ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 16

ХОХМОДРОМ
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 16  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Об авторах недоброе слово

(кантри бой)
  79  Смешные истории  2012-10-16  6  1544

Показалось забавным реанимировать две свои миниатюры о самиздатном
творчестве, которые были опубликованы на Хохме во времена смутные и не
столь далёкие, сказал «а» Жми сюда про критиков,
надо сказать «б» про авторов:

В силу своей непредсказуемости авторы-дамы не вписались
ни в одну из указанных категорий:

1. Ветераны:
Ничем не отличаются, кроме стажа, от других авторов,
несознательные ветераны превращаются в графоманов,
сознательные, осознав свою гениальность, пишут редко,
но метко.

2. Графоманы:
Самые бессмертные из авторов, их рукописи не горят, не тонут
и не продаются даже на вес, чем больше их критикуют,
тем больше они кропают, таких писак даже
творческий инсульт не остановит.

3. Зануды:
На короткий опус пишут не менее повести в стихах или в прозе
разъяснений, с выдержками из биографии классиков, учебников истории
и орфографии, обычно кончают своё существование в дурдоме.

4. Новички:
Самая распространённая категория авторов. Приходят в творчество
с чистой душой и большими планами, большинство из них бесславно умирает с
оплёванной душой, выжившие переходят в одну из предыдущих категорий.

Согласно комбинаторики вполне возможно появление второй, третьей
и четвёртой категорий в различных комбинациях.

Логически следует, что я худший из авторов, что и подтвердил, написав
“Об авторах недоброе слово”.

ЗЫ: Впервые опубликовано в ноябре 2007 года.
 

Прогулки по Тверскому бульвару

(Олег Сибирёв)
  11    2015-11-04  5  1048

* * *

      Прогуливаясь как-то по Тверскому бульвару, случайно пересёкся с Никитой Сергеевичем Михалковым.
      Никита Сергеевич подошёл ко мне и своим продолговато-сухощавым голосом вежливо поздоровался:
– Здравствуйте Олег!
– Здравствуйте Никита Сергеевич! – отвечаю.
      Михалков окинул взглядом красоты бульвара и поэтически произнёс:
– А ведь распрекрасные нынче погоды в Москве стоят… Вы со мной согласны?
– Согласен… – отвечаю.
– Вот Вы Олег всё пишите, пишите… – после паузы продолжил Никита Сергеевич, – Про классиков великих наших пишите.
– Пишу потихоньку. Вот про Шаляпина книгу написал.
– Про Шаляпина, да. Читал-читал… А вот про кого-нибудь из современников написать не желаете?
– Не знаю даже… Про кого например?
– Ну… – Михалков замялся, – Ну про кинорежиссёра кого-нибудь современного. А?
– Не знаю… Я подумаю Никита Сергеевич. Может про Фёдора Бондарчука чего-нибудь напишу.
– Да перестаньте! Про какого ещё там Фёдора Бондарчука? Бондарчук молодая, ещё не оперившаяся поросль! Я имел в виду кого-нибудь из мэтров нашего кино. Про мэтра напишите? А?
– Про мэтра? Но про кого? – поинтересовался я.
– Ну… – Михалков явно засмущался, – Ну про меня, например! В Вашем таком стиле. А?
      Ну всё, подумал я, «зазвездил» Михалков.

* * *

      Гуляю по Тверскому бульвару, слышу впереди шум какой-то. Подхожу ближе, смотрю: а там молодые поэты (человек сорок), в окружении немногочисленной публики одновременно свои стихи читают.
      Да… измельчал нынче поэт, даже слушать никого не стал, пошёл дальше.

* * *

      В очередной раз выбравшись на Тверской бульвар, я «слился» с людским потоком и неспешно зашагал в сторону Гоголевского бульвара.
      Вдруг смотрю, со стороны Гоголевского бульвара появляется живой Гоголь и направляется прямиком ко мне.
      В душе что-то испугано ёкнуло, а потом я вспомнил – ведь 200 лет со дня рождения Николая Васильевича отмечают. Уф… чур меня! Видимо это переодетый в Гоголя актёр разгуливает по центру Москвы и забавляет этим москвичей и гостей столицы.
      Не успел я закончить данную мысль, как «нос к носу» столкнулся с «Гоголем».
      Николай Васильевич внимательно посмотрел на меня, приветливо улыбнулся, сделал низкий поклон и бесследно растворился в воздухе.
      Однако... подумал я.

* * *

      Однажды на Тверском бульваре ко мне подбежало множество молодых людей с блокнотами. Окружив меня плотным кольцом, они начали задавать мне разные вопросы.
      Подумав, что это журналисты, я разомлел, воссиял и отчётливо услышал где-то рядом звон медных труб.
      Оказалось это были студенты социологи, проводили какой-то опрос.
      Ну что-ж… пока ещё не узнают.

© Сибирёв О.А.
 

ВЫНОС ТЕЛА

(Алик Кимры)
  9    2015-12-16  0  905

«... Нэ ведуть по украинськi дiлову розмову.
Отаке тi жлобы кажуть: «Мова –солов’ина.
Тож нэ будэ так свыститы розумна людына»

А.Кимры. «Авторский вариант гимна Украины»

11.12.2015 премьер-министр Украины Яйцевнюх с трибуны Верховной Рады отчитывался о деятельности правительства за 2015 год. Естественно, на дэржавнiй мовi. И вдруг возмущённый неслыханным враньём депутат Олег Барна за яйца стащил Кролика с трибуны. От боли потерпевший, подобно радистке Кэт во время родов, заверещал на родном русском. Тем самым убедительно показав, что в серьёзных делах теляча мова никому не нужна.
 

Писательская доля

(Олег Сибирёв)
  0    2016-01-23  0  797

Когда у Достоевского случались приступы гениальных озарений, Фёдор Михайлович тут же бросался писать свой новый роман.
      Бывало проснётся среди ночи и в кабинет! И пишет, пишет, пишет… Сутки пишет, вторые пишет, третьи – ничего не ест, не пьёт, с напряжением всех душевных сил трудится, превозмогая себя!
      Потом, правда, Достоевского «отпускало», новый роман, как правило, отправлялся в печку, а сам Фёдор Михайлович, накатив стакан водки, неизменно произносил:
– Херня получилась!!!

P.S.: По подсчётам историков Достоевский сжёг более пятидесяти своих романов.

© Сибирёв О.А.
 

Тайна кабинета биологии

(Raptor)
  0    2006-02-18  0  1669
Воспоминание школьных лет. Была школьная отработка. Это когда летом весь класс пару недель заставляют трудиться на благо школы (разгребать мусор, красить парты, ремонтировать инвентарь, и т.д.) Меня с одним одноклассником напрягли убираться в нашем биологическом классе. А в этом самом классе находилось подсобное помещение. Что-то типа лаборатории, в которой хранились всякие специфические причиндалы: скелеты, схемы человека в разрезе, микроскопы, заспиртованные лягушки и т.д. Тогда мы ещё не проходили биологию, а в ту подсобку вход ученикам был строго-настрого воспрещён. Биологичка сильно ругалась на тех, кто пытался сунуть туда нос. Поэтому всё то, что находилось в подсобке, долгое время оставалось для нас тайной покрытой мраком. Приходилось лишь облизываясь ходить вокруг да около, заглядывая в замочную скважину и дверной проём, распаляясь любопытством, и делясь открытиями: "Я там видел человеческий скелет!!!", "А я там видел прибор какой-то странный!!!", и т.д.
Но если ученики не имели право посещать это "святилище", то учителя - напротив, буквально оттуда не вылезали. Постоянно кто-то из них там сидел, а частенько случались и такие ситуации: Идёт урок, учительница что-то объясняет, и вдруг входная дверь открывается, в класс заходит директор, и громко выкрикивая: "Сидите-сидите! Не вставайте!", идёт через весь класс - в подсобку. А за ней, в кильватере, шествуют завуч и ещё 2-4 училки. Вся эта компания скрывается в подсобке со скелетами, после чего, оттуда начинают доноситься смех, стук, и какие-то громкие фразы, иногда нецензурные, заставляющие учительницу, ведущую у нас урок, краснеть. Хотя последняя, и сама частенько скрывалась в той подсобке, вместе с прибывшими, оставляя класс кайфовать в одиночестве. По-началу, нам было интересно, чем же они там занимаются. Но когда это вошло в регулярную тенденцию, все к этому привыкли, и забили на это. Что же всё-таки находилось в той комнатке, оставалось для нас загадкой... До той самой отработки.
И вот, мы с одноклассником, проведя уборку в классе, доложили о результатах руководительнице. Вместо того, чтобы нас отпустить, она велела нам также убраться и в подсобке. Мы были поражены до глубины души! Нам доверили убираться в этой комнате-табу! Такая честь! Разумеется, мы с радостью бросились туда. Это было всё равно что окунуться в какую-то новую таинственную загадку, совершить невероятное открытие! Реальность оказалась бледнее, чем мы думали. Очутившись в подсобке, мы тут же принялись рассматривать биологическую атрибутику, словно музейные экспонаты. Теперь это можно было не только рассмотреть вблизи, но и потрогать, понюхать. :) Однако практически ничего нового мы там не встретили, кроме того, что уже успели увидеть через замочную скважину или дверной проём. Как выяснилось, для этих скелетов, микроскопов и пластиковых внутренностей, отводилась лишь половина подсобки. Другая же её половина была отгорожена шкафом. Мы, затаив дыхание, осторожно пробрались туда, и увидели, что обстановка там совершенно иная, отнюдь не лабораторная. Большой и мягкий диван, кресло, круглый столик, холодильник. Довольно уютно оборудованный закуток. Посидев на диване, и проверив содержимое холодильника (в котором обнаружили нечто вроде коньяка, налитое в чайную чашку), мы обратили внимание на какой-то неказистый ящик, крайне не вписывающийся в уют обстановки. Он был высокий (почти в мой рост), грубый и грязный. Вместо двери, этот уродский шкафчик был закрыт деревянной заслонкой из неотёсанных досок. Сверху донизу его покрывала клеёнка. Было грешно не выяснить, что же находится там внутри. Стащив клеёнку, мы принялись открывать деревянную заслонку. По-началу она не поддавалась, но мы навалились на неё вдвоём, после чего, она с треском оторвалась. Затем, нас обоих сбила с ног волна пустых бутылок!!! Поток сопровождался диким звоном. Бутылок было не просто много, а ОЧЕНЬ много! Всяких! Хоть коллекцию собирай. Из-под вина, коньяка, пива, коктейлей, ликёров... И практически половину, если не больше, от общей массы обнаруженной стеклотары, составляли бутылки из-под водки. Мы рты пораскрывали от удивления. Так вот чем учителя тут занимались всё это время! Ничего не скажешь, культурно отдыхать умеют...
На удивление, ни одна бутылка тогда не разбилась. Быстренько водрузив их обратно в ящик, и закрыв заслонку, мы как раз успели убраться до прихода проверяющей.

И ничего удивительно. Обычная комната психологической разгрузки. А вы думали, что учителя мёд пьют?!
 

Производственные - 49

(Леонид Олюнин)
  6  О деревне  2012-05-04  0  2041
ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА
   (ретро)
Кто выносливее в современном мире, городской или сельский житель? Какие могут быть сравнения? Конечно, городской!
Помню, работников нашего цеха эксперимента ради в колхоз посылали, на картошку — выживем или нет. Выжили! Мало того, каждый по два ведра клубней домой привез. По приезду в колхоз, правда, от деревенского воздуха всех поташнивало, головокружение наблюдалось. Потом все как рукой сняло, когда по поллитровочке лекарственной жидкости во внутрь приняли.
А что случилось с сельскими жителями, которых в наш город, в порядке культурного обмена, прислали? Как только эти самые сельские жители из автобуса на городскую площадь ступили, так сразу же добрая половина сознание потеряла, на асфальт упала. Окружающая среда им не подошла. Машины скорой помощи понаехали — увезли пострадавших. Все еще, говорят, несчастных в реанимации отхаживают. Ну, с этими все ясно — им никогда к городской атмосфере не приспособиться.
Другая половина прибывших оказалась повыносливее: она опасаясь участи первой сразу же кинулась в очередь за сорокоградусной лекарственной жидкостью. Но и ей не повезло. Согласно достоверным слухам, из этой половины еще половина неприспособленных к городской окружающей среде, через пятнадцать минут была перетерта очередью до мелкого песка.
Об оставшихся селянах пока ничего неизвестно, существует научная гипотеза: они все еще томятся в очереди — жидкость не подвезли.
Так что нечего восхищаться образом жизни сельского жителя, этого баловня первозданной природы. Сельский житель стоит перед выбором: либо вымереть, либо приспособиться к окружающей среде. А современная окружающая среда — это хлорные реки, натриевые горы, кислотные дожди, серные туманы, азотные удобрения, мышьячные отношения с соседями по лестничной площадке.
Сейчас я в отпуске. У матери отдыхаю в деревне. Не столько отдыхаю, сколько приспосабливаюсь к окружающей среде: кто знает, может и в нашем городском воздухе появится кислород.   

* * *
Начальника в автобусе я встретил.
И это чудо! – он меня заметил.
Спросил: «Ну, как тебе у нас, Вано?»
Вот только я на пенсии давно.

ПРИВЕТ И ОТВЕТ

Светло в душе от «репродукции» —
«Повысим качество продукции!»
Под ней навален кучей брак —
Ответили на лозунг так.

* * *
Жил да был один простак,
Он работал абы как:
Абы как сапог тачал,
Абы как и получал.

Жил да был другой простак,
Он работал как ишак:
Сапоги вовсю тачал –
Как и первый получал.

Будь порядок не таков –
Как бы нам без простаков.
Хватит лозунги кричать,
Их проталкивать в печать.

Надо честно получать –
Не за наглость, не за спесь,
Не за хитрость, не за лесть.
Не за то, что с шефом лад –
За конечный результат.

ДАЁМ ПРОДУКЦИЮ

Управа – восемь этажей.
А завод – корова.
Там чиновников уже
Набралось до сблёва.
Все в работе до краёв,
В трудовой отваге:
Звон стаканов – ё-моё,
Шурш стоит бумаги.
Пиджаков и юбок тьма.
Кофий, чай качают…
Слесарь Пёрышкин Кузьма
Мало получает.
Возмущаться было он:
«Жру одну селёдку»;
«Вякнешь будешь удалён,
И без отработки...»
Эти Фёдоры, Васьки
Вам не трали-вали –
Жмут деталины в тиски
Аж поизнывали.
За воротами народ,
И не понарошку,
С нетерпением явным ждёт –
Вдруг попрут Серёжку –
За какой-нибудь прогул,
Водки репродукцию.
Из конторы смех и гул.
Выдаём продукцию.

* * *
Потерял работу Вася,
Бригадиром был «вчерася»,
Кулаком об стол стучал
И прилично получал.
Приняла бригада в массе —
Обойдемся и без Васи.
 

3-ХЛЕТНЯЯ ИСПОЛНИТЕЛЬНИЦА

(Алик Кимры)
  28    2018-04-26  0  1275
Юлечка бегает и прыгает по клавишам пианино, то резко на них приседая, то бухаясь на колени. Сюр! Возмущённая бабушка:
- Ну, разве так играют на пианино?
- Я не играю, я играюсь.
 

Если надо отлить, а Россия мала

(Долгоносик Очумелый)
  3  Про ЖКХ  2012-03-11  2  1167
Самое неприятное в выделительных процессах организма ситуация, когда приспичит в туалет в центре какого-нибудь населенного пункта, а самих туалетов вокруг не наблюдается. А ведь перед этим было так хорошо: сидел в приятном кафе, потягивал прохладное пиво с белой шапкой поверху. Лучик солнца проникал через небольшие оконца в полуподвальном баре. Подмигивал официантке, причем, не потому что она мне сильно понравилась, а от радостности настроения вообще. Плюс в баре включили тихонько некую космическую музыку в исполнении ансамбля «Space» и тут и вовсе произошло единение со Вселенной. Но и во Вселенной людям иногда надобно отлить.

   Покинул я ресторанчик с баром в прекрасном расположении духа, причем предварительно посетил туалетную комнату. Все же не чаю два литра набулькался. Вышел на одну из центральных улочек сего тихого древнерусского городка в средней полосе России, куда меня направили в командировку для подписания контракта. Контракт я подписал, и у меня появилось свободное время.

Я двинулся изучать городок. То тут, то там все сплошь памятники деревянного зодчества. Вот ленивая кошка пересекла мне путь. Сама черная - пречерная, как будто в угольной шахте работает. Ну и пересекла она мне путь, ну и что! Нет на нее обиды: настроение - супер, хочется ее просто поймать да отмыть с шампунем до белой шерстки, если сие возможно. А чего? Пусть она станет такой же яркой и солнечной, какой стоит на дворе день! Ясный, сверкающий.

Но после этого момента, как кошка пересекла мне путь, начались определенные проблемы, связанные с ударной переработкой организмом потребленного пенного напитка. Посему, приходится мне уже более настойчиво искать памятник уже иного деревянного зодчества: метра полтора на полтора, одноэтажный, с деревянной крышей и отверстием типа «очко». Можно, конечно, на минутку пристроиться к забору, но ведь вокруг все сплошь исторические памятники! Чуть ли не под охраной ЮНЕСКО, да еще милицейские патрули неспешно дифилируют рядом. Туристов здесь много, и их требуется охранять. А тут я бы встал, да оросил бы великолепные здания, что ставили еще наши предки. Нет, то было бы наглостью и хулиганством. А мочевой пузырь, зараза, чихать хотел на ЮНЕСКО.

Постепенно улыбка сползает с моего лица. Туалет, что недалеко, закрыт на санитарную обработку. Следующий – далеко вперед. Вернее, не далеко, если б не пиво, а с оным – очень далече. Проходящего мимо кота уже не хочется отмывать и гладить, а отловить и потребовать информацию, где здесь ближайший туалет. Выпытать, в какой дворик свернуть. Пиво просится наружу. Что же делать? Сунулся в один из дворов, а там – молодые мамаши с колясками. Засеменил на другую сторону улицу, нырнул в другой двор - бабуси на лавочках.

   И вот когда добраться до официального туалета уже не представлялось возможным, когда от внутреннего пивного давления глаза готовы были выпрыгнуть из орбит, как будто поршни насоса под давлением жидкости, я увидел заброшенный на первый взгляд двор. Вход преграждали массивные, старые, добротные железные ворота с открытой калиткой. Младым сайгаком я устремился к кованым прутьям. Ветер развивал мои волосы, и я отчетливо услышал, как поют свою лучистую песенку весенние птички. Но перед входом во двор мне пришлось резко прекратить движение: на воротах висела кривоватая, но широкая табличка со зловещей надписью:

«Чужим не входить! Во дворе злые, как собаки!»

    По спине моей пробежал холодок. Да кто же там живет, в том дворе? От холодных мурашек еще больше захотелось «до ветру». В мороз всегда так. И тогда мне просто пришлось двинуться вперед, к сердцу двора, так как терпеть больше не было никакой возможности. Внутри, окруженный невысокими стенами дома, я узрел спасительные густые кусты и витиеватые деревья. Я уже сделал шажочек в сторону растительности, но снова застыл. Да, табличка на воротах не солгала: справа от меня, метрах в пятнадцати, стоял основательно сколоченный из досок стол с лавками по периметру. Пятеро мужиков совершенно монстровского вида, с небритыми физиономиями, головами размером с весомый арбуз, с плечами шириной небольшого серванта восседали вокруг бутылки и рюмок.

Они пили водку и рубились в домино. Главное, что их демонизировало - взгляд на меня, вновь прибывшего. В их глазницах жила злость, даже больше - зверская злоба. Мне на миг показалось, что судьба свела меня с настоящей бандой «Черная кошка» из фильма Говорухина. Но я вовсе не хотел теперь быть Шараповым! К тому же, я был одет в официальный костюм, в галстуке (напомню, тут я был в командировке на переговорах). Я понял, что попал как «кур в ощип». Мой галстук явно бесил обитателей двора и они, наверное, изготовились к атаке, чтобы разорвать командировочного на части.

Но тут произошло нечто необычное: желание отлить неожиданно отступило. Может, от испуга. Просто отступило, и – все. Злые языки могут предположить, что я оросил свои чистые штаны от страха. Но разочарую: не было такого! Мне просто перехотелось, и все тут. Может, пиво внутри как-то причудливо усохло. Не испытывая судьбу, я повернулся на каблуке и покинул двор монстров. Ускорив шаг, я без особых проблем дошел до ряда платных туалетов в минутах пятнадцати быстрой ходьбы.

Выйдя из кабинки, я снова радостно подставил лицо мягким весенним солнечным лучам. И теперь я, напившись пива, если чувствую, что «оченнно надо», а туалетов, как обычно, поблизости не найти, кусты да заборы не эстетичны, то сразу же вспоминаю ту самую табличку на воротах: «Чужим не входить! Во дворе злые, как собаки!» Естественное желание сходить «до ветру» утихает, и я легко успеваю добраться до официального сортира.
 

Расчлененка

(Tungus)
  8    2010-05-12  0  1284
Группа захвата действовала быстро и слаженно. Двое омоновцев, с автоматами наизготовку, поднимались на цыпочках к указанному в поступившем телефонном сообщении четвертому этажу. Еще двое, также на цыпочках, спускались им навстречу с чердака. Все делалось для того, чтобы застать преступника врасплох и по возможности с уликами. Да, так и есть: на площадке четвертого этажа двевятиэтажного дома по улице героя гражданской войны Лазо кто-то, приглушенно чертыхаясь, возился у крышки люка мусоропровода. Милиционеры ворвались в этот тесный закуток одновременно и сверху, и снизу с диким воплем: «Руки вверх! Лежать!». На них оторопело смотрел перепуганный очкастый парень лет девятнадцати, с окровавленными руками. Выполняя первую команду милиционеров, он поднял их кверху, но вот лечь с поднятыми руками у него не получалось. А из раззявленной крышки мусороприемника торчала согнутая в колене нога в телесного цвета чулке, также выпачканная кровью. Рядом на полу валялся кухонный топорик.
- Так, ботаник, расчлененкой, значит, занимаемся? – обрадовался дюжий капитан, стаскивая с головы маску с прорезями для различных лицевых отверстий. – Все уже спустил в мусоропровод? Одна нога, говоришь, осталась?
- Ах! – сказал кто-то слабым голосом за широкой капитанской спиной и с глухим стуком упал на бетонный пол. Капитан мельком оглянулся. В обмороке лежала старушка с пятком бигудей на голове.
- Это кто? – строго спросил капитан.
- Моя соседка, Марья Семеновна, - печально сказал ботаник, опустил правую руку и провел указательным пальцем под носом, оставив на верхней губе окровавленный след.
- Сознательная у тебя соседка, - похвалил капитан. – Ну, ты, убивец, ручки-то поднял! Вот так! А теперь давай признавайся, чьи останки пытаешься схоронить столь варварским способом?
– Это отцова нога, - честно сказал убивец и шмыгнул носом.
- Мужики, так он отца своего грохнул! Это что же за зверь такой, а?
- Да не убивал я никого! – рассерженно сказал «зверь», непослушно опуская руки.
- Руки в гору, тебе говорят! Мы что, все тут слепые, да? Вон же нога торчит! А кровь у тебя на руках чья?
- Да эта нога не та нога, о какой вы думаете. Это протез! А кровь… Это я руку поранил, когда пытался пропихнуть ногу в мусоропровод.
- Какой протез? – недоуменно спросил капитан.
- Обыкновенный. Да вы потрогайте, потрогайте его, не бойтесь!
- Как же, испугался я! – фыркнул капитан. – Диденко, а ну потрогай ногу.
Стоящий ближе всех к торчащей из трубы мусоропровода ноге милиционер с погонами лейтенанта снял правую руку с автомата и осторожно, одним указательным пальцем потыкал в обтянутую чулком икру. Палец легко продавил икру.
- Точно, она неживая, товарищ капитан, - изумленно пробасил лейтенант. – Там что-то мягкое, как поролон, а под ним вроде как железка. Да, похоже, это протез.
- Та-а-к, - сконфуженно протянул капитан. – Ну, ладно, малец, ты руки-то опусти. И объясни, откуда у тебя этот протез, что это ты с ним тут делаешь?
И малец объяснил: отец у него живет неподалеку, в деревне. Ногу потерял по болезни. Носит протез, который время от времени меняет на новый здесь, в городе. На днях он и приезжал за новым протезом. Старый оставил у сына-студента на квартире, которую они с мамкой снимают для него на время учебы в институте. Наказал выкинуть как-нибудь.
- Ну и снес бы этот чертов протез вниз, в мусоронакопитель. Чего ты его сюда-то запихал? – пожурил капитан студента.
- Да поленился, - признался парень. – Думал, протолкну как-нибудь. А он застрял, зараза. Я уж эту чертову ногу и так и этак, и топориком колотил, все руки вон поранил. Не идет, и все тут. Ни туда, ни обратно. Уже два часа с ним мучаюсь. Может, у вас получится, товарищ милиционер?
- У нас? У нас получится! – азартно сказал капитан. – У нас кувалда есть, не то что твоя тюкалка! А ну, Диденко, дай кувалдой по пятке!
- Ах! – снова услышал капитан за своей спиной. Это пришедшая было в себя бдительная старушка увидев, как дюжий милиционер с хеканьем колотит кувалдой по торчащей из мусоропровода ноге, опять рухнула в обморок…
 

История с яйцами

(Макошь)
  0  Про яйца  2005-12-12  0  2124
Серафиме Алексеевне осталось купить буженину, всё остальное было уже готово. Раньше она ездила за бужениной в Елисеевский, а нынче стало трудновато: Серафиме Алексеевне исполнилось на днях девяносто пять. Вечером соберутся потомки: вдова-дочь, вдова-внучка, правнучка с мужем и трёхлетняя праправнучка. А какой стол без буженины? Одно недоразумение…
Серафима Алексеевна сунула ноги в полусапожки на маленьком каблучке (на высоком она уже года три как не ходила), кокетливо сдвинула шляпку-таблетку набок, повязала сверху тонкий ажурный шарфик, надела любимую котиковую шубку и отправилась в гастроном.
Купив изрядный кусок буженины и положив его в объёмистый ридикюль, Серафима пошла через сумеречный сквер: захотелось прогуляться. Она старательно обходила скользкие места, благодаря правнучатого зятя за то, что подклеил ей на сапожки резиновые подмётки, и вспоминая буйную юность, поэтические вечера в Политехническом…
Серафиму неуклюже обогнал по обледенелой дорожке мужчина в чёрной куртке и с металлической сеткой с тремя десятками яиц в руке. «Что за мода носить куртки? – подумала Серафима. – Совсем не элегантно… Вот покойный Лео всегда носил драповое пальто и шляпу…»
Она с беспокойством посмотрела на торопящегося скользящего человека: «Ах, как торопится… Только бы не поскользнулся, а то все яйца расколет… Долго ли…»
Мужчина свернул к киоскам, Серафима потеряла его из виду и забеспокоилась ещё больше: «У киосков ребятишки раскатали лёд… Надо бы предупредить» - подумала она и прибавила шагу. Поворачивая к киоскам, она услышала шлепок и тихую брань, поморщилась («Что за лексикон!»), тут же встрепенулась («Ах ты, господи, упал всё-таки!») и поспешила на помощь. За киосками она увидела сидящего на льду молодого мужчину в чёрной куртке, засеменила к нему и протянула руку: «Что ж Вы, сударь мой, так торопитесь… Яйца-то не раскололи?»
Мужчина посмотрел на Серафиму изумлёнными весёлыми глазами, сказал: «Ну, ты, бабка, даёшь!», встал, отряхнулся и пошёл в сторону сквера, оставив Серафиму в трепетном недоумении: сетки с яйцами в его руке не было, не было её и на снегу. Серафима посмотрела в противоположную сторону и увидела другого, скользящего, с сеткой в руке. «Целы, слава Богу!» - подумала Серафима и гимназически зарделась…
 

Жертва бдительности

(VladlenZ)
  2    2011-02-26  0  949
В службе занятости очередной посетитель.
- Так, молодой человек, на какую работу рассчитываете?
- Хочу быть биржевым брокером.
- А что Вы знаете в этой области?
- Знаю, что "тренд" и "бренд" - не одно и то же.
- Не густо. А кем еще могли бы быть?
- Частным детективом.
- А опыт у Вас какой-то есть?
- Есть. Свой опыт я изложил в объяснительной по поводу опоздания на лекцию, после чего меня выгнали из института и я начал искать работу.
- Изложите и мне.
- Семнадцатого сентября я заблаговременно покинул квартиру и направился на остановку автобуса, рассчитав все так, чтобы, несмотря на любые неполадки в работе транспорта, вовремя попасть в любимый институт. На остановке мое внимание привлек подозрительный мужчина, он нервничал и озирался. Вскоре к нему присоединился не менее подозрительный тип. Они обменялись фразами, показавшимися мне не совсем стандартными: "Какого цвета сияние Сириуса? - У моей бабушки нет старых юбок." Я стал за ними следить. Один из них уронил бумажку и покинул остановку. Второй через некоторое время ее подобрал и тоже стал удаляться. Мне все стало ясно. Я последовал за ним. Настиг его у тайника. Между нами произошла короткая схватка. Применив несколько приемов бокса и карате, я уложил его на землю.
"Ну что, голубчик, идем в милицию," - предложил я.
Он тяжело, жалобно и, как позже выяснилось, коварно вздохнул и попросил: "Можно последнюю сигарету на свободе?"
Последнее, что я помню, клубы нервно-паралитического дыма, вырвавшиеся из зажигалки. Очнулся я прислоненный к стене института через два часа, идти на лекцию уже не было смысла.
 

Любитель гамбургеров

(Юрий Подвязной)
  4    2018-04-20  2  842

Случай произошел в Москве, в папины студенческие годы. Группа студентов, приехав на практику, решила перекусить в новомодном Макдональдсе. А надо сказать, что в те года только появилась сеть этих забегаловок, поэтому готовить "забугорную" еду еще толком не умели. И вот один из этой группы от души наелся гамбургеров. Через некоторое время у него жутко прихватило живот... Ну, что делать? Долго искали общественный туалет, но так и не смогли найти. Пришлось включить русскую смекалку. Нашли они какой-то полузаброшенный, темный дворик, в котором лежало много пустых коробок. Посадили этого бедолагу в темный уголок и обложили коробками, а сами отошли в сторонку. Через несколько минут произошло следующее: их товарищ с криками и воплями подорвался с "насиженного" места и со спущенными ниже колен штанами промчался мимо них, скрывшись за ближайшими кустами. Папа и другие студенты переглянулись и лишь пожали плечами. И только через час удалось разговорить их бедного товарища, и вот, что он рассказал: "Снял штаны, уже занялся делом и чувствую, что на меня кто-то смотрит. Посмотрел вокруг, никого не увидел. А потом обернулся, а там... на него смотрят множество удивленных глаз!" Оказалось, что в подвале этого дома был какой-то магазин, и подвальное окно выходило на улицу. Он сразу не обратил внимания на это окно, потому что оно было всё в пыли, не бросалось в глаза. А как раз рядом с этим окном располагалась касса магазина. А теперь представьте, что увидели изумленные покупатели: вначале произошло "солнечное затмение", а затем во всё окно нарисовался огромный голый зад.
 

Объяснительная записка

(Илья)
  4    2011-05-07  0  1793
охранника ЧОП «Виртуальность» Чернышова М. В.

    Я, Чернышов М. В. по паспорту и по жизни, третьего декабря в четверг или
Читать дальше >>
 

БЫЛ ЛАКЕЕМ - 1

(Соломон Ягодкин)
  8    2019-10-28  0  521

Был лакеем. Успешно закончил Институт Международных Отношений. Стал гарсоном, и стал гарсонить, как говорится, от всей своей лакейской души...

Человечек он был ещё, прямо скажем совсем малюсенький, но орал уже – что твой начальник, чтобы его было если не видно, то хотя бы слышно всем тем, кто прозябал где-то там, в самом низу человеческой вертикали...

Он был хотя и небольшим начальником, но всё же уже – начальником(!), и поэтому в любую минуту был готов умереть спокойно, потому что главное у него было в его безразмерном, как у всех начальников, кармане...

Если у просителя не хватало денег, соглашался и на косвенные варианты, главное, при этом, ни копеечки не прогадать...

Никогда в себе не сомневался, и другим не позволял, ведь много сомнений, много и вопросов. А вопросительные знаки никогда не входили в его лексикон, только восклицательные!..

Интеллектом обладал невысоким, но зато правильным, и поэтому всех этих, с высоким интеллектом, бил прямёхонько но головам, чтобы хотя бы так с ними интеллектуально сравняться...

Все его мысли были написаны на его лбу, так что читать было недолго, да и немного, одним словом, явно не Сократ...

В своей первобытности не сомневался, тем более что все вокруг ему так и говорили, что он – подлинное дитя Природы, которое надо в зоопарке за деньги показывать, что он в конце концов и организовал! Спасибо умные люди подсказали, как следует свой маленький гешефт сподобить...

Когда кто-то из его подчинённых начинал думать самостоятельно, он по привычке хотел тут же куда следует сообщить. Но куда теперь следует, при нынешней-то неразберихе – не знал, и просто бил вольнодумцу его нахальный взгляд...

Стучал долго и нудно, но те, в своих красивых фуражках, обленились вконец, и окончательно перестали ловить мышей. Пришлось настучать и на них тоже, не надо было от своих прямых обязанностей своими красивыми правоохранительными хвостами отмахиваться...

Бдил везде, где только возможно, и этим запомнился. Все о нём так и говорили: «Наш Вечный Бдун!», а если и уважали его за это, то старались при этом не оставлять на его бдящей роже синяков...

По долгу службы начитался столько криминала, что, в конце концов, сам на себя и настучал, не хотел оставаться в стороне в самый разгар классовой борьбы...

Фото Алексея Кузнецова
 

Самолет гл.10-12

(Анатолий Тюменев)
  4    2007-10-31  0  922
10

– В туалет хочу, – канючил Муха вот уже минут десять, но участковый, поглощенный созерцанием конфискованного эротического журнала, специально тянул время, измываясь над пареньком. Нет, он не был злым человеком, просто жизнь, по его мнению, складывалась не так, не лучшим образом, а кто в этом виноват? В данный момент виноватым был Муха.
Быть участковым инспектором в Сосунках, имея за плечами сорок семь лет невзрачной, полной забот и неурядиц жизни в деревенской глуши, годы безупречной службы и капитанские звездочки, – участь незавидная, не ведущая ни к профессиональному росту, ни к материальному благополучию. Лишь последнее время, с приходом к власти в деревне Андрея Ивановича Водолеева, что-то (лично для капитана) стало меняться в лучшую сторону. Председатель от случая к случаю «кидал кость с барского стола», но к столу пока не допускал. Правда, на обещания Водолеев никогда не скупился, и Гречкин надеялся, что со временем его услуги будут вознаграждены.
Вот и сейчас: председатель уехал, помахал перед глазами куском золота, обещал прислать смену, а получился из всего «пшик». Сиди тут себе, охраняй девку, выжившую из ума бабку и сельского полудурка. Веселенькое поручение, нечего сказать!
«Говорили мне родители в свое время: «Учись, сынок!», – с чувством досады подумал Петр Алексеевич. – Так нет. Окончил наскоро курсы и назад, в деревню. А без образования высоко не прыгнешь. Звездочки неучам только снятся. Капитан милиции – это потолок».
– Гражданин капитан, – с ехидцей в голосе заговорила бабка Матрена. – Разрешите к вашей милости обратиться?
– Ну, чего тебе надо?
– Да скучно без дела сидеть. Может, мы тут в подкидного скинемся?
– Играйте, коли есть охота, – милостиво разрешил участковый.
– Я не буду, мне до ветра надо,– подал голос Муха.
– Сводил бы парня по нужде, чего ему душу томить, – замолвила за Муху свое веское слово Матрена.
– Сам знаю, что делаю, – проворчал в ответ капитан, но все-таки поднялся со стула и кивком головы приказал Мухе последовать за ним.
– А ты пока за этими двумя последи, – приказал Петр Алексеевич своей престарелой матери, которая из любопытства находилась тут же, хотя ничего не понимала в происходящем. На возглас сына испуганно вздрогнула и на всякий случай закивала головой.
Вышли во двор.
Эх, какая же летом благодать! Солнышко светит, птички поют, все зелено, все радостно!
– Давай по быстрому! – подтолкнул Петр Алексеевич Муху к деревянному домику.
– Я щас, мигом, – заверил капитана паренек.
Возвратился он, осененный богатыми мыслями.
– Петр Алексеевич, вопрос можно?
– Валяй.
– Читали мою объяснительную насчет деревянной чурки? Ну, ту, что я председателю написал? – спросил Муха, щурясь от солнца.
– Читал. И что?
– А куда вы ее дели?
– А тебе-то что, сопляк?
– Ну так, надо. Но если секрет какой, то, конечно, не говорите.
– В сейф я твою бумагу положил, – капитана разморило на залитом жаркими лучами дворе, и он настроился благодушно.
– Ага! – обрадовался чему-то Муха.
– Что значит «ага»? – не понял капитан.
– А то! Объяснительная есть, а самой чурки, выкрашенной под золото, нет. А вдруг начальство какое с проверкой, или еще что? Вот получится это самое «ага». Нет вещественного доказательства. А вы, может, объяснительную у меня под пытками выбили или пригрозили чем.
Тут участковый от злости аж взвился.
– Ах ты, паскудник какой! «Под пытками»!.. Я сейчас тебе устрою такие пытки!
Но Муха сумел все-таки успокоить разбушевавшегося представителя силовых структур, предложив не мешкая сделать из деревянного бруска подобие слитка и соответственно покрасить.
Как ни странно, но предложение капитану понравилось. Председатель все не ехал, а тут подворачивалось какое-никакое занятие.
– Давай показывай свое столярное мастерство, а я посижу, понаблюдаю, какой ты есть из себя мастер, – засмеялся участковый.
А мастер из Мухи оказался никудышный: чуть себе топором палец не оттяпал.
– Эх ты, неумеха, – снисходительно сказал капитан Гречкин, забирая из рук Мухи топор и ловко раскалывая полено на две части. – Учись, заморыш, пока есть у кого.
Действительно, с топором участковый обращался ловко. Через несколько минут в его широких ладонях уже лежал только что выструганный брусок, напоминающий по форме и размерам золотой слиток.
– Ну как?
– Здорово! – искренне восхитился Муха. – А краска найдется подходящая?
– Краска? Это посмотреть надо. Была какая-то.
«Какая-то» оказалась не совсем в тон – обыкновенная серебрянка, которой могильные оградки красят.
– Наверное, не пойдет, – выразил сомнение Петр Алексеевич.
– Почему не пойдет? Очень даже пойдет. Откуда я знаю, как золотой слиток выглядеть должен? Может, как раз так?
– Скорее, на серебряный будет походить… Впрочем, давай крась. Какая к шутам разница? Кто его рассматривать-то будет?
– Не знаю. Вам виднее.
В хозяйстве Петра Алексеевича, естественно, нашлось все: и кисти, и растворитель, и тряпки.
– Пусть теперь сохнет на солнышке, – удовлетворенно проговорил участковый – а мы пока покурим.
«Покурим» вылилось в обстоятельный разговор о самолете.
– Много, говоришь, там золота?
– Много. Ящиков сто, а может, и больше.
– А людей никого?
– Никого.
– Чудеса!
– Это точно, – согласился Муха. – Я и то сперва подумал, что со мной солнечный удар приключился. Прямо так и подумал: ёшкин свет, да ведь это солнечный удар!
– Н-да… – участковый в задумчивости вертел в руках выкрашенную серебрянкой деревяшку. – Почти высохла. Ну ладно, пойдем в дом.
– В сейф положить не забудьте. Это улика!
– Ты меня поучи, щенок!
Они поднялись на крыльцо. Зашли в дом…
Вдруг раздался истошный крик участкового:
– Сбежали!.. Вот ведь заразы какие! Сбежали, чтоб им ни дна ни покрышки!
Петр Алексеевич выбежал с искаженным от злобы лицом. За шиворот он волоком тащил за собой упирающегося Муху.
– Это ты, стервец, все задумал! Ишь как разыграл! «Улика»! «Вещественное доказательство»! Ну, сейчас ты у меня за все ответишь. Тоже еще умник нашелся!
Из этой сцены становится понятно, что пока участковый с задержанным развлекались поделками из дерева, Вика, не будь дурой, убрала с подоконника цветочные горшки, открыла настежь окна, вылезла сама и каким-то неведомым образом помогла вылезти наружу бабке Матрене. Не иначе, не обошлось без нечистой силы! Впрочем, если снаружи поставить небольшую стремянку, ту, что у Гречкина в саду около кривой яблони, то по ней мог бы спуститься вниз кто угодно. Даже колченогая Матрена. Таким образом можно и через забор перебраться… Можно. Только почему стремянка, поставленная хозяйской рукой под яблоней, так и стоит там? Она что, помогла задержанным сбежать, а потом сама вернулась на привычное место? Неувязочка в деле.
Только нет времени капитану Гречкину ребусы разгадывать. Надо беглецов ловить… Легко сказать – ловить. А кто Борю Елкина охранять будет? Петр Алексеевич в сердцах треснул кулаком по столу.
– Ты почему мне сигнал не подала, что задержанные в окно полезли? – гавкнул он на мать-старушку, божий одуванчик.
– А-а? – приставила ладонь к уху старушка.
Гречкин треснул по столу еще раз, но уже не так сильно: рука своя, не чужая, знаете ли.
– Ах вы, такие-разэтакие!.. – и пошел чесать ругательно. Потом успокоился.
– Придется тебе, умник, проводить меня к болоту, туда, где самолет лежит. Понял?
– Понял. Раз надо, так надо.
– А Вика с Матреной еще мне за прыжки с высоты ответят. А вообще интересно, как это они все проделали?
– Ерунда, – небрежно махнул рукой Муха. – Вика Матрену к соседям переправила, потом лестницу поставила на место, а сама через баню, по крыше – и огородами. Да ну их к лешему. Пошли, дядь Петь, то есть гражданин капитан, к самолету. И так сколько время потеряли. Ведь самое интересное пропустим. А слиток деревянный, тот, что вы сделали, советую положить в сейф.
– «Советую»… Тоже еще советчик. Ремнем бы по твоей заднице пройтись – вот это было бы дело.
– Да ладно, сразу ремнем…
Гречкин чуток подумал, повертел крашеную деревяшку в руке, потом все-таки открыл сейф и положил ее поверх мухинского заявления.
«Может, и прав пацан. Оно еще неизвестно, как все обернется», – подумал Петр Алексеевич.
Во дворе послышался собачий лай.
«Кого это несет нелегкая?» – только и успел спросить сам себя участковый, как на пороге появилась Елкина Варвара – мать Мухи.
– Сынок, – прошептала она, прижав руки к груди. – Живой!..
– Конечно, живой, а каким ему еще быть? – грубо ответил участковый. Не любил он драматических сцен.
Варвара, не слушая милиционера, попыталась заключить сына в объятия, но Муха шарахнулся от нее и спрятался за спину Петра Алексеевича.
Ситуация складывалась странная и непонятная, и только благодаря выдержке и самообладанию капитана удалось спокойно, почти без истерик в ней разобраться.
Оказывается, о самолете слух прошел относительно давно – пару часов назад. Жители деревни, кроме тяжелобольных и немощных, рванули в тайгу на его поиски. Место падения самолета было неизвестно, зато имелась информация про ящики с золотом на его борту.
– А ты что ж не побежала вместе со всеми? – спросил женщину Петр Алексеевич.
– Да мне золото без надобности. Боюсь я его. А муж мой в тайгу еще поутру подался: он бортник у меня, вы же знаете. А дед на костылях еле ходит. Так что…
– Что ж сразу к нам не прибежала?
– Так не знала я, где Борька. Говорили люди: председатель с собой увез. Куда? Зачем? Ничего неизвестно. Потом уже Вика, девчонка Сазоновых, прилетела как ошпаренная. Говорит – ничего не поймешь, слюни одни летят. Еле поняла ее. А как поняла – сразу сюда.
Гречкин в задумчивости потер подбородок.
– Чего ты, Варвара, хочешь? От меня, от меня-то хочешь чего?
– Отпусти Борьку, Алексеич. Христом Богом прошу. Малец же совсем. Не мог он ничего плохого сделать, ей-ей! А если надо кого под стражу посадить, то я готова.
– То есть как это – готова? – не понял участковый.
– Ну… это… Вместо сына, значит. Отсижу, сколько надо. Возьму его грех на свою душу.
– Маманя, прекрати! – вскричал Муха.
– Варвара! – гремел в унисон с парнишкой капитан Гречкин. – Ты в своем уме?!
Женщина ничего и слушать не хотела. Она самоотверженно встала на защиту родного дитяти, что называется, грудью.
– Меня в район вези. Скажи: я самолет в лесу нашла. Я! – Варвара демонстративно взяла стул и со стуком опустила на пол, будто сваи вколотила. Затем села на него, закинув ногу на ногу.
– Никуда отсель не пойду. Каку хошь бумагу подпишу. Любое злодейство на себя возьму! Отпустил бы ты, Алексеич, Борьку, а?
– Вот баба-дура, – всплеснул руками участковый. – Да никто твоего Борьку пока никуда сажать не собирается. Свидетель он. Ясно? Сви-де-тель! Так что успокойся.
– Да я вместо него могу взаперти посидеть, под твоей охраной. Как заложница.
– Дура ты! Дурней не бывает. Впрочем…
Петр Алексеевич в сильном волнении заметался по комнате. Потом резко остановился: видно, его осенила свежая продуктивная идея.
– Значит, так, Варвара. Ты остаешься в моем доме, пока мы не вернемся. Моя старуха будет за тобой надзирать.
– Не сомневайся, Алексеич. Никуда ни ногой. Мы сейчас чайку организуем.
– Ага, ага, – закивала головой престарелая мать участкового.
– Ты, мама, не агакай! Проворонила преступников. Знаю я твое «ага». Варвару стереги пуще глаза! Ясно?
– Что?
– Варвару, говорю… Слышишь меня? Так вот. Охраняй ее. Поняла? Ну и хорошо.
– А со мной что решили? – встрял в разговор Муха.
– С тобой? Дык к самолету пойдем. Чего тут решать? Сначала на моем «жигуленке», а дальше пёхом.

11

Председатель первым заметил гостей, остановил свой джип и неспешно вылез из салона на свежий воздух.
«Накрылось, похоже, золотишко теплым одеялом… Хозяева едут», – подумал Андрей Иванович, наблюдая за приближающимися автомобилями. Подсознательно председатель чувствовал: быть ему в этой истории крайним. Однако заранее придал своему лицу выражение искренней радости и легкого недоумения от незапланированной встречи с начальством.
– Павел Сергеевич! Как я вас рад видеть! Какими судьбами в наши края? – раскинул руки для объятия Водолеев.
Бабец обниматься не стал, но крепким мужским рукопожатием одарил.
– Дело, Андрей Иванович, нас к тебе привело, дело. Вот познакомься: Юдин – из самой Москвы. А это ребята из службы безопасности. Оружия не пугайся – служба у них такая.
Нервный господин в синем костюме протянул председателю узкую ладонь:
– Юдин. Серж. Из Москвы.
Водолеев удивился: «Серж? Интересно, мне его так и называть?»
– Вижу, неспроста вы к нам приехали, неспроста, – уже вслух сказал председатель, продолжая играть роль радушного хозяина, пока гости сами не засветят истинную цель своего появления в Сосунках.
Что-то Андрею Ивановичу показалось странным и даже подозрительным. Но что именно? Не хватало времени для анализа создавшейся ситуации. Решения приходилось принимать мгновенно.
«Про самолет заговорить первым или подождать?» – вот вопрос, который не давал ему покоя.
«Повременю карты раскрывать. Нужда будет – сами раскроют цель своего приезда. Наше дело маленькое. Я у себя дома и этих господ к обеду не приглашал. Хотя… пригласить надо»
И Водолеев сразу начал демонстрировать свою хлебосольность, уговаривая всех плюнуть на дела и не откладывая отведать шашлыков из свинины, которые с некоторых пор стали в его семье коронным блюдом.
– В кои века… Павел Сергеевич… Серж… Ну, очень прошу!
– Лучше чего-нибудь на скорую руку, – начал было соглашаться Бабец, как его инициативу пресек Серж:
– Все потом.
Андрей Иванович сразу понял: заместитель главы района в их краях является начальником для кого угодно, но только не для господинчика в синем костюме.
Серж подошел к Водолееву почти вплотную и уставился тому куда-то в переносицу. Глаза колючие, неприятные…
«Гипнотизирует, сука, – вдруг почувствовал прилив злости Андрей Иванович. – Щас как наверну ему по шее – сразу голова отлетит».
– На селе все спокойно, председатель? – тихим, с легкой хрипотцой голосом спросил столичный гость.
«Не пойму, чего темнят? Если разыскивают самолет, то так бы и сказали. Авария, мол, приключилась. Помогите властям. А то… Вроде секреты какие. То ли официально приехали, то ли нет. Точно, темнят. Вот и я спешить не буду. Присмотрюсь», – определился председатель, выдержав пристальный взгляд столичного «гипнотизера».
– А это… У вас в Москве шумно, а у нас глушь. Одно слово – тайга! А мы тут как медведи в берлоге.
– Ну-ну.
– Серж, не нагнетай, – попытался снять возникшую напряженность в отношениях Бабец. – Поехали, Андрей Иванович, к тебе в правление, чайку выпьем с лесными травами – Катерина у тебя в них толк знает. А какая красавица! Серж, тебе обязательно надо взглянуть на Катерину. Ух, хороша – у вас в Москве таких нет!
– А кто это – Катерина, жена, что ли? – довольно грубо спросил Серж, продолжая сверлить глазами председателя, будто говоря: «Знаем мы таких хитрецов, видали!»
– Секретарем в правлении работает, – ответил Водолеев, еще более закипая от злости. Казалось, еще мгновение – и он, плюнув на бойцов с автоматами, бросится на столичного самоуверенного наглеца и одним махом размажет тому по лицу длинный хрящеватый нос.
Не бросился и не размазал. Начальство следует терпеть, иначе в стране порядка не будет. Так, кажется.
«Надо будет у Бабца полюбопытствовать относительно личности Сержа. Кто он? Мент, эфэсбэшник, сотрудник МЧС или…» – Андрей Иванович не успел развить свою мысль, так как заместитель главы района дал сигнал загрузиться в машины и следовать за председательским джипом.
Очень странно смотрелась колонна иномарок, проезжающая по пустынным деревенским улицам. Было в этом что-то нереальное, выходящее за рамки естественных представлений: напоминало кадры голливудского фильма. Казалось, еще минута – и с крыши какого-нибудь дома застучат выстрелы крупнокалиберного пулемета, и белозубый негр будет выкрикивать невнятные ругательства, поливая свинцом все живое в радиусе действия смертоносного оружия.
Почему-то обошлось без негра. Да и откуда ему взяться в российской глубинке?
«Странные ребята. И Бабец сам на себя не похож, – продолжал рассуждать тем временем председатель. – И я тоже дурень: позарился на золотишко. Нужно было сразу в район звонить первому, самому Семенову, напрямую. Сейчас бы дело приняло официальный характер, а то получается не поймешь что. Игра в кошки-мышки».
Когда зашли в правление, Бабец задал вполне резонный вопрос:
– А где люди? Что-то никого не видать.
– Работают люди, – уклончиво ответил Андрей Иванович, – кто на ферме, кто в тайгу подался, женщины по дому хлопочут. Время-то давно обеденное.
– Да, обеденное, – согласился районный начальник и потер свое выпирающее над штанами пузо.
– Серж, может, все-таки перекусим?
– Давай, только короче. Хозяин, где там твоя хваленая Катерина, хочу глянуть. Пусть она нам кофе организует.
– А Катерина того… приболела малость. Дома лежит, – хриплым голосом ответил Водолеев, стараясь быстрей уйти от щекотливого вопроса. Честно говоря, он и сам не знал, где сейчас находилась его любимая секретарша.
– Что-то серьезное? – спросил с тревогой в голосе Бабец.
– Вроде нет. Чего-то по женской части.
Серж цинично усмехнулся – знаем, мол, мы эти «женские части».
– А мы и без Катерины управимся, сейчас такой стол организуем, что только ахнете! – нарочито весело воскликнул Водолеев.
– Это верно. Угощать Андрей Иванович умеет, – поддержал инициативу председателя Бабец.
– Только кофе! – демонстративно поднял указательный палец кверху Серж.
– Ну, ладно, кофе так кофе, – не стал возражать председатель. – Вы какой предпочитаете: молотый из зерен или растворимый?
– Любой, – почти прошипел столичный гость, наливаясь злостью.
Андрей Иванович ушел из приемного кабинета в соседнюю уютную комнатку «для отдыха» и включил чайник.
«Сойдет им и растворимый, – подумал Андрей Иванович, прислушиваясь к разговору, который, говоря откровенно, содержательностью не отличался.
Мужики в камуфляже вообще молчали, развалясь на диване и стульях как у себя дома.
«Интересно, что за бойцы такие? – недоумевал председатель. – Бабец назвал их работниками службы безопасности. Безопасности чего? Или, может, кого? Замглавы района? А почему не менты? Почему какие-то левые автоматчики? А Серж? Кто такой Серж? Инкогнито из Москвы! Очень впечатляет. А ведь они приехали за золотом. Точно! Спинным мозгом чую. Нелегальное, видно, золотишко… Потому-то самолет и без горючки оказался – долго в воздухе находился. Не мог сесть. А может, не давали? Ох и темная здесь, похоже история! Как на зоне: шаг влево, шаг вправо приравнивается к побегу. И огонь на поражение! А в качестве мишени оказался я! Надо найти возможность и позвонить Семенову, а еще лучше, если мой участковый возьмет это на себя. Все возьмет на себя – и самолет, и золото, и звонки к районному начальству. Прикинется дурачком: мол, так и так, нашел тут в лесу самолет. А председатель тут ни при чем, он был на ферме и ничего не знал. Вот так хорошо получается. А я в долгу не останусь, награжу за верную службу капитана милиции Гречкина, отблагодарю… потом. Все потом. Сейчас надо до него дозвониться и послать к самолету, чтобы он наших деревенских олухов по домам и рабочим местам разогнал. Если еще не поздно.»
– Ну ты чего там, председатель, уснул? Вроде кофе обещал? – раздался раздраженный окрик из кабинета.
– Несу, несу! Уже все готово! – раздался подобострастный ответ.

12

Тем временем красная «пятерка» участкового, проехав деревню, сворачивала к лесу. Состояние Мухи постепенно обретало праздничный, мажорный, и я бы даже сказал, торжественный характер. Он чувствовал себя в центре значительных событий: «Это тебе не у церкви побираться, это – ого-го!» Для паренька «ого-го» включало в себя весь комплекс настроений и переживаний, которые обуревали его в те минуты.
Неожиданно его внимание привлек массовый выход из близлежащего сосняка деревенских уток, гусей и прочей домашней птицы. Что они делали в лесу, было неясно, но двигались по направлению к Сосункам.
– Ух ты, вот это да! – выразил недоумение, равно как и восхищение, Муха.
– Не иначе, взбесились, – высказал свою точку зрения капитан.
– Наверное, птичий грипп! – догадался смышленый парнишка.
– Грипп, думаешь? Придется всю птицу перебить.
– Сейчас?
– Нет. Не сейчас. Потом. Сначала надо самолет найти.
– Найдем…
Машину спрятали в перелеске, а сами тронулись в путь. Правильность направления участковый сверял с картой.
– Чего-то мы не туда идем, – выразил сомнение Петр Алексеевич. – Ты вроде ближе к болоту указал, а ведешь к реке.
– Правильно, – согласился Муха, – к реке идем. Там я удочки спрятал – хочу забрать.
– Что? Удочки?! Ты мне это прекрати, понял? Никаких посторонних дел. Веди к самолету и точка.
– Ладно, к самолету, так к самолету. Придется удочки другой раз забрать, – согласился Муха.
– Да зачем их забирать? Все равно не сегодня-завтра на рыбалку соберешься. Какой смысл с удилищами туда-сюда таскаться?
– Ну да. Оно и верно…
– Вроде неплохой ты парень, Боря, только вот без царя в голове. Глуповат.
– Зато вы умный, Петр Алексеевич.
Участковому послышалась в словах паренька скрытая ирония, и он подозрительно глянул в ясные и невинные очи отрока.
«Нет, вроде показалось», – подумал капитан.
За разговором время идет быстро; не заметили, как пришли к предполагаемому месту аварии. Ошибиться было трудно – чуть ли не все население Сосунков, которое было в состоянии самостоятельно передвигаться, находилось здесь. Между ног собравшихся сновали собаки, поодаль расположились в высокой траве стадо коров и прочих рогатых, возглавляемых вездесущей козой Зинкой.
– Ме-е! – подала она голос, увидев Борю Елкина в компании с местным участковым.
«Явились – не запылись», – перевел ее меканье Муха.
Капитан Гречкин, в свою очередь, пытался свести мозги в кучу и сообразить, что же такое вокруг происходит.
«Демонстрация какая, что ли… Либо все за клюквой подались? Так не сезон».
– Алексевич, тут такое дело… – затараторил сутулый чернявый мужичонка, подбежавший к участковому, известный на деревне как Хромой Николай. Когда-то давно, скорее всего, в детстве, он упал с дерева и сломал ногу; долго и сильно хромал. К нему, естественно, прилипло прозвище Хромой. Николай давно уже выздоровел, повзрослел, и можно сказать, возмужал, а «Хромым» так и остался.
– Да не хромой я, – пытался он это доказать селянам, демонстрируя своими косолапыми ногами бойкость хода. – Видите, не хромой. Двигаюсь нормально. Так что нечего обзываться.
– Ты на можги хромой, – пояснил ему суть дела дед Матвей. И забавно он это прошепелявил – зубов-то нету – «можги». Вроде клин в человека вбил.
«У нашего Хромого Николая с можгами плохо», – частенько можно было услышать на ферме подобное выражение.
Но вернемся, как говорится, к нашим баранам.
– Не суетись, докладывай внятно, – сказал участковый Николаю. Капитан уже понял важность момента и чувствовал, что становится центральной фигурой действия.
Действительно, слух о появлении представителя деревенского начальства, быстро распространился среди собравшихся. Участкового мгновенно окружила плотная толпа селян.
Галдеж стоял невообразимый! Каждый хотел первым донести до представителя власти последние новости, изложить события в своей, собственной интерпретации.
– Тихо! – гаркнул капитан милиции, демонстрируя тем самым силу легких и мощь голоса.
Народ на минуту притих; потом гвалт возобновился, но уже с большей энергией.
– Да замолчите вы! – рассвирепел Гречкин. Его глаза метали молнии. Правда, при свете дня они были не очень-то заметны, но толпа притихла. Плохо, когда дяденька милиционер сердится, лучше его не злить.
Капитан милиции решил не ходить вокруг да около; тем более, он уже сообразил, что падение самолета ни для кого не является тайной. И потому прямо в лоб задал весьма конкретный вопрос:
– Где самолет?
Сосунковцы молчали. Лишь Хромой Николай пожал плечами и с грустью в голосе пробормотал:
– Нету, нету самолета. Сгинул.
Капитан растерялся.
– Как это сгинул?
Хромой Николай чуть не плакал.
– Да так, сгинул. В болоте утонул. Погрузился прямо, можно сказать, на наших глазах.
Толпа честных деревенских тружеников подтвердила слова Хромого: ушел под землю самолет, засосала его вязкая трясина.
– Та-ак… А ну-ка, расступись.
Гречкин уверенной походкой направился к месту, указанному ему услужливыми сельчанами. Мимоходом ухватил за ухо Муху – тот взвыл – и повел его за собой.
Их взору предстал довольно широкий, почти круглый по периметру участок, наполненный серой болотистой жижей.
– Говори, – обратился участковый к Николаю, но того опередил дед Иван, двоюродный брат уже известного нам деда Матвея, старшего в роду Елкиных. Младший Елкин в это время тщетно пытался освободить ухо, зажатое крепкой мужской пятерней капитана.
– Когда мы пришли сюда после долгих странствий, – начал свое повествование дед Иван заунывным голосом народного сказителя, – в двух местах…
– Что?! – возмутился капитан милиции. – Каких еще «странствий»? Ты, дед, кончай заговариваться, говори толком.
– Я и говорю: в двух местах части самолета еще были на поверхности, ящики зеленые виднелись, а потом все это хозяйство стало погружаться все быстрей, быстрей, пока совсем не сгинуло. Поглотили недра. Не иначе, без колдовства тут не обошлось. Вишь, на пригорке Зинка Матренина сидит, зенки таращит? Всю живность с деревни привела за собой на самолет посмотреть! То соблазн для нас и наука на будущее! Ибо…
– Заткнись, Иван. С Зинкой потом разберемся. Золото где? А? Куда вы его девали? А? Уши мне трете про козу, про недра. Растащили уже золотишко по углам!
Глаза участкового пылали праведным огнем.
– Чтобы через полчаса все ящики были в правлении! Все до единого! Под суд захотели, мародеры?
Толпа шарахнулась в сторону, прочь от разъяренного представителя силовых структур. Не ровен час, стрелять начнет.
Хромой Николай рискнул переключить гнев начальника на себя:
– Петр Алексеич! Дорогой! Да неужто мы тебя обманывать станем? Сам посуди: почитай, вся деревня здесь собралась. И старые, и малые… Мы что же, все тебе брехать будем? Старый Иван брехать станет? Да ты что, Алексееич? Ни одного ящика не смогли вытащить! Пытались, было дело. Только ничего не вышло. Чуть ближе подойдешь – сразу затягивать начинает. Так все и ушло. Клянусь нашей свинофермой!
Гречкин выслушал Хромого молча, ни разу не перебив. Затем подвел ближе к опасному месту Муху.
– Это место? Ты здесь самолет видел? – спросил он парня.
Муха кивнул головой: мол, это место, оно самое, не сомневайтесь.
Участковый еще раз обвел подозрительным взглядом жителей деревни – ох, и не верил он им! «Разве же это народ? Сплошь жулье!»
«Хотя, если грунтовые воды поднялись вследствие удара, самолет вполне мог погрузиться в болото: место здесь топкое, – рассудил Гречкин. – С другой стороны, нужно какое-то научное объяснение феномену. А то начнут суровые товарищи из органов каждый двор в деревне трясти, золото искать. Задачка, однако…»
– Граждане сосунковцы! – разнесся по лесу его зычный голос. – Можете расходиться по домам, по делам! Самолет утоп – смотреть здесь больше нечего! Давайте расходитесь! Пока добром прошу.
Последняя фраза была произнесена им вполголоса, но именно она оказалась услышанной всеми и привела в действие селян. Люди, пусть и нехотя, но стали расходиться.
– Ухо отпустите, – услышал участковый вдруг жалобный голос.
– Что?
– Уху больно, – несчастный Муха чуть не плакал.
– Ах, да, конечно. Извини.
Капитан скрестил руки на груди и задумался.
– Мне тоже можно быть свободным? – прервал его раздумья Муха.
«Какой он все-таки назойливый паренек», – подумал Гречкин, а вслух произнес: – Нет. Пока эта история с самолетом окончательно не прояснится, ты будешь со мной. Как верный служебный пес.
– А когда эта история прояснится? Самолет-то того… помахал нам крылышками.
– Ты мне поговори, поговори! – взорвался капитан и мгновенно осекся – в глубине леса он заметил председателя в окружении бойцов с автоматами, которые направлялись прямо к ним.
– Та-ак, – прошептал капитан милиции. – Похоже, начинается самое интересное.
 

Кто, кого и …как?

(Ицхак Скородинский)
  10    2013-11-26  5  887
Так, кто, кого и, самое главное, как…
Не подумайте чего, я о том, каккогоикто читает стихи, а иногда даже и прозу, в Рунете.
И тут, незамедлительно, возникает виртуальный образ замурзанных бабок-ёжек, с веслом для академической гребли в лапах, что не так уж и существенно, но…
Обязательно чтоб, в советских ещё, глянцевых чёрных БОТАХ, которыми они притаптывают и оттаптывают, а иногда даже затаптывают статистику наших страниц.
Причём, проникают в души наши исключительно через чёрные дыры литературных сайтов под названием – теги… И ведут там себя, как форменные …печенеги на крутых на троянских конях.
Ну, да, бог с ними, в конце всех концов, эти роботизированные сущности потому и живы, “что это кому-нибудь нужно”.
А, вот, как нас читают наши неизвестные и независимые, а к тому же до дрожи желанные наши читатели, самый для меня (и надеюсь не только) живо и трепещущий вопрос вопросов…
Я полагаю, что это происходит большей частью …или вдоль, или впоперёк.
И когда, затаив дыхание, один из миллионов нас, нажимает заветное Ctrl V и очередная птичка его сердца вылетает в первый раз из гнезда, тут всё и свершается по воле фатума, управляющего и направляющего будущее наше.
В первом случае, толпа поклонников, а иногда даже и поклонниц, налетает на давно жданное проявление чувств любимого автора, они читают, читают, читают (минут двадцать), потом некоторые из них пишут восторженные и умопомешательные отклики, и…
Всё и навсегда успокаивается…
А бывает и так, проскользнёт незаметно какая-нибудь дива на страницу, задохнётся от счастья, что – моё, и давай читать всё, что ты впечатал за свою несознательную жизнь в Сети. Читает, читает, читает, а потом… Так же, тихохнько исчезает. Без следа…
Почему так происходит, я не знаю…
Вы спросите, а как ЭТО происходит с опусами гениев?
Тут всё просто, от Александра Сергеевича, до Сергея Александровича и далее, далее и везде, в их необозримом пространстве, читают, еще как, и …тоже.
Советским квадратно-гнездовым способом. Но, этот квас, к сожалению, не про нас.
 

Про нашего страдальца

(Мелисса)
  50  День медика  2012-05-28  3  1888
(Из цикла о мальчике Вове, 35-ти лет)
      
«...Ой, пошёл я нынче в поликлинику,
Там народу толпы несусветные –
Постоял чуть-чуть (упасть-то некуда!),
И ушёл ни с чем, вздыхая горестно.

Ох, пошёл в аптеку я районную,
Чтоб купить лекарство от простУдушки –
Тридцать шесть и семь (!) температУрушка,
Представляю, что же будет к вечеру!

Ой, в аптеке цены сумасшедшие,
А лекарства все как есть поддельные.
Я ж уже два (!) раза нынче кашлянул –
Ох, пошто я «Колу» пил студёную...

Ой, висят на небе тучи мрачные...
Караул! Я ж зонт забыл спасительный...
Ох, как будто насморк начинается...
Чую, настигает эпидемия!   

Помню, наступил я в лужу давеча,
Намочил каблук да на ботиночке...
Вот отсюда все мои страдания –
Воспаленье всяких-разных органов.

Аппетиту нет и не предвидится –
Из последних сил сижу, работаю.
Как чихну – со стула чуть не падаю
(Ох, как дует холодом из ксерокса!)..»

...Так скулил и сетовал детинушка
Тридцати пяти годочков От роду –
Мол, зачем забыл я дома варежки
И кальсоны дедовские тёплые...

А к обеду в офис заказали мы
Пиццу из ближайшей ресторации.
Оживился и воспрял детинушка –
Аж чихать забыл от ентой радости!

Аппетит, что давеча утратился,
Появился с силою недюжинной –
В пиццу страстно впился наш детинушка,
Несмотря на хворь свою суровую.

А размера он весьма приличного,
Всех оттёр своей кормой обширною.
Уж молчим, не трогаем болезного –
Вдруг опять скакнёт температУрушка?!

Накормился хворый наш детинушка,
Не пыхтит про горести телесные,
Развалился в кресле, рассупонился –
И вздремнуть, похоже, вознамерился.

Но народ, жестокий и безжалостный,
Не даёт покоя хворой деточке
И намёки делает дурацкие –
Мол, на пиццу нужно будет скинуться.

Ох, скрутило тут опять детинушку –
Навалились насморк и чихание,
Жар, радикулит, чахотка с коклюшем
И гастрит, и прочие противности.

Стал домой внезапно собираться он –
«Ох, не знаю, может, не доеду я...»
А чтоб плохо не было в дороженьке,
Взял кусочек пиццы на прощание...

Вот мораль – простая и понятная:
Все болезни лечатся халявою,
Ну, а деньги – порожденье дьявола -
Обостряют хворь до невозможности...

В общем, наш поправился детинушка,
Только заработал осложнение:
Аллергию к разным сборам денежным –
Случай безнадёжный и хронический...
 

В кабинете психиатра

(Двакин.)
  2  Сумасшедшие  2009-05-22  0  1384
- Доктор, я постоянно испытываю чувство вины.

- Чудненько, батенька! Давайте заполним анкету чувства вины.

АНКЕТА ЧУВСТВА ВИНЫ

- Испытываете ли Вы чувство вины?
- На ком Вы испытываете чувство вины?
- Как часто испытываете Вы чувство вины?
- На ком Вы предпочитаете испытывать чувство вины?
- Когда у Вас есть выбор, чему Вы предпочитаете испытывать чувство вины?

- Гадите ли Вы?
- Гадите ли Вы себе или предпочитаете варианты?
- Как часто Вы гадите себе?
- Как часто Вы предпочитаете варианты?
- Что Вы предпочитаете: гадить себе или испытывать чувство вины на других?..

- Зачем это, доктор?

- Эта анкета, батенька:
а) позволит вам гадить другим, не испытывая чувство вины на себе;
б) не позволит вам гадить другим, испытывая чувство вины на себе;
в) позволит вам гадить другим и испытывать чувство вины на себе;
г) позволит не гадить ни другим, ни себе, испытывая сладкое чувство само по себе.

- Доктор, чувствую себя без вины виноватым.

- Чудненько, батенька! Ну-с, продолжим:

- Душит ли Вас чувство вины?
- Душат ли Вас другие, когда Вы испытываете чувство вины?
- Душит ли Вас хоть кто-нибудь, когда Вы испытываете чувство вины?

- Испытываете ли Вы чувство вины за себя?
- Испытываете ли Вы чувство вины за других?
- За кого Вы предпочитаете испытывать чувство вины?
- Как часто предпочитаете Вы испытывать чувство вины?

- Вы гадите другим ради чувства вины или возможны варианты:
а) Я гажу другим не ради чувства вины;
б) Я гажу другим ради чувства вины других;
в) Я не гажу другим ради чувства вины себе.

- Душит ли Вас чувство вины себе?.. другим?
- Душите ли Вы чувство вины другим?.. себе?

- Проходит ли у Вас чувство вины?
- Проходите ли Вы с чувством вины?
- Проходите ли Вы легко с чувством вины?
- Легко ли Вы проходите с чувством вины?
- Куда Вы легко проходите с чувством вины?

- Куда вы?

Уходит с чувством вины.
 

Волшебство (монолог бухгалтера)

(Наташа П.)
  16  День финансиста  2009-07-09  1  6040
Господи! У вас даже учитывать нечего. Пусто. Ну что это, ваши два стула и стол! Две шариковых ручки и пять листов бумаги. Вот и весь офис. Ценный компьютер, говорите?
Не такой уж и ценный.
Зачем вам бухгалтер? Да еще и главный, зачем? Спросить у налоговой инспекции? И что же она мне скажет? М-да…
Деятельность, говорите. Да какая это деятельность! Три закупки в месяц, две продажи в два раза меньшего тоннажа. А склад пустой, совсем. Волшебство, да и только!
Хотите, чтобы я нашел исчезнувшие тонны? Так я кто: бухгалтер или Шерлок Холмс?
Какой черный ящик? Ах, ваш склад – черный ящик? Ха-ха – 2 раза. Черная комната с плохой проводкой и кладовщиком Петром Семеновичем. Вот кладовщик у вас точно черный, т.е. совсем темная личность. Н-да… Я тоже не понимаю, как у него в кармане умещаются тонны товара, совсем не понимаю! Волшебство! Не порочить честного человека, говорите? Да, его не порочить надо, его… Ладно.
Что это? Что?! Кредит физ. лицу от фирмы? Что-то сумма непонятная… сколько нулей должно быть? А, т.е. все правильно. Ну-ну. Возвращать-то будет физическое лицо деньги? Не известно? Ну-ну.
Какой у вас оборотец-то годовой? Угу… Отгружено, так. Расчетный счет, так. Хммм…
Это что за контора «Степной хомяк»? Не помните? Т.е. так давно было, что не помните? Т.е. главного должника никогда не видели. Волшебство! Так и запишем: мертвый степной хомяк, совсем мертвый. Хапнул и ножки отбросил от переедания.
Как у нас с налогами? С какими? Да с разными такими. Слова такого не слышали? Угу. Похвально. Уходим, значит. И не думали уходить? Просто, забыли заплатить? За пять лет забыли. Волшебство!
Печать-то у вас есть? Ох, куда вы мне сразу столько печатей высыпали! Мне одна нужна.
Ваша с бубликом посредине? Мило. Очень правильный логотип, подходит вам. Подходит.
Так. А где у нас сейф для наличности? Не хранится, говорите, наличность. Даже сосчитать не успеваете – сразу исчезает? Понятно. Волшебство!
Знаете, я подумал, посмотрел и решил пока вас на обслуживание не брать. Годиков через пять обращайтесь, тогда и решим. Так вы мне через пяток лет звякните, так, ради интереса. Потому как судьба вашей компании меня очень даже интересует. У вас же тут, просто, такое… волшебство!
 

Без мышей

(Лягушка 蛙)
  13    2015-05-26  2  1148
- F10 и сок, пожалуйста.
- Твит дня будете?
- А что у вас сегодня?
- Клавиша "Windows".
- Да, конечно!
Официантка с улыбкой Alt+F4 записную книжечку и стрелками курсора направилась в BIOS. Через 00:02:36:01 на моём столике появился "Джуси Фрут" и пристегнув компактную клавиатуру я принялся за работу. Мороз за окном давал себя знать и, перезагрузившись несколько раз, я подошёл к бармену:
- У вас топят?
- Да, только сейчас разгоняли.
- Прям не знаю, что и делать!
- Shift+Esc, Shift+Esc, Shift+Esc, - ухмыльнулся бармен.
- Как ваша контора хоть называется?
- "Спейс Бар".
- "Космический бар"?
- Нет, "Клавиша пробела".
- И кто тут у вас главный пробел?
- Громозека, но он сейчас в бане. Вирус подхватил, - опять ухмыльнулся бармен.
Вернувшись за свой столик и оживив экран левой клавишей Ctrl, я уставился на фотографию какого-то Романа Деки:
- Какой ужас!
Всё тело этого парня было покрыто чем-то, что очень напоминало что-то очень похожее на банный лист в большом количестве. Из его ушей исходил пар и он жевал... что-что... что это? Я нажал пробел чтобы сместить экран вниз, надпись под фото гласила: "ВЕНИК - СРЕДСТВО ОТ ВИРУСОВ!"
- У вас нет кремниевой зажигалки? - напугал меня раздавшийся в самое ухо голос официантки на "курсорах".
- А зачем вам?
- Высечь!
- Кого высечь?
- Фи, бидиэсэмщик, - скривила губы официантка и с грохотом шлёпнула о мою клавиатуру блюдо дня. Терпкий запах уксуса пахнул мне в нос и позабыв "абба всем" я с удовольствием начал поглощать "мышиные хвосты". Насладившись щупальцами и щёлкнув пару раз пальцами бармену я заорал:
- F9 на всю катушку, и поставьте что-нибудь соответствующее!

***
Через полчаса действа, насытившийся и подобревший я подошёл к стойке где крутился какой-то юнец в очках.
- А всё-таки хорошо у них здесь хоть и холодно, - крякнул я.
- Да, холодно. И мыши все на холодец пошли.
- А зачем тебе мыши?
- Свалить отсюда никак не могу.
- Серьёзно?
Юнец ткнул пальцем "фирменную клавишу". Я сразу же нажал эскейп.
- Не так быстро кидди! - проходившая мимо официантка зевнула и постучала по стойке, - Лёша, хватит мыть стаканы.
Заспанная голова бармена высунулась из под стойки и посетовала:
- Бумага закончилась, а то я бы уже давно протокол составил.
- Я сейчас сбегаю, а ты смотри за ними в оба!
Курсоры затюкали по бетону, затем по лестнице, по обледеневшей мостовой, стихли... Затем снова затюкали удаляясь, но как-то неровно, не в такт.
- У неё каблук сломался, - хихикнул кидди.
- Какой?
- Левый.
- Тогда быстро! Виндоус, курсор вправо, энтер.
- Но там ещё будет диалог о закрытии программ при выходе.
- Ты знаешь волшебное слово?
- Пожалуйста, - улыбнулся кидди.
 

ДМБ-1 – Наколка

(Юра Харьковский)
  24  Про армию  2019-03-11  0  1027

Мои не выдуманные истории

Когда я первый раз посмотрел комедию ДМБ, то подумал, смешно! Но те, кто служил, могут рассказать истории и похлеще и посмешнее, причём всё это, чистая правда, произошедшая в жизни. Не была исключение и моя служба, хотя подозреваю, мне особенно повезло на смешные истории. Ну, такой уж я по жизни, что мне на "приключения" везёт. Жалко будет, если эти истории умрут вместе со мной, поэтому я решил поделиться ими с вами. Итак – история первая:

      Меня призвали из г.Алма-Ата и вместе с другими призывниками из нашей команды, получившими направление на Чукотку в г. Анадырь, привезли на ж.д. вокзал. К перрону подогнали пассажирский состав, следующий по маршруту Ташкент-Фрунзе-Алма-Ата в Серышево(Амурская обл.), откуда самолётом нас должны были доставить в Анадырь. Мы были последними в списке, поэтому поезд уже на две трети был заполнен призывниками из регионов Чуйской долины, славящейся, как известно, своими необъятными полями дикой конопли. Состав гудел, как потревоженный улей, из вагонов раздавался заливистый смех, песни под гитару и другие звуки, больше напоминающие свадьбу, чем команду призывников. Причина этого веселья стала ясна в первые же часы нашего пути. Ушлые ребята из региона Чуйской долины по уши были упакованы коноплёй и гашишем, которые и давали им оптимизм и прекрасное настроение. И такими ребятами вагоны были набиты, как сельди в бочке. С целью экономии, в каждое отделение плацкартного вагона селили по 10 человек. Кто не успел занять пассажирские полки спали на багажных. То есть ехали по 100 парней в каждом вагоне, коих было всего 15. Итого полторы тысячи обдолбаных и бесшабашных пацанов, которые решили, что время в пути – это их последний шанс пожить весело, до принятия присяги. И если до прибытия в Алма-Ату сопровождающие командиры хоть как-то поддерживали видимость дисциплины, то после уже справиться не могли. На первой же станции Актогай, где поезд сделал плановую остановку, неконтролируемая толпа молодых, буйных и голодных призывников просто смела с перрона все продуктовые товары, экспроприаровав их у местных бабушек и с прилавков торговых лотков. После этого наш поезд останавливался только в чистом поле, куда на грузовиках подвозились продукты питания под усиленной охраной.
Через месяц мы были на месте в гарнизоне Серышево, Амурской обл., где была крупная авиабаза "Украинка". Большую часть призывников отправили дальше в гарнизоны Дальнего Востока, а сотню счастливчиков оставили на месте. Отсюда нас должны были самолётом доставить в пос.Угольные Копи под Анадырем, на базу дальней авиации – место нашей службы. Но то ли погода была нелётной, то ли самолёта не было, но мы ещё целый месяц торчали в этом медвежьем углу. Поселили нас в здании старой полуразрушенной школы, где не было даже туалета. В память о нём осталась только полная дерьма заросшая травой, выгребная яма на улице, куда, время от времени ночью, проваливались, выходящие "до ветра" будущие защитники Родины. "Травка" давно закончилась и от безделья народ стал заниматься всякими глупостями, типа а не сделать ли мне "наколку" в память о службе на Крайнем севере, благо нашёлся "крупный специалист" в этой области - Вася, который заверял, что его клиентами, были чуть ли не воры в "законе". Где-то в военторге были куплены иголки и чернила. Дело оставалось за малым - найти художника и тему, поскольку "мастер" тату заявил, что он только "набивает", а рисовать не умеет, что уже вызвало смутные подозрения у будущих потенциальных жертв. Первым испытательным полигоном, по причине своей сельской дремучести стал Жолан Кунанбаев, здоровый, под два метра ростом казах, плохо говорящий по-русски, с забытого богом аула. Жолан с гордостью заявил, что его имя с казахского переводится, как "удачливый"! Но мы его, для простоты, просто звали Жора.
Жора, ну очень хотел наколку на северную тематику. Просматривая валявшиеся в углу старые учебники, я наткнулся на картинку, где был нарисован белый медведь на льдине. Картинка Жоре, очень понравилась и он начал слёзно просить меня её нарисовать на его предплечье. Рисовать я умел только по клеточкам, но Жора был на всё согласен и пообещал мне с первого денежного перевода десятку за труды. Работа закипела и через час, была признана удачной, всеми зрителями, наблюдавшими от безделья за процессом. "Мастер" нанёс тату и все стали с нетерпением ждать результата, составив список очерёдности на наколку. Через 10 дней опухоль у Жоры спала и дружный хохот зрителей вызвал подозрение у Жоры, что с его медведем что-то не так. В осколке старого зеркала, куда он посмотрел, вместо белого медведя на льдине, отражалась жирная, волосатая свинья, стоящая в луже. Я, тут же, отчётливо увидел, как моя честно заработанная за рисунок десятка, тонет в луже вместе со свиньёй. Жора был в шоке! Он бегал и кричал, что он мусульманин, что грязная свинья оскорбляет его религиозные чувства и требовал привести "мастера" для удаления этого позора. Васю еле нашли под одной из кроватей, куда он забился от страха перед грозным двухметровым Жорой. На его счастье, Жора был очень добродушным человеком, он не хотел никого бить, а просто просил убрать наколку. Вася, понурив голову, честно признался, что сделать это не сможет и вообще наколки не выводятся. Всё, что мог сделать Жора, это замотать тряпкой руку, чтоб никто больше не видел его позор. Но худшее для него ещё было впереди. Через две недели нас, наконец-то, доставили к месту службы и после карантина и принятия присяги, стали распределять по ротам. Командиры старались брать к себе солдат по профилю. Когда настала очередь командира хоз.части, он спросил есть ли повара, сантехники, электрики? Были и те и другие. По котлам я был единственный специалист и был определён в кочегарку при столовой, повезло. А вот специалистов животноводов на коровник и свинарник не нашлось. Всем оставшимся солдатам командир приказал раздеться до пояса. Он пояснил, что свинарник и коровник снабжают молоком и мясом офицерскую столовую и поэтому надо быть особо бдительным в плане здоровья и в частности кожных болезней, при выборе кандидата на эту должность. Обведя задумчивым взглядом оставшихся в строю солдат, он остановил его на Жоре: "В принципе вот такой бугай мне и нужен, потому как работа тяжёлая. А что это у тебя рука замотана, не язва там какая-нибудь? Ну-ка размотай." Жора с грустью в глазах снял повязку с руки. "Оба-на. – воскликнул командир, да тебя мне сам Бог послал, вон и свинья у тебя на плече наколота." Так Жорес - "удачливый", стал свинарём. От судьбы, как говорится, не уйдёшь!
 

Гармония ничтожеств…

(Соломон Ягодкин)
  12    2015-08-19  1  990
СПАСИТЕЛЬНЫЙ ПРИКАЗ…
Приходит начальство и приказывает: «Всем быть жлобами!». Здесь и не захочешь, а жлобом станешь, а если хорошенько этого захотеть, то тогда хоть завтра всем в строй...

ЦЕПНАЯ МОНОЛИТНОСТЬ…
В рабском государстве рабами были все, в особенности, их хозяева и сами рабы. А чем они остальных хуже?..

ГАРМОНИЯ НИЧТОЖЕСТВ…
У жлобов всё должно быть жлобским, а иначе, как предупреждал Классик, «порвётся связь времён»…

БАШКА ТОЖЕ ЖИТЬ ХОЧЕТ…
Люди, по логике вещей, ничего не боятся. Просто они за эту свою смелость не хотят лишний раз по башке получить…

СЛОЖНОСТЬ ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ…
Простой человек, ему палец в рот не клади, только ложку, потому как он, по простоте своей, только её и понимает. А всё остальное слишком сложно для его простой головы и, такой же сложности, его простой души…
 

На спор

(Tungus)
  12  Про споры  2010-06-28  4  2136
Мой приятель Димка – большой любитель поспорить. Идем мы с ним   недавно по улице, а он:
- Вот спорим на стольничек, что я сейчас хлопну этого здоровяка по плечу, и мне ничего за это не будет?
- Ага! – говорю я ему. – А потом скажешь, что ты обознался, и тогда тебе, конечно, ничего не будет. Нет, не буду я с тобой спорить!
- А давай еще на стольник поспорим, что я этих слов ему не скажу?
Ну, тут уж интересно становится: если он не скажет этому здоровяку такой правильной отмазки за свой панибратский хлопок по плечу, тогда здоровяк этот непременно должен сделать Димке в ответ физическое внушение. Ну и ударили мы с ним по рукам. И Димка действительно нагоняет того здоровяка, со всего размаха лупит его по плечу и кричит:
- Витюха, здорово! Сколько лет, сколько зим?
Ну все, думаю, сейчас этот амбал будет убивать Димку. Сейчас по логике должна последовать отмазка про обознатушки. А если нет, то придется заступаться за него, а то не с кого будет выигрыш взять. А здоровяк оборачивается и вдруг   хватает Димку на руки, подбрасывает его вверх и радостно вопит:
- Димон, братан, ты?! Здорово!
Вот же гад! Это я про Димку. Оказывается, этот здоровяк – его сокурсник, и они уже сто лет не виделись. Ну что делать – пришлось отдавать двести рублей Димке, выиграл он. И вот так всегда, во всех пари Димка умудряется выкручиваться. Зарекся я больше с ним спорить. Но тут как-то опять идем мы с Димкой теплым июньским вечерком, а впереди нас роскошная блондинка в мини-юбочке под руку с крупным таким парнем.Ну, Димка опять за свое:
- Давай поспорим, что я сейчас догоню эту блондинку и поцелую ее? И мне ничего за это не будет.
Это как? При живом-то ухажере? Да я если бы шел рядом с такой длинноногой, я бы любого, кто хотя бы покосился на нее, убивал бы.
- А давай! – говорю я. А самому уже не терпится увидеть, как это Димке удастся вывернуться после нахального поцелуя прекрасной незнакомки? И заступаться ли за него в этот раз?
Ну, этот безбашенный Димка ускоряет шаг, нагоняет парочку, по-хозяйски кладет руку на тонкую талию длинноногой незнакомки, целует ее в ушко и громко говорит:
- А вот и я, милая!
Милая оборачивается – боже, лучше бы она не оборачивалась! Насколько у этой девушки был прекрасный тыл, настолько …э-э… не соответствовал ему фасад. И эта, с позволения сказать, красавица томно так говорит:
- Замечательно, милый!
И обращается уже к своему путнику:
- Петя, это он!
А Петя – вылитый его попутчица, тот же большой нос нос, те же маленькие злые глазки. Только шибко здоровый. Хватает он Диму в охапку и… нежно прижимает к груди.
- Вот и отлично, - говорит. - Вика, как этого твоего суженого зовут. Андрюха? Вот, Андрюха, если бы ты не пришел сам, я бы тебя все равно нашел, и… В общем, для тебя же лучше, что ты сам пришел и очень рад за свою сестру Викторию. Тем более что она беременная от тебя. Ну, что же мы стоим? В ЗАГС, немедленно в ЗАГС! Надеюсь, ты паспорт с собой взял, зятек мой Андрюха?
- Я обознался! – завопил тут Димон! – Я не Андрюха, а Димуха! Вот у меня даже свидетель есть! Скажи же им, Колюха
- Свидетель – это хорошо! – радуется Петя. – А Андрюха ты или Димуха – нам без разницы, так ведь, свидетель Колюха? Тут главное, раз тронул сеструху - женись…
И все, и уволокли они моего корешка, большого любителя поспорить, и выдали его в мужья этой самой засидевшейся в невестах Виктории.
Одно утешает: смотрится эта Виктория просто обалденно! Особенно сзади…
 

Граница на замкеЮжный рубеж

(wadim)
  15  День пограничника  2008-10-25  1  6396
В 60-ти десятые годы прошлого века в сборной студентов,а потом и в сборной
Союза появились необычные спортсмены : представляли они Казахстан,но были европейской внешности,хорошо говорили по русски и обладали,на наш
слух,непривычными именами и фамилиями.Это были немцы Поволжья,пригла-шенные Екатериной для подъёма сельского хозяйства,и в одночастье высланные без суда и следствия "эффективным менеджером" в начале Войны в Сибирь и Казахстан. Пол миллиона "спецпоселенцев" в худшем,чем зека поло-
жении трудились на благо Родины-мачехи.В "хрущевскую оттепель" им выдали паспорта и разрешили поступать в ВУЗы.
Весенний сбор студенческого спортобщества под Батуми,третий день льёт дождь,народ играет в карты,но немцы не могут не выполнить тренировочный план.Двое побежали по единственной асфальтовой дороге вдоль моря,в пути попадались закрытые шлагбаумы,охраны не было,и они продолжали бег.После
часа пути впереди показалась деревня : мост через крохотную речушку был
перегорожен шлагбаумом,рядом стоял полосатый столб с гербом! Внезапно из кустов выскочил молоденький пограничник и дурным голосом спросонья заорал : "Стой!Стрелять буду!"Держа под прицелом бегунов,он попятился к дому и почтительно постучал в окно ."Шо тоби Люлькин?Сказано не беспокоить!"-на крыльцо вышел расхристанный сержант."Так что эти бегли в сторону границы тов.сержант".Это другое дело.Сержант мигом перепоясался и с брезентовой сумкой через плечо вышел на улицу."Хто такие?"Спортсмены.
"Откуда прибыли?"Ребята называют местечко в 15 км ,сержант скептически улыбается."Фамилиё?"Шпар!"Имя?"Вольдемар!"Твоё?" Отто Барч!Мать честная!
Нарушители!Иностранцы!В голове промелькнуло:"Отпуск,лычки на погоны,
главное правильно доложить!" Сержант достаёт из сумки телефонную трубку со шнуром и втыкает вилку в пень во дворе."Товарыш шестой,мною сержантом Хвостюком задержаны нарушители,иностранцы,слушаюсь ждать!"
Через 15 мин. подкатил ГАЗ 66,в кузове наряд с овчаркой,из кабины выскочил
лейтенант : "Какая удача,неделю на границе и уже задержание,главное правильно доложить!" Спрашивает:"Где научились русскому?" В школе!"Где
расположена школа?" В Джескасгане! Для не слишком сильного в географии-
это за кордоном! Лейтенант хватает трубку : "Товарищь второй,мною лейтенантом Милашкиным предотвращен прорыв госграницы,двое,иностранцы
из разведшколы в Джескасгане,слушаюсь,доставить!"Ребят повезли на заставу.
Начальник заставы был в отпуске,замещал замполит : "Вот некоторые говорят,что политработники плохо знают службу,а за последний год первое
задержание у меня!Главное правильно оформить!"Говорите спортсмены и кто у вас начальник?" На беду начальником сбора был известный в прошлом марафонец по фамилии Петинати.Это добило капитана,и он лихорадочно стал
заполнять бланк допроса : иностранцы,русский язык,разведшкола,резидент Петинати! Остались пустяки:изобличить!"Где говорите остановились?" В доме
отдыха,сейчас проверим!Петинати отдыхал,он выполнил главное:раздал обратные авиабилеты.Кассы Аэрофлота в один день выполнили месячный план.
Но пошёл обратный процесс : хитрые студенты сдавали билеты,покупая вновь по студенческому за пол цены.План горел,кассирша названивала Петинати,ему
надоело и он перестал признавать своими названные фамилии.Когда позвонил
капитан и обнаружил резидента на месте,тот категорически отказался от представленных фамилий.Осталась очная ставка!Тем временем ребят стали искать,их не было уже часов пять , а главное они пропустили святое-обед!
Дождь прекратился спортсмены высыпали на солнышко , и тут подъехал "газон" :под конвоем автоматчиков и "верного Руслана" грязные и
мокрые появились пропавшие.Всё разяснилось,а капитан сумел договориться
о встрече известных спортсменов с личным составом.
"С паршивой овцы-хоть шерсти клок!"
 

ЛЕТО... ДАЧА... ДЕТИ...

(Дмитрий Свиридов)
  22    2019-07-01  0  551

В выходные приехал на дачу. Племяннице почти 6 лет. Долго и в задумчивости сидит за столом и что-то калякает в тетрадочке. Я подумал сначала, что рисует, она обожает рисовать цветы, синичек, бабочек разных. Потом отложила тетрадочку – улыбающаяся и довольная собой. Решил посмотреть, что же она там нарисовала, подхожу – смотрю, а в тетрадочке корявым почерком выведено:

Л . Е . Т . О — лениться ежедневно тоже отдых!

Вот такие смышлёные детки сейчас.😊

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер