ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое свежее: стр. 38

ХОХМОДРОМ
Смешные истории: самое свежее: Стр. 38  Оцен.   Раздел    Дата   Рец.   Посет. 
 

И это - праздник?!

(Семён)
  8  Смешные истории  2017-11-06  3  887

Известно, что, приехав в Америку, иммигранты сталкиваются с множеством проблем. Всё незнакомо: американский диалект английского языка, вес - в фунтах, объём - в галлонах, температура - в градусах Фаренгейта... Но это - только верхушка айсберга. Главное - американские обычаи. Меня, помнится, наповал сразил дурной праздник Хэллоуин, о котором я в СССР и слыхом не слыхивал.

Через пару месяцев после приезда, в конце октября 1989 года, я с утра поехал на интервью. Возвращаясь по одной из оживлённых улиц Бруклина, где я тогда жил, я вдруг почувствовал, как меня ощутимо стукнул по ноге какой-то небольшой предмет. Отлетев от ноги, этот предмет разбился об асфальт, оказавшись... куриным яйцом! Кто-то явно кинул в меня яйцо с той стороны улицы, кто - я не видел из-за притормозившего в этот момент автобуса. Я представил, во что превратились бы брюки моего лучшего костюма, если бы яйцо разбилось о мою коленку - и у меня зачесались кулаки.

Автобус отъехал, и я увидел, что по другой стороне улицы идут, улыбаясь, четверо здоровенных парней лет по 20. У каждого в руках была упаковка с дюжиной яиц, и они бросали эти яйца во все стороны. Разбиваясь о припаркованные машины, яйца оставляли на них уродливые, быстро засыхающие пятна.

Кулаки мои разжались, злость уступила место недоумению. Больше всего меня поразило, что многочисленные прохожие не обращали на это никакого внимания.

Придя домой, я позвонил своему знакомому, прожившему в США лет десять, и он мне объяснил, что в последний день октября в Америке отмечается праздник Хэллоуин. Это - праздник нечистой силы, дети в этот день одеваются ведьмами, чертями, вампирами и ходят по домам, звонят, и хозяева угощают их конфетами. А у молодёжи города Нью-Йорка есть также обычай кидаться яйцами, так что многие даже стараются в этот день убрать машину с улиц, чтобы потом не пришлось долго отмывать.

Через несколько лет, работая в Нью-Джерси во вторую смену, я вышел на улицу во время обеденного перерыва вместе со своим коллегой Эдиком, бывшим ташкентцем и ужасным матерщинником. Мы говорили о том, что в вечер Хэллоуина наши машины удачно оказались не в Нью-Йорке, где их могут забросать яйцами, и Эдик в свойственной ему манере, не стесняясь в выражениях, высказал своё мнение о тех, кто пачкает чужие машины. Тут я увидел на своей новенькой машине неровную белую полосу, резко выделявшуюся на тёмном фоне.

- Неужели краска?! - подумал я, и мне стало нехорошо.

Подбежав и наклонившись, я почувствовал знакомый запах крема для бритья. Вынул из багажника бумажное полотенце - и легко стёр полосу, не оставив и следа на машине. С облегчением повернулся к Эдику - и наткнулся на его изумлённо-восхищённый взгляд.

- Третий год с тобой работаю - и никогда не слышал, чтобы ты так лихо матерился! - пробормотал он. - Слов сорок подряд, да ещё и в рифму! Что ж ты никогда этим не пользуешься?
- Берегу для этого праздника! - весело ответил я, и мы оба от души расхохотались.
 

Торт с Рахманиновым и Спиваков с ...

(Кручко Игорь)
  7    2017-11-06  0  832
Встретила старую знакомую подружку. Та пригласила в гости. Так и сказала: «Приходи на тортик. Под него послушаем Рахманинова и Спивакова. У меня диски есть». Решила к подружке на торт с Рахманиновым сходить. И, заодно, на Спивакова с шоколадными конфетами. Тем более, Ирина сама напросилась пригласить. Живу я на 27-м этаже, поэтому, чтобы избежать пробок, решила выйти на три часа раньше. Для этого обула удобную для ходьбы на дальние расстояния спортивную обувь – лабутены*. Подошла к лифту, а он, сволочь, не работает. Пришлось спускаться "вручную". Доковыляла до третьего, услышала шум -- это заработал лифт. Злая как черт, вышла на улицу. Идти к подруге, от силы, минут десять. В это время начал накрапывать дождь со снегом. Мороз, естественно. Тротуар сразу превратился в каток. Чтобы не упасть, пришлось ползти зигзагами. От дерева к дереву, значит. Все колготки на коленях оборвала, пока добралась до нужного мне дома. Хотела позвонить в домофон, но железяка с кнопками вся насквозь промерзла. Стала рыться в своей маленькой сумочке. Через час, наконец, нашла телефон. Холод так сковал руки, что я его не удержала и уронила на асфальт. Естественно в дребезг. Я приличная женщина, не кричать же на всю ивановскую: "Ира, это я! Открой дебильную дверь в подъезд!" Поэтому, подобрав камни, стала кидать в сторону ее окна (на втором этаже, которое). Одна каменюка долетела. До третьего. В дырку высунулся лысый мужик и стал грозить вызовом полиции. Минут через десять в отделении хоть отогрелась. На следующий день, заплатив штраф за хулиганство, позвонила подружке. Слава богу, торт, Рахманинов и Спиваков из квартиры моей подруги никуда не делись. Ничего, я завтра выйду еще раньше. С запасом часов на шесть.

* -- Лабутены – это туфли на высоком каблуке. Изящная обувь получила свое название в честь французского дизайнера-модельера обуви Кристиана Лабутена.
 

Дипломат поневоле

(Семён)
  30    2017-11-05  1  1023

В субботу утром мы с женой вышли прогуляться, пока солнце не начало жарить всерьёз.

В этот ранний час людей на улицах не было, стояла тишина. Слышалось только чириканье воробьёв, воркование горлиц, да на соседней улице нас облаяла маленькая, злая собачонка.

Мы шли вдоль аккуратных лужаек, подстриженных кустов, тенистых деревьев, наслаждаясь свежим утренним воздухом. Когда же мы подошли к нашему дому, жена нахмурилась.

- Вечно у нас всё не как у людей, - сварливо сказала она. - У всех всё аккуратно, а ты всё не подстрижёшь траву, да и куст разросся, не пройти! Сколько можно говорить об этом?!

Я бы, мог, конечно, ответить, что, приезжая каждый день с работы, занимался внуком. А также мог вспомнить десяток дел, после которых у меня просто физически не оставалось ни минуты свободной в светлое время суток. Лет двадцать назад я бы, наверное, так и поступил. Но сегодня я вспомнил слова моего друга Владика:
"С женщинами не спорят!"

Повернувшись к жене, я с минуту строго смотрел ей в глаза, а потом произнёс:

- А я тебя всё равно люблю!

Жена, ожидавшая совсем другой реакции, улыбнулась во все тридцать три зуба. По забору пробежала белка. В воздухе витал лёгкий аромат цветов.
 

Чтобы люди не читали неправильны ...

(Соломон Ягодкин)
  6    2017-11-04  4  851
Почему-то книги, пишущиеся для идеологов, и книги, пишущиеся для людей, это совсем разные книги. Но тогда получается, что идеологи, это не совсем люди, а точней, не люди совсем...

Смотришь, как люди умные книги читают, и хочется им глазоньки-то повыкалывать, или начать эти умные книги самим читать, чтобы окончательно дураком не стать…

Чтобы люди не читали неправильные книги, им запретили читать вообще…

Дабы дети всё понимали правильно, трёх мушкетёров в новом переводе сначала приняли в пионеры, затем, в комсомол, а уж только потом они создали непобедимую партячейку...

Писатели, конечно же, горят не так ярко, как их книги, но зато куда громче, просто уши не оторвать…
 

Эфирное создание

(Семён)
  26    2017-11-01  1  1033

А у тебя самой-то, Зин,
      Приятель был с завода шин,
      Так он вообще хлебал бензин!
      В. Высоцкий

Мне было лет 13, когда, выйдя на коммунальную кухню, я увидел, что соседка, свесившись с подоконника, смотрит вниз.

- Что там, тётя Дуся? - спросил я, зная, что под окном кухни - сараи, а между ними и стеной дома - узкий проход.

- Да вон, мужики какие-то собираются, с бутылками, да только бутылки какие-то чёрные, не вино и не водка, - ответила она, не поворачивая головы.

Я занял наблюдательный пункт у второго окна. У мужиков, в самом деле, была парa бутылок, которые они открыли и сыпали туда соль из пакета. А потом сунули в каждую по клоку ваты и стали встряхивать. Затем, заткнув горлышко каждой ещё одним клочком ваты, стали цедить через вату жидкость в гранёные стаканы и пить.

Когда вечером я рассказал об этом отцу - он тут же объяснил мне, что в бутылках была политура, основным ингредиентом которой является шеллак, растворённый в спирте. Соль нужна, чтобы шеллак выпал в осадок, а вата - чтобы он осел на ней. Но, как заверил меня отец, такая очистка очень ненадёжная, в спирте остаётся много всякой дряни, которую эти алкоголики пьют, разрушая печень. Мой папа работал врачом "Скорой помощи" и знал эту тему не понаслышке.

Позже я узнал, что алкоголики пьют и одеколон, и клей БФ, и много всякой другой гадости. Но о самом уникальном случае рассказал мне за обедом мой коллега, кандидат химических наук по имени Виктор, который когда-то, не поступив с первого раза в институт, год работал на заводе учеником электрика.

В цеху, куда попал Витя, работал один алкаш, про которого было известно, что он перепробовал всю дешёвую спиртосодержащую косметику и даже... гуталин. И вот кто-то из работяг предложил ему выпить на спор стакан медицинского эфира.

- За ящик водки - конечно, выпью! - тут же ответил алкаш.

Работяга посовещался с товарищами, и они решили с получки скинуться всей бригадой и купить ящик "Московской". А если алкаш не выпьет эфир - разберут водку по домам.

И вот в день получки был куплен ящик водки. В обеденный перерыв все собрались в бытовке, посадив алкаша на такое место, откуда всем было его видно. Один из работяг принёс стакан прозрачной жидкости, все убедились по характерному резкому запаху, что это - эфир. Стакан поднесли алкашу, и он, запрокинув голову назад, залпом выпил его. Все ахнули и с интересом смотрели, ожидая, какой эффект произведёт эфир. И эффект не заставил себя ждать.

Дело в том, что температура кипения эфира - около 35 градусов. А температура внутри человеческого тела - 37 градусов. Алкаш этого, конечно, не знал, но, учитывая, что он спорил на ящик водки - это бы его, наверное, не остановило.

Через минуту после того, как стакан из-под эфира был поставлен на скамейку, алкаш резко дёрнулся и, сидя, как бы подпрыгнул и громко рыгнул. Почти cразу - ещё раз. В бытовке сильно запахло эфиром.

-Мужики! Не курите! - закричал Витя, который уже тогда всерьёз интересовался химией и сообразил, что воздух насыщается парами взрывоопасного вещества.

На алкаша было страшно смотреть. Лицо побагровело, глаза вылезли, казалось, из орбит, он непрерывно подскакивал, трясся, рыгал и с трудом успевал вдохнуть чуть-чуть воздуха.

- Может, "Скорую" вызвать? - спросил молодой рабочий, с ужасом глядя на эту картину.

- Да ну, оклемается! - ответил работяга постарше. - Это я или ты, наверное, дуба бы дали от таких фокусов, а этому-то ничего не будет. Года три назад он по ошибке импортную краску для волос выпил - и то ничего!

И, в самом деле, вскоре алкаш уже подскакивал и рыгал пореже, а минут через пятнадцать эфир, видимо, весь выкипел. После чего алкаш улёгся на лавку и захрапел. Витя вспомнил, что когда-то пары эфира использовали для анестезии при операциях.

Новость быстро облетела весь завод, и алкаша стали называть "эфирный", а потом, с лёгкой руки молодых инженеров из техотдела - "эфирное создание".
 

Вот тебе и негр!

(Семён)
  33    2017-10-31  0  1073
Лет 10-12 назад мой сын Денис, будучи студентом, попал в молодёжную компанию, собравшуюся на квартире у одного из его знакомых в Бруклине. Все говорили по-русски, хотя у окна Денис заметил симпатичного темнокожего парня, явно мулата.

- Алекс, невежливо говорить по-русски, если кто-то не понимает, - негромко сказал Денис хозяину, кивнув на мулата.
- Ах да, вы же не знакомы, - ответил тот и подвёл его к темнокожему.
- Денис, - представил Алекс.
- Очень приятно, Сергей, - без всякого акцента откликнулся мулат под весёлый смех Алекса. - Не удивляйся, - усмехнулся он, глядя на ошарашенную физиономию Дениса. - Я из Москвы, мама русская, а папа - участник Олимпиады-80. Правда, я его никогда не видел, но мать говорит - похож.
- Что, у меня очень дурная рожа была? - улыбнувшись, спросил Денис.
- Да нет, бывает хуже. Я живу на Брайтоне, иной раз еду домой, в вагоне одни русскоязычные, в основном пожилые, начинают вслух обсуждать меня - как выгляжу, как одет, на кой леший еду в русский район, может, к русским девкам... При этом, как понимаешь, в выражениях не стесняются. А я молчу, а перед тем, как выходить - вежливо спрашиваю, сколько времени. Вот тут уже рожи - не описать!

В отличие от Дениса, изучавшего компьютерные науки, Сергей учился на социального работника. Он оказался интересным собеседником, и Денис с удовольствием слушал его.

- Вскоре после приезда в Америку у меня был приступ аппендицита, - рассказывал он, - привезли на "скорой" в больницу. По-английски я тогда ещё говорил плохо, стал просить русского переводчика. Они со мной и по-французски, и по-испански пытаются говорить, а я не понимаю. Наконец появилась медсестра, как потом выяснилось - из Ташкента. Убедилась, что я по-русски говорю лучше, чем она, засмеялась и сказала, что в больнице решили, у меня от высокой температуры бред начался.

Дома Денис рассказал нам о чернокожем русском, и мы тоже посмеялись. А вскоре после этого мы переехали в Нью-Джерси, и Денис больше не встречал мулата Серёжу.

Через несколько лет, когда Денис уже работал в солидной фирме в Манхэттене, ему позвонила бабушка, живущая в Бруклине, и попросила поехать с ней в офис для получения пособия. Они поднялись на лифте на третий этаж, подождали минут десять, и их пригласили пройти в один из многочисленных кабинетов. Бабушка, шедшая впереди, заглянула в открытую дверь и растерянно остановилась.

- Ну вот, обещали к русскоязычному направить, а тут негр! - с досадой пробормотала она.
- Бабушка, в Америке нельзя говорить это слово! - сердито шепнул ей Денис.
- Ой, правда! - испугалась бабушка.
- Ничего страшного, я понимаю, что Вы ничего плохого не имели в виду, - услышал Денис, и в дверях появился... Сергей. - Ой, Денис, здравствуй!

Сергей быстро уладил все формальности, объяснил бабушке всё, что было нужно, и стал расспрашивать Дениса, чем он занимается, нравится ли ему работа.
- А тебе твоя нравится? - спросил в свою очередь Денис.
- В общем, да. Я ведь люблю с людьми работать. Правда, последнее время в нашем районе появилось очень много русскоязычных пожилых людей, а социальных работников, говорящих по-русски - только трое. Так что вкалываю - как негр!
 

Социализм – это учёт!..

(Соломон Ягодкин)
  13    2017-10-25  4  903
Либеральный консерватизм, это такая же дичь, как и просвещённое самодержавие: всё бы хорошо, да вот только шерсть самовластия в это поверить не даёт…

Из всех «измов» единственный стоящий - это «человечность», хотя ему крайне не повезло с окончанием: сколько его ни присобачивали, каждый раз отпадал, собака, что ящеркин хвост...

«Социализм – это учёт!» - сказал Ильич, и с тех пор у нас всё-всё учётывается...

Горящее лицо фанатика выражало неукротимую решимость ради всеобщего блага пожертвовать если не собой, то уж всеми остальными точно...

Не от хорошей жизни пролетарии в капиталисты уходят, так диктует суровая классовая борьба, тем более, если у тебя в кармане заместо кастета, самой главной Партии партийный билет...
 

Кукольные зубы

(Семён)
  16    2017-10-23  0  887
Пятилетняя Светочка очень завидовала брату своей бабушки, дедушке Юре. Он, как и она, любил сладкое, но никто не говорил ему, чтобы он не eл больше конфет или пирожных. Но потом зубной врач объяснил ей, что много сладкого кушать нельзя, а то зубы будут болеть и выпадать.

- Бабушка, а почему деда Юра ест много сладкого? - спросила она дома. - У него же все зубы выпадут!
- Уже! - усмехнулась бабушка.
- Что уже?
- Уже выпали, - объяснила бабушка.
- Но я видела, у него есть зубы!
- Эти зубы - не настоящие, из пластмассы.
- Из пластмассы?! Как у моих кукол?
- Ну да!

Светочка поняла, что доктор был прав, и с тех пор даже в гостях съедала только одно пирожное и одну конфетку.

Летом у мамы было тридцатилетие, его отмечали на природе. Расположились на берегу реки, папа жарил шашлыки и угощал ими гостей. Вдруг Светочка громко закричала:
- Дедушке Юре нельзя мяса!
- Почему?! - папа от неожиданности чуть не выронил шампур.
- У него зубы кукольные!
 

Однопартийная система, что автом ...

(Соломон Ягодкин)
  12    2017-10-22  2  879
Коммунистический пропагандистский бред всех окончательно объединял уже тем, что он в массово дебильной форме всё народу доступно объяснял. А любой не бред, если верить опять же нашей пропаганде, это был злокозненный бред опять же наших врагов...

Власть для свободной идеи, что клетка для птички: сдохнет, а никуда не улетит. А если всё же не сдохнет, то хотя бы чуждые нам идеи не пропоёт…

Однопартийная система, что автомобиль без мотора, одни только тормоза…

Идеологические стереотипы незаменимы уже тем, что они никогда не меняются, а иначе как мы будем контролировать, что у каждого из вас в голове?..

Если Запад отменить, получатся целых два Востока, и тогда уже точно хватит на всех...
 

СССР - Швеция

(Алексей Березин)
  84  О родине  2017-10-20  14  6218
В четыре года я впервые почувствовал себя несчастным.
Может быть, подобное чувство я испытывал и раньше, но самый ранний в памяти - именно тот случай, о котором пойдёт рассказ ниже.

А несчастным я себя ощутил потому, что жил в Швеции.
Причём жил, как коренной житель, то есть был самым последним, обыкновенным, беспросветным и законченным шведом.

Я это понял, одиноко сидя перед маленьким чёрно-белым телевизором, внутри которого заканчивался хоккейный матч между нашими и сборной Советского Союза.
Наши разгромно проигрывали 0:4.
Сейчас уже не помню, как я догадался о том, что такой счёт считается разгромным.
Но мне в тот момент он казался нереально, фантастически огромным!

У телевизора я сидел в одиночестве - отец куда-то вышел.
Мама на кухне что-то готовила и тоже иногда успевала одним глазом поглядывать на экран.
Для этого ей не нужно было быть сильно дальнозоркой, поскольку, говоря "на кухне", я имею в виду часть нашей комнаты, где находится печка.
Вся комната, логически состоящая из кухни и спальни, имела не более шести метров в длину, поэтому даже от печки мама была в курсе происходящего в нашем крошечном "Рекорде".

Только что наши пропустили четвёртую шайбу, и я, грустно поникнув головой, исподлобья смотрел, как крупным планом показывают радостных, улыбающихся советских болельщиков.
Я думаю, оператор выбирал людей посимпатичнее, в основном молодых женщин, и я с обидой и завистью смотрел на их красивые улыбающиеся лица...

В какой-то момент я так громко вздохнул под тяжестью своих тоскливых и безысходных шведских мыслей, что мама обратила внимание на моё подавленное состояние.

- Ты чего вздыхаешь?

Я попытался подражать интонации отца в аналогичной ситуации:

- Да... (горестный выдох)... Наши опять проигрывают...

Мама, уже с интересом:

- Какие наши?

- (ещё более горестный выдох)... Да Швеция...

- Да мы же - не Швеция!

Мама рассмеялась, и за те несколько секунд, пока она переводила дыхание, я окончательно пал духом.
К этому моменту у меня было настолько пессимистичное настроение, что внезапно открывшийся факт, что мы живём не в Швеции, добил меня окончательно - я понял, что на самом деле мы живём в ещё более плохой стране, чем эта дурацкая Швеция.
И морально готовил себя к самой страшной фразе, которая, как мне казалось, должна была через мгновение сорваться с маминых уст.
Фраза о том, что мы живём в Америке!

Америка в то время была для меня самой ненавистной страной.
Возможно потому, что моё знание о ней заключалось всего в двух популярных отрывках детского фольклора - "американская вонючка" и "один американец засунул в жопу палец...".
Подлить масло в огонь могли и часто повторяющиеся карикатурные изображения пузатых и слюнявых (из-за постоянного курения сигар) американских империалистов в "Крокодиле", который мы тогда выписывали, и я любил рассматривать его номера из-за обилия в них забавных рисунков.
В итоге собирательный образ обаяшки-американца изображал заплывшее жиром, плохо пахнущее и нечистоплотное со всех сторон животное, для пущего смеха наряженное в ярко-пёструю звёздно-полосатую одежду.

Когда мама отсмеялась, я уже сильно завидовал себе тому, каким я был всего несколько минут назад - ощущать себя шведом, даже проигрывающим в хоккей с разгромным счётом 0:4, было неизмеримо приятнее, чем американцем.
Помню, с каким невыносимым ужасом я ожидал окончательного приговора матери.
И вдруг слышу:

- Мы же в Советском Союзе живём!

Я с недоверием уставился на неё.
Мой ошарашенный вид совсем её развеселил:

- Мы же - русские!

И вот тут я понял, что она говорит правду.
Потому что как-то уже слышал раньше, что мы - русские.
Только не знал, в какой стране живём.

Вряд ли мне удастся подыскать подходящее слово к тому состоянию души, в которое меня так неожиданно ввергли мамины слова!
По сравнению с тем, что я тогда испытывал, такие выражения, как гордость, эйфория, счастье означают смертельную скуку и тоску.
Помню, я на всякий случай ещё позаглядывал маме в глаза, пытаясь уличить её в шутке, но после того, как она ещё раз повторила, что, мол, да, наша страна - это и есть Советский Союз, я окончательно разрешил себе расслабиться и почувствовать себя баловнем судьбы.
Это было настолько здОрово, ошеломительно и торжественно, что я не прыгал и не кричал от радости, а снова молча, но уже с неописуемым восторгом, смотрел на экран телевизора, где матч уже закончился и опять ближний план медленно скользил по красивым лицам улыбающихся людей, которые оказались нашими!

Больше никогда в жизни у меня, пожалуй, не было такого контраста настроения - меньше, чем за минуту перейти от ощущения полной пропащести, обиды на судьбу и безысходной, обездоленной бессмысленности существования к полнейшему, всеобъемлющему и безграничному счастью.

***

В процессе написания этих строк я пробежался по интернету в поисках информации о той памятной для меня игре.
Оказалось, что в те далëкие времена наши (как мы теперь знаем, это - сборная СССР) с завидной (особенно в последнее время) регулярностью - каждые два года - обыгрывали шведов с одинаковым счётом 4:0.
В 1960, 1962 и 1964 годах.

Судя по всему, историческим для меня матчем оказалась товарищеская встреча в феврале 1962 года в Стокгольме.
Из этого я и заключил, что мне тогда было почти четыре года.
Шайбы в той игре забросили Николай Снетков и Вячеслав Старшинов - по одной и две - Александр Альметов.

***
 

Леший

(Семён)
  5    2017-10-19  0  848
Посёлок Лахта ещё в 1963 году вошёл в черту Ленинграда. Но и в середине 1980-х, о которых пойдёт речь, он оставался посёлком, в котором почти все знали друг друга.

В местной бане работал известный всему посёлку местный алкаш Витя Косяк по прозвищу Леший, невысокий худой мужичок лет 35 с окладистой рыжей бородой. Когда он был более менее трезв - работал банщиком, а когда перепивал - его на несколько дней переводили в уборщики. Характер у Вити был покладистый, и местные мужики зачастую поили его в долг, зная, что долги он всегда помнит и отдаёт. А своё прозвище он получил при довольно забавных обстоятельствах.

Как-то в октябре Витя с двумя собутыльниками часов в 12 дня разжились аж двумя бутылками водки. День был тёплый, хотя землю уже устилали опавшие листья. Мужики пошли на кладбище, нашли там симпатичный столик со скамейкой, поставили бутылки и нехитрую закуску и стали выпивать, вдыхая запах прелых листьев и наслаждаясь тишиной. Однако к концу вторoй бутылки Витя, будучи самым тщедушным, опьянел и сполз со скамейки. Попытки "оживить" его ни к чему не привели. К удивлению захмелевших собутыльников, он оказался довольно тяжёлым.

- Слушай, а ведь нам не утащить его, - озабоченно сказал один из них.
- А пусть полежит тут. День тёплый, не замёрзнет. Положим в канавку и листьями присыплем, чтобы теплее было, - предложил второй.

Так они и сделали и, обнявшись, нетвёрдой походкой пошли к выходу с кладбища.

Витя проспал несколько часов и проснулся, когда уже начало смеркаться, от знакомого, можно сказать, родного звука - звяканья стаканов. Дело в том, что тот же столик облюбовали уже другие люди - влюблённая парочка. Женщина была замужем, поэтому встречались они тайком.

Мужчина аккуратно расправил газету, поставил на неё водку, вино, два стакана, банку солёных огурцов, пачку печенья. Нарезал хлеб, сало, луковицу и налил водки - себе и вина - подруге.
- Давай за нас, моя дорогая, - предложил он. Они чокнулись, но выпить не успели.

- И мне налейте, - вдруг раздался негромкий хриплый голос за спиной у женщины.

Вздрогнув, она обернулaсь, но никого не увидела и решила, что ей померещилось. Опустила взгляд - и тут же сильно побледнела, глаза её округлились, рот приоткрылся, и она завизжала по-поросячьи:
-И-и-иии!

Мужчина проследил её взгляд - и почувствовал, что покрывается гусиной кожей. В неверном сумеречном свете он увидел, что из земли, покрытой осенними листьями, к их столику тянется рука. Хриплый голос произнёс:
- Налейте, а?

- П-покойник?! - прошептал мужчина. Забыв про выпивку и закуску, оба подскочили и, спотыкаясь и задевая оградки, помчались к выходу с кладбища.

Через минуту их топот затих, а из канавки, морщась и потирая затёкший бок, поднялся Витя Косяк.

- Опохмелиться оставили? Вот спасибочки! - пробормотал он заплетающимся языком. Выпив стоявший на столе неполный стакан водки и закусив хрустящим огурцом, он почувствовал себя бодрее. Употребив в качeстве десерта полстакана вина, налитого для женщины, Витя заткнул обе бутылки и положил их во внутренние карманы пальто, завернул закуску в газетку и пошёл с кладбища.

Пройдя пару кварталов, Косяк увидел двух мужиков, которые поили его пару дней назад.

- Васька, Колька, здорово! Пошли, бухнём? С меня должок! - поприветствовал он их.

Мужики обернулись - и тут же буквально сложились от хохота.

- Вы чё? Правда, и водяра, и красненькое есть, - продемонстрировал обескураженный Витя бутылки. - И закусь имеется!

- Да ты на себя посмотри! - выдавил сквозь смех Васька. - Мы ж тебя только по голосу узнали!

Витя подошёл к тёмной витрине закрытого магазина и посмотрел на своё отражение. В самом деле, узнать его было непросто. На лбу, на щеках, в волосах, а особенно - в бороде было столько жёлтых и красных листьев, что он казался каким-то сказочным персонажем.

- Ну чистый леший! - утирая слёзы, простонал Колька.

С тех пор к Виктору намертво пристала кличка Леший.
 

Медицинские курьёзы

(Семён)
  5    2017-10-18  1  840
В начале 1970-х годов моя сестра, будучи студенткой медицинского института, была на практике в каком-то отдалённом районе, кажется, Кировской области. Решив просмотреть истории болезни, студенты наткнулись на запись: "Контузия экстра-тарантасикус". Ничего не поняв, они обратились к местному врачу, который объяснил, что у них имеются два фельдшера, один из них мужик простой, а второй обожает всякие псевдонаучные выражения. Оказывается, в этом случае пациент получил сотрясение мозга, выпав по пьянке из телеги.

Когда смех утих, местный врач с невозмутимым видом достал другую папку и сказал, что хочет познакомить студентов с записью второго фельдшера. В этой истории болезни в графе "диагноз" было написано: "Абсцесс левой полужопы".
 

Случай в тропическом лесу

(Моисей Гапонович Сусанин)
  11    2017-10-17  0  866
Однажды к мирно пасущимся динозаврам прискакал докучливый заяц и сказал - Динозавры, будет всемирный потоп. Ной собирает на свой корабль ковчег каждой твари по паре. Давайте собирайтесь. А динозавры честно говоря не любили Ноя, во-первых за то что праведный, во вторых за то что тот всё время грузил и проповедовал. Нет - сказали динозавры - только не Ной.
Так в итоге и вымерли последние динозавры.
 

Не трогать!

(Семён)
  5    2017-10-17  0  801
Когда моя тётка училась в медицинском институте, у них на курсе был студент, которого звали Юра Захер. Некоторые однокурсники намекали на некоторую неблагозвучность фамилии и советовали переделать в Загер, но он отвечал, что фамилия досталась ему от предков и менять её он не будет.

По распределению Юра, как и моя тётка, попал в Карелию. Ординатуру молодые врачи проходили в Петрозаводске.

Незадолго до окончания ординатуры недавние выпускники съехались на совещание в Горздравотдел. На совещании обсуждались интересные и важые вопросы, и Юра, не захвативший тетрадь, записывал интересующую его информацию на отдельных листах. Набралась приличная кипа записей. Уходя на обед, он оставил свои записи на стуле, прикрыв листом, на котором черкнул несколько слов.

Вскоре в кабинет главврача вбежала расстроенная уборщица. Потрясая каким-то листком, вся красная от возмущения, она кричала, что нельзя издеваться над приличной, семейной женщиной только потому, что у неё нет образования и она работает уборщицей. Главврач не мог понять, в чём дело. С большим трудом, напоив уборщицу валерьянкой, ему удалось немного успокоить её, так что она прекратила кричать и начала воспринимать окружающее.

- Кто вас обидел? - спросил он.
- Не знаю, - всхлипнула она.
- Да в чём же дело? - недоумевал главврач.
- Вот, смотрите! - протянула она ему лист бумаги.

Главврач взял его в руки - и облегчённо выдохнул. На листе крупными буквами, столбиком были написаны три слова:

ПРОШУ

НЕ ТРОГАТЬ

ЗАХЕР
 

Солёный супчик

(Семён)
  15    2017-10-16  0  842
Петя Ермолаев, весёлый деревенский парень, отслужив в армии, решил переехать в город. Там он устроился работать на завод и поселился в общежитии. Кроме него, в комнате жили ещё пять молодых парней. И договорились они, что каждый вечер будут по очереди готовить на всех еду. Вот как-то Коля Никонов, парень из-под Пскова, был дежурным и решил приготовить суп.

      Суп уже был почти готов, когда Коля вспомнил, что не посолил его. Взял он пачку соли, наклонил над кастрюлей, а тут сзади кто-то ка-ак хлопнет дверью! Вздрогнул Коля, и чуть пачку из рук не выронил. Пачку-то подхватил, да только из неё в кастрюлю чуть не половина высыпалась. Ну, соль, ясное дело, в кипящем супе моментально растворилась, не вытащишь.

      Что делать?! И решил Коля, что надо пока что смыться от греха подальше, чтобы по шее не накостыляли за то, что всех без ужина оставил.

      Заходит он с кастрюлей в комнату, ставит её на стол, а сам идёт туфли надевать.

      - Куда ты? Сам, что ли, есть не будешь? - спрашивает его Петя Ермолаев.

      - Да мне тут надо срочно в одно место, оставьте мне , я потом поем, - говорит Коля и поскорее за дверь.

      Петя налил себе тарелку, взял в рот полную ложку - и тут же выплюнул.

      - Вот зараза! - воскликнул он. - Дела у него, как же!

      A Коля тем временем пошёл в кино на последний сеанс, потом ещё погулял, и решил, что уже можно возвращаться, все спят, как-никак, второй час ночи. Общежитие, конечно, заперто, но их комната, хоть и на втором этаже, а зато рядом с пожарной лестницей, парни часто, загулявшись с девушками допоздна, в окошко влезали.

      - Только бы окно не заперли, - подумал он, подходя к зданию общежития. - Но не должны, лето, жарко, с закрытым окном душно спать.

      И в самом деле, окно оказалось открытым. Заглянул Коля в комнату - темно, тихо. Перелез через подоконник - и в комнате раздался громкий плеск и последовавший за ним взрыв хохота. Кто-то включил свет. Перепуганный Коля стоял в тазу с водой, брюки его по колено были мокрыми.

      - Да вы что, охренели? - вырвалось у него.

      - Понимаешь, Коленька, супчик твой солоноват оказался, - сказал Петя Ермолаев, указывая на стоявшую на столе кастрюлю. - Запивать его надо. Вот мы тебе водичку и приготовили!

      - Вот черти! - проворчал Коля, выливая воду из туфель и снимая мокрые носки и брюки. Втайне он был доволен, что всё обошлось "малой кровью".

      - Ладно, мужики, давайте спать, завтра на работу, - скaзал Вася Сидоренко и погасил свет.

      Тут только Коля почувствовал, как он устал и хочет спать. Предвкушая, как он ляжет, он подошёл в темноте к своей кровати, сел на неё - и тут же с криком вскочил. Хохот в этот раз был ещё громче, даже разбуженные соседи застучали в стенку. Свет зажёгся. Коля в мокрых трусах стоял рядом со своей кроватью и беспомощно смотрел, как по одеялу медленно расплывалось мокрое пятно.

      Он потянул одеяло - оно с трудом отлипло от простыни. Коля ожидал увидеть какую-то ёмкость, но в кровати ничего не было, только какая-то липкая жидкость с тёмными частичками. По запаху он понял, что это был его злополучный суп. Но как он туда попал в тот момент, когда Коля сел на кровать?

      Наконец, под нижней простыней, он увидел что-то непонятное, похожее на кусок рваного воздушного шарика.

      - Что это? - изумлённо спросил он.

      - Резиновое изделие номер два! - под общий хохот объяснил Петя Ермолаев. - Понимаешь, Коленька, мы ведь, как ты и просил, тебе оставили в кастрюле только твою порцию. А свои налили в это самое изделие. Представляешь, больше литра влезло! И лежал твoй супчик у тебя под простынкой, пока ты на него не сел! Правда, когда наливали - ещё тёпленький был, а ты так долго гулял, что остыть супчик успел, уж не обессудь!

      Тут раздался стук в дверь и вошёл Иван Крылов из соседней комнаты.

      - Что тут у вас за цирк? - щурясь спросонья, сердито спросил он. - Пол-второго ночи, а вы ржёте, как жеребцы.

      Через пять минут, когда ему объяснили, в чём дело и он, усмехаясь, ушёл - из-за стенки послышался хохот.

      После этого Коля Никонов стал местной знаменитостью, чем он очень гордился.
 

Не дождётесь!!!

(Семён)
  22    2017-10-14  0  921
Дед Пахом был крепким мужиком. Прожил он долго, но, даже когда ему было за восемьдесят, сам колол дрова, носил по два ведра воды из колодца. И выпить был не дурак.

      Как-то наработался он, заходит в дом, а на столе стоит бутыль первача, выгнанного утром. Пропустил он стакан, да не учёл, что усталый да с утра почти ничего не ел. Сморило его.

      Лежит Пахом и вроде слышит, что стучат. Да нет сил открыть глаза или слово сказать. Слышит, соседи заходят, по голосам он их узнал - Фёдор и Лукерья из соседнего дома.
- Пахом, ты дома? - спрашивает Фёдор. А Лукерья к кровати подошла и ахнула:
- Гляди, Федя, преставился наш сосед!
- А и правда, - говорит Фёдор. - Да ведь ему уж восемьдесят шестой год шёл, вечно-то не живут.
- А шифоньер у него хорош! Небось сын евонный, Кузьма, в город не повезёт. Надо забрать, пока Петровна не прихватила.
- Хоронить его, наверное, будут в чёрном костюме. А вот серый - мне великоват, а зятю нашему в самый раз.
- И самогон на столе.
- У Пахома он всегда отменный. Давай-ка помянем раба божьего Пахома...

      Тут уж Пахом не выдержал. И только Фёдор протянул руку к бутыли, как и он, и Лукерья подпрыгнули от могучего рыка:
- Не дождётесь!!!
 

Гастроли

(Семён)
  18  Русский язык  2017-10-14  0  1095
Тётка моей сослуживицы после войны работала помощником режиссёра в одном из ленинградских театров. Она помнила, как вдруг пронеслась весть о том, что вскоре театр едет на зарубежные гастроли! Да к тому же - в совсем недавно образовавшееся государство Израиль.

Счастливчики, утверждённые на эту поездку, были взволнованы и радостны. Все, кроме одного. Главный осветитель, которому предстояло работать с местными работниками, ходил хмурый, как туча. Дело заключалось в том, что он был совершенно неспособен к языкам, а ведь надо будет отдавать быстрые команды на английском...

Всё свободное время бедняга зазубривал английские слова. Он понимал, что предложение ему будет не сказать, и решил ограничиваться основными командами. Однако не был уверен, что в нужный момент, на нервах, не перепутает, и составил шпаргалку главных слов: темнота, свет, справа, слева, спереди, сзади...

И вот наступил день, когда гастролёры приехали в Израиль и пришли в помещение местного театра на репетицию. Страшно волнуясь, главный осветитель положил рядом с микрофоном шпаргалку и, с замиранием сердца, прочитал: "Даркнес!" (Darkness - темнота, англ.)

Однако, вместо ожидаемой темноты, он увидел, как из окошка осветительской будки высунулся огромный нос, за ним - остальная часть худощавой физиономии, и услышал громкий голос:
- Таки уже выключать свет?

- Вы говорите по-русски?! - без микрофона воскликнул изумлённый главный осветитель.

- Так я ж с Одессы! - рявкнул носатый, и все гастролёры, к недоумению местных работников, покатились со смеху.
 

Выворот на шиворот - 3

(Кручко Игорь)
  7    2017-10-11  0  787
(Продолжение. Начало см. в «Выворот на шиворот)


«Зарница» по-взрослому.


      В этот раз на дачу к деду, я приехал с мамой. Войдя в маленький дворик, мы, первым делом, увидали соседку, стоящую у забора, который разграничивал наши участки.
      – Здравствуйте, тетя Настя, – поздоровалась моя мама.
      – Здрастье, – эхом повторил я за ней.
      – Здравствуйте, здравствуйте, соседи дорогие! – и баба Настя посмотрела в сторону дедушки и двух его друзей: они, в это время, о чем-то шептались с заговорщическим видом. – Слышь, Маш, ну-ка, поди сюда, – тихо, но с каким-то тайным значением, проговорила пенсионерка. – Целое утро шепчутся, и что странно – трезвые! Это больше всего и настораживает! Маш, ты уж меня извини, что не в свое дело лезу, но Афанасий чего-то точно задумал! Глаза с самого утра блестят! Ну, ты ведь знаешь, что когда у него зеньки такие – жди беды!
    – Ладно, тетя Настя, сейчас подойду к ним и постараюсь выяснить, в чем дело. А у вас как дела? Как здоровье?
    – Да вроде ничего. Правда, когда Афанасий начинает чудить, приходится валерьянку пить. Из-за этого, все местные коты на запах сбегаются! Потом, страшными голосами долго воют под забором. От этого я еще больше нервничаю! Валидол вон уже заканчивается. Когда вернешься за Колькой, то захвати мне две упаковки!
    – Хорошо тетя Настя. Смотрю, у вас на огороде такой красивый перчик! И баклажаны выросли такими красивыми стройными рядами – одно загляденье!
    – Ох, Маша, сколько труда я вложила, чтобы получить такой урожай. Сколько литров воды перетаскала для полива… – соседка горестно покачала головой.
    – Ладно, пойду, посмотрю, чем там наши мужчины занимаются.
    – Ага, поди, поди. Я, когда Семеныча увидала, то козу сразу в загон загнала, чтобы от греха подальше! (см. Шиворот на выворот -2)

      Удобно расположившись под грушей, дедушка в большой мексиканской шляпе задумчиво смотрел на шахматную доску. Дядя Семеныч, как обычно, одетый в тельняшку и широкие матросские штаны просто смотрел на доску – без задумчивости, а дядя Ким что-то шептал на ухо дедушке. Дядю Олега – корейца по национальности, мой дедушка почему-то называл «Ким-оглы», хотя у него фамилия была просто «Ким». Сначала я подумал, что мой дедушка со своими друзьями собирается на рыбалку, но бутылки с водкой так и не обнаружил. Я очень удивился – чем же тогда они еще могут заниматься? Между ними находилась шахматная доска с картофелинами на ней.
Видимо это заинтересовало и мою маму.
    – Здравствуйте!
    Троица невпопад поздоровалась с мамой и вопросительно уставилась на нее.
    – Пап, а чем это вы тут занимаетесь?
    – Не видишь, в шашки играем!
    – Картошка, вместо фишек?
    – А что такого? Положили то, что первое под руку попало! А первой попала картошка!
    – А как же вы определяете, где чьи?
    – По пупырышкам!
    – И чей сейчас ход?
    Дед стал сердиться:
    – Чего это ты ко мне с всякими вопросами лезешь? Вот ведь, бабское племя! Иди вон к Насте, соплеменнице своей! Мы сами забыли, чей ход! Вот сидим и вспоминаем! А ты мешаешь нам это… вспомнить!
    – Ладно, ладно, не сердись. Пап, я оставляю с вами Колю. Заберу его в воскресенье. А шляпа тебе зачем? Все-таки, подарок мексиканских коммунистов! Не жалко?
    – Может, в ней я себя Нахудосом * чувствую! Понятно?
    – Совсем дожился до беспамяти, пень старый! Тебе, чего, наших матюков стало мало! На заграничные потянуло! Тьфу, смотреть противно! – баба Настя погрозила из-за забора кулаком. – При детЯх так выражаться! Ээх, пижон городской, ты у меня когда-нибудь договорися!
    – Не обращайте на него внимания, тетя Настя! Это слово он подглядел в моей диссертации, и оно совсем не плохое – раньше был такой царь Навуходоносор! – и мама, тихо посмеиваясь, пошла в дом раскладывать мои вещи.

***


    – Ты знаешь, что такое «зарница»?
    – Слышал о ней, но никогда не участвовал. Старшеклассники говорили, что там очень здорово. Они рассказывали, что спали в больших палатках, бегали по грязному полю с настоящими деревянными автоматами. Ели каждый день солдатскую кашу!
    – Знаешь, внучек, я после армии на каши смотреть не могу, а на перловку, тем более! Я с Кимом-оглы и Семенычем сегодня ночью «зарницу» устраиваем. Будет проходить на местных полях… колхозных! Там тоже грязи навалом! Пойдешь с нами?
   – Конечно, дедушка!
   – Только молчок, никому не слова… – Петрович на мгновение замер, – об этой военно-патриотической игре! Глаза у дедушки загорелись, и я понял, что быть беде.

    Наступил вечер. К нашему домику подъехал дядя Олег с Семенычем на стареньком «москвиче».
   – Готов к труду и обороне? – Ким-оглы потрепал меня по голове.
   – Всегда готов!
   – Молодец! Дедушка где?
   – Он вас в доме ждет. Готовится к зарнице!
    Мы зашли в дом и увидали богато накрытый стол – на разосланной газете стояли четыре стакана, бутылка водки и бутылка ситра «Буратино». Чуть в стороне скромно покоились два маленьких вяленых карасика с облупленной по бокам, чешуей. Рассредоточились вокруг стола. Дедушка стал разливать по стаканам водку. Когда дошла до меня очередь, то он открыл бутылку с «Буратино» и стал наполнять мой стакан со словами: – Тебе еще рано прикладывается к «святой воде», поэтому отведай этот газированный напиток со сложным цитрусовым букетом. Ну, что, посидим на дорожку?
    Я уселся на стул, а дедушка, Семеныч и дядя Олег не стали тратить время на опускание тел – выпили стоя. Так они стояли до тех пор, пока не опустела бутылка со «святой водой».
    Дед посмотрел на часы с кукушкой. Они показывали пол одиннадцатого вечера. – Ну, по коням!
    Перед посадкой в машину вышла небольшая заминка: дедушка никак не мог попасть внутрь автомобиля – мешала мексиканская шляпа. На уговоры Семеныча и Кима-оглы ее снять, получали категорический отказ. Промаявшись минут двадцать, Афанасий Петрович, наконец, решился положить драгоценную вещь в багажник.
      Мы уселись в машину, но «конь», приятного желтого цвета, никак не хотел заводиться: пришлось его толкать. Через час, машина, петляя по дороге, замедляя ход на подъемах и, набирая скорость при спусках, уткнулась в высокую придорожную траву: дотолкав машину к лесопосадке, дед кинул на землю «мексиканку» и повалился рядом с подарком заморских коммунистов. Семеныч и Ким-оглы последовали его примеру. Я открыл окно со стороны водительского места и спросил у дедушки:
    – Будем дальше ехать или уже приехали?
    – Уже! – еле проговорил дед. Немного отдышавшись, проговорил: – Мешки взяли?
      Я удивился – старшеклассники мне ничего не рассказывали про солдатские мешки на «зарнице».
      Ким-оглы приподнялся: – А разве я должен был их брать?
      – Семеныч, ты тоже не взял? – Афанасий Петрович с нетерпением ждал ответа от гориллообразного соседа по даче.
    – Я думал, что возьмешь ты?
    – Деда, а зачем нам мешки? – теперь я с нетерпением ожидал ответа.
    После некоторого раздумья, Петрович ответил:
    – Для патронов и других боеприпасов. Что будем делать без торб то. Вот, беда… – он, кряхтя, поднялся.
      Бывший «матрос», лежа на спине, принялся делать упражнения: разводил руки в стороны, а ноги сводил вместе. Затем, разводил ноги, а руки-оглобли, прижимал к туловищу.
      Минут пять, все молча наблюдали за его телодвижениями. Петрович не выдержал:
    – На тебя, что, свербеж в одном месте напал?
    – Нет, еще не напал! Просто готовлюсь к толканию машины в обратную сторону: ведь нам нужно за мешками смотаться!
      Ни у кого его предложение энтузиазма не вызвало, кроме меня: просто снова захотелось порулить.
    – Тут рядом ферма… Схожу на разведку, а вы меня здесь подождите, – и Петрович быстрым шагом удалился в сторону мерцающих невдалеке огоньков.

    Меня разбудил дедушка: – Ну, давай внучок, просыпайся! Нам пора выходить в тыл врага.
    Я протер глаза, выполз из машины и поплелся за троицей. Зевая, спросил: – Деда, мешки взял?
    – А как же! – и он показал мне свернутые в рулон целлофановые пакеты. – Давай, не отставай за передовым отрядом!
      Некоторое время мы шли между деревьями. Разглядеть тропинку нам помогала яркая луна. Я поделился этой радостной новостью с родным человеком, но родной по матери человек, почему-то, не очень обрадовался этому. Наконец, мы повернули и вышли на поле. Афанасий Петрович раздал мешки и приказал рассредоточиться. – Начнем с баклажанов! – Ты, Семеныч, наполненные мешки будешь относить в лесопосадку!
      Так, наполняя мешки «боеприпасами», мы постепенно подошли к смежному полю. И тут, неожиданно, мой дедушка дал команду: – Ложись, неприятель на подходе!
      Семеныч с Кимом-оглы, как снопы, попадали возле наполненных мешков на землю. Я же остался стоять, удивленно крутя головой из стороны в сторону: очень захотелось увидать врага, но не удалось – дед потянул за штанину.
      Минут через пять рядом с нами раздался шорох. Затем послышался шепот:
      – Вот решил спросить – вы свои или чужие?
      Мы с дедом, лежа на земле, повернули лица к стоящему над нами мужчине в кепке.
      Афанасий Петрович поднялся, отряхнулся и сказал чистую правду:
– Свои!
    – А как ты нас увидел? – Ким-оглы, с округлившимися от страха глазами, привстал с корточек.
    – По вашим целлофановым мешкам: они у вас блестят под луной! Красиво так переливаются… Дааааалеко видать!
      Тут вынырнул из темноты Семеныч.
      Мужик в кепке от испуга подпрыгнул на месте и осенил себя крестом.
      – Не боись, это человек! Затем дед перешел на военный язык: – У вас там, как: взвод или рота?
    – Не, только отделение! Окапываются на поле с перцем! А у вас тут что?
    – Синенькие!
    – Пойду, передам своим партизанам… – тут он посмотрел в мою сторону, – военную тайну. – Удачи вам! – тихо попрощался с нами «связной» и скрылся в темноте.

      Набежали тучи: до этого, ярко светившая луна побледнела, а затем и исчезла вовсе – стало темно как в подвале у Семеныча. А тут еще густой туман… Мы сбились в кучу, не зная, куда надо идти. Афанасий Петрович послюнявил палец и поднял его над головой. – Бойцы, штанами чувствую, что нам надо в ту сторону! – и, взвалив мешок с перцем на спину, уверенно зашагал.
      – Штаны не подведут? ¬– внес уточнение Ким-оглы.
      – Не боись, не подведут!
      Так мы шли цепочкой в полной темноте довольно долго. Два раза перелазили через заборы. На третий раз какая-то собачка, унюхав Семеныча, стала скулить и, поджав хвост, с яростным лаем юркнула в конуру. А мы, в свою очередь «юркнули» через очередной забор. Потоптавшись на месте, решили передохнуть.
      Вдруг, прямо перед нами, появилась узкая вертикальная полоска света.
      Дед, от неожиданности, икнул и выпустил из рук мешок.
      На этом, чудеса не закончились: раздался противный звук, очень напоминающий скрип несмазанных дверных петель. Полоска света расширилась еще больше. В нем появилась человеческая фигура, странным образом, напоминающая фигуру бабы Насти.
      – Афанасий??? Что случилось? – она спустилась со ступенек, держа керосиновую лампу в руках и, подошла к нам. – Ты опять в дурацкой шля…
      – Это кто там в темноте? Не твой дружок ли – Семеныч?   
      – А ты как тута оказалась? – дед никак не мог прийти в себя.
      – Ты выпимши, что ли? Живу я здеся! А что делаешь ты на моем участке в такое позднее время?
    – Заблудился я…
      Из-за спины Петровича выглянул «матрос»: – Я тоже, того, блуданул вместе с ним! КомПас - штаны у «главкома» подвели, елки-метелки! Дырявые, наверно!
      – Ты мне штанами зубы не заговаривай! В мешках что? Не перец ли?
      – У меня баклажаны, а у Афанасия перец! У Кима-оглы не знаю – наверное, то и другое…
      Тут на свет божий появился Ким-оглы: – Вы машину мою случайно не встречали? Желтая такая? А?
      – Желтая, говоришь? – и баба Настя потянулась за палкой…

      После ночной «зарницы» я проснулся в обед. Позевывая, вышел на улицу: деда нигде не было видно. Затем услышал его голос, доносившегося из-за забора нашей соседки:
    – Вотак?
    – У тебя точно руки выросли из другого места! Ты, что, линию не видишь?
    – Не вижу! Очки забыл в городе!
    – Ты ум там забыл, а не очки! Пень старый! Сади ровнее!

      Прислушиваясь к их разговору, подошел к изгороди: дед на втоптанных нами грядках, наводил порядок, а баба Настя, уперев руки в бока, контролировала его работу. – Вот приедет Машка, я ей все расскажу! Будет тебе и зарница, и синенькие, и … полный Нахудос* к ним в придачу!

      Я повернулся спиной к забору и тихо «съехал» спиной по шершавым доскам. Прикрыл глаза и подставил лицо ласковому солнцу.
      «Какая красота! Каникулы... Никаких тебе уроков! Все-таки, как хорошо летом на даче!»

    * – Навуходоносор. Имя, которое носил вавилонский царь. Еще есть бутылка шампанского емкостью пятнадцать литров с аналогичным именем.
 

МИНИ-СКАЗОЧКИ 2

(Олег Индейкин)
  68  Поговорки  2017-09-24  2  2374

      С    К    А    З    О    Ч    К    И
      

МИНИ-СКАЗОЧКИ 2

Жила-была ТРОПИНКА
Ох, и любила она мужиков заводить!

~~~~~~

Жил-был ЯКОРЬ
Он был так одинок. Его постоянно бросали.

~~~~~~

Жила была ВАХТА
Однажды вахту сдали. И её приняли.

~~~~~~

Жила-была ДИЕТА
-Стульев им что-ли мало? – думала она про людей.

~~~~~~

Жила-была БЛОХА
Так уж она боялась людей, которые хотели её раздавить, как блоху.
-И какая блоха их укусила! – возмущалась она.

~~~~~~

Жила-была МИШЕНЬ
Когда по ней стреляли, это её задевало.

~~~~~~

Жил-был КУРОК
Ну, разве это была жизнь?! Всё время на взводе.

~~~~~~

Жила-была МАЗЬ
У неё была мечта научиться втираться в доверие.

~~~~~~

Жил-был БОКСЁР
-Колоти «грушу» как следует! – кричал ему тренер.
-А я что… груши околачиваю! – огрызался боксёр.

~~~~~~

Жил-был БОМЖ
За все годы скитаний у него было двадцать шесть приводов в милицию и ни одного привода в порядок.

      

МИНИ-СКАЗОЧКИ 1 – Жми сюда
 

Без комментариев...

(Александр Шнеур (Трибуле))
  6    2017-09-20  0  872

МИНФИН ПРЕДУПРЕЖДАЕТ:
      "КУРЕНИЕ ВЕДЁТ К НЕДОЕДАНИЮ"

Когда нездоровый образ мысли
уходит на борьбу за здоровый образ жизни,
получается нечто такое...
"Да здравствует Российская Армия! -
Самая Самоубиваемая Армия в Мире!!!
Уррраа, товарисчи! Уррраааааа!.."
______
ЗЫ: эх, здесь бы ещё профиль Путина на фоне красной звезды!..
 

У атеистов хотя бы не бывает бог ...

(Соломон Ягодкин)
  16    2017-09-20  3  943
Мракобесие становилось всё более и более мракобесным, пока наконец-то не стало самим собой...

Нет бога кроме человека, тем более что сам он - далеко не бог. А что же тогда говорить обо всех остальных богах, тоже придуманных человеком?..

У атеистов хотя бы не бывает богов-убийц, а вот у верующих их сначала каждый второй, а потом и каждый первый…

Если боги существуют, значит это кому-то нужно. Теперь осталось только понять, кому и за сколько…

Он сказал «Не убий!», и вот тебе шестьсот лет кровавой Инквизиции. Он сказал «Не укради!», и тысячами лет бесконечные церковные поборы, так что им было, за что Его распинать…
 

ТЕСТ НА ЖЛОБСТВО

(Алик Кимры)
  20  Про болезни  2017-09-16  0  1231
"В запрудистой канавке
   по липовой по справке
      жила себе пиявка
      скромнёхонько в тени".

Олег Индейкин "Подвиг пиявки"
Жми сюда

Как-то в солнечный октябрьский день позднего бабьего лета мой приятель обнаружил стойбище судаков в тихой заводи близ Вишенок, что в 35 км от Киева вниз по Днепру.

И уговорил меня на охоту - я взял гидрокостюм, ласты-маску, подводное ружжо и на своём "Прогрессе-2" примотал к заводи. Где на глубине метров 5 застыло N-ное количество судаков. Подплывай и стреляй в упор. После то ли четвёртой, то ли пятой рыбины мне стало не интересно: охота - когда выслеживаешь добычу и т.д., а не какой-то расстрел спящих.

В общем, я прекратил кощунство, но всё же Бог меня покарал - в открытое место стопы над ластом впилась пьявка и вызвала рожистое воспаление. Пришлось срочно обратиться к однокласснику шурина - знаменитому киевскому хирургу Нёме Розенбергу (светлая ему память).

Он посмотрел и сказал:
- Вот те мазь. Если ты интеллигент, ногу разнесёт, придётся резать. А если жлоб, рассосётся само.

... К счастью, резать не пришлось. Рожа рассосалась сама.
 

АЛЬТЕРНАТИВА ВИДЕО

(Алик Кимры)
  10    2017-09-15  0  849

В ноябре 1989 года я достойно представлял ещё Советский Союз на международной конференции по САПР в Карловых Варах. Активно участвовал в научной и соответственно культурной да некультурной программах конференции. В рамках культурной экскурсировал по городу, правда, набравшись, в рамках некультурной, бехеровки. В Голубом зале имени П.И.Чайковского гранд-отеля "Москва" (сегодня - "Pupp", по имени первооснователя).

И в одном из самых красивых мест города, у подножья Крушных гор, между улицами Петра Великого и Садовой расположился православный Храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла (Петропавловский). Поначалу мы Храм не увидали, но потом утренний туман начал рассеиваться, и сквозь него постепенно являлись диковинные черты Храма.

Под этим впечатлением на развале сувениров я приобрёл суповую тарелку с изображением Храма. И вот уж почти 30 лет, когда чего-то ем из этой тарелки, по мере подъедания проступают диковинные черты карловарского Петропавловского Храма. Так же, как в натуре далеким ноябрьским утром 1989 года.

 

Я б так не смог!

(Хохмодрил))
  44    2017-09-15  3  1215

Пятница, день тяжелый. С этой истиной знаком как «офисный планктон» так и люди всевозможных, не менее унизительных профессий. Занятые люди. Батраки… (Кстати, мы, батраки, стержень державы!)

Будучи пятничным батраком, покупаю в известном супермаркете водку и салаты в кулинарии. (Не судим строго, а следим за ходом мысли не слишком обремененной цинизмом!)

Так, вот, даю кассиру 350р. (Цена товара 308р.)

Кассир: - Поищите 8 рублей., у меня нет мелочи.
Я: - Нету.
Кассир: - У меня тоже нету. Ищите где хотите.
Я: - К сожалению, нет 8 рублей.
Кассир: - Как вы меня все за…ли! П…дец!
Я: - Простите…
Кассир: - Ё… твою мать!
Я: - Дешевле свою!
Кассир: - Охрана!!!

Я вот к чему: Реально горжусь людьми, которые живые настолько, что не стесняются показывать клиентам их место)))

Я б так не смог!

Пы. Сы. - "История правдива до точки. Охрана извинилась за поведение кассира. В свою очередь, написал в книгу благодарности просьбу поощрить личность за искренность! Ведь в современном мире, её так не хватает)"
 

Нюх толпы…

(Соломон Ягодкин)
  14    2017-09-13  2  938
И УМ БЫВАЕТ ДУРАКОМ…
Ум обязательно должен быть практичным, а иначе это – глупость, которой если и завидуют, так только, потом, когда умного человека уже нет в живых…

ВЫСТРЕЛ НАВЕРНЯКА…
Одобрять надо всегда, тогда мимо всего хорошего никогда не промахнёшься…

НЮХ ТОЛПЫ…
В толпе даже если и хочешь быть человеком, всё равно лучше не рисковать, ибо она не ошибается никогда, когда видит в свое толпе чужого…

ОПТИМАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ…
Главное, ничего самим не делать, тогда всё сделается само собой, и при этом никто не будет виноват…

БОЛОТНОЕ СЛОВО…
В болоте хорошо квакать, а говорить в болоте, тогда скорей только захлебнёшься…

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Вебмастер