ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 6

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 6  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Сбежавший луг

(Николай Зубец)
 6  О литературе  2011-07-27  0  1228

РАССКАЗ МОЖНО СЛУШАТЬ: Жми сюда

Кто рассказ написал «Бежин луг»? Уверен, что вы это знаете твёрдо.

Признаюсь, что не очень я любил литературу в школе – идеи, образы и ещё нити красные – какая-то над текстами издёвка буквоедская, но вот запомнился этот рассказ. Летняя ночь, костёр на берегу реки, отблески огня прыгают по лицам мальчишек. И нет никакого начальства. Рядом лошади бродят. Простор, таинственность и воля. Да, этот рассказ, может, больше всего и запомнился изо всей обязательной литературы. Наверно, программа его пощадила слегка или здесь уж никак не прилепишь занудство.

Давно я в школе отучился, давно уже работал в химической лаборатории, когда настал серьёзный юбилей этого классика. А я, как многие тогда, выписывал «Литературную газету», но исключительно почти из-за раздела «Двенадцать стульев». Другое всё проглядывал обычно мельком. Но вот про юбилей на целую страницу. Один писатель рассказал, как он приехал в музей-усадьбу. Прошёл и по местам, описанным в рассказах. Находит Бежин луг. Вот здесь давным уже давно под звёздами сидели те пацаны, запавшие в сознанье. Заметно, что волнуется писатель этот. И я растрогался. Правда, поражает простая мысль, что все почти места, с натуры списанные в прошлом веке, в позапрошлом, ведь никуда не делись. Ну, может, в городах снесли дома, ну, может, где-нибудь и затопили водохранилищем прекрасную долину, но невозможно совсем всё уничтожить и где-то, не только в памяти, должны реально быть места, запавшие нам в душу.

Уже и с этой публикации прошло немало лет, ушёл и её автор. А подсознательно я почему-то был уверен, что сам когда-нибудь пройду по тем местам и дань отдам и классику, и детским впечатленьям.

Однажды, в конце года, служебная командировка под Тулу, в город Щёкино. Там есть завод, где делают особые мембраны, нужные нам по работе. Обычно получалось так, что либо денег у нас нет, либо не продают мембраны. А здесь всё вдруг удачно совпадает – такой эффект концовки года. Мы вдвоём с Борисом, моим коллегой, поскольку надо на себе тащить тюки с мембранами. Приехали утром автобусом и всё оформили на удивленье быстро, но получить мембраны можно только завтра. Отобедали в столовой на заводе, купили на автовокзале обратные билеты, и даже удалось в гостиницу автовокзальную устроиться на ночь. Да, несомненно, нам везло в тот день.

До ночи мы свободны, даже до утра! Запарка конца года на работе, отчёты всякие, вся беготня по заводским инстанциям сегодня, забота о билетах, о ночлеге – всё позади и вдруг мы стали свободными людьми, какими-то туристами почти что. Ещё нет планов – как хорошо! Слоняемся по своему автовокзалу. А на табло ближайших отправлений и в общем расписанье рейсов бьёт в глаза туриста пункт – Ясная Поляна. Толстовские места почти что рядом. Я не был – надо съездить! Автобус вот-вот отходит и есть ещё билеты. Зову Бориса, но тот не хочет. Он раньше часто по работе ездил в Тулу и в музей оттуда попадал. У Бори уже свой план – как раз смотаться в Тулу и там проведать свою хорошую подругу. Пожалуй, слишком смелый этот план – ведь он там года три уж не был, но – его дело.

Ясная Поляна от трассы в стороне, но мой автобус должен заезжать. Однако, вдоль дороги канаву вырыли и мы сейчас свернуть не можем. Кто в Ясную – пешком идите. Человек десять вышло и влево по дорожке сосредоточенно, по-деловому все потянулись – сразу видно, что это местный люд. У девушки интересуюсь:

– Я правильно иду в музей?
– Да, правильно.
– Что, все в музей? И вы?
– Нет, мы в посёлок.
– Вы здесь живёте?
– Да.

Прямая дорога по белому полю плавно шла вверх, на большой, пологий холм. Короткий зимний, сумрачный довольно, день уж начал понемногу угасать, но холм как будто специально сверху подсветили. Названье не случайно этой местности.

– В музей вы вряд ли попадёте, – объявила неожиданно девушка. – Экскурсии, наверно, уже прошли.

Я понимал и сам, что поздновато прибыл.

– Да мне хотя бы издали на всё взглянуть. Мне этого достаточно вполне.

С интересом она посмотрела на такого скромного паломника. Во мне же зрел уже мой дерзкий план.

– Скажите, барышня, а далеко ли от усадьбы Бежин луг?

Вы, дорогой читатель, уже всё поняли, наверно, и надо мной смеётесь? А я ведь не шутил. Какой-то маленький контактик, какой-то тумблерок не так включился в моей «оперативной памяти» и я уже представил, что сам сейчас найду то место, где на берегу горел ночной костёр, который дольше века бросает и бросает отблески на лица всех мальчишек.

Но спутница меня не поняла:

– Какой-какой лук?
– Луг! Бежин луг! Он далеко отсюда?
– Я такого не знаю.
– Вы что, не читали «Бежин луг»? Ну, мальчишки пасут лошадей... Ночь... Костёр на берегу... В школе проходят!
– А, читала, кажется...
– Это же именно здесь где-то! Вы давно живёте в Ясной Поляне?
– Всё время. Что-то не знаю про такой луг...
– Как же не стыдно, девушка, вам? Ведь рядом всё!
– Кажется, вспомнила... Есть какой-то луг. Наверно, этот. Гору надо справа обойти, и там этот луг. Только здесь огорожено всё – надо сначала вернуться.

За разговором я не заметил, где начался этот высокий забор, справа вдоль нашей дороги. А слева, за небольшим распадком, давно уже тянулся другой отлогий холм, застроенный небольшими домишками посёлка. Наши попутчики стали туда сворачивать.

– А вам к усадьбе – прямо, – сказала собеседница и тоже повернула.

Наконец, выхожу на небольшую площадь. Киоски сувенирные, какие-то ларёчки, стоят большие туристские автобусы без пассажиров. Откуда здесь автобусы? Ещё в доканавный период приехали или кружными какими путями? В воротах милиционер, не пускает. Сказал, что посещений не было сегодня весь день – киношники снимают что-то. Я попросил немного за ворота пропустить – взглянуть лишь на толстовскую усадьбу, хоть самый общий колорит впитать. Так, с улицы, не видно ничего. Достал свои командировочные документы, хотя при чём они здесь? Но, оказалось, действуют. Страж даже проводил меня немного по аллее, и я действительно увидел знаменитый дом и, вроде, приобщился. Всё – уходите.

Опять бреду вдоль длинного, высокого забора, всё вниз теперь, к шоссе. Уж явно вечереет, поблизости нет никого. Вот место, где забор становится не очень капитальным, но высота и здесь не меньше метров трёх. А в голове, вы помните, держу я Бежин луг. Достичь конца забора, как та аборигенка говорила, и повернуть в обход холма, но слишком быстро день тускнеет и времени уж нет на такой крюк. Как буду возвращаться в темноте и будут ли тогда на Щёкино автобусы – об этом думать не хочу. Как-нибудь выберусь!

В длинном пальто, с командировочным большим портфелем я, как мальчишка, забираюсь на забор. Немного осмотрелся с высоты. Большой фруктовый сад с просторной планировкой. Всё яблони. Сиреневый вечерний полумрак, под яблонями вовсе тихий сумрак, но где-то за деревьями мне чудится просвет и, вроде, плавный спуск. Конечно, к лугу! Значит, мне туда! Не привыкать мне лазить по садам. Всё детство я прожил в школьном дворе, но в школьный сад и мне ходить не разрешалось. А кто мальчишке может запретить вот так вот залезать? Ну, и другие всякие сады... Я прямо сверху плюхаюсь в глубокий снег и понимаю сразу, что далеко мне не уйти в снегу по пояс. Проваливаясь, падая и раздвигая снег, я между яблонь всё же продираюсь в сторону просвета. Пусть не дойду до луга, хотя бы сверху гляну на него, как глянул на усадьбу – и мне достаточно.

Спуск делается круче, а мой просвет опять вдали, за новым перевалом. Внизу деревянный аккуратненький мостик. Беседка красивая на небольшом возвышении. Ухожен садовый ландшафт. Не скоро, похоже, я выберусь к относительно диким, открытым пространствам. Вот уже вижу дорожки, где вычищен снег. И вдруг почти прямо по курсу, почти в том краю, куда я стремился, из потёмков возник неожиданно бок знакомого барского дома. Потерял направление. А в окошках как раз зажигается свет – старый дом оживает каким-то особым уютом. Обычному туристу такого не увидеть! Его ведь засветло отсюда увезут. Стою в снегу по пояс и любуюсь этими вечерними, спокойными огнями – мне уж с лихвой довольно приобщенья. Не обижайся на меня, заветный луг. Я сделал всё, что мог.

А это что? Из темноты, расчищенной дорожкой у беседки, выходит не спеша охранник в камуфляже, а рядом с ним огромная овчарка. Не чует, слава Богу! Такого дерзкого вторженья здесь, видимо, не ожидают просто. Я быстренько на яблоню взобрался. Они все здесь раскидисты, не высоки, но не достать собаке. Мне на руку, что уж совсем темно, а их отлично видно на фоне освещённых окон. Похоже, здесь, действительно, не залезают – я никаких следов в саду не видел. Сижу себе на яблоне, пытаюсь заготовить оправдательную речь, уже представил, как стану прямо с дерева протягивать свои бумаги, но вижу, что охрана удаляется. Иду назад по колее своей. Нет, если б не глубокий след, я не нашёл бы в темноте то место, где перелезать удобно. Наверно, слишком шумно пробираюсь – опять овчарку различаю вдалеке, теперь она одна, насторожилась. Я вновь на яблоне – собаке не предъявишь удостоверенье. Отсюда до забора уже один бросок мне, но сразу ли вскарабкаюсь. Овчарка долго изучала ночную тишину и, наконец, куда-то всё же скрылась.

Рывок отчаянный, взлёт на забор, вис на одной руке и я уж на свободе. Шарахнулся прохожий при падении субъекта снежного с большим портфелем. Конечно, надо сразу выбить из ботинок снег и из карманов, и из рукавов, и даже из портфеля – да отовсюду, в общем. Но я не двигаюсь. В башке при жёстком приземлении опять тот тумблер очень нежно щёлкнул и – чудо! – этот вожделенный Бежин луг вдруг круто взмыл из-за ограды в ночное небо и очень быстро, сверкая в облаках своим костром неугасимым, перенёсся туда, где и положено ему существовать, – в орловские края, в тургеневские дали. Один на дороге, от души хохочу над собой, и тёмной декабрьской ночью меня озаряет и греет на самом краю этой Ясной Поляны тот отблеск мальчишества, который я искал упорно так и бестолково. За забором заухала громко овчарка.

Борис уже в гостинице, валяется в постели:

– В Туле облом у меня... А ты в музей попал?
– Нет, тоже у меня облом.
– А что так долго?
– Я, представляешь, Бежин луг хотел найти...
– Что?
– Бежин луг.
– Нашёл?
– Нет, и с ним облом.

Борис задумался о чём-то.

Простите меня, классики, пожалуйста, и усмехнитесь в классические бороды свои. Ещё хотелось бы, конечно, чтоб та яснополянская девица просто рассмеялась, если б вспомнила.

На луг я всё же попаду, уверен.
 

Звездные войны

(Владимир Черепнин)
 4  О войне  2006-07-16  0  1761
Эпизод неизвестный

Я недавно мир спас от инопланетных агрессоров. Отвадил на фиг раз и навсегда нас завоевывать. То что они агрессоры – однозначно. Если бы с дружеским визитом пожаловали, то могли бы, как положено, к председателю нашему обратиться. Степан Степанович у нас в деревне и царь, и бог. А коли ему некогда было бы, то, на худой конец, записались бы к Путину на прием.
Так нет, они меня тайно схитили. Сам факт похищения навсегда останется загадкой. Не помню ни фи-га. Наверное, сволочи кусок памяти стерли, да и праздновал я тогда что-то. Очухался уже на корабле или в тарелке. Чудно там у них. Чисто… И финтигоговинков с финтиклюшками всяких не меряно. Все булькает, моргает. Непривычно в таком месте в себя приходить, хотя, лучше, чем в вытрезвителе.
И тут я их увидел. Телепузистых покемонов. Жуть. Роду людскому повезло, что эти ихтиандеры на меня попали. Кто другой, увидев подобные образины, с перепугу сразу бы кинулся выдавать наши общече-ловеческие секретные тайны. Но я-то уже имел опыт встреч с представителями внеземных цивилизаций. Правда, контакт не состоялся, но появлялись они регулярно, аккурат на третий-четвертый день после по-лучки. Маленькие, вредные, зелененькие, на чертей похожие. На конструктивный диалог не шли, только матюкались и жесты неприличные показывали. Неразумные. Наверное, ихнинские Белки и Стрелки.
Оказалась, что пока я в беспамятстве находился, мне на башку какую-то кастрюлю с проводами нахло-бучили. Позже понял, что этот аппарат мои слова и мысли на огромный экран передает и ихние тоже. На-вроде переводчика. Оно и правильно, они ж по-нашему ни бум-бум. Только пипикают, как матюки в теле-визоре.
Пригляделся я к пришельцам, и сразу во мне проснулся естествоиспытатель. Дело в том, что они были абсолютно без одежды, и никаких половых признаков. Ни первичных, ни вторичных. Туловища на наши похожи, а в тех местах, где что-то должно быть – гладенько. Ну, я и представил всякие выдвижные при-чиндалы и появляющиеся отверстия. И всю эту картинку телевизор показал. Как завозмущались венериче-ские марсиане! В ответ мне демонстрируют на экране, как их и танки наши не берут, и ракеты ядерные зем-ля-воздух нипочем, не говоря уж про простое стрелковое оружие, и как они могут своими лазерами авиа-носцы резать.
Тут уж я не выдержал. Сказал, что думаю по их поводу. Вернее, только начал. Говорю, мол, ах, вы та-кие сякие… А про матушку их упомянул, не имея ввиду ничего конкретного, так, для связки слов, все так разговаривают. А кастрюля на башке перевела все буквально. На экране появилась хрень несусветная (сви-номатки отдыхают) и я. Короче, получился фрагмент порнофильма ужасов. И сразу же вокруг запукало, словно шарики воздушные лопаются. Только это не шарики были, а прилетцы (что их пришельцами назы-вают, будто они пешком приперлись?). Как я понял, ядерное оружие их не берет, а вот оскорбления в адрес проматери вызывает смерть от возмущения. Осталось штук пять, то ли командиры, то ли тренированные особо, не знаю. Пыжатся, но в астрал не уходят, наоборот, на меня двинулись.
А телевизор-то продолжает демонстрировать непотребство с моим участием. Противно, жуть! Я и го-ворю, сами, мол, со своей матушкой разбирайтесь подобающим образом, а меня увольте. Кадр сменился… И я остался один. Видимо, когда я с их пчеломаткой кувыркался – это жутко, страшно, но терпимо, для ос-тавшихся особей, а уж самим им – никак нельзя…
Вылез я с тарелки, она, оказывается, на опушке, недалеко от деревни приземлилась, и быстрей домой, за инструментом. Хотел себе всяких финтиклюшек наскручивать, пока менты не нагрянули. А когда вернул-ся, почти ничего не осталось, все цыгане на металлолом растащили. Так что на память осталась только ка-стрюля. Я ж ее сразу не смог с башки снять. Крепко подогнали. А когда выковырнулся из нее, провода от-паял, получилась нормальная посуда. Теперь жена в ней борщ варит.
 

Помывка

(bykovnick)
 5  Смешные истории  2015-03-05  0  611
...А начиналось всё с простого вопроса наших поваров: "Коляныч, а где у вас ближайшая сауна?". Я остолбенел. - "Вам-то зачем? Поварихи за****и? Да там бабы по две штуки за час!" - "Да нет, нам просто помыться, месяц уже как..."
- А нафига баня тогда? Бассейн "Октябрь", что на Живописной, - лучшее место, дёшево, и душ есть, и поплаваете... Поехали! Прыгайте в машину!
...Но на дверях бассейна висела объява про резиновые шапочки и медсправки. А трое немытых азиатов уже прилипли к сиденьям в моей машине, и хрен им объяснишь. - "Ладно, жена в Егорьевске, поехали ко мне" - неосторожно вякнул я и тут же пожалел. Но было поздно.
...- Присаживайтесь - осмотрительно уведя их на кухню, подальше от мягкой мебели, предложил я. Но ребята были с понятием и сели на корточки. Первому, отправив в ванную, выдал своё желтое полотенце, сразу подумав "Жена убьёт".
. Ну а коль убьёт - чего ж не выпить напоследок? Двоим другим налил по коньяку, но тут - стена. "Без закуски не будем!" - "Дык нет же ничего, тока творог и собачий корм..." - "А, не проблема!" - и набрали номер. "Дзянь-дзень, хрень-хрень" - и через 20 минут на тачке Вована подъехали еще трое. С пиццами, сушами и мисо-ширами.
. Такса Тотошка с перепугу спрятался в шкаф и закрылся. Кот Обама уселся на кух. полку и хихикал. А я уже ****л и, вспомнив Волго и как меня мыли, сдался - "Да ****, располагайтесь!"
...Мытьё длилось часа четыре. За это время я выучил весь таджикский мат и пол-корейского (ну а о чём еще говорить с иноверцами, ежли они по-русски как я по-таджикски?)
. Полотенец жены, дочки и зятя не хватило, с****ил простыню с супружеского ложа. Мыло кончилось в середине посылки, и в ход пошли дочкины гели для душа и прочий "Palmolive". 2 раза бегали в магазин, потому как они выпить тоже не дураки, да и Вован не выдержал и засунул ключи от машины в жопу.
...И вот - картина. Вован дрыхнет на супружеском ложе, трое на моем компе смотрят порнуху, а я с 2 другими играю в кости на - неудобно сказать - на раздевание. Обама с Тотошкой спят в обнимку, обожравшись суши, и не хватает только перевернутой пепельницы посреди композиции.
. Потому что тут скрипит ключ, открывается дверь и входят жена с дочкой со словами " А мы в Егорьевске на выставке были..."
. Ну а дальше... Дальше неинтересно. Потому что у супруги большой опыт. Ещё в девяностых легко разгоняла мои компании из бильярдной, а там ребята не простые обычно. Но супротив газового пистолета ссали.
. А тут - и так всего боящихся нелегалов, да ещё и жена хозяина - делов-то, умелись мигом, только Вован что-то мычал в ответ, типа "Как же я теперь за руль?" - "Ничего, дотолкаешь до работы, таджики помогут!". Ну и мне по лбу, понятно. Это пока она ещё в ванную не заходила. Ну а как зашла - полный бойкот. Потому что там ещё шестой таджик не домылся. Забыли. Так что я теперь свободный!
 

На Колыму с гарантией

(Ш)
 7    2007-04-23  0  772
По данным социологов, свыше 70 процентов граждан России не доверяют судам, считая их коррумпированными.

– Алло, это османное правосудие?
– А что вы хотели?
– У меня племянник в ваши руки попал. Хочу узнать, сколько ему дадут.
– Это смотря сколько вы сами дадите.
– «Штуки» хватит, чтоб нисколько?
– Смеетесь? А председателю? Обвинителю?
– Я не про рубли – про «баксы».
– Мы тоже. Вы, наверное, забываете, что в управлении юстиции тоже есть хотят.
– Что же вам – «лимон» отстегивать?
– Можно и три. Только в «зеленых».
– Ну вы даете! За торговлю на улице без лицензии – «лимон»?!
– А вы бы хотели орден? Вы, любезный, вообще-то куда звоните? Это коллегия по злостным уклонениям от налогов. Экономические шуры-муры в особо крупных размерах.
– Ой, извините, не туда попал. Мне надо в коллегию по мелким жульничествам.
– Ничего, ничего. Не вы первый – не вы последний. Все начинают с торговли без разрешения. Потом к нам бегут. Тогда уже не торгуются.

– Алло, это османное правосудие?
– А что вы хотели?
– Тут вам насчет племянника звонили. Сколько ему светит?
– Так, по мелочам. На срок уже не тянет. Так что спите спокойно.
– Вы меня не поняли. Надо, чтоб потянуло. На всю катушку.
– Разве вы не его дядя?
– Нет, я его конкурент. Единое экономическое пространство. Русской фени не понимает. Хотим ему, в натуре, путевочку за казенный счет для понятливости. Тогда и будем спать спокойно.
– Понятно. Устроить можно, но сложно. У нас в этом квартале на обвинительные приговоры лимит кончился. Остались только оправдательные да пара-тройка условных. Мы ведь за справедливость.
– «Штуки» она стоит?
– Смеетесь? А председателю? Обвинителю?
– Я про «зеленые».
– И мы про них. Вы, наверное, забываете, что в управлении юстиции тоже есть хотят. Так что меньше «лимона» не выйдет. Без базара.
– А гарантия?
– Да вроде жалоб не было. Вы бы куда хотели путевочку? Есть на Вологодчину, Колыму, да и в родном Подмосковье ему неплохо будет. Зеленая зона, свежий воздух, рядом река, лес, прокладывается железная дорога. Недавно освободился персональный боксик в элитном месте под Нижним Тагилом. Специально для VIP-персон. Ну, где зять архитектора застоя отдыхал. Не жаловался. Для себя берегли, но раз вы просите...
– Колыма-то понадежнее будет. «Зеленые» когда подвезти?
– Да хоть завтра. Чего племянника неизвестностью мучить?

– Алло, это вы сейчас насчет племянника звонили?
– Я. А откуда вы знаете?
– Работа у нас такая. Мы из комиссии «Чистые руки». «Оборотней в мантиях» на чистую воду выводим. Вот и к вам приглядываемся. В последнее время вы какой-то не такой. Нервничаете, суетитесь, офшорами интересуетесь, гараж зачем-то на жену переписали...
– Понял. Что нужно делать?
– Ничего особенного. Едете завтра к памятнику героям Плевны. Там у нашего человека получаете «дипломат» с мечеными купюрами и, как договаривались, несете в османное правосудие. А дальше наша забота – мы за это зарплату получаем
 

ХИРУРГИЧЕСКИЙ ЭТЮД

(Ременюк Валерий)
 17    2018-10-16  2  494
Да, что скрывать: есть, есть еще в нашем городке явления, которые бросают густую тень на преимущественно светлые пятна. Одним из таких явлений был Архип Рукосуев, мелкий, тщедушный прохвост средних лет, торговавший всякими фиктивными документами. Трудовыми книжками, иммиграционными карточками, медицинскими бюллетенями, дипломами о среднем и высшем образовании, и проч. Хотя сам образование имел, главным образом, неполное тюремно-приходское. В смысле, каждый очередной приход в тюрьму или на зону давал Архипу богатый жизненный опыт, которым тот, впрочем, пользовался своеобразно. То есть, никаких выводов не делал. Не в коня корм, что называется. А неполное в том понимании, что Архип, откинувшись после очередной ходки, чувствовал неполное удовлетворение от обретенной свободы. Бо’льшая часть жизни, проведенная в неволе, в представлении Архипа имела больше плюсов, чем воля. Там были стабильность, четкое место в криминальной иерархии, закадычные дружки и подельники, гарантированная хавка и прочие мелкие радости бытия. А главное, там присутствовала ясность, как жить в ближайшие несколько лет, если уметь себя правильно вести. Он умел. На свободе же всё было намного неопределеннее, сложнее и это беспокоило, пугало нашего героя. И подспудно толкало на новые подвиги, приближавшие очередной визит на зону.

В тот солнечный весенний день стоял Архип в подземном переходе на одной из своих обычных точек, неся нелегкую трудовую вахту. Для блезира торговал рекламными газетами, а для пропитания – изделиями подпольного прикладного искусства. Фальшивые документы были изваяны им, действительно, искусно. Комар носа не подточит! Сегодня уже удалось толкнуть три иммиграционные карточки, пару листков временной нетрудоспособности и один бланк загранпаспорта. Этого было вполне достаточно, чтобы на вырученные средства пригласить в ресторан свежую подругу Раиску Затуманову, кассиршу из соседней к переходу бани. А там, чем черт не шутит, может, удастся хмельную Раиску раскрутить к ночи и на большее…

Архип уж было собрался сворачивать свой трудовой день, как к нему подкатился краснощекий господин в пиджачной паре и шляпе. И сразу заговорщицким шепотом завел разговор о деле. Ему край нужен был медицинский диплом. Да не абы какой, а диплом выпускника Первого медицинского института Питера. Причем, по специальности «хирургия». Такой вот каприз у клиента. Ну что ж, дело для Архипа знакомое. Он принял заказ на срок в три дня, на чем они с краснощеким и расстались. Вечер и ночь с Раиской удались на славу. И диплом Первого меда получился у Архипа на загляденье. Клиент рассчитался щедро.

Время, как известно большинству граждан, быстротечно. А меньшинство догадывается еще и о том, что оно необратимо. В чем Архип и смог лично убедиться через восемь лет, после двух очередных ходок на зону. Случилось так, что прихватил нашего героя недуг. Последнее время в правом боку кололо-покалывало, но как-то удавалось перетерпеть, залить боль градусами. А тут чувствует Архип – край. И сдался-таки эскулапам. Доставили бедолагу неотложкой в местную больничку. И вот, открывает Архип глаза на каталке по пути на операционный стол и видит… слегка оплывшую, но все еще краснощекую физиономию того самого господина, купившего у него диплом Первого меда. И понимает, что это и есть хирург, который будет сейчас его пластать вширь и вкось в поисках воспаленного аппендикса. И захотел Архип открутить время на восемь лет назад, отказать краснощекому в изготовлении диплома, чтоб не видеть сейчас свою смерть в его жизнерадостном облике. Да время, как мы выяснили выше, необратимо. И зажглись над Архипом безжалостные хирургические лампы, и хлынуло в вену забытье наркоза…

С перитонитом и общим сепсисом, развившимися как осложнение после операции, организм Архипа мужественно боролся целую неделю. Сердобольная Раиска носила в больничку мандарины, но, правду сказать, Архипу было уже не до них. И даже не до Раиски. Отошел наш герой в пять утра на Покрова сорока шести лет от роду. Оставил по себе внушительный ряд псевдоспециалистов в разных областях жизнедеятельности человека да богатый арсенал средств производства официальной документации в военно-полевых условиях. Этот инструментарий Раиска сбыла заинтересованным людям за хорошую цену. А на вырученные деньги похоронила Архипа на местном кладбище с почестями. Еще и на памятник осталось. А приобретшие Архипов арсенал коллеги над разверстой могилой сказали:
- Спи спокойно, дорогой товарищ! Ты от нас ушел. Ушел так скоропостижно и предательски рано! Но дело твое будет жить вечно! Клянемся!
 

Зарисовка.

(Владимир Сокол)
 0    2006-05-21  0  761
Март, утро, люди спешат на работу, небольшой морозец. В межквартальном проезде стоит видавший виды «жигуль», кажется «шестёрка». Капот поднят, в моторе копается мужчина средних лет, пытаясь хотя бы ещё раз реанимировать это чудо техники. Агрегат сопротивляется как может, явно говоря владельцу, что давно хочет отдохнуть от этой суетной жизни и скорее всего навсегда. Рядом стоит жена, переминаясь с ноги на ногу, морозец немного пробирает, а она в туфельках. Хорошую фигурку не портит скромная одежда, чувствуется вкус, но не чувствуется достаток средств, чтобы одеваться получше. Стоит в задумчивости, иногда бросая нетерпеливые взгляды на мужа, который от усердия уже снял шапку и засунулся в моторный отсек так, что его явно проглядывающаяся лысина поблёскивает в свете уличного фонаря где-то на уровне карбюратора. Да! За пятнадцать лет совместной жизни она уже почти знает что такое карбюратор и для чего он нужен. Тихонько вздохнув, женщина переключила мысли на другое. Мысли были стандартные. Стандартные для замужней женщины;- газ выключила, утюг, ребёнку в школу деньги дала, ой, забыла мясо из морозилки вытащить, да ладно, куплю полкило сосисок, поужинать хватит, макароны ещё есть, и не забыть купить песок, скоро кончится.
Где-то сбоку, в метрах пятидесяти вспыхнул свет фар, с охраняемой стоянки выезжала машина. Она медленно повернула в её сторону и стала приближаться. Женщина бросила взгляд на машину, и в следующее мгновенье её словно прошило столбняком. Она заворожено, как кролик на удава, смотрела и не могла отвести взгляд. Было что-то нереальное, почти фантастическое в этом видении. Большая, сверкающая, красивая машина, в почти полной тишине медленно приближалась. Двигателя слышно не было, чуть-чуть только цокали шипы по асфальту, да так ласково, почти баюкая. Женщина пытается, но не может отвести взгляд, словно под гипнозом она вглядывается в очертания автомобиля, от напряжения её бросает в жар. Чисто по-женски, она сразу замечает;- за рулём сидит симпатичный мужчина, в костюме, галстуке, в салоне наверно тепло, но это не особенно её трогает, ей самой жарко. Автомобиль поравнялся, мужчина посмотрел на неё, их глаза встретились, и он ей улыбнулся, но как показалось какой-то ободряющей улыбкой. В душе у неё почему-то всколыхнулась такая жалость к себе, сразу стало мерзко и противно, защипало глаза и слёзы сами по себе крупными каплями поползли по щекам, оставляя две горячие дорожки. Не отрывая взгляд от машины женщина проводила её глазами до тех пор, пока красные фонари не скрылись за поворотом, снова стало холодно. «Что со мной,- подумала она- мираж, сон, что это было». Внутри что-то оборвалось, нахлынула безысходная тоска, громадная жалость к себе, к своей жизни и прочее не проходила. Слёзы текли не переставая, она даже не пыталась достать платок, посмотрела на мужа, но увидела только его зад, задравшуюся рубашку и майку, полоску оголившейся спины. Молнией промелькнула мысль, сразу испугавшая её: «Не за того я вышла замуж», но продолжая смотреть подумала: "Он же простудится".
Большими белыми хлопьями пошёл снег. Снежинки падали на лицо и уже было всё равно, таяли они, или просто катились слёзы!
 

СОЛИДАРНОСТЬ.

(ЮРИК)
 63    2013-11-25  1  1019
- ( Деятельное сочувствие каким-н. мнениям или действиям, общность интересов, единодушие.)
- У тебя гражданка есть,- спросил меня наш комбат капитан Мокеев.
Я ошарашено смотрел на него.
Так есть, или нет.
- Есть, конечно, домой же скоро.
У тебя завтра день рождения. Я тебя поздравляю, а вместо подарка, поедешь с Боднаром во Львов.
-Есть во Львов. Спасибо товарищ капитан.
Смотри не натвори чего, и чтобы без пьянства.
-Есть.
Я конечно догадался, что это по просьбе Романа. Давно хотел побывать в этом старинном, красивом городе. Тем более, что служили мы поблизости, всего в двадцати пяти километрах. Роман был уроженцем Львова, а его отец работал каким-то начальником на мебельной фабрике и Роман частенько отлынивал от службы, а потом привозил в часть мебель, или какие –то детали к ней.
И вот мы во Львове.
-Ты постой, я сейчас бате позвоню.
Наверное, чем –то странным я отличался от толпы горожан, и ко мне тут же подошла цыганка.
- Слышь, дорогой, давай погадаю.
-Не надо мне ничего.
-Зря отказываешься. Вижу, у тебя счастливая дорога будет. Жизнь твоя, ещё до снега круто изменится. Дай руку многое скажу.
Я заворожено смотрел на неё. Откуда она догадалась, что у меня осенью конец службы. Да ладно дам руку, пусть гадает. Быстренько она у меня выманила все деньги. И тут появился Роман. Он схватил её за руку и показав красную книжицу, громко приказал.
-Ну-ка быстро отдала деньги, а то я Вас сейчас всех пересажаю. Толпа таких же цыганок, что-то начала причитать, но моя цыганка быстро вернула деньги, и они растворились.
- Ты что тут лохом прикинулся, через пять минут они бы тебя догола раздели.
Я медленно приходил в себя.
- Ромк, а что ты ей показал.
- Да так, зеркальце. Он достал красную книжицу, на которой был герб СССР и крупными буквами КГБ. Потом он развернул её, внутри действительно было зеркальце.
- Вот сунул ей в нос, поэтому денежки и отдала тебе дураку.
Тут надо сказать, что Роман был постарше меня года на три, и в ту пору, как бы сказать гораздо шустрее, или поотёсаннее.
- Ну что встал, пошли. Сегодня отдыхаем, а завтра сумки возьмём с фабрики и в часть.
По дороге нам попался подземный общественный туалет, и мы решили посетить заведение, по малой нужде. Опять Роман задержался, а я нанюхавшись всеми прелестями общественного туалета, быстро поднялся назад, глотнуть свежего воздуха.
- Молодой человек, не желаете расслабиться. Услышал я вкрадчиво ласковый мужской голос.
Передо мной стоял средних лет мужчина и улыбался.
- Как прославиться в недоумении переспросил я.
- Расслабиться.
- Иди отсюда, педрило. Услышал я голос Романа.
- Грубиян,- обижено выговорил мужчина и сбежал вниз по ступенькам.
- Ромк, а что он хотел?
- Сходи, узнаешь.
У меня в голове всё перепуталось, мне было совсем непонятно, как это можно расслабиться с мужиком.
Потом мы гуляли по Алычаковскому кладбищу. Я с удивлением рассматривал семейные склепы, построенные в начале и конце девятнадцатого века. Выйдя с кладбища и пройдя несколько кварталов, мы вошли в огромный католический храм, и посмотрели венчание молодожёнов.
- Пойдём в кино сходим, предложил Ромка.
И мы двинулись в кинотеатр. Как сейчас помню, фильм назывался «Не крадите моего ребёнка».
И вот тогда в кинотеатре и произошёл случай, который запомнился мне на всю оставшуюся жизнь.
На экране, показан коридор, а за дверьми акушерской палаты, рожает женщина, громкие крики, вздохи, потуги, слышны в коридоре. Рядом с дверьми в акушерскую, находилась другая женщина, и тоже начала кряхтеть и всем своим видом, как бы помогать роженице. А рядом со мною в кинозале сидела пожилая дама и вдруг она как-то заёрзала и стала тужиться. Мне было очень смешно, но я мужественно выдержал, не подав вида. Вот с такой женской солидарностью, мне пришлось столкнуться в этом фильме.
 

Пара слов об огороде

(Андрей Ручкин)
 12    2008-10-25  1  1789
Дядя Яша много и часто кричал по пустякам, но на что он обиделся именно сегодня, перед тем как оглушительно удалиться,   не понял никто.
-Старик имеет мощные способности, -заметил Моня Бак. –Он напоминает о себе до звона в ушах.
-Нормальных детей находят в капусте, а дядю Яшу-таки обнаружили в крапиве. Поэтому он до сих пор так орет, -ответил Бройсман, прихлебывая пиво. Он не имел в виду ничего обидного. Он неплохо знал дядю Яшу уже 20 лет и привык к создаваемому им шуму.
Моня Бак поглядывал на пенистый напиток не без тоски. Он крайне удачно осушил пять кружек пива, бак его был полон едва ли не до ушей и потому он смотрел на внешний мир    не без зависти. Отчасти поэтому он и сказал Бройсману то, что сказал. Кроме того он считал себя крупным специалистом по женской части и относился к женатому собеседнику со снисходительностью матерого холостяка.
-Вы сбились с курса в отношении детей, их находят немножко не там, где вы подумали. Огород и капуста это не серьезно.
-Моня, я имею правильный курс в отношении детей и хорошо присматриваю за своим огородом, -Бройсман дал понять, что не оценил шутки.
Моня воспринял его слова как вызов, но не стал сообщать об этом вслух. Следующим днем он был свободен. Он выбрился как никогда, оделся как принц, привычным жестом избавил парковую клумбу от излишка цветов и с видом принципиального человека пошел к жене Бройсмана.
-Я таки посмотрю как ты смотришь за своим огородом, -подумал вслух, с испанской дерзостью нажав на кнопку дверного звонка. Дон Жуан на его фоне выглядел жалким пионером.
Розочка открыла дверь почти сразу и задумчиво посмотрела на букет. Она всякий день проходила мимо той клумбы и цветы показались ей смутно знакомыми.
-Здравствуйте, Моня. Проходите.
-Вы таки меня ждали? –Моня так удивился, что забыл зачем пришел.
-Бройсман перед отъездом сказал, шо вы зайдете часов в десять. Сейчас одиннадцать. Нехорошо так сильно опаздывать.
Моня ощутил себя идиотом. Это было второй раз за три года, то есть чересчур часто и надо было с этим что-то делать. Он собрался откланяться, но не успел.
-Не уходите так сразу, -попросила Розочка. – Вопрос с огородом еще не решен. Семен Самсонович, ваш выход.
В комнате запахло морем и табаком. Мощная фигура сына Самсона заслонила Моне яркое одесское солнце. Семен Самсонович был двоюродным братом Бройсмана. Если Моня Бак приоделся для встречи с Розочкой, то сын Самсона явно приоделся для встречи с самим Моней. Рукава новой тельняшки были засучены для большего удобства, синие наколки из женщин, рыб и якорей светились как неон. Два метра роста, пудовые кулаки и задорный боксерский огонек в глазах.
Моня понял, что попал в засаду и его не намерены брать в плен. Он замер на месте, как следует зажмурился и с трудом открыл глаза через неделю. Птички радостно чирикали за окошком. Моня поднялся с больничной кровати, прошел к умывальнику и увидел себя в зеркале после реставрации. Фасад был несколько в трещинах, но зубы чудом сохранили былую первозданность. Моня Бак по достоинству оценил сдержанный гуманизм сына Самсона. Хотя на душе его было по прежнему печально.
Но тут в палату вошла настолько молоденькая и хорошенькая медсестра, что Моня сразу оставил печали, втянул живот, пригладил немытые волосы и обольстительно улыбнулся. Мир оставался прекрасным и забывать об этом явно не стоило.
 

В мире животных и детей

(В.Голубев)
 19  Про животных  2013-05-08  5  1229
В мире животных и детей

Воробей

Иду как то раз на работу, смотрю у дверей одного из кабинетов стоит уборщица. Просит меня "Помогите!" захожу в кабинет там форточка открыта, а на форточке сидит довольно крупная хищная птица. Красавец загляденье. На полу под столом воробей сидит. Только я зашел воробей тут же к моим ногам прижался. Заходит еще один работник. Все сразу понял, полез на подоконник. Сидящий на форточке хищник спокойно пошел к нему в руки. Он взлететь не мог , размах крыльев не позволял. Потом кто-то сказал, что это орлан. Как только его в руки взяли, воробей мгновенно взлетел и мимо этого орлана в форточку вылетел. Орлана вынесли на улицу и с руки отпустили на волю. А он сразу не взлетает, до того напуган. И только когда его качнули на руке, то есть подняли руку кверху а потом резко опустили вниз, он расправил крылья и улетел. Охотничек блин!

Интересно то что воробей оказался умнее орлана. Животные довольно часто приходят к человеку за помощью. Минимум по одному наблюдению тут есть у каждого.
------
Лошадь

Посылали как-то в Кошкинский район в колхоз на уборочную. Попал я в бригаду из 3 человек сгребать солому. Два трактора и трос. У одного из трактористов был конь как домашнее животное. И вот что он рассказал.
Шел он как то в марте мимо конюшни и видит жеребенок лежит на куче навоза и умирает. Он подумал, если к вечеру не подохнет нужно будет его забрать. Жеребенок как понял его мысли, посмотрел на него долго и внимательно. После смены этот тракторист возвращается, а жеребенка уже собаки рвать начали. Он к конюху, прогони собак, я жеребенка покупаю. Пошел к председателю и купил его (жеребенка конечно а не председателя) как мясо живым весом. Как уж он его к себе в коровник перетащил не знаю. Но подвесил несчастое животное за живот на вожжах к стропилам. Если конь слег он умрет. Чтобы вылечит больного коня его нужно держать на ногах. Обработал рану, напоил начал ухаживать. Назвал его Орлик. Жеребенок выздоровел и вырос в очень красивого здорового жеребца. Тракторист на нем и верхом катался и в телегу запрягал. И гулял этот жеребец без уздечки по всей деревне. Дети с ним играли. Потом приходит к трактористу заведующая детским садом и говорит, разреши на твоем Орлике молоко возить в детский сад. Другие лошади опасны. Тракторист разрешил, от денег отказался. Так и возил этот конь молоко в детский сад, ну и другие продукты конечно. Председатель просил продать этого коня обратно, а тракторист ему в ответ, это же член моей семьи, как я тебе его продам? Красивая история.
------
Собака

Были такие торговые центры. Вход с собаками запрещен. У дверей центра привязана собака, овчарка. Сидит, голова чуть ниже моего пояса, сантиметров 90 от земли. Рядом крутится пацанка лет около пяти. Подойдет к собаке и ей в глаза заглядывает. А собаки между прочим не любят когда им кто-то в глаза смотрит, для них это вызов. Собака отворачивается от ребенка, ребенок заходит с другой стороны и снова в глаза смотрит, собака отворачивается в другую сторону, пацанка топ топ и снова смотрит в глаза собаке. Я наблюдаю и ничего сделать не могу. Для собаки я не ребенок, как она среагирует на мои действия - не знаю. А вдруг они оба из одной семьи? Мать вышла - дочь забрала, собака осталась сидеть на месте.

Шел я как-то на дачу. Рядом бежит собака, на дачах их много. Я за ней наблюдаю краем глаза, чувств никаких. Потом чего-то пугаюсь. Она тут же меня облаяла. Потом мне объяснили что эта собака среагировала на запах. Пока я шел и не замечал ее у меня был один запах, а когда я испугался то уровень адреналина в крови у меня подпрыгнул. Собака это учуяла и восприняла как нападение. Жена у меня когда шла мимо собаки в уме всегда читала молитву "Собака слепая! Собака слепая! Собака слепая!"
------

Ребенок

Ребенку год с небольшим. Говорить еще не умеет, но уже ходит и довольно уверенно. Дают ему одну конфету, он всем своим видом и отдельными звуками просит еще. Ему говорят хватит. Он успокаивается а сам смотрит куда конфеты от него убрали, а убрали их в шкаф висящий над кухонным столом. Уходим в комнату смотрим телевизор. Пацан потихоньку уходит на кухню и затихает. Я жду несколько минут, потом говорю жене "Затих значит шкодит, засранец" Выхожу в коридор и прилипаю к полу. Пацан подставил табурет, залез на стол, открыл шкаф и ищет конфеты. Жена меня из комнаты видит и види что я замер. Поднимается выходит в коридор и потихоньку на цыпочках чтобы не испугать ребенка крадется к нему, последний шаг буквально прыгает и хватает ребенка. Все это она продела на уровне животных инстинктов. Потом я наблюдал как себя ведет кошка во время охоты на воробья, один к одному
------

Ворона и кошка

Наблюдение из окна 4 этажа. По дороге под окном идет кот (может кошка) Этого кота преследует ворона скачками. Подскочит сзади и долбанет его в задницу. Кот оборачивается и на ворону. Та взмахивает крыльями и уворачивается. Кот идет дальше. Ворона снова подскакивает сзади и снова его долбает. Чем кончилось не знаю, они скрылись за кустами на газоне
------
Грачи и кот

Конец марта, начало апреля. Деревья еще голые. Напротив окна дерево, на дереве больше гнездо, в гнезде сидит довольно крупная птица, возможно грач. На ветке около гнезда еще одна, Короче птичья семья в сборе. Вдруг самец срывается с ветки и начинает кричать и летать вокруг дерева. Смотрю по дереву по стволу лезет кот. Как он это гнездо увидел вообще не представляю. На крик птицы собирается целая стая. Начинают все вместе летать вокруг дерева. Потом одна из птиц срывается с виража и долбает этого кота. С каким мяуканьем этот кот летел вниз это надо было видеть и слышать. Упал на землю и со всех четырех лап наутек
------
Кто малыш?

Детский сад. Ребенку года 3-4. Я его собираю домой и говорю ему "Ну малыш, одевайся сам" Раз, другой третий. Потом его приятель по группе заявляет "Я -малыш!" Мой мгновенно реагирует и наезжает на приятеля: "Это я малыш!!!" Своему делаю замечание "Дима в детском садике все малыши..." Надулся. Как-то надо успокоить. Говорю ему "Все малыши, а ты Дима, понимаешь ДИМА! ДИМА ГОЛУБЕВ. У тебя имя есть и фамилия" Успокоился. Все малыши, а он Дима Голубев. Вот так.
 

Застойные игры

(Raptor)
 0    2006-02-11  0  836
Воспоминания из прошлого:
Неотъемлемыми фишками восьмидесятых годов, были бесконечные пленумы и заседания, целыми днями транслируемые по телевиденью. Тогда ещё депутаты не дрались и не матерились, а просто долдонили одно и то же, переливая из пустого в порожнее, и ежечасно голосуя за что-то. Большую часть этих заседателей представляли ветхие старцы, поэтому такие балоболы как Горбачёв уже считались там пионЭрами. :) Естественно, выступления некоторых "полезных ископаемых" изобиловали глупыми ошибками. Одну такую ошибку я почему-то очень хорошо запомнил, и донёс в памяти до этого момента.
Один из депутатов пенсионного возраста, во время своего выступления зарапортовался:
-"Мы должны вести чёткую политику, основанную на принципах Марксизма-Ленинизма, продолжая дело, которое достойно вершили наши отцы и деди... (подумал немного и поправился) Дети... (ещё немного подумал, и снова поправился) Деды!"
Вот сколько людей одновременно вершили это великое дело! А вы как думали?
Телевизор у нас работал постоянно. В детский садик я не ходил, а сидел дома с бабушкой. Ну и разумеется, целыми днями, с самого рождения, слушал эти бесконечные политические телеги, записывая всё "на корочку", как Леонов в "Большой перемене". Пытливый детский ум подобно губке впитывал каждую фразу, каждое слово. Все выступления до последней запяточки. При этом, я разумеется ни фига не понимал, о чём говорят депутаты (готов поспорить, что они и сами этого не понимали), но фиксировал их речи словно попугай. И это не могло не отразиться на моей культуре. Как правило дети играют в то, что видят, и используют для игры всё, что их окружает. Любую ерунду. Увидели фильм про ковбоев - играют в ковбоев, увидели мультик про зайцев - играют в зайцев. Теперь вопрос. Во что, по вашему, мог играть ребёнок, регулярно прослушивающий заседания Верховного Совета СССР? :) Правильно! Я играл в заседания, съезды, пленумы и прочее. Жаль, что никто до сих пор не изобрёл машину времени! Как бы я хотел сейчас вернуться в то время и законспектировать всё что я тогда лопотал, в деталях! :) К сожалению, тогда мне было всего 4 года, и этот возраст по большей степени стёрся из моей памяти. И те крохи, что остались в воспоминаниях - приводят меня в умиление, и порождают приступы смеха. Удивляюсь, почему родители так спокойно относились к моим играм? Надо было записывать всё за мной! А они просто хихикали и всё.
Я был очень тихим ребёнком. Игрушек у меня было немного, и я предпочитал бережно к ним относиться, потому что покупали мне их нечасто. (За это я несказанно благодарен предкам, потому что этим они проявили у меня чувство к созиданию. То, что мне хотелось, но не покупали - я стремился создать сам. И частенько получалось гораздо лучше :).) Зато у меня было много кубиков. Отец тогда работал плотником, и наточил их мне целую гору - можно было выстроить настоящий город. И я строил... Угадайте, что? Кремль! :))) Вообще, Кремль присутствовал в тех моих играх практически всегда. Мне нравились его башни, куранты, зубчатые стены. Нравился мавзолей и Дворец Съездов. Помню, мама как-то купила календарь с изображением Кремля, и я был в восторге. Замучился его срисовывать, и строить башни ориентируясь на фото. Но это не самое главное. Кроме Кремля, обязательно присутствовал зал заседаний. И вот тут начинаются самые коры. Я строил всё также, как видел по телевизору. Президиум, трибуны, все дела. Расставлял своих игрушечных котят, пупсов, кукол, солдатиков - короче всё что у меня было в коробке, строго по правилам. То есть, во главе президиума - генеральный секретарь, по бокам от него - министры. А в зале, естественно, депутаты. Кто умеет поднимать руки (лапы) - активно голосуют "За" или "Против". И конечно же, выступления докладчиков. Озвучивал их, разумеется, я сам. Что это были за озвучки - лучше домыслите сами, вам уже будет смешно. Ну, например, выходит к трибуне какой-нибудь куклёныш, и с деловым видом типа произносит: "Уважаемые депутаты! Посевная завершилась в срок. Ударными темпами было проведено перевооружение морально устаревшего парка сельскохозяйственной техники в Донецком и Краснодарском Краях. План перевыполнен на 6 процентов с приростом 2 процента..." Всё в таком духе. После этого, говорит председатель: "Слово предоставляется министру (не помню чего) товарищу Чебрикову". Выходит очередной трепач. К сожалению я не могу дословно всё воссоздать, но главная хохма скрывалась в том, что так как я не врубался в то, о чём говорилось на заседаниях, и просто заучивал некоторые наиболее часто повторяющиеся фразы, то разумеется я оперировал этими фразами шиворот-навыворот, а большинство терминов вообще произносил так, как услышал из телека. Например фразу "Заседание Верховного Совета", я почему-то произносил "Заседание верхом на ласавете", хотя в упор не знал кто такой этот "ласавет" - даже не представлял. :) Но все мои депутаты постоянно голосовали за что-то, как правило - единогласно, и вообще, по сути эти мои игрушечные пленумы мало чем отличались от настоящих, по своей содержательности... Но это, разумеется, ещё не все игры. Были и побрутальнее. ;)
Начало восьмидесятых запомнилось как период методичного вымирания генеральных секретарей. Один за другим преставились: Брежнев, Андропов и Черненко. И траурные "представления" по телевизору стали обычным делом. Полдня показывали прощание с упокоившимся и скорбное шествие к кремлёвской стене, куда замуровывали очередную урну с пеплом очередного "сгоревшего на работе" героя. Понятное дело, что ничего даже мало-мальски весёлого в этом не было. Что может быть печальнее человеческой смерти? Но я тогда был всего лишь ребёнком, и ещё не ощущал всех этих чувств. Для меня это было в первую очередь зрелище. Подсознательно, и из отзывов родителей, я понимал, что это весьма грустная церемония. Умер дедушка Брежнев, потом дедушка Андропов, и наконец - дедушка Черненко. Поэтому, веселья это у меня ни в коем случае не вызывало. Но зрелищность и необычная музыка меня просто поражали, и даже наверное восхищали. Прежде чем вы назовёте меня "Первым советским готом" :), объяснюсь. В те времена я вообще балдел о всяких публичных представлений. Меня водили на каждую праздничную демонстрацию, и мне это безумно нравилось. Не смотря на своё малолетство, я мог часами шагать в колонне, крутя головой по сторонам, и торча от пёстрых транспарантов, всевозможных шариков, флагов, музыки, песен и изобилия красного цвета. Мне ВСЁ нравилось! Даже гавканье с трибуны вызывало в душе какое-то блаженное клокотание (да Вы, батенька, прирождённый революционер! ред.). Ну и конечно же мне нравились шарики, маленькие флажки и приколотые значки. К тому же на тротуарах, на протяжении всего шествия колонны, в такие дни появлялись латки, торгующие такими конфетами и мороженным, какие в другие дни продавались крайне редко, и считались дефицитом. Это тоже была приятная фишка. А главным мегаразвлечением во время демонстрации, было "попадание в кадр"! На площади стояли телекамеры, и нужно было постараться пройти непосредственно мимо одной из них, чтобы тебя тоже сняли, и потом показали по телевизору. Это было не просто круто, ребята, а сверхкруто! В те времена мы даже и не мечтали о личных видеокамерах (их просто не было), поэтому увидеть себя на экране телевизора - это был просто экстаз! Ни с чем не сравнимый улёт. Вот поэтому мне и нравились такие мероприятия. Много людей, много красного будоражащего воображение цвета, много музыки. А похороны отличались от парадов лишь музыкой и настроением. У похорон было больше интересных и необычных деталей. Например, огромный гроб. Потом, совершенно уникальный ритуал - замуровывание. И наконец - там всегда присутствовал Кремль, который мне так нравился. И я начал играть в похороны. :) На полу выстраивалась длинная игрушечная процессия, которая медленно продвигалась из коридора - в зал, к импровизированной кремлёвской стене. Всё это проходило под непрекращающуюся заунывную озвучку похоронного марша, производимую, естественно, мной. :) Вы можете себе представить, что это было? :) Маму очень волновали эти мои игры, и она частенько жаловалась друзьям: "Не знаю, что делать с этим ребёнком. Целыми днями он воет похоронную мелодию. Как я только не пыталась его отвлечь - ничего не помогает. Начинаю мурлыкать под нос какой-нибудь весёлый мотивчик, сбиваю его, он меня подхватывает. Но стоит мне замолчать, как он тут же переключается обратно на свою похоронку! Ужас какой-то..." И ведь действительно, так и было! :) Похоронные марши тогда были у меня просто хитами. Наверное потому, что они очень цепляли за душу и создавали подходящее настроение для игры. Ну согласитесь, что музыка, например "Капитан, капитан - улыбнитесь" никак не катит для игры в похороны! :) Так и играл. На моё счастье, у бабушки в тумбочке лежала шкатулка со всяческой бижутерией. Сама шкатулка была из тёмно-красной прозрачной пластмассы. Продолговатая и ребристая. Она как нельзя лучше подходила в качестве гроба :), а цветочки, брошки и серёжки - служили украшениями. Отдельного внимания заслуживали надгробные речи, которые я выдумывал сам, опираясь на услышанное по телевизору. Это было просто нечто! "Нас покинул герой Советского Союза! Наш дорогой Леонид Ильич Брежнев! Память о нём будет вечно жить в наших сердцах! Спи спокойно, дорогой товарищ!" :`( Разумеется, я добавлял много отсебятины, и иногда так себя доводил, вживаясь в эту игру, что меня самого пробивало на ужасную грусть. По щекам текли слёзы, и частенько я вообще начинал плакать, когда становилось печально от самого себя. :))) Вот это было зрелище! Интересно, сам Брежнев мог себе представить то, что советские дети будут играть в его похороны? :) Наверное, нет.

Я вот сейчас задумываюсь над этим, и вот что меня плющит. Да, раньше я видел по телеку регулярные заседания и болтологию, а потом играл в это, подражая политикам. Может быть маразм - спорить не буду. Но интересно, какие идеалы для игр даёт нашим детям телевиденье сегодня? Если представить - то волосы дыбом становятся. Детишки играют в терминаторов, бригаду, братву, киллеров, тюрьму, маньяков и проституток. Это не бред. Я очень часто становился свидетелем таких современных игр. С одной стороны - смешно конечно их наблюдать, но с другой - страшно становится при мысли, кто вырастет из этих детей. А судя по криминальным репортажам из того же телевизора, всё чаще и чаще эти игры у детей перестают быть играми, и становятся настоящим. :( Кого мы воспитываем?.. Но оставлю эту тревожную тему.
 

Маленький Зигмунд Хрен и его бес ...

(Игорь Леко)
 4  Про сон  2011-11-13  2  1028
Маленький Зигмунд Хрен и его бестолковые сны.
      (Фактами из жизни Зигмунда Фрейда навеяно)

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что дядя врач отобрал у него челюсть. Чтоб курил поменьше. Но Зигмунд Хрен всё равно очень любил курить и продолжал делать это дальше.
   Толкование:
Очень любить курить одной челюстью очень неудобно. Но можно.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что он танцевал вальс со своим лучшим другом. Тоже врачом. Танцевали они хреново. К тому же руки лучшего друга постоянно соскальзывали с талии Зигмунда Хрена. А все вокруг улыбались и перемигивались. Зигмунду Хрену было хорошо. Но он решил на этом этапе проснуться.
   Толкование:
С тех пор Зигмунд Хрен не любил вальсы и страусов, которых никогда не видел. Вальсы потому что он совсем не умел танцевать. А почему он так не взлюбил страусов, хрен его знает.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что он всю свою жизнь хотел убить папу и он даже пошёл это делать. Но зацепился в темноте за папины рога, развешанные напротив маменькиной спальни, и упал.
   Толкование:
С тех пор Зигмунд Хрен думал, что детям убить папу мешают рога. И если бы у пап не было рогов, то никаких пап бы не было.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что он хочет маму. И не просто видеть, но и щупать. Но ночью мама спала обычно с папой, а днем щупать маму Зигмунду Хрену не позволяли приличия. Зигмунд Хрен страдал всю ночь. Пока не проснулся.
   Толкование:
Если папа мешает щупать маму ночью, нужно убить его днем.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что его папа еврей. И его папе дали по шапке. Тогда Зигмунд Хрен задумался и добавил папе ещё и по башке, чтоб не повадно было евреев в обиду давать.
   Толкование:
Если одному взрослому еврею дать по шапке, то его сынишка вырастет и вам всем такое покажет. И напишет.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что мама очень завидует папе и решил поменять их местами. Получилось хреново. Тогда он просто прицепил маме хрен как у папы. Но она всё равно завидовала. Значит дело не в хрене, сказал себе Зигмунд Хрен и проснулся.
   Толкование:
Дети маленькие. Мамы большие. И не стоит. Рано. А тут ещё папа со своими рогами. Поэтому, пока пипетка не вырастет, надо учиться. И не только арифметике, но и анатомии.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что он голый на улице. А вокруг зима. Европейская, конечно, но всё равно холодно. Поэтому он побыстрее проснулся, нюхнул, покурил сигару и опять прилёг.
   Толкование:
Хрен конечно это очень важно, но им не нюхнёшь и не покуришь. Зимой лучше просто тепло одеваться.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что больных надо лечить лёжа. А ему рядом сидеть. Смотреть в потолок или писать письма лучшему другу. Тоже доктору. Проснулся Зигмунд Хрен и нашёл под кроватью 100 евро.
   Толкование:
Лечить психов дело не лёгкое. Но прибыльное.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что его дочка хочет выйти замуж. Рассердился Зигмунд Хрен и всё испортил.
   Толкование:
У любимой дочки хрена нет. Вот и не хрен ей замужем делать.

Однажды маленькому Зигмунду Хрену приснилось, что он подарил маленькому мальчику лошадку. Когда мальчик подрос, то Зигмунд Хрен понял, что всю жизнь этот мальчик хотел щупать маму и убивать папу. А всё потому, что деревянная лошадка, которую подарил ему Зигмунд Хрен до сих пор хочет его укусить. Проснулся Зигмунд Хрен и решил: а это мысль!
   Толкование:
Вот и стал маленький Зигмунд Хрен знаменитым. Не сразу, конечно, но надолго.

      ©Игорь Леко
 

ДВА ТУФЛЯ - ОДИН БАШМАК!..

(Соломон Ягодкин)
 20    2018-12-31  0  423

(На пару с Леной Пчёлкиной)

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Прогуливаясь с шикарной девушкой по шикарному бульвару, надо думать не только о ней, но и о себе тоже, подходишь ли ты к её шикарной сумочке и её шикарным туфлям...

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Гуляя с дамой променадом,
Пусть дама - просто блеск и шик, -
Экипируйся так как надо,
И простодушьем не греши.

Когда вы с дамой чмоки-чмоки,
Когда достигли небесов,
Вдруг дождь обрушится на смокинг,
И ты промокнешь до трусов.

И слезет лак с шикарных туфель,
С манишки побежит крахмал,

Раскиснет шоколадный трюфель,
И ты подумаешь: "Эх, ма!

Да, одеваться все же надо -
В кургузый ватник, в кирзачи…
И дождь не страшен вместе с градом,
И даже с неба - кипичи!"

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Уничтожать одно зло другим злом, здесь какое-то одно из зол победит обязательно...

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Какой из женщин повезло,
Проверить очень сложно.
Считает кто-то: брак есть зло,
Но с ним бороться - можно!

Вот так: с намереньем благим,
Зло, то, что предыдущее,
Враз - уничтожим злом другим...
Другое - очень злющее!

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Если для женщины главная печаль - возраст, ей надо забиться в морозилку холодильника и печально ждать в нём прихода своей старости...

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Подсказал мне известный Чудилка -
Новый способ совсем не стареть:
Положил он меня в морозилку,
И ушел телевизор смотреть.

Я лежу, словно кура, на полке,
Сохраняю лицо без морщин,
Сохраняю упругую попку,
Что приманкой для многих мужчин.

Только чувствую, мумией стала,
Иссыхаюсь - до самых костей.
Мне бы хлебца, огурчик и сала...
Доставайте меня поскорей!

***
С ДУРОЙ ХОРОШО…

СОЛОМОН ЯГОДКИН:
С дурой хорошо или первые пять минут, или последующие пятьдесят лет. Но последнее, это если повезёт самому родиться тоже не шибко умным...

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Нам не дано предугадать (с),
Как с умной тяжко жить на свете,
Она тебя так понимети,
Что лучше дуру в жены взять.

Хоть пять минут, а хоть полвека,
На уши вешай "доширак",
Тут всё сойдет. Ведь крепче брак,
Когда жена на ум калека.

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Имей только то, что нужно, а всё остальное - в сундук, а вдруг старые добрые времена всеобщего дефицита опять в дверь постучат…

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Мужчины хором скажут дружно:
"Имей, родная, то, что нужно!
Все остальное спрячь подальше,
Или отдай-ка тете Маше."

Им хорошо так рассуждать,
А женщина - жена и мать,
Должна примером быть в семье!
В примерках муж - ни бе ни ме...

У женщины - горящий глаз,
Она не выберет на раз,
И сходит разиков так сто,
Чтобы одно купить пальто.

Но, как нужна, мои родные,
Нам эта вещетерапия!

Фото Алексея Кузнецова
 

Поизводственные - 11

(Леонид Олюнин)
 10  Водка и вино  2012-01-22  0  1315
РОБОТ

Пришлось обменять квартиру по настоятельной просьбе жены. В неплохую квартирку въехали, только старая была лучше. Там, в старом доме, прекрас
Читать дальше >>
 

Давка

(BorYas)
 4    2009-09-15  0  927

Что такое "давка" помнят сейчас уже немногие. Не бешеный напор толпы на стадионах и не истеричная паника в случае катастрофы, а обычная такая житейская давка, когда множество раздраженных людей стоят в длинной очереди за чем-либо...
Было время – жарким летним деньком в пивной ларек, что рядом с пляжем, в ожидании привоза пива, выстраивалась большущая очередь-хвост. Народ подтягивался по одному и группками. Пехом и на великах. В руках стиснуты заветные свертки. Сушеная тарань,   лещ или, пропитывающие ароматным жирком газету насквозь, рыбцы. Счастливчики, успевшие занять стоячие места у нескольких высоких столиков, раскладывали на бумаге здоровых, усатых, оранжевых раков, одуряюще пахнувших укропом.
Раздраженные долгим ожиданием потные мужики то и дело, наклонившись, заглядывали в закрытое и темное окошко ларька, тщетно пытаясь высмотреть там хоть какое - нибудь движение. Внутри все, как будто вымерло. Вырывающийся из страждущих глоток вопрос: "пиво будет?" - оставался без ответа. Но очередь росла, питаясь слухами, что за пять кварталов отсюда уже привезли, скоро привезут и сюда.
Наконец ожидание толпы вознаграждалось. Подъезжал пивовоз – машина типа молоковоза, но в бочке плескался продукт уже не детского вожделения. В ларьке возникало движение. Толстомордые архангелы то ли женского, то ли еще какого-то пола, приступали к таинству приема пивка в огромные емкости. Оживившаяся очередь начинала шевелиться, уплотнятся. Сидевшие то тут то там на корточках пацаны, прихватив авоськи с трехлитровыми баллонами, протискивались на свои места. Очередь, извиваясь, как живой питон, растягивалась на десятки метров. Сквозь общий голосовой фон стали прорезались нервные восклицания. Диапазон их колебался от интеллигентных: " вас тут не стояло!", до « конкретных»: "а ну вали на... пока тебя... и твою мать...".
Бомжихи, лиловые от синяков и грязи, безуспешно пытались притереться в очередь, строя подбитые глазки таким же похмельным ханыгам. Те посылали их на известный эротический адрес.
Пивовоз, слив жидкое золото, круизным теплоходом отваливал от ларька. Возбуждение в очереди нарастало. Открывалось заветное окошко выдачи пива, и... Вот тут то и начиналась великая и пресловутая "Давка". Народ пер вперед, наваливаясь грудью, пузом и филеем. Каждый старался протиснуться поближе к благоухающему дрожжами окошку, и вытолкнуть того, кто похлипше. Вопли не устоявших под натиском, выдавленных из очереди и обматеренных, уносились в измученное раскаленным солнцем небо.
А холодное свежее пиво пенной струей лилось в кружки, баллоны и глотки счастливчиков, ухитрившихся затарится и вывалиться из толпы на сторону, не расплескав живительной влаги...
Пройдут годы, исчезнет понятие "дефицит". Пива, даже летом, будет хватать всем. Но такой душевной атмосферы "охоты за пивасиком" как в давке у пивного ларька моей молодости уже никогда не будет!
 

«Маленький народец».

(Фигароша)
 13    2017-02-15  1  823
Путешествуя во сне, в ночь на 4 января, в какой-то момент я оказался в пустынной местности, попал на дорогу вымощенную детскими рисунками. Яркие цветные картинки то на листках бумаги, то прямо на прямоугольных камнях. Веселая приятная дорога. Вдали, дорога поднималась на пригорок, и в этом месте вижу, ползет толпа людей, и как то сразу стало понятным, что это они сделали эту дорогу, это они ее разрисовали.   «Маленький народец», почему-то сразу пришло название этому сообществу. Они ползли по дороге и за ними оставались рисунки. Одетые в яркие веселые наряды, сперва, мне показалось, что это дети. Но подойдя поближе, почти догнав их, я понял, что ошибся. Некоторые оторвались от своего занятия, подняли головы, и повернулись в мою сторону. На меня смотрели взрослые, пожилые лица.
-А мы состарились,- услышал я ответ на свой немой вопрос.- Как так?
      Глянув на таблички и рисунки, которые они оставляли после себя, то увидел уже не рисунки, а надписи: «Требуем жилья», « Дайте нам квартиры», « Требуем воды», «Требуем …», «Просим…», «Требуем …» и так далее. И цветная дорога из детских рисунков превратилась в унылую, серую дорогу покрытую требованиями и прошениями.
      Покидая этот мирок, напоследок обернулся.
Все также «Маленький народец» полз по дороге, выписывая свои требования, не пытаясь предпринять, каких либо действий к претворению своих просьб.

4.01.2011
 

ЦАЦА

(BELBOOKS)
 13  Про детей  2011-10-25  0  1201
Машенька родилась в разгар кипучей хрущёвской поры с молочными сосисками без мяса, низкими потолками и крошечными туалетами в новых, блочных, холодно-бетонных, мышино-серых домах, кукурузной оргии, истощившей всю украинскую землю, и первых телевизоров с выпуклой, толстой линзой, похожих на иллюминатор на подводной лодке.

Она не просила никого родить её в Советской России, ведущей в то время гонку вооружений, проводящей денежную реформу после Сталина, запускающую в космос собак и людей и строющую коммунизм по программе, написанной еще сто лет до её, Машенькиного, рождения в Германии двумя бородатыми дядями - но так уж получилось.

Она родилась в семье инженера, не имеющего квартиры, и поэтому, стесняющего своим растущим семейством своего зятя и тёщу, живших в полагающимся им по военным привилегиям знаменитых Спасских казармах, на шумном Садовом кольце, по соседству с кипящим активной круглосуточной деятельностью институтом скорой помощи имени неизвестного никому, но знаменитого Склифосовского.

Машенькиной маме и папе была отдана на время ожидания их собственного жилья одна комната в двухкомнатной квартире Машенькиной мамы - квартире с тёмной кухней, потолками, уходящими в трёхметровую высь, страшно урчащей газовой колонкой в просторной ванне и с большим, вместительным холлом.

Двери квартирки не запирались, так как дом был номенклатурный, военный с сидящей при входе бабушкой и военным-дежурным с телефоном и обязательной книгой гостей: “В какую квартиру идёте? Сейчас им позвоню. Распишитесь в нашей книге.”

Кому отдавалась эта таинственная книга, Машенька так никогда и не узнала. Она побаивалась этих дежурных, каждый раз спрашивающих: “В какую квартиру идёте?”, хотя её в доме хорошо знали, а она боялась каждый раз забыть номер бабушкиной квартиры. Боялась до слёз! Боялась этих дежурных, книги, большой парадной лестницы, ведущей на последний, третий этаж старого особняка, построенного для русских солдат сто лет до Машенькиного рождения.

Она провела в этом доме свои первые годы жизни на земле. Где-то с третьего года жизни она стала осознавать себя как существо, имеющее разум, которое судьба забросила в этот непонятный и иногда опасный мир.

Мама с папой целыми днями пропадали где-то там, в мире работы, про которой она знала очень мало, дед преподавал свои последние годы в Военной Академии, а бабушка вела кружки вязания при местном клубе, поэтому у Машеньки оставалось много времени для исследования этого очень странного мира в одиночку.

Играть в куклы и мишки она не любила, так как считала глупым и ненужным эти “по нарошку” игры в ненастоящее с неживыми предметами. Ей подарили медведя, и она тут же вспорола ему брюшко - с большими усилиями, правда, изучая его, медвежьи внутренности. Кроме опилок она там ничего не нашла, и мишка потерял для неё всякий интерес.

Следующим её действием стало выковыривание хлопающих глазок у своей первой резиновой куклы Сони, у которой - для детальных исследований - пришлось оторвать кудрявую, белокурую голову. Она хотела только понять, как закрываются эти голубые кукольные глазки, и, чтобы открыть их секрет, ей пришлось прооперировать куклу и оторвать ей голову.

Секрета она не нашла, но шлепок по попке получила, а Соня стала косить на один глаз после Машенькиных изысканий скрытого в голове механизма. После незаслуженного, в её глазах, наказания (бедная попка!), она поняла - исследовательская работа - опасная и должна выполняться в строжайшей тайне.

Машенька продолжала исследовать этот непонятный ей мир в полном одиночестве и без лишних свидетелей. В один прекрасный день, когда все её родные разошлись в разные стороны большой летней Москвы, оставив её, наконец , одну, она решила посвятить своё время изучению содержимого многочисленных шкафчиков с ключами, стявших в бабушкиной комнате.

Ей было тогда уже четыре с небольшим. Высоко Машенька забираться ещё не могла, но зато все нижние этажи шкафов подверглись её внимательному исследованию. Её неиссякающее любопытство было удовлетворено, когда она нашла шкатулочку с какими-то тоненькими книжечками. На первых страницах этих странных книжках она увидела знакомые лица: там были мама, бабушка, дедушка, её любимая тётя и дядя. Она вскрикнула от радости! Ура! Наконец она соберёт вместе всю свою семью и будет любоваться на них сколько хочет, не чувствуя тоскливого одиночества, которое она испытывала редко, но глубоко. После часа стараний она оторвала от этих никому ненужных книжечек родные лица, аккуратно сложила книжечки обратно в шкатулочку и закрыла тайный ящичек на ключ.

Теперь надо было спрятать родные лица куда-то для дальнейших действий - она ещё не знала - каких, и она решила запрятать свою коллекцию родственничков в хрустальную салатницу в буфете, стоявшем в большой комнате.

Около буфета Машенька помедлила и решила - для конспирации - разделить все фотки на две кучки: маму и папу она поместила в отдельную, особо любимую группу. Папиных фотографий было слишком много, и она решила уничтожить лишние, спустив разорванные кусочки в этот странный, таинственный туалет, который съедал всё, что в него попадало, журча и плюясь водой. Лишние фотографии папы исчезли в туалетном брюхе навсегда.

Излишество никому не нужно, - решила Машенька.

Первую группу родственников - бабушку, дедушку, любимую тётю и дядю - она положила во вместительную хрустальную салатницу в нижней полке дубового, старинного, деревянного буфета, а вторую - маму и папу - запрятала в большую книжку, которая стояла в коридоре за гардиной, прямо между её страниц. Вся операция была закончена до того, когда её, занятая работой и другой полезной Советской стране деятельностью, семья возвратилась с работы.

Машенька ликовала! Она сделала первое научное изыскание и была явно довольна своими результатами. Она одела бабушкины очки с круглыми стёклами и подошла к своей уставшей от работы маме, плохо видя её за выпуклыми стёклами очков.

Я - профессор! - заявила кратко крошка, программируя свою дальнейшую судьбу, но родные вокруг неё: мама, папа, бабушка - только смеялись над её словами и ей явно не верили. Тогда она подошла к буфету, открыла дверцу и вынула из салатницы изображения своих родных, вырванные ею из странных книжечек. Она гордо принесла их бабушке и положила результаты своих изысканий на её знакомые, родные коленки, спрятанные под коричневой, длинной юбкой в полоску.

Я - профессор! - гордо повторила немногословная малышка с неподражаемой улыбкой и настойчивостью маньяка.

Наступила минута общего молчания. Бабушка узнала по печати, что её лицо было выдрано из паспорта, а дедушкино - из партийного билета, фото же любимой тёти принадлежало комсомольскому документу, подтверждающему её, тётино, членство в многомиллионной организации советских молодых людей. Машенькино действие могло закончиться большими непрятностями для всех членов этой простой, советской семьи, жившей в обществе, которое относилось к бюрократическим бумажкам с трепетностью святых мощей, к которым когда-то приклоняли головы их деды и бабки в старой русской церкви, прося исцеления.

Бабушка встала, пошла в свою комнату и через минуту вынесла оттуда тайную шкатулочку, в которой лежали остатки порванных и навсегда испорченных семейных документов - на общий суд.

А где - остальные фото? - грозно спросила бабушка, увидев испорченные документы Машенькиной мамы и папы.

Убирила - очень тихо сказала малышка, поняв, что её радость исследования осталась неразделённой. Её родные не поняли Машенькиного грандиозного плана по воссоединению всех членов семьи в одном месте - пусть только в бумажном варианте, но вместе. Её гениальный план - прогорел, как та зажжённая посреди комнаты бумага, которую она пыталась исследовать на прошлой неделе, чуть не наделав пожара во всём доме, после чего все спички были спрятаны высоко на полках, до которых она не могла дотянуться сама.

Где остальные? Завопила Машенькина мама и шлёпнула девочку по попке!

В угол! Ты - наказана! И она потащила её, Машеньку, в тёмный угол в прихожей.

Стой здесь, пока не попросишь прощение и скажешь, где остальные фотографии, противный ребёнок!

Мама погрозила пальцем и закрыла за собой дверь в комнату. Машенька осталась одна. В холле горел слабый свет, было тепло, поэтому она особо не переживала в своём углу за гардиной.

Машенька стояла в своём углу и размышляла, что ничего плохого она никому не сделала, поэтому просить прощения она никак и ни у кого не хотела, так как своей вины не видела. Постояв минут десять, она нашла за занавеской толстую книжку с картинками, оказавшейся собранием картин Пикассо из Эрмитажа, и углубилась в их изучение.

На одной картинке она увидела голенького мальчика, балансирующего на мячике, и Машенька поразилась: между ног мальчика висел небольшой шланг. Картинка была маленькой, и детали она не могла рассмотреть, но решила, что продолжит свои исследования на следующий день.

Она пошла в туалет, пописала, дёрнула, как её научили, ручку, висевшую около толчка на толстой железной цепочке, повиснув на ней всем своим маленьким телом, и вода полилась из верхнего бачка с шумом вниз. Пока текла вода, Машенька вдруг задалась вопросом, куда же течёт эта вода, и засучив рукава, она залезла своей ручкой в фарфоровое горло толчка для исследований. Дна она там не нашла.

Следующие пятнадцать минут она провела в многочисленном спускании воды и немедленном запускании своей маленькой руки в толчёк для детального исследования процесса этого нескончаемого водного потока, но и этот её новый проект тоже кончилося неожиданно и трагично: мама ворвалась в туалет с криками, пытаясь вытащить уже посиневшую от холода руку Машеньки из горла урчащего толчка и грозя неразумному дитю новыми наказаниями.

Перестань! Что ты делаешь! Что ты за ребёнок - одно мучение!

И её опять поставили в тёмный, знакомый ей угол холла. Машенька не удивилась наказанию - она к ним привыкла. Через десять минут расстренная мама решительно подошла к Машеньке.

Скажи мне, кто это сделал? - глупо вопрошала Машенькина мама, тряся обрывками своего паспорта перед носом Машеньки.

Нет, ты мне скажи, кто это сделал, противная девчонка!

Машенька захлюпала носом от глубокой обиды и маминой глупости - она считала маму более интеллигентной для таких очевидных вопросов, но мужественно молчала, давая маме шанс догадаться самой - но напрасно! Вдруг она решилась:

Цаца! Это - Цаца сделал!

Какая такая Цаца? - спросила огорошенная мама.

Цаца! Это - она. Это - не Машенька!

Как она могла обьяснить маме, что в ней живёт не только воспитанная Машенька, ходящая в чистом платьице, играющая в куклы, кушающая по утрам кашку, но ещё и другое существо - Цаца, которая хочет знать: как работает туалет, почему у мальчика на картинке шланг между ног, почему эти маленькие скучные книжечки с фотографиями так дороги бабушке и дедушке, хотя они их не читают каждый день, почему нельзя подкапывать стенку в кухне, что она сделала два месяца назад и за это была жестоко наказана (она-то знала, что там спрятан клад), и почему её наказали, когда она принесла со двора два гриба, в которых были синие чернилки, используемые Цацей для раскрашивания своих белых гольф и белой рубашки своего обожаемого папочки.

Машенька и Цаца жили в ней, борясь между собой и попеременно беря власть в свои руки. Ей не нравилась послушная, покорная, домашняя Машенька и очень нравилась любопытная, весёлая, готовая к приключениям Цаца. Но все вокруг, включая её родную семью, любили спокойную, воспитанную и неинтересную, зато удобную всем Машеньку, поэтому иногда она была Машенькой - ведь именно Машеньке дарили подарки и конфеты, ей завязывали пышные банты и одевали в красивые платья, ей покупали мороженное и торт в детском кафе.

Но когда она была одна - она была Цацей. Хотя Цацу и наказывали, ставили в угол и даже один раз выпороли прыгалками, когда Цаца решила покататься зимой с ледяной горки на железнодорожной насыпи, лихо летя на санках прямо на шпалы в коротком промежутке между пролетающими мимо поездами дальнего следования - Цаца ничего не боялась! А Машенька была неженкой, капризулей и трусихой!

Наступил вечер. Мама подошла к ней и сказала:

Хорошо, иди спать, завтра будешь просить прощение. И вдруг она спроила:

Ты - кто?

Я - Цаца! - гордо ответила Машенька и улыбнулась. Наконец-то её мама стала хоть немножко понимать. Но это было не так. Мама покрутила головой и сказала:

- Не выдумывай! Ты - Машенька! Иди спать!

В этот вечер Машенька-Цаца закрыла глаза в своей постельке и решила, что мир - странный, мама - глупая, хотя и родная, а Цаца будет профессором и однажды изменит этот опасный и непонятный мир навсегда. С этим она и уснула.

09.08.2011 22.44
 

Таааееет!

(Ицхак Скородинский)
 2    2008-08-03  1  749
А попав, как и все одинокие в тот…
Да, в тот самый, проклятый житейский Гольфстрим…
Яаааааа?!!!
На самом, на краешке жизненной льдины стою, понимая, что…
Таааааает…
И, нету ни Центра, ни Спаса, ни номера женщины нету любимой…
А если б и был, то…
Наверное…
Нет, я не стал бы её беспокоить…
Напрасно…
И тут, вспоминая её
…всю,
и как расходились-сходились-страдали,
что было и после…
И до…
Забываю, что…

Тааааааеееееет…
 

В вагоне с китайцем

(Шиченкова)
 35  Лето и отпуск  2010-05-31  8  1939
наш звонкий колокольчик Юлечка Чугунова
Завтра - лето! Хочется бросить все к черту и уехать подальше от работы, домашних забот и... чего там наш брат журналист обычно пишет в подобных статьях? Вспомнилась мне прошлогодняя поездка в Сочи...

Мы - в Чебоксарах. Наконец-то наш вагон, милые соседи: мама, папа и Юлечка четырех лет. Привет вам, Чугуновы!!! Юля - звонкий колокольчик. Она говорит без остановки 20 часов в сутки (не спится девчушке!) А еще у Юлечки есть бабушка и дедушка. Они безумно любят внучку, поэтому подарили ей замечательную куклу! К всеобщей "радости" пассажиров, она умеет громко и бесконечно плакать, как настоящий младенец... Но если в ротик куклы быстро засунуть пластмассовую бутылочку, она успокаивается и засыпает. Измученные пассажиры, часа полтора наслаждавшиеся душераздирающим ором, дружно и облегченно вздохнули, когда указанные действия произвели должный эффект. Как вдруг, "уснув", кукла захрапела страшенным мужским раскатистым храпом. Вот же злостные китайцы! Надежды на то, что батарейки скоро кончатся, не было никакой - куклу достали из упаковки прямо в вагоне. Пришлось смириться с орущим и храпящим пластмассовым "китайцем", ведь он так нравился нашим детям...

На фото - Юлечка Чугунова, звонкий колокольчик, "мама" китайского младенца.
 

О капитане Грее

(Юрий Мудренко)
 0  Моряки  2010-05-07  2  2371
Она всю жизнь мечтала о большой и чистой любви, мечтала о том, что когда- нибудь в ее жизни появится принц на белом коне. Подобно капитану Грею из «Алых парусов» он увезет ее, свою Ассоль, далеко- далеко. Девушка работала в школе учительницей начальных классов, и каждый день проделывала один и тот же маршрут, держа в руках две огромные сумки, набитые ученическими тетрадями, взятыми домой на проверку. Работу свою она любила. Анечка, как ее ласково называла в детстве мама, была теперь Анной Сергеевной, и в ее руках была судьба тридцати пяти малышей. Каждый вечер она шла домой одним и тем же маршрутом, мечтая встретить своего капитана Грея. Однако на нее по- прежнему никто не обращал внимания. Парни на красивых машинах катали совсем других девушек, а ей оставалось лишь наблюдать издалека за тем, как очередная счастливица едет в качестве пассажира со своим капитаном Греем. Но надежда ее не оставляла.
   В один из вечеров Аннушка, как и всегда, несла тетради. Рядом с автобусной остановкой она решила передохнуть и поставила свою ношу на землю. Аннушка потерла ладонью о ладонь и на минутку задумалась, как вдруг рядом с ней остановилась шикарная машина черного цвета с тонированными стеклами, что сразу же отвлекло ее от мыслей о завтрашнем диктанте. Окно машины медленно открылось, и она увидела там молодого человека, который, обращаясь к ней, вежливо спросил:
- Девушка, Вы работаете?
   Сердце Аннушки сжалось.
- Неужели это он, мой капитан Грей? – Подумала она и покраснела.
- Девушка, я к Вам обращаюсь, так Вы работаете? – Спросил парень еще раз.
   Аннушке хватило сил только чтобы сказать смущенно:
- Да, в сто двадцать первой школе.
   Возникла неловкая пауза, а затем из машины раздался дружный мужской смех. Окно автомобиля медленно закрылось, подчиняясь силе подъемного механизма. Когда машина отъехала, Аннушка вдруг поняла, что это был не Грей и что спрашивал он ее не о работе в школе. Она взяла в руки тяжелые сумки и пошла домой проверять ставшие ненавистными ей тетради.
 

восХИЩЕНИЕ

(Совокл)
 -4    2004-12-20  0  633
Я бы хотЕЛ сказАТЬ здЕСь ПАРу сЛОВ о велИКой поэтЕССЕ соврЕМенНОСти - о замеЧАТельНОЙ ЭПСЕ.
оНа - это пРОСТо КАКое-ТО чУДо! Я всегДА с нетерПЕНИЕМ ждУ от неЕ новОГО шедевРА и непересТАЮ удивЛЯться ее ТАланТУ.
ОсоБЕНно мне НРАВятся ее БОЛЬшие БУКвы и та легКОСТЬ, с котоРОЙ она выдерЖИВАет эТОТ РАЗмер. Я тАк не моГУ. У МЕНя не хваТАЕТ для этОГО терПЕНИЯ и ТАланТА. и ПОЭТому у МЕНя все букВЫ пляШУТ.
и Я был БЫ пРОСТо сЧАСтлив уВИДеть ЭПСУ воОЧию и встрЕТИТЬ с ней ноВЫЙ год в БАКлан-гЛИРЕ. рАДи этОГО я ГОТов подОЙти на уЛИЦу ВРУнзе 31 декаБРЯ без ПЯТНАдцати мИнут полнОЧь. я бУДу в БОЛЬшИХ теплЫХ валенкАХ.
А сЕЙчас предлАГАю вашЕМу драгоЦЕНному вниМАНИю абсОЛЮтно ноВОе стИХотВОРение моЕГО собстВЕНнОГО соЧИНения, пОСвящЕНное нашЕЙ доРОГой ЭПСЕ.

звЕЗДА моЯ, боЖЕСТвенная ЭПСА!
к тЕБе нисКОЛЕЧКО не безРАЗличен!
с тоБОЙ отпРОБовать спеШУ я хлЕБца!
воисТИНУ тАЛант тВОЙ безгРАНичен!
 

ПОЛНЫЙ ... СЛОГАН

(КВАнт)
 18  О рекламе  2011-06-23  0  2110
Как-то в своём офисе однокашник намекнул, что,
в дополнение к разработанному мной логотипу,
его бизнесу теперь не хватает лишь яркого слогана.
Пока он говорил по телефону, я - в шутку - сварганил на компе плакатик.
Смотреть творенье сразу он не стал - бросил трубку и умчался.

Через пару дней я был ошеломлён, обнаружив
на двери офиса тот плакатик, да ещё в цвете.

Серьёзный логотип венчался свежим слоганом.

[b]Слоган Полного Общества
По Охране Материнства и Детства:[/
Читать дальше >>
 

Опять, что-то им мешает. Да Холм ...

(Оleg Wral)
 12    2019-12-13  1  210
Предисловие:
Вместо предисловия:

И да простит меня многоуважаемый мной сэр Артур Конан Дойль за мои пародии...

Но не могу сэр удержаться, само пишется...

***

-Доброе утро, Холмс. Пришел почтальон и принёс нам утреннюю почту.
-Доброе, доброе, Ватсон. Это хорошо, что принесли. Из этого я могу вывести одно небольшое, но важное умозаключение: если почтальон утром приносит нашу почту - значит у нас в Англии всё в порядке - порядка нет у наших соседей по планете.Так о чем же пишут сегодняшние утренние газеты, какие новости в мире?
-Все газеты обсуждают одну новость - о том, что в России вот-вот должны восстановить монархию.
-Тоже мне новость и охота им на это бумагу переводить. Да если мне не изменяет память, её обсуждают последние сто лет. Ну и что в этот раз им мешает её восстановлению?
-Это гениально, Холмс! Вы, как всегда правы, но чёрт возьми, как Вы догадались, что им опять что-то мешает?
-Это элементарно, Ватсон, если бы они хотели, они давным-давно восстановили бы у себя конституционную монархию, а так им постоянно кто-то или что-то мешает. Хотелось бы знать, что в этот раз...Хотя постойте не говорите, я уже догадался сам - у них похитили шапку Мономаха и российскому кандидату в императоры нечем короноваться.
-Но как, Холмс...!?
-Благодаря моему дедуктивному методу. Да, да, Ватсон, именно благодаря ему и приглашению заняться этим делом, которое пришло из России вчера вечером. Как видите, Ватсон, всё элементарно просто.
-Что Вы скажете на это, Холмс, принимаете Вы это приглашение или нет?
-Конечно принимаю, Ватсон. Я же не сумасшедший отказываться от гонорара в два миллиона фунтов.
-Два миллиона фунтов стерлингов!? Страна в которой почти половина населения живёт за чертой бедности, готова заплатить Вам такие деньги!? Я не ослышался, Холмс, или Вы шутите?
-Какие шутки, Ватсон? Я серьёзен, как никогда - на кону стоит моя репутация и ...эти два миллиона.
-Но зачем Вам такие деньги сэр, Вы же всегда славились своим бескорыстием!?
-А я и сейчас не изменил своим принципам. После того, как я получу свой гонорар, я на все оставшиеся деньги куплю презервативов и отправлю их обратно в Россию.
-Я понял Вашу мысль, Холмс, такие люди действительно должны предохраняться, чтобы не плодить себе подобных... И всё же с чего Вы начнёте расследование? Если надо будет ехать в Россию, я буду вынужден отказаться. Видите ли мы с моей женой миссис Ватсон ждём пополнения семейства и я...
-Да полноте Вам, Ватсон, я всё прекрасно понимаю, тем более, что ехать никуда и не придётся.
-Как так?
-А вот так, Ватсон, вот так. Всё гениальное - просто. И пока Вы нежились ночью в своей постели с миссис Ватсон, я воспользовался интернетом и дал объявление во все социальные сети и главное - я пообещал за возвращение короны миллион фунтов стерлингов. Думаю, что сегодня вечером или завтра утром, она уже будет у нас на Бейкер Стрит. По крайней мере, меня в этом клятвенно заверил наш старинный недруг профессор Мориарти. А он, как Вы знаете доктор, своё слово держать умеет.
-М-да, Холмс, не хотел бы я сейчас стоять между профессор Мориарти и короной.
-Так, что можете с чистой совестью, Ватсон, отправляться к своим пациентам. Дело в шляпе.

Да здравствует бессмертный Шерлок Холмс - гениальный сыщик всех времён и народов!
 

Реанимация

(Tungus)
 15    2011-03-01  0  2198
Два часа боролись медики Петровской районной больницы за жизнь мужчины лет сорока. Но ничего у них не вышло – сердце больного остановилось.
- Жалко, - в сердцах бросил хирург-реаниматор, стягивая резиновые перчатки. – Такой здоровяк, ему бы жить да жить.
- Да, красавец-мужчина! – согласилась медсестра. – А что с ним произошло, Вениамин Андреевич?
- Да что, вел машину, попал в аварию. Ну, в итоге сам Богу душу отдал, уже здесь, у нас. И жена с тещей погибли прямо на месте. Говорят, он у них вместо личного шофера был, так оседлали его. Ну, вот и доездились, - сказал все знающий врач. - Ладно, Таечка, пошли, покурим.   А этого страдальца - в морг.
- Доктор, а ну повторите, что вы только что сказали? – вдруг услышал хирург у себя за спиной слабый голос.
Врач остановился, обернулся. Только что, по всем классическим приметам скончавшийся, пациент полусидел на операционном столе.
- Ну, мы покурить, а вас в морг… хотели, - растерянно сказал хирург.
- Не, не про это, а про мою жену и тещу? Особенно про тещу.
- Нет у вас голубчик, больше ни жены, ни тещи, - повторил врач. – Так, все по местам… Больной, вы куда? А ну лежать!
- Щас, как же! – счастливо кинул на бегу обернутый в простыню, как римский патриций в тогу, недавний покойник. – Я только жить начинаю!...
 

НОВОГОДНЯЯ ШУТКА СТАНОВИТСЯ БЫЛЬ ...

(Алик Кимры)
 49  Про лыжи  2015-12-28  1  7823
«Если шутишь, то шути до победного конца!»
Durimar Karabasovich
Жми сюда

Что значит «врать умеючи»? Это чтобы ложь оказывалась правдой.

Гальванизировал на эту рассказку Durimar Karabasovich, вспомнился почти аналогичный случай во время лыжной гонки.

Занесло меня, коренного киевлянина, учиться в Пензенский инженерно-строительный институт, сокращённо – "ПИСИ". Так и писалось на наших спортивных костюмах, из-за чего нас называли «письками», пока наши эмансипированные девушки не добились надписи "ПензИСИ".

И вот на Новый, 1960 год выгоняют нас на лыжный пробег – девушки на 5 км, мужчины – 10. Лыжная трасса проходит по обочине шоссе. Солнце, морозец градусов 5, безветрие. Бежать одно удовольствие! Но мы с приятелем, который стартовал раньше меня на минуту и подождал, получили ещё одно удовольствие: купили мороженого и, сунув лыжные палки под мышки, достаточно прогулочным шагом двинулись по лыжне, безропотно уступая обгонявшим нас соперникам.

И тут возле нас притормозил рейсовый автобус, и водитель ехидно спросил - подвезти? Нам это предложение показалось прикольным, и из 10 км примерно 5 проехали раз в 10 быстрее, чем бы плентались по лыжне. Высадились на остановке у магазина, попили чайку и передохнули необходимое время, чтобы не побить мировой рекорд.

Правда, не совсем точно рассчитали: вместо примерно среднего результата показали лучший, где-то на уровне первого разряда. Я был объявлен чемпионом, поскольку приятель стартовал раньше меня и, в посрамление спортсменам-разрядникам из лыжной секции, был делегирован от института на областные соревнования.

Все попытки отвертеться не увенчались, и я вышел на старт. В конце концов на лыжи встал ещё до 3-х лет во время эвакуации в село Пермь-Ильинское на Урале. Регулярно ходил на лыжах в тогда ещё длинные зимы в Киеве. Плюс был мастером спорта по плаванию, экс-чемпионом Украины, что обеспечило мощную дыхалку.

Короче, пришёл первым, наградили грамотой, ценным призом (вместе с чеком для обналички - студент!). Меня объявили лыжным самородком, поздравляли, хлопали по плечу. И упрекнули:

- Что ж ты молчал о своих способностях?
- А вы не спрашивали!

В довершение этой лыжной опупеи. Пенза город небольшой, где-то через неделю меня опознал в автобусе тот самый водитель, увидав фотку в хвалебной статье в «Пензенской правде». И ехидно поинтересовался:
- А кто подвёз тебя в этот раз?
- Никто. Но тебе большой спос – если б не ты, я бы никогда не узнал о своём истинном лыжном обличьи.
 

Вопль души – 143

(Соломон Ягодкин)
 10    2015-05-07  2  776
Если есть «осетрина второй свежести», то почему не быть и патриотам второй свежести? Ведь их в продаже всегда куда больше…

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер