ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 52

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 52  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Два в одной

(Shkaff)
 -5  Смешные истории  2007-08-23  10  1121
Это была шикарная женщина. Богемная. Художник-график. Самое что ни на есть комильфо.
   Я потратил на неё кучу денег. Мы обедали в «Париже», пили кофе с пирожными в «Интуристе», а ужинать ездили непременно в Чалтырь, где вкусно кормили и задушевно пели.
   Ей нравилось. Мне иногда тоже.
   Особенно если она позволяла после всего сонма удовольствий отвезти себя в мою одиночную келью. Там мы падали на диван, и она заводила очередной рассказ о своих сексуальных приключениях.
   Её это возбуждало. Меня иногда тоже.
   И вот она лежит рядом со мной, смотрит в потолок и курит, держа сигарету между средним и безымянным пальцами. Я ни разу не видел, чтобы кто-то ещё так держал сигарету. Только она.
   - …И мы вчетвером поехали к нему домой. Сначала выпили кофе для приличия – не сразу же в койку прыгать.
   Она искоса посмотрела на меня. Я напряжённо слушал.
   - Потом подружка со своим ухажёром отправились в спальню, а мы остались в гостиной. Там был широкий кожаный диван.
   Она глубоко вздохнула и на выдохе выпустила аккуратную струйку сигаретного дыма.
   - Он был молодцом. Не набросился на меня, хотя от него буквально пахло желанием. Раздевал меня медленно. Целовал нежно, со сдерживаемой страстью. Мне это нравилось. Нравилось его истинно мужское, мускулистое тело. И ягодицы… Крепкие, подтянутые. Я люблю именно такие. На них приятно класть ладони и руководить его движениями…
   Дыхание её участилось, глаза полузакрылись. Украдкой я пощупал себя пониже спины. Что ж, если чуть поднапрячь мышцы, то получится вполне сносно. Хотя зарядку по утрам надо бы поделать. И пресс покачать не мешало бы.
   - В спальне уже скрипела кровать и охала подружка. А мы только-только приступали… Он хорошо меня подготовил. Я была такая влажная. Он вошёл в меня тихо и как-то даже скромно. Я гладила его спину и напряжённые ягодицы. Он завёлся и стал меня трахать. Я обожаю, когда меня вот так неистово тра-ха-ют.
   Этим простым пролетарским словом моя утончённая знакомая с особым удовольствием пользовалась при описании самого процесса.
   Глаза её окончательно закрылись, грудь высоко вздымалась, а тело даже вроде бы прогнулось навстречу тому, с поджарыми ягодицами. Я пока довольствовался ролью стороннего зрителя. Ничего, лучше двадцать минут подождать, чем три часа упрашивать.
   - Я попросила его кончить мне на грудь. Люблю смотреть, как мужчины это делают. Люблю помогать рукой. Люблю, когда на меня падают эти горячие сгустки, когда их много…
   «А могла бы эротические романы писать и сама же их иллюстрировать», подумал я, с интересом рассматривая шикарную возбуждённую женщину, «да видно практика много времени отнимает». Положить руку, что ли, ей на грудь? Уже ведь хочется. Но я-то был в курсе, что до окончания рассказа подобные действия не приветствуются. У каждого, знаете ли, свои заморочки.
   - Потом мы лежали и отдыхали. И тут припёрся этот подружкин ухажёр. Наглый такой. И голый! Можно, говорит, к вам в компанию? А то моя заснула, даже похрапывает слегка. «Мартини», говорю, не надо было ей столько наливать, так что сам виноват, милый друг. А нам тут и без тебя распрекрасно. Так что иди и слушай нежный женский храп. Ладно, говорит, не хотите – как хотите. И вроде как поплёлся в спальню.
   А мы продолжили…
   Он так меня ласкал, что я совершенно себя потеряла. Только наслаждалась, растворялась в его разнообразных ласках. Я села на него сверху и двигалась, двигалась, двигалась, совершенно теряя рассудок. Он привлёк меня к себе и целовал в губы. Мне стало просто запредельно хорошо. Он заполнил меня всю. Но как, интересно, это ему удалось, вдруг подумала я. Он же не двустволка, извините. А я чувствовала в себе именно два ствола. И мне обалденно нравилось! Это случилось со мной впервые, и это было великолепно! Но это же не мог делать один человек!!!
   - Дружок подкрался незаметно, - подсказал я хрипловато, потому что уже чуть ли не наяву представлял себе эту занимательную картину и, конечно же, ощущал дрожь во всём своём немалом теле. Всё равно, что порнофильм смотрел.
   - Ага, - вдруг как-то совершенно прозаически произнесла женщина-комильфо и посмотрела мне в глаза. – Надеюсь, ты не ревнуешь?
   - Я хочу тебя! – высказал я истинную правду.
   Она легла на меня сверху и приникла к моим губам долгим-предолгим поцелуем…
   Где-то под утро я всё же отважился спросить:
   - Тебе правда понравился тот двуствольный вариант?
   - Я кончила, по-моему, раза три подряд, - сонно ответила шикарная женщина, поудобнее устраивая голову на моём плече.
   Комментарии были излишни, но у меня вызрело предложение.
   - А может, как-нибудь попробуем… Точно так же, а?
   - У тебя есть достойный друг?
   - Ну-у… - я не был готов к столь откровенному вопросу. – Достойный есть, но чтоб вместе с ним… Но можно, наверное, найти. В Интернете, к примеру.
   - Вот как найдёшь – так и попробуем. Может быть. Да и то если он мне понравится!
   - А какой у него должен быть… член? – у меня внутри всё начало вибрировать.
   - Не очень большой, - её голос был по-прежнему сонный и ровный. – Чтоб головка была такая круглая и потолще, чем ствол. Я люблю ощущать, как она в меня входит…
   Я снова бешено её захотел. Она была не против. Хотя моя головка, как, впрочем, и ягодицы, не совсем подходили под её стандарт.
 

Хохмодромовские хроники

(Кручко Игорь)
 32    2013-10-01  5  628

Малюсенькое вступление.
       Здравствуй, уважаемый читатель! Эти истории я решил посвятить авторам   веселого сайта «Хохмодром»! Сразу хочу предупредить, что выдуманные мной персонажи ни в коем случае не отражают реальных людей, к которым я отношусь с полным уважением. Более того, я даю ссылки на домашние странички этих авторов, чтобы посетитель мог более детально ознакомиться с их смешными произведениями. Себя я тоже не забыл: участвую наравне со всеми в этих полусумасшедших историях.

       Приятного чтения! :)

   

      Машину пришлось оставить на дороге: к видневшемуся неподалеку бараку нечего было и думать подъехать – сплошные сугробы.

      По узкой тропинке я подошел к крыльцу. Перед расшатанной дверью увидел обувь. Чего здесь только не было: сандалии (зимой!!!), ласты, чьи-то туфли, прибитые гвоздями к полу, порванные галоши, коньки, лапти-скороходы, валенки, заполненные доверху песком и торчащими из него окурками, подковы… В углу примостились несгибаемые носки с торчащими из них шипами! Наверное, чтобы не поскользнуться на льду.

      На деревянной стенке барака висела табличка. На ней было написано: «Клуб веселых и остальных нах…». Дальше прочитать не представлялось возможным: именно в этом месте у вывески был отколот кусок.
Ниже выцветшей золотой краской значилось: «Хохмодром». «Хохмо» было небрежно зачеркнуто губной помадой и сверху дописано: «Сексо».

      Дверь открылась, и на крыльцо вышел небритый мужик в засаленной майке и спортивных штанах с подтяжками. Не обратив никакого внимания на меня, он достал "беломорину» и закурил.

      – Здравствуйте! – вежливо поздоровался я.

      – Ну, зачем ты со мной так… официально! Терпеть я ненавижу это!

      – Тогда, «привет!»

      Мужик затянулся и после минутного размышления ответил:

      – Сам «привет»!

    Я тоже выждал и после минутной паузы парировал:

      – От «привета» слышу!

      – Не от «привета», а от завхоза этой богадельни! Шоб ее… Одни язвы нажил из-за этой работы! Тебе чего надо? – спросил у меня, приветливо нахмурившись, завхоз.

      – Ищу закрытый клуб «Хохмодром»! – произнес я и достал газету с объявлениями. – Вот, здесь сказано, что этот клуб находится в особняке восемнадцатого столетия… Вход только во фраках… По средам – тонкий английский юмор… Во вторник и четверг – рыбный день! Для тех, кому нечем будет заняться, имеется выбор: игра в гольф или вскопка сотки под картошку на том же поле для гольфа! Понедельника нет! Его заменяет второе подряд воскресенье! В пятницу – чаепитие по-аглицки (из самовара с баранками). Суббота – она и в Африке суббота! Ждем вас по этому адресу…

      – А ну, дай взглянуть, – протянул мужик волосатую руку к газете. – Вот же, мерзавец! – прочитав объявление, тяжело вздохнул завхоз. – Попросил тут одного «зубоскала» дать объявление… На свою голову… Нам в этом очаге культуры, – он кивнул в сторону дверей, – позарез стекольщик нужен! Стекла бьют постоянно!

      – Кто бьет? – полюбопытствовал я.

      – Да все, кому не лень! – покачал головой завхоз. – Первыми начали, как всегда, авторы! За ними и гости потянулись… Прямо беда! Не знаю уже, что и делать! Скоро новый год, а здесь сквозняки по всем помещениям. Вон, творческие люди стали болеть один за другим, – он опять кивнул в сторону еле живой двери. – Надавать бы им молотком по рукам! – мужик в майке затушил окурок в валенке с песком.

    – Не поможет! Ногами писать начнут! – со вздохом отреагировал я на вырвавшуюся затаенную боль завхоза. – Хотел спросить у вас, что это написано тут на табличке?

    Мужик, не оборачиваясь и смотря на поле укрытое снегом, пробормотал:

    – Раньше на табличке было написано: «Клуб веселых и остальных находчивых людей».

    – Теперь понятно… Пойду, что ли, познакомлюсь с обитателями этого барака!

    – Только обувь сними, чтобы грязь не занести! А я покеда тут постою, подышу немного свежим озоном!

      Я снял ботинки и вошел в темный коридор. В нос сразу шибануло кислой капустой. Зажав нос, я стремглав бросился бежать к двери, из-за которой доносилось пиликанье баяна и невнятный человеческий гомон. Ручка у двери отсутствовала, поэтому немного почертыхавшись, я, ломая ногти, еле смог открыть ее.

      Обычно в таких вот случаях пишут: «И мне в глаза ударил яркий свет». Ничего подобного! Тусклая лампочка пыталась осветить довольно большое помещение. Прямо под ней на табурете сидел матросик в тельняшке и бескозырке с баяном в руках (Жми сюда). Его ноги покоились в тазике с водой, возле которого стояла открытая пачка с морской солью. Рядом с дяденькой на полу дремала собака (Жми сюда). В тазике плавал маленький кораблик с алыми парусами.

      – Здравствуйте, люди добрые! – поздоровался я на английский манер и отбил низкий поклон. На меня никто не обратил внимания, каждый продолжал заниматься своим делом.

      – Молчание – знак согласия! Будем считать, что со мной поздоровались! – обрадованно подумал я. – Хорошо, что чем-то тяжелым не запустили. Это хороший знак!

      В это время пес зевнул, потянулся и, приподнявшись, стал лакать воду из тазика. Кораблик весело закачался на волнах.

    «Ишь ты! Все-таки «люди моря» – неисправимые романтики»! – отметил я про себя, глядя на эту идиллию. «У них даже собаки пьют соленую воду»! Пес, утолив жажду и гавкнув на меня для приличия, и расхлябанной морской походкой вышел в коридор.

      Матрос потянул баян за меха и стал наигрывать старинную песню. В комнате зазвучала знакомая каждому человеку с детства мелодия. Это был грустный рэп. Я прислушался: отдельные слова даже смог различить. В тексте довольно часто мелькали слова: «Конь», «Рында», «Степь да степь…», «Семь футов под килем». Фразы были щедро пересыпаны словами, которые не принято произносить в английском обществе. Когда человек в бескозырке то ли пропел, то ли произнес фразу «…и якорь тебе в глотку», я понял, что это была, все-таки, песня о неразделенной любви!

      Я обратил внимание на интеллигентного мужчину(Жми сюда), сидящего за столом, укрытым зеленым сукном. Он что-то сосредоточенно писал, не обращая ни на кого внимания.

      Подойдя поближе, я заглянул ему через плечо (да, я знаю, что нехорошо подглядывать, нечего меня упрекать в этом!). Весь листок был покрыт нарисованными единичками с плюсиками.

      – Хотите попробовать? – обратился он ко мне.

      – Давайте! – и я уселся на свободный стул.

    Он протянул мне чистый листок и ручку.

    – Начинайте! Я потом проверю! – строгим голосом произнес он.

      Я себя вдруг почувствовал школьником, находившимся рядом с учителем математики. Высунув язык от старания, я принялся выводить циферки.

      – Э-э-это что такое! – посмотрев на мой листок, тихо возмутился приличный мужчина. – Как это прикажете понимать?!

      Я от неожиданности вздрогнул и, втянув от испуга голову в плечи, выронил ручку.

    – Это – двойки с плюсиками!

    – Я вижу, что это «двойки»! Почему не «единицы», мне хотелось бы узнать! – он строго смотрел на меня.

    Я стал оправдываться:

    – Потому, что двойки похожи на плывущих лебедей, а единицы на частокол, за которым эти самые лебедушки… Вот!

      Он достал из внутреннего кармана ручку с красной пастой и исправил все мои двойки на единицы. Затем, немного подумав, в самом конце листка нарисовал большущий кол с плюсом и поставил свою подпись.

      – Завтра жду ваших родителей в школу, – и он протянул мне листок.

      – Папа не сможет прийти, только мама… – промямлил я.

      – Хоть бабушка с дядей! – недовольно обронил он. – Вот, возьмите! Это мои «чебуРАШки» (Жми сюда). До завтра должны их все знать назубок!

      – Можно идти? – робко спросил я у строгого дяди.

      – Вы свободны!

      Я поднялся и, вытирая испарину со лба, отошёл от стола как можно подальше.

      – Вот невезуха… Не успел здесь появиться, как стал похож на летящую, проклеенную экологически чистым клеем, фанеру над Биг-Беном!
 

ИЗБУШКА

(olyapka)
 28    2017-07-21  3  885
Расскажу я вам про случай,
что со мною приключился –
на охоте это было,
помню, что давным-давно…
Я тогда в тайге добычей
зверя долго занимался.
Не добыл, не повезло мне,
но устал, проголодался
и продрог, почти без сил
я в тот день, увы, остался…
Вышел я из чащи тёмной
на приличную полянку.
Вижу: ладная избушка
чуть ли не на курьих ножках
сбоку леса примостилась.
Дверь открыл, а там и печка,
и охапка дров, и водка,
а закуски всякой разной
и не снилось столько мне.
Заходи, мол, гость приблудный,
да согрейся и отведай,
что хозяин той избушки
для тебя не пожалел.
Отдыхай и выпей столько,
сколько сможешь, даже больше.
Вот уж я и оттянулся!
Выпил, сколько и не помню,
съел все дочиста закуски
и довольный всем уснул.
А наутро в путь собрался –
отыскать же надо зверя?
Не с пустыми же руками
возвращаться мне домой?
…В этот день, как раз к обеду,
гости прибыли к избушке
и хозяин. С ними девки.
Глядь – ни дров, ни водки нет!
Ни закусок, ни консервов,
ни конфет, ни даже чаю
совершенно нет совсем!
Стали думать, кто открытой
дверь оставил у избушки,
а потом за мной в погоню
припустилися они.
И нашли ж меня! В засаде
я на зверя притаился,
а они толпой напали:
- Признавайся, был в избушке?
- Был, чего уж отпираться…
Ох, в тот раз досталось мне…
Девки тоже развлекались,
издевались, мол, конфеты
стыдно воровать, ваще-то,
тоже пнули пару раз…
Вот сижу сейчас я дома
и залечиваю раны,
заодно хочу я, братцы,
дать полезный вам совет:
Доведётся если вдруг вам
отыскать в лесу избушку,
то бегите поскорее
вы куда глаза глядят…
 

Дочки-матери

(БОtаНИК)
 7  Про секс  2011-10-13  1  1057
Ты согласилась на прелюбы,
И я восторженно лобзал
Твои малиновые губы,
Твои зелёные глаза.

Велкам на сексуальный праздник!
…Я на тебе пластом лежал,
И ненасытный мой проказник
Твою вагину ублажал.

Но тут, как в плохоньком романе
На иностранном языке,
Возникла вдруг твоя маманя
С зажженной свечкой в кулаке.

На ней была одна сорочка,
Не закрывавшая колен.
Мамашка удивлялась: «Дочка,
Откуда взялся этот мэн?!

Он, вижу, борозды не портит.
Я по таким парням торчу.
С гроссмейстером в постельном спорте
Я тоже переспать хочу!»

Дочь на неё взглянула волком,
Мою мошонку теребя,
И так ответствовала колко:
«Пшла в жопу, старая кошёлка,
Пусть батя трахает тебя».

…Да, это было зло и грубо,
Но всё прощаю тёлке за
Eё малиновые губы,
Eё зеленые глаза…
 

ГЛАС СВЫШЕ (басня)

(Моголь)
 22  Басни  2011-06-11  2  2526
Однажды скарабей, известный миру жук,
Катил привычно шарик из навоза.
Вдруг слышит сверху некий странный звук
И даже голос несколько нервозный.

«Как мерзко, гадко, гнусно? Ай-яй-яй.
Как самому-то, батенька не стыдно?!
Публично катишь эдакую дрянь.
Ни вкуса нет, ни совести, как видно…»

Жук присмирел, боясь поднять очей,
Лежит пристыжен, будто вдрызг расплющен.
А голос с неба громче и бойчей
(Должно, не в настроеньи Всемогущий):

«Примеры лучше б брал с трудяжек пчел,
Цветы, чай, лучше, чем навозный шарик,
Как Цокотуха б денежку нашел,
Иль подвиг совершил бы, как комарик.

Таким как ты», - небесный глас вещал:
Плевать на чистоту и гигиену.
Ты хуже кровожадного клеща,
Клопа вонючего, убитого об стену…»

«Каков же он?» Взглянуть глазком одним
Решает жук. И вот, что было духу
Воззрился вверх. А там, кружит над ним
Навозная по всем приметам муха.
 

С Абрамом Терцем по Израилю трус ...

(Ицхак Скородинский)
 4    2007-12-24  2  847
С Абрамом Терцем по Израилю трусцой

Предпредисловие или впереди лошади.

Фёдор Глебов – это не псевдоним. Это возрождение фамилии моего рус-ского деда.      

      Фёдор Глебов

      С АБРАМОМ   ТЕРЦЕМ ПО ИЗРАИЛЮ ТРУСЦОЙ

      
      
Прозаическая поэмка, длиною во всю мою оставшуюся жизнь.


      Предисловие

Каждый раз, когда очередной новоприбывший кидается ко мне с неугасающей надеждой….
- Вы знаете русский язык?!
…Я отвечаю одно и то же, - Пока еще не забыл. – И каждый раз удивляюсь, насколько он, буквально всем своим существом, отличается от поживших здесь хотя бы несколько лет.
Никто не знает, каким станет этот человек через очень короткое время, а пока что все они просят указать им ПУТЬ. В ближайшую аптеку, в местное отделение министерства по манипулированию его сознанием, военкомат, а на худой конец – приехав и тут же не на шутку обеспоко-ившись своим драгоценным здоровьем – ищет пункт выдачи противога-зов. Одно я знаю совершенно точно – вот этот вот человек, стоящий воз-ле меня, через очень короткое время изменится до неузнаваемости, из-менится до такой степени, что даже его разговор по телефону с родст-венниками и друзьями, оставшимися в славянском поле притяжения, бу-дет напоминать беседу слепоглухого с глухонемым.
Что-то подобное происходит и со мной. Я вынужден, в связи с от-сутствием поэтического таланта и вдохновения, писать вот эту прозаиче-скую вещь, так как при этом в моем сознании создается иллюзия, что ли-тературный процесс в мой пустой башке продолжается, и где-то там, на полуночном горизонте и для меня появляются хоть и падающие, но все-таки поэтические звезды.
И последнее. В отличие от предыдущих моих опусов – ЭТО ДЛЯ ВСЕХ. И даже избранным разрешается читать мою поэмку. Только не на-до морщиться господа святые люди, как будто бы Вам предлагают съесть копченую французскую лягушку с болот Плю-Фо. Уж очень у Вас при этом непрезентабельное выражение лица вырисовывается.

      
Забег№ 1

Что-то сдвинулось в моем сознании в ту ночь. Может, дошел таки до ручки, а может быть, во всем был виноват израильский политический климат. Но я вдруг увидел, как из предутреннего тумана формируется и подплывает к моему окну неясная и колеблющаяся человеческая фигу-ра. Как будто я снова, в который раз смотрю по телевизору очередную серию голливудской шварцнегеровщины. Она подплыла совсем близко и стала просачиваться через металлическую решетку на окне. А потом что-то внутри нее заурчало тигриным рыком, и – ЭТО исчезло, растворилось без следа…..
Спать пора ложиться, подумал я, но тут в дверь начали звонить, и звонили беспрерывно, можно сказать нагло, и до тех пор, пока я не при-открыл дверь, предварительно, мало ли что, набросив на свою брониро-ванную израильскую дверь защелку. Но! Не помогло мне это, ОНО тут протиснулось в оставленную щель, в мановение ока, трансформирова-лось в человечишку, ниже среднего роста, затвердело, оформилось в одеждах старинных, запахло сургучом и сеном, и покатилось к моему любимому креслу со словами.
- Вот, идиот, насмотрелся на терминаторов в телевизоре своем за-долбанном, тебя бы самого через железную решетку протянуть, больно же, ну, идиот, форменный идиот. Ты, батенька мой, еще больший ду-рень, чем тот, которого придумал господин Достоевский…. Что смотришь, чур, мое теперь это сидалище…. Рот закрой, а то колибри влетит в рот то. Я в твоем городе видел несколько штучек. А город этот, посреди пус-тыни, чудо ваше рукотворное, как нарекли? Господи, да живой я, живой, не привидение. Если хочешь знать, я плод твоих же подтекстов.
Оно бубнило и бубнило о том, какие все-таки молодцы эти евреи, что захватили у этих проклятых англичан кусок святой земли и засадили его садами и лесами, и понастроили городов и деревень, и оросили по-ля…. При этом оно ни минуты не сидело на месте, переливалось ртутью по квартире, жестикулируя ручонками и вздергивая вверх головенку свою…. А я никак не мог отделаться от мысли, что этот кошмар я уже ко-гда-то видел, было в облике пришельца что-то такое, до боли знакомое и родное…. То ли марокканец, у которого я покупаю картошку на рынке. Но он без бакенбардов….
- Александр Сергеевич, Вы ли это?!
- Если бы, если бы, душа моя! … Но отношение имею. Давай мы с тобой в игру поиграем. Я тебе фамилию писателя, а ты тут же, не осо-бенно задумываясь – его единственное произведение, которое в твоей памяти от него осталось. Итак. Эренбург!
- Люди, годы, жизнь.
- Рыбаков?
- Дети Арбата.
- Солоухин?
- Камешки на ладони.
- Синявский?
- Прогулки с…, Вами, Александр Сергеевич!
- Ох, какой же у тебя твердокаменный лоб, вьюноша. Никакой я не Александр Сергеевич и даже не господин Синявский, царство ему небес-ное, я – Абрам Терц собственной персоной. И не надо меня любить, хва-тит, что будешь жаловать.
- Я присмотрелся повнимательнее. НОС!!! Как я не заметил сразу, нос наш, чисто израильский, выдающийся, можно сказать, нос был у это-го порождения моих ночных фантасмагорий. Куда там пушкинскому до него…. И даже гоголевскому. Абрис не тот. Ну, конечно же, это был гос-подин Терц, как я мог подумать иначе.
- Только учти, папа с мамой у меня чисто русские люди, так что, я тот самый нееврей по Галахе, который даже на репатриацию не имеет никакого права. Туристом явился я пред твои светлые, - он подбежал ко мне и, зыркнув мне в глаза, продолжил, - нет – в подслеповатые зёнки твои. И буду здесь жить до тех пор, пока ты не угомонишься и преста-нешь задирать местное литературное общество, подумаешь, придумал, что он снова в галуте, на иудеев буром попер, один против всех и снова не в ногу. Орел ты наш, степной. Ты чего это из шкафа пироги тянешь, сколько раз тебя твоя благоверная поучала, что жрать надо меньше, меньше надо жрать, а ну-ка, – Абрам воспарил к потолку и начал рас-творяться в моем помутневшем сознании.
– Спать…, спать…, спать….

Забег№ 2


А поспать толком он мне так и не дал. Содрал с меня одеяло и во все горло, не попадая ни в такт, ни в ноты, заорал мою любимую – Ну-ка, солнце, ярче брызни, золотыми лучами.… И так далее. Хорошо хоть водой из чайника не обжег, как мой папа меня …в детстве. А потом завел – вставай страна огромная, побежали в Гуш-Катиф, пока это восьмое чу-до света не разрушили ваши недоумки. Это ж, надо, как какое-то чудо на этом свете сотворят, так его сразу и разрушать принимаются, и снова про идиотов и Достоевского лекцию мне начинает читать. Да, неужели и у Синявского тоже жгучий африканский темперамент прорезался. А с виду не скажешь. С виду спокойный был, а после лагерей так вообще флегматиком стал, а этот еле-еле дал зубы почистить, а завтракать – ни-ни, от этого, говорит, сразу не умирают, потом пожуешь чего-нибудь, а сейчас, батенька, недосуг. Ну, мы и побежали. Без пропусков и разре-шений, стену эту, иудейскую перемахнули, и там. Он меня за шкирку, на водонапорный бак гуш-катифский усадил, сидим, любуемся видом. Трак-торки по поселку туда-сюда снуют, люди на работу движутся, балаболят между собой. Абрам смотрел, смотрел, а потом и выдал.
У вас тут что, - спрашивает – Китайская автономная область, что ли? И давай с этими, в капюшончиках, по-ихнему пытаться говорить. А они, ну, ничего не понимают. Филиппинцы потому что. У них свой, фи-липпинский диалект, наверное. А может, туда бутанцев уже завезли. Или, не дай бог, северных корейцев пригнали…. Через южную границу с Египтом.
Тут петухи запели. Из переселенческих хибарок, это возле почти каждой – бассейн, запашком кошерной пищи потянуло. А мне уже не есть, жрать хочется. Пушкин мой посмотрел на меня внимательно и – нет его, как ветром сдуло. Через минуту возвращается, в одной руке чашка кофе, в другой – пита чорти, чем напхатая. Питу понюхал, покивал одобрительно и мне сует, а сам кофе попробовал, скривился и хотел уже вылить. Я еле-еле успел руку его перехватить. А тут из ближайшего до-мика выскакивает хозяин съестного с винтовкой наперевес. Спохватил-ся, где его завтрак. Побегал, побегал, а потом руки к н*** и проклинать нас стал…. Но, голод не тетка, под эти зававывания я и примостился зав-тракать. Но не тут то было. Тот, седобородый прямо с винтовкой напере-вес в синагогу бежать намылился. Тут Терц и предложил – пошли, гово-рит с ним вместе, там и познакомимся, я у этого, который с винтовкой бегал, кофе свой разыскивал, а теперь к раву бежит рассказывать о са-тане, пару кип из ящика стырил, у него их, говорит – Амон! Оказывается мой попутчик, в отличие от меня, еще и иврит разумеет. Пока шли, он у возвращающегося из святого учреждения святые тексты позаимствовал, хулиган он этакий, открыл их и всю дорогу, пока шли, читал и мотал го-ловой, как лошадь. А я в синагогу эту не пошел. На улице остался. Не смог себя пересилить, не мое это. Сел на камешек и приловчился досы-пать, пока неугомонный мой к глубинам иудаизма приобщался. А тут и эти, познакомившиеся из святого учреждения выползают, обнявшись. И костерят на все лады латифундиста нашего, и клянутся, что костьми ля-гут, но не отдадут и пяди чистой, как слеза ребенка, израильской земли, и что Шимон, так, оказывается, зовут переселенца, призывает своего лучшего друга Абрама не покидать Гуш-Катиф никогда. А когда придут эти чудовища в зеленом, чтобы осуществлять трансферт иудеев с их свя-той земли…. В общем, попался мой правозащитник, как кур в ощип, под-дался под тлетворное влияние Ближнего Востока. Махнул я на все это своей левой рукой и… проснулся. У себя дома. Рядом со мной пита не-доеденная, на подносике посеребренном лежит, и чашка кофе дымится. Значит, не приснилось мне все это. Огурчики, помидорчики – целовал я свою милку в коридорчике, колбаска, пирожки с капусткой, а на телеви-зоре все русские программы – все это в моем доме водилось, когда день-ги были. Но, пита! Фалафель! Никогда!!! И вот еще ирония судьбы, при-дется эту гадость доесть и допить. Не выбрасывать же. Все-таки денег стоит.
Дозавтракать на этот раз, я все-таки успел. Но сразу после этого я услышал звук открываемого замка и, появился герой Сопротивления в оранжевых штанах и с апельсином в правой руке.
- Вот, витаминчики тебе принес, дезертир. А теперь отвечай, гой еси, добрый молодец – ты сможешь дотянуться до неба?! Вот, и мой но-вый брат по ненасильственным действиям против суммы компенсации за причиненный ему ущерб, Шимон, не может. Но у него хотя бы есть ил-люзия того, что он когда-нибудь сможет, а у тебя, материалиста нет, и никогда не будет того, чего уже добился мой единомышленник. И виллу новую ему за счет государства возведут. И крепостных из …Камбоджи пригонят, и море будет плескаться у ног его. А ты? Ты, подсак, свои взгляды на тарелку не положишь, и новых зубов из них не сваяешь. Так и будешь всю оставшуюся жизнь лоббировать вечные вопросы справед-ливости и свободы, то бишь, биться лбом своим толоконным о Великую Иудейскую Железобетонную Стену? Побежали, я с главой поселкового комитета договорился. Они дают тебе шанс – работу на их форпосту, сторожем. В ночную смену. Если ты будешь хорошо себя вести.
- Как это я должен себя там вести?
- Господи, это так просто, ты должен знать свое место в избранном обществе.
- Ну, и где оно, мое место?
- А позади меня! Делай, как я, думай, как я, и вот еще…. Пере-метнувшийся вытащил из-за пазухи огненнооранжевый шарф и попытал-ся накинуть его мне на шею.   
Но я уже знал, как бороться с этой заразой, махнул я на все это опять левой своей рукой, и развеял видение непотребное в дым до дру-гого раза.

      Забег № 3

Другой раз наступил через несколько дней. И снова в пять утра. Вам смешно, но если ты израильский старпёрчик, так и не приспособив-шийся к местному климату и интенсивно громкой ночной жизни у тебя за окнами, то засыпать на святой земле ты будешь не раньше двух часов ночи. А этот, вызванный с того берега реки забвения, тряс меня, как я когда-то свою любимую грушу, предварительно расстелив под ней все имеющиеся на даче матрасы. И к тому же, этот придурок никаких матра-сов и не думал расстилать, так что, я сверзься с диванчика своего прямо на каменный пол. Хорошо хоть, на этот раз не головой, а …мягким ме-стом.
- Гутен морген, маста хир.! О чем задумался детина, чем мыслишь, потирая зад?
- Привет…. Как дела? Что-то ты сегодня припозднился.
- И не говори! А, в общем, какие у нас потусторонних могут быть особенные такие уж дела?
- Ну…. Растрепанный ты какой-то. И сам на себя непохож.
Саша и вправду выглядел обескураженным, и в его облике явно проскальзывали черты русского разночинца. А может, это Андрей выгля-дывал из глубин его души. А раздвоенная, и тем более расстроенная личность – это, знаете ли, уже граничит с легким помешательством.
- Колись, Сергеич, может легче станет. – Напирал я.
- Легшее не станет, мин херц. Но и особого секрета в моем время-препровождении не вижу. Все очень просто, мой друг. Навещал я одну девицу на выданье в ее наисовременнейшем дворце, в Ашдоде. – Абрам потянулся, закрыл воспаленные от недосыпа веки и после продолжи-тельных зеваний, во время которых он был так похож на мартовского ко-та после случки, продолжил:
- Поспела…. Ух, поспела! …Охальница.
- Слушай, а как это все у вас происходит?
- Что это и почему все?
- Ну, свидания эти?
- Ух, ты, серость средиземноморская! А сны на что? Знаешь, как девицы в своих снах расслабляются. Бери любую. И, потом. Русская де-ва, единственная дочь новорусского нуворИша, знаешь ли, в двадцать вашем проклятом первом веке – она, прямо-таки, отвязанная какая-то. Любит одного, причем, совершенно без взаимности с его стороны, замуж выходит за другого, а в любовниках у нее – шофер, Му-Му какое-то, двух слов связать не может….
А мне – как ты думаешь, что она под утро заявила. – Дедуля, - го-ворит. – Ты что, всю жизнь только с женой, что ли? Или может ты приви-дение из позапрошлого века? Про камасутру, хотя бы, знаешь хоть что-нибудь? Целую ночь, одно и то же, одно и тоже? …Слушай, а и вправду – что это у вас за термин – миссионерская поза, миссионерская поза? Что он обозначает?
Я, как мог, объяснил сексуально озаботившемуся, что к чему, предварительно извинившись, что я, в общем-то, не дока в этих вопро-сах. И посоветовал ему, присниться какому-нибудь знаменитому сексо-логу, объяснив дедуле, чем занимается этот уважаемый специалист – помогает недоразвившимся достичь половой гармонии со всеми своими, пусть даже и случайными сексуальными партнерами. И в заключение, добавил, что сегодня на гения нашего, господина Пушкина он никак не тянет, в нашем представлении господин Пушкин был гораздо возвышен-нее и, если и грешил, то по очень большой любви, а, раскаявшись, тут же писал об этом, какое-никакое, но обязательно гениальное произве-дение. Мой собеседник слушал меня вполуха, и как будто бы грезил на-яву, а потом встрепенулся, как воробей после дождя, и произнес.
- Так, …что такое современный секс и чем он отличается от того, что случалось в мое время между мужиком и бабой – мне объяснили. Сам профессор Кронгауз из частной лондонской лечебницы мне сейчас лек-цию об этом прочел. И должен тебе сказать, душа моя, что большего свинства, чем эти ваши ухищрения, чтобы встал, я в жизни своей не слышал.
Вот так, - я ему о возвышенном, а он в это время…. Ладно, попро-буем взять его в полон с другой стороны.
- Послушай, а зачем тебе все это – девки, переселенцы….
И тут он меня сразил, можно сказать наповал:
- Как ты не понимаешь, тунгус ты этакий, если уж я прибыл в это ваше, глобализированное завтра – должен я осмотреться, понять – что к чему. И если меня что-то и заинтересовало в этой одичавшей от беско-нечных военных, почти кавказских по жестокости стычек, местности, так это не переселенцы, а переселенки….
Ну, что взять с того же жителя Катифа, например…. Ведь казак, форменный кубанский казачок. Орел степной. Кипочка набекрень, боро-да нечесаная, винтовочка на плече. И так же фанатично религиозен, и функция его такая же, заброшенный своим же государством жить на границах его, защищать, так сказать рубежи. Живописен, но недалек….
А вот поселенки! Все, как одна – кровь с молоком, форменные донские казачки, и особенно, почему-то, похожи на Аксинью из «Тихого Дона». В исполнении …той, …самой знаменитой советской актрисы, черт, как быстро забываются фамилии артистов….
- Быстрицкая?
- Да, да, она! Я имя вспомнил – Элина, это ж музыка, какая…, Эл-лина! Роза греческая, амфора критская, изумруд византийский, а не ба-ба…. Так вот, в этих женщинах всё – поэзия, очарование, порыв, взлет. Недаром, ох недаром, современные иудеи национальность считают по материнской линии. Уж очень любвеобильные мамочки у них оказались. Такой в душу заглянешь, а там бездна звезд полна, а душа, душа, взры-вая все оковы и препоны закрытого сообщества, стремится в бесконеч-ность
И тут мой всегдашний гость исчез в первый раз сам собой, так бед-ный переутомился. И если бы не крики и уханья из моей собственной спальни, то я так бы и думал, что сексуальноозабоченный герой наш ис-парился в неизвестном направлении. А так – все путем, спит в моей кро-вати и бредит, бредит. По всему видно, что окончательно решает вопрос северо-сомарийских поселенок, гад. Вот, из-за таких, и произошло раз-деление нашего племени на чистых и нечистых по этой самой…. Галахе.

      Забег № 4

Выспавшись, Терц превратился как бы в совсем другого человека. Тарасом Бульбой, вообще-то не стал, но зуд поперевоспитывать кого-нибудь саблей, а за неимением этого кого-то, меня – у него проявился очень выпукло. Сначала, он потребовал ужин прямо в постель, а когда я ответил, что пособие по старости через неделю, и что в нашей стране этого пособия хватает, в общем-то, лишь на половину месяца, а во вто-рой половине наступают явно советские времена – суп да каша – пища наша, а вечером – ждем-с до следующего утра, а вообще-то, если хо-чешь, то кушай тюрю – Саша, молочка то нет. На такие мои язвительные слова он тут же заявил, что я законченный неудачник, и послал меня мыть подъезды в Тель-Авиве, чтобы потом хватало на ужин с вином. Для себя и тем более гостей, которых сам же и вызвал из тартарараров. А ко-гда я ответил, что попасть на такую работу не так-то просто, конкурс примерно такой же, как в театральный институт времен коммунистиче-ского застоя, то он не поверил и испарился, сказав, что этот вопрос он разрулит за несколько минут.
Не было нашего неугомонного примерно неделю, после чего он появился передо мной в тот самый момент, когда я, получив, наконец, вожделенную сумму на выживание, встал на тропу покупки продуктов, для чего ковылял потихоньку пешком на другой конец города в самый дешевый супермаркет, объявивший в этот день скидки на некоторые жизненно необходимые мне и моей семье продукты. И тут же снова на-чал меня учить жить. Почему это я иду по такой жаре пешком, когда вот они – автобусы. Ездят туда, сюда – полупустые…. А может быть, я боюсь террористов, взрывов, карманников, заразиться гриппом – так давай, предложил Абрамчик тут же, закажем такси. Смотри, сообщил он мне, сколько таксомоторов бороздят дороги твоего родного города. Так и мелькают перед глазами. И тут черт меня дернул спросить, где это он ошивался столько времени, и как обстоят дела с моим трудоустройством. Терц пришел в неистовство, подпрыгнул без шеста на величину мирово-го рекорда и, рухнув на землю передо мной, заматерился так, как нико-гда не матерились даже тамбовские повстанцы во время последней кре-стьянской смуты, а уж они считались в этом деле непревзойденными специалистами. А потом, признал свое полное поражение и предложил отдавать наш ужин лично бывшему министру финансов нашей страны – Беньямину Нетанияху. Пусть давится тюрей каждый вечер, и никакого молока. Вода из-под крана и подорожавший за время его правления хлеб для самых бедных.
А вообще-то, удачно заметил он мне, на наших с тобой теперь уже общих еврейских территориях, что-то не наблюдается лежащих на зем-ле, как во времена украинского погрома и голодомора, а также голо-дающих коммунистического Поволжья. И тебе, друг мой, совершенно в точку попал он, не мешало бы, сбросить пяток кило лишнего веса. Так что, с этого утра, мы, в оправдание заглавия нашего бессмертного с ним опуса будем, за неимением других вариантов и вина на ужин, передви-гаться по Израилю трусцой. И мы побежали…. И этот процесс уже никак не напоминал мне волшебные перемещения из предыдущих глав, так как я тут же покрылся потом, суставы скрипели, как колеса в гоголевских повестях, голова болталась туда, сюда, а через полкилометра я оконча-тельно выдохся и где-то, по не очень большому счету, сдох.
- Вперед, орловский тяжеловес, мувит, мувит, кадима! После пер-вой тысячи километром станет легшее, а там, смотришь, еще и научишь-ся бегать по святой земле. – Издевался надо мной бес телесный, паря, как тот, в венчике из роз, впереди меня. И в подтверждение его слов, мимо нас промчалась парочка, вся в мыле, он, сверкая бритой лысиной, а она, ультрафиолетом навсегда перекрашенных седых своих волоси-ков. Я попытался догнать этих двух, ведь они были явно старше меня лет на десять, но куда там…. И тут меня осенило!
- А куда бежим-то? – спросил я парящего надо мной. Он брякнулся на землю и возопил обреченно. – Ты же за продуктами ковылял, дрома-дер потертый. И обещал с получки бутылку вина, лично мне. Я эту бу-тылку уже две неделю жду, как манны небесной. Бутылку полусухого, розового, смотри, не ошибись. Я не ошибся, и по выходу из магазина, Терц мой, угнездился на верхушке ближайшей пальмы, вышиб пробку по-русски, ударом о донышко и присосался прямо к горлу, а на все мои вопли, чтоб оставил хотя бы глоток и мне, не обращал никакого внима-ния…. А, допив, тут же метнул пустую бутыль в машину, на которой раз-вевалась синяя ленточка противника оставить в покое бедняжек из Гуш-Катифа, но, слава богу, не попал.

      Забег №5

Все последующие дни, стараясь соответствовать, я пытался трени-роваться даже смог пробежать, ну, очень медленной трусцой километра два. И когда во время одной из таких пробежек обнаружил у себя за спиной человека с всклокоченной бородой, который утверждал, что он есмь переродившийся в господина Синявского – тот самый Терц, я не удивился. Возрожденный Андрей, так он великодушно разрешил назы-вать себя, тут же попросил заменить эту дурацкую, проевропейскую ма-неру бежать куда-то, вполне интеллигентной пешей прогулкой и тут же напал на меня, тесня своим плотным правым плечом к обочине тротуара.       - Ах, господин мой, дорогой ты наш товарищ Скородинский …. Ты называешь себя этаким литературным Сальери и всегда носишь с собой малую толику яду для окруживших тебя плотным кольцом русскоязыч-ных литераторов этой страны. И предлагаешь любому желающему яд этот, в качестве наисовременнейшего лекарства, в микродозах, полез-ных для избавления их бессмертных душ, воспламененных от осознания своего величия и святости, и для того, чтобы остудить их перекипевшие на жаре, но и не только от жары, но и от безграничья ближневосточного варианта свободы, и от всего этакого, размягченные мозги местных лит-гениев. А также тащишься в надежде, хоть как-то поправить их пошат-нувшееся поэтическое здоровье, продезинфицировав сознание от про-явившихся в нем бацилл ксенофобии и изоляционизма. И с величайшим для себя и, особенно для меня, прискорбием, я должен констатировать, что все твои усилия пропадают втуне, лечиться никто не желает, наобо-рот, каждый из вас, вброшенный в плавильный котел сразу же по приез-ду сюда, прямо таки мечтает отчейнжиться как можно скорее. А ты при-зываешь их: - Господа! Поймите, я не советский дантист из какой-нибудь районной больнички! – орешь ты, как резаный…. - и продолжая свой никому не нужный монолог.
- Вы что думаете, это просто так – жить в этом полусумасшедшем миру, да еще и в плотном окружении граждан, которые, все как один, считают себя супер-стар Моцартами. Да и Сальери сейчас не просто так стать. – Жалуешься ты на свое пиковое положение. - Мне, например, по-надобилось почти сорок лет, - хвастаешься ты, - Чтобы постичь, разъять, так сказать на уровне высшей теперь уже математики, гармонию Вашего ****ского мира после пережитых человечеством двух мировых боен, и хоть как-то, в душе своей, смириться с Пиренеями масскультурного му-сора, который Вы хотите оставить в наследство потомкам. Поймите, о гармонии речь уже не идет. Речь идет о выживании для наших с Вами правнучек и правнуков.
- Неправда твоя! – не смог сдержаться я, по-израильски и грубо перебивая бессмертного своего собеседника. - Ничего такого я никогда не….
- А чего же ты так закипятился. Знает кошка, чью сметану слопа-ла, а это значит, что я попал прямо в твою любимую болевую точку. Ты очень сомневаешься, всю свою грешную жизнь мучаешься – писать или не писать. Вот в чем твой главный вопрос!
И окончательно остановившись, взял свою палку наперевес и предложил мне приземлиться на ближайшей к нам садовой скамейке для продолжения беседы. Но когда мы присели, то откуда ни возьмись, возле нас возникла вполне потертая личность и, на местном языке под назва-нием иврит, предложила нам дать ей шекель или даже пять на автобус до Иерусалима, где, по утверждению этой личности, она проживала…. Когда-то….
Господин Синявский попросил меня перевести, я перевел, и тут ра-зыгралось такое…. Андрей царственным жестом сунул руку в карман пиджака и подал псевдонищему банкноту. Тот взял ее, рассмотрел Кремль на бумажке и с диким криком на чистейшем на русском языке: - Что ты мне даешь, Бен (сами знаете чей)! – скомкал банкноту и швырнул ее на землю…. И, бормоча трех - и даже четырехэтажные словесные кон-струкции на испанском, удалился.
Андрей поднял советские три рубля, разгладил бумажку, и по его недоуменному виду я понял, что он в шоке.
- Чего это он? Это же, бутылка водки и плавленый сырок. Чего ему еще надо было?! …О, господи, боже мой! Как я не подумал. Здесь, на-верное, все товары в местной валюте, как же это я не подумал, обидел человека....      
И попросил перевести про Бена. А когда я это выполнил, опять за-мотал головой.
- Ну и нравы тут у вас. Ничем не отличаются от воркутинских.      
Я заметил классику, что он неправ. В Воркуте сейчас минус три-дцать. А у нас плюс тридцать пять. На целых пять градусов больше. И еще я посмел утверждать, что никакие такие литераторы меня не окру-жают, а приходится бегать за каждым и навязывать свою точку зрения. А насчет безрезультатности – согласился. А тут еще, очень и кстати, вер-нулся наш единственный общий знакомый, подкатил к нам на переклад-ных, и, умильно глядя прямо в глаза правдолюбу и отказнику, попросил его вернуть ему его законный трояк. И получил в ответ, что он сукин сын, мошенник и проныра. И завязалась дискуссия, в которой оба при-меняли все мыслимые и немыслимые выражения сразу на пяти языках, включая феню. Я слушал, слушал все это, но разборка продолжалась и продолжалась…. И я гаркнул на надоевшего мне лично билингвиста.
- На хрена тебе эти, деревянные?! Ты что, солить их будешь?
Наступила тишина. А потом примкнувший к нам объяснил, что он буквально на следующей же скамейке нашел ностальгирующего ватика (ватиком в Израиле почтительно кличут человека, который исхитрился прожить здесь многая лета), который согласился на этот трояк купить нам всем литр водки в пластиковой упаковке и банку огурцов, потому что не видел советских денег уже двадцать с плюсом лет и очень соску-чился. Литр на троих – это много, заметил Синявский, и поднялся.
- Веди, шаромыжник! Я тоже «хочу видеть этого человека»…. И выпить с ним на брудершафт! Это ж надо, вытерпеть на такой жаре поч-ти четверть жизни! Да за такое памятник ставить надо…. Нерукотвор-ный….

      Забег № 6

Очнувшись через какое-то время от алкогольного отравления де-шевой водкой и с дикими резями в печени, я обнаружил Синявского си-дящим за моим любимым компьютером. Гений тыкал одним пальцем в клавиатуру, хмыкал о чем-то сам себе на понятном одному ему птичьем языке, одновременно попивая из бывшей огуречной банки оставшийся там рассол. Я застонал, не в силах подняться, и увидел возле своего ли-ца торжественно ухмыляющееся изображение творца нетленок.
- Да, были люди в наше время…. Но это, увы, не вы. Растрениро-ваны вы все здесь в веселии пити, после второго пластикового стакан-чика попадали, как перезревшие финики со своих пальм, на грешную землю…. Ну ладно, а чем на Руси опохмеляются, ты еще не забыл?
И в руке моей оказалась бутылка холодного пива, к горлышку ко-торой я и прильнул, приходя в себя. А потом спросил, соображая на хо-ду, но все еще туго.
- Пиво…. Пиво - откуда?
Андрей вытащил из кармана пиджака пачку зеленых советских трешниц и торжествующе помахал ими над головой.
- Идут родимые, в качестве ностальгической валюты хватают их тут местные старожилы, как горячие пирожки. Один даже пообещал в рамку вставить и повесить в своем туалете рядом с дипломом о высшем образовании…. Ну да, ладно, к делу! Я полистал на досуге твои литера-турные выпендроны и понял, зачем ты своим подсознательным вызвал меня из небытия и забвения. Все дело, как недавно выразился раввин в седьмом поколении и удивительно чистый русский поэт Александр Ба-раш в том, что ты никак не можешь идентифицировать себя в вашем из-раильском зоопарке. И я, как мне кажется, понял, в чем тут дело.
Сказал мой Андрей эту сакраментальную фразу и исчез. Уж как я гукал, мекал и бэкал, махал сначала левой, а потом и правой рукой, да-же пассы пытался изобразить – дупель пусто. Остался от классика дур-ной сивушный привкус во рту и горячее желание узнать, кто же я все-таки есть на самом деле. Но желание, желанием, а нужно было жить дальше, в совершенно неиндефицированном состоянии, что было и гру-стно и горько. А уж о том, чтобы руку пожать какому-либо чистокровно-му иудею – так об этом нельзя было не то, что вслух сказать, но и креп-ко выразиться. Даже на языке суахили, который я, к тому же, не знал совсем…. И одна, единственная надежда осталась у меня – появится ко-гда-нибудь, наконец, прямой, как штык, Абрам Терц, и все, все, как есть, объяснит, как когда-то, и мне и всему просвещенному миру.

      Забег № 7

И он явился, взошел, как когда-то самый известный премьер изра-ильский на Храмовую гору, на мой третий этаж, и, отдуваясь, тут же по-требовал отчета о том, почему это я до сих пор не присоединился к из-бранному народу, не стал, так сказать в ряды борцов, а остаюсь в этой стране форменным клоуном и отщепенцем.
Я объяснил бессмертному, что когда-то, в силу необоримых жиз-ненных ветров, разбрасывавших людей, как листья желтые, по шестой части суши «с названьем кратким – Русь», мои еврейский папа удрал от седобородых в разночинство советской культуры, прокляв иудаизм и его апологетов навсегда. Но, оставаясь инвалидом пятой графы советского паспорта, и, обладая лицом с ярко выраженным еврейским характером, так и не смог ни морально, ни идеологически освободиться от вторичных признаков человека, который до самой своей кончины думал на языке идиш. Он даже диплом защищал на немецком языке. А меня назвал та-ким хорошим русским именем – Исаак Хаимович. С другой стороны, са-мая русская в мире, мама. Наш гениальный русский дед, когда семью начали раскулачивать, схватил трех своих детей подмышку, и вместе с бабушкой, царствие ей небесное, не дожидаясь тамошней полиции и чу-довищ в черном и с касками на голове, совершенно добровольно отде-лился от всего, что семья нажила, поверив первичным лозунгам больше-виков, – земля крестьянам. И после многих мытарств осел в город Ку-дымкаре Коми-Пермяцкой АССР, где мои родители меня и родили. И я, дуралей, не разобравшись в сути вопроса, совершенно необоснованно гордился тем, что я советский еврей.
И только, по недоумству и жажде ехать хоть куда-нибудь, попавши в самое твердокаменное общество на Земле, я понял, да и то не сразу, а только после того, как мала-мала, выучил государственный язык страны доживания, что отделен от своего выдуманного еврейства НАВСЕГДА. И для того, чтобы это понять, такому, как я, обязательно нужно стукнуться лбом о Стену Плача. Ведь, что такое израильский иудей, и чем он отли-чается от просто человека земного. Это человек, рожденный от матери, которая, по мнению ортодоксальных раввинов Израиля, и как это любил говаривать товарищ Косыгин – «является еврейкой». Все! Других вари-антов нет. Все остальные люди этой планеты – гои. И, внимание, псев-додемократическое израильское общество в законодательном порядке полностью поддерживает этот ранневековой постулат, причем в государ-стве создан специальный институт управления, который самым тщатель-нейшим образом следит за тем, чтобы это разделение осуществлялось, а тех приезжантов, которые наврали в анкетах, неправильно указав свою национальность или вероисповедание при въезде, тут же лишают граж-данства и изгоняют из страны целыми семьями. И поделом, нечего при-мазываться к избранному народу, если ты – гой.
Абрам, с недоверием пофыркивая, слушал этот мой монолог, не пе-ребивая. И только тогда, когда я остановился, произнес, сделав губы бу-бочкой.
- А что тебе мешает перейти в иудаизм?
И я ответил в том духе, что после десяти лет жизни отдельно от ве-ликого иудейского народа, я, так же, как когда-то в России гордился, что я еврей, теперь горжусь тем, что я – гойский интеллигент Эрэц-Израель, потому что гордиться мне в этой стране больше нечем. И напомнил не-утомимому борцу, что для того, чтобы придти к богу, надо в этого самого бога верить, а притворяться жизнь меня так и не научила, бог миловал, не сломали меня еще, не заставили…. просто потому, что никому это не было нужно….
- Ну, нечем, так нечем…. И не нужно! – констатировал борец за справедливость, и мы побежали по просторам туманной пустыни трус-цой. В первый раз мы бежали без какой-либо цели и молчали всю доро-гу. А потом Терц вдруг рванул куда-то, оставив меня наедине с моей собственной судьбой.

Забег № 8

Ни один из святой троицы моего, такого поэтического, во всех от-ношениях, повествования так и не появлялся ни наяву, ни в мечтах…. А сны я не запоминал никогда, всю жизнь видел их, точно знаю, а вот, проспавшись, тут же забывал…. Так что, придется мне подкармливать гривуазных тварей моей неудавшейся поэмки иносказаниями в виде ритмических повторов и поворотов в неизведанное…. Мною, конечно, мня и мямля.

Легчайшие отблески лета метались в причудливо взбитых воланах не-бес….

…А их письмена, как тогда мне казалось, застыли навечно в щебечущем небе.

О чём-то своём, заповедном бродил и бубнил зацелованный плёс….

И блёстки чудес оседали на лунной дорожке, искрились в волнах …и, взъярившись, чертили на влажном песке нам послания….

…Мысль о побеге.

…Куда-то туда.

…Где.

Легчайшие отблески лета и блёстки чудес на губах.

Или, вот такое….

Чуть-чуть занесённая снегом,
двуокись осин
в пейзажике осени нашей….

На фоне
чернеющих мокрых проталин,
размытого света,
неясных слепых очертаний
прорезало ножиком сизым изогнутым
лист….

В нетронутой Книге Природы….

И мне на мгновение стали понятны
и надписи – тучами в небе
оставленные.

…И хохот холодных ручьёв,
расплескавших
дрожащие в плёсах лучи заходящего солнца.

…И блики, несущие смерть от дыханья морозного
всем, кто не сможет, не должен, не смеет
дожить
до весны.

Ну, и…. Не только бог троицу любит….

Ну, и кем я стал, на век почти, пережив стриженого….

И почему,
даже с его высоты,
снова, как и он,
ни хрена не вижу я,
кроме
…голошкурости обезьяньей,
тупости и тщеты.
Ну, почему?!
Если я понимаю, ЧТО
СНОВА –
яйцеголОвы готовят нам
очередную Мировую Бойню –
только и могу, что –
ПРО ЭТО,
слов полову,
пережёвывать,
грудью своей волосатой упираясь в ихнее барное стойло….

А мир навсегда стреножен во имя собственности частной,
сбит
в стаю
народ мой
во славу процента прибыли,
а я –
фантомом поэта
складным паяцем,
наблюдаю в экран Интернета,
как будущее наших детей –
заложили и тибрят.

А мне там рисуют картины,
аж,
ух,
какие
ино и странные,
призывая идти,
и голую руку свою совать
в дерьмо их кратий,
а я,
башку засунув
в Беер-Шевский
мешок целлофановый,
веселящим газом травлюсь,
становясь
всё более и более
…аляповато-придурковатей.

…Господи!
Боже ж мой,
стыдно то как,
как стыдно….
Ведь я уже,
на десятилетие
и рыжего тоже….

Пережил….

Рыжего….

Забег № 9

И не появился главный герой нашей с Вами поэмцы наяву. А вместо этого явился миру дух его, и голос его. И рявкнул он на меня басом про-фундо. И сделал он это непотребство, чертяка, как раз в тот момент, ко-гда я не то, чтобы полуплакал, а, в общем-то, полуспал еще. И от этого рёва я, самым неестественным способом подхватившись с постели, ока-зался на полу.
- И какого черта ты, лысый дурень, раздвоился! Чего это ты, имея такое красивое имя-отчество, стал вдруг Фёдором Глебовым. От кого по верёвочке бежишь!
А я, вместо того, чтобы обматерить клубящегося во мраке, так об-радовался, что он снова со мной, что потянулся, растянулся, на голом каменном полу, положив руки под голову и попросил невидимого спеть про ужас смерти…. Это, который «сеял мой булат». И тут такое нача-лось, что лучше бы не просил. Всё пошло между нот и с такими подъез-дами, что…. А оно, после того, как спело еще и язвить начало, что если не нравится, то и не слушал бы и что его песнь намного лучше тех опу-сов, которые я опубликовал в предыдущей главе, потому, что все не в лад, не в склад…. Про кобылий зад тоже сказал, не задержался.
И я понял, что сегодня у меня в гостях, как ни как, сам Терц. Ну, не мог же Александр Сергеевич материться правильно и по-современному. А Синявский, тот ведь, чистейшей души правозащитник и гораздо добродушнее своего евреизированного псевдонима.
- Почему, почему…. По качану. Это моя поэма, хоть и прозаиче-ская, и она не обо мне, а о Вас, джинн, – ответил я не человеку, но ещё и не паровозу.
- Кстати, а желания ты выполняешь, раз уж появился в таком виде?
Вместо ответа из предутреннего тумана появился породистый нос Абрама. И как истинный Терц, он принюхался и ответил вопросом на во-прос.
- Ты завтрак мне собираешься готовить? Если да, то появлюсь, как ты и хотел.
Ну вот, приехали. Он уже, как супруга господина Сахарова, даже в мои мысли проник. Ну, не ответишь же гостю, что, таким как я, даже по-собие по прожиточному уже месяц не выплачивают. Без объяснения причин. Но, видно, уж очень я трогательно вздыхал, и этот безобразник возник, паря в красном углу вместо иконы, и даже пробормотал.
- Верю, верю, не переигрывай. Но, только ты учти, хорошо там, где нас с тобой нет. И, ответь, если сможешь, что, Фёдор твой, исчезнет, когда ты покончишь со мной?
- Как это исчезнет, окстись, классик. Да поэмка о нашем забеге уже в виртуальном пространстве планеты. Её уже читают. И потом, не так уж много осталось мне топтать своими поношенными сандалиями пески библейской пустыни. Так что, я её, ещё незаконченную, по глав-кам и размещаю в Интернете.
- Ну, ладно. Я тебе спел? Спел. А теперь появись-ка ты, как не-признанный инернет-писатель Ицхак Скородинский и продекламируй мне своё самое любимое стихотворение. Ведь, поди, сорок лет бумагу марал перед тем, как компьютер купить.
Пришлось декламировать. Вместо завтрака.

- Старуха.
Заунывным голосом произнёс я…. И продолжил.

Комком тополиного пуха к скамейке моей приближалась старуха –
берет, макинтош, ридикюль…. Роговые очки?!
Ну вот, подошла и, ко мне наклонившись, спросила она
церемонно и сухо:
- Не занято? –
села, согнувшись, пространство вокруг придавив ощущеньем тоски….
Потом, распрямившись, глядела, глядела на небо….
Вдруг, вздрогнула!
После, закашлявшись, чуть не упала,
ко мне повернулась,
вдохнула
и
забормотала –
всё громче и громче она бормотала о чем-то своём,
теряя и вновь находя ту единую связь,
когда говоришь просто так …. Ни о чем?! Обо всем?!
…И время от времени вскрикивала.

- Зажилась!!!

Затихла….
Опомнилась….
Сжалась в хрустящий комок,
сухою ладонью прикрыла дырявый чулок,
а после чуть слышно.
- Уйдите….
Прошу Вас…. Уйдите….
      Прочитав это, я обнаружил своего гостя, сидящим в моём любимом кресле и печатающим на клавиатуре компьютера что-то такое, от чего лицо его просто таки забронзовело.
Вот, - сурово произнёс превратившийся в сетевого литературовье-да подельник мой. – Читай! Вслух и с выражением. А потом отксероко-пируй, вставь в рамочку и повесь рядом с компом. Чтоб она тебе до гро-бовой твоей доски глаза мозолила..
- Справка, - прочёл я, - дана совершенно непризнанному никем автору текста – Старуха, в том, что своим чтением он окончательно под-твердил непреложную истину о том, что именно этот вышеупомянутый автор, поставив последнюю точку, и тем самым, закончив любой текст, должен немедленно в этом тексе умереть, и никогда не распугивать сво-их потенциальных читателей тем стоном, о котором он, автор, думает, что это его последняя песня. И подпись – Н. Гоголь.
- Гоголь тут при чём? – понедоумевал я.
- Гоголь всегда при чём. Ответил слепок гениев и предложил.
- Побежали? А то, жрать сильно хочется.
И мы побежали.

      Последний забег, клянусь.

Я так и знал, что мой последний забег придётся прошаркивать по Беэр-Шевским тротуарам и в полном одиночестве. Предощущал в неис-требимом и воображаемом этот «старческий марафон без классических костылей» ещё до того, как задумал эту мою, переспелую фантасмаго-рию. И теперь, понимая, что ощущение игры, которую я затеял с блиста-тельной тенью господина Синявского-Терца, прошло, и что ничего уже не будет, я предался воспоминаниям о самом последнем сломе моей судьбы, который и сделал меня, в конце концов, тем, кем я и пригодил-ся виртуальному человечеству – записным сетератором.
Вы, мой просвещённый читатель ещё не забыли, что мне пришлось бросить всё и навсегда в стране, где я прожил почти всю свою театраль-но-абсурдную, с четырех до пятидесяти двух лет, жизнь и уехать в единственное, куда позволяли обстоятельства, место доживания, в Изра-иль. А всё почему? Миллионы таких же, как я, прекрасно ассимилирова-лись, правильно оценив ситуацию и сориентировавшись в обстановке, прикипели, так сказать к нашему общему коммунистическому вчера… . Ну, и фразочка - язык сломаешь. А я не смог, потому что неповоротли-вый.
И всё было бы хорошо, если бы, да кабы, я с годами превра-тился бы, в этакого важного и пузатенького Исаака Хаимовича. Но, не случилось. А случилось так, что от этого существования среди чужих, самым моим наилюбимым художником стал мой тёзка-Левитан. Потому что ненавидел писать на холсте изображение окружавших его людей.
А тут, нате вам, свобода, но не для всех, и полный раздрай для ос-тальных, кто этой свободы так не смог выдрать из глоток стариков со-ветских и только, только народившихся в ту пору детишек. И осталась мне одна единственная опция – дочку подмышку и лететь в святые Па-лестины. Благо, раскулачивать меня к тому времени было уже не от че-го.
И всё это было бы, как Он сказал, то есть хорошо, но мне тут же и, популярно так, объяснили, что если я хочу попасть в страну, текущую молоком и мёдом, то я должен немедленно стать русским. Потому что, оказывается, я им и был всю свою бессознательную жизнь, а евреем на-зывал себя совершенно безосновательно, и теперь это нужно было пра-вильно и прямо в израильском посольстве оформить. Процедура чем-то напоминала советский Юрьев день, когда в шестнадцать моих лет я ре-шил, кем же я стану по национальности, русским или простым советским евреем. Представьте себе – Исаак Хаимович Скородинский – русский. Представили. Так вот, в пятьдесят два своих годика я и обернулся подо-бием того. А что, заполняешь анкету и совершенно добровольно пи-шешь, что и мамочка твоя и ты сам… .
…И тут же, с беспредела, виртуальным, опять же, громом проро-котало что-то, может быть даже и одобрительное: - Хрен тебе, вью-ношшшш!!! Ну, какой из тебя москаль! Кууурам на смех! В зерцало, в зерцало буууркааалы то… . Воззрииии!!!
А вот какой есть. И нас таких уже почти полмиллиона сюда наби-лось, непьющих и работящих.
Но не об этом моя прямая речь. Вышел я из посольства тогда и чувствую – взорвусь сейчас. И бросился я, помчался на метре в самое моё заветное место в Киеве, есть такой волшебный парк на берегу Днеп-ра. И побежал по тропинке того парка, сколько было силы, и куда глаза глядят. А потом вспомнил своего любимого афроамериканского ессея, его глаза перед смертью, которую он принял в самой, что ни есть демо-кратической стране нашего безумного мирка, и как заору:
- Я русский, русский, наконец!!!
С тех пор так и бегу от стиха к стиху, сам не зная, хочу я хоть че-го-нибудь, но точно понимаю – в конце концов, вот это – то, не знаю что, найду всё-таки. А иначе, зачем мучился всю свою неправедную жизнь.

И хохот холодных ручьёв

(личная вариация после добровольного отъезда от Родины)


Чуть-чуть занесённая снегом,
двуокись осин
в пейзажике осени нашей….
Последней….

На фоне
чернеющих мокрых проталин,
размытого света,
неясных….
Как будто бы полуслепых очертаний
прорезало ножиком сизым
изогнутый горечью лист….

В котором стихи о побеге….

И мне на мгновение стали понятны
и надписи – тучами в небе
ос
тав
лен
ные.

…И хохот холодных ручьёв,
расплескавших
дрожащие в плёсах колючки лучей заходящего солнца.

…И блики, несущие смерть от дыханья морозного
всем, кто не сможет, не должен, не смеет
дожить
до весны.

И добегу ли я до окончательного варианта этого стихотворения? Кто зна-ет, кто знает… .
 

Золотые медузы.

(ЮРИК)
 28    2017-07-27  0  788

букав много.

Над морем медленно всходило солнце, незначительный ветерок, качнул штору приоткрытого окна и как бы окончательно вытряхнул, или рассеял оставшиеся сны. Восход над морем, чудное зрелище. Привстав на кровати и осмотрев порядком уже надоевшую подругу, которая сладостно дрыхла в полном объятии своих радужных снов. Он вскочил с кровати и твёрдо решив для себя, что ему уже давно пора браться за дела и обязательно сегодня нужно посетить главу этого небольшого районного городка, стоявшего на самом краю полуострова.
Буквально по приезду в этот городишко, не поленившись, он сходил и записался на приём главы администрации. По приезду и план посещения главы был совсем другим, а теперь чуточку вникнув в суть жизни городка, план его посещения круто изменился.
Он твёрдо решил сделать ход конём, откинув первоначальную афёру.
Ведь быть полным альфонсом у своей подруги ему казалось, как-то неудобно.
Вот здесь он и хотел доказать самому себе, что он готов на большее.
Тем более если она поверит его идее, из неё может получиться неплохая помощница.
Да в принципе тут и не будет большой потери, как говорится, в лоб не ударят, а так быть может что-то и выгорит из этого дела. Выбежав из фазенды, так он называл гостиницу, в которой несколько отдыхающих и один из местных любителей выпивки, навели его на это самое дело, можно так сказать авантюру, а там чем чёрт не шутит. Он с разбегу кинулся под набегающую волну и увидел несколько медуз фиалетово и оранжевого цвета. Вот и медузы эти, при правильном разжёвывании процесса, тоже могут принести немалую пользу.
«Лечение медузой», а почему бы и нет. После прибытия на полуостров он сразу ощутил какую-то неведомую энергию, от которой значительно улучшился аппетит. С небывалой лёгкостью он взбирался на каменный берег, весь организм кипел и требовал действия. Мозг с небывалой быстротой обрабатывал мысли, которые целым веером кружились в его голове.
Выходя на берег, он как бы расписался давно заезженной фразой, вымолвив про себя «лёд тронулся» и растеревшись полотенцем, двинулся в сторону фазенды.
Амир, так звали нашего героя, в свои тридцать три, был мужчиной- мечтой, каждой женщины. Высок ростом с чёрной шевелюрой волос, он скорее был похож на героя –любовника, из фильмов. Хотя почему похож, он и был им, конечно не из фильмов, но уж случись ему сыграть эту роль, у него бы это самое получилось. Избалованный женским вниманием, он уже несколько сезонов подряд, ездил отдыхать, хоть и не за границу, так как ему там не очень нравилось.
Он всегда выбирал наше Чёрное, или Азовское море.
По весне познакомившись с очередной платёжеспособной подружкой, он с успехом раскручивал её на поездку, за её же счёт, на отдых. Нет, он не обещал золотых гор своим любовницам, даже старался выглядеть полностью независимым, но так получалось, что молодые женщины сами склоняли его к поездке, уж так сладостно он рассказывал, об отдыхе. Каждой из них казалось, вот отдохнём на море и он будет её, но так им только казалось. Очередная же пассия, с которой ему повезло отправиться на отдых, была адвокатом и кое-что знала и умела.
При хорошем раскладе из неё явно получится незаменимая помощница.
Войдя в кабинет главы, он увидел лысеющую голову чиновника, лет ближе к пятидесяти.
- Слушаю Вас, проговорила лысая голова.
И тут не зная для чего, Амир вдруг выдал фразу. «К нам едет ревизор».
- К кому к Вам?...... Без ожидаемой улыбки, спросил чиновник.
Амир представился назвав целиком имя фамилию и отчество.
- Нет, нет, это просто шутка, так сказать вырвалось.
-Здесь Вам, молодой человек, не шутейное заведение, не отнимайте время.
- Да, да, вы уж извините меня ради Бога, я тут перед Вами не ради шуток.
Я хотел бы приобрести в аренду небольшой участок земли. Кстати далеко за чертой города,
всего примерно с гектар, просто никчёмная земля на берегу моря.
- Извините, а на что она Вам?
Хочу построить грязе лечебницу, на обоюдо выгодных условиях.
Вы мне землю, без проволочек.
А я нахожу спонсора для вложения в строительство и……
Ваша, якобы никому не нужная грязь приобретает статус, лучшей грязелечебницы в стране.
Глава администрации медленно снял очки, достал из кармана платочек и вытер,
как ему казалось вспотевшую лысину.
- А Вам не кажется, молодой человек, что это афёра, грязь -то наша обыкновенная.
Здесь ещё в Советские времена была полная экспертиза, которая напрочь отвергла все народные домыслы. Я знаю, что во многих местах района мажутся грязью, только поверьте, в этом нет абсолютно никакой пользы, всё это совсем не то, чего бы Вам хотелось.
- Извините меня, но я открою Вам небольшой секрет, что в этом изыскании работала моя тётка.
И вот она, рассказала мне перед самой поездкой к Вам, что Ваши грязи, самые лучшие на всём побережье.
Здесь совсем не ходячие люди встанут и побегут. Так что вот такая история.
Глава района налил в стакан воды из графина, который по старомодному правилу стоял на столе.
Тут дверь приоткрылась и на пороге появилась секретарша.
- Я занят!!! - громко указал ей на дверь хозяин кабинета.
По ходу разговора, выдуманная Амиром тётка, явно стала очень важной фигурой.
- Понимаете, в то далёкое время было совсем не выгодно афишировать их изыскания,
только отстроились новые корпуса санатория в другом районе.
О вашей же грязи, тётке просто приказали промолчать, вот она и молчала.
Что самое интересное, полный анализ полезности дал лишь один участок, на который я и соответственно Вы, имеем полное право.
И для Вас я его обозначу только тогда, когда мы вместе придём к полному согласию, подписав все договора. Копии результатов советских исследований, я вам предоставлю при потребности в следующем приезде. А вы говорите афёра.
Да мы на этом участке обеспечим себе безбедную старость. Так что я думаю не стоит всё откладывать в дальний ящик, я завтра приду к Вам со своим юристом и мы запускаем процесс.
Как Вы на это смотрите?, - Амир с любопытством глянул на собеседника.
- Да я в принципе согласен. Тем более, что это далеко за городом и с меня ничего не требуется, кроме подписи, я вас правильно понял?
- Ну, так что, по рукам.
Они хлопнули руки и Амир, с видом победителя вышел из кабинета.
Направляясь в сторону дома, он вспомнил свою бывшую пассию Людочку, которая владела небольшим салоном красоты. Он вспомнил, как Людочка рассказывала, какие дурынды приходят к ней, для того, чтобы оставить деньги, довольно таки не малые, для улучшения своей меркнущей красоты. Стоит только слегка дунуть в уши, (т.е. осветить им их действия, для этого якобы целебного процесса) и тут же эти самые денежки, сыпались в Людочкин карман,
который значительно улучшал некоторое время, жизнь нашего героя.
Медузы………   А ведь ими можно лечить сутулость, или незначительное искривление позвоночника, удалять накопление солей с загривка страдающей, ну и всякие целебные процессы, можно придумать в дальнейшем.
Следующей ночью Амиру приснился сон, как он ехал верхом на прозрачном как аквариум, стеклянном бензовозе, который вёз в своей цистерне огромное количество разноцветных медуз.
А по обочинам дороги, стояли ликующие молодые женщины, и радостно размахивая пятитысячными купюрами, встречали Амира.
- Вон оно что, - проговорила удивлённая подружка, выслушав грандиозные планы Амира.
Она с радостно -проявившейся гордостью осмотрела своего любовника.
А я уже грешным делом подумала, что ты здесь завёл себе кого либо, а ты вон оно как.
- Ну как можно, Наташа, - Амир поднял на руки все семьдесят килограммов и их губы сомкнулись в страстном поцелуе.
Оформление участка, при помощи главы администрации, заняло всего одну неделю.
И вот в самом конце отпуска они получили заветный документ и оградив полученный участок забором, соответственно за счёт Натальи, вернулись восвояси.
От активной юридической практики у его подружки, был целый ряд знакомых, которые были готовы вложить свои средства, во что либо, явно приносящее доход.
О женщины….. Какими странными порой бывают их поступки.
И угораздило же его пассию Наталью, познакомить Амира с одиноко страдающей в своей горькой участи, бывшей вдовой, недавно умершего высоко ставленного чиновника.
По сути, она сама вырыла могилу их бурных отношений.
От этого знакомства горько переживающая утрату вдова, быстро превратилась в страстную любовницу, шагающего по женским головам Амира.
Вдова сама заманила его в свои сети, а так как её состояние измерялось, гораздо в больших, непомерно больших цифрах состояния самой Натальи, Амир явно не устоял.
И хоть он и не появлялся на людях вместе со стареющей любовницей.
Наталья быстро осознала, о своей отставке, хотя Амир не забывая её, отдал все долги, от которых она гордо отказывалась, и всё реже стал появляться на её горизонте.
Ох, Надежда Павловна, как всё в этом мире понятно и веками происходит одно и то же.
Но никак мы не можем понять, что мы все наступаем на одни и те же грабли.
Вдова совсем потеряла голову, влюбившись в Амира, хотя их разделяла пропасть,
в почти полных двадцать лет возраста.
Старший сын Надежды Павловны был младше Амира всего лишь на несколько месяцев.
Хотя к своему настоящему возрасту, для пущей важности, Амир добавил пять лет.
Не задумываясь ни о чём, вдова показала Амиру такое количество денег, от которых молодой человек сам проникся сладко пышущей любовью к Надежде Павловне. Вовсе не церемонясь и не впадая ни в какие расспросы, Надежда Павловна выделила наличными половину миллиона долларов на строительство грязевой лечебницы. Амир не кинулся транжирить выделенные средства, а развернул полномасштабную стройку на выделенном участке.
Под непосредственным руководством Людочки в родном городе Амира, обнаружилась великая ведунья, лечившая от всех болезней наговорами, грязями и даже Черноморскими медузами, которые доставлялись в специально приобретённом контейнере с вмонтированном в нём аквариуме.
Одной из первых подопытных, была сама Надежда Павловна, впоследствии рассказывающая всем, как ей помогло всё это, как она снова вернулась к жизни.
Мария Захаровна, визажист Людочкиного салона, как нельзя лучше подошла на роль той самой бабки-ведуньи и в последнее время стала говорить, что она практически не справляется с потоком жаждующих и что запись на приём растянута на целых три месяца.
Срочно потребовалось вмешательство Амира в неустроенную личную жизнь Людочки.
После нескольких благотворительных, сексуальных сеансов, салон ведуньи заработал с новой силой, приняв в свои ряды несколько новых сотрудников.
И дёрнули же черти Надежду Павловну, купить две путёвки на Кубу.
Конечно там Амир никогда не был и само предложение ввело его в полный восторг.
Но что-то щекотливо тревожило душу, какая-то маленькая червоточинка - шереховатость пронзила его насквозь.
До самого отлёта, у него возникали сомнения в надобности этой самой поездки.
Вот там на Кубе, он и попался с поличным, изменяя Надежде Павловне.
Он просто не устоял перед почти чёрным телом очаровательной мулатки.
Вот с той самой измены и произошла, т.е. получилась глубокая трещина в их отношениях.
С той самой измены и началось медленное крушение Амировой состоятельности,
которая так и не достигла своего пика.
Нет, Надежда Павловна и ранее сталкивалась с изменами своего мужа.
Но там была большая разница, там содержали её, общие дети, а здесь содержала она
и никак не хотела закрывать глаза на похождения Амира, тем более с чёрными мулатками.
С одной стороны, ничего не изменилось, но Амир чувствовал, что это ему не простилось и по приезду домой, над его строительными расходами повис полный финансовый контроль.
Все расходы на стройку, стали целиком контролироваться, даже пришлось нотариально заверить взятые у Надежды Павловны в долг, целую четверть миллиона долларов.
Он поначалу и не догадывался, откуда взялись эти заумно- твёрдые решения Надежды Павловны, пока совсем случайно не увидел её у офиса Натальи.
Он пытался поговорить с последней, но та целиком и полностью всё отрицала, а фактов не было,
и на временные отношения, Наталья была совсем не согласна.
Вот и появился за спиною Амира умный враг, который всё знал и в любое время мог всё разрушить. Почувствовав за спиною опасность, Амир целиком и полностью отдался в руки любовных утех Надежды Павловны, полностью усыпив бдительность стареющей любовницы. Почти всё лето они проживали на самом берегу моря, часто слушая по ночам тихий шелест волны. Строительство лечебницы подходило к концу и тут словно гром среди ясного неба, полностью затормозился доход от Марии Захаровны.
Та заболела и как то очень быстро умерла от неизвестной болезни.
Все попытки Людочки возобновления бизнеса, потерпели полную неудачу.
Словно со своей смертью, Мария Захаровна забрала и весь полностью раскрученный бизнес. Целиком осознав, что это уже не раскрутить, Амир продал заведение и тайно прикупил себе квартиру в строящемся доме.
«Золотые медузы», так называл их Амир, полностью прекратили своё существование.
К этому времени Людочка совсем неожиданно вышла замуж и сразу же забеременела, запретив Амиру, даже звонить ей. Она просто сказала ему: «Я не хочу потерять то, что так долго искала».
А в конечном итоге, словно ударом по яйцам, Надежда Павловна сказала Амиру, что её приглашают выйти замуж и она уже сделала свой выбор.
- Так что мой друг, я думаю Вам придётся переписать объект на меня и мы по доброму расстаёмся. Если ты с чем либо не согласен, за разъяснениями обратись к очень тебе известной знакомой, юристу Наташе. Так что я думаю, тебе придётся согласиться с моим предложением. Только давай по-хорошему, ладно. Не надо искать выход с подводной лодки.
Кстати замуж я выхожу за Геннадия Борисовича, за того самого главу администрации.
У которого ты брал землю в аренду.
Так что у тебя есть три дня на раздумье, до встречи у нотариуса. И она не сказав больше ни единого слова села в машину и укатила в неизвестном направлении.
Ошарашенный Амир не проронив ни слова, долго сидел на ступеньках целиком законченного строительства грязелечебницы.
А потом вышел к морю и бросившись в набежавшую волну вновь увидел медуз
фиалетового и оранжевого цвета.
Он как бы смыл с себя все каверзы и заботы двухлетнего образа жизни.
Выйдя на берег, он растёрся полотенцем и вновь как бы расписался заезженной фразой
«лёд тронулся».
26 07 2017г.
 

Измеряем в домашних условиях

(Александр Коротынский)
 9    2007-05-14  2  1126
РУКОВОДСТВО
по измерению отдельных частей тела в домашних условиях

1. Объект измерения: часть тела, представляющая собой совокупность двух полусфер и состоящая в основном из мягких тканей.

2. Шифр объекта измерения: «Ж»

3. Время измерения: любое по желанию обладателя объекта измерения, предпочтительно утренние часы.

4. Меры безопасности: при проведении измерений не использовать электроприборы напряжением свыше 1000 вольт. В случае поражения электрическим током или в других непредвиденных ситуациях позвонить 911.

5. Средства измерения: в зависимости от выбранного способа измерения (описаны в п.7 настоящего руководства)

6. Подготовка к измерению.
• Объект измерения должен быть полностью очищен от посторонних предметов.
• Перед проведением измерений необходимо подготовить средства измерения в соответствии с п. 5 настоящего руководства.

7. Способы измерения
7.1. Способ «Гончарный»
• Подбирается вместительная емкость, например таз (лохань, большая кастрюля и т.д.) соответствующая, по объему, объекту измерения.
Примечание: Если дома такой емкости не нашлось можно попросить у соседей. В крайнем случае, допускается использование стационарных домашних емкостей, например, ванны.
• В этой емкости разводится необходимое количество красной (или другой ) глины до консистенции очень густой сметаны (ложка опущенная в глину должна стоять!). Количество разводимой измерительной среды должно быть таким, чтобы объект измерения был в состоянии погрузиться в нее полностью.
• Далее, предварительно смазав объект измерения любым жирным кремом (например, вазелином), погружаем его в измерительную среду и оставляем в ней до полного затвердевания последней.
• После затвердевания измерительной среды извлекаем из нее объект измерения. При этом образовавшийся отпечаток представляет собой полную копию объекта измерения, которую можно использовать для получения необходимых данных об объекте при помощи имеющихся у лица, производящего измерения, различных измерительных приборов (линейка, циркуль, транспортир, лазерный дальномер и др.)

Преимущества:
• высокая точность измерения;
• имеется возможность получения данных о кривизне полусфер и их градиенте;
• не требует сложной измерительной техники;
• имеется возможность определения координат различных (интересующих лицо, проводящее измерения) точек на объекте измерения, включая выпуклости и впадины.
• не требует привлечения дополнительных участников процесса измерения (обладатель объекта измерения может провести все операции по измерению своего объекта самостоятельно)

Недостатки:
• большая длительность процесса измерения, которая определяется в основном временем затвердевания измерительной среды;
• трудность извлечения объекта измерения из измерительной среды после ее затвердевания (вазелин не всегда помогает).

Рекомендации
• этот способ в наибольшей степени подходит для любителей гончарного дела;
• для уменьшения времени измерения можно поставить лохань с измерительной средой и объектом измерения на любой нагревательный прибор, например, газовую плиту, с целью интенсификации процесса затвердевания и формирования полноценного отпечатка;
Примечание: При этом необходимо осуществлять непрерывный контроль за температурой измерительной среды с целью предотвращения «запекания» объекта измерения в глине.
• после окончания измерений и анализа полученных данных, затвердевшая измерительная среда с отпечатком объекта измерения может быть использована в качестве средства интерьера, например, домашнего микробассейна.

6.2 Способ «Медицинско - художественный»
• В ближайшей аптеке или другом медицинском учреждении приобретаются пропитанные гипсом бинты.
Примечание: В случае крайней необходимости допускается использовать строительный гипс, алебастр и другие шпаклевочные материалы.
• Подготавливается измерительная среда путем погружения ее в теплую воду.
Примечание: Строительные порошки готовятся к использованию в соответствии с прилагаемым к ним инструкциям.
• Далее, предварительно смазав объект измерения любым жирным кремом (например, вазелином), обмазываем его измерительной средой (или обматываем, если используются медицинские бинты) и оставляем до полного затвердевания последней.
• После затвердевания измерительной среды, полученный слепок (аналог скульптурной маски для лица) осторожно, чтобы не повредить, снимаем с объекта измерения.
• Образовавшийся отпечаток представляет собой полную копию объекта измерения, которую можно использовать для получения необходимых данных об объекте при помощи имеющихся у обладателя объекта измерения различных измерительных приборов (линейка, циркуль, транспортир, и др.)

Преимущества:
• высокая точность измерения;
• имеется возможность получения данных о кривизне полусфер и их градиенте;
• не требует сложной измерительной техники;
• имеется возможность определения координат различных (интересующих лицо, проводящее измерения) точек на объекте измерения, включая выпуклости и впадины;
• меньшее время измерения по сравнению с предыдущим способом.
• процесс освобождения объекта измерения от измерительной среды не представляет больших сложностей;
• имеется возможность быстрого определения объема исследуемого объекта путем наливания в застывшую в форме таза измерительную среду некоторого количества жидкости с последующим измерением этого количества в любом, подходящем для этого, мерном сосуде.

Недостатки:
• необходимость привлечения дополнительных участников процесса измерения (обладатель объекта измерения, в крайнем случае, может провести все операции по измерению своего объекта самостоятельно, но при этом качество измерения не гарантировано)
• относительно большая длительность измерения, которая определяется в основном временем затвердевания измерительной среды;

Рекомендации
• этот способ в наибольшей степени подходит для медицинских работников и для любителей искусства;
• после окончания измерений и анализа полученных данных, затвердевшая измерительная среда в виде слепка (маски) объекта измерения может быть красиво раскрашена (или художественно разрисована) и использоваться как предмет искусства (например, выставляться в художественных галереях для всеобщего обозрения) или как предмет домашнего интерьера, например, в виде кашпо для цветов.

6.3 Способ «Кулинарный»
• По своей сути этот способ близок к предыдущему, только в качестве измерительной среды используется тесто, круто замешанное до консистенции пластилина.
Примечание: Рецепты приготовления теста можно посмотреть в любой кулинарной книге.
• После приготовления теста, предварительно, хорошенько вываляв объект измерения в муке, обмазываем его измерительной средой и оставляем на некоторое время для подсыхания.
Примечание: Процесс вываливания объекта измерения в муке может быть легко осуществлен путем размещения достаточного количества муки на ровной горизонтальной поверхности (например, на полу) и погружения в нее объекта. Для лучшего эффекта можно слегка смочить объект измерения подходящей для этой цели жидкостью, например, водой, и выполнить несколько плавных покачиваний до достижения полного прилипания.
• После подсыхания аккуратно снимаем получившуюся форму с объекта измерения.
Примечание: Эта одна из трудоемких операций, как правило, требующая наличие помощника, поскольку от аккуратности выполнения этой операции существенно зависит общее качество проводимых измерений.
• Полученную форму из теста помещаем в духовку (жарочный шкаф, муфельную или русскую печь и т.п.) и выпекаем до образования румяной корочки.
• Образовавшийся отпечаток представляет собой приблизительную копию объекта измерения, которую можно использовать для получения необходимых данных об объекте при помощи имеющихся у обладателя объекта измерения различных измерительных приборов (линейка, циркуль, транспортир, и др.)

Преимущества:
• имеется возможность получения отдаленного представления о кривизне полусфер;
• не требует сложной измерительной техники;

Недостатки:
• менее высокая точность измерения по сравнению с предыдущими способами, поскольку в процессе выпекания неизбежны деформации измерительной среды;
• необходимость привлечения дополнительных участников процесса измерения (обладатель объекта измерения, в крайнем случае, может провести все операции по измерению своего объекта самостоятельно, но при этом качество измерения не гарантировано);
• относительно большая длительность измерения, которая определяется в основном процессами вываливания, обмазывания и выпекания;
• энергозатратный способ, так как требует применения энергоемких бытовых приборов, например, духовки.

Рекомендации
• этот способ в наибольшей степени подходит для любителей кулинарии;
• после окончания измерений и анализа полученных данных, затвердевшая измерительная среда в виде кулинарного изделия может быть использована в гастрономических целях. Такая «гигантская тарталетка», заполненная салатом, украсит любой стол и удивит внезапно появившихся гостей.

6.4 Способ «Архимедовский»
• Этот способ представляет собой римейк известного опыта знаменитого сиракузца.
• Подбирается вместительная емкость, например таз (лохань, большая кастрюля и т.д.) соответствующая по объему объекту измерения.
Примечание: Если дома такой емкости не нашлось можно попросить у соседей. В крайнем случае, допускается использование стационарных домашних емкостей, например, ванны.
• В эту емкость наливается любая жидкость. Обычно для этих целей используют водопроводную воду, однако, суть процесса не измениться, если в качестве измерительной среды будет использовано, например, шампанское.
• На стенке измерительной емкости делается отметка уровня измерительной среды
Примечание: Отметку можно сделать любым пишущим предметом. В крайнем случае допускается (по усмотрению хозяина измерительной емкости) накарябать гвоздем.
• Далее, погружаем в измерительную емкость объект измерения, при этом контролируем изменение уровня измерительной среды.
• По окончании процесса погружения и установления полного штиля на поверхности измерительной среды, тем же пишущим предметом делаем вторую отметку уровня измерительной среды в измерительной емкости
Примечание: В случае выливания части измерительной среды из измерительной емкости, вследствие помещения в нее объекта измерения, необходимо взять измерительную емкость большего объема и повторить опыт.
• Извлекаем объект измерения из измерительной среды, больше он нам здесь не понадобиться, и на основании двух отметок уровня и заранее известной формы измерительной емкости вычисляем объем объекта измерения, используя известные из школьного курса формулы по физике и математике.
Примечание: формулы можно найти в справочниках по физике и математике.

Преимущества:
• малое время измерения;
• наиболее простой и наименее затратный способ, из рассматриваемых в данном руководстве;
• крайняя легкость процесса погружения объекта измерения в измерительную среду, а также извлечения из нее, причем это может повторяться многократно для повышения точности измерения;
• не требует сложной измерительной техники;
• не требует предварительной подготовки объекта измерения, такой как «обмазывание вазелином» или «обваливание в муке» по сравнению с другими способами;
• не требует привлечения дополнительных участников процесса измерения (обладатель объекта измерения может провести все операции по измерению своего объекта самостоятельно)

Недостатки:
• ограниченность получаемой информации, практически только объем, правда, при известной средней плотности объекта измерения можно вычислить еще и массу:
• нет возможности получения данных о кривизне полусфер и их градиенте;
• не имеется возможности определения координат различных (интересующих лицо, проводящее измерения) точек на объекте измерения, включая выпуклости и впадины.

Рекомендации
• этот способ в наибольшей степени подходит для научных работников, преподавателей и любителей физики;
• температура измерительной среды должна находиться в пределах 35 -40 градусов по Цельсию (соответственно 95-104 по Фаренгейту, 308,15 - 313,15 по Кельвину) или любая другая, комфортная для объекта измерения с точки зрения его обладателя;
• процесс измерения можно совместить с процессом умывания объекта измерения, при этом моющее средство, добавленное в измерительную среду, не влияет на качество измерения, при условии, что пены не будет;
• после окончания измерений и анализа полученных данных, измерительная среда с добавленными в нее моющими средствами или без оных может быть использована в бытовых целях, например, для мытья посуды.

6.5 Способ «Карбышевский»
• Подбирается вместительная емкость, например таз (лохань, большая кастрюля и т.д.) соответствующая по объему объекту измерения.
Примечание: Если дома такой емкости не нашлось можно попросить у соседей. Не допускается использование стационарных домашних емкостей, например, ванны.
• В эту емкость наливается любая жидкость. Лучше всего для этих целей использовать обычную водопроводную воду.
• Далее, погружаем в измерительную емкость объект измерения, при этом контролируем изменение уровня измерительной среды.
• По окончании процесса погружения и установления полного штиля на поверхности измерительной среды, измерительную емкость, содержащую в себе измерительную среду и объект измерения помещаем в прохладное место, например, в морозильную камеру и оставляем там до полного затвердения измерительной среды, то есть превращения ее в лед.
• Извлекаем объект измерения из измерительной среды.
• Образовавшаяся вмятина представляет собой приблизительную копию объекта измерения, которую можно использовать для получения необходимых данных об объекте при помощи имеющихся у обладателя объекта измерения различных измерительных приборов (линейка, циркуль, транспортир и др.)

Преимущества:
• относительная простота способа;
• крайняя легкость процесса погружения объекта измерения в измерительную среду;
• не требует сложной измерительной техники;
• имеется возможность получения данных о кривизне полусфер;
• не требует предварительной подготовки объекта измерения, такой как «обмазывание вазелином» или «обваливание в муке» по сравнению с другими способами;
• не требует привлечения дополнительных участников процесса измерения (обладатель объекта измерения может провести все операции по измерению своего объекта самостоятельно)

Недостатки:
• необходимость специальной физической подготовки у обладателя объекта измерения, при отсутствии которой возможны необратимые последствия, например, полное отмерзание объекта измерения;
• процесс извлечения объекта измерения из измерительной среды может представлять сложности из-за возможности его «вмерзания» в лед;
• относительно большая длительность измерения, которая определяется в основном временем замерзания измерительной среды;
• энергозатратный способ, так как требует применения энергоемких бытовых приборов, например, морозильной камеры.
• большая вероятность того, что после проведения указанной операции у обладателя объекта измерения пропадет желание в проведении дальнейших измерений.

Рекомендации
• этот способ в наибольшей степени подходит для любителей острых ощущений;
• для снижения энергозатрат, в зимнее время, можно использовать естественную прохладу окружающей среды. При этом измерительная емкость, содержащая в себе измерительную среду и объект измерения, может быть вынесена из обогреваемого помещения на улицу. Однако, сидение на морозе с голой «Ж» в кастрюле с водой, возможно, покажется обладателю объекта измерения не вполне комфортным, зато доставит немало веселых минут прохожим;
• после окончания измерений и анализа полученных данных, измерительная среда в виде большой глыбы льда, может быть расколота на мелкие кусочки и использована для приготовления различных коктейлей во время очередной вечеринки.

8.Заключение
• все перечисленные в данном руководстве способы измерения прошли успешное тестирование на добровольцах (при этом ни одно животное не погибло) и показали себя пригодными для применения в бытовых условиях;
• данное руководство не претендует на полноту описания всех способов измерения рассматриваемого объекта по шифром «Ж», каковых может быть великое множество учитывая гибкость и изворотливость ума.
 

УБОЙНЫЙ ЭРУДИТ

(primo)
 64  О религии  2011-08-18  6  2026

Служил у нас охранником давно когда-то
Один мужик, так тридцати, примерно, лет.
Весь день сидеть без дела было скучновато,
И он в кроссвордах развивал свой интеллект.

Ну вот, на перекур однажды я шагаю,
А хлопец бьётся над кроссвордом, ажно взмок.
И в выраженьях панибратских намекает,
Чтоб я ему, коль щас не западло, помог.

«Ну, ладно, что там? Так, в 4 буквы слово…
Есть «С», потом «дыра», есть «А», и «С» опять.
Какой вопрос - Изображение Христово?
Всё ясно ж!»
Но, гляжу, придётся подсказать…

«Ну, как Иисуса на иконах называют?»
И тут он: «А, блин! Вспомнил, вспомнил – СТАС!»
Я обалдел… И тут меня он добивает:
«Я точно слышал - в церкви есть икона-стас!»

------
Случай 100%-но реальный...
 

Эх, Бакунин!

(Царь Горох)
 7    2008-10-25  0  919
То, что Карлуша и дружок евойный Фридрих сильно не любили Россию, вкупе с её отдельными представителями, для многих, поди, не секрет. Забавно, правда, что памятников им понаставлено больше всего именно в той стране, от одного упоминания которой у них даже нервические расстройства приключались. Бывалочи, узнают, что Герцен на митинг приглашен, и ну истерику закатывать: не могём, говорят, с проклятыми азиатами рядом сидеть-мечтать о коммунизме, и всё тут!
Герцен, понятно, человек тихий - с ним ссориться не страшно. Он, окромя как в колокол названивать, ни к чему другому был не приспособлен, не говоря уж о том, чтобы на кулачках сойтись.
Так и ходили бы наши дружки в героях-победителях народа русского, кабы не один случай. Брякнул как-то Карлуша по своему обыкновению громко и прилюдно, что, дескать, русская армия суть - скопище полудурков и недоумков, и приготовился апплодисменты слушать. А вокруг - тишина вдруг установилась, да такая знобкая! Повертается Карл, а за спиной то - Бакунин! И, даром что анархист и царепротивник отъявленный, а и говорит он "сыну юриста": не соблаговолите ль, милостивый государь, принять моё приглашение в дуэли поучаствовать? Поскольку, здесь, окромя меня, нет никого, кто бы честь мундира русского защитил. Вызвал на честный бой, так сказать. Благородный был человек, думал, сказано - сделано! Ан нет, недооценил первых коммунистов. Не явился юрист, сын юриста на битву. Сбежал от греха подале. Бакунин, понятно дело, армию расейскую отстоял. Щепетилен был в вопросах чести человече, жаль только - душой отходчив! Другой бы догнал где ни попадя и драться принудил. Глядишь, и не было бы на Руси лишних памятников....
 

Жормэн

(Ицхак Скородинский)
 0    2008-03-05  0  682
А вот, как Вы полагаете, какая мечта обуревает истерзанное чрево раба привычки поедать целыми днями гамбургеры от «Макдоналдс»?
Давясь, пёрхая и проталкивая пальцами в рот очередную дюжину этих, сочащихся жиром изделий массповарского конвейера во время тренировок и, особенно, на чемпионатах по сверхбыстрому поеданию, этот жормэн закрывает глаза и представляет себе, что когда он, наконец, станет чемпионом, то тут же окажется в гамаке на Лазурном, не меньше, берегу...
И целый месяц – НИ ОДНОЙ МАКОВОЙ РОСИНКИ….
Какое это будет наслаждение, какое наслаждение….
 

Байки разные. Кое-что

(Репин В.)
 8    2014-07-13  2  772

Дело было в Питере в 90-е, когда магазины и лавочки возникали и пропадали, как бабочки-однодневки. Открылся где-то между Витебским вокзалом и Кузнечным рынком, в самом "достоевском" месте Города, магазинчик типа «Тысячи мелочей» с интригующим названием «Кое-что». И довольно долго по тогдашним меркам существовал, продавая расчески, гвозди, консервные крышки и прочую дребедень. Но однажды случилось страшное…
Совсем рядом, за углом, открылся еще один магазинчик с тем же набором товаров и примерно теми же ценами. Но вот на вывеске у него значилось: «То, что надо».
И тот, в котором продавали «Кое-что», вскорости закрылся.
Вот что значит грамотный маркетинговый ход!

______

PS: я не думаю, что эти магазинчики имеют какое-то отношение к известным в Питере сегодня, с другим ассортиментом. Во всяком случае, прошу не считать байку рекламой.
 

Мужская сумочка

(bykovnick)
 8    2014-05-24  0  676
Смешной всё-таки народ - женщины. Сумочки какие-то носят, иной раз такие малюсенькие, что, кроме помады, зеркальца, ключей и мобилки, в них ничего не влезает. А если и лежит там что-то ещё, так только нужное и функциональное. Цвет, опять же, надо подбирать к одежде и туфлям, или наоборот. И плечо сумочка оттягивает, и забыть где-нибудь легко спьяну, и вырвать какой-нибудь тинейджер на роликах может.

...То ли дело мы - мужики. Ну, не все, но которые на 4 конечностях передвигаются. В смысле - на авто. Вот у нас - сумочка так сумочка! Очень просторная. И хотя лежит там вдвое больше, чем она может вместить, лишнее из неё выбрасывать никто не собирается. И не потеряется она никогда, и никакой воришка не вырвет. Порыться, может, и пороется, но нет там для него ничего интересного. Потому что имя этой сумочки - БАРДАЧОК.

...Если его открыть, тут же на пол вывалится газовый пистолет. Очень нужная любому мужику вещь! Особенно в машине. И в бардачке, до которого и дотянуться-то не успеешь, если что. (Мы ж не самураи, которые меч носят полувысунутым из ножен, надеясь, что хоть раз в жизни удастся пустить его в ход. ) Зато игрушка красивая, можно и перед друзьями похвастаться. Как и бесполезная, правда.

. За пистолетом упадут на пол очки в очешнике. Нет, не те, которые чтоб лучше видеть. Эти - наоборот, тёмные, чтобы скрывать. Все недостатки верха лица, особенно поутру перед гаишниками. Хотя некоторые и не рекомендуют - запалишься.

. После очешника рука успевает дотянуться до содержимого, просящегося наружу из тесного пространства, и впихнуть его обратно. Особенно норовит передняя панель от магнитолы выпрыгнуть, и её-то как раз жалко. Единственную из всего содержимого. Ну вдумайтесь - нафига нужны ржавые пассатижи, 2 неработающие батарейки, обломанный ножик, испорченный центральный провод и грязные перчатки? Три кассеты шансона и две - рока, если у вас уже год как mp-3 - плейер? Заржавевшая пачка резиновых изделий №2, годных уже только на посещение "Кривого зеркала", чтоб в Петросяна кидать? Размокшая карта Москвы и области, мелкая и 10-летней давности? Какие-то ключи от старых квартир и ячеек лопнувших банков, тоже зелёные уже? Просроченная страховка со всеми приложениями? Карточки техосмотра за 2000 и 2003 год?
. Хотя это-то как раз дорого, как память. Как и слипшаяся колода карт, и сосновая шишка, и мобильник Сименс А-35 прошлого века, и справочник по ремонту "Нивы", которая уже 5 лет как продана... Сломанный поплавок, запасная 5-я струна от гитары. А особенно мила сердцу лежащая в глубинах пещеры бутылка портвейна "Кавказ" горбачёвских времён. Коллекционная, можно сказать. Это - на случай поломки вдали от людей, чтоб не горевать. Хотя пить её нельзя уже, но выкинуть - жалко...

...Сколько же интересного можно найти в мужской сумочке! А у вас, женщины, - только зеркальце, ключи и пудру. Или то, что нужно. Смешной вы народ! Хотя я в женских сумочках и не рылся. Может, там ещё чего есть...

...А вот если открыть багажник, то там вообще можно найти... Блин, Серёга, а ты как тут оказался?!
 

Во первых строках…

(bakonik)
 12    2005-09-28  12  1415
(Юстас – Юстасу)
(данные радиоперехвата)

…У нас ливень непереставаемо-сутошный. Темно-сыро, грязно-холодно и на трубе кто-то играет – наверное, праздник, какой-то! Писать, никуда не хочется. Вам, только. И ни о чём – о Вас, только. А чего, я Вам, про Вас, нового рассказать могу? – только про себя. А про себя, мне, неинтересно. Чего я себе, про себя рассказывать буду? – тем, более, что навру половину, наверняка. Нету у меня к себе доверия, никакого. Утрачено и подорвано. Обычная судьба подрывника, барабанщика и рядового героя партизанского подполья, заброшенного в глубокий тыл противника 40 лет назад. Я, уже, даже, думать скоро стану на языке условного противника. И сны на нём смотреть. (ровно по 20 минут ( ролики так нарезаны)). Центр сообщил, что, где-то, далеко, поспели вишни в маленьком саду у Дяди Вани… Когда, выходишь, вечером, на задание (как будто, погулять) – то слышишь, весёлый смех и думаешь: О, майн гот – опять, эти, дриттен швистеры (3 Сестры (нем. неграм.)), заглянешь через плетень – ан, нет – и тут, молдаване! (виноград собирают). И сразу, такое ностальжи, что – не камильфо, даже! Завернёшься в свой камуфляж, поднимешь воротник и дальше грустишь трусцою. А иногда, такой спазм агностицический к горлу подкатывает, что и не выразить, даже… Разве только, голосом Е.Копеляна под мелодию М.Таривердиева, в третьем лице, множественного числа: о том, что, настоящие мужчины, никогда, ничего, не теряют и не подают, особенно, виду. Их так учили. Потому-что, они - полковники и потому, что, им никто не пишет. А одиноко им бывает, только один раз, в сто лет. Мужественные, дисциплинированые, верные присяге, они нордически сдержано, но, аккуратно и методично, каждый вечер, зажигают зелёную лампу на подоконнике в своей квартире на 3-м этаже и прислонившись к холодному стеклу, смотрят на пьяное безумие ночной Блюмменштрассе, на этот, долбаный, зоомагазин и стараются не думать.
И это, иногда, получается…
 

Пропавшие яйца

(Raptor)
 1  Про яйца  2006-02-16  0  1920
В переполненном троллейбусе сидел мужик, который вёз несколько ячеек куриных яиц. Нервная и дёрганная кондукторша синхронно обилечивала пассажиров, и его в том числе. И вдруг у неё произошла перепалка с каким-то "зайцем". Начался скандал и крики на весь троллейбус. В этот момент, мужик с ячейками, осторожно поднялся и стал аккуратно протискиваться к выходу. А его место занял другой мужик, в похожей одежде. Не помню, чем завершилась разборка кондуктора с "зайцем", но их склока наконец-то утихла. Всё ещё не пришедшая в себя, взъерошённая и раскрасневшаяся кондукторша повернулась в сторону сидящего мужика, и вдруг удивлённо спросила у него:
-А где ваши яйца?
-Чего? -Не понял мужик.
-Чего-чего. Яйца где ваши?!
-Как где? На месте.
-На каком месте? Чё ты мне мозги крутишь?! Только что были, и уже нет. Куда ты их подевал?!
-Никуда не девал. Куда я их дену?
-Вот уж не знаю, куда ты их спрятал!
Мужик просто офигел от такого наезда: Какие яйца-то?
-Твои! У тебя же они были - не у меня! Где они?!
-При мне.
-Хватит мне голову морочить! Тоже мне, умник нашёлся! -С этими словами, кондукторша стала протискиваться дальше по салону. Она так и не поняла, почему мужик так удивился её вопросу, а пассажиры, которые всё это видели - давились от смеха.

Собственно, удивляться нечему. В нашем общественном транспорте можно что угодно потерять. :)
 

Клиент всегда прав

(Фигароша)
 10    2013-12-13  1  657
Сижу в Сбербанке, жду когда вызовут. Перед глазами бегущая строка, девиз банка "Клиент всегда прав". Сижу долго. А перед глазами все мельтешит и мельтешит эта фраза "Клиент всегда прав" И тут в голову пришла мысль - ответ банку.
"КЛИЕНТ БЕЗ ПРАВ, ВСЕГДА ПРАВ".
 

«Одноклассники» (цикл лекций)

(Владимир W2)
 4  Компьютеры и Интернет  2011-06-03  0  1428
Сов. Секретно.
Копий не снимать, при прочтении сжечь. Пепел развеять над озером Мичиган.
Вниманию работодателей!
При входе на сайт «Одноклассники», (далее «Одн-ки»), Офисный Планктон, (далее «ОП»), должен быть одет в Общевойсковой Защитный Комплект (ОЗК) полностью, включая противогаз. На сайте Одн-ки постоянно присутствует масса сектантов, эмигрантов и нациков работающих в режиме тюбика: «Беспрерывная подача дерьма в вентилятор». ОП обязан помнить, что на сайте Одн-ки нет одноклассников. Там, большие уже девочки – мальчики 30-50 лет сидят и тыкают в кнопы со скоростью 359 тысяч знаков в секунду, про Сиси-Писи и Вафли-Туфли.
Все «одноклассники» делятся на 4 (четыре) группы ****одуев.      
1 гр. – Случайные ****одуи, которые не понимают ещё – куда попали. Старательно фотошопят свои «фотки», пишут о себе правду, например; какую машину собираются купить или уже купили, сколько зарабатывают, в каком матрасе прячут деньги, когда дома никого не бывает. Ставят смайлики в умных темах: «Поставь смайлик».
2 гр. – Неслучайные ****одуи. Тыкают в кнопки днём и ночью. Не могут отойти в туалет или поесть. Просыпаются среди ночи, и бегут посмотреть; кто какую херню понаписал им в тему, в «личку», сколько «пятёрок» понаставили? Потенциальные «Просто Мудаки».
3 гр. – ****одуи по-жизни. Эти приходят самовыражаться. В реальной жизни, как правило, таких откровенно называют: «Нищее тупое говно». Круг виновных в том, что они по-жизни - Нищее тупое говно, уже определён. Цели намечены. Т.к. получить по виртуальной харе они не рискуют, то манкируют и фраппируют напропалую. Легко заводят виртуальные любёвные романы. Отличаются повышенной нервозностью и неприятием чужого мнения.
Подгруппа: Эмигранты. Живут в Одн-ках. (Зачем было так далеко ехать? Какая разница из какого места «жить» в Одн-ках?) Ненавидят, когда выясняется, что бывшие соотечественники ещё не все спились и перевешались. На вопрос: «Если тебе там так хорошо, то, зачем ты сутками торчишь в Одн-ках?», моментально включают режим «Сам дурак!».
Подгруппа: Сектанты и Нацики. К сектантам в Одн-ках относятся; библиисты, дарвинисты, коммунисты, сталинисты, демократы, вегитарианцы и т.п. публика. Отличаются непроходимой тупостью, нежеланием мыслить логически и патологической лживостью. Трудов своих кумиров не читали. Зачем? Реабилитации не подлежат. Нациков всех мастей, в Одн-ках объединяет одно – они разговаривают, думают и пишут по-русски, на русскоязычном сайте, одновременно ненавидя всё русское, а заодно и друг-друга. Такая вот у зверят трагедия!
4 гр. – Просто Мудаки. На работе не работают. Дома ничего не делают. Гвоздя не вобьют, мусор не вынесут. Книг не читают, в музеи не ходят. Какие ещё музеи? За хлебом выйти – проблема. Имеют обо всём своё мнение, и спешат поделиться им со всем человечеством. Им кажется, что человечеству безумно интересно их "обо-б-сём" мнение!
Сайт Одн-ки грубо рубит бабло на ****одуях и Мудаках, продавая им такие, несомненно, необходимые в жизни вещи, как – смайлики и тому подобную Ёпань. Смайлики изготавливают на Зашифрованной секретной базе из постов, типа: «Мы тут с женой вооще по ящику дурдом смотрели...Там один дебил показывал как надо жопу пральна вытерать... Мы чуть не обрыгались....», «А я ваще сваю попу не вытираю !!!!! Чё её вытирать каждый раз? всё равно обсереться !», «Он был скромен и учтив, дарил цветы, читал Пастернака и вдруг заявил, что анальный секс помогает от запора...».
Всякого работодателя, допустившего потраву Офисного Планктона - Одноклассниками, следует разжаловать на месяц в швейцары и отобрать персональные авто. Пусть на синих троллейбусах катается с пенсионерами и всякой пьянью. В условиях военного времени или стихийного бедствия сбросить в эпицентр Одн-ков Сергея Кожугетовича Шойгу, (это один человек), пусть сам разбирается, ему за это Ордена дают и опечатанный спецпаёк.
(Автор сам прошёл все четыре стадии Одн-ков и, в данный момент, лечится электричеством. Уже самостоятельно пьёт из кружечки. Складывает из кубиков слово: «ПИПИСЯ». Не будем же терять надежды!)
 

Выборная дезинфекция…

(Соломон Ягодкин)
 12    2018-01-28  2  616
ВЫСОКИЙ ВЗГЛЯД НА УБОЖЕСТВО…
Видеть в идеологическим убожестве идеал, это очень надо любить подобное убожество, как бы красиво его ни называть…

ИМ ВИДНЕЙ…
Больше всего о пользе общественного труда говорят именно профессиональные бездельники, тем более, когда им их речи пишут такие же бездельники, их референты и секретари…

ВЫБОРНАЯ ДЕЗИНФЕКЦИЯ…
Партия вся настолько состояла из законченных идиотов, что все ей уступали дорогу, чтобы только этим самым идиотизмом не заразиться самим…

КОГДА ПОРАСКИДАЛИ МОЗГАМИ…
Когда правящая партия, по дурости своей, вдруг Выборы проиграла, у неё хотя бы хватало ума любые Выборы в стране потом запретить вообще…

ПЕРЕБОР…
Мысли, конечно же, украшают человеческую голову, но нельзя, чтобы она состояла только из украшений. Любой идеолог вам подтвердит, что лучшим наполнением любой головы является естественный человеческий страх…
 

Даёшь всеобщие лохмотья!

(Соломон Ягодкин)
 7    2013-06-07  0  524
В КАЖДЫХ СУТКАХ — ЛИШЬ РАБОТА...
В рабочее время я работаю. А всё остальное я делаю в оставшиеся тридцать минут...

ДУМАТЬ ДОЛЖЕН КОШЕЛЁК...
Думающий человек — плохой покупатель, ему просто не на что покупать...

ДАЁШЬ ВСЕОБЩИЕ ЛОХМОТЬЯ!..
К нищете легко приучить, но только тогда нищими вокруг должны быть все...

ТОЖЕ ПО-СВОЕМУ ФИГОВЫЙ ЛИСТОК...
Стремление к богатству, это от серости: должно же её хоть что-то украшать...

ГЛАВНАЯ ОПАСНОСТЬ...
Чем больше человек думает, тем меньше он покупает, потому что то, что ему нужно, у него и так уже есть...
 

Волшебная сила Слабительного

(КВАнт)
 64  День медика  2012-10-14  7  3136
Делая покупку, я иногда показываю мелкие приколы чтобы расслабить продавца. Всегда благонамеренный, такой приём – надёжное средство для контакта с людьми. С толикой преувеличения, сказал бы:
– Если мой продавец не улыбнулся – день не заладился!

Приколы сочиняю на ходу, следя чтобы они не повторялись. Подобная разминка помогает поддерживать форму. Нередко потребный прикол вызревает только у самого прилавка. Пребывая не в форме, доводится выуживать из памяти что-то к месту.
Актёрскую ужимку держу сообразно приколу и с оглядкой на личность продавца.

Вот пригоршня Слабительных пилюль для аптеки.

Прозябал былую зиму
    без Омезу и Мезиму.
А теперь – не жить мне без –
    и Мезимов, и – Омез!

      ***
Мне весёлый господин
    заказал Ранитидин.
Он запьёт его шампанским
    по причине именин.

      ***
Я – от графа Монте Кристо!
    Он просил купить Лориста.
Помню – взял на карандаш.
    Уточню – Лориста-Аш!

      ***
Я тут сбил мотоциклиста...
    Он хрипит: – Подай Лориста! –
Развалился – кр-р-расота:
    пена с кровью изо рта!

      ***

Причуда 7,40 изначально была нацелена на рыночных торговцев.
Однако она способна выстрелить даже там, где торг вовсе неуместен.
Итак,
если цена товара 7,40 или около:
– А давайте, я вам душевно станцую семь сорок, заберу товар, и разойдёмся! Соглашайтесь пока я не передумал, – мой танец стоит дороже!
Либо же:
– Предлагаю толковую сделку! Забирая покупку, я вам танцую (на) семь сорок, затем компенсируем разницу, и мы считай в расчёте. И наплевать, что здесь лишь ваша выгода – мне невтерпёж размяться с пользой!

Следующая сценка вынудила меня снять с вооружения приметно еврейский прикол 7,40.

Вечер, улица, фонарь, аптека. (с+–)
За кассой словно за решеткой томится ничем не примечательная девушка. Выбранное мной лекарство в аккурат 7,40.
Кладу на прилавок десятку, и тут же, словно порываясь убрать её:
– Ой, это мои последние гроши!.. Давайте, я для вас потанцую семь сорок в эксклюзивном варианте, а вы взамен вручите мне лекарство. Уверяю – вы не прогадаете!
Аптекарша в лёгком замешательстве поводит головой.
– А вы для всех спляшите! – Подаёт голос миловидная девушка за соседне
Читать дальше >>
 

Моня обретает счастье

(Андрей Ручкин)
 6    2008-10-25  0  870
-Захлопните свой рот на все замки и три задвижки, я не желаю ничего знать! –вежливо, но твердо заявил Моня Бак дяде Яше. Его уже предупредили о том, что дядя Яша последнее время злоупотребляет телевизором и имеет дурную привычку изводить всех пьющих знакомых мировой политикой.
-Я сделал открытие! –заявил Моня, после того как дядя Яша ретировался без шума и скандала- редчайший случай. –Газет я не читаю год. Ящик не смотрю месяц, радио не слушаю пятнадцать дней, зато без перерыва! И я –таки попал в рай, чего и всякому желаю. На Ближнем Востоке мир, самолеты не падают в океан, татары тихо вяжут носочки в Крыму, инфляция крутится на нуле, Буш молчит точно водки в рот набрал. От этого я чувствую счастье в сердце и радость в желудке. Мне так -таки спокойно!
Моня Бак говорил с воодушевлением, народ смотрел на него с интересом, впрочем, не забывая выпивать и закусывать. Так всем было куда приятней.
-Господа, перебьем всех журналистов и окажемся в раю! –с большим чувством предложил Моня Бак и Рувим Кац, спецкор "Рупора Одессы" до того огорчился, что уронил пряную кильку прямо в стакан "Особой".
-А! Рувим Борисыч…С тебя- таки и начнем! –кровожадно гаркнул Моня и пошел на Каца как танк. Рувим рванул на выход вместе со стаканом "Особой" и пьяной килькой внутри, но оставил свою клетчатую кепку в качестве заложницы.
-Иди сюда, убийца. Тяпни с нами коньячку, -предложил Коля Бессараб.
И Моня- таки подошел. Ему не нужно было повторять дважды.
Пить хороший коньяк это не то, что гоняться за сдрейфившим Кацем по всей Одессе. Это я вам говорю.
 

Не убий...

(Vorgeza)
 7    2007-07-04  1  742
О, Боги, я так люблю жизнь! Я живу давно, уже двадцать восьмой год и три последних мой шлем украшает султан центуриона. Жизнь римского солдата- игра в кости с Судьбой. Кто знает, что чувствуешь после настоящей рубки? Кладёшь глэдиус* и парма* на землю, снимаешь панцирь и торакомах*, освобождаешь ноги от сокки*. Вкус ржаной лепёшки, сыра, олив и молодого вина веселит душу, а запах женщины пьянит плоть. Это ли не лучшая награда за воинскую доблесть? Красавица, мы дрались с врагом как истинные ученики Победоносного Геркулеса. Балисты*осыпали нас смертельным градом стрел, дротиков и камней, но сам Гениус* витал над нашей центурией* и мы шли вперёд, обращая варваров в бегство. Поле брани покрыто телами павших. Стоны умирающих от ран сливаются в единую и протяжную песнь Смерти, предвещая стервятникам скорое пиршество. Воздух пропитан   убийством, и земля насыщается вязкой кровью. Но нет в этом скорби, ибо такова цена Победы. Со щитом или на щите! Milia passus*! Для воина Рима, она вмещает в себя всё. Награда легиона - Тога* Триумфатора, ты же стань фалерой* для меня, за мою доблесть. Так было всегда и очень жаль, что не будет теперь.
Жаль, что всего этого уже никогда больше не будет. Стрела, пробившая мне аорту, победно хрипит: “Ты умер!!!”
Жаль, жаль. Вкус ржаной лепёшки, сыра, олив и молодого вина. Запах женщины, пьянящий плоть. Ах, ну как же так? О, Боги! Я так люблю жизнь. О, Боги!!!
      - О, ёкарный бабай!!! Жить хочу!!! О, ёкарный бабай!!! – орал во сне Василий.
      - Вася! Васенька, проснись! Что с тобой?! Проснись же! – будила своего мужа Клавдия.
Василий вскочил с постели и, озираясь по сторонам, стал ощупывать своё худосочное и мокрое от пота тело.
- Господи! Да что случилось-то, Васюша? Или приснилось что?
- Во-ё! Клава, слышишь, Убили меня сейчас, эти варвары.
- Ой, батюшки! Ясное дело, варвары, коль живого-то человека убивают.
- Не к добру это, Клава, ой не к добру. Ты, слышишь, Клава, того, береги меня.
- Так и берегу, Васенька, а как же. Сон-то весь запомнил или как?
- Да хрен там. Все слова какие-то непонятные. Язык, ненашенский, туды его растыды! А! Во! Баба снилась, точно! Римская, во как!
Клавдия раскраснелась, прикусила нижнюю губу и наотмашь, влепила супругу пощёчину.
- Сволочьё кобелиное! – крикнула она в лицо Василию, легла в постель и, уткнувшись лицом в подушку, разрыдалась.


Центурион – офицер, командир центурии.
Глэдиус – Среднего размера широкий меч римского воина.
Парма – щит, поверхность которого укреплена гвоздями.
Торакомах – войлочная одежда, обшитая мягкой кожей, специальной аравийской выделки, одеваемая под защитный панцырь римского воина.
Сокки – военные сандалии.
Балиста – метательное орудие.
Гениус – дух, покровитель центурий.
Центурия – воинское подразделение римской армии, численностью в 80 воинов.
Milia passus – Римская миля, во время боевого движения войск, полтора шага в одном,
т.е. 1500 метров.
Фалера – Воинская награда, медаль у римлян.
 

Наследие индийской культуры

(Wova)
 16  О культуре  2005-10-03  5  1589
БЛУДДИЗМ - учение принца Гаутамы Шакьямуни

ВЕДЫ - азы и буки индуизма

КАМАЗ УТРОМ - помятый после "поцелуев" грузовик

КАРМА - карман с отсутствующей "Н"-й суммой

МЯТА ХАРЯ - знаменитая шпионка

НИРВАНА - нервное состояние в ванне

САНСКРИТ - японец, приехавший с о.Крит

ТАДЖ-НАХАЛ - нахальный таджик с базара

ТАХТА-ЙОГА - муж лежит на тахте, закинув ноги на стул и читает газету

ХИНДИ - один из диалектов на территории Индии, учителя хинди - прохиндеи

ШАХМАТЫ - древнеиндийская игра, где начавшего проигрывать сначала возводят до уровня шаха, а потом поливают матом
 

Ошибки военных

(Raptor)
 0  Про ошибки  2006-02-23  0  1485
Многочисленные анекдоты об "ошибках ракетчиков" имеют в своей основе очень даже реальные факты. Общаться с ракетчиками мне приходилось очень часто, и многие их рассказы были именно о том, как их ракеты, на учениях, "иногда улетали не туда". Но если в анекдоте, типа "Говоришь, за время твоего дежурства никаких происшествий не происходило?! А Бельгия где, твою мать?!!!" можно просто поржать, то реальные истории, связанные с "хулиганствами" ракет, или халатностью тех, кто их запускает, вещи очень серьёзные, граничащие с настоящими катастрофами. И частенько после них, офицеры, ответственные за эти запуски, становились абсолютно седыми. Один из таких случаев произошёл, когда наша ракета, однажды, улетела в Польшу. Трое суток вся часть, по вине которой это произошло, пребывала в полном шоке, ожидая всего, что угодно, и надеясь на разжалование - самый лёгкий исход ситуации. Разумеется, во время учебных пусков, ракеты не снабжаются боеголовками, но посудите сами, если вдруг на ваш дом внезапно с неба свалится труба, величиной с самолёт средних размеров. (Для справки: стартовый вес ракеты "Тополь" составляет около 47 тонн. Большая часть этого веса зависит от топлива, которое практически полностью вырабатывается за время полёта, но всё равно, даже пустая ракета весит более чем солидно). Но во время упомянутого инцидента, к счастью, всё обошлось благополучно. Ракета упала неизвестно где, и никто при этом не пострадал.
Одно могу сказать точно. Мы можем гордиться нашей оборонной промышленностью. Наши ракеты - действительно самые точные в мире! Это факт. Но вот те, кто их запускает - могут похвастаться точностью своих расчётов не всегда. Поэтому и возникают "казусы". Хотя, шибко ругать наших ракетчиков, думаю, несправедливо. Всё же они намного точнее тех же американцев, у которых недолёт/перелёт ракеты +- 100 километров - обычное дело. А если вспомнить нечаянно сбитый украинскими ПВО пассажирский самолёт - то "безобидные проделки" наших ракетных войск кажутся совсем уж детскими. Взять, хотя бы, следующую...

Во время учений, одна из наших ракет улетела не туда. Благо в этот раз дальше границ нашей необъятной родины ей вылететь не удалось. Зато удалось точно поразить цель... Хоть и не ту. :)
Представьте себе такую ситуацию. Где-то в Сибири, по совершенно безлюдной дороге едет грузовик "Урал". Водитель остановил машину у обочины, и отправился к кустикам, по нужде. Вообще, непонятно, почему он отправился к дальним кустам, когда мог бы запросто сделать все свои дела рядом с машиной. Дорога-то пустая! Но именно этот бзик спас ему жизнь. Только он занял позицию в кустах, как вдруг услышал позади себя чудовищный рёв, а потом дикий грохот, сопровождающийся сотрясением земли. Оборачивается, и видит - машины нет. Вместо неё - лепёшка, вдавленная в десятиметровую воронку. Ракета угодила точно в машину! Когда об этом стало известно, ответственным за запуски дали по рогам - но это уже совсем другая история.

Вот видите. Наши ракеты даже ошибаются точно!

Пилоты бомбардировщиков чудят не меньше ракетчиков...

Однажды, на учениях, перед лётчиками была поставлена боевая задача - разбомбить мост. Для этого, на реке был заранее выстроен фанерный муляж моста. Сколько заходов бомбардировщики не делали - по нему так никто и не попал...
Зато очень метко разбомбили совершенно нормальный мост, который находился в десяти километрах от учебного. Бомба разломала его конкретно, благо никто по нему тогда не ехал и не шёл. В результате, после долгих ругачек, лётчиков напрягли этот мост ремонтировать.

Бомбим по американскому принципу. Сверху - все мосты одинаковые. Одним больше, одним - меньше. :)

Во время других учений, у бомбардировщиков как-то получилось разбомбить полевую казарму ракетчиков. И вроде бы постройка эта располагалась в стороне от полигона, а всё-таки сумели попасть! Хорошо, что на учениях используются не настоящие бомбы, а просто чугунные чушки. Одна из таких учебных бомб, упала аккурат на крышу казармы, пробила три этажа, и ушла в подвал. На своё счастье, ракетчики тоже были на учениях, поэтому их казарма пустовала. И только дежурный, который находился в ней, очень долго матерился вслед улетающему самолёту.
Результат предугадать несложно. :) Летунов опять отругали, и заставили ремонтировать казарму. :)

Что поделать? Бомба всегда попадает в свой эпицентр. Таков суровый закон бомбардировки. :)
 

Сатирическая сказка Две ноги и В ...

(Карамов С.К.)
 0    2008-01-26  0  1483
Сатирическая сказка «Две ноги и ВВП».
      Карамов С.К. Ранее была опубликована на сайте: www.proza.ru Также опубликована в журнале "Страна "Озарение", 2008г.

   Как-то раз две ноги Хозяина стали обсуждать, словно они являлись людьми, свою преданность Хозяину тела, которому служат и которое несут.
-Эй, это я своему Хозяину лучше служу!- заявила левая нога.
-Нет, я!- возразила правая нога.
-Эй, быстрее ты иди!- сказала левая нога правой.- Я лучше стараюсь, чем ты, а ты медлишь.
-Это я медлю?- обиделась правая нога.- Я почти бегу. Хотя тело Хозяина нужно нести поосторожнее.
-Вот, осторожно и неси, но побыстрее,- советовала правой левая нога Хозяина.- И думай, что такое ВВП!
-Чего?
-Что такое ВВП?
-Гм, а зачем мне об этом думать?- удивилась правая нога Хозяина.
-А затем, что наш общий Хозяин указал его удвоить.
-Удвоить?.. Непонятно чего и непонятно зачем?
-Ну, зачем понятно. Для нашей лучшей жизни.
-А на каком свете?
-То он не сказал… Думаю, на этом… Ну, ты думай, не философствуй!
-Как удвоить непонятно чего, найти чего-то где-то и идти не знаю куда? А не кажется тебе, что это похоже на наши народные сказки, которые испокон веков рассказывали детям, чтоб они побыстрее заснули?
-Намек твой понятен… У нас сонное царство глухих, жующих, храпящих и пьющих?
-Грубовато, но факт остается фактом.
-Ладно, от темы мы отвлеклись… Придумала, что такое ВВП и как его удвоить?
Долгая пауза.
-Кое-что есть…
-Ну?
-Властная Воля Президента.
-А как ее удвоить? Вместо одного сразу два появятся? Сразу два человека и две воли их?
-Да, не то… Великая Всенародная Показуха!
-Чушь… Должен быть показ жизни без всякого уха, которое только и собирает разные гадости.
-Ладно… Внутренняя Внеочередная Паранойя!
-Нет, не то… Хозяин подумает, что его параноиком мы считаем…
-М-да, верно… И как параноика удваивать?.. Вместо одного сразу два появятся?!
-Ну, думай, не философствуй!
-Думаю… Весеннее Вырождение Придурков!Нет, Весеннее Возрождение Придурков!
-Предлагаешь придурков еще увеличивать, когда их и так полно?
-Ладно… Внутренне - Внешний Противник!
-Противник? Их всегда было много, сейчас они Хозяину кажутся везде, даже в туалете их ищет, ха-ха!.. Да иди ты помедленней, а то тело Хозяина наклонилось, как Пизанская башня!
-То иди медленно, то быстро, не поймешь…
-Чего меня понимать? Надо двигаться вперед, постоянно вперед, хотя некоторые делают вид, что мы все куда-то движемся, а тело Хозяина качается из стороны в сторону.
-А мне чего его качать, когда он сам качается то влево, то вправо? Шаг вперед, потом шаг назад.
-И что тогда выходит?
-А выходит топтание только на месте…
      -2-
-Ладно… Снова отвлеклись…Ты думай, что такое ВВП!
-Вертикальное Возрождение Показухи!
-Бред… И о показухе уже было.
-Как это бред? У нас показухи нет разве?
-Есть, везде она… На самых верхах она есть, но зачем ее удваивать?!
-Для еще большей показухи.
-И что тогда получится? Нет, не то… Думай!
-Великое Восхваление Президента.
-И чего дальше нам делать? Всегда мы кого-то хвалим, захваливаем, в ладоши хлопаем, рты раскрыв от удивления, что новый мессия к нам заявился, а где результат?! Ты результат нам дай!.. Ну, думай!
-Придумала… Всероссийское Возрождение Перспективы!
-Перспективы? Она всегда была, всегда мы только и мечтали и только надеялись на лучшую жизнь, а поколения за поколениями умирали с надеждой на устах о лучшей жизни их детей и внуков! Помнишь стихи: «Через четыре года здесь будет город- сад!»?
-Ну?
-Они актуальны и сегодня.
-Неужели?
-Раньше люди работали и надеялись, сегодня тоже самое… Ладно, ты не беги! Хозяина наклонила опять… И сегодня нам советуют: «Лучше будете работать, тогда лучше будете жить!»
-«Свежо предание», как один классик написал! Советы советами, а жизнь совсем иная…Придумала!
-Ну?
-Великое Возрастание Пропаганды!
-Чушь…
-Но почему чушь?
-Да потому, что пропаганды у нас достаточно! Уж чего-чего, а ее в избытке. И чего ее удваивать, чтоб еще больше дурить нам головы?! Думай…
-Придумала… Великий Видимый Позор.
-Еще хуже… Хочешь нам позор удвоить?! Да, есть негодяи, взяточники, казнокрады, убийцы, льстецы! Их все видят, их все знают!.. То наш великий видимый позор, но зачем его удваивать?! Думай…
-Придумала…
-Ну7!
-Великая Всенародная Правда.
-Правда? Правда одна, она есть или ее нет, вернее, ее могут не замечать, говоря всякую ложь, поэтому приходится правду выискивать между имперскими слезными воспоминаниями о прошлом и общими будущими надеждами.
-Ну, ты философ!
-Поэтому правду не надо удваивать- она или есть, или ее нет… Да, она великая правда, а другой она быть не может! Ну, думай, винтик!
-Как ты сказала?
-Винтик ты.
-Винтик? Я?
-Винтик, шестерка в сравнении с нашим Хозяином!
-Ой, придумала...
-Ну?
-Винты Властной Вертикали.
-Тогда получается ВВВ, а не ВВП.
-Ладно, Винтиковая Вертикальная Поддержка.
      -4-
Неплохо!.. Иногда ведь можешь додуматься, совсем недурно.
-Да?
-Прямо великолепно придумала. Браво! А где ж удвоение винтиков?
-Зачем? Мы все, как обычные винтики, должны потеть, работая на Хозяина, а нас чего удваивать?
-Как зачем? Чем больше этих мелких винтиков для нашего Хозяина, тем больше будет работников.
-Тогда еще продолжение нужно по поводу удвоения. Придумал!
-Ну?
-Возрождение Винтиков Приспособленцев.
-Гениально! Ведь можем!.. А почему говоришь о приспособленцах?
-Но Хозяину нужны ведь только те, кто молчит и приспосабливается к нашей жизни!
-Верно! Хозяину очень понравится!
   Вот и сказке конец. Кто понял, тот молодец!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер