ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка: стр. 42

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка: Стр. 42  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Байки из НИИ. Осциллограф с водя ...

(Репин В.)
 18  Смешные истории  2014-06-30  0  918

Дело было во ВНИИНаучприборе, в 14 лаборатории. Состав там был молодежный, задачи перед ними ставились интересные, работать ребята любили.
Случалось заходить к ним и через час, и через два после окончания работы – а там еще дым коромыслом: кто-то паяет, кто-то ведет измерения, кто-то просто играет в шахматы…

Одним словом, лаборатория была для инженеров вторым домом. И обустраивали они ее, как собственный дом. Телевизор был – старый КВН, встроенный в корпус громоздкого осциллографа непонятных годов. Смотреть его разрешалось только с резиновым раструбом-наглазником, чтобы начальство этого безобразия не увидело. И то – сидит инженер в наушниках, пялится в осциллограф. Обычное дело…
Но ведь ежели работа – дом родной, то иногда хочется там и чайку выпить. Чайник у инженеров был, а от пожарника местного они его прятали в корпусе списанного осциллографа.

Но как-то прокололись: пожарник пошел с облавой (о плановых обходах обычно предупреждало начальство, чтобы все успели попрятать кипятильники из рабочих столов в сумки и карманы пальто).
И вот картина маслом: инспектор на пороге, а в углу из осциллографа валит пар…
– Что это? Чайник? Где-е-е-е? – и он кидается к прибору.
Положение спасает один из инженеров:
– Осторожнее! Прибор с водяным охлаждением. Видите – критический режим, аж пар попёр! Я его лучше выключу, чтоб не гавкнулся…
– Аа-а-а… Да-да, конечно! Вы тут с приборами-то поосторожнее! Это хорошо, что охлаждение есть. Пожарная безопасность – она всегда должна быть! Без нее никак…

С тем и ушел, вполне довольный проверкой.
 

ПИРОЖКИ

(Алик Кимры)
 14    2016-02-27  0  678

ТЕТРАПТИХ

"Бьёт пот --
олимпийский,
торжественный,
царский!»

А.Вознесенский.«Баллада работы»

ЯКI ГАРНI ПЫРIЖКЫ!

1947 год. В стране начинается утоление послевоенного голода. Во всех магазинах Киева выбросили муку. По килограмму в одни руки. Эти одни руки могли принадлежать как старику на костылях, так и младенцу в коляске. Лишь бы он оказался у прилавка на финише, когда подойдёт его многосуточная очередь. Которую занимали и отстаивали, дежуря целыми дворами и семьями.

Так и мы, всей семьёй – бабушка, мама, я, 9-ти лет и сестра-шестилетка выстояли очередь и стали счастливыми обладателями 4 кг вожделенной муки, неважно, какого там сорта. А могли и не 4-рьмя кг, а и всеми 5-тью, если бы демобилизованный папа, раненый-перераненый, многажды контуженный орденоносец смирил гордыню («не за паршивый килограмм муки кровь проливали!»).

И тут же – праздник: семья за столом (включая гордого папу), на стол выставляется гора ещё пышущих жаром пирожков... И в этот момент из чёрного репродуктора, который не выключался даже на ночь, «пикая» каждые полчаса, раздаётся восторженный голос:
- О, якi гарнi пырiжкы! (укр. – Какие прекрасные пирожки). Голос известной тогда народной артистки Украины из какого там спектакеля.

СЕКРЕТ ФИРМЫ

1965 год. Я в служебной командировке в Черкассах. Решил пойти в «Пирожковую», знаменитую изумительными пирожками. Правда, мясная начинка какой там особенной не была, но вот тесто – мягкое, воздушное, с неуловимо приятным привкусом. Многие интересовались кулинарным секретом этакого теста, но продавцы делиться не стали.

... Да в общем-то и не могли – не знали. А чтобы узнать, надо было пробраться на самый задний, заднее не бывает, заброшенный двор одного дома возле рынка и через мутную форточку заглянуть в подвал пекарни, где полуголый богатырь, явно потомок Никиты Кожемяки мял ручищами-граблями полуторапудовый ком теста. Когда богатырь покрывался потом, он привычным движением всбрасывал тесто на могучую волосатую грудь и передыхал под этим прохладным грузом, пока тесто не впитывало пот.

Затем он продолжал трудовой процесс, но следующий заброс делал уже на такую же волосатую спину, и так пахал по 10 часов в день, высасывая за смену 20-литровый жбан кваса.

... Насладиться этими вкусными пирожками я передумал. Чтобы делать, надо многого не знать ((с) Поль Валери)

КАННИБАЛИЗМ

Лихие 90-е. Направляюсь за хлебом со своим королевским пуделем. белой масти Атосом Вторым. Перед входом в магазин встречаю знакомую, вечно бегущую корреспондентку издания, с которым сотрудничаю, Наталью К. В одной руке у неё жменя пирожков с мясом, которые она жуёт на ходу, прислонившись к дереву.. Она угощает Атоса, протягивая ему пирожок. Пудель нюхает угощение, возмущённо рявкает на Наталью и обиженно отворачивается.

Она поинтересовалась:
- Чё эт он?
В ответ шутю:
- Ты пыталась склонить его к каннибализму!

Наталья ухмыльнулась, и мы разбежались – она осталась доедать пирожки, а я заскочил в магазин... А когда выскочил, Наталья, обняв дерево, энергично делала «Вэг!», извергая даже свою бессмертную душу. Вокруг валялись выброшенные пирожки.

... А спустя некоторое время прослышал об изобличении преступной группы, поставлявший изготовителям пирожков и беляшей дешёвый фарш из кошачьего, собачьего и даже человеческого мяса – в те лихие времена нормальная говядина или свинина стоили зашкаливающе дорого.. И вовсе не исключаю, что Наталья вкушала именно такие пирожки – мудрый Атос ни паникёром, ни идиотом никогда не был.

ПИРОЖОК ГОРБАЧЁВА

Затейник ПЕРЕСТРОЙКИ Михаил Сергеич Горбачёв покрывал голову шапкой-пирожком, напоминающей центральный женский орган. Именно этим органом и накрылся СССР.
 

Похвала

(Raptor)
 0    2006-03-03  0  856
В технаре, один из наших студентов, участвующий в художественной самодеятельности, исполнял различные танцы. Он чувствовал себя на сцене как рыба в воде, и надо сказать, танцевал неплохо. Ну и, конечно же, сыскал массу поклонниц :). Стеснительные студентки, разумеется, не решались высказать ему свои чувства лично, поэтому отписывались на партах. Волею судеб, мне довелось сидеть за той же партой, за которой сидел этот танцор. Вот что я на ней обнаружил после его очередного блистательного выступления:

"ПАШКА, ТЫ - МОЛОДЕЦ! ТЫ ОТЛИЧНО ТАНЦЕВАЛ ВЧЕРА ВАЛЬС, КАДРИЛЬ И ГАЛОП!"

PS.Гопак, вообще-то, но какая разница? Главное, что от души написано! А через пару дней, под этой надписью появилась поправка, сделанная другой рукой: "Галоп - это не танец". Да неужели? :)
 

СКАЗКА ПРО ВАНЮ №5 (продолжение ...

(Лель Подольский)
 8    2017-04-27  0  937
Попросили меня дети вновь про Ваню написать, сказки веселей на свете им не довелось читать. Вам смешно про Ваню, черти, ну а мне всю ночь не спать! О его внезапной смерти не хотите ли узнать? И какой у сказки номер я дознаться не спешу.
       КАК ИВАН ВНЕЗАПНО ПОМЕР - как умею, опишу…

Шёл Ванюша на покос,
Две косы с собою нёс.
Об одну косу споткнулся,
А другою срезал нос.
Побежал к реке нос мыть,
Да обратно прирастить.
В воду плюх, и захлебнулся…
Длинной сказочке не быть.

Но не так уж Ваня прост,
Чтобы сразу на погост,
Чтоб на собственных поминках
Не сказать красивый тост.
Дна реки Иван достиг,
Хоть и умер, а не сник.
На подводных на тропинках
Он, как в городе лесник.

Он по сторонам глядит,
Ил ногою теребит.
- И куда теперь ломиться?-
Сам с собою говорит.
Он не то чтоб налегке,
Он с косой в одной руке,
А в другой руке таится
Нос, зажатый в кулаке.

- Я, выходит, неживой...
А порядок тут какой?
Кто у них тут самый главный?
Полагаю - Водяной.
По какому же пути
Мне пойти его найти?
Вот ведь случай-то забавный,
Как мою смерть ни крути!

Это ж надо так суметь
Неказисто умереть!
Рассказать кому в деревне -
Долго будут песни петь.
Может способ есть какой
Воротиться мне домой?
Ну не к мёртвой же царевне
Пробираться под водой!

Вдруг, налево от Ванька,
Прошмыгнули два малька,
А за ними следом щука -
Видно смерть мальков близка.
Ваня щуку бьёт косой:
- Ну, красавица, постой!
Всё охотишься, падлю́ка!
Говори, где Водяной?

И не вздумай мне юлить,
Могу голову скосить!
Всё расскажешь без утайки -
Обещаю отпустить.
Щука Ване говорит:
- Царь наш в омуте сидит.
Натянул аж три фуфайки,
Говорит «радикулит».

- Так плыви к нему скорей!
Ожидает пусть гостей!
Прямо с берега свалился
Я туда, где помокрей.
Но теперь готов опять
Вновь по берегу шагать.
Я б с царём договорился,
Чего с берега достать…

Щука по реке плывёт,
Водяному весть несёт:
- Отворяй, Мокрейший, уши –
Всем погибель нам идёт!
Батюшка наш Водяной,
Там Безносая с косой!
Говорит, явилась с суши!
Хочет видеться с тобой!

Водяной аж обомлел,
Мог бы – в небо улетел.
Плавники грызёт от страха,
Да с лица позеленел.
- Чем я ей не угодил?!
Я ж бессмертный вроде был?!
Где какого дал я маха?!
Где чего недоплатил?!

Только всхлипнул Водяной,
Тут и Ваня сам собой.
Он косою, будто шваброй,
Раздвигает тины слой.
- Водяной, давай встречай,
Лобызай да обнимай!
Ну чего раззявил жабры?
Пополненье принимай!

Насторожен Водяной:
- Значит ты не смерть за мной?
Ты не за моей душою,
А налился всклинь водой?
Ну а нос где потерял?
Ты же всех перепугал!
И чего это с косою?
Ты ж тут вроде не сажал?

Ваня молвит: «Так и так,
По повадкам я дурак.
Иль чего где отчебучу,
Иль устрою кавардак.
Отправлялся на покос,
Да отрезал себе нос.
Я и вас тут всех изму́чу.
Ты б назад меня вознёс».

- Ты гляди каков нахал!
Мало, всех перепугал,
Так ещё домой собрался! –
Водяной свирепым стал,
- Не шугать чтоб водоём,
Мы тебе твой нос пришьём!
А с косою чтоб расстался,
А не то вмиг раздерём!

Ваня: «Это не вопрос!
Где коса, а где мой нос!
Мне косы́ сто лет не надо,
А вот нос с собой принёс.
Я могу и подождать,
Пока будешь пришивать –
Мне какая в том услада,
Без ноздрей домой шагать».

- Ты «домой» - ой погоди!
Ты сперва мне угоди!
Протирай-ка окуляры,
Да внимательно блюди:
Чтобы «воду не мутить»,
Нос на место водрузить,
Позовём мы санитара,
Будет он тебя лечить.

Как он нос тебе пришьёт,
Так уж будет твой черёд
Выполнять мои заказы.
Ну? Пойдёт так? «Да, пойдёт!
Что ж такому не пойти,
Коль намечены пути.
Этот путь не мной навязан…»
- Но тебе его блюсти!

Водяной махнул хвостом,
Заветрелось всё кругом,
Собралось подводных тварей,
Будто выстлано ковром.
Подползает к Ване рак,
Вертит нос и так и сяк:
- Вот сегодня я в ударе!
Ну-ка ляг между коряг!

Только Ваню уложил,
Тут же ёрш к нему подплыл.
Почесал у рака холку,
Да иглу в клешню вложил.
Серебристый паучок -
Ростом с Ванин ноготок,
Вставил ниточку в иголку,
Да устроил узелок.

Водяного паука
Паутина так тонка,
И прочна она настолько,
Сколько выдюжит рука.
Рак клешнями засучил,
Аж со дна поднялся ил.
Где он выучился только –
Враз Ванюше нос пришил…

Зорко Водяной глядит,
Хорошо ли нос пришит.
- Ты доволен ли работой?
Может, жмёт где, аль свербит?
Ваня щупает свой нос:
- Прям как будто так и рос.
Хоть ноздрёй дуди фокстроты.
Я доволен, аж до слёз!

- А доволен коль, давай
Порученье получай.
И, как мы договорились,
Прям немедля исполняй.
У меня спина болит,
Говорят: радикулит.
Как мы с ней не суетились,
Всё немеет да саднит.

И не знаю как мне быть,
Как в спине боль погасить.
Нептуна лечат медузы,
А меня-то чем лечить?
Корешок какой сожрать,
Иль пиявок насажать?
Как мне с этакой обузой
Водным миром управлять?

Вот давай, мой друг, дерзай,
Путь до дому выправляй.
Исцели мою хворобу.
Прям немедля приступай.
Ваня думает: «Опять
Буду в лекаря играть.
Для того рождён я чтобы
Исцелять да врачевать?»

- Чабреца бы заварить,
По столовой ложке пить,
Жмых прикладывать к больному,
Может боль и отступить.
Или мазь на белене
Пригодилась бы вполне.
Тут на сушу по-любому
Уходить придётся мне! -

Так Ванюша отвечал,
Водяному всё, что знал.
Будто он про позвоночник
С утра до ночи читал:
- Но от сырости такой
Будешь вечно ты больной!
Эх, в горячий бы источник
Посадить тебя какой…

- Как на сушу попадёшь,
Всё что надо соберёшь.
Передашь моей Русалке.
Поглядим, что ты могёшь!
- Делай как тебе вольно́!
Чабреца в полях полно.
Белена в Зелёной Балке
Мной примечена давно.

Всё, что только припасу,
Всё на берег принесу.
Хошь тебя попарю в бане,
Да стопарик поднесу?
- Ладно, с баней поглядим,
А тебя вот оживим!
Но коль на вранье застанем -
Вмиг обратно воротим!

Ваня думал, очи врут:
С трёх сторон к нему плывут
Пышногрудые девицы,
Так и ластятся, и льнут
Навалилися толпой,
Заслонили всё собой,
И швырнули из водицы
Прямо на берег сухой.

Ваня глубоко вздохнул,
Илом с тиной кашляну́л,
Нос потрогал - прирастает,
Да и к дому повернул…
…Удивляется народ:
- Что Иван чабрец-то рвёт?
- Может сам употребляет?
- Может в город продаёт?

Ваня наполняет дом
Не одним лишь чабрецом.
Травы Ваня собирает
Не на скорость, а с умом.
Где лопух, где зверобой,
Где ещё цветок какой,
Где кореньев накопает,
Запасётся где корой…

Собранное тут и там,
По лугам и по лесам,
Ваня, раз руками ло́вок,
Всё приготовляет сам.
И отвары и настой
По посуде льёт простой,
Благо много «поллитровок»
По избе его пустой.

Бизнес Ваню доконал.
Суд долги его признал.
Вот у Вани утварь при́став
В счёт долгов и отобрал.
Ваня начал было пить,
Да Фомич послал косить:
- Накоси пудов, Вань, три́ста,
Тёлку до весны кормить!

Через этот вот покос
Нос себе Иван и снёс.
А не нужно было хапать
С похмела́ излишек кос!
А теперь уж, коль «попал»,
Делай то, что обещал.
Ваня, хоть и «сельский лапоть»,
Слово данное держал.

Что по бутыля́м разлил,
Всё на берег приносил.
Отдавал Русалке в руки,
И ещё придти просил:
- Ты скажи, Русалка, мне,
Что творится там на дне?
Как, у Водяного му́ки
Чуть уменьшились в спине?

Как он там себя ведёт?
Как лечение блюдёт?
Соблюдает дозировки?
По часам настои пьёт?
Ты мне всё как есть скажи,
На огрехи укажи?
Да пустые «поллитровки»,
Все на берег уложи!

- Если в сырости сидеть,
Можно вечность проболеть!
В сырости болезнь, ей бога,
Чабрецом не одолеть.
Белена да зверобой –
Разговор один пустой,
Никакая не подмога
Для спины они больной.

Ты, Ванюшенька, давай
Новый путь изобретай.
Не заботься о посуде –
Водяного исцеляй!
У тебя ведь нет дилемм,
Ты живой-то не совсем!..
Что ты пялишься на гру́ди?!
Ногу гладишь мне зачем?!

- Ох, красавица, постой,
Я ещё какой живой!
Не спеши обратно в воду,
Поворкуй ещё со мной! –
Раззадорился Ванёк,
- Дай поцеловать сосок!
Душу парню не уродуй,
Приходи на вечерок!

Что на вечер! Ты давай
Замуж за меня ступай!..
Разыгралось ретивое
У Ванюши через край.
Про Русалку что сказать –
Афродите не догнать,
Пусть зелёно-голубое,
Но, зато, какая стать!

У Русалки взор такой,
Что ни то что там живой,
А пожалуй даже мёртвый,
Распростится с головой.
И Ванёк не устоял,
«Яко кур в ощип» попал.
Ну не евнух он упёртый,
Вот слюну-то и пускал…

…По селу несётся весть:
«У Ивана баба есть».
Ну откуда кто что знает?
Успевает где прочесть?
Раззадоренный молвой
Вылез с тины Водяной,
Молча жабры раздувает,
Да вращает головой.

Хочет Ваню увидать,
Хочет Ваню вопрошать:
У него всерьёз к Русалке,
Или вздумал ****овать?
И село ульём гудит:
«Ваня ушлый, паразит!
Наши девки, что со свалки?!
Он на них и не глядит!»

А Иван трубит как слон,
У него «весенний гон»,
С длинноногою красоткой
Ваня нынче обручён.
Враз, как будто выше стал,
Посерьёзнел, возмужал.
И за свадебною лодкой
Снаряжает самосвал.

А Фомич чего счудил:
К старой ванне прикрутил
От телеги он колёса,
Да водою всклинь налил.
Лошадь в ванную запряг,
И к реке сквозь березняк.
- Водяной, чёрт безволосый,
Покупать поедем фрак!

На селе галдёж и вой:
«Ваня женится, чудной,
На подводной на Русалке,
Ладно бы хоть на живой!
Впрочем нам чего терять?!
Нам бы токма погулять,
Бегать в салки – догонялки,
До рассвета танцевать!»

И Русалка, что скрывать,
Рада Ване лю́бой стать,
Надоело ей, наверно,
Всё по омутам нырять.
Зелени её волос
Никогда не знавших кос
Под фатой неимоверно
Мило будет. Я всерьёз…

…Словом подошёл тот день
Когда ждать уж дальше лень,
Во дворе тесно́ веселью,
Оно рвётся за плетень.
Ваня кепку нацепил,
К сельсовету подкатил,
Да невесту под фатою
За собою приводил.

Вслед с охапкою цветов
Идут гости всех сортов,
Тут и Ванины селяне,
И к Русалке с омуто́в:
Дед Фомич и Водяной,
Мавка с бабою Ягой,
И Анчутка при баяне,
И Микола Хряк с женой.

Все заходят в сельсовет.
- Добровольно или нет
Вы собрались сочетаться.
Ну, невеста, дай ответ?
- Я согласна! «А жених?
Ты чего стоишь затих?
Может будешь упираться?»
- Я конкретно из других!

Ежли я чего сказал,
То решенья не менял!
Раз в Русалку я влюбился,
То её и в жёны взял!..
Местный староста Мирон
(Участковый и ОМОН)
Проследил чтоб акт свершился
«Всё по форме, как должён!»

…Через полчаса в «ДК» -
Кто танцует «гопака»,
Кто играет на баяне
(У кого ловчей рука).
Дед Фомич и Водяной
Сели у стола главой.
Для Русалки и для Вани
Поздравленья чередой.

Тост за тостом пьёт народ
За союз земли и вод,
За здоровье новобрачных
И за скорый их приплод.
Водяной же, хвост трубой
В пляс пустился, чёрт хмельной,
Позабыл с закусок смачных
О спине своей больной.

Кто танцует, кто поёт,
Кто вино из горла пьёт.
Водяницы да девицы
Парней взяли в хоровод…
В вечеру пошли чудить –
Молодым постель стелить,
Таз колодезной водицы:
Хочешь пить, хочешь подмыть.

И опять: кто пить кто жрать,
Кто чечётку отбивать,
Кто к гулянью предназначен –
За неделю не унять…
Как с Русалкою Ванёк
В тесной горенке залёг,
Так в окне и замаячил
Его зад как поплавок.

И такой разлился стон
Над селом - как саксофон
Страстно льёт свою истому
И от страсти гибнет он.
Бабы стали хохотать,
Мужики рты раскрывать.
А Фомич шепнул Мирону:
- До утра их не унять…

…Поутру в селе гудёж
И пестро́ от пьяных рож.
Кто с утра уже надрался,
А кто с ночи – не поймёшь.
Молодых ведут в «ДК»,
Не разрушенный пока.
Кто за ночь не нагулялся
Пялит зенки в облака.

Гости все опять за стол,
Кто за щи, кто за мосол,
Кто за пиво, кто за водку –
Кто поближе что нашёл.
И Анчутка тут как тут,
С наглой рожей хитрый плут
Рыжею трясёт бородкой
А глазёнки явно лгут.

Бросил Ване хитрый взгляд,
Мол айда «кадрить» девчат.
Ваня грустно улыбнулся:
- Нет уж, я теперь женат!..
Я, как водится, там был -
Только мёд, да пиво пил:
До вина не дотянулся,
Водку по́ полу разлил…
 

Старый.

(Николай Кровавый)
 20    2013-05-18  0  751

Черные бархатные погоны, с широкой продольной жёлтой лычкой, на которой золотистые буквы СА
почти не заметны. Ладно подогнанная, как сшитая в ателье парадка. Щегольская , с выгнутой тульей
фуражка лихо сдвинута на затылок. Буйный чуб, усы и горбинка на носу придают
неподдельное сходство с казаком Григорием Мелеховым.

Бросив прощальный взгляд на КПП, летящей походкой старшина Николай Панченко двинулся к вокзалу. Вот и всё! Два года, пусть и черепахой, но проползли.
Как давно это было, его, лысого, с рюкзаком, в телогрейке, сержантишка на несколько лет моложе, вёл сюда, в учебку, с толпой, в полном смысле слова салажат. Да, Николай был призван в армию на восемь лет позднее, чем положено. Тянул, отлынивал правдами и неправдами, ещё бы какой-то год, и не было бы этих двух лет вычеркнутых из жизни, двух страниц, вырванных из книги на самом интересном месте.

Ой как это было унизительно, вместе с пацанами, с которыми на гражданке и разговаривать бы не стал, в сорок пять секунд одеваться, и опять раздеваться и ложиться, если какой-то чмырь не успел. Да не по одному разу. А потом – зарядка, хождение по плацу по-гусинному, бесконечные отжимания, утренние осмотры, маршировки и кроссы, ползания по-пластунски, натирание пола казармы машками и ногами. А главное – издевательства, как со стороны командиров, так и своих же товарищей, которые почему-то сразу же Николая не взлюбили, хотя и побаивались, но смотрели косо. Уже через несколько дней к нему приклеилась кликуха «Старый», так как старше по возрасту, среди личного состава срочной службы в роте не было никого. Однако, такое почётное поганяло не избавило Панченко от тягот и лишений курсантской жизни. Приходилось терпеть.

Правда, командир отделения, младший сержант Сёмкин, делал Николаю снисхождения, даже в некотором роде заискивал, всё таки осознавал, что когда сам бегал в коротеньких штанишках, подчинённый курсант уже пробовал водку и щупал девок. А ведь с другими курсантами Сёмкин был лютым зверем. Николай ценил добро, и когда солдаты собрались сделать командиру, во время полевого выезда, тёмную, предупредил это бесчинство, то есть, по-русски говоря, заложил заговорщиков. А когда перед 23 февраля, трое курсантов достав водки, уединились в кочегарке, чтобы немножко забыться от армейских тягот, Николай привёл Сёмкина прямо на место преступления. В результате трём нарушителям дисциплины по трое суток губы, а бдительному курсанту – одна ефрейторская лычка и гарантия остаться в учебке на все два года. Теперь он – полноправная правая рука Сёмкина, и в наряд по роте ходит уже не дневальным а дежурным, и в караул – разводящим, и на кухню – старшим рабочим.

Зато замкомвзвода, старший сержант Зайцев, толстый, добрый и ленивый дед Советской армии, явно не долюбливал старого служаку-салабона. Два раза до принятия присяги и раз пять после посылал драить очко. И хоть бы за что? То честь не отдал, то обратился не по уставу, вернее к «товарищ сержант» забыл добавить «старший», вобщем из-за всякой хрени. Но после присвоения Николаю ефрейтора отступился, вернее вообще « забил на службу», хотя и продолжал ехидничать.

Первый справленный в армии Первомай был для Панченко тройным праздником. Во-первых – сам по себе, во-вторых - уехал на дембель ненавистный замок, и его место занял Сёмкин. Ну а в третьих – отбыли в линейную часть все Колины товарищи, кроме его самого и Серёги Соколова, весёлого, добродушного парня, умеющего ладить со всеми, полной противоположности Николая. Обоим наклеили по две лычки, теперь они – командиры отделений.

А вот и личный состав этих отделений! Ух, сейчас-сейчас! Ещё не знаете, что такое младший сержант Панченко? Сейчас узнаете!

Ещё не переодетых в форму призывников Николай сразу же погнал на трёхкилометровый кросс, потом, не дав перекурить, – на турники, потом заставив принять упор лёжа, стал с наслаждением считать до пятидесяти, но где-то на пятнадцати в экзекуцию вмешался командир роты капитан Данилович, обозвал Панченко садистом и самодуром, поскольку эти призывники еще не распределёны не только по отделениям, но даже по ротам и, следовательно, не являются подчинёнными вновь испечённого командира. Дорвался до власти! Пригрозив отправкой в линейку, но, говоря глазами: «Молодец! Хороший сержант!», Данилович увёл перепуганных призывников…

Давно это было! Три полугодовых учебных периода глумился и бесчинствовал над бесправными духами, сначала младший, потом просто сержант, и наконец старший сержант Панченко, по прозвищу Старый. Дрючил на все двести процентов не только своё отделение, а весь взвод, а иногда и роту. Замкомвзвода Сёмкин отдыхал весь второй год службы, о таком напарнике, как Николай, можно только мечтать! Сколько фантазии в этом престарелом солдафоне! До этого стрелки на одеялах отбивали руками или тубаретками, Панченко же придумал смачивать кромки одеял водой, а затем отбивать, причём воду приносить не в кружках, которых в казарме не было, а во ртах, по команде, бегом, за 25 сукунд. Представьте себе такое идиотское зрелище: тридцать бритоголовых солдат, давя друг друга вламываются в умывальную, набирают из под кранов в рот воду (а кранов всего десять), и скорей назад, сталкиваясь лбами с теми, кто ещё не набрал. Ругань, мат, выплеснутая на пол вода, мордобития. Вобщем не успели, повтор по-новой.

А какой ужас ждал взвод в выходной, если Панченко по какой-то причине не удалось выбраться в увольнение! (Надо сказать, что в учебке увольнения полагались только сержантскому составу, а у курсантов даже парадок не было и их воскресный отдых ограничивался забором части) Несколько десятков подъём-отбоев гарантировано. Но это еще не всё. Богат, неисчерпаем запас развлечений сержанта. «Подводные вождения» - что может быть приятнее ползания под койками по свеженамастиченому полу? Вы знаете, что такое мастика? Это такая густая масса красного цвета, наносящаяся на пол, а затем натираемая войлоком, после чего полы блестят как у кота яйца. Но и красятся хорошо. Вообщем после этих «вождений» обмундирование из чисто зелёного делается красно-зёлёным, то есть в течении полутора-двух часов его нужно выстирать, высушить и выгладить…

Ещё Панченко придумал «спортивный трак». В спортуголке казармы лежало два десятка танковых траков – звеньев гусеницы, весом пуда по полтора, их применяли как гантели. И один из этих траков, куда бы взвод не отправлялся – на стрельбы, на вождения, на общественно-полезные работы по разгрузке вагонов или уборке улиц, всегда этот трак нёс на себе тот курсант, который последний «спустил», то есть чем-то нарушил устав.

Иногда, уже будучи дедушкой, после отбоя Николай ходил в город к девочкам. Оттуда являлся часа в два - три, как правило под шафе. В таких случаях он устраивал своему взводу "сон зелёной лошади", то есть поднимал, строил в две шеренги, и , усевшись на койку, до подъёма читал морали.

Все три учебных периода у Николая были денщики, вот им приходилось особенно туго. Сразу по прибытию нового призыва и формированию взвода на очередные полгода, он выбирал «понравившегося» курсанта, помещал его на койку рядом с собой и все полгода проводил на нём особый курс воспитания. Вот они, эти трое: Кулешов, чистящий сапоги и подшивавший подворотнички «молодому» младшему сержанту, в тоже время регулярно получающий в рыло за свои, грязные, потные и засаленные в изнурительных летних пробежках и строевых. Чернов – это его в одном исподнём зимой Панченко регулярно прогонял мыть лестницу казарменного подъезда, а первые слова сержанта при входе в казарму обычно были: «Где Чернов? Где эта проститутка?!» И наконец Заволгин, правда он обслуживал уже Панченко-деда, старшего сержанта, замкомвзвода, исполняющего обязанности старшины роты, малость подобревшего, но именно на нём, помимо обычных подшивания и чистки ещё была полная подготовка дембельской парадки Панченко и рисование альбома ( Николай специально последнего денщика выбрал из художников). Всё бы ничего, да работу эту Заволгин вынужден был выполнять после отбоя. Кроме того ещё на нём лежала обязанность приносить с завтрака сержантскую пайку, деды вставали не раньше восьми.

Все курсанты ненавидели учебку, но эти трое – особенно. Как им хотелось поскорее отправиться в линейку, всё равно куда, в самую образцово-показательную часть, где красят листья на деревьях и траву, в Кремлёвскую роту почётного караула, в охрану лепрозория, на Северный полюс – лишь бы подальше от сержанта Панченко!

И только во время выездов взвода в учебный центр «Шувалово» Панченко смирел, и все полномочия перекладывал на покладистого спокойного Соколова. Ведь там служило много бывших Колиных «однокурсников», изрядно оборзевших, не забывших «чёрных дней учебки». Несколько раз получал он там по морде и всегда на время таких выездов просился в какой нибудь наряд.

А в дни «малого дембеля» - отправки курсантов в линейку, неизменно напрашивался разводящим в самый дальний от части караул. Боялся расправы.
И вчера, накануне собственного дембеля, хоть и не солидно, а пришлось всю ночь валандаться по постам. Пост сдан – пост принят! Стой, кто идёт? – Идёт разводящий! Тьфу! А что делать? Заволгин запросто мог на прощанье фингал поставить. да и все остальные курсанты настроены весьма и весьма агрессивно. Как бы я с фонарём Светочке показался?

От этой мысли Николай прямо затрепетал. Ведь через считанные часы он впервые в жизни увидит Светульку! Домой успеет, был в отпуске полгода назад, к бывшей жене не тянет, а новую еще когда найдёт. А Светочка почти рядом, в каких-то ста километрах, надо с вокзала дать телеграмму, пусть встретит. Ведь сама написала, «самому старому». Юмористка! Немножко конечно не угадала, думала срочную служат не старше двадцати двух. Ну ничего, Коля только по армейской кликухе старый . А с вчерашнего дня еще и по званию. Из всего увольняемого в запас сержантского состава ему единственном было присвоено звание старшина..
И фото Светочка прислала – ну чисто Наталья Варлей! Нет, ещё симпатичней!

До электрички оставалось полчаса. Выпив в буфете пару кружек пивка, Николай вдруг ощутил острый позыв к большой и малой нужде. Уборной на станции не было. А, вон кусты, густые, скорее туда.
А вот и канава. Видать, систематически используется именно по этому назначению . Присел, спустил брюки, никто не видит, укромное место, запах только неприятный. Надо поосторожнее, а то еще вступишь в дерьмо сияющими дембельскими ботинками, гуталина и щетки с собой нет.

Вдруг на лицо, откуда-то сзади, набросили грязную мешковину и несколько пар чьих-то сильных рук повалило его на землю, прямо в говно. Рот моментально заткнули. Панченко ничего не видел и ничего не мог сделать. Верхние и нижние конечности плотно прижаты к земле, можно было только тихонько мычать и пыхтеть, как бычку, которого повалили, чтобы кастрировать. О, только бы не это, пусть уж лучше убьют! В голове лихорадочно проносились мысли. Кто же это?! Курсантов вчера всех отправили, неужели из прошлых призывов специально приехали и подстерегли. Что же сейчас будет? Из глаз полились слёзы, но мучители этого не видели. Он почувствовал, как с головы сняли фуражку, и, боже мой! Услышал над самым ухом чиканье ножниц! Вот оно что, ведь у него тоже было такое развлечение, стричь неугодивших курсантов налысо перед отправкой в часть, пусть будут как духи, хоть и отслужили полгода. Вот оно, возмездие! Хрен тебе, а не Светлана! С такой причёской, в сраной изорваной парадке, теперь только задворками и домой, к мамочке, к единственной женщине на свете, которая примет и такого..

После стрижки, связав Панченко за спиной руки и изрядно попинав, неуловимые мстители скрылись.

Славная была у Николая служба и не менее славный дембель!
 

Анекдот про расчёт верности

(Юрий Тубольцев)
 2    2019-11-09  0  182
- Дорогая, а ты мне не изменишь?
- Я тебе куплю калькулятор, чтобы ты рассчитывал на мою верность!
(с) Юрий Тубольцев
 

Вопросов больше нет…

(Соломон Ягодкин)
 8    2016-12-08  9  870
Все люди такие, какие они есть, а иначе озвереют ещё больше, и тогда всем станет ясно, какие они на самом деле есть...

Чем человек отличается от животного? Если такого вопроса не возникает, значит пока что - ничем...

Умный человек и сам не живёт как все, и тем самым этим самым «всем» не даёт жить нормальной жизнью уважающей себя толпы. И вы после этого хотите, чтобы мы любили и уважали его за его поганый ум?..

Познав зло, начинаешь больше ценить то добро, которое это зло душило, душило, да так до конца и не придушило...

Чтобы не возмущаться собственным свинством, стали возмущаться свинством всего Человечества...
 

Сказки доброй няни

(Джон Ник)
 36  Про детский сад  2008-05-23  6  36076
Присказка:
Представьте:
Обычная житейская ситуация, детсад, молодые воспитательницы
оставили на старую няню несколько детей, за которыми вовремя
не пришли родители, сами убежали по своим делам. Нянечка,
любащая всех деток без разбора, решила до прихода опоздавших
пап и мам развлечь детей сказками, которые сама помнила очень
смутно. Поэтому нянечка импровизировала на ходу,
добавляя при этом свои личные впечатления о коллегах
и чуток добродушной ругани по адресу балующихся деток.
Я, придя чуть позже за сыном,
так заслушался, что засел в засаду и записал эту сказку
в той манере в какой её рассказывала няня:

Жила-была девочка и звали её, не важно как звали, но красавица была
писаная, точь-в-точь наша Наташенька, что хихикает над своим
стишком, ты Наташенька, няню то не перебивай, а над стишками
будешь хихикать когда вырастешь. Эта девочка ещё и умненькая
была, как наша Танечка. Танечка, ты опять с кубиками балуешься,
в слова складываешь, что ты за слово из пяти букв сложила?
Хм!? Ничего не понимаю, какой-то "prick" не нашенский?
На букву «р» начинается, вторую «r» от мамы-училки по английскому
явно спёрла с её коллекции кубиков, третья
украинская «і», все знают, что тебе Ванечка-хохол нравится,
а в конце лишние «с» и «к». Если все непонятки убрать,
получится что ты хочешь «пи», горшочек рядом, можешь сходить.
Кстати, Ванечка, не рассказывай Мишеньке бородатые анекдоты
про Вовочку, Мишенька их наизусть знает, да и занят он,
царапает на стенке объяснение в любви Машеньке. Мишенька,
ты забыл наверное, что твой папа за покраску заборов вокруг
садика уже выложил 100 рублей, теперь столько же заплатит
за ремонт стен. Ещё сказочная девочка умела всех передразнивать,
не хуже старшей сестрички Машеньки, до сих пор смеюсь, когда
вспоминаю как она спела про нашего сторожа, что отморозил ногу
в пьяном виде и перепутал берёзку с чужой женой.
Коленька, не приставай ко всем девочкам сразу, выбери одну.
Можешь мне поверить, на всех девочек мира силёнок не хватит
и не воображай, что ты Иосиф Кобзон, а то от Вовочки по головке
горшком получишь. Вовочка, ты как всегда, одновременно шесть
дел делаешь: бьёшь Коленьку, тянешь за косички Танечку,
вытаскиваешь из угла наказанного Васеньку, учишь Ванечку
говорить на русском мате, сидишь на горшке и ешь чужую
порцию кашки. Остановись на одном, с чужой кашкой
расправляться у тебя лучше всего выходит. Васенька,
перестань рыдать и выйди из угла. Сам виноват, во время
полдника назвал нашу повариху толстой дурой, заведующая
сделала тебе замечание, а ты её обозвал старой мымрой
и послал на ЙУХ отдыхать. Оно то так, но нельзя же так откровенно.
Каждый день что-то учудишь, из угла не вылазишь, потому
постоянно голодный, одна кожа да кости, но ничего,
я добрая няня, к тому же, уж очень мне твой деда нравится,
который в «КБ» химичит, нахимичит, нахимичит и приходит
тебя забирать чуть навеселе. Грамотный жуть, всегда что-то
интересное в виде шутки расскажет, завидую тебе, вот кто
точно сказки умеет сказывать, передай ему, что я бы с удовольствием
послушала те, которые деда тебе на ночь рассказывает…

(тут я не выдержал молча сидеть в засаде, постучал в приокрытую
дверь, поздоровался и забрал сына, не дослушав до конца
сказки доброй нянечки, давным-давно нянечка на том свете,
девочки и мальчики стали взрослыми дядьками и тётьками,
но так и хочется воскликнуть: - Ба, знакомые всё лица!)
 

Байки разные. Я и Юрий Левитан

(Репин В.)
 32    2014-09-24  0  1060

Однажды довелось мне присутствовать на встрече с Левитаном, проходившей в нашем Пушкинском Доме культуры. Рассказывал знаменитый диктор и о том, как он попал на эту работу. Родился он во Владимире, и еще в детстве прославился зычным голосом, за который его прозвали "Трубой".

Мамы запропастившихся на прогулке мальчишек просили Юру покричать их сорванцов по имени — эффект был как от мегафона, далеко окрест слышалось раскатистое: «Ва-ася! (Миша, Толя и т. д.) Домо-ой!».

Естественным было желание использовать свой талант, и в 17 лет Юрий с другом отправился в Москву, "поступать в артисты".

Однако членов приемной комиссии кинотехникума лишь рассмешил его окающий говор. Но не возвращаться же! Друзья начали искать работу в Москве. Но в 1931 найти работу там было еще нелегко, хоть и считается, что с безработицей в столице покончили в марте 1930. Нужны были инженеры, квалифицированные рабочие, а они в свои 17 лет на что могли рассчитывать? Деревенских грузчиков и разнорабочих и без них хватало...
- О, гляди! Требуется диктор в Радиокомитет!. Пойдем?
- А что это за диктора такие?
- Там разберемся, пошли!

Левитану на этот раз повезло: в приемной комиссии его прослушивал сам Василий Качалов. И он успешно прошел отбор в группу радиодикторов: его приняли, несмотря на провинциальный говор. Он был зачислен в группу стажёров Радиокомитета.
Выпускать в эфир такого "диктора" было невозможно, поэтому, пока ему ставили произношение, он работал в Радиокомитете на подсобных работах, например, ставил пластинки на электропроигрыватель, давая в эфир музыку.

Юрий Борисович рассказал об одном запомнившимся ему случае на этой стажировке: он, как всегда, поставил пластинку, и... зачитался.
Прервал его занятие телефонный звонок. Слушатель интересовался, сколько же еще Радиокомитет собирается выдоить коров.
И вот тогда, подскочив к проигрывателю, Юрий понял, что пластинку заело, и она уже долгое время выдает в эфир одну фразу:
"Я коровушку доила... я коровушку доила... я коровушку доила..."
Но учеником он был упорным, учителя ему достались талантливые, и через некоторое время его начали допускать к дикторской работе, сначала по ночам, в менее ответственное время.

Но даже с учётом всех природных данных и талантов Левитана, судьба его могла сложиться совсем иначе, если бы не Сталин, услышавший однажды ночью, как неизвестный ему диктор читает в эфире передовицу «Правды». Вождь немедленно позвонил в Радиокомитет и сказал, что текст его завтрашнего доклада на открывающемся XVII съезде партии должен прочесть «этот голос».

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 именно Левитан читал сводки Совинформбюро и приказы Верховного Главнокомандующего Сталина, и его голос стал известен каждому жителю СССР.

Мама рассказывала, как ожидали они, девчонки, бойцы МПВО, в 1944 приказа о снятии блокады и салюте в честь этой победы.
И вдруг, неожиданно, Левитан произнес: "... произвести салют в городе Ленинграде". Как это было неожиданно! Ведь до сих пор все салюты производились в Москве!
Девушки плакали от радости...
Именно Юрию Левитану, благодаря уникальному тембру голоса, было доверено объявлять о взятии Берлина и о Победе.

Цитата из Википедии:

"Осенью 1941 Левитан был эвакуирован в Свердловск (ныне Екатеринбург). Вести вещание из столицы к этому времени стало технически невозможно — все подмосковные радиовышки были демонтированы, так как являлись хорошими ориентирами для немецких бомбардировщиков.
Уральская студия была размещена в подвальном помещении, сам диктор жил в бараке поблизости, на условиях полной секретности, к нему лишь время от времени приезжали московские друзья. Информация для радиовыпусков поступала по телефону, сигнал ретранслировался десятками радиостанций по всей стране, что не позволяло запеленговать головной радиоузел. Помимо собственно работы в эфире диктор также озвучивал документальные фильмы, которые монтировались на этой же студии.

По-своему «оценил» мастерство диктора Адольф Гитлер. Он объявил Левитана своим личным врагом № 1 (под «номером два» в списке Гитлера значился Сталин) и требовал «повесить его первым, как только вермахт войдет в Москву». Германские спецслужбы разработали, но так и не смогли воплотить в жизнь план похищения главного диктора Советского Союза, за голову которого рейхом была назначена награда в 100 тысяч (по другим источникам — в 250 тысяч) рейхсмарок.
Левитана оберегали на государственном уровне, «главный голос страны» днем и ночью охраняли сотрудники НКВД с приказом применять оружие при возникновении малейшей опасности".

Потом, уже с марта 1943, был Куйбышев, где тогда размещался Радиокомитет.
После войны он еще долго работал диктором, я хорошо помню его голос по радио, сообщавший о главных событиях в СССР.
А в свободное время Левитан много ездил по стране, встречался со свими слушателями - и не только в крупных городах, бывал и в глубинке.
Рассказывал: "Еду я на встречу в колхоз-миллионер, дорога - впору на тракторе форсировать! А на обочине - огромный железобетонный лозунг: "Вперед, к победе коммунизма!" Зал сдержанно захихикал.
"А мне вот не до смеха! Лучше бы они эти деньги на ремонт той самой дороги пустили!"

Правильный был человек, настоящий.
 

О круговороте конфет в природе

(Леандр (Волков Станислав))
 54  Про конфеты  2011-10-28  3  8942
В самолёте в начале полёта
Стюардессы разносят конфеты,
Чтобы уши у всех не болели
Их советуют дружно сосать.

Пассажиры как будто впервые
Те конфеты увидели в жизни,
Их сгребают с подноса горстями,
И в карманы одежды кладут.

Только надо тут тонко заметить -
Очень редко во время полёта
Пассажир в рот положит конфетку -
Он конфетки берёт про запас!

Вдруг конфетки потом пригодятся?!
Угостить ими можно соседей,
Дать по штучке племянникам, детям,
Но возьмёт пассажир пять горстей!

Но уже к середине полёта
Чтоб в кармане они не мешали,
Достаёт пассажир те конфеты,
И украдкой под кресло кладёт.

И когда самолёт приземлится -
Все конфеты лежат между кресел,
И по ним пассажиры шагают,
Не глазея друг другу в глаза.

А когда все уйдут, стюардессы
(Не валяться добру ведь безхозным!)
Собирают меж кресел конфеты,
И обратно кладут на поднос.

Завершая, я делаю вывод -
Даже техника столько не служит,
Сколько ходят по кругу конфеты,
Что разносят красавицы всем!

И в догонку - я вот еще понял -
Ничего под луною не вечно,
Кроме лишь пирамид фараонов,
И коробки возвратных конфет!

(кто летал, тот это видел) :-)
 

Все для блага человека

(Ashmedai)
 2    2019-05-14  2  198
Как трогательно все-таки у нас проявляется забота об «избирателях». Гражданин, проживающий не по месту регистрации (в одной области, но в другом районе за 500 километров) может прийти в МФЦ (многофункциональный центр» и достаточно быстро оформить заявку, дающую право «проголосовать» там, где ему удобно. Здорово, правда? В этом ведь заинтересован не он, а сами знаете кто. А вот получить дубликат утерянного удостоверения «Ветерана Труда» – никак. Ни в МФЦ, ни в отделении соцзащиты. Извольте, гражданин ветеран съездить по месту регистрации, это ваши проблемы, Вас тут не стояло… В общем, как в старом Советском анекдоте:
«Все для блага Человека, все для дела Человека! И я видел этого Человека…»
 

Байки разные. Нарочно не придума ...

(Репин В.)
 22    2015-02-16  3  1031

Кое-что о теории вероятности. Друзья рассказывали такую байку:
Семья москвичей двинулась погулять на выходных в Ленинград на машине, надеясь хотя бы по фамилиям найти в справочном (дело было задолго до эпохи Интернета) адреса или телефоны двух своих знакомых (сокурсников, что ли?) - плохо было тогда с гостиницами для "неорганизованных" туристов. Въехав в город, решили тормознуть около первого встречного, чтобы спросить о ближней будке "Справочной". Он и оказался одним из знакомых.
Мало того, когда они ехали к нему домой, он вдруг попросил тормознуть машину. Зачем?
- Так вон же Петька идет! Сам сто лет его не видел!
 

Производственные

(Леонид Олюнин)
 9  Приколы о работе  2012-01-10  0  1509
ПОЛЬЗА КРЕПКОГО СЛОВЦА

— Не отворачивается гайка подлая: проржавела.
— Звездочкой пробовал отвернуть?
— Пробовал.
— Газорезкой сдуй.
— Патрубки
Читать дальше >>
 

Вопль души – 461

(Соломон Ягодкин)
 4    2016-03-29  0  598
Социалистический реализм отличается от реалистического реализма уже тем, что один из ни был, а другого не было: никакой реализм ни за что бы не вынес обоих...
 

Красота требует жертв

(Юрий Подвязной)
 3    2018-04-20  1  623

Из парикмахерской вышел лысый мужик с налитыми кровью глазами. Его лицо искажали гнев и отчаянье, но гнев явно преобладал. Вслед за ним выскочила женщина с очень виноватым видом, видимо его жена.
И тут мужика прорвало:
- Что б я еще раз согласился на подобную авантюру? Да никогда! - Кричал он во все горло.
- Тише-тише, успокойся, ну, так получилось. Не волнуйся, волосы через время снова отрастут, - оправдывалась она. Солнце светило так ярко, что птицы, пролетающие в это время над ними, стали хаотично петлять и сталкиваться, ослепленные новоиспеченным «зеркалом». Мужик, демонстративно вытащив из внутреннего кармана пиджака расческу, метнул ее в сторону парикмахерской... и разбил окно вдребезги… Просто, перед этим он привязал к ней увесистый кирпич, который лежал неподалеку. Из дальнейшей их перебранки я понял, что этот мужик привел свою жену на покраску волос, и она решила попробовать краску на нем прежде, чем ее покрасят. В итоге, произошла химическая реакция, и волосы у мужа стали фиолетовыми, поэтому пришлось брить на лысо.
Красота требует жертв... И, к сожалению, мужских тоже.
09.04.2018 г.
 

Поймите правильно!

(Nefedov)
 1    2004-09-08  2  1317
Нам много не надо. Люди мы простые, не капризные, мы как-то без этого. Трубы за границу мы не тянем, да и чужие кошельки тоже. Мы работаем на рынке рядовыми спекулянтами без образования юридического лица.
    Но, только поймите правильно! Мы тоже нуждаемся в условиях человеческой жизни. Нельзя же, воротясь с трудовой вахты, испытывать исключительно острые ощущения: ведь полная квартира тараканов - войти некуда!..
    Сколько раз намекали нашему зятю: кушайте на кухне, а выпили водочки, - уберите со стола закусочку. Нет, не убирает. Оставляет, как есть... Вот она - жизненная правда!
    Будим мы тогда этого зятя.
    -Извиняемся, - говорим, - но квартира эта предписана для нас. Если, - говорим, - вы инородное тело какое или постороннее включение, то давайте тогда выселяться, что - ли?..
    А зять не возражает.
    Он, гад, никогда не возражает. Он хватает за ножку табурет, закидывает этот самый табурет над головой и начинает жутко скрипеть зубами. Дискуссия моментально угасает.
    - Ладно, - извиняемся, - вы опять выпимши... Только поймите правильно! Нельзя же на кухню заглянуть, когда эти животные вокруг стола толпятся. Это же не вольность толкования. Эти организмы уже по квартире маршируют, причём, наглым боевым строем... Давайте же устроим им заключительную сцену. Но только вместе. Вместе! Так сказать, объявим им презрение общества и крестовый поход!
    Зять соглашается. Говорит, по идейным соображениям. Мы с перепугу ему верим, так как сами мы уставшие. Ударяем по рукам и посылаем его с нашими деньгами в соседний магазин за отравой...
    Понятное дело, зять на наши деньги надирается дешевой водки, притаскивается где-то под утро, оставляет на столе крошки от закуски и засыпает в обнимку с проклятым табуретом.
    А тут и нам на работу пора.      
    Убегаем мы на работу, а сами думаем: какая тут производительность торговли, к черту, когда не отдохнувшие и нервные? Какое тут обхождение с клиентами? Так и хочется в кого - нибудь вцепиться! Так и подмывает кому-нибудь треснуть!.. Так ведь нельзя - времена нынче не те!
    Теряем деньги, господа, поймите правильно!
 

Любимые герои мультфильмов

(Игорь Матросов)
 72  Сочинения  2013-06-18  0  3290
Шустрая напомнила своим "Может быть..." Жми сюда

------

Вечер. Прихожу с работы. Сын делает уроки.

- Привет! Чем занимаешься?
- Пишу сочинение "Любимые герои мультфильмов."
- Ну, и про кого же ты решил написать? (в голове один за другим проносятся Чебурашка, Крокодил Гена, Карлсон, Дядя Федор с Матроскиным...)
- Про Рафаэля и Микеланджело!
- Леша! Ты уже знаешь кто это?!
- Конечно! Это - Черепашки Ниндзя!!!
 

Дороги

(Дальневосточник)
 30  День геолога  2012-04-06  3  3421
Я, уже который сезон, работаю в суровом краю суровых мужчин на золотых промыслах России. Поэтому с удовольствием хочу поделиться впечатлениями о наших людях, о нашем крае и о нашей работе.

Дороги. Часть 1.

   Начнём с того, что 120 лет назад какому-то ненормальному золотопромышленнику захотелось завезти золотоизвлекающую драгу (это очень-очень много железа!!!), а на дворе конец XIX века, ни самолётов, ни машин, в конце концов, а очень хочется! Известно, что для русского, где прошли более одного раза – это уже тропа, а если проехали на лошади – это почти тракт. Так что старыми якутскими тропами на русский манер китайскими верблюдами стали завозить по болтику, по гаечке, по железке американскую драгу, да такую тропу натоптали! Вот тебе и дорога! Так всё и началось!
   Так всё и продолжается, только вместо верблюда «КамАЗ», «УАЗ» и прочая самоходная жуть, чтобы только дорогу не делать. Ну а для разнообразия для особых эстетов есть самолёт Ан-2. Вот на этом остановлюсь чуть подробнее, так как распирает меня от всего увиденного и пережитого, связанного с этим чудом самолётостроения, аж спасу никакого нет как!
   Летать на самолётах очень даже весело! Веселье начинается прямо у авиакассы, когда узнаешь, сколько стоит билет до нашего районного центра. Четыре тысячи с копейками (для информации до Москвы 7500)! Потом веселье тебя просто распирает через край, когда ты видишь ЭТО чудо, называемое «воздушным судном». Во времена японской агрессии даже их хвалёные камикадзе, я думаю, несколько раз подумали бы – садиться в него или не стоит! Но тебе нужно сесть (напоминаю, билет стоит четыре с копейками тысячи, как тут не сесть) и ты садишься. А жизнь вокруг так прекрасна, зелень, птички поют, тучки где-то там, на горизонте собираются, и ты так счастлив был, пока билет не купил, и легко одет – лето!
   Вы думаете, что это лирика – нет, это суровая, правда, жизни. Веселье продолжается, так как это, так называемое «воздушное судно», не специализируется на перевозке пассажиров – нет мягких кресел (вообще кресел нет!), а есть дюралевые лавки, пристёгнутые чем-то дребезжащим к бортам, куда ты, предварительно помолившись, пристраиваешь своё тело возле окошечка, чтобы лицезреть и участвовать в этом шоу, называемом «взлёт самолёта Ан-2». Запустив двигатель с 3-4 попытки (явно не без помощи слова божьего) и гремя всем, чем только можно, в том числе и пассажирами, эта чудо-машина тысяча девятьсот шестьдесят какого-то года изготовления весело подпрыгивая на кочках взлётно-посадочной полосы нехотя отрывается от земли, и устремляется навстречу неизвестности и голубому простору небес.
А теперь вернёмся на несколько предложений назад, где мы так красиво рассуждали о прелестях жизни и о лете. А на ногах сандалики, а на теле маечка – жарко! А вот наверху совсем не жарко, причём настолько, что прямо, скажем, веселиться уже становится проблематично, всё замерзает и покрывается инеем. Но уже через десяток другой минут опять становится весело и проблема коченеющего тела уже почти и не проблема, так как появляются другие более актуальные, например, где взять полиэтиленовый пакет и желательно целый. Счастливые соседи уже нашли (правда немножечко нецелые) и вы уже знаете, кто и чем сегодня завтракал! А пока вы справляетесь с этими, наступает второй акт трагикомедии, называемый «заходом на посадку воздушного судна Ан-2». Трясёт так, что вы уже не знаете, хотите вы ещё чуть-чуть пожить или нет, потому что пакет полный, а организм не успокоился на достигнутом и хочет дать пятилетку за 3 года. И как только самолёт останавливается и открывается входной люк, все, кто до этого держал при себе и мысли, и всё остальное, выскакивают наружу, тут же разбегаются, кто куда успел и начинают изливать все, что наболело окружающему! А таких посадок 3! Правда во время второй уже почти ничего не остаётся, но это вы так наивно полагаете, а организм думает по-другому, и, глядя на всё это, поневоле удивляешься неисчерпаемым возможностям организма! Но мы отвлеклись!
   Каждому, кто заходит в самолёт после такой посадки, я бы давал орден мужества, ну или какую-нибудь медаль, в конце концов, потому что за свои же кровные деньги так веселиться, способны только героические личности.
Далее, опять же с божьей помощью, процедура взлёта повторяется с точностью до запятой, и самолёт летит навстречу грозовому фронту. Мы то уже знаем, что самолёт негерметичен, но всё-таки на что-то надеемся! Зря! Первая же туча показывает, что хоть Ан-2 и воздушное, но судно и течёт не чуть не хуже (а может и лучше). К веселью, холоду и тошноте добавляется влага! Много влаги! А тут уже и вторая посадка подоспела. Сели! Надолго! До завтра! А аэропорт закрыт, уже лет восемь как, и гостиницу в этом Бамовском забытом богом и цивилизацией посёлке можно искать до китайской пасхи, поэтому скамейка и серое свинцовое небо над головой так безнадёжно перечеркнувшее ваши мечты быстро добраться до места.
   Вместо 12-13 часов езды на машине (об этом дальше) путешествие по воздуху занимает сутки (если очень повезёт на следующий день), и ты не знаешь, что лучше – чтобы «повезло» и ты сел бы в эту железную птицу и продолжил игру с судьбой, или чтобы не повезло, и ты остался на земле.
   Мне кажется, что после таких путешествий у русской православной церкви прибавляется прихожан, но это лично моё субъективное мнение.

Продолжение следует.
 

Талантливая бездарь...

(Соломон Ягодкин)
 23    2013-08-06  1  795
ПУСТОТА ВДОХНОВЕННАЯ...
Самое ужасное в искусстве, это когда художник ничего и не хочет сказать. Он тогда бесплодный, как пустыня, и такой же бескрайний: творит себе и творит, и конца его искусству не видно...

НАСИЛЬСТВЕННАЯ КРАСОТА...
Живописный гламур есть красота для всех, а когда хорошо всем, это всегда чревато для каждого...

ТАЛАНТЛИВАЯ БЕЗДАРЬ...
Талантливый художник, это такой художник, которого понимают все. А если понимают не все, то такие бездарные художники нам не нужны...

ДО ВЕРШИНЫ КИСТЬЮ ПОДАТЬ...
Не все могут рисовать, но и не все умеют красить заборы. Так что кисти в руки, и - вперёд!..

А ЖИТЬ, ТАК ХОЧЕТСЯ ПОЖИТЬ...
Дизайн, это искусство для толпы, если только дизайнер не хочет умереть с голоду, как настоящий художник...
 

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ… Вариац ...

(Соломон Ягодкин)
 9    2019-10-21  2  182

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, получается милый французский шалунишка…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, то кусаться и гадить он тоже начнёт с хорошим французским прононсом. А лягушек для него мы у нас наловим, они ещё и по-французски квакать начнут…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, то все соседи от зависти поудавятся. И тогда любые вопросы с ними отпадут сами собой…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, останется только свою деревенскую халупу назвать «Версаль»! Пускай знают все, что нашему человеку всё самое невозможное под силу, ему надо только наконец-то с печки слезть, и тогда его будет буквально не остановить…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, а потом и всех домашних по-заморски поназывать, то тогда на кой нам эта ваша Франция нужна, от своей не знаем куда деваться, хоть в ту же Америку беги…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, а нашу суку Мотьку – в Моти, и вот вам ещё одна французская семья получается. А французские щенки сейчас, как известно, у нас в большой цене, как и всё заграничное…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, то он потом нас всех на свою историческую Родину перетащит. Так что и ему, и нас всем остаётся только французскую мову одолеть, и билеты купить, причём только в один конец…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, то тогда с ним не стыдно будет не только по бульвару променад совершить, но и за один стол с ним сесть, сначала мы в гости к нему, а потом и он к нам…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, язык потом не повернётся его обратно Тузиком обозвать, да и к чему нам ещё один международный скандал?..

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, уже ни одна собака не сможет сказать, что у нас с проклятым Западом опять «железный занавес» возведён…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, его уже придётся и кормить соответствующе, чтобы он, гад шелудивый, часом не проговорился, что он родом не из Тулузы, а из родной российской подворотни…

ЕСЛИ ТУЗИКА НАЗВАТЬ ТУЗИ, ну и для нас тоже звучные имена легко подобрать можно, чтобы нам хотя бы чуточку побывать там, где мы никогда не были, и боюсь, что уже никогда не будем. А теперь подымите лапу все те, кто бы хотел с нашим Тузи по его родной Франции побродить?..

Фото Алексея Кузнецова
 

Еслики Магазинные

(Мелисса)
 38  Магазин  2011-11-02  5  10546
***
Если к вам в отделе винном
Пристаёт клиент нетрезвый –
Хороша ли нынче водка и какая повкусней?
Вы ему скажите прямо –
Мол, не водка – объеденье,
Просто чудо, а не водка,
Мощный градус так и прёт.
А ещё скажите пупсу
(Он ведь спьяну и не въедет) -
Типа акция сегодня –
Две берёшь – плати за три,
И, как бонус, дайте жвачку
(Отлепите от прилавка) –
Вам жевать уже невкусно,
А клиенту - в самый раз!

***
Если к вам в отдел молочный
Лезет вздорный потре***ель
И трясёт кефиром грозно –
Мол, просрочен на три дня,
Вы ему скажите: дуся,
Не в одном кефире счастье!
Нет войны, и слава Богу,
А кефир пойдёт коту.

***
Если лезет покупатель
К вам в кондитерском отделе -
Мол, платил за шесть зефирок,
А в пакете только пять,
Вы ему скажите строго:
Вы газеты не читали?!
Каждый пятый зефирёнок
Отправляем в Гондурас -
Там тростник не уродился,
Не оставим гондурасцев -
Всё ж соседи по планете,
Вдруг и нам чего дадут?
Если вы, конечно, против…
Нет? Ну вот, я так и знала –
Сразу видно по походке,
Что не склочник и не жмот!

***
Если подлый потре***ель
В овощном на вас наехал –
Типа свёкла мелковата
И подвядшая морковь,
Вы скажите: нетактично
Намекать на недостатки,
Огурцы не виноваты,
Что с лица не задались -
Вы вон тоже вяловатый
И не то чтоб очень свежий,
И росточком маловаты –
Мы ж вас любим и таким.

***
Если к вам в отдел колбасный
Заявилась злая тётка
И желает вам изгадить
Предстоящий выходной
(То есть просит всё порезать -
Грамм по сто и даже меньше,
Завернуть, подать с улыбкой
И до кассы проводить) –
Вы шепните этой тётке –
Мол, сказал вчера Малахов,
Знаменитый чудо-знахарь
И ростовский чародей,
Что в нарезанной колбаске
Очень мало витаминов –
На ноже все остаются.
И всучите ей батон!

***
Если в вашу бакалею
Заглянул мужик за гречкой
(Ну, наивный оказался,
Гречка ж вымерла давно!),
Вы скажите: эх, мужчина,
Поотстали вы от жизни,
В Красной Книге ваша гречка,
Вот, попробуйте горох.
Если есть воображенье,
Ну, а также кофемолка,
Измельчите вы горошек –
Чем не гречка, Боже мой!
И сварите суп и кашу,
Ну ни капельки не хуже…
Ну, а гречка в Красной Книге
Пусть спокойно отдохнет.
 

СКАЗКА ПРО ВАНЮ №3 (продолжение ...

(Лель Подольский)
 10    2017-04-23  0  964
Чтоб как-то позабавить и прочитать заставить, позвольте Вам представить уже в который раз научно-фантастический, в иных местах мистический, лирично-поэтический
       ПРО ВАНЮ НОВЫЙ СКАЗ.

-1-

Год прошёл, как наш Иван
Умыкнул от басурман.
Срок достаточный, чтоб сгладить
Если был, в душе изъян.
На домашних на харчах,
На оладьях да на щах,
Силища, с какой не сладить,
Появляется в мощах.

И Ивашка зажирел,
Да в очах засоловел.
За год всей своей округе
Растрезвонил между дел:
Как в чужбине был он бит,
Не одет был, да не сыт,
Но прибрал власть на досуге
И наладил сельский быт.

Мол, монархом был лихим,
Да народом был любим,
А предшественнику стал он
Почитай что побратим:
«А чего сбежал от тель?
Дык ить - тут моя купель!
Без «анисовой», да с салом,
Сердце сдюжит неуже́ль?!»

И народ Ванька взлюби́л:
Холил, нежил да поил.
Трудоднём не утруждали,
Лишь бы справно говорил.
Баснями про мусульман
Ублажал Ванёк славян,
Пока те косили, жали...
Прям не Ванька, а Баян.

«Как же это ты там жил?» -
Люд Ивана теребил -
«Ты ведь, знамо, с головою
Не сказать, чтоб дружен был.
Али дома лишь «пенёк»,
А ногою за порог -
И весь светишься собою,
Всех премудростей знаток?!»

Ванька жмурился, кряхтел,
Сквозь прищур хитро глядел:
Пыжился создать солидность,
Потому как не у дел.
- Вам до Ваньки всем расти
В жизненной премудрости!
В ентом вся она и хитрость,
Как себя преподнести!

Помню, выйдешь на большак,
Да толкуешь, что и как.
За советом шли к Ивану...
Енто я у вас - дурак!
Но коль ищешь барыши,
Ты меня не тормоши:
Я не то что б для карману -
В чистом виде для души!

- Кто же спорит тут с тобой?!
Ты ж кормилец! Ты ж герой!
Мы же помним: всю деревню
Щедрой одарил рукой.
Мы ж, Ванюша, без тебя
Жили, можно сказать, зря,
Пока ты искать харчевню
Бегал в дальние края!

Сельский староста Мирон
(Участковый и ОМОН)
Во хмелю между стаканом
Делал Ваньке закидон:
- Ты ушёл от нас босой,
И назад пришёл пустой.
Растолкуй односельчанам:
Люд восточный он какой?

- Племя тёмное! Зверьё...
А я им знание своё.
Научил, что бы имели
Все в аптечках мумиё.
Шах почти что умирал,
Да я лекарству отыскал -
За неделю встал с постели.
Через месяц - побежал.

- Ну а ента вот твоё,
Как ты скажешь, «му-ми-ё»
Токма мертвых воскрешает,
Аль взаправду лечит всё?
Я к чему мыслю веду:
Мы в селе все на виду.
На Востоке всё бывает -
Здесь бы отвезти беду.

Поп наш с осени больной -
Простатит да геморрой.
И молитвами лечился,
И свящёною водой.
А намедни, дьяк видал,
Крест к болячкам приклада́л.
Всё одно не исцелился.
Ты б свою лекарству дал!

Ведь не зря молва идёт:
Каков поп - таков приход.
Что как хворь его заразна?!
Что как нас всех проберёт?!
Ну а ежели б ты вдруг
Исцелил ему недуг,
Стало б видно: не напрасно
Истончал гранит наук.

Начал Ваня вспоминать,
Довелось как врачевать:
Как пришлося с содроганьем
Шип с под заду вынимать,
Как мочу в ведро цедил,
Да её же после пил...
Ваня тем воспоминаньем
Зло в душе разбередил:

- Я не стану, вашу мать,
И в царской жопе ковырять!
Что я – мандаво́шь какая,
Что б под рясу залезать?!
Скушно мне лечить напасти!
Ты меня пусти до власти,
Вот тогда страна родная
Будет вся червонной масти.

- Вань, - Мирон ему твердит, -
Ты одет, обут, помыт.
Нахрена́ тебе до власти?
Ента шо ищь за гамби́т?
- Мне без власти, как без крыл.
Я ж горстями её пил.
Да зашел не с ентой масти,
Этим шишку и набил...

- Ты про что щас намекал?
Или я не угадал?
Получается, что к дому
Ты с побоев прибежал?
Кто по шапке русских бьёт –
Тот подолгу не живёт!
Обращению такому
Мы должны дать укорот!

Мы себя не посрамим.
Мы дружину снарядим.
Воевать затеем с шахом,
Ну, или с кем ни то другим.
Ты б мне сразу: так и так -
Шах тиран и вурдалак.
Мы б его забили махом!
Нет, взаправду, ты - дурак...

Опускает Ваня взгляд.
Расквитаться он бы рад.
В гневе земляки прекрасны,
Токма очень уж чудят.
Ежли их растеребить -
Всё подряд пойдут крушить,
И сочувствием к несчастным
Натиск не остановить.

- Что молчишь?! - гудит село –
Али набрехал зело́?
Сам покинул мусульманство,
Иль с побоев подвело?
Отвечай, ядреный хрен!
Аль с извилинами крен?
Иль чудил там хулиганство?
Иль чаво́ писа́л вдоль стен?

Ванька голосом дрожит,
Шапку в пальцах теребит:
- Пострадал я из-за страсти,
Что в душе моей горит.
Я в далёком том краю
Повстречал любовь свою.
Стал её, понятно, ла́стить,
Да жизню́ сулить в раю́.

А зазноба та моя –
Дочка местного царя.
Но, поско́ль я православный,
Он и взъелся на меня.
Засадил меня в острог.
Да и с дочкою был строг:
Взмыслить мне конец забавный
В две недели дал ей срок.

Я про е́нто как узнал, -
Дверь в темнице разобрал.
Стража в бой... Ну я занятно
Перцу с солью им задал!
Я там всё почал крушить:
Флаги резать, морды бить.
Бай пошел уже попятно,
Чтоб меня не заводить.

Я ему: «Послушай, Бай,
Дочку в жены мне давай!
А в нагрузку к ней, понятно,
Мне полцарствы отрезай!»
Бай соплю ноздрей втянул,
Да и плюхнулся на стул.
Чёй-то шамкнул там невнятно.
Я в горячке-т не смекнул!

А Бай обиду затаил...
С ведовством знаком он был.
Вот однажды, темной ночкой,
Изверженью и счудил.
От ведь каверзный какой -
Пол страны залил смолой,
Ту, что мне отдал за дочкой.
Ну и сдёрнул я домой!

Ванька врёт, аж пол дрожит:
То хрипит, а то визжит.
Всё село разинув уши
Ажно в рот ему глядит.
Только старый дед Фомич
Суть старается постичь.
Он в калошах к Ване в душу,
Цвет души ломать да стричь:

- Ежли ты герой такой,
Девку что ж не взял с собой?
За свою жизнь опасался?!...
- Енто скорбь моя и боль.
Но ты меня, гавёный край,
За язык-то не хватай!
Сам мозгой коль не удался,
Слушай не перебивай!

Я её, свою любовь...-
Ваня скорбно ломит бровь –
Я её, мою усладу...
Я бы отдал ей всю кровь!
Только Бай все упредил:
Дочку сам свою сгубил, -
Дал ей скушать мармеладу,
А мармелад тот отравил.

Ну как в стране такой мне жить?!...
Бабы в слезы, голосить.
Мужики: «Давай помянем!
Да не забудем повторить...»
Ваня продолжает гнуть:
-Я домой избрал свой путь.
Хану мстить чего мы станем?
Мне любовь-то не вернуть!

Так что знайте, земляки,
Мне отмщенье не с руки.
Во главу угла я ставлю
Сердце, а не кулаки.
Я любовь в душе несу.
А за убитую красу
Бая на весь мир ославлю,
В рифмах гада разнесу!

Хватя мне задаром жрать -
Песни буду сочинять.
Коль руками я бездарен,
Стану головой ваять.
Хит недолго написать,
Да концерт у церкви дать.
Хочешь русский, хошь татарин
Подходи автограф брать.

- Слушай, Ваня, дорогой!
Ты язык-то успокой.
Мы тебя с сопливых знаем.
Знаем и поэт какой.
Ты не то что там ваять,
Рифмы гладко сочинять,
Ты не сможешь, понимаем,
Складно пары слов связать.

- Уши что мои слыхали?!
Не смогу?! А хрен видали!
Про него, как мне известно,
Песен вовсе не слагали.
Ну а я, для куражу́,
Хит о хрене и сложу!..
Мне в селе неинтересно:
Я в столицу ухожу!

Нищему собраться в путь -
Лишь кушак подзатянуть.
Сорвался Иван в столицу
Враз, не мешкая ничуть.
Лишь у краешка села
Манька Ваньку догнала:
Жбан колодезной водицы,
Да краюху подала.

Ванька с жбана отхлебнув,
Хлеб за пазуху пихнув,
Чмокнув Маньку в пухлы губы,
Двинул в путь, слезу смахнув.
Дескать вот он я какой -
И в родном селе изгой,
Дураки повсюду любы,
Гений - он везде чужой.

-2-

Дураку далекий путь,
Что листок перечеркнуть.
С головой безмозглой ноги
Не ленивые ничуть...
Ходит Ванька по Москве,
Позабывши о тоске,
Поистрепанный в дороге,
Без ботинок, но в носке.

Кличет Ваньку постовой,
Дескать: «Сударь дорогой,
Срамотно́ в таком-то виде
По Москве трясти мошной!
Поуйми-ка свою прыть
Поперек что говорить,
А ни то придётся в МИДе
Документы предъявить!»

Ваня мигом на поклон:
«Я не импортный шпиён!
Я российский, наш, крестьянин!
Но в селе мне не резон.
Тяжко люд в селе живёт.
Не понятно, на что пьёт?
Разве что с совхозу стянет?
Так и это не спасёт...

Антиресы там мелки,
Что в землянках потолки:
Ежли баня - то с угаром,
Ежли спор - то в кулаки.
Мне на енто всё смотреть -
Нету силушки терпеть.
Пятки смазал скипидаром
Я в столицу песни петь.

Ведь во мне талант зарыт,
Не гляди, что я не мыт -
Мыло кончилось в дороге.
А без мыла, что за быт?!
А вот когда меня помыть,
Причесать, завить, побрить,
Вот тогда башка да ноги
Всю свою раскроют прыть.»

Постовой: «Я так скажу -
Вот возьму, для куражу,
Я тебе фугас запальный
К ягодицам приложу.
Ты ж тогда, ядрена вошь,
Свиристелю запоёшь!
И песня та будет фатальной,
Хошь того, али не хошь.

На таланты мне плевать!
Сделай, что б тебя искать!
А не скроешься в минутку -
Станут в морге обмывать!»
Ваня - стрелянный щегол,
В два прыжка через забор:
Шутковать с властями шутку
Может токмо ледокол.

Нет, не зря молва идёт -
Дуракам Фортуна прёт,
Нет судов на них публичных,
И кирпич их не берёт.
Да чтоб российский постовой
Отпустил кого домой
Без изъятия наличных?
Ну это ж сказочный герой!

Впрочем, с Ваньки что возьмёшь?
Таракана, али вошь.
Да и тех, небось, в дороге
С голодухи скушал тож.
Под забором затаясь
Ванька лы́бится, крестясь, -
Как ни вспомнить тут о Боге,
Ежли встреча удалась.

Вдруг, Ванюша увидал:
Во дворе, где он лежал,
Свежекра́шанный и в смазке
Броневик в теньке стоял.
Словно в фильме все сошлось!
А вам то завидно небось,
Что Ивану, прям как в сказке,
Прет Фортуна вкривь да вкось.

Только зависть не к добру...
Бестолковому дубу́
Вся́ки разны там везенья,-
Что горчичники в гробу.
Ну когда в засаде ты -
Ну не трепыха́й кусты!
Нет, Иван от нетерпенья
Не дождался темноты:

Лупанул бегом Иван
Броневик взять на таран.
На карачках, выгнув спину,
Прямо брянский партизан!...
«Заведу, и ходу в лес...»
На броню Ванятка влез.
«Где тут дверца-то в кабину?» -
Проявляет интерес.

С кепкою в одной руке
Ваня на броневике
Ну ни дать, ни взять – Ульянов,
Босиком и в парике.
Постовой же тут как тут:
«Ну, село, тебе капут!
Ты ж дурнее всех болва́нов!
В небесах ищи приют...»

Вмиг Ванька, что было сил,
По спине перекрестил
Мент резиновой дубиной,
Что с собой всегда носил.
И с броневика Ванюша
Кувырком, созревшей грушей
(Или горною лавиной),
Аж асфальт башкой пору́шил.

Постовой, свирепый гад,
Словно этому был рад,
Стал пинать Ванька ногами,
Мол «умри, дегенерат»…
…В помещенье небольшом
Наш Ванек в себя пришёл.
Весь покрытый синяками,
Да еще и нагишом:

«От ведь вдарил паразит:
Грудь, живот, спина саднит.
Зубы все, почти, на месте
А правый глаз совсем не зрит!
Броневик видать его…
А иначе б он чего
Стал валять меня, как в тесте?
Не предусмотреть всего…

И одежду, гад, забрал!…»
Сколько Ваня тут лежал
Нам не ведомо, однако
Зуб на зуб не попадал.
Мыслит Ваня: «У меня
Незавидная жизня́ -
Свету нет рассеять мрака
И погреться нет огня.

И куда эт я попал?
Конура или подвал?
Зарешечено окошко…
Нешто в зону угадал?!
Ну уж дудки! Мне тюрьма
С измальства почти вредна.
И тюремная окрошка
Не инжир и не хурма.

Я изведал ентих щей -
Жизнь совсем с них не милей.
Лучше мне башкой о стену,
Чтоб отмаяться скорей!..»
И Ванек, что было сил,
Лбом о стену засветил…
Но в резину словно в пену
Лоб дурацкий угодил.

«От ведь – думает Иван -
И со стенкою обман!
Чую я: тюрьма родная
Хуже чем у басурман.
Не спастись в таком разу́…»
Засвербило, вдруг, в глазу́.
И, в отчаяньи сгорая,
Ваня на пол льёт слезу.

Плачь - не плачь, а все ж слезой
Не размыть пути домой.
К слову будет: в заведеньи
Батареи ни одной.
И Ванька, чего скрывать,
Холод начал изнурять.
И он уже не в настроеньи
Тихо – мирно помирать.

И откуда только прыть?
Ну дурниною вопить:
«Кто вам, падлы, тут позволил
Душу честную губить?!
Я вам что, какая ****ь -
С голой жопою скакать?!
Адвокатов мне побо́ле!
Шубу дайте!… И пожрать!»

Тут в стене открылся люк,
И из люка вылез глюк.
Не сказать, чтоб мил собою:
Не то хряк, не то индюк.
- Ну чего ты так орешь?!
Ну чего ты горло рвешь?!
Лучше следуй-ка за мною,
И свободу обретешь!

- А ты кто? - Тюремный я.
– Птица ты, или свинья?
Или мо́же, не дай бо́же,
Лишь фантазия моя?
- Ну что ты мелешь, маята,
Нагота да босота́!
У тебя, положим, рожа
Скажем, тоже еще та.

- Ты мне рожей не пеняй!
Её били, так и знай!
А твоя, видать, с рожденья:
Ни пойми – ни угадай.
- Тьфу ты! Сельская напасть!
Что б те голому пропасть!
Я ему освобожденье,
А он мне: рожа не в ту масть.

- Ну а чё ты сразу вдруг:
«Я - спаситель! Я - твой друг!»
Я ж не знаю - ты взаправду,
Иль психический недуг?
- Сам ты в ссоре с головой!
Тронь меня! Ведь я живой.
Коль сведу тя за ограду,
Мне барыш с тебя какой?

- А с чего я должен знать
Что ты впрямь пришел спасать,
А не в ментовке подвязался
Провокацию сыграть?
- Слушай ты, гавёна вошь,
Ну чего ты дуром прёшь?!
Ты мне в бок не упирался.
Так идёшь, иль не идёшь?

- Я морально-то готов.
Но куда ж я без портов?!
Будь на мне, хотя бы, ватник…
- Я пошёл. Бывай здоров…
- От пернатая свинья,
Знаешь, чем купить меня!
Ну давай, веди в курятник.
Или что там у тебя?!…

Если сверить по часам,
По подземным по ходам
Ванька ползал ровно столько,
Сколько выдумал он сам.
Но где дороги ни пройдут,
А к жилищу приведут:
Воздух, грунт, вода – нисколько
Исключенья нету тут.

-3-

Дабы сократить рассказ,
Я уведомляю Вас:
Ента стерьвь - индюк свинячий,
Ваньку в самом деле спас!
Он привел Ванька в нору.
Я там не был, не совру.
Но по рассказам, тех кто зрячий,
Та нора не с конуру.

Та нора – считай дворец!
(И кто рыл её, шельмец?!)
Собери все тайны света -
Он их превзошел, стервец!
Там прихожая, в пример,
Как фойе из «Англетэр».
А что касаемо клозета -
На английский всё манер.

Ну как там в нем нужду справлять?!..
Или, к слову, кухню взять:
Про неё воскликнуть до́лжно
Лишь одно: «Ядрена мать!!!»
В комнатах – какое жить!
В них молебен бы служить!
А в опочивальне можно
Девок двадцать уложить!

В ванной, что там тело мыть,
Рыбу неводом ловить!
А по полкам книжек разных -
За год в печке не спалить.
Вобщем, Вам таких хоро́м
Не отстроить всем двором.
А таких обоев классных
Не купить и за бугром.

Ваня хату оглядел
И немного оробел:
- Слышь, Тюремный,
А откуда у тебя такой надел?
Ты его наколдовал,
Или так, рукой, ваял?
Ты же зодчий обалденный!
Прямо ихний генерал!

- Да был у нас один грузин,
Всей России господин...
Так это вот его кону́ры.
Правда он в них и не жил.
Так, бомбёжку переждать
Или девку приласкать.
Правда, про его «амуры»
Вроде было не слыхать.

Ты пока тут обживись,
Отоспись да отожрись.
Ну и вымойся, понятно,
Да шмотьём обзаведись.
Ну а я – судьбой гоним:
Делу время, и я с ним.
В вечеру вернусь обратно,
Вот тогда поговорим…

Сытно есть да крепко спать,
Как Ванек – таких сыскать.!
А про Ваню в ентом деле
Можно хоть кино снимать.
…Через час помытый, сытый,
Новым лезвием побритый,
Ваня нежился в постели
На перине свежевзбитой.

Мысли с голода - скупы,
Мысли сытые - тупы.
Мысль Ивана змейкой вьется
От врождённой простоты:
«Говорят, что между звёзд
Тоже есть к жилищу мост.
Лунной радугой зовётся…
А может то путь на погост?

Как бы я в броневике,
Да на барже по реке
Гастролировать пустился
С «матюгальником» в руке.
И про то, что я терпел,
Всей России громко б пел:
И как башкой о стены бился,
И ни за что как погорел.

Я б такой имел успех,
Что подумать – и то грех.
Ко мне б в очередь стояли,
Ну а я пускал бы всех!
Широко певцы живут…
Ну а я в вокале крут.
Девки б памперсы меняли
От восторга в пять минут.

Мне на сцену бы попасть,
Да со сцены не упасть.
Я б талантом развернулся,
Да и завернулся б всласть!..»
Ваня было уж запел,
Да сон Ваню одолел.
Ваня в дрёму окунулся
И счастливо засопел…

-4-

Вечером тюремный глюк
Будит Ваню аж с двух рук:
- Подымайся, лежебока,
Да примеривай сюртук!
Кто мне давеча трындел
Что горазд до крупных дел?
Али от тебя нет прока?
Аль уже перегорел?!

Ваня ото сна чудной,
Ну ни дать, ни взять хмельной:
Тупо зыркает глазами,
Да мотает головой.
- Чур, меня! Свиная страсть,
Чтоб те ироду пропасть!
Разлучил меня со снами!
Ну за что мне та напасть?!

Токмо я во сне поплыл,
Токмо крылья распустил
Голым девкам гладить попы…
А ты взял, да разбудил!
Ты ж гундосил: «Обживись,
Отоспись да отожрись!»
Я что, должен спать галопом?
Нет, ей богу, отвяжись!

Глюк тюремный больно строг:
- Может, хочешь вновь в острог?
Как тебя ловчей спровадить:
Сквозь окно, иль за порог?
Ваня, прикусив язык
Погрустнел, сомлел и сник:
- Можно ж мирно всё уладить!
Для чего меж нами крик?

Я со сна не разобрал,
Ты в горячке что сказал –
Шутканули и довольно!
Так о чём ты вопрошал?
Я любой те дам ответ,
Даже коль ответа нет.
А от угроз - на сердце больно
И в душе кровавый след.

- Ладно, можно не стращать,
Можно ласково вещать…
Что являешь ты собою
Я пытаюсь угадать?
Ты явился налегке,
Почитай в одном носке:
Без копейки за душою
И без доллара в руке.

Ты в столице свою прыть
Как мозгуешь применить?
Тут на жизнь такие цены,
Что дешевле и не жить…
- Я сюды пришёл не млеть,
И не в борозде потеть!
Мне дорваться бы до сцены
И о хрене песни петь!

- Енто что ещё за крен?
Нахрена тебе про хрен?
Или ты собрался тута
Состязаться в КВН?
- Хрен он что ж? Он как возьмешь!
Он острее бьёт чем нож.
Да и в качестве маршрута
Он бывает тоже гож!

Хрен - он в жизни суть проник
Ежли лёг на воротник.
- Ну а ежли по всей морде -
Жуткий вызывает крик…
- Хрен – он силой наделён,
Он порой как Рубикон!
Хрен - он почитай как орден,
По градации ООН.

- Редьке хрен не конкурент…
- Хрен - всему эквивалент!
Средство хрен от недержанья
(Выдан и такой патент).
Хочешь - водки настоять,
Хочешь - с салом настрогать,
Ну а хочешь - расстоянья
Можно хреном измерять.

- Я тебя не оценил:
Не дурак ты, а дебил!
Нахрена тебе на сцену?!
Не летают, кто без крыл!
- Поуйми-ка спесь свою!
Я зарок теперь даю:
Я порву на шее вену,
Но на сцене запою.

Ты тогда увидишь «крен»,
Воспою когда я хрен,
И в цветы меня зароют
Аж до самых до колен.
Дай бумаги да чернил,
Чтоб маршрут я проложил
Сцены где поболе строят,
Да чтоб путь недолог был!

Глюк, опешив, чешет зад.
Он совсем уже не рад,
Что увёл Ванюшку тайно
От тюремных от пенат:
- Вань, я что-то не пойму,
А в своём ли ты уму?
Или выронил случайно
Где его в чужом дому?

Где мозги твои искать
Мне на это наплевать.
Но неужели лишь о хрене
Можно песни распевать?
Ну добро – пускай о нём.
Наплевать о чём поём!
Только чем оплатишь пени
На вокальный сей содом?

Композитор, да поэт,
Скрипачей целый букет -
Ежли петь не «акапелла»
Нужен акомпанимент.
Ты же должен понимать:
Им всем денег надо дать,
А иначе сгинет дело –
Лучше и не начинать

Ты безвестен, стало быть
Тебя нужно «раскрутить» -
В телевизор «ролик» вставить
Ну и в прессе «осветить».
Ну и радио опять
Тоже надо подключать -
Кто же будет тебя славить?
А где на это денег взять?!

Ладно, деньги как навоз:
Нынче нету – завтра воз.
Мы с тобой организуем
По Москве какой извоз:
На телеге аль верхом.
Я прикинуся конём.
Это после обмозгуем…
Где «команду» соберём?

Я могу тебе помочь:
На подпевки сунуть дочь,
Тёщу дать на подтанцовки,
Да и сам сплясать не прочь!
А что касаемо до нот –
Я тебе не рифмоплёт.
Тут уж сам ищи обновки.
Ну а там как повезёт!

Где про хрен нам песни взять?
Их же надо написать!
На мелодию пристроить!
А потом уж распевать!
Вот чернила, вот блокнот:
Хошь для текстов, хошь для нот.
Береги блокнот, а то ведь
Вдруг задумки кто сопрёт…

-5-

С микрофоном песни петь
Одно дело захотеть,
И совсем другое дело
Эти песни спеть суметь.
Ванька наш не ест, не спит
Сочиняет и творит.
Ажно всё потеет тело -
Так мозгою шевелит.

Но не пишется куплет!
Вдохновенья что ли нет?
«Колосится хрен на поле» -
Вот и кончился сюжет.
Ваня мается в трудах.
Выражается в сердцах.
Уж и ламп включил побо́ле,
И справлялся в словарях,

И чернила поменял,
И перо иначе взял,
Пыль с бумаги сдул три раза,
Но ни строчки не создал.
Где башке идеи взять?
Как их рифмою связать,
Если та башка, зараза,
Не умеет сочинять?

Ваня в лирике – профан...
Глюк, коварный интриган,
Всё с подходцем своим гадким,
Лучше лез бы на таран:
«Может Музу пригласить?
К педагогам бы сходить,
Голосом воркует сладким,
Рифмы с нотами учить!»

- Твоё дело не мешать,
Да из крыльев перья рвать
Я стремление имею
Гениальности писать!
- Где способности возьмёшь,
Коли ты тупой как вошь?
Амфибрахий от хорея
Отличить то не могёшь!

Я про ноты уж молчу…
- Щас чернилой окачу!
От твоей паскудной рожи
Хоть уматывай к врачу.
Да уйди ты, не мешай!
Тут и без тебя раздрай!
Мне хоть в петлю, хоть из кожи…
Ну хоть ты – не приставай!

Глюк как вроде поутих.
А Ванёк опять за стих,
Рифмы всё искать стремится:
- Ну ведь где-то ж куча их?!
У иных вон поглядишь:
Пара слов - готовый вирш.
Тут же впору застрелиться –
Ни черта не сочинишь!

- Ваня, знаешь в чём секрет?
У тебя таланту нет! -
Глюк Ванюше шепчет, - Вона,
Без таланту: всё, привет!
- У меня талантов – воз,
Просто я не все донёс.
У меня их два вагона…
- Улетели под откос!

Я смотрю как ты творишь:
Пыли - много, дела – шиш!
Ты со скоростью такою
За сто лет не сочинишь!
Мне волшебников созвать,
Попросить поколдовать?
Может сказочной стезёю
Нам с тобою зашагать?

Может фею соблазним,
Колдуна уговорим?
С волшебством будет быстрее,
Чем старанием твоим!
Ты же бестолочь такой,
Прям как сказочный герой…
Или может, что вернее,
Возвращайся-ка домой!

- Мне б на русскую на печь
Самоходную возлечь
Вот тогда весь мир узнает
Про меня. О чём и речь:
С самоходной то печи,
Хоть «по матери» кричи!
Потому, как громыхает,
Хоть и жарит калачи.

Я потом чего пою
Всем на пальцах объясню...
Нет, пожалуй не прокатит
Эта хрень в родном краю!
Жабу сказочну поймать,
Да желанью загадать?
Нет - меня кондрашка схватит
Коль придётся целовать!

С возвращеньем отвяжись,
Мне ж в селе не покажись:
Засмеют меня в деревне
И ославят на всю жизь!
Мне же там, как трепачу,
Станет жить не по плечу.
Не - через такие те́рни
К звёздам лётать не хочу!

- Так чего же ты сидишь,
Пальцем в жопе теребишь?
Изучай пути иные,
Раз с эстрадой вышел шиш!
Тут в Москве закон суров:
Отработай харч да кров!
А убогие, тупые:
По домам – пасти коров!

- Ты тут умный что ль один?
Или ты тут господин?
Хто ты есть по ентой жизни?
Ты же есть - мутант пингвин!
Ишь, наел мордоворот! -
С Вани дурь валами прёт, -
Прок с тебя какой Отчизне?
Или ты не патриот?!

Я ж надежда всей страны -
Ей же гении нужны,
И про овощные грядки
Песни для страны важны!
Я в столице пригожусь,
Коль на сцену то прорвусь -
Будет Родина в порядке:
Я ей славой обернусь!

Глюк пускает пену ртом,
По копытам бьёт крылом,
На загривке перья вздыбил
Землю роет пятаком:
- Ты тут рот не разевай,
И себе расценку знай!
Ежли мент мозги все выбил,
Так иди назад - вправляй!

Сам ты кто? Ты - лимита!
Быдло! Неучь! Босота!
Типа «творческая личность»,
А по повадкам – «гопота»!
Гонором башка полна,
А сам с помойки, аж со дна!
Кукиш - вся твоя наличность,
И за душою куль говна.

- Ты чего ко мне пристал?
Ты зачем меня спасал?
Ты же мне ни сват, ни шурин!
Или ты мне братом стал?
Ты вообще-то кто такой?
Енто с радости какой
О моей печёшься шкуре,
Словно я тебе родной?

- Это так не рассказать.
Это водки надо взять,
Потому - без алкоголя
Это всё не осознать!
- Ну давай, беги в лабаз.
Или где она у вас?
Разговеемся, посколя
Я готов послушать сказ…

-6-

Можно тосты сочинять,
Можно молча выпивать!
Только выпивки на свете
Лучше водки не сыскать!
Между первой и второй
Перерывчик небольшой,
А между второй и третьей
Он и вовсе никакой!

Вслед за третьим стопарём
Мы беседу поведём,
Потому как ощущает
С третьего душа подъём.
Но бывает, что порой
И от пятой никакой…
Глюк судьбу свою вещает
Ваньке аж после восьмой:

- Ты пойми меня, Ванёк,
Я давно мотаю срок
В этом гадостном обличье -
Мне за подлости урок.
Изначально-то был я
Не индюк, и не свинья –
Внешностью являл величье
Оседлавшее коня.

Был я знатный господин,
Был я девками любим…
- Ну положим в этом деле
Ты на свете не один:
Бабам подавай лишь знать,
Чтоб мог «бабок» кучу дать.
В бедном да сутулом теле
Трудно счастье угадать!

- Был, Вань, у меня сосед.
Так посмотришь - виду нет.
Да и с деньгами, однако,
Не сказать что бы комплект.
А соседская жена
Больно мила да стройна́.
И он её любил, собака,
И она ему верна́.

Я, и сам того не ждал,
Буйной страстью возжелал
Эту барышню настолько,
Что ночами плакать стал.
Я, понятно, к ней «на ты»:
Фрукты, жемчуга, цветы…
А она смеётся только:
«Я замужняя». Кранты!

Я добром её просил,
Изо всех старался сил.
И, подумавши – не сразу,
Как то ночью сочинил
Исходя из своих грёз
На соседа я донос.
И к Опричному Приказу
Сам донос тот и отнёс…

Там прочли донос, и вот,
Взяли парня в оборот.
Как он там не упирался,
А пытали цельный год -
Ждали нужный им ответ…
Ну а мне и горя нет:
Я ж с возлюбленной остался
Почитай что «тет-а-тет».

Говорю ей: «Так и так -
Мой нейтрализован враг.
Так давай сыграем свадьбу
И айда гулять в кабак!»
Но соседская жена,
На весь свет така́ одна:
«Хоть сжигай мою усадьбу,
Но без мужа мне хана!»

Глюк почал слезу ронять,
Носом хлюпать да моргать.
Появилося страданье
На… (не знаю как назвать)
- Вань, налей ещё стакан.
Не достаточно я пьян
Продолжать воспоминанье
Про мой жизненный изъян.

Ваня в рюмку водку льёт,
Вроде бровью на ведёт.
Только взглядом свирепеет -
Прям того гляди убьёт.
Прямо воздух жжёт зрачком!
Глюк сторонится бочком,
Но продолжает, как умеет,
Эпопею бодрячком:

- У соседки братец был,
Колдуном в народе слыл:
В кузне «колдовал» со сталью,
В церковь вовсе не ходил!
Он, как только распознал
Куда я письмо послал,
Так сейчас ко мне с пищалью,
Угрожать, поганец, стал:

«Если зятя загнобят,
Не вернётся коль назад –
Я тебя, стукач ты бойкий,
Отымею дышлом в зад,
А родню твою сгублю
Прям как есть всю на корню –
Мухоморною настойкой
С белладонной напою!

И про сестру мою забудь!
А иначе прямо в грудь
Из пищали тебе жахну,
А потом уж будь что будь…»
Я конечно обомлел,
Не сказать, чтоб оробел:
Или я не так как пахну,
Или он не то что съел?

«Хватит - говорю - стращать,
Да глазищами вращать!
Мне сестра твоя не ну́жна,
И ещё нену́жней зять!
Поуйми-ка свою спесь:
И у нас в подвалах есть
Огнестрельное оружье,
Всех фузей не перечесть!

Так что, от меня отстань…»
В общем, разговор наш, Вань,
С братиком моей зазнобы
Получился просто дрянь.
Брат соседки заявил,
Что заклятье изучил,
С удовольствием его бы
На меня и наложил –

Не спасётся коль зятёк.
Коль сгноит его острог –
Буду в страшном я обличьи
Жизни доживать свой срок.
Гадок буду, просто жуть:
На ночь глянешь – не уснуть.
Длинным, аж до неприличья,
Станет жизненный мой путь.

Что б заклятье разорвать,
Чтобы вновь собою стать
Должен буду арестантов
Я с остро́гов вызволять.
Миллион сто сорок пять
Нужно будет мне спасать
И, без иностранных грантов,
Им «путёвку в жизнь» всем дать.

Всё исполню – значит квит:
Заклинанье улетит,
При условьи что прощенье
Мне соседка подари́т…
Я с угроз добрей не стал:
Я защитника послал
В те места, где при рожденьи
Знамо каждый побывал…

Ваня наш хоть и молчит,
Глюка взором пепелит,
В тихой злобе багровеет,
Плюнь на лоб - так зашипит.
Он давно уже не пьёт,
Только Глюку льёт, да льёт.
Потихонечку звереет -
Примеряет как убьёт...

Пьяный Глюк (какой уж есть)
Продолжает басни плесть:
- Видимо имел понятие
Соседкин брат про честь:
Зятя как похоронил
Всё исполнил, как грозил!
Взял и на меня заклятие
Навечно наложил,

Чтоб ему гореть в огне!
И теперь выходит мне
В перьях жить... Я уповаю:
Благо в перьях, не в говне!
Признаюся не тая:
Чудо в перьях - это я!
- Это я, так понимаю,
Просто пьяная нудня?

- Не какая не нудня
Заколдованный, Вань, я!
Потому такой и странный:
Не индюк, и не свинья.
Чтобы облик воротить,
Я пытался перья брить,
Выщипать и даже в ванной
Мылом дустовым отмыть!

- Что ты лепишь тут манты́!
Чудо в перьях - это ты?!
- Получается так, вроде ...
- Интересные понты́ -
С чудом в перьях водку жрать!
Не поверят, рассказать
Эту весть кому в народе.
Даже могут засмеять...

Но я опять о колдуне:
Ну давай, поведай мне
Страшное преображенье
Чем закончилось сие?
Что ответил колдуну?
Что ты посулил ему,
Чтоб добыть себе прощенья?
Может денег дал кому?

- Прям такой, как в перьях был,
Ему морду и набил.
А соседскую супругу
За промежность укусил,
Мол, «Зачем тебе она,
Ежли трупу ты верна?!»
В общем много с перепугу
Я наковырял говна...

- Я навряд ли ошибусь,
Утверждая, что ты гнусь!
Я б тебе по рылу въехал,
Да запачкаться боюсь!
- Чем же грязный я такой?
-Тем, что с гнилостной душой!
Тем, что на сердце с прорехой
И мозгами никакой!

Знамо дело: дело швах
Ежли колокол в штанах.
- Что там ты сказал невнятно?
Колокол - он в куполах!
Почему в штанах-то он?
- Потому, что «му-да-звон»!
- Ну, теперь мне всё понятно.
Дале спорить не резон...

- Уж конечно, спорь не спорь -
Ентим не излечишь хворь,
Ежли у тебя в мошонку
Все мозги стекли посколь!
Мало сделать тя скотом,
Безобразнейшим притом:
Вот содрать с тебя шкурёнку,
Да по заднице кнутом!

Не пернатою свиньей,
А горбатою змеёй
Надо было тебя сделать
За поступок за такой.
Нет бы колдуна молить,
О прощении просить,
Ты должо́н за ним был бегать!
А он давай ещё чудить...

- Был я прежде на коне,
А теперьча - весь в говне...
То же самое супруга
В этот день сказала мне:
«Чем ты думал, идиот?
Ведь колдун нас изведёт!
Ох и вздыбит он округу...
Ох и кровушки попьёт...»

- Ты в ту пору был женат?
Ну вообще дегенерат!
- Да на кикиморе женился...
- Ну так кто же виноват?!
Слушай, ты такой мудак
От рожденья, или как?
Или в детстве приложился
Головою о косяк?

Ну какой же ты подлец!
Ты какой страны жилец?
Я - дурак, оно конечно.
Но ты дурак - всему венец!
Где ты рос? Поведай мне.
- При Василиче - царе.
Смутно время скоротечно,
Да сказалось на уме!

С ним, возможно, и херня…
Но, «крепка моя броня»:
Миллион сто сорок пятый
Ты, Ванятка у меня!
Вот устрою жизнь твою –
И заклятие «адью»!
И не стану я пернатый –
Внешность обрету свою!

- Это как ищь прогорит!
Вдруг соседка не простит?
- Бабы падкие на жалость -
Вряд ли злобу затаит.
Да и трудно ей одной
С перекушенной… судьбой
Я её согрею малость,
Да сведу к себе домой

Тут уж Ваня не стерпел:
- Я давно сказать хотел
Где и как тебя я видел,
И на чём тебя вертел!
Чтоб заклятье не снимать -
Я готов в тюрьму опять.
И на объясненья в МИДе -
Чтоб тебя не выручать!

- Дли мучений моих век!
Дуй к ментам - ты ж Человек!
Вот им радости доставишь:
Хулиганство плюс побег.
На себя ещё возьмёшь
Два убийства и грабёж -
На насильника не тянешь,
А за киллера сойдёшь.

- Про ментов ты видно врёшь!
Ты ж «на понт» меня берёшь!
Бздишь , небось, что будешь вечно
Ни пойми не разберёшь!
- Я ментов то повидал,-
Глюк Ивану возражал,
- Они подлые, конечно...
А от тебя не ожидал:

Ладно ты предвзят ко мне,
Но каково моей семье!
Ведь они меня зажда́лись –
Прямо виснут на окне.
Бессловесный, прям как мим,
Я во сне являюсь к ним.
Не индюк, я извиняюсь,
А приличный херувим.

Дочь в молитвах за меня
Поседела за два дня -
Просто оказалась слабой
Без отцовского огня.
И от жизни от такой
Стала бабою-Ягой!
А была красивой бабой:
Не горбатой, не хромой!

Глюк нахрапом прёт вперёд,
С четырёх слов - восемь врёт.
Где - как будто застеснялся,
Где - вроде слезу смахнёт:
- Ну а тёще и жене
Сколько плакать обо мне?
Ты бы, Ваня, воздержался
Жизнь мою топить в говне!

Ты с ментами не морочь!
Я ж тебе готов помочь.
Коль меня ты не жалеешь,
Тёщу пожалей и дочь…
- Экий скользкий ты зверёк –
Говорит ему Ванёк, -
Как всё вывернуть умеешь
Наискось да поперёк!

Мысли твои были где,
Когда тёр свои муде?
О семье ты много думал
На соседском то дворе?
- Ну давай меня гноби!
Ну давай меня стыди!
Хочешь: я башкой об угол,
Сам не справишься, поди?

Ваня озверел в конец:
- Да заткнись же ты, подлец!
Вот разрежу тебе брюхо,
Да засуну огурец!
Ваня вздыбился, аж страх,
И бутылкою – шарах!
Глюк - крылом Ванятке в ухо,
Ваня Глюку – пяткой в пах…

Пыль столбом, кромешный ад,
Поросячий визг, да мат!
И летят по полу склянки,
И обрывки книг летят…
Бить посуду с пьяных глаз,
Это могут все у нас.
Вот создать чего без пьянки –
Вот где нужен мастер-класс!

-7-

Утро – это как поспал,
Как глаза свои продрал.
Наплевать где в небе солнце –
Главное с постели встал.
Ну не с постели, а где лёг:
Коврик там, или порог,
Иль в разбитое оконце
Примостился поперёк.

Тот, кто с вечера герой –
Тот поу́тру никакой.
Все вечерние путаны –
Утром за святой водой.
Тот, кто с вечера вожак –
Утром просто пыль и шлак…
Чудо в перьях из под ванны
Вылезает кое-как.

С переломанным крылом,
С ссадиной над пятоком,
Глюк пытается спросонку
Рот ощупать языком:
«Это что же за нахал
Будто полный рот насрал?
И отбил мне всю печёнку…
И в паху всё изодрал…

Чьи по мне прошлись катки?
Чьи в зубах моих шмотки́?
Кто под череп мне засунул
Паровозные гудки,
Так ревущие, что жуть?!
Кто мне вытоптал всю грудь?
Кто мне в душу эдак плюнул,
Что ни пёрнуть, ни вздохнуть?

Ладно бы один склероз,
Так ещё ведь и понос:
Всё кишечник исторгает,
Что из-за стола унёс…»
Глюк, схватившись за живот,
В туалет себя несёт.
Чувствует, что помирает.
От чего только вперёд?

И садясь на унитаз,
Выпуская шумно газ,
Понимает что родился
Он сейчас в который раз…
Но до края жизнь дошла -
Смерть и тут его нашла:
С унитаза пламень взвился,
Пена мыльная пошла.

Глюк в истерике орёт,
А из заду пена прёт!
Глюк с мечтами распростился –
Понимает что помрёт,
Что ещё чуть – чуть… Вот – вот…
Страх из тела душу жмёт.
- Что, пернатый, пробудился? -
Голос Ваня подаёт

Сам не то чтоб очень цел,
Но сквозь синяки глядел.
В разговоре шепелявил,
Но был, в целом, бодр и смел.
- С добрым утром, коли встал! –
Ваня весело сказал, -
Унитаз не продырявил?
Крышу криком не сорвал?

- Что за крыши под землёй?!
Удивляюсь: как живой?
Это ж прямо изверженье
Состоялось подомной!
Думал: Богу душу сдам.
Вроде выпил-то сто грамм!
И за что эти лишенья
Я терплю? Не знаю сам.

- Ты, намедни, с пьяных глаз
Про себя повёл рассказ
И такое мне открылось...
Хоть носи противогаз,
Ты ж душою так смердишь!
- Вань, ну что ты говоришь?
То заклятье наложилось
На сознанье... - Ой юлишь!

Ты ведь так меня достал,
Что я думать перестал.
Прямо диким стал пигмеем.
Прям почти фашистом стал!
Я вчера тебя избил,
А потом уж накормил
«Фейри», «Кометом» и клеем.
И залил флакон чернил.

Что до заду добралось,
То наружу прорвалось
Ничего - не околеешь!
Не такое жрал небось?
Ты душой уж больно злой,
А после «выпивки» такой
Может вправду поумнеешь?
Ну а нет - так хер с тобой!

- Вань, ты вроде не дурак.
Должен мыслить: что, и как.
Ну по пьяне что не сажешь?
Больно скорый ты до драк!
Я ж тебя с ментовки спас.
- Лучше мне туда сейчас:
Там хоть душу не измажешь!
- Это очень спорный сказ.

У ментов ведь правды нет -
Там на всё один ответ:
Так всё вывернут, зараза,
Что души - считай и нет...
Ты прости меня, молю!
Я ведь от стыда горю!
- Ладно, прыгай с унитаза,
Да пошли опохмелю...

-8-

День прошёл, и его нет.
Лишь в душе оставит след,
А порою и на теле…
Так об этом и сюжет:
Где под пластырь, где под бинт
Скрыв вчерашний счёт обид,
Ваня с Глюком захотели
Сохранить приличный вид.

По рюмашке похмеляясь,
Вроде даже помирясь,
Говорили, но немного –
Оставалась в душах грязь…
Можно долго пить да спать,
Но судьбы не угадать.
И Иван промолвил строго:
- Надо что-то, но решать.

Я в деревню ни ногой!
Но и с песней пшик пустой:
Сознаю теперь всецело,
Что поэт я никакой.
Что б прославиться в дому
Мне бы в Кремль попасть к кому.
И уж, коль такое дело,
Лучше б прямо к «самому».

- Эко, Ваня, ты хватил!
Эко планку залудил!
К «самому» без основанья
Вряд ли кто-то проходил.
Вань, ну ты подумай сам:
Государственным делам
Уделяет он вниманья
Явно больше чем гостям.

За здорово, за живёшь
Ты к нему не попадёшь:
Нужно яркую идею…
- Понимаю я, но всё ж!
Мне б чего изобрести,
Что бы всю страну спасти!
Жаль, что только и умею
Что в лесу коров пасти…

- Кто ж в лесу пасёт коров?
- Глюк, уж больно ты суров.
Я к примеру излагаю,
Так сказать – фигура слов.
Мне такое бы создать,
Чтоб не стыдно рассказать.
Тут размахом, понимаю,
Нужно будет обаять.

А вот, ежли, изобресть
Барана́ в злату́ю шерсть!
Может быть оно и сложно,
Да ведь благ не перечесть:
Без напряга на мозги
Сена дал, да шерсть стриги,
А из шерсти лей монеты,
Да оплачивай долги!

- А вот с этим могут взять,
Будут слушать, да внимать.
Развивай мыслю вернее:
С чего будешь начинать?
- Козерога отловить,
Да с жар-птицею скрестить!
- Вань, подумай, с той затеи
Брат мой младший может быть.

- Это верно, это так.
«Сам» - он тоже не дурак:
У него таких баранов
Два сарая и чердак.
Но коль с золотым руном
Мы барана приведём,
То для всех заморских «па́нов»
Это будет ход конём!

Тут открыты все пути:
Кому хошь - тому плати!
Вот с Мичуриным Вавилова
Теперь бы где найти?
- Я не знаю, где искать,
Под землёй их не видать!
Знать из «гнёздышка», столь милова,
Придётся убегать.

- Так веди, чего тянуть?
Указуй под солнце путь.
Да обратную дорогу,
Ежли что, не позабудь:
Вдруг облава иль налёт,
Кто их, москвичей, поймёт.
Где искать тогда подмогу,
Коль прописка подведёт?

Враз за шкаф метнулся Глюк
И открыл за шкафом люк:
- Тут дорог считай, что тыща!
Главное - не делать крюк.
Главное - не заплутать.
Глянь, какая благодать…
Ваня глянул – темнотища,
Даже стенок не видать:

- Как же мы туда войдём,
Как дорогу то найдём?
Мы в потьмах без освещенья
В две минуты пропадём!..
Глюк вопросу просто рад:
Прёт похожий на домкрат
Со складского помещенья
Двухколёсный агрегат.

- Чтоб в потёмках не блудить,
Чтоб дорогу осветить,
Не со свечкою чтоб лупа,
Чтобы стен не закоптить,
Прям на аглицкий манер
Гидравлический торшер
Изобрёл Артемий Цупа -
Гениальный инженер.

Он ещё, ядрёна мать,
На Луну хотел слетать!
Да на колченогой кляче
Тяготенья не порвать...
Но грозился через год
По орбите оборот
Совершить, собрав на даче
Деревянный вертолёт.

- Ты мне лекций не читай!
Ты давай торшер включай!
Или же запросишь плату?
- Вань, ты сильно не серчай:
Я включить торшер готов,
Да к нему два воза дров
Полагается по штату -
Цупа не вполне здоров.

Вот его дружок Сашок,
Скушав утром артишок,
Электрические спички
Смастерил из двух досок.
Ежли в сеть их подключить -
Далеко будут светить!
Только требуют водички
Больше тонны, чтоб тушить.

Или вот ещё пример:
Тот же Цупа инженер
За ночь в светогенератор
Переделал шифоньер...
В общем умные все - страх!
Только пользы от них - швах!
Я же - никакой новатор:
Будем двигаться впотьмах...

Ваня сердится: «Постой!
Глюк, ты часом не больной?
Юмор твой излишне тонкий.
Ты не в ссоре с головой?
Ты давай в себя приди -
Ерунды не городи!
Ну а лучше - встань в сторонке,
И ко мне не подходи!»

- Просто я хотел сказать:
Табуретку разломать,
Ножку запалить, и можно
Ей дорогу освещать...
Ваня думает: «Остряк!
Подколол меня, аль как?
Ежли да - то очень сложно.
Ежли нет - то кто дурак?»

- Глюк, а всё же, ты болван!
Двухколёсный свой рыдван
Для чего припёр с подсобки?
Или то катамаран?
- Там, на выходе, есть люк, -
Отвечает Ване Глюк, -
У него заело скобки:
Поддомкратить и каюк!

А домкрат в руках тащить -
Надо силушку вложить.
Ну а этот - самоходка,
Его можно и катить!
- Ну кати, коль захотел!
Инженерный новодел
Тоже Цупы разработка,
Или друг его сумел?

- Ты мне Цупой не пеняй!
Он реальный, так и знай!
Я его спасал недавно -
Он талантлив через край.
А про луну и вертолёт...
Ну кто в шутку не соврёт?!
И давай, теперьча, плавно
Перейдём на наш поход...

- Может мы с тобой пойдём
Цупу этого найдём?
Может он нам чем поможет,
Раз таланту в ём объём?
Для жар-птицы ли силок,
Козерогу ли садок
Смастерить Артемий сможет,
Или друг его Сашок?

- Этот Цупа инженер -
Он разумности пример,
Смастерит он что угодно:
От клозетов до галер!
Да и друг, ему под стать:
Может мастерски паять,
Он из трактора свободно
Может ноутбук собрать.

Нам помощников таких
Предостаточно двоих…
- Может быть они о хрене
Написать сумеют стих?
Ты слова-то экономь,
Ты давай, веди, знакомь.
Хватит предаваться лени -
Зачехляй свою гармонь!

- Цупа мне давал понять:
Хочет «за бугор слинять».
Вот такая, Ваня, штука -
Можем просто опоздать…
Ножку стула отломав,
Сальной паклей обмотав,
Теребит Ванюша Глюка:
- Так помчимся же стремглав!

-9-

Где под землю ни нырнуть –
Всё одно там тёмен путь.
Будь в норе ты, иль в тоннеле
Нет тут разницы ничуть.
Ты туда не суйся зря
Лишь одной душой горя.
Мы б туда лезть не посмели
Без свечи иль фонаря.

От большого ли уму
С ножкой стула лезть во тьму?
Если только в наказанье
Это велено кому.
Ведь тоннель не коридор,
У него иной простор,
Он порою расстояньем
Может взять вас на измор.

Ножка стула догорит
И уже не осветит
Ни колдобин под ногою,
Ни куда твой путь лежит.
И лови тогда впотьмах:
То ли стены, то ли страх.
То ли кучку под собою,
То ли лужицу в штанах.

Но затем он и дурак,
Чтобы делать всё не так.
Подпалил Ванюша ножку
И вперёд... А что и как -
Это он не разберёт,
Дескать: Глюк меня ведёт.
А подумать, хоть немножко –
Так ума недостаёт…

Что тут долго объяснять,
Сопли в рукаве жевать?
Факел «сдох», и Глюка нету –
Так-то Глюку доверять.
Тьма кругом. Куда бежать?
Где впотьмах его искать?
Призови его к ответу,
Если не сумел догнать!

- Глюк утёк, а мне урок! –
Грустно думает Ванёк, -
«Сократил» себе в тюряге
Получается я срок…
Сладко было водку жрать,
Да в перинах пышных спать,
Да о хрене на бумаге
Непонятно что писать.

А теперь куда и как?
Ажно душу давит мрак.
Путь искать, коли не струшу,
Лишь на ощупь, как слепа́к…
И по стеночке ползком
Где на пузе, где бочком
Пробирается Ванюша
По тоннелю с матерко́м.

Впереди скрипит домкрат,
Крысы позади шуршат,
Боль в душе, тоска на сердце,
Только мысли мельтешат:
« Где же выход? Где же свет?
Где есть «тот», где «этот» свет?
И куда теперьча деться,
Ежли выхода-то нет?..»

Ваня мается, ползёт.
Время движется вперёд.
Только кто впотьмах узнает,
Час прошёл, иль целый год?
Только где конец пути,
По которому идти?
Страстно Ваня рассуждает,
Как свободу обрести.

Напрягает Ваня ум -
Череп аж трещит от дум.
Жажда горло иссушила,
В голове голодный шум...
Ваня больше не орёт,
Лишь ногой слегка ведёт…
Вспоминает всё что было…
И вот-вот уже помрёт…

-10-

Толи вороны орут,
Толи ангелы поют -
Угадаешь, если знаешь
Где закончился маршрут.
Ну а если, на беду,
Заблудился ты в бреду –
Никогда не угадаешь
Кто тебе дудит в дуду:

То ли это Гавриил,
То ли сам Сатанаил,
То ли кто в потёмках в шутку
Газ кишечный отпустил.
Тут поди-ка угадай,
Если с головой раздрай.
Тут здоровому рассудку
В темноте – хоть фору дай.

Ну а если без еды?
Ну а если без воды?!
Тут уже галлюцинации
Поют на все лады!
Толи кто в ночи орёт,
Толи кто в печи куёт –
Ваня из своей прострации
Никак не разберёт…

Веки Ваня разодрал,
И едва не заорал:
Столько белого да чистого
Он в жизни не видал:
Белы стены, потолок,
Белы двери и порог.
Блики солнышка лучистого
Как будто кто зажёг -

Лампы ки́пенно горят.
Белые кровати в ряд.
И на белых окнах шторы
Тоже белые висят.
Словно ангела крыло
Всё вокруг белым – бело.
Негде зацепиться взору.
Ваню даже повело.

Жмурит веки он опять.
Молча силится понять:
«Это рай, или виденье?
Как, не зная, угадать?
У кого бы расспросить?»
Начал Ваня голосить:
Проявлять своё волненье
И пускать наружу прыть.

Тут же прекратился гул.
Ваня радостно вздохнул,
Мысленно перекрестился,
Снова веки разомкнул.
Ангелы пред ним стоят,
Почитай что трое в ряд.
- Что, болезный, пробудился? –
Улыбаясь, говорят.

- Как же ты попал в туннель?
- Что ел-пил то ты досель?
- И зачем тащил с собою
На колёсах канитель?
- Не губите жизнь мою!
Всё скажу, не утаю!
Лишь одним побеспокою:
Я чего, уже в раю?

- В медсанчасти ты дружок.
Как зовут тебя? – Ванёк.
Я по ентому туннелю
Из милиции утёк.
- Как же ты в туннель попал?
- Глюк меня в него позвал.
Я по пьяни птицезверю
Чуть башку не оторвал.

- А с собою что тащил?
- Так ведь это Глюк всучил:
Это разработка Цупа,
С целью экономий сил.
Глюк вообще коварный зверь…
Ваня косится на дверь:
- Я спрошу, возможно глупо:
Вы куда меня теперь?

Главный «ангел» помолчал,
Головою покачал:
- Не волнуйся, Вань, пожалуйста,
Найдём тебе причал.
Истощенье, нервный стресс -
Виден умственный регресс.
К психиатору, пожалуй что
Его тут интерес.

- Слушай, дохтур дорогой,
Я в психушку ни ногой.
Ты давай не торопися,
Ты диагноз ставь другой!
Ты душой меня пойми!
- Ты, Ванюша не шуми.
Отоспися, подлечися.
Вот таблеточки прими.

- Я уже и ел и спал!
В результате к вам попал!
Мне б до Глюка бы дорваться,
Я бы падле показал!
- Ваня, я прошу окстись,
И давай угомонись,
Ну а будешь зарываться –
Ну тогда уже держись.

Ты артачиться погодь,
Ты ж отрезанный ломоть.
Ты один, а нас тут трое:
Можем что и уколоть.
- Ладно! Всё понятно мне!
Я уже на самом дне!
Вижу дело тут такое:
И в больнице как в тюрьме.

Только зря вы так со мной.
Я ведь правда не больной.
Я обиженный судьбою,
Да и просто шебутной.
Но ежли велено лежать –
Буду слушать и внимать,
Озорство своё зарою
Что бы вас не раздражать!

- Вот и умничка! Ложись,
В своих мыслях разберись.
Вот придёт к тебе инспектор,
Вот ты с ним и поделись.
Понапрасну не шуми,
Вот снотворного прими -
Успокой тревожный сектор.
Мы ж со всей душой, пойми!

Ты, Ванюша, не ершись.
Ты сперва восстановись.
Есть душевная контузия –
Вот с нею и борись.
Истощению препон:
Наш питательный бульон,
Внутривенная инфузия,
Глубокий долгий сон…

Только Ваня прикорнул,
Как опять услышал гул.
Сразу голосить пустился:
«Помогите! Караул!»
Набежало докторов,
Пялят взор из-под очков:
- Значит не угомонился!
- Значит эдак ты здоров!

- Я не знаю что сказать,
Только мне мешает спать
Гул в башке, как с перепою.
Или как его назвать?
Кто мне толком объяснит,
Это где и что шумит,
Только я глаза закрою?
Главный доктор говорит:

- Это не ночной кошмар.
Это, Вань, науки дар:
Аудиорегенира́тор –
Первый в мире экземпляр.
Он способен всё лечить…
- Он достал меня будить!
Тарахтит как экскаватор,
Так и хочется разбить!

- Ваня, ты пойми скорей:
Для лечебных же целе́й.
- Отключите ради бога,
На таблетках то верней!
- Ну уж ладно, так и быть –
Дам команду отключить.
Неположенно больного
Исцелением будить…

-11-

Утро вечера мудрей,
Да навряд ли веселей,
Если знаешь что проснёшься
Ты не у своих друзей.
И в больнице по утрам
«Не фонтан», скажу я Вам:
Или ты на шприц наткнёшься,
Иль таблеткой по зубам...

К Ване, после процедур,
Гражданин подсел на стул.
Посмотрел на Ваню строго
И в блокнотике чиркнул.
Подбородок почесал,
Строгим голосом сказал:
- К нам сюда одна дорога.
Как ты на неё попал?

- А я к Вам не заходил,
Сам не знаю, кто втащил.
- Оказался как в тоннеле,
Там ведь обнаружен был?
И домкрат, коль не забыл,
Ты куда его катил?
- Вот ведь право, в самом деле,
Ты вопросом пригвоздил…

- Где и как в тоннель попал?
Где и как домкрат украл?
Что взорвать намеревался?
Ну и кто тебя послал?
- Слышь, инспектор, ты давай
Всех собак-то не спускай –
Ишь как шустро подорвался.
Ты края-то замечай!

Я б тебе сейчас сказал
Кто куда меня послал.
Только я был сильно занят,
Потому не записал.
Я послать и сам могу
До разрывности в мозгу!
Раз тебя не убеждает -
Для других приберегу.

Глюк в тоннель меня втащил.
Он же и домкрат всучил,
Слава Богу, двухколёсный,
Потому-то и катил.
Что же это за домкрат,
Что о нём все говорят?
Новый тренд какой серьёзный,
Иль забава для ребят?

- Чётко можешь рассказать,
Где ты смог домкрат достать?
Тут такое преступленье –
Можно всех пересажать.
Засекречен он пока
Под контролем у ГК.
Только на вооруженьи
У Кремлёвского полка.

- А «гэ-ка» - это пароль?
- Это, Ваня, Гос-Контроль!
Где домкратом то разжился
Рассказать теперь изволь.
Может ты по чертежам
Собирал домкрат тот сам?
Чертежи где умудрился
Раздобыть? Поведай нам.

- Вот попал, ядрёна вошь!
Ведь не знаешь, что берёшь:
Где найдёшь освобожденье,
А где в морду огребёшь!
Я секретов не таю,
За что взял – за то сдаю.
У Вас что там, помутненье?!
Я ж про Глюка говорю:

Это был его домкрат,
Что б он обосрался гад.
Он его там где-то тиснул,
А меня теперь сгнобят..
- А собою «глюк» какой?
- Ой, не спрашивай – чудной:
Весь как в перьях был обвислых,
Только схожий со свиньёй…

Тут инспектор подскочил,
Да в блокнотик застрочил.
Будто скоро уже полночь,
Восвояси заспешил.
Рад, едва что не поёт,
Ване страстно руку жмёт:
- К Вам Артемий Соломоныч
Для беседы подойдёт.

-12-

Как инспектор убежал,
Ваня с койки сразу встал,
Подошёл к окну поближе,
Занавеску приподнял.
Больше схожий с киселём
Вид открылся за окном.
- Ничего вообще не вижу!
Что за непонятный дом?

Ваня подошёл к двери –
Нету ручки изнутри.
Вот такая вот больница:
«Никуда не уходи».
Ваня дверь почал пинать:
- Отворите, вашу мать!
Может мне «до ветру» надо!
Что теперь, штаны марать?!

Распахнулась дверь, и вот
Доктор встречь Ваньку идёт.
Улыбается слащаво
Только выйти не даёт.
- Дохтур, где у вас клозет?
- В этом, Вань, секретов нет.
Вот за ширмочкою, справа.
Слева столик для газет.

Там же с книжками комод.
Дальше душ со сменой вод.
Что б душа-то не поблёкла,
Тело требует уход.
- В окнах больно вид чудной…
- Да мы просто под землёй.
В окнах матовые стёкла,
Это, Вань, муляж такой.

- Дохтур, можете сказать,
Когда будут отпускать?
Ну шепните хоть на ушко:
Сколько мне тут куковать?
- Ваня, ты давай ложись,
Не бузи, не гоношись.
Приклони главу к подушке,
Одеялкой запахнись.

Не сбежать тебе отсель
К нам ведь вход через тоннель,
А он с охраною такою -
Боевая цитадель!
Мы - московское «нутро»:
Мы, Вань, ниже чем метро.
Все тоннели под землёю
Переплетены хитро.

- Как же я сюда попал?
- Тебя Цупа подобрал.
Он с коллегой Рабиновичем
Тоннели изучал:
Тут намедни был скандал -
Цупин ГМО сбежал,
Вот он с Алесандрпетровичем
Его там и искал.

- «Гэ-мэ-о» это чего?
Сокращённо от «говно»?
- Это организм, Ванюшка.
Но по сути - как оно.
В индюшиный эмбрион
От свиньи был ген внедрён.
Вышла странная зверюшка,
Сам создатель изумлён.

Вроде как индюк большой
Со свиною головой…
Выглядит ужасно скверно,
Но ведь умный, гад какой:
Может говорить, читать,
И такой умелец врать!
Вот поэтому, наверно,
И сумел он убежать.

- Слушай, дохтур, ваш «индюк» -
Это мой знакомец Глюк.
Он меня в тоннели вывел.
А потом сбежал, говнюк.
Точно! Этот свинокрыл
И про Цупу говорил,
Будто в дружеском порыве
Мне знакомство с ним сулил.

А уж как он лихо врёт!
- Цупа сам к тебе придёт:
Как инспектор ломанулся -
Быстро новость донесёт.
- Дохтур, Цупа он какой?
Огромаднейший такой?
Доктор даже улыбнулся:
- Цупа шевелит мозгой!

Он ведущий инженер,
Он в науке Гулливер.
И дружок его, Петрович,
Тоже значимый пример.
С них идеи так и прут.
За границу их зовут.
Цупа, ну и Рабинович,
Тянут весь наш институт.

-13-

Долго ль, коротко ль - в свой срок
Дождался́ гостей Ванёк.
В клетчатой спортивной кепке,
С виду – юный паренёк,
Цупа статью неказист:
Нос с горбинкою мясист,
Телом щуплый, взором цепкий.
Сразу видно - программист.

Руку начал подавать
Узкую, аж страшно жать:
- Очень рад, Артемий Цупа.
А Вас Ваней величать?
- Я, пожалуй, что Ванёк.
-Ну, так здравствуйте, дружок.
Это я Вас, в виде трупа,
Приволок в сей уголок.

Очень рад, что лечат Вас,
Прямо скажем, «экстра-класс».
Вас ни что не беспокоит?
Может поменять матрас?
- Мне нормально и такой!
У меня вопрос иной:
На душе, как кошка воет -
Больно хочется домой.

- Я бы рад и отпустить,
Да вот должен опросить:
Не видал ли ты Ванюшка
То, чего не может быть?
Не индюк и не свинья,
Ростом с мелкого коня.
Очень редкая зверюшка
Убежала от меня.

- Да видал, чего скрывать.
Могу адрес точный дать.
Где найти эту заразу,
Могу лично указать.
- Ваня, милый, дорогой!
Будем мы на «ты» с тобой!
Объяснить сумеешь сразу,
Где залёг питомец мой?

- Был у нас один грузин,
Всей России господин.
У него был схрон подземный,
Скрыться от лихих годин.
Правда он там не бывал
И ни дня не проживал.
Но, скажу, схрон обалденный,
Это лично я видал.

Вот, похоже, твой «зверёк»
В этом схроне и залёг.
И домкрат ваш двухколёсный
В этом схроне приберёг.
- Ваня, я ужасно рад
Про зверька и про домкрат.
Нужен тут подход серьёзный:
Мы пошлём туда солдат.

Убежавший наш «зверёк»
Может быть порой жесток.
- Да «задрищ» он, ваш «жестокий»,
Со мной справиться не смог.
Ты скажи мне в аккурат:
Двухколёсный ваш домкрат
Что за непонятный джокер -
Что вокруг все егозят?

- Тем домкратом можно взять,
Плотность у воды поднять.
И тогда любое море
Можно вброд пересекать.
- А ты часом мне не врёшь -
Хрен за розу выдаешь?
Ты в какой это «конторе»
Разработки-то ведёшь?

Я вот тут лежу гляжу,
Мордой как дурак вожу,
Но ни как определённо
В голове не уложу.
Ты бы вкратце описал
Куда это я попал?
Ну, хотя бы отдаленно,
Чтоб я малость понимал.

- Как мне разъяснить тебе?
Мы - не прыщик на губе,
Не НИИ какой убогий,
А закрытое КБ!
Не палатка кустаря,
А познания заря!
"Центром Нанотехнологий"
Называемся не зря:

Мы не просто так сидим -
Мы науку шевелим!
Мы талантами богаты,
Мы дерзаем и творим:
Мотолапти пастуху,
Самоходную соху,
Двухколёсные домкраты,
Бензошило на меху.

Криочайник, хрононож -
Где ты их приобретёшь?
Ну а в нашем институте
Ты ещё не то найдёшь.
Мы реализуем сон,
У кого талантлив он:
Пылесосы на мазуте,
Микросинхрофазотрон,

Передатчики в зубах,
Да приёмники в сердцах.
И футляры для селёдки,
И фонарик на дровах.
Вот паяльник-массажёр -
Удивительный прибор:
Может отучить от водки,
Разрешить семейный спор.

К нам должны сюда придти
Все научные пути.
Разработки тут такие,
Что и в сказках не найти.
Чтобы спрос предугадать
Конъюнктуру надо знать:
Карту мира без России
Будем в Киев продавать...

- У меня идея есть,
Всей России будет честь.
Выгоды у ей такие,
Что их всех не перечесть.
Будем в золоте ходить,
С золота и есть, и пить,
Ежли есть долги какие -
Все сумеем оплатить.

Козерога отловить,
Да с жар-птицею скрестить -
Златошерстного барана
Можно будет разводить.
Без напряга на мозги
Сена дал, да шерсть стриги,
Лей монеты по карманам,
Да оплачивай долги!

-А жар-птицу как создать?
Козерога где поймать?
Нам бы, Вань, мою «зверушку»
Для начала возвертать.
Мы пойдём его искать,
А ты можешь отдыхать.
Мы захватим пьезопушку -
Тварь не сможет убежать.

- Слышь, Артемий, погоди,
Напряги свои мозги.
Сочинить мне хит о хрене,
Если можешь, помоги.
У тебя вон штат какой,
Каждый с ясной головой!
У меня ж мякина в сене
В голове моей пустой.

Если всем твоим раздать
И чернилы и тетрадь,
Смогут ли они, положим,
За день песню написать?
Главное быстрей успеть
Конкурентов одолеть!
Мы вдвоём с тобою сможем
Хоть в Кремлёвском зале петь.

- Вань, давай ты подлечись,
Силами восстановись,
А с эстрадною программою
Слегка подзадержись.
Сцена требует работ -
Все потеют, кто поёт.
А с плохой кардиограммою
Тебя сцена и убьёт.

- Да я уже восстановил
Больше, чем имею сил!
Я здоровый, в самом деле!
Ты домой бы отпустил.
- Я б давно тебя пустил,
Кабы ты здоровым был.
Ты ж, пока гулял в тоннеле,
Радиацию схватил.

- Вот выходит оно как,
Это значит я - трупа́к…
- Это спо́рно заявленье!
- Тём, ну я же не дурак!
Ежли б я не понимал,
Я б тогда не унывал.
Но я имею представленье -
Аж две книжки прочитал!

- Ваня, мы тебя спасём,
Попадёшь в родимый дом.
Аудиорегенератором
Здоровье возвернём.
- Вы ловите беглеца
Свинорылого лжеца
Ну а мне от пуза лейте ром
До самого конца!

- Хочешь жить, тогда лечись,
К алкоголю не стремись –
Алкоголь съедает душу.
Иди, в койку вон ложись!
…Ваня спит – прибор гудит,
Исцеление творит.
Пхнул беруши Ваня в уши,
Только, знай себе, сопит…

-14-

Если вдруг эксперимент
Не туда сменил акцент,
Если он не задаётся,
Или снизился процент,
Кто чего где завалил,
Не туда чего ввинтил,
Исправлять тому придётся
Не жалея своих сил.

Пока Ваня крепко спит,
Цупа к бункеру спешит:
Принуждением к возврату
Беглеца руководит.
Всё нельзя предугадать,
Что-то надо подправлять:
Сроки изменять и дату,
Или снова начинать…

Но известно, что беда
В одиночку никогда
Ни к кому не приходила.
Никогда и никуда.
Если что не задалось,
Или вышло вкривь да вкось,
Значит жди нападок с тыла -
В другом месте не срослось.

Нет разметки на путях,
Коль пути идут в мечтах.
Цупа – экспериментатор,
Стало быть, идёт впотьмах.
А куда он там идёт,
Не всегда и сам поймёт…
Аудиорегенератор
Что-то лечит, что-то рвёт.

Облучение и СПИД
Он в неделю исцелит,
Но при этом, вероятно,
Где-то что-то повредит.
И пока ответа нет:
Где лечение, где вред?
Да оно всё и понятно –
Это же эксперимент…

Начал Ваня замечать:
Расхотелось водку «жрать»,
И курить уже не тянет,
Зато тянет почитать.
Сам себя на том поймал –
Извлекает интеграл,
А не просто вспоминает
Путь, которым прошагал.

Что бы чем себя занять,
Рифмы начал подбирать,
Но совсем желанья нету
Песнь о хрене сочинять.
И от новости такой
Ходит Ваня сам не свой.
Но кого призвать к ответу,
Если стал совсем другой?

Что тут думать да гадать,
Как тут истину познать?
Вызвать где эвакуатор,
Чтоб тревогу разогнать?
Кто бы дал душевных сил,
Да всё Ване разъяснил?
Аудиорегенератор
Ваню в корне изменил:

Вежлив с докторами стал,
Книжки все перечитал,
Формулами да стихами
Все блокноты исчеркал,
Начал музыку писать,
На гитаре подбирать,
Чертежами увлекаться,
Рабиновичу под стать.

И, как Цупа, всё творит,
Аж на месте не сидит,
Всё о чем-то рассуждает,
По-латыни говорит...
Кто же мог предугадать,
Да всё это описать:
Ваню нынче не узнает
Почитай родная мать!

-15-

Цупа Глюка изловил,
На ошейник прицепил,
Вновь в виварий, хоть и в клетке
Под конвоем, воротил.
О замка́х распорядясь,
Сдав под опись всю матчасть,
На электровагонетке
Мчится к Ване в медсанчасть:

Нужно поблагодарить,
Да и просто навестить,
Трудно было б, без Ивана,
Цупе ГМО словить…
Но как Ваню увидал,
Сразу даже не признал:
«Что за странная бандана?
Кто ему такую дал?»

- Слушай, Ваня дорогой,
Ты какой-то сам не свой!
Что за новшества такие
У тебя над головой?
Что за фортели опять
Начинаешь вытворять?
Шутки вовсе не смешные,
Надо бы их поменять…

Ваня в зеркало глядит,
В удивлении молчит:
У него над головою
Нимб светящийся кружит.
Переливчатый такой,
Весь «играет», как живой!
Ваня удивлён собою:
«И не скажешь, что не мой!»

- Слышь, Артемий, и как быть?
Как мне дальше с этим жить?
Это же одно мученье -
На работу так ходить!
Ты ж – наука, должен знать,
Как теперь это убрать!
Неужели облученье
Так способно повлиять?

- Я б тебе всё рассказал,
Кабы сам что понимал.
Это не прорыв в науке,
Это, Вань, её провал.
Мы с Сашко́м поговорим -
Что-нибудь сообразим.
Мы тебя на ультразвуке,
Если хочешь, поглядим!

- Поглядишь, а толк какой?
Ваня дёрнул головой,
Нимб как радугой зашёлся
Семицветною волной.
- Ты, Ванюш, не унывай!
В себя веры не теряй!
- Тоже, Бехтерев нашёлся!
Иди Глюка изучай.

Ну а я тут посижу,
На себя вот погляжу,
Может быть, мыслю́ какую
Про сей нимб соображу!
Может, дельная придёт…
Ну а там - как повезёт:
Может, как свечу задую,
Может, по́д небо взметнёт.

- Да чего, Вань, тут решать?
Надо кровь, мочу сдавать!
Надо в корне разобраться,
Чтобы что-то осознать.
Тут ведь всё пойдёт в зачёт!
А мысля - пускай течёт.
Можешь к «беглецу» смотаться,
Он авось и развлечёт.

Я же мигом к докторам,
Указания им дам:
Пусть реторты да пробирки
Расставляют по углам.
Пусть проявят свою прыть –
Что в тебе может светить.
Пусть решают заковырки,
Если можно их решить...

-16-

Слово сказано, и вот
Взяли Ваню в оборот
Доктора да лаборантки,
Да учёных целый взвод.
Все пытаются понять,
Что же может так сиять?
Набежали аспирантки
Диссертации писа́ть.

У науки страшен плен:
МРТ, УЗИ, рентген...
Подключают кардиограф,
Ждут рефлекса от колен…
Кровь, слюна и даже пот –
Все под микроскоп идёт,
В крайнем случае, спектрограф
Пояснения даёт…

Ваня, в помощь докторам,
Что-то изучает сам,
Чтобы сократить нагрузку
Напряжённым их мозгам.
Ну а сам, как устаёт,
То развеяться идёт:
По привычке старорусской
«Ой, мороз, мороз» поёт…

Или вот ещё: возьмёт,
Да к виварию пойдёт,
Влезет в Глюкову кабинку,
Разговоры с ним ведёт.
Вроде Глюк уже не враг,
Вроде он душою наг.
Обсуждают «под сурдинку»
«Как чего», да «что и как»:

- Ты зачем меня спасал,
И пошто мне столько врал?
Ты введенье в заблужденье
Своей тактикой избрал?
- При моём-то при уму,
Скучно было одному!
Мне же надобно общенье,
Обращенье хоть к кому.

Ну а ты, дружок мой мил,
Что за факел отрастил?
Ты теперь, я понимаю,
Всех светил собой затмил?
Ваня нимбом как сверкнёт,
Головою трясонёт:
- Я и сам не угадаю,
Да и Цупа не поймёт.

Как тебе мне рассказать
То, что Цупе не понять?
-Цупа - он и физиолог,
Он сумеет распознать.
- Что ж ты врал про молодца?
- Ради красного словца!
- Это ты в кого "филолог":
В мать свою или в отца?

- В индюка, или в свинью?
Это я, Вань, утаю!
Отойди чуток пода́́ле,
А не то я обгорю!..
- Глюк, хоть ты не из друзей,
Но с фантазией твоей
Не сидел бы тут в подвале,
Будь ты с нею понежней.

Ты бы сказки мог писать,
Да детишек ублажать.
А не хочешь в беллетристы –
Можешь в цирке выступать.
- Ты, Ванюша, поуймись,
Да столь ярко не светись.
Мой журнал уже пролистан,
О себе подсуетись…

- А со мною всё «тип-топ».
Изучают меня чтоб
Знать: свеченья в чём основа,
Что за уникум мой лоб.
…Так вот диалог идёт,
Пока Ваня отдохнёт.
Отдохнёт, вздохнёт, и снова
В медсанчасть – наука ждёт.

А с наукой смех и грех:
Всё у Вани как у всех,
Нет в нём ничего худого –
В организме нет прорех.
И не могут объяснить,
Что и как может светить,
Что может вообще такого
Над челом его кружить?

Цупа силился понять,
Да на ауру пенять:
Вроде, вот оно решенье,
А не может доказать!
Зря Ванёк его просил,
Чтоб свеченье отключил.
Как придумаешь леченье,
Если суть не уловил?

И Ванюша что есть сил
Мозг в познание вложил:
Он и оптику освоил,
Катехизис изучил,
Теслы книги прочитал,
Дважды выходил в астрал,
Даже бабкины настои
От руки переписал.

Но, ни где, ни слова нет
Как убрать от нимба свет.
Прям как будто бы Всевышний
Наложил на то запрет.
Да и Цупин институт
Не помощник Ване тут.
Оказалась никудышней
Эта свора в пять минут.

Все учёные мужи́
Ухватились за гужи́,
Да заголосили хором,
Что тянуть то не дюжи́.
Лишь одна душа нашлась,
Что в сей гонке не сдалась,
Та, что с жаждой и упором
По карьере вверх рвалась.

Аспирантка Зина Шусь
(Я ей вовсе не горжусь)
Пробралась в палату к Ване…
Для чего – сказать боюсь.
Повела такую речь,
Что по мне – её бы в печь!
Из чужих она страданий
Хочет выгоду извлечь:

- Ты б со мною переспал,
Нимб твой разом и пропал.
Подари мне Ваня ночку!
Ты без ласк поди устал?
Целовались бы любя,
Поиграли бы в «коня»!
Я б тебе такие точки
Показала у себя...

- Пусть вонючие бомжи
Ищут твою точку "G".
Мне противно даже слушать
Про такие куражи.
Ты про это ни гу-гу,
Я до свадьбы не могу.
Мне приличий не нарушить -
Я свою честь берегу.

Ты в постель ко мне не лезь,
У тебя должна быть честь.
Ты осваивай науки
Все, что по программе есть.
А со мной «мутить» забудь.
Не вздымай активно грудь.
Вытворять в постели трюки
Поищи кого-нибудь!

Вот такой Ванюша стал,
Нимб не зря над ним сверкал.
Прям бери его под руки,
Да веди на пьедестал...
Что же, Ваня, иль смирись,
Или так живи всю жизнь.
У науки свои штуки,
В них поди-ка разберись.

И Ванюша так решил:
- Раз бороться нету сил,
Будет много задушевней
Чтоб я с нимбом дальше жил.
Коль пророком мне не быть,
Буду сторожем служить,
Буду я по всей деревне
Нимбом по ночам светить...

Как Иван домой дошёл
И чего он там нашёл -
Это сказ уже отдельный,
Срок ему не подошёл.
Дове
 

Наследие индийской культуры

(Wova)
 16  О культуре  2005-10-03  5  1589
БЛУДДИЗМ - учение принца Гаутамы Шакьямуни

ВЕДЫ - азы и буки индуизма

КАМАЗ УТРОМ - помятый после "поцелуев" грузовик

КАРМА - карман с отсутствующей "Н"-й суммой

МЯТА ХАРЯ - знаменитая шпионка

НИРВАНА - нервное состояние в ванне

САНСКРИТ - японец, приехавший с о.Крит

ТАДЖ-НАХАЛ - нахальный таджик с базара

ТАХТА-ЙОГА - муж лежит на тахте, закинув ноги на стул и читает газету

ХИНДИ - один из диалектов на территории Индии, учителя хинди - прохиндеи

ШАХМАТЫ - древнеиндийская игра, где начавшего проигрывать сначала возводят до уровня шаха, а потом поливают матом
 

Адамыч и Коля.

(ЮРИК)
 20    2020-03-06  0  217
Здорово, Коль, клюёт что ль?
-Здорово, да вроде клюёт. Так не сказать, что особо, нехотя как-то, да всё больше мелочь. Ты подальше–ка сядь, а то вдруг опять зацеплю.
Коля, был далеко не пацан, но все пацаны его звали по имени, хотя на работе он был, Николай Иванович и был он там уважаемым человеком, как говаривали, очень сильно-грамотным бухгалтером.
Только вот бухгалтером он был, с длительными перерывами.
Работал до тех пор, пока не срывался и не уходил в долгий запой.
С работы ему делали бюллетень, а если не выходил, то просто увольняли, и вот тогда он частенько сидел на берегу речки и запросто, не взирая на время суток ловил рыбу. Удочки у Николай Ивановича почему то были всегда огромной длины и чтобы закинуть леску с наживкой подальше от берега, он размахивался удилищем через голову и со свистом запуливал подальше от берега.
Он всегда строго отгонял пацанов, чтоб по случайности не зацепить за ухо.
Такую вот экзекуцию я и испытал один раз на своей голове.
Да благо леска обхватила петлёй башку и крючок никуда не вонзился захлестнувшись за леску. То есть никто не пострадал.
Только матюков Коля, отпустил столько и так громко и выразительно, что опосля я и близко не подходил, садясь в сторонке наблюдать за его поплавками.
С самого детства Николай Иванович был инвалидом.
Одна его нога была как-то неестественно вывернута и при ходьбе он сильно хромал, а в крепком подпитии, отчего-то теряя равновесие, всегда падал на спину. После падения с трудом поднимался и продолжал свой путь домой. Женатым он почему то никогда не был, жил с пожилыми родителями, хоть и имел постоянный интерес к красивым женщинам.
С интересом рассматривая, каждую попавшую на глаза незнакомую особу.
- Вон поглядите, какая пошла.
Что вы тут зря сидите, делать вам нечего, только рыбачить мешаете. А девки, они внимание любят. Их вниманием и разговором привлекать надо, а то расселись здесь. Ух, я вам засранцы вы эдакие.
Был у Николай Ивановича друг, тоже страстный рыбак, гораздо старше самого Николая.
Но тот любил рыбачить сетями на лодке и даже иногда торговал своим пойманным уловом. Все звали его просто Адамыч. Хотя полное его имя, было очень редкое в наших краях, полностью он был Константин Адамыч, с редкой фамилией Дуколь. Старуха у Адамыча умерла рано, до самой смерти работала в ларьке продавщицей, и была побольше Адамыча раза в два.
А вот умерла рано, я и не помню по какой причине.
Вот поэтому и превратился небольшенький домик Адамыча, в тихий алкоголический притон, куда все бедолаги заходили, чтобы принять на грудь, или подлечиться. Благо, что ларёк с горячительными напитками находился в аккурат через улицу.
Адамычу соответственно все с уважением наливали, и с каждым прожитым годом статус рыбака и нормального человека падал всё ниже и ниже.
И откуда только в наших краях появилась толстая баба лет сорока пяти, пятидесяти, скорее её сослали из города к нам на воспитание.
Были в наших краях в ту пору такие ссыльные. Пила она страшно, и частенько не дойдя до дома, ложилась спать на какой-нибудь лавке, или там, где отключилось её сознание.
Звали её Манька, а если целиком, то просто Манька Кулакова. Вот как-то и увидели мы с пацанами, что Манька отключилась на лавке у деда Ивана.
Напротив лавки стояла огромная телега на деревянном ходу, на которой хозяин возил сено домой для своей лошади, с огромным трудом, количеством десяти пацанов, мы уложили Маньку на эту телегу и со страшным грохотом несколько раз прокатили по улице. Манька совсем не реагировала, она огромной кучей лежала на телеге и все её телеса мясистым холодцом тряслись на кочках.
Оказывается тяжела жизнь у лошадей. Мы быстро познали это надрываясь таскать телегу по улице. В завершение концерта мы подогнали телегу к дому Адамыча и оставили там, вместе с отключенной Манькой.
Каково же было наше удивление, когда мы увидели, что Манька стала захаживать в дом Адамыча и чтобы не спать где попало, частенько оставалась там. Вот мы и решили посмотреть, а что же они там делают.
В один из вечеров, мы увидели, что пьяная вдрызг Манька с авоськой, из которой торчали бутылки водки, приблизилась к дому Адамыча и постучав в окно, открыла калитку и вошла во двор. Мальчишеское любопытство напрочь овладело нами и мы подойдя к дому с улицы, стали подглядывать в окна.
За столом сидели трое, Адамыч, пьяная Манька и Коля, они о чём-то оживлённо разговаривали, выпивали и все трое курили. Тут Манька встала и по пьяному сшибая косяки, войдя в зал хотела прилечь на диван, но вдруг к ней подошёл Адамыч и уперев голову Маньки в диван, задрал платье.
Мы к нашему стыду, во все глаза смотрели на происходящею экзекуцию. Адамыч расстегнул штаны и начал пристраиваться сзади, но Манька упала.
Он опять с огромным трудом установил её в нужную стойку и опять начал пристраиваться, всё повторилось, Манька опять завалилась и всей кучей упала на пол. Тут Адамыч видно позвал Николая и они вдвоём стали опять устанавливать пьяную Маньку в нужную им стойку, но тут кто-то заржал и нас услышали.
Свет погасили.
Что там творилось дальше, мы не видели.
Только через пять минут дверь избы отворилась и совершенно голая Манька, со страшным криком выскочила во двор и выбежала на улицу.
Мы кинулись врассыпную, а она видно сообразив, что абсолютно голая, вернулась обратно.
Когда мы возвратились к окну, за столом сидели трое и мирно пили.
Так и осталось загадкой, что же там стряслось с пьяной Манькой.
Чем её могли напугать два абсолютно пьяных старик и мужчина, до того, что она голая, со страшным криком, стрелой выбежала на улицу, правда потом вернулась и спокойно, как ни в чём не бывало, продолжила пьяную оргию.
 

Что мне делать с некоторыми студ ...

(Экологиня)
 1    2005-10-24  0  763
Дали мне на проверку одну дипломную работу (в порядке консультации,
что ли). Тема этого произведения была "Экономико-географическая
характеристика Чили". Вообще-то, я не экономист, и по большому счету
даже не географ, но Латинская Америка всегда была моим "коньком",
что-то вроде хобби.
Читаю. Вижу фразу, когда сначала приводит меня в ярость (это же надо
таким тупорылым быть!), а потом в состояние дикого смеха: "Чилийский
народ мужественно сражается с фашистской диктатурой..." (на дворе -
2000 год). Мать твою! Я все это перечеркиваю красным карандашом и читаю
дальше.
Работа - чисто географическая и вдруг среди сведений о географии и
экономике Чили я обнаруживаю пять (!) страниц сведений о поэзии (Неруда,
Габриэла Мистраль, Висенте Уидобро и т.д.). Я опять тихо матерюсь. Ну
ладно - думаю - приди ты ко мне на консультацию!!!
Приходит очаровательное голубоглазое создание. Я говорю как можно
спокойнее: "Вы из какой книги сведения о диктатуре брали?".
"Из справочника "Латинская Америка".."
"Так он же издан в 82 году, а сейчас 2000!!! Газеты читать надо!".
Доходим до того места, где о поэзии написано. Я опять спокойно так
говорю: "Вы здесь очень хорошо все написали. Только сюда быть еще о
футболе добавить!"
Спрашивает: "А где это взять?!".
Ну вот как тут не ругнуться!

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер