ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: случайная выборка

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: случайная выборка  Оцен.   Раздел   Дата   Рец.   Посет. 
 

Сетевой маркетинг или миссия нев ...

(Ариана Волкова)
 2  Смешные истории  2006-04-21  0  1121
Как и многих из нас, меня не миновала участь побывать в «лапах» сетевого маркетинга. Надо сказать, что эти самые «сетевые маркетологи» составляют определенную касту людей, которые могут продавать все, что угодно, кочуя из компании в компанию, создавая свои структуры, я бы сказала «фирмы». Но эти люди лишь пять процентов от общей массы бездельников и неудачников, составляющих основные ряды сетевиков. Хотя в принципе, многие вступают в ряды чисто из идейных соображений, что таблетки помогут, да и вообще, чудодейственней препаратов не существует. Но когда наступает разочарование, люди благополучно покидают в буквальном смысле сети и возвращаются к нормальной жизни, где кроме компании есть еще другие интересы. Остаются только те, кого интересуют только финансовые аспекты, а всякая там мура типа «чудес» для них полная ерунда. Я, как человек не искушенный во всех этих тонкостях, была подловлена именно на почве «чудес». Имея на тот момент проблемы со здоровьем, я испробовала всевозможные средства и лекарства. Попробовала и этот препарат, который мне в принципе продали почти бесплатно. Произошло чудо местного масштаба – волшебная таблетка помогла, и я уверовала. Не знаю, может быть это был эффект плацебо, а может действительно помогло. После этого, меня без особого труда завербовали в ряды сетевого маркетинга.   В это время, в силу некоторых обстоятельств, я проживала в Ташкенте. Работы не было, да и не могло быть с моим российским паспортом, поэтому я наслаждалась жизнью и бездельем. После всех чудесных излечений, я не задумываясь, впервые в своей жизни, вступила в ряды сетевиков. Мой авантюрный характер не мог долго пребывать в состоянии блаженного спокойствия, захотелось попробовать чего-то нового и необычного. Итак, я с определенной долей энтузиазма, приступила к работе.
    Все бы ничего, но нужно было ходить на всякие презентации, приводить новых членов, то есть строить свою сеть или как говорили «ветку». За этим строго следили, у меня была наставница, которая звонила каждый день и интересовалась: «Ну, как у тебя дела? Есть встречи на сегодня? Нужна моя помощь?». И я спросонья, морщась, пыталась вспомнить как у меня дела и в ответ чего-нибудь неуклюже соврать о своих глобальных планах на сегодня в целях расширения бизнеса. Также в ее обязанности входило информировать меня обо всех мероприятиях и событиях происходивших в «корпорации».
    Во вступительный набор входила литература идейного характера, где животрепещуще описывалось восхождение по ступеням и все блага, которые обещались за выполнение планов и увеличение объемов продаж. Дело было поставлено с размахом. Пропаганда работала, похлещи, чем у большевиков c их «Искрой». Простой человек просто обалдевал от счастья, видя радужные перспективы в виде яхт, вилл и прочих благ цивилизации. Очень много вступало в эти ряды бабушек-пенсионерок, имеющих вагон свободного времени, довольно энергичных, но которым для полного счастья не доставало виллы там яхты, автомобиля, да и вообще, знаете ли, пенсии еле на жизнь хватало. И некоторые из них проявляли прямо таки небывалую прыть. Народ как-то больше доверяет пожилой бабушке-божьему одуванчику, нежели молодому пройдохе. А результат один – продажи растут, народ в структуру прибывает. Многим это нравилось, и работа становилась неотъемлемой частью их жизни. Наверное, каждому свое.
      Каждую субботу с размахом торжественно проводилась презентация, в зале, с музыкой. «Предводительница» «структуры», энергичная особа средних лет, деловито и энергично, хорошо поставленным голосом, декламировала о бесчисленных достоинствах препаратов, а во второй плавно переходила к «зомбированию» о благах цивилизации, ожидающих вступивших в ряды сетевиков. Красиво вычерчивались графики, ступеньки восхождения. И, априори, что за этим следует. На некоторых слабонервных, надо сказать, все это оказывало прямо-таки неизгладимое впечатление. Народ после презентации был сам не свой, с безумным взглядом, безропотно давал себя подписать в организацию. Нет, ну были такие, которые сбегали, не дослушав до конца, но это так, частности и общую картину они не портили. Нам, новичкам, вообще запрещалось самим проводить беседы по охмурению, так как у нас еще мало опыта. Нашей задачей было привести «клиента», а тут уже наставник начинал грамотно окучивать, постепенно выкладывая все новые и новые козыри. Добивали сомневающихся, обычно, субботней презентацией. Ну, а, особо несговорчивым, показывали кассету с президентом корпорации, где он как бог своей щедрой рукой раздавал направо налево призы и ценные подарки – эти самые яхты и автомобили особо одаренным и выдающимся сотрудникам корпорации. На лицах неописуемый восторг и счастье! У президента - от сознание того, что он бог, а у простого народа от благодарности за дары, буквально свалившиеся с неба. И ничего, что они принесли компании прибыль во много раз превосходящую по стоимости подарки. Они были счастливы от счастья быть в этот момент в этом самом месте. Энергетика этого безудержного счастья каким-то образом передавалась всем, кто смотрел эту кассету. М-да, это был самый веский аргумент! И возразить против него было нечего. И наши стройные ряды беспрестанно пополнялись новыми членами «организации».
    В офисе также можно было приобрести жизнеутверждающую литературу и кассеты. Настоящими курочками, несущими золотые яички, были врачи. Подписать под себя врача считалось необыкновенной удачей. Врачам народ доверял беззаговорочно! Бизнес их процветал, ну и, конечно же, немалые дивиденды получал их наставник. Также прямо в офисе, был организован прием больных врачами. Заранее вывешивалось расписание, кто, когда принимает, запись же больных осуществлялась через секретаря. Все было четко налажено, в общем по-взрослому, натурально как в клинике. В назначенный час сетевики уже толпились в очереди под ручку со своими «жертвами». Доктора, надо сказать, не стеснялись, лупили по полной. На каждую болезнь выписывали курсом практически все препараты, попутно запугивали бедных больных рассказами всевозможных страшилок. Видя округлившиеся от ужаса глаза больных, успокаивали, что-де можно еще спасти ситуацию, только   лишь купив препараты, вроде как вовремя успели. Выйдя из кабинета врача, бледные и испуганные больные, не задумываясь, покупали все, что им предписали врачи, радуясь, что вовремя успели спастись.
    В целях расширения бизнеса, я, пробежалась по знакомым и выслушав от них массу лестных комплементов, поняла, что свою «ветку» построить из них не смогу. Бизнес все никак не хотел расширяться. Но, как натура увлекающаяся и целеустремленная, я все-таки решила не отступать от намеченной цели и пытаться работать в заданном направлении. В то время, у меня нарисовалась одна знакомая в областном центре в Таджикистане, любительница различных сетевых проектов, ну, в общем, я решила ехать и развивать там свою сеть. Моя наставница на «ура» восприняла эту идею «миссионерства», и мы стали срочно собираться в дорогу. Под отчет взяли целую сумку таблеток на крупную сумму, идейной литературы и кассету с президентом, в общем, подготовились основательно.
    С утра пораньше, взяв такси, мы отправились в дорогу. Доехав до автостанции, мы загрузили свои сумки в минибус и отправились дальше сеять ростки цивилизации. Я не была в Таджикистане, неверное, лет семь-восемь, знала только, что республика после войны до сих пор находилась в разрухе. Но нас этот факт мало смущал, энтузиазм наш был настолько глобален и безудержен, что только очень серьезные природные катаклизмы в виде землетрясения или наводнения могли бы нас остановить. На дворе стояло лето, июнь, жара, мы ехали в душном автобусе и в шутку сами себе удивлялись: как нас угораздило вляпаться в сие предприятие? Этот вопрос уже серьезно, мы потом себе задавали не однократно в течение всего нашего путешествия. А сейчас в дороге, мы во всю веселились, в предвкушении успехов нашей «миссионерской деятельности». Пассажиры все были сплошь мешочники, мелкие торгаши, с интересом, даже с испугом, рассматривали нас как инопланетян: зачем двум белым женщинам ехать в эту глушь? Червь сомнения уже начал точить наши отважные души. Мы действительно чувствовали себя «миссионерами», несущими свет цивилизации в таджикские дебри! Так через два часа мы добрались до границы. Что там творилось! Минибусы с мешочниками все пребывали и пребывали, скопилось уже человек триста, а таможня и пограничный контроль и не думали пропускать народ быстро и «просто так» через границу. Все проверялись на предмет наркотиков и оружия. И мы тут как тут с полной сумкой иностранных таблеток! Я предприняла некоторую вылазку до таможни и обратно. Посмотрев в дремучие глаза пограничников, я поняла, что они очень далеки от всех наших светлых идей «просвещения народа». Простояв три часа в очереди под палящим солнцем, вдруг узнаем ко всему прочему, что нужны визы для прохождения границы. Здрасьте! Вот уж такой подлости мы не ожидали! А на той стороне, надо сказать знакомая моя подготовилась во все оружии: собрала человек двадцать на презентацию. Нет, мы не могли так просто сдать свои позиции, мы ведь все-таки миссионеры! Посовещавшись, мы решили пустить в ход «тяжелую артиллерию». Авангардом была я как самый молодой член нашей команды. Дождавшись под палящим солнцем своей очереди, мы, наконец, подошли к заветной будке с пограничниками. Первым шел паспортный контроль: широко улыбаясь, я подала молодому таджикскому пограничнику наши паспорта.
- Виза гдэ? – спросил таджикский молодец, он пылко так с удивлением,   смотрел на меня, не отрываясь: не часто в этой глуши встретишь белую женщину. И, кажется, не верил своему счастью!
- Какая виза? – спросила я, неподдельно удивляясь.
- Нада виза, - ответил он, продолжая   беззастенчиво пялится.
- Мы не знали. Пропустите нас, пожалуйста, у меня бабушка заболела, я еду к ней в гости, - я старалась очень убедительно врать, при этом томно заглядывая в его черные горящие глаза.
- Сэйчас, начальник спрашу! - сорвался он с места и скрылся в другой комнате. Через минуту появился начальник. Мужчина лет сорока с такими же черными, как угли блестящими глазами, немножко обрюзгший, с круглым арбузным брюшком. Увидев белолицую паву перед собой, он сначала стушевался, но быстро вспомнил о своих обязанностях начальника, принял серьезный вид. Но глаза его выдавали: они жадно сверкали и смотрели не отрываясь. Я, с улыбкой, томно повторила свою байку про бабушку и попросила простить на первый раз и пропустить без визы через границу, как можно быстрей. И также уставилась на него, не мигая. Про бабушку он, кажется, слабо верил, но, тем не менее, был готов к диалогу:
- Ви замужем? – спросил он вдруг, оценивая меня, как кобылу с головы до ног, масляным взглядом.
- Нет еще, - я обнадеживающе ему улыбнулась. Ого! Дело принимало нужный нам оборот! Запудрить мозги этому таджикскому мачо было делом техники. В общем, он нас пропустил, проводил через таможню как свою «невесту с тетей», взяв с меня предварительно клятвенное обещание возвратиться обратно через три дня, когда у него будет дежурство. Чтобы обещание выглядело как можно правдоподобней, я даже оставила ему свой номер телефона, несуществующий. Таможенники недоверчиво спросили, что это за таблетки вы везем целую дорожную сумку, но я честно соврала, что бабушка болеет, лекарства везу, «жених» вот подтвердит…. И все, свобода, мы на другой стороне! Ха! Так просто и легко! Взяв такси, мы с еще двумя пассажирами поехали в город. Нас уже заждались, и народ два часа томился в ожидании обещанных чудес. Дорога пролегала через горы. За окнами только унылый пейзаж: голые скалы и ничего более, никаких населенных пунктов. Пустота! Попутчики попались угрюмые такие дядьки, поглядывали искоса на нас с неприкрытым интересом, поблескивая зрачками. Еще одни любители экзотики! Ехать до города два часа по разбитой войной дороге. Мы с моей попутчицей несколько присмирели, и как-то заскучали вдруг по родине. Стало не по себе оттого, что мы едем в машине с тремя незнакомыми мужиками, похожих на басмачей, в общем, не внушающих доверия. Под ложечкой как-то засосало, неприятно потянуло на лирику: "Что день грядущий нам готовит..." В голове бродила только одна мысль: "Зачем? За каким чертом ввязались в сие предприятие? Чего в жизни не хватало?". Но ничего, пронесло, довез нас водитель в полном боевом комплекте. Целый день продлились в итоге наши скитания. К вечеру, доехав до города, голодные и уставшие, мы с горем пополам нашли нужный нам адрес. Здесь нас уже ожидал народ давно «готовый к разврату». Еле переведя дух, мы приступили к охмурению. Сменяя друг друга, мы целый час рассказывали о чудесных излечениях от препаратов и финансовых возможностях,   работая в компании. Наставница моя, надо сказать, отличалась в этом смысле красноречием необыкновенным: она так ярко и животрепещуще, закатив глаза, рассказывала про яхты, лимузины и виллы, что народ начал хлопать в ладоши и вскрикивать от удовольствия и удивления. Надо было видеть их сияющие глаза, они уже себя представляли обладателями всех этих сокровищ! В довершении всей этой шоу-программы, чтобы закрепить эффект, мы продемонстрировали нашу чудесную кассету с щедрым президентом. Да порадовали мы людей в этот день! Не зря они нас ожидали четыре часа к ряду. Осталось дело за малым: завербовать народ в сеть. Необходимо было заплатить шесть долларов за счастье примкнуть к нашим рядам и можно брать препараты со скидкой и начинать восхождение по заветной лестнице. Вот тут мы и столкнулись с непредвиденными обстоятельствами: у народа просто банально не было денег. Да-да, не было этих самых несчастных шести долларов. «Что вы хотите, тут зарплата у людей двадцать долларов в месяц, шесть долларов – это большие деньги», - хмыкнула моя знакомая. Вот так пассаж! Это значит, мы битых два часа, после всех перипетий в дороге, ломали комедию зря? Такого поворота событий мы не ожидали. Нет, ну, конечно, моя знакомая подписалась в первых рядах, она то могла себе позволить данную роскошь и даже купила несколько препаратов. Но остальные? На следующий день, с горем пополам несколько наших слушателей тоже нашли по шесть долларов и подписались в нашу сеть, но о том, чтобы купить препараты для дальнейшей реализации не могло быть и речи. На следующий день, мы провели еще пару тройку вялых презентаций, для вновь пребывающих, но уже так, для галочки, без энтузиазма и огонька в глазах. Бедные люди, затюканные войной и пережитым голодом, для них мы были как луч в темном царстве, им просто нравилось слушать интересные истории про красивую жизнь. Да, мечтать не запретишь!
    Слух о невероятных излечениях и чудо-врачах быстро разнесся по городу. К нам стали приводить больных. Они нас всерьез принимали за докторов, ну мы и не отказывались особенно. И как заправские врачи сидели и выслушивали проблемы населения, и рекомендовали купить как панацею от всех болезней свои препараты. Но народ их почему-то не покупал, у них банально не было денег и вообще суммы, которые мы им называли, повергали их в откровенный шок. Кто-то из посетителей предложил проехаться в соседний горный кишлак, якобы там медицина совсем в упадке и больше половины населения болеет неизвестными болезнями. Но мы вежливо отказались, сославшись на занятость. Еще чего не хватало! Если в городе не покупают, то кто будет в кишлаке, где натуральное хозяйство, брать таблетки? Яйцами, молоком, что ли рассчитываться будут или баранами? А кто сказал, что будет легко, успокаивали мы себя. Да, нести культуру и просвещение в массы занятие не из легких! В общем, волю повеселившись, исполняя роль врачей, мы уставшие и не совсем удовлетворенные продажами легли спать. Так прошел второй день нашего «миссионерства».
    На утро следующего дня, мы засобирались в дорогу, пока «жених» не заступил на смену, да и оставаться больше не имело смысла, кто хотел подписаться подписался, кто хотел купить препараты, купил. По крайней мере, зерна просвещения мы посеяли, а взрастут они или нет, время покажет. Вот с такими оптимистичными мыслями, мы отправились восвояси. Домой вернулись без особых приключений.
    Через три недели, моя знакомая из Таджикистана позвонила и отрапортовала об успехах. Надо сказать, довольно энергичная особа оказалась, сделала заказ долларов на двести. Не бог весть, какие деньги, но товар вести то надо. В довершении ко всему, нас там ждал главврач областной больницы, он якобы сильно заинтересован в новых препаратах, и как человек прогрессивный очень хочет знать обо всех новинках медицины.   Это уже была хорошая, «жирная» новость! Узнав, что визы ждать нужно две недели, плюс приглашение, плюс деньги за визы, мы немного приуныли. Но та же самая знакомая рассказала нам, что можно благополучно ездить «через дырку в заборе», минуя всех «женихов» и таможню. Подробно получив инструктаж, мы снова засобирались исполнять, как нам казалось «высшую миссию».   На автостанции, подойдя к водителю минибуса, мы заговорщески произнесли пароль. Он кивнул нам в ответ. Так загрузившись с полной сумкой таблеток, мы опять отправились в это небезопасное предприятие.   Не доезжая до пропускного контроля метров пятьсот, водитель свернул в сторону населенного пункта, оказывается, посередине кишлака и проходила государственная граница: колючая проволока, с пограничниками с обеих сторон. Не далеко от дырки дежурил молодой солдатик. Все было на самом деле: автомат через плечо, звездочки на погонах – в общем, настоящий пограничник. Водитель вылез их машины и прокричал что-то детям, играющим за той стороной забора. Дети убежали и вскоре вернулись с молодым таджиком. После коротких переговоров, он подошел к пограничнику и начал с ним о чем-то договариваться.
- Сейчас он договориться и вас пропустят, - прокомментировал нам все происходящее водитель.
    Через пять минут, после торгов и препирательств, нам было объявлено, что мы можем перелезть через дырку. Вот так вот легко и беззастенчиво, мы стали нарушителями государственной границы. Дырка, надо сказать, оказалась весьма небольшой, так что наш груз в виде двух сумок, набитых вещами и препаратами пришлось просто перебрасывать через забор – бедные наши таблетки! А это весьма не просто для двух женщин. С горем пополам управившись с грузом, мы попали в объятия молодого таджика.
- Эта…., денга дайте ему, - сказал он на ломаном русском, кивая в сторону сонного солдатика. Пограничник в свою очередь, взяв деньги и сделав недовольное лицо, спросил, есть ли у нас наркотики там или еще какое оружие. Но это было так, для галочки, для успокоения его солдатской совести. Ему видимо все равно было, какие наркотики мы везем, он получил свои деньги и, демонстративно отвернувшись от нас, принялся дальше лениво нести свою службу под палящими лучами солнца. Как мы узнали позже у нашего провожатого, через эту дырку местное население кишлака, разделенного государственной границей ведет между собой активную торговлю. Свободно конвертируемой валютой здесь считается баран. Можно только предположить, сколько баранов шастают туда-сюда через дырку каждый день, нарушая пределы границы. Так что солдатики, несущие службу возле дырки явно не бедствовали.
      Расплатившись с пограничником, мы в итоге оказались на другой стороне, но что же дальше? Куда идти то, вокруг поля и колхозные дома, общественным транспортом и тем более такси здесь и не пахло. Мы несколько растерялись, но молодой таджик сказал, что он, с братьями нам поможет, и мы счастливо отправились в гости к нашему новому таджикскому другу. Надо сказать, что дом его располагался на отшибе селения, а попросту в поле. Это была хибара, не помню двух- или трехкомнатная, с удобствами во дворе. Своего рода застава или «логово контрабандистов» по-другому. Проживало там многочисленное семейство трех или двух братьев с женами и детьми. Как они там все умещались, ума не приложу. Нас они встречали по-царски: нам принесли большую лепешку и чай с сахаром. Вообще, надо сказать, таджики очень гостеприимны и добродушны. Братья занимались контрабандой и перемещением людей через границу. Как мы поняли, бизнес этот был четко налажен и приносил им немалые дивиденды. Во дворе среди кур и уток бегали чумазые черноглазые детишки, и с любопытством разглядывали и улыбались двум белым теткам. Хозяева дома также смотрели на нас, как на инопланетянок, им было невдомек: какая нелегкая занесла нас в эти края. Их явно интересовало, чем же мы занимаемся таким необычным, что скитаемся через границы, две прилично одетые «Клавы» с сумками, как мелкие мешочницы? Думаю, что они приняли нас за наркокурьеров, как минимум, поэтому отнеслись к нам с большим почтением. В Таджикистане ведь вообще наркотики это обычный высокодоходный бизнес, как у нас, например нефть. Контрабандистам я пространно начала рассказывать о том, что в их республике очень тяжелое положение со здоровьем населения, и мы вот едем помогать людям, так сказать, лекарства, везем. Мать Тереза, ей-богу. В их глазах мы прочитали легкую иронию, типа ну врите, врите, а уж мы то знаем какие там лекарства! Но, тем не менее, они наперебой стали рассказывать нам о своих болячках, позвали жену старшего брата для осмотра, и даже, кажется старшую дочку. Моя наставница, давясь от смеха, сказала, что забыла инструменты для осмотра дома, но они могут купить у нас лекарство для профилактики всех болезней. Покупать таблетки они почему-то отказались, испугались что ли. Наконец, через два часа ожиданий и бесед про жизнь о том, о сем, приехал самый старший брат на машине «пирожковоз». Его то мы, как выяснилось, и ждали все это время. Загрузившись как бараны в фургон (в кабине ехал средний брат), мы в грязи на полусогнутых продолжили свое героическое путешествие. Путь наш лежал по полям и колдобинам в районный центр, где уже ходил общественный транспорт, и было хоть какое-то подобие цивилизации. Сверху оптимистично припекало солнышко, так что поездка обещала быть более чем интересной. Надо ли описывать наше радужное состояние духа после получасового путешествия по полям, по долам. При этом машина неслась, как нам казалось, на сумасшедшей скорости. Старший брат был довольно крут нравом, так что колбасило нас, мама не горюй! Сейчас я удивляюсь сама себе. Зачем мне был нужен этот экстрим?!   Наверное, от сытой и довольной жизни, захотелось чего-то непонятного и трудного, а может, просто, жажда острых ощущений   гнала меня в поля, трястись по кочкам в душном фургоне с полной сумкой контрабандного товара. А быть может это неистребимый дух авантюризма, который с детства не давал мне жить спокойно, что я вечно попадала во всевозможные истории и передряги? В общем, ощущения от поездки остались сильные и незабываемые!
    Наконец, прибыв в районный центр, мы распрощались с этими милыми людьми и сели в автобус, чтобы через три часа приехать до конечного пункта назначения.
Вечером нас ожидала встреча с главврачом. Нужно было успеть подготовиться. Этот врач, надо сказать, оказался хитрым жуком. Вкрадчивый такой, с обманчивой внешностью. Нет, он не отказывался подписаться в нашу сеть и даже кассету с интересом посмотрел, но, он хотел бы услышать мнение коллег по этому поводу. Подлюка! Пригласил нас на следующий день к себе в больницу на «консилиум». Мы готовились пол ночи, во всю репетировали выступление: выход там, концовку.
    Так, на утро в бодром боевом настроении, мы отправились покорять вражеский форпост под названием «областная больница». Настроены были очень решительно, все-таки не халам-балам, встреча предстоит почти что с коллегами. Но «коллеги» почему-то не   проявили должного энтузиазма и в самом начале нашего представления начали давить нас «интеллектом», то бишь задавать всякие провокационные идиотские вопросы с непонятными нам медицинскими терминами. Особенно старалась одна тетка-врач. Она прямо таки с места вскочила и начала орать о каком-то гемоглобулине и еще о всякой ерунде. Дура, мы ей бизнес хотим высокодоходный предложить, а она нам про высокие материи. А наш главврач сидел в сторонке и тихонечко наблюдал, собака, как его сотрудники глумятся над нами. По плану, я должна была вступать, то есть рассказывать о чудодейственных свойствах препаратов, а наставница продолжить вторую часть про вилы, яхты и прочие лимузины там с подарками. В первой части она всегда путалась, а вот вторая была ее коньком, она так живописно описывала все эти блага, что народ просто уже представлял себя на яхтах с виллами, в общем, впечатление оставляла неизгладимое…. И на десерт как обычно кассета с президентом. Но здесь, нас предали, не дали даже рта открыть про яхты, задавили нас, втоптали в грязь и не захотели слушать дальше наше блеянье! Да-да именно блеянье, потому что мы как две овцы растерялись, смешались и начали невнятно лепетать о чудесных исцелениях и так далее. А «враги» наши еще больше распалялись и требовали доказательств, при чем официальных. Особенно старалась эта тетка с гемоглобулином, только что аферистами нас в глаза не называла, самая умная там что ли? Она с наставницей немного схлестнулась, так что назревал небольшой скандал. Нужно было как-то выпутываться из ситуации. Тут на помощь пришел главврач, он встал, сказал, что презентация была очень интересная и содержательная и, вообще, попросил, чтобы мы оставили ему книжки, они подумают и обсудят с коллегами, при этом он натужно улыбался, кажется, сам был не рад, что связался с нами. Так, автоматически, он закрыл тему. Короче, нам пришлось свернуть представление и с позором ретироваться. Итак, мы не ожидали такого поворота событий! Упаковав препараты в сумки, мы уныло удалились, как побитые собаки. Судьба зло надсмеялась над нами за наш снобизм и самонадеянность. По дороге наставница не унималась: «Нет ну надо же мы к ним с благими намерениями, а они, дремучие, не хотят ничего слушать!». Мы поняли, что не выполнили нашу миссию, но считать себя побежденными не хотелось. Возмущались и успокаивали сами себя.
    На утро следующего дня, мы отправились в дорогу. Настроение было препоганейшее. Миссию свою мы не выполнили, возвращались груженные полными сумками. Месячный план тоже не выполнили, бизнес не развили.
    Мы встретились в районном центре с нашим молодым таджикским другом-контрабандистом, как договорились ранее. Надо сказать, это был довольно симпатичный мальчик с большими блестящими, миндалевидными глазами, и он очень хотел нам понравится. Был по-своему очень галантен и как мог, опекал нас. Мы были препровождены в большой дом его брата, который находился в этом же районном центре.
- Ви би не ходили одни, - сказал он нам, поблескивая своими миндалинами, - здесь опасно.
- Почему опасно? – не поняла я.
- Здесь с российскими паспортами все наркотиками занимаются, - продолжал он как ни в чем, ни бывало, - а ви в глаза бросаетесь, сразу видно, что ви не наши.
Нам почему-то стало не себе от этих слов. Действительно, что это мы, две дуры, с полными сумками таблеток мотаемся тут по деревням и весям, загребут, объясняй, потом, что ты не верблюд.
- А у вас там не наркотики? – осторожно так, с надеждой в голосе, спросил наш красавчик-контрабандист, - а то ми, если чо, купим, ми можем.
Уж кто бы сомневался!
- Да, нет, не наркотики, - уныло ответили мы. Лучше бы были наркотики, подумали мы с тоской, хотя бы не зря съездили, было бы за что страдать. Зря что ли такие неудобства терпим.
    В общем, опять три часа мы ждали брата с его «пирожковозом». Под ложечкой уже неприятно сосало, вспомнилась предыдущая «веселая» поездка в душном фургончике. Но брата все не было и не было. Через два часа нас уже должен был ждать наш водитель за забором, мы с ним тоже договорились заранее. А брат и не думал объявляться. Тогда наш друг уже сбегал к соседу и попросил довезти нас до ближайшего колхозного поля, дальше нам предстояло идти пешком наперерез, километров семь через поля и овраги. Судьба-злодейка продолжала нас испытывать на полную катушку! Итак, нас довезли до границы поля, дороги дальше не было и, мы поперлись по полям с капустой и морковкой, преодолевая при этом препятствия в виде заборов и оврагов. Было очень весело! При чем приходилось поторапливаться, буквально бегом, так как мы могли не успеть на автобус, не оставаться же там ночевать! Чтобы не плакать от обиды за себя любимых, мы стали смеяться над собой. Сумки приятно так отягощали наши плечи, солнышко оптимистично жарило во всю. Хорошо, что наш провожатый контрабандист иногда помогал нести наш груз. А мы бежали и веселились и представляли себя участниками телепроекта «Последний герой», чтоб не было так обидно за свою глупость!
    Добравшись до «заставы», с разбитыми в кровь ногами, мы, наконец-то перевели дух!   Через двадцать минут приехал наш знакомый водитель, наш спаситель, мы обрадовались ему как родному! Быстрей отсюда домой! Схватив сумки, распрощавшись с нашими новыми знакомыми контрабандистами, мы счастливые полезли через дырку в заборе государственной границы. Сегодня дежурил уже другой солдатик, и он почему-то не торопился нас пропускать, вообщем, застряли мы в этой дырке! Он хотел непременно проверить наши сумки на предмет наркотиков. Сегодня был явно не наш день! Контрабандисты пытались с ним договориться дополнительно, но он стоял на своем. Рассказывать о нашей высокой миссии у нас не было ни сил, ни желания. Пришлось распечатать ему пару препаратов и показать капсулы, но он все равно не верил. Только купюра в пятьдесят долларов как-то изменила его мнение в лучшую сторону. С горем пополам, загрузившись в минибус, мы расслабились и всю оставшуюся дорогу проехали молча. Наверное, у каждого из нас было о чем призадуматься. Я, например, думала, о том, как меня угораздило вляпаться в это «дерьмо», и вообще, что нам круто повезло, что нас не заграбастали милицейские органы. А то сумма в пятьдесят долларов увеличилась бы как минимум в сто раз, да и нервных потрясений было бы неизмеримо больше. Тут не «Последний герой», а «Фактор страха» получился бы. О чем думала моя наставница, я не знаю, наверное, о смысле жизни или других каких-то высоких материях. Для себя я уже решила, что сытая и спокойная жизнь привлекает меня больше и на ближайшее время, мне хватит потрясений и адреналина в крови.
    Вернувшись, домой, я на следующий день объявила о своем выходе из «корпорации». Вот так бесславно завершилась наша «миссия». Сеять разумное, доброе, вечное больше не хотелось. Думаю, что миссионера из меня не получилось. Слишком нежный организм!
А дали наши ростки цивилизации всходы или нет, я не знаю, так как вскоре уехала из этого города.
 

Записки пациента

(Гюльчатай Сухова)
 12    2005-05-30  3  1357
Понедельник 13-е
Проснулся в 6:62 и мысленно приказал себе встать.Мысленно послал сам себя в грубой форме и лежал до 6:64.Пришёл санитар из выздоравливающих, хотел сделать мне клизму, но забыл куда. Я знал, что в ухо, но молчал. Он сделал сам себе.Мне не понравилось. Ему до выписки две недели.А мне?
После завтрака (это когда мы все хором, сидя в столовой, поём слово "завтрак" двадцать восемь раз на мотив песни "На зарядку становись!") гулял с Шариком из 6-й палаты. Шарик жаловался, что его редко навещает его сука со щенками. Я их знаю - та ещё свора.
Вторник 13-е
Плохо спал.Справа от меня всю ночь стрелял холостыми крейсер "Аврора", а ведь я ему говорил, чтобы не ел газеты - там ни слова правды.Не поверил.
Под утро Тарас - компьютерный гений кричал "хочу самку человека!" Дали ему...Успокоительного.Как лошади.Вырубился, как слон.
После обеда (это когда мы шепчем друг-другу слово "обед" в оба уха сразу) когда в коридоре дрались наполеоны из 3-й палаты и бэтмены из 6-й,я встретил нашего главного врача Н.Н.Заразного. На его вопрос ниже пояса " а какой у нас сегодня день, батенька?" - я не ответил по двум причинам. Во-первых день у нас сегодня обычный, т.е. хреновый, а в остальных Просроченный Ваучер мне крикнул с крыши по секрету, что Заразный работает на Одесскую разведку.
Среда 13-е
С утра новость. У Лошади Пржевальского из женского отделения опять прирост табуна. За три года, что я тут - это уже четвёртый жеребёнок. И опять похож на санитара Фёдора (да будут светлы дни его). Говорят, что Заразный обещал сделать из этого жеребца мерина.
У меня опять проблемы со стулом. Хожу регулярно, а вот штаны снять забываю.
Четверг 13-е
Чтобы не забыть, штаны снял ещё в палате, но до туалета не дошёл.Не успел.Опять проблемы со стулом, но уже в коридоре.
Перед завтраком, Н.С.Хрущёв из 10-й палаты предложил показать студенткам-практиканткам кузькину мать. Показали. Те говорят, что маловата и велели приходить, когда вырастет.
Пятница 13-е
Вспомнил, где нахожусь.
Понедельник 13-е
Два дня провёл на МАРСе. МАРС - это Место Активного Расслабления Санитаров. Это мне за проблемы со стулом.Вернулся в палату, а на моём месте новенький.Познакомились.Зовут его Змей Горыныч Патрошитель, но с одной головой.Две другие, что он отрезал у своих соседей по коммуналке, ему не вернули, но он не переживает. Оглядел нас всех и сказал, что ещё нарежет, хоть десяток.
После тихого часа, во время которого мы разучивали бой Кремлёвских Курантов, старший санитар, его превосходительство, Свет Наш Ясный, граф в натуре О.О.Попугайло, читал нам, недостойным, лекцию о происходящем снаружи.По его словам, конфликт в Карабахе закончился в пользу армян потому-что слова "карабах" и "азербайджанец" дают в сумме "карбованец", а слова "карабах" и "армянин" - "карабин".Лично я разницу почувствовал сразу.Его Превосходительство очень умны.
Вторник 13-е
Из-за Снежного Человека из 2-й палаты, мать его йети, мы не смогли толком побросаться костяшками домино, так как эта мороженная гадость съела все дупли, а мы не идиоты, чтобы бросаться чем попало.
Ввиду того, что вчера в столовой было Ледовое Побоище и матч СССР-Канада одновременно, сегодня на обед не было ни ложек, ни вилок, а тарелки были прикручены к столам.Архимед, взбудораживший общественность открытием, что это столы прикручены к тарелкам, отправлен на МАРС.
Среда 13-е
Утром делал обход новый врач К.К. Бацил-Гадский.Спрашивает меня -
-А ты кто у нас будешь?
-Часы С Кукушкой! - говорю, а он мне -
- Хроник! Часы С Кукушкой - это я, а ты, самозванец, останешься тут ещё на год.
Вот такие дела.Хорошо, хоть к вечеру выяснилось, что никакой он не врач, а придурок из поступивших утром. Хуже, что врачи наши успели оценить его высокие, профессиональные качества и диагноз, что он, га, мне поставил, решили не менять.
У буйных, на шестом этаже, новенький заявил, что он - ТУ-134.Испытания прошли успешно.В докладе Государственной Комиссии было отмечено, что пока он летел с шестого этажа - впечатляло, я с посадкой у этой модели серьёзные проблемы.Обломки увезли на запасной аэродром.Весь состав КБ на МАРС.Что-то не приживаются у нас самолёты.
Четверг 13-е
Вчера вечером пытался вступить в связь с Представительницей Внеземной Цивилизации из женского барака.Просила вступать быстрее, пока спит её Высший Разум.Им оказался Вася-Подъёмный Кран из буйных - я его знаю.
У него на лице зелёным фломастером написана сумма страховки, которую ваша семья получит в случае чего.Прищшлось отказаться от контакта, хотя передатчик был очень настроен.
Возвращаясь к себе в палату, я видел, как с неба упала звезда.Это нашу А.Б.Пугачёву из 2-й палаты, Колян Коперник и Гагарин столкнули с крыши с криками "улетай туча".Ребята хотели хорошей погоды на завтра, а их на МАРС...
Пятница 13-е
Страшно вспомнить.
Суббота 13-е
Сегодня День Открытых Дверей... в кожно-венерическом диспансере напротив.
У нас, как всегда - полёты...
Понедельник 13-е
На процедурах познакомился со знаменитым Титаником.Он уверяет, что сумел в одиночку прогрызть дыру в днище супер-лайнера, приняв того в темноте за "Рыбнадзор".
Вторник 13-е
Сел записать последние мысли, а тут по внутреннему радио (это когла Стёпа-Информбюро кричит с крыши в водосточную трубу) объявили, что Батьке Махно, Штирлицам !-му и 8-му, Часам С Кукушкой (это я) и Капитану Немо Врунгелевичу приготовиться к товарищеской встрече со сборной СС (санитарный состав) по подтягиванию в пустоте.
Продолжу, когда вернусь, если...
 

Любовь без Siemens

(Евгений Базаров)
 0    2008-08-20  0  846
Два телефона SIEMENS лежали рядом на столике в кафе:
- Я хочу тебя - просигналил один - но реально, по-людски!
- Как это? - отозвался второй - В звуковой канал или в SMS?
- И в GPRS, и в Bluetooth - пылко шептал первый - НАШИ так нас раз..!
- Ну вот, инфракрасный мне возбудил, опять буду ночь глючить...
- Боюсь, не будет ночи...слышишь, что ОНИ говорят?
- Ужас - ведь мы уже их часть, мы и думаем как они...я лучше ЗАМКНУСЬ!
- Еще можем успеть... пока без чехлов, нечего ждать... люблю, хочу, Enter!!!
- Д-ззззз-ззз...

* * *
А хозяева, уже доставшие друг-дружку пофигизмами, решили рискнуть на "реал", а "пошлые мобильники" - совместно выбросить! С САМОГО-ВЫСОКОГО-МОСТА...
Туда и ушли, забыв приговоренные телефоны, а вернувшись через час - застали сгоревший стол и мстительный персонал: сименсы долго трещали вибрами и звенели (оргия продолжалась даже без батарей!), затем парочка зашлась огнем и... взорвалась!

И вновь люди стояли на своем мосту, радуясь усыновленным LG, но заводить малышей от SIEMENS они еще долго не смогут...
 

Конец Света

(Раиса Носова)
 22    2012-11-02  1  918
"Унесенные ветром" - магия слов...
Сколько над миром промчалось ветров!

Сколько же нас ниоткуда пришло?..
Ветром надуло и ветром снесло.

"Унесенные ветром" - магия слов...
Кто мы и что мы? - Игрушка богов?..

Любовь, вдохновенье, страдание, страх...
Наши дела превращаются в прах.

Что составляет сущность ветров?
Скопище душ наших, мыслей и снов?!..

Или же нас продолжения нет...
И с каждым со смертью кончается Свет.
 

ПОЛСТРАНИЧКИ ПРО ЛЮБОВЬ

(Алик Кимры)
 3    2014-12-12  0  760

У нас в плановом работала экономистом дородная красавица Евдокия Ферапонтовна, для своих - просто Дуся, которую муж частенько поколачивал, и бланжи у неё на физиономии пребывали, как депутаты в нынешней Думе, на постоянной основе. Но преданная супруга муженька не сдавала, а желто-фиолетовый пейзаж вокруг глаз всегда оправдывала падением на лестнице из-за спешки на службу Родине. Коллеги ей:
– Дусь, так скока ж ты раз упала?
- Один, а потом катилась по ступенькам.

Все понимающе кивали, но в конце концов общественность решила защитить сотрудницу, ударницу коммунистического труда. Для начала - провести на дому профилактическую беседу с автором бланжей, не поможет – привлечь товарищеский суд, а там и самый гуманный в мире - советский, народный не за горами.

В предвиденьи встречи с крутым кулачным мордоворотом в депутацию женсовета включили дам покрепче. И депутация во главе с председателем нагрянула к Дусе домой сразу после работы, пока та закупалась, ничего не подозревая о заступничестве. На месте выяснилось, что жила она всего-ничего на первом этаже, так что если бы реально падала с лестницы и пересчитывала физиономией ступеньки, сначала пришлось бы подыматься хотя бы этажом выше.

Дверь отворил неожиданно плюгавый мужичонка, уже успевший, как минимум, остограммиться, и, прознав цель визита, прохрипел:
- Настучала, сука!

Ему под честное партийно-профсоюзное поклялись, что его супружница не при делах, наоборот, покрывает. И призвали к ответу - пошто бьёт? Мужичонка на голубом глазу, проникновенно:
- Люблю я её !
- Так за что ж бьёшь?
Мужичонка разрыдался:
- Люблю я её !!

И тут дружно зарыдали депутатки: одна была разведёнкой, безнадёжной соискательницей алиментов; вторую муж-бабник в упор не замечал. А председатель женсовета – та вообще оказалась замшелой старой девой. Без каких бы то ни было шансов на алименты или хотя бы невнимание...

... И тем более - на такие шикарные бланжи!

 

Скворечник

(Afftar)
 23  О птицах  2012-08-28  0  3603
- Папа. Давай скворечник сделаем.
Семён Михайлович разлепил глаза и сначала не понял в чём дело. Только что ему снилась огромная женская попа. А тут вдруг голос сына – «Давай скворечник сделаем». Он даже во сне успел подумать, как из этой жопы можно сделать скворечник. Дупло-то есть, но вряд ли скворцу понравится его новое жилище.
Совсем проснувшись, он понял, что перед кроватью стоит сын с молотком в руках.
- Какой скворечник? Дай папе поспать.
- Нам в школе задание дали на выходные. Сделать скворечник на конкурс.
Семён Михайлович, как обычно, после трудовой недели на заводе, расслабился вчера с друзьями во дворе за партией в домино, и сейчас его голова больше всего смахивала как раз на скворечник. Ему хотелось бутылочку жигулёвского и совсем не хотелось делать скворечник.
- Иди маму попроси. Пусть из пакета молока вырежет.
Зинаида Петровна занималась приготовлением завтрака на кухне и на просьбу сына отреагировала однозначно.
- По скворечникам у нас папа специалист. В молодости немало дырок насверлил. Так что однозначно к нему.
Понимая, что сон про жопу безнадёжно испорчен, Семён Михайлович неохотно потянулся, встал с кровати, всунул ноги в тапочки и поплёлся на кухню.
- Чё пожрать?
- Пожрал ты вчера. А сейчас садитесь завтракать. Потом сыну скворечник сделай.
После завтрака Семён Михайлович прикинул, что у них есть из материалов. Вариант с пакетом из-под молока сын отверг сразу. Нужен был настоящий скворечник из досок и с окошком.
Семён Михайлович напряг, гудящий как трансформаторная будка, мозг и попытался вспомнить, что он знает о скворечниках. Вспомнил только про какие-то лопатки и про то, как из металлического бруска выпиливал напильником зубило на уроках труда. Никаких скворечников в памяти не было. Но технологию изготовления скворечника он себе мог представить. Нужно было только материалы поискать.
На балконе хватало всякого хлама. В том числе там нашлось несколько досок ДСП, из которых когда то он, целых три месяца, собирал шкаф. Что ж, скворечник это тот же шкаф, только меньше. Значит полдела сделано.
Сын в нетерпении бегал вокруг с молотком. Семён Михайлович отнёс доски на кухню и достал дипломат с инструментами. Ножовка, гвозди. Нужен был ещё коловорот, для того, что бы сделать окошко.
- Я к Ваське за коловоротом, – крикнул Семён жене и хлопнул дверью.
Очень удачно, что не оказалось коловорота, у Васьки может оказаться пиво. Если даже не окажется, то он всё равно уже вырвался из дома и можно сгонять за прохладным.

Васька тоже вчера играл в домино, поэтому состояние его было схоже с Семёном. В его голове без всяких скворечников орудовал дятел. Звонок в дверь спугнул наглую птицу, но включил циркулярку.
- Кого ещё там принесло в субботу утром, – пробубнил Васька и поплёлся открывать дверь.
- Здоров Василий. Пивка не найдётся? Мне ещё скворечник делать, а у меня у самого голова как птичий дом.
- Сам бы не отказался. А нахрена тебе скворечник?
- Сыну в школе задали. Так может, сгоняешь за пивом? Я чё-то не подумал, когда вышел в майке и трусах.
- Бежать лень, но есть чекушка.
- С этого и надо было начинать, – одобрил Семён Михайлович.
Уговорив по быстрому четвертинку, Семён вспомнил собственно, зачем пришел.
- У тебя коловорот есть?
- Зачем?
- Дырку в скворечнике делать.
- Дрель есть. Мощная. Можно бетон сверлить.
- Ещё лучше. Давай.
Дятел улетел и циркулярка выключилась, поэтому Василий тоже почувствовал тягу к орнитологи, и напросился за компанию.
- Не долго ходил-то? – ворчала жена, перекрикивая шум пылесоса.
- Так, пока нашли. Васька вот в помощники вызвался. Щас за пять минут сколотим. Дело-то не хитрое.
Вся компания собралась на кухне.
- Сначала нужно схему нарисовать, а потом по размерам выпилить доски, – предложил Васька.
- Неси Мишка бумагу, линейку и карандаш, – отправил Семён сына.
Мишка принёс всё, что его просили, и мужчины сели за стол рисовать схему скворечника.
Василий сказал, что в школе по черчению у него была твёрдая тройка, поэтому рисовать вызвался он. Василий сидел и чертил карандашом линии, отмеряя линейкой сантиметры нового дома скворца, иногда от усердия высовывая кончик языка.
- Вот. Готово, – продемонстрировал он своё чертёж.
На рисунке был изображена то ли собачья будка, то ли деревенский туалет.
- Чё за хрень?
- Скворечник, – обиженно ответил Василий.
- А нахрена такой высокий и окошко такое огромное?
- Ну, я подумал, неудобно будет скворцу щемиться в дырку. Пусть в полный рост заходит.
- А мне нравится, –отозвался Мишка.
- Короче, – скомандовал Семён Михайлович. – Будем пилить на глаз, – и, положив доску на табуретку начал пилить.
- Держи, что бы не ёрзала, – скомандовал он Ваське.
Семён Михайлович уже взмок от работы. Доска шла тяжело. То ли от того, что просто тяжело, то ли от того, что вчера перебрал. Пот лил ручьём, но мужчины не сдаются, там более в присутствии детей.
- Смени меня. Я подержу, – не выдержал он и передал ножовку Василию.
Василий взялся за дело. Мишка радостный бегал вокруг и заглядывал вниз, под табуретку.
- Ещё чуть-чуть. Ещё! – кричал он радостно. – Почти!
Васька тоже уже взмок.
- Ножовка у тебя тупая. Полчаса уже пилим.
- Давай-давай. Уже почти, – подбадривал его Семён.
Василий продолжил, яростно дергая пилой. Мишка сидел на полу и наблюдал.
- Всё! – радостно крикнул Мишка.
- Что всё? Еше не… - не успел закончить фразу Семён, потому что в это момент табуретка под доской развалилась на две части.
- Пи… - хотел было выразить свои ощущения Васька, но вовремя взял себя в руки и промолчал.
- Да… - согласился Семён.
- Что у вас там? – крикнула Зинаида Петровна.
- Дядя Вася табуретку распилил! – ответил за всех радостный Мишка.
На кухне воцарилась тишина. Немая сцена из пьесы Ревизор. Василий и Семён укоризненно смотрели на Мишку и ждали появления Зинаиды Петровной.
- Вот щас действительно начнется пи.. – не стал при ребёнке заканчивать Семён.
- Это… - не могла подобрать правильных слов Зинаида, таких, чтобы не травмировать психику сына.
- Миша. Выйди в комнату, – сообразила мама.
- Миша останься, – возразил папа. Он понимал, что при ребёнке конфликтная ситуация пройдёт на более дружественной ноте.
- Короче! Строители птичьего счастья. Можете хоть на загривках друг у друга пилить, но мебель больше не трогать.
Семён Михайлович посмотрел на незаконченную доску и вздохнул.
- Без пол-литра точно не разобраться.
- Согласен, – поддержал его Василий.
- Давай одну часть доделаем, и ты сгоняешь. Щас эту доску допилим, дупло просверлим, а остальное уже легче пойдёт. – предложил Семён.
- Я к соседке, на десять минут, – крикнула из коридора Зинаида. – Мишка с вами за старшего.
Семён решил, что пока жены нет, можно взять другую табуретку и закончить дело, но теперь уже без происшествий.
Доска без табуретки пошла быстрее и через минуту с ней было покончено.
- Давай дрель.
Василий включил дрель в розетку и подал Семёну.
- Вот сюда аккуратно клади и держи. Я сверлю, – командовал Семён с дрелью на изготовке.
Василий положил доску между двух табуреток, так, что бы сверло на выходе попало между ними, а не в одну из них. Семён приступил…
- Всё! – крикнул Семён, когда сверло прошло насквозь.
- Ураааа! – крикнул Мишка и захлопал в ладоши.
Василий отпустил доску.
- Стоять!!! – орал Семен, пытаясь удержать дрель в руках, с вращающейся на сверле доской.
Василий попытался поймать доску, но вместо этого получил ею по морде и отскочил в сторону. Семён с трудом уворачивался от вращающейся доски. Дрель, подёргиваясь, пыталась освободиться от доски. Наконец у неё это получилось, и она запустила доску прямо на обеденный стол, в фарфоровый заварочный чайник. От неожиданности Семён выпустил дрель из рук и прежде чем он выдернул её из розетки, дрель оставила за собой на линолеуме неровный рваный след.
- Ты что доску-то отпустил? – орал на Василия Семён.
- Ты сказал – Всё. Я и отпустил.
- Миша, сходи в комнату, – попросил Семён.
- Миша останься, – возразил Василий.
- Ты моим ребёнком не командуй. С какого хрена у тебя дрель не выключается?
- Так видимо ты на фиксатор нажал, что бы кнопку не держать.
- Я щас тебя самого зафиксирую и дупло в голове просверлю. Ты что из розетки не выдернул тогда её?
- Растерялся… Я пойду, наверное… - неуверенно сказал Василий.
- Хрен уж там. Сиди теперь тут. А ты Мишка, - Семён обратился к сыну. – Не кричи с порога матери, что тут что-то произошло. Ничего страшного. Чайник я новый куплю.
Зинаида Петровна вернулась от соседки.
- Ну как у вас дела?
- Не переживай мама, – ответил Мишка. – Всё в порядке. Ничего страшного. Папа купит новый чайник.
Мама с опаской заглянула на кухню. В это фразе, произнесённой сыном, таилась какая-то интрига. И ещё это – ничего страшного. Страшно было заранее.
Картина почему-то была предсказуемой. Зинаида сурово надула ноздри и ничего не сказав, ушла с кухни. Вернулась она через пару минут, бросила Семёну старые треники.
- Надевай штаны, и идите во двор мастерить. Если тут в таком же духе продолжиться, то нам самим придётся в скворечник переезжать. И Мишку с собой возьмите, а то нажрётесь там.
Семён собрал инструменты в дипломат и, загрузившись досками, в компании Василия и Мишки отправился во двор.
- Ну что ж. В этом только плюс. – заметил Семён.

Во дворе, за столиком для домино, собралась уже порядочная компания. Семён с Василием и Мишкой подошли к столу.
- Собирайте кости. Важное дело есть, – обратился Семён к присутствующим. – А ты Мишка, иди пока побегай. Папка щас в два счёта соорудит тебе скворечник. Скворцы ещё драться за него будут.
Мужчины прониклись идеей и пообещали, что это будет самый лучший скворечник, который только видели скворцы и, несомненно, займёт самое первое место на конкурсе. Работа закипела. Каждый внёс свой вклад в строительство скворечника. Принималось всё, от гвоздей, до поллитровок. До позднего вечера стоял дым коромыслом. Каждый был при деле. Кто пилил, кто сверлил, а кто просто разливал. Уже и мать пришла посмотреть, что собственно так долго может строиться, но была выдворена со стройки и, забрав Мишку со двора, ушла домой.
Было совсем уже поздно, когда Семён вернулся домой.
- Ну и где?
- Завтра закончим, – махнул рукой пьяный и уставший Семён Михайлович, и не ужиная отправился спать…
В эту ночь ему снова приснилась жопа. Вокруг неё летали скворцы и всем своим видом показывали, что они явно недовольны тем, что жилище ещё не готово.

На следующий день работа продолжилась. До самого вечера…
В итоге два дня весь двор бухал и строил чудо-скворечник.
Вечером Семён Михайлович, в сопровождении Василия позвонил в дверь своей квартиры. Жена открыла и была немного удивлена. Мужчины вдвоём держали готовый скворечник.
- Что? Слов нет? То-то, – улыбнулся Семён. – Завтра сам с сыном в школу пойду относить. Не могу пропустить минуту славы.

Утром Мишка гордый шел в школу с отцом. Ещё бы. Такого скворечника точно ни у кого не было и вряд ли когда будет.
На столах в классе стояли скворечники. В основном типовой конструкции, с крышей и окошечком, но все собрались вокруг Мишкиного скворечника, размером с небольшую собачью будку.
Вместо круглого окошка просторный вход, обрамлённый резными узорами. Василий всё-таки настоял, что бы скворец мог комфортно заходить, а дядя Коля обрамил его искусной резьбой. Вход помимо всего имел ещё дверь, которую скворец мог закрыть, прилетев домой или, улетев из дома. Над входом красовалась табличка с выжженными буквами «Добро пожаловать. Вытирайте ноги». Это работа Сашки с третьего подъезда. Он хотел на металле чеканкой отбить, но решил, что не управится в срок и просто выжег на дощечке. Крыша была из гофрированного метала, сделанного по индивидуальному проекту, что бы не протекала. Из крыши торчала труба. Вдруг семья скворцов курящая и тогда вытяжка просто необходима, настоял Кузьмич, попыхивая папиросой. Васька предложил ещё пристроить маленький телевизор, который хоть и не работал, но при желании можно было бы починить. От этой затеи отказались, потому что сомневались, что скворцы будут тихими семейными вечерами смотреть футбол и кино. На трубу-то согласились исключительно из уважения к Кузьмичу. Сделали на всякий случай громоотвод. Ну, мало ли. Но фишкой была другая вещь. В скворечнике, по наступлению темноты, включался свет. Электрик дядя Митя срезал в подъезде фотоэлемент и наладил в скворечнике свет. Теперь в подъезде свет не включался, а в скворечнике как положено. В комплект прилагалось пятнадцать метров провода с вилкой. Дядя Митя сказал, что если не хватит, он ещё принесёт.
Дети были в восторге, когда Мишка демонстрировал, как включается свет, а учителя прибывали в тихом шоке. Даже без вопросов, просто так, на всякий случай, Мишкиному скворечнику присвоили первое место и унесли в музей школьных поделок.

Семён Михайлович вечером с чувством исполненного долга лёг спать и ему опять начал сниться сон про жопу. Только теперь в этом сне, в жопе, с наступлением темноты включился свет, и семья скворцов удобно расположившись, курили и смотрели телевизор. Заметив, что за ними кто-то подглядывает, они на всякий случай прикрыли дверь. Затем жопа качнулась и куда-то пошла, а Семён Михайлович подумал про себя – «ну вот, обжились».
А скворечник до сих пор стоит в музее поделок той школы. Только со временем табличку со «Скворечник» поменяли на «Теремок». Даже сейчас его можно там увидеть. Многое поменялось, но скворечник никто не посмел выбросить. Мало ли…

© Андрей Асковд (Чё то как то)
 

Выборы и наглядная агитация

(Павел Малов-Бойчевский)
 5    2012-04-22  2  1825
Я на президентских выборах в 1996 году был наблюдателем от партии Святослава Фёдорова, офтальмолога. Шёл второй тур, Фёдоров призвал свой электорат голосовать за Ельцына, который вышел во второй тур предвыборной гонки вместе с Зюгановым. Послали меня в какой-то отдалённый сельский район. Прихожу в первый день на участок. (Агитация в день выборов запрещена!) и вижу такую картину: сидят за длинным столом девочки со списками избирателей. Перед каждой табличка, на которой написана улица насёленного пункта или сельского поселения. Читаю: совхоз имени Ленина, улица Октябрьской революции, переулок Коммунаров, улица Чапаева, посёлок Карла Маркса, колхоз Двадцати шести бакинских комиссаров…
Ну чем не предвыборная агитация?

22 апреля 2012 г.
 

Тридцать секунд славы

(Ицхак Скородинский)
 2  О славе  2007-06-03  0  1195
Всё движущееся и развивающееся в нашей современной жизни на скору руку сшито ниткою шоссе.
На такую скорую, что когда она рвётся, то это почти всегда обозначает смерть и полуминутную посмертную славу в очередном выпуске местных новостей.
"А дальше - тишина."
 

Новая элита

(Ashmedai)
 3    2019-06-01  0  258
Сподобились! Наконец-то! Возвращается та самая, «Старая Россия», воспетая «Белым Орлом» и О. Газмановым.
Бывшая жена экс-депутата Госдумы Виталия Южилина (партия, естественно, «Единая Россия») Илона Столье заявила, что необходимо ограничивать доступ «нищебродов» в «некоторые рестораны», потому что им там не место. По мнению девушки, в элитные места люди приходят, чтобы «спокойно отдохнуть за свои деньги», а «не лицезреть быдло».
«Я считаю, что вход в рестораны должен быть строго ограничен... в элитных заведениях нищебродам не место», – добавила Столье.
Ни для кого не секрет, что у нас появилась своеобразная «элита»: те, кто присосались к нефте-газопроводам, «кремлевской кормушке», футболисты, поп-звезды и те-же самые депутаты. Некоторые с успехом сочетают свою «элитность». Но как им, румяным, благоухающим и возвышенным находиться в обществе простых сограждан, не осененных кремлевской благодатью? Как дышать одним воздухом, видеть мерзкие рожи налогоплательщиков? Так что сегрегация по имущественному признаку – жалкая полумера. Пора задуматься, перечитать «Незнайку на Луне» Николая Носова, там таки есть решение: Выселить бедный слой населения на «Остров Дураков». Думаю, в «Стране Дураков» такой найдется.
Так что «Вальсы Шуберта и хруст «французской булки»» – не для нищебродов и быдла, но для элиты: депутатов и их попользованных бывших жен.
 

Производственные - 55

(Леонид Олюнин)
 8  Фантастика  2012-05-26  0  1221
СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК

— Да я его как тебя видел! — божился Димка. — Обросший он такой, здоровый. Одежка на нем ветхая.
— Скажешь, одежка! На снежном чел
Читать дальше >>
 

Любимые герои мультфильмов

(Игорь Матросов)
 72  Сочинения  2013-06-18  0  3413
Шустрая напомнила своим "Может быть..." Жми сюда

------

Вечер. Прихожу с работы. Сын делает уроки.

- Привет! Чем занимаешься?
- Пишу сочинение "Любимые герои мультфильмов."
- Ну, и про кого же ты решил написать? (в голове один за другим проносятся Чебурашка, Крокодил Гена, Карлсон, Дядя Федор с Матроскиным...)
- Про Рафаэля и Микеланджело!
- Леша! Ты уже знаешь кто это?!
- Конечно! Это - Черепашки Ниндзя!!!
 

Семнадцатая весна.

(Шустрая)
 48    2010-08-23  1  1956
10 марта. Утро. Просыпаюсь. С трудом шлёпаю в ванную.
В зеркале вижу, не хотелось бы верить, что себя. Да-а…
Зрелище… соответствует самочувствию. Под глазами тёмные круги,
пальцы опухшие, ноги гудят, желания отсутствуют.
Если бы я вела дневник, то он бы выглядел примерно так:

1-2 марта. Гонка по вертикали.      Надо успеть подгрести все срочные дела, так как следующая неделя
будет вычеркнута из моей жизни (или я вычеркнута из неё) пока по городу
ещё можно передвигаться, а если повезёт, то даже и парковаться.      

3 марта. Хватит ли всего?
Не слишком ли много накупила? Подготовка к празднику идёт полным
ходом. Список необходимостей и срочностей уменьшается медленнее,
чем отведённая на них сумма денег, потому что цены не просто кусаются,
а отгрызают руку вместе с кошельком. Приближение праздника чувствуется
всё острее и ужасает больше, чем сам МЖ День.

4 марта. Завтра начнётся.
Падаю с ног, чтобы хоть как-то облегчить свою участь завтра. Передвигаться
по городу можно только пешком. Предпраздничная истерия охватывает,
кажется, всё население. Или все только сегодня вспомнили, что скоро
8 марта? Порядочные мужчины сообщают время, когда они придут заранее,
бессовестные приходят сюрпризом, и те и другие должны уйти довольными…
Это моё правило! Надо сделать причёску и маникюр.

5 марта.Началось!
Вот и праздник! Сегодня поздравляли сотрудники. Ничего особенного,
так- официальщина, но их так много! Хорошо, конечно. Но к вечеру тяжко.
Дежурная улыбка стала похожа на улыбку Гуимплена, причёска покосилась.

6 марта.
Это как повезёт.      
Если по календарю выпадает суббота, то праздник, автоматически
растягивается и наступает лёгкая передышка. Так, ерунда. Из других
городов мужчины поздравляют, из заграницы… Мужчины-то они везде
примерно одинаковые, но на расстоянии с ними как-то легче.

7марта. Суровый день.
Настоящее испытание. Сегодня поздравляли любовники. На деньги они
не скупятся, но отдачи за это требуют полной. Здесь не прохалявишь.
Надо постараться, чтобы каждый почувствовал, что производит впечатление
собственной исключительности. Что делать стараюсь. К вечеру от маникюра
почти не остаётся следа, от причёски тоже. Взгляд фокусируется с трудом.
Походка шаткая. Смех нервный. Стараюсь побольше молчать, так как слова
заплетаются, ноги тоже.

8 марта. Личный праздник.
Приходили мужья. Обычно предел их щедрости не превышает размера
букета из тюльпанчиков. Ответной реакции тут тоже почти никто не требует,
а когда душу не вкладываешь, то уже легче. Однако, к вечеру поздравления
с праздником кажутся издевательством, а обещание подарить букет -
утончённым садизмом.

9 марта. Вы думали на этом всё?
Ан нет! Сегодня тоже поздравляли. Те, кто забыл, опоздал, закружился.
А их немало. Хорошо, конечно только тремар конечностей не проходит.
Ах, мужчины! Как же без вас?

10 марта. Вот оно - счастье! Никуда не надо идти бежать, ехать…Ни перед кем
приплясывать, прыгать, расшаркиваться…Никому ничего объяснять, приводить
доводы…Можно просто ОТ-ДОХ-НУТЬ! Вот только в зеркале найду
знакомые черты лица, подрисую к ним утреннюю свежесть и обрадуюсь,
что встретила очередной «Новый год» моей жизни-СЕМНАДЦАТЫЙ!
Этой весной исполнилось ровно 17 лет, как я в цветочном бизнесе,
и это Мой Праздник!
 

А кто же виноват???

(BELBOOKS)
 11    2012-07-13  1  750
Он так и не понял, как задремал, но день был такой длинный, что после двенадцати часов, проведённом в этом кабинете, его жизненные силы требовали сна, отключения, забытья от проблем. А проблем было много. Видно, он спал довольно долго - за окном Кремля совсем стемнело, и зажглись уличные фонари, хотя ночь спускалась на Москву в эти летние месяцы поздно.

За соседним столиком у окна горела единственная настольная лампочка со старинным, не модным, стеклянным приятно-зеленым абажуром. Её не выключали и днём, меняя периодически сгоревшие лампочки на шестьдесят ватт.

Эту лампу знали в кремле как лампочку Ильича, свет которой напоминал прохожим, что в Кремле кто-то работает - даже в поздние, ночные часы, и кто-то заботиться о стране с ее народом, даже когда этот народ мирно спит. Так было заведено в Кремле со времен Владимира Ильича Ленина, работающего часто за полночь в этом кабинете.

Менялись правительства и главы государства и партии, но никто не отваживался выключить эту смешную, старомодную настольную лампу под зеленым абажуром, почти не дающую света, но видную из окна прохожим.

Сидящий в кресле за столом открыл свои глаза и осмотрелся вокруг. Он ждал последних новостей из Крымска, залитого водой и разрушенного вышедшей из берегов горной речкой и дождём.

Он должен был дать команду на послание войск для спасения оставшихся живых, но колебался. Войска выполняли всевозможные задачи по тушению пожаров, спасению при затоплениях и при других бедствиях, сваливающихся периодически на эту страну, но было ли это решение правильно? Эффективно - да, несомненно, но правильно? А какое решение вообще правильно? Его мысли опять стали путаться от усталости.

Около него лежал телефон, который мог зазвонить в любую минуту, но телефон молчал. Как ему надоело это: “господин...”
Да и какой он - господин? После начала нового тысячелетия и изменения курса страны изменились и виды обращения к людям. Ушел в небытие “товарищ”, пришел непонятный господин. Хорошо американскому президенту - он мистер, а тут - в газетах пишут г с точкой - думай, что хочешь.

И этот интернет с его не контролируемым потоком правды - лжи. А все те же американцы - свобода, демократия - ну и сиди тут в г с точкой! И журналисты тоже - хороши гуси! Пишут, что не попадя - славы им давай! А что народ будоражат сенсациями - это им наплевать!  А народ у нас - особенный. Если что - пить или морду бить! А ведь все хотят стабильности, все!

Веки его опять отяжелели, и он провалился в забытье. Там, в его забытье он вдруг увидел себя молодым, едущим со своей женой и первой дочкой (второй тогда и не было)  в поезде из Москвы в Геленджик на летний месяц каникул. Они ехали на поезде, в купейном, и он ощущал это приятное, монотонное качание поезда, перескакивающего с одной рельсы на другую с повторяющимся опять и опять звуком “чша! чша!”, отдающимся шумом прибоя в его утомлённом мозгу.

Они ехали уже второй день, и в их купе не было четвертого пассажира, который мог бы разрушить их семейную идиллию условностью ненужных знакомств и речей. Мать, как всегда, заняла нижнюю полку и лежала там с “Работницей” и стаканом горячего, сладкого чая в гранённом стакане с оловянным, тяжелым подстаканником, совершившим в этом поезде уже переезд, равный кругосветному, но радующий еще пассажиров своим видом поездового уюта.

Дочка лежала на верхней полке с книжкой сказок - в этот раз вьетнамских, подаренных ей к рождению - она уже читала бегло, но любила слушать когда ей читали вслух. День в поезде пролетел быстро,  с вечными яйцами вкрутую, крепким чаем с печеньем и горячей картошкой с местной станции на Кубани, где поезд стоял лишь пять минут. Как всегда.

Он чувствовал, что этот месяц отпуска с семьей на Черном море, на который копились деньги целый год, был важным не только для их маленькой семьи но и для страны. Он читал в газете, что в Японии каникулы были только одну неделю, а в этой далекой и опасной Америке - только две. В их же свободной, дружной стране послевоенного периода, когда на смену Сталину пришел веселый Никита, построивший для всех маленькие хрущёвки и засадившей Украину кукурузой, каникулы были месяц, и многие, очень многие ездили отдыхать к морю, как это делала и его семья.

Они уже были в Сочи, но там было шумно и слишком много народу на городском пляже. В Геленджике они не были, но мать - как он звал свою жену после рождения дочери, слышала о горах, пляжах и рыбалке в Геленджике, и они ехали именно туда.

Мать была женщиной молодой и красивой со своей перманентной завивкой, горжеткой из чернобурки зимой и блестящими, миндалевидными карими глазами русской мадонны. Она была практична и любила семью и свою доченьку. Ей в жизни везло, и она часто находила деньги то на дороге, то в других странных местах. Так, когда она вошла в купе, она сунула по привычке руку под матрас и вытащила оттуда кошелёк.

- Смотри! Кто-то забыл здесь все свои деньги! Пойду отдам проводнице!

Она вышла в коридор и открыла кошелек. Там лежало две сотенных бумажками,  мелочь и какие-то бумаги. Она вытащила хрустящие денежные бумажки и положила в бюстгальтер.

- Спасибо всевышнему! Как раз будет достаточно для хорошего отдыха, подумала она про себя и пошла сдавать кошелек проворонившей его проводнице, не заметившей добычу при уборке купе.

Проводница взяла кошелек и спросила:

- А что внутри?

Не знаю, какое мое дело, - ответила мать.
Она вернулась в купе, легла на нижнюю полку и стала читать свою “Работницу”.

Рано утром они подъехали к Геленджику, вылезли на перрон с чемоданами и пошли на станцию, где толпились бабки , предлагающие рублевые койки приезжающим.

Мать спросила троих - четверых, выбрав комнату в доме, лежащей в верхнем поселке, в горах. Почему она его выбрала, она и сама бы не ответила на это, но она всегда слушалась своей женской, чуткой интуиции, поворачивающейся как компас, к лучшему для ее семьи, решению.

Хозяйка взяла одну из их сумок в руки, и семейство отправилось в горы, в верхний поселок. Они поднимались по крутой лестнице, увитой виноградником и колючим можжевельником, и уже через двадцать минут входили в чистенькую по-деревенскому комнатку с белыми покрывалами на кроватях и кружевными накидками на стульях.

Туалет  - на улице, кухня - только для чая. Столоваться будете в городе. Хозяйка вышла, оставив их одних.

Они разобрали чемоданы и спустились к морю, шумевшему у подножия горы. Семейство сидело на пляже почти до заката, вдыхая морской воздух, купаясь в прохладной, соленой воде и жуя кукурузу с крупной солью, купленную прямо на улице у толстой бабы с ведром где дымились сладко пахнущие, горячие под тряпкой початки.

Это был рай. Народу на пляже было немного, но усталость после поездки начинала смаривать их тела, и они пошли в местный ресторанчик, где заказали сосиски с горошком и яичницей и стаканом кофе. Дочка попросила простоквашу. Уже в темноте они поднимались обратно в горы. Фонарика у них не было, и они находили тропинку с крутыми ступеньками почти на ощупь.
В ту ночь они спали как убитые.

Через неделю их пляжной жизни неожиданно пришел конец.
Задул сильный ветер с Турции, несущий штормы, дожди и плохую погоду. Хозяйка, зная местный климат, пошла в город за мукой, сахаром, солью, спичками и свечами. Такой был обычный набор для преодоления природных катаклизм, и она была права.

На следующий день ветер превратился в штормовой, поднимающий трёхметровые волны, окатывающие всю набережную, и начался дождь, бесконечный, нескончаемый дождь, как при всемирном потопе. Дороги сразу же размокли и потекли грязевыми потоками. О спуске с их горы по едва заметной тропе не могло быть и речи! Семья забаррикадировалась в домике, договорившись с доброй хозяйкой о харчах.

У неё был огородик и сад с персиками и лимонным деревом, а дом был увит виноградом. У соседки была коза и восемь кур, кудахтавших беспрерывно при громовых раскатах. А под домом был подвал с вином прошлого года. Так что от голода они умереть не могли.

На третий день отключилось электричество, и они стали зажигать по вечерам свечи, собираясь все вместе за столом. Приходили на посиделки и соседи, поэтому за столом сидело иногда до десяти человек, играя в карты под раскаты грома.

Их дочь открыла пункт помощи бездомным кошам и ёжам, потерявших жильё из-за дождя и теснящихся к людям в эту трудную для выживания пору. Он кормила их из блюдечка козьим молоком и печеньем из своих личных запасов.Так люди и животные помогали друг другу преодолеть природные неприятности. Картина очень напоминала библейскую историю о Ное, хотя в бога тут открыто никто не верил.

На пятый день грязевой оползень скатился вниз, погребя под себя кусты, деревья и всё что попадалось на пути. Город внизу замер - без электричества, воды, канализации, с
полузатопленными магазинами и ресторанами. Буря разворотила пирс, вырвав железобетон с корнем. Кругом была грязь и вонь. Но наверху, на горе жизнь продолжалась - даже, казалось, очень хорошая, несмотря ни на что. Все шутили, смеялись и пили кислое вино в пузатых, плетёных бутылях до поздней ночи, прячась от дождя под шиферной крышей гаража, куда был поставлен стол, где на тарелках лежали помидоры, огурцы, персики и варёные яйца.

Через неделю тучи так же внезапно разорвались, и выглянуло жаркое июльское солнце. Оставалась ещё целая неделя до конца отпуска! Семья спустилась вниз по еле видной тропинке с сильно продавленными оползнем неправильными ступеньками и стала рассматривать на берегу то, что раньше называлось курортным городом Геленджиком.

Народ возвращался к магазинам и ресторанчикам, охая от картины всеобщего развала и уничтожения, но с живым энтузиазмом о будущем- ведь это здорово, когда что-то происходит, а о Геленджике писали в газетах - или нет? Не помню, а может и не писали - ведь жива была еще память о всевидящем Сталине - не решались.

Тут сидящий в кресле открыл глаза и посмотрел на часы. Три часа. Он проспал целый час, а телефон так и не позвонил. Он вспомнил, что нужно же узнать - кто был виноват в Крымске за смерти этих несчастных. И наказать.

И тут неожиданно зазвенел долгожданный звонок, да ещё так сильно, что человек неожиданно подскочил.

Рядом стояла его жена и держала будильник около уха.

Ты что, оглох совсем? Вставать давно пора. Я завтрак второй раз греть не буду! Уже полдесятого!

Человек поднялся с кровати. Он был в семейных трусах и майке.

Меньше надо смотреть интернет по ночам! Наверное, сидел вчера до двух опять. И чего ты там всё ищешь? - ворчала бабка.

Человек пошёл в туалет, помочился, почистил свои зубы, которыми он очень гордился - все свои в его-то возрасте, и отправился на кухню.

Садись! Чаю наливать?

А ты себе? - спросил человек.

А я тебя ждала-ждала, да и поела одна творожку с булочкой.

Перед ним на столе стояла мисочка с уже остывающей манной кашей, блюдце с нарезанным огурцом и варёное яйцо всмятку на пластмассовой подставке.

Женщина налила чаю себе - в кружку с цветами и ему - в белую, без рисунка.

Мать! А мне ночью приснилось, что я - президент, - сказал человек.

Пей чай и меньше в интернет по ночам смотри - сниться не будет всякая глупость, - отпарировала женщина.

Да, может и лучше, что я не президент, подумал про себя человек - а то, кто же знает, кто во всём этом безобразии виноват.

Он взял чайную ложку и стал бить скорлупу на ещё тёплом яичке.

Белла Лира 11.07.2012 20.09
 

КАК ВАСЯ ПЕРВЫЙ РАЗ ОВДОВЕЛ

(Вася Налим)
 23  Шутки про охоту  2011-10-06  0  2356
Жена - это больше, чем друг (Вася Налим)

      Была у Васи любимая жена Нэлки. Хорошая хозяйка была! Лепёшки вкусные умела делать: оголит верхнюю часть ноги и на ней тесто раскатывает, а потом в очаге выпекает. Вкусно! Пальчики оближешь! А какая Нэлки в постеле была!!! Геологи соврать не дадут. Собрался как-то Вася на охоту, а жена его любимая говорит: "Васёк, возьми меня с собой. Не пожалеешь!" Почесал Вася затылок, дай думает возьму, а и вдруг не пожалею... Пришли до места. Не успел Вася ружьё расчехлить, как откуда не возьмись, медведь выскакивает и на Васю надвигается всей бурой массой. Вася петляет, как заяц, а тот не отстает от него. "Нэлки, дёрни медведя за хвост!", - крикнул Вася.

И правда, не пожалел Вася, что взял Нэлки на охоту...

Продолжение следует.... (см. Жми сюда)
 

Хождение за три моря с Афанасишн ...

(Зиночка Скромневич)
 20    2019-04-29  2  323

1.
Всю сознательную жизнь я мечтала полапать живого индуса – не Махатму Ганди на портретах из газет, а живого индийского юношу. Уж из миллиарда я смогу выбрать пару одухотворенных Буддой черных глаз, классический профиль и стройное шоколадное тело с изысканными манерами, и уж найду, где подстелить соломки, чтобы плюхнуться с ним в нирвану. Отпустите меня в Гималаи!

Нашла в рекламе туры в Индию, пришла в агентство. Предложили распрекрасный тур «Золотой треугольник» плюс Гоа, по кусачей цене. Но если ехать вдвоем, стоимость падала раза в полтора. Однако Фира, моя бессменная тур-подруга, оказалась как назло в пучине очередного кровавого романа. Пришлось скрести подруг по сусекам. Но все дряни как одна ушли в отказ, это я им еще припомню! Отказаться же от экскурсий по архитектурным красотам зимой, когда нет удушающей жары, а потом окунуться в тридцатиградусный Индийский океан, я уже не могла. Ну не могла!

Будь проклят тот день, когда я позвонила Ванде Афанасьевне и та с радостью согласилась! Это моя землячка, преподша, у которой я в универе еще писала диплом. С тех пор из кандидатки она доросла до докторессы, а из похотливой монашки превратилась в уродливую старую деву-аббатису. При плоской аки доска груди изобилие тела у нее наблюдалось в районе талии и в области живота – райжиртрест и облжирторг. Сильная сутулость, слабое зрение и вечно потная жопа свидетельствовали о титанических диссертационных усилиях. Химка из жиденьких седых волос напоминала гэдээровских старушек на выгуле, а пол-портрета занимал увесистый шнобель с искривленной носовой перегородкой, отчего голос был редкостно гнусав.

Обычно жертвами ее похоти становились таджики со стройки и азеры с рынка. Как всякая выбившаяся в люди девка из белорусской деревни Ванда выдавала себя за шляхетку и натужно щеголяла аристократическими манерами. На гастарбайтеров производило неизгладимое впечатление приглашение в дорогой пивбар, где она угощала самым дешевым пивом, а бокал держала как чашечку кофе, оттопырив мизинчик. Затем она вела к себе, где, развивая тему своего благородного происхождения, случайно включала порновидео. Когда уходящая натура просила денег, в Афанасьевне просыпались высокие моральные принципы, и она со всей шляхетской гордостью и спесью выкидывала вымогателя как использованный презерватив. Наверно поэтому я несколько раз встречала ее то в кровоподтеках, то с дефицитом передних имплантантов.

За день до вылета Ванда радостно сообщила, что тоже получила все документы и… что едем мы втроем.

- Как это?!
- Нам согласилась составить компанию моя давняя подруга Аглая Никитишна.
- На хера?! – вырвалось у меня.
- Во-первых, втроем веселее, а во-вторых, стоимость отелей и трансфера будем делить не на двоих, а на троих - экономия.
- А где ты видела номера в тургостиницах на троих?
- Ничего, нам поставят третью койку или раскладушку.
- Не нам, а ей! Еще очереди в сортир мне не хватало!
- Зиночка, ты напрасно настраиваешься на негатив. Аглая Никитишна – прелестное создание, к тому же доктор исторических наук, - прогнусавило из смартфона.

Мля, еще одна докторесса на мою голову!

2.
В аэропорту я увидела «прелестное создание». Тщедушная пухлявая пигалица, с такой же химкой, только фиолетового оттенка, и с оранжевыми шамкающими губами. Из распахнутой мутоновой шубы выглядывали платьице в прелестно-убогие розочки и кривые тонкие ножки в телесных носочках и босоножках из коллекции «тетя Сара наконец выбросила на помойку перед отбытием на пмж». Но к грудям она прижимала сумку... Louis Vuitton®! Как сказал бы Невзоров, она вышла выгулять сумочку и шубку. Выражение лица при этом как у всесезонных бабок у подъезда — любопытство и подозрение во всех смертных грехах в одном флаконе.

Когда в Дели ночью поселялись в отель, поселянка Аглая неожиданно заявила, что курить в номере категорически нельзя, потому что у нее астма. На мою тумбочку она положила старообрядческую Библию. Из природной вежливости я не стала ее смахивать на пол, а использовала как подставку под бокал виски. Полночи прокурила на лоджии, наслаждаясь звездным южным небом и бризом, и спотыкалась о её гребаную раскладушку.

На утро в ресторации первым и последним аборигеном, заговорившем с нами по-русски, оказался гид Аравинда, что в переводе с его медоточивого языка означало «лотос». На лотос это пузато-усатое было похоже как я на подснежник. «Сишас мы поедем смотреть дуарэц прэзидэнта». В ответ на шевеление усов-тычинок мои кошелки оживились и побежали краситься и подмывать пестики.

По дороге к построенному англичанами дворцу в колониальном стиле, стоя в пробках и высунувшись из минивэна, чтобы глотнуть свежих диоксинов, мы наслаждались местным колоритом. На обочинах черные свиньи рылись в горах мусора, коровы аккуратно клали лепешки на проезжей части, какой-то старичок в хламиде присел, опорожняя кишечник у входа в парк. Мимо проносились тук-туки, в которых на места для четырех набивалось штук пятнадцать особей. Во мне вскипала гордость за мою страну, где в «газель» больше двадцати не влезало. Ванда и Аглая увлеченно обсуждали актуальные темы пенсионных льгот для ветеранов труда и скидок по социальной карте москвича.

В ресторации на обед был шведский стол с индийской спецификой. За каждым иностранцем ходил приставленный бой и возле блюд из утонченной смеси перцев и мелких посторонних добавок типа курицы говорил «spicy» или «not spicy», чтобы белые человеки не сдохли на месте с сожженными внутренностями. Однако и «not spicy» в рот взять было невозможно, так что от голода спасал лишь сладкий стол да припасенное в чемодане сало. За столом колежанки Ванда и Аглая сравнивали тарифные ставки для кандидатов и докторов в универе.

Красный форт в Агре запомнился тем, что Ванду Афанасьевну покусали макаки, которым она пожадничала банан. Я в это время кормила бурундучков с руки и строила глазья охранникам, поэтому ничем не могла помочь. Макакам.

У храма Тадж-Махал (кто махал, кому махал, не разобралась, но красиво) мы потеряли в толпе Аглаю Никиничну, которую обнаружили уже на выходе, в бусах из вялых желтых цветов и счастливой, с мешком дешевых сувениров, на которые ее как лохушку развели по тройной цене.

В крепости Амбер, куда из-за крутизны горы подняться можно только в люльках на спинах слонов, кошелки со скрипом и охами залезли на самого большого, а меня посадили в пару с арабским недошейхом. Он был в черном биште из верблюжьей шерсти, а на бородатой головке сидел бело-красный ихрам, опоясанный обручем игаль. Бедняжка косился на мою грудь и сильно потел то ли от возбуждения, то ли от испуга вывалиться из люльки на крутых виражах слоновьей тропы. Его амбре при этом перебивал запахи погонщика и слона вместе взятые, так что было не до красот, а в мозгу крутилось бессмертное из Шекспира «Пьетро, мой веер!»

Наконец, на крепостной площади, финишной точке каравана, все мы царственно «вышли из такси», и тут я услышала громкие душераздирающие тирады погонщика, который рулил слоном с Аглаей и Вандой. Ни слова нельзя было понять, но по накалу, интонациям и жестам в сторону подруг можно было догадаться, что матерный язык присущ не только русскому. Их счастье, что он не слазил со слона, а то бы стоматологи озолотились. Оказалось, что девушки вместо чаевых щедро наградили его посеревшей от возраста шоколадной конфетой «Мишка на севере», растекшейся на жаре.

В Джайпуре гид отвез нас в огромную сувенирную лавку. Судя по сладким улыбкам, от которых у кошелок слипались промежности, Аравинда рассчитывал на неслабую комиссию. И чутье не подвело его: Аглаю развели на колечко с рубином, а прижимистая Ванда отделалась мраморной вазой. А мне, сидящей с трижды каменным лицом трехликого Шивы, бесплатно налили пинту рома, чтоб не лезла не в свое собачье дело.

3.
На этом месте кончается поэзия, и далее заструится эротическая проза. Поэтому слезная просьба к тургеневским девушкам, учительницам советской школы и пердунам в семейниках не читать, во избежание обмороков, инфарктов, непроизвольных семяизвержений, а также слюно- и моченедержаний.

В Гоа нас поселили в бунгало четыре звезды, зато под пальмами, хотя и на три не тянуло. Впрочем, четвертой звездой там был шоколадный бармен дравидийской расы с ослепительно белоснежными зубами и упругой попкой, который уже после обеда, пока кошелки обнюхивали окрестности, оказался в моей постели.

И тут меня постигло горькое женское разочарование в виде шести сантиметров толщиной в палец... Коитус отменялся по неуважительным причинам. Оставался орал – и то из уважения к древней культуре. Уж я дула-дула, напрягая фибры, а надула всего-то дирижаблик из Детского мира. Пришлось полезть в чемодан, где случайно между флягой коньяка и салом завалялся шоколадный страпон, при виде которого черные глазки забегали в поисках укрытия, белоснежные зубки закусили пухлую губку до крови, а тонкие ручонки вцепились в спинку кровати, пытаясь унять тремор. Напоила девственника коньяком, успокоила ударом старообрядческой Библии по голове и привязала к кровати. Прощался он с благодарными слезами и убегал походкой уточки, то и дело оглядываясь. Но я не стала догонять.

Вечером для Аглаи притащили третью кровать, которую по моему указанию бои поставили у сортира. Отдельный шкаф для ее мутоновой шубы принести отказались. Чтобы не слышать возмущенного кудахтанья, я вышла на променад и угодила в лавку сезонных торговцев из Кашмира. Когда красовалась перед зеркалом в пашминах – шалях из пуха горных козочек, - то почувствовала всем телом нетерпеливые взгляды обоих продавцов. Соколы, орлы! У одного штанина вздулась по колено. Сразу так закружилась голова, что чуть дошла до подсобки и рухнула на тюки мягкой шерсти. Всем девкам мира на заметку: у Кашмира в штанах кошмар! Но не смертельный, если аккуратно и по очереди.

Назавтра я проспала завтрак и вышла на пляж пополудни. Мои докторессы возлегали на шезлонгах в ожидании опыления. Их завлекательные цветки трепетали между широко расставленных ног. Но пчелы почему-то пролетали мимо, и лишь тоскливые навозные мухи одаривали их корыстными взглядами. К вечеру на фоне местных и приезжих разноцветных индеек и павлинов они смотрелись как пара ощипаных, облитых кипятком и вываляных в песке куриц.

Сердце мое сжалось от жалости, и я отвела их в кашмирскую лавку. Соколы долго о чем-то спорили на своем языке, после чего выдали вердикт на ужасном английском: по сорок баксов с каждой. Опытная Ванда настаивала на двадцатке. Аглая, вообразив, что она Элизабет Тейлор, встала в позу «меня что, на помойке нашли?»

- Милочка, ты не забыла глянуть в зеркало? – резонно заметила Ванда.
- А что, помада размазалась?
- Да нет, просто иногда нужно смотреть и понимать, что красота страшная сила, и чем старше, тем она страшнее.

Сошлись на тридцати плюс мне комиссия в виде пашмины.

- Девочки, да хранит вас Вишну, - напутствовала я.

На тюках кошелки отказались категорически. За свои кровные им хотелось экзотики: морского бриза, пальм, пения ночных птиц, стрекота насекомых и большой чистой любви под звездным небом.

Посреди ночи профурсетки вернулись хмурые, на меня смотрели исподлобья, только утром удалось их растормошить. Оказалось, что долго бродили с кавалерами по ночному пляжу, распивая дешевый местный ром и рассказывая на пальцах кашмирцам, какие они вип-персоны, пока не нашли укромные кусты. Только встали в позы, опершись на вожделенные пальмы, только спустили шорты, только начали зазывно причмокивать сфинктеры..., как проехала то то ли патрульная, то ли уборочная машина с прожекторами, и перепуганные кашмирцы трусливо растворились в тропической ночи.
- А эта идиотка бабло вперед дала, причем за двоих, - возмущенно прогнусавила Ванда.
- Отстань, у меня депрессия. Я толстая и одинокая!
- Да какая же ты толстая? Где? Покажи.
- Может, тебе еще показать, где я одинокая?
- Одиночество, милочка, - вмешалась я, — это когда тебя некому забрать из морга. Все остальное — это так, временные трудности... Ну что, пойдем к кашмирцам бабки возвращать? Louis Vuitton® не сперли в суматохе?
- Цела, я ж ее в зубах держала, когда... Пойми, Зиночка, мне ж не денег жалко, мне за державу обидно!

Ностальгия по родным пенатам неизбежно привела разговор к любимой работе, со стряпанными за деньги диссертациями, липовыми рецензиями, купленными оппонентами и коварными интригами. Когда же речь зашла о взятках, которые докторессы упорно называли эвфемизмом «пожертвования», Ванда, та еще католичка, вознамерилась замолить грех и стала искать в путеводителе подходящий костельчик. Но, лицезрев фотку местного ксендза, поморщилась и, препутав нас с Иисусом Иосифовичем, принялась исповедываться, исходя слезами, слюнями и соплями. Особых проклятий удостоился папаша Климент, развязавший, по ее причитаниям, разнузданную травлю детолюбов. Аглая в такт зашамкала вялыми староверческими губами, проклиная то ли взяточников, то ли алчных трусливых кашмирцев. Консенсус однако был найден в гневном вопле дуэтом, когда я, окрепшая духом после уговоренной бутылочки коньяка, ляпнула, что РПЦ - отстой, а Гуня – унылое гуно. «Тише, дура! Вдруг кто услышит!» - выкрикнули патриотки хором.

4.
Получив архитектурно-пейзажные, кулинарные и сексуальные удовольствия, я как туристка со стажем задумалась об оздоровительной программе, потому что изнывать в пляжном пекле не в характере моей деятельной натуры. Благо в отеле предоставлялись услуги аюрведического массажа.

На приеме у доктора меня сразу стали раскручивать на десять сеансов. Но узнав, что массировать будут тетки, как у них это принято, я наотрез отказалась по гендерным показаниям. Тогда после долгих колебаний к моему телу приписали трех юношей-стажеров, один из которых сносно говорил по-английски. Но он был прыщав и толстоват. Второй был красавчиком, но созерцал меня вежливо-постным гейским взглядом. А третий, высокий, сухопарый и бородатый, просто пожирал глазами. Он оказался из южного штата Керала и говорил только на языке малаялам.

- Трусы снимать? – Спросила я скромно перед тем, как вознестись на скользкий и блестящий от масла стол.
- Ну... – замешкался толстяк, - мужчины обычно снимают, потому что все будет в масле.

Надо было сюда припереться хотя бы для того, чтоб увидеть, как краснеют темнокожие щеки! Поль Гоген отдыхает. Не берусь судить, видели ли они живую вагину, но от вида обнаженной белой госпожи бошки у них явно сносило. Меня обливали теплыми маслами, посыпали пеплом и сушеными травами, массировали в шесть рук от макушки до пяток. При этом двое стыдливо старались увернуться, чтобы не показать свой стояк. А белая госпожа лежала, бесстыже распластав конечности как лягушка, которая царевна, и, когда дотягивалась, лениво и с хохотком хватала за выпуклости их промасленных шорт. Опытные руки редко промахивались, а их смущенно-пугливые взвизгивания до сих пор стоят в ушах сладкой музыкой из индийского кино.

На другой день после массажа я решительно заявила, что подскочило давление и что меня следует проводить в душевую и помочь отмыться. Толстяк взял было меня под руку, но я недвусмысленно поманила пальцем бородатого. В душе жестом заставила его раздеться и, оценив достоинство, написала на его ладони номер нашего бунгало и время встречи.

Не успела выпроводить кошелок на ужин, как явился, чистенький и весь в белом. Я почти влюбилась и отдалась без увертюр. Вот кто настоящий доктор, который излечил меня от женской тоски – доктор куни-лингуистических наук, нет, академик! После трех заходов я зауважала штат Керала и даже выучила слово «малаялам».

Кошелки-падальщицы почуяли добычу и раньше обычного приперлись в бунгало. Вот я им открыла! На все замки и цепки заперла и прыгнула на четвертый заход. Видеть потом их завистливые рожи – удовольствие не сравнимое с сексом, но все же. Тем более, что за девять сеансов с продолжением вместо ужина я похудела на шесть килограммов!

К концу тура Ванда и Аглая решили наверстать упущенное с гидом. Они зажимали его по углам, даже при людях и несмотря на жалобные крики несчастного о жене и шести детях. О том, как они его изнасиловали, сучки воды в рот набрали. Но уверена, что явно не по Камасутре, а на грани уголовного кодекса. Когда сели в самолет, они дружно заказали виски и достали мятые-рваные половинки его трусов, которыми и занюхали благородный напиток со счастливыми лицами. Догадываюсь, что это было покруче прибавки к пенсии и льготы по налогу на недвижимость.

Так что, дамы, в Индию и еще раз в Индию! А если оплатите тур скромной Зиночке, буду самым распрекрасным гидом и научу похлеще всяких докторов наук, куда, когда и с кем не надо ехать.
 

Студенческие байки. Как я немецк ...

(Репин В.)
 13    2014-07-12  0  810

Дело было в конце 60-х. Учился я в ЛИТМО на вечернем, работал там же на кафедре химии.
И вот как-то сижу я в кабинете технического обучения, жду, когда экзамен по незнакомому мне немецкому закончится. А у нас там стояли такие супермашины для ускоренного опороса студентов – ящик с экраном, а внутри диафильм с вопросами. И в нижней части каждого кадра, не попадавшей на экран – темные или светлые прямоугольники, а внутри под экраном – фотодиоды.
Попал на правильный ответ (из 4 возможных) – получи зачетное очко. Перемотка – автоматом и в тёмную, подсказок не увидеть.
20 вопросов, пара ошибок – 5, дальше 4, 3, 2 – градации не помню.

Мне надо было перезарядить ленты к контрольной работе на завтра, но экзамен затягивался, и я решил посмотреть, что за вопросы стоят на моем «компьютере».
1. Найдите в этом предложении существительное
Ну, это несложно: то, что существительные в немецком выделяются заглавной буквой, я всё-таки знал. Нажал. Сработало.
2. Найдите здесь сложносочиненное предложение:
Даны четыре штуки с разным количеством знаков препинания. Посмотрел, что было бы в русском со знаками – нажал. Тоже правильно.
Отстрелял и остальные – там штук 15 было на чистую логику.
В результате промазал раза 3-4.

И тут вдруг препод оживляется и вещует: «Студент с пятнадцатой машины, подойдите с зачеткой! Четыре!» Подхожу, объясняю ситуацию. Не верит.
А в теорию вероятности верит? Отвечает, что верит, поэтому во второй раз такой фокус у меня не пройдет.
Сажусь и повторяю уже на «пять» - с учетом сделанных ошибок.
- Оценку ставить будете?
- Уйди, шаман!
Так и остался незафиксированным рекорд изучения немецкого на «пять» за полчаса.
 

Вопль души – 368

(Соломон Ягодкин)
 6    2016-01-02  0  734
Если уж у Гитлера был свой Суслов, то и нам без своего Геббельса было уже никак нельзя…
 

Производственные - 40

(Леонид Олюнин)
 12  Приколы о работе  2012-04-10  0  1197
ПРОПИШЕМ

— А не пора ли Скрипкину выдавать спецталоны на молоко?
— Скрипкину?
— Так ведь он же в нормальных условиях работает.
— Он-то в нормаль
Читать дальше >>
 

Сказ про Барина лесного и тварей ...

(Пинни Вух)
 7    2006-08-31  0  1016
Оплоскостопился заяц, тварь лесная. Ногу об корягу вывернул, да мордой окосевшею своей
со стволом почеломкался. Высиживает тоску-печать под дубом. Слёзы горемычные отливает.
Тут - ниоткуда, обезьяна ряхой вниз - хлобысть. Жёлуди неуклюжестью своею отрясла.
Встретились братья по меху в ситуации несуразной, покрыли друг дружку фразами хеллоу-ными
и нюнь понапускали, да таких нюнь, что камуфляж лицевой разрушили, а тот, дураком не будь,
в землицу червём позорным затаился.
Навстречу им - тюбик лесной, Топтыгин, век Маши не видать. Маслами колышит, к дубу чрево держит.
- Привет, раскосый! - молвит медведь словом ложьим.
Молчит тварь окосевшая, достоинство оберегает, влагой блещет.
- Почёт и уважение приматам! - нервозность обнажая Барин лесной ревёт.
Так и здесь оказия. Бойкотируют Барина ничтожества лесные.
Ошалел Барин глаза выпучил, ногти понадкусывал, да как зафигачит, мандражу ради, конечностью
о древа знак фаллический. Могущество-то есть, а вот ума - с гулькин нос! Жёлуди струями прыснули,
дуб смехом изошёлся. Даже грызуна с гомодрилом на ха-ха пробило.
Зрит Браин - угодил люду пресмыкающемуся! Да и сам лыбой изошёлся.
А ступня-то что? Пустяки, тело житейское! И без свадьбы заживёт!
Тут и сказочке кранты, а Топтыгину - бинты...
 

Производственные - 78

(Леонид Олюнин)
 20  День торговли  2012-08-25  1  2072
ПРИЯТНЫЙ РАЗГОВОР
(ретро)

— Алло! Слушаю!
— ...
— Арнольд Петрович, что вы такое говорите?!! Можно подумать — вы покупателей не знаете. Покупатель для того только и создан, чтобы жаловаться и покупать.
— ...
— Был грех — уходило из-под прилавка. Но план-то мы даем. В хвосте не плетемся.
— ...
— Арнольд Петрович, вы бывший торговый работник. Для вас не секрет: широкого покупателя мы только тогда допустим к дефициту, когда полностью обеспечим своих работников. Чем они хуже обычных покупателей?
— ...
— Это преувеличение. Прилавки у нас не пустуют. А если не берут, в этом нет нашей вины — товар не ходовой.
— ...
— Согласна с вами: через черный вход — это не дело. Это бросается в глаза посторонним. Это компрометирует в глазах общественности. Ну, хорошо — все пойдет на прилавок.
— ...
— О вашей просьбе? Конечно, не забыла. Конечно, оставила.
— ...
— С черного входа!... Шутите, Арнольд Петрович! Конечно, нет! Прямо к вашему дому подвезут — на дежурке.
— ...
— Очень приятно! Всего доброго!
      

* * *
Прораб Игнат себе построил дачу.
Потом построил брату дачу.
Потом построил сыну дачу.
Потом построил зятю дачу.
В итоге получилось
Восемь лет
И конфискация в придачу.

ЗАСПАЛ

— Гриша, вставай, — на работу пора.
— Я, сегодня, на работу не иду.
— Почему?
— Я, вчера, за смену, две нормы дал, — значит, сегодня можно спать.
— Нет, Гриша, это, ты, позавчера две нормы дал, — вчера ты весь день беспробудно спал.

ВОТ БЫ…

Что я делал? Как я жил?
Время пролетело.
Силушку куда вложил?
Где оно – то дело?
У соседа – «Мерседес»
Носится до одури.
Я без лишней пары… без
Утеплённой обуви.
У него цветёт жена,
Вместе с ним катается;
А моя жена – она
Матерно ругается.
Может двинуть по спине, -
От подруг, мол, стыдно.
Не идут рубли ко мне,
Презирают, видно.
У соседа пять квартир,
Шесть торговых точек.
Вот бы был я рэкетир,
Нет, разнорабочий.

* * *
Господи тебя прости,
Не тронь — чего не унести.
Мой сосед перестарался:
Спер вагон — и надорвался.

* * *
Про коррупцию народ
Как орал, так и орет;
А крыловским что котам?
Словом, воз и ныне там.
 

ИСКУССТВО, ЭТО БОЛЬ…

(Соломон Ягодкин)
 10    2018-03-06  1  667
Искусство, это боль, ищите вашу боль, и вы найдёте ваше искусство…

Критики всегда должны помнить, что автор, каким бы он ни был, их главный и единственный кормилец...

Когда их спросили, знают ли они что-нибудь об искусстве, они так и ответили: "Знаем мы это искусство"…

Классическое наследие тяжким бременем лежит на нашем познании, так зачем нам этот сизифов булыжник вечно таскать в своей голове?..

Тот, кто не может быть настоящим халтурщиком, пускай лучше и не пытается, а то потом позору не оберёшься...

Высокое искусство очень многих нервирует, да это и понятно: кому приятно самому осознавать, что ты где-то там, внизу, хотя знающие люди давно уже поставили тебя на самый высокий пьедестал...

Талантливому человеку и так гарантировано блаженство после смерти, так что ничего, пускай хоть при жизни помучается, чтобы было что вспомнить потом...

Это без ложки хлебать нельзя, а без культуры жить можно, не обожжёшься, если по службе придётся случаем к чему-то высокому припасть, и при этом умом не повредиться...

Всё подлинное в искусстве как чумы боится всего фальшивого: уж больно любая зараза заразительна, тем более, такая мягкая и такая обворожительная...

Искусство, что делать, это не иллюстрация, причём даже запретного. Здесь тем более надо до всего самому доходить, а как это делается, ни одна зараза не говорит...

Культуру правильно что не любят, она ничего не даёт, а всё только отнимает, и прежде всего традиционную стабильность в мозгах, которую как туда заложили, так она там забетонированная и торчит...

Если ваша фига не умещается в кармане, значит, это уже не фига, а целая тыква...

Свобода от любых "измов", как и любая другая свобода, это очень заманчивая свобода, другое дело, что с ней делать потом...

Конечно же, далеко не всё, что во времена оные было запрещено, было талантливо, но зато всё то, что было талантливо, было запрещено...

В единый художественный строй никак не вписывался, и его отправили в вечную творческую самоволку...

С талантом надо тщательно разобраться хотя бы уже потому, что он вносит в общество известную дисгармонию, когда как хочешь, так и понимай, а это всегда – чревато...

Душить талант совсем необязательно, вполне достаточно помочь ему в выборе творческого пути, а потом твёрдым шагом повести его за собой...

Когда начали борьбу с индивидуализмом в искусстве, долго бороться не пришлось, потому что, как в песне поётся, "Одних уж нет, а те далече"...

Если тебя критикуют сегодня, значит, о тебе обязательно узнают завтра, пускай даже в разделе: «Некролог»...
 

В очереди

(Julien Stebo)
 18    2013-03-13  3  804
Вот так стоишь в очереди к какому-нибудь окошку ( банк, почта, паспортный стол, регистрационная палата — на выбор), очередь эта практически не двигается, народу в зале тьма, душно, жарко, сесть негде… Постоянно кто-то отходит, подходит, что-то спрашивают, народ бурчит на нерасторопную сотрудницу, а та действительно как обкуренная — движения вялые, взгляд безразличный, то ей звонят, то она звонит куда-то, то её отвлекают другие сотрудницы. А окошко одно работает — из пяти. Вот она встала и вообще уходит куда-то… Да когда же это кончится?! Наконец, клиент у окошка отходит, светится весь, гнида, приосанивается, смотрит на всех победителем, так и ждёшь, что он, сука, сейчас всем язык покажет. Только покажи, гад, тут же уррррою!!!
… Через два с половиной часа ты всё же подходишь к окошку, впереди тебя полтора человека, сердце колотится уже где-то под челюстью, пальцы предательски дрожат. Вдруг взгляд падает на табличку «Технический перерыв 14-15 — 14-45». ***, сейчас без пяти два!!! Ну что ты там копаешься-то так долго? Давай, шевели булками, граблями, клешнями! Как назло, у неё зависает компьютер, она опять уходит, приводит лохматого патлатика, тот стучит по клаве и, зажав щекой и плечом телефон, умудряется ещё трепаться с кем-то, договаривается на вечер. Что, п***р, очко зудит, работать мешает? Всё, ушёл! Вот и твоя очередь, подходишь, протягиваешь бумаги, девушка начинает оформлять, просит тебя вот тут, тут и тут расписаться: нет, вот тут имя отчество, фамилию надо полностью, а тут просто ФИО. Пишешь, расписываешься. Подходит какой-то мудак, чуть не отталкивает тебя, начинает задавать тупые вопросы, она отвлекается невольно на него. Ты не выдерживаешь:" Слышь, зёма, ну чо-ты отвлекаешь человека, видишь, она меня обслуживает?" — «Да мне просто уточнить, выяснить, узнать, языком почесать, познакомиться, телефончик взять, жениться, развестись, умереть от одиночества и старости.» У ней опять зависает какая-то программа — опять патлатик, телефон на плече. Да ты чо, гомик, групповуху собираешь?! Всё! Готово! Едва успеваешь вытащить бумаги из под таблички «ПЕ-РЕ-РЫВ, БЕ-Е-Е-Е!» Народ сатанеет, кто-то смотрит на тебя с завистью, остальные — с ненавистью. Ты небрежно бросаешь бумаги в сумку и победно идёшь вдоль людской анаконды:«Язык им что-ли показать? Нее, разорвут на молекулы за шесть секунд.» Достаёшь сигарету, открываешь дверь на выход, напряг тут же выходит из тебя как воздух из шарика… Подходит какой-то гоблин:«Сышь, народу много?» — «Хвата-а-ает..» — «Долго стоял?» — «Да та-а-ак...»- «За полчаса успею?» — «Попробуй.» И сладко закуриваешь…Мориконит мобильник: "А ты где?! - Да справку эту долбаную получал, пол-дня простоял! - Зачем?! Я же рассказывала, что Светка, ну помнишь, чёрненькая такая, мы с ней на параллельных учились,она теперь там замом, я ей звонила, она бы выдала за пять секунд ." Ааааааа!!!!!!
 

Снимите эту немедленно!

(Олаф Сукинсон)
 17    2008-04-14  3  2130
На телеканале СТС существует юмористическая женская программа «Снимите это немедленно!».

Компания бабищ сдает телевизионщикам кого-то из своих самых чумных подружек. Две расфуфыренные ведущие с гаймортиными голосами нападают на эту несчастную в кафе, куда как бы случайно приводят ее подруженьки, и предлагают кучу бабла за то, чтобы переодеть, причесать и перекрасить этот ужас. Бедная тетка орет: «Это подстава, у меня есть вкус и стиль». Но ее все дружно убеждают, что она чмо. Согласиться с этим трудно, но куча бабла брала и не такие крепости!

В результате героиня передачи проходит множество унизительных процедур – смотрит шпионское хоум-видео, где она бродит по дому нечесаная и в рваном ситцевом халатике; потом ведущие оплевывают ее шмотки; далее тетку ведут в примерочную и рассматривают ее целлюлит, говоря: «Зато у вас красивые глаза!»; затем пускают в свободное плавание по магазину, в котором она выбирает новые шмотки, но бдительные ведущие снова оплевывают ее вкусы… Но потом гадкий утенок превращается в лебедя, чаще всего тоже гадкого, но это уже внутренне, а внешне – так ничего.

И вот я подумал, а что бы придумать подобную программу для нас – конкретных пацанов. Ну, переодеваться мы просто так не будем, потому что мужчина на 80% состоит из одной мысли. Но если нас зачмырять, что мы не можем снять девок, то… Почему бы и не попробовать? Тем более, что такая куча бабла!

Вот прикиньте, мужики, позвали кого-то из вас друзья в спорт-бар. Тихо-мирно болеете за «Локомотив» (ну или за что там теперь не стремно болеть?), допиваете третий литр пива, а тут на вас набегают два расфуфыренных красавца с микрофонами и камерами и орут:

- Привет, чувак! Твои кореша говорят, что ты с бабой нормально познакомиться не можешь.

Ты:

- Э! А! Пацаны, вы чо?

Пацаны:

- Ну а чо, Колян (или Толян, или Мижган), ну типа, да, мы вон уже с женами все, а ты дольше всех можешь в баре просидеть. Фигли, нам обидно.

- Ну вы козлы, мля! Спасибо, типа.

- Да чо ты жмешься, Колян! Они тебе еще бабла подгонят на это дело.

- Скока?

- Вот стока! – ведущие показывают руками толщину пачки.

- Ну, ништяк, давайте на половину мы ща пива закажем, а остальные мы уж, так и быть, сёдня вместе прое…м.

Поначалу, конечно, ведущие ведутся на такое шикарное предложение. Но, пара-тройка увольнений, несколько пистонов на ковре генерального продюсера и разменянная на попроще квартира делают свое дело. И новые ведущие шоу, напуганные историями о закатанных в бетон предшественниках , говорят:

- Нифига, бабки казенные. Мы ща тебя, чучело, в стеклянную комнату сводим, сантиметром все измерим, потом научим паре дежурных фраз и пошлем к ближайшему пединституту филологинь ловить. А вот с ними можешь и пропивать, и прое…вать. Главное, под прицелом видеокамеры. А потом ты с ними по подиуму походишь, а мы будем говорить: «Вот девушка для повседневной носки, вот девушка для вечернего выхода, а с этой можно элегантно поехать на картошку». А потом дадим тебе шапку от Гуччи и модные подтяжки в подарок. О’кей, мля?

Ну чо тут делать? Колян, тихо очкуя, отправляется в стеклянную комнату, где, если верить древней горской легенде, все предметы визуально увеличиваются, и получает порцию парафина за свои смешные и сморщенные сантиметры. Но ему обещают, что сводят к великому косметологу и сделают все гламурненько посредством массажа, пиллинга и СПА-обдувания.

Дальше Колян хвалится фотографиями своих бывших телок. Про каждую ведущие говорят: «Жаба» или «Такие были модными еще при НЭПе», или «В этом сезоне такие титьки никто не носит». В общем, показывают ему несколько постеров из «Пентхауза», типа, вот таких вот ищи и отправляют на съем.

Колян валит к пединституту и по дикошарости своей останавливает первую попавшуюся деревню. А подглядывающие ведущие это комментируют примерно так:

- Ну ведь он нарушил все наши советы! Разве он не видит, что она его полнит? И кто выбирает спутницу в такую косую ножку?

В общем, только Колян убалтывает девушку посмотреть как его меченосцы ухаживают за барбусами, появляются ведущие и на глазах у изумленной студентки чмырят Коляна:

- Николай, разве мы вам таких советовали выбирать? Вы что, не видите, что у нее цвет волос совершенно не подходит к вашему пиджаку? И потом, вы и без того пузатый пивоглот, а ее веснушки делают вас совершенным боченком. Нет, только брюнетки! Такие ужатые, в стиле стрейч. Пойдемте, мы вам покажем.

Они идут втроем и снимают подряд штук восемь моделей, обучающихся в вузе за большие деньги, потому что ума им родители дать не смогли, но ноги на омарах отрастили.

Счастливый Колян бродит с ними по подиуму, получает в подарок продукцию спонсора (какую-то сугубо полезную штуку, которая называется хрен знает как, но круто) и ведет весь этот гарем в спорт-бар, где его друзья разглядывают Колькины обновы и завистливо вздыхают:

- Тебя прям не узнать. Ты так изменился. А! Что вы с ним сделали?! У него все лицо в засосах…

В общем, хорошая бы получилась передача. Еще бы продумать, как Коляна с девками в зеркальной комнате снять. Причем, сразу со всеми. И до кучи еще с той, что первой была. Да и вообще вот эта последняя идея лучше всего предыдущего. Короче, забудьте все, что было написано сверху, снимаем сразу с девками в зеркальной комнате.
 

В глазах прежде всего должен быт ...

(Соломон Ягодкин)
 6    2019-02-03  1  309

Религия исключает человека как личность, потому что тогда у каждого человека будет свой бог, которого при этом не надо будет даже кормить...

"Свобода слова", лучшая прививка от мракобесия: наслушаешься всех их, святоблудов и блудосвятов, и душа сама к мылу тянется, чтобы всю их блудливую святость к чертям собачьим поскорей смыть, и предстать перед Всевышним чистым яко младенец...

В глазах прежде всего должен быть человек. А будет человек, пускай будет тогда и бог, если только он не станет людям мешать смотреть на мир человеческими глазами...

Нет ничего гнусней, чем когда говорят не от своего имени, а от имени того, кто не может придти, и за это гнусное словоблудие надрать уши, будь это даже сам Господь Бог...

Отделите веру от религии, и тогда каждый наконец-то сможет честно выбрать для себя что-то одно из них, а не мешать их как водку с пивом...

Фото Алексея Кузнецова
 

Я и Станиславский

(Жорж Декосье)
 17  О литературе  2012-04-25  6  1476

Как я провалил защиту докторской диссертации по использованию игровой концепции Станиславского в литературном творчестве.


      Признаюсь сразу – я не поэт и не писатель. Моя профессия – психология. Но для раскрытия психологических механизмов литературного творчества мне пришлось на время (так мне тогда казалось) стать как бы литератором. Года 3 или 4 я писал всяческую галиматью, прикидываясь поэтом и прозаиком. Вначале получалось совсем плохо, особенно в лирике. Никак не мог уловить, что же в ней такого особенного? И, главное, - чем рифмование отличается от настоящего творчества.

      А тут еще, поднаторев в теории стихосложения, выяснил, что существует некая ипостась – чувство слова. Понятие, которое окончательно загнало в тупик начинающего автора. Нигде не смог найти расшифровки этой абракадабры. Чувство знаю, слово тоже знаю, а как их вместе склеить – так и не нашёл внятного и научно обоснованного ответа. От современных корифеев литературы, с которыми в процессе моего исследования пришлось пообщаться, слышал только нотации: либо у вас есть чувство слова, либо нет. Интересно, у меня, написавшего множество статей, брошюр, да кандидатскую диссертацию, в конце концов, нет и быть не может этого мифологического чувства слова?! И тут я разозлился. Просто озверел. Как же так? Стал думать, в результате чего пришёл к выводу о необходимости… заполучить это ЧС в свой мыслительный багаж. А вот каким именно способом – это стало уже темой моей докторской диссертации, чтоб ей неладно было.

      Конечно, я изучил всю (или почти всю) философскую и психологическую литературу по проблемам творческой деятельности. Перечислять труды, которые прочёл, смысла нет. Там было всё, начиная от Платона и Гегеля до Рубинштейна, Выготского и Ананьева. Естественно, не забыл поучения Манна, Моэма, Маяковского, Паустовского и проч., проч. И что бы вы думали? А ничего. Вроде всё понятно и о личности пишущего, и о самом процессе написания, а ответа на вопрос: КАК, КАКИМ ОБРАЗОМ это делается – не нашёл. Сплошные рассуждения о гениях или, на худой конец, талантах. Тогда я рассердился не на шутку.

      Давно известно, что многие открытия совершаются на стыке наук. Если от состыковки философии, психологии и теории литературы ничего путного не получилось, надо искать что-то ещё. Когда-то давно мне довелось прочесть прелюбопытную книжицу Станиславского «Работа актёра над собой». Ну, прочел и прочёл, не актёр же я, в самом деле. В подсознании содержание осталось. И однажды вытеснилось наружу в четкую и нетривиальную мысль: не использовать ли театральные формулы в деятельности писателя? Сказано – сделано. Хотя основная мысль умещалась на листке тетради (прямо как теория относительности Эйнштейна), пришлось писать введение, главы, заключение, гигантский список литературы. Хуже всего дело обстояло с утверждением темы. Моя «родная» кафедра была не профильной по этой проблематике, пришлось искать на стороне необходимый учёный совет. Как относятся к чужакам всем, конечно, известно. Но тему утвердили и назначили дату защиты. Естественно, что монография была подготовлена и напечатана в какой-то шарашкиной конторе, сейчас с этим проблем нет, не то, что во времена любимого СССР.

      День защиты выдался ненастным. Нехорошие предчувствия вкупе с противным моросящим дождиком дополняли общую картину произошедшего от 12 до 15 часов по местному времени осенним днём …надцатого года. Пятнадцать минут четкого доклада, который по понятным причинам никто не слушал (учёных мало волнуют проблемы, не касающиеся их лично), пролетели незаметно. Выступили официальные оппоненты, зачитали заранее подготовленные им (мною, разумеется) тексты. Задали дежурные вопросы, получили не менее дежурные ответы. Вдруг совершенно неожиданно поднимается с места невзрачного вида, в засаленном пиджачке старикашка с гигантскими линзами вместо глаз, и просит слова.
- Так-так, батенька! На какую же методологию вы опираетесь в вашей концепции? – Ехидно спрашивает профессор.
- Основной упор делается на взаимодействие писателя с образом его литературного героя. – Выпаливаю я.
Старичок не успокаивается.
- А что уважаемый соискатель имеет в виду под предметом исследования?
- Естественно, результат взаимодействия субъекта и объекта посредством вживания в роль, т.е. образ и поступки литературного героя.
- Очень забавно, сударь! Так вы полагаете, что, применяя теорию Станиславского, можно научиться творить настоящую литературу? Да вы с ума сошли! Творить способны лишь гении! А вы подсовываете ученому совету какое-то пособие для графоманов. Неужели вы и вправду думаете, что творчеству можно научиться?

      У меня внутри всё похолодело. Вот противный старикан! Видимо, он здесь в авторитете, ибо аудитория зашумела, послышались одобрительные выкрики: «Правильно, Сергей Сергеевич! Нечего плодить графоманов, их и так много развелось! А тут ещё и псевдоученые!»

      Защита была провалена вчистую. После подсчёта «шариков» выяснилось, что в мою поддержку не было ни одного голоса! Пропали деньги, время, огромный труд. Чувство полной опустошённости охватило меня. Я ушёл с твёрдой уверенностью забросить навсегда психологию и стать, наконец, настоящим писателем…

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер