ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 13

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 13  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Тебе грустно?

(Кручко Игорь)
 31  Смешные истории  2013-03-15  1  954
- Что, взгрустнулось тебе?

- Да так…Есть немного…

- Водки выпей!

- Надоела эта водка…

- По бабам пройдись!

- Надоели эти бабы…

- В зеркало посмотрись!

- Надоела эта рожа в зеркале…

- М-да…Плохи дела…Тогда вспомни про осьминога!

- А чего про него, этого бесхребетного, вспоминать–то?

- Следи за моей мыслью: у него ноги из ушей, и руки из попы, и попа с ушами, и голова в попе…И не грустит же!

- А ведь точно! И где же ты был раньше?

- Ну что, прошла у тебя грусть?

- Не-а…

- Тогда водки себе налей!

- Надоела…Вот она у меня где! – и мой товарищ показал на свое горло.

- К бабам сходи!

- Если бы хоть раз был толк от этой ходьбы…Только одна бесполезная беготня получается!

- Осьминога вспомни!

- Слушай! Я вспомнил, но не про осьминога! Ты мне, когда долг отдашь? Что молчишь? Смотрю, и ты загрустил чего-то? Тебе водки налить?

- Наливай!

- А может, потом к бабам рванем?

- Я на все согласен, лишь бы прогнать внезапно налетевшую грусть!

- А ты вспомни осьминога, про которого мне рассказывал пять минут назад!

- Да ну его, этого слизняка…

- Смотри, сосед в нашу сторону идет!

- Привет, мужики! Чего сидите такие грустные? Может, на троих сообразим?

- Надоело…

- Тогда есть только один выход – женщины! Грусть как рукой снимет!

- Надоели…

- Так мы еще к ним не ходили! Когда они тебе успели надоесть-то?

-Заранее надоели…

- Тогда я вам сейчас хохму про осьминога расскажу!

- Не надо!

- Почему, не надо?
- Потому, что вон твоя Зинка сюда идет!

- Вот невезуха! Интересно, чего это она на работу сегодня не пошла?

- Что это вы, пауки пучеглазые, затаились здеся? – над нами нависла жена соседа. - А? Бухать собрались?

-Нет, нет, Зинуля! Что ты! – забубнил сосед.

- А глазки тогда чего бегают? Значит, как только жены на работу уходят, вы сразу или водку пить, или по бабам шастать? Ведь в вашем курином мозгу других мыслей просто не бывает!

- Да нет, Зин…Ну что ты в самом деле! Просто увидел, что мои товарищи такие грустные сидят…Вот и решил поинтересоваться у них, в чем дело?

- Грустные, говоришь? Я знаю, каким способом эту «грусть» можно враз спровадить! Вы что, осьминоги какие-то, у которых руки из попы выросли? А? Ты – домой! – обратилась она к своему мужу. – С тобой я позже поговорю! А ты, - грозно нахмурив брови, посмотрела Зинка на моего товарища, - взял в свои щупальца топор и пшел дрова колоть! Быстро! Райка вернется, может, тебе, трутню, спасибо скажет!

Я решил сыграть на опережение, поэтому произнес с озабоченным видом: - Забыл совсем, мне же в магазин надо!

- Вот и вали туда! Надька придет с работы, так хоть ужин не надо будет ей готовить!

Мы разошлись в разные стороны.

Из открытого окна соседа доносилась ругань…Возле сарая мой товарищ колол дрова…Я был занят приготовлением ужина.

Странно, но грусти больше не было! Вы случайно не знаете, куда она подевалась?
 

Захотелось

(Оleg Wral)
 3    2015-02-22  0  698

Вечерело.Солнце блеснув последними лучами, скрылось за горизонтом.Летний тёплый вечер предраспологал к решительным действиям и я выжав с бутылки последние капли шампанского, взяла её за горлышко и врезав со всей силы, проходившему мимо мужику по кумполу, затащила его в кусты и стала медленно стаскивать с себя трусики...
-Минуточку, минуточку гражданка Иванова, что-то вы не так, пишете заявление о своём изнасиловании...
 

Сказки о Москве. 0,7

(Олаф Сукинсон)
 18    2007-04-03  0  975
Растет и повышается культурный багаж самиздатовского подполья московских
альтернативных литераторов. Еще вчера они просто пили пиво
"Клинское", закусывая его свежеморо..., простите, свежепосоленной
килькой, а вот теперь то же самое пиво они заедают чипсами из омаров.
Прогресс.

Недавно некто Г. (гость), только что приезжий будуарный эссеист, был объявлен этими подпольщиками гуру. Чтобы он не сильно нервничал, когда его в глаза и за глаза называют этим неласковым и нерусским словом "гуру", некто К. М., известный в альтернативных кругах как автор бессмертной элегии "Шантаж страсти" ("Я тебя люблю, а ты меня не любишь. Я себя убью, и ты меня забудешь"), предложил называть Г. не просто гуру, а гуру нового нью-нон-конформизма. Это, несомненно, вывело гуру на макро-уровень самиздата.

По случаю конфирмации гуру нового нью-нон-конформизма был закачен
шикарный банкет с пивом, чипсами и циганами, последних представлял
циганский народный поэт-символист К. (бывш. Л.), исполнивший для гуру
"Очи черные" в собственной символической трактовке:

"Шары кузбасс-лакового цвета,
Шары, высасывающие пространство и время.
Как я жду от вас привета,
Как припух я без шаров.
Вот позырил - и здоров".

Да и вы, дорогие ценители альтернативного прекрасного, будьте здоровы,
как я. А я здоров манты хряпать.
 

Куда ночь, туда и сон?

(ЮРИК)
 34    2019-01-10  4  448
(ни капельки выдумки, чистая правда)

Утро было погожее, воскресное. Слегка падающий снежок в безветрии потихонечку опускался на ещё не совсем проснувшийся город. Транспорта было немного и я решил покататься по городу, как бы совершить утренний вояж, совмещая полезное с приятным, т.е. покататься и заработать. Ожидая первый заказ, я почему то вспомнил ночной сон, где мне мой дружок из детства, который никогда не был хирургом, радостно сообщил, что вот сегодня мы вам отрежем ногу и всё будет замечательно. Мне было чудно, что Юрка во сне был хирургом и почему то радостно решил, что мне всё-таки придётся отрезать ногу.
И вот первый заказ до больницы БСМП. С подъезда вышел сильно хромающий мальчик со своей матерью. Женщина очень переживала о случившемся с её сыном на тренировке и вот мы уже на территории больницы. Завершив заказ я радостно увидел, что мне дают заказ прямо оттуда в Саратов уже в другую больницу. На этот раз пришёл молодой мужчина, оказавшийся хирургом, и мы понеслись в сторону второй городской. Улыбаясь он мне сказал, что не верит в сны и нечего мол вам беспокоиться. Как только мы с ним расстались я увидел следующий заказ в девятую городскую, мне это было по пути и вот я остановился около ожидающих меня клиентов.
Я удивлённо смотрел на коляску, в которой сидел мужчина моих лет без одной ноги, рядом была женщина и молодой парень. Усадив инвалида в машину и упаковав коляску в багажник, мы тронулись в девятую городскую. А когда я понял, что пассажиры люди нормальные с юмором, я им тоже рассказал свой сон. Мужчина улыбнулся прослушав про сон, сказал, что не дай Бог никому. И добавил к сказанному, уже четыре месяца режут, а тут вот с какого-то хрена десны опухли, жевать невозможно, теперь уж и не знаю, что резать будут.
С той поры прошло два месяца, но меня по прежнему тревожит мысль, а что это было?
Будто ночь с моим сном осталась во мне до утра.
Вот я и решил написать этот коротенький рассказ.
 

чайники пила и баня

(zverzel)
 0    2006-09-25  0  715
реальная история, не из инета, лишенная вымысла и совершенно правдивая случившаяся этим летом (не смешная почти, способна вызвать лишь лёгкую улыбку у любителей сплава и у участников истории )))
Повел своих друзей в основном чайников, они еще пассий своих прихватили, кароче полный пипец (я и сам не то чтобы бывалый уж такой, но чувствую в походе себя уверенно:-))))))
Я, когда такие истории затеваю, преследую цель выложится на все 100% чтобы до дома доползти и упасть, мы пошли на Сылву, там 60 ходовых км (2 дня ). Первый день 48км, второй 12 км, короче лоховской маршрут, но я подумал что раз уж решил уе...ся, то так тому и быть! взял в дополнение к обычной палатке, палатку для проверки противогазов 3х3 м (такой военный девайс, -зачем?, ясно будет далее), и еще в рюкзак положил себе ящик пива (инкогнито), (решил народу сюрприз устроить) + народ шел на кате в 6-ром, а я на лодке резиновой (чтобы больше затрахаться, и к тому же положил ее так-же к себе в рюкзак +рюкзак сеструхи положил в свой рюкзак +продукты+котлы) ну получилось удачненько 150 литровый рюкзак примерно весил 60 кг (как и я), ну в общем до воды дошел все-таки. К концу первого дня мы отработав положенные 48 км должны пристать к задуманной полянке. На кате гребут 6 челов и все полухалявщики, поэтому я от них не отставал. стояла жара каждые 5 минут в одежде падали в воду. Народу по реке сплавлялась тьма очень популярный в Пермской области маршрут, турыстов стоко что можно было всем сцепится и наверное получилась бы сплошная цепочка от начала до конца (от Пятково до Чикалей). Плыли первый день часов 8-9.
Причалили к заветной полянке (те что на кате не очень умело), на которую я всех так тащил (потому что на ней есть камни), началась перепалка, (эти мазуты береговые уже порядком подустали и последние 3 часа я их тащил на такой уловке: что за тем поворотом стоянка и нужно налечь на весла чтобы поскорее добратся!!!, а после 6 изгиба реки убеждать стало уже совсем тяжело), начали на меня батон крошить: ты че мудак нас сюда притащил? (а народу на поляне было действительно многовато, а до этого проскочили пару полян где никого не было) но за этой поляной уже стоянок хороших нет.
Встали стали раскладываться народ ранее прибывший на нас смотрит (сами то тоже не больно какие походники, но на наше стадо смотрят с усмешкой и сожалением) женщины ихние до того разжалобились, что решили нас, несмышленых детин, покормить.
Отказались, пошли с «пацанами» за дровами после того как они все переоделись, намазались, покурили….. короче веток для костра лишь и наломали.
Ситуация осложнялась и тем что топор взял я, а пилу доверил как мне казалось пацану с пониманием, в итоге он взял садовую пилку . К тому же народу там ходит туча и не соврать: пройдя км 2 от лагеря не встретили не одной сушины…
Поужинали всех разморило все было уже попадали кого где застал морфей, и тут я выдаю 1-ый сюрприз: (не пиво) говорю я не мудак а тащил вас сюда потому что на этой полянке можно сделать баню, все немного оживились!
-это как?
Но поняв какие усилия от всех потребуются от всех (сложить очаг,нарубить дрова сделать каркас) отмахнулись: ди ты нах, мы устали нахой нам твоя баня,
Правда, на мое удивление, девчонки меня поддержали (баааальшое им за это спасибо).
Короче после раздачи словесных 3,14здюлей народ зашевелился
девчонки делали веники, пилили дрова (ВТО время, когда пацаны курили и спали)
стрельнули у соседей пилу (без нее нихрена бы не получилось, соседям в благодарность потом пиво поставили) кстати пила очень необычная: цепь с 2-мя ручками (никогда такую не видел, но пилет круче чем двуручка и влазит в карман, и еще ее не зажимает, потому что когда ей пилят то просовывают ее под стволом)
Я блеснул мозгами и сушины мы добыли на противоположенном берегу
когда завершали строительство соседи уже все спали (в час ночи).
Народ пошел в баню с любопытством, но когда я бзданул на каменку все были просто в ахуе, от жары уши в трубочку заворачивались!!!!!!
Сделали 3 захода ныряя в реку (просто кайф).
Тут я достаю второй сюрприз: ясчик пива, все в еще большем ахуе, (они-то свои вещи кое-как дотащили+кат).
Но в самом большом ахуе были соседи с утра пройдя мимо нашего лагеря: у причаливших вчера чайников, у которых пилы-то не было стояла ладная (не разобранная еще) баня лежал рядышком опусташенный ящик пива, куча веников, несколько сушин, хотя они сами и костер ночью не жгли дрова экономили!!!!!!
Поход мне, да и всем понравился безумно, я все-таки уе-ся в усмерть и на вокзале по возвращению я в прямом смысле выпал со ступенек электрички со своим рюкзаком на пирон (я был не пьян, потом еще всех по домам развозил, просто выложился на все 100)
Все получили что хотели! Каг говорится: - занавес!
З.Ы. Может в инет историю выкинуть?, не зря же я ее час печатал.
З.Ы.Ы Вот выкинул все-таки, всем кто узал в себе участников авантюры привет!!!!!!,
всеми остался очень доволен!
 

КОНТАКТ

(Ременюк Валерий)
 10    2018-08-25  0  510
Однажды наш скромный городок прославился на весь мир. Ничто в тот тихий октябрьский вечер, как говорится, не предвещало. С мягким шорохом опадали с деревьев желтые листья, с грустным гагаканьем и курлыканьем тянулись на юг пернатые. В общем, осень как осень, ничего особенного. И вот, в самый разгар программы «Время», прямо сквозь густые стаи крылатой живности, заполонившей небо, нечто сверкнуло, громыхнуло и ухнуло. Причем, ухнуло прямо-таки в ближайшее к городку болото, подняв кучу жижи и тучу пара. Нашлись, конечно, безответственные парочки влюбленных, прогульщики программы «Время», которые, вместо усваивания державных новостей, по улицам шарохаются в обнимку да на закат пялятся, романтики. Они-то и сообщили местному полицмейстеру Тюлькину и внештатному собкору «Губернских ведомостей» Шпаргалкину об огненном следе в небе и болотном фиаско пришельца из космоса.

Тюлькин тут же организовал оцепление ямы на болоте со все еще клубящимся паром, послал депешу в губернский центр об уникальном явлении и все стали ждать комиссию из Академии наук, которая и должна была прояснить природу феномена. А Шпаргалкин настрочил заметку в «Ведомости», отстучал текст телеграфом и пошел к местной самогонщице бабе Глаше, жившей на окраине городка со стороны болотца, чтобы взять в долг поллитру. Под залог будущего гонорара за заметку.

Но баба Глаша в долг не дала. Более того, она даже дверь не открыла настырному собкору и говорила с ним через замочную скважину, чего раньше и в заводе не было. Это внештатной акуле пера показалось странным. И очень подозрительным. Шпаргалкин сделал вид, что ушел восвояси, а сам на цыпочках за угол и к окну Глашкиному – шасть! И затаился там, подглядывая в щелочку меж неплотных занавесок. Дальнейшее развитие событий мы даем слово в слово в изложении Шпаргалкина, взятом из его объяснительной записки полицмейстеру Тюлькину:

«Я подсмотрел через щелку, что на обеденном столе, перевернув и приспособив стаканы в качестве тубареток, сидят перед Глашкой два голеньких, фиолетово флюорисцирующих субъекта с ветвистыми оранжевыми рожками и носами-пятачками. Каждый ростом с котенка. Болтают в воздухе трехпалыми лапками и о чем-то живо чирикают с хозяйкой. Но тут один из них заметил меня в окне и пыхнул из глаз изумрудными лучами. В голове всё завращалось и я лишился чувств. Очнулся уже в избе бабы Глаши наутро, потому что за окном уже рассвело. Я лежал на полу, на спине, и не мог двинуть ни рукой, ни ногой, как парализованный. А на груди моей сидели вчерашние фиолетовые человечки и внимательно смотрели на меня большими, как у лемуров, глазами. В доме сильно и приятно пахло брагой. И тут в моей голове прозвучали слова одного из фиолетовых, причем, губ он не размыкал: «Привет, землянин! Ты нас не бойся. Мы тебе зла не сделаем и, вообще, скоро улетим обратно». Я говорю: «А вы кто?» «Мы, - отвечает второй более писклявым голоском, - Представители цивилизации Ась из звездной системы Вась. У нас на корабле случилась поломка, ремонтный блок отвалился от перегрузок и ветхости, мы ведь уже миллион ваших лет путешествуем по космосу. А мы с братом как раз в блоке этом были. Вот и свалились к вам на Землю. При ударе о болото нас выбросило из капсулы. Слава богу, баба Глаша нас подобрала, обогрела, накормила и приютила». Тут и сама Глафира входит в избу, приносит из сельпо корзину с сахаром и дрожжами. И сразу же новую брагу замешивает в большом молочном бидоне литров на тридцать. А человечкам этим по наперстку самогона подает. Те – хлоп! – и потребили. Я только облизнулся.
Первый человечек снова зазвучал в моей голове: «На нашей планете атмосфера состоит из густых паров этилового спирта, и нам очень повезло, что мы оказались у вас именно в доме доброй женщины Глафиры. В чистом земном воздухе мы бы не выжили, а тут нам хорошо!» Второй добавляет: «Мы твой мозг, уж извини, ночью просканировали до дна и всё поняли про вашу планету. К сожалению, вы находитесь на слишком низкой ступени развития и не готовы к полноценному контакту с цивилизацией Ась».

Тут мне стало обидно за державу, в смысле, за нас всех, землян, и я спрашиваю, отчего же, мол, мы такие отсталые? Рожей не вышли? «Нет, - отвечают, - рожи ваши мы еще кое-как перенести смогли бы. А вот низкий процент этанола в атмосфере для нас гибелен. Конечно, мы видим усилия землян в направлении постепенного увеличения содержания паров этилового спирта в атмосфере. Но такими темпами вам еще пару миллиончиков лет надо поработать. А там поглядим…»

В общем, к обеду за ними прилетела тарелка. Причем, как сказали фиолетовые, видели ее только мы с бабой Глашей, и то в честь наших заслуг в установлении первого контакта. Каким-то образом летающая тарелка прошла прямо через дымоход бабкиной избы. Забрала фиолетовых и так же, через печную трубу, усвистала в неизвестном мне направлении. А посему, учитывая то, что «Губернские ведомости» мою заметку так и не опубликовали и даже вшивого гонораришка за мой подвиг я не получил, а также принимая во внимание, что над повышением процента этанола в атмосфере Земли нам еще трудиться и трудиться, прошу содействия в назначении мне пособия по регулярному приобретению у бабки Глаши ее изделия в объеме 0,5 л ежесуточно. А то в долг она мне больше не дает».
 

Вопль души – 182

(Соломон Ягодкин)
 3    2015-06-09  1  749
Интернет – действительно великая сила: он говорит правду даже тогда, когда на его страницах безбожно лгут…
 

Порнографический рассказ

(Андрей Ручкин)
 4    2008-03-13  0  2207

Порнографический рассказ.
      или
      Глубочайшее Ах-Ах!

"Порнография возбуждает, а эротика успокаивает. И умному человеку сразу понятно, что кофе это порнография, а коньяк -это эротика! "
дядя Веня, после очередного припадка мудрости.

Когда по нашему городку вприпрыжку прошелся слушок о том, что в литературном приложении к "Мясопотамской правде" напечатали длинный и восхитительно непристойный порнографический рассказ, возмущению широкой общественности не было предела. Газету буквально смели с прилавков и три киоскера незамедлительно проследовали в травмопункт номер 8. Он хоть и номер 8, но единственный в городе.
А остервеневшие читатели, жадно расхватав добычу, принялись неутомимо искать обещанное слухами непотребство. Поиски затягивались так как именно в тот день газета была необычайно толстой, неповоротливой и тяжелой на подъем. Желтоватые страницы перелистывались вяло и с видимой неохотой, буквы сливались и почти не поддавались прочтению. Очевидно газета стеснялась вышеуказанного материала и опровергала известное изречение о том, что бумага все стерпит.
Рассказ назвался "Глубочайшее Ах-Ах!" за авторством Антипа Кандехина. Антип, в отличие от газеты, ничуть не стеснялся написанного, а потому не пожелал скрываться за каким-нибудь хитрым французско-калининградским псевдонимом типа Эммануэль-Кант. Насколько я знал Антипа, он всегда был исключительно отважным малым. В "Мясопотамской правде" вел спортивный раздел, несколько раз с умеренным подобострастием критиковал нашего мэра на первой полосе и вот теперь с гусарской лихостью посягнул на увядшие лавры маркиза де Сада. Оно и понятно: фамилия Кандехин звучит куда как более забористо, а на заборах Мясопотамска примерно тоже, что на заборах других городов. Те же самые "иксы" и "игреки". Поэтому к появлению "клубнички" на страницах местной прессы "наши" были подготовлены с малых лет. И потому рассказ "Глубочайшее Ах-Ах!" можно сказать упал на хорошо унавоженную почву и готовился дать обширные всходы, тем более, что ранних заморозков никто не обещал.
Но Вас вероятно интересует о чем же был рассказ? Имейте терпение. Для придания повествованию еще большей пикантности Антип Кандехин обозначил героиню как Александру Коллонтай. Образ известнейшей сексуальной революционерки преследовал его еще со светлых пионерских времен. Но главред некстати вмешался в дело. По его сведениям у Коллонтай имелась обширная свирепая родня, человек этак триста –четыреста, все они тяжеловооруженные и в данный момент ошиваются в окрестностях Мясопотамска, так что не надо чересчур обострять!
И главред Дракуонов пошел привычным редакторским путем. Путем сокращения. Из-за этого роскошная Александра Коллонтай мигом превратилась в куцую Ксандру Лонтай. Кандехину даже показалось, что от нее оттяпали самое лучшее, светлое и доброе. И теперь она уже не 90-60-90, а 45-30-45 то есть форменный шест, на который без тоски не взглянешь. Но вредный главред был доволен.
-Вот теперь-то они у нас попляшут. Хоть триста, хоть четыреста человек… Пусть только попробуют подать в суд, мы им покажем! – неожиданно расхрабрившись вопил главред Драуконов.
-Ты настоящий писатель, -добавил он ни с того, ни сего и хлопнул Кандехина по плечу как начинающего гения, то есть едва не нанес ему увечье. Антип растер ушибленное место и только вздохнул. Он давно уже знал, что является великим писателем, знал об этом еще с детского сада, поэтому выслушивать подобные банальные заявления ему было даже как-то неприятно. Но Вас вероятно интересует о чем же был рассказ?
Все начиналось с того, что в самый разгар весны упомянутая Ксандра Лонтай выходила на улицу в крайне возбужденном и не слишком одетом состоянии. Место действия Кандехин сам, без подсказок главреда обозначил как Ново-Виагринск. Но этот населенный пункт на поверку оказывался плохо замаскированным Мясопотамском. И чем дальше шло неприличное повествование, тем смелее наш родной город выпирал наружу своими обширными рельефными формами.
С задумчиво-эротическим видом брела указанная Ксандра по улочкам знакомого городка, тщательно припоминая мелкие детали биографий всех известных ей куртизанок, содержанок и шалав. Гейш и гетер, наложниц…Припомнила и Эмму Максимовну Шмайсер для которой даже специалисты пока не сумели подобрать подходящего названия, настолько эта дама была самобытна и незаурядна.
А весна с каждою секундой все более и более чувствовалась в окружающей Ксандру атмосфере. Величавые зеленоглазые коты утратили былую важность и не обращали на мышей никакого внимания. Стайка серебристых иноземных НЛО в едином порыве сезонной похоти, сделало неприличный вираж над городком и устремилось на нерест в дальние края. Впрочем, Ксандра заметила, что одно НЛО, давно уже небритое, но в новеньких кальсонах, отделившись от прочих летунов, сквозь дыру в заборе шустренько устремилось к дому еще не старой и довольно веселой вдовы Пауканской.
Вороны на помойке каркали с неистовой и непристойной страстью, а бойкие прохожие всех полов стремительно искали уединения   в квартирах, подъездах, газетных киосках и детских песочницах. Весь мир поминутно кого-то хотел, ежесекундно кому-то отдавался и целеустремленно уходил в декрет. Обширная грудь Ксандры при виде всего этого вздымалась почти до небес, но, зацепившись за линию высоковольтных передач, получала отрезвляющий удар током и с тихим шелестом опадала до земли. К мадмуазель Лонтай никто не подходил с неприличным предложением и она ощущала острое и незаслуженное одиночество на этом празднике жизни.
Поэтому расстроенная и сексуально-одинокая Ксандра развратно зашкондыбала к знакомому психу-аналитику, который прямо с порога заявил ей с фрейдистской прямотой, что она страдает расширением либидо. Так долго и так нудно объяснял про эту самую хреновину, что Ксандра, по-женски заскучав и малость поостыв, стала подозревать, что этот худосочный извращенец толком и не знает о чем лепечет. Но худосочный от слов уже перешел к действиям и попытался профессионально обмерить расширенное либидо Лонтай при помощи китайской складной рулетки. Но ресурсов рулетки, т.е. 2,5 метров для этого оказалось явно недостаточно, столь велико было либидо и столь обширно. Псих-аналитик только зазря запыхался, весь вспотел и раскраснелся. Сперва дышал тяжело, а потом и вовсе перестал дышать.
-Капут дал дуба!- радостно сообщил портрет Фрейда на стене и расплылся в бородатой похотливой ухмылочке.
Ксандра ничего не отвела пошляку Зигмунду. Покинув обитель своевременно почившего психа-аналитика, она угрюмо побрела по исходящему сладострастными стонами городку в сторону старого и всеми позабытого колодца. Она твердо решила утопиться в колодце. Даже в том случае, если в нем нет воды.
Из-за чрезмерно расширенного либидо   чуть было не застряла, но врожденное упрямство взяло верх и вскоре Ксандра прочно стояла на дне. Воды и вправду не было, но Ксандра Лонтай не растерялась.
-Буду тут сидеть пока не погибну! –твердо решила она и собралась уже было присесть, но услышала легкое эротическое покашливание. Впрочем, это был уже не Фрейд.
В ярко-красном революционном саване перед Ксандрой внезапно появился возбужденный призрак молоденького латышского стрелка, который в 1917 году по пьяни маленечко заплутал, отбился от своих и так и не дошел до Петрограда. Из-за чего и был зверски умерщвлен бароном Врангелем. Барон использовал для убийства "красной сволочи" свой излюбленный прием: мощнейший щелчок по носу. После этого щелчка латышский стрелок скорбно охнул, поспешно попрощался с жизнью, спиртом и революцией и довольно помпезно грохнулся в указанный колодец, где и торчал до самого прибытия Ксандры в тоскливом призрачном состоянии.
-А где твое тело? –довольно бестактно поинтересовалась Ксандра Лонтай, прозрачно намекая на то, что ни разу не состояла в интимных отношениях с призраками и потому слегка растеряна.
Потусторонний стрелок по- латышски помрачнел. Скелет его лет 50 назад проявил завидную самостоятельность. Выбрался из колодца и отправился на поиски приключений даже не сказав хозяину до свидания.   А сам он, бедный импортный призрак, обречен сидеть на дне безводного колодца без женской ласки, тепла и участия…
Ксандра мигом прослезилась и перестала задавать глупые вопросы. И вместе со стрелком немедленно предалась странной и противоестественной страсти, с легким некрофильским душком. Призрак ей попался шустрый, умелый и неутомимый. Дальше Кандехин усиленно описывает стоны, всхлюпы, сопение и посвистывание. То есть все эти ах-ах, ох-ох и даже залихватское пиратское йо-хо-хо! Все это маловразумительное хозяйство заняло аж полторы полосы и я просто не понимаю куда смотрел главред Дракуонов, впрочем, это его личное дело.
Словом, после самого последнего "ах-ах!" Ксандра на самом пике страсти вылетает из колодца как баллистическая ракета, в большой и прекрасный мир. А вокруг колодца толпится в изумлении весь город. Включая сюда людей, ворон, котов и тараканов, которые в тот знаменательный день наплодились просто в неимоверном количестве.
-А мы-то думали что тут кого-то убивают, -разочарованно протянул один из присутствующих зевак. Но Ксандра Лонтай, встав на четвереньки, бодренько отряхнулась и была настолько счастлива, что даже   не удостоила его ответом.

P.S. Вчера вечером я заходил к Кондехину. Мы стояли в пыльном коридоре под мутной лампочкой. Антип был нервным, суетливым и довольно быстро меня выставил, так и не одолжив денег. Он сильно занят литературой. Сочиняет продолжение, то есть "Глубочайшее Ах-Ах!-2". Говорит, что через год будет готово. Так что ждать осталось сравнительно недолго.
 

Треугольник

(Uri Pech)
 21    2019-07-10  1  266

Один мой знакомый чудила возмущался, что ему тройку на экзамене по геометрии влепили, а он всё правильно ответил. Учился этот недоросль никак. И что бы не мучился и учителей не бесил, задали ему экзаменаторы уничижительный вопрос. Училка подсунула под нос прямоугольный треугольник и с издёвкой спросила: "Какой это треугольник?" "Зелёный!" - ответил находчивый балбес и через полгода ушёл в армию, т.к. к восьмому классу успел дважды посидеть в пятом и шестом.
 

Золотая Шпора

(Лягушка 蛙)
 4    2015-12-22  0  752
Я тебя люблю
(ВИДЕО-ЛОГ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ)

5. Золотая Шпора

Суббота, 6 часов вечера.
- Алло. Мы бы хотели с тобой встретиться. С тобой одним. Ресторан "Зоротая Спора..." Шпоррра... Золотая Шпора. Севен пи эм. Окей?
Неторопливо досматриваю нотные буклеты и выхожу из музыкального магазина. Декабрьский снег на лице. Дворники авто на светофоре. Пешеходный переход, полчаса дороги через центр города и я с риском для жизни перебегаю дорогу перед "Шпорой". На скамейке у входа в ресторан две замерзшие фигуры.
- Хэллоу!
- Здравствуйте! Вы рановато, однако.
- Мы любим такую погоду. Ты тоже рано.
- Я просто гулял поблизости.
Под звуки электро-джаза заходим в ресторан в котором я не был лет тридцать. Тогда это была просто кафешка завлекающая молодежь демонстрацией японских мультфильмов на только появившихся видео-проигрывателях.
- Что ты будешь заказывать?
- Я веган.
- По каким причинам?
- По этическим.
Американцы не подав виду тоже заказывают вегетарианское: борщ, жареную картошку, салат и воду.
- Ты ведешь здоровый образ жизни. Разве ты не хочешь бросить курить?
- Не хочу.
- Тебя все устраивает?
- Да.
- Ты когда-нибудь любил?
- Два раза. Первая вышла за другого. Все контакты со второй потеряны.
- Well. You'll have to look better!*
Еще полчаса неспешной беседы и даже соседние столики узнают о моей мечте юности - играть джаз в Нью-Йорке, отсутствию русскоязычных пособий в то время и об интересе к английскому. Мой самозабвенный рассказ на беглом английском прерывается неожиданной репликой одного из американцев:
- Good evening!
Следуя взгляду иностранца оборачиваюсь. Вижу горящие глаза двадцатилетней официантки незаметно стоящей за моей спиной, такие глаза бывают у слушателей когда исполняешь виртуозные пассажи во время импровизации.
- Good evening! - официантка несколько смущенно и с легкой улыбкой на лице наблюдает как я с открытым ртом снова перевожу взгляд на американцев.
- You have to look better! - кивают они.
______
* Смотри лучше!

Жми сюда
 

РОЗА КРАСНАЯ МОЯ

(Александр Коврах)
 1    2007-09-18  0  702
Приехал я, значится, в чужой город. Делать было нечего, и вечером решил пройтись. Значится, гуляю себе, смотрю на местную жизнь глазами чужеземца и живу в своё же удовольствие. Солнышко светит, мило так, ажно жить охота!

Заблудился я и очутился в глухом заулке. Дома в нём низкие, старые, в землю вековым весом вросли. Окошки в домах маленькие – просто жуть! Тупик!..

Огляделся я, значится, – и увидел двух девиц, нескольких парней, да бабульку. Она прислонилась к забору и дремала.
Подошёл к забору. А он, подлец, высоченный – ну никак не вскарабкаться! Окинул всех взглядом и заметил подозрительное оживление, особенно апромеж парней. Я решил: пора покурить. Значится, стою у забора и попыхиваю сигареткой. Лишнюю слюнку сплёвываю... Но глаз с подозрительной компании не свожу.

Значится, не успел сделать и двадцати пяти затяжек, гляжу – парни ко мне шагают и улыбаются. За своего, значит, принимают... Я сошёл с панельки, сел на краешек и покуриваю. А в голову мысли лезут: одна страшней другой.
Обступили меня парни, сели рядом на панель. Улыбаются и так странно на меня смотрят. Взгляды вроде и не агрессивные, а, поди ж ты, – кожа дыбится! Виду-то не подаю, что жутко мне, курю себе, улыбаюсь, как требует этикет.

А к девицам подкатили двое мордатых мужиков, будь здоров. И, значится, одна из девиц ногу выставила. Разговор на этом у них закончился.
Парни, значится, зовут меня с собой. А чего им надо – не говорят. Только говорят, мол, ты ж за этим сюда пришёл? Не приходил я сюда, а заблудился. Но на всякий случай заметил, что и они ничего. Парни оценили мой комплимент, похлопали по плечу и ушли.

Сижу, значится, и не могу в толк взять: что ж им надо было-то, коль физиономия цела?
В раздумье, наверное, задремал... Очнулся. Гляжу – а бабка, что у забора спала, передо мной стоит и жалостливо смотрит. “Садитесь, бабушка”, – предложил я. Присела. Начала рассказывать о горестной жизни, о единственной дочке-красавице, но которая, понимаешь ли, почти не может ходить.

Слушал я бабулю, честно признаться, с большим удовольствием. А потом бабка, поинтересовавшись моим свободным временем, спросила: не желаю ли я посетить её апартаменты? Она очень настаивала на том.
Но, как-никак, мы знакомы несколько минут, а меня уже пытаются заманить в дом. Женская головушка потёмки!.. Тогда бабулька упомянула хозяйство: мужской руки в доме-то нет... Она, даже, так открыто и намекнула на благодарность. Вот отобедать – другое дело! На том и порешили...

Дорогой старуха жаловалась да всё на мужей.
Минут через десять, значится, пришли. Не дом, а хоромы! да расписные! Поинтересовался я у бабули: кто ей роскошные хоромы возвел? Она ответила: “Третий муж – царство ему небесное. На пятнадцать лет был моложе, а вот помер – земля ему пухом”. Перекрестилась старуха – и в дом, и я за порог.

Вошли мы, значится, а в светлице стол накрыт. Просто ломится! “Может дров наколоть?” – говорю. “А зачем мне дрова? – веселится бабулька. – В избе центральное отопление! Зимой окошки можно не закрывать!” Ой, думаю, что-то здесь чертовщиной попахивает. Тогда я ещё предлагаю: “Может, водички принести с ведёрко?” А сам думаю: выйду за порог – дам дёру! “У нас из крана”, – подмигивает бабка.

Помогла бабулька плащ снять. К умывальнику подвела. Смываю дорожную пыль и думаю: какого лешего я ей понадобился? Ладно, будь что будет! Если полезет – отобьюсь: старуха ведь!
Сели за стол. Жую и бабульку слушаю. Поинтересовался дочкой ихней. Бабуля в безысходности поведала о прикованной к постели дочке: и по ентой причине не может тебе, то есть мне, ясному соколику, составить компанию. И попросила меня не убиваться, а откушать чего Бог послал. Ещё бабуля пообещала опосля званого обеда отвести меня в опочивальню дочки, где я сам, воочию, смогу убедиться в её словах. Выпили мы за здоровье дочки. Я закусил, а старуха лишь гурцом занюхала, значится, и всё. А хмель мне уж и по башке дал – чай, не с рюмочек пьём!

Достала бабуля трубку, набила её табаком и закурила. Опосля ихней первой затяжки светлицу заволокло сизым туманом, а у меня разразился кашель. Бабуля нежно прошлась кулаком по моей спине и предложила ещё по стопочке, что мы, с обоюдосторонним удовольствием, и произвели.

Через пару минут гляжу – начинаю терять ориентацию. Дым висит не выше стола, а мы будто в небе, в облаках сидим и хрумкаем пироги. Как подумал о толще высоты под нами – чувствую: нехорошо делается. А бабули хоть бы хны! Сидит себе, трубку потягивает, дыма подбавляет и, прищурившись, ехидно так, смотрит. Видно, поняла моя добродетельница, что у меня норма, и предложила освежиться, а заодно – и с дочкой познакомиться. Взяла меня под руку и повела в опочивальню.

Открыла, значится, дверь в опочивальню, а там – со свету – темнотища. А бабуля меня раз – и толкнула в спину. Слышу: дверь за мной – хлоп! И ключик в замочной скважине прошуршал – и тишина... Прислушался – и к двери. Тарабаню по ней, окаянной, но для солидности не кричу. А потом задумался: о горестной доле, о маме, которую не слушал. Она предупреждала: не знакомься с тётями на улице. Так мне и надо!

Тут и глаза к темноте привыкли. Гляжу – в углу комнаты кровать стоит и будто кто-то смотрит на меня. Ажно пристально смотрит, что кожа мёрзнет. Значится, лежит она и смотрит, словно вовнутрь проникнуть хочет. И я смотрю... Тут соображаю: если девица начнёт приставать, то драпать, пожалуй, некуда. Тут за спасением бросаюсь к окну, срываю штору... А окна-то зарешечённые! Вот коварная обольстительница! Всё предусмотрела! Повернулся я к дочке, а она улыбается в полутьме, словно смерть. Ноги подогнулись, и от сильного возбуждения упал я в обморок.

Долго ли, коротко ли я был вне себя – трудно сказать. Пришёл в себя, вскочил и хотел сигануть с парчовых перин. Но чья-то сильная рука схватила и прижала, по всей видимости, к чему-то женскому.

Это была она...
Я, не пришедший в себя ещё от потери мысли, лежал не сопротивляясь. А глаза у девицы горят, как у кошки. Мозг пронзила вспышкой мысль: живым мне не уйти: довольно-таки крепка женская рука ныне!

Приподнялся я слегонца, начал ощупывать комнату глазами. Чувствую, как рука её напряглась, готовая в любой момент удержать меня своей силой вновь... Одёжи-то нигде и не видать.

Ощущаю, как эта девица всё ближе и ближе ко мне. Я никакой реакции. А она – аж млеет, обвивая меня. Отталкиваю её, а она прёт, как швед. И откуда у калеки такая силища?.. Во прёт! Не отдашься – замордует! Ежели отдаться – тоже сочувствия не жди!

Обняла она меня всё-таки, ласково обняла. Вся силища раз – и ушла в нежность. Вздохнул я и подумал: хоть бы красоты Бог немного дал, тогда, может статься, полюбил... Хоть бы за что! За терем хотя бы! Ни у кого нет такого, а у меня – в наличии! И жена-красавица! Кто сказал, что инвалид – в морду ему!

Тем временем девица нежности начала говорить – одна слаще другой. Обещание даёт, мол, с ней будет интересно. Поразмыслив над её изображением лица, над нашим точкам соприкосновения, решил: остальное может оказаться довольно-таки ничего. Случается же в природе... Вот и решил проверить теорию на местах, заодно ввести противника в заблуждение, а там видно будет.

Обнял я, значится, девицу за талию. Та, понимаешь ли, ближе ко мне. Чувствует моя рука её кожу, а душа млеет. Какая у неё талия! Я дальше... Рейтинг растёт! Девица ласками одаривает, жаром пышет, словно мартеновская печь. И тут, думайте чего желаете, – не выдержала моя слабая мужская душа ласкового соблазна...

Вот, видите фотографию за моей спиной? Это я и моя любимая жена. Не бросил её: уж больно хороша стала! Мы с ней в спортзале как засели, а она – возьми-ка да расцвети! Тут, конечно, тёща посодействовала. Пару раз мне по фотографии глянценула... Зато теперь – посмотри, какие мы красавцы! Нас даже за границу пригласили.

Расцвела-то жинка моя, как роза! Теперь её, любимую, и тёщу не променяю на... Ой, даже сравнить не могу моих несравненных!
 

Вопль души – 140

(Соломон Ягодкин)
 5    2015-05-05  4  762
Русофобами в стране становились все те, кто не любил власть. Но благодаря российской власти их с каждым днём становилось всё больше и больше…
 

Первое мая - день Парижской Божь ...

(Ицхак Скородинский)
 16    2013-10-15  1  676
И был день. Солнечный… И светлый, светлый.
А всё потому – Первое Мая!
Да ещё, так совпало, что он пришёлся аккурат на субботу. А в нашем государстве это навсегда и навеки выходной…
День.
И сидели мы с моим единственным другом-леваком, на этом пока и ещё свете, на скамеечке в парчке нашем, средиземноморском.
Но, за международную солидарность и предавшие нас профсоюзы выпить, как-то, не шло, потому что…
Так уж случилось, что жизнь тоже навеки и навсегда превратила нас из представителей рабочего класса и трудящихся там, в никому не нужных наёмных работников с зарплатой ниже плинтуса, да ещё и к тому же мы тут стали не то, что синими…
Чёрными воротничками мы здесь стали… Вот, так вот.
Потому и не шло…
И тут случилось невероятное!
Шломо, так теперь звали моего единственного друга, вздохнул глубоко, глубоко, но это было не самое главное…
Лицо его, приобрело вдруг …человеческое выражение, примерно такие лица я в огромном количестве наблюдал во времена оны, когда советские еще люди, выбегали из первомайских колонн, принимали в ближайшем переулке по сто грамм, а потом ещё и возвращались…
Туда же.
А давай, вскричал мой бывший Соломон, выпьем за день Парижской Божьей Матери!
Я на несколько секунд затормозил, а потом из моих же предательских уст вырвалось совершенно нечаянно…
- Какой такой…
Но, видимо, остатки прежней, советской интеллигентности сохранились в моей измученной шаравами душе, потому что последнее слово, которое хотел, я, всё же, не произнёс.
- Помнишь, я сидел в парке Шевченко, там собирались уличные мазилы, рисовали портреты, вырезали из бумаги профили и, главное, мы там пытались втюхать населению наши (тут он ещё раз вздохнул) …шедевры?
Как мне было не помнить, когда мы с ним там и познакомились. Я сразу заприметил его огненную шевелюру, из-за которой его и дразнили здесь, на морских ветрах, соломоном (так на ирите называют любимую рыбу иудейской знати) в собственном соку, из-за чего, в том числе, он и стал в Израиле – Шломом.
- Так вот, нашли меня там, на том самом месте, харьковские католики и попросили написать, представляешь, православную икону для Собора Парижской и Божьей…

Им, наконец-то, разрешили тогда выехать туда, попраздновать. У них традиция такая, в день Первого Мая дарить этому Собору картины, скульптуры, гобелены…
Ну, я и …написал.
А они, гады, так и не вернулись обратно.
И не заплатили…

И тут я ушёл, по-настоящему, в ступор…
Это ж, надо такое придумать, чтобы было за что…
А потом запел, вдруг и неожиданно для самого себя, свою любимую песню…
“Так звени же гитара тихонько, доведи ты кобылу до слё-ё-ёз”
А друг подхватил, а тут ещё местные старички-боровички подтянулись к нам и мы все вместе, таки выпили…
Кто за что, а мы с моим единственным другом, за День Парижской Божьей Матери, чтоб ей было тепло на французских её, сияющим божественным светом, небесах!!!
 

Прожорливый остаток…

(Соломон Ягодкин)
 10    2018-02-09  0  591
ПОЖАЛЕТЬ НАДО СТАРИКА…
Верил в Бога, но так, периодически, чтобы ему особо своей назойливой верой не докучать…

ЛЮБОВЬ ЗЛА…
В Него ты можешь и не верить, но любить Его надо обязательно. Тем более что все мы - его дети, а не любить своего Отца и Вседержителя, зная всю тяжесть его божественной длани, это очень больной грех, потом ни одна больница не поможет…

ПРОЖОРЛИВЫЙ ОСТАТОК…
Когда Вера превращается в религию, от неё остаётся только целая армия ненасытных попов, и несметное количество пепелищ инквизиционных и прочих божественных костров…

ПО ЗАМКНУТОМУ КРУГУ…
Стоит только хорошо помолиться, и вот ты уже чист и непорочен для новых грехов, что-то вроде белки в святом колесе…

ХОРОШО УСТРОИЛСЯ…
Раз уж всё равно всё в этом мире случается по Воле Божьей, так почему же тогда за все его грехи должны расплачиваться все мы, и расплачиваться здесь, на этой грешной земле?..
 

Невинно пострадавший

(Malyutka)
 6    2019-06-15  2  209
Решили мы с Витькой провести время за дружеской беседой. А почему бы и нет? Сбегал я быстренько в магазин, принёс бутылку водки, чтоб разговор наш, так сказать, ладным вышел. Метод, между прочим, испытанный. Устроились мы в палисаднике под кустами малины. Очень даже удобно устроились: тут тебе и защита от палящего солнца, и закусочка из ягод, и со стороны дороги, что недалече проходит нас не заметно. А лишние глаза совершенно ни к чему, ведь в городке, где живём сплетен хватает без наших с Витькой времяпрепровождений. Мало ли, что болтать будут, поскольку многие прохожие к таким посиделкам относятся плохо, и каждый норовит замечание сделать. За собой бы лучше смотрели. Вредные у нас люди, тут и к бабки не ходи!
После первой стопки курить захотелось, а сигарет, как назло, ни у меня, ни у Витьки. Вот невезуха! Ну не бежать же мне второй раз в магазин, в самом-то деле? Поэтому так Витьке и сказал, что, мол, моя водка, а твоё курево. Денег, правда, как всегда, у него не оказалось, от того и вышел дружок на дорогу стрельнуть сигарет, а вернулся только с небольшим бычком! Вот же зараза, а ещё другом называется! Я к нему со всей душой, пол литра вон принёс, а он? Дальше ещё хуже дело пошло, вспоминать тошно.
Взглянул, значит, на маленький окурок, и так тоскливо стало, аж невмоготу! А Витька совсем обнаглел - претензии начал предъявлять да кричать, что, дескать пока ходил, я почти всю водку и вылакал. Ну надо же такую чушь нести, зла не хватает. Совсем совесть потерял, ведь в бутылке ещё добрая четверть осталась. Пришлось попытаться успокоить его подзатыльником, но не со зла, а, ради справедливости. Как правило, такое раньше помогало, но не в этот раз. Не ожидал, что Витька, сволочь, ответит мне ударом кулака, да так больно, а потом и пуще прежнего станет орать. Крики, видать, услышали с дороги прохожие и наряд вызвали. Ну, ладно, дебошира забрали, а меня-то за что? Я же пострадавший, и синяк под глазом тому свидетель.
 

Чему быть - того не миновать

(V. Митроfанов)
 12  День Печати  2011-04-01  0  1871
С КЕМ ПОВЕДЁШЬСЯ

    Историка Роя Медведева знают все. Ну разве что кроме работников нашей типографии. Потому что в газетном заголовке фамилию они набрали с маленькой буквы. Получилось "Рой медведев в нашем городе". Полдня, глядя на приколотую к стене сигнальную полосу, контора веселилась. Особенно не вникнувшей в детали курьеру Нине Ивановне смешно было - что "медведи роятся". На что фотокор Бугаев её вразумлял, что, мол, с кем поведёшься...
    А наутро уже никому смешно не было. Т.к. поржать-то поржали, а исправить никто не удосужился. Так и пошло в печать.


ПРАВДА-МАТКА ДО ДОБРА НЕ ДОВЕДЁТ

    Утром поспешаю на работу, по пути увязался предводитель оппозиции Павленко. Вчера, грит, на митинге был ваш корреспондент, так пусть пишет всю правду. А то, грит, устроим пикет у вашей конторы.
    На работе объявляю, что оппозиция предупредила - если не напишете правду-матку, то придут морды бить. Зам. редактора Штарк забеспокоился: какую ещё матку? Всё как было, так и написал.
    Принесли выведенную страницу. Для интересу дай, думаю, почитаю, что же там было. А там, не знаю, какими мыслями была забита башка у наборщицы, но она во фразе "духу солидарности" зачем-то в конце слова "духу" добавила ещё букву "я".
    Ну а дальше всё по старой схеме - вечером поржали, а с утра получали на орехи. Т.к. опять понадеялись друг на друга и не исправили.


ОТ СУДЬБЫ НЕ УЙДЁШЬ

    Приятель нашего редактора, директор НПЗ, позвонил и высказал ему обиды. Мы, грит, из кожи лезем - пытаемся наладить производство, а ваша газета нет, чтоб поддержать, в каждом номере только пинает. Поэтому с утра редактор официально объявил, чтоб про НПЗ - ни слова. Однако в одном месте всё-таки прошляпили, а директор НПЗ оказался глазастее - и снова звонок с обидами.
    Поэтому следующий номер редактор решил прошерстить сам и опять наткнулся на информацию, в которой бодают этот чёртов НПЗ. Вызвал автора, дал вздрючек и велел заменить. Тот пулей принёс другую инфу, заменили, а наутро опять обиды по телефону.
    Как позже выяснилось, верстун Егоров, увидев, что автор под заменяемой информацией один и тот же, для экономии времени поменял только текст, а подпись оставил. Но при этом по запарке вместе с подписью оставил и последнюю строчку из прошлой информации.
    И получился рассказ о том, как в городе хорошо, все улицы озеленили, даже набережную украсили цветочными клумбами, и всё вокруг цветёт и благоухает, а в конце: "А НПЗ - по-прежнему стоит!"
 

Про маленькую, но гордую птичку

(Доктор ХоХо)
 28  О птицах  2018-09-09  0  989

Одна смазливенькая птица
уму и серцу супротив
послала нах, как говорится,
родимый птичий коллектив.

В ближайшей ясной перспективе
не собиралась ни фига
она в крылатом коллективе
лететь на тёплые юга.

Пронзило моск гордыни шило
в её пернатой голове
и зимовать она решила
в холодно-каменной Москве,

хоть говорили глупой дуре
вороны, голуби, врабьи:
- Ты чо, с ума сошла, в натуре?
Умерь амбиции свои.

Вскипела птица: "Тьфу вам, врёте!" -
от самомнения пьяна,
но отморозила все кохти
на пальцах вскорости она.

Теперь, канешно, горько плачет,
кляня своих дурных затей,
и кое-как по крыше скачет
без отвалившихся кохтей...

Мораль стишка звучит красиво:
хотя бы даже иногда
не посылайте коллектива
никто, нигде и никуда.
 

217A

(BELBOOKS)
 11    2012-10-05  0  617
217 A

Он открыл емайл и его пронзило как током. Клиника извещала его, что услуги донора 217А больше не нужны и ему впредь запрещается пользоваться услугами подобных банков биологических продуктов в его стране, так как качество его  клеток может привести к неконтролируемой мутации в следующем поколении.

Он сначала был зол на клинику - его ежемесячный, лёгкий доход в пятьсот нужных ему долларов прекратился - и навсегда, а он им пользовался уже более пяти лет, сочетая приятное с полезным. Но потом он впал в тоску -  безысходную тоску безработного, у которого отняли последний кусок хлеба с маслом.

У него были ежемесячные расходы - квартира, любовница, машина, и теперь ему придётся себя ограничивать. Он подумал, что от машины он отказаться не мог - она давала ему свободу передвижения, а вот от этой начинавшей надоедать ему истерической бабы, впадавшей в депрессии по любому поводу, несмотря на свою красоту, - вот от неё ему уже давно пора отказаться. Она забирала кучу его времени, платя сексом и постоянным контролем, называемой ею любовью.

Он её не любил, но было приятно внимание этой красотки, раздвигавшей ноги по любому случаю, хотя она стала слишком навязчивой, включая его в свой мир - такой же непонятный и нервозный - с фатализмом, мистицизмом и чудесами, в который он никогда не верил, но из вежливости слушал ее бесконечную болтовню.

Он набрал номер ее телефона. Она была на работе, где брать телефон не разрешалось, поэтому он легко вздохнул и стал наговаривать на  ее автоответчик:

- Кися, наш роман завершен, и я прошу тебя больше не звонить - я нашёл другую.

Он знал, что подобное сообщение введет ее в месячную депрессию с периодическими истерическими выбросами неконтролируемой энергии несчастья, но ему было все равно - он отвечал только за себя, как и каждый член его индивидуалистического общества, а ей он оставлял лазейку с психиаторами, таблетками счастья и сильным снотворным, давящим любые мечты и покрывающим серым дымом безразличия дневную социализацию.

Он открыл страницу клиники, где находился самый большой  в мире банк мужской спермы, применяемой для искусственного осеменения женщин, все чаще покупающих сперму доноров для производства контролируемых - хотя бы частично - по качеству детей.

В последнее электронное время, когда гугл предоставлял возможность путешествовать он-лайн в любые точки нашего земного шарика - не выходя из дома и даже не поднимая своей задницы с компьютерного кресла, когда уважаемый Кембридж открыл доступ ко всем книгам мира электронно и когда ебей и амазон объединили всех продавцов и покупателей в одну глобальную мировую сеть купли-продажи, выбор мужа и производство детей стало сводиться к электронным аферам на дейтинге и искусственному осеменению с заранее выбранным профилем будущего ребёнка с покупкой спермы он-лайн.

Пять лет назад в скандинавии одному предпринимателю, в то время отбывающему заключение за очередную финансовую миллионную аферу в комфортабельной компьюторизированной скандинавской тюрьме с современным фитнес центром и возможностью проводить викенды  дома, пришла в голову, уже начинающую седеть,fно набитую от рождения долларовыми идеями, мысль попробовать открыть скандинавский банк первоклассной спермы на продажу для искусственного осеменения богатых клиенток, не желающих иметь дома 24-7 особ мужского пола, но хотящих гарантированных по качеству детей - конечно, за хорошую плату.

Заключенный даже вскрикнул во сне, когда эта блестящая золотом мысль проскочила в ночной тьме, и, как всегда, он проснулся и  аккуратно записал эту идею в свой блокнотик, всегда ночующий около его подушки вместе с маленьким фонариком - ночником и ручкой-самопиской. Он записал мысль о спермобанке и тут же уснул опять, пуская сладкие слюни на подушке и видя себя уже свободным и опять миллионером. Миллионером он был уже не раз, начиная с пятнадцатилетнего возраста, когда он первый в стране выпустил финансовую газету для школьников, где предсказывал курс выигрышных акций.

Некоторые школьники обогощались, слушая его советы, а некоторые разорялись, но он заработал свой первый лёгкий миллион на газете - школьников в стране было много, а дураков, хотящих стать за одну ночь богатыми - ещё больше. Потом он вложил этот миллион в свой компьютерный сервер, где продавал страницы мелким фирмам, а деньги отмывал, вкладывая в картины и вывозя их из своей страны, но его хитрая комбинация была раскрыта вездесущей налоговой инспекцией, и он попал первый раз в тюрьму, решив, что лучше уж сидеть в тюрьме и управлять бизнесом из-за решётки, чем возвращать деньги государству.

Именно он и создал первый скандинавский банк спермы, сидя в тюрьме, сделав миллионный заем, конечно, без намерения отдать, у отца своей теперешней жены, с которой он потом, выйдя из тюрьмы, конечно же развелся. Несвободу он не любил, но терпел временно, если это сулило для него материальные преимущества.

Банк спермы был открыт, куплены креостаты, где сперма могла храниться при низкой температуре вечно, оснащена современная лаборатория профилирования искусственных детей, где на него работали две смазливые лаборантками, рассматривающие весь день сперму под микроскопом и собирающие стерильные стаканчики со свеженакаченной спермой у платных доноров, сидящих в полутемных комнатах, где постоянно крутилось крутое порно и лежали журналы, полные секса и голых тел для экзальтации и запуска процесса.

Бизнес пошёл. Мировых знаний хватало, чтобы не только собирать сперму и использовать её, как это делали китайцы уже тысячи лет, готовя из свежей клейкой китайской спермы кремы для омоложения женских лиц и других частей мягких стареющих тел китайских красавиц, но и для возможности компьютерного прогнозирования будущего поколения детей, полученных от скрещения яйцеклеток богатых мам со сперматозоидами отобранных по каталогу доноров. Конечно, компьютерная программа не была сто процентной гарантией желаемого, идеального по параметрам результата, но вероятность попасть в яблочко все же имелась.

Банк не занимался осеменением самок, желающих заполучить выбранных в каталоге детей, а лишь продавал качественную сперму в клиники искусственного осеменения по всему миру. Банк был чисто мужским заведением, что создателю его очень нравилось - он терпеть не мог самок, хотя был уже окольцован три раза - и все по глупости. Самки устаревали быстро, и так же быстро росли их требования к новым платья, сумкам, путешествиям и яхтам.

В тюрьме он отдыхал от женского мира несуразной модной жадности и погоней за вечной молодостью - с ботексом, массажами и вечно больной головой, когда дело касалось простого секса. Всем клиентам клиники присваивались анонимные номера после тщательной проверки качества их спермы. Клиентов-доноров хватало, но после года существования клиники он, директор и создатель этого миллионного бизнеса, осознал, что определённые типы доноров пользуются повышенной популярностью у хотевших легко и без проблем забеременеть самок, а именно - двухметровые красавцы-атлеты с густыми курчавыми блондинистыми волосами ангелов и голубо-серыми глазами - они шли под литером “А” в картотеке клиники.

Донор 217А был частым клиентом клиники, так как деньги были ему нужны, а онанировать на качественное порно он любил.
После месячной проверки его спермы и кучи анкет его признали качественным донором, и жизнь его стала гораздо легче, подпитываемая долларами от продажи своей спермы.

Единственным тёмным пятном в этой истории был его брат, который был болен редкой болезнью размягчения костей, сидел всю жизнь на инвалидском кресле и употреблял бесконечное количество лекарств и про которого он не написал в анкетах о семейных болячках. Может, его гены не несут этой болезни, думал 217А - может, понесет.

Но не пронесло. Прошло пять лет с того дня, когда он пересек порог клиники. С тех пор его сперма была продана четырехстам с хвостиком женщинам, рассеянным по всему миру. Более четырехсот раз его сперма проникала в тела этих женщин, ему не известных, около четырехсот раз эти женщины становились беременными, наполненные его спермой, около четырёх сотен детей было рождено от его спермы. Все они были братьями и сестрами, так как имели одного отца - его, донора под номером 217А.

Четыреста новых жителей нашей планеты несли в себе его гены вместе с генами своих матерей - и они все вышли кудрявыми, блондинистыми, с круглыми лицами и серо-голубыми глазами. Но каждый пятый из этих четырёхстах младенцев был болен генетической болезнью размягчения костей уже с однолетнего возраста - страшной болезнью, принесенную его некачественными генами.

“Тайное всегда становится явным” - сказано в Библии, и вот день судный для донора 271А - настал.

Как-то в мужской кампании, после сильной выпивки его собутыльники стали хвастать, скольких самок они обрюхатили. Десять, пятьдесят, сто, двести - кто больше? “Четыреста”, - скромно сказал наш герой - и все замолкли.

“Откуда ты знаешь? Ты ведешь статистику? Это неправда!” - слышалось вокруг, а он не стал объяснять им ни о клинике ни о своём донорстве, так как подписал документ о нераспространении конфиденциальной информации, но слово уже вырвалось. В этой кампании затесался бойкий журналист из желтой прессы, который решил проследить нашего героя, так как всегда искал материал для новых сенсаций.

Журналист следил за 217А три дня, и вышел всё-таки на клинику, куда он и проник как зарегистрированный под фальшивым именем донор, наблюдая эту среду странного мужского, но законного бизнеса. После месячной проверки сперма журналиста не была утверждена как генетический чистый материал, так как был он мал ростом, худ, плешив и угреват. Кроме того, его ДНК были загрязнены возможностью диабета, рака и слабых лёгких в последующих поколениях. Он был отвергнут как донор и по быстроте реакции, памяти и психической стабильности. Но зато он встретил в клинике его, нашего героя - 217А, который приходил туда два-три таза в неделю для сдачи своего качественного наследственного материала.

Журналисту удалось, завязав маленькую интрижку со смазливой лаборанткой клиники, скопировать файл 217А и узнать много интересного о тех, кому была продана сперма этого избранного быка-осеменителя. Десять женщин жили в этой же стране, и журналист взялся за своё исследование. Он нашёл этих женщин, половина из которых жила в лесбиянском союзе, увидел и зафотографировал скрытой камерой их детей, узнал о трагических судьбах части этих искусственно созданных малышей, которые уже с первого года жизни проходили кемотерапию и переливание крови из-зи неизлечимой болезни, подаренный им донором 217А.

Журналист покопал ещё и нашел двадцать других женщин, родивших детей от этого донора и живущих в близлежащих странах. Для него было просто удовольствие копаться в этой несомненно сенсационной истории, сулящей ему и его газете известность и деньги.  Он решил сделать сенсационное телешоу и собрал всех матерей с детьми, рожденный от донора  217А, в студии.

К назначенной дате все женщины с потомством, заинтригованные телевидением и возможностью стать известными - хотя бы на час, прибыли в студию, и журналист, как фокусник, вынимающий кролика из пустой шляпы - представил детей друг другу как ближайших родственников - все дети походили друг на друга, были красиво-голубоглазы, с ангельскими белокурыми завитушками вокруг круглых, карточных личиков. Но из двадцати детей пять были безнадежно больны болезнью, занесенную грязными генами их общего отца под номером 217А.

В воздухе студии пахло грозой, или, скорее, угрозами: матери кричали, шумели и чувствовали себя обманутыми, так как купили некачественный продукт. Их надули, обещая идеально здорового, идеально красивого ребёнка с интеллектом выше среднего. Они были возмущены обманом клиники и донора 217А - их общего отца-осеменителя.

Именно в это время  217А сидел перед экраном телевизора и с ужасом смотрел на выводок своих собственных детей от нуля до четырёх лет, мальчиков и девочек, чем-то похожих друг на друга и на него, их общего отца. Они были разные, но все же одинаковые. Их было двадцать в телестудии. Где-то в большом мире было ещё 380 таких же малюток - белоголовых, кудрявых, голубоглазых и вероятно, больных. Его охватил ужас. Первый раз он осознал, что не просто сдал сперму в стаканчик и получил деньги, нет! Случилось гораздо хуже - мир стал населённым его детьми - без его контроля и его малейшего желания. Он даже вспотел от такой сумасшедшей мысли. Слава богу, что никто не знает, что это его дети! Слава богу, что все анонимно! А вдруг - нет! Что он будет делать с четырёхстами больными детьми? Он их в жизни не прокормит! А с четырёхстами женами? Да ещё лесбиянками?

Он выпил вина и решил лечь спать. Ночью ему снилось, что он - тот бог Саваоф, про которого он когда-то слышал, который один осеменяет всех самок мира, и все дети похожи на него. “Папа, папа”, - кричали дети во сне, собираясь вокруг него и протягивая ему свои маленькие ручки. “Я не хочу болеть, папа! Зачем ты дал нам болезни? Папа! Почему ты нас не любишь?”

Он проснулся в холодном поту. Была ночь, и он решил уехать подальше, спрятаться от этой истории, пока его не нашли и не призвали к ответственности. Он сел к компьютеру и стал искать билеты на какие-нибудь далёкие острова - только подальше от этого сумасшедшего мира! И вдруг он подумал:

“А ведь не только он отвечает за производство этих несчастных больных детей. Эти самки, конечно, злы на него и его некачественную сперму, ну а как же с этим миллиардом мужиков, впрыскивающих  ежедневно свою сперму в тела лежащих под ними подруг? Кто проверял их генетический материал? Кто утверждал их сперму как генетический материал для дальнейшего воспроизводства качественного человечества? Какое право они имеют производить больных детей?” Он тут окончательно запутался.

“А как же свободная воля - урод-не урод - хочу и рожу! Авось, все обойдётся? Нет! Это не его дело решать - кому можно детей иметь, а кому нельзя. Гитлер уже пытался создать нацию здоровых арийцев - где же они? Римский Папа вместе с муслимскими муфnиями призывают к бесконтрольному рождению - урод-не урод - пусть родиться! Где же правда?”

И 217А решил - лучше в эти дела не встревать, никому ничего не говорить а об этом деле лучше забыть, вычеркнуть из своей памяти - так легче. И детей у него не было и не будет, и семьи нет - и не будет. Никогда.

“А мир? Да ну его к лешему! Пусть сами разбираются и за себя отвечают, идиоты!”

Ирина Бйорно - Лира Белла 04.10.2012 20.18
 

МАРЫК

(Алик Кимры)
 26    2016-03-06  0  807

Посвящается всемирному кошачьему Дню
и светлой памяти кота Марыка (1948-1969)


"Лизанье яйц не терпит суеты"-
Так мудро думают почтенные коты.

Поскольку отец демобилизовался после войны лишь в 1946 году, мы вернулись в Киев из эвакуации к шапочному разбору жилья и сначала тынялись по чужим углам, а потом долго жили в своём, но сыром подвале.

Наконец, в итоге моей короткой переписки со Сталиным наши жилищные условия резко улучшились - нам дали сухую комнату в малонаселённой коммуналке на Крещатике. По традиции первым в новое жилье следовало запустить кота. И мы подобрали на улице первое, что попало под руку - непонятное несчастное существо в серую полоску на небыкновенно длинных тонких лапах, но с каким-то укороченным, вроде как обрезанным хвостом.

Отнести его к классу кошачьих можно было только по хриплому мяуканью. Мудрая бабушка сказала, что это уже старый, больной пинчер. Но выбора не было, решили - для запуска сойдёт и этот. Назвали его Марыком: когда его помыли, у него на лбу проявилась большая буква «М», а при знакомстве он сам всем представлялся: «Марррык, Марррык».

Увы, наша мудрая бабушка оказалась неправа: зверь происходил из кошачьего сословия и вымахал в громадного пушистого, как оказалось, полукамышового короткохвостого кота. Весом в 11 кг. Сволочью оказался редкой, но все равно мы его полюбили за красоту, ум, независимость... Да мало ли ещё за что – разве настоящая любовь поддается анализу?

На здоровье Марык тоже не жаловался, хотя мы обнаружили, что у него больные, как бы это сказать не прибегая к табуированной лексике... ну, эти самые, скажем так, помидоры. Нас напугал их иссиня черный цвет - при общем серо-желто-коричневом окрасе кота. Именно такие черные шары бросают члены Ученого Совета неудачливым защитникам диссертаций.

Потом Они были очень уж большими, что наводило на мысль о двойной опухоли. Настораживало также и то, что Марык всё свободное от сна и жрачки время Их тщательно вылизывал – известно, животные так лечат больные места. И кот отполировал Их до зеркального блеска - в Каждое можно было смотреться как в кривое зеркало в комнате смеха. Да и сам Марык, когда садился на жопу, выставлял лапу вертикально вверх и приступал к лечению - зажмуривал глаза. Видать, пугался своей же жутко увеличенной усатой морды.

В конце концов отнесли кота к знаменитому киевскому ветеринару, посулив тройной гонорар за верный диагноз да лечение, если не поздно. Ветеринар долго ощупывал Эти Самые, гладил, перекатывал в руках, грустно покачивая головой. Мы приготовились к самому худшему. Марык, судя по его активному беспокойству, тоже.

Ветеринар взял громадную лупу и подробно обследовал каждый чёрный помидор со всех сторон. Потом собрали консилиум во главе с главврачом клиники, после тщательного осмотра они встревоженно шептались в углу. Их разговор да мрачный вид усилили наши страхи. Да и главврач, уходя, сурово произнес:
- Редкий случай-с.

А ветеринар продолжил ощупывания, разглядывание. Нас колотил уже дикий ужас. Мы просто умолили его сказать, наконец, всю правду, сколь бы горькой она ни оказалась, ужасный конец лучше ужаса без конца:
- Котик очень больной?
- Нет, котяра очччень здоровый! – печально изрёк ветеринар.


------

БЕЗ КОТА ЖИЗНЬ НЕ ТА

МОЯ КОШАКИАДА

(Сборник опусов о кошаках)
Жми сюда
 

Несмешная история

(Wachtmeister)
 8    2009-06-23  6  871
Была у меня в детстве игрушка. Привез ее из далекой для меня Венгрии, мой военный дядя-танкист. В 60-е годы он помогал братьям-венграм защищать завоевания тамошнего социализма. И небезуспешно, судя по обилию наград. И вообще, он был большим оригиналом. Подтверждением этому в очередной раз, послужил странный подарок. Это была резиновая свинья, почему-то рыжего цвета и совершенно омерзительного вида. Первые дни я даже не брал ее в руки, чем немало огорчал любящего дядюшку. Они с отцом моим, фронтовиком, прошедшим три войны, по доброму выпивали, а я наслаждался интересными историями, которых не услышишь нигде. Тогда, на трезвую голову, фронтовики не болтали о войне, война была в них. Это сейчас, молодцеватые ветераны, увешанные юбилейными медалями вещают о своих героических подвигах с экрана, не моргнув глазом. Истинные фронтовики же, давно взирают на наш бардак с горних вершин. Но это вопрос довольно сложный для обсуждения, а у меня совсем другая задача, уважаемый читатель. Вернусь я к своему повествованию.Прошло несколько дней и я вспомнил об игрушке. Я стал даже брать ее в руки, правда ненадолго. Что-то меня в ней настораживало.Совсем забыл сказать, что если этой свинье надавливали один раз на брюхо, то она хрюкала, если два раза, пукала. Вот такие вот буржуйские игрушки привозились порой в нашу страну.Видимо это была своего рода идеологическая диверсия. Но мы, конечно этого тогда не понимали.И вот однажды к нам приехали дальние родственники из Украины. Это были тетя Маша и ее сынок Сашок, толстый и прожорливый малый, и что особенно меня поразило, совершенно рыжий.Тогда-то я стал понимать почему я не полюбил новую игрушку. А вот у Сашка свинья вызвала настоящий восторг.Он не расставался с ней ни на минуту и даже брал ее с собой в кровать. Это почему-то вызывало у меня чувство неподдельной злобы. Но долг гостеприимства, которым славился мой род, повелевал мне всячески угождать гостю. Я терпел и ждал скорого отъезда гостей, который почему-то затягивался.Но вот мое терпение было вознаграждено. Мама объявила мне, что назавтра гости уедут, когда я еще буду спать. В это вечер у меня было хорошее настроение. Я даже подарил братцу несколько оловянных солдатиков. В ответ, конечно, не получил ничего.Это прожорливый малый был еще и ужасным жмотом. Я потом долго и с ужасом вспоминал, как он жрал. Он запихивал без всякой логической последовательности в рот огромные куски еды и почти задыхаясь, шумно прожевывал их. При этом, в его маленьких поросячьих глазках выступали слезы. Чай он пил из большой, привезенной его мамой кружки. Он клал туда несколько сортов варенья, размешивал все это и шумно пожирал эту чудовищную смесь. После этого он еще долгое время гулко отрыгивал и пукал, весьма зловонно. Его добрая мама говорила, что он быстро растет и поэтому много кушает. Надо, однако заметить,что он был очень деятельным и постоянно что-то складывал из кубиков, многочисленных игрушек. Папа его шабашил на Украине, мотался с бригадой по хуторам. Видимо эта страсть передалась и сыну. Может быть он сейчас начальник стройки или прораб. Не знаю как сложилась его судьба, но мы с ним больше не виделись. Надо сказать, что этот факт меня никогда не огорчал.Честно говоря, в этот вечер родственник уже не существовал для меня. Я, с вполне понятным нетерпением ждал утра. И оно наступило, хотя и не оправдало моих ожиданий. Проснувшись, я устремился в комнату гостей и с ужасом обнаружил отсутствие игрушки.Прибежавшая на мой ужасный рев мама, объяснила мне, что подарила свинью Сашку, поскольку та ему очень понравилась. Она добавила также, что свинье на Украине будет лучше, поскольку она попадет в богатую семью, так как Сашина мама была начальником какого-то УРСА и у них все в доме ломилось. И еще она сказала, что может быть даже свинья вырастет и станет человеком. Тогда я в это поверил. Но вот прошли годы и я понял, что свинья никогда не станет человеком, как бы ее хорошо не кормили...
 

FUF

(Mahno)
 3    2009-02-24  5  1347

Ты посмотрела дольчегабаново
Я улыбнулся версачеобразно
Грудь обнажила ты пакорабаново
Кокошанель у меня встал куртуазно

Трусики гуччи ты быстренько скинула
Я свой ферре возбудил очень страстно
Джоногальяново ноги раздвинула
ИвСевЛораново я в твоей власти

Зайцев с Юдашкиным прыгали охали
Мой Лагерфельд на вершине экстаза
Бизнес модельный с тобою отгрохали
И улетели в потоке оргазма)))
 

Кавказская пленница

(Зиночка Скромневич)
 28  Про женщин  2006-03-28  24  2958

Вот не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Моя подруга Сюзи, например, нашла в интернете, а потеряла в туалете. Обманутые клиенты утопили ее нежного олигарха сетевого маркетинга в унитазе. Фирма лопнула, как китайский презерватив, и Сюзанна Писюк снова пошла по рукам широкими шагами. Подрабатывала в дешевом бубнистанском ресторане при караван-сарае в глухом тупичке за Черкизовским. Клиент шел в основном базарный, среднего звена, не наш уровень.

И вот звонит подруга, задыхаясь от волненья. Мол, вечером ждут дорогого гостя, который тащится от танца живота и сует зеленые купюры в трусы кому не попадя, а танцовщица захворала, как на грех. Мол, Зиночка, озолотишься! А я когда-то на «химии» показывала чудеса самодеятельности местному начальству за пачку чаю. Сюзи вспомнила и ну уговаривать. Я глядь в зеркало: под глазами уже не мешки, а авоськи со стеклотарой. На попе чирий в придачу выскочил. Ох, не в форме, но ведь же на мели совсем. Решилась по принципу: «прикинься старухой и сделай проруху». Пошла, короче, навстречу судьбе и просьбам трудящихся.

Бикини надела с висюльками, на голову башню вавилонскую с бисером, бижу обвесилась, как рождественская елка. Гипюром чирий кое-как прикрыла, а на трусики повесила замок с торчащим спереди ключиком – для интриги и романтики. Сюзанке показались мелкими мои сережки, так в уши вставили номерки из гардероба. На сцену вышла на цыпочках, с зажатым между ног кальяном. Полтанца раскуривала и строила всем глазки, пока не вычислила главного падишаха. Тогда и крутанула бедрами неслабо. Пусть знает, кто здесь Шемаханская царица.

Поплыыыл касатик, как курдючное сало в казане. Ладошки отбил, пока слюни капали из глаз. «Вах-вах, красавица!» Похотливая улыбка расплылась, как гранатовый нар-шараб по ветхой баранине. Я подошла, не гордая, резинку трусов для купюр оттянула. А он за столик пригласил.

Пока халдей заискивающе наливал шампанское, я жажду утолила коньяком с горла. И не преминула сказать правду в морду: армянский на порядок лучше. На чело гостя из солнечного Бубнистана легла было тень межнациональной розни, но он мужественно превозмог себя и умоляющим голосом предложил шашлик-машлик из осетринки и плов из молодого барашка. Тогда я снова ненароком оттянула резинку трусов.

- О, ярчайший циветок, распустившийся в зажигательном танце… О, брильант, затмивший солнце и луну …

При слове «бриллиант» я шумно вздохнула и срыгнула плохой коньяк. Моя левая грудь выжидательно приподнялась, и я бросила исподлобья взрывоопасный взгляд. Не выдержав моего суворовского взгляда, падишах сдался без сопротивления. Он достал из кармана не белый флаг, но бархатную шкатулку, и извлек роскошное колье. Количество каратов повысило мою авансовую самооценку. Я машинально наклонила головку и позволила застегнуть подарок на шее. Из нестойкого чувства материальной благодарности дала поцеловать ручку. Лучшие друзья девушек – это бриллианты!

- Мерси, мой эфенди.

Разговор принимал другой оборот, довольно крупный. А я не какая-нибудь зухра-замухра, чтобы долго размазывать и дешево кокетничать. Клиент созрел – подставляй корзину! И тут я позволила себе маленькую импровизацию: когда закинула ногу на ногу, ключ из моего «сезама» грохнулся на пол; я подняла его, положила в бархатный футляр от брильянтов и торжественно протянула умиленному визави.

- Эльчин Гасанов, - представился огорошенный олигарх.

У них там все ханы - гасановы или алиевы, остальные – сплошное бюль-бюль. Вся мимика и телодвижения паши источали приторную медовую сладость, так что у меня уже слипалось между ног. В сто сорок солнц пылали его золотые коронки, будто взошла звезда пленительного счастья. Да, такой мед, решила я, надо пользовать, пока не засахарился.

- О, я самий счастливый мужчина Бубнистана! Получить ключ от сердца такой красавиц!
- А то! - неуверенно подтвердила я. А сама подумала: за ключик отдашь мне краник, от трубочки. Ну не может быть, чтоб у такого упакованного господина не было кусочка нефтепровода…

Так завертелся очередной виток моей светской жизни. Каждый вечер в новом ресторане со смуглым женихом. Через неделю он пригласил меня на историческую родину, чтобы представить невесту родне. Я честно обегала все бутики в поисках паранджи и скромного бубнистанского национального платья, но накупила только миниюбок (такой голяк в московских бутиках!). И вот, в один прекрасный осенний день я завернулась в белую шелковую простыню, и мы вылетели на родину нефти и базаров.

Из аэропорта мерин понес нас по долинам и по взгорьям, пока не остановился в центре горного аула. Средь бескрайних блеющих полей овец стояла большая сакля, утопающая в саду. Оттуда навстречу вышла мешковатая старушка, до глаз замотанная в черный платок.

- Это твоя мама, Эльчинчик?
- Нэт, это мой старшая жена Бибигюль.
- Какой сюрприз, мой эфенди! И много их у тебя?
- Ты будэшь четвертой, лубимой, - и самодовольно захихикал.

Старшая жена приоткрыла усатое личико и затарахтела по-бубнистански. Два кислых евнуха неопределенного возраста отвели меня в мрачную камору на женской половине. Бибигюль принесла на ужин горсть урюка, и при этом так зыркнула и шевельнула усами, что я поняла без перевода: объявление войны. Вокруг поблеивали овцы, а с мужской половины доносились заунывные звуки бубна и запах шашлыка. Если б не припасенные коньяк и сервелат, а также шматок шмали, к утру б я протянула ноги от голода и тоски по Родине.

Утром явились те же евнухи с кувшином козлиного молока. Их упитанные попки кокетливо и вызывающе выпирали, так что я не смогла удержаться и инстинктивно их погладила. Они взвизгнули и уронили кувшин. На мой колокольчиковый хохот прибежала сердитая Бибигюль и, поскользнувшись в луже, растянулась так, что носом достала до пустой коньячной бутылки под столом.

О, как она повела своим шнобелем и зашевелила усами! Такой мимики я не видела даже у моськи Луи де Фюнеса. Она разоралась по-бубнистански (я поняла только «пираститутка»), а евнух перевел: завтра пойдешь раком на хлопковое поле.

- Щас! – ответила я честно.

Евнухи забубнили со старшей женой.

- Нет, на хлопок - завтра, - назидательно заявил евнух. - А сейчас будешь мыть полы.

Что за тон? Было б что оторвать – оторвала б тушканчику.

- Щас! – я подняла бутылку и запустила в Бибигюль.

На крик несчастной прибежал эфенди, вошедший в роль доминирующего самца референтной группы. Как был в национальном суконном пальтишке с патронташем для папирос и папахе, так и поскользнулся в своих джурабах. Когда он поднялся, ноздри раздувались, как у ишака, тянущего арбу. Из дальнейшей скоропалительной бубнилогии я поняла только слово «зиндан».

Вскоре прибежали два телохранителя-абрека и заволокли меня в яму. Там не было коньяка, колбасы и дури, только кизяки в углу и холодно. Я протрезвела, а потом озверела. Рабство в двадцать первом веке! Мракобесы, я научу вас уважать скромных девушек и бога правильно любить! Поскольку отару отправили на высокогорную прогулку, я заполнила собой музыкальную паузу. От «Врагу не сдается наш гордый «Варяг» в окрестных саклях попадали медные тазы, а с деревьев – фруктовый урожай. Перелетные птицы немедленно собрались в стаи и в испуге приняли положение низкого старта.

Первой просунулась в яму любопытная мордашка ханского отпрыска с прыщавыми следами нагрянувшего полового созревания, такая упитанная харя поросенка, недавно прозревшего, что кроме ишака в сексуальной жизни бывают и другие удовольствия. Я расправила грудь, задрала юбку и кивком пригласила к себе на солому, но он помотал головой и убежал.

Через пять минут вернулся, теребя мотню, и спустил лестницу. Я было зажала в зубах туфли и полезла. Но сверху навстречу мне уже пятилась толстая задница. Когда мы сблизились, я достала заколку и воткнула со всей силы в курдюк отпрыска. Он завизжал, я посторонилась, и тюфяк с яростным хрипом рухнул на солому.

Когда я добралась до края ямы, то углядела пару борзых телохранителей на пороге ханского дома. Тогда ползком через хурмовый сад – к воротам. С балкона меня заметили и раскудахтались Бибигюль со сворой местных самок. Янычары бросились и нагнали меня у ворот. Но я была вооружена и готова к отпору и нанесению телесных средней тяжести. Один получил шпилькой в глаз, другой – коленкой по яйцам. Вот вам, завистливые шакалы бусурманские, за нью-йоркские небоскребы, мадридские взрывы и поджоги парижских бутиков! Вот, я вырвалась из плена!

Полдня ковыляла садами и полями - направление чувствовала интуитивно – вниз, в долину. Вдруг на каком-то проселке выныривает немытая пятитонка времен совнархоза. Я – в позу потерянной девственницы, даже юбку приподняла, будто ищу там что-то ценное. В кузове – дыни, в кабине – усатый хач.

- Вай, куда красавиц дарога дэржит?
- С таким джигитом хоть на край света, - сказала я, облизывая губы, и залезла в кабину.

Тронулись. Только он лапу на коленку, я предупредила:

- Не торопись, касатик. Вези в Агдам, на родину лучшего портвейна, расчет по полной на месте, - сложила я губы восьмеркой и многообещающе закатила глаза.
- Так его ж армяны оккупировали!
- Надеюсь, портвейн от этого хуже не стал. Вези на ближайший к Агдаму блок-пост… - и для убедительности я вытянула ноги на лобовое стекло.

К вечеру мы прибыли на заставу. Первым делом я оторвалась от пятитонного хача, ворвалась в офицерскую столовку и заорала:

- О, доблестные воины-победоносцы! Спецгруз с дынями от бубнистанского народа в дар непобедимой армии прибыл по назначению. А ну разгружать!
- Аллах акбар!
- Воистину акбар, - заметила я.

Все ринулись во двор. Пытавшемуся возражать водиле быстро набили морду как непатриоту. Из оставшихся в столовке я выбрала самого жирного, откровенно коррумпированного вида, майора с немигающими птичьими глазками, и элегантно подсела. Достав из пояса бриллиантовый подарок падишаха, я поставила вопрос ребрышком:

- Зайчик мой сладкий, нравится безделушка?

Пока он пучил свои немигающие и пробовал на зуб брюлики, я прокомментировала:

- Все твои, касатик, если ночью перекинешь меня на ту сторону, к оккупантам, у меня срочное разведзадание.
- Вай, красавица, это как?!
- А как контрабанду с арами туда-суда, так и меня, понял?
- Ой, ну все вы, русские, знаете, - а сам сияет ярче брюликов.

До конца вечера я хлестала коньяк с офицерами и флиртовала с комсоставом, но предпочтение отдавала немигающему майору. Ночью он уволок меня в красный уголок со штабными картами, где мы надели маскхалаты и при свечах спланировали самую блестящую операцию в истории бубнистанской армии. До утра я петляла за ним по бесконечным окопам, переходила вброд ручей и ползала под колючкой, пока вдруг на три зеленых свистка из кустов не появился …такой же толстый немигающий майор, только вражеской армии.

- Гагик, от нашего стола к вашему, забирай! – поклонился на прощанье мой проводник и растворился в утреннем тумане.
- Вай, красавица, какими судьбами? – расплылся золотым ртом Гагик.
- Беженка я, от бусурманского ига.

Когда меня привели в местный штаб, я потребовала коньяку и портвейну на запивку. Принесли настоящий пятизвездочный и ностальгический «Агдам». Цивилизация! От полноты чувств я по-союзнически поцеловала ару в шнобель и попросила телефон.

- Алло, Сюзанка? Записывай адрес, куда высылать бабки на дорогу. Вольная птица вылетает на Родину… Что, а? Дать серию концертов в прифронтовой полосе?... Эт я не тебе, Сюзи… А портвейну хватит?… Сюзи, денег пока не высылай… Отвали, чернявенький, а то нос откушу… Эт я не тебе, Сюзи. Ась? Не, не польку и не танго, тошнякцутюн какой-то. А я знаю? Приезжай лучше, выступим дуэтом... Во, козел, такой коньяк расплескать…
 

ДУБРОВСКИЙ или ПАПА МОЖЕТ

(Алик Кимры)
 12    2015-03-12  1  708

В своё время прадедушку королевского пуделя Атоса Второго - Атоса Первого - мы брали с собой на отдых на черноморское побережье Кавказа. С ним же как-то поехали на экскурсию на высокогорное озеро Рица, где располагалась дача Сталина.

По дороге на Рицу автобус сделал остановку у Голубого озера. Там на пуделя напал крупный медвежонок-переросток фотографа. Ручной - по отношению к людям. Но дикий - к собакам.

Мишка, с виду неуклюжий, ринулся на Атоса, проявив недюжинную прыть. В отличие от своего боевого правнука, Атос Первый очень отвечал своему литературному прообразу из «Трёх мушкетеров» - меланхолику графу Де ля Феру, и был миролюбив, уступая любой собаке. Но тут вдруг дал такой отпор косолапому, что тот обратился в бегство и, спасаясь от озверевшего пса, бросился в озеро. Пудель поплыл было за мишкой, но мы его вернули на берег.

В нашей экскурсии был тбилисец с девочкой. Она привязалась к Атосу и очень за него переживала во время схватки с медвежонком. Её же отец сразу выхватил браунинг и успокоил девочку: если пуделю станет опасно, папа застрелит медведя. Когда всё обошлось без кровопролития, я поинтересовался у заботливого папочки насчёт ношения оружия. Тот ответил:
- Мущын должен защитить себя и своих сам. Пока ты будэш пысать заявлэний в мылыцый и началнык поставыт свой малэнкый резолуцый - тэбэ уже будэт стоять балшой памятнык.


------

И ещё в тему

"Восточная мудрость" -
Жми сюда

"БУЙство. Восточная зарисовка (3)" -
Жми сюда

"Долгострой" Восточная зарисовка (4)" -
Жми сюда

 

ЖЕНЩИНА НА ОДИН СЕЗОН

(Алик Кимры)
 11    2014-10-30  0  948

"Ах как бы песню не испортить под скрипку старого дивана"
Тарина Милари

На летней эстраде Центрального парка Киева, что у Мариинского дворца, начиная еще с 20-х годов прошлого века с просветительскими концертами для самых широких кругов горожан выступали такие выдающиеся музыканты, как Александр Глазунов, Сергей Прокофьев, Владимир Горовиц, Натан Мильштейн, дирижировали — Рейнгольд Глиэр, Феликс Блуменфельд. В 50-е годы со своей огромной серией мирового музыкального наследия блистал выдающийся дирижер, народный артист СССР, заслуженный деятель искусств, профессор киевской консерватории, лауреат государственных премий Натан Рахлин.

После Великой Отечественной войны к концертам в нагрузку присобачили устные выступления каких там великих или интересных людей, лекции на актуальные темы. И, как говорится, куда конь с копытом, туда и рак с клешней - с середины 60-х на этой эстраде я много лет читал лекции от общества «Знание». По своей основной теме - научно-технический прогресс. Но в одном сезоне хватался за любые темы, лишь бы как почаще выступать. И к осени стал почти энциклопедистом, свершив экспансию в экономические, биологические и даже политические темы.

Гнала же меня на эстраду не тяга к знаниям, не жажда наживы (хотя по тем временам 45 рублей за лекцию – таки деньги, недельная зарплата остепененного старшего научного сотрудника). А страстно влекла Прекрасная Дама-инструктор, комсомолка, спортсменка, красавица, делегированная на эту эстраду из ЦК Ленинского Коммунистического Союза Молодежи Украины - для приятного представления лекторов и выступавшего после них государственного симфонического оркестра Украинской ССР. Под управлением выдающегося дирижёра, народного артиста СССР, заслуженного деятеля искусств, профессора киевской консерватории, лауреата государственных премий Натана Рахлина.

Мои лекции Даме-инструктору нравились, и это чувство она распространила на стройную личность молодого лектора, любимца местной публики да администрации Центрального парка культуры и отдыха. На чувство столь Прекрасной Дамы я не смог смолчать - и ещё как ответил! Местом бурных свиданий нам верно служила одна из артистических уборных, с зеркалом, умывальником и просторным кожаным диваном. Правда, громко скрипящим. Из-за него инструктор все беспокоилась: не заглушаем ли мы государственный симфонический оркестр Украинской ССР? Под управлением выдающегося дирижёра, народного артиста СССР, заслуженного деятеля искусств, профессора киевской консерватории, лауреата государственных премий Натана Рахлина.

Для объявления музыкальных номеров Она отрывалась от меня в последний момент, успевая с моей помощью втиснуться в вечернее платье и выскочить на публику, вроде как дезабелье, по-домашнему. Её это неслыханно возбуждало, а отдуваться приходилось мне под очень классическую музыку в исполнении Государственного симфонического оркестра Украинской ССР. Под управлением выдающегося дирижёра, народного артиста СССР, заслуженного деятеля искусств, профессора киевской консерватории, лауреата государственных премий Натана Рахлина. Который после концерта страстно целовал моей Даме ручку, ловелас хренов!

С нашей эстрады и из моей жизни Она ушла осенью, в конце сезона. Мы попытались ещё встречаться на даче, в квартире подруги и даже в кабинете секретаря ЦК ЛКСМУ во время Её ночных дежурств. Но это было уже не то: до полной меры Чувства Глубокого Удовлетворения не хватало восторженной публики за тонкой фанерной стенкой, скрипучего дивана и аккомпанемента Государственного симфонического оркестра Украинской ССР. И, возможно, как для Неё, страстного прощального поцелуя выдающегося дирижера, народного артиста СССР, заслуженного деятеля искусств, профессора киевской консерватории, лауреата государственных премий Натана Рахлина.

Увы, всякое славное дело чревато и плохими последствиями - как сказал зять, когда из него выбивали деньги на похороны тещи (Д.К.Джером «Трое в одной лодке, не считая собаки»). И мне тот славный сезон нанёс душевно-романтическую травму музыкального характера: всю оставшуюся жизнь самые выдающиеся классические произведения навевают мне вовсе не то, что задумали великие композиторы. И в филармонии или ещё каком концертном собрании на исполнении классической музыки, сидя рядом с благородными, интеллигентными слушателями с одухотворёнными лицами,- я густо краснею от срамотищи.


 

Мой брат

(WarverT)
 0    2006-02-07  0  680
Я жил в таком городке под названием Елань
Сижу как-то дома со своим приятелем болтаем обсуждаем деноминацию на фондовых рынках и т. п. тут заходит мой младший брат и я замечаю что у него на голове волосы стоят дыбом, я ему говорю причешись, на что он мне отвечает : "Пробовал не помогает через 5 минут опять встает!"

Собираюсь идти по магазинам он пристает ко мне купи минералку я говорю попей чая, он мне отвечает : "Чай без палочек не интересно"

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер