Акифия: «Спаситель ты мой пожизненный, чую здесь «усём ключеном» попахивает. Никифор нам дуру гнал. Я как последний зык своё кровное тырил. Я можа генерала бы получил если бы этот козлостраус не дощипанный меня в жулики не сквалифицировал».
      «Ты, ефрейтор ментовский, тебе только прапор грозит и то посмертно» - встрял Пётр, но заинтересовано добавил: «А насчёт «усё ключено», я тоже кумекаю тут оно точняк фунциклирует».
      «Фёклинской заначкой клянусь, дендукция меня никогда не подводила» - соврал Филя, видевший преступления только по телевизору
      Тут народ зароптал в сторону Никифора и Акифий не выдержал.
      «Менты с рождения - жульё, а я потомственный кузнец, как последний мент в карманники подался. Предлагаю Никифора озадачить голодовкой» - и для убедительности поднял кулак.
      «Точно пусть голодает страус стриженый, на фига нас голодом морить» - неуверенно протявкал Филька, надеясь, что голодовка до него не докарабкается.
      «Нет, голодать придётся нам, а ежели и от питья вовсе откажемся, вот репа у него зачешется, что денежки за зря на «усё ключено» стратил» - выдвинул новую идею Пётр, заискивающе поглядывая на Акифия.
      У Акифия кулак так и не опускался, но такой оборот его обескураживал. Выпить то он и без закуси мастак, а вот чтобы до кучи и не пить? Обанкротив напоследок сразу два пузыря Акифий решился, и в спорном вопросе поставил точку: «Всё пошли до Никифора. Затребуем контрибуцию, шоб «усё ключено» к приезду в нашей столовке было включено. Или костьми ляжем все вместе со страусами».
      Отказаться от халявы – лучше от харакири загнуться, но заполучить «усё ключено» у себя в столовке, это харакири только для Никифора. Выпив всё что булькало, не дожидаясь разлива, все двинулись к шефу. Филимон стырил пузырь и припрятал его на подоконнике.
      Никифора нашли с тарелкой морских тараканоподобных. Увидя в перемешку с бешенными глазами кулаки, Никифор сам пошёл в атаку: «Смотри Марф, новое кооперативное явление выявилось. Неужто водки не хватило так, аж по страусам соскучились?»
      «За надувательство мы те ультиматум запланировали»- ответил Акифий, а спрятавшийся за толпой Филька запищал: «Мы как крысы позорные, чтоб тебе не в наклад, ни чё не жрали, втихаря только чуток и пробовали».
      «И совсем не пили, а здесь оказывается «усё ключено» - стопроцентное» - поддакивала оттуда же Фёкла.
      «За наш комфуз, мы объявляем голодовку и не пилку вместе взятые, пока не сгарантируешь, что «усё ключено» в нашей столовке не сварганишь. Гарантируй или вместе со страусами жрать разучимся» – ответственно продолжил Акифий, с завистью поглядывая на уставленный фужерами Никифоровский стол.
      «Зря на нас бабки грохнул, всё равно ничего даже нюхом не спробуем, пока ультиматум не утвердишь» - голосили из толпы.
      «Ишь куда понесло, шоб с водкой и с утра на халяву ужираться. Ну чё, флаг вам в руки, и на нём напишите: «все - на диету». Только входное отверстие запломбируйте, а то ещё до завтрака окочуритесь».
      «И задние бы не помешало заклеить, а то некоторые с голоду как бы травку кормой не пощипали» - хихикнула Марфа.
      Вцепившись в креветку Никифор сквозь зубы процедил: «Завтра хоть с пустыми желудками - но на рыбалку едем все! Отказавшиеся, прям щас зарплате ручкой с платочком можете помахать».
      Заветное слово – «зарплата» охладила и развернула делегацию обратно. Все знали, что в соседних деревнях зарплату видели только по телевизору, и то только о том, что другим её тоже не дают.
      В этот вечер официанты были удивлены во второй раз. Расположившиеся вокруг стола селяне, не тревожа слюну, упёрлись взглядом в пустые тарелки. К фужерам руки тянуться тоже не собирались.
      Филимон, не обнаружив на подоконнике заначку, ругался: «Даже на халяве тырят». Заначка описав круг вернулась на место. Без закуски в Фильку не лезло и он усевшись на пузырь поехал по кругу вместе с подоконником к новым, но голодным грёзам.

• Вперед к коммунизму, но опять через голодовку

      Обратно весь коллектив спускался по канатной дороге. Очередь выстроилась строго по трусости. В замыкавшем легко угадывалась фигура Филимона.
      На фоне заходившего солнца первой у края крыши появилась баба Гла. При виде сиреневого заката её глаза засияли. Заторопившись в полёт она причитала: «Во где рай то глазом можно пощупать. Петруньк цепляй скорей, пока до солнышка рукой подать».
      Пётр торопливостью не выделился и выпрыгивающую бабку цепляли уже в свободном полёте. От восторга она даже забыла помолиться и просто пела: «Шинее море швященный Байкал».
      Убегающего Фильку схомутали стропами далеко от края. Бегущего в обратную сторону, его неминуемо потащило вместе с заначкой к бездне. На фоне надвигающейся чернеющей пропасти, из драных ботинок всё ещё в другую сторону мелькали Филькины ступни. В момент расставания с опорой в нём проснулся самозащитный инстинкт. Простившись с бутылкой он всеми конечностями вплёлся в стропы. Сквозь вцепившиеся за стропы зубы полилась попутная на тот свет песня: «Вот умру я умру…».
      На спуске все махали руками как крыльями, распевая каждый своё. Устремившиеся вниз «Кукайкинцы» походили на журавлиную стаю. Раздающийся одновременно весь Российский репертуар был созвучен праздничной демонстрации советских времён.
      Собравшаяся внизу толпа встречала музыкальную процессию нескончаемыми овациями. По их окончанию сросшегося со стропами Филю выпутывали больше часа.
      * * *
      Вернувшись в отель и расположившись в холле, голодающие устроили друг за другом слежку. Выделяющая с голоду слюна обязательно сопровождалась чавканьем, и на этот компрометирующий звук, реагировала вся компания.
      Меж голодных рядов маячила фигура Никифора. Из его рта торчала поджаристая нога индейки. Игнорируя её, он через соломинки посасывал сразу из двух стаканов. Один выделялся цветом сока экзотических фруктов. Прозрачный цвет второго выдавал в нём не слабо - градусную жидкость.   
      В центре бастующих тихо посапывала Марфа. Накрытый перед ней ломившийся от блюд стол, распылял по залу, сводившие челюсти, приятные ароматы.
      Акифий с ментовской четы не сводил глаз. Устроившийся под пальмой Филя, вдыхая запах зелени, пытался попутно засосать ноздрёй пальмовую ветвь.
      Вперемешку с урчанием в животах полилась Акифьевская речь. Чтобы ослабить голодные муки он сулил встречу со счастливым будущим: «Лучше уж с голодухи на чужбине загнуться, чем отказаться от милого сердцу «усё ключено» на родине. Обжирающиеся капиталисты не поколеблют наше твёрдое намерения о справедливом вознаграждении за пережитые в ресторане позор и страдания».
      В этот момент Никифор закусил поджаристой птичьей корочкой. На аппетитный хруст громко отозвались хлюпаньем животы. Одновременный всеобщий от слюны «чавк», окончательно заглушил и временно прервал многообещающую речь главного забастовщика.      
      Воспользовавшись паузой, Филимон затолкал в рот пальмовую ветвь. Звук хрустнувшей зелени возобновил непрерывную за ним слежку, но Филимон уже сидел с закрытым ртом. Вылупившийся из ноздри компрометирующий пальмовый листок стремительно выдернула Фёкла. Произнеся слово «козявка» она изобличающую улику проглотила. Филимон, так и не испробовал живительную зелень. Набитый до отказа рот не позволял шевельнуться даже языку. Фёкле по Филькиной жадности больше зелени не досталось.
      Наступившую тишину нарушил беспрерывный чипсовый хруст. Никифора чипсы не волновали, но в данной ситуации он свой выбор остановил именно на них. Проснувшаяся от хруста Марфа, составила ему чипсовую компанию. Каждый кусочек сопровождался взглядом как теннисный шарик от пинг-понга. От бесконечного мотания головой и мученических голодных колик, глаза закосили в сторону Китая.
      Наступившую во рту сухость Никифор замусолил сочным манго и отхлебнув «Коку-колу» смачно рыгнул.
      «Давай Акифий, вали дальше, твоя речь для аппетитику, как для мухи говно» - и Никифор переключился на крабы.
      Первыми к потере сознания приготовилась супружеская чета. Когда Марфа на пирожное положила колбасу, у Фили с Фёклой потемнело в глазах. От лизнувшего мороженое Никифора, у них одновременно отключились и мозги.
      С каждым новым, испробованным Никифором и Марфой блюдом, поочерёдно отключались и остальные следящие за ними жадные взгляды.
      Пётр, нащупав у Оглайи пульс и недовольно вздохнув, расстался с сознанием предпоследним. Освобождённый от слежки Акифий мирно, но оглушительно захрапел.
      Никифор с Марфой собрав остатки улыбаясь удалились к себе в номер.
      
      * * *
      Очнувшийся Филимон застал коллектив за дружным храпом. Потянув носом, он учуял исходящие молекулы от какого-то продукта. Пахнущая струя привела его в камеру хранения, где он обнаружил забытые всеми страусиные яйца.
      Избавившийся от зелени его рот, вместе с головой полностью уместился в яичной скорлупе. Шершавый язык полировал внутреннюю сторону скорлупы до неимоверного блеска.
      Вскоре на помощь подоспела и Фёкла. Треснув по липкой мужней башке, она вгрызлась в следующее яйцо, но встретившие благовония общественного туалета сшибли её с ног. Другие яйца отличались ароматом в лучшую, но тоже к туалету сторону.
      Последний яйцеобразный предмет супружеская чета колотила уже вместе.
      В холле лежали две поломанные колонны, но на яйце царапины без лупы не просматривались. Успокоение пришло после обоюдного мудрого изречения: «Наверное стухло до умопомрачительности, оттого и окаменело».
      Семейный дует мирно устроился на полу. Успевший полакомиться Филимон томно закатил глазки. С его головы любовно и старательно слизывались остатки единственного не испорченного яйца.      
      * * *   
      Появившиеся утром газонокосильщики недоверчиво переглядывались, но   вопрос: «Кто работал в ночную смену?», остался без ответа. Газоны впечатляли полным отсутствием зелени. На территории отеля выделялись клумбы, на которых вместо цветов торчали бесчисленные колючки. Видимость нетронутости кокосов, нарушали бесчисленные на них следы зубов. Решив, что отель навестила саранча обслуга разошлась.      
      В это время голодающая группа курсировала на катере за очередным удовольствием по случаю рыбалки. Впечатляющие кулаки Акифия, о ресторанном завтраке мысли искоренили.
      Сквозь подозрительные улыбки весенней зеленью сияли зубы. Полость рта отличалась более тёмным, но тоже зелёным цветом.
      Жёлтый как лимон Филимон жаловался на мучительные приступы изжоги. От него разносился запах цитрусового склада.
      Взлетев с палубы от Акифьевского подзатыльника, Филька успел докарабкаться до макушки мачты. С мачты словно с пальмы, из переполненных Филькиных карманов выпадали недозрелые плоды.      
      «У лимон недорезанный! Колхозную «усю ключену» будешь через форточку разглядывать!» - прыгая за Филькой ругался Акифий.
      «Вот те крест, это не лимоны, а желчные пузыри! Я ими только от цинги и спасаюся», - впервые в жизни Филька начал усиленно креститься, отчего грохнулся на палубу.      
      Акифий надкусил недозрелый лимон и перекосившись как бумеранг начал заталкивать остатки в Филькину глотку.
      «Щас я тебя от цинги навечно излечу. Ты её даже на том свете не вспомнишь».
      Позеленевший Филя глотать успевал, но Акифий заставлял лимоны еще и разжёвывать. Со стороны, захлёбываясь слюной, провожали каждый цитрусовый недоросток голодным, завистливым взглядом.
      «Кончай цитрусовый базар, пора и удочки разматывать»- нарушил экзекуцию Никифор.
      Сморщившись как сухофрукт Филя спасаясь просипел: «Где мой самый большой крючок?» На этом инцидент был исчерпан и все включились в рыбалку.
      Уловы превзошли все ожидания включая и корабельную команду. Из бирюзовых волн ежесекундно вытаскивались рыбы всевозможных форм и расцветок.      Больше всех в рыболовном искусстве везло Оглайе.
      «Тю моя жирненькая» - облизываясь причитала она после каждой пойманной рыбки. Акифий к рыбалке не прикасался, и охранял улов словно банковские сейфы.
      У Филимона рыбка сорвалась прямо на палубе и он накрыл её своим телом. Когда Филимона оторвали от палубы, из его улыбающегося рта торчал только рыбий хвост.
      Филькина радость была преждевременной. По какому месту его ударил Акифий он так и не понял, но вылетевшая изо рта вместе с зубом рыба настроение ему не подняла.
      Из корабельного салона вылетали душераздирающие звуки шипящей сковородки сопровождающиеся запахом жареной рыбки. Из окна высунулась самодовольная, лоснящаяся от обжорства Никифоровская физия.
      «Как клёв?» - спрашивал он облизываясь, и показывая поджаристую рыбку, продолжал задорить: «Таку больше ловите, таку. У нас с Марфой за энтим сортом кишки сами изо рта кусаться просятся».
      Марфа не согласилась и в отрыжку уместила целую фразу: «Всё! Больше рыба и силком не полезет. Лучше будущим дистрофикам Омар Хайяма почитаю» - и вытащив поднос со здоровенным омаром начала уплетать его словно выдержала подряд и пост с урозу.
      Яхту накрыла волна слюны и Филька не выдержал: «Если не искупаюсь, утоплюсь!». Фёкла была уже тоже готова, в том числе и к заплыву.
      Исчезновение под водой ментовской четы, на клёве не отразилось, но вылавливаемая рыба появлялась уже без хвостов.
      «Акулищи подошли!» - вымолвил Акифий и тоже включился в рыбалку. Следующей поклёвкой, акула порадовала бабку Глу.
      «Тащи, тащи» - орали вокруг, торопясь на помощь. Помощь не подоспела и на палубу перелетела только обгрызенная голова.
      «Заглотить дай, заглотить!» - советовал из иллюминатора Никифор и подбросил для наживки колбасу.
      Сажая на крючок колбасу Акифий, для верности как на червяка на неё плюнул.
      Советами он не брезговал и при первой поклёвке подсекать не торопился. Под водой темнело пятно аккурат с акулу.
      «Подсекай!» - орало всё что плескалось в слюне на палубе.
      Подсечка удалась и толстая леска вытащила из воды недовольную   прерванной трапезой акулу, с мордой Филимона.
      Второй «акулой» оказалась Фёкла, но она тоже клевала только на колбасу.
      Акифий не доверяя глазам, намерился разделывать «акул» собственноручно.
Глянув на добычу колхознички решили, что хватит на всех, и опять выделили слюну. Сам на себя пустил слюни и Филька.
      Надвигающийся шторм прервал Акифия и предотвратил многообещающую трапезу, иначе в коллективе объявились бы собственные канибаллы.

      Из крайности в крайность

Собрание по поводу голодовки Никифор проводил во время ужина за круглым шведским столом.
Исхудавшие от слюновыделения селяне готовы были продать Акифия даже за зубочистки. Мечты о горбушке хлеба затмили ультиматум. Скривившиеся рыдающие по жратве глаза от немощности влагу не выдавали. Пупок у Аглайи надёжно прилип к позвоночнику, отчего она не могла и говорить.
Аграфена с Маруськой затянули с голоду песенку: «Два кусочечка колбаски…»
Вспомнив, что колбаса бывает и целой и большой Акифий тут же их обеих прихлопнул.
Потеряв сознание, певуньи в обморочном состоянии сами по себе заныли похоронный марш.
Под действием песни налегая на колбасу, Марфа шепнула: «Ник, хоронить деревню в Таиланде накладно, дешевле согласиться».
Никифор, не утруждая себя выбором тоже зачавкал колбасой, но от намёка на капитуляцию чуть не подавился.
Со стороны за двумя лагерями наблюдала администрация. Глядя на нетронутый стол, тайцы уже думали обзавестись собственной свинофермой.
После колбасы Марфа заинтересовалась мороженым. От мороженого ни-кто бы не отказался, но у Фёклы от него отказало сознание.
«Третья! Полегла» - сосчитала Марфа облизывая ложку.
«Полегла, но не отошла» - не согласился Никифор, и под продолжающееся похоронное пение схватил пирожное.
«Ник, за зря всю деревню положим» - ругнулась Марфа и отняла у него пирожное. Селяне чуть не слегли в обморок, но вовремя заметив, что Никифор пирожное тоже не испробовал, мероприятие отложили.
«Ладно, к обеду – только пиво и лимонад, а насчёт спиртного – кукиш!» - отрезал Никифор, и полюбовавшись своей фигой вытянул её на всеобщее обозрение.
Оживление селян состоялось намного быстрее чем в кино оживлялись мертвецы.
Почувствовав слабинку Акифий начал торговаться: «Даже на войне по сто грамм водки ежедневно и каждому накладывали».
«Акифий, я не тебе кукиш строил. Так что стакан свой к обеду готовь. Каждодневно у меня будешь по сто грамм халявничать» - не торгуясь хихикнул Никифор.
У Акифия и на бутылку губа не свистнет, потому Никифору он в отместку высказался: «Хрен с водкой, но пива чтоб по полной программе. А от твоего глимоноида и без самолёта - задницами громче гаубиц только тявкать».
Налившийся кровью Никифор, готовился к уничтожающей все соглашения речи, но к нему подошёл администратор и передал записку.
На бумажке знакомым почерком разместились буквы с угрожающим текстом. Внизу стояла подпись – «Твоя в одном лице и Смерть и Клава!!!».
«Согласен! Можете наш договор устаканить» - и шепнув Марфе – «Что-то приспичило в сортир» - удалился прыгая как кенгуру.
Родное слово «устаканить» селяне не пропустили, но набросились пока только на закуску.   
В раскрытые до отказа рты накладывалось без разбора всё подряд, Зубы работой не утруждались и продукты как по конвейеру переправлялись в желудок без остановок. Кости, не отделяясь от мяса, в желудок вселялись тоже не соприкасаясь с зубами.
Оглайю заклинило на первом же бутерброде и как она не прыгала, сросшийся с позвоночником пупок намертво закупорил пищевод.
Бабка уговаривала боженьку побыстрей забрать её вместе с голодными муками к себе.
Бабкина просьба дошла и отклеившись от спины пупок звонко щелкнув, чуть не отлетел.
Оглайя запрыгнула на стол, но на шведском столе не осталось даже и скатерти. Такого опустошения на всемирном слёте и саранча бы не совершила.
Забыв про свиноферму, приунывшая администрация раскладывала на столах приготовленные к завтрашнему дню новые полуфабрикаты.

      * * *
      Никифор скакал к своей неминуемой гибели. Его прыжки были характерны танцору, которому вот только что, но уже ничего не мешало.
      Залюбовавшись скачками Клава подумала, что Никифора уже кастрировали, огорчилась.      
      Клавка возникла перед самым его носом во всей своей красе. Особенно её украшал настоящий, ручной работы, самурайский меч местного производства.
      От сверкания меча, последний прыжок Никифор превратил в затяжной, но земное притяжение, свидание Клавке не обломило.
      «Что мерин, на скаку решил улететь? Если тебя кукаек лишили, думаешь   запорхаешь как одуванчик?» - визжала на него Клавка, размахивая мечом и размышляя, что бы у него ещё отстричь.
      «Милая, я же на крыльях любви к тебе так старался» - врал Никифор, думая сейчас только о своих яйцах.
      «Мне твои крылья, как мокрице клистир. Твои бабки улетели в Австраляндию без меня».
      «Я думал, что ты в Австралии с моим конкурентом на одноместном страусе в обнимочку катаешься. Ты же знаешь как я от любви к тебе трясуся» - оправдывался Никифор, и в эти Марфовские аварийные дни, он про любовь не врал.
      «Чем это ты трясти намерился. Скачешь как новоиспечённый евнух».      
      «Это меня от счастья к встрече с тобой так подбрасывало» - не совсем точно ляпнул Никифор, прыгая до этого только от страха – «Да и в штанах всё в порядке. Тебя поджидаючи даже бальзамом натираюся»- лез обниматься Никифор.
      Клава не воспротивилась и тоже обняла, но пониже пояса.
      «Ух ты как Эйфелева башня и такая же железная, а я вот нет» - восхитилась она и расстегнула лифчик.
      Шорты по бальзаму сползали как по маслу и Никифор укорачивая шаги подталкивал Клаву в сторону кустов.
      Клава тоже время зря не теряла, и не дойдя до кустов они уже были из-за отсутствия яблока, обнажённее чем Адам и Ева.
      «Никифонька, скажи честненько, пречестненько - ты по мне сильненько, пресильненько скучал?» - заскучала о комплиментах Клавка, взгромоздясь на выздоровевшего Никифора.
«Сильнее чем Руслан о Людмиле» - еле выдохнул от тяжести Никифор.
      «Какая ещё Людмила? Это Марфа групповуху тебе заказала? Змей Горыныч трёхглавчатый?» - наседала она на него уже мимо, но поусерднее.
      «Что ты, что ты? Я ни с одной Людмилой даже и в прошлой жизни не испробовал» - уже не дышал Никифор, но врал в обоих случаях.
      «Да и к Марфе уже забыл когда в последний раз подходил» - укорачивая свою память просипел Никифор.
      От многообещающих слов Марфа вновь устроилась поудобнее. Никифор уже сладостно и свободно в такт задышал.
      «Любавушка, с тобою и все даже не сравняться» - между стонов ойкал Никифор.
      «Ты мне на помощь и Любку со всей ****вою для соревнования скликать решил» - разлучала с коллективом Клава и опять спрыгнула. И опять на Никифора.
      «Дура! Это же я с тобой как с Амуром разговариваю».
      «Точно дура. Забыла, что ты здесь с мужиками шкодничал. Так этого голубка с сиськами Амуром что ли обозвали?» - не могла угомониться Клава удваивая вес.
      «Да я только с тобою здесь нормально и попробовал» - честно глянул на неё Никифор. В этот раз его глаза врали только наполовину.
      Полуискренний взгляд успокоил Клаву, и она запрыгала на нём уже невесомо как кузнечик.   
      В отличие от кузнечиков, люди чаще скачут всё-таки в темноте. И не целый день, то есть не так долго как кузнечики, потому кусты вскоре раздвинулись.
      Любовная пассия появилась из кустов уже при полном параде. Пока Никифор с Клавой прощался, она подчистила его карманы.
      Обратной дорогой Никифор уже не скакал. Подкашивающиеся ноги, волочились за ним едва его догоняя. Баксы в карманах больше не шуршали и потому он неслышно возник перед Марфой.
«Ник, пока ты запором страдал, всех наших от обжорства в больницу свезли. Обещали, что через клизму может и выживут».
«Обпились, что ли до смерти?»
«Нет. Ещё до спиртного на жратве вспучились».
«Если б водкой запивали, ни какая бы зараза не взяла, а без водки и клизмы не помогут».
      * * *

Переполненная больница походила на военный госпиталь, развёрнутый после генерального сражения. Кто не уместился в коридорах, комфортно устроился на больничной крыше и обязательно комплектовался обеденными пайками. Утрамбованных продуктами больных от вида пайков воротило наизнанку, но от тугости животов стошнить не получилось.
      Английская соль дальше полости рта не пролазила, потому тоже не действовала. Врачебный консилиум единогласно решил всех больных оснастить клизмами.
      Медперсонал крутился возле, стоящих как на параде, полуголых рядов, что опять напоминало военный госпиталь.
      Войсковую выправку шеренг безобразила однотипная собачья стойка. Вместо хвостов, торчали вверх резиновые шланги. Концы шлангов подсоединялись трёх - вёдерными емкостями. Больничный персонал увеличивая давление пыжился над ёмкостями. Раздувавшиеся от давления шланги, у основания хвостов яростно свистели пузырями.
      Переполненные едой тела, больше ничего не принимали ни с верху ни снизу.
      Консилиум безнадёжно прощупывал мозговые извилины, но замену слабительному на уколы, так и не нашёл. Никифор, ручаясь головой, предложил свой метод и больницу загрузил спиртным по самый подоконник.
      Профессура не успела и воспротивиться, как больные, учуяв водку ожили и занялись самолечением.
      В тела больных так же как и лекарство водка не лезла. Сельский коллектив затрясся на уже нервной почве. Речь из закупоренных горловых отверстий не просачивалась, и между собой разговор завязался только на пальцах.
      Озарённый догадкой Филимон начал подпрыгивать, но нужной высоты не набрал. Акифий подумал, что Филька опять что нибудь натворил и пытается от него упрыгать, прыгнул за ним вслед. У Акифия получилось повыше. Приземлившись и ощутив освободившееся в пищевом тракте пространство, Акифий потянулся к бутылке.
      Озарение теперь посетило всех, и вспомнив про автобусные скачки все запрыгали. Первоначальные прыжки высотою от Филькиного прыжка не отличались, но после каждого прыжка результаты значительно улучшались.
      Больница уже смахивала на спортзал, где прыгуны в высоту тренировались как на олимпиаде. После разминки больница синхронно и вместе со всеми подпрыгивая, била международные рекорды.
      «Я же говорил, что водка от всех болезней первая» - сказал Никифор и направился с Марфой к выходу.
      Так же в сторону выхода, опережая собак, выбегали и жители окрестных домов. Прыгающая больница, сотрясая и соседние дома, пугала их обитателей очередным землетрясением. Количество и частота толчков, обещала землетрясению принять затяжной и катастрофический характер.

• * * *

Утром Никифор проводил внеочередное собрание. Обвинительная речь председателя была как никогда грозной и впечатлительной.
На столе у него стоял внушительный графин с пивом. Никифор, между каждым словом отхлёбывал из графина и толкал с листа речь:
«Космические корабли вселенную для вас бороздят напрасно. Мировое сообщество без компьютера даже в сортире не сидит, а вы всё норовите пальцем подтереться. Домашний скот во всём мире давно уже без секса размножается, а вы до сих пор коров за ноги придерживаете. Столько, сколько вы пьёте, хватило бы окружающему вас всему человечеству. В стране скотине зерна не хватает, потому, что оно всё тратиться вам на водку. Каждому иностранцу пол рюмки хватает на целый день, а вы только занюхать по целому пузырю умудряетесь» - Никифор сделал паузу и дал возможность обвиняемым оправдпться.
      «По каждому пункту имеется исключительное несоответствие» - начал первым Акифий – «Мы для космоса рисунком целое поле цветами засадили, аж космонавты залюбовались».
      «Ты бы лучше про это не вспоминал. Меня из-за вашей цветочной коровы два раза в Москву вызывали. Интересовались какой это бык породы, что так красиво для размножения спутнику вставляет, и спутниковую фотокарточку показывали будто бык действительно спутнику воткнул» - вспылил Никифор.
      «Это не бык, а корова на спутнике каталась. Сам же эскиз слияния космоса с сельским хозяйством утвердил и сказал что наш кооператив обязательно по телевизору с космоса покажут. А то, что между коровой и спутником стадо свиней в неположенном месте разлеглось, так это пастух прошляпил».
      «А откуда у коровы тогда яйца вместо вымени выросли».
      «Тут мы вовсе ни при чём. Это козы цветочки обожрали так, что коровье вымя в бычьи яйца и превратилися».
      «И компьютер у нас не простаивает. Мы только на нём и перемножаем сколько комбикорма накладывать».
      «Маруська на счетах быстрее множит, чем вы компьютер включаете» - не сдавался Никифор.
      «А насчёт пальца, так это уж с прошлого года им не пользуемся. Как ты страусов на туалетную бумагу выменял, так с тех пор из десяти только два вагона размотали».
      «Мы с Аграфеной даже вымя у коров только сортирной бумагой чистим. И детишки у нас на туалетной бумаге рисуют» - отбрехалась ещё от одного пункта Маруська – «И фельдшерица тоже вместо бинтов бумагу накручивает».
      «И за ноги мы не корову а быка держали. Он на все, что лягается копыта задирает, даже один раз страуса обрюхатить намерился».
      «И когда иностранцы приезжали, так они после одного стакана на четвереньках травку вместе с коровами щипали».
      Никифор уже кончал второй графин, но для других алкогольная программа его не устраивала: «Вас послушать, так вы опившись молочком только сиропчиком и опохмеляетесь».   
      «Раз за «усё ключено» оплачено, как же мы могём чтоб наши кровные не отработать» - озвучил всеобщую мысль Филимон.
      «За мои кровные вам беспокоиться не обязательно, а что вам включили, вы уже сполна выпили».
      «Как это сполна, в отеле много ещё чего вино-водочного осталось».
      «Ещё увижу кто нашу страну позорит – закодирую до смерти, чтоб даже и молоко не лезло. Пить только по пол рюмочки и по пол глоточка».
      «Всё! Пол часа на завтрак и поедем диких обезьян разглядывать» - закончила дискуссию Марфа.
      Завтрак в получасовой промежуток вписался, но кушать было некогда. По пол рюмочки и по пол глоточка – Даже за час от жажды можно вспухнуть. Коллектив сокращая между глотками промежутки трудился только над рюмочками. К концу завтрака промежуток совсем испарился как испарилось всё спиртное которое было приготовлено и на обед и на ужин и до конца недели.
      Из отъезжающих автобусов валил вино-водочный смрад, от которого даже пролетающие птицы падали. Песня полилась из автобусов ещё до того как они тронулись.
      Тайцы провожали автобусы как всегда чистосердечными улыбками, но когда те скрылись из виду, улыбки от радости единогласно перевоплотились во всеобщее рыдание.

      
      Кто, кто, но «Кукайкинцы» однозначно произошли от обезьян

На лесной дороге, вытянув по прошайнически руки, выстроились дикие обезьяны. В стороне восседал увесистый вожак, от которого они ожидали знака для начала обезьяньего представления.
Из подъехавших автобусов, вместе с песнями раздавались звуки зажигательных танцев. Обезьяны, думали, приехала концертная группа что отбирать у них хлеб и забросали конкурентов дарами леса. Помидоры в лесу не росли, потому в автобусы летели в основном бананы.
Народ воспринял фруктово-банановый дождь за благодарность и не прекращая танцев вывалился из автобусов.
«Закуска» - вопил коллектив и ловил бананы на лету даже ртами.
«Точно конкуренты» - мыслили по человечьи обезьяны и заменили бананы на орехи, некоторые из них были кокосовые.
Орехи по вкусу пришлись всем кроме Фильки. Или менты притягивают к себе крупное или сами к нему тянутся, но летящий кокосовый орех описав дугу приземлился точно на Филимона. Филька от ореха полёг насмерть, но так как умел шустрить только ногами, колхозный хор не пострадал.
Танцевальная труппа, оплакивая танцора, закрутила вокруг Фильки посмертный хоровод.
Акифий, впечатляя своим геркулесовым видом в концертной программе не участвовал. Обезьяний вожак сразу вычислил в нём коллегу и запустил в него, размером с ядро от Царь-пушки кокосовый орех.
Отскочив от Акифия орех чуть не раскололся и словно бумеранг точно вернулся в место своего начального пункта отправления.
После встречи ореха с обезьяньей головой, та располовинилась. Расположившись на асфальте два полушария вопросительно моргали друг на друга глазёнками.
«Вожак загнулся! Да здравствует вожак!» - завопили по-своему обезьяны и бросились облизывать Акифия.
Акифий зализанный как «Чупа-Чупс» тоже пристрастился к танцу. В возглавленном им новом хороводе, дикие обезьяны копируя движения, вставляли свои обезьяньи па.
Очухавшийся вожак, зачехлив голову лифчиком, выплясывал в Филькиных шортах. Лишённый шорт Филимон, танцевал только на половину. Растянув майку и прикрывая ею интимное место, он мог шевелить ногами только ниже колен.
На плечах у Акифия расположились две самки. Покопошившись в его шевелюре, и не найдя там насекомых, они начали ковыряться у него в зубах и носу.
Подъехавшая свежая туристическая группа застала хоровод уже в новом составе. Обезьяны перемешавшись с сельчанами щеголяли в новых нарядах. Многие из них были разодеты в одолженные колхозниками одежды и подвязались платками, в основном конечно носовыми.
Иностранную группу предупреждали о показательных обезьяньих выступлениях, но встретившее их человекоподобное танцующее стадо превзошло все ожидания. Приготовленные обезьянам угощения разошлись впервые же секунды.
Как обезьяны не трясли приезжих, пожертвования в их казну не возобновлялись. На прочных ремешках от видеокамер и фотоаппаратов повисли по несколько обезьян, но хозяева с видеотехникой расставаться не хотели.
Обчистив и автобусы и карманы, всё стадо одарив туристов отрыжкой устроило бесконечный антракт.
Видеотехника своевременно включиться не успела и зрительский восторг перевоплотился во всеобщее уныние.
Подоспевшие новые пожертвования, открыли второе отделение обезьяньего концерта.
В этот раз над сольным номером особенно старался Филимон. Окружённый видеотехникой он открыл в себе первобытные инстинкты.
Войдя в раж Филька забыл про майку и обнажил явно не обезьяний зад.
«Гомо сапиенс» - разочарованно заорали иностранцы и Филимон выдал им передний вид.
«Туземцы, можно фотографировать» - уверяли гиды и фотовспышки заработали как прожектора.
От вспышек экстаз у Филимона выключился.
Объясняя туристам особенности вреда использования фототехники в первобытной среде, он загибал пальцы заковырестее любого мафиози. Услышав язык дикого племени основанный на российских доходчивых выражениях, иностранцы побежали, обгоняли автобусы.
Погоню возглавил привыкший к собственному стриптизу Филимон. Не обращая внимания на недостаточную длину майки он беглецов догонял и только выброшенная видеотехника прекратила погоню.
Увешанный видеоаппаратурой, так что и майку тянуть не нужно, Филимон    впервые в жизни начал делиться своим кровно-заработанным.
«Ты чего это на сторону семейное базаришь. С тебя менты за это погоны вместе с пенсией снимут» - вопила Фёкла, пытаясь натянуть на себя всю технику.
Только после того как она побожилась о разводе, Филимон выдал ей видеокамеру.
Следующую туристическую группу обезьяны встречали только в обезьяньем составе. Вожак, рассматривал приезжих через объектив видеокамеры. Новая обезьянья программа в этот раз походила на танцевальную. Некоторые обезьяны завывали на мотив русских народных песен.
Обезьяны, вместо угощения больше выпрашивали видеотехнику.
В этот раз газеты спорили о новом открытии. Одна часть газет извещала об   открытом первобытном племени, которое, вот только что, произошло от обезьян. Остальные газеты констатировали факт наличия снежного человека. Научная мир открыл в Таиланде симпозиум по теме – «Снежный человек и обезьяны – это и есть дальние человеческие предки».
Фактом подтверждения служила фотография, на которой здоровенный Акифий от обнявших его обезьян казался волосатее ламы. В его голове копошились обезьянки и опьяненный вниманием, он усердно в их головах тоже ковырялся.
Акифий не помнил, что в обезьяньей голове искал, но то что он что-то в ней искал, было пусть и невероятным, но для всех очевидным.
Пресса доползла и до обезьян. Заметив в ней портрет Акифия, они чистосердечно и по-человечьи разрыдались.
Целый месяц обезьяны развесив портрет и забыв про концертную программу блюли строгий траур. Показывая туристам в сторону портрета, они что-то по-своему бормотали.
Многочисленные туристы уверяли, что на многих языках чётко слышали фразу – «Наш настоящий вождь». Старого вождя обезьяны игнорировали но нового выбирать не собирались.

      
      Почти всё про яйца или точнее про кукайки

Вечерний городок сверкал умопомрачительной иллюминацией бесконечных магазинов, ресторанов и прочих более интересных заведений.
Прогулка в городе программировалась по магазинам, но блеск витрин спугнул колхозничков в ближайшее уличное кафе. Даже Никифор, подталкивая туда же Марфу, приговаривал: «Че то я призабыл чего спланировал прикупить, и без полтинничка даже и по бумажке не вспомню».
Марфа точно знала что такое полтинничек и приготавливая бабки на целый пузырь, вдруг остолбенела. Всё кафе было оккупировано путанами с недвусмысленными улыбками. Мамзельки подмигивая и показывая языки окружили коллектив, отрезая пути к отходу.
Некоторые девицы перегоняли по росту столбы, отчего у искушенных любителей тайских тел, о наличии среди милашек трансвеститов, сомнения не вызывали. Колхозники относились к числу неискушённых.
Приятная живая музыка сопровождалась ударами с расположенного в кафе боксёрского ринга. Тайский бокс на ринге был не высшего класса и попадающие в запретные места удары часто сопровождались визгом.
Кто не любил музыку – любил бокс, кто не любил бокс – любил драку, кто не любил драку – любил интим, потому удовольствий по интересам в кафе обнаружилось для каждого.
К каждому посетителю приклеились местные гейши и висли строго по пять человек на каждом. Кому и сколько досталось трансвеститов, угадывалось с трудом.
Филька был уже свободен от брачных уз, потому всех пятерых разместил на своих коленках. Ему как самому мелкому достались самые высокие и поглаживая их он начал сразу объясняться в любви. Тайки ничего не понимая улыбчиво поддакивали.
Фёкла косясь на него видеокамерой затараторила: «Пентюх недорезанный, со мной только в прятки прятался, а тут копытами роешь сразу на восьмерых. С твоим обрезком даже курей не пугнёшь, а ты на баб набычился. Если даже у тебя и вскочит – ментовский свисток один хрен в два раза и в толщину длиннее. Свой стручок на обозрение предложь и твой гарем сдует шустрее одуванчика».
Филимон делал вид, что не слышит, но на всякий случай предлагал вместе с сердцем уже и руку.
Тайки, думая о своих интересах закивали более оживлённо, а когда Филимон полез в карман за паспортом ещё и захлопали.
«Всё! Женюсь и всех обрюхачу» - орал Филимон, зажав в кармане паспорт.
Его голову беспокоила дума – кого назначить главной женой. Все Тайки были на одно лицо. Кадык выпячивался у всех одинаково вровень.
Для определения приоритетности Филька вручную начал сравнивать объем и зигзагообразность грудей, но различий не обнаружил. Каждый молокоотстойник был слеплен как по шаблону и даже на миллиметр отклонений не имел.
Мадамки сами предлагали ему вновь пощупать свои бамперы и Филька тащась от удовольствия вопил: «Да у меня они все самые главные, не то что у Фёклы - обе сиськи в одну пипетку умещались».
«Твоему недорезку, в пипетке и с кукайками вместе - свободней чем в трусах» - отомстила Фёкла и наглядно показала всем на пальцах Филькин размер, почти их не раздвигая.
«Я то думала тебя в детстве еврей по очереди с татарином каждый в свою веру под корень кромсал. Только когда его дитя своей грудью выкормила, поняла, что это они по наследственности лишённые. Без микроскопа даже на ощупь в сортир не могёт, а ещё на мои кормящие матерится» - не могла остановиться Фёкла.
Филимон продолжая прощупывать фигурные разногласия, полез под юбки.
У первых четырех разногласия отсутствовали, но не теряя надежд нащупать положительное отклонение, он полез под юбку к пятой.
«Хрен фиг на фиг» - заорал Филька уцепившись за что-то неожиданное, но очень знакомое. Обладательница сюрприза тоже заорала, но басом, отчего Филькина рука уцепилась посерьёзнее.
Фильке достались одни трансвеститы, но последний оказался недоделанным, отчего его рука за недоделанное место ухватилась бульдожьей хваткой.
Пока Филю отливали водой всем разъяснили, что не все бабы – бабы. То есть бабы уже все, но не все ими родились.
«Во, хапнул себе подружек. Тебе с твоим размерчиком, давно пора ориентацию менять. К тебе на свадьбу и я свидетельницей прям хоть щас. Родить не смогёшь, может хоть яйца будешь нести. В крайнем случае, твои по пятаку за сотню сплавим» - верещала злорадно Фёкла.
После случая с Филимоном, интерес к интиму поубавился и переключился на тайский бокс. В боксе интим тоже присутствовал.
На ринге два Тайчонка размахивая руками, пинались всё-таки намного активнее. Междупаховые попадания озадачили селян по поводу правил тайского бокса.
«По одному яйцу – одно очко, по двум – наверняка четыре» - со своим мировоззрением на бокс, влез на свою шею Филька.
«А Филя то наш чемпионом может стать. По его кукайкам даже из гаубицы картечью - как по космосу» - не унималась Фёкла.
«Точно Филь, вали на ринг и трамбуй обоих по яйцам, твои они один хрен даже и головой не нащупают» - подшутил Акифий.
«Он только по голубым специалист, а тут его одним ударом и самого трансвеститом заделают» - взгрустнула Фёкла о прошлой семейной жизни.
«А Акифия то с его причиндалами в один момент завалят» - хихикали бабы зная о внутриштанном наследстве кузнеца.
«У него железобетонные, помню когда они у него по размеру на наковальню расположились, он их кувалдой и зацепил. Яйцам хоть бы хны, а кувалду менять пришлось» - отшутился Пётр.
«Давай Акифий вали заморских, пусть ноги об твои яйца поотшибают» - орали бабы, желая полюбоваться его достопримечательностями.
Когда все бабы просят, только баба может не согласиться. Акифий полез на ринг не на халяву: «Что для наших баб, за пару только литров и не сделаешь».
Марфа, почирикав с администратором, случила Акифия сразу с двумя боксёрами.
Тайский бокс в дебюте получил новый окрас. Акифий заманивая на удар выпятил вперёд всё, что имел в трусах, и подняв кулак приготовился накрыть первого попавшего.
Тайчата были мелковаты, но крутились вокруг Акифия шустрее тайского веника. По трусам они почему-то не особо хотели, но по остальным местам колотили Акифия как по барабану.
У Акифия от боксёров мельтешило в глазах как от комаров, но их удары его озлобили. Расправиться с ними он решил с каждым по отдельности.
Выбрав тайца в синих трусах, Акифий сосредоточил на нём свой взгляд, но получил при этом по взгляду от того же синего.
«Гони их в кучу и в угол - там и зашибёшь» - орали бабы насмотревшись на Акифия вдоволь и уже опасаясь за его богатства.
Акифий загнал всех в угол и одним ударом их накрыл.
Хотя в углу оказались трое, двое всё-таки улизнули. С ринга вынесли только одного - судью.
«Судью на мыло» - орали зрители не догадываясь, что судье до этого мыла рукой подать.
Продолжение следовало без судьи и в следующем углу оказались уже двое. Один глаз у Акифия уже не видел, потому попасть ему было легче только в одного.
На этот раз Тайчонок лёг намертво как асфальт и от пола его отскребали лопатой.
Последний боксёр начал метиться уже только по Акифьевским яйцам. Попав по ним обеими ногами, он завопил, будто наступил на свои и сразу запросил пощады.
Акифий тайский язык не изучил, потому просьбу о пощаде воспринял по-своему.
Избавляя Тайчонка от мучений он одарил его парой шелбанов. Первый уложился по темечку, второй догоняя уже падающего боксёра задел только его глаз. Ещё до приземления тайский фонарь под глазом оказался больше головы зато светился ярче чем настоящий.
Рукоплескание на Акифия не действовали и ринг он покинул только тогда, когда ему показали то, ради чего он жертвовал яйцами.
Тайчат Акифий лечил своими средствами. Подсаженные к Акифию боксеры очухались сразу на первом пузыре. После второго они снова и окончательно окочурились, но причина была уже другая.

      На дно к экзотике

Живая музыка расшевелила сельские души.
      «Если ещё бы балалайку с баянчиком – сама по Тайски бы затянула» - вздохнула Маруська.
Аграфена запела актуальную для деревни и потому уже народную песню:

Миллион, миллион, миллион белых коз
Подарил, подарил, подарил б мне колхоз
Получила бы я с молочком и навоз
Это всё, это всё - бывшие цветы

Музыканты, услышав знакомую мелодию начали подыгрывать, после чего песню подхватил весь коллектив:
      
      Жил был колхозник один
      Имел он корову и хлев
      Был он в деревне один
      С бабами храбр был как лев

      Как сенокос наступил
      В поле он встретил любовь
      Баб всех других позабыл
      Одна волновала лишь кровь

«Ник, это они про нас с тобой заливаются. Но если замечу на кого… хоть носом…» - прижалась к Никифору Марфа и сунула ему под нос кулак.
Понюхав кулак Никифор настроил оба нюхательных радара как раз в ту сторону, куда Марфой путь был заказан. Вытянувшиеся уши сложились в одну стрелку и потянулись словно магнитная стрелка компаса в ту же сторону, потянув за собой и голову. Там топтались пятеро Таек, которые боязливо поглядывая на Марфу делали обиженное лицо.
Выпуклостью фигур Тайки перед Марфой проигрывали, но Никифора в этот раз потянуло на кисленькое.
Нахальство, с каким Никифоровская носопырка удалилась от кулака Марфы, от себя не ожидал даже сам Никифор, за что был тут же награждён не только подзатыльником. Одновременно подскакивая от пинка он услышал лязг ножниц возле места, где обычно находилась ширинка.
«На экзотику потянуло пентюх недорезанный» - орала Марфа так, что и остальные мужики свои сокровенные места зачехлили руками – «Я на фельдшера два раза поступала, так что по медицинской линии имею право сама тебя в трансфера перевоплотить».
Никифор в лигу голубых вступать не торопился и выставил для жертвоприношения под ножницы только палец.
«Хоть руку обкромсай, но об экзотике сегодня позабочусь» - думал он не сомневаясь в своей изобретательности и вслух добавил: «Марфуш, неужто ты думаешь, что я твои сердечные места на Тайские пустышки променяю. В твой лифчик все ихние персики поместятся, да еще и настоящих килограммов пять влезут».
Марфе сравнение понравилось не полностью: «Где это ты персики узрел? Копчёные коровьи лепёшки и то симпатичнее, а от других мест любой венерический диспансер со страху развалится» - и взяв Никифора под ручку, сковала надёжнее кандалов.
В этот момент песенка про «розы» закончилась и привлекла в кафе американских туристов.
«Калынка, малынка, калынка мая…» - запели иностранцы заплетающимися языками.
Под ручку с ними появились девчушки с размером загара и внешностью обезьян.
Лица обоих полов умиляли влюблённые улыбки, искренность которых, о наступившей у них взаимной и вечной любви, сомнений не вызывали.
«Где они такую экзотику раскопали» - завидовал Никифор озаботившись по данному вопросу уже намертво.
«Калинку» запело всё кафе и присоединившиеся соседние заведения. Не ограничившись пением селяне пустились в пляс. Американцы со своими возлюбленными в обиду себя не дали и в танцах. Их ноги выписывали телодвижения народностей всей планеты. От сочетания пируэтов пигмеев с народностями Аляски, ноги переплелись так, что напоминали морские узлы и африканские косички.
«У них не только языки заплетаются» - высказал Никифор и первым приступил к спасательным работам, отдавая приоритет только тайским ножкам.
Расплетённые «заморцы», решили на свою шею угостить колхозничков по рюмочке. Наши конечно не отказались, но ответка – это не долги!      
От избытка «ответок» не отвертелись и соседние заведения. В соседних кафе расселилась вся Европа, из которой ответная благодарность тоже не задержалась.
Сказка про белого бычка нашла в виде круговорота рюмок уже новое, но тоже бесконечное продолжение.
«Один хрен, мы должны последними угостить» - ругались каждый на своём языке, но не отказываясь от угощения, свою «ответку» высылали заранее.
«Пусть окочуримся, но последняя «ответка» должна быть от нас. На это благое дело за мой счёт ассигную полностью» - сказал Никифор подмигивая на каждой букве.
«Белого бычка» прихлопнула учительница английского языка.Она прибыла по направлению в деревню, но кроме слов «Ханде Хох и Гитлер капут» в Кукайкино никто не выговаривал.
Переквалифицировавшись в учительницу арифметики и исправно забыв свой предмет запела, единственное что помнила: «Хапе бёздей ту ю, хапе бёздей ту ю…»
В экстазе запели и Американцы, а один сказав: «Спасыбо, спасыбо» - начал кланяться.
«Мы кажись на день рождения как раз вовремя и совсем без подарка» - озадачила Никифора Марфа.
«Приглашай всех к нам в отель отмечать день рождения и тащи цыган с медведями и прочей живностью, а я насчёт «усё ключено» - договорюсь» - решил Никифор и потащил американцев вместе с путанами в отель.
Администрация с набитыми карманами встречала гостей вместо хлеба и соли запечёнными омарами.
Цыгане с медведями не нашлись и заменились обезьяной с питоном.
Восьмипудового удава несли шестеро человек и он, удлиняя на четыре аршина замыкал процессию.
Праздничный стол накрыли вокруг бассейна по акватории которого, нагоняя аппетит, вальяжно плавал питон.
Не знаю после какой по счёту, но точно знаю, что именно после рюмки у людей открывается шестое чувство. У нашего коллектива шестое чувство открылось в виде телепатических способностей. И теперь вся ватага, не зная языков, понимала друг друга без слов. Рюмки опрокидывались как по команде обязательно одновременно.
Казалось бы что людей стали понимать и животные. Обезьяна наливая гостям закусывала также одновременно со всеми, а слоняющиеся около бассейна павлины перелетели от греха подальше в соседний отель. Питон пока только плавал, но похоже тоже всё, всё понимал.
Марфа решила поставить пьянству крест: «Мы за именинника даже пьём не по-человечески, пора уже и знакомиться».
«Джон» - представился виновник торжества и упёр взгляд на макушки Марфовского бюста.
От недвусмысленного взгляда сердце Марфы застучало как железнодорожный состав. Взволнованные макушки, превращаясь в купола, выдвинулись навстречу заморской мечте. Вздымающаяся грудь напоминала морской прибой и от наплыва каждой волны Американский берег размывался до основания. Наконец волны докатились и до разреза кофточки. Опоясывающие декольте шнурочки, закончив сопротивление начали расползаться. Увеличивающийся до бесконечности разрез бесстыдно обнажал Марфовскую гордость.
У Джона происходило тоже самое, но место разрезом было выбрано совсем другое.
«Блин, Мадонна! Мэрилин Монро – фуфло» - запричитал Джон почти по-русски, и в этот момент Амур насадил его на свою стрелу зацепив и Марфу.
«За Джона пью только на брудершарф» - воскликнула Марфа и присосалась к Джону ещё до рюмки.
«Вери гуд, Вери гуд» - пытался высказаться Джон, но Марфовский пылесос работая на совесть засосал и слова.
Никифор поглощенный экзотическими думами, ревностью не отличился и наливал за здоровье Джона уже четвёртый бокал.
В поле зрения Никифора возникла американская покинутая любовь. «Экзотика» в его глазах с зеркальной точностью раздвоилась. Попавшая в поле зрения обезьяна изображение умножило, но общую картину не портила.
Никифор повторил речь Джона и качаясь из стороны в сторону решил заключить в свои объятия оба объекта. Обнять получилось только один, зато попавшийся, оказался пушистым и уже голым. Не сопротивляясь зову природы, Никифор начал стягивать с себя штаны.
В это время за Джона пили уже в шестой раз, на чём русско-американский брудершарф завершился.
Европейские крыши от выпитого начали восторгаться американскими подругами. Двоим французам захотелось «экзотики» покруче. Из всей компании круче оказалась только Аглайя. Весь лунный свет казалось бы сосредоточил свои лучи именно на её единственном зубе. Его сверканием Аглайя могла бы осветить всю Европу, но одаряя светом только двоих она томно раскрыла для них свои жаждущие объятия.
Источающая лунный свет худоба и её экстремально экзотический вид поверг в изумление всех европейцев. На привыкших к экзотическому образу жизни пожирателей лягушек, он воздействовал особо. Решив переплюнуть Америку они вдохновенно отдались в объятия Аглайи.
Марфа решив избавиться от посторонних трезвых глаз необдуманно выкрикнула: «Купаться только трезвым».
В бассейн почему-то полезли все и почему-то все с выпивкой. По пути заодно снесли в бассейн и Джона и Марфу. Воде места уже не хватило, а изголодавшийся удав, в поисках «лягушки» уткнулся прямиком в Акифия.
Вымещенная вода заменилась горячительными напитками и благоухающая атмосфера начала постепенно замещаться мирным храпом.
      
      * * *
Называя по-своему картины художников, народ в случае с Репиным изрядно поторопился. Картина Репина «Приплыли» восстала на русский мотив во всей красе именно в Таиландском отеле и конечно в бассейне.
Вода там отсутствовала, но все персонажи имели позы пловцов запечатлённых стоп-кадром. Иногда кадр портила чья нибудь приподнимающаяся голова и тогда картина озвучивалась звуком «ой». Иностранные головы, издавая те же звуки, шевелиться не могли.
Поговорка - «Вчера пил с русскими – чуть не умер, сегодня с ними похмелялся – лучше бы вчера издох» - колхозников немного бы обидела. «Кто пил с нами – до утра не доживёт» - это было бы для них справедливее.
Иностранцы дожили, но об этом искренне сожалели.
Джон уложил голову в самый разрез бюстгальтера, но Марфовская грудь в это солнечное утро его не радовала. Не поднимая головы, он молился, чтобы его избавляя от мучений пристрелили. Марфа мечтала о том же самом.
Никифоровский голый зад был кокетливо прикрыт мохнатой рукой и он застыл с обезьяной в вечном поцелуе. О страстном поцелуе свидетельствовал, засунутый в рот под самый корень, обезьяний язык.
Филимона никто не прикрывал и его обнаженная задница обрамлённая Тайками проектировала солнечные зайчики на весь бассейн.
Акифий переплёлся с питоном, но кто кого обвил, понять было не под силу.
Оглайя охомутала объятиями сразу двух французиков, причём кому она до этого давала предпочтение, осталось для неё загадкой. Голые французы стонали громче американцев, но открыв глаза и увидев бабку обрадовались. Крутившийся у них в голове вопрос: «Почему смерть явилась без косы» остался для них открытым.
Пьеса Горького «На дне» получила новую интерпретацию, причём совокупившись с романом «Живой труп» получила вторую жизнь.
Из-под стола загробным голосом запели - «Вот умру я умру, похоронят меня…» и по голосам Маруськи и Агрофены было понятно, что долго ждать им этого не придётся.
«Дайте умереть в тишине» - охнул бассейн, но от безысходности продолжил: «… и никто не узнает где могилка моя».      
Родной мотив вдохнул, в покинутые душой тела, новую жизнь. Явление барменов с пивом, было встречено возгласом: «О, пресвятая богородица», после чего началось тоже скоропостижное, но уже окончательное оживление.
Никифор, не открывая глаз, вспоминал своё младенчество и зачавкал обезьяньим языком. Обезьяне это очень понравилась и в благодарность она окатила его носовой жидкостью. Младенчество Никифора действительности не соответствовало. Проглоченная жидкость имело с молоком признаки только отличительные.
Насторожившись он раскрыл один глаз, но веки со страху захлопнулись и намертво переплелись ресницами. Артистической мимикой Никифор не владел, но его лицо даже с закрытыми глазами имело явно удивлённое выражение. Обнявший Никифора объект, обследованный вручную, оказался тёплым, но полностью шерстяным. Загадка раскрылась только по одному пункту – в эту ночь Никифор спал не о
 

Эдик и сигареты

(Malyutka)
 8    2019-08-07  0  227

Эдик Кальянов частенько вечерами проводил время у телевизора. Обычно он смотрел какой-либо фильм или сериал. Но мужчина терпеть не мог назойливую рекламу, пусть даже короткую. Ему не нравилось, что она прерывала картину. Человек сильно нервничал, выходил из себя и возмущался, не стесняясь в выражениях. Тем не менее однажды, сидя перед телевизором, Эдика, на удивление, заинтересовал один рекламный ролик, несмотря на то что он наглым образом влез в фильм на самом, казалось, интересном месте. Собственно говоря, видеоматериал, носивший социальный характер, мало походил на рекламу. Он рассказывал людям о вреде сигарет, призывая отказаться от пагубной привычки. В небольшом сюжете показали человека, бросившего курить, и теперь тот выглядел героем, которого нахваливали друзья и знакомые. И не просто нахваливали, а ставили в пример другим.
«Подумаешь, тоже мне подвиг совершил. А в прочем, именно это мне сейчас и нужно», - стал рассуждать Эдик. Он представил, как завтра на работе всем объявит, что бросил курить и тем самым станет объектом восхищения и похвалы. И как только мужчина подумал об этом, то отчего-то курить захотел с невероятной силой, и вместо одной сигареты потянул три подряд. «Ничего страшного, сегодня ещё можно», - успокаивал сам себя человек, - а завтра начну новую жизнь».
Утром он вспомнил о своём намерении отказаться от курева только после того, как не нашёл пачку сигарет, потому что накануне вечером выбросил последнюю в мусоропровод, чтобы не соблазняться. Тяга к табаку нахлынула с новой силой, и Эдик пожалел о содеянном, но успокоил себя на мысли, что совершил нечто героическое, заслуживающее уважение.
В большом просторном кабинете планового отдела, вместе с Кальяновым трудилось около десяти человек. Однако, когда утром Эдик пришёл на производство, то, к удивлению, увидел лишь двоих – коллегу, разбирающего на столе кипу бумаг, да своего начальника, уткнувшегося в монитор компьютера. Раскладывать карточный пасьянс на компьютере являлось любимым занятием у руководителя, однако тот всегда делал вид, что серьёзно занят и погружён в работу.   
- Маловато нас сегодня, - негромко обронил вошедший и приуныл, что о новости, которую сейчас объявит мало кто узнает, а значит его поступок по достоинству оценит не весь коллектив.
- Приступай уже к делу, - грозно бросил начальник. В его голосе сквозило раздражение – свидетельство того, что руководитель не в духе.
- А я сегодня курить бросил, - с важным видом произнёс Кальянов. Только к негодованию, не услышал ни похвалы, ни какого-либо комментария – каждый занимался своей работой. Тогда Эдик подошёл к столику, за которым приятель копошился в бумагах и обратился уже непосредственно к нему:
- Ты что, не расслышал?
- Бросил, так бросил. Я вообще никогда не курил, – пробурчал тот, пожимая плечами.
Кальянов даже обиделся от этих слов. Чего-чего, а такого расклада он не ожидал. К тому же ещё начальник снова рыкнул по поводу работы:
- Хватит болтать! План горит, а ты всё о сигаретах. Свои проблемы решайте дома.
Эдику ничего не оставалось, как приступить к обязанностям. Дабы не злить шефа, который, несмотря на «занятость», краем глаз поглядывал на подчинённых, он не рискнул сразу рассказать о новости ещё одному коллеге, явившемуся на работу с опозданием. И лишь в обеденный перерыв подошёл к нему и поделился своим достижением. Но и здесь его постигло разочарование, услышав в ответ длинную тираду.
- Ты что, больной?! У нас в жизни и так удовольствий мало, так зачем от них отказываться? Подумай сам, - разве можно обойтись без сигарет, женщин и хорошей выпивки? К тому же твоя фамилия сама за себя говорит.
Расстроенный Эдик вернулся на рабочее место раньше других. До конца обеденного перерыва оставалось ещё минут двадцать. Обычно в это время он трепался языком с приятелями, потягивая сигареты, но сейчас… Сейчас следовало занять себя чем-то иным. Он посмотрел на соседний столик, где среди картонных папок лежало несколько книг. Мелькнула мысль, что за чтением можно скоротать время. Эдик взял первую попавшуюся книгу и раскрыл её. Она оказалась сборником афоризмов и высказываний классиков мировой литературы. По странному стечению обстоятельств, на глаза попалась цитата Марка Твена: «Бросить курить очень просто. Я сам это делал тысячу раз».
Кальянов захлопнул книгу и с негодованием швырнул её обратно на столик, будто она в чём-то провинилась. А затем рыкнул:
- Да пошло оно всё к чёрту! – и через минуту уже побежал «стрелять» курево.
Вечером перед тем, как лечь спать, он вышел на балкон. Затянув сигарету, Эдик уже напрочь забыл, что ещё утром бросал курить. Его мысли витали где-то далеко-далеко…
 

КОТОВАСИЙ МАЛЕВИЧ

(FUNNYSUNNY)
 6  Приключения  2007-07-14  1  1024
Мои годы кошачьей жизни… И самые разные приключения…

Зовут меня просто – Наполеон Бонапарт. Шучу. На самом деле зовут меня Котовасий Малевич, и мне уже идет четвертый год. Недавно в моей жизни был День Рождения, не первый, конечно, но все же… И знаете – это самые худшие воспоминания! Спрашивается почему? Потому, что мои владельцы – добродетели - кормильцы, просто про него забыли… Ну как так можно??? Ну да ладно, я им еще припомню, каким-нибудь исцарапанным шкафчиком, например. Надо будет это обдумать…

Итак, хочу рассказать историю своей небольшой жизни. Вообщем-то как я родился, я не помню, но зато все остальное… Хохохо…

Начну с того, что взял меня к себе святой человек, просто!! Зовут его Костей (рифма даже получилась). С ним живет девушка по имени Карина. Их было просто запомнить, потому, что оба имени начинались на букву «К». А так как у меня склероз, то… соответственно… Они составляют мне семью и может я покажусь вам сентиментальным, но с ними меня связывает многое… Например, такие вещи как: еда, мягкая кровать, краски Кости и косметика Карины… Ах, да, чуть не забыл – холодильник…))) Но не только материальные ценности ценны мне (масло масленое какое-то, но иначе мне просто не выразить своих чувств), как же любовь и преданность? Да ну их! Лучше я повожусь в их комнатах с полиэтиленовыми пакетиками… Теперь хочу вам рассказать почему у меня такое прозвище – Котовасий Малевич. Котовасий – потому что, как говорит Костя, я много котовашу (сворачиваю все вокруг), а Малевич (опять же благодаря Косте) потому что, очень, очень, очень люблю возиться в красках Кости… Чуть не запамятовал! Костя - художник, а Карина – визажист. Не знаю что значит слово «визажист», но все равно я рад за нее! Искренне! Быть может мне тоже стать визажистом? А что? Это идея… Хотелось бы рассказать о характерах моих хозяев. Начну с Кости (он меня больше любит) : он веселы, умный (по моим меркам), творческая натура, но есть один минус: он вредный, как пудель!! Он не дает мне возить лапами красках.

Как-то раз был случай: тогда я был еще совсем малюткой и увидел баночки с чем-то ярким, ну подумал: «Раз яркое, значит, можно поиграть!», я запрыгнул на стол, и вдруг все эти баночки летят на пол: жидкость разливается из них на пол красивыми цветными лужами и разлетается по стенам мелкими капельками… Ляпота-то какая!!! Только я начал рисовать бабочку лапами, только вошел во вкус, заходит Карина (только тут ее и не хватало..) и как заорет : «КОСТЯ!!!!!», я чуть с ума не сошел от такого ультразвука и даже подпрыгнул в краске (от испуга) и тем самым раскрасил и Карину… От этого она потеряла по-моему рассудок вовсе… Даже вспоминать страшно, как она меня драила в ванной! Лично я считаю, что это преступление против беззащитного существа!!! Костя сказал: «Дааа, Котовасий, теперь мне не нужно делать в своей комнате ремонт, ты мне даже стол раскрасил ! Пропадает в тебе талант, будь ты человеком…»
Каринин характер для очень сложен… то она ласковая и готова мне полхолодильника отдать (а холодильник у нас большой), то орет как резаная, что я, видите - ли, не там сижу, лежи и вообще не так дышу…

Это я уже не очень хорошо помню: Костя поручил мне что-то очень важное, но после очень разозлился, почему-то… Я лично после этого с чувством выполненного долга стройным маршем двинулся к холодильнику, ожидая, что сейчас меня будут холить и лелеять, да не тут – то было… Мало того, что никто и не собирался этого делать, так еще и пинок под зад отвесили! Да что же это такое??? Ну в конце-то концов!!! Короче, держитесь ребята!
Я расцарапал шкаф, дверь, продрал шелковый платок Карины, съел помаду ее же, своротил все со стола и погрыз соболиные кисти Кости… ХЕХЕХЕ!

ПОМОГИТЕ!! Костя взбесился совсем! Теперь он меня не пинает, а гоняется за мной по всей квартире с грязной пыльной газетой, и видимо, хочет меня очень больно ударить!!! Ну как хочешь, Костя… Тут я вдруг резко тормознул и проехал прямо перед носом у Кости к исцарапанному мной шкафу. Костя как заорет: «Ах ты, скотина! Мало тебе того, что ты все вещи испортил, чего только одни кисти стоят, ты у меня еще по полу перед носом катаешься!!! Я тебе сейчас покажу!!!» И тут он побежал на меня с такой скоростью, как, наверное, не бегал в жизни своей! Ну я – то не растерялся и прыгнул на шкаф. Вот я увернулся от шкафа, а Костя от шкафа нет…Ему, возможно, было очень больно… А в моей кошачьей душе осела обида…Когда Костя очнулся, он просто на меня рукой махнул… Наконец-то я слез со шкафа! Только решил уйти восвояси, как по заду получил газетой. Но я даже не мявкнул и не тяпнул за руку, а просто ушел.

Ночью я решил сбежать (уже в раз 3ий), меня всегда находили у прилавка с мяском (я любитель), на этот раз я воздержусь от мяса и поем вкусно дома. После хорошего перекуса я вылез через форточку и полетел. Этаж у нас вообще шестой – спасают кусты. Приземлившись на четыре лапы, я двинул свои стопы к булочной. Вдруг мне захотелось почесаться (вроде блошки не беспокоят, это наверное, нервное), я с ужасом обнаружил, что на мне ошейник с моим именем и адресом! Ну только не сейчас! Какая-то очень знакомая тетка прошла мимо с пакетами… Она берет меня на руки!! НЕЕЕТ!!! Хотел было убежать, но нога застряла в ошейнике! ПООМОООГИИТЕЕЕ!!! Неужели никто не видит, что прямо на этом месте ущемляют права животных и прямо на этом месте совершается преступление!!! Секундочку! Эта тетка – это ведь теща Кости… И сейчас она меня несет обратно - к моим… так лапы мои свободны, голова вроде тоже, ну начнем. И тут я выпрыгиваю из ее рук и убегаю восвояси! УРА! Я СВОБОДЕЕН!

А в это время дома:

- Где Котовасий? (Костя)
- Кто? (Карина)
- Наше раскрашенное животное?
- Вроде бы ты его опекаешь? Так вот и опекай!
- Но ведь он и твой кот тоже! И значит, искать пойдем вместе!
- А ничего, что сейчас 11 часов ночи? Куда ты пойдешь его искать?
- А вот и пойду, а вообще…
Звонок в дверь, за дверью теща.
- Мама, у тебя все в порядке?
- У меня все, а вот у вас я смотрю не очень… Я видела вашего Котовасия около булочной, хотела вам домой принести, так ведь удрал засранец! Второй раз уже!
- Вот что, значит, не ходить в спортзал,… Что ж вы за ним не побежали? (Костя)
- Сумки в руках были… - пробурчала в ответ теща.
- Ну, хорошо, а где же они теперь? Котовасий проголодался?
- Ну, ты держись…
- Да ладно, я пошутил, просто с детства лишен чувства юмора.… Ну собственно, это не суть… Вот вам наиголейший факт: Котовасий удрал. Так?
- Так…
- И значит, мы идем к булочной!

В это время Котовасий:

Похоже, что особо, обо мне никто не беспокоиться, да и ладно, пойду, погуляю по городу, подышу свежим воздухом.… Как же ночью хорошо погулять! Спеть, что-ли, что-нибудь? Хотя нет, не стоит, а то меня кто-нибудь узнает, да и вокал у меня не поставлен, да и вообще не хочу я… Нужно зайти подкрепиться. Я зашел в очень большой универмаг под названием «Континент», но почему-то еды здесь нет, только какие-то блестящие штуки похожие на наш кран на кухне или в ванной. Ладно, здесь мне определенно не место.… Пойду дальше… Интересно, что это за здание, напротив, под названием: «Устрица»? Видимо, там есть еда!
Зайдя в это очень странное помещение, я легко ужаснулся… Куча пьяных людей!! Ладно бы они просто стояли, так вдруг один из мужиков как заорет: «СМОТРИТЕ! ТУТ КОТ! ДАВАЙТЕ ЗА НИМ ПОБЕГАЕМ!!». Да уж…Ну чего только не придет в голову людям, когда они не совсем в себе…Разбежался.. Не сейчас и не здесь.… Хотел, уже было, уйти, как на меня наваливается чья-то тяжелая туша!!! ПООМООГИИТЕЕ!!!! (Опять это слово…) Пытаюсь выкарабкаться…. Что-то не очень выходит…. Кто-то дергает меня за хвост!!! ДА ЧТО ЭТО ЗА БЕСЧИНСТВО??? Щас я вас тут всех перецарапаю!!! Получай! Что это еще за выражения? (цензуре пришлось изрядно покромсать это момент) Дааа, такого я не слышал вообще в своей жизни, таких отборных слов еще не приходилось мне слышать.… Ну и ладно… БЕЕЖИИИМ!!! Все, сюда я врятли вернусь еще.…
И все-таки остается проблема с питанием.… Есть-то мне хочется.… Придется вернуться к булочной.… Пройдя несколько метров, я увидел ту самую булочную со светящейся вывеской «Горячие булочки»… Все-таки эта вывеска лучше, чем предыдущая. Зайдя в это святое место, я ощутил запах свежих булочек, а еще ощутил праведный гнев!!! МНЕ ОПЯТЬ ОТТОПТАЛИ ХВОСТ!!!! МЕНЯ СЕГОДНЯ ХОТЬ КТО-НИБУДЬ ЗАМЕТИТ??? С диким мяуканьем я набросился на своего обидчика, забыв, что на мне еще висит ошейник с адресом! По-моему в нашу с ним разборку подключился весь состав булочной. Я даже не представляю, как это все месиво выглядело со стороны.… Но, наконец, кто-то вытащил бедное животное (т.е. меня) из всего из этого… Кто же мой спаситель? КАРИНА??? Вот уж не ожидал.… Это приятно, что твой владелец о тебе вспомнил, но чтобы Карина! (Наверное, Карина обо мне вообще не думала, а выполняла поручение Кости, чтобы меня найти.) Но все-таки было очень приятно, что человек, не имеющий ко мне никакого отношения спас меня из той кучи.… Удаляясь на руках у Карины, я посмотрел на этот ужас со стороны! Как же это смешно! Хотя - нет, когда ты в эпицентре этого месива, это не очень смешно… Кто-то кричит: «Кто наступил мне на ногу?», а кто-то: «Миша ты уронил три батона!!! Никакой тебе премии!!! », «Да слезьте же с моей ноги!!!», а кто-то вообще просто так орет: «Как же жизнь прекрасна!!!».Такие речи особенно смешно наблюдать со стороны.… Но вот я и не заметил, как мы пришли домой… Дом, милый дом… Он милый особенно после такого путешествия.… Только вот запустили меня в него, как-то не мило, буквально-таки, закинули.… Ну ладно, спасибо и за такую доставку.… На самом деле, я уже было, подумал, что на этом мои приключения окончатся, но я ошибался.… У меня, наверное, сегодня неудачный день… Костя только что прошелся по моему хвосту!!!! Да что это за безобразие??? Взвыв, буквально, не своим мяуканьем я набросился на… тещу Кости - маму Карины!!! О, Господи!!! Я же ошибся! В свою очередь теща Кости, взвыв нечеловеческим голосом, набросилась на…. булочки…. Шутка…. Она набросилась на Карину с воплями: «Да сними с меня этот клок шерсти с когтями!!!», дальше были еще возгласы, но редакция не пропустила…. А Карина, просто в безумии, и похоже не очень понимая, что вообще происходит набросилась на Костю с воплем: «Сделай же что-нибудь!!». Костя вздохнул, сделал паузу и сказал: «ТИИИИХОООО!!!!!». Ну ничего умнее придумать не мог, хотя на него сразу все обратили внимание, включая меня. И тут он нам выдал: «Либо я уже нахожусь в сумасшедшем доме, либо меня сейчас туда увезут! Я так больше жить не могу! Почему сразу все проблемы, все неурядицы сваливают на меня? Вот Карина, скажи мне, что я могу сделать? Ты постоянно просишь меня об этом, а ты сама хоть что-нибудь сделать можешь??? Малевич, теперь с тобой. Я прекрасно понимаю, что весна, все-такое, но ты хотя бы держал себя в руках!! Сколько уже можно создавать проблемы? То краски, то Анастасия Авдотьевна, то.… Да что такое, в конце концов? Слезь с головы моей тещи… Анастасия Авдотьевна, мне бы хотелось обратиться к вам. Вы, хот раз, можете не предъявлять свои претензии, по тем или иным причинам? Сами посудите, на Вас кинулся Котовасий, так что ж Вы так орете? Да, это несколько неожиданно, но он ведь Вас не съел, хотя мог бы вполне, и даже не поцарапал!! С меня довольно, я пойду, погуляю, подышу свежим воздухом и отдохну от этого дурдома. А Котовасий пойдет со мной.… Пошли».
Я даже немножко удивился, что он взял меня с собой, но когда мы пришли, на какую-то полянку и он начал говорить, то я все понял. Вот, что он мне рассказал, а точнее я приведу здесь фразу, которая заключала все: «….ты всегда мне был самым близким другом и самым близким питомцем.». Если честно, то я не очень был удивлен, ведь у него ко мне всегда и отношение было соответствующее: мне всегда, ну или точнее почти всегда разрешалось возиться в красках, мне всегда доставалось много еды, и еще одно: я мог драть кресло, когда захочу и сколько захочу. Вообщем, я не знаю, сколько мы там просидели, но когда рассвело ( все это действо происходило среди темной ночи) Костя, наконец, сообразил, что спать тоже надо и то, что на работу он не пойдет…. В этот момент, мне его стало особенно жалко: ведь он не работает, а заказы разные выполняет…. Да все-таки ночью надо спать….
Мне бы хотелось описать его следующий день после всего этого ужаса… Обычно он просыпается где-то 10 утра, а тут. Костя проснулся примерно в 12 часов пополудни, если можно так сказать. Сказал, как-то не сильно бодро: «Малевич за мной на кухню», передвигался он как-то подозрительно медленно и с легким прихрапыванием. Он пришел на кухню достал мой корм положил мне еды, что характерно мимо тарелки, взял газету и ушел. Я начал сомневаться дошел ли он до своего кабинета вообще. Я решил, что есть не хочу и выглянул в коридор: Костя лежал головой на тумбочке! Я подошел, прыгнул на нее и увидел только здоровый безмятежный сон. Ну я просто не смог удержался и тяпнул его за ухо, но не рассчитал – Костя аж подпрыгнул от неожиданности. Сказал: «Ты сейчас у меня получишь мое милое животное…» Потом зевнул и начал медленно на меня идти, грозно как-то, но я понял иначе он до мольберта не дойдет. Поэтому я медленно стал пятится к его рабочему месту. Он сел за мольберт и тут же упал лицом в свои краски. Я сначала даже забеспокоился и наклонился чтоб посмотреть все ли у него в порядке, но не увидел ничего кроме, как я уже говорил безмятежного, ангельского сна… Я подумал, что таким случаем надо воспользоваться, поэтому извозился весь в красках и начал ходить с гордым видом по квартире, рисуя непонятно что, но , я точно зная, что это произведение искусства. Примерно через час я вернулся к нашему ангелу и легонько потерся об его ногу. Костя никак не отреагировал лишь только устроился лицом в красках поудобнее…(ему наверное хорошо – это ведь его родная стихия, можно сказать). Вдруг, я даже сам вздрогнул, раздался звонок, режущий уши после такой звенящей тишины… Костя, не помня себя, подорвался и к двери. Я смеялся долго, представьте себе не сильно полного, не сильно худого мужика в трусах, и всего в красках – вот умора… Я вальяжно направился к двери (он еще не видел мое произведение искусства на полу). Костя, открыв дверь спросил:
- Вам что? Пейзаж или портрет?
- Мне, - ответил субъект, - не то, ни другое, мне нужен батон с упаковкой масла, желательно Voimix, на формате А1, к завтрашнему дню.
- Хорошо…
- Почему Вы весь в краске?
Костя потер лицо, тем самым, размазав гуашь еще больше…
- Ну, Вы же знаете, я так напряженно работаю, что даже не успеваю помыться..
- Но почему Вы выступаете перед посетителем в нижнем, извиняюсь, белье?
Костя взглянул на себя и нашелся:
- Так как, заказов мне поступает много и на разные жанры, я работаю с утра до вечера, да так, что не успеваю одеться..
Субъект еще раз недоверчивым взглядом взглянул на художника и изрек:
- Мой Вам совет: Помойтесь, оденьте-с, приведите себя в порядок и нарисуйте мой батон…
- Ваша картина будет готова завтра к часу. Вас устроит такой вариант?
- Отлично. К часу я у Вас. Все-таки оденьте-с к моему приходу…
- До свидания. До завтра.
Последнее что я помню это Костю, который закрыл дверь и уснул прямо там…
 

Где труба?!

(Ицхак Скородинский)
 -2    2007-09-18  0  410
На трубе, на трубе
жили братья А и Б,
на волшебной на … .

Чтобы каждый мог купить
их и нототению,
разрешалось нам смотреть,
через этот нефоскоп,
чтоб посредством чтения
книжек А
и книжек Б,
что сидели на трубе
вся громадина страны
встала в очередь – всё чтоб,
ну, буквально каждый,
чтоб читал он их взахлёб.

…И макулатуру
тоннами сдавали,
чтоб
Литиздат впечатать смог
мысли их… .
В натуре –
Чтобы чтоб?!

Кто Б
без А?

ГДЕ ТРУБА?!!!
 

ПОЛНЫЙ ... СЛОГАН

(КВАнт)
 18  О рекламе  2011-06-23  0  2100
Как-то в своём офисе однокашник намекнул, что,
в дополнение к разработанному мной логотипу,
его бизнесу теперь не хватает лишь яркого слогана.
Пока он говорил по телефону, я - в шутку - сварганил на компе плакатик.
Смотреть творенье сразу он не стал - бросил трубку и умчался.

Через пару дней я был ошеломлён, обнаружив
на двери офиса тот плакатик, да ещё в цвете.

Серьёзный логотип венчался свежим слоганом.

[b]Слоган Полного Общества
По Охране Материнства и Детства:[/
Читать дальше >>
 

Трояк

(Фёдор Сван)
 10    2009-04-28  0  717
Записано со слов архитектора Валеры Дудника.

Это сегодня на каждого пятого гражданина России приходится один автомобиль, а в те времена, о которых пойдет речь, на каждые полчаса приходилась одна, нужного вам направления электроединица общественного транспорта. Поскольку страна жила в едином трудовом порыве, выполнять намеченные партией планы народ с утра развозили к местам ударного коммунистического труда эдакими брикетиками в вагончиках городского трансптра. Вагончик, как доброй хозяйкой на совесть был фаршированный человеческой массой. В одиночку упасть было невозможно, только всем одновременно. По тем временам проезд в этом самом вагончике стоил от трёх до пяти копеек, поэтому аккуратно сложенный в небольшой бумажный квадратик казначейский билет достоинством в три рубля, надёжно спрятанный в кармане, приятно согревал ляжку дудниковсковалериной ноги. Вдруг чья-то рука беспардонно, как мент сквозь толпу зевак, протиснулась в Валерин карман. "Надо спасть трояк"! Рука хозяина скользнула следом. Две руки, как борцы сумо, ворочались в тесном пространстве кармана. Рука вора уже крепко держала трояк. С красным от напряжения лицом Дудник мощными от природы пальцами силился извлечь купюру из кулака грабителя. Отдать сигареты, обед и пиво? Хрен в бок! Никогда! Преступник стал рваться к выходу. Борьба продолжилась за пределами кармана. Наконец наглый карманник сдался, разжал пальцы и выскочил на подкатившуюся остановку. Покинув роковой вагончик на своей остановке, возбужденный победой, Валера развернул спасённыё трояк. Только трояк оказался синенькой пятёркой. Валера пошарил в кармане и вынул аккуратно сложенный в небольшой бумажный квадратик казначейский билет достоинством в три рубля. Лицо Валеры покраснело вторично.
 

Случай в кабинете врача

(Оleg Wral)
 11    2015-02-01  0  785

Предисловие:

"Пистолетом и добрым словом можно добиться гораздо больше, чем одним добрым словом".      
      Аль Капоне

:******
В кабинете сидит толстый, ухоженный врач-психотерапевт.Из тех модных лощённых типов, которые купив диплом , дурят людям голову, за их же деньги.
К нему на приём заходит потасканного вида, небритый с испитым лицом мужичонка и забыв поздороваться, излагает модному эскулапу за свою проблему:
-Послушай-ка док; что-то я себя чувствую неважнецки, душевное состояние у меня какое то не такое, с людьми перестал нормально общаться, уставать стал не по делу, да и вообще настроение паскудное.Может меня депресняк с шизой бахнул и уже пора током лечиться?

Выслушав этот мало вразумительный бред, врач-психотерапевт, отставил в сторону чашку с которой пил свой кофе и внимательно посмотрев на мужичонку, сказал раздуваясь от апломба.
-Ну если Вы себе уже и диагноз сами поставить сумели, то тогда и вылечить себя сможете.А вообще то мне кажется, что у Вас много свободного времени.Слышишь ты хмырь, ты что сюда завалился, тебе что заняться нечем?Ходишь морочишь голову занятым людям!
-Извини док,-сказал мужичонка нимало не смутившись таким приёмом,-Я забыл представиться, -и поставив на стол свою барсетку, величиной с небольшой кейс, стал в ней рыться вытряхивая её содержимое, врачу под нос.Первым выпала пачка рублей, толщиной в ладонь, за ней пистолет.

-Послушайте, уважаемый господин,-увидев на своём столе такой натюрморт сказал врач,-Давайте пожалуй начнём с начала.Мне кажется я знаю в чём Ваша проблема и я готов помочь Вам от неё избавиться, за весьма и весьма скромное вознаграждение.
-Я знал, что мы найдём общий язык,-хмыкнул мужичонка подбрасывая в руках свой пистолет,-И для закрепления нашего взаимопонимания я бы попросил тебя док; залезть под стол и прокукарекать, раз десять.
-По-по-по-лиция,-сползая под стол прохрипел врач.
-Не правильно док, я же сказал не прохрюкать, а прокукарекать.Что я не понятно сказал? Ещё раз ошибёшься свинья, прострелю ногу.
-Кукареку-истошно завопил с перепугу. загнанный под стол врач.
-А ведь ты знаешь, мне вроде как легчает. А ну давай ещё так же девять раз. А потом займёшься физическими упражнениями.Я думаю, что приобщившись, таким образом, к спорту, мне полегчает.

Через час из кабинета врача-психотерапевта, вышел улыбающийся и подтянутый молодой человек, с огоньком в глазах.

Что-то значит доброе слово. Оно и мёртвого поднимет.
 

Панно, плакаты, и с чем их едят

(Raptor)
 0    2006-02-26  0  1267
Когда я учился в колледже, у нас регулярно проводились выставки панно и праздничных плакатов. Мы с братом частенько бродили мимо всего этого разнообразия, выставленного в коридоре, на втором этаже, и рассматривали творения различных технарских групп. И вот однажды под Новый год, мы увидели на очередной выставке такое необычное панно. Маленькая украшенная ёлочка, на которой мигают малюсенькие гирлянды, и вдобавок ко всему, она ещё и вращается. Вокруг этой ёлки живописно разложена вата с блёстками, изображающая снег, на котором сидят несколько миниатюрных зайцев, также сделанных из ваты. Очень красивое панно. Мы не смогли не остановиться возле него, чтобы полюбоваться. Не смутил нас даже тот факт, что какие-то студенты-извращенцы уже успели приделать зайцам кое-какие детали из ваты. :) Зато смутило то, что ёлочка торчит с небольшим наклоном, и это заметно при её вращении. -"Надо поправить". -Решил брат. В коридоре как раз никого кроме нас не было, и он принялся усердно выравнивать ствол ёлки. Вдруг раздался треск и ёлка отломилась! -"Опс". -Произнесли мы. Братишка тут же отключил панно и бросился прилаживать отломившуюся ёлку обратно. Кое-как он её зафиксировал, и мы, не дыша, включили её вновь. Ёлочка начала вращаться таким образом. Пол-оборота делает стоя вертикально, затем вдруг резко наклоняется, и остальные пол-оборота совершает с максимальным наклоном, то есть почти чиркает по "снегу", потом вдруг опять поднимается вертикально, и так по кругу. При этом она не перестаёт весело мигать лампочками, как будто бы так и должно быть.
Так, совершенно того не желая, мы окончательно превратили шедевр в хохму :). Вы только представьте себе эту "пьяную ёлочку", то падающую, то вновь поднимающуюся! :) А тут ещё и весёлые зайцы "с большими причиндалами" (уже не нашего производства), сидящие вокруг неё - органично дополняли эту убойную картину! Как вам это? Вот-вот. Мы тоже загибались от смеха. :)))

Во время осенней выставки, одной из групп было представлено просто сногсшибательное панно. Оно представляло из себя обычную фанерку, с приклеенными к ней осенними листьями. В центре этой фанерки размещалось гнездо, в котором лежали два каштана. И рядом со всей этой "красотой" написано название данного "произведения искусства":
"ЯИЧКИ ОТ ПТИЧКИ"
Сальвадор Дали - отдыхает.

Нашу группу тоже напрягали участвовать в этих выставках. Панно мы не делали, но плакаты рисовали. Группа была не особо организованной, и нормальной редколлегии у нас не было. На Новый год нам нужно было нарисовать праздничный плакат. Одна девчонка вызвалась этим заняться, с условием, что ей будут помогать. Кураторша с радостью взвалила на неё эту обязанность, и помогать ей, разумеется, никто желаньем не горел. В конце концов, девчонка принесла недорисованный плакат, и заявила, что "Дальше рисуйте сами!", мол она просила, чтобы ей помогли, а помощи не получила никакой. Всё что смогла - нарисовала. На плакате был изображён заяц (тогда надвигался год зайца), сидевший на барабане. Ещё там была надпись "С НОВЫМ ГОДОМ!" И всё... Дорисовывать плакат никто не хотел, а сроки сдачи уже поджимали. В итоге, плакат вывесили прямо так. Это было, конечно же, полное позорище. Ну представьте, на белом фоне один заяц и барабан внизу. На этом барабане должен был быть написан год, но его так и не написали. Это не могло не привлечь "остроумных корректоров", и уже к вечеру после того, как наш плакат вывесили, в центре барабана появилась очень заметная надпись "ОЧКО". Получилось забавно. Вроде бы заяц сидит на очке :). Все смеялись, ну и мы конечно же тоже. И каково же было наше удивление, когда мы узнали, что наш плакат, по итогам конкурса, занял второе место!!! :))) Сначала никто не поверил в это, но потом оказалось, что это действительно так! :)
Прошло время, и на горизонте замаячил какой-то очередной конкурс. Уж не помню, то ли опять творческий, то ли связанный с художественной самодеятельностью. На классном часе, кураторша начала нас убеждать в важности этого конкурса, и участия в нём. Наши, как всегда, сопротивлялись, отмазываясь, что ни у кого из нас нет желания участвовать в этом конкурсе. Мол мы все неспособные и бесталанные - только опозоримся. Тогда наша кураторша напомнила нам о минувшей победе новогоднего плаката. Мол, тогда-то мы аж второе место заняли! Нельзя ронять марку! После этих слов, мой одногруппник (очень серьёзным тоном) сказанул следующее:
-"Да чё вспоминать тот дурацкий плакат?! Он и второе место занял только потому, что на нём кто-то "ОЧКО" написал!"
Вся группа разразилась хохотом. :)))
 

Загадочная русская душа

(Вит)
 10    2019-02-10  2  246
Русскую душу не удалось пока понять никому, похоже, в том числе, и нам самим. Мне кажется,как это не парадоксально,что нас не понимают именно потому, что мы все понимаем и без слов.
    Вот это завернул, сам хоть понял,что сказанул? Но слова - то вроде все русские. Сейчас поясню. Наши люди могут общаться вообще без слов, - на одних понятиях. Мне как-то довелось наблюдать со стороны за своими товарищами. Дело было на работе в пятницу, которую один из них называл, как ему казалось, а мы понимали, что это действительно так, более точным словом „питница". Использовав вторую половину этого замечательного дня по прямому назначению, мы вышли покурить, за столом осталось только двое, - они, как говорится, были уже не в состоянии, тоже, кстати чисто русское выражение. Пока все курили, а я наблюдал, один из них пытался наколоть на вилку оставшийся на дне банки до того мелкий опенок, что его ножка проскакивала между зубьями, а со шляпки соскальзывала сама вилка , второй все это время очень заинтересованно наблюдая, как мне казалось давал по ходу дела какие-то, судя по серьезности выражения его лица, советы. Слов разобрать возможным не представлялось, так как с его, одеревеневшего от принятого на грудь спиртного, языка скатывались, можно было бы употребить слово слетали, но, к сожалению оно обозначает слишком быстрое для данной ситуации действие, на которое ватный его язык не был способен, какие-то несвязные, напоминающие скорее мычание, звуки . Другой примерно таким же набором звуков, то ли соглашался с ним, то ли возражал, возможно, даже что разговор, если его таковым уместно было в данной ситуации назвать, шел вообще на какую-нибудь отвлеченную тему,-сие нам не ведомо, но к великому удивлению окружающих, они друг друга понимали!?
 

Дружба за деньги. Часть шестая.

(Кручко Игорь)
 8    2019-05-28  1  221

Часть шестая. Марихуана, кони, люди


      Уперев лоб в оконное стекло, лениво рассматривал двор. Местные мужики, поставив бидончик с пивом на столик, хлестко резались в домино. Тетя Роза за что-то отчитывала мастера точного удара молотком – великого и неповторимого сапожника Малевича. Детвора резвилась, поджигая тополиный пух… Огромная лохматая собака выгуливала худенькую девочку-подростка…
      Настроение было так себе: за эти дни, прошедшие после посещения дома Рона и знакомства с его сестрой, мне пришлось отбить несколько «атак» со стороны Рамоны – она, во что бы то ни стало, решила устроить мою личную жизнь! Пару раз навестил соседку Лену, но на мои настойчивые звонки творческая личность не отвечала. Понаблюдав еще несколько минут за внешним миром, решил заняться неотложными домашними делами. Полил вечно колючие кактусы, а в персональную тарелку черепахи положил ломтики яблока и вздохнул с облегчением – с домашними делами на сегодня было покончено!
      Летучий Голландец был обнаружен в своем любимом логове – под моей кроватью. Судя по внешнему виду, он пребывал в философском настроении: голова была втянута в панцирь. Я, не смотря на активное сопротивление рептилии, протер ее от пыли и опустил на пол.
      – Знаешь, а тебя ждет вкуснятина! – для большей убедительности облизал губы.
      Услышав о еде, черепаха, не медля ни секунды, помчалась в сторону кухни.
Заложив руки за спину, от нечего делать, прошелся по квартире, особенно обращая внимание на «потаенные» углы комнат. Остановился возле зеркала, пытаясь рассмотреть в нем свою физиономию. Когда это не удалось, то на припавшей пылью, зеркальной поверхности, нарисовал смешного человечка. Находившись вдоволь, лег на кровать и стал созерцать паутину на светильнике. Она подтолкнула меня к решительным действиям: я взял телефон и набрал номер.
      – О-о-о… Ты, наконец, позвонил! – томный голос девушки приятно «мурлыкал» мне в ухо. – Что, пришло время для свидания со мной?
      – Я понял, что мы просто созданы друг для друга, аленький цветочек! Скажу честно, крепился, как мог… все эти недели после нашей последней встречи!
      – Бедняжка!
      – Кстати, у тебя очень сексуальный голос, Оля!
      – Неужели? Никогда не замечала!
      – Слушая его, я пришел к выводу, что тебе необходимо…
      – Пожалуйста, без намеков! Иначе, квартиру будешь убирать сам, а фирма «Аленький цветочек» больше никогда не будет производить влажную уборку для такого неотесанного буратины, коим ты являешься! – засмеялась моя старая знакомая. – Ладно, пошутили и хватит! Когда можно начинать наводить блеск в берлоге?
      – Хоть, через час! Да, забыл тебе сказать, что кактусы уже политы и черепаха накормлена!
      – У меня сразу от сердца отлегло! Прямо гора с плеч! Вся работа, требующая неимоверных физических усилий, уже проделана!
      – Видишь, какой я работящий мужчина!
      – Да, это истинная правда! За тобой трутням просто не угнаться!
      Пообщавшись еще пару минут в таком духе с Олей, я только положил трубку, как сразу раздался телефонный звонок. «Наверное, Оля!» – решил я и принялся снова дурачиться в трубку: – Але! Со мной опять будет мурлыкать породистая киска Оля?
      – С тобой будет разговаривать Рон обыкновенный. Без роду и племени! – грустно добавил он. – Чем занимаешься?
      – Паутину рассматриваю.
      – Долго будешь рассматривать?
      – Нет, через час приедет знакомая наводить порядок в квартире.
      – Давай, прогуляемся. Например, в приморский парк…
      – Да чего там делать – сплошные деревья, трава и скамейки… Люди с собаками.
      – Там таблички есть о запрете выгула собак! Сам видел!
      Я немного подумал и решил, что пока Оля будет наводить порядок, можно принять предложение Рона и подышать свежим воздухом.

***


      Мы молча сидели на скамейке и, от нечего делать, разглядывали мимо проходящих граждан. В основном это были пожилые люди, неспешным шагом прогуливающиеся аллеями парка. Одна группка, очень смахивающая на «любителей ночных скверов и разбитых фонарей» примостилась прямо напротив нас. Через некоторое время, в воздухе, насыщенном озоном, мой нос уловил острый специфический запах, похожий на запах горящей веревки. Легкий летний ветерок распространял в округе терпко-тошнотворно-сладковатое амбре марихуаны. Раз за разом вдыхая, и через раз выдыхая, я сначала размечтался о заморских странах. Затем, мысли, словно сорвавшиеся с привязи дикие лошади, поскакали в совершенно другую сторону. У меня начались интересные видения. Вроде бы я зашел в огромный дом и стал бродить по его пустым коридорам…

      Открыв двери, ведущие в очередной коридор, я чуть было не попал под разгоряченного коня! На нем сидел всадник с головой! Он спрыгнул с лошадки и, звеня шпорами, подошел ко мне.
      – Ковбой Рон! – представился он, пожав крепко мою руку.
      – Очень приятно! А меня зову…
      – Мне не до фамилий! Сейчас просто нет времени! Надо спешить! Садись на коня и скачи быстро в актовый зал. Там живет один человек. Его нужно предупредить о том, что враг не дремлет! Вот, возьми этот маленький мешочек. Тебе пригодиться! – и он проложил мне его на ладонь.
      – Что это? – ничего не понимая, спросил я у хозяина лошади.
      – Это овес! Путь неблизкий, подкормишь его, да и сам перекусишь по дороге! Смотри, конь дикий, необъезженный! К тому же нет седла, и лошак постоянно косит лиловым глазом! – предупредил коровий пастух меня об опасностях.
      Но я смело ему заявил: – Нас, мустангинеров… Мустангисистов! Карамба! Как-то не так! Может быть, мустангистов? Скорей всего – мустангэров? Наверное, правильней будет – мустангманнов! Или все же – мустангльеров? Черт с ним, с названием! Так вот, нас, какой-то дикой кобылой не запугать! – и бодро вскочил на коня. – Рон, а ты сам откуда будешь, если что?
      – Если что, то я из Магадана! – подкручивая ковбойские усы, ответил владелец мустанга.
      Я чуть не свалился с коняки:
      – Ты, беглый каторжник? Как же тебе удалось проскакать через всю эту территорию? Вообще-то я тебя понимаю. Это сладкое слово «Свобода»… Оно, кого угодно и куда угодно может завести!
      Реакция на мою словесную тираду у мистера Рона была довольно неожиданной:
      – Неоткуда я не убегал! Живу там!
      Услышав ответ, я не удержался и, все-таки, свалился с дикого сына прерий.
      – Тебе что, адреналина не хватает? Прыгнул бы пару раз с парашютом и продолжал бы себе жить спокойно на побережье какого-нибудь теплого моря. Или ты, может, не можешь обходиться без вечной мерзлоты?
      Коровий пастух задумчиво проговорил:
      – Родину не выбирают! И вообще, нечего тут сусоли рассусоливать! Садись и скачи! Время не терпит!
      – А как же ты? – спросил я, опять взбираясь на палку с лошадиной головой. Мой вопрос повис без ответа в воздухе, весь пропитанный конским потом. Рон ударил мустанга по крупу и тот, выпучив глаза и издав страшное ржание «и-го-го», рванул с места галопом.

      Я несся по прерии, еле уклоняясь от колючек кактусов из которых гонят текилу (мне могут закинуть упрек в том, что в прерии эти кактусы не растут. Не правда! Просто надо знать текильные места!) Завидев меня, огромные животные, поджав хвосты и испуганно мукая (бизонихи), и недовольно мыча (бизоны) бросились врассыпную (тактика у них такая, чтобы не поймали!).
      Свежий ветер с запахом марихуаны бил приятно в лицо. Одно беспокоило, что я не знал, когда появиться этот актовый зал, и вообще, в правильном ли направлении скакало это обезумевшее деревянное животное. Но нас, мустанганисистов… Бли-и-и-ин! Объездников? Святая Магдалена! Объездисистов? Объездистов? Объездонов? Боже, спаси и сохрани! Как же, все-таки, правильно будет? Может, объездманнов? Мама мия! Объездунов? Просто можно свихнуться! Объездителей? Или будет правильней – объездельгильеров? Еле выговоревел это слово. Ладно, нас объездолошар ничем не испугаешь, ешкин кот!
      Видение исчезло и оказалось, что я, на всех парах, мчусь по коридору барака. Люди, испугано жались к стенке и крутили у виска пальцем. Наверное, таким образом, они хотели предупредить меня о том, что мой конь сошел с ума.
      Я кивал им головой и кричал:
      – Знаю, знаю!
      Впереди показались какие-то огоньки. Мустанг перешел на шаг и дружелюбно заржал.
      – Ага! – подумал я, – он, наконец, понял и смирился с тем, что из селюка сделали элегантную лошадь. Соскочив с палочки, которая заканчивалась лошадиной головой, я привязал ее к вбитому в стенку, кольцу. Достал из кармана мешочек с овсом, высыпал его перед присмиревшей лошадкой и, стряхнув дорожную пыль, открыл дверь в актовый зал… и сразу упал на пол: сильный запах чеснока прямо сбил меня с ног!
      Затем, послышался голос: – Чего это вы тут хухры-мухры разводите?

/продолжение следует/
 

КТО СТАРШЕ

(Николя Бузотэр)
 31  Про начальников  2012-05-13  4  3061
Из цикла " Фамильные истории"

***
Их дружба длилась более тридцати лет. Они вместе начинали
свою трудовую деятельность ещё   рабочими золотого прииска.   
Но судьбой было уготовано, одному из них стать генеральным
директором объединения «Якутзолото», а другому его водителем.
Ничто не омрачало бы эту дружбу, если бы не одно но.
Фамилия генерального директора была Девяткин, а фамилия его
водителя Десяткин.
Частенько на отдыхе, хватив лишнего, водитель нет-нет да
уколет генерального:
-Ты хотя и генеральный, а моя фамилия постарше будет.
 

Советы молодой семье

(MIKACHKA)
 2    2009-11-09  6  1689
Начинающему мужу:
1. Какие кольца дарить женщине? К свадьбе – обручальное, к юбилею – обруч хула-хуп.
2. В шкаф не прячется тот любовник, который сам как шкаф.
3. Настоящий донжуан должен одеваться не столько модно, сколько быстро.
4. От любимой женщины мужчина сначала слепнет, а потом глохнет.
5. Если уж полюбишь, то люби только такую женщину, чтобы с ней не стыдно было показаться жене.

Молодой жене на заметку:
1. Иногда нужно сопротивляться мужчине, чтобы подольше побыть с ним.
2. От несоблюдения техники безопасности человек может не только умереть, но и родиться.
3. Женщине легче влюбиться, чем признаться в любви, а мужчине легче признаться, чем влю-биться.
4. Не так уж плохо, когда мужу от жены надо только одно, плохо, когда ему от нее ничего не на-до.
5. Мужчина – это тот же клубок: когда женщина выпускает его из рук, он распускается, а когда берет его в руки – он сматывается.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер