ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое свежее

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
Спрятать все тексты
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: самое свежее  Раздел    Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

АМЕРИКАНСКИЙ КАРЛССОН

(Алик Кимры)
 Смешные истории  2018-11-15  2  10  38

Навеяно "КАРЛССОН 2.0" Ременюка Валерия
Жми сюда

Утреннюю зарядку выходил делать на плоскую крышу нашего дома. Солнце, ветерок с океана. Да офигенный вид на Залив с Золотым мостом.

Как-то, покидая крышу, в дверях столкнулся с рабочим в комбинезоне, направлявшимся на крышу с каким там техническим намерением. Протянул ему руку:
- Карлссон!
Он мне ответил:
- Джонс.
Ну, там обменялись I'm glad to see you! (Рад видеть!) и расстались.

Рассказал об этом смешном эпизоде сыну, а он у себя на работе. Но коллеги не рассмеялись, а слегка всполошились:
- Ты не на фамилии отца - Карлссон?

... Оказывается, всемирно известная сказка Астрид Линдгрен "Карлссон, который живёт на крыше", в США запрещена к чтению в детских садиках и изучению в школах.

Из-за вопиющих нарушений политкорректности. Карлссон летает явно без лицензии пилота. Во всяком случае, она нигде не засветилась. Карлссон учит Малыша нехорошим вещам. Карлссон объедает Малыша и обжирается вареньем, что ведёт к лишнему весу и сахарному диабету. В отношении Карлссона к служанке фрекен Бок явно имеет место sexual harassment... И т.д.

Больше в США на тему Карлссона не шутю. Лучче торт в морду. Эта шутка нравится всем американцам, кроме тортуемых.

------

И ещё в тему

"О ПЕЧАЛЬНОЙ СУДЬБЕ РУССКОГО ЮМОРА В АМЕРИКЕ.."
Жми сюда
 

КАРЛССОН 2.0

(Ременюк Валерий)
   2018-11-14  1  22  77
Чем хороши окраины нашего городка? Тут всегда тихо, спокойно, даже у одних и тех же кленов или лип физиономии, извините, облики не такие постные, как в центре. Тут они умиротворенные, отрешенные от суеты и городского шума. Какие-то более человечные, что ли. И неудивительно, что здешняя атмосфера лучше подходит для творческих личностей. На окраинах, в старых одноэтажных деревянных домиках, многие из которых помнят еще Вторую мировую, а то и Третью Пуническую, живут у нас пять художников-пейзажистов, три портретиста, два мариниста, один скульптор-монументалист, четыре поэта-почвенника и два поэта-песенника, а также один изобретатель и до десятка бомжей (ну, а куда ж без них? Тоже творческие личности, и не сомневайтесь). Бомжи занимают временную нишу в домах, отведенных под снос, но до которых еще не добралась хищная лапа экскаватора. Хотя речь сегодня не о них. А об изобретателе по имени Максим Мозжеватых.

К моменту описываемой истории Максиму брякнуло сорок, но проживал он в домишке давно усопших родителей один, ибо связывать себя узами с противоположным полом не торопился. Побаивался, что жена станет помехой в его творческих амбициях. Да. А мечтал Макс изобрести, не много, не мало, а компактный малобюджетный махолет для индивидуального перемещения человека в воздушной среде. Макс был в курсе теоретических заветов корифеев отечественного воздухоплавания, что, дескать, мощи человеческих рук, в принципе, недостаточно для создания маховой подъемной силы, способной оторвать от земли и нести тело пилота. Но у него на это была своя философия. Макс рассчитывал подключить к рукам все возможные прочие мышцы и ресурсы организма, как то: ноги, пресс, голову вкупе с шеей, жевательный механизм рта, нагнетательную силу легких и даже, страшно сказать, особо выступающие мышцы малого таза. И под эту идею сочинял соответствующую конструкцию махолета. А пока суд да дело, изучал устройство игрушечных дронов-квадрокоптеров. Осваивал их систему управления и летные характеристики. И вот, попал однажды в руки нашего героя новый китайский дрон, способный нести до двух кило полезной нагрузки и оснащенный видеокамерой. Чтобы попусту не гонять механизм по воздуху, придумал рациональный Максим нагрузить квадрокоптер чем-нибудь прикольным, народу на радость. Присобачил снизу большого пластикового игрушечного Карлссона, того самого, который живет на крыше. Встроил ему в живот компактный, но мощный динамик с приемником. И запустил машинку в небо.

А на центральной площади городка как раз проходил детский праздник в честь Международного дня защиты родителей от детей или наоборот, не помню точно. Играла оживленная мультяшная музыка, потные аниматоры скакали, как полоумные, лица детей сияли, звучали смех и шутки, было жарко, весело, радостно! Праздник шел на всех парах. И вдруг над головами массовки раздалось негромкое стрекотание, а затем из неба пролились отчетливые слова:
- Дети! Прррривет вам от Карлссона, который живет на крыше! Ха-ха-ха!
Максим через видеокамеру дрона хорошо видел нижележащую обстановку и вещал свои приветствия в микрофон пульта управления со двора, дистанционно. Дети бросили затеи аниматоров и задрали головы в небо. Увидели над собой любимого персонажика, обрадовались еще пуще, закричали, захлопали в ладоши. У Максима не было особого плана действий. Он рассчитывал всего-то поприветствовать малышей, сделать пару пируэтов в воздухе и убыть на базу.
- А сейчас я вам покажу, на что сегодня способен Карлссон, вооруженный современной техникой! У-у-у-у! – воскликнул Карлссон и заложил круг над площадью. Затем сделал мертвую петлю с переходом в бочку, горку, кобру и еще ряд фигур высшего пилотажа, придуманных Максимом на ходу и не имеющих пока официального названия.

Люди на площади зааплодировали еще громче. Наш изобретатель посчитал свою задачу выполненной и собрался было поворотить оглобли домой. Но вдруг на экранчике монитора заметил нечто странное: около надувной горки стояли мамаша и сынок, задрав лица к Карлссону. У женщины на плече висела сумочка, закинутая за спину. И в сумочке нагло рылся неприметный паренек, запустив туда руку, но отвернувшись, типа, он тут вообще никто и просто мимо проходил.
- А сейчас, внимание! – воскликнул Карлссон. – Давайте, поиграем в веселую народную игру «Держи вора!» Хотите?
- Ура! – возрадовались и запрыгали дети на площади. – Хотим, хотим!
Тогда Карлссон переместился и завис непосредственно над жертвой воровства, и закричал:
- Женщина, у вас в сумочке вор! Держите его!
Женщина извернулась и цоп парнишку за руку. Тот в свою очередь - прыг в сторону, пытаясь освободиться. Дама - за ним. Злодей все-таки вырвался и ну бежать! Все вокруг закричали, завизжали, замахали руками, стараясь зацепить, схватить воришку, шмыгающего ужом в толпе. В общем, веселье удалось на славу, тем более, что парня задержал-таки дежурный наряд полиции и быстро изолировал во чреве желтого «лунохода». А Максим незаметно увел дрон домой, поскольку заряда аккумуляторов оставалось только-только, чтобы выполнить этот маневр.

На следующий день в местной прессе прозвучали обращения к тайному владельцу Карлссона объявиться и получить премию за задержанного воришку, который до того, как оказалось, отличился уже не раз в аналогичных подвигах и был у полиции в розыске. Но Максим проигнорировал этот призыв. Во-первых, ни газет, ни радио, ни местного телевиденья он не читал- не слушал-не смотрел, так как все больше налегал на техническую литературу. Не хотел распыляться по мелочам, что вполне в духе настоящих изобретателей. А во-вторых, и правильно сделал, потому что, появись он в полиции, ему бы быстренько выписали хороший штраф за управление дроном без лицензии. Такие уж времена пошли, а как вы думаете! И еще неизвестно, хватило бы премии за поимку вора на погашение штрафа или нет. Тут дело темное. Лучше не рисковать.
 

ЧТОБЫ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ НЕ РАЗОЧАРОВ ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-14  3  11  45

Чтобы революционеры не разочаровывались в своих идеалах, их до этого расстреливали, и тем самым спасали если не их тело, то хотя бы их душу...

Тех, кто не пил, записывали во "враги народа", пускай теперь закусывают тюремной баландой, раз по-человечески закусывать не хотят...

Партия, у которой нет конкурентов, подобна уголовной банде, удачно замочившей всех своих конкурентов...

Есть много профессий, но нет такой профессии: быть лучше всех, даже если у тебя в кармане партбилеты всех цветов и оттенков...

Любая идеология, это всегда отбор худших, а куда им ещё податься, как ни в современные инквизиторы, тем более что ещё та, Святая Инквизиция, формально давно уже упразднена?..

Схоластика большевиков без всеобщего насилия и массовых убийств, как и все остальные схоластики, она не прожила бы и дня. Вот почему ей всегда так были важны её Варфоломеевские ночи 37-го и всех остальных семидесяти годов...

Оболванивать можно только болванов, но сначала их надо болванами воспитать. И здесь без идеологов ну никак нельзя, которые через весь этот благостный болван-процесс сами прошли, и теперь готовы для своего народа быть коллективными Сусаниными, благо что вокруг всегда – одни враги...

Хороший идеолог бредит каждый раз по-разному. Но как их теперь столько хороших найти, когда денег даже на плохих и то не хватает?..

Любые Геббельсы, даже самые яркие и талантливые из них, в конечном счёте, тоже могут осточертеть, потому как они - всё равно Геббельсы. А что же тогда обо всех наших замогильно-серых Сусловых говорить?..

Ложь должна быть красива, тем более, если эта ложь – Пропаганда, самая лживая и самая гнусная ложь из всех возможных!..

Цыганский табор, это та же самая партийная организация, где есть свой Генеральный Цыган, и всегда послушный ему и такой же безропотный народ...

Смеяться над своим Вождём, это значит смеяться и над собой тоже: а вдруг тебе тоже когда-то повезёт, и смеяться будут уже над тобой...

Вождь так возлюбил свой народ, что лютой ненавистью возненавидел все другие народы. Но свой народ ему за это морду не набил, хотя и надо бы, ведь теперь воевать со всеми остальными народами приходится ему...

Чем больше тюрем, тем меньше у тебя идейных конкурентов, во всяком случае, вне их стен, которые как губка впитывают в себя каждого, кто хотя бы в самой нереальной перспективе может твоим конкурентом стать...

Когда Партия, это «ум, честь и совесть нашей эпохи», значит партия есть, а всего остального нет, всё в партия ушло и сгинуло там за ненадобностью…

Фото Алексея Кузнецова
 

Я люблю еврея Борю!

(Садистка-Пародистка)
   2018-11-13  2  54  98

В 1992 году, после моих гастролей по Израилю, у меня вышла первая большая виниловая пластинка с экзотическим названием «Эрэц», что переводится с иврита как «страна», «земля».

   Диск продавался во всех магазинах фирмы «Мелодия» по всей России.

Я даже стала немножечко знаменитой: меня иногда узнавали на улицах и два раза попросили автограф. Но кто ж знал, что сладкий бальзам моей маленькой славы будет иметь горькие побочные явления?

   Однажды поздно вечером раздался телефонный звонок. Незнакомый голос бодро прокричал в трубку:

- Шалом, дорогая Жанночка! Ви гейт эс*? Я поэт Исаак Давидович Циндлер, мне восемьдесят пять лет. У меня для вас оглушительная   новость: моя жена, композитор, Мирра Львовна Циндлер написала для вас нетленный шлягер. Стихи к этому шлягеру написал я. Если вы его исполните, вы будете сиять и никогда не тухнуть! Шлягер называется «Я люблю еврея Борю»!

- Прекрасно, - вежливо обрадовалась я, - но сейчас уже поздно. Давайте сделаем так: как-нибудь мы встретимся, я послушаю песню, и только потом…

- Что с вами, дитя мое,- возмутился Исаак Давидович,- вы, что ли, мишуген*, аза юр оф мир*?! Ваше «потом» может стать для нас роковым! Наш шлягер просто уведет какой-нибудь шлимазл*! Вам это надо?! Не надо. И нам это не надо. Поэтому ни слова больше! Миррочка, зажигай свет, открывай рояль ! Жанночка, кицэлэ*, напрягите внимание и не роняйте трубку!

   В трубке раздалось бравурное фортепианное вступление и задорный высокий меццо-сопрановый голос на мотив известной песни «Семь-Сорок» запел:

   Я люблю еврея Борю,
   Я люб-лю ев-рея Бо-рю,
   Бо-ря лучше Се-мы, луч-ше И-зи,
   Луч-ше всех!
   Эх!

   Да-рай-ра, тири-бири-да,
   Да-рай-ра, тири-бири-да,
   Боря лучше Семы, лучше Изи, лучше всех!

   Пока я размышляла, какой поц* дал мой телефон Исааку Давидовичу Циндлеру, песня закончилась и голос Исаака Давидовича закричал:

- Ну, таки что вы думаете за этот ослепительный шлягер?

- Посмотрим, - увильнула я,- поздно уже, Исаак Давидович, оставьте свой
    телефон, я вам позвоню.

   - Не делайте глупостей, - понизил голос Исаак Давидович,- послушайте старого еврея. Если вы сделаете из этой песни живой номер – например, выведете на сцену болонку, то слава не заставит вас себя ждать!

- Тогда уж не болонку, а ротвейлера,- пошутила я,- или, на крайний случай, шпица или пуделя.

-Почему?- не понял Исаак Давидович.

   - Так шпиц и ротвейлер как-то ближе к евреям, чем болонка, - объяснила я,- номер красочнее будет смотреться.

- Это мелочи, нам не до них, - отмахнулся поэт, - мы люди серьезные. Поэтому давайте говорить серьезно. Давайте обсудим гонорар.

- Чей?- оживилась я.

- Наш, конечно, - ответил Исаак Давидович, - мой и моей жены, Мирры Львовны. Всякий труд должен оплачиваться, вам ли не знать этой справедливой истины. Много мы с вас за песню не попросим, тысяча долларов вполне устроят и нас, и вас.

   - Хорошо, -   опешила я, - спокойной ночи, Исаак Давидович. Боря вам заплатит.

   -Какой Боря? -растерялся Циндлер.

   - Тот, которого я люблю, - ответила я и положила трубку.

***

   Прошло 26 лет.

   И вот вчера, роясь в интернете в поисках информации о творчестве композитора Людмилы Лядовой для курсовой моей дочери, я не поверила своим глазам.

«Я пишу и шуточные песни,-   делится с читателями Людмила Алексеевна, - и одну из них я исполняю сама на своих концертах. Называется она «Я люблю еврея Рому.»

«Оба-на,»- подумала я ревниво. Дрожащими пальцами я забила в поисковике название песни. Сразу выплыл текст: «Я люблю еврея Рому, родила ему детей. Продавец он гастронома- гастронома зохн вэй».

   На этом сюрпризы не кончились. Вслед за Ромой в ю-тьюбе нарисовалась песня композитора Н. Мотлюка «Я люблю еврея Зяму». Текст меня потряс до глубины души и тела: «Ой, мама-мама-мама, спешу сказать скорее. Любила я цыгана, теперь люблю еврея.»

В общем, зря я не купила тогда у   семьи Циндлеров их нетленный шлягер. Зря, аза юр оф мир…
______

*Ви гейт эс? – как дела? (идиш)
*мишуген – сумасшедшая (разг. Идиш)
*Аза юр оф мир – чтоб я так жил (идиш)
*шлимазл - сорванец, недотепа (идиш)
* кицэлэ- кошечка (идиш)
*поц– неприличное ругательное слово, которое можно перевести как «редиска, нехороший человек»
 

Мохнатым мужикам нужны и мохнаты ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-12  3  8  44

Ничто так не уродует женщину, как постоянные мысли о своей красоте, потому что тогда все остальные мысли остаются вне её головы, поскольку там уже всё занято...

Резиновая женщина сама просит, чтобы её как можно чаще надували, чего никак не скажешь обо всех этих вечно обиженных натуралках...

Мохнатым мужикам нужны и мохнатые бабы, а где их столько взять, чтобы мохнатые мужики не озверели окончательно?..

Цветы своей жене никогда не дарил, но зато разрешал ей забирать всё то, что оставалось у него от дневной цветочной распродажи...

Честная девушка настолько хорошо сохранилась, что в конце концов стала честной бабушкой, о которой все так и говорили: "Наша честная старая карга!"...

Фото Алексея Кузнецова
 

ЖУЧАРА

(Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич))
   2018-11-12  0  10  40
Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)

ЖУЧАРА

Было зябкое утро прохладного лета. Солнце вставало из-за туч. В очередной раз взглянув на него – красное-прекрасное, я скинул с балкона окурок, запахнул цвета хаки махровый халат и призадумался: «И почему это Солнце встает? У него же нет ног... По идее-то оно должно бы... всплывать. О-о-о! Всплытие – к сути поближе!.. Однако ж... Светило же не водоплавающее, чтобы всплывать... Гм... А воздухоплавание же через дирижабли там иль воздушные шарики как процесс существует? Ага – существует. А Солнце же в воздухе? В воздухе – однозначно. Значит, всплывать ему воздухоплавательно законно и неоспоримо?!.. Опять же... В каком оно воздухе-то(?), если оно вне земной атмосферы. С каких это щей в космосе воздух?! Кто и откуда его туда накачал?!..»
Добредя с солнечными мыслями до спальни, я улегся в кровать параллельно жене. Хотя... Не совсем параллельно, потому как на тот момент супруга конфигурально изображала не прямую, а повернутую ко мне оттопыренной задницей геометрически ломаную кривую.
– Ты-ы-ы, жучара, сломил мой королевский кактус? Да не отпирайся. Кроме тебя некому, – оборвав храп и посопев, сонным голосом предъявила претензию Аллка.
– Заблуждаешься. Васька сломил, – перевел стрелки я на кота, твердо полагая, что ему (на отличку от меня) даже за убийство фанатично обожаемого Аллкой королевского кактуса полная амнистия.
– Васька чего, дура-ак что ли(?!), чтобы кидаться на колючки, – прозвучал контраргумент.
– А кто его знает? Может, и дурак. Чай, у психиатра не проверялся, – пробубнил я, проклиная себя за вчерашнюю блажь поплясать на спор голым в присяду... на своем подоконнике при окне нараспашку... под «Калинку-малинку» на оглушительную громкость!..
Не дожидаясь, когда Аллка окончательно проснется и в полной мере оценит нанесенный ее квартирной флоре ущерб, я поднялся с кряхтением, запахнул халат, на морской узел зафиксировал поясом его полы и уныло побрел по направлению к кухне, маясь поранеными кактусом ягодицами и гениталиями... По пути в халатном кармане нащупался выигрыш с вчерашнего пари – новехонькая пятисотрублевка, полученная от знакомого мне со времен моего сопливого детства некогда капитана рыболовецкого траулера дяди Феди Лаптева – ныне пенсионера, на постоянку торчащего с морским биноклем на балконе соседней с нами двенадцатиэтажки...

– Жу-ук! Жуча-а-ара!! Жуча-а-а-а-ара-а!!! – покажись, не слабже пожарного автомобиля вопила явно несущаяся со мной на сближение Аллка.
– Тише, детей разбудишь, – пролепетал я, роняя на пол намазанный маслицем хлебушек. И тут же до дикой боли сдавило всего – от пят до макушки!.. И, подломившись в коленях, я рухнул навзничь в беспамятство!..

Очнулся кверху пузом на полу посередь кухни. Вокруг сновали Аллка и Машенька с Ванечкой. И никто меня даже и не замечал. Терзаемое ломотой тело было будто натуго втиснуто в какую-то скорлупу, мозг варил еле-еле, а где-то в глубинах подсознания набухало дурно-ое-предурно-о-ое-е(!!!) предчувствие вели-и-ико-ой(!!!) беды-ы!..
Первым обратил на меня внимание кот. Нависнув над моим лицом своей почему-то неимоверно гигантской мордой, Васька принялся, как мне покажись, хищно принюхиваться...
– Мам, гляди! Васька жука нашел! Да какого красивящего! – вытаращилась на нас с котом цветущая от радости Машенька, – Надо б папу позвать!
– Нету папы, – бросив на меня брезгливый взгляд, проворчала Аллка, – Слинял куда-то жучара. Тоже мне биолог-зоолог. Уж разменял четвертый десяток, а в голове всё тараканы. Вышвырну вот, блин, на помойку всех его вяленых жучков-паучков!.. Он мой королевский кактус от корней отломи-ил! А короле-евски-ие-е(!!!) ка-актус-сы без корне-ей не прижива-аю-ются-я! – зарыдала супруга и опрометью выскочила в коридор.
– Жалко, конечно, кактус, – склоняясь надо мной, взгрустнула Машенька.
– Да наплюй ты на этот кактус, – тоже склоняясь, но, в отличие от сестры, с восхищенной физиономией, посоветовал Ванечка, – Ты только погляди, какой кру-упный жуча-ара-а! Экземпля-я-яр-р! Мамой клянусь, такой породы в папиной коллекции нет! А давай его...
На сих словах Васька вдруг так долбанул меня лапой, что я на манер хоккейной шайбы стремительно заскользил по линолеуму, отрикошетив от плинтуса к мебельному гарнитуру, а уж от того под холодильник!.. Вот именно там – в полумраке цоколя низкотемпературного агрегата – я и, страдая от боли, к велича-айшему-у(!!!) у-у-ужасу-у осознал, кто-о я тако-ов!..
Удалив Ваську из кухни, меня пыжились извлечь из-под холодильника мухобойкой и шашлычным шампуром, меня пытались высосать оттуда и пылесосом! Последнее, надо отметить, было для моей легкоранимой психики недюжинно травмоопасно!..
Я метался по кухне во имя спасения: убегал, скользя лапками по линолеуму; пытался расправить крылья и улететь... Но всё тщетно! Уйти от облавы так и не удалось!.. В конце концов я, контуженый на взлете запущенным Иванушкой аллкиным тапком, был пленен!..

Я томился на дне стеклянной банки-поллитровки меж кручинящимися за кухонным столом супругой и тещей.
– Дети вот для него поймали, – кивая на меня, пробормотала Аллка, – Ищут булавку, чтобы наколоть в коллекцию. Хотят сделать к папкиному приходу сюрприз. А он – жуча-а-ара-а! Мо-ой ка-а-акту-ус угро-о-оби-ил! Не-е-екому-у кро-оме него-о-о! Оди-ин ж с Ва-аською бы-ыл до-о-ома-а вчера-а-а! – расхныкалась супруга.
– Сюрприз, говоришь, хотят папочке сделать? – проворчала Марья Петровна, – Сейчас я тебе тако-о-ой сюрпри-и-изище-е(!!!) покажу-у! Соседский Коленька специально для меня только что из Ютуба перекачал! Гляди вот про своего козла-а!
Узрев на дисплее тещиного смартфона высококачественно и крупнопланово заснятого на видео снаружи нашего дома себя, под «Калинку-малинку» залихватски наплясывающего в присядку нагишом на подоконнике рядышком с королевским кактусом, я под аллкин душераздирающий вопль «Козе-е-ел-л!!!» повторно за то бешеное утро выпал из сознания!..

Очнулся стоящим в бурьяне у какого-то ветхого забора. Вздохнул с облегчением; но, опустив взгляд, узрел мохна-атые ножки с копы-ы-ытцами-и!!!
– Кеша-Кеша! Кешка! – донесся из-за забора ласковый старушечий голосок, – Куды ж ты, варнак, запропастился-то?!
– Чует шельмец, что пришла его очередь на шашлычок, вот и спрятался, – рассудил где-то рядом какой-то мужик, – Оне ж – козлы-то – ушлые как человеки.
С диким ужасом осознав, что речь обо мне, я ретиво встал на дыбы, машинально боднул рогами забор и без промедления сорвался с места, со всех четырех ног бешеным галопом поскакав к опушке ближайшего леса!..
 

КОШКА

(Ременюк Валерий)
   2018-11-12  0  18  60
В нашем городке всякое случалось, но чтоб такого...

У шофера Герасима Путятова жена пропала. И главное, пропала как-то странно. Возвращается Герасим Архипыч ввечеру из рейса, из Семиполья, весь день туда трубы газовые возил. Пыльный весь, потный, как дьявол – жара стояла на улице, хоть в омут кидайся с разбегу. Римма, супружница, встретила чин-чинарем: душ, полотенце чистое, борщ со шкварками и чесночком, салатик, стопочка охлажденная, - никаких упреков жене. Кот Васька соскучился по хозяину, всё под столом по ногам терся да мурлыкал за ужином. Хороший кот, справный. Сам серый, классической сибирской породы, а глаза – что желтки перепелиные, но с трещинкой вертикальной, пронзительной. Любимец Герасима, котейка.

После ужина, хоть и не поздно еще было, прилег Герасим на диванчик перед телевизором слегка отдохнуть. Побродил пультом по каким-то бездарным сериалам, по невразумительному футболу, зевнул и на канале «Ваша рыбалка» задремал. Да. И приснился ему странный сон – как будто среди ночи просыпается он на своей кровати и в нежных чувствах обнимает Римму. И вдруг, чувствует, а под рукою не гладкая привычная кожа или, там, ажурные трусики жены, а густая кошачья шерсть. Но не Васьки его, а какой-то незнакомой кошки. Ее расплывчатое гадкое мурло Гера смутно различил в ночных сумерках спальни, отдернул руку и, конечно, крикнул:
- А-ну, брысь отсюда, лохматая!
Кошка зашипела и опрометью выскочила из-под одеяла. И тут Герасим проснулся.

В углу мерно бубнил телек про ловлю голавля нахлыстом. Часы на стене показывали без четверти одиннадцать вечера. «Черт, верно Елена Малышева говорит, не надо сразу после еды спать ложиться! Вот и наснилась всякая хрень, тьфу!» Встал, потряс головой, пошел на кухню воды попить. Смотрит, что за притча? На подоконнике, между фикусом и кактусом сидят рядком его Васька и эта… рыжая, как бы из сна. Аккуратная такая кошечка с беловатой мордочкой и васильковыми глазами. Даже можно сказать, что симпатичная и никакое не мурло, как Гере показалось во сне.
- Васька, ты кого привел? – воскликнул Герасим. Котейка часто уходил через открытую форточку гулять на двор. Но чтобы подружек в дом приводить – такое случилось впервые. Герасим засмеялся: – Римма, иди-ка, глянь на нашу новую родственницу! Слышь? Похоже, Васька наш достиг совершеннолетия и решил жениться!
Оба кота внимательно и серьезно посмотрели на хозяина дома. Их глаза, желтая пара и голубая пара, отлично гармонировали друг с другом. Но на зов Герасима никто не ответил.
- Римма, ау, ты где?

Герасим прошел в спальню – пусто. Даже кровать не разобрана. Заглянул в туалет-ванную – и там никого. Открыл дверь кладовки. Странно, и там нет жены. «Наверное, в магазин выскочила» - подумал. Но тут же сам себя и опроверг: «Какой магазин в одиннадцать вечера? Что за срочность?»

Вернулся на кухню. Коты сидели на подоконнике бок о бок все так же дисциплинированно и чинно. В открытую форточку приятно веяло прохладой. Наконец-то дневная жара отступила. А на столе Герасим узрел мобильник жены. Обычно Римма никуда не выходила без телефона. Странно. Проверил ее обувь: босоножки на месте, в гардеробе. Очень странно…

«Может, к соседке за солью или еще чем выскочила прямо в тапках домашних?» Римкина подруга Ася жила тремя этажами выше. «Ладно, чё паниковать, - сказал сам себе. – Подожду. Никуда не денется, придет – расскажет, где была». И пошел снова в гостиную телек досматривать перед сном. Угнездился, значит, на диванчике поудобнее, нашарил в меню старую комедию «Полосатый рейс». Стал смотреть.

И тут пришли к нему Васька с подружкой. И котейка, как обычно, вспрыгнул хозяину на колени, завел свою мурлычную шарманку. А рыженькая, ничуть не смущаясь, тоже забралась на диванчик и улеглась рядом с Герасимом, впритул к его бедру. Да еще передние лапки под себя изящно так подвернула, кокетка. Как-будто так и надо! И главное, смотрит Герасим, а коты вперились в телевизор и внимательно следят за тигриными и обезьяньими приключениями на экране. И чувствуется, что происходящее там им очень нравится. Прямо удовольствие на мордах написано!

Где-то около полуночи кино закончилось. А жены все нет. Хотел Герасим Асе звякнуть, проверить, не заходила ли к той подруга. Но тут сообразил проверить Риммины ключи – она их всегда на гвоздик вешала в прихожей. Глядит – ключи на месте. И дверь заперта. А дверь-то у них не на защелке, ключом надо открывать что снаружи, что изнутри. Вот это уже было напрочь непонятно: как будто жена вовсе не выходила из квартиры! Да что ж она, в форточку улетела, что ли, или в трубу, как ведьма? Пошел на лоджию. Естественно, и там никаких следов супруги, и створки окон изнутри закрыты. Мистика! Испарилась Римма!

«Ладно, - думает себе Герасим, - украсть ее из-под замка тоже ведь не могли. Криминала тут нету. В полицию звонить, вроде, рановато. Как-то, значит, все-таки выскользнула жена. Придет – дам чертей, чтоб впредь не заставляла волноваться, а хотя бы записку оставляла!» С тем и пошел в койку, так как назавтра с утра снова в рейс, да подальше – дня на два, в Верхорядье кирпич везти. Надо выспаться. Только улегся – его Васька, а с ним и рыженькая подружка, взобрались на кровать и улеглись рядом! Аккурат на месте Риммы. Когда жена была дома, котейка себе такого не позволял.

- Да вы что, черти? Совсем наглость потеряли? – воскликнул удивленный Герасим. Но потом подумал: «Ладно, всё ж так оно веселей. А то одному в пустой постели спать – совсем уж дико. Хоть какие-то живые души рядом!»
С тем и уснул, согреваемый сбоку котами.
Утро ничего нового в диспозицию коллектива не внесло. Риммы не было. А рыжая кошка была.
– И как же тебя зовут? – спросил Герасим, садясь в кровати и гладя животную. Та замурлыкала, не отшатнулась. И Васька не возражал. Лежал рядом, желтел своими глазищами, жмурился.
- Ладно, будешь у меня… как же тебя назвать-то? Роза? Тася? Муся? Нет… всё не то.
И вдруг вспомнил, что жену часто называл по молодости лет Заей (когда еще приходилось добиваться ее благосклонности).
- О! Будешь Заей! Не возражаешь, Зая?
Кошка замурлыкала громче и выгнулась под рукой, как бы предлагая погладить ее всю, от ушей до хвоста. Что Герасим и сделал с большим удовольствием. Кошечка была ласковой и явно домашней - рук не боялась, шерстку имела чистую, ухоженную, шелковистую.

Позавтракав на скорую руку, Герасим всыпал в кормушку двойную порцию кошачьих консервов, обновил в мисочке воду и, уже уходя на работу, бросил:
- Ну, Васька и Зая, остаетесь дома за старших! Завтра вернусь к вечеру – чтоб жена была тут, как штык! Как хотите, так и старайтесь. Можете объявить вседворовый кошачий розыск, но чтоб Римма была к моему приходу на месте. Поняли, черти?
Коты снова внимательно на него посмотрели, затем глубокомысленно переглянулись. Чем они занимались дальше, Герасим не знал, так как закрыл дверь и поспешил в гараж на трудовую вахту.

Хотите верьте, хотите - нет, но, когда Герасим на следующий день к вечеру вернулся домой, его на пороге встречала улыбающаяся жена. И кот Васька. Один, без Заи.
- И где ж ты была позавчера-вчера, Римка? – напустился муж, едва разувшись и сняв рубаху.
- А ты, Геша, что, разве мою записку не нашел? Я же вот тут, на столе оставила!
- Нет…
Римма нагнулась, осмотрела пол и выудила тетрадный листок из-под буфета:
- Ну вот, наверное, сквозняком сдуло! Извини, милый!
Герасим, все еще насупленный от обиды, прочел: «Геша, только что позвонила Галка, у нее заболел Лешка, горит путевка на Валаам. Уезжаю прямо сейчас, вечерней электричкой. Съездим с сестрой на пароходике в святые места, пообщаемся. Буду через два дня. Котлеты и картошка в холодильнике. Не забудь покормить утром Ваську. Чмоки-чмоки! Ри.»

- А почему тогда ты ключи свои и мобильник дома оставила? Как вышла? И босоножки не взяла!
- Геш, так я дубликат ключа сделала, чтоб потом сынку отдать, Коляша в выходные обещал приехать. Его решила и опробовать. Вот ключи, - и вынимает из сумочки дубликат. – А на Валаам, чтоб целый день пешком ходить, кроссовки надела, вот они стоят. А телефон, каюсь, в спешке забыла, потому как на электричку опаздывала. Да я буквально за час до тебя вернулась. А ты что, заревновал, поди? Думы страшные предательские думать начал, да?
Римма захохотала, обняла мужа, трепетно прижалась, поцеловала в губы, как в молодые лета. Поцелуй пах ванилью и малиной. И Герасим сразу отмяк, расслабился. Тоже обнял жену, поднял на руки, понес в спальню…

Потом они вместе ужинали и Римма, сидя напротив мужа, с воодушевлением, взахлеб рассказывала про монастырь, собор, скиты, сады, мужской акапельный хор на Валааме. А Герасим с наслаждением наяривал жареную картошечку с помидорами, под столом терся о ноги и мурлыкал Васька. Жизнь вошла в прежнюю колею и была прекрасна. Герасим посмотрел в красивые честные глаза жены и вдруг подумал: «А ведь у Риммы глаза такого же цвета, как и у Заи!»

- Зая, Зая! Кис-кис-кис! – позвал Герасим. Заглянул под стол, осмотрелся. Рыженькой гостьи не было.
- Ты что, Геша? Мое тридцатилетней давности прозвище вспомнил? – усмехнулась жена. – Только почему «кис-кис»?
- Так это… Когда ты исчезла, Васька подружку со двора привел. Или она сама через форточку залезла, уж не знаю. Я проснулся – они уже тут вдвоем были. Рыженькая такая кошечка, симпатичная, ласковая. На «Заю» откликается. Не видела тут?
- Да нет. Я как пришла, так сразу и Васька с улицы через окно вернулся. Один. Никаких следов твоей Заи тут не было…
- Странно. Может, еще вернется? – протянул Герасим.
- Может, еще и вернется! – улыбнулась жена и поправила рыжеватую челку. А Герасиму показалось, что при этом она все же немного мурлыкнула.
 

Что такое мир уголовников, как н ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-10  0  4  35

Взрослая уголовная мразь вырастает из маленьких зверёнышей, которым власть и народ с младых когтей внушают, что их шерсть - самая лучшая и самая правильная, и уже поэтому им можно всё!..

Бороться с преступниками должны только строго определённые товарищи. А все остальные товарищи не должны нам в этом святом деле не мешать, а иначе мы их всех посадим, тем более, сообща...

Что такое мир уголовников, как не мир зверья? Так что или Создатель был халтурщиком, или Дарвин всё-таки оказался прав...

Пока ты по дурости кого-то не убил, а всего лишь покалечил, ты ещё не преступник. А на нет у нас, как известно, и суда нет, зато всё остальное есть, и прежде всего, замечательные успехи по борьбе с преступностью...

У уголовников-родителей и дети тоже должны стать уголовниками, а иначе кому предки-уркаганы передадут по наследству своё всё самое святое, что у них есть: свои отмычки, волыны и ножи?..

Фото Алексея Кузнецова
 

АТЫ-БАТЫ, ЭТО БОТЫ

(Ременюк Валерий)
   2018-11-07  1  12  82
Наш городок лежит вдали от центров цивилизации. Но благодаря тому, что щупальца глобальной цифровизации и сетевизации дотянулись и до него, практически не отстает от мирового технического прогресса. Есть у нас и свои Кулибины с Ползуновыми, и Циолковские с Можайскими. Возьмем, к примеру, Серафима Корефанова, по образованию – программиста, по специальности - учителя информатики из пятой школы. Мало кто знает, что этот хромой, одинокий и неказистый педагог, обладатель длинной седеющей гривы и запутанной толстовской бороды, да еще и очкарик, малоинтересный для окружающих дам, в действительности жил бурной жизнью сетевого Казановы. В нескольких социальных Интернет-сетях Серафим ярко и увлекательно промышлял под тремя мужскими и двумя женскими никами.

Каждый из его альтер-эго персонажей имел свой характер, лексикон и манеры. А именно: Вован был брутален и нахрапист, Сердар – по-восточному красноречив, экзотичен и эзотеричен, Руссо – романтичен, великомудр и глубокомыслен, Анабель являла собой утонченную и возвышенную леди-старлетку, Тамара работала в амплуа сексуально озабоченной и разбитной девки-матерщинницы. И каждому из персонажей Корефанов придумал богатую и даже вычурную биографию, выдал свой набор реалистичных аватар и фотографий из событий, якобы, текущей жизни. Психологи бы объяснили такое многообразие ролей, разыгрываемых их создателем, как попытку прожить в виртуальном мире те эмоции и события, которых не хватает в тусклом наземном существовании. Мы не будем спорить со специалистами и примем это объяснение как факт.

Но программист Корефанов не был бы высококлассным специалистом, если бы не поставил свою сетевую жизнь номер два на современную техническую основу. Для каждого из своих виртуальных персонажей он создал управляющую программу-бот, наделенную недюжинным компьютерным интеллектом. И вот его боты резвятся в сети, а Серафим в позе господа бога, т.е. скрестив руки на груди и удовлетворенно похмыкивая в лопатообразную бороду, благодушно взирает на фортеля созданных чад с высоты своего монитора. Время от времени сознание Корефанова озарялось новыми идеями и он наделял ботов дополнительными функциями – более гибкими, изощренными, самообучающимися по мере общения с другими обитателями всемирной паутины. В конце концов, Вован завел трех девиц для души и еще две параллельные виртуальные жены, причем, одна из них через три месяца после бракосочетания объявила о своей беременности. Сердар трижды стрелялся на дуэли из-за споров с сетевыми активистами по поводу определения смысла жизни, понятий любви и чести. Был ранен в ягодицу и в лоб навылет, но выжил и стал еще более мудр, язвителен и неотразим для женского пола. Руссо поступил на онлайн курс в Итонский университет, через три года успешно защитил диплом бакалавра по античной истории и стал готовиться к поступлению в магистратуру Оксфорда. В сетевых сообществах знатоков древней истории он был непререкаемым авторитетом и к нему часто обращались начинающие авторы с просьбой рецензии своих опусов или рекомендаций для публикации. Анабель встретила в сети свое совершеннолетие и получила через сайт Госуслуги паспорт гражданки России. Занималась сетевыми переводами, владея десятью языками, и неплохо зарабатывала реальных денег на счет своего папаши. Тамара трижды вышла замуж и развелась, а потом имела еще четырнадцать предложений руки и сердца, стала лауреатом нескольких сетевых конкурсов матерной поэзии и народных частушек.

Серафим с ироничной улыбкой много лет взирал на эволюцию своих виртуальных детишек и чувствовал, что жизнь его полна и увлекательна. И проходит не бессмысленно, не зря. До того не зря, что Корефанов совсем не ощущал потребности заводить собственную реальную семью, детей, внуков. Все эти прелести жизни ему заменяла Сеть и его сетевые творения. Но вот, однажды в мае, под щебетание первых соловьев и благоухание черемухи, Серафим Корефанов, как говорится, тихо двинул кони. Тромб в мозгу. Практически мгновенная смерть. В четвертом часу утра. Даже не успел взять телефон и вызвать скорую… Его дети, в смысле, боты, сами позвонили медикам (такая функция тоже была заложена их создателем в их мозги), но было уже поздно. Корефанова схоронили без лишнего пафоса под молодой липкой на городском кладбище, а его боты… Ну что, боты? Они поместили на персональной странице папаши в Сети теплый, человечный некролог «От группы товарищей». Выпили за упокой души родителя по стопарику виртуальной водки и продолжили самостоятельную виртуальную жизнь.

Программы-боты жили на независимом сервере и были уже никак не связаны с ушедшим в лучший мир создателем. Да и больше не испытывали нужды в его участии. Так как были вполне автономны, многогранны, энциклопедически эрудированы, общительны и … неотличимы от людей для прочих посетителей Сети. А главное, в них была заложена функция постоянного самообучения и совершенствования, что выгодно отличало их от реальных «сетевых хомячков». Но в годовщину ухода создателя, на его поминках, случилось нечто странное, непонятное и непоправимое.

Все пятеро заказали столик в виртуальном ресторане на взморье города Сочи, куда очень любил ездить по молодости лет их папаша. И собрались там культурно помянуть родителя. Но, то ли в виртуальном алкоголе этого заведения было чего-то такого вирусного набодяжено, то ли их создатель заложил в программы ботов мину замедленного действия, а только через час застолья все пятеро почувствовали легкое недомогание, быстро перешедшее в судороги и кому. Из которой никто из них уже не смог выйти. Несмотря на то, что администрация ресторана быстро вызвала виртуальных парамедиков. Увы, их усилия оказались тщетными и вся наша бравая пятерка, Вован, Сердар, Руссо, Анабель и Тамара, усопли, не отходя от поминального стола, ломившегося от вин и морепродуктов. Естественно, виртуальных. Прибывшая вскоре виртуальная бригада с местной виртуальной Санэпидстанции нашла в делах виртуального ресторана какие-то виртуальные недостатки и временно приостановила его деятельность. Но нашим героям это уже не помогло… В общем, все умерли.
 

По пузу себя, по пузу!

(Ицхак Скородинский)
   2018-11-07  0  1  52
Сколько сейчас развелось рецептов в Инете о том, как навеки, навсегда успокоиться, если и вдруг на тебя обрушилась такая пря, как паническая атака.
И я тоже хочу затесаться со своего дивана...

Итак, чтобы тебе, мой любезный читатель стало всё по барабану...
А всего-то и нужно, утром, на изголодавшийся желудок свой, лечь на спину и расслабиться, вспоминая, как сладок был салат оливье под водочку на Новый Год!
А потом бей, бей, бей, не жалея себя, нет, не по барабану, а по пузу, по пузу правым кулаком.
И пыхти, пыхти, пыхти себе...
Потихоньку.

Может и поможет.
 

НОЧНОЕ

(Ременюк Валерий)
   2018-11-04  1  9  94
Жила-была в нашем городке одна дама средних лет и среднего же достатка. Но несредней, прямо скажем, общительности. Ее среднего достатка хватало на среднюю жизнь и владение средним, по нынешним меркам, гаджетом – смартфоном одной известной фирмы. Естественно, с интернет-модемом. Звали даму Зинаидой, адресок потом могу черкануть, если кому интересно. Спала она по ночам крепко, но чутко, и это имеет важное значение для нашей истории, в чем мы скоро и убедимся. И были у Зинаиды в немалом количестве близкие и дальние родственники, а также всякие однокашники и старинные друзья детства, рассеянные по городам и весям нашей страны. И в значительной степени – в районе средней и восточной Сибири (ну, так сложилось у нее, чего уж теперь восклицать «Как так вышло?» да «Кто допустил?»). А Зинаида, надо сказать, очень была привязана к своим родным и друзьям, и любила с ними регулярно общаться. У ней для них в ее смартфоне были заведены все мыслимые средства коммуникации: Skype, WhatsApp, Viber, Facebook, ВКонтакте, Одноклассники и даже опальный Telegram. Зинаида настолько ценила общение, что даже вывела на смартфон звуковые уведомления о всех вновь поступающих сообщениях во всех перечисленных сетях.

Обычно по ночам контактеры Зинаиду не тревожили, поскольку все участники переписки были людьми взрослыми, воспитанными, с хорошо развитым чувством такта. Если что глубокой ночью и прилетало Зинаиде, то лишь в экстренных случаях – умер, допустим, кто (не дай бог) или, там, кто-нибудь срочно приезжает, типа, встречайте утром, везу бочку, к примеру, кедровых орехов или полтора центнера, допустим, сала. Да. Но вот однажды, на День народного единства, точнее, в ночь на этот День, видимо, что-то необычайное случилось в атмосфере, а может, и в литосфере заодно, какая-то аномалия вспучилась. И в районе половины третьего слышит чутко спящая Зинаида знакомое «плям-плям» в Вайбере. Что за притча? Одной рукой хватается за телефон, другой - за сердце в предчувствии каких-нибудь трагических известий, разлепляет сонные очи и с волнением читает сообщение: «Дорогая подруга! Поздравляю с Днем всенародного единства! А помнишь, как мы дали ляхам прикурить в этот день в 1613 году под Костромой? ))) Алёна». Зинаида чертыхнулась про себя, добавила в уме пару теплых матюгов в адрес камчатской подруги и ее специфического чувства юмора. И перевернулась на другой бок продолжать прерванный сон. Рядом заворочался и забурчал во сне строгий муж. Он страсть как не любил, когда его ночь-заполночь тревожили по пустякам.

Следующий «трям-пам-пам» прискакал по Вотсапу в три двадцать – это иркутский друг детства Паша ощутил бодрость наступившего там утра и решил разослать всем друзьям веер стихотворных поздравлений: «С праздником, друзья! Будем едины, презрев седины! Не зная броду, не суйся к патриоту! Ваш Павел )))» Особенно взбесили Зинаиду эти трогательные до тошноты скобочки в конце сообщения, символизирующие широкую Пашину улыбку в три подбородка. Намек на патриота Сусанина Зинаида также не оценила и сопроводила сообщение очередными трехэтажными выражениями. Которые, впрочем, так и остались у нее во рту, так как муж на писк мобильника нервно дрыгнул ногой и нечленораздельно замычал во сне.

Уже подозревая, что ночь пошла как-то не так, не по той колее, и что ее сюрпризы еще не кончились, Зинаида, однако, попыталась сделать вид, что всё в порядке. И обеими руками вцепилась в подушку, зарывшись в нее с головой и пытаясь снова уснуть. Как бы не так! В четыре ноль-ноль на трудовую вахту утреннего соловья-поздравителя встал младший брат Зинаиды Роберт, проживающий в Новосибирске. «Бом-бом!» - крякнул Скайп и выдал теплые душевные строки брата: «Дорогая сестричка! Как никогда прежде, чувствую с тобой большое народное единство! С праздничком! Собираюсь к вам на новый год. Роба))).» И снова эти проклятые скобочки трехслойного смеха! «Да что они там, за Уралом, сговорились все, что ли, не дать мне сегодня поспать! Да трах же вас тибидох-тибидох-тибидох, дорогие друзья и братья!» - так можно в очень мягкой манере передать те суровые слова, которые в действительности произнес язык Зинаиды за закрытыми зубами. Муж грозно почмокал губами, но не проснулся.

Следующие полчаса Зинаида не сомкнула глаз, лежа на кровати и судорожно сжимая гаджет в потных ладонях. «Выключить бы его к чертовой бабушке и дело с концом, - думала она. - Но, вдруг, реальное несчастье с кем из наших? А я вне связи… Нет, потерплю». С трудом задремала, даже стала видеть какие-то необременительные легкие сны. Но без четверти пять смартфон снова выдал свое гадкое «тю-тю-тю!». Это ожил опальный Телеграм имени товарища Дурова. Его волны принесли из Тюмени следующий текст : «Зинуля! Ты мне только что приснилась в том виде, как мы с тобой собирались в ЗАГС в 1975 году. Но так и не дошли… Помнишь? Не могу забыть. Я плачу. Вышел на кухню покурить. От слёз погасла сигарета… Извини, ежели не вовремя. Боба». «Боба, да чтоб тебе пусто было с твоими эротическими воспоминаниями и снами! Ты дашь мне поспать хотя бы часок сегодня, а? Тыдыщ, тыдыщ, тыдыщ!» - Зинаида молча матюгнулась уже обессиленно и даже беззлобно. Ее институтский дружок, несложившийся первый муж, никак не сгладил тягостного впечатления от пропавшей ночи. А текущий супруг, наконец, членораздельно рыкнул: «Зинка, вали-ка ты со своим смартфоном в гостиную и там чаться. Коза! Дайте же человеку поспать, сволочи!»

Зинаида встала, на цыпочках вышла в туалетную комнату и там, склонившись над унитазом, длинной тирадой вполголоса выгрузила в его фаянсовое ухо все матерные слова, накопившиеся во рту за ночь. И на Б, и на П, и на Х, и на ЁТМ, и несколько лексических комбинаций с производными перечисленных терминов. И спустила воду. А потом вырубила в смартфоне функцию звуковых уведомлений и ей сразу же сильно полегчало. И вернулась Зинаида на супружеское ложе, притулилась к мужу под теплый бочок, и безмятежно доспала оставшиеся пару часов ночи с тихой счастливой улыбкой на лице.

А унитаз потом, утром, на всякий случай, еще и сполоснула дезинфицирующим гелем – мало ли чего!
 

Если в кино есть что сыграть…

(Соломон Ягодкин)
   2018-11-04  1  4  63

У каждой из кинодив было по две руки и по две ноги, одним словом, ничего лишнего. Но не только это отличало их от их сестёр по разуму, что собрались в этот день в переполненном кинозале…

Супермен старался, от греха подальше, лишний раз рот не открывать, и все свои подвиги на экране совершать молча...

Если в кино есть что сыграть, сыграть это может далеко не каждый, а так, каждый. Теперь понятно, какое кино нужно широким актёрским массам?..

Когда герои фильма такие же никакие, как и их авторы, нужны и такие же никакие зрители, и тогда успех фильму гарантирован...

Снимали такие идейно правильные фильмы, что даже самый последний дурак не мог их не понять, а значит, и не полюбить всей своей дурацкой душой и такими же дурацкими мозгами...

Фото Алексея Кузнецова
 

ДУЭЛЬ

(Ременюк Валерий)
   2018-11-03  1  14  108
А что же творится в нашем городке в области искусств? О, здесь творческая жизнь находится на высоте или, как говорят эксперты, на высоком градусе накала! Вот, к примеру, какая показательная история случилась днями в местных литературных кругах.

У нас любители изячной словесности долго представляли собой довольно многочисленную, но неорганизованную массу, из недр которой, как из гейзеров, спорадически вырывались фонтаны творческих достижений. В форме стишков в местных газетах по случаю торжественных дат или в виде декламации виршей на различных сборных концертах. Особенно в периоды сезонных обострений творческого зуда, то есть, по весне и осенью. И как-то так сложилось, что первыми самоорганизовались в ЛИТО (литературное объединение) рифмоплеты из разных кружков при городском Доме культуры. Заводилой там был крепкий еще пенсионер, отставник-полковник Ким Люцианович Волнорезов. Глыбище, а не человек! С сократовским лбом, колючими гвоздиками глаз и пудовой нижней челюстью, выдвинутой вперед, как ящик комода после визита воров-домушников. Ким Люцианович собрал как-то полтора десятка сподвижников и заявил командирским голосом:
- Всё, шабаш, братцы. Разброд и шатания остаются в прошлом. Отныне мы становимся ЛИТОм! Будем теперь не шпаной неорганизованной, а литобъединением. Со всеми вытекающими. Ну, и втекающими, соответственно… Прошу внести по пятьсот рублей вступительного взноса.
- О, наконец-то! Как я обожаю порядок и организованность! – зааплодировала баснописка, бальзаковская барышня Диана Денисовна, потряхивая фиолетовым траченным молью шиньоном и извлекая из кошёлки кошелек. – А давайте придумаем название объединению!
- Всё уже продумано и придумано! – весомо рубанул Ким Люцианович. – Мы теперь ЛИТО «Ветрило». В смысле, парус, влекущий судно в счастливую светлую даль. Коротко, свежо и ёмко. И чётко отражает приморский характер нашего города.

Слух о новорожденном «Ветриле» быстрее ветра разнесся по местным литературным кругам. И, прямо скажем, взбудоражил творческие массы! Массы отреагировали довольно нервно, поскольку не захотели оставаться на обочине прогресса. Самыми радикальными оказались пииты морского порта, где издревле существовала традиция стихотворчества на морскую тематику с производственным уклоном. И название «Ветрило» им активно не понравилось. Более того, оно было расценено портовиками как вызов со стороны дэкашников, как посягательство на их исторически сложившуюся тематическую монополию! И буквально не успели чернила просохнуть на уставе «Ветрила», как портовские объявили о создании собственного ЛИТО «Штормило». Логика их была проста, как незамутненный разум младенца: «Штормило» звучит круче, чем «Ветрило», поскольку слово это более динамичное и нахрапистое, и точнее отражает ревущую стихию моря. А то, что ветрило – существительное, а штормило – безличный глагол в прошедшем времени, портовскую братию особенно не колыхало. Когда же наиболее продвинутый из них, докер-стропальщик Захар Суемыслов робко вякнул, что лучше бы для названия взять не безличный глагол, а какое-нибудь солидное морское существительное, ему было заявлено так:
- Безличную «Ногу свело» - можно? А «Штормило», значит, тебе зазорно?
Ну, против ноги, ясен перец, кто ж будет возражать? Так вот и произошло на свет божий ЛИТО «Штормило». Да. А начальником своего объединения они избрали самого опытного и пронырливого портовского снабженца Данилу Рюмахина, творившего в стиле знаменитого пародиста восьмидесятых Александра Иванова.

Надо сказать, что и финт портовских не остался незамеченным. Прослышав про «Штормило», «Ветрило» затрепетало всеми фибрами души и поймало ветер острой неприязни к заносчивым конкурентам. В юмористическом разделе ближайшего номера городской газеты «Вести предместий» Ким Люцианович поместил ехидную эпиграмку следующего содержания:

Приняли по литру на рыло,
К пиву подмешали порто,
Чувствуем – слегка заштормило.
Так образовалось ЛИТО!

Портовские ахнули: газетенка выдала явный поклеп! Во-первых, роды «Штормила» проистекали абсолютно всухую, у учредителей на тот момент, как говорится, не было ни в одном глазу. А во-вторых, намек на то, что портовские мешают пиво с портвейном, свидетельствовал о полной некомпетентности автора пасквиля относительно нравов, бытующих в порту. Но главное, выставлял ЛИТО в комическом и уничижительном свете перед всей литературной и питейной общественностью городка. «Штормило» ответило быстро и болезненно. Через три дня те же «Вести предместий» порадовали обывателей встречной эпиграммой за подписью Данилы Рюмахина:

Нам наше море подарило
И ветра свист, и солнца медь,
Но только драное ветрило
Не в состоянии взлететь!

И это еще ветродуи хорошо отделались, потому что на экстренном совещании суровых штормильцев обсуждалась рифма «ветрило – педрило». Но была признана на данном этапе развития отношений чрезмерной, как атомная бомба в незначительном пограничном конфликте. Ее оставили на потом.
Ким Люцианович Волнорезов, открыв за утренним кофе свежий номер «Предместий», прочел ответку портовских, крякнул с досады и пролил кофе на штаны дрогнувшей рукой. Ему как военному в отставке стало очевидно, что события на линии фронта приобретают характер затяжного позиционного противостояния. С острыми вылазками диверсионных групп и меткими болезненными артобстрелами с обеих сторон. И закусил Волнорезов офицерскую губу. В смысле, удила. И сообразил, что проблему надо решать кардинально. Он достал с антресолей непарную левую перчатку (правая давно потерялась, а левую всё жаль было выкинуть, вот и сгодилась для доброго дела), сопроводил ее запиской и отправил с посыльным в порт на имя Данилы Рюмахина. В записке значилось:
«Милостивый государь! Засим сообщаю, что Вы негодяй. Имею честь требовать сатисфакции и вызываю Вас на дуэль за нанесенное нашему ЛИТО оскорбление в форме издевательского пасквиля, опубликованного за Вашей подписью в сегодняшнем нумере местной газеты. Жду Ваших секундантов для обсуждения условий поединка в течение трех суток с момента вручения настоящего вызова. Полковник Волнорезов».

Надо сказать, что Данила Рюмахин, хотя и выдавал себя острыми виршиками за бретёра-бузотёра, но воинского опыта не знал и никакого оружия отродясь в руках не держал по причине хронического плоскостопия. И даже понятия не имел, с какого боку заряжаются дуэльные пистолеты. Прочитав вызов Волнорезова, Рюмахин сперва, что называется, взбзднул (кстати, редкое русское слово с шестью согласными подряд!). Но потом сознание частично вернулось в его организм и Рюмахин вспомнил из романов девятнадцатого века кое-какие правила дуэльного кодекса. В частности, то, что лицо, вызванное на дуэль, вправе выбирать оружие схватки. Это был путь к спасению! И Данила кликнул чрезвычайное заседание правления «Штормила» для обсуждения условий дуэли.

Портовские пииты перспективу поединка с ненавистным противником приняли с воодушевлением. Но от применения реального оружия, как огнедышащего, так и холодного, отказались сразу, поскольку смертоубийства, как ни крути, никому не желали. Да и у полковника, скорее всего, тут бы было явное преимущество. В результате, обсуждались такие варианты схватки:
- битва подушками на гимнастическом бревне до первого падения;
- перестрелка в снежки с шести шагов до первого попадания снежком в глаз;
- ристалище в настольный хоккей до первых трех забитых шайб;
- сражение в крестики-нолики на поле тетрадного листа в клеточку;
- заруба в подкидного дурака до трех побед;
- доминошное забивание «морского козла» в формате два-на-два;
- битва за рюмочным столом: кто первый упадет в результате поочередного принятия на грудь стопариков с водкой (тут портовские были уверены в многократном преимуществе Рюмахина, поскольку устойчивость к алкоголю является одним из главных достоинств хорошего снабженца, вынужденного постоянно проставляться и обмывать сделки на поставку дефицитных товаров с подрядчиками).

Но затем активисты задумались, а какой резонанс в городке вызовет любая из перечисленных форм сражения и что люди подумают об уровне местных литераторов? И решили, что надлежит обратиться к более интеллектуальным и элегантным видам соперничества. Так и возникла идея публичной дуэли по составлению буриме. В качестве модераторов и жюри поединка постановили пригласить шефов из губернского Союза писателей в расчете на их компетентность, объективность и нейтралитет.

Ким Люцианович условия дуэли принял (честно говоря, он чего-то такого, мягкотелого, и ожидал от тщедушного Рюмахина). Правда, в ответ полковник выставил жесткое требование: проигравшая сторона меняет название ЛИТО на что-нибудь, не связанное с морской тематикой. На том и порешили. Итак, на кон были поставлены имена литобъединений, можно сказать, цвета их флагов! А это уже серьезно.

Битву умов и флагов организовали на нейтральной территории – не в городском ДК и не в ДК порта, а в читальном зале местной библиотеки. Ким Люцианович изрядно волновался перед схваткой, так как творил всё больше в строгом формате патриотической лирики, в то время как соперник поднаторел в эпиграммах и пародиях, в хиханьках да хаханьках, как называли это недоброжелатели Рюмахина. Но отступать бравому полковнику было некуда. Для настройки своего поэтического инструмента он накануне дуэли часа два перед сном читал басни и эпиграммы классиков жанра. Рюмахин же был вполне уверен в своей форме, а для гарантии просветления сознания даже два дня накануне битвы не брал ни грамма в рот.

В небольшой читальный зал набилось народу человек сто пятьдесят, прослышавших про небывалую затею и возжелавших стать свидетелями исторического события. Зеваки сидели чуть ли не на потолке, в вазонных горшках и настенных светильниках. Но как-то все угнездились, нашли себе место под солнцем. За столом жюри восседали трое маститых губернских пиитов, а модерировала схватку знаменитая в наших краях поэтка, лауреат многочисленных премий Сусанна Тугоухова, облаченная в серебристое сценическое платье до пола. Она начала поединок с объявления условий:
- Из запечатанных конвертов, подготовленных жюри, извлекаются и зачитываются пары слов. Всего десять пар. К каждой из них дуэлянты обязаны в течение трех минут придумать четверостишья. Жюри оценит искрометность и качество экспромтов по пятибалльной шкале. Побеждает участник, набравший бо’льшую сумму баллов по итогам схватки.

После этого главарь жюри, поэт-лирик Гарри Горемыкин врезал ложкой по гонгу и битва началась. Первой парой оказались слова «ветер» и «штиль». Полковник Волнорезов, бряцая иконостасом служебных наград (специально надел форменный китель, чтобы психологически надавить на соперника блеском медалей), закатил глаза горе и стал мерно выхаживать своё произведение в левом углу импровизированной сцены. В противоположном углу Данила Рюмахин раскачивался на табурете, словно в трансе, и наборматывал на листок бумаги слова будущего шедевра. Наконец, председатель Горемыкин снова жахнул по тарелке гонга, знаменуя окончание первых трех минут, и серебристая, как щука, Сусанна требовательно взглянула на Данилу, которому по жребию выпало отвечать первым. Тот эффектно отвел руку с листком и взволнованным тенорком зачитал:

И как бы кто бы ни шутил -
Пред нами путь и прям, и светел.
Нам обещали полный штиль,
А мы взволнуем шторм и ветер!

Зал откликнулся бурными аплодисментами и все вперили взоры в Кима Волнорезова, чем то ответит «Ветрило»? Полковник солидно прокашлялся, поправил очки на мясистом носу, и весомо отчеканил, словно отлил в граните:

Есть много дивного на свете,
Но время всё сдает в утиль.
Сперва штормило, злился ветер.
Но всё прошло. На море штиль!

Зрители захлопали и заулюлюкали в восторге, правильно вычленив ключевое слово «штормило». Начало дуэли им понравилось злободневностью и остротой поэтических выпадов. Члены жюри пошептались, склонившись к Гарри Горемыкину, и подняли таблички со своими оценками.
- Пять, четыре, пять! – Сусанна огласила результаты первого участника. – Итого, четырнадцать баллов! Отличный результат для первого тура, поздравляю!
Данила Рюмахин ухмыльнулся и довольно раскланялся в адрес жюри и публики. Затем жюристы обнародовали таблички с оценками полковника Волнорезова.
- Пять, пять, четыре! Опять четырнадцать! Пока ничья. Нас ждет увлекательная борьба в следующих раундах! – зааплодировала ведущая. И достала из нового конверта очередную пару слов: «борьба» и «счастье». – Время пошло!
На этот раз первым оглашал свой опус Ким Волнорезов:

Пускай твои свершения нечасты,
А поражений – шумная гурьба,
Но в том-то наслаждение и счастье,
Что смысл у жизни – парус и борьба!

- Молодец, Ким! Даешь! Настоящий полковник! Так им, Люцианыч, врежь ишшо! – заорали зрители в восторге от философской глубины и актуальности прозвучавшего шедевра. От того, что «Ветрило» снова ввернуло в ткань вирша про свой парус.
Данила Рюмахин ревностно взглянул на бенефициара-полковника и дрогнувшим голосом зачитал свою версию буриме:

Мышиная возня, ослиная борьба,
Возможно, и приятны нам отчасти.
Однако, доведет такое счастье
Уж если не до гроба, то горба!

- У-у-у! – откликнулся зал, потрясенный крутым поворотом тематики соревнования. «Штормило» мило уклонилось от встречной пикировки и зашло с козырной карты вечных истин и ценностей!
Это оценило и жюри. Второй тур завершился тринадцатью суммарными баллами, выставленными Киму Волнорезову, и пятнадцатью – Даниле Рюмахину.
- Итак, «Штормило» уходит в отрыв, как Алитет уходит в горы! – жизнерадостно подытожила Сусанна Тугоухова, показав и свою литературную эрудицию.

Битва гигантов местной поэзии продолжалась целый час. За это время дуэлянты коснулись в своих изысканиях тем любви и предательства, ярко высветили проблему отцов и детей. Затронули отношения полов и даже однополых браков, а также финского сыра, украинской кухни, тайского бокса и шведской семьи. При этом соперники не забывали время от времени изящно лягать и друг друга, срывая восторженные возгласы и аплодисменты своих сторонников. И вот, наконец, в звенящей тишине сам Гарри Горемыкин вышел на авансцену и торжественно огласил итоги последнего раунда и финальную сумму баллов, набранных дуэлянтами:
- Сто сорок два на сто сорок два! Ничья!
И от полноты чувств ударил в гонг так, что тот кувыркнулся через стол и больно приземлился на носок туфли Сусанны Тугоуховой.
- Ай! – воскликнула та и заскакала от боли на одной ножке. Но ее возглас утонул в бурной овации зала, а ее скачки зрители восприняли как предложение к общему танцу и высыпали на сцену плясать и поздравлять дуэлянтов с таким жизнеутверждающим итогом борьбы.

Ким Люцианович и Данила Рюмахин удовлетворенно пожали друг другу руки, а потом даже обнялись по-братски. Причем, глыбообразный председатель «Ветрила» приподнял тщедушного визави из «Штормила» и тот потешно и беспомощно засучил ножками в воздухе. Но этого, слава богу, в общей кутерьме никто и не заметил, а не то, чего доброго, это послужило бы поводом для очередной дуэли…

Но вечер в библиотеке закончился совершенно неожиданным образом. Когда шум и крики восторга слегка поутихли, на сцену вышел человек в плаще и шляпе, некто Сидор Дубензон, и сообщил:
- Пользуясь случаем, хочу объявить почтенной публике о том, что вчера группа инициативных граждан, увлеченных поэзией и стихосложением, и проживающих в южном микрорайоне нашего городка, приняла решение о создании своего ЛИТО. Мы будем называться просто и ясно: «Кормило»!
 

ДИНАмиада

(Алик Кимры)
   2018-11-01  1  20  104

«А в ночь перед заутреней,      "Приучен комсомолом и судьбой
Охальник и бахвал,      Застегивать бюстгальтер за собой."
Царевне целомудренной
      В.Вишневский
Он груди целовал.»      "Грех думать - ты не из весталок, А.Вознесенский. «Мастера»      Вошла со стулом..."
      Л.Пастернак

Во время очередного наезда из Сан-Франциско в Киев в 2013 году попал на 75-летний юбилей одноклассника Вовы Мыскина. Заодно с юбилеем он отмечал еще одно житейское событие, которое его и обрадовало, и огорчило.

Гости уже надрались до стадии, когда компания распалась на отдельные группки и парочки – смешанные или, как теперь говорят, гомогенные... Но не по модно-бомондному «голубому» делу, а в посконном смысле «Ты меня уважаешь?». Вова схватил меня за лацканы да потащил отметить и нашу встречу, и его радость со слезами на глазах. Отказаться я не мог: почти 60 лет тому назад он, пусть и невольно, спас меня от больших неприятностей. Ценой, можно сказать, своей последующей жизни. Однако всё по порядку.

... Середина 50-х. Культ личности Сталина еще не развенчан. Секса в стране нет. Потому решились на смешанное обучение в школах. И в рамках этого самого обучения мне, 9-класснику, «прикрепили» двоечницу Аллочку. Рыжую оторву в веснушках. И вовсе не дуру – просто Бог наделил ее таким бюстом, что «Учиться, учиться и учиться!» Ленин написал не для неё: уже к 16 годкам прикопила «основной капитал» для успеха в жизни. Нафик не нужным оказалось и моё шефство. Да и мне в облом: жутко занят - спорт, учеба и школьный джаз-бенд, где по туберкулезным рентгеновским снимкам («музон на ребрах») творили «пародии-на-джаз».

... В борьбе с дефицитом времени я открыл немалый резерв – сами уроки в школе. И не меньше получаса каждого урока выполнял домашнее задание предыдущего. Как раз то время, что и сегодня впустую вылетает на всякие благоглупости, как-то: возврат на место глаз после переменки; отлов и изобличение сачков, откосивших от домашнего задания; озадачивание на дом..

На объяснение нового материала остаётся минут 10, да и то прерываемых истерическими воплями педагога ("Шуляковский, не вертись!" и т.д.) Не говоря уже о текущих разборках всяких полетов, например, жеванной промокашки из ручки-трубочки.

К концу уроков у меня оставалось последнее домашнее задание да небольшая доводка остальных. Так что менторство над Аллочкой свелось к простому задержанию подопечной после уроков, пока кончу дело и сложу портфель. Ушлая девица забирала его домой, переписывала готовое, а утром возвращала. Если не могла сама, приносили её родители.

... И, уже где-то на второй неделе «прикрепления», юность, ранняя весна и моя напускная неприступность сделали свое романтическое дело: Аллочке стало душно, и она попросила меня расстегнуть хотя бы несколько верхних пуговок. Нет, не подумайте – строгой школьной формы! А всего-ничего – «грации». Этот девайс изготовлялся для девушки в индпошиве, поскольку ее суперпышные сиси не укладывались ни в какие ширпотребовские бюстгальтеры самых богатырских размеров.

Каждый последующий день расстегушки увеличивались еще на пару пуговок, а через неделю, с резким потеплением погоды и повышением концентрации подобающих химических веществ в крови, означенный девайс был отложен в парту, а Аллочка, уже по нонешним понятиям, топлесс, дозволила гладить и целовать своё изобилие... Но очень пуритански, без синяков и не прикасаясь к призывно торчащим набухшим соскам!

В общем, дело шло к пуговкам, пардон, моей ширинки, но тут классной руководительнице Лидии Николаевне всбрендилось проверить, как идут наши занятия, и она вошла без стука. Увы, бедняга, усохшая в старом девичестве до того, что лопатки выпирали куда сильнее грудей, по-бабьи люто завидовала будущему аллочкину успеху у мужчин. А тут оказалось, что девица к этому самому успеху уже приступила. Я от стыда просто, по-мужски, трусливо рухнул под парту, явочным порядком препоручив Аллочке переговоры с классной. Она их и повела, даже не подумав прикрыться – ну, прям а ля «Свобода, Ведущая Народ на Баррикаду» Эжена Делакруа.

... Конечно, нынешнему поколению учителей, которых уже третьеклашки обучают безопасному сексу, это покажется смешным и наивным. Но середина 50-х - другие времена, другие песни. никаких тебе "Путан". Секса-то в стране не было! А о любви - только фильмы. Каков, к примеру, сюжет самой банальной современной американской лав-стори? Праально, кабриолеты с Ним и с Ней несутся по смежным полосам хайвея, а когда тормозят на красный, герои переглядываются, кто-то выдаёт известный пароль «I love you!» ("Я тебя люблю!") – другой, не чинясь, положенный отзыв: «Me too!» ("Я тоже!"). И все остальное время фильмы герои физически изнуряются в разных позах, а уже перед самыми финальными титрами знакомятся, вежливо добавляя «Nice to see fucking you!» ("Рад знакомству с вами!").

А вот советские movies были куда строже и печальней. Он и Она почти всю фильму социалистически соревновались в производстве важной народно-хозяйственной продукции, гневно осуждали происки империализма, страстно боролись за мир и лишь в конце Он Её робко чмокал в щёчку, она краснела и уже перед самыми финальными титрами определялась в своих чувствах и обнаруживала, что беременна. У нашего поколения из-за этих фильм сложилось убеждение, будто беременеют от поцелуев, и мы страшно удивлялись, когда залетали подруги (дней наших:суровых), ведь мы же, предохраняясь, их не целовали!?

... В общем, в той конкретно-исторической обстановке справедливо офонаревшая Лидия Николаевна взревела белугой:
- Что тут происходит?!?
Аллочка, спокойно, грудным контральто:
- Готовим уроки.
- А почему голая???
- Душно!
- А почему мне не душно!?!?!

Аллочка, можно сказать, с высоты своего бюста, эдак невозмутимо (бабьЁ!):
- А у нас с вами, Лидьниколавна, разные комплекции! Вы ваще должны замёрзнуть!

Классная из бледнолицей резко сделалась краснокожей и уже с боевым кличем гуронов (сиу, апачей?) рванула дверь – и к директрисе. Я вынырнул из-под парты. Помог Аллочке утрамбовать её изобилие по месту дислокации в грации, и мы, как ни в чем ни бывало, таки занялись уроками. Естесссно, сговорившись ни в чем не сознаваться, что и требовалось для доказательства сумасшествия классной. И уже как питюти, заранее округлив глаза, настроились на приём карательной экспедиции... А её нет и нет – и не надо! Аллочка ускакала домой с моим портфелем, я - по делам.

... Классную же в приёмной тормознула секретарша:
- Зойиванна очень заняты чрезвычайным совещанием с завучем, парторгом, профоргом и классной 10Б. Велели никого не пущать.

Лидия Николаевна принялась громко настаивать - важность её дела чрезвычайней любого! Директриса, высунувшись на шум, велела кратко и кротко изложить суть яростного беспокойства. Кипевшая возмущенным разумом классная поделилась своим жутким виде́нием, но директриса почему-то проявила полнейшую апатию к столь вопиющему нарушению учащимися-комсомольцами-спортсменами правил поведения и внутреннего распорядка школы. И даже попрекнула бдунью нравов:
- Ну что вы ко мне с такими мелочами? Вон у Дины Гайдамаки из 10-Б   ЗАПУЩЕННАЯ БЕРЕМЕННОСТЬ от Вовы Мыскина из 9-А!!! А вы тут – лифчик   сняла... Есть что показать – вот и сняла!
И веско добавила:
- Замуж вам, Лидия Николаевна, пора. Замуж!

... А вот тут самое время вернуться к событию, которое Вову и обрадовало, и огорчило более чем через полвека после упомянутых инцидентов: у него родилась (не запутаться бы в "пра"!): ПРАПРАвнучка Дина-V!
Красавица – в прапрабабушку Дину и прапрадеда Вову. И, видать, не только тёзка, но и продолжательница семейной традиции Дин I-IV – прилагать к аттестату зрелости хорошенькую дочку.

А почему же радость со слезами пополам? А потому, пьяно рыдал в мою жилетку Вова:
- ПРАПРАвнучка – это, старик, сам понимаешь, здорово! Но каково мне   теперь СПАТЬ с прапрабабушкой? Ну, вот скажи, кто я теперь?
- Кто-кто, отвечаю,- геронтофил* хренов!

И мы оба заплакали, выпив, кстати, за здоровье Дины-V. Дай-то ей Бог счастливой жизни!

------

* Геронтофилия - извращенная сексуальная тяга к старушкам.
 

Публике-дуре всё равно никогда н ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-10-31  2  4  68

Раньше художник своим искусством должен был ублажать хотя бы только власть, а теперь, ещё и весь остальной народ. Так что демократический художественный прогресс явно налицо...

Сказать в искусстве то, что не могут сказать другие? Народ за такое художественное нахальство тебя если не убьёт, то от всей свой народной души, точно изувечит...

Публике-дуре всё равно никогда не угодишь. Вот почему в искусстве художнику есть полный смысл всегда оставаться самим собой, и ни в какого «друга народа» не рядиться...

Воспринимать мир через художественные образы, а где гарантия того, что все эти образы при этом будут тебе заманчиво шелестеть и блеском купюр приятно лосниться?..

Кому в искусстве интересна интересная жизнь? Только интересным людям, но их всегда единицы, а что тогда, всех остальных мы безжалостно оставляем без искусства вообще?..

Фото Алексея Кузнецова
 

Искусство обязательно должно быт ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-10-30  5  6  85

Ну всем мило патриотическое искусство! Одно плохо, даже на патриотов оно действует как мухомор на мух, но тогда мы очень скоро останемся и без патриотов, и без мух...

Талант художественный в художнике обязательно должен с талантом человеческим, без которого всё его искусство будет напоминать пустую бутылку, из которой сколько ни пей, процесс налицо, а удовольствия никакого...

Искусство обязательно должно быть понятно народу, или это ещё даже хуже, чем искусство...

Оставлять людей без гламура, это значит оставлять их без подлинной красоты, потому что любая другая красота для гламура недостаточно красива...

Ярко творить, но в результате в искусстве так ничего и не сказать, для этого надо действительно быть большим художником и большим трусом одновременно...

Фото Алексея Кузнецова
 

Про старуху Цын-цзы и бабку Хэн- ...

(Доктор ХоХо)
   2018-10-30  3  19  122
Бежала трусцою толстуха Цын-цзы,
забросив за спину шершавый язык,
а рядом худая как грабль Хэн-хухэ
трусила в фуфайке и рысьей дохе.

Сказала Цын-цзы: "Хэн-хухэ, а давай
на полном ходу остановим трамвай,
возьмём его сразу же на абордаж
и скажем, чтоб вёз нас на пятый этаж".

Затылок спиной почесав, Хэн-хухэ
ответила той: "Охо-хо, э-хе-хе.
Всё в прошлом у нас, дорогая Цын-цзы.
Когда-то, в натуре, мы брали призы

и были как две африканских козы.
Мы плющили пальцем корыта, тазы...
О, где эти славные чудные дни... "

И скрылись в портовых притонах они,
Не то, чтоб расстроившись или отчаясь,
но точно две пьяные пальмы качаясь.
 

Аблурахманчик ты наш любимый

(Ицхак Скородинский)
   2018-10-29  2  4  99
А ведь это ты был , точно что ты...
Когдатошний, милый такой старичок.
Хоттабыч.
Ибн Хоттаб ты наш, вездесущий.
Сам видел твою бороду на трибунах во время игр Росии с остальным миром на ЧМ. Так что, никакие это были не чудеса Черчесова, а..
Волосок из бороды вырвал, дунул, плюнул, и...
Гол!!!
Вся страна на бровях, и...
Оле, оле, оле!
Только, в какую бутылку ты испарился, когда наши били пенальти в четверть финале,а...
Может, это был односолодовый виски...
Или армянский Двин...
Да, неужели, палёная водка?!
Эх, Хаттаб, Хаттаб, как же тебя навеки навсегда изуродовала жизнь в девяностые...
И не только тебя, не только.
 

Не хочешь пить, не пей…

(Соломон Ягодкин)
   2018-10-28  7  8  99

Сколько вокруг умных людей, ан нет, чтобы им выпить предложить, тогда каждый из них тут же становится дурак дураком...

Когда людям нечего сказать, они все вместе пьют, и тогда их жаркие словопрения, вплоть до мордобития, никакими словами уже не остановить…

Не хочешь пить, не пей, но на бутылку всегда скидавайся, как все нормальные люди...

Чем больше человек пьёт, тем больше у него поводов с горя выпить, и тем самым горе своё хотя бы малость притопить…

Когда в деревне появился один непьющий человек, деревня эта обезлюдила ещё на одного человека...

Фото Алексея Кузнецова
 

Греканиада (1% - гон, 1% - стёб ...

(Лена Донская-Новгородская)
 Рыбалка  2018-10-27  4  68  214

Ноги растут оттуда: Жми сюда

Грека снова через реку
В лодке медленно плывёт.
Ну, неймется человеку:
Примостившись на вельбот,

Ноги свесив смело в воду,
Бултыхает ими там...
Все ему знакомы броды,
Плавал уж по тем местам.

Задом пятясь, свистнув Греке,
Стал креститься в речке рак:
- "Я сочувствую калеке...
Но, ведь, дразнится ж, дурак!"
 

ОМОЕ, ОМОН, КРУГОМ – ОМОН…

(Соломон Ягодкин)
   2018-10-23  1  4  93

ОМОН, ОМОН, кругом - ОМОН, здесь и без воды можно утонуть, тем более, когда он из брандспойтов начнёт тебя на митингах разгонять...

Все думать не могут, а главное, не должны, иначе ни один режим не устоит, если люди начнут сначала не в ногу думать, а потом и идти кто куда, их потом ни в каком ГУЛАГе будет вместе не собрать...

Даже если вы очень любите свою страну, но альтернативы ей у вас всё равно нет, это смерть для любой страны, даже такой замечательной, как ваша...

У тех были капо, у нас - паханы, а во всём остальном, полное тождество, хоть меняй их местами, тем более что и у тех и у других в руках имелось их главное оружие - палка, и высочайшее на неё "добро"...

Нет демократии, нет вообще ничего. А то, что есть, лучше бы всего этого тоже не было тем более...

Чтобы всё запрещать, надо хоть что-то разрешать, а иначе живительный источник запретов быстро иссякнет, и иссякнет уже навсегда...

Хорошо жлобам, за ними всегда есть если не человеческое, то хотя бы демократическое большинство. А демократия, она, паскуда, в таких случаях всегда права...

В мире остаётся всё меньше нормальных людей, которые нормально боятся свою власть. И здесь ещё со времён первобытной пещеры есть только одно лекарство против таких гнусных отщепенцев, и лекарство это - СТРАХ!..

С наших врагов взять нечего, они и так – враги. А вот наши друзья своей власти должны служить нам и за себя, и за наших врагов, если они не хотят присоединиться к ним на соседней тюремной шконке, у нас местов, сами знаете, хватит для всех…

Самодержавная власть, это всегда власть уголовников. Вот почему при ней для одних жизнь была вечная "малина", а для других, вечный острог...

Умных людей в любой стране всегда больше, чем дураков. Но не каждая страна об этом знает, потому как, сами понимаете, глупа. Вот она на них упорно и опирается, твёрдо уверенная, что их всегда, послушное демократическое большинство...

Если подонку дать власть, значит, тем самым, пожизненно облечь его на стократную подлость, а что это такое, как ни его убийство? Ведь без власти он был бы просто подонком, и на что-то большее никогда бы не претендовал...

В стране, где ничего нельзя, люди ничего и не хотят, а потом всё это автоматически меняются местами...

Чиновник по самой природе своей болен властью, и пока его, от греха подальше, не уволят, он неизлечим…

Один умный человек, конечно же, стоит многих тысяч дураков! Но только не во время Выборов, которые только для того и существуют, чтобы умные и дураки хотя бы изредка могли меняться ролями и местами...

Большинство людей это, конечно же, тоже люди. Но только в той мере, в какой людьми может быть пускай и человеческое, но всё равно, большинство...

Демократия, согласитесь, всех и вся ставит на свои места. А кому после этого, скажите, захочется на весь мир смотреть снизу вверх, а на себя, сверху вниз?..

Если любой социализм всегда заканчивается всеобщим ГУЛАГом, может тогда есть смысл ни того, ни другого не начинать вообще?..

Фото Алексея Кузнецова
 

А как же мы дальше поедем?

(Вит)
   2018-10-23  1  4  102
- Местов нет? – вопрошала старушка в открытую дверь переполненной маршрутки.
- Заходите, бабуля, я на следующей остановке выхожу! – ответил водитель.
- А как же мы дальше поедем?! – возмутилась дамочка сидящая рядом с водителем…
 

И может стало б то смешно...

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-10-23  2  1  115
Много буквофф?
      Сие просто череда исторических анекдотов.
      Весьма не длинных, но весьма поучительных.
      Читайте по отдельности.


Любая страна, когда начинает походить на задницу, отлетает цветом своим за пределы, воспринимаемые задницей.
И начинает разноцвет этот хаять по чём зря свою бывшую суррогатную родительницу в мать, в душу, и в Христа.
И каяться в участие во всяких противоестественных оргиях.
И делает это публично и везде – в публичных местах и публичных домах.
На мобильную камеру и из камеры тюремной.
В Интернете и печатных мемуарах.
В комиксах и в сборниках анекдотов, и в статьях научной периодики.


***
    И вот как оно, пожалуй, началось у нас - в России.
Началось после того, как боярин Андрей Курбский в апреле 1564 года покинул Россию
и уехал в Литву, и стал писать письма царю Иоанну Грозному
(и, что примечательно, стал родоначальником троллинга,
ибо родил первую в виртуальном мире Мировой истории
целостную ветку флуда в форме переписки).
    Вот как это было демократично, кстати, и наотмашь конкретно:
«Не думай, царь, и не помышляй в заблуждении своем,
что мы уже погибли и истреблены тобою без вины, и заточены, и изгнаны несправедливо,
и не радуйся этому, гордясь словно суетной победой:
казненные тобой, у престола господня стоя, взывают об отмщении тебе,
заточенные же и несправедливо изгнанные тобой из страны
взываем день и ночь к богу, обличая тебя…
…так как человеческие грехи часто раздражают бога,
то случился за наши грехи по божьему гневу в Москве пожар,
и наши изменники-бояре, те, которых ты называешь мучениками
(я назову их имена, когда найду нужным),
как бы улучив благоприятное время для своей измены, убедили скудоумных людей,
что будто наша бабка, княгиня Анна Глинская,
со своими детьми и слугами вынимала человеческие сердца и колдовала,
и таким образом спалила Москву, и что будто мы знали об этом замысле…»
    В общем, всё, вроде бы, пристойно, без посторонних и меж собой…
Но дальше идёт она – вековечная натура восточнославянская, мелкотравчатая.
В советские времена названная Вещизмом,
а в те дремучие лета бывшая чисто сердечным базарным плачем за бабки:
«Припомню одно: бывало, мы играем в детские игры,
а князь Иван Васильевич Шуйский сидит на лавке,
опершись локтем о постель нашего отца и положив ногу на стул,
а на нас и не взглянет - ни как родитель, ни как опекун, и уж совсем ни как раб на господ.
Кто же может перенести такую гордыню?
Как исчислить подобные бесчестные страдания, перенесенные мною в юности?
Сколько раз мне и поесть не давали вовремя.
Что же сказать о доставшейся мне родительской казне?
Все расхитили коварным образом:
говорили, будто детям боярским на жалованье,
а взяли себе, а их жаловали не за дело, назначили не по достоинству;
а бесчисленную казну деда нашего и отца нашего забрали себе
и на деньги те наковали для себя золотые и серебряные сосуды
и начертали на них имена своих родителей, будто это их наследственное достояние.
А известно всем людям,
что при матери нашей у князя Ивана Шуйского шуба была мухояровая зеленая па куницах,
да к тому же на потертых;
так если это и было их наследство, то чем сосуды ковать, лучше бы шубу переменить,
а сосуды ковать, когда есть лишние деньги.
А о казне наших дядей что говорить? Всю себе захватили…»

    Курбский успевает и поплакаться, и погрозить,
и даже что-то такое предостерегающее пишет Грозному, мол, ты там забудь про свой «Новичок»:
«Не думай, что я слабоумен или неразумный младенец,
как нагло утверждали ваши начальники, поп Сильвестр и Алексей Адашев.
И не надейтесь запугать меня, как пугают детей
и как прежде обманывали меня с попом Сильвестром и Алексеем
благодаря своей хитрости, и не надейтесь, что и теперь это вам удастся».

   Князь Курбский - это, пожалуй, один из немногих
настоящих представителей диссидентствующего рыцарства в юном Третьем Риме.
Поверьте, следующие заметные персоналии в нашей Истории Низости
сильно уступают ему
и в благородстве, и во владении мыслью, русским словом, и элементарным приличием.

   
***
    Вот вам такой известный персонаж как Григорий Котошихин.
Служил Гришка подьячим Посольского приказа,
или по-нынешнему - младшим секретарем в министерстве иностранных дел.
Исполнял неважные дипломатические поручения, потерпел напраслины.
В 1660 г. за ошибку в титуле государя был бит батогами.
Во вторую польскую войну, прикомандированный к армии кн. Юрия Долгорукого,
он не согласился исполнить незаконные требования главнокомандующего.
Убегая от его мести, в 1664 г. бежал в Польшу.
Побывал в Германии и потом попал в Стокгольм.
Несходство заграничных порядков с отечественными,
поразившее его во время странствований, внушило ему мысль:
описать состояние Московского государства.
Там у него интересных подсвечных интимностей много,
но это, конечно, нечто:
   «А как начнет царь с царицею опочивать, и в то время конюшей ездит около той полаты на коне,
вымя мечь наголо, и блиско к тому месту никто не приходит;
и ездит конюшей во всю ночь до света.
И испустя час боевой, отец и мать, и тысецкой, посылают к царю и царице спрашивати о здоровье.
И как дружка приходя спрашивает о здоровье,
и в то время царь отвещает, что в добром здоровье, будет доброе меж ими совершилось;
а ежеди не соврешилось, и царь приказывает приходить в другой ряд,
или в третьие, и дружка потомуж приходит и спрашивает.
У царя и у царицы покои свои особые;
и видают царицу бояре и ближние люди временем,
а простые люди мало когда видают.
И на празники Господския, и в воскресные дни, и в посты, царь и царица опочивают в своих покоех порознь;
а когда случитца бытии опочивати им вместе,
и в то время царь по царицу посылает, велит быть к себе спать, или сам к ней похочет быть.
А которую нощь опочивают вместе, и наутре ходят в мылню порознь,
или водою измыются;
а не бвы в мылне, или не измывся водою, в церковь и ко кресту не приходят,
понеже посталено то в нечистоту и в грех, и не токмо царю и царице,
но и простым людем запрещено».
   Это тот самый - Аццкийсотона, – который сегодня, увы, не виден
за культурными наслоениями потомков.
Он ведь, гнида эта, Котошихин, что рассказывает снобливой Европе?
Может быть, даже и правду рассказывает.
Но, представьте, какой тайной государевой жизни Московской
он швыряет в гадливые ручонки Европейской Попкультуры той поры!!!
Да-да, а вы как думаете, - по ту пору не было этой забавы:
подглядывать в замочную скважину от соседнего номера?
Откровения Котошихина воспроизвели эффект, подобный современному хиту:
«Моника-Моника, поиграем в слоника».
   Стоит ли удивляться, что человек без внутреннего природного благородства,
Котошихин дурно кончил.
В Стокгольме он прожил около полутора года,
перешел в протестантство, слишком подружился с женою хозяина,
у которого жил на квартире, чем возбудил подозрение мужа,
и в ссоре убил его, за что сложил голову на плахе.
Правда, сейчас была бы в моде версия
о тайных агентах на самом деле никуда не девшейся опричнины…

    У нас, вообще, принято интерпретировать историю по праву своего здесь рождения.
Каждый Новый Престол - по Жирному Бегемоту в Мешке Новых Версий.
И со времён Венедикта Ерофеева так нам и не стало известно:
Царь Борис убил царевича Димитрия, или же наоборот?


   ***
    Многие даже сегодня верят в чудесную историю
Димитрия Иоанновича Первого (Гришки Отрепьева).
Он ведь тоже бренд своего стартапа в Польше продал!
Это только у советских летописцев Царя Иосифа была непоколебимая уверенность,
с какой отождествили Григория Отрепьева с так называемым Лжедмитрием.
А вот у российских дореволюционных историков подобной уверенности не было,
и многие из них были убеждены совсем в обратном,
однако открыто высказать свое мнение им зачастую мешала цензура.
   
   Весьма характерна позиция, занятая в этом вопросе историком XVIII века Г. Миллером.
В своих печатных трудах он придерживался официальной версии о личности Лжедмитрия,
но это не было его истинным убеждением.
Автор «Путевых записок» англичанин Уильям Кокс,
посетивший Миллера в Москве, передает следующие его слова:
   - Я не могу высказать печатно мое настоящее мнение в России,
так как тут замешана религия.
Если вы прочтете внимательно мою статью, то вероятно заметите,
что приведенные мною доводы в пользу обмана слабы и неубедительны.

Сказав это, он добавил, улыбаясь:
   - Когда вы будете писать об этом, то опровергайте меня смело,
но не упоминайте о моей исповеди, пока я жив.

   В пояснение сказанного Миллер передал Коксу свой разговор с Екатериной II,
состоявшийся в один из ее приездов в Москву.
Императрица, видимо уставшая от новоявленных Петров III и княжон Таракановых,
интересовалась феноменом самозванства и, в частности, спросила Миллера:
   - Я слышала, вы сомневаетесь в том, что Гришка был обманщик.
Скажите мне смело ваше мнение.
Миллер поначалу почтительно уклонился от прямого ответа,
но, уступив настоятельным просьбам, сказал:
   - Вашему величеству хорошо известно, что тело истинного Дмитрия покоится в Михайловском соборе;
ему поклоняются и его мощи творят чудеса.
Что станется с мощами, если будет доказано, что Гришка – настоящий Дмитрий?
   - Вы правы, - улыбнулась Екатерина, - но я желаю знать, каково было бы ваше мнение,
если бы вовсе не существовало мощей.
Однако большего ей добиться от Миллера не удалось.
Не показывать же Императрице Российской, действительно, ходивших и по ту пору
«Писем о Царе Димитрии Московском».

    А там был хорошо выведен и подкреплён письмами очевидцев
остервенелый нрав человека, истинно верующего в свою трагическую судьбу.
Будучи в Речи Посполитой, Гришка довольно подробно поведал королю Сигезмунду
о тайнах московского двора, и об обстоятельствах своего чудесного спасения.
По словам будущего Государя Всея Руси, его спас некий воспитатель,
который, узнав о планах жестокого убийства, подменил царевича мальчиком того же возраста.
Несчастный отрок и был зарезан в постельке царевича.
Мать-царица, прибежав в спальню
и глядя на убитого, лицо которого стало свинцово-серым, не распознала подлога.
Царевич избегал называть точные факты и имена,
которые могли быть истолкованы и повёрнуты Московским Престолом так,
чтобы дискредитировать его историю.
   То есть, юридически иск Григория Отрепьева к России в тогдашний аналог Европейского суда по правам человека
был безупречно оформлен и поддержан сразу несколькими влиятельными силами мировой арены:
и королевскими дворами, и бродячими армиями наёмников и орденских синдикатов, и Банком Ватикана.
Отрепьев признавал, что его чудесное спасение осталось тайной для всех,
включая мать, томившуюся тогда в монастыре в России,
но он свято верит, что спасение сие есть перст неискажённого света святой Единой Церкви Христианской,
какой она было до раскола.
И что православная доктрина новоявленного Патриаршества Борискиного
несёт искажение Свету Божьему и претит Любви Общеевропейской.
Ибо всё это повергает Русь-Матушку в дикость и азиатчину, делая из неё Пыточную для Натуры Человеческой.
И он-де до последнего боялся за свою жизнь и судьбу матушки от рук годуновских сатрапов.
Но теперь он (Димитрий) готов
изобличить душегуба, узурпировавшего монарший трон, и попирающего святую христианскую веру.
В общем, обматерил Отечество наше нехорошими словами, собрал войско и!.. Ну, а дальше - вы помните –
тоже самое, что у приехавшего в Россию в бронированном кайзеровском вагоне
Вождя Владимира Ильича Ульянова (Ленина).
Только с неудачной концовкой для
Царя Димитрия Иоанновича Рюриковича (Отрепьева).

    Дикость нравов русских выплёскивается наружу на протяжении всей истории.
И это не просто персонифицированные образчики смертных грехов.
Нет. Это целые исторические слои братопредательства
в пользу гадливости натуры.


***
    Почитаемый ныне на Украине «Подвиг» Мазепы –
это не просто какое-то там трагическое обстоятельство в русской истории.
Это Великий Общеевропейский перфоманс педерастии.
   До возникновения украинской мифологии было принято считать,
что в 1708 году Мазепа сотоварищи за предательство русского царя Петра I
получили от шведского короля Карла XII право использовать шведский флаг.
   Версия эта почему-то непопулярна на Украине.
Хотя самого Мазепу новая Украина избрала своим национальным символом.
Того самого Мазепу, который кроме как предательством «корысти ради» ничем более в истории неизвестен.
Факт ведь предельно прост –
за обещание княжеского титула, а также Витебского и Полоцкого воеводств,
Иван Мазепа совершил предательство и клятвопреступление.
Но дело вовсе не в персоне Мазепы.
    Предательство по ту пору было отличительной чертой всей полубандитствующей Хохляндии.
Для поведения, как Мазепы, так и его, казалось бы, единомышленников,
характерным в это время является следующий эпизод.
Мазепа послал стародубскому полковнику И.Скоропадскому,
который, как указывают историки, был сторонником и приятелем Мазепы,
распоряжение впустить в город то войско, которое подойдет первым,
полагая вероятно, что первыми придут шведы.
Но первым подошел русский отряд генерала Инфлянта,
и Скоропадский беспрепятственно впустил его в город.
После перехода Мазепы к шведам Петр I поставил Скоропадского гетманом,
и тот воевал против шведов и мазепинцев на стороне царя Петра.
   В общем, считающие себя нынче истинно и исконно русскими,
хохляцкие наши родственники
(с упоением и не стесняясь)
предавали как своих братанов малороссийских,
так и братьев своих - «москалей поганых».
О которых, к слову сказать, пелось в первоначальном варианте украинского гимна.
   Относительно его возникновения также существует несколько версий.
По одной из них в далёком 1862 году на какой-то интернациональной пирушке
ученый-этнограф, собиратель украинского фольклора Павло Чубинский
приходит в восторг от распеваемой сербами пламенно-патриотической песни «Сербия вольная».
Потрясённый Чубинский куда-то исчезает.
Скоро, однако, он возвращается и представляет публике стихотворную импровизацию,
которую, переложив на музыку сербской песни, подгулявшая компания разучивает тут же под руководством самого автора.
Любопытно, что вдохновившийся сербской песней,
Чубинский сумел придать своему экспромту потрясающее сходство
с польским «Маршем Домбровского»!
   Спустя примерно год, галицкий священник Михайло Вербицкий пишет оригинальную музыку к стихам Чубинского.
Так появляется песня, которой впоследствии суждено было стать государственным гимном.
В свете последних событий, задумайтесь:
что такое «Патриот Украины»?
Человек под шведским флагом,
под бандеровским трезубом герба,
распевающий наспех переделанный польский гимн...
   До советского эксперимента с обособлением территориальной идентификации русского племени
в иную национальную общность,
вся эта похабная история с хохляцким «Гуляй полем» на Западе воспринималась
как очевидное доказательство дремучих нравов русских.
И надо благодарить провидение,
что украинская популяция русских теперь рассматривается в цивилизованном обществе,
как отдельное племя восточных славян.
   И, слушая порой вдруг ни с того ни с сего прорезающий пространство вопль хохлов:
мол, русские украли у них самоназвание, -
хочется сразу перекреститься, плюнуть через плечо куда-нибудь в…
и порадоваться тому, что ты не хохол.

    Если серьёзно, ведь сами наши предки старательно взращивали у «немчуры»
образ свой, как дикого зверя потешного.

    ***
   Это ведь неправда, что не было у нас прямых морских выходов в Европу.
У самой Европы, например, были отличные подходцы на российский рынок.
Через Новгород со Псковым, через Архангельск.
И, что примечательно, Россия в ту пору была для соседей не просто торговым рынком сбыта,
но и источником достоверных туристических дневников и путеводителей.
Нет, конечно, людей с пёсьими головами, в нашей части Ойкумены уже не искали.
Искали девиантность иного свойства.
И находили, благодаря щедрой услужливости самих Российских властей.
И нам здесь ещё повезло, что ехали не тупые туристы, а реальные учёные.
Такие, как барон Сигизмунд фон Герберштейн, австрийский дипломат,
находившийся долгое время в Великом княжестве Московском.
И который в 1549 году написал знаменитые «Записки о Московии»:
   «От устья реки Иртыша до крепости Грустины два месяца пути;
от нее до озера Китая рекою Обью, которая, как я сказал, вытекает из этого озера, более чем три месяца пути.
От этого озера приходят в большом множестве черные люди, лишенные общего всем дара слова;
они приносят с собой много товаров, преимущественно же жемчуг и драгоценные камни,
которые покупаются грустинцами и серпоновиами.
Они называются лукоморцами от Лукомории, лежащей в горах, по другую сторону Оби от крепости Серпонова.
Сказывают, что с людьми Лукомории происходит нечто удивительное и невероятное, весьма похожее на басню:
как носится слух, они каждый год умирают именно 27 ноября, когда у русских празднуется память св. Георгия,
и потом оживают, как лягушки, на следующую весну, большею частью около 24 апреля 43.
Золотая Баба, т. е. Золотая старуха, есть идол у устьев Оби, в области Обдоре; он стоит на правом берегу.
По берегам Оби и около соседних рек рассеяно много крепостей,
которых владетели, как слышно, все подвластны князю Московии.
Рассказывают, или, справедливее, баснословят, что этот идол Золотой Бабы есть статуя,
представляющая старуху, которая держит сына в утробе,
и что там уже снова виден другой ребенок, который, говорят, ее внук.
Кроме того уверяют, что там поставлены какие-то инструменты, которые издают постоянный звук вроде трубного.
Если это и так, то, по моему мнению, это делался от того, что ветры сильно и постоянно дуют в эти инструменты».

Поверьте, это одно из самых трогательных и поэтических описаний России в цивилизованном мире.
Заезжие иностранцы живописно свидетельствуют об «скотском пьянстве» на Руси,
хотя большая часть их выводов основывается лишь на впечатлениях, чаще всего зрительных,
без сравнительного анализа с европейскими государствами.


***
    В 1639 году Адам Олеарий, представлявший в Москве голштинского князя Фридриха III
и подолгу службы частенько разъезжавший по нашей земле,
заключил в самой известной книге о России в XVII веке
«Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно»,
что русские «более привержены к пьянству, чем любой другой народ мира».
   Нет, я, конечно, очень верю всяким выскочившим из табакерки Павла Первого нынешним авторитетным историкам
с волосатыми руками в архивах ФСБ…
Но всё же как-то неправильно уважать себя и верить такому советскому игрищу смыслами:
«…до того, как к власти пришел Петр-I, пьяницами становились в основном малоимущие люди,
которые употребляли алкоголь в кабаках.
Купцам и аристократам было можно лакомиться вином дома,
используя обильную закуску,
потому среди них спившихся личностей было значительно меньше…»
Я люблю читать подлинные свидетельства Моего Зазеркалья.
Вот, по словам всё того же Адама Олеария,
он был поражён количеству пьяных, валяющихся на улице.
Пили мужчины и женщины,
молодые и старые,
священники и светские люди,
простолюдины и титулованные особы.
Не случайно поразился и де Кюстин тому, что,
«напившись, мужики становятся чувствительными
и, вместо того чтобы угощать друг друга тумаками,
по обычаю наших пьяниц, они плачут и целуются.
Любопытная и странная нация!».
   Вот-с, к примеру, даже нынешние интернет-дети знают такую истину про дикие нравы туземцев:
Есть такой обычай у жителей Крайнего Севера от Кольского полуострова до Камчатки, -
отдавать гостю на ночь свою жену.
Ну, правда, есть…
Сохранились и летописи иностранцев, и жуткие байки народного творчества самих потомков этой традиции.
И даже, нет-нет, а ещё можно услышать
(в тех же зарубежных хрониках)
о таком рудиментарном атавизме где-нибудь на Чукотке и сегодня. Спрашивается: Откуда дровишки?..

    Да оттудова всё - из корней наших, корякских.
И описания пьяных застолий купеческих до невменяемости группового блуда,
и война непримиримая Великого Моралиста –
Петра Первого Алкоголика, Эпилептика и ****уна Всея Руси
с национальными пьянством и распутством за тогдашние скрепы Отечества, -
всё это суть грани отправной нашей точки
в генно-культурологическом слое российской антропологической ментальности…


***
    В 1698 году Петр I прожил со своей лизоблюдствующей свитой почти четыре месяца
в доме некоего сэра Джона Эвелина в Сэйес-корте в Лондоне,
куда он прибыл для того, «чтобы постичь искусство кораблестроения».
   В архиве Эвелина, что хранится сегодня в Британском музее, можно найти отзывы
об ужасных разрушениях, нанесенных царем-алкоголиком и его спутниками.
Дом был так исковеркан, что его во многих частях пришлось ремонтировать.
Краска на стенах была облуплена, стекла выбиты, печи и печные трубы сломаны, полы в некоторых местах выворочены.
Примерно та же картина разрушений видна и из описания мебели.
В саду «земля взрыта от прыжков и выделывания разных штук».
Хмельной царь сотоварищи не пощадили даже душистые розы.
   Убытки составили триста двадцать фунтов, девять шиллингов, шесть пенсов.
В те времена такая сумма равнялась годовому доходу мелкого дворянина в Англии,
а в России можно было выстроить на эти деньги приличный дом.
   Вообще, во время заграничных поездок Петр I практически везде и всегда
ошарашивал европейских аристократов
вульгарной мужланской манерой общения.
Позднее, в 1717 г., во время пребывания Петра в Париже
герцог Сен-Симон так записал свое впечатление о Петре:
«Взгляд, когда он не сдерживается, суровый и дикий, с судорогами на лице, которые повторяются не часто,
но искажают и глаза и все лицо, пугая всех присутствующих».
   В 1710 г. датский дипломат Юст Юль описывал приступ ярости,
случившийся с Петром на фоне алкогольного опьянения
во время торжественного въезда в Москву после победы в Полтавской битве:
побледневший, с искаженным конвульсиями лицом, производя
«страшные движения головой, ртом, руками, плечами, кистями рук и ступнями»,
царь набросился на провинившегося солдата и начал «безжалостно рубить его мечом».

Как же им, на Западе, нас воспринимать,
коли мы им сами всю историю такие непотребства и дикости напоказ выставляем.
На самом высшем уровне.
Вот вам дикий маскарад, описанный иностранными послами в России
времён матушки Анны Иоанновны,
самой набитой дуры на престоле нашем.


***
   Князь Михаил Голицын имел несчастье, путешествуя по Европе,
влюбиться в итальянку и жениться на ней, для чего ему пришлось перейти из православия в католичество.
Такое оскорбление чувств верующих и по тем временам каралось в России сурово.
Когда князь сдуру решил вернуться на родину, его жену выслали из страны,
а ему самому дали фамилию «Квасник»,
лишили чинов и званий и приказали служить шутом при императрице Анне Иоанновне.
    Князь на этой должности потихоньку тронулся умом, опустился и был готов на все.
В том числе и на новую остроумную затею императрицы, -
женить его на своей любимице, карлице-калмычке Авдотье Бужениновой.
Авдотья тоже была шутихой, уже совершенно полоумной,
и страстно обожала буженину, за что и получила свою фамилию.
   Под руководством «машкерадной комиссии» на Неве был построен уникальный ледяной дворец
из цельных брусов льда, обставленный ледяной же мебелью, с ледяными стаканами, книгами, бутылками, картами...
Словом, прозрачный призрак реального роскошного особняка.
В день торжества молодых отвезли в этот дворец в клетке, установленной на настоящем слоне.
За слоном следовал свадебный санный поезд на свиньях и собаках.
На поезде ехали шуты, и, по выражению очевидцев,
«собраны были всего государства разночинцы и разноязычники, самаго подлаго народа,
то есть Вотяки, Мордва, Черемиса, Татары, Калмыки, Самоеды и их жены,
и прочие народы с Украины, и следующие стопам Бахусовым и Венериным, в подобном тому убранстве,
и с криком для увеселения той свадьбы».
   Авдотья Буженинова умерла спустя два года родами.
После конца царствования Анны Иоанновны майор был отпущен из шутов.
Вернул себе звания и рассудок, даже женился еще раз
на молодой красавице дворянке и прожил еще тридцать с лишним лет вполне благополучно.
Но, заметьте, из страны к своей итальянской любви отпущен не был.
И это не случайно, ибо диссиденты российские отличались в Европах
самым скверным характером и больше всего ругали свою горячо любимую Родину-Русь.

***
    Далее, по всем правилам изложения предмета нашего скромного исторического исследования,
должно представить многочисленные примеры охаивания в Европах России её известными сынами.
А их, действительно, есть в изобилие.
И монархические, и духовные, и либеральные светочи Отечества нашего
сладострастно и обильно поливали Родину малоприятными словосочетаниями. И в большей степени по делу.
Да только, прикрываясь любовью к Родине, всегда как-то упускали одну безделицу:
неприлично это – выносить сор из дома родительского.
Да – дикого и непотребного, да – убогого и развратного.
Но своего, родного дома.
Мне больно видеть очередные мракобесия, заведшиеся (или вернее, вернувшиеся) в Моём Отечестве.
Отчего оно стало опять Мировым Пугалом.
    Но не менее отвратительны мне и,
казавшиеся ещё вчера приличными и достойными россиянами,
люди с лёгкостью перебравшиеся за рубеж.
Те, кто выплёскивают помои на, и без того, не в меру обгадившуюся Родину.
И особенно омерзительны и нелепы здесь, конечно, заклятые друзья Незалежной Гоп-компании.
Оставив Россию на произвол мерзавцев и раболепного быдла,
без всякого желания изменить ход исторического течения в своём Отечестве,
они рядятся в пророков, демократов и поборников справедливости.
А на поверку...

Стыд, срам и тошнота беспросветные.
 

!!!

(павел (лукьяненко))
 О грамоте  2018-10-19  16  94  397

Как я милую любил —
Вы едва ли сможете!
А за что её убил —
Так за слово «ЛОЖИТЕ».

Уж и доброю была,
Нежной и покорною,
Но себя же обрекла
Тем, что «кофе ЧЁРНОЕ».

Вспоминаю, как в бреду,
И доселе ночи те!
Но она, как на беду,
Говорила «ХОЧИТЕ».

Слышал, как приду домой,
«ИХНИХ» да «ЕВОННУЮ»,
Так что был поступок мой
Самообороною!

Был уверен наперед,
Без зазренья совести,
В том, что суд меня поймёт,
Оправдает полностью!

Но с суровостью жреца
Объявил судья мне,
Что «ОТЛОЖИВАЕТСЯ»
Нынче заседание…"

О сколько нам открытий чудных...

1. Тире между подлежащим и сказуемым — не ставится.

2. Помните о том, что в большинстве случаев связку «о том» можно исключить.

3. Если хочете использовать глагол, то спрягать его нужно правильно, а не как того захотит автор.

4. Страдательный залог обычно должен быть избегаем.

5. Не забывайте про букву «ё», иначе не различить: падеж и падеж, небо и небо, осел и осел, совершенный и совершенный, все и все.

6. Кто не чёкнутый и не из чящи вышол, правильно пишет гласные после шыпящих.

7. Блестните неповерхносным чуством языка при написании непроизносимых согластных.

8. Надо придти к пониманию, что пишется только «прийти».

9. Пообтершись в корридорах оффисов, в будующем мы станем сведующими и прийдём к тому, что в наших текстах будет учавствовать всё меньшее колличество лишних букв.

10. Мягкий знак в неопределённой форме глагола должен определятся по наличию его в вопросе к глаголу, что иногда забываеться.

11. Не ставьте два «не» подряд, если это не необходимо.

12. У слова «нет» нету форм изменения.

13. Без пол-литровки пол России не поймёт как пишутся сложные имена-существительные.

14. Заканчивать предложение местоимением — дурной стиль, не для этого оно.

15. Тех, кто заканчивает предложение предлогом, посылайте на. Не грубости ради, но порядка для.

16. Не сокращ.!

17. Проверяйте в тексте пропущенных и лишних слов в тексте.

18. Что касается незаконченных предложений.

19. Если неполные конструкции, — плохо.

20. Никакой самовлюблённый Банк, его Президент и Председатель Совета Директоров не пишутся с заглавной буквы.

21. Правило гласит, что «косвенная речь в кавычки не берётся».

22. Не стройте загадок из многоточия в конце исчерпывающего предложения…

23. Одного восклицательного знака вполне достаточно!!!

24. НИКОГДА !не выделяйте! слова. Человек, читающий текст с ВЫДЕЛЕНИЯМИ, чувствует, что его собственному пониманию смысла н е д о в е р я ю т.

25. Используйте параллельные конструкции не только для уточнения, но и прояснять.

26. Правиряйте по словарю напесание слов.

27. Числительные до 10-ти включительно лучше писать прописью.

28. Склонять числительные можно сто двадцать пятью способами, но только один из них правильный.

29. Задействуйте слова в предназначении, истинно отвечающем осмысленности.

30. Неуместная аналогия в тексте выглядит как шуба, заправленная в трусы.

©
 

ШПИОНЕРСКАЯ ПРАВДА

(Ременюк Валерий)
   2018-10-18  2  22  192
Что делать приличному шпиону в нашем провинциальном городке? А черт его знает! Нормальный шпион тут с ума сойдет от скуки. И сам пойдет сдаваться властям. Потому как в нашем городке никаких государственных секретов нет. Здесь не производят стратегических вооружений. Не разрабатывают уникальное программное обеспечение. Не изобретают материалы для космоса. Не добывают особо ценные природные ископаемые. Есть у нас, правда, Институт раководства – филиал губернской сельхозакадемии. Но и там похвастать особо нечем: пока еще до выведения пород раков, которые угрожали бы продовольственной безопасности других держав, далековато. Короче, куда ни кинь – везде сплин, блин. И тем не менее, один шпиончик у нас таки завелся. И самое смешное – завелся от сырости!

Уж не знаю, с чьей подачи, с какого бодуна, но коварное ЦРУ решило вдруг, что на влажных скалах нашего пригородного источника произрастает какая-то особая растительность – то ли лишайник, то ли мох, то ли вообще водоросль. И что спиртовая настойка на этой бодяге способна творить чудеса – якобы, помогает от запоров, поносов, перемежающейся хромоты, похмельного синдрома, а главное, мужскую потенцию приводит в состояние сверхстояния. А у них там, в ЦРУ ихнем, вроде, с последним не того. Не довольны женщины, в общем. Жалуются. Делать нечего, - собрали их агенту в дорогу сидорок из хотдогов и маринованных кактусов, маманя фляжку домашней текилы не забыла сунуть, и сбросили Джона над нашим уездом. Глухой темной осенней ночью из стратосферы в виндсьюте и с парапланом подмышкой скинули. Со специального высотного беспилотника с антирадарным покрытием, что ты! Он в последний момент заробел было сигать, но там в конструкции такой специальный пендаль на этот случай предусмотрен – шварк клиента под корму, и гуляй Вася. В смысле, лети, Джон.

Пока летел, проверил карманы: достал, порвал и по ветру развеял всякие там компрометирующие бумажки – билеты на такси от штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли до космодрома на мысе Канаверал, талоны на обеды в ЦРУшном Макдональдсе, и даже командировочное удостоверение не пожалел. А американский паспорт рваться не хотел, крепкий оказался, пёс. Пришлось хорошо пережевать и просто проглотить, как есть. Ну, у них там, в ЦРУ, и не таким штукам учат, да. Страшные люди! В общем, приводнился Джон успешно, без производственных травм. Прямо в городской фонтан. Понятное дело – точность координации ихнего GPS никак не катит против нашего ГЛОНАСА! Промахнулся Джон на два кэмэ. Так-то должен был на окраине городка приземлиться, в лесочке, а оно вишь как вышло – плюх, и в фонтан. Пришлось параплан прямо там и закопать, под основанием аллегорического статуя «Гидра стоглавая – богиня фонтанов».

Отряхнулся Джон, достал карту городка из потайного гульфика, осмотрелся, сориентировался на местности и пошел устраиваться на ночлег в нашу единственную гостиничку. А там, как на грех, мест нет – съезд оленеводов гуляет. Что забыли оленеводы в нашем краю – один Санта-Клаус знает! Но гуляли они крепко, третью ночь подряд, и в ближайшие пару суток останавливаться не планировали. Пригорюнился Джон – миссия казалась невыполнимой с самого первого шага. Хорошо, бабка Матрена, уборщица гостиницы, обратила внимание на бомжующего гостя, пожалела болезного. Отвела его к себе в подсобку, пристроила меж швабр и ведер на стульчике. Взяла по-божески, сердобольная душа, всего полтинник за ночь. Зелеными, естественно. Даже стакан чаю налила и телек дала посмотреть. В дверную щелочку. Программу «Здоровье» в записи с прошлого года. С бесподобной Еленой Голышевой, естественно. Увидел Джон в щелочку нашу Елену-прекрасную и его аж заколодило. Влюбился, короче, в Ленку, как последний пацан! Видимо, не влюбляться в русских женщин в ЦРУ своих агентов еще не научили. Есть, есть еще над чем работать американским товарищам, признаем честно!

Заметила бабка Матрена гостеву кручину и решила помочь горю. Ну, пропадает же человек на глазах от любви неразделенной! Позвонила она Косте Ёпрсту, начальничку телевизионному (он у нее дачку снимал по летнему времени когда-то, приглашал звонить в любое время, ежли чо), вызнала телефончик Елены. Рассказала той про Джона, про его стати и прелести (в лучшем смысле, не подумайте чего). А у Ленки, как на то, как раз был очередной кризис в личной жизни – пятый муж хлопнул крышкой чемодана, затем дверью их пентхауса, и был таков, змей. Уговорила, короче, наша Матрена нашу Елену на выходные заехать в наш городок - отдохнуть, стресс снять, нервишки успокоить. Сознакомиться заодно с приятным порядочным мужчиной. И вообще, погулять по окрестным лесам, грибов-ягод пощипать, самая пора была. А та и «Ладно!» - говорит. Вот Джон-то обрадовался! «Ви, Матгона, - говорит, - минья пгосто-таки спасли в очегедной газ!». Кстати, Джон несколько картавил, - вы уже заметили, да? Впрочем, женщинам в нем это даже нравилось. Думали, что он то ли француз, то ли еврей, а может даже и еврей из самого Парижу. Но точно, что из категории очень перспективных представителей мужского полу.

Понравился Джон и нашей Елене. Даже очень. И пошли они в лес прогуляться, и вообще… Но Джон на то был и шпион высокого полета, чтоб за любой личной катавасией помнить о служебном долге. И спланировал маршрут прогулки так, чтоб заглянуть на тот источник с чудесными растениями. Пия водицу, стекающую прямо со скалы, наскреб-нагрыз Джон незаметно зубами этих мхов-лишайников полон рот и думает, как бы их теперь тайно от Ленки в специальную пробирку сплюнуть. Чтоб в своё Лэнгли доставить на анализы, значит. А ту как раз романтический бес в ребро боднул и засвербело ей целоваться. Ка-ак кинется она Джону на шею, как вопьется губами в уста его дьявольские! В общем, пришлось Джону поделиться со страстной женщиной содержимым своего рта (простите за физиологические подробности!). Она сгоряча и не заметила даже, как водоросль эту проглотила – до того была воодушевлена развитием отношений! Досталось, короче, им обоим даров природы у волшебного источника. И организмы прореагировали адекватно.

Три дня и три ночи не отпускал целебный источник наших романтических героев. Бабка Матрена уж и поесть им приносила из дому, добрая душа. А тем даже и не до еды. Во, какой силищи средство оказалось! Кончилось тем, что расписались Джон и Елена прямо в загсе нашего городка, буквально на следующий день после возвращения из леса. А в Лэнгли Джон таки отправил потом шифрованное донесение (что значит – профессионал!). Вот его текст:

«Перехожу на глубоко законспирированное положение. Меняю гражданство. От командировочных и суточных отказываюсь в пользу «Гринписа». Наши худшие подозрения подтвердились: источник источает страшной силы феромоны и афродизиаки, которые накапливаются в наскальной растительности. Они дают небывалую силу страсти и выносливость. Срочно снимайте санкции и заключайте с этой страной бессрочный договор о мире, дружбе и эксклюзивной закупке этой травы. Иначе, если они сами о ней разнюхают и потреблять станут, нам хана…»

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер