ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 46

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 46  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Вопль души – 206

(Соломон Ягодкин)
 4  Смешные истории  2015-07-04  3  894
Научишь людей думать, а как потом их думать отучить, тем более, если им думать понравится?..
 

Жуть…

(ЮРИК)
 26    2018-01-25  2  697
Что ты….. Да у нас в России не жизнь, а просто ужас какой-то.
Куда ни погляди, где не послушай, все говорят.
- Ой жизнь плохая, совсем никудышная, ой жить невозможно.
Всё нам не так и не эдак.
Так послушаешь и правда, всё кувырком, через задницу,
просто театр абсурда какой -то .
Анекдот даже выдумали:
"Говорят японцы в Японии больше восьмидесяти живут.
- Так а нам то что из этого? Если им Курильские острова отдать может и до сотни от радости жить будут.
-Так вот наши русские, там в Японии до сотни доживают.
- Ну и что?
-Что, что? ни один японец в России до шестидесяти не дотянул"
Так вот кажется, ну вот плохо тебе, сделай что-нибудь, чтобы получше было.
Нет, все только жалуются, а ничего не хотят, или все ленивые такие, или вообще нас и так всё устраивает.
«Нам бы сдвинуть бетонные горы,
Но традиции свято храня.
Мы заводим опять разговоры,
И бушует река болтовня.» В. Асмолов.
      Вот сказал же один еврей :
«Что вы всё на жизнь жалуетесь, жить-то вас, кто заставляет».
Так подумал и правда не заставляют.
Ведь редко кто себя сам жизни лишает, все живут, карабкаются,
или корячатся, но плывут в тихом течении, не высовывая головы своей.
К тому же, ещё размножаются. С какой целью непонятно, обрекая тех, вновь родившихся, на такую же жизнь проклятущую.
Вот и пришёл я к такому выводу, врут, все врут.
Вообще врут, ни стыда, ни совести.
Сами живут, радуются, а то ли боятся, что сглазит кто, или вдруг ещё какая каверза случится, если они вдруг всем хвалиться начнут, что у них всё хорошо.
Врут, чтобы значит, от других не отличаться, по серенькому.
Последнее время даже улыбаться при всех, неудобно стало.
Нельзя радость души всем показывать, это вроде как голым по центральной улице пройти, засмеют что ли, или сумасшедшим сочтут.
Ходи себе, как сыч, из под сдвинутых бровей на всё посматривай.
А то вдруг подумают, что у тебя всё хорошо, неприлично вроде как.
Завидовать начнут, а так идёшь пасмурный, как грозовая туча и все думают, что у тебя гораздо хуже, чем у них.
А раз у тебя хуже, знать у них ещё ого - го.
И пусть это ого - го в действительности так себе, ничего хорошего.
Так вот у людей есть же ещё похуже и как-то на душе радостней становится,
и от этого тоже жить охота.
И вот просыпаешься утром и думаешь, ну слава Богу проснулся, ого - го продолжается.
И никто пальцем пошевелить не хочет, чтобы изменить, что либо к лучшему, а на фига. Страшный анекдот по России ходит:
"Взмолился мужик от плохой жизни и обратился к Богу, помоги мол.
Отвечает Бог мужику,
- Ладно желай, все твои желания выполню, только знай, что у твоего соседа вдвое больше будет. Задумался мужик и попросил Бога,
- Выколи мне один глаз.
Вроде из того, что соседу два выколют, его жизнь лучше станет.
Да и запросы у всех какие-то малюсенькие, мизерные.
Редко кто, чего большого глобального пожелает.
Т.е. как тот еврей, который жаловался Богу на жизнь.
Что же у него всё так плохо и в жизни совсем ему не везёт.
Вон сосед, совсем никакой и тот в лотерею машину выиграл.
А небо разверзлось над ним, Бог и сказал ему с небес
«да ты хоть билет лотерейный купи».
Так вот и мы, всё плохо у нас, а пальцем пошевелить не моги.
А может лучшего мы и не достойны, может по сути нас и так всё устраивает.
Или в надежде в крайней хате отсидеться, пока за нас кто-то решать будет.
А где эти кто-то?.....      
Ау-у-у и нет никого, только эхо вокруг.
Уж не думаете ли вы господа хорошие, что на нас манна небесная с неба потечёт. Глубоко сомневаюсь, думаю, не потечёт. Так и придётся жить.
Т.е. «попал в дерьмо, лежи и грейся». Грубо? Да очень грубо.
Но вот так оно и есть, жалуемся на жизнь, а сами лежим и греемся. Жуть.
 

Объяснительная

(Сергей Мудровский)
 3    2005-05-30  1  1102

Мой друг поделился хохмой. Весь завод угорал от объяснительной в дупель пьяного рабочего столярного цеха, явившегося на работу в первую смену:

- Я выпил 0,5 литра водки в 0,1 час ночи. Самочувствие хорошее. Работать могу.

Объяснительная была написана без ошибок.
 

Ты люби меня везде 18 мне уже

(Тереза Кураж)
 4    2005-08-14  1  1170
Ой ну не могу я больше с Оксанки. Ну такая масёха! Уже как подругу представить у приличном обществе стыдно. Поцаньчики с тормозного завода ваще перистали приглашать на портвейн у беседку детсада №2 опосля дискотеки.

Короче раз она звонит по мобильнику (у меня Самсунг, если кто не знает) и зовёт продигустирувать новый модный напиток Миринда и поглядеть на новое домашнее животное. Ну я пониланидура шо предки хомячка обещаного ей таки подорили. Прихожу, а она ставит заместо Миринды для угощения баночку – ну мочу ещё у таких сдают.

– Гляди, – говорит, – какое у меня домашнее животное.

Я зырк – нихрена не вижу, тока подтёки от маянеза коло крышечки. Тода она гордо, как ихний Ким Чен Ир на параде, достаёт с сумочки лупу, наводит на баночку и щюрит свои косые зёнки. А я нихрена не вижу.

– Ну на уже, – даёт Оксанка лупу, – тока баночку не открывай, а то выпрыгнет. Вун гляди на дне жучок такой маленький.

А я нихрена не вижу. Тода она мне коментирувает:

– Я его у пупке нашла. Мне трошки чесалося, дык я его ногтем выколупала… Ну вун же, вун, серенький, ещё лапками шавелит!

А я нихрена не вижу. Тода она сняла крышку и заместо её лупу приставила. Ну я зырк, и тут чуть не уписялась.

– Ой Оксанка, так то ж мандавошка! Где подчепила, шалава?
– Ой ну ты мне не рассказвай, а то я не знаю где мандавошки водяться. Я ж не у писе жучка нашла, а у самом пупке. Он туда наверно залез кода мы с папаней у субботу на конференцию у область ездили, и покудова он был на совещании, я нюхала очень прекрасные цветы у скверике. А потомукак на мне была коротенькая оранжевая маечка (ну которую ты ещё поносить просила), дык жучок с цветка у голый пупок и перепрыгнул, где свил гнездо.
– Ну ты мамане своей сказки про аленький цветочек рассказвай! А пупок брить надо. Ты завчера опосля дискотеки куда с кривоносым алкашом Пашкой таскалась?
– Ой ну ничего ж не было. Ну трошки у кустах потискалися, тока я не сомлела, и он попросил 30 рублей до получки. Откудова у Пашки мандавошки, он же с интилегентной семьи, у его маманя, покудова не спилася, у раёне на базе ж работала. Да ты окромя мандавошек у жизни своей пэтэушной и паучков настоящих не видела!

Крепко меня обидела подруга. Ну ладно думаю, ещё поглядим, кто культурней и эрудированей.

– Ну на шо спорим шо мандавошка?
– Ну… На калготки сереневые, шо ты с Москвы привезла!

Вот такая алчная у меня подруга, хоть и имеет папаню главного по «Единой России» на посёлке, который на персональной машине ездиит и дочке своей мобилы с виброзвонком купляет. Тода я своё условие ставлю:

– А кода всё ж мандавошка, дык ты мне плеер отдаёшь и диск на котором песня «Ты люби меня везде 18 мне уже», согласная?
– Ладно, тода щас пойдём до нашей училки биологии, пускай она тебе расскажет всю правду про пауков.
– Ой да шо твоя училка знает?! У ей же гидры с инфузориями одне у голове и сеточка под которой колтун. Давай, – говорю, – пойдём до Верки.
– Ой ты шо! Это ж проститутка, до её тока ж зелёные поцаньчики и старые пердуны с тормозного за бутылку палёнки ходют! Меня ж маманя прибьёт, кода узнает куда мы попёрлися.
– Зато Верка школу жизни прошла и кончила. Она мне раз мандавошек показвала и рассказвала, как керосином их лечила. Она их узнает с первого взгляда, как бутылку самогонки.
– Ладно, уговорила, – сдаеться Оксанка. – Сходим до училки, а потом до Верки. Тока сначала паучка покормим.

Притащила с кухни чипсов со вкусом бекона (а мне попробывать не дала) и накрошила у баночку, во дура, и ждёт как у зоопарке часов приёма пищи.

– Во видишь, не кушает твоя мандавошка чипсов!
– Ой ну у тебя ж тоже невсегда есть аппетит. Вот щас попить налью моему маленькому…

Накапала Миринды пипеткой, а потом проколола шилом дирочку у капроновой крышке, шоб животное дышало.

И тут своими варикозными ногами заходит у комнату Оксанкина маманя и шавелит небритыми усами. Оксанка тока ховать баночку у сумку, а маманя как рыкнет:

– А ну покаж, какой крем ты у меня на этот раз спёрла!

Ну Оксанка как всегда оправдываться, чуть не плача:

– Ой не пёрла я твоих кремов, ну раз тока нашла за унитазом который закатился.
– А ну покаж, шо за банку ховаешь! – челюсть маманькина и без того с неправильным прикусом отвисла как у бульдога.
– Ой ну на, гляди! – вся у нерве хлопнула банкой об стол Оксанка.

Маманя открыла и засунула свой клюв у мандавошкину резервацию.

– А шо чипсы персиком воняют? Ты шо по-человечески покушать не можешь? Мать вон курочку сготовила и мясо по-корейски. Это приблуда Терезка тебя всё подбивает дрянь всякую жрать. Скока раз говорила шоб ты с ей не водилася!

Во жадная жадина, хуже Оксанки. Плевать мне на ейную куру, я ж тока по зову подруги пришла на животное позырить, а не испытывать оскорбления.

– Все, Оксанка, – говорю я громко, – нагляделась я на твою мандавошку и увесь твой домашний зоопарк, а теперя пора мне у столовку, покудова не истекло время трудящих для приёма пищи. Кушайте с маманей куру и свою кошерную свинью, а мандавошки ваши семейные нехай задавяться Мириндой с чипсами. Не буду мешать, – сказала я гордо и пошла у колидор одевать туфли на каблуке 16 сантиметров.
– Кааак мандавошки?! – заорала маманя, шо ажно у меня захолонуло.
– Ой ну это всё Терезка придумала. У баночке ж паучок, которого я у цветах нашла, – чуть не плачет Оксанка и голову уже пригинает опастливо.
– А ну покаж! – маманя берет лупу, а на морде уже переменжовываеться противоречие промеж оторвать Оксанке голову и круговой обороной семейной репутации. Крепко выразительное лицо. – Ну и какая ж это мандавошка? Это ж детёныш паука, которого у «Мире животных» показвали. Тока питаеться он не чипсами, а маленькими мухами. Его надо щас же выпускать у палисадник, тока не коло нашего дома. – Ну хоть бы моргнула вруня, шоб ей куриная кость поперек заднего прохода встала.

Оксанка подлюка согласно так кивает. А маманя разражаеться:

- Конечно, про мандавошку всё Терезка насочиняла, шоб слухи потом по посёлку распускать про членов семьи крупного общественного деятеля и давать пищу врагам правительственных органов. Нехорошо, Тереза! Жалко шо ты своё дибильное ПТУ уже кончила, а то бы устроили собрание.
- Это моё ПТУ дибильное? Щас же пойду до училок и расскажу всю клевету шо вы наговорили про лучшее на раёне учебное заведение. Ой ну вы просто завидуете моей бронзовой медали! Потомукак вашей Оксанке атестат ваще тока за взятку дали!

Это было не у бровь, а у глаз, с которого немедленно посыпалися искры.

– Ах ты паскуда! Шоб я тебя сплетницу больше коло моей дочери не видела! И до нас больше шоб не препиралася! Нечего колхозницам ходить на белый унитаз! Нечего... нечего... нечего...

А я уже плюнула, хлопнула ихней дверью и гордо пошла на двор. Тока вернулась тихенько подслухать за дверь. Ой шо там было!

Маманька видно била Оксанку кухонной утворью и тяжёлыми предметами первой необходимости, потомукак та вижжала как бензопила “Дружба” и всё причитала, шо не знает, откудова мандавошки и шо не давала поцаньчикам, блюдя на дискотеке честь многонациональной семьи отвественного партработника.

А назавтра Оксанка с опухшей губой, синяком под глазом и запахом керосина подкараулила меня коло общежития и подорила плеер с наушниками и даже оранжевую маечку, хоть я и не просила. А ещё угостила персиковой Мириндой. И мы помирилися, потомукак я не злопамятная и болтать про мандавошек не привычная. Теперь все товарки просят послухать «Ты люби меня везде 18 мне уже» и больше не говорят, шо Терезка не модная. А Миринда трошки говней за кокуколу лайт, промежду прочим.
 

Производственные - 27

(Леонид Олюнин)
 12  Приколы о работе  2012-02-10  0  1227
УПУЩЕНИЕ

— Кажется все предусмотрел. Все стены цеха завесили плакатами по технике безопасности.
— Все-то все, да только Кружкин все-таки умудрился
Читать дальше >>
 

ЧЛЕНСТВО

(BELBOOKS)
 10  Про секс  2012-08-26  0  1074
Членство

Васючок родился поздним ребёнком в семье академиков, и, казалось, что всё его тело  состояло из различных членов, именно членов, а не частей. Оно было сочленено, наверное, наспех, или в большой спешке  - может, кто-то перевыполнял в тот день план по Васючкам, и ему были приделаны сильные, мускулистые руки, небольшая бычья шея и очень крупная голова с близорукими, голубыми глазами и никогда неулыбающимся тонкогубым ртом. Что же касается членства - то кто-то приделал к его телу большой член, мотавшийся между крепких, но довольно плотных и коротких ножек Васючка. По обоим сторонам члена висели крупные круглые яйца.

Таким он был уже с четырехлетнего возраста - членистым, и это его очень занимало. Он трогал свой членик, росший не по дням, а по часам, расчесывал яйца до крови, теребя их через карманы коротких штанишек. Когда он играл с другими Васючками в песочнице, он показывал им свой быстро развивающийся членик из штанишек и просил показать их интимные части, теребя их членики и нюхая потом свои руки. Однажды он потеребил голенький членик своего соседа по песочнице, и вдруг увидел чудо - членик встал, напрягся и стал расти под руками Васючка. Тот от восхищения просто взвизгнул - вот это дааааа! Он долго трогал вставший у сотоварища член, но потом тот стал падать и сморщиваться, потеряв для Васючка всяческий интерес.

Он рано понял - лет уже с пяти-шести, что у девочек члена в межножье не было, так же как и яиц, и поэтому он считал всех девчонок второсортными и недоделанными, презирая их - ведь они не могли почесать яйца, долго нюхая потом свои руки.

Уже в шесть лет Васючок научился дрочению своего быстро растущего членика, вызывая в своём теле приятные судороги, когда членик, как хобот слона, поднимался почти к животу, долго качаясь потом в воздухе. Он пробовал вешать на вставший членик грузики в виде своей майки, веревочки с катушками, помахивая своей живой игрушкой вверх и вниз и смеясь от удовольствия про себя.

В десять лет от первый раз получил из своего возбужденного рукоприкладством выросшего члена немного молочной, чудесно пахнущей вязкой жидкости, фонтаном вышедшим из его, заставив тело трястись в сладких судорогах. Такого он ещё не испытывал, и в этот день Васючок понял - ему был кем-то дан инструмент наслаждений, несравнимых ни с чем наслаждений - лучше всякого пирожного и эскимо - которым он мог управлять сам, и он стал экспериментировать.

Он вызывал возбуждение в членике касаниями, трением, оттягиванием, кручением - применяя всевозможные методы, которые приходили в его, Васючковскую, возбужденную члеником голову.

Он добился выделения этой молочной жидкости, назначение которой он не знал, по три раза в день, чувствуя после каждого раза сначала полное удовлетворение, кайф, а потом - усталость и голод.

У него был микроскоп, подаренный Васючку на день рождения его академическим папой, работавшим на славу советской науки в антиеврейском математическом институте цифр и формул, и этот бойкий малец, собрав немного белой таинственной жидкости, выделившейся из членика, приготовлял из нее препарат, зажав немного белого таинственного вещества между двумя лабораторными стеклышками. Он долго рассматривал картинку под микроскопом с пятидесятикратным увеличением, удивляясь каждый раз активному движению живой материи между стеклышками.

Однажды его школьный товарищ показал ему зарубежный журнал с голыми женщинами, запечатленными в самых фантастических позах, и Васючок вдруг ощутил, что его членик уже набух в его штанах - даже без всякого рукоприкладства, только от смотрения на эти сфотографированные тела голых, неизвестных  тёток, которых он никогда в жизни голыми не видел.

Это открыло для него новую полосу действий. Он раздобыл несколько журналов с голыми женщинами для завода своего члена без рукоприкладства или с минимальными усилиями, но скоро и этого ему было мало. Другой его товарищ принёс ему фильм, где голые тётки двигались, и от этих движений член к Васючка оживал до пяти - шести раз в день, заливая белым фонтаном даже стены Васючковой комнаты.

Он побледнел, подурнел, был вечно голодным и не всегда мог контролировать свои руки, спрятанные в карманы потертых джинс - ему было уже двенадцать. Все его мысли, кроме школы, в которой он учился кое - как, были направлены на удовлетворение своих членских мечтаний, количество которых достигало иногда до десятка в день.

Он не знал, что его поведение есть извращение, а его родители никогда не догадывались о порочной натуре подросшего Васючка, только удивляясь его нервному подергиванию, бедности и бесконечному, животному аппетиту. Глаза его стали холодными и бегающими, и он вечно боялся быть пойманным за своими действиями, хотя точно знал, что родители в его комнату просто так не войдут - оба были академиками из хорошо воспитанного довоенного поколения людей на “вы”. Они и не подозревали, что дали жизнь маленькому Гришке Распутина с потенцией, превышающей все советские нормы и понятия.

Герои-богатыри бывают всякими, и Васючку была дана свыше богатырская потенция,  скрытая в его членообразном теле подростка. Член был центром его существования, центром удовольствия, центром восприятия жизни. Через член Васючок познавал мир и себя.

Он так и не узнал, что член, как символ жизни - всесильный фаллос, был основой многих религий, а в далёкой Индии было множество храмов, посвящённых этому таинственному отростку тела, так занимающему его, Васючковое внимание. А в знаменитом храме тысячи фаллосов - лингамов, таинственном Каджурахо, член играл центральное место в служении Богу, но Васючок этого всего не знал, кроме одного - член его требовал, кричал о ежедневном служении ему - вопреки усталости, вопреки ухудшению зрения и тёмным кругам под голубыми холодными глазами - и Васючок ежедневно служил ему, думая членом больше, чем головой.

Член вёл его по жизни, указывая друзей и знакомых, требуя жертвенности, расстраивая его, Васючка, сердце, не выдерживающего такого производства белого фонтана белков и жиров по семь - десять раз в день. Живые белки были сделаны из тела Васючка, так же как и жиры, входящие в остав этой Васючковой клейкой жидкости, и требовали своего восполнения через живую и мёртвую пищу, которую Васючок поглощал день и ночь. Он ел постоянно, найдя, что коктейль алкоголя с сырыми яйцами способствовал быстрому восстановлению его потенции.

Так он прожил шестьдесят лет, заработав сердечную аритмию и так и не создав семьи, хотя он попробовал на своём пути некрепкие союзы как с мужскими, так и с женскими телами, но каждый раз он возвращался к привычному самоудовлетворению - так ему знакомому с четырехлетнего возраста.

Природа сделала Васючка членисто-между-ногим существом, таким, каким был когда-то заменитый Распутин и другие чудо-богатыри с русской, не побитой никем потенцией мужиков-осеменителей. Потенции Васючка хватило бы на создание нового города младенцев, из которых могли бы вырасти новые Леонардо-да-Винчи, Моцарты и Энштейны, или хотя бы Циолковские, но он всю свою жизнь выпускал свою белую клейкую жидкость -  со временем ставшею мутной, непрозрачной и с каким-то желтыми комками - на стены и на пол, умертвляя всех этих потенциальных жителей России и мира и получая один несравнимое ни с чем - так ему казалось  - удовольствие от самого себя.

Природа ошибок не делает. Никогда. Почти никогда. Даже если ты - Васючок.

25.08.2012 22.45
 

О ЛАКОНИЗМЕ

(Алик Кимры)
 6    2018-12-10  1  362

"Я евреев не люблю,
Я в ладу с эпохою.
Я их сразу узнаю
По носу и по х@ю"

И.Губерман

Доктор филологических наук Р.И.Кацнельсон из Сан-Диего в нескольких номерах калифорнийской газеты "Запад-Восток" разместил объёмистую статью "Почему Гоголь был антисемитом?" При встрече с Робертом Израйлевичем я ему разъяснил, что на поставленный им вопрос можно ответить гораздо короче:
- Патамушта был сумасшедшим.

Но, как говорится, ценим Гоголя не только за это, и он - мой самый любимый писатель. Гению можно простить всё! Подумаешь, не нравились ему евреи! А что, разве они всем подряд нравятся?

------

И ещё о лаконизме

Жми сюда
 

Саша Толстый

(Фёдор Сван)
 9  Про толстых  2009-05-03  1  2664
Саша Толстый не обижался, что сверстники так его называли - Толстый. Во-первых, он и вправду был толстым, а во-вторых, называли его так, совершенно не пытаясь коим-то образом обидеть. Саши ещё были, а толстый он был один. Ребёнок рос жизнерадостным и энергичным, а к таким, как правило, прилипают всякие истории. Когда Саша достиг того возраста, когда нормальный человек понимает, что независимость в десять неполных лет могут дать только деньги, заработанные честным путём, мальчик задумался: каким образом можно сколотить начальный капитал. Не кастрированный пионерскими заповедями Сашин мозг понимал - тимуровское движение, о котором так много говорит дед, есть утопия. А вот сам дед. . . пожалуй. . . может стать объектом предпринимательства.
      Дед Саши был самым настоящим дедом, и по преклонному возрасту своему, и по званию в семейной иерархии. Уважаемый был и соседями, поскольку правильным был человеком. К тому же участник страшной ВОВ, на которую ушёл добровольцем, молодым и здоровым парнем. Не мог он позволить ворогу топтать извечно неухоженные просторы своей Родины, да клеймить глубоким протектором тяжёлого завоевательского сапога пыльные дороги наши, обласканные мягким крестьянским лаптем, да босою детской ножкой. Готов был солдат отдать жизнь свою за наше счастье безвоенное, но «откупился» от "костлявой" - оставил ногу на полях тяжёлых сражений. Живой ещё человек, вскормил тленом части плоти своей травку зелёную, либо берёзку белоствольную.
      Не сломило увечье фронтовика. И на мирных трудовых фронтах не прятался за спины соотечественников. Из года в год тяжелел праздничный майский пиджак от наградного металла. А физический недостаток в какой-то степени был компенсирован пластико-кожанно-деревянным протезом. Вот на нём-то внук и решил заработать. Собрав после школьных уроков одноклассников, Саша Толстый рассказал друзьям про своего героического деда, утаив от слушателей маленький нюанс - потерю ноги. В доказательство о мужестве деда Саша готов при свидетелях стукнуть деда молотком по ноге. Дед даже не вздрогнет. Более того, внука не накажет и не поругает. Всё шло по плану маленького "дедоубийцы". Саша Толстый заключил пари: проигравшая сторона выкатывает кругленькую сумму денег.
      Дед сидел в кресле, положив ногу на ногу, крепко дремал над непрочитанной газетой, когда стайка изуверов тихонько окружила фронтовика. Внук уверенно размахнулся и со всей дури вдарил молотком по дедовой ноге. Страшно заорав, дед взвился под потолок. Попади Саша не по здоровой ноге, возможно, он и обогатился бы. А так, кроме Сашиной копилки, за всё расплатилась Сашкина толстая задница.
 

Бывает и так!

(Физик-лирик)
 2    2007-05-27  0  795
На днях сижу я в парке на лавочке, газету читаю. Мимо проходит молодая женщина с маленьким мальчиком, лет четырех. Сын, наверное. Сама на ходу книгу читает, мальчика за руку держит. Надоела ему такая прогулка, поизвивался он, как Гудини, руку свою вытащил и на свободе очутился. А мамаша так и пошла дальше, как бы держа за руку сына-невидимку.
Мальчик забрался на мою лавочку, пристально на меня посмотрел и принялся за исследование. Подергал за усы – проверял, наверное, настоящие или нет. Я молчу, ребенок ведь, что с него возьмешь, да и настроение весеннее, благодушное. А он проверил мои нос и уши, потом взял за руку и молча, как свою собственность, потащил за собой. Ну, я и пошел. Догнали мы читающую маму, мальчик, не долго думая, вкладывает мою руку в ждущую ладонь. Я, машинально так, поджал несколько пальцев, а остальные оказались в ладони, которая как капкан, тут же сжалась. Так и пошли. Я держу за руку мальчика, а меня держит его мама. Ну, думаю, попался! А с другой стороны, мне торопиться некуда, не женат, почему бы и не прогуляться. Со стороны поглядеть – просто семейная идиллия. Мальчик тоже вроде как в роль вошел: идет молча, степенно, как самый послушный сын в мире.
Прошли до конца аллеи – навстречу еще одна молодая, симпатичная. Поздоровалась с моей спутницей и мне кивнула. Я ответил. Стоят, разговаривают. Тут я узнал, что мальчика зовут Вовой, а его маму Машей. Машина подружка при разговоре все на меня поглядывает, как бы оценивает. Потом говорит:” Что-то Маша, ты стала скрытной, мне ничего не говорила про этого молодого человека”. Моя спрашивает:” Ты о Вовике, что ли?” А подруга:”Так его Владимиром зовут?” Моя засмеялась:” Ты похоже перегрелась, забыла уже как моего сына звать?”
Вовик терпел, терпел этот непонятный разговор и показал этой тете язык. Я ни с того, ни с сего, тоже язык высунул. Вобщем стоим оба, рожи корчим. Наша собеседница с возмущением уже и говорит:” Маша, сдается мне, что этот Владимир ничем не лучше твоего первого алкоголика”. Моя спрашивает: ”Какого первого? У меня один мальчик – Вова”. Подруга в ответ: ”Ничего себе мальчик – усы как у Якубовича”.
Тут моя обернулась, меня увидела, сказать ничего не может, а за руку так и держит, не отпускает. Да что ей говорить? Я сам, как мог, объяснил все, что произошло. Тогда все весело засмеялись. А громче всех смеялся Вовик, так как он понимал, что кончилась моя холостая жизнь.
 

Мороженое с шоколадной крошкой

(Олаф Сукинсон)
 44  Про шоколад  2008-07-21  5  7022
- Тарелочки уже можно убирать?

- Да-да, спасибо.

- А что на десерт будете?

- Так, что у вас тут в меню? Гм, ну это сложно… Это я не ем… Это я уже пробовал, не понравилось. А! Вот! Просто и со вкусом – мороженое с шоколадной крошкой.

- Отличный выбор! Одну минуточку…



- Официант! Что это?

- Мороженое, как вы и заказывали.

- Я вижу, что это – мороженое. Она зачем ко мне садится?

- Вы же заказывали с шоколадной крошкой. Это она и есть.

- Гм… Ну, если так… Но… Но какая же она крошка? В ней же килограммов 80 будет.

- Нормальная крошка. Вы еще наших телок не видели.

- Так она же бледнее моли!

- Это белый шоколад, вы не уточняли.

- А… Ммм… А из нормального, темного шоколада у вас ничего нет?

- Крошек? Нет.

- А кто есть?

- Ну, из темного шоколада – только с орешками.

- Это как? Можно посмотреть?

- Это, собственно, я…
 

Москва моего детства

(Uri Pech)
 25    2019-04-07  3  257

В Москве моего детства жила с супругом-полковником младшая сестра бабушки Ани. Благодаря этому обстоятельству, в детские и юношеские годы я ежегодно гостил в столице на каникулах. Родственники купили кооперативную квартиру у метро Академическая. Однажды в пионерском возрасте, в день приезда, я вышел после завтрака "погулять во дворе". А на самом деле впервые самостоятельно смылся в метро. В то время в Воронеже городской транспорт был на 100% укомплектован кассами самообслуживания. Касса принимала, например, в автобусе пять копеек в любом наборе. 1коп. весила 1 гр., 2 - 2гр., 3 = 3, а в пятаках было уже 5гр. медного сплава. Добросовестные пассажиры дёргали металлическую рукоятку. Кассовый аппарат моментально взвешивал медяки и выдавал одноразовый проездной билет. Подойдя к турникету подземки, я не обнаружил в своих карманах в горсти мелочи целого пятака. Не задумываясь, я стал быстро заталкивать в монетоприёмник произвольную комбинацию 1-нокопеечных и 2-копеечных монет. Но турникет грозно срабатывал при моём приближении. Я не понимал нелепость ситуации. Попытался засыпать в прорезь ещё несколько монет, но они не лезли, т.к. застряли предыдущие. Дежурная посмотрела на меня, как на с неба свалившегося дикаря, молча при помощи расчёски извлекла мои монеты и направила в окно обмена. Мне было очень неловко, но я от своих планов не отступил. Получив заветные пятаки, я полноправно оказался на платформе. Схему метро я изучать не удосужился, т.к. неоднократно с отцом именно по этой Калужско-Рижской оранжевой ветке ездил без пересадок на ВДНХ. Карманных денег мне вполне хватило, чтобы купить пломбир с шарообразным наболдажником из мороженого (воронежский пломбир был скромнее - вафельный стаканчик наполнялся лишь заподлицо), попить пару раз газировки с сиропом и без, какой-то пирожок с чем-то за 6 копеек, в киоске у входа на Всесоюзную выставку прихватить пачку "Явы" за 30 коп. (однокопеечные спички у меня были с собой), приобрести входной билет за 10 коп. и оставить пятак на обратный проезд. А в любимый павильон Космонавтики пускали вообще бесплатно. Нагулявшись, насмотревшись и накурившись, я не заметил, как пролетел весёлый и солнечный день. Приблизившись к шайбе метро ВДНХ и сделав два круга вдоль её периметра, я вдруг не обнаружил входа. Изо всех дверей толпы валили наружу. Меня это не на шутку озадачило. Я находился со своим заначенным пятаком один на противоположном конце громадной Москвы. Это было пострашнее неминуемого бабушкиного нагоняя. Но окончательно осмыслить все ужасные последствия своей партизанской отлучки я не успел. В мегафон стали повторять, что станция по техническим причинам неопределённое время будет работать в режиме высадки, а посадка на ближайшей станции - Щербаковской. Добежав до Щербаковской и вскочив в жёлто-синий вагон, я, как лунатик, уставился в карту метро. То, что я попал на Калужско-Рижскую линию меня расслабило. Но в состоянии предыдущего стресса из пионерской головы внезапно вылетело название станции, на которой я утром тайком отправился в путешествие. Я судорожно пытался проникнуть в самые дальние закоулки подсознания. Но закоулки были не те. И только когда поставленный голос объявил: "Следующая станция Октябрьская", меня озарило. Как же - помню! Октябрьская! С неё можно сделать пересадку на Октябрьскую-Кольцевую. Но мне не надо делать пересадки. От Октябрьской до той, которая нужна мне всего один перегон (Шаболовская появилась позднее)! Потом я счастливый бежал ещё две автобусных остановки до заветной Б-Черёмушкинской. Мимо жёлтого забора вытрезвителя* шмыгнул в тихий двор, принадлежавший двум одноподъездным многоэтажкам. Поднимаясь в металлическую сетку упакованном лифте, восстановил дыхание. Встретили меня бабушки и дед-отставник с восторженным негодованием. А когда я честно признался, что загляделся на достижения Советской космонавтики на ВДНХа, вообще обалдели и пригласили к кухонному столу, на котором немного остыла моя порция.
Пока я с аппетитом уплетал тоненькие сосиски с гречневым гарниром, дед Толя рассказал мне курьёзный случай из жизни послевоенного Московского метрополитена. На площади Трёх вокзалов возмущалась на своём узбекском языке группа гостей столицы в экзотических полосатых халатах. Некоторые из них в отчаянии обхватили свои тюбетейки натруженными руками хлопкоробов**. Не верящие слезам москвичи и суетящиеся приезжие были равнодушны к мольбам Всевышнему. Но один интеллигентный молодой москвич проявил сочувствие к представителям братского народа, поинтересовался – в чём их проблема. Оказалось всё до обыденного просто. Аксакалы не смогли достать билеты на Ташкентский поезд. Шустрый доброжелатель на безвозмездной основе вызвался помочь уважаемым людям. Он собрал с отчаявшихся нужную сумму для приобретения по блату билетов в общий вагон. И не обманул. Через несколько минут принёс полный комплект заветных билетов. Но узбекские товарищи не могли даже предположить, что это билеты на поезд в метро. Почему именно билеты? В то время автоматических касс и турникетов ещё не было, билеты продавались в розницу. А по ним пропускали внутрь прекрасного подземелья строгие контролёры. Московский ухарь самолично помог узбекским путешественникам быстро и уютно разместиться в вагоне Кольцевой линии. Пожелал с улыбкой доброго пути и выскочил на следующей станции. Около часу ночи наивных узбеков, плохо понимающих по-русски, попросили на выход, т.к. метро закрывается. Они, кружась несколько часов по Кольцевой, проголодались , не успели доесть сочный плов и вытереть жирные пальцы о свои бритые головы. А их уже подталкивают два милиционера на выход. Радости и удивлению узбекских мужиков нет предела. Чудо! Так быстро и уже Ташкент! Но вместо Ташкента они приехали на легендарную Таганку.
______
* Тихие вечера прорезали загадочные вопли из двухэтажного вытрезвителя, гармонично укоренившегося у перекрёстка рядом с автобусной остановкой, злорадно развлекая черёмушкинских москвичей.
** Профессия хлопкороба тяжела и очень необходима. Люди на хлопковых полях гробили своё здоровье не меньше, чем на всех вредных производствах. Например, в 80-х поля в Бухарской области щедро опыляли химией. Листья жухли после обработки, оставались на стеблях одни хлопковые коробочки. Трёхколёсные трактора "Беларусь" с высоко посаженной кабиной не могли произвести на 100% чистую уборку урожая. После техники в поле выходили люди с фартуками, в которые собирали оставшийся хлопок. Крестьяне с гигантскими объёмами работы не справлялись. Тогда власти привлекали к уборочной страде всех пассажиров, проезжавшего мимо транспорта. Гаишники тормозили транзитёров и вручали всем фартуки. Собрал фартук ценной ваты - получи справку и езжай беспрепятственно до конечного пункта своего маршрута. Противный сладкоВАТЫЙ привкус химии с полей окутывал гостеприимную сентябрьскую Бухару. Но если от химикатов жухли листья, то какое воздействие этот "аромат" имел на хлопкоробов и их добровольно-принудительных помощников - печальная загадка.
 

Превращение

(Кручко Игорь)
 38    2013-03-05  0  823
…Решение суда обжалованию не подлежит! - судьи в черных мантиях с голубыми звездами, не спеша, важно удалились из зала.

- И что я такого сказала? Ведь это правда и все об этом знают, только молчат. Я и сейчас это могу повторить еще раз: ВСЕ БЕЛЫЕ ДОРОГИ ВЕДУТ К СОЛНЦУ…Не понимаю, за что они так взъелись на меня?

- На какое число назначено превращение?

- С седьмого на восьмое!

- У нас еще есть немного времени в запасе…Я что-нибудь придумаю…

- Знаешь, что обидно, я заранее знаю, во что они меня превратят!

- Во что?

- В маленькую пылинку и смешают с песком в какой-нибудь пустыне!

- Я тебе помогу! Тем более начался сезон звездных дождей. Это нам как раз на руку…

      ***

      Над планетой Земля прошел обильный звездный дождь.

      ***

      Я очень спешил, не хотел опаздывать на первый в нашей жизни, совместный праздник. Только что прилетел из другого города и было уже довольно поздно - около девяти вечера. И если маленькая коробочка, упакованная в подарочную бумагу и перевязанная алой ленточкой, лежала у меня в кармане, то цветы еще нужно было выбрать и купить. А время поджимало…

      Забежав в цветочный магазин, я удивленно посмотрел на пустые прилавки.

- С праздничком Вас!

- Спасибо большое!

- Что, все цветы разобрали?

- Да, к сожалению, разобрали…Мне очень жаль…

Я попрощался и грустный поплелся к выходу.

- Мужчина! Подождите!

Удивленный, я оглянулся на женский голос.

- Вот, возьмите!

- Спасибо! Какой чудесный букет! Сколько я Вам должен?

- Нисколько. Эти цветы я сама себе подарила. Они Вам нужней…Берите -берите…Не стесняйтесь!

- Любви Вам и счастья!

- Да, это бы мне не помешало, - и, попрощавшись со мной, девушка вернулась обратно магазин.

- Спасибо тебе за цветы и за поздравление с 8 марта!

    Девушка приподнялась на носочках и поцеловала меня в губы.

- Как ты угадал, что ромашки, мои любимые цветы?

- Случайно получилось.

- А ты знаешь, ведь они очень похожи на солнышко, к которым сходятся множество белых дорожек!

- Да, действительно, очень похоже…Солнышко это ты! А все мои дорожки ведут только к тебе одной, и я крепко обнял свою единственную и НЕЗЕМНУЮ любовь.

      ***

- Вот видишь, я же тебе говорил, что у нас все получится, а ты мне не верила! Удачи тебе!
 

Лафа беззакония...

(Соломон Ягодкин)
 8    2013-03-02  4  644
ТАЙНОЕ ОРУЖИЕ ВРАГА...
Мало того, что дурак сам ничего не мог понять, так и его заместители тоже. Так всегда бывает, когда кругом затаились враги...

ЛАКЕЙ БЕЗ ГОЛОВЫ...
Критика первых лиц государства всегда чревата потерей собственного лица, причём вместе с головой. А без головы потом даже и не лизнёшь от души...

ЛАФА БЕЗЗАКОНИЯ...
Если власть узаконить, тогда её надо тут же отдать под суд, потому как всегда есть за что, тем более, власть законную, а, значит, и во всём виноватую...

ЗАПАС ШЕЮ НЕ ТЯНЕТ?
Хорошей головы и одной хватит, а так никакие двухголовики не спасут, ещё и передерутся напоследок...

АНТИ-ЖИЗНЬ...
Думая о жизни, ты невольно думаешь и о власти тоже, потому что, как ни крути, а власть, это всегда обратная сторона жизни, на которую лучше не заглядывать вообще...
 

Цепочка

(Ярослав Зайцев)
 8    2007-08-25  3  1150
В дверь постучали, когда Семён Абрамович пил чай. В ординаторскую зашла рентгенлаборантка и положила на стол несколько историй болезни.
-Спасибо, Ира, - поблагодарил доктор и отложил себе истории тех детей, которых курировал он.

В истории болезни были вложены рентгенограммы, сделанные утром. Семён Абрамович взглянул на конверты. Так. Николаевой должны были сделать контрольный снимок левой голени после операции, Редозубову снимок грудной клетки, Шевцовой снимок…
- Можно? – в кабинет заглянула пожилая женщина.
- Семён Абрамович? Я – бабушка Леночки из девятой палаты, можно с вами поговорить?
-Идите в палату, я сейчас подойду к вам, - ответил хирург. Он сполоснул свою чашку, взял истории болезни с рентгеновскими снимками и вышел.

В шестиместной палате сейчас находилось трое детей. Оля Николаева, которой только-только исполнилось четыре годика, ещё не вставала с кровати, ей накануне сделали серьёзную операцию. За маленькой Олей ухаживала мама. Десятилетняя Лена Виноходова шла на поправку после вмешательства по поводу острого аппендицита. Она вскочила с постели, вместе с бабушкой встречая своего лечащего врача. А за столом, спиной к вошедшему доктору, сидела Вика Шевцова и жевала печенье, которым её наверняка угостили дети или, скорее всего, сердобольные родственники других пациентов. Дело в том, что Вика была из детского дома. Поступала она в больницу по несколько раз в год. И всегда с одним и тем же диагнозом - «Инородное тело желудочно-кишечного тракта». Этими телами являлись, как правило, различные металлические предметы: гайки, болты, колечки, монеты. Попадали они в Викин организм с обоих концов этого самого желудочно-кишечного тракта, причём по собственной воле девочки. Надо заметить, что Вика была не вполне здоровым ребёнком. В свои двенадцать лет она выглядела на все шестнадцать, но её умственное развитие оставалось на дошкольном уровне. Сколько раз врачи пытались проводить с ней профилактические беседы, но… Вика улыбалась и кивала головой, однако история повторялась примерно раз в три месяца. Иногда девочка поступала в другую больницу, с гинекологическим профилем, но диагноз начинался также – «Инородное тело…». В этот раз, видимо, была очередь поступления в хирургическое отделение. Вчера дежурные врачи под наркозом с помощью фиброскопа достали из Викиного желудка с десяток мелких гвоздиков. Их наверняка было больше, но часть предметов могла продвинуться уже дальше в кишечник. Сегодня утром Вике сделали контрольную рентгенограмму, чтобы уточнить, много ли гвоздиков ещё продолжают свой путь по организму.
- Семён Абрамович! Ну, как моя Леночка? Когда уже можно будет её домой забирать? – поинтересовалась бабушка.
- Так сегодня и забирайте! Анализы хорошие, температура нормальная, швы сняты. Так что, вы немного подождите, а я выписку подготовлю.
- Спасибо огромное, Семён Абрамович! Спасибо за нашу Леночку! Руки у вас просто золотые! – стала благодарить доктора женщина.
-Только знаете, - понизила она голос, - тут одна неприятность случилась…
-Что такое? – заволновался хирург.
-Понимаете, у Леночки цепочка пропала. Золотая. Мы её Леночке на десятилетие подарили. Вчера вечером перед сном Леночка сняла цепочку и на тумбочку рядом положила, а утром проснулась… Переживает она сильно. И мама, если узнает, тоже очень расстроится.
-Вы хорошо везде посмотрели?
-Да всё, всё уже проверили. Нигде нет.

«Да, нехорошо получилось», - подумал Семён Абрамович. Он оглядел палату, размышляя о том, куда могла подеваться цепочка, и тут его взгляд остановился на сидящей за столом и сладко чавкающей Вике. В голове у доктора мелькнула догадка.
-Постойте-ка! Я, кажется, знаю, где ваша цепочка!

Семён Абрамович открыл историю болезни Шевцовой, достал из конверта снимок брюшной полости девочки… Точно!
-Вот ваша цепочка! – показал доктор. На рентгенограмме, помимо нескольких небольших теней, напоминающих гвоздики, был чётко виден Леночкин подарок на десятилетие.
-А! – всплеснула руками бабушка.
-Ой! – воскликнула Леночка.
- Шевцова! Что это такое?! – обратился доктор к сидящей за столом девочке. Вика повернула голову и растянула рот до ушей. Очередная её выходка удалась.
- Семён Абрамович, что же делать? – стала причитать бабушка Леночки.
- Ждать, пока цепочка выйдет естественным путём.
- Семён Абрамович! Не выписывайте нас сегодня! Пожалуйста! – в один голос заголосили Леночка с бабушкой.

Леночка покинула больницу только через три дня. Но уже с вернувшейся к ней золотой цепочкой.
 

Щас спою!

(Ирина Зуенкова)
 61  Про бомжей  2019-10-10  6  798

Я был изгнан из дома супругою,
Со словами "назад ни ногой",
Три недели живу под калугою
(это мостик над нашей рекой).

А питаюсь кефиром просроченным
Да увядшей свекольной ботвой.
Ощущаю себя обесточенным
На матрасе, набитом листвой.

Это тёща во всём виноватая!
Говорили дружки: не женись.
Будет копия мать толстозадая.
А женился, живи и не злись.

Как не злиться, товарищи рОдные,
Я же нежность ей всю отдавал!
А она мне? Котлеты холодные?
Борщ покушать ходил на вокзал.

Всё кляла: почему не рабооотаю!?
Как потопаешь, так и пожрёоошь...
Как работать с душою измотанной?
Не ценила меня ни на грош!

Все в роду были интеллигентами
(это ж с первого взгляда видать)
А теперь хоронюсь под брезентами
И мытарствам конца не видать.

Помогите копейкой, родимые!
Вот клянусь, ни за что не пропью!
У меня же все чувства ранимые,
Вот про это я вам "Щас спою!"
 

Разогрел

(Юра Харьковский)
 16    2019-12-23  0  263

В 1971 году, я проходил производственную практику на Согринской ТЭЦ. Смена в которую я попал, была дружная и весёлая. Машинисты котлов – молодые ребята, студенты заочники Витя Бунь и Женя Зырянов, кипели энергией, травили байки, обливались водой со шланга, разыгрывали и гоняли друг друга по цеху и т.д. Часто объектом их шуток становились и другие члены смены. Все машинисты и нач.смены сидели на общем щите управления, между турбинным и котельным цехом. Турбинистом в смене, работал машинист – Сан Саныч, спокойный и безобидный, лысоватый, в очках мужичок, лет пятидесяти, очень напоминающий, своим внешним видом, бухгалтера Корейко из "Золотого телёнка". В турбинном цеху подходящих мест, не было, поэтому, свой традиционный обед – макаронны с тушёнкой, он варил на пылеугольном коробе котла, который, как хорошая плита, всегда был раскалён докрасна. Этот процесс, от начала и до конца, у него занимал ровно полчаса, после чего он снимал свою алюминиевую кастрюльку и нёс на свой рабочий стол, где и обедал. В тот злополучный день, о котором пойдёт речь, Витя с Женей, устав разыгрывать друг друга, решили подшутить над Сан Санычем. Когда он отнёс свою кастрюльку на короб, ребята переставили её на изоляцию рядом, она тоже была градусов сто, но этого не хватало для кипения. Через 25 минут, за 5 минут до снятия кастрюльки, она была возвращена на прежнее место, на короб. Ничего не подозревающий Сан Саныч, как обычно, через полчаса снял её и приступил к обеду. На его удивление суп парил, но макароны не доварились и были сырыми. Сан Саныч отнёс кастрюльку на место и стал ждать. Но ребята повторили процедуру с коробом и суп снова не доварился. Сан Саныч занервничал, время обеда давно прошло. Все другие машинисты были сыты и довольно покуривали сигареты, лениво перекидываясь шутками, а он был ещё голодным, непонятно почему. – Что-то вы сегодня плохо топите, пацаны, грустно сказал он, у меня суп никак не сварится. – Да, как обычно топим, Сан Саныч, ответили ребята, ты может рано снимаешь? – Сан Саныч в третий раз пошёл на котёл, поставил несчастную кастрюльку на место и уже целый час не подходил к ней. Но ребята и в этот раз не пожалели старика и снова макароны вязли на зубах. Обычно спокойный Сан Саныч, сегодня метал громы и молнии, смена подходила к концу, а его желудок пел голодную и грустную песню. – Да вы сегодня вообще работать не хотите, возмущался он, макароны никак не доварятся! – Слушай, - спросил Витя, - а ты заклинание не читал над кастрюлькой? – Какое заклинание, удивился Сан Саныч? – Так со вчерашнего дня, теперь надо говорить: "Дорогой мой котёл, по Витька велению, по Женька хотению - сготовь мой суп!" – И они дружно начали хохотать, хватаясь за животы. Тут, до Сан Саныча дошло, что его эти зелёные пацаны, его просто разыграли. Он в сердцах, вылил недоваренный суп в урну и обиженно, молча, просидел весь остаток смены.
На следующий день, Сан Саныч, гордо проходя мимо Вити и Жени, сказал: "Хрен я положил на ваши шутки, теперь буду есть свой суп вовремя!" и отнёс свою кастрюльку в турбинный цех, где поставил её на нижнюю тарелку стопорного клапана турбины. Там тоже была высокая, около 400 градусов температура. Для непосвященных, стопорный клапан это такой механизм безопасности турбины, который в аварийных ситуациях, срабатывает и закрывает доступ пара к турбине. В этом случае, шток клапана резко опускается вниз и верхняя тарелка, прижимается к нижней, на подобии пресса, с усилием несколько тонн. Срабатывает это устройство, крайне редко, раз в несколько месяцев, а то и лет. Но судьба распорядилась так, что именно сегодня был тот день, когда он сработал. Что-то пошло не так и клапан с громким щелчком закрылся. Как назло, смена была дневная и весь персонал цеха наблюдал красочную картину, как после закрытия клапана по всему цеху полетели, как белые голуби, несчастные макароны и тушёнка, из раздавленной в лепёшку кастрюльки. Выскочивший Сан Саныч с ужасом наблюдал за трагическим финалом своего неудачного эксперимента и понимал, что такого позора ему не перенести. С этого дня Сан Саныч брал обед на смену сухим пайком, консервы, колбаска, картошка в мундире! Ведь до пенсии было всего два месяца, можно и потерпеть!
 

СКАЗКА ПРО КАРЛИКОВ И ТАЙНУ

(Liver)
 4    2006-12-01  1  1434
СКАЗКА ПРО КАРЛИКОВ И ТАЙНУ

Сидят, значит, два карлика в столовой. Сидят, кушают, маленькими ручками хлеб трогают, маленькими ножками болтают, маленькими головками улыбаются… ну реальные такие карлики.
И вот они покушали, и понесли поднос к окошечку для грязных подносов. И тут вышел конфуз. Карлики не могли дотянуться до этого окошечка. Ну, ничего, не расстроились, подставили табуретки, забрались на них, ну, в общем, всё у них получилось короче.
Дальше, наши карлики идут по улице, мимо галантереи, и тут первый карлик говорит:
- Слышь Артёмка, мне же надо Антикварщику позвонить, он мне обещал крепочку дать и тайну рассказать. Так что надо ему обязательно позвонить и встречу назначить, а то у меня крепочЁк уже почти закончился.
-А что за тайна? - спрашивает второй карлик.
- Да откуда я знаю, что за тайна. На то она и тайна что бы ни знать. Понял? Ты мне лучше скажи, где тут таксофон поблизости есть.
В общем, нашли они таксофон, и тут снова оказия вышла. Карлики до трубки дотянутся не могут. Ну, они же реальные карлики. Ну ничего, не расстроились, нашли каких-то кирпичей, досок приволокли, коробок там разных, ну короче кучу состряпали, залезли на неё и давай Антикварщику звонить.
А Антикварщик сидит у себя дома, крепочЁк покуривает, в Интернете зависает, про вещи разные смотрит, старые, там, древние, ну короче работает. Тут телефон звонит, а в нём карлики, мол так и так, обещал делай! Ну Антикварщик сказал, Антикварщик сделал! Он же реальный Антикварщик, а не камесионщик [комессионщик][комессионьщик] (как правильно-то писать?) какой-нибудь.
-Приходите - говорит он – уважаемые карлики, ко мне домой, тут и поговорим.
И вот, через пятнадцать минут, карлики уже сидели у Антикварщика дома, пили какао и точили ватрушки. А квартира у этого Аникварщика, надо сказать, была прямо как музей: шкатулочки всякие, лампочки, оружие холодное, горячие, тёплое, медальончики, самовары древние, ну много чего там было. Но больше всего карликов заинтересовал чёрный ящик, метр в кубе, который стоял по средине комнаты.
-Евпатий Евстегнеевич, а что за тайну вы нам хотели рассказать?
-Какую тайну? Ах, да! Тайну… Ну в общем, я пишу научную работу на тему «Что такое хорошее, и что такое плохо». И если вы хотите, то я вам сей час могу кое что показать. Хотите?
А карлики тут же хором:
-Конечно хотим! Конечно хотим! Конечно хотим!
Антикварщик улыбнулся. Но уж как-то тоскливо улыбнулся. Вообще он не долго улыбался, говорить сразу начал:
-Ну давай, дружок, садись на этот чёрный ящик и помолчи пока.
Ну карлик залез на ящик и замолчал. Второй карлик стоит, на всё это действо втыкает и тоже молчит. А Антикварщик ушёл куда-то и через минутку вернулся с маленькой, зелёненькой, стрёмненькой шкатулочкой.
-Вот! КрепочЁк. Еще со времён Петра I остался. Я этот крепочЁк у одного растамана кое- как выменял.
Короче, берёт он трубку (тоже старую, но добрую, из вереска наверно), насыпает туда крепенького табачка из шкатулки и даёт карлику. На, говорит, покури. Карлик начинает пыхтеть трубкой и пускать сизые колечки. Ну, докурил.
-Ну что, хорошо? – спрашивает Антикварщик.
-Хорошо! – отвечает первый карлик.
Тогда Антикварщик берёт и насыпает в трубку ещё крепочка и снова суёт её карлику. Кури, говорит, ещё.
Ну, первый карлик снова попыхтел, попускал, ну покурил короче.
Антикварщик опять спрашивает:
-Хорошо?
-Хорошо! – отвечает карлик.
Тогда, этот ненормальный Антикварщик, опять насыпает крепочЁк в трубку, уже в третий раз, и снова даёт её карлику. На, мол, кури!
А карлику-то что. На дармовщинку-то любой карлик крепочку хоть вагон скурить может. Ну не вагон конечно, а … ну может короче. Покурил, значит, карлик снова. И толи он не курил давно, толи крепочЁк уж очень хороший был, в общем, плохо ему стало.
А Антикварщик тут как тут со своим «Хорошо?».
-Хорошо?
-Плохо что-то стало.
-Во-о-о-от! А почему тебе плохо стало? Потому что было слишком много хорошо! Ну что, ощущаешь?
-Что ощущаешь?
-Присутствие мысли ощущаешь?
-Ощущаю!
И вправду ощутил. А второй карлик не ощутил. Не стал из себя умного строить и сказал прямо:
-А я не ощутил что-то ничего.
Тогда Антикварщик ему говорит:
-Ща ощутишь!
И так он это сказал, что карлик тут же понял, что, по сути, сейчас он всё ощутит.
-Залезай в этот чёрный ящик, и помолчи там маленько.
Ну, второму карлику охота же тоже ощутить присутствие мысли и он, с опаской конечно, но все-таки залез в коробку и замолчал.
Тут Антикварщик как пнёт по ящику. Срабатывает механизм и ящик залапывается насмерть!
-Хорошо? – снова спрашивает Антикварщик.
-Какое, на%*$р, хорошо? Тут тесно вообще, и темно, и не удобно, и вы тут ещё ногами пинаетесь. Короче, плохо тут. Давайте, выпускайте меня от сюдово, а то я уже всё ощутил.
А Антикварщик подхватывает чёрный ящик и молча везёт его на войну. Привозит, значит, ящик на войну, ставит по середине поля боя, и открывает эту чёрную коробочку. А отдутого карлик вываливается на землю, начинает тихонько так материться и по сторонам оглядываться. А по сторонам такая жуть творится. Пульки летают, свистят, бомбы взрываются, аж не слышно ничего, люди умирают и всё такое. Ну, карлик от такой движухи реально перестремался, и снова в ящик залез, и крышку за собой сам закрыл, и, даже, пнуть сам умудрился. А в ящике снова темно, снова тесно, снова неудобно, но тихо так, не взрывается ни чего, не трещит, не свистит, не горит, ну короче ХОРОШО. И так ему ХОРОШО стало, что он даже запел. Тихонько так, но с чувством, с выражением. Ну Антикварщик сразу всё понял, подхватил ящик и поехал к себе домой.
А дома первый карлик уже картошечки с грудиночкой, с лучком, с чесночком нажарил. Чай вскипятил. Полы подмёл-помыл. Сам помылся, побрился, подстригся, причесался. Короче нифига приканителился карлик.
Так вот. Заходит Антикварщик домой, ставит ящик на пол и открывает крышку.
А там второй карлик лежит и плачет.
- Ты чего? – спрашивает Антикварщик.
- Я ощутил.
- Что ощутил?
- Я ощутил, что война – это плохо. Это вообще никуда не годится. Это вообще быть не должно! Короче, война – это плохо. А ящик этот – хорошо!
Антикварщик помолчал, и что-то записал в блокнотик. Тут первый карлик заходит и говорит:
- К столу, уважаемые.
И все идут к столу, и кушают, и пьют. Потом говорят спасибо первому карлику и топают в зал. А там Антикварщик насыпает в трубку крепочка и они втроем, по очереди, начинают курить. Ну покурили, короче.
-А всё-таки, Евпатий Евстегнеевич, какую тайну вы нам хотели рассказать?
- Тайну? Ах, да. Тайну… Я недавно приобрёл одну штуку, которая любого реального карлика переносит в мир карликов. В этом мире одни только карлики. И крепочка там навалом, и еды там навалом, и воды там навалом… В общем, ХОРОШО там. И если вы хотите, то я вас могу, хоть сей час туда отправить. Хотите?
А карлики тут же хором:
-Конечно хотим! Конечно хотим! Конечно хотим!
А Антикварщик снова как-то странно улыбнулся и говорит:
- Залезайте, уважаемые карлики, в этот чёрный ящик и до свидание.
И карлики тоже сказали Антикварщику « до свидания» и залезли в ящик.

С тех пор их никто не видел.
 

ЭПАТАЖ ИЗ СОВЕТСКОГО ДЕТСТВА

(Тамара Кошевая)
 57  1 сентября  2015-11-04  9  2013
Первое сентября, седьмой класс, если чо...)))

Врать и выдумывать не стану,
Ни вкривь, ни вкось, ни поперёк.
…Я с наслажденьем влезла в ванну
В последний августа денёк.

Без озорства, не понарошку,
Сейчас – фигня, возьми да сплюнь! –
Я вылила себе на бо́шку
Мамулин красящий шампунь.

А завтра – в школу! Тихий ужас!
Классуха точно, не простит!..
... Собраться, Тома! Поднатужась,
Придай себе беспечный вид!

Я ж не из робких и несмелых,
И вот, на утренней заре
В рубашке белой, в… джинсах! В белых!!
Явилась в школу в сентябре.

Не сбавив резвого аллюра,
В толпу влетела – вот вам, шиш!
Красна, как пламя, шевелюра,
Как галстук, блин – не отличишь!

Сияла я, как три копейки,
Да так, что офигели все,
Как белый лебедь – на линейке,
Среди коричневых плиссе.

Конечно, мне потом попало
И в хвост, и в гриву – за штанцы,
Но я была царицей бала,
Ухмылку пряча за резцы…

…Я проучилась день. А дома,
Не разделив со мной успех,
На плечиках грустила форма.
Коричневая. Как у всех.
 

Повестка

(Tungus)
 22    2010-02-11  1  1608
- Кто там?
- Откройте, мы из военкомата!
- С каким еще автоматом?
- Да не с автоматом мы, не с а-вто-ма-том!
- А, так вы с матом? Нет, не пустим, у нас матом не ругаются!
- Да кто ругается? Никто не ругается! Откройте, мы из военного комиссариата!
- Откуда, откуда?
- Да из военкомата же!
- А, из военкома-а-та! Так бы и говорили. А что вам нужно?
- Да не что, а кто. Куфайкин И. С. здесь проживает?
- Ну, здесь.
- Так откройте, мы к нему.
- Зачем это?
- Так ему повестка!
- Какая еще поездка?
- Да не поездка, а повестка! Хотя правильно: сначала повестка, потом поездка.
- Какая еще поездка?
- Ну, в армию же.
- Не, никуда он не поедет.
- Как это не поедет? Все поедут, а Куфайкин И.С. не поедет?
- Таки не поедет!
- Это почему?
- А нет его дома!
- А где он?
- А за хлебом пошел!
- А когда будет?
- Через неделю.
- Точно через неделю?
- Точно, точно!
- Ну, ладно, мы придем через неделю.
Прошла неделя. Снова:
-Кто там?
- Мы из военкомата, откройте!
- А, проходите, проходите, гости дорогие!
- Спасибо! А что вы это нам с порога водку предлагаете?
- А выпейте за здоровье нашего дорогого внука, сына и брата Куфайкина Ибрагима Соломоновича!
- Нет, мы на службе! Вот вам повестка, уважаемый Иб… Ибрагим Соломонович.
- Оставьте себе, товарищ прапорщик! А вот вам мой паспорт.
- Зачем? У нас в военкомате сдадите. А пока распишитесь в получении повестки.
- Нет уж. Сначала вы посмотрите в паспорт!
- Ну, и что там?
- Да вы на дату моего рождения смотрите.
- Да чего мне смотреть? Я и так знаю, что тебе пока двадцать шесть лет. Еще не поздно долг Родине отдать!
- Да нет, товарищ прапорщик, вы число и месяц рождения видите?
- Ну и что?
- А то, что это вчера мне было двадцать шесть лет. А сегодня с утра мне – уже двадцать семь! Да вы выпейте, выпейте, не стесняйтесь.
- Ну, тогда с днем рождения тебя, падло!
 

Надо подумать за любовь...к иску ...

(Оleg Wral)
 12    2019-11-17  1  185
Солнце на следующее утро встало жизнерадостное и умиротворённое, казалось, что и оно ночью расслабилось и теперь готово с удовольствием нести свою трудовую вахту. Расчистив небосвод от туч, оно разлило свои лучи по Земле, принеся в Москву долгожданное тепло. Оставшись довольным результатом своих трудов, солнечный диск, радостно улыбаясь, начал свой ежедневный путь.
Не так всё радостно и жизнерадостно было у наших героев. По крайней мере у одного из них.
Сёма сидел на крыльце бани в одном халате и держа на голове мокрое полотенце одной рукой, второй вливал в неё живительную минеральную воду. Казалось, что из ушей у него идёт пар. Жора подойдя к нему сел рядом, закурил сигарету и спросил:
-Что голова болит, может соточку для опохмела?
-Сто грамм, не стоп кран - дернешь, не остановишься. Финиш. На сегодня пока хватит, - с юмором ответил Сёма. - Тем более у нас назначена встреча в банке на десять часов утра. А там опаздунов не любят. Так что сейчас не до этого. Кстати об этом... А где наши гостьи? Если не спят, то я мог бы их подвезти на такси до белокаменной.
- Вы, коллега, что ничего не помните? Гостьи наши убыли ещё вчера, согласно прейскуранта, получив с меня двойной тариф.
-А двойной тариф за что?
-За Вашу любознательность, коллега. Это же надо было придумать попробовать повторить с ними все позы Камасутры.
-Так вот почему у меня так болят ноги, - недовольно протянул Сёма. - А Ваша гостья, приехала?
-Представьте себе, что таки да. Сейчас отдыхает у меня в комнате. И в отличии от ваших она мне не стала в такую сумму. Риска никакого , а польза немалая.
-Какая ещё может быть польза от шлюхи? - удивился Сёма.
-Не путайте праведное с грешным, коллега, - поправил его Жора. - Вика не шлюха, а моя бывшая сокурсница, честная давалка, озабоченная нимфоманка, и к тому же дочь всеми уважаемого Петра Васильевича - крупного собирателя живописи, эксперта и галлерииста.
-Был не прав, приношу Вам свои искренние извинения, коллега, - извинился Сёма искренне недоумевая, какая может быть разница, между шлюхой и нимфоманкой. - А как бы нам с ним познакомиться поближе? - тут же задал он вопрос по делу.
-Да вы бы сначала с ней познакомились, а потом уже в гости к её батеньке напрашивались.
-Согласен, но только после поездки в банк. Собирайтесь, Жора, по-скорому и в банк, да не забудьте взять свой паспорт. Заодно заедем к нотариусу и оформим документы.
-Какие ещё документы?
-Какие документы? А что я Вам не сказал вчера? - искренне удивился Сема,-Небольшие инвестиции и с этого дня Вы являетесь соучредителем общественной организации и президентом культурного центра, который существует при ней. Поздравляю Вас, коллега.
-Сёма, у Вас всё или ещё есть что-то такое, чего я не знаю?
-Пока всё. Будите вашу нимфоманку, а я пошёл вызову такси.
-Я думаю, что будить её не стоит. Такие девочки, как она обычно спят до вечера. А так как она на машине, которая стоит за воротами, то и такси нам не потребуется.
-Как скажете. Но вот только водить машину я не умею.
-Собирайтесь Сёма и не забивайте дурным свою голову. Положитесь на меня. Кроме паспорта, с прошлой жизни, у меня ещё сохранились и права.

Ухоженная Мазда завелась с пол-оборота. Жора прогазовался, прогревая движок и выжал сцепление. Умная коробка-автомат сама сделала всё что нужно и машина плавно тронулась с места. Жора проверил ход руля и нажал на педаль газа, отпуская машину в свободный полёт.
-Не забудьте, коллега, поставить управление этим зверем на автопилот, а то такими темпами Вы нас до банка не довезёте, - сквозь зубы пошутил Сёма, вжимаясь в кресло.
-А я смотрю Вы мне не доверяете, коллега? Не переживайте здесь стоит автоматический ограничитель скорости, свыше восьмидесяти эта жестянка не поедет.
-А этого, что мало, если на встречной, да в КАМАЗ? - не успокаивался Сёма.
-Так, коллега, мне надоело Ваше бурчание, Вы меня отвлекаете. Говорите мне адрес банка, а сами пересаживайтесь на заднее сиденье, закрывайте глазки и баеньки, - не выдержал Жора.
-Нам надо в головной офис Трахвасинвест банка, что на Кутузовском. Знаете?
-Разберусь по месту. Как Вы там сзади?
-Вы были правы, здесь гораздо лучше, - укладываясь спать на заднем сиденье удовлетворённо хмыкнул Сёма,
-Вот и ладненько, если не будет пробок, то успеем вовремя. Отдыхайте.

Сёма проснулся от тишины. Машина стояла возле здания высотки, на фасаде которого красовался логотип Трахвасинвест банка. Жора сидел за рулём пил пиво и курил в открытое окно.
-Приехали? - протирая глаза, спросил Сёма.
-Похоже что, таки да. Не страшно? - затягиваясь дымом, спросил Жора.
-Не страшнее, чем с Вами ехать. Пошли.
-Идите, я поставлю машину на противоугонку и Вас догоню.
Сёма взял свой дипломат и вылез из машины. Постоял разминая кости и пошёл к центральному входу, творя про себя молитву. В вестибюле банка было немноголюдно. Они прошли мимо охранника в кабинет где их уже ждала с нетерпением менеджер по кредитам.
Менеджером оказалась не многословная молодая женщина с запудренным засосом на шее. Жоре показалось, что он её вчера уже видел у себя в Жуково. Женщина с постным лицом монашки взяла у Жоры документы и сверив с кем то по телефону его данные о прописке, приступила к оформлению кредита залога под его жильё.

В пять часов вечера, уставший и голодный Жора, сидя в кресле своего временного жилища в Жукове и взвешивая в руках пачки денег, с грустью понял, что теперь он окончательно лишился своего жилья. Что будет с женой. которая в своё время ловко выставила его за порог, и с её новой семьёй, его не интересовало. А вот квартиру, профессорскому сыну Жоре, на Арбате было жалко до зубовного скрежета.
-Верьте мне коллега, нам ещё улыбнётся фортуна, - поняв его настроение, сказал Сема, разливая шампанское по фужерам. – Вы купите себе ещё лучшую хавиру.
-У меня, что есть выбор? Отвалите.
-За Ваш успех, мальчики, - сказала тост, выспавшаяся и повеселевшая при виде денег и шампанского Вика.

Все выпили, закусили, опять налили и опять выпили, и когда уже после третьего фужера настроение за столом так и не поменялась, Жора наконец понял, что им так не хватает - музыки. Он сел за рояль и начал наяривать свой любимый собачий вальс. Из-за стола поднялась Вика сняла с себя платье и туфли, вскарабкалась на рояль и с бокалом в руке стала отплясывать канкан. А если учесть, что лифчики она не носила принципиально, ещё со студенческой скамьи, а вместо обычных трусов на ней было стринги жопорезы, то картина было весьма и весьма соблазнительной. Жора почувствовал лёгкое жжение в области паха. Он оглянулся назад и увидел, что Сема не обращая никакого внимания на Викин зажигательный танец, молча, накачивается своим любимым коньяком. Увидав, что Жора на него смотрит, он помахал ему рукой, приглашая к себе за стол. Распаренная танцем Вика, легко спрыгнула с рояля и, подбежав к столу, уселась к нему на колени, стала его тормошить и целовать.

-А не выпить ли нам за родителей, - предложил свой тост Сема. – Кстати, а чем сейчас Вика занят Ваш папа? - спросил он с намёком.
-Мой папа, тот старый жлоб и мудак? Думаю, что ничем или лучше сказать продумывает очередную схему по отмыванию денег. Я Вам Сёма скажу, как родному, - наклонившись к его уху пьяно зашептала Вика,- без денег, больших денег он вам ничем не поможет. У него, видите ли авторитет. Жлоб, - и, промурлыкав на прощание, лизнула его в ухо.
-Я пойду, схожу в туалет, - вставая из-за стола и пьяно покачиваясь, сказал Жора. - Скоро приду. Не скучайте.
-А Вы знаете, Сема, я кажется потеряла под столом свою серёжку, - сказала вдруг Вика, после того как за Жорой закрылась дверь, и задрав скатерть полезла под стол.
-Может Вам помочь? - решил подсуетиться Сема.
-Вы знаете, - расстегивая ему ширинку на брюках, сказала Вика, - хотелось бы на это посмотреть. Честно скажу, хотелось бы, но отложим эти эксперименты на потом. Сидите и не шевелитесь, я быстро.
Вика оказалась человеком умеющим держать своё слово и не только его. Не прошло и пяти минут, как Сёма был ею основательно высосан. И серёжка нашлась - вот совпадение-то.
Она вылезла из под стола, затянула её в своё ухо и, как ни в чем ни бывало, стала пить шампанское. Маленький невинный каприз взбалмошной девицы.
«Вот же сука»,- только и смог подумать Сёма, устало отправляясь отдыхать в свою спальню.
 

В славном городе Минске...

(Анатолий Ландышев)
 24    2014-04-08  1  560
1992 год. Только что рухнул Союз, мы поделились на разные государства, но тогда еще верили, что живем в СНГ, едином экономическом пространстве...

Не буду о политике, вернемся к жизни. Нашему классу дали путевку в Минск, на турбазу. К сожалению, я не помню название турбазы, любезно приютившей нас на две недели, но я помню город Минск.

Мы жили на турбазе, где нас кормили-поили, возили по разным экскурсиям, музеям...В первую половину дня мы подчинялись общему графику, а после обеда были предоставлены сами себе. И мы гуляли по городу, заходили в магазины, сами катались по Минску...Лишь бы не опаздывали к ужину. В Минске очень удобное метро, я выучил тогда все станции, и неплохо ориентировался в этом городе.

В магазинах, конечно, выбор не богат, но все равно можно было найти что-нибудь стоящее. В те времена на территории республики еще ходил российский рубль, однако были небольшие нюансы. Все товары в магазинах продавали при предъявлении паспорта. Местные жители покупали эти товары, а для нас, российских туристов, были ограничения. Не везде мы могли что-то купить. Продукты, повседневные вещи нам продавали, но что-то по-крупнее уже было недоступно. Только местным! Дело в том, что при покупке товаров, вместе с деньгами надо было предъявлять купоны. Купоны -это такие разноцветные бумажки, по размеру, как марки, или автобусные билеты. Они были выпущены разного достоинства. Местные люди широко продавали эти самые купоны в метро, возле магазинов, на вокзале...Этим мы и пользовались. В среднем, с учетом купонов, получалась десятипроцентная надбавка к товарам...

Мой товарищ присмотрел себе хорошую кожаную куртку. Цена позволяла, у нас, на Урале, аналогичные товары стоили дороже...Однако, в магазине нам отказались продать куртку. Иностранные граждане, не положено! Тогда мой друг обратился на улице к одной доброй женщине, и попросил купить для него куртку. Но здесь возник небольшой конфликт с продавцами. Зачем бабушка покупает мужскую куртку? Женщина не растерялась, сказала, что к ней приехал внук. Тем не менее, куртку нам не продали...У бабушки не оказалось паспорта при себе...Но мы все равно поблагодарили женщину, спросили, как её зовут. Жаль, что по истечении многих лет, я не могу вспомнить её имя...

Меня всегда поражает, какие раньше были отзывчивые люди. Тогда еще мы не видели различных мошенников и прочей швали. Мы просто верили людям...

Несколько дней спустя, мой друг опять загорелся идеей купить эту куртку. Мы доехали до магазина, убедились, что она до сих пор висит в торговом зале. И здесь начинается моя история. В Минске, кроме этой женщины, мы не знаем никого. Может, поискать её и попросить снова о помощи? Мы нашли будку справочной службы. Примерно такая же установка, как на вокзалах, когда ищешь маршруты... Теперь уже не удивишь никого такими терминалами, тогда это была диковинка. Во всяком случае, для нас!

Мы набрали фамилию, имя и отчество нашей случайной знакомой. В Минске и прилегающих районах оказалось несколько таких человек. Но придирчиво отбросив неподходящие по возрасту кандидатуры, мы остановились на одной. Женщина проживала в поселке Королёв Стан, который располагается километрах в двадцати от города. Однако, туда ездили электрички, и мы решили съездить в гости.

На следующий день, благополучно избежав всяких экскурсий, мы отправились на вокзал, сели в электричку и отправились в Королев Стан. Мы нашли дом, нашли приветливую хозяйку, которая накормила нас вкусными булками, напоила чаем...Но женщина не могла поехать с нами в Минск. "Ой, ребятки, у меня хозяйство, да и в город я не часто езжу." Но она предложила нам совсем невероятный вариант по сегодняшним меркам. Женщина дала нам свой паспорт, заверив, что в магазинах могут и по чужому паспорту продать, многие минчане для своих родственников что-то покупают.

Мы взяли документ, вернулись в город, кинулись обратно в магазин...Не повезло! Нас узнала продавщица и вспомнила, что мы иностранцы...Не положено! Рассказ про внука не помог...Только местным, никаких вариантов!

Вернулись на вокзал, дождались электричку, поехали снова в Королев Стан. Паспорт же вернуть надо! Женщина не менее нас была расстроена, что покупка не удалась...Какие добрые, душевные люди! И она не отпустила нас, пока мы не перекусим: "Айда, на дорожку-то...чем Бог послал!"

Мы пообедали, попили чаю, душевно поболтали...Вернулись мы на турбазу уже поздно. Конечно, нам влетело от классного руководителя. Конечно, нас ругали...Мелочи! Зато я побывал в поселке Королев Стан, где живут такие милые, добрые люди.
 

Бред старого холодильника

(Андрей Ручкин)
 16  Холодильники  2007-11-25  7  2940
"В субботу Вере Павловне приснилось,
что "лимоновцы" поймали Чубайса и наделали из него батареек."
    "6-й сон Веры Павловны"

-Пушкину двести лет, Набокову сто, а мне только двадцать два, я молоденький ищё, -игриво сказал поэт Васёк, предпоследняя надежда отечественной словесности. –Не хотите ли со мной выпить?
-Ко мне уже пятнадцать человек с тем же самым, - ответила дама, горделиво раздвигая декольте на ширину плеч. –Выпить! Предложите что-нибудь пооригинальнее.
Васёк не был особенно стеснительным малым. Попытался соригинальничать, но не особенно в этом преуспел.
-Пошляк!- сказала дама, очевидно передумав.
Васёк вскипел без подогрева, уши его покраснели, глаза сверкнули электросваркой, но так как был он все еще молоденький и совершенно не привык бить незнакомых дам, то просто сунул руки в карманы брюк и процедил сквозь зубы с презрением:
-Не простудите себе бюст, женщина!
И, стараясь не вслушиваться в обидную ответную реплику, отошел прочь настолько быстро, насколько позволяло его достоинство.
Через десять минут он уже и позабыл о неприятном инциденте, выпивая со знакомым и ухохатываясь над мало приличным анекдотом из быта московских пингвинов. Васек хохотал так, что перекрывал собой ресторанный оркестр к вящей досаде танцующих пар.
Как водится, коньячные пары пробудили в нем тягу к декламации, он решил ошеломить собутыльника своим талантом:

Пучекрылый дуревестник
Сивой молнии подобный
По полям фиглярски скачет
Матюгом коряча тучи
Точно змий стремится в омут
Беспрерывно эху вторя:
Дура… Дунька! Ох, и дура!

-Сильно! –сказал знакомый после значительной паузы, которая вполне заменила собой бурные аплодисменты. –Так тебе за это премию дали?
-За это пока еще нет, -скромно изрек Васёк, тоном человека уже привыкшего к премиям. –Это все свеженькое. Завтра в редакцию снесу. Но сначала конечно опохмелюсь.
Знакомый был в неподдельном восторге от этакой продуманности поведения и высказался в том смысле, что напрасно клепают на нынешнюю молодежь, она и старичков еще за пояс заткнет, ох, как заткнет!
Воодушевленный Васек прочел еще "Похмелье дипломированного оккультиста":

Вселенская тоска повергла
Меня сегодня на диван.
Но встану, встану непременно.
Засуну голову под кран.
И, стиснув зубы, буду дальше
Я человечеству служить.
Гадать и врать про гороскопы,
И по ладони ворожить.

Так они и беседовали, чередуя фразы с рюмочками коньяка и до выхода добрались еще очень нескоро, спотыкаясь на ровном месте и ритмично покачиваясь справа налево и наоборот.
У ресторанного выхода их встретило неожиданное препятствие в виде той самой декольтированной дамы, обратившейся к Ваську с неожиданной просьбой:
-Конечно ты козел, но может быть все-таки меня проводишь?
Васёк, невзирая на хмель, вовсе не утратил природной сообразительности. И обидное начало решил пропустить мимо ушей. «Козла» можно будет ей и потом припомнить.
-Настоящий поэт!- завистливо прошептал знакомый вслед уходящей парочке.
Под руку с дамой Васёк пошел куда устойчивее, со спины его можно было принять за трезвого. Что касается дамы, то она и со спины казалось дамой. За валета не примешь. Явная бизнес- вумен, в просторечии «баба деловая», да и джип у нее свой. Если конечно не угнала. Вопрос о том, кто сядет за руль даже не стоял. Васёк находился в чересчур поэтическом состоянии, поэтому дама скрепя сердце, вынуждена была сама слегка пошоферить.
Уже в машине выяснилось, что зовут ее Ларисой.
-А в переводе с греческого это значит «чайка»! –Васёк любил блеснуть эрудицией посреди ночи. –Вы рыбку любите?
Лариса не ответила.
Всю дорогу она смотрела на шоссе, а он на ее декольте. Но действий никаких не предпринимал, поскольку на скорости 180 км ч хватать дам за грудь не рекомендуется.
-Куда это она меня везет? –с интересом думал Васёк, пока машина углублялась в лес. –Чтоб меня оставить там на съедение волкам?
Перефразировал известную строчку своего уже довольно немолодого предшественника и остался собой крайне доволен.
Лес начал редеть, когда джип самовольно сбросил скорость и остановился на опушке. Внизу чернела какая-то гадость. Даже не разобрать.
-Бензин кончился, -живо сообразил Васёк, поглядев сначала на приборную доску, а потом на хитроумную даму. Не довезла его до места.
-Что же, придется здесь, -деловито сказал Васёк.
-В машине? –возмутилась спутница. –А ну пойдем выйдем!
-Любительница кустов, -смекнул поэт, выбираясь наружу.
Ночь была довольна свежа и имелась опасность обосноваться на муравейнике. Но вышло еще хуже. Из-за стоявшей темени, шагнул не туда, оступился и кубарем полетел вниз: овраг к нему подкрался незаметно.
Приземление не заставило себя долго ждать и звук был просто удивительный. Васёк произвел такой жуткий грохот, точно сделан был из железа. Даже обмер с испуга, так как ничего не почувствовал и решил, что расшибся насмерть.
-Погиб поэт, невольник чести, его прихлопнули на месте. Копец таланту Василия Развалдайского.
-Никакой ты не поэт, -сказал вдруг над ухом ехидный женский голос. –Глянь вокруг.
Он не стал возражать и послушно "глянул". Вокруг была самая натуральная свалка, каких немало в Подмосковье.
-Меня! На свалку! «Гнев, богиня, воспой, Ахиллеса, Пелевина сына!»...то есть Пелеева, - сам себя поправил Васёк. Вправду, было от чего возмутиться. Что молодой и самый передовой поэт Москвы может делать ночью на свалке, а?
-Да успокойся ты, -сказал все тот же женский голос примирительно. –У тебя ведь просто кошмар.
В самом деле: кошмар имел место. Васёк вытянул было вверх правую руку, чтобы погрозить ей Небесам на манер лорда Байрона и к ужасу своему увидел, что рука теряет очертания, покрывается ржавчиной и остатками белой краски. И что она какая-то вся квадратная.
-Да кто же я в конце концов? –отчаянно выкрикнул он во тьму, отчетливо слыша, как из голоса уходят все остатки человеческого.
-Ты просто старый холодильник «Валдай», кошмар тебе привиделся. Июль, жара.
И вправду. Какое облегчение!
-Слава Богу, это всего лишь сон, -подумал старый холодильник, приходя в себя. И прибавил довольным тоном: –К тому же не придется похмеляться поутру.
И он снова погрузился в блаженное состояние забвения, свойственное всем хозяйственным предметам перед полным и окончательным распадом.
Над свалкой взошла полная Луна. Молоденькая крыса во всем ослепительном блеске своей юности грациозно проследовала в сторону дачного поселка.
 

МЕТЕОРИТЯТИНА

(ЮРИК)
 57  Инопланетяне  2013-08-29  0  2551
Ехал я как-то по земле Челябинской. Слухи о том, что Челябинские мужики очень суровы я знал.
Знал я и то, что они своей струёй унитаз разрезают напополам, а тут такое, что ни в сказке сказать. Короче совсем немного осталось, до развязки на Уфу, как вдруг с впереди идущей многотонной фуры прямо с крыши мужичонка спрыгивает и прямо мне под колёса. Я конечно затормозил, но мужичонка всё равно на моём капоте оказался. Выскакиваю в перепуге весь. Убил, думаю, а он у меня спрашивает,- откуда ты. Я конечно оторопел от вопроса, но вижу живой, ах ты думаю гадёныш и капот помял мне. Взял я его за шиворот, но на вопрос ответил. Как только сказал ему, что я из Саратова, он вроде и в размерах увеличился и плечи его расправились. Ой, слава Солнцу, что ты не из Челябинска.
-И что же Челябинцы тебе плохого сделали.
Ой, страшные они люди. Тарелку мою из засады словили, я вот один из экипажа спасся.
- А на фуру почему попал? Так там в Рефе фреон вкусный очень, а мне без фреона никак, смерть. Перегреваюсь на земле я, а фреона глотну и целый месяц ничего, а потом опять требуется. Вот а мужики-то Челябинские, ох и суровые черти. Я таких в солнечной системе и не видывал вовсе. Мы как на землю опустились, тарелку в мамонта превратили. Сбой у нас в системе случился видно, не сообразили, что мамонты на земле давно вымерли. И сидели вроде тихо никого не трогали. А тут мужики эти, не знаю, рыбаки уж, или охотники были, сетями ловить нас начали. А один из них, всё удочку с червячком мамонту под нос подсовывал.
Запутались мы бивнями в сетях, вылез я сети ножом резать, а тарелка взлетела, прямо так с видом мамонта и понеслась, как безумная, а я вот за сосну зацепился и повис. Долго они у костра обсуждали, как кабана сетями ловили. Да всё удивлялись, какой здоровый кабан вырос. Столько рассказов я ещё никогда не слыхивал, то они из пещеры медведя вылавливали, а оттуда поезд выскочил, то тот, который с удочкой, рассказывал, как он немецкий мотоцикл с горящей фарой из реки выволок. А я вишу на сосне и рассказы их слушаю, тут ножик у меня из рук выскользнул, да прямо им в котелок. Встал один варево помешать, а там нож. Поглядел он на нож и говорит: «Прошлый раз из топора кашу варили, а вот сейчас гляньте, рыба в ножи превращается». Долго они ещё про кабана разговаривали, понять никак не могли, как это кабан, как птица улетел. Всё равно им видно никто не поверил, что кабан улетел, так вот все и думают, что метеорит. А я вот на земле горе мыкаю. Ты уж не обижайся на меня, капот-то я тебя враз выправлю, ты бы мне антифризу чуток дал бы, литра два, боле не надо, а то фреону я напился, а вот антифриз на исходе. Я достал из багажника пятилитровую канистру и подал мужичонке. Тот снял кепку и открутив на голове крышку влил литра два антифриза. Потом закрутил крышку, крякнул от удовольствия, натянул на голову кепку, отдал мне остатки и сказал: « Вот видишь ты из Саратова и хорошо мне с тобой, а вот Челябинских я побаиваюсь». Тут как бы что-то щёлкнуло, и я словно в сон провалился. Очнулся, сижу на сидении, в руках канистра с остатками антифриза, машина на обочине и капот ровный. Так и не пойму, что было, если сон, так почему канистра в руках с остатками антифриза. Если явь, то почему капот ровный.
Только кажется мне, что это чистая правда о Челябинском метеорите.
 

ЛИХА БЕДА НАЧАЛО

(Алик Кимры)
 24    2018-02-01  0  596

"Я хожу сюда с надеждой…
Говорят – говно к деньгам…"

Леонид Олюнин "Я себя под Лениным чищу"
Жми сюда

Таки быль...

Пензенский строительный институт, в который поступил в 1957 году. Корпус института одиноко высился в поле - и вовсе не чистом, а в море непролазной грязи. В полутора километрах от городской окраины. Эти полтора километра добирались в резиновых сапогах, потом их прятали в торбу и отчищались, кто где был горазд.

Я как-то оказалася горазд на свёрнутой в рулон дорожке в конце длинного коридора. Сижу, никого не трогаю, вроде как чиню примус. Ну, не примус, а брюки. Ну, не чиню, а отчищаю от комочков налипшей грязи.

И тут надо мной как тень отца Гамлета нависает зловещая двухметровая фигура заведующего кафедрой истории КПСС профессора Морозова. С багровой от негодования физией, громко шипящим ртом:
- Ты где уселся, сволочь!
Я в не понятках:
- Где? Да что сделал?

Тут он указал мне на возвышавшийся надо мной бюст Вождя, уже так примелькавшийся, что не обратил на него внимания. Перед глазами пронеслись катастрофические картины исключения из комсомола и отчисления из института. Суровые будни Советской Армии и т.д. Ужас породил озарение:
- Я СЕБЯ ПОД ЛЕНИНЫМ ЧИЩУ,
ЧТОБЫ ПЛЫТЬ В РЕВОЛЮЦИЮ ДАЛЬШЕ!

Я был прощён, но с условием: проводить политбеседы в студенческом общежитии. Провёл. Успешно. Потом - в рабочих общежитиях. Тоже успешно. Приняли в общество "Знание" (тогда оно называлось "Общество по распространению научных и политических знаний"). И вышел на стезю сеяния разумного, доброго, вечного. Со временем стезя расширилась до Большой Дороги: сделал карьеру лектора - до союзного значения, участника двух всесоюзных идеологических совещаний под руководством товарища Суслова. Сеял разумное, доброе, вечное. Каюсь, шкурно. В кайф.

Оттачивал литературное и ораторское мастерство, обратив графоманию в форму бесед или лекций. Адреналин. Попробуй отлить из говна пулю? Вон выступает конфернсье перед публикой. Тема цепляет, ну, про тёщу. Текст ему написал профессиональный автор, прошёл через сито худсоветов. Выступление - 5-7 минут. Перед ним Пьеха пела. За свои кровные зритель внимает.

А у меня - тема "спущена" пайкомом партии, народу противная, людей согнали добровольно-принудительно. Выступление - около часа. И т.д. Так и попробуй, чтоб тебя слушали как упомянутого конферансье! Я бы за это удовольствие ещё и сам заплатил, а тут платили мне. Получал бабки, иногда нехилые. Добрался до телевидения. Научился свободному общению с публикой - потом пригодилось в лекциях в вузах. На встречах с читателями и зрителями. Прости господи, корпоративах.

Со временем, не будучи в Рядах, вошёл в лекторскую группу ЦК КПУ, пользуясь путёвками в разные города и веси, куда выезжал на сборы или соревнования сын-фигурист. Лекции стали моим товаром на сером рынке бартерных услуг: хорошая лекция нужна была и руководству организации - угостить коллектив, и пайкомам партии. За лекции я получал дефициты того времени: мебель, товары, колбасу, икорку (прости господи и т.д.), одёжку, обувь. По-Райкину, стал уважаемым человеком того времени.

И, наконец, вершина признания - ящик туалетной бумаги к 50-летию ВОСРы!
Жми сюда
 

Письмо подруге

(FUNNYSUNNY)
 4  Подруге  2007-07-09  0  5507
Моя дорогая!
Ты спрашиваешь, как проходили у меня роды. Я прекрасно понимаю, что ты интересуешься этим, движимая чувством дружбы, и хочешь знать, очень ли я натерпелась.
Постараюсь детально описать, как все происходило.
В десять часов вечера 4 июня я сказала мужу, что чувствую боли. Муж слегка побледнел, но старался ничем не выказать своего волнения. Однако минут пятнадцать спустя я поняла, что лучше дать ему валерианку: у него был такой вид, будто он готов отдать Богу душу.
Валерианку, которую я ему налила, он проглотил очень мужественно и даже не покривился.
Часам к двенадцати я заметила, что он чувствует себя значительно лучше.
Спустя еще час у него стали странно дрожать руки. Внимательно приглядевшись, я попросила чистосердечно сказать, не хочет ли он чего-нибудь для успокоения. Он ответил, что совершенно спокоен, и тут же прожег сигаретой дырку у себя на брюках. Впрочем, огонь не дошел до тела. Несмотря на это, у мужа был такой вид, будто его сожгли заживо.
В три часа утра я вызвала врача. Мужу впрыснули морфий. При этом он даже не вздрогнул, а потом начал улыбаться и пробовать развлечь меня, высказывая разные суждения, вроде таких?
- Не заметила ли ты, моя милая, какой в этом году был жаркий май?
Затем в течение нескольких часов бегал по комнате, заламывая руки, и глухо стонал.
когда я спросила, что это течет у него по щекам, уж не слезы ли, он ответил по-мужски:
- Ничего подобного! Просто у меня насморк…
В первом часу пополудни он рухнул без звука на пол. Через пять минут на свет появился ребенок.
Муж чувствует себя вполне хорошо.
Целую тебя сердечно.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер