ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое свежее: стр. 29

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
СПРЯТАТЬ ТЕКСТЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: самое свежее: Стр. 29  Оцен.   Раздел    Дата   Рец.   Посет. 
 

Про маленькую, но гордую птичку

(Доктор ХоХо)
 28  О птицах  2018-09-09  0  1249

Одна смазливенькая птица
уму и серцу супротив
послала нах, как говорится,
родимый птичий коллектив.

В ближайшей ясной перспективе
не собиралась ни фига
она в крылатом коллективе
лететь на тёплые юга.

Пронзило моск гордыни шило
в её пернатой голове
и зимовать она решила
в холодно-каменной Москве,

хоть говорили глупой дуре
вороны, голуби, врабьи:
- Ты чо, с ума сошла, в натуре?
Умерь амбиции свои.

Вскипела птица: "Тьфу вам, врёте!" -
от самомнения пьяна,
но отморозила все кохти
на пальцах вскорости она.

Теперь, канешно, горько плачет,
кляня своих дурных затей,
и кое-как по крыше скачет
без отвалившихся кохтей...

Мораль стишка звучит красиво:
хотя бы даже иногда
не посылайте коллектива
никто, нигде и никуда.
 

ЖЕНСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

(Ременюк Валерий)
 20  Смешные истории  2018-09-07  1  741
В нашем городке чего только нет, несмотря на его скромные географические размеры! В частности, на восточной окраине можно обнаружить такое замечательное заведение, как Юннатская станция. Здесь смышленые и пытливые отроки проникают в тайны устройства матушки природы, исследуя кроликов и хомячков, кур-хохлаток и кур-несушек, щеглов и канареек, черепах и тритонов, голубых сцинков и прочих богомолов. Кстати, о богомолах.

Однажды ученица пятого класса Зоя Добробродова сидела у стеклянного террариума и наблюдала, как происходят брачные церемонии у этих замечательных насекомых. И если бы Зоя владела языком богомолов, то услышала бы массу интересного и познавательного вдобавок к тому, что предстало ее взору. А предстало вот что.

Самку звали Клара. Она была матерой и восхитительно сексуальной. По крайней мере, так полагал ее кавалер по имени Карл.
- Ну, иди, иди же ко мне, мой птенчик! – ворковала Клара, эротично перебирая бедрами передних лапок.
Но Карл медлил. Видимо, сомневался в своей готовности, о чем говорило нерешительное подрагивание перистых усиков.
- Давай же, давай, змей, я вся горю! – Клара добавила низкочастотных вибраций голосу и оттопырила пару соблазнительных церок в оконечности брюшка. Для нормального самца этот жест обычно служил спусковым крючком, чтобы перейти к решительным действиям.

Карл сделал пару робких шагов к избраннице и снова застыл, как бы размышляя, а сто’ит ли? Тут терпение Клары иссякло, она стремительно бросилась вперед, захватила кавалера мощными лапами и легко закинула к себе на спину так, что тот оказался сразу в надлежащей позиции. Карл обреченно вздохнул, типа, погибать, так с музыкой! И принялся за свое мужское дело.

Видимо, ЭТО получилось у него вполне прилично, а может, даже и совсем хорошо, если не отлично. Потому что Клара затрепетала, замурлыкала по-богомольи, как у них там заведено, излишне расслабилась и упустила момент, когда партнера следовало придержать для последующего употребления. Карл, как только закончил интимную процедуру, мигом соскочил со спинки прекрасной, но смертельно опасной жены, и опрометью сиганул в сторону противоположной стенки террариума.

- Ах, злодей! Ах, каков подлец! – воскликнула Клара, приходя в себя. – Нам, солдатам, не рожать – сунул-вынул и бежать? Так, что ли? А о сыне ты подумал? Чем я его кормить буду? Будущему ребенку требуется полноценный белок и теплая кровь отца! А-ну, вернись в семью сейчас же!
И она сделала несколько решительных шагов к оплодотворителю-беглецу. Однако, хотя самки богомола в полтора раза крупнее самцов, но последние шустрее и подвижней, что и спасает их от окончательного поедания своими возлюбленными. Карл быстро отбежал еще дальше и воскликнул:
- Клара, солнышко, ну не волнуйся ты так! В твоем положении волноваться уже вредно! А я тебе жужелицу принесу на ужин! И до самых родов буду обеспечивать качественной пищей!
- Фи, жужелица! Нашел, чем порадовать! – скривилась капризная дама. – Еще скажи, что кузнечиков притащишь! Боже, говорила же мне мама: «Деточка, сто раз подумай, с кем связываешь свою судьбу! Ведь это же безответственный тип!» И я теперь вижу, как права была маман!
- Ну, хочешь, я тебе санкционки притараню? – Карл отбежал еще на пару шагов. – Цикад грузинских?
- Цикад я и сама могу добыть, - хмыкнула Клара. - Твоему ребенку нужен отец, как ты этого не понимаешь, дубина стоеросовая! Ведь именно сейчас строится его крошечный эмбриончик, а со стройматериалами полный аут. Я уже два дня толком не ела, ко встрече с тобой готовилась, марафет наводила. И вот – такая черная неблагодарность. Изверг ты! Сына будущего не жалеешь!
- Если сыну нужен отец, то ты меня должна беречь, Клара, заботиться обо мне! Я его буду любить и хорошо воспитывать, не сомневайся! – у Карла зародилась надежда, что хищнический инстинкт женщины можно преодолеть силой разума и убеждения. Увы, но очень скоро он убедился в иллюзорности своих надежд!
- Да-да, и воспитаешь его таким же эгоистом, как сам! – саркастически рассмеялась жена. - Нет уж, милый, я сама его воспитаю. Воспитаю настоящим мужчиной, благородным и жертвенным. Не то, что его отец – тряпка!
- Обидные слова говоришь, любимая! – расстроился Карл. – Пожалуй, не заслуживаешь ты не только санкционки, но и обычных мух. Живи, как знаешь, ариведерчи!

- Стой, Карл! Ну, не горячись, милый! Иди ко мне снова! Вспомни, как нам было хорошо вдвоем! А потом твоему сыну я расскажу, что папа был разведчиком, героем России. Погиб вдали от родины при исполнении опасного задания! Хочешь?
- Нет, и не уговаривай!
- Хорошо, скажу, что ты был… дважды героем! С установкой бюста на родине героя!
- И снова нет!
- Уговорил: трижды героем! С повышенной пенсией и местом в государственной думе!
- Трижды? – Карл приостановился и задумался. Таких шикарных перспектив его биография отродясь не знала.
- С установкой мемориальной доски у норки, где ты родился, Карл!

Вот это она брякнула лишнее, потому что слово «мемориальной» быстро вернуло Карла из заоблачных высей мечты на суровую почву реальности.
- Мемориальной, то бишь, посмертной? Не-ет, дорогая, не выйдет!

Он бы долго еще бегал по террариуму от своей возлюбленной и не исключено, что в конце концов смог бы спастись. Но пятиклассница Зоя тоже была женщиной, как и Клара. И для нее забота о будущем потомстве (пусть даже и богомольем) тоже была важнее всего.

Она открыла крышку террариума, быстро схватила Карла длинным пинцетом за спинку и поднесла к Кларе.
 

Критик

(Олег Сибирёв)
 15  О критике  2018-09-06  3  899

Известный литературный критик Виссарион Григорьевич Белинский всегда с удовольствием, вдохновенно и даже с каким-то цинизмом критиковал в периодической прессе новые романы Достоевского.
      А вот произведения Льва Толстого, как ни удивительно, он никогда не критиковал, ибо однажды был приглашён в усадьбу Льва Николаевича и оказался под таким впечатлением от этой встречи с писателем, что потом ещё целых полгода залечивал тяжёлое сотрясение головного мозга и множественные переломы обеих рук.

© Сибирёв О.А.
 

ЗНАНИЕ - СИЛА

(Ременюк Валерий)
 10    2018-09-06  1  705
Он был всего лишь младший почтмейстер. И роста невыдающегося, и внешности обыденной, тщедушный и сутулый. Но имя носил под стать былинному богатырю: Кузьма Полуяров. В нашем городке Кузьму знали и любили все. Из его рук получали газеты и журналы, красивые праздничные письма и открытки, тревожные или радостные телеграммы, а главное - пенсии. Прозывали Кузьму (естественно, за глаза, но по-доброму) «Кузя». И была у него жена Лизавета, языкастая, рыжая, как ведьма, громогласная особа, на голову выше и вдвое шире мужа. Люди, по ее мнению, делились на две категории: на тех, кто вытирает мокрые руки о ягодицы, и на тех, кто вытирает о живот. Но Кузя напрочь выбивался из этой системы и это постоянно нервировало Лизку. Он вытирал руки о голову, что казалось ему удобным и практичным, так как голову покрывала густая шапка курчавых, бесом завитых смолисто-черных волос. Их Кузя постоянно приглаживал и подравнивал ладонями, чтоб на голове хотя бы условно-прилично сидела форменная почтарская фуражка. Стригся Кузя редко, он по-детски не любил этого насилия над организмом. И на пике заволошенности Кузю издали вполне можно было принять за легендарную Анжелу Дэвис, случайно запорхнувшую в наш богоугодный городок.

В тот воскресный день у Кузи, как заведено меж приличных людей, был выходной. Почтмейстер не спеша и с аппетитом пообедал и в самом благодушном настроении сел во дворе на лавочку полистать свежий журнал «Знание – сила», который назавтра следовало доставить учителю физики Дроссельсону. «Свет Солнца идет до Земли восемь минут» - прочел Кузьма в одной из заметок. Ему представилась световая волна-корпускула как своеобразная телеграмма-молния, отправленная Солнцем в направлении Земли и целых восемь минут не могущая достичь заданной цели. И это – от Солнца! Чьи воля и сила, казалось бы, должны в мгновение ока ощущаться на нашей планете, болтающейся вокруг светила на крепком аркане гравитации. Что уж тогда говорить о задержке в доставке писем или телеграмм, случающейся иногда у Кузи! За это, кстати, его регулярно поругивала главный почтмейстер городка Матильда Платоновна Перемётная. «Надо бы во время очередной взбучки привести Матильде этот аргумент! - подумал Кузьма. - Если даже Солнце не сразу доставляет свои послания нам, землянам, то мне и подавно простительно иногда не укладываться в норматив!»

И тут на кухне раздался страшный грохот – это у жены лопнуло терпение. Лизавета еще с утра просила мужа сходить в гастроном за мукой и яйцами к шанежкам, тот обещал, да вот незадача – зачитался. «Иду-иду, Лизунчик, уже в пути!» – Кузя заскочил в сени, схватил с гвоздя кожимитовую хозяйственную сумку и бросился за калитку. До гастронома чигирями, то есть, через дворы, напрямки, ходу было минут десять, не о чем говорить. Но этот путь пролегал мимо дома Дроссельсона и Кузя подумал: «А-ну, как он мне там встретится и спросит, чего это «Знание-сила» нынче запаздывает?» И что тогда, врать, изворачиваться?»

Врать и лицемерить Кузя на дух не переносил. Вот и пошел в обход, мимо своей работы, сиречь, почтового отделения. А в это время Матильда Платоновна, несмотря на воскресенье, сводила на почте квартальный отчет по доставке корреспонденции – сроки поджимали. Увидела в окно идущего Кузьму, выскочила на крыльцо и говорит:
- О, Кузьма, здорово! Очень кстати я тебя засекла! По твоей вине у нас три «Мурзилки», пять «Веселых картинок», два «Коневодства», одни «Проблемы мировой философии» и шесть «Работниц» недопоставлены подписчикам. Ты помнишь об этом?
- Да, Матильда Платоновна, виноват! – вздохнул Кузьма, вспомнив косячки в работе.
- И сегодня последний день квартала, улавливаешь диалектическую связь?
- Не очень… - прикинулся чайником Кузьма.
- Если ты сегодня доставишь эти издания, я включу их в отчет, и нам будет премия за выполнение плана. Теперь в голове прояснилось, надеюсь?
- Начинает помаленьку… светать.
- Короче, шутник, зайди, возьми журналы и чтоб до вечера разнес. Всё. Не подведи!

Делать нечего. Квартальная премия всей почте на дороге не валяется! Кузя вздохнул, взял указанные издания, пробежался взглядом по адресам и прикинул оптимальный маршрут разноски. Как ни крути, но получался крюк по пути в гастроном километра на три с половиной – четыре. «Лизка, конечно, печень выклюет за задержку, но не беда, в час уложусь» - подумал младший почтмейстер и широким шагом двинулся в направлении, перпендикулярном прежнему.

Когда на третьем адресе он засовывал в почтовый ящик квартиры №12 «Коневодство», дверь резко распахнулась и перед Кузьмой явился шкафоподобный небритый мужик с цигаркой в углу рта и мутным взглядом из-под насупленных бровей.
- Оба-на! – воскликнул мутноглазый через пару секунд. – Никак, Кузя, кудрить тебя через коромысло!
- З-здрасьте! – робко улыбнулся Кузьма, постепенно узнавая в собеседнике Мартына Кобылкина, своего бывшего одноклассника, с которым не виделись пятнадцать лет после выпуска, так как тот сразу завербовался куда-то на севера и с глаз пропал. – Да, Мартышка, это я…
- А я слышу – кто-то шебуршится у двери, дай, думаю, пымаю грабителя! А это Кузя – от свезло! И главное, даже кликуху мою школьную вспомнил! Ну, заходи, у меня день рождение, щаз вспрыснем, как положено!
Мартын стальным рычагом правой руки захватил Кузю за шею и, не слушая лепета его жалких возражений, вовлек старинного дружка в недра квартиры.

Примерно через час радужных воспоминаний о прекрасной школьной поре, активированных Мартышкиными коньяком, метаксой и текилой, Кузя все же убедил гостеприимного хозяина, что надо до конца дня разнести оставшиеся журналы – залог квартальной премии коллектива. И Мартын, как настоящий друг, подставил плечо почтмейстеру. И они двинулись по витиеватым улочкам городка, подпирая друг друга.

Смеркалось. На шестом адресе, где следовало оставить «Веселые картинки» и «Работницу», у дверей квартиры они встретили молодую симпатичную женщину, с которой Мартышка радостно обнялся и расцеловался.
- Знакомься! – сказал он Кузе. – Это Анфиса, вот такая девка! – и поднял большой палец. – Умеет всё!
Дальнейшие события память Кузьмы Полуярова сохранила в дискретно-фрагментарной форме.

Вот они у Анфисы в квартире еще что-то пьют и закусывают маринованными патиссонами прямо из трехлитровой банки.

Вот откуда-то появилась пухленькая и улыбчивая подруга Анфисы по имени Изольда и вся компания села играть в подкидного дурака на раздевание.

Вот они сидят вокруг стола абсолютно голые, потому как проигрались все в равной степени. Ничья! Причем, Изольда прикрывает первичные признаки «Работницей», Анфиса «Веселыми картинками», Мартын журналом «Коневодство», а сам Кузя – «Проблемами мировой философии».

Следующая картина – Кузя в другой квартире, в постели с обнаженной Изольдой, спрашивает ее:
- А почему ты голая?
- Так ты ж у меня выиграл всю одежду в дурака!
- Но я ж ее тебе потом отдал!
- Так а я ведь все равно уже разделась. Какой смысл снова одеваться, подумай сам!
- Логично, черт…

Потом снова провал в памяти. Затем Кузя проснулся от десяти кукуков кукушки в настенных часах. И подумал: «Интересно, а это десять вечера или уже утра? За окном темно. Значит, еще вечер…»
- Изольда, - сказал Кузя, - а до скольки работает гастроном?
- До одиннадцати, - ответила удивленная неожиданным вопросом Изольда.
- Спасибо. Мне надо купить муки и яиц жене. Я пойду.
- Ты уверен, что мука и яйца тебе важнее этого? – Изольда откинула одеяло и провела рукой по своему соблазнительному крутому бедру.
- Не уверен! – честно ответил Кузя. – Но мне надо идти.
- Ну ладно, - вздохнула Изольда и тоже стала одеваться. – Я схожу с тобой, а то ты тут заблукаешь. Заодно и сама подкуплю еды на неделю…
После закупки продуктов они вышли на прохладный воздух. Кузя глянул на наручные часы: без четверти одиннадцать.
- Всё. Пока. Я пошел, - и чмокнул новую знакомую в ароматную щечку.
- Пока, кавалер! – усмехнулась Изольда. – Заглядывай, если не забудешь дорогу…

Домой Кузя ломанул чигирями, через дворы. Этот путь ноги знали сами. Сумку оттягивала приятная тяжесть исполненного долга в виде пакета пшеничной муки и упаковки из десятка яиц. Шел и грустно размышлял: «Как же могло случиться, что так прекрасно начавшийся воскресный день превратился в сплошное безумие и полный раскардаш? Да, определенно, всё началось с журнала «Знание-сила», который я оставил себе на выходные. Вот в чем корень зла!»

- Полуяров? Кузьма? – услышал Кузя голос за спиной и обернулся. Перед ним стоял учитель физики Дроссельсон, выведший на вечернюю прогулку собачонку ростом чуть больше папиросной коробки. – И когда же вы, наконец, принесете мне мои «Знание-сила»?
- Черт бы побрал ваши знание и вашу силу! – в сердцах буркнул почтмейстер, обычно не склонный к конфликтам с клиентами. – Из-за них все мои беды! Но - завтра. Всё завтра. А пока, - он порылся в сумке и извлек слегка помятый журнал «Проблемы мировой философии», протянул Дроссельсону, - почитайте вот это. Очень успокаивает!
 

Вызов

(Old Hamster)
 10    2018-09-05  5  700

У подъезда – помощь скорая,
Кругом стали млад и стар…
«Вот такая, блин, история, -
Чешет репу санитар, -

Нет причины беспокоиться -
Ложный вызов на «сто три»».
Что за словом «ложный» кроется?
Что случилось там внутри?

«Дня, на вызовы обильного,
Мы досматривали клип.
Позвонили нам с мобильного,
В трубке – хлюпанье да хрип.

Вызов этот не похерили
Мы, блюдя Минздрава честь,
На компьютере проверили:
Номер – в базе, адрес есть!

Криз? Инсульт? Диагноз просится…
Дверь в квартиру заперта,
А из-за двери доносится
Лишь мяуканье кота.

В чистоте и добродетели
Здесь живёт старушка-мать…
И, соседей взяв в свидетели,
Мы хотели дверь ломать.

«Господи, чудны твои дела! –
Нам соседка помогла, -
Только что Петровну видела
В третьей лавке от угла.

Что за глупость беззаконная
Дверь с петель срывать, ей-ей?!
Крикну, что ли, ей с балкона я
Чтобы шла домой быстрей!»

Прояснилось всё бескризово:
У старушки телефон
С кнопкой экстренного вызова –
На «сто три» настроен он.

Не взяла мобильник тягостный -
Путь до лавки недалёк…
А котяра мерзопакостный
На него всей тушей лёг».
 

Школьный роман

(Uri Pech)
 22    2018-09-05  2  778
Воронеж. Областная библиотека им. И.С.Никитина
(Глава из задуманной повести "Кольцо")      

      Посвящается Анне, Нику и Марианне

   Стартовал новый учебный год.
Знаю давным-давно, что воронежец - человек нарицательный. Говорят, что по Далю ЖЛОБ - житель Воронежской губернии. Однажды сам хотел проверить, но в читальном зале Областной библиотеки им. И.С. Никитина том Толкового словаря Даля на букву Ж не обнаружил.
Пользуясь случаем напомню, кто такой Иван Саввич Никитин. Он известный русский поэт середины XIXв., один из культурных символов Воронежа. В городе есть улица его имени с домом-музеем и бюстом во дворе. В экспозиции музея выставлена картина воронежского художника Аркадия Павловича Васильева (отца моей крёстной) "Ване Никитину читает сказки няня" (явный намёк на пушкинскую Арину Родионовну); есть за Областной библиотекой литературный музей СП им. Никитина тоже с бюстом у старинного особняка; через остановку на пл. Никитина с начала XXв. на гранитном постаменте, свесив фалды сюртука, сидит понурый бронзовый бородач - Иван Саввич. А ещё через остановку посредине пр. Революции (до революции - Б-Дворянская) в здании бывшей семинарии, в которой учился наш поэт, ныне Строительный колледж (Когда в нём учился мой отец, это был просто Монтажный техникум).
А теперь приведу два примера, что по этому поводу думают мои молодые землячки. Подчеркну, видел и слышал я это сам.
Две подружки в ожидании маршрутки на остановке "Никитинская Библиотека" рассматривают горельефы классических литераторов на библиотечном фасаде.
- Ты сколько писателей знаешь?
- Это Маяковский, это Достоевский, это Пушкин, это Лермонтов, Гоголь… Вон Толстой! Да всех почти знаю, кроме этого в центре.
-Я тоже его не знаю.
Это был горельеф Никитина, имя которого носит и библиотека и остановка.
Случай второй. Три школьницы проходят мимо Строительного колледжа. Одна мимоходом обращает внимание на памятную доску с профилем классика на фасаде учебного заведения. На ней увековечено, что в такие-то старинные года в этом здании в семинарии учился И.С. Никитин.
- Гля, девчонки! Никитин тоже строительный колледж заканчивал!

Как говорится, в школе я прошёл мимо толстых томов "Войны и Мира". Моё первое знакомство с эпопеей в рамках школьной программы ограничилось чтением первой главы великого романа. Помните, салон Анны Павловны Шерер? Утомительное чтиво для подростка: бесконечный шлейф персонажей, размеренное повествование, засилье французского языка. Короче - пытка.
Благодаря бабушке Ане, я был с дошкольного возраста знаком с фабулой четырёхтомника Льва Николаевича. В детском саду места для меня не нашлось, и бабуля, запасаясь бутербродами, брала меня с собой на все премьерные показы экранизации Бондарчука-старшего "Война и Мир". С годами мой интерес к роману не пропал. И наконец к сорока годам я набрался терпения и решил убедиться, а насколько киновариант близок к печатному оригиналу? Позже я узнал, что Лев Толстой писал эпопею именно в том возрасте, в котором я её и прочитал неторопливо от корешка до корешка. Моя гипотеза подтвердилась. Сергей Бондарчук - гений художественного кино, он очень точно перенёс роман на широкоформатный экран. Кстати, в начале XXIв. фильм реставрировали и доозвучили в продвинутом объёмном формате "Долби". Но у кино, в отличие от литературы, свои законы: оно должно быть, в первую очередь, зримым; во-вторых на протяжении показа надо выдерживать заданный темпоритм. Вследствие, все второстепенные эпизоды даже самой шикарный сценарий не осилит. В противном случае зрители преждевременно покинут кинотеатр, так же, как школьники после недочтения первой главы захлопывают первый том.
Наградой за моё упёртое чтение в зрелом возрасте главной книги Льва Толстого стало настоящее открытие. В начальных главах четвёртого тома (см. "В и М" кн.4, гл. IV-V) подробно описывается, как брат Наташи Ростовой прибывает в Воронеж за пополнением и лошадьми для армии и как его радушно принимает на балу в своей резиденции семейство губернатора. В Воронеже, наперекор революциям, гитлеровским бомбёжкам и пренебрежению к исторической архитектуре современных управленцев, прекрасно сохранился тот самый Дом губернатора. Именно в губернаторском зале с великолепной акустикой, конкуренцию которому может составить лишь зал Воронежского музыкального колледжа им. всех Растроповичей, читал рассказы самому губернатору - живому герою романа - сам Лев Николаевич Толстой. О чём напоминает посетителям бюст писателя, охраняя небольшую сцену. Есть в нашем городе краснокирпичный особняк, в котором Толстой неоднократно гостил у кузины. Правда, с этого особняка уже в нашем веке дважды срывали и уволакивали в неизвестном направлении памятную доску неуловимые вандалы, и тут же активизировались маньяки-застройщики. Но пока этот дом, толстенные апартаменты которого помнят писателя, крепко стоит. А напротив Дома губернатора есть бывшая городская гостиница с гипсовыми масками львов вдоль первого этажа , в номере которой останавливался книжный Николай Ростов.
Каждому чтиву - своё время. Главное, охоту к стоящей литературе заранее не отбить. Например, в прошлом году вдова Солженицына похвасталась, что завершила адаптацию "Архипелага ГУЛАГа" к школьной программе. И это на полном серьёзе. Неужели она и впрямь уверена, что "ГУЛАГ-архипелаг" зачитают до дыр наши старшеклассники? Очень не уверен.
У Толстого есть грустный, но очень человечный детский рассказ "Лев и собачка". К чему я это вспомнил? Да потому что до недавней поры сам был добросовестным собачником.

На двоих один хвост крючком.
Мы друг-друга понимали молчком.

Вот и не стало моего верного четверолапого друга по имени Ник. А ведь именно благодаря ежедневным прогулкам с ним в школьном скверике родился спонтанный литературный тест. С наступлением каждого учебного года подавляющее большинство собаководов идут учиться в школу со своими детьми и внуками. Школьная программа по литературе - одна из болезненных и часто обсуждаемых тем в собачьей среде. А среди моих коллег-собачников много людей не только с высшим образованием, но и воспитатели, педагоги, преподаватели гуманитарных университетов, даже с учёными степенями. И когда, в процессе выгула, заходила беседа на литературные темы, я откровенно признавался, что полностью "Войну и Мир", к своему стыду, прочитал лишь в сорокалетнем возрасте. На эту тему я поддерживал разговор лишь с людьми активной, но зрелой возрастной группы: от 40-ка до 70. Моложе меня просто бы не поняли. Дамы признавались, что ограничились любовными линиями романа, мужчины - батальными сценами. Результат почти пятнадцатилетнего опроса "Читали ли вы роман "Война и Мир" от начала до конца?" для меня был неожиданным. Этот роман целиком осилил один человек - Я.

Осень – весёлая ярморочная пора. В начале века нынешнего состоялось грандиозное событие. В День города на пл. Никитина плотность населения Воронежа превысила многократно официальные плотности Китая и Индии вместе взятых. И Надежда Кадышева с ансамблем «Золотое Кольцо» грянули никитинский мега-хит:

Ехал на ярмарку ухарь-купец,
Ухарь-купец удалой молодец…

В восторге был даже бронзовый Никитин.

______
А ниже можете прослушать супер-хит на стихи Ивана Саввича Никитина:
______
******
см. предыдущие публикации
1. "ПРОЩАЙ, МАСЛЕНИЦА!": Жми сюда
2. НИКИФОР: Жми сюда
3. Древний русский город ВоронежЪ: Жми сюда
4. Столичные пряники: Жми сюда
 

Москва моя

(Uri Pech)
 9    2018-09-04  1  651

Однажды на зимнимих студенческих каникулах я гостил в столице Советского Союза. Со своими лучшими друзьями-одноклассниками Колей и Юрой, как и заранее договаривались, мы встретились утром у памятника Минину и Пожарскому. Хоть мы и поступили в разные ВУЗы, но продолжали активно дружить и не ограничивались приветствиями на бегу, а могли без напряга сутками не расставаться, иногда прогуливая лекции и забывая о мелких домашних обязанностях. Фраза "Ничего себе за хлебушком сходил!" - вполне про нас.
    Хочу отметить, что благодаря Николаю я подробнее познакомился с записями местного сиделого министреля Комара (Александра Спиридонова), брутальный голос которого в 70-е гулял по всей стране, по иронии судьбы Коля в соответствии со своей фамилией с первого класса стал Комаром; Юрик же во время наших юношеских попоек любил наигрывать на гитаре старшего брата задиристые песенки Юза Алешковского. Песни Юза перепевались из уст в уста по кухням и подворотням, фильм "Кыш и Два Портфеля" посмотрели все, но о барде и сценаристе никто из нас ничего не знал, что он конкретно чалился, потом писал киносценарии и угарные повести смачным нецензурным сленгом, до сих пор недосягаемым даже отвязным Шнуром. И вообще, Алешковский уже, не дожидаясь нашего совершеннолетия, навсегда покинул Советскую Родину. А "Пасхальная", "Товарищ Сталин", "Окурочек" считались приблатнённым народным фольклором. Нет награды более значимой автору, если при жизни его песня становится народной.
    Ранее каждый из нас был в Москве сам по себе неоднократно. Перекантоваться несколько незабываемых дней и ночей в стольном граде не составляло никаких проблем. На этот случай запросто находился столичный родственник или друг семьи. Вместе наша троица, Каравай, Комар и Пичур, оказалась на Красной площади впервые. Крепкий морозец и начало ясного дня стимулировали без волокиты проголосовать, куда податься в поисках нестандартных впечатлений. Вопрос о спиртном не стоял, он легко решался по ходу маршрута. Комар без паузы предложил махнуть на какую-то «толпу». На его нелепую инициативу я мгновенно наложил вето. В моём понимании толкучка, по определению, не могла быть незабываемой культурной достопримечательностью, исключением для меня был легендарный Одесский Привоз, на котором я ни разу не был и до сих пор не мечтаю побывать. На ура было принято парадоксальное предложение Юрки по прозвищу Каравай (в ультросокращении – Кара). Глаза Юрца озорно загорелись: «А пошли купаться в открытый бассейн «Москва»?! Юрик был кмс по спортивной гимнастике, глубоко в душе мы, конечно, завидовали этому достижению. И это не мешало стройному Караваю, если не было тренировки, с нами на равных употреблять портвейн и смачно затягиваться стрельнутым «Опалом» или «Ростовом». Предложение Кары нас завело. Нам тоже захотелось мгновенно стать спортсменами – моржами. Ведь бассейн «Москва» был в буквальном смысле открытым – зимой под открытым небом. Его гигантское зеркало парило за противоположными стенами Кремля, на другом берегу , скованной январским льдом Москва-реки. Густой пар лениво расстилался, потому что температура подогретой воды в бассейне была выше плюс двадцати, а над головой многочисленных купальщиков и купальщиц – минус 15. Проблемы с плавками не было, одноразовые чёрные плавки на тесёмочках выдавали всем за символическую плату. Раздевалку и бассейн разделяли массивные прорезиненные шторы, погружённые прямо в тёплую хлорированную воду. Мы поднырнули под шторку и долго резвились в необычном водоёме. Тело в тепле, а голова в холоде. Впечатление ни с чем несравнимое. Юрка и Комар периодически вылезали на заснеженный край бассейна и устраивали шутливые потасовки, я за ними блаженно наблюдал сквозь искусственный туман. И что самое интересное, никто из нас не заболел, даже ни чихнул ни разу.
    Через много лет я вновь побывал в этом необычном месте. Но повторить зимний заплыв мне не удалось. На месте открытого бассейна «Москва» возродился Храм Христа Спасителя.
 

РОЗОВЫЕ ОЧКИ

(Ременюк Валерий)
 8    2018-09-03  0  697
Жил да был в нашем городке художник Пахом Заливайко. Творил в манере то ли раннего Брейгеля, то ли позднего Врубеля. Популярный был автор, с большим творческим диапазоном. Полотна писал и доски расписывал, фресками не гнушался, скульптуркой баловался по выходным. И даже карикатуры почеркивал в «Губернские ведомости» под псевдонимом Хухрыниксы. Его любили за оптимизм и жизнерадостность взгляда на жизнь.

Но постепенно фанаты Заливайко стали замечать тревожные метаморфозы в творчестве кумира. На смену светлым, жизнеутверждающим полотнам пошли все более и более мрачные сюжеты. То еловый лес с висельником на фоне зловещего заката под названием «Ёлки-палки, лес густой». То аллегорическое полотно «Самсон разрывает пасть вождю филистимлян», где главный герой подозрительно напоминал самого Пахома, а вождь - главу городской управы товарища Мухоморова, недавно отказавшего художнику в расширении мастерской. То абстрактная роспись стены нового кирпичного забора городского ЦПКО, в которой доминировали мотивы распада всего сущего и краха иллюзий, а тона красок варьировали от трупно-зеленоватого до гнилостно-сизого.

В общем, видя столь драматические перемены в творчестве Заливайко, его верный друг Лука Цедищев подговорил местную целительницу Берту Гопсосмыкову поглядеть болезного и найти способ восстановить пошатнувшееся мировоззрение творца. Напросившись в гости по случаю Дня бульдозеристов, Цедищев привел Гопсосмыкову к Пахому. Во время застолья под наливки и настойки народной целительницы та глубоко проникла во внутренний мир художника. И на прощание подарила ему… розовые светозащитные очки. Говорит, мол, я только что из Парижу, была там по обмену опытом, и на Монмартре сейчас все художники такие носят. Очень, мол, это винтажно! Заливайко поблагодарил гостью, нацепил, значит, подарок на нос и пошло-поехало! С того дня снова стали Пахомовы работы наполняться радостью жизни, солнечным и лунным светом, любовью красивых девушек к изящным юношам и цветением садов.

А слава Берты Гопсосмыковой как целителя и глубокого психолога достигла еще больших высот в местных кругах почитателей нетрадиционных методов. И товарищ Мухоморов, собравшийся баллотироваться на ближайших выборах в депутаты губернской Думы, пригласил Берту для консультаций на предмет планирования избирательной кампании. Мадам Гопсосмыкова не стала искать добра от добра и пошла проверенным путем – посоветовала товарищу Мухоморову приобрести у нее в качестве подарков избирателям, жителям городка, розовые очки того же типа, что излечили нашего художника. Сказано-сделано. Вскоре все поселяне стали щеголять в прекрасных розовых гаджетах и эффект не заставил себя ждать! Сразу же резко упало количество жалоб населения на качество местных дорог, грязь во дворах и парадных, ветхость крыш и балконов, захламленность пригородных парков и лесов, отвратное амбре от местного рыбокомбината и городской свалки при северном, южном, западном и восточном ветрах. Всем вдруг стало жить лучше и веселей! И, заметьте, без единого рубля дополнительных затрат из местной казны!

Товарищ Мухоморов, конечно, победил конкурентов на выборах с большим перевесом и вскоре уехал в губернскую Думу руководить комитетом по развитию очковтирательства. И Берту Гопсосмыкову не забыл – взял к себе в помощники, на ставку.

Говорят, в администрации президента, прознав про передовые методы Мухоморова и Гопсосмысковой, сейчас закупают для всех избирателей очки в подарок. Сами понимаете, какого цвета. Потому что на следующих выборах вряд ли что-нибудь иное поможет.
 

Критикуешь Пушкина, напиши лучше ...

(Соломон Ягодкин)
 6    2018-08-31  3  641

У кого есть талант, тому тем более не нужна цензура, чтобы потом не повеситься в гостинице "Англетер"...

Синица на этом свете всяко лучше, чем журавль на том, и поэтому что нашему самому широкому читателю надо, то и будем ударно на гора выдавать...

Критикуешь Пушкина, напиши лучше, а потом сравним...

Писал всегда такие глупости, что все наконец-то поняли, что это - неспроста...

Чернила ещё не успели высохнуть, а стихотворение уже мертво. Значит, писала его такая же мёртвая рука...

Фото Алексея Кузнецова
 

Была светской львицей…

(Соломон Ягодкин)
 6    2018-08-29  0  663

Дуре хорошо, у неё всегда есть богатый выбор, ну прямо устанешь выбирать...

Женился на девушке, а в результате получил целую женщину со всеми её прелестями и сюрпризами...

Была светской львицей, потом малость пооблезла и стала светской шавкой, а от всего прежнего лоска остались одни клыки…

Звериный оскал придавал красавице ещё большую загадочность: укусит или нет?..

У подлинного светского льва всё от гривы до хвоста, как у настоящего льва, включая и мозги...

Фото Алексея Кузнецова
 

САБЛЕЗУБЫЙ СВИНОРАК

(Ременюк Валерий)
 12    2018-08-29  0  711
Жил да был в нашем городке сантехник Ёршиков. В смысле, сантехником он лишь значился в местном жэке. А так-то Ёршиков был мастер на все руки. Когда работы не было или выдавалась свободная минутка, любил помечтать, сидя на лавке у входа в жэк и болтая в воздухе ногами. Потому что ноги до земли не доставали. Ёршиков был ростом, как говорится, метр-с-кепкой. Мечтая, он с благостной улыбкой смотрел на небо, на облака, и воображал в их завитках и калачиках разных животных – от кошки до крокодила. А то и до саблезубого свинорака, по преданиям старожилов, процветавшего в местном озере в эпоху доледникового материализма.

В тот солнечный июньский день время шло к обеду. Ёршиков закончил нарезать резьбу на водопроводной трубе и вышел на лавку передохнуть и поболтать ногами. И тут на крыльцо выскакивает всклокоченная нарядчица Зойка и верещит:
- Ёршиков! Ёршиков, хорошо, что ты свободен! Срочно на выезд! В Бульбашевском переулке, около Жухаревского дома, грунт просел на обочине дороги. Экскаватор с ремонтниками только через час-два прибудут, так что, быстро дуй туда, поставь пока ограждение и подежурь, чтоб никто в яму не влетел. Давай, Санёк, продержись до подхода главных сил! Не подведи!

Делать нечего, Ёршиков вздохнул по поводу скомканного обеда и сел на дежурный жэковский велосипед. Упомянутый Зойкой Жухарев работал в местной прокуратуре, тут реагировать надо было резво - во избежание.

По пути к месту назначения Ёршиков тормознул у ларька и прикупил бутылку кефира и пару беляшей, надеясь совместить перекус с дежурством у провала. Но, когда прибыл к глубокой яме с отвесными краями, забыл и про обед, и про как его зовут. Яма заставляла себя уважать. Глубины в ней было уже метра полтора, да и размером удалась – камаз как раз целиком бы в нее и поместился, не дай бог, конечно. Ёршиков почесал в затылке, снял с велика дежурную связку вешек и моток красно-белой ленты, быстро наладил ограждение объекта, повесил знак «Ремонтные работы» и сел на край ямы, на горячий асфальт, свесив ноги. Делать больше, в сущности, ему тут было нечего, кроме как маячить и отсвечивать. И он снова стал болтать ногами, поскольку явно недоболтал у жэка, Зойка помешала.

Успокоился немного, про обед вспомнил. Достал кефир и беляши, разложил снедь на газетке рядом. Болтает, значит, башмаками, жует беляш и яму рассматривает. Ишь, как ее расколбасило, думает Ёршиков. А с чего бы? Карст или промоина от протечек с магистрали? Так тут, вроде, ничего магистрального и нет… И вдруг, глаз пытливого сантехника зацепился за странный предмет, торчащий у дна ямы из глинистой стенки. Что-то вроде острия копья или рога животного. А ведь начнут ремонтники ковшом махать, и поминай как звали этот артефакт. Интересно, что там? Вдруг, ценная археологическая штуковина какая? Может, еще и премию дадут, если добуду и сдам в музей! Так подумал Ёршиков и решил, что второй беляш доест позже, сунул его в карман. Взял лопату, входившую в тревожный комплект жэковского велика, спрыгнул в яму.

На дне провала стояла приятная прохладца. Ёршиков осторожно потопал ногой по обломкам асфальта – вроде, дно устойчивое, не шатается. Поплевал на руки и взялся за инструмент. Сначала удалил грунт вокруг тонкой части предмета и тот превратился в явное острие с шипастыми зазубринами на внутренней стороне. Странный рог, подумал народный археолог Ёршиков и обкопал его со всех сторон. Взору открылась зеленовато-черная окаменевшая… клешня какого-то древнего ракообразного. В ней было около метра длины и с полметра ширины. Вот это находка! - ахнул Ёршиков, - Надо бы извлечь ее всю, да постараться не обло…

Однако, завершить мысль он не успел, так как произошло страшное. Грунт под ногами Ёршикова дрогнул, пошел вбок, и наш копатель древностей почувствовал, что валится куда-то вниз, причем, поверх него, закрывая вид красивых кучевых облаков в синем небе, валится стенка провала… Приехавшие ремонтники по торчащим из-под грунта башмакам нашли и откопали Ёршикова. Его лицо имело землисто-серый цвет, пульс не прощупывался. Несчастного отправили в городскую больницу, но надежд на то, что он останется жив, было мало.

Три дня медицина боролась за жизнь Ёршикова и все же победила! Но, видимо, длительная асфиксия в завале не прошла бесследно для его разума. Потому что, выйдя из больницы, Ёршиков теперь рассказывает следующее:

«Когда меня завалило, я почувствовал, что сползаю и выкатываюсь в какое-то свободное пространство – то ли подвал, то ли пещеру. По крайней мере, ощущение первоначальной стиснутости исчезло и стало можно дышать. Темнота, конечно, была адская, глаз коли. Я стал ощупывать пространство вокруг и, неожиданно, наткнулся на странный предмет. Вскоре понял, что это та самая клешня, из-за которой и полез в яму. Я продолжил ощупывать находку и обнаружил шершавую твердую поверхность туши окаменевшего зверя, полностью охватить которую моих рук оказалось недостаточно. Попытался ощупать голову монстра и вдруг (тут Ёршиков всегда бледнеет и расширяет глаза, вспоминая пережитый ужас) каменное чудище начало шевелиться! А потом случилось и вообще невероятное: в темноте загорелись два красных глаза и осветили свинообразную морду чудища с огромными клыками и пятаком носа.
- Ну что, Ёршиков, допрыгался? Докувыркался? Думать надо было, когда в ямы сигаешь! – вдруг произнес сиплый голос. Тут монстр поднял лапу и легонько постучал мне по лбу. И я четко увидел, что на лапе – копыто! И сейчас же понял: передо мною тот самый легендарный саблезубый свинорак, собственной персоной! Не врали, значит, старожилы!
- А что это у тебя так вкусно пахнет из кармана? – спросил свинорак и, не спрашивая разрешения, запустил в карман клешню. Вытащил оттуда второй беляш и жизнерадостно его умял, чавкая и жмурясь от удовольствия. Ну, точь-в- точь, как наша свинья Нюшка!
- Больше нет? – спросил с явным сожалением. – Ну, ладно, Ёршиков, скоро тебя откапывать будут, так что, мне пора. Не поминай лихом!
И заработал клешнями, роя себе ход куда-то вбок. А перед тем, как совсем скрыться в земляной толще, повернулся и сказал:
- Ты заходи, если что!»

Из последней фразы Ёршикова мы можем сделать вывод, что у того в бедной голове явно смешались реальность и бредовый вымысел, и что он своего воображаемого свинорака уже путает с волком из замечательного мультфильма «Жил-был пёс».

Да, кстати: в том провале потом специально копались археологи и палеонтологи (ну, так, чисто на всякий случай). И, конечно, никаких клешней или, упаси боже, цельного свинорака не обнаружили.
 

ЛЮБИТ -- НЕ ЛЮБИТ

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
 18    2018-08-29  2  736
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

ЛЮБИТ – НЕ ЛЮБИТ

– Вань, ты меня любишь?!
– Угу.
– Чего угукаешь?
– Люблю... я... тебя, вот и угукаю. Если бы не любил, тогда бы и... не угукал. А ты меня любишь?
– А я тебя не люблю.
– Почему?
– А потому, что ты врешь, что любишь меня! Если б по правде любил, и я бы любила.
– Ну, коль так, и я не люблю. Я бы и любил, если бы ты варила не как свиньям в свинарник, а как для людей! Вон, Кондратьев жрет дома как в ресторане! А я...
– Если бы ты стирал как Кондратьев и взял на себя уборку, то бы и жрал как Кондратьев! А так...
– Если бы Кондратьев удовлетворял свою Тамарку как я тебя, тогда бы стирала и пылесосила она.
– Вань, а с чего ты взял(?), что Кондратьев того – неудовлетворительный.
– А у этой кондратьевской кобылы постоянно на роже написано, что хочет мужика.
– Ишь какой грамотей. С рожи он считывает. И что в таком разе на моей роже написано?
– Что ты набитая дура.
– Сам дурак! А... А чего Кондратьевым не шиковать(?), если он бешеные деньжищи зашибает!
– Уже не зашибает. Второй месяц сидит без работы и дузит водку с пивасиком с горя.
– Сам уволился?
– Выперли с треском.
– За что?
– За что могут уволить Кондратьева? Все за то же. За то, что не захотел иль не смог начальницу оттоптать!
– Не верю!
– Во что? В то, что не смог?
– В то, что за этакое увольняют.
– Еще как увольняют! Сплошь и рядом! Даже в правительстве.
– Поди, мымра мымрою эта кондратьевская начальница?
– А не скажи-и-и... Ты б ее видела... Там ого-го какая финтифлюха! У мертвого в морге на такую поднимется!
– А у Кондратьева не поднялся? Он что, хуже мертвого?
– Выходит, что хуже, коль сидит без работы и буха-ает как слон...
– А ну, колись, козья морда! С кем спишь там – на своей гребаной работе?!!
– На работе я работаю! А сплю дома, между прочим, с тобой!
– А почему тогда, когда у вас было сокращение, тебя оставили?!!
– Потому что я сварщик аж пятого разряда!
– Убери с моей ноги свою ходулю!! И отдавай мне мое одеяло!!
– Да забирай! Тоже мне принцесса на горошине!
– Ах так! Тебе все равно, как я к тебе отношусь?!!.. Давай, колись, почему тебя с работы не сократили?!! С какой-такой-разэтакой начальницей спишь(?!!), кобель сивый!
– Сивым бывает мерин, а не кобель.
– А мне все равно! Перекла-а-адывайся-я-ка от меня-я живо в за-а-алу-у!!!
– Ну, и ладно.
– Стой! Куда намы-ылился?!!
– В залу. Чего разхныкалась-то?
– Стой! Успеешь еще на свой продавленный диван! Дава-ай, коли-ись, с ке-ем спи-ишь на рабо-оте?!!
– Да тише ты. Соседей разбудишь.
– Пусть все будятся! Пусть все слышат про то, как ты мне изменяешь!! Пусть все знают, какой ты гандо-он!!
– Да с кем мне спать на работе(?), если там одни мужики!
– Ага!.. За дуру меня держишь?!... Да сейчас... педик на педике! Сейчас запросто что с бабою, что с мужиком! Односвойственно!
– Ну, ты и загнула! Это ж оскорбление личности! А за это я прямо сейчас и... ради твоего перевоспитания... напьюсь до зеленых соплей!
– Тебе ж с утра на работу.
– С утра будет суббота. А по субботам у нас выходной.
– Вань, ты меня любишь?
– Как тебе сказать?.. Сейчас вот точно не люблю!
– А кого любишь(?), скотина!! Коли-ись, с ке-ем спи-ишь на рабо-о-оте-е?!!
– Сейчас точно напьюсь!
– А нечего пить-то. Шаро-ом покати-и.
– А возьму в долг у Петровны!
– А она в это время уж спит.
– Разбужу!
– Беспокоить старушку? А... А ты, ча-асом, с Петро-овной не спи-ишь?!!
– Ну... Это уже не смешно! Психопатка! Сейчас точно напьюсь!
– У Петровны ж паленая казахстанская водка! Окочуришься!
– Чем так жить с прибабахнутой, лучше уж окочуриться!
– Ну, и окочуривайся!
– Хе-хе. Ну, и окочурюсь!
– А чего веселишься?
– Да так. Чего-то весело сделалось.
– Ты чего эт, чего?! Чего лезешь ко мне?! Отстань-ка, охальник блудливый! Может ты, сивый кобель, гонорейный иль вовсе – спидоносный! Чего-чего лезе-е-еш-шь?!..

– Фу-у-у... Умаял... И откуда только в тебе столько порнографической силы(?), Ванюша.
– Откуда-откуда... От верблюда.
– А я уж, было, после твоего хамства собиралась забрать детей и к маме с папой свалить.
– Вер, не, ну... Ревновать меня ко всякой встречной-поперечной как Дездемону Отелло...
– Тоже мне Дездемон отыскался... Вань, а давай, ты купишь мне фритюрницу и телевизор на кухню!
– Прямо сейчас?
– Нет. С получки. С каких шишей прямо сейчас?.. Слу-у-уша-ай! А у тебя, похоже, есть где-то заначка... А ну, колись, где заначка?!
– Какая к черту заначка?!
– Так сам же только что спросил: не сейчас ли, мол, купить телевизор с фритюрницей?!
– Нет у меня никаковской заначки! Чего пристала как банный лист к мокрой жопе?
– Вань, а чего это на свадьбе у Петрухиных эта ихняя свидетельница жопастая все около тебя да около тебя танцевала?! У вас с ней чего-нибудь было до петрухинской свадьбы?!
– Ну, танцевала и танцевала. И что с того? А вдруг да и приглянулся ей с первого взгляда?..
– Ты-то приглянулся с первого взгляда?! Гонишь! Чтоб кому-то приглянулся конопатый и дохлый алкаш?!
– Я не алкаш!
– Да.., так-то ты... действительно не алкаш... Но на каждой свадьбе иль поминках, иль других юбилеях ты натуральный алкаш! Только и следи за тобой, забулдыгою, чтобы спьяну не вскочил на какую-нибудь сучку!.. Чего опять удумал?! Чего навалился?! Хочешь меня через секс прямо тут вогнать в гроб?
– От этого не умирают. Женщины, имею ввиду. Мужики – да. Случается изредка. Прям на бабах от остановки мотора кочурятся. А бабы – нет.
– Не скажи. Третьего дня как жена мэра в гараже под его же личным шофером боты откинула. Сегодня похороны.
– А говорят, тромб оторвался.
– Все верно, тромб оторвался. Но только под шофером. Под мэром не отрывался и не отрывался, а под шофером – бац, и оторвался... А ты меня любишь?
– А то? Конечно ж, люблю.
– И я тебя тоже! Безумно!
– Заметно.
– Чего заметно?
– Что безумно.
– А. А это хорошо?
– Лучше лучшего! Иди-к, Верунчик, ко мне.
– Иду, Ваня, иду. Только давай без этих поз физкультурных. У меня от них поясницу сечет. Давай просто – по-крестьянски.
– Давай.
– Ну, и с богом...
– Как, Вера Николаевна, хорошо-то, когда у человека есть вера и надежда с любовью!
– Это у какого таковского человека?! У тебя что ли?!
– А и у меня.
– А ну-у, сла-азь и... коли-и-ись, кто-о тако-овские На-адька с Любо-овью?!!..
 

ОЛИГАРХ

(Ременюк Валерий)
 26    2018-08-28  1  739
Жизнь в нашем городке протекает тихо, мирно, без спецэффектов и лишнего мордобоя. Народишко здесь незлобивый, в меру работящий и о законном отдыхе, гарантированном Конституцией, не забывает. Так, однажды, реализуя свое конституционное право на отдых в форме игры в домино, собралась в парке культуры компашка действительных членов и кандидатов в члены славного отряда пенсионеров «забить козла». Слово за слово и кто-то из кандидатов в члены вдруг возьми, да и брякни:
- Слышь, мужики! Вон, у соседей, и в Конопельске, и в Торчиловке, и даже в Колбасине есть свои олигархи. А у нас шо-то не видать. Хотя, а чем мы-то хуже? Кишка у нас тонка, что ли? Цельный город народу, и ни одного даже паршивенького олигарха произвесть не осилили, а? Это ж как понимать надо? Слабаки мы, что ли, супротив соседей?

Несмотря на дурацкую постановку вопроса, семена упали в благодатную почву. Чем-то они торкнули наших мужиков. И действительно, говорят мужики, там олигарх замок себе построил на берегу Черничного озера, с разводным мостом из хрусталя, как в сказке. А другой олигарх, чтоб утереть нос первому, яхту купил агромадную, которая, как встала поперек озера, так и озеро кончилось. Но не беда, он яхту в качестве моста через озеро приспособил – не пропадать же добру! А в третьем месте свой олигарх выкупил у местной воинской части шахту пусковой установки вместе со списанной баллистической ракетой и завел там парк аттракционов. Особой популярностью пользовался аттракцион «Кто быстрее отпилит ножовкой титановую дюзу». В качестве приза – право попилить еще и трубу из нержавейки, входящую в контур охлаждения боевой части жидким азотом. Так аттракционщики и пилят потихоньку ракету и оборудование шахты, а олигарх добытый цветной металл сбывает, чтобы окупить инвестиции.

В общем, крепко эта тема заела мужиков. И надо ж такому случиться, в разгар обсуждения столь животрепещущей проблемы к доминошникам подошел местный депутат Шпулькин. Он был прилежный депутат, регулярно обходил территорию избирательного участка, с народом общался, приглядывал за местной исполнительно властью, не безобразничает ли та в его депутатских угодьях. Да. И стал свидетелем, точнее, слушателем этого разговора. Ладно, раз народ такой важный вопрос поднимает, взял Шпулькин его на карандаш и вынес на сессию горсовета. В «Разном». И там семена тоже упали, куда надо. А дело в том, что наш городок издревле, как на Руси заведено, соперничает с соседями. Нипочем не хочет отставать, ежели кто хоть как-то вперед высунется. И тут вдруг такая тема! И порешили депутаты срочно организовать выдвижение своего собственного олигарха. Проголосовали единогласно «за» и, довольные собой, разошлись отдыхать, потому как время сессии на том и кончилось.

Просто сказка сказывается, да нескоро дело делается! Как именно обеспечить появление своего олигарха, депутаты придумать не успели – говорю же, кончилась сессия. И ответственный депутат Шпулькин, являясь автором патриотического вброса, сам стал искать пути решения задачи. Искал, значит, искал, и надумала его голова бедовая такую хрень. Наш олигарх должен быть не просто олигархом, а народным, демократическим олигархом! А кто у нас лучшие представители народа? Правильно, народные депутаты горсовета! Их и искать не надо, они уже есть, аж пятьдесят две головы. Это число и сыграло роковую роль всему предприятию. Ушлый Шпулькин заметил, что количество депутатов совпадает с числом полных недель года, если верить настенному календарю, висящему над рабочим столом. А значит… Значит, каждый депутат, по очереди, должен высоко нести переходящее знамя местного олигарха ровно одну неделю в году! Наивный Шпулькин предположил, что за неделю трудовой вахты ни один новоявленный олигарх не успеет наворотить дури настолько непоправимой, что она на корню дискредитировала бы богатую народно-олигархическую идею.

Очередная сессия на ура утвердила проект Шпулькина! И даже постановила выделить на эксперимент муниципальный фонд развития – кругленькую сумму с многими нулями. Тут же, в перерыве сессии, провели лотерею – разыграли очередность дежурства городских депутатов на почетном посту народного олигарха. И Шпулькина провидение не обидело (есть, есть в мире высшая справедливость!) – автор идеи оказался первым в списке дежурных по местному олигархату.

Первый день демократичный Шпулькин посвятил сбору народных предложений: что бы такого замутить на выделенные деньги, чтоб соседним олигархам тошно стало? Из сорока девяти идей выбрал наиболее грандиозную. К нему пришел местный физик--изобретатель Бесноватых с макетом машинки, производящей торнадо, и увлек младо-олигарха потрясающим планом! На сумму денег фонда изобретатель закупает материалы и делает рабочую установку по генерированию торнадо. Да не простых, а с программируемой траекторией. Установка будет замаскирована под обычную силосную башню. А польза для городка будет в том, что торнадо можно запустить, например, по конопельским полям, и весь урожай конопли торнадо засосет и доставит к месту старта. В результате - горожанам прибыток, а конопельским лохам конфуз на всю губернию. А что? Стихийное явление, всё чин-чинарем, никто не виноват! Или, скажем, послать торнадо на олигархический хрустальный мост. Раз – и мост уже стоит у нас, в нашем городке! А? Во, перспективка! И горожане счастливы, и торчиловский олигарх больше нос свой так не задирает. Всем хорошо!

В общем, уломал физик нашего лирика. И на седьмой, последний день Шпулькинского дежурства, установка была готова и предъявлена заказчику для полевых испытаний. Испытания прошли в ближнем лесочке, на берегу залива, в обстановке полной секретности. Бесноватых и Шпулькин торжественно взялись за руки, подошли к установке и вместе нажали кнопку «Пуск». И Шпулькин тут же убедился в эффективности изобретения Бесноватых. Вокруг загудело, заискрило, завихрилось, закурилось дорожной пылью, а потом ка-ак жахнуло! В общем, торнадо засосал и нашего олигарха, и нашего изобретателя, и рванул через залив в направлении Швеции. Больше с тех пор никто их и не видел. Ни мужиков, ни торнадо, ни денег из фонда развития нашего городка.
 

ДЕТИ ГОР

(Ременюк Валерий)
 20    2018-08-26  0  715
Жил да был в нашем городке духанщик Ахмет. Он держал на местном базарчике небольшую кафешку под названием «Духан». Всем, желающим пообщаться, рассказывал, что оставил южные горы из-за большой любви. Объектом его чувств оказалась одна наша поселянка по имени Стеша, которая как-то залетела… в смысле, прилетела в южные горы по месткомовской путевке нарзану попить. Ахмет бросил дом, родню, большой виноградник и стадо баранов в сорок голов и приехал в наш городок свататься к Стеше. А та, надо сказать, девка была, хоть и симпатичная, но с гонором. А может, потому и с гонором, что симпатичная. С завышенной самооценкой, как сейчас любят говорить. Привыкла над парнями верховодить, нервы им мотать. В общем, та еще цаца. Понял бы сразу Ахмет, с кем связывается, еще подумал бы, надо ли горы, виноград и баранов бросать ради этой. Но никого из нашего городка, кто ему на Стешку глаза бы открыл, он при принятии решения еще не знал, вот и попал по самое не балуй.

Посватался Ахмет чин-чинарем, со сватами и экипажем на резиновом ходу, тут ему в упрек ничего не поставишь. А девка эта и говорит, мол, мне надо подумать, жди ответа. Ладно. Неделю Ахмет ждет, другую. Уже месяц прошел. А Стешка ни гу-гу. Только усмехается при встрече да глазищами поводит (с этими у нее было – будь здоров!). Ни нет, ни да, ни тпру, ни ну. Мол, думаю еще, силу твоего чувства проверить хочу. Тогда Ахмет смекает, что дело пахнет керосином. То есть, процесс затягивается и пора всерьез обустраиваться. Жить-то на что-то надо! А домой возвращаться с пустыми руками ему гордость джигитская не позволяет.

И пустил Ахмет припасенные к свадьбе авуары на то, чтобы поставить павильон на городском базарчике и завести духан. Там стал печь лаваш и пирожки с курагой, готовить плов, манты и всякие прочие чехохбили. Хорошо готовил, грех жаловаться. И народ к нему потянулся. Пошла коммерция в гору. Через полгода Ахмет уже и на домишко накопил. Снова Стешку пытает, мол, созрела ли уже? А та: «Еще чуток осталось. Дозреваю!» Ладно. Еще через полгода Ахмет на «Волгу» новую надуханил. Приезжает под окна зазнобы в белом авто, дудит в клаксон мелодию «Где же ты, моё Сулико?». Мол, определилась, наконец?

А дело в том, что к Степаниде один доцент из губернского Университета культуры всё клинья подбивал. Параллельно Ахмету. Стешка там заочно на библиотекаря училась, вот ее доцент и заприметил во время сессии. И родители Стешкины нос в ту сторону поворотили. Оченно им загорелось сменить провинциальное ПМЖ на губернско-столичную прописку. И дочь к тому подзуживать стали. Но вот закавыка: доцент перья-то распустил, а предложение все не делает. И Стеша в очередной раз перед Ахметом и развела свое «Ах, это такой ответственный шаг! Ах, я все еще не готова!» Страху ноль, думает Ахмет, я эту крепость осадой возьму. Дело принципа! И выписал из своего аула, с южных гор, двух братьев и сестру двоюродную с детьми. В помощь по развитию бизнеса, понятное дело.

Еще через полгода Стеша привезла из губернской столицы красивую зачетку с пятерками за очередную сессию и не менее красивую справку из женской консультации о трехмесячной беременности. А предложения руки и сердца от своего доцентишки – увы! И собрался тогда у них дома семейный совет, на котором для начала папаша Стешку за волосья оттаскал, а после стали они думу-думать, как горю помочь. Мамаша на картах судьбу дочери раскинула. И выпал Стешке пиковый валет. Ну, точь-в-точь личностью на Ахмета смахивает! На Ахмете и порешили счастье дочери строить. Но самое смешное, что Стеша оттеперя уж все глаза в окошко проглядела, а милый-то нейдет и нейдет за ее крайним ответом! Уж она и в ум не возьмет, что думать. А-ну, как тот успел остыть, пока она кочевряжилась? Да другу кралю себе сыскал? Вот где страх божий!

И наступила Стешка на горло своей девичьей гордости, и пошла сама на разведку. На базарчик городской, значит. Вроде как за полушалком новым мамане к 8 марта, ага. Ну, попутно и в духан заглянула, чего ж не зайти! А вокруг духана уже целая деловая деревня обустроилась. Магазинчик восточной мануфактуры, москательный салон, швейная мастерская да библиотека для детей «Сказки народов мира». Это Ахмет со своими братьями, сестрой да племянниками развернулись. Стеша аж ахнула, так ее эта картина поразила! А тут и Ахмет из пекарни духанской выходит, руки от муки отряхивает и хитро так щурится. Ждет ответа, улыбаясь в гуталиновые усы. В общем, на Пасху сыграли они-таки свадьбу. Добился своего Ахмет, черт нерусский!

Стеша наотрез отказалась родину покидать и от родителей уезжать к Ахмету в горы. Не беда! Молодые взяли землицы на окраине городка, отстроились там, как водится. И Ахметова родня рядком отстроилась, это уж у них так заведено, гуртом жить. Местные то место так и стали звать: «Наш аул». А муж ее, чтоб ностальгия сердце ему окончательно не выела, договорился на соседнем щебеночном карьере и рядом с участком насыпали агромадную гору отсева – мелких отходов щебеночного производства. Ахмет покрыл гору черноземом и дерном, насадил травы и саженцев всяких. А главное, провел на макушку холодильную установку и устроил там настоящий ледник. Вскоре эта гора стала напоминать ему очертаниями любимый Казбек. Ледничок летом подтаивал и с горы к дому потек ручей чистейшей ледниковой воды. Предприимчивый Ахмет стал воду из ручья бутилировать и продавать у себя в духане под маркой «Горный ручей». Нарасхват шла водица!

Пролетело несколько лет. Стеша родила сперва мальчика, а потом еще двух девочек и снова парня. И рулит теперь библиотекой «Сказки народов мира», и вполне счастлива. А Ахмет по вечерам садится во дворе на лавочку и увлажнившимися глазами долго смотрит на рукотворные горные склоны, на которых качают густыми ветвями лиственные и хвойные деревья, жужжат шмели над чабрецом и родиолой розовой, бродят несколько коз да овец, а в гранях ледника на вершине красиво преломляются лучи закатного солнца…
 

Любая развлекуха, это всегда для ...

(Соломон Ягодкин)
 6    2018-08-26  1  629

Чем бездарней художник, тем выше его идейность, без которой всё его искусство ценится в искусстве не более, чем прошлогодний снег...

Раньше художник должен был потакать власти, а теперь должен угождать толпе. И ещё вопрос, чей диктат для искусства смертельней, потому что во власти умный человек редко, да встречается, а вот никакая толпа этим по самой своей гнусной природе похвастаться не может ...

Любая развлекуха, это всегда для жлобов. И забывать о своём извечном жлобском зрителе мы, художники, никак не должны, а иначе они напомнят нам о себе сами...

В своём искусстве старались ни о чём лишнем не говорить, чтобы народ свой не лишать искусства вообще...

Если есть искусство для народа, значит, должно быть искусство и для людей. Теперь осталось только мимо этого самого народа незаметно прошмыгнуть, и прямёхонько до людей добраться...

Фото Алексея Кузнецова
 

Культура, это, конечно же, пустя ...

(Соломон Ягодкин)
 6    2018-08-25  1  656

Нет культуры, нет и человека, но зато есть всё остальное, хоть его этим самым жри. И здесь есть смысл хорошо подумать что выбрать, если, конечно же, есть чем думать, когда культуры давно уже нет и больше никогда не будет...

Культура не придумывает ничего нового, она просто всё старое делает вновь живым…

Культура, это, конечно же, пустячок, но согласитесь, приятно...

Только культура делает человека человеком. Вот почему её надо отпускать строго по лимиту, и далеко не всем...

Главная цель культуры, очеловечить в этом мире всё, и прежде всего, самого человека. Или это не культура, а «Что изволите?» для власти и для толпы, что и теми и другими в культуре ценится превыше всего…

Фото Алексея Кузнецова
 

КОНТАКТ

(Ременюк Валерий)
 10    2018-08-25  0  716
Однажды наш скромный городок прославился на весь мир. Ничто в тот тихий октябрьский вечер, как говорится, не предвещало. С мягким шорохом опадали с деревьев желтые листья, с грустным гагаканьем и курлыканьем тянулись на юг пернатые. В общем, осень как осень, ничего особенного. И вот, в самый разгар программы «Время», прямо сквозь густые стаи крылатой живности, заполонившей небо, нечто сверкнуло, громыхнуло и ухнуло. Причем, ухнуло прямо-таки в ближайшее к городку болото, подняв кучу жижи и тучу пара. Нашлись, конечно, безответственные парочки влюбленных, прогульщики программы «Время», которые, вместо усваивания державных новостей, по улицам шарохаются в обнимку да на закат пялятся, романтики. Они-то и сообщили местному полицмейстеру Тюлькину и внештатному собкору «Губернских ведомостей» Шпаргалкину об огненном следе в небе и болотном фиаско пришельца из космоса.

Тюлькин тут же организовал оцепление ямы на болоте со все еще клубящимся паром, послал депешу в губернский центр об уникальном явлении и все стали ждать комиссию из Академии наук, которая и должна была прояснить природу феномена. А Шпаргалкин настрочил заметку в «Ведомости», отстучал текст телеграфом и пошел к местной самогонщице бабе Глаше, жившей на окраине городка со стороны болотца, чтобы взять в долг поллитру. Под залог будущего гонорара за заметку.

Но баба Глаша в долг не дала. Более того, она даже дверь не открыла настырному собкору и говорила с ним через замочную скважину, чего раньше и в заводе не было. Это внештатной акуле пера показалось странным. И очень подозрительным. Шпаргалкин сделал вид, что ушел восвояси, а сам на цыпочках за угол и к окну Глашкиному – шасть! И затаился там, подглядывая в щелочку меж неплотных занавесок. Дальнейшее развитие событий мы даем слово в слово в изложении Шпаргалкина, взятом из его объяснительной записки полицмейстеру Тюлькину:

«Я подсмотрел через щелку, что на обеденном столе, перевернув и приспособив стаканы в качестве тубареток, сидят перед Глашкой два голеньких, фиолетово флюорисцирующих субъекта с ветвистыми оранжевыми рожками и носами-пятачками. Каждый ростом с котенка. Болтают в воздухе трехпалыми лапками и о чем-то живо чирикают с хозяйкой. Но тут один из них заметил меня в окне и пыхнул из глаз изумрудными лучами. В голове всё завращалось и я лишился чувств. Очнулся уже в избе бабы Глаши наутро, потому что за окном уже рассвело. Я лежал на полу, на спине, и не мог двинуть ни рукой, ни ногой, как парализованный. А на груди моей сидели вчерашние фиолетовые человечки и внимательно смотрели на меня большими, как у лемуров, глазами. В доме сильно и приятно пахло брагой. И тут в моей голове прозвучали слова одного из фиолетовых, причем, губ он не размыкал: «Привет, землянин! Ты нас не бойся. Мы тебе зла не сделаем и, вообще, скоро улетим обратно». Я говорю: «А вы кто?» «Мы, - отвечает второй более писклявым голоском, - Представители цивилизации Ась из звездной системы Вась. У нас на корабле случилась поломка, ремонтный блок отвалился от перегрузок и ветхости, мы ведь уже миллион ваших лет путешествуем по космосу. А мы с братом как раз в блоке этом были. Вот и свалились к вам на Землю. При ударе о болото нас выбросило из капсулы. Слава богу, баба Глаша нас подобрала, обогрела, накормила и приютила». Тут и сама Глафира входит в избу, приносит из сельпо корзину с сахаром и дрожжами. И сразу же новую брагу замешивает в большом молочном бидоне литров на тридцать. А человечкам этим по наперстку самогона подает. Те – хлоп! – и потребили. Я только облизнулся.
Первый человечек снова зазвучал в моей голове: «На нашей планете атмосфера состоит из густых паров этилового спирта, и нам очень повезло, что мы оказались у вас именно в доме доброй женщины Глафиры. В чистом земном воздухе мы бы не выжили, а тут нам хорошо!» Второй добавляет: «Мы твой мозг, уж извини, ночью просканировали до дна и всё поняли про вашу планету. К сожалению, вы находитесь на слишком низкой ступени развития и не готовы к полноценному контакту с цивилизацией Ась».

Тут мне стало обидно за державу, в смысле, за нас всех, землян, и я спрашиваю, отчего же, мол, мы такие отсталые? Рожей не вышли? «Нет, - отвечают, - рожи ваши мы еще кое-как перенести смогли бы. А вот низкий процент этанола в атмосфере для нас гибелен. Конечно, мы видим усилия землян в направлении постепенного увеличения содержания паров этилового спирта в атмосфере. Но такими темпами вам еще пару миллиончиков лет надо поработать. А там поглядим…»

В общем, к обеду за ними прилетела тарелка. Причем, как сказали фиолетовые, видели ее только мы с бабой Глашей, и то в честь наших заслуг в установлении первого контакта. Каким-то образом летающая тарелка прошла прямо через дымоход бабкиной избы. Забрала фиолетовых и так же, через печную трубу, усвистала в неизвестном мне направлении. А посему, учитывая то, что «Губернские ведомости» мою заметку так и не опубликовали и даже вшивого гонораришка за мой подвиг я не получил, а также принимая во внимание, что над повышением процента этанола в атмосфере Земли нам еще трудиться и трудиться, прошу содействия в назначении мне пособия по регулярному приобретению у бабки Глаши ее изделия в объеме 0,5 л ежесуточно. А то в долг она мне больше не дает».
 

МОРСКОЙ ЧЕРТ

(Ременюк Валерий)
 24    2018-08-24  0  756
Ежели кто думает, что наш городок - отсталая средневековая химера и досужий вымысел автора этих баек, то сильно ошибается. Тут есть всё, чему положено быть в настоящем городе, даже представительные органы власти, не к ночи будь помянуты. И представлены представительные органы горсоветом и райсоветом.

В горсовете главенствовала Фёкла Каримовна, а в райсовете соответственно товарищ Чубчиков. И так уж они рьяно главенствовали, что живот свой не жалели положить за вверенный избирателями участок работы. Фёкла Каримовна отстаивала интересы горожан, а товарищ Чубчиков, естественно, радел за благополучие населения всего района. Как часто бывает, временами интересы двух субъектов муниципального права не совпадали и даже, страшно сказать, местами входили в конфликт друг с другом. И оба председателя постепенно стали один другого люто ненавидеть. Опять же, в интересах своих избирателей. И для пользы дела задумал товарищ Чубчиков извести дорогую Фёклу Каримовну. А как ее изведешь, когда она лицо выборное, защищенное депутатским иммунитетом? Но мы не зря указали выше, что товарищ Чубчиков был редкостный энтузиаст своего дела, и поэтому нашел таки способ решить возникшую проблему.

Надобно отметить, что городок наш располагает к тихим умиротворяющим прогулкам, так как омываем водами морского залива. И Фёкла Каримовна любила по вечерам, после сессий горсовета, пройтись босиком по хрустящему песочку в полосе пенного прибоя. Отдохнуть типа от дневных трудов праведных. И вот однажды, погожим летним вечерком, идет, значит, наша председательша в пене прибоя и мечтает о благе горожан, строит в уме планы и прожекты, чего бы еще улучшить во вверенном ей городе. И вдруг вздымается море шалашом, раскрывается одесную и ошуйно, и вываливается на свет божий морской черт. Собственной персоной. Фёкла Каримовна его сразу узнала, потому что любила русские народные сказки и была в курсе. Черт казался велик и страшен. Его глаза полыхали зловещим алым огнем, освещая огромную алчную пасть и загребущие стальные лапы. В том, что они загребущие, Фёкла Каримовна тут же и убедилась на личном опыте. Морской черт в миг подлетел к жертве, сграбастал ее пышную тушку, отправил в пасть и ушел на дно. Только его и видели.

Свидетели, конечно, тут же доложили об инциденте старшему начальнику, коим на тот момент являлся товарищ Чубчиков. Он незаметно, под столом, удовлетворенно потер потные ладошки, а над столом сделал заметное державное лицо и распорядился немедленно начать спасательные работы. Два китобойных судна ринулись в погоню за морским чертом. Его траекторию движения выдавал пенный след на поверхности моря, оставленный спинным плавником. Китобои несколько раз метали гарпуны и стреляли из гарпунной пушки, но острая сталь наконечников лишь противно звякала и отскакивала от бронированных боков адского чудища. А товарищ Чубчиков глядел на всё это с берега и командовал операцией с помощью жестяного рупора:
- Левей заходи! Правее целься! Табань! Пускай двигатели враздрай!
В общем, старался, как мог, чтоб операция не завершилась успехом. Она и не завершилась.

А что же наша несчастная председательша? А Фёкла Каримовна быстро сориентировалась во чреве морского черта и сделала вывод, что не все потеряно. Дело в том, что в детстве, еще в советские времена, она занималась во дворце пионеров городка, в кружке юных техников. И с тех пор всегда носила с собой в дамской сумочке фонарик, отвертку и пассатижи – на всякий пожарный, как говорится. Так вот, включив фонарик, жертва морского дьявола обнаружила, что монстр не совсем чудище, а точнее, совсем не оно, а лишь искусно склепанная конструкция, машинка на батарейках. Видимо, конструкторы просчитались с концентрацией желудочного сока ужасного изделия, и Фёкла Каримовна переваривалась не быстро. За час пребывания во чреве черта у нее лишь выбелились волосы и превратилась она из жгучей брюнетки в платиновую блондинку, да слегка подтаял жирок на боках и омолодилась кожа, как от спа-процедур.

В общем, разобралась Фёкла Каримовна в конструкции дьявола, нашла нужный джойстик и взяла управление на себя. Когда воды морския разверзлись вновь и у городского причала всплыл ужасный монстр, жители городка кинулись врассыпную. Остался на пирсе лишь окаменевший от ужаса товарищ Чубчиков. С жестяным рупором в руке. А Фёкла Каримовна вышла из распахнувшейся пасти чудища триумфальным шагом и влепила товарищу Чубчикову правой рукой звонкую пощечину. Потому что в левой руке она держала акт приемки в эксплуатацию морского черта, найденный ею в закромах машинки и подписанный лично товарищем Чубчиковым.

Так находчивая председательша победила коварного соперника, следы которого затем совершенно потерялись в лесозаготовительных организациях Северного Урала. Фёклу Каримовну за сей подвиг во благо избирателей заметили и забрали в губернскую управу. Там эта постройневшая и похорошевшая платиновая блондинка и сейчас рулит Комитетом по самоспасению населения. Делится богатым личным опытом. И развивает захиревшие было кружки юных техников, а также дворцы пионеров.
 

АНГЛИЙСКИЕ УЧЕНЫЕ ДОКАЗАЛИ

(Ременюк Валерий)
 20    2018-08-24  2  859
До городка нашего английские ученые еще не добрались и подозреваю, даже не пытались. В силу его мелкости и непрезентабельности. Но влияние их тут все же заметно. Вот, к примеру, гулял как-то раз Антип Сивоконь в свой законный выходной по городскому бульвару и тормознул у газетного стенда. Он любознательный был, конюх Антип. Пока все заметки на стенде не изучит, с места не сойдет. И в разделе «Спрашивали? Нате!» вычитал, что английские ученые доказали удивительную вещь. Оказывается, в каждом из нас, хомо сапиенсов, живет до десяти процентов неандертальца! Уж не знаю, каким аршином или безменом они замеряли, но Антип как-то сходу в это поверил. Более того, мысленным взором окинул свою личность и понял: точно! Если от колен и выше он, в целом, еще похож на человека разумного, то ниже – чистый неандертал! Ибо нижние ноги Антипа покрывал толстый слой дикой, войлокообразной, рыжеватой шерсти. Он поэтому даже валенки зимой не носил, обходился всякими обносками да опорками. И кони его любили. Видно, чуяли в конюхе что-то близкое.

Пораженный вычитанным фактом, Антип весь обратный путь домой шел в глубокой задумчивости. Пытался осмыслить, как ему теперь распорядиться таким важным, научно обоснованным знанием. Как его, стал-быть, присобачить на пользу домашнему хозяйству. Но конструктивная идея всё на ум не шла. Зато Антип вдруг смекнул: «А что же Лушка, супружница моя? У нее-то чё от неандерталки? Не могут же английские ученые врать! Раз сказали «десять процентов», значит, не девять и не одиннадцать. Вынь да положь десять!» И стал напряженно представлять себе пышнотелую Лукерью во всевозможных ракурсах. Искать неандертальскую наследственность, значит. Но то, что он узрел в своих мысленных изысканиях, приличными словами выразить невозможно, как ни пыхти. Поэтому мы и браться не будем. А скажем лишь, что Антип решил при ближайшей возможности учинить Лушке личный досмотр с пристрастием на предмет ее неандертальского содержимого.

Ближайшая возможность случилась, как водится, опосля вечери, как стемнело и дети спать расползлись по лавкам. Антип сыпанул коням овса в ночные ясли и, в предвкушении открытий чудных, стал подогревать свой просвещенья дух. Залез на печь, значит, и стал дожидаться, когда Лушка закончит постирушку и о муже вспомнит. Да, и еще серников взял на печь с полпачки – чтоб в темноте не наощупь по телу мацать, а наверняка всё разглядеть. С огоньком, то есть. Но, когда дело дошло до дела, Лушка исследовательский порыв мужа не оценила. К другому была привычна, отсталая баба! Он ей, мол, повернись таким ракурсом, да потом эдаким боком, да еще вот так встань, а потом эдак. Да еще спичками чиркает, да сует их куды ни попадя – того и гляди, подпалит деликатные места. Надоело жёнке такое головотяпство и вероломство. Подумала, что Антип издеваться вздумал, вместо того, чтоб переходить к стандартным процедурам. И – раз ему в лоб с левой. Антип и вырубился на всю ночь.

Хорошо поспала Лукерья до утренней дойки, спокойно. Никто не мешал. А Антип, как проспался да поостыл в своих устремлениях, сделал поутру такой вывод насчет супружницы: главная неандертальственность у Лушки – ее хук с левой. Ни у одной из Антиповых знакомых бабешек такого не было. Но тут Антип заподозрил английских ученых во вранье. Лушкин хук тянул не на десять, а на все пятьдесят процентов! Надо будет написать им в парламент опровержение и протест, подумал Антип. Дурят людей эти английские ученые!
 

Пиг Иваныч Малионов

(Ременюк Валерий)
 24    2018-08-23  7  793
Жили да был в нашем городке странный один человечек. Звался престранно – Пиг, как будто свинья по-аглицки, ежели кто не забыл. А фамилия у него и вовсе несуразная – Малионов. Черт его знает, какой укуренный дьячок ему такое удумал в пачпорт записать! Слава создателю, отчество не подкачало, а то совсем хоть караул кричи. Сын Иванов он был, значит. Главная же странность - жил Пиг Иваныч не как все. И домишко у него стоял наособь, на отшибе, но, правда, в красивом месте – на взгорье по-над заливом. И делом он занимался нехарактерным для этих мест. Называл себя «ваятель». Как поселился тут, сперва горожане решили было, что валенки он валяет, понесли ему шерсть да войлок на обувку к зиме. А тот смеется: «Эх, глухие вы тетери! Да не валятель я, а ваятель! Вот мои ваяния!» И показывает на всякого рода статуи, расставленные на подворье в живописном беспорядке. В основном, аллегорические фигуры каких-то древнегреческих или даже египетских, пёс их разберет, героев. Нашим-то они без надобности – своих, живых тут не прокормишь, не обустроишь, на кой ляд в хозяйстве еще гипсовые да каменные?

И уж не один годок Пиг Иваныч в городке нашем околачивался, и все наособь. Даже не женился ни разу, шельма! Да. А женшшины-то к нему похаживали, это уж как заведено, тут уж врать нечего – мужчина он был справный. Иные и задерживались на день – другой, а кто и на неделю, месяц. Одна даже полгода жила у него, ваятеля этого. Но вот беда: как только заживется какая особа у Пиг Иваныча, так и поминай, как звали! Пропадает, словно ее и вовек не было. Без следа. А он знай себе ваяет. Вечно в брезентовом фартуке по двору крутится, то глину месит, то гипс заводит.

Женщин, конечно, искали. Урядник каждый раз к ваятелю заглядывал, интересовался, не тут ли Параскева или Устинья какая, душа пропащая. Нету, говорит этот змей, давненько куда-то подевалась, сам удивлен! А статуев на подворье все прибывает и прибывает. Он их уже и в сараюшку стаскивать стал, которые давние. Которые посвежей – тех в первый ряд, лицом на дорогу выставлял, глядите мол все, чего я еще изваял! Каку красу несказанну вам на радость. Но когда число пропащих сравнялось с дюжиной и народишко наверх жаловаться стал, прискакал в наш городок волостной усатый урядник – у, зверь лютай! Мимо не прошмыгнешь. И сильно поговорил с Пиг Иванычем, даже пару раз по зубам съездил. А тот зубы сплюнул, и снова в отказ, не знаю, мол, и ведать не ведаю, где бабы. Ладно. Искали их, искали, и подпол перевернули, и гумно раскатали, и в огороде рылись, и залив протралили – а нет баб. Чертовщина прям какая-то.

И смекнул тогда усатый урядник, и привел ясновидящего одного, то ли лозоходца. А может, и вообще гипнотизера, с него станется. Ага. И оказался этот гипнотизер шибко начитанным дядькой. Поздоровался так вежливо с Пиг Иванычем и говорит с хитрецой да подковыркой: «Пиг Малионов, значит, вы у нас? А, часом, с товарищем Бернардом, прости господи, Шоу не в родстве состоите?» И затрясся тут Пиг Иваныч, ибо понял, что раскрыт и изобличен вчистую! А гипнотизер этот лозоходный достает из широких штанин рогульку осиновую, выставляет вперед себя и начинает двор обходить. И говорит: «Эта! Эта! Эта!» И так все двенадцать свежих статуй и отметил. Тут они, говорит, извлекайте на свет божий! Ну, кликнул урядник мужиков с кувалдами, расшибли они статуев гипсовых и вышли из них все двенадцать пропавших женшшин, живы-живехоньки. А Пиг Малионов оказался потомком того самого скульптора Пигмалиона, что Бернард Шоу описал. Только каким-то извращенным, что ли, все у него шиворот-навыворот получалось…

Само собой, судили ваятеля. И признался он, что самых любимых женщин хотел сохранить навечно в состоянии их высшей, неземной красоты. Превратить в шедевр скульптуры, значит. Такой вот у него был каприз. И что характерно, женщины, освобожденные из-под гипсового гнета, претензий к своему тирану не предъявляли. А одна из них, Серафима, даже сказала судье и пристяжным заседателям: «Ой, люди добрые! Не губите вы талант Пиг Иваныча! Не ссылайте его на каторгу или в иное какое узилище! А отдайте мне на поруки! Он меня хотел бессмертной сделать, а я из него сделаю человека – достойного члена нашего общества! Перекую». И те прослезились и вняли ее голосу. И стали Серафима и Пиг Иваныч вместе жить-поживать да добра наживать. А ваять Пиг Иваныч бросил. Совсем. И имя сменил – стал Павлом.
 

ПОГОНЯ

(Алик Кимры)
 2    2018-08-23  0  661

"В томате килечки глазастой
Жена не купит мне на ужин".

takamisakari "День рождения консервной банки"
Жми сюда

Где-то в начале 80-х во время безупречной службы в киевском НИИАСС руководителем образцового подразделения, как член профсоюза я получил продовольственный набор ("паёк"): два бройлера, пачка сливочного масла, бутылка подсолнечного, банка растворимого львовского кофе и две банки "Кильки в томате". И с этим дефицитом после дня ударного труда сел в трамвай до пересадки с улицы Толстого на улицу Сагсаганского.

Увы, утомлённый днём напряженного труда во исполнение решений текущего съезда Партии, я вздремнул и едва ни проспал свою остановку. Спохватился в последний момент и успел выскочить из трамвая, но спросонок позабыл "авоську" с пайком. Хотя я спохватывался недолго, трамвай успел тронуться. Ну, не упускать же двух бройлеров, пачку сливочного масла, бутылку подсолнечного, банку растворимого львовского кофе и две банки "Кильки в томате"!

Тряхнув стариной, я успел вскочить на "колбасу" - торчащий наружу задней стенки трамвая штырь для сцепки вагонов. И неплохо устроился, рукой придерживаясь за лесенку на крышу вагона. Всё бы ничего, но я попал в поле зрения ментов патрульного "цементовоза" ("це - ментовоз" - укр.).

Перед ними предстала картина маслом: на "колбасе" как мальчишка пристроился представительный товарисч очень средних лет в ратиновом пальто правительственного покроя, с дефицитным мохеровым индийским шарфом из магазина для иностранцев "Берёзка", в номенклатурной пыжиковой шапке, в дорогих сапогах из Франции на белой микропорке и с крутым кейсом. Вестимо, такой товарисч куда естественней смотрелся бы в чёрной номенклатурной "Волге", и как его занесло на столь неподобающее место?

Менты ринулись в погоню за мной и догнали трамвай, когда он прибыл на остановку и открыл двери. Я юркнул в вагон и успел вырвать авоську с пайком (два бройлера, пачка сливочного масла, бутылка подсолнечного, банка растворимого львовского кофе и две банки "Кильки в томате") из рук какого-то халявщика, который ещё и преложил поделиться со мной его находкой.

Тычком в зубы я снял его предложение и вышел честно сдаться властям в лице гнавшихся за мной ментов, готовый даже к штрафу за административное правонарушение. Всё равно паёк (два бройлера, пачка сливочного масла, бутылка подсолнечного, банка растворимого львовского кофе и две банки "Кильки в томате") был дороже.

Когда я пошёл в сознанку ментам, они развеселились.

Во-первых, сняли непонятки - с чего эт представительный товарисч очень средних лет в ратиновом пальто правительственного покроя, с дефициным мохеровым индийским шарфом из магазина для иностранцев "Берёзка", в номенклатурной пыжиковой шапке,дорогих сапогах из Франции на белой микропорке и с крутым кейсом - примостился на "колбасе".

Во-вторых, в знак нашего краткосрочного приятного знакомства я презентовал им две банки "Килек в томате" из пайка. Сам их вообще не употреблял, потому как не потреблял. Но те, кто потребляли, высоко ценили этот пикантный закус эпохи Развитого Социализма.
 

Умному человеку ничего лишнего н ...

(Соломон Ягодкин)
 10    2018-08-22  3  656

Чем меньше у человека всего есть, тем больше свободных извилин у него в голове остаётся. Но извилины эти обязательно надо чем-то разумным занять, а иначе они от безделья сдуру опять побегут всё что ни попадя покупать...

Ходили по магазинам, как ходят в последний и решительный бой. Но каждый раз его предусмотрительно проигрывали, чтобы наутро в последний и решительный ринуться вновь…

Умному человеку ничего лишнего не надо, вот он, гад, этим и пользуется на все сто потому как – не дурак...

Когда ничего нет, всё надо, а когда всё есть, ничего не надо. Но если вот так между двумя окопами в нерешительности болтаться, и те и другие могут застрелить...

Глагол "иметь" не имеет никаких других значений, кроме как - иметь. Но для этого надо, чтобы всё было, и тогда это его загадочно-божественное значение пропадает само собой...

Фото Алексея Кузнецова
 

Колхоз-москва-колхоз. Песня четв ...

(Александр Шнеур (Трибуле))
 0    2018-08-20  0  665
Наш заслуженный краевед "Колхозу", -
Аника Акакиевич Онучин, -
любил,
сидя на завалинке местного клуба имени Парижских Коммунаров,
тянуть наш самогон вперемежку с конопелькой самосадной,
да побасёночки баять о нашенском колхозном историческом наследии.
Чпокнет, бывало, после трудовой вахты
по разбору местных архивов,
да пыхнет вместе с публикой...
Да и выдаст на радость детворе что-нибудь эдакое:

"Служил в тутошних краях...
в былые времена...
ещё до Олегдавыдыча нашего Пилюлькина...
Легендарный Фелдшир! -
Мука Афанасьевич Лудищев...

Но все этого полу-почтенного служителя Жопколепия
за глаза, конечно, "Наш Главврач" прозывали.
А как же? Ёй он в одну харю:
весь прописной медперсональ -
от ставленника Минздрава (богоммазанного Архимандрита)
до всякой челяди милосердствующей (сестринской читы-бритты).
Хотя нет...
По пятницам у него в качестве общественных работниц,
за подпольную тягу к распутству,
две проституирующие колхозницы исправительным трудом занимались.
А по вечерам они втроём стресс снимали.
Пили медицинский спирт и дышали на троих закисью азота.
В общем, культурная программа кильдыма
была аскетически выдержанной и по делу краткой.

После умерщвления плоти, Лудищев наш
попыхивал самокруточкой и излагал своим лярвам
праведные и поучительные истории
о дуалистической натуре бытия,
которая, задавая своему окружению две разных загадки,
требует от него (окружения своего) всего одну отгадку,
да так, чтобы предыдущим смыслам сразу бы соответствовала.
Он называл это "Изяществом житейского силлогизма".

Как написала в своих показаниях
одна из наперсниц гр-на Лудищева -
Эвелина Семирамиди:

"Старый козлик однажды вспомнил,
как он врачевал нечаянно попавшего в наш "Колхоз"
Генерального Секретаря СССР Юрия Владимировича Андропова"


Далее Аника Акакиевич
раскрывал
свою очередную монографию
в какой-нибудь картонной папке №999
под названием
"Из жизни колхозника...",
и, словно юродивый скальд, начинал нараспев, с белым взором слепца зачитывать
свои сказительные переложения материалов следствия:

"Он, генеральный-то, - говорил устами Онучина гр-н Лудищев,-
о тудышную пору-де
над здешними местами кружил на государевом гелекоптере.
Потому-вишь-как частные охотхозяйства зарвавшихся чинуш
самоличностно выявлял,
да в блокнот свой секретарский красным карандашом вписывал.
Чтобы потом их-супостатов всех,
по закону социалистической справедливости,
на другие должности в полюбившиеся края прописать пожизненно.
Это он мне сам рассказал, когда винтокрыл его чой-то там зафырчал,
да и шмякнулся недалече от нашего "Колхозу",
Его, помятого да струхнувшего, ко мне в медпункт и принесли.
Я его, правда, от ушибов да переутомления быстро спиртом подлечил,
но профессиональная этика, и природная тяга к приключению,
толкнули меня на гибельный эксперимент..."

Тут краевед Онучин становился совершенно невменяем,
ибо переходил на завывания в лицах:

"И сидел гореёмный Генсек наш,
и томимый спиртом вопрошал у Фелдширу:
- Как жить-то, брат, коли смысл найти не могу?
А вершитель зравья человечьего в ответ попыхивал:
- А дай мне ручку свою кгбшную,
я тебе на пальцах всё растолкую..."


В материалах же следствия факт представлен расшифровкой записи прослушки
(прим. редакции газеты "Колхоз и Закон" -
за правдивость стенограммы редколегия не ручается.
Поскольку местный писарь Песочкин,
который и делал расшифровку беседы,
всегда был склонен
к поэтическому переосмысливанию советского партийного языка.
И часто менял как сами канцеляризмы на устно-народные эпитеты,
так и смысловые фигуры номенклатурной речи
подгонял под православный устав).


Доктор:
- А расскажите-ка мне батенька, что у вас за недуги имеются,
кои обычно вам досаждают в повседневности.
Андропов:
- Да вы понимаете, доктор, вот хочу я смысл своего существования в мире найти.
От того мучаюсь, напрягаю силы свои.
Делаю всё чтобы максимально полезное из себя выжать...
А на практике...
Доктор:
- Да вы не стесняйтесь, милейший товарисчЪ, мне, как духовнику - всё можно.
Андропов (вздыхая):
- Вот хочу я, доктор, в форме хорошей быть, уважение внушать.
Не ем с самого утра, пью на работе кефир.
Сигареты только с фильтром и до половины курю...
Но понимаю, что это всё не очень хорошо.
Организм в стрессе и жрать хочет.
А потом домой возвращаюсь и понимаю, что поесть надо.
Но, чтобы на ночь не кусочничать, я свой ужин обильный зараз сжираю
и ещё долго сижу перевариваю его
за просмотром прессы и вычиткой оперативной информации.
Оно вроде бы как у питона получается, только наоборот:
Он раз поел и спит неделями.
А я раз ввечеру нажрался и потом
весь вечер, ночь недолгую и весь рабочий день
эти свои суточные запасы впитываю организмом, да о Родине думаю.
Доктор:
- И что же вас не устраивает?
Андропов:
-Я понимаю, что это скверно, - то, что я делаю,
но такой режим соответствует графику
моей ответственной работы на благо государства...
Понимаете, доктор, тут дело ещё во всяческих побочных эффектах...
То у меня понос с утра, то по неделям выдавить из себя
переизбыток дерьма не могу.
Доктор:
- Так чего же вы хотите, дорогуша,
ваш организм находится в постоянном напряжении.
Готов верить, что это даже помогает вам в службе.
Другой вопрос, так, какого же совета вы хотите от меня?
Хотите работать в таком ритме -
тужьтесь и дрыщите;
держите организм в таком состоянии и вы будете поджарым и активным!
Но не надолго.
Вы же не железный дровосек.
Скоро сломаетесь.
И, судя по вашим глазкам, очень скоро. Это я вам гарантирую.
Так что решайте сами: в чём оно, это ваше счастье.
(долгая пауза)
Андропов:
- А вот вы бы, доктор, что на моём месте?..
Доктор:
- Как коммунист и патриот?
Андропов:
Да-да. Именно как коммунист и именно патриот!..
Доктор:
- Я бы всё сделал для блага отечества!

Что же до изложения событий краеведом Онучиным,
то на этом месте он, как правило, приходил в определённое сознание
и читал уже больше по деловому, но всё же творчески:

"И оставил Фелдшир Генсека в раздумьях, да сам руки потирал:
мол, интересно посмотреть
на результат психопрограммирования
такого Большого человека,
который всею страной хороводит".


По словам же Эвелины Семирамиди,
сам Лудищев вспоминал происшествие так:

"Я, когда его слушал, всё думал:
Чего ж ты, шпала гэбэшная, хочешь:
сам же всё понимаешь:
хочешь пожить - питайся нормально, про дела забудь;
а коли прославиться душа твоя алкает,
как у вечно живого дедушки Ленина, -
полезай в печку
(фраза "про печку" и стала потом одним из основных обвинений
- прим. редакции газеты "Колхоз и Закон")
.
Ну и я слукавил, конечно, перебрал с допингом-то.
Подумалось тогда:
а чем я от авгура-то отличаюсь, вот стоит передо мной человече -
сам всё видит и знает, а выбор сделать не может.
Его и обманывать-то не нужно.
Он любому приговору рад, чтоб покрасивше, да с его внутренним мнением совпало.
Ну, я ему, стало быть, и выдал:
мол, дорогой товарищЪ Генсек, ведите себя как настоящий партийный человек.
Но мне-то понятно, что никакого выбора я за него не делал:
Вот, скажем, решит он, что как муж государев должен беречься -
и в том будет прав;
а коли свято верит в свою миссию лампочки Ильича -
пусть прожигает свою мозговую спиральку всем на радость".


А Аника Акакиевич уже подводил свою новеллу к печальному крещендо:

"И двух годков не прошло,
как не стало светлого нашего Генерального секретаря СССР.
И пошло всё прахом, и повернула страна в пучину вакхическую.
И сознался на допросах супостат Фелдшир:
по его это наущению слёг наш Вождь в одр.
И забили его артельщики кулаками до смерти по приговору Колхозной тройки".


И ещё долго бубнил краевед о чём-то значимом,
а потом шёл на сельский погост к могилке лекаря Лудищева.
Над холмиком на памятной доске алела стыдом эпитафия:
БОЛЬШИНСТВО ФАКТОВ БЫТОВОГО НАСИЛИЯ НА РУСИ
ПРОИСТЕКАЕТ ИЗ СЛОВ, ПРОИЗНЕСЁННЫХ
НЕВОВРЕМЯ,
      НЕ ТАМ
      НЕ ТЕМ
      И НЕ ТАК!
БЕЗ БАЗАРУ.


И плясал Онучин вокруг могилки наш деревенский хип-хоп
на стихи гражданина-поэта Владимира Маяковского
"Что такое хорошо и что такое плохо".
Получалось трагично, глупо и бессмысленно, как вся наша жизнь.
 

С любовью смотрю на себя в зерка ...

(Соломон Ягодкин)
 6    2018-08-19  2  671

Если я бездарен, то тогда будь бездарен и ты тоже, а то как-то не по-братски получается…

Очень не люблю злых людей, мне очень хочется их всех загрызть, но зубы уже не те…

С любовью смотрю на себя в зеркале, и каждый раз с нежностью узнаю милые знакомые черты...

Я настолько люблю себя-любимого, что всех остальных могу любить только заочно, но зато всех сразу…

Кому не интересен я, те не интересны мне тоже. И здесь у нас наблюдается полное сердечное взаимопонимание и чуть ли не любовь...

Фото Алексея Кузнецова
 

Уж если у девушки куриные мозги… ...

(Соломон Ягодкин)
 12    2018-08-12  0  712

Женщина знала, что она – красивая. А вот понять, что этого мало, ума ей явно не хватало…

Женщина обязана быть женщиной, потому что два мужика в одной семье, причём мужика разнополых, это считай что ни одного...

Уж если у девушки куриные мозги, она должна быть до конца последовательной, и для пользы дела хотя бы нести яйца...

Когда он однажды решил узнать, о чём думает его любимая, очень быстро понял, что она не думает вообще, и тогда облегчённо вздохнул...

Ладно, каждой дуре по дураку, с этим проблемы нет. А вот как быть умным, у них вечный недокомплект...

Фото Алексея Кузнецова

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер