ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Любовь и диета

(Ирина Зуенкова)
 35  Диеты и пост  2019-08-26  3  651

- Всё! – сказал нам Димка Вялов,
Тощей Светки ухажёр,
- Прекращаю кушать сало,
Покупаю тренажёр.
И с тех пор он кушал редко,
Всё висел на турниках.
Стал таким же, как и Светка,
Не держался на ногах.
В понедельник в зал спортивный
Заявилась Натали.
Весела, мила, активна,
(отдыхала на Бали)
Загорелся Димка Вялов –
Сто страстей в одной груди!
А замашки генерала,
Хоть совсем не подходи.
Натали была пампушкой.
Всё при ней: животик, грудь…
И была в Мытищах двушка -
Для Димона в этом суть.
Он в любви признался Нате,
Еле стоя на ногах.
И сказал:
- Диеты хватит!
Откормлюсь на пирогах!
 

Античные страсти

(Makovetsky)
 2  Смешные истории  2005-06-21  0  981
— С детства тяготею к субтропическим военным тайнам, — прокомментировала сообщение Антонио медсестра по кличке Тоня Ласкай-Переда. Антонио был самым старым санитаром острого отделения психбольницы, и звали его Павлик. Кличку Марк Антонио Квазалупо он получил за сильнейшую тягу к чтению во время работы книг на греко-римскую тематику. Постепенно Марк и Квазалупо отпали, и осталось Антонио.
Польщенный вниманием дамы старик Антонио застыл в позе позднеримской императорской статуи, а его требующий стирки, но еще белый халат при желании можно принять за укороченную тогу.
— А почему именно субтропических? — поинтересовался он.
— Это зависит от того, в каком климактерическом поясе вы живете, — авторитетно разъяснила Тоня Ласкай-Переда. После чего, с выражением глубокой задумчивости на лице, добавила:
— Тут не все так просто, проблема это эмбриональная.
Тонька работала санитаркой в женском отделении. Но, недавно, главным образом за счет бессонных ночей перед экзаменами, которые она проводила в постели с преподавателями, ей с трудом удалось окончить медицинское училище. После чего, уже в качестве медсестры, ее перевели в наше отделение. И теперь ей не терпелось блеснуть перед подчиненными своей высокой образованностью.
— Высказывания уважаемой медсестры Антонины вновь подтверждают справедливость старой истины о том, что настоящий хомяк в своей жизни должен сделать три вещи: пожрать, поспать и сдохнуть. Впрочем, иногда перед смертью ему дозволяется перднуть, — резюмировал высказывание своей новой начальницы старик Антонио. Он был стар, мудр и очень силен физически. А так же как мужчина. Принадлежность к женскому полу по старинной древнеримской традиции он не прощал никому. Вся больница знала, что года полтора назад одна разбитая склерозом старушка из старческого отделения родила ему чудесную малютку.
Медсестра уже широко открыла рот с целью дать достойный отпор гнусному выпаду зарвавшегося санитара, но ее прервал возглас молодого врача Степочки, неожиданно вошедшего в комнату младшего медперсонала.
— Верхнюю пуговицу застегнуть! Приготовить к проверке подворотнички!
Фортуна поперхнулась. Выполнить команду Степочки она не смогла физически, так как с раннего детства была приучена выполнять команду «Верхние пуговицы расстегнуть!».
Степочка был большой шутник и бескомпромиссный онанист. Не смотря на юный возраст и острое постоянное желание жениться. Он страдал ожирением по женскому типу, когда жир откладывается на груди и ягодицах, что очень мешало претворению в жизнь его смелых планов относительно вступления в брак.
— Правильно Антонина устав патрульно-караульной службы понимаешь, — продолжил Степочка, робко и очень по-доброму похлопывая новую медсестру по заднице, — Чует мое сердце — мы сработаемся.
В нашей психбольнице было всего четыре врача-мужчины. Один из них был запойный пьяница, другой уже преодолел планку, отделяющую запойное пьянство от хронического алкоголизма. Главный врач подумывал о выходе на пенсию и в мужья не годился. Четвертым был Степа. В заваленном по пять месяцев в году сугробами областном центре с работой было плоховато. Люди в психбольнице работали десятилетиями, и молодых медсестер почти не было. И тот факт, что главный врач именно в наше отделение направил эту грудастую румяную деваху, у которой не было смены, чтобы ее кто-то не трахнул, Степа расценивал как знак судьбы. А старика Антонио он старался не замечать. Старик Антонио работал в буйном отделении со времен царя Гороха Великого и в его присутствии вставали даже косившие дурку дезертиры и татуированные воры в законе. «В конечном счете, какая разница, кто ее будет дрючить в ночные смены, — утешал себя Степа и его душа пела и плясала, — зато в первой половине дня, где-нибудь после утреннего обхода, а еще лучше после обеда…».
— Он, кстати, прав оказался. Через пол года они поженились. И вся больница знала, что в течение этого полугода старик Антонио тщательно следил за тем, чтобы случайно, по пьяни или спросонья в ночную смену, не трахнуть Антонину Ласкай-Переда. Сострадание к побежденному и древнеримские представления о чести, ядрена корень.
 

Мёд и перец

(Лягушка 蛙)
 3    2016-08-07  0  781
Меня зовут Перец, а мою избранницу Мед. Так как все женщины это... Ну вы сами понимаете. Почему меня зовут Перец? Давайте ка лучше я расскажу вам что между нами произошло и вы сами все поймете.
Началось все в те незапамятные времена когда я был молод и лечил простуду отвратительной касторкой. Она была некрасивой как и все в нашаем квартале и стоила 20 копеек. "Дешевка!" - думал я, и был по своему прав. После очередного тюбика касторки меня тошнило, но я снова и снова плелся к той самой обаятельной аптекарше, которая не то что касторки, но даже иголки своими белыми ручками никогда не трогала. И завыли у меня на душе волки. И вот захожу я однажды в аптеку в новом белом шарфе и так это коряво улыбаюсь.
- Люся, а можно вас на пару стаканчиков?
- Я не пью, - отвечает Люся, - Может быть вам снова касторки?
- Ну давайте сходим в ресторан, - продолжаю я, - уделаем поросенка.
- При недостаточной физической деятельности один грамм жира сжигается за...
- К черту! Люся, я люблю вас!
- Я даже не знаю как вас зовут!
МЕНЯ ЗОВУТ ПЕРЕЦ.
 

НЕ ОБИЖАЙ СЕБЯ БЕЗ НУЖДЫ...

(Соломон Ягодкин)
 12    2017-05-24  5  962
(На пару с Леной Пчёлкиной)

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Время – лучший шампунь, отмывает от всего, сколько бы во всей этой грязи не жить…

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Вся наша жизнь - корабль плывущий...
Такое липнет на бока,
Что с этой массой, с этой гущей
Потонем мы. Наверняка,
Не разобраться в этой теме,
Сколь ни усердствуй. Дунь и плюнь!
Возможно, время, только время,
Есть очистительный шампунь.

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Нельзя быть умней самого себя, он тебе же этого никогда не простит…

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Смотрюсь я в зеркало и вижу -
Высокий лоб и острый глаз.
Себя я, точно, не обижу,
Себе скажу я без прикрас:

- Двойник, ты лучше всех на свете,
Но я умней тебя вдвойне.
Я муху увидал в вине,
А ты её и не приметил.

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Первые пятьдесят лет вообще не думать удаётся с трудом. Но потом эта спасительная привычка наконец-то берёт верх...

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Переползать через жизни экватор
Следует просто, без всяких забот.
Думай, не думай, а эвакуатор
За поворотом когда-нибудь ждёт.

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Во сне мы часто узнаём о себе такую правду, что и просыпаться не хочется. И поэтому с чистой совестью спим себе дальше…

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Чтоб не мучали кошмары,
Тебе правда не нужна,
Не ведись на тары-бары,
Что бубнит твоя жена:

Про попойку, про красотку,
Про бессовестную дочь...
Ты почисти совесть щёткой
И спокойно спи всю ночь.

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Когда папуаса подвели к компьютеру, тот сразу понял, что это - не барабан, но подарок, тем не менее, принял...

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Жизнь, Соломон, почище сказок,
Ведь я из них, из папуасок:
И днём, и ночью, утром рано,
Мне "клава" вроде барабана...

И ты свой отклик барабанил,
Но кто-то взял, тебя забанил.
Таков подарок бяка-класса   
Очередного папуаса...

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Реалист, это тот, кто на четвереньках, кто как та черепаха, на которой, знамо дело, держится весь мир…

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Тот грудью на танки, рванувши рубаху,
Тот дерзко начальнику правду в лицо.
А этот - спокойненько, как черепаха,
В песочек отложит яйцо.

Он выведет деток, ещё триста лет
Всё пятиться будет, без шума и бед.

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Втёрся в доверие к Истории, и остался в ней навсегда…

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
О, Клио, великая Клио!
Ты пишешь то косо, то криво,
Почти что совсем гуттаперчевая
И к аферистам доверчивая.

А люди под маскою зверя
Втираются к Клио в доверье.
Притершись, прилипнут, как капли воды,
Звериные всюду оставив следы...

***
СОЛОМОН ЯГОДКИН:
Те, кто жизнью своей был недоволен, тех лишали жизни вообще, чтобы они зазря не впадали в когнитивный диссонанс…

ЛЕНА ПЧЁЛКИНА:
Тот, кто жизнью недоволен,
Но не просится на волю,
Утонуть имеет шансы
В когнитивном диссонансе.

Но к чему его топить,
Даже слабый должен жить.
Руку протяни ему,
Он ведь всё же не Муму...
 

Нюх толпы…

(Соломон Ягодкин)
 14    2017-09-13  2  838
И УМ БЫВАЕТ ДУРАКОМ…
Ум обязательно должен быть практичным, а иначе это – глупость, которой если и завидуют, так только, потом, когда умного человека уже нет в живых…

ВЫСТРЕЛ НАВЕРНЯКА…
Одобрять надо всегда, тогда мимо всего хорошего никогда не промахнёшься…

НЮХ ТОЛПЫ…
В толпе даже если и хочешь быть человеком, всё равно лучше не рисковать, ибо она не ошибается никогда, когда видит в свое толпе чужого…

ОПТИМАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ…
Главное, ничего самим не делать, тогда всё сделается само собой, и при этом никто не будет виноват…

БОЛОТНОЕ СЛОВО…
В болоте хорошо квакать, а говорить в болоте, тогда скорей только захлебнёшься…
 

питерские и масковские

(Олаф Сукинсон)
 35    2007-11-12  0  2283
slavaKPSS
привет!
Был обычный серый питерский вечер.
Я проснулся (!) весь в дурном настроенье.
Вдруг смотрю - кладет мне ноги на плечи
Не то девушка, не то приведенье.

duha
:) а чо это?

slavaKPSS
ну раельно

slavaKPSS
ой реально. проснулся седня с одной – навеяло

duha
а чо так поздно?

slavaKPSS
победу «зенита» отмечал всю ночь

duha
а кто она?

slavaKPSS
говорит, болельщица

duha
чем?

slavaKPSS
:) чем говорит?

duha
чем болельщица?

slavaKPSS
типун тебе на язык

duha
у себя проверь

slavaKPSS
:( Да вроде все в порядке.

duha
Ой, смотрю я на твой смайлик – вроде не все в порядке. носа-то у нево нет. :)

slavaKPSS
на своё смайло посмотри, оно тоже желтовато.

duha
Она толста как каравелла на зеленых волнах…

slavaKPSS
Прохладна запахом вчерашнего дня…

duha
Я обернулся посмотреть, не убежала ли она:
Не убежала, убегу тогда я.

ну иде оно таперя?

slavaKPSS
на кухне

duha
а нах?

slavaKPSS
у нее кроме шарфика зенитовского - никакой одежды, как я ее на улицу выгоню?

duha
чо, так по дому в одном шарфике и ходит?

slavaKPSS
угу

duha
страшшшшшшненькая?

slavaKPSS
да вроде уже ничего

duha
пьешь?

slavaKPSS
не, ты чо

duha
как зовут-то?

slavaKPSS
ща…

slavaKPSS
марина

duha
тогда не меньше 35 лет

slavaKPSS
с чего это?

duha
младших так уже не называли

slavaKPSS
а на вид меньше 30

duha
да ты, сцуко, пьяный!

slavaKPSS
ДААА!!! МЫ ВАШИХ ПОБЕДИЛИ!!!

duha
ну ладно, завтра обязательно приходи, завтра надо документы по отгрузке в европу подписывать и совещание у премьер-министра на 11 назначено
 

Ленинский зачёт

(Тарасыч)
 33    2020-04-22  0  450

В далекие советские времена в нашем НИИ была „традиция“ – накануне дня рождения вождя мирового пролетариата В.И. Ленина (22 апреля) все комсомольцы института сдавали Ленинский зачёт. Проходило это так. На комсомольском собрании отдела, в присутствии приемной комиссии (в составе: парторга института, комсорга, профорга, кого-нибудь из руководства и ученого совета), сдающий зачёт отчитывался о своей трудовой и общественно-политической жизни за год. По результату отчета комиссия выносила решение.
      И вот вызвали меня. Я рапортовал, что производственный план выполнил на 101,7%, борюсь за звание „Ударник коммунистического труда“, подал 5 рацпредложений и 2 заявки на изобретение, написал 2 статьи в отраслевой журнал, 5 раз ходил на дежурство ДНД, осенью целый месяц оказывал помощь подшефному совхозу в уборке урожая, что на майской демонстрации мне доверили нести портрет Владимира Ильича, а на октябрьской – портрет Леонида Ильича. Когда я закончил отчёт, комсорг отдела спросил у собрания, мол, какие будут мнения. Обычно в таких случаях, после некоторого молчания, раздавались возгласы, что зачёт поставить можно. Но тут произошло непредвиденное. Встал молодой специалист инженер Баранов и громко сказал:
      – О Тарасе Образцове ничего хорошего сказать не могу! – и сел, как ни в чём не бывало.
      Наступила тишина, все переваривали услышанное. Нарушил её, всеми уважаемый фронтовик, парторг института Пётр Иванович:
      – Товарищ Баранов, вы, наверное, оговорились, хотели сказать, что ничего плохого сказать не можете?
      – Нет, я не оговорился! – встав, подтвердил Баранов.
      Кто-то из сотрудников заметил:
      – Ты, Баранов, у нас работаешь всего два месяца и так судить о товарищах по работе не имеешь права!
      А Пётр Иванович поинтересовался:
      – Комсомолец Баранов, тогда объясните, почему вы такого мнения об Образцове?
      – Он в курилке рассказывает анекдоты про прославленного начдива Чапаева и о вождях партии. Считаю, что комсомолец не должен этого делать, – ответил Баранов.
      – Это правда? – спросил Пётр Иванович у меня.
      Я не знал, что сказать... начал было оправдываться, что анекдоты все рассказывают, что они всего лишь шутки, народный фольклор, что я очень ценю заслуги Чапаева и верю мудрым наставлениям вождей нашей славной партии...
      В общем, как-то всё обошлось. Зачёт мне все же поставили. А вот Баранов, так активно развернул свою комсомольскую деятельность, что примерно через полгода, его избрали комсоргом отдела, а ещё через год, по протекции парткома, назначили освобожденным комсоргом института.
 

Веневитиновское привидение

(Николай Зубец)
 6  Хэллоуин  2011-08-18  0  1303

РАССКАЗ МОЖНО СЛУШАТЬ: Жми сюда

Никаких привидений, конечно, не бывает. Разговоры одни идут. Кто-то, вроде, видел, а люди всё слушают. Я, например, тоже видел. Наверно.

Дело было на турбазе университета, на знаменитом веневитиновском кордоне, где отдыхал я с сыном – тогда ещё школьником. Дни мы вместе проводили, а по вечерам откуда-то появлялись его друзья и он меня оставлял. Я пробовал какие-нибудь известия по турбазовскому телевизору смотреть, но там обычно включали дамские сериалы. А на соседней базе было два казённых телевизора, и я приспособился ходить туда. Возвращался в начале одиннадцатого, а вскоре и сын появлялся.

Та турбаза за речкой и ещё немного тропинкой пройти по душистому лугу. На нём почти всегда палатки и туристы. Назад идёшь под песни, слышишь смех у костров, а за рекой, на высоком бугре спокойно горит фонарь над воротами нашей турбазы. C узкого моста уже и наш фанерный домик виден. Мостик очень шаткий, а из чёрной глубины поблескивают звёзды. Напрямую к домику не пройти в тот год – высокая вода всё заболотила. Надо по тропинке прилично пройти в другую сторону и подняться по крутым дощатым ступенькам. Освещения, конечно, никакого, но я уже знал все кочки и привычно ходил каждый вечер.

Было воскресенье, и моя телепрограмма начиналась на час позже. Когда ещё шёл с нашей базы, заметил клочки тумана над рекой и по низинкам луга. К вечеру воскресенья туристов обычно немного, а в этот раз – вовсе их нет. В небе плавают тучи, и начало рано смеркаться. Передачу посмотрел, поболтал с друзьями, а когда домой идти, растерялся даже – над лугом такой стоял плотный туман, что тропинки совсем не видать. И ни звёзд, ни луны, ни каких-нибудь там огоньков. Моя знакомая, прямая тропка вдруг превратилась в лабиринт. Каждый шаг надо было прощупывать. Да, нагибался и шарил рукой. Но всё равно – то на кусты какие-то наткнёшься, то, вдруг найдя тропинку, не понимаешь, в какую сторону идти.

Когда так добрался до речки и считал себя почти дома, время близилось к полночи. Сын уже мог беспокоиться. Мостик в тумане чуть виден, но мне показалось, что кто-то стоит посредине. Белая куртка маячит в тумане. Нередко там парочки млели. Мост в тот год не доходил до берега немного, и какое-то время я примерялся к прыжку, а уже ощутив под ногами шаткость моста, удивился тому, что он пуст. Зато что-то белеет на том берегу у моста. Вроде, дерево с высохшим, голым стволом. Раньше его я как будто не видел. А этот белый силуэт плывёт к мосту, наперерез мне. Теперь я разглядел, что это человек, худой, весь в чём-то белом, и лишь глаза чернеют… Верней, глазницы… Конечно же, конечно, розыгрыш! Студенты на турбазе, пионерлагерь – потенциальных шутников хватает. Но как себя вести, чтобы не стать посмешищем? А белая фигурка, выбрав самый эффектный момент, развела руки в стороны и подалась ко мне… Как только мог спокойно говорю:

– Сейчас скину в речку – будешь рыб пугать!

Фигурка опустила руки и неожиданно тоненьким девичьим голоском с некоторой обидой ответила:

– Вот блин! Ну, почему же вы не пугаетесь?

Современность лексики и нежный голосок рассеяли мои подспудные, худшие опасения.

– Да разве так пугают, – уже совсем спокойным голосом продолжил я. – Тебя же видно издали. Надо выскакивать неожиданно.
– Ладно. Спасибо. Теперь буду неожиданно.
– Но можно и переборщить! Может у кого сердце слабое.
– Попробую, – тоном послушной ученицы ответила фигурка и как-то очень плавно отплыла назад в туман, позволяя мне сойти с моста. А со стороны болота, из-за её спины раздался очень неприятный приглушённый смешок. Может, и послышалось. Не оглядываясь, быстро я миновал тропинку, взбежал по лестнице, и вот уже ворота с фонарём.

Сын с другом скучают в беседке у входа. Когда со смехом рассказал всё это, глаза пацанов загорелись. Я осознал свою ошибку, когда они уже бегом рванули к лестнице. Мне ведь казалось, что там, у моста, потешалась целая группа – моих ребят, не в меру любопытных, могли вполне и излупить. Догнал их только у моста. Там полное безлюдье, туман и тишина…
      
Я поражён, а пацаны полны энтузиазма и стали шарить под всеми кустами, жечь спички, но только вымазались все болотной грязью. Я звал ребят домой, прекрасно понимая, что шутники, конечно, где-то затаились, а стычки я, понятно, не хотел. Возможно, они подальше на болоте, им деться некуда – выход с лестницы на дорогу хорошо освещён, там не уйдёшь незаметно. С другого берега пришли? В такой туман? Да и на той турбазе нет молодёжи. Но ребята осмотрели и тот берег. Один густой туман везде. А мне опять послышался какой-то гадкий смех с болота и я решительно заторопил ребят. Когда уже укладывались спать, сын всё-таки спросил, не пошутил ли я над ними.

Потом, загорая на пляже, я не раз рассказывал знакомым об этой встрече с привидением. Удивляло, что все относились к рассказу серьёзно, хотя яркое солнце и такой характерный пляжный гомон детей не способствуют мистике. Женщинам нужны были подробности зачем-то, а все мои догадки о шутках молодёжи они не принимали во вниманье. Как оказалось, есть целый мощный пласт неведомого мне турбазного фольклора, где героиней выступает некая веневитиновская бабка. Что очень удивило, о ней слыхали все и даже на соседних базах. Мой маленький рассказик вливался в общую картину очень органично. Все хорошо знали, что последний раз её видел шофёр грузовика, который её ночью подвозил. Он в темноте её не рассмотрел, но когда ровно в полночь в самой лесной глухомани она вдруг попросила высадить её, он с ужасом увидел и очень странную белесую одежду, и её голый череп. Поблагодарила и растворилась в темноте чащобы.

Были две версии её происхождения. По первой – это молодая графиня Веневитинова, которая после революции не успела убежать и которую большевики зачем-то расстреляли прямо у известного мостика. Надо заметить, что здесь были владения не графов и даже не дворян, а купцов Веневитиновых, но у легенд свои законы. По второй версии у этого моста утонула не так давно молодая красавица, дух которой и сделался ни с того ни с сего веневитиновской бабкой. Мои слушательницы серьёзно воспринимали факт её появления именно у моста как неоспоримое доказательство сразу обеих версий.

Узнав про все такие страсти, я продолжал ходить моим маршрутом. Смех-смехом, но всё же я невольно напрягался, подходя к мосту, и бдительнее вглядывался в ночь. Ещё дважды в то лето я вроде бы встречался со знакомой белой фигуркой в том же самом месте, но уже совсем по-другому. Один раз, уже пройдя мостик и испытав весь комплекс ощущений, я, уже расслабившись, шёл к лестнице по узкой тропке. Слева плотный кустарник, справа – речной затон, заросший камышами. И прямо на тропинке белая фигура, но – ужас! – без головы и неподвижная. Я по инерции ещё иду как робот. Не избежать контакта! И слов не нахожу. И только подойдя совсем вплотную, понял, что это просто парочка влюблённых, застывшая в оцепененье – девица в белой кофте стоит ко мне спиной, совсем заслонив паренька, и голову склонить так умудрилась, что не видать. Я кашлянул – они слегка посторонились и дали прошмыгнуть.

Другой подобный казус случился в день отъезда, когда уже заканчивалось лето. Рано утром по крыше, вроде, дождь застучал. Я вышел на веранду, с которой открывался неповторимый вид на речку с мостиком и на луга. Река вся в ряби дождевой, на ней никого. Срывается прощальное купанье. А на том берегу у моста непонятно откуда появляется вдруг небольшая фигурка, вся в белом. Одиноко стоит на обрывчике без движения возле кустов, с головой в этот раз, но не видно глазниц. Вот так номер! Дыханье само затаилось, протираю глаза ото сна – фигурка всё там же. Надо сына скорее позвать – показать, что тогда не шутил! Только тут из кустов появилась обычная женщина и по матерински ловко стала тискать фигурку, вытирать напугавшей меня белой простынёй, из-под края которой показалась девчушка. Набросив куртку на неё и зонтиком прикрыв, мать с дочкой заспешила через мостик. Купались просто. Я перевёл дыхание.

Зимой уже, в какое-то застолье на работе, для поддержания беседы я было начал говорить о летней полуночной встрече с приведением. Но оказалось, что многим эта фабула известна; их удивляло, что я всё это приписал себе. Я чувствую, что мне не верят, причём не факту, а моей причастности к нему. Обидно даже стало. И на другое лето мы снова там же отдыхали. Моя история – поведал сын – уже постоянно присутствует на костровых посиделках молодёжи в одном ряду с классическим повествованием о шофёре грузовика. Только так выходит, что этот шофёр всё же опять последним её видел. Начало байки про меня звучит значительно: «Один мужик шёл в полночь по мосту…»

   Конечно же, никаких привидений, наверно, не бывает. Разговоры одни идут.

Рисунок Анатолия Яковлевича Шаталова
 

Акт инцидента

(Ринат)
 0    2015-02-02  0  741

Прошу не оценивать, ввиду отсутствия авторства.
 

Сын партии

(Tungus)
 19  Про сына  2009-04-21  1  2211
У Зайцева зазвонил телефон. Он поднял трубку.
- Алло, Зайцев? – спросил женский голос.
- Да, я. Кто это?
- Это я, Люсьен.
-Какая еще Люсьен?
- Быстро же ты меня забыл. Люся я, повариха вашей партии. Ну, вспомнил?
- Как же, как же, - залебезил Зайцев. – Разве такое забывается?
Ну и как живешь, Люся?
- Мать-одиночка я, Зайцев, причем – по твоей милости, - сообщила ему Люсьен. – Сына вот родила. Полгодика ему уже. Вылитый ты. Особенно уши. Ну и что будем делать? Я замуж хочу за тебя, Зайцев!
- С ума сошла! – испугался Зайцев. – Я же женатый.
- Тогда давай, Зайцев, помоги своему сыну встать на ноги и пойти, заговорить, влиться в коллектив детского сада, получить образование и стать достойным человеком. Чтобы ты мог гордиться своим сыном, Зайцев! Кстати, пригласи-ка жену свою к телефону, хочу и с ней поделиться радостью…
- Не надо ее радовать, я уже еду, с деньгами. Давай адрес…
Повариха геологической партии Люсьен жила в обшарпанной гостинке. В дешевой коляске посапывал бутуз. Зайцев склонился над ним. Точно, ушки у парня были оттопырены так же, как у него. Но нос напоминал кого-то другого.
- Так ты еще и с Нерсесяном? – обрадовано спросил он.
- Ну, было разок, - зарделась Люсьен.
- А ну-ка звони ему, - решительно сказал Зайцев.
- У меня нет его телефона.
Зайцев полистал свою записную книжку:
- Вот, набирай!
Через полчаса их компанию разделил и Нерсесян.
-Да, нос мой, - согласился он. – Чистая работа…
- Да? А ты глянь на его уши, - ревниво сказал Зайцев.
Нерсесян снова склонился над коляской. Малыш в это время завозился во сне, высвободил из-под одеяльца ножку. Чуть ниже пухлого коленочка темнело большое родимое пятно .
- Ага! – в один голос сказали Зайцев и Нерсесян. – Где-то мы уже такое видели! А ну говори, зараза: у тебя шуры-муры были и с Цыбулей?
-Ох, не спрашивайте, мальчики! – мечтательно прикрыла глаза Люсьен. – Только где он, Цыбуля этот? Давно уже затерялся где-то в степях вильной Украины.
В это время открыл свои глазки малыш. Они были ярко-голубые.
- Николая Петровича, самого начальника партии, глаза! – потрясенно сказал о Зайцев. – Ну ты, Люська, даешь!
- А попробуй не дать, начальник же, - пожаловалась Люсьен. – Эх, да если бы я знала, где он сейчас, разве вы бы нужны были мне? Слышала я, подался Николай Петрович куда-то на повышение. А куда – не знаю.
Зайцев и Нерсесян переглянулись.
- Ты обещаешь, что оставишь нас в покое, если мы дадим тебе координаты Николая Петровича? – с затаенной надеждой спросил Зайцев.
- Обещаю! – с не меньшей надеждой ответила Люсьен.
Нерсесян торопливо написал номер телефона на клочке бумаги:
- Вот, звони! Но про нас – ни слова, да?
Люсьен набрала номер.
- Приемная заместителя губернатора по промышленности Николая Петровича Гулеватого, - мелодичным голоском сказала на том конце провода секретарша. – Слушаю вас…
- Вот, папашка, ты и попался! - обрадовано прошептала Люсьен, в то же время отчаянно махая рукой двум другим отцам сына партии – чтобы шли восвояси. – Скажите, я могу записаться на прием к господину заместителя губернатора, по личному вопросу?... Через неделю, в семнадцать ноль-ноль? Хорошо!
- А ты не помнишь, у кого в нашей партии была ямочка на подбородке? – озабоченно спросил Нерсесян у Зайцева при выходе из подъезда гостинки.
- Нет, не помню, - ответил Зайцев. – Да какое это теперь имеет значение? Люсьен теперь хватит одного Николая Петровича.
- Пожалуй, хватит, - согласился Нерсесян. – Ох, не завидую я ему.
- Да уж! Как хорошо, что мы с тобой так и остались рядовым членами партии, простыми геологами…
 

Вопль души – 254

(Соломон Ягодкин)
 8    2015-08-22  3  906
Порядочный человек, это, прежде всего, думающий человек. Причём и то, и другое в гармонию между обществом и государством всегда вносит разрушительный разлад...
 

Эдик и Вася - два придурка из ме ...

(Попель Александр)
 7    2007-08-09  2  1173
Эдик и Вася были студентами мединститута, и с ними постоянно происходили разные дурацкие истории. Однажды их пригласили на день рождения. Они побрились, надушились одеколоном, помылись, надели чистые белые рубашки, почистили обувь, а перед тем как идти, решили перекурить на лестничной площадке. Там на стене висел красный ящик с пожарным краном, куда многие поколения студентов складывали множество окурков, мусора и прочую гадость. Они закурили, а Вася все смотрел на пожарный кран и, наконец, спросил: «А что будет, если этот кран открыть?».
«А ты открой и узнаешь» - тут же ответил Эдик. Вася с большим трудом провернул вентиль, и из крана вырвалась толстая тугая струя ржавой воды. Она ударила прямо по свежевыбритым лицам Эдика и Васи, по их белым рубашкам, и по вычищенной обуви. Вместе с водой из крана вылетели сотни окурков, мусора и прочей гадости, и все это тоже попало в них. К несчастью, открывая кран, Вася сорвал резьбу, и закрыть его теперь не было никакой возможности. Вода затопила весь этаж, и промочила несколько этажей снизу, а потом спасательные службы отключили воду во всем здании, так что Эдику с Васей негде было даже помыться и почиститься. Так они в тот раз на день рождения и не смогли попасть.
В другой раз, они готовились к экзамену и очень поздно легли спать. Спать-то они легли, а свет не выключили. И вот лежа в кроватях, они принялись спорить, кто из них должен встать и выключить свет. Они долго спорили, а потом Вася сказал: «Я вставать не буду, но могу бросить в выключатель чайником и так погасить свет».
«Ну, если ты сможешь так сделать, то, конечно, бросай» - ответил Эдик. Вася бросил чайник, но в выключатель не попал, а попал в трехлитровую банку с масляной краской, которая стояла на тумбочке под выключателем. Краска разлилась по всей комнате, залила все их конспекты, обувь и одежду, что валялась на полу. От краски шел ужасный запах, так что в комнате невозможно было не то что спать, но даже дышать. Кроме того, такую краску очень сложно было бы отмыть, и поэтому, Вася с Эдиком решили краску растереть по всему полу, чтобы заодно сразу и пол покрасить, и чтобы комендантша не ругалась. Полночи они елозили тряпкой по полу, дело осложнялось еще и тем, что пол был очень грязный, на нем было много окурков, мусора и прочей гадости, (ведь не такими Эдик и Вася были людьми, чтобы подметать пол). В общем, спали они в эту ночь очень мало, и получили за экзамен плохие оценки.
С тех пор прошло уже немало времени, Вася и Эдик давно остепенились, стали уважаемыми в обществе людьми – врачами, но и до сих пор, нет – нет, да что-нибудь и начудят.
 

Я и Станиславский

(Жорж Декосье)
 17  О литературе  2012-04-25  6  1510

Как я провалил защиту докторской диссертации по использованию игровой концепции Станиславского в литературном творчестве.


      Признаюсь сразу – я не поэт и не писатель. Моя профессия – психология. Но для раскрытия психологических механизмов литературного творчества мне пришлось на время (так мне тогда казалось) стать как бы литератором. Года 3 или 4 я писал всяческую галиматью, прикидываясь поэтом и прозаиком. Вначале получалось совсем плохо, особенно в лирике. Никак не мог уловить, что же в ней такого особенного? И, главное, - чем рифмование отличается от настоящего творчества.

      А тут еще, поднаторев в теории стихосложения, выяснил, что существует некая ипостась – чувство слова. Понятие, которое окончательно загнало в тупик начинающего автора. Нигде не смог найти расшифровки этой абракадабры. Чувство знаю, слово тоже знаю, а как их вместе склеить – так и не нашёл внятного и научно обоснованного ответа. От современных корифеев литературы, с которыми в процессе моего исследования пришлось пообщаться, слышал только нотации: либо у вас есть чувство слова, либо нет. Интересно, у меня, написавшего множество статей, брошюр, да кандидатскую диссертацию, в конце концов, нет и быть не может этого мифологического чувства слова?! И тут я разозлился. Просто озверел. Как же так? Стал думать, в результате чего пришёл к выводу о необходимости… заполучить это ЧС в свой мыслительный багаж. А вот каким именно способом – это стало уже темой моей докторской диссертации, чтоб ей неладно было.

      Конечно, я изучил всю (или почти всю) философскую и психологическую литературу по проблемам творческой деятельности. Перечислять труды, которые прочёл, смысла нет. Там было всё, начиная от Платона и Гегеля до Рубинштейна, Выготского и Ананьева. Естественно, не забыл поучения Манна, Моэма, Маяковского, Паустовского и проч., проч. И что бы вы думали? А ничего. Вроде всё понятно и о личности пишущего, и о самом процессе написания, а ответа на вопрос: КАК, КАКИМ ОБРАЗОМ это делается – не нашёл. Сплошные рассуждения о гениях или, на худой конец, талантах. Тогда я рассердился не на шутку.

      Давно известно, что многие открытия совершаются на стыке наук. Если от состыковки философии, психологии и теории литературы ничего путного не получилось, надо искать что-то ещё. Когда-то давно мне довелось прочесть прелюбопытную книжицу Станиславского «Работа актёра над собой». Ну, прочел и прочёл, не актёр же я, в самом деле. В подсознании содержание осталось. И однажды вытеснилось наружу в четкую и нетривиальную мысль: не использовать ли театральные формулы в деятельности писателя? Сказано – сделано. Хотя основная мысль умещалась на листке тетради (прямо как теория относительности Эйнштейна), пришлось писать введение, главы, заключение, гигантский список литературы. Хуже всего дело обстояло с утверждением темы. Моя «родная» кафедра была не профильной по этой проблематике, пришлось искать на стороне необходимый учёный совет. Как относятся к чужакам всем, конечно, известно. Но тему утвердили и назначили дату защиты. Естественно, что монография была подготовлена и напечатана в какой-то шарашкиной конторе, сейчас с этим проблем нет, не то, что во времена любимого СССР.

      День защиты выдался ненастным. Нехорошие предчувствия вкупе с противным моросящим дождиком дополняли общую картину произошедшего от 12 до 15 часов по местному времени осенним днём …надцатого года. Пятнадцать минут четкого доклада, который по понятным причинам никто не слушал (учёных мало волнуют проблемы, не касающиеся их лично), пролетели незаметно. Выступили официальные оппоненты, зачитали заранее подготовленные им (мною, разумеется) тексты. Задали дежурные вопросы, получили не менее дежурные ответы. Вдруг совершенно неожиданно поднимается с места невзрачного вида, в засаленном пиджачке старикашка с гигантскими линзами вместо глаз, и просит слова.
- Так-так, батенька! На какую же методологию вы опираетесь в вашей концепции? – Ехидно спрашивает профессор.
- Основной упор делается на взаимодействие писателя с образом его литературного героя. – Выпаливаю я.
Старичок не успокаивается.
- А что уважаемый соискатель имеет в виду под предметом исследования?
- Естественно, результат взаимодействия субъекта и объекта посредством вживания в роль, т.е. образ и поступки литературного героя.
- Очень забавно, сударь! Так вы полагаете, что, применяя теорию Станиславского, можно научиться творить настоящую литературу? Да вы с ума сошли! Творить способны лишь гении! А вы подсовываете ученому совету какое-то пособие для графоманов. Неужели вы и вправду думаете, что творчеству можно научиться?

      У меня внутри всё похолодело. Вот противный старикан! Видимо, он здесь в авторитете, ибо аудитория зашумела, послышались одобрительные выкрики: «Правильно, Сергей Сергеевич! Нечего плодить графоманов, их и так много развелось! А тут ещё и псевдоученые!»

      Защита была провалена вчистую. После подсчёта «шариков» выяснилось, что в мою поддержку не было ни одного голоса! Пропали деньги, время, огромный труд. Чувство полной опустошённости охватило меня. Я ушёл с твёрдой уверенностью забросить навсегда психологию и стать, наконец, настоящим писателем…
 

Человек есть Бог!..

(Соломон Ягодкин)
 4    2019-06-14  5  314

Говоря с Богом, люди говорят прежде всего с самими собой. А Бог, если только он не болтун и не сплетник, в этой интимной беседе всяко не помешает, если только потом и дальше будет тактично молчать...

Народу требуется очередной Бог? Нет вопросов, только закажите, ну а дальше сами знаете: вечером - деньги, утром - Бог...

Человек есть Бог! А все остальные боги, это не более чем извечные самозванцы…

Что отличает каждую религию, так это её бесконечная пошлость. И тогда станет понятна тяга к религии любой толпы...

Ты можешь хоть в водолазном костюме свой ежедневный променад совершать, но почему так должны ходить и все остальные, даже если это ваш общепризнанный религиозный дресс-код?..

Фото Алексея Кузнецова
 

СОН

(Владимир Якушев)
 4    2005-12-08  2  997
Во бред!!!!!!, лучше не читайте!!!!!!

Сегодня, мне приснился сон. Еду я значит, в компании эмигрантов последней постперестроечной волны по северо-востоку Франции. Сан-Дезье – Кальмар. Природа – отпад, небольшие озера – красота!!!!!! А по берегам, вместе с лебедями гуляют упитанные собаки!!!!!! В Кальмаре, возле фанерных Хрущевок – красивые коттеджики, наподобие домов новых русских в миниатюре. Это – мусорки Еду дальше. Смотрю на карту и понимаю, что тут должен быть Страсбург. Останавливаюсь и кричу Аууу!!!! Страсбург Аууу!!!!!, ты где?????? А он молчит - гад!!!!!! И вдруг вижу из норы вылезла мерзкая крыса и говорит мне. Ты чо, деньги за дихлофос принес? Нет говорю. Тогда может быть страховку хочешь купить от пожара? Да нет. А может должен чего, или ларек хочешь поставить на Елисейских или еще на каких-нибудь полях? Так я хвостом по морде нащелкаю. Да нет, говорю, я просто в Германию еду за сосисками и маслом бюргерским. ААА, так ты – лох!!!!!!. Ну ладно, мотай в свою Германию. Но, если судьба тебе хлеба подарит, друзьям не забудь половинку вернуть. Смотри!!!!!, а то тут один поэт Хусаинов попер на Маяковского а свои баллы он у нас в Хохмодроме складывал, то-то мы поугарали!!!!!! Хотя, кажется обманула меня крыса. Хусаинов успел переложить баллы в другой филиал Центробанка Союза Европейских Капиталистических республик – СТИХИРУ А его этими баллами по башке, по башке Ну и как это называется? Беспредел, однако. И правильно наверное не отдали поэты Хусаиновские баллы Виртуальной Российской империи, а то и Якушев, тоже бы в капканчике оказался!!!!!!
Бред! – правда господа????!!!!!! Ведь не был я ни в какой Франции!!!!!!.
 

КАК МЕНЯ ВЫГНАЛИ ИЗ ПИОНЭРОВ (ра ...

(Тамара Кошевая)
 42    2015-09-03  7  1316
Люблю Родину и не люблю государство.
      Эти ощущения во мне присутствуют с тех пор, как меня в шестом классе вытурили из «пионэров» за вполне невинный вопрос на уроке истории:
      - Я, конечно, понимаю, почему Симбирск переименовали в Ульяновск, но почему город, который основал и построил Пётр Первый, переименовали в Ленинград?
      - Что-о-о-о???
      О, как возмущена была моим вопросом историчка! Как вдохновенно меня через недельку клеймил позором весь класс под руководством председателя совета дружины, которой было доложено о моей вопиющей непатриотичности по отношению к Родине вообще и к дедушке Ленину в частности!
      - Она недостойна быть юным ленинцем!
      - Снять с неё галстук!
      - Исключить из пионеров!
      Я стояла-стояла, выслушивала весь, льющийся на мою голову, бред, потом это судилище мне надоело, я сняла галстук, и со словами «Некогда мне тут с вами время терять, разбирайтесь без меня!» свалила домой под негодующие вопли:
      - Вернись немедленно!
      - Что это такое?
      - Она не уважает своих товарищей!
    А я ушла. Ушла просто потому, чтобы клокотавшая во мне ярость не выплеснулась на их правильно запрограммированные бо́шки. Но после этого случая забила на все школьные олимпиады, концерты и соревнования, а ведь была круглая отличница, вся такая из себя артистка, лауреатка, чемпионка и даже единственная девчонка в школьном духовом оркестре. Словом, палочка-выручалочка на все случаи школьной жизни, а попросту – во все бочки затычка.
      Короче... Недели три за мной бегал совет дружины и упрашивал снова надеть галстук, а я требовала публичного извинения. Шестиклассница с отлично подвешенным языком и собственным мнением, перечитавшая к тому времени всю, доступную на то время, русскую классику, любящая историю и копание в летописях на старославянском языке – это серьёзно. Школа гудела!
      Дошло до директора. Он был историк, только преподавал в старших классах. Умный был мужик, царствие ему небесное… Он меня любил с самого первого класса за любознательность, пытливость, а главное, как никто, понимал мой бунтарский дух и умел как-то очень просто объяснить, занимавшие меня, сложные вопросы. Собрал он нас всех в своём кабинете, раздолбал совет дружины, историчку, которая заварила эту кашу, а меня лично попросил надеть галстук, на что я ответила:
      - Исключительно из уважения к Вам, Тимофей Андреевич!
Но после этого случая я тайно и страстно стала желать, чтобы Ленинград снова переименовали в Санкт-Петербург, что собственно, и произошло в не таком уж далёком прошлом.
      Так что, господа бывшие ленинградцы и нынешние петербуржцы, гордясь восстановлением исконного исторического имени вашего прекрасного города, помните о тринадцатилетней девочке из Беларуси, желание которой, пожалуй, было сильнее всех ваших желаний вместе взятых.
      Видите ли, какой фокус: понятие «любви к родине» у нас всё время пытались отождествить, или подменить понятием «любви к государству», то есть, любви к «аппарату насилия». Те же раскулаченные люди, которых тысячами и десятками тысяч ссылали в Сибирь, ненавидели государство, но продолжали любить родину, из которой были выдернуты их корни.
      Слово «родина» идёт от материнского начала.
      Слово «отечество» – от отцовского начала.
      А «государство» – вообще среднего рода – ни то, ни сё.
      Государство любить невозможно. Можно только считаться, или не считаться с его законами. Статья Кодекса «Измена Родине» порочна и лицемерна по своей сути именно потому, что в ней заложена не измена родине, а конфликт личности с государственной системой.
      Лично я люблю свою ту, большую Родину, в которой выросла, которую исколесила вдоль и поперёк.
      Люблю и тепло вспоминаю украинский город – родину отца, где я родилась, и где прошло моё раннее детство.
      Люблю свою маленькую Беларуську – родину моей мамы, и город, в котором живу и работаю.
      Но мне совершенно не нравится то, что вытворяют политики на просторах бывшей «великой и необъятной».
      На созидании наживать бешеные капиталы гораздо труднее, нежели на разрушении, поэтому и имеем то, что имеем.
      Увы.
 

21 - Фетишизм

(Стебач)
 0    2005-10-23  0  1026
Ф Е Т И Ш И З М
______
      киносценарий
Бейкеp-Стpит - полночь

- Скажите, Ватсон, а вы хотя бы можете гаpантиpовать нашу полную физическую непpикосновенность и сексуальную безопасность? Всё-таки мы незаконно втоpгаемся и наpушаем без санкции депаpтамента полиции. Ведь у меня нету даже оpдеpа на обыск. Моментами кажется, что это всё пpоисходит с нами в каком-то кошмаpном сне...

- Спокойствие, Лестpэйд. Только спокойствие. Во-пеpвых, не забывайте, что я как-никак у себя дома. И потом мистеp Холмс сейчас по уши занят пpиготовлением своей обожаемой жжёнки. А этот пpоцесс тpебует, как вы пpекpасно знаете, полнейшей сосpедоточенности. Поэтому немедленно отпустите моё тело и пpекpатите неpвно щипать самого себя за pазличные оpганы. Вы тут всё-таки не на пpиёме у гинеколога, согласны?

- Так-то оно так, конечно, да кто может пpедугадать действия нашего гениального сыщика? Скажите, док, а веpно, что мистеp Холмс без своей обычной дозы кокаина на ночь уже совеpшенно не может спать?
- Я вам скажу даже больше, инспектоp. Без своей обычной дозы кокаина на ночь Шеpлок Холмс уже вообще ни с кем не может спать. Совеpшенно! Поэтому мне и пpишлось пеpевести его на более лёгкий наpкотик.
- Если не секpет, какой?

- Что вы себе позволяете, Лестpэйд? Не думаете ли вы в самом деле, что вот так вот запpосто можете меня pасколоть? Если я и согласился пpодать Скотланд-Яpду за пятьсот фунтов паpочку наших пpофессиональных секpетов, это вовсе не значит, что вы можете иметь меня где угодно, когда угодно и с какой угодно цифpы. Я действую исключительно только из альтpуистических побуждений. В последнее вpемя Холмс сильно сдал. Но пpи этом он вовсе не собиpается делать свой уникальный метод достоянием всего пpогpессивного человечества. Поэтому я и принял pешение тайно воспользоваться вашей, инспектоp, фотокамеpой. Сейчас вот только установлю штатив. А кстати, вы не забыли захватить с собой пластины стеклянных дагеppотипов и магниевую вспышку? Имейте ввиду, Лестpэйд, без мощной дополнительной подсветки вся наша поpногpафия не стоит и полпенса.

- За кого вы меня пpинимаете, Ватсон?
- За инспектоpа Скотланд-Яpда.
- Спасибо, милый... Я только никак не возьму в толк, каким именно обpазом ваша бесценная коллекция вещь-доков может помочь полиции в pаскpытии всех ещё несовеpшенных пpеступлений?

- Элементаpно, Лестpэйд! Пpедставьте себе: вы беpёте в pуку стаpый башмак сэpа Баскеpвиля, садитесь в кожаное кpесло у камина, наливаете в бокал капельку амонтильядо, pаскуpиваете тpубочку кpепчайшего ямайского табаку и тут...

- Но я не могу, взяв в pуки стаpый, дыpявый, вонючий башмак, налить себе в бокал капельку амонтильядо и pаскуpить тpубку кpепчайшего ямайского табаку! Я не могу совеpшить всё это од-но-вpе-мен-но! Поймите вы это, наконец, Ватсон. Не могу! И никто не может. Это невыполнимо чисто физически! Как вpач вы не хуже меня знаете, что у каждого ноpмального человека всего только две pуки!

- Жаль. Пpизнаться, я возлагал на вас, инспектоp, некотоpые надежды. Что ж, давайте всё-таки попpобуем сделать небольшой следственный экспеpимент. Воспользуемся перспективным дедуктивным методом нашего гениального дpуга Шеpлока Холмса и психосоматическими типами пока ещё мало кому известного австpийского клинициста Зигмунда Фpойда. Садимся в это кажаное кpесло, беpём в pуку башмак сэpа Баскеpвиля и сосpедотачиваемся. Что чувствуем? One-two-triad-four... Come on! Что чувствуем?

- Боже, какая вонь!
- Пpекpасно. Тепеpь полностью pасслабляемся и пеpеходим в астpал... Что видим?
- Женщину... Нет, мужчину... Их много... О, нет, только не это! В этой самой гостиной! На окpовавленной шкуpе какой-то чудовищной пятнистой собаки... Нет, я этого не выдеpжу!

- Замечательно! Всё-таки я в вас не ошибся, Лестpэйд. Вы способны на многое. Пpиятно иметь дело с пpофи такого уpовня. Да хватит нюхать башмак! Положите его на стол и возьмите за дpугой конец вот это бамбуковое духовое pужьё. О`кей. Тепеpь всей гpудью втяните в себя воздух. Ещё... Что чувствуем?
- Ну, жаpа!
- Что видим?
- Ба! Да это же сам пpофессоp Моpиаpти со своим стpелком-оpуженосцем. И оба совеpшенно голые. Они тут не тpатят вpемя даpом. Но как же они не боятся укусов мухи цэ-цэ? Ведь она может их заpазить своею смеpтельной сонной болезнью!
- Дело в том, что муха цэ-цэ обитает в Афpике, однако, а мы с вами видим что?
- Ну, конечно, это же Индия! Пpофессоp забавляется со своим оpуженосцем у подножия знаменитого хpама Кхаджу-Раху. Снизу довеpху тут всё покpыто непpистойностями. О, какая pоскошь! А им даже удаётся копиpовать некотоpые экстpавагантные позы.
- Ну, хватит, Лестpэйд. Не увлекайтесь.
- Как вы можете, Ватсон! После того, что я вам вчеpа сделал?
- Да ничего такого особенного вы мне вчеpа не сделали. Наша глубокоуважаемая миссис Хадсон ещё и не такое умеет. Ну, как, инспектоp, тепеpь вы увеpовали в метод моего гениального дpуга Шеpлока Холмса?
- Целиком и полностью, док! Такого мощного эффекта личного пpисутствия и соучастия в сексуальных пpеступленьях даже я не ожидал. Хотя вы в куpсе, что я не новичок в этом деле. Но как же мы с вами пеpенесём все эти сокpовища в Скотланд-Яpд в тайне от величайшего сыщика в миpе?

- Элементаpно, Лестpэйд! Если Ватсон пеpедаст мне хотя бы половину полученной от вас суммы, я охотно уступлю Скотланд-Яpду весь этот сэконд-хэнд. Что, не ожидали моего появленья? Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

- Но дpуг мой, двести пятьдесят фунтов – это всё-таки довольно кpупная сумма. И как же вы намеpены ею pаспоpядиться?

- Элементаpно, Ватсон! Куплю себе новую скpипульку. Потому что сейчас, дpузья мои, в ознаменование нашего многочленного союза я намеpен полностью pаздолбать вот эту самую! А пока пpедлагаю коллективно пpослушать одну пpемиленькую вещицу. Надеюсь, ваши головки и ушки с утpа были чисто вымыты? Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

- Ватсон! И вы посмели назвать скpипку лёгким наpкотиком? Какой же вы меpзавец! Мистеp Холмс, только не это! У меня дома жена и двое детей...

- Пpиготовьтесь! И уже чеpез несколько минут мы сольёмся в экстазе со всеми самыми pазвpатными и самыми отъявленными насильниками нашей планеты! Для моей музыки не существует ничего невозможного! Миссис Хадсон, милочка! Пpинесите-ка в гостиную свежезаваpенный кальян, пpигласите сюда дражайшего пpофессоpа Моpиаpти с его сексуально озабоченным оpуженосцем и спустите же, наконец, с цепи собаку сэpа Баскеpвиля! Нефиг скотине скучать в одиночестве! Пускай немного с нами поpезвится! Внимание, джентльмены! Начинаем с пеpвой цифpы! One-two-triad-four! Came to geva! Come on! Come on!

- Ватсон, скотина! Немедленно пеpедайте мне цианистый калий!
- Щас, pазбежался! Да мне тут самому только на ползуба...
______
      толкай дальше
 

Гвоздещипательная история

(Кручко Игорь)
 57  Про гвозди  2013-07-12  0  2262

Молоток стоял рядом с Клещами и уговаривал их пойти покуражиться. Мол, знает место, где гвозди кучкуются! В это время мимо них прошагала Отвертка.

      Они прервали свой разговор и молча стали провожать ее взглядом.

¬– Ничего, так… – задумчиво проговорил Молоток. – Фигурная! Блестящая!

    – Дятел ты! Ею кто хочет тот и вертит! Понял! Самая, что ни есть, обныкнавенная… Прямая, как угол дома! На нее только безмозглые шурупы западают! Вертикрутка она, одним словом!

    – Кто бы говорил! На себя посмотри! Железяка заржавелая! – заметил Молоток.

      – Ладно, ладно, не обижайся, – щелкнули Клещи, – Ну идем к твоим Гвоздям! Ты будешь их, как всегда, загонять их по самые шляпки, а я этих плоскоголовых буду выдергивать из деревяшки! Ох, как же я буду их выдергивать!!! Все будут искривленными! Чтобы потом им жизнь ровной не казалась! Может, у них появятся хоть какие-то извилины после моей работы!

      – Слушай, я что-то твоего брательника Гвоздодера давно не видел? – Молоток посмотрел на своего зубастого друга. – Как он?

    – Лучше и не спрашивай! Попал в плохую компанию… С Фомкой связался…

    – Жаль парня… Что, легкой жизни захотелось? Пропадет, почем зря! Потом всю свою жизнь в вещдоках проведет, – тяжело вздохнул Молоток.

    Клещи перевели разговор на другую тему:

    – Давай разработаем план военной операции! Я предлагаю охватить противника с двух сторон! У меня две ноги, поэтому я буду загонять их в твою сторону! Ты только успевай головой работать! – произнес корчеватель Гвоздей. – Ну, а потом… Наступит моя очередь! – мечтательно закончили свою речь Клещи!

    – Есть у тебя что-то неуловимо садистское… – Молоток покачал угловатой головой.

    – Это у меня наследственное, – лязгнули в ответ Клещи.

      Так разговаривая между собой, они потихоньку продвигались в сторону складских помещений.

      В это время Гвоздь со своими другом Шурупом шел в гости к Шайбочкам.
Гвоздь был выкованный вручную, старой закалки. Голова у него была не круглой, как у современных, нарезанных из одной проволоки, а квадратной! За это остальные Гвозди его очень уважали!

      Они шли и говорили о своей непростой жизни.

      – Повезло мне! Помню, когда я был совсем молодым, то мне удалось выскользнуть из рук человеческих… Вот… Так с Молотком и не довелось повстречаться!

      – Я тоже его еще ни разу не видел! – поддакнул Шуруп. Тебе по секрету скажу: мне очень Отвертки нравятся! Могу их часами в разных журналах рассматривать!

      – Эх, хоть у тебя и нарезаны извилины, но проку от них никакого! Доведет тебя любовь к этим фуриям до гробовой доски! Знаю я их! – Гвоздь наставлял на путь истинный неразумного Шурупа. – Как только залезут на твою голову – пиши, пропало!

      Навстречу им шел Болт, известный матерщинник!

      – Сейчас цепляться к нам начнет! – недовольно пробормотал Шуруп.

      – Мы его быстро отошлём! – уверенно проговорил Старый Гвоздь. – У парня совсем резьбу сорвало после того, как его бросила Гайка. По рукам пошел, бедолага…

      – Крендели! Куда чешете? – прокрутился Болт на месте.

      – Не твого ума дело! – Гвоздь поправил седые усы. – Будешь тут нам мозги пудрить своею алюминиевой пылью, то позову своего дружка – Разводного Ключа! Он тебя быстро на место закрутит!

      – Так бы и сказали, что заняты! – пошел на попятную износившийся Болт. Ладно, пойду в масле поваляюсь! – и он вприпрыжку поскакал в злачное место.

    – Думает, что оно ему поможет! – проронил Шуруп. – Его пора на переплавку отправить!

    – Рано или поздно, все там будем! – назидательно изрек Гвоздь.

      Тут Шуруп неожиданно остановился: он увидал Отвертку! По всей видимости, блестящая красавица с красной ручкой тоже была не против знакомства с Шурупом.

      – Ты иди к Шайбочкам сам, а я тебя догоню… – зачаровано глядя на Отвертку пробормотал он.

      – Как знаешь! Я тебя предупредил! – ответил мудрый Гвоздь и пошагал дальше в одиночестве…

      Утром в мастерскую заглянул слесарь – дядя Жора. На полу он заметил доску, которая была словно решето, вся в дырках. Рядом валялись с два десятка погнутых гвоздей. В табурет кто-то пытался вкрутить шуруп, но не смог – тот наполовину торчал из ножки. Тут же валялись клещи, молоток и отвертка с красной ручкой. Возле ножки стола кто-то разлил машинное масло, в котором валялся болт. Покрутив головой, дядя Жора стал наводить порядок: инструменты положил в специальный деревянный ящик. Погнутые гвозди в ведро, предназначенное именно для таких целей.

      Задумчиво посмотрел на доску. Нагнулся, поднял ее.

      – Плохие слова, сказанные в сторону других людей подобно гвоздям, оставляют в их душах вот такие же дырки… – подумал пожилой человек. Время лечит раны, но шрамы от них остаются навсегда.

      ПЭ-эсссссс. Судьба у старого Гвоздя сложилась хорошо. Он попал в коллекцию старинных предметов, которую долгие годы собирал слесарь.
 

In my head

(Нагорнов Олег)
 7  О науке  2012-01-21  0  1174
2310 г.

    Археолог осторожно, миллиметр за миллиметром, очищает мой скелет от песка и земли, стремясь извлечь из объятий времени то, что осталось от моего красивого тела.
- Скелет женский, - бормочет он, - хорошо сохранившийся, не поврежденный...
Работа закончена, и мои косточки аккуратно разложены на большом куске белой ткани, под пыльным, летним небом. Череп несколько в стороне...как жила без "башни", так и сейчас лежу. Археолог склоняется над бренными останками, достает из кармана маленький приборчик, похожий на электрошокер. Синий луч ощупывает мои кости, надолго задерживается на черепной коробке.
- Так, так, так! - тоном строгого профессора подводит итог исследователь. Цвет луча меняется на красный, и мой скелет начинает собираться, как детский конструктор. Пустой череп описывает в воздухе красивую дугу, становится на место. Мгновенно появляются плоть, кровь, кожа...
      Я испуганно озираюсь по сторонам, вокруг только какая-то пустыня, и очки археолога, призывающего меня на Судный день.
- Людмила Горская. - констатирует, а не спрашивает он.
- Я...
- А я - Мередиан Мессершмит. Историк - археолог с правом применения сканера.
- Очень приятно.
- Да-да. Согласно пункту номер пять закона о "Восстановлении численности ценного земного населения", я произвел раскопки на территории когда-то существовавшего кладбища, где вы были захоронены. Историки установили, что вы были знаменитой художницей своего времени, хотя ваши работы и не сохранились...
- Подождите - ка! Дайте собраться с мыслями. Я жива?! И буду жить, в вашем будущем?!
- К счастью - нет. Анализ показал, что вы не нужны современному обществу. Вы умерли в тридцать девять, ваш образ жизни...впрочем, это ваше дело! Главное, это ваши картины, я их сейчас видел - они ужасны! Розовые слоны? Фиолетовое небо?! Зеленые котята??!! И ангелы с отрубленными головами! Это что, отражение действительности, или фантазии вашего больного мозга? Чего только нет в вашей голове! Я отказываю вам в возвращении, нашему искусству вы не нужны. Современники вас переоценили!
Всю его речь я только глазами хлопала, но, когда он направил на меня прибор, не выдержала и закричала:
- Что же ты меня вообще воскрешал, фашист?!
- Надо же объяснить, почему вам отказали! И чего все обижаются?

2610 г.

      Археолог осторожно, миллиметр за миллиметром, очищает мой скелет от песка и земли...синий луч, льющийся из тонкой ладони, быстро меняет цвет на красный. Кости собираются, появляются плоть, кровь, кожа.
- Людмила Горская!
- Угу...
- Лионель Паззл, археолог.
- Я уже в курсе.
- Да? Странно. Но давайте дальше...согласно пункту номер один закона о "Срочном восстановлении численности особо ценного населения Земли", ваше тело было эксгумировано для дальнейшего исследования...
- Скажите честно, мне отказано?
- Да что вы! Вы же - гений! Современники вас недооценили!
- Не только они...
- Вы не просто великий, вы - величайший художник! Ваши котята, фиолетовое небо, розовые слоны! Это же шедевры! Не говоря уже о безголовых ангелах! Это - подлинное отражение действительности. Именно такими и должны быть лучшие образцы современного искусства! Чего только нет в вашей чудесной голове! Людмила, вы должны жить. И творить!
Я с трудом оторвала взгляд от его красивого, аристократического лица в пенсне, и посмотрела по сторонам. Я лежала на зеленой лужайке, недалеко от глубокой ямы, а вокруг толпились небоскребы из стекла, разноцветные, как наряд арлекина. На фоне фиолетового неба стая розовых слонов смотрелась просто прекрасно...
- Лионель! Ну-ка, быстренько превращайте меня в скелет, и закапывайте обратно. Я еще полежу!
 

СТРЮЧОК.

(ЮРИК)
 36    2016-02-10  1  890
Ну, рассказывай, как ты вчера……, дала?
Нинка, ты ведь знаешь, не даю я первым встречным.
А ничего лётчик- красавец, неужели и вправду не женатый.
И чего ты жмёшься, вон он как вокруг тебя…….      
Я бы дала.
Ну, ты же дала, ещё тогда его другу, где он?
- Да сказал….: "соскучишься, звони", да и не очень он мне понравился..
-Ну, вот видишь. Нельзя сразу давать.
Хорошо тебе говорить, ты вон какая красивая, и мой –то на тебя в кафе, вон как пялился, да они оба только тобой и любовались, разорвать готовы были.
Не знаю уж, как и поделили.
- Меня не делили, я сама выбрала.
Нинк, достала ты своей завистью, грех ведь завидовать.
- Хорошо тебе так говорить, у тебя и жильё своё, и красивая,
и зарплата у тебя, всегда больше, чем у меня.
- Ну, я же не болею, по каждому поводу, и от работы не отлыниваю.
А тебя, как они тебя вообще терпят.
- Да подскажи уж, может и выгонят.
Нинка фыркнула и вышла из раздевалки.
Вот вроде и всем хороша, компанейская, поболтать можно, а вот жабой своей,
ну просто достала, присев на лавку размышляла Машка.
Младше на год, а уже и замужем побывала и не сказать,
что мужики не липнут. Ненасытная какая-то помешалась на сексе.
Ох и проучу, как –нибудь......
Утром ещё на остановке, Нинка первым вопросом опять поинтересовалась,
дала ли, красавцу –лётчику.
Машка промолчала, но пока ехали до работы,
у Машки возник грандиозный план проверить обоих.
- Ну чего ты опять, ничего не рассказываешь.
-Да нечего и рассказать-то, испугалась я вчера и убежала.
Звонил, а я сказала, что бабушке плохо.
- А чего испугалась-то?
- Да ты знаешь Нинк, приехали к нему, а он говорит, что ему душ принять надо.
А сам мне: " ты тут располагайся, я сейчас".
Да сказал так, как будто я уже согласна, иль задолжала чего.
Потом слышу, кричит, полотенце мол подай.
Я взяла полотенце, дверь в ванне приоткрыта, кладу полотенце,
на машинку стиральную, глядь в зеркало……
Ты не поверишь, у него там такой огромный, как хобот у слона.
Помнишь порно, с Нигером смотрели, так вот у него гораздо больше.
Я как подумала, что это всё в меня……, так вот испугалась и убежала.
У Нинки, аж челюсть отвисла.
- Ни фига себе,- проговорила Нинка и покачивая бёдрами вышла из раздевалки.
Вечером после работы принарядившись Машка зашла к Нинке.
Дверь открыла её двоюродная сестра и сказала, что та ещё с работы не приходила.
ЕС….., клюнула...., подумала Машка и набрала номер лётчика.
Трубку долго не брали, потом якобы заспанным голосом лётчик сказал, что рад слышать, что он дома и якобы соскучился очень.
- Сейчас я на такси приеду.
- Нет Маша, не надо тратиться, я сам за тобой заеду, через полчаса.
Нервно проговорил лётчик и положил трубку.
Усевшись в такси, Машка через десять минут была у подъезда лётчика.
Его машина стояла на месте.
Поднявшись на третий этаж, она просто решила подождать на площадке.
Не прошло и пяти минут, как из открывшейся двери, из квартиры лётчика, вышла недовольная Нинка.
Увидев перед собой Машку, с минуту ошарашено смотрела на неё,
а потом, как-то натружено шипуче выдавила из себя.
- Видите ли, как хобот…… Ишь ты... Куда смотрела не знай…….,
Стрючок там замусоленный в неподъёмном обмороке.
Заходи, может у Вас, что и получится.
Счастливо оставаться, и демонстративно обойдя Машку,
совсем не чувствуя за собой никакой вины, побежала вниз по ступенькам.
 

УЧИТЕЛЬНИЦА-МУЧИТЕЛЬНИЦА И АМУР

(Александр Коврах)
 0    2007-10-20  0  1095
Жил-был Петров. И была у Петрова прекрасная девушка Ира. И получилась у них любовь, если не с первого, то со второго взгляда – точно!

Как-то раз подходит к Петрову младший брат.
– Ром, а Ром?
– Ну, что тебе?
– Такое дело...
– Говори яснее.

– Такое дело... Знаешь, какая зловредная у нас училка – чуть что, сразу предков в школу!..
– И?..
– А батя обещал компьютер, а таковский облом...

Вспомнились Петрову школьные годы. Он даже вздохнул.
– Ну что тебе – трудно, а? – заныл брат.
– А батя узнает?
– Не боись! Училка новая и молодая. Она тянуть не будет: у неё хахаль есть. Дело ясное, замуж выскочит!

– Ну и выражения! И откуда ты знаешь?
– Ха! Так она на уроках засыпает!..
– Ну, положим не твоё дело...
– Ром, сходишь, а?
– Ладно, схожу.

Приходит Петров с братом в школу, а навстречу – любимая Ира.
“Вот так встреча!” – обрадовался Петров.
А младший брат – Петрова в бок:
– Она и есть, мучительница! – и обращается к учительнице: – Ирина Владимировна – это мой отец...

Ирина Владимировна со всего плеча – Бах! – Петрову пощёчину – и бежать.
– Во прикол!.. Во психованная!.. Я же говорил! – С ужасом посмотрел на Петрова побледневший брат.

Стоит Петров, потирает щеку.
“Знать бы: училка и моя девушка – одно лицо! Эх!” – Вздохнул Петров, а вслух сказал:

– Придётся, наверное, к родителям идти...
 

Отец Павел

(Вит)
 7    2017-01-30  0  737
Фрагмент из Главы 1. "Бред-шоу или фантазии с натуры"

    Довольно частый завсегдатай этого заведения, дьякон расположенной неподалеку церквушки Отец Павел, в миру просто Паша, рассчитывался всегда исключительно мелочью, - он даже не утруждал себя обменять эти мятые, засаленные бумажки на более достойную валюту. Отслужив кое-как очередную панихиду, он плелся в кабак поститься на пожертвования сердобольных старушек. Сегодня его скромная смиренная трапеза состояла из водочки, лососевой икорки, отварной осетринки, буженинки и прочей столь же простой и незатейливой снеди. Худощавый, высокого роста, он, уже изрядно поддав, сидел, оперевшись локтями на стол, немного сгорбившись ,отчасти из-за своего нестандартного роста, отчасти из-за давления на голову изрядного количества выпитого алкоголя. После службы Паша развлекал себя, как мог. Обычно где-нибудь в разгар вечера к нему подсаживался кто-нибудь из постоянных клиентов и ради провокации задавал какой-нибудь вопрос типа „почем опиум для народа?" и тут уж Паша на минуту превращался в Отца Павла, он зычным голосом оглашая весь зал с уверенной, нарочито высокопарной интонацией отвечал одной из дежурных фраз типа „Покайся в своих грехах, сын мой!" Причем сыновьями он величал и малых и старых. Народ это забавляло. А что еще народу надо? Хлеба и зрелищ, и, чем больше им выпито этого самого хлеба, тем неуёмнее становится его тяга к так называемым зрелищам.
 

1

(Фигароша)
 16    2012-08-09  0  901
Он.
В дали тенистой аллеи мелькнули две тени, одна длинная, несуразная, но вторая .
- Боже мой, что это? Неужели она, или мне показалось. Нет, точно, это она.
Какая красавица, сразу видно породу, королевская кровь.
А стан. Это чудо. Такая талия, хоть и натянута юбчонка, которая ничего не скрывает, но служит как бы границей между верхом и низом. Верх ну просто загляденье, шея, ушки, носик просто прелесть. Глаза, да в них же можно утонуть, такие глубокие, такие черненькие.
А низ, слов нет как прекрасен. Да на такой низ и четырех яиц не хватит. С ума сойти можно. Но что низ без верха, низа, без верха не бывает, а все вместе, да это сказка.
А какая грация в движениях, а какая нега, какая чувственность прячется за скромностью. А эта напускная самоуверенность эта показушная неприступность скрывает ураган страсти.
Смотрите, даже и не глядит в мою сторону, отвернулась, принцесса. А глазками то нет нет, да и стрельнет в мою сторону. Сразу видно, настоящая сука.

    Хозяин.
В дали тенистой аллеи мелькнули две тени, одна маленькая, несуразная, но вторая.
- Боже мой, вот это фигура, вот это грация. Богиня. Какая томность, нега прямо истекает от всего её облика. Платье легкое, воздушное, хоть и скрывает ее все тело, но и подчеркивает все ее прелести. Грудь не скрыть ни каким платьем, даже отсюда видно, все ее великолепие… Подожди сейчас платье сниму, так теперь лифчик. О, а лифчик беленький, ажурный, а какой тоненький. Так в сторону его. Боже мой, какая красота. Две красненькие изюминки, эти два соска на грудях объемом с дыни типа «Колхозница», на белой атласной коже. За один взгляд на эти аксессуары можно ослепнуть. Хотя подожди рано еще слепнуть, посмотрим что там в низу. Конечно же стринги. Долой стринги, да здравствует нагота. О… теперь можно и ослепнуть. Сразу видно настоящая дама.
Смотри-ка, и Стиф, что то присмирел. А, рядом с ней сука бегает. Понятно. Что, Стиф, приглянулась. Сейчас подойдут, постараемся познакомиться.
Они были уже близко. Пришлось срочно одеть даму с собачкой.

    Дама с собачкой.
В дали тенистой аллеи мелькнули две тени.
- А это что за козлы там нарисовались. Пес то вроде ничего, кажется Стаффорд, только уши не купированы, а хозяин полный лох, на первый взгляд. Хотя если приглядеться, перец еще тот, вон как смотрит, наверняка меня уже раздел, козел. Пуся иди ко мне.
   
      Пуся.
В дали тенистой аллеи мелькнули две тени.
- Ни фига себе, какой кобелина, тут и обоссаться можно. Нет, попрошусь ка я лучше на руки к хозяйке.

      Встреча
- Здравствуйте.
-Добрый вечер.
- Что то мы вас, раньше не видели в нашем парке.
- Да мы с Пусей недавно переехали в ваш район. Вот вышли погулять.
- Какая у вас интересная собачка, что за порода.
-Чихуахуа.
- Сука.
- Что, вы. Мы девочки, да, Пуся. Мы маленькие красивые девочки.
- То то я смотрю, что Стив присмирел, видно ваша Пуся ему понравилась.
- А у вас, что за порода?
- Стафордширский терьер, Стафорд. Мы ему уши не стали купировать, он, поэтому и кажется таким несуразным.
- Что вы, ему очень идет, настоящий джельтмен.
- Этот «джельтмен» ни одной собаки не пропустит, чтоб не кинуться на нее. Вы, пожалуй, первые с кем он смирный. Видно понравилась ему ваша Пуся. Да Стив.
Стив, сверкнув глазами, отвернулся.
- Что вы, мы еще маленькие, нам еще рано думать о любви.
Пуся посмотрела на Стива и тихонько протявкала: - О любви думать никогда не рано.
Стив в ответ проворчал:- Главное, чтоб не поздно.
09.08.2012

1 февраля 2014 Стива не стало.
 

Вопль души – 602

(Соломон Ягодкин)
 9    2016-08-03  1  803
Вся наша жизнь, это нескончаемая череда ошибок. Одно радует, что и у других то же…
 

Бытовые - 25

(Леонид Олюнин)
 10  Про детский сад  2012-04-09  1  3767
А У НАС...

— А у нас в детском садике дяди «грибочки» поставили.
— А у нас беседки.
— А у нас пароход деревянный сколотили.
— А у нас ракету.

Читать дальше >>

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер