ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ

Смешные истории: самое свежее

ХОХМОДРОМ
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
Спрятать все тексты
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
Смешные истории: самое свежее  Раздел    Дата   Рец.   Оцен.   Посет. 
 

Норкин и другие

(Александр Шнеур (Трибуле))
 Смешные истории  2018-09-25  1  6  27
      " Тут главное - от тупого недомыслия:
      А сами-то геи российские осознают себя русскими п***расами?"

       Из подпольной статьи "Слово и дело" (2002 г.)
      Председателя Народного Хурала Бурятии
      Ю.И. Скуратова

      
      По независимому ТВ идёт норкина Передача смыслов и понятий.
Обсуждают: Почему евреи не хотят признавать себя виноватыми
после того, как Путин тупо указал на них пальцем:
"Ату!"?
    Чувак в неадекватной футболке:
- Кто сбил самолёт?!.
Норкин красуется на свой блик
в телекамерах всея Руси:
- Технически - сирийцы!..
      В этот момент Норкин вспоминает фразу,
с лёгкостью брошенную
в телезрительскую утробу пипла
пару стэнд-апов назад:
"...после телефонной беседы Путина с Нетаньяху,
в Москву прилетел главнокомандующий ВВС Израиля -
Генерал Норкин!"
    Вызов был сделан с таким мастерством придворного петрушки,
что никто даже не обратил внимания на то, как Норкин приосанился.

    И вот, вспоминает Норкин этот свой
подвиг генеральского раболепия,
и жмурится внутренне,
и очком поблёскивает лукаво,
и выдаёт из нутрей своих
(поганых и тупых)
следующий менторский высер:

- Кто тут виноват: Кто стрелял?
Или: Кто стрельбу спровоцировал?
Я отвечу прекрасным примером
из нашего "Места встречи", которое "изменить нельзя". -
Норкин скашливает в кулак
как обдолбаный конферансье,
и выплёскивает такое вот:
- Помните какое у Жиглова с Шараповым
с первыми уликами по Груздевой
произошло объяснение по-душам?.. -
В течение этого моногэга
генерал Норкин
незаметно-молниеносно
превращается в капитана Катани,
и выворачивает
свою самосовокупляющуюся внутренность
совершенно на нашу наружу:
- Что, сомневаешься, Шарапов?
Мол, куча нестыковок?..
Только кроме этого
у нас с тобой, Шарапов
(Норкин-Катани
смотрит прямо в глаза Шарапову
по ту сторону экранов),
ещё и пистолетик имеется!
И вот он-то все твои аргументы перевесит!!!

   Это триумф!
Триумф воли!..
Нет, даже не так:
Триумф победы норкиной Воли
над здравым смыслом чувака по фамилии Шарапов
и по имени-прозвищу Пипл-Чмо.
Вот ведь, вроде бы, Шарапов даже помнит:
что пистолетик-то, как раз так ничего и не доказал;
и Жиглов - сволочь конченная и гнида - не прав по всем понятиям.
А прав был он - реальный Шарапов.
А тот Шарапов, что навеки экранный,
в этот момент усмехается,
но свято верит доводам бывалого товарища капитана Катани...
...или Жиглова?.. или Норкина?...
какого из Норкиных?.. генерала или петрушку?..
Постойте, совсем я запутался,
и весь заляпался норкиным повидлом...
Но мы же не будем всерьёз начинать всё сначала?
Мы же это?..
Мы к девочке на день рожденья шли,
этажом ошиблись...
Вот.
 

Умные фильмы, это фильмы для умн ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-09-25  0  4  21

Главный кинорежиссёр страны прекрасно понимал, что он давно уже никакой не кинорежиссёр, а главный лакей с кинокамерой, но держал это глубоко в тайне от всех, и прежде всего, от самого себя...

Неуловимых мстителей всё-таки поймали и судили по всей строгости революционных законов, потому что быть неуловимыми при новой власти не имел право никто, тем более, какие-то там мстители ...

Умные фильмы, это фильмы для умных зрителей. Но тогда какой дурак будет их снимать, и тем самым, совершать художественное самоубийство?..

Все отечественные телевизоры давно уже пора выпускать в виде замочных скважин, чтобы идеальное художественное единство формы и содержания до конца соблюсти…

Чем больше на экране "мыла", тем грязней экран, разглядеть который могут только такие же грязнули...

Фото Алексея Кузнецова
 

Мир в решете на постном масле

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-09-25  0  0  21
Я всё забываю спросить:
      А на чьи деньги
      снимали сериал «NEXT» с Абуловым?


   Владимир Исаакиевич Горелкин,
отставной профессор кислых щей отечественной филологии
и заслуженный Знайка лингвистики вообще, -
согнал с кресла старуху-кошку и сказал вслух:
- Старая кошка и хозяину места не уступит…
А потом сел, выпил остывший чай,
и впал в мечту о нерукотворном памятнике для себя:
«Надо завтра же купить билет до Дрязг,
и сразу зарулить в туземный посёлок Авган!..»
И рисуются профессору дали
культурологических триумфов воли:
Буде он уж в совершенстве овладел туземной мовой,
и обогащает всё это скромное наследие денисовцев
новоизобретёнными формами
цветистых глаголов и всяких к ним прилагательных,
существительных, местоимений,
и прочих междометий.
И создаёт классическую авганскую литературу:
с её неповторимыми гортанными гимнами на камлание;
с семитстишьями акынского песенного эпоса «Маза Фака»
о нефтяном освоении родовых аборигеновых угодий...

   И вот проходят лет сто-двести.
Авган стал столицей офшорной провинции Дрязг
в составе Китайского Султаната.
В центре разросшегося городища –
немыслимая в своём гигантизме площадь
имени Владимира Исаакиевича Горелкина.
С двухкилометровым памятником-фонтаном
Ему же – Горелкину В. И.,
с табличкой на постаменте:
«ПРОФЕССОР ДЕЗИНФИЦИРУЕТ
МИРОВОЙ РЫНОК СЕТИРАТУРЫ»
И кругом, –
стоят в радугах света,
окаченные водами
Священной артезианской скважины Горелкинской, -
библиотеки и музеи,
и прочие храмы науки и мудрости.
И все - имени Его и во Имя ЕГО.
И Авган – уже не Авган,
а Горелкинбург.
______

Долго ещё так вот мечтал наш профессор.
Почитай, 33 года в остолбенении грезил.
А потом с дуба рухнул,
юшки щучьей похлебал лаптем…
Да и стал вдруг печкой управлять по своему хотению.
И уехал с гудками и треском
окрестные веси покорять,
да грамоте своей учить…

   На силу поймали, связали и в Амбаре Советов заключили.
Держим на водке с селёдкой и кока-колой.
Показываем по субботам-воскресеньям
интуристам за печеньки и айфоны*.
И пытаемся расшифровать
последнюю книгу Профессора
«Тпру, упырячки френдёвые!
Софт непреджабин сибе!»
Но пока только первою строку и переложили:
«Бо жее сина не беси…»
______
*Прим редактора:
    Круче нашего известнагу арестанту №1,
согласно Священной Книги Гиннесу, -
только экзорцист Фёдор Крюгер
(5 млрд лайков против 4,897 млрд наших сердечек).
Да это и понятно, -
у Крюгера самый длинный пенис на планете Земля.
И он им так ловко манипулирует в пространстве,
что может даже демонов завораживать
и изгонять из мирян.
И ездит со своими шоу-турами
по всем странам и континентам.
И Ютьюб весь собой загадил.
      Зато комиссия РПЦ добилась
от Вселенского Собора для нашего Профессору
звания Святого Всеславного Юродивого.
Он-де может мух с котлетами
одной мыслью разделять и властвовать.
О как, Чудо, однако!
 

КОМИКС ПРО МАЛЬЧИША-КИБАЛЬЧИША, ...

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-09-24  0  0  35
Пароль:
      - Будь готов
      к труду и обороне!
      Ответ:
      - Легко!

0) Мальчиш-Кибальчиш очнулся ото сна богатырского.
Но не был он уже прежним и себе принадлежащим.
Теперь он – Чебурашка… Гендальф Белый… нет…
Он, - вырезанный из метеоритной сероводородистой стали,
Железный Гомолюб Мальчиш Кибальчишич.

1) Мальчиш Кибальчишич Гомолюб
отмеряет Русь-Матушку
чеканным
чекистским
шагом:
«Ать-два, левай!..»

2)
И чугунные яйца Его
отбивают звонкий ритм
событий вокруг Вселенной.

3) Юный Патриот
несёт защиту всем сирым и убогим
на Родине Нашей
и за рубежом Ейё…

4) Вот, - Мальчиш бьётся
с реакционными внутренними врагами
Матушки-Руси;

5) А тут, - Он уже гонит поганой метлой,
присевших на опий веры,
местных маркетологов, политологов,
и их холопов вместе с паствой наркоманской,
да челядью кровососущей;

6) А уже там, на другом краю Земли Нашей, -
храбрый Мальчиш Гомолюб
вывел всю рать
своих Священных рыцарей «Меча и орала»
на войну за свободу красных эфиопских баронов
против милитаристической Империи Навязчивого Добра.

7) И враг был повержен
и долго ещё (лет 20-25) гремел прощальный салют артиллерии Его
по всему Ближнему Западу Эфиопскому.

8) А сегодня Мальчиш срочно вылетает
толи в село Гомолюбово, толи в город Гомолюблинск
(коих на широких просторах Отечества –
тысячи и тысячи издревле стоят).

9) И прилетает туда на крыльях гнева праведного.
И рушит избу молельную во имя Себя.
И алтарь под именем Своим
и пятиметровый памятник имени Себя рушит.
Ибо не хочет Он быть кумиром народным.
Хочет быть Секс-Идолом Вселенским.

10) И запрягает Он в сани троих медведей –
Панду, Гризли и Коалу, -
и гонит тройку свою прям до Антарктиды.

11) И спасает от интервентов народ пингвиний.
И выбирает из него себе суженую.
И пошло от детей их новое племя – Гомо-Пингви.

12) И был то грандиозный скачок в эволюции.
Ибо создал Мальчиш на древе человеческом новую ветвь –
расу сверхмутантов.

13) И были среди них мутанты добрые и крылатые.
А были и злыдни рогатые да парнокопытные.
И нашёлся средь рогатых некий субъект - Иудушка Головлюб,
который против Создателя своего попёр
и всю кодлу за собой потащил на Пахана.

14) И была страшная гроза.
И град побил всех воробьёв, лягушек и устриц на острове Капри…
И окаменели от кислотных дождей Соратники Иудушкины.
Но не было горя на лике Кибальчишича,
ибо, коли Он их породил,
Он-де ими и поужинал, и высрал, и подтёрся...

15) Сидит на Небесной Печи
Мальчиш Кибалчишич Гомолюб
и всем кланяется, кто в гости к Нему приходит.
Ухой потчует, да орешки всё грызёт с ногтями.
Курить всем не велит, да в жмурки-салочками забавляться просит:
«А кто тут на моей лопате уместится?
Кто спал в моей пастели?
Кому на Руси жить хорошо?
Где собака порылась?
Когда рак на горе свистнет?..»
, -
Ну, и так далее.
И приятно душам залётным, и тепло до костей.

16) И знают все на нашей Планете,
Что нет Его круче на свете.
И даже медведи,
И даже медведи
Не могут от Бати уйти.
Он им, как детям:
«Медведи, лю-лю, ти-ти-ти.
Мы на верном, медведи, пути»
,
И кормит их воблой и пряником,
И в задницы тычет паяльником.

17) Бежали калмыки, бежали каряки,
Бежали собаки и резус-макаки,
Бежали каляки, бежали маляки,
Бежали боляки, люляки, куряки…

И только Мальчиш никуда не бежал.
Он бляху свою в сей момент начищал.
Ему, что за кайф – лезть в такой раскосяк?
Ведь он не моряк,
Чтоб вот так –
С печки бряк!

Орлу – что держава, что молот, что серп –
Налево-направо – всех крыс он поверг.
И плачет в гробу застрелившийся Нильс:
«Топить было надо несчастных тех крыс!»
Но наш Гомолюб отрезает в ответ:
«Прошу не учить, мне почти сотня лет!
Всех крыс я побил, а другие – сбегут.
И будут Отчизне – покой и уют!»


18) Деяния Мальчиша Кибальчишича
ещё ждут своих почитателей.
Но об этом вы узнаете уже из следующего комикса
«Про мирового Секс-Идола М. К. Гомолюба»,

А сам наш Секс-Идол, кстати,
прямо вот в этот самый момент, пока вы читаете:
бол. палец) Помог старушке отделить мух от котлет!
ук. палец) Победил Пенсию, Заклеймил местных подсадных уток…
ср. палец) Окольцевал всех извращенцев меж собой в ячейки общества.
без. палец) И вся мировая рождаемость под Его
державной рукой-владыкой
грозит повыситься уже через 9 месяцев.
А там, глядишь, и надои вырастут.
миз. тоже) То ли ещё будет «Ой-ёй-ёй»!..
 

ПРО ЭТО…

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-09-24  0  0  38
Доктор Никто скучал.
И от скуки своей никчёмной
придумал сделать всем местным мартышкам
операции на гортанях, чтобы они говорить смогли.
Доктор сказал – Доктор сделал:
что-то, куда-то в глотках приматов приспустил,
складки какие-то поправил, зашил…
И мартышки, с ходу, а ну как давай галдеть по-нерусски.
И от этого мартышкиного резонанса
полопались у Доктора Никто перепонки ушные барабанные,
и мозг его ничейный превратился в никчёмный омлет.
Сидит Доктор в позе №1,
и гонит бесконечным wow:
"Аз есмь Аз есмь Аз есмь…"
Коротнуло Доктора натурально,
и, по ходу пьесы, нереально навечно…
А мартышки ему храмов бесчисленное множество понастроили,
миллиардными партиями рингтонов во славу Его
все бананы и кокосы мобильные забили,
и уже, страшно даже представить,
сколько пушек и свинчаток отлили!..
Короче, столько всего, что и сказать-то больше нечего,
одно слово: «Цивильненько!»
 

ФИАСКО КРИКУНОВОЙ

(Ременюк Валерий)
   2018-09-23  1  20  53
Странное у нее было ФИО: Крикунова Сильва Сильвестровна. Как будто родители решили изначально запрограммировать свое чадо на уникальность и неповторимость. А может, были большими любителями оперетты, кто их теперь разберет, по прошествии лет пятидесяти с гаком. А именно на такой возраст тянула эта незаурядная женщина при ближайшем рассмотрении. При отдаленном рассмотрении ей можно было дать и сорок пять, и даже сорок - когда хорошо высыпалась. Незаурядность Крикуновой определялась, кроме вычурного ФИО, еще и тем, что работала она завучем школы №5 нашего городка и имела среди учеников репутацию истинного монстра. Достаточно сказать, что фамилия, хотя и была говорящей, но и в малейшей мере не отражала реальных талантов Крикуновой: когда та принималась кого-то из учеников распекать или же требовала тишины, входя в расшалившийся класс, от силы ее голоса звенели стекла в шкафах и осыпалась побелка со стен и потолка. А однажды в кабинете химии от ее криков даже грохнулся с гвоздя портрет Дмитрия Иваныча Менделеева. С этого, собственно, и начинается наша история.

Портрет упал не абы как, а в точности на худенькую Асю Жукову, симпатию Костика Косолапова. Слава богу, упал плашмя, а не острым углом металлической рамки, но зато комично наделся Аське на голову, прорвав тонкий картон портретного полотна. Та сперва окаменела от ужаса, выпучив прекрасные голубые глаза, мгновенно наполнившиеся слезами обиды и отчаянья. А потом беспомощно оглянулась на сидевшего рядом Костика, как бы ища его защиты. Класс грохнул от смеха, но это только пуще раззадорило Сильву и она выдала такой децибел, что волны классного веселья просто размазало встречным цунами по стенкам помещения:
- А-ну, тихо мне, весельчаки нашлись! Как бы сейчас кому-то плакать не пришлось!

И тут в наступившей звенящей тишине во весь свой великанский рост (полтора метра с тюбетейкой) поднялся со стула Костик Косолапов. Он бережно снял портрет химического гения с головы очаровательной Аси, деликатно и любовно удалил двумя пальцами с ее золотистых волос какие-то остаточные пылинки, затем обернулся к завучу и четко, весомо, решительно произнес тонким ломающимся голоском:
- Да что вы себе позволяете, Сильва Сильвестровна! Вы чего тут разорались, как с гвоздя сорвамши? Да мы на вас сейчас жалобу в РОНО накатаем! Коллективную! И в суд – за нанесение телесных увечий Асе Жуковой!

- Ка… каких еще увечий? Что ты несешь, Косолапов? – слегка опешившая Сильва подскочила к Аське и самолично произвела досмотр ее внешности. – Никаких увечий здесь нет и нечего клеветать! А во-вторых, что это за лексикон? Ты как с завучем разговариваешь?
Сильва быстро пришла в себя и от ее голоса снова тихонько звякнуло стекло в шкафу с реактивами. А завуч, развивая инициативу, обратилась уже ко всему классу:
- Вас школа чему учит? Уважению, прилежанию и гражданской ответственности! А вы, малолетки, мало того, что учителям хамите, так еще и на митинги несанкционированные шляетесь!

Действительно, три дня назад в нашем городке состоялся небольшой митинг по общероссийской повестке «За честные выборы!». И несколько старшеклассников, ради вящего интереса, примкнули к митингующей массе, повисели на фонарных столбах и столетних липах, окружающих ЦПКО. Засветились, так сказать, в местных теленовостях. А заодно и в протоколах полиции. И теперь волна последствий, похоже, стала докатываться до школ. С неизбежными оргвыводами дисциплинарного характера. Собственно, по этому поводу Сильва и заявилась к нам на урок химии.

- Петухов, Куяльников, Шамаханова, - встать! А ты, Косолапов, пока сядь. С тобой мы потом отдельно побеседуем.
Костик сел обратно на стул, а трое названных активистов гражданского неповиновения нехотя поднялись из-за столов.
- Красавцы, нечего сказать! – ядовито проскрипела Сильва. – Выйти всем к доске, пусть на вас весь класс полюбуется!
Герои сопротивления под восхищенными взглядами одноклассников выстроились перед доской.
- Ну что, решили встать на учет не просто в детской комнате полиции, а в центре «Э»? Как начинающие экстремисты?
Троица хмуро и молча взирала на Сильву исподлобья.
- Ладно бы, парни, у этих всегда шило в одном месте. Так еще и ты, Шамаханова, туда же! Девушка, будущая мать! Как ты-то могла пойти на такое?
- А при чем здесь «будущая мать»? – вдруг усмехнулась Венера Шамаханова и с вызовом задрала подбородок. - Чтоб стать матерью, другим занимаются, Сильва Сильвестровна, а не митингами, пора вам это знать!

Тут надобно пояснить, что Сильва была дамой незамужней и бездетной, так уж сложилась непростая учительская жизнь, и едкое замечание Венеры ее просто взбеленило. Она приняла его на свой счет как разнузданную и хамскую шпильку, и вспыхнула малиновым огнем:
- Ах ты дря… гм, паскудница! – прошипела Сильва, выпучив водянистые глаза за ледяными стеклами очков и даже притопнула каблуком. – Ты жизнь закончишь под забором, а то и в каком-нибудь притоне! В тюряге загнешься!

- А по-моему, Сильва Сильвестровна, - Пашка Куяльников сделал шаг вперед и как бы заслонил Венеру от волны учительской ненависти, - мы сделали именно то, чему вы и все учителя школы нас постоянно учите, - мы проявили свою гражданскую сознательность. Мы хотим, чтобы в стране выбирали тех, кто этого достоин, а не тех, чьи кандидатуры спустило сверху начальство!
- Куяльников! – задохнулась от гнева Сильва. – Так это ты всех взбаламутил, сагитировал на этот… этот… позорный и несанкционированный демарш?

- Зачинщиков ищете? – тут подал голос и тихоня Витька Петухов. – Напрасно, Сильва Сильвестровна. Вам о другом пора беспокоиться…
- Что? Ты о чем это, Петухов? – Сильва опешила не на шутку от такого коллективного афронта.
- Да вот об этом! – Витька извлек из кармана мобильный телефон и нажал пару кнопок. – Вот, это мы нашли вчера в Ютюбе. Это фрагмент видеозаписи с избирательного участка, где на последних выборах губернатора вы были председателем участковой комиссии, Сильва Сильвестровна.

Сильва побледнела и оперлась рукой о передний стол. А Витька поправил очки на носу и продолжал тихим, но безжалостным, как у прокурора, голосом:
- И вот тут очень хорошо видно, как вы и ваши помощницы вбрасываете пачки бюллетеней в урны для голосования, пока наблюдатели обедают. Тут и дата, и время есть, - видите? А это ведь тянет на уголовку, до пяти лет, уважаемая Сильва Сильвестровна! Так что, кто и где свою жизнь закончит, знаете, это еще бабка надвое…

Но Витька не успел завершить фразу – Сильва бешено крутанулась на каблуках и сделала пару широких шагов на выход из класса.
- Погодите, Сильва Сильвестровна! – вдруг послышался голос Костика Косолапова. Он подскочил к завучу, держа в руках продырявленный портрет Менделеева. Та испуганно отшатнулась, решив, что Костик сейчас нахлобучит портрет ей на голову.
- Вот, возьмите это! – Костик протянул портрет Сильве. – На память! Он тоже был хороший химик!

Гром общего гогота вышвырнул Сильву из класса. Больше в этой школе ее никто не видел.
 

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ ЕГО?..

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-09-20  5  0  59
"Бог по милосердию своему, часто пускает в рай не тех, кто этого достоин –
но мы-то, достойные, куда смотрим?
Наша задача –
сделать так, чтобы всяким грешникам это место раем не казалось,
а превратилось бы для них в самый настоящий ад!
Чтобы, значит, они кровью умылись и страданием очистились!"

      Дм. Гайдук   


      (Отрывки из монографии Агнии Вильямс «Иуда – это кто?»)

    Главная книга мусульман утверждает,
что облик Иисуса принял некто другой.
Этот некто и был казнён вместо Господа.
В средневековых изданиях сказано, что облик Иисуса принял Иуда.
В одном из апокрифов
(а их, помимо четырёх,
прошедших цензуру всевозможных Вселенских Соборов, -
ещё порядка 30-ти, - прим. редактора)
есть история, в которой фигурирует будущий апостол Иуда Искариот.
Биография его, если верить данному свидетельству,
с детства была переплетена с жизнью Христа.
Маленький Иуда был очень болен и, когда к нему подошёл Иисус,
мальчик укусил его в бок, в тот самый бок,
который впоследствии пронзил копьём
один из воинов, охранявших распятых на крестах.
Ислам считает Христа пророком, чьё учение было искажено.
Это очень похоже на правду,
но Господь Иисус предвидел такое положение вещей.
Однажды Он сказал своему ученику Симону:
«Ты - Пётр, и на сем камне Я создам Церковь Мою,
и врата ада не одолеют её…»
      Апостол Иуда Искариот, житие которого мы вкратце затронули,
ничем не хуже других учеников Христа,
того же апостола Петра, например.
Мы знаем, что Пётр три раза отрекся от Иисуса Христа,
по сути дела, три раза предал Его.
Почему для основания Своей Церкви Он выбрал именно этого человека?
Кто больший предатель - Иуда или Пётр,
который своим словом мог спасти Иисуса,
но трижды отказался это сделать?
      В Ветхом Завете есть пророчества, рассказывающие о том,
каким будет пришествие Мессии –
Он будет отвергнут священничеством,
предан за тридцать монет,
распят, воскрешён,
а потом Его именем возникнет новая Церковь.
Кто-то должен был передать Сына Бога в руки фарисеев за тридцать монет.
Этим человеком стал Иуда Искариот.
Он знал Писание и не мог не понимать, что делает.
Совершив заповеданное Богом
и запечатлённое пророками в книгах Ветхого Завета,
Иуда совершил большой подвиг.
Вполне возможно, что он заранее обсудил предстоящее с Господом,
и поцелуй – это не только знак слугам первосвященников,
но и прощание с Учителем.
      Будучи самым близким и доверенным учеником Христа,
Иуда взял на себя миссию быть тем, чьё имя будет навеки проклято.
Получается, что Евангелие демонстрирует нам два жертвоприношения –
Господь послал к людям Своего Сына,
дабы Он принял на Себя грехи человечества и смыл их Своей кровью,
а Иуда принёс себя в жертву Господу,
дабы исполнилось речённое через ветхозаветных пророков.
Кто-то ведь должен был выполнить эту миссию!
Любой верующий скажет,
что, исповедуя веру в Триединого Бога,
невозможно представить человека,
почувствовавшего на себе Благодать Господа
и оставшегося не преображённым.
Иуда - человек, а не падший ангел или демон,
поэтому он и не мог быть злосчастным исключением.*
______
*Прим. редактора:
Более того, а не Иуда ли был тем самым Сыном Божием,
в отличие от принятого Святой Церковью Иисуса? –
Задаётся вопросом Хорхе Л. Борхес от имени Нильса Рутенберга.
И отвечает на это с весьма убедительной логикой:
«Бог стал человеком полностью.
Человеком вплоть до его низости.
Человеком вплоть до мерзости и бездны.
Чтобы спасти нас, Он мог избрать любую судьбу из тех,
что плетут сложную сеть истории:
Он мог стать Александром, или Пифагором, или Рюриком, или Иисусом…
Но Он избрал самую презренную судьбу:
Он стал Иудой».
 

Песец

(Ринат)
   2018-09-19  0  20  64

В качестве стоянки для ночлега был выбран остров, где ранее находилось стойбище ненцев. Палатку разбили неподалеку от поминального креста рода Айваседо. Выложив продукты с едой, а также снаряжение, мы развели костер и стали готовить уху. Внезапно, Арсен дернул меня за рукав и незаметно кивнул в сторону леса.
      - Лиса, - тихо промолвил он.
      Я оторвался от котелка и тоже посмотрел в глубь острова. Действительно, там среди кустов мелькала какая-то белая шкурка. На самом деле это был песец, который постепенно подкрадывался к нам. Точнее не к нам, а к нашим продуктам. А если быть еще точнее, то к пакету с охотничьими колбасками. Когда расстояние до колбасок стало критическим, я не выдержал и бросил в песца несколько палок. Тот отбежал на безопасное расстояние и уселся в наблюдательной позе между двух кустиков. Мы доварили уху, поужинали и забыли на некоторое время про воришку. А зря...Песец снова подкрался к пакету с колбасками на опасное расстояние. На этот раз, было решено шугануть зверька конкретно. Метнув в него палку и дико заорав, я побежал в его сторону. Этот момент, заснятый на телефон, можно посмотреть по ссылке.
      - Теперь я лисы боюсь меньше чем тебя,- произнес Арсен.
      Песец исчез из виду. Утки на реке, вставшие на крыло после моего крика, успокоились. А мы стали собираться ко сну. Продукты пришлось подвесить на ветку дерева. А вот, что делать с рыбой в садке и на кукане, мы так ничего и не придумали. В это время в глубине острова опять замелькала знакомая шкурка. Обозленный такой наглостью, на этот раз я использовал все возможности своего голоса. Размахивая поленом и дико ревя как подраненный мамонт, я пробежал за песцом несколько сот метров. В этом жутком реве сочеталось все: мерзкий хохот гиены, предсмертный визг свиноматки и зловещий крик сыча. В итоге, воришка так сиганул в воду, что через несколько секунд оказался на противоположному берегу. Звук, плюхнувшего вслед ему полена, прозвучал финальным аккордом этой погони. Когда раскаты гулкого эха стихли, внезапно наступила какая-то абсолютная тишина. Словно вокруг все внезапно вымерло. Я вернулся к палатке - Арсена нигде не было. «Наверно пошел по нужде», - подумал я.
      Где- то далеко послышался шум моторной лодки. Через несколько минут к берегу причалили два местных аборигена. В лодке лежало ружье. Увидев мое спокойное лицо, ненцы перестали пугливо озираться и поинтересовались: – Что здесь произошло? Я объяснил, что таким образом прогнал наглого песца. Лица ненцев стали задумчивыми.
      - Больше не делай так, - произнес один из них.
      - Почему? – удивился я.
      - Мы ставили загородка в старица. Побежал медведь, все сломал. Запутался в сетка и с рыбой убежал тайга, - поведал ненец.
      - Вся утка улетела, - добавил другой, - там еще вдоль берег человек бежал.
      «Арсен»,- внезапно осенило меня.
      - Нужно его привезти, - произнес я и достал из рюкзака бутылку с беленькой.
      Аборигены тут же запрыгнули в лодку и через несколько минут привезли беглеца.
      За что я люблю рыбалку на наших северных реках? За первозданную природу, белые ночи, чистую рыбу и эти бесконечные рыбацкие байки у костра.
 

Пробило

(ЮРИК)
   2018-09-18  0  36  98
Что и как в этой жизни только не случается.      
Вот к примеру медицина у нас. Сильно вперед шагнула, так шагнула вперёд, что мы все от неё отстали просто, всё просто незаметно, сглотнул таблетку и года три жизни себе добавил, укол сделали лет пять сразу.      Я тут надо сказать, не очень люблю медицину, а это пришлось как бы.   
Вроде и по лесу не ходил, а вот как медведь на ухо наступил, (оглох малость).      Когда люди что-то говорят, вроде слышу, а о чём понять не могу.      
С одной –то стороны хорошо, меньше знаешь крепче спишь, а вот с другой как –то не очень, переспрашивать приходится, чего да как. Тут стало казаться что все подсмеиваться стали, ну вот я собрался и пошёл в родную поликлинику. Прихожу в кабинет ЛОР, а там мужичина, как говорят косая сажень в плечах, а у этого больше, эдаки полторы косых примерно, никак не меньше.      
На лбу у него железяка такая блестящая. Глянул он мне в одно ухо, потом в другое, вижу огорчился сильно, ну думаю, что-то там явно страшное увидел.
Сел на стул обречённо, можно даже сказать горестно.      
Достал бумагу и писать начал быстро, на нечитаемом мною языке.      
Сижу перед ним, куда деваться, жду вердикт, а у самого на душе кошки скребут и что он там эдакое увидел, аж в лице изменился. А он исписав целый лист многозначительно крякнул и говорит мне. Это вам направление в областную клинику. Там у нас врачи....., они может и возьмутся за вас, вдруг и вылечат.      
Громко так говорит, что я это прямо так сразу и услышал.      
Тут меня и дёрнули черти спросить, а вы здесь кто фельдшеры, или как?      
Он со стула поднялся и завис надо мною.      
Ну думаю если сейчас по башке вдарит, так и лечиться уже не придётся.      Не вдарил, слава Богу, а внушительно мне разъяснил, что там специалисты, а здесь поликлиника и чего мол ты хочешь. И не назвал вроде, а дал мне понять, что дурачина мол, простофиля      
Хоть мне от испуга и полегчало малость, слышимость якобы чуть усилилась, но всё же в областную к специалистам...... я решил съездить, куда деваться, раз здоровье того требует. (а вдруг мужичина там что-то страшное увидел).      
А то уже не раз старым пеньком обозвали (глухня мол).      
В областной поликлинике пройдя регистрацию и отсидев в очереди, наконец-то пробился к врачу. Там у врача, который специалист....., меня лишь спросили, часто со мной такое бывает, или как?   
И узнав что со мной это впервые, выписали направление в спец. центр находящийся на другом конце города. Я мужественно это выдержал и проторчав во всех пробках нашего города, наконец добрался до спец. центра.      
Просидев в ожидании часа два в этом самом спец. центре, меня вызвала к себе пожилая мадам, которая уже примерно лет пятнадцать получала пенсию, да и вид у неё был такой, как будто с утра пива в магазине не было.(страждущий)      
   Во думаю точно специалист, вон какая старая, а всё не отпускают, работает. Приладила она к моей голове наушники и давай то в одно ухо, то в другое, звуковые сигналы подавать. Типа азбуки Морзе, точка–тире. А так как я в армии радио телеграфистом был, так я ей сразу буквами отвечать начал.      
Она тут же слегка меня пожурила и я начал отвечать ей, как она требовала.      
Не знаю, что там она поняла из этого, но сняв с меня наушники, она тоже приняла скорбный вид и начала быстро писать нечитаемое на медицинском языке. Исписав большую часть листа, мадам повела меня в другой кабинет, где сидела худющая женщина-врач, как мне показалось страдающая анорексией.   Её худоба, почему то напоминала халат на вешалке, хотя глаза были добрые и можно даже сказать жалостливые. Прочитав написанное старушкой, она также горестно осмотрела меня с ног до головы, своими добрыми глазами и присела на стул, чтобы опять начать что-то писать.      
В отличие от почерка её коллег, я сверху листа прочитал, что это направление во вторую городскую больницу моего родного города. Мысли мои в голове возмущённо скакнули, опередив самого меня и у меня неожиданно вырвалось, -а когда же меня лечить будут? Что это вы меня как колобок катаете туда-сюда.      
Женщина -врач встала и начала очень громким голосом мне объяснять, что мне обязательно нужно лечь в стационар и пролечиться там дней десять до полного выздоровления, во избежание каких-либо супер тяжёлых осложнений.      
Опять из меня почему то вырвалась фраза. А потише нельзя, чего это вы так надрываетесь, я прекрасно вас слышу.
Вот так сразу я и вылечился, а вы говорите медицина никудышняя, а я вот раз и сразу, пробило.
Лет десять с той поры минуло, а я всё прекрасно слышу на оба уха.
 

ОХОТА НА ВЕДЬМ

(Ременюк Валерий)
   2018-09-17  1  20  94
Пришел сентябрь, а с ним и сезон охоты. И в Общество охотников нашего городка заявился Игнат Самопалов, мужичонка средних лет, неженатый, без особых дурных наклонностей. Разве что покуривал табачок в минуты особого душевного подъема да имел охотничий билет и ружьецо-двустволку, старенькую ИЖицу двенадцатого калибра. А в остальном – мужичок как мужичок. Но не шибко грамотный, без полета. То есть, восьмилетку-то он окончил с грехом пополам, кабеля от кобеля отличить еще мог, а вот Бабеля от Бебеля уже ни в какую. Этот недостаток Игнат осознавал и, отдадим ему должное, честно пытался над собой работать, повышать, значит, эрудицию и расширять кругозор. Газету выписывал, «Губернские ведомости», и прочитывал от корки до корки. Что он разумел из прочитанного – разговор отдельный. Но тексты прорабатывал.

И вот, заходит наш Игнат в Охотобщество, чин-чинарем, картуз снимает – культурный человек, даже платит очередной членский взнос. А потом достает из кармана газетенку, разворачивает и кладет на стол перед Марфушкой, молодой сотрудницей Общества. И пальцем тычет в статейку одну:
- Вот. Открыли уже. Я долго ждал и, наконец, дождался. Оформляйте путевку!

Марфушка смотрит в газету и читает заголовок: «Открыт сезон охоты на ведьм». А надобно отметить, что Марфа только-только окончила ту же школу, что и Игнат, работала в Охотобществе без году неделя и опыта особого не имела. И в тот роковой день была здесь одна, поскольку второго специалиста, опытного инспектора Жучилкина, вызвали в губернский центр на совещание. Скорее всего, Марфа недалеко ушла от Самопалова по способности осмысливать прочитанное. С заголовками справлялась еще туда-сюда. А дальше – с трудом. Потому что заметка была в разделе фельетонов и высмеивала нравы в губернском драмтеатре, где коварный главреж грубо и цинично сживал со свету неугодных престарелых актрис. Но Марфа, ошарашенная неожиданным заявлением клиента, мелких букв заметки осознать уже была не в силах.

Она перевела растерянный взгляд с заголовка на Самопалова и говорит:
- Минуточку! Сейчас посмотрю тариф. Присядьте пока!
И стала рыться в бумагах с расценками на охотничьи путевки по разным видам живности. Она трижды изучила текст тарифа, водя пальцем по строкам, и даже на оборотную страницу заглянула. Затем виновато сказала Самопалову:
- Извините, но нам из губернии на ведьм тариф еще не прислали. Наверное, только-только открыли, а почта нынче так запаздывает, вы же знаете…
Игнат нахмурился. Он не любил обломов, когда рассчитывал сразу заняться чем-то важным и интересным. Поскреб щетину на щеке, а потом сообразил:
- Так это не беда! Главное, что открыли сезон-то! Давайте, я вам заплачу по тарифу, как на кабанчика. Или волка. Ну ладно, можно даже среднее между волком и лосем, - ведьма все ж таки, я понимаю, дело серьезное.

Марфа закусила губёшку, задумалась. Они с Жучилкиным только вчера сокрушались, что маловато денег получает в этом сезоне Общество, охотники всё норовят брать путевки на малоценную водоплавающую дичь. Даже на текущую зарплату работникам едва хватало, не говоря уж о премии. А тут наклевываются сразу двенадцать тысяч целковых – неплохой приварок к доходам Общества. «Ладно, - подумала Марфушка, - сделаю приятный сюрприз Жучилкину!» И оформила Самопалову путевку на добычу 1 (одной) ведьмы, со сроком действия до пятнадцатого ноября, как на гусей и уток.
- Может, хотя бы на пару голов? – попытался обнаглеть Игнат. – Что ж одна! Бах – и готово. И вся охота. Давай, на две, а? Я за двоих заплачу!
- Нет, гражданин! – отрезала Марфа неожиданно строго, по-государственному. – Ведьм нынче и так мало осталось. Всех выбьете, где их потом возьмешь? Их кажный день бабы не рожают.

Самопалов вздохнул, отсчитал двенадцать штук, аккуратно сложил и спрятал в карман драгоценную путевку, и откланялся в предвкушении нового увлекательного дела. У него давно была на примете пара подозрительных гражданок, которые вполне могли оказаться ведьмами. Одна – Василиса, худющая и горластая злюка, а главное, натурально рыжая продавщица из винно-водочного. Другая – Кузьминишна, странная городская оборванка, всегда одетая в черное, с клюкой из суковатой палки и черным желтоглазым котярой на поводке. Ну, истинно ведьма!

Зная из народных сказок особенности охоты на нечистую силу, дома Игнат распатронил коллекцию старинных монет и пустил три серебряных советских полтинника двадцать третьего года на ковку трех пуль. Снарядил заряды, результатом остался доволен. И стал планировать тактику охоты. По пересудам горожан, местные ведьмы и прочие оборотни собирались на шабаши в полнолуние в пригородном Горбатом лесу, на отдаленном скалистом холме, напоминающем пресловутую Лысую гору. И это, как полагал Игнат, могло произойти именно сегодня в ночь.

Он уже в сумерках добрался до холма, сложил на краю поляны под старой елью неприметный шалашик из валежника и всякой всячины, вроде трав и мха, и залег там в обнимку с заряженным ружьецом в ожидании полуночи. Луна взошла в половине одиннадцатого, огромного размера и мертвенно-желтушного цвета. Лысая проплешина на вершине холма покрылась зловещими угловатыми тенями. По верхушкам деревьев пробежал подозрительный шум, словно ночной лес глубоко вздохнул, переводя дух перед чем-то страшным, и затаился. Игнат нервно зевнул, подышал в кулаки, согревая руки, и крепче сжал ложе ружья. Спустя пару часов одутловатая луна доползла до середины неба, но на поляне все еще ничего не происходило. И Игнат от невыносимого напряжения … позорно отъехал в объятия Морфея. Уснул, короче.

Проснулся он, когда ночное светило уже склонялось за горизонт. «Проспал, черт!» - мелькнуло в уме отчаянное. И тут же наш охотник с ужасом почувствовал, как под боком у него заворочалось что-то большое и лохматое. Скосив глаза, Самопалов смутно различил в неверном лунном свете черную длинную шерсть и большую округлую башку.
- Черт! Черт! – воскликнул Игнат и опрометью выскочил из укрытия. С другого конца шалаша в противоположную сторону так же испуганно шарахнулось большое темное существо, треща сучьями и подвывая от ужаса. Самопалов навскидку пальнул вослед чудищу. Из темноты раздались отчаянный визг, треск, затем всё стихло.

- П-попал, что ли? – неуверенно спросил охотник окружающий лес. Но лес был нем. Игнат выждал еще часок, притопывая от прохлады, и с первыми лучами рассвета на негнущихся от страха ногах двинулся в чащу, чтобы проверить, кого он там подстрелил. За ближайшей елью лежал, грустно дыша открытой пастью, его пёс, ньюфаундленд Гурон, и обиженно смотрел на Игната. На простреленном навылет ухе запеклась подсохшая кровь. На шее Гурона болтался обрывок цепи, которую верный друг человека оборвал, стремясь догнать ушедшего в ночь хозяина.
- Гурончик, прости подлеца! – воскликнул Самопалов и обнял любимца. Тот лизнул Игната в щеку и встал, готовый идти, куда позовут. Игнат достал охотничью путевку, порвал на мелкие клочки и развеял по ветру.

Человек и собака шли в сторону дома бок о бок, согреваемые робкими лучами утреннего солнца и счастливые, что всё так славно разрешилось.
 

Написал поэму о надоях…

(Соломон Ягодкин)
   2018-09-17  1  6  57

Если у человека в руках книга, как он одновременно будет держать ещё и нож, если только это не нож для разрезки страниц?..

Всё время говорил о бессмысленности жизни, при этом ни одной книги за всю жизнь так и не прочитав...

Написал поэму о надоях, и запил это дело коньячком…

Начнешь стихи читать, когда ночью на дело пойдёшь, а руки предательски задрожат. Вот почему отмычкам время - ночь, а стихам – день...

Одни стихи пишут, другие их читают, а третьи на тех и других пишут во всё знающие Органы в прозе компромат, так что без дела никто не сидит...

Фото Алексея Кузнецова
 

Очнувшийся в гробу

(Ицхак Скородинский)
   2018-09-14  0  0  52
Глубокий сон, когда ты, мой любимый читатель, не можешь вырваться на волю из лап Фантазуса, лично мне напоминает ощущения человека, очнувшегося в гробу.
Это я пишу, как сам и неоднократно испытавший подобную пакость...
И как же сладко после всего и этакого обезобразия вдруг неожиданно очнуться и самым офигенным образом...
Придти в себя!
 

Картина мира

(Александр Шнеур (Трибуле))
   2018-09-12  1  6  63
Не пишите картины подсолнечным маслом.
      Аннушка

Портсигаров сидел в позе мыслителя
и мучительно портил картину мира.
Валежникову это дело ложилось на душу не очень гармонично,
и он морщился как от занозы в заднем проходе.
Наконец Портсигаров так испоганил мировое полотно,
что Валежников восстал,
и всеми перепонками своей высоко идущей души
двинул Портсигарову сильный аргумент против этакого непотребства.
Портсигаровское сознание вместить такой духовной мощи в себя не смогло,
и с придушенным всхлипом разлетелось ошмётками чего-то склизкого.
Бытие стало ещё гаже.
Валежников скукожился лицом сильнее,
и замычал гимн России образца 1990 года.
Михал Иваныч Глинка громко чихнул в гробу,
и картина мира окончательно похерилась.
Вокруг Валежникова попадало
пару дюжин фей, перепелов и даже один херувим.
"Надо что-то делать...", - подумал Заратустра
и, зевнув, погрузился в чёрный квадрат сна.
В полной тишине,
спутанные в единое месиво,
негры неопределённого количества
дубасили друг дружку по чём зря.
 

ТРИУМФ ПОЛИТИНФОРМАТОРА

(Ременюк Валерий)
   2018-09-11  0  14  67
Жил да был в нашем городке Яшка Хохмарев. Свежий выпускник местного агротехникума. На дипломе муха не сидела. Нравом отличался легким, даже легкомысленным, под стать фамилии, а внешностью, наоборот, мрачноватой. Низкий узкий лобик, выступающие надбровья, уши локаторами, нос пуговкой, нижняя челюсть обушком топорика. Да еще и веснушек на лице, как молодых одуванчиков на городских газонах в начале лета. И всё это добро поддерживалось длиннющей, тонкой, как у гусака, прыщавой и кадыкастой шеей. Да. Но даже и такому несуразному человечку, как вы понимаете, требовалось место под солнцем. А точнее, рабочее место в какой-нибудь не слишком обременительной конторе - так сам Яшка определил для себя цель на ближайшее лето, потому как осенью ждал призыва в армию.

Здесь надобно отметить, что за пахнущим свежей типографской краской Яшкиным дипломом механика по сельхозтехнике скрывалось фактически нулевое знание этой самой техники, не говоря уже о практических навыках ее эксплуатации или, не дай боже, ремонта. Три года учебы Яшка отбалабасил впустую, едва вытягивая на тройки. Уж такой это был человек – технически бестолковый и к наукам не способный. Единственную страсть Яшки составлял драмкружок местного ДК, где он играл второ- и третьестепенные роли (в основном, упырей, хулиганов, тупых волков и прочих гаденышей). Но страстно мечтал о ролях главных, героических, и даже о бенефисе. Короче, мечтал о славе великого провинциального актера. О более высоких категориях лицедейской славы даже и не помышлял!

На пригородной МТС (машинно-тракторной станции) Яшку взяли на должность младшего механика по ремонту систем охлаждения тракторных дизелей. Но буквально через пару дней мастер цеха Герасим Шестерня, непосредственный Яшкин начальник, положил на стол директора станции товарища Замудрилова рапорт со слезной просьбой избавить цех от такого счастья, как молодой младший механик, который не может отличить болта от шурупа и бронзы от латуни. Но уволить свежераспределенного выпускника техникума не давал КЗоТ. Перевести же дипломированного специалиста на должность простого уборщика не позволял профком. А других вакансий МТС не имела.

Целую ночь директор ломал голову, как разрешить возникшую коллизию. И придумал гениальный (как ему казалось) ход. Он обратил внимание, что у Яшки язык работает не в пример лучше, чем голова и руки. А на МТС во всех трех цехах и на семи полевых делянках раз в неделю требовалось проводить политинформацию. Доносить, так сказать, до пролетариев машинно-тракторного обеспечения села горячее слово пропагандиста и агитатора в русле текущей государственной лини на тему международного и внутриполитического положения. В общем, назначил товарищ Замудрилов Яшку постоянным политинформатором, сохранив прежнюю должность и номинальную зарплату. Вот тут-то и настали звездный час и лебединая песня Яшки Хохмарева! Его долгожданный актерский бенефис!

Яшка к поручению отнесся крайне серьезно и даже творчески. То есть, не ограничился традиционным для пропагандистов цитированием выдержек из газетных сообщений или телевизионных новостей. Он каждодневную политинформацию стал готовить как короткий моноспектакль с элементами буффонады и клоунады. Для постоянно упоминаемых в международных новостях персонажей Яшка изготовил куклы, надеваемые на руку: президента Трампа, премьерши Терезы Мэй, президента Макрона, канцлера Ангелы Меркель, председателя Ким Чен Ына. И даже, страшно сказать, президента Путина! Их актуальные диалоги или монологи наш артист излагал в форме рэпа, оживляя пантомимой, гопаком, брейковым дансом, а также исполнением забористых, подперченных и подсоленных частушек собственной выделки. При этом наш агитатор, кроме домашних заготовок, импровизировал прямо на сцене, используя для наглядности подручный инвентарь, как то: табуреты, какие-нибудь мешки или ящики, кепки или косынки, зонтики зрителей, а однажды даже позаимствовал на время выступления у конюха дяди Кости дымящую курительную трубку.

Уже через неделю такого невиданного ранее, можно сказать, разнузданного пропагандизма Яшка стал любимцем МТС. К очередному его визиту трактористы, механики, комбайнеры и прочий персонал стали готовиться загодя: устанавливали сцену или подиум, осветительные софиты, лавки или стулья амфитеатром. В общем, народ валом пошел на артиста! Чтобы политинформация длилась не нормативные десять минут, а хотя бы желанные полчаса, комбайнеры и механики ударно завершали дневное задание заблаговременно, и с чистыми руками и шеями в назначенный час уже сидели перед каким-нибудь грузовиком с откинутым бортом, где под открытым небом у какого-нибудь богом забытого полевого стана устраивалась импровизированная сцена для Яшки.

Директор МТС товарищ Замудрилов не мог нарадоваться на нового сотрудника, сумевшего таким Макаром резко поднять производительность труда, улучшить социальные отношения и снизить конфликтность в коллективе. Дошло до того, что нерадивых или проштрафившихся работников лишали права посещать Яшкины политинформации. И для них это было наказанием похлеще невыплаты квартальной премии!

А однажды случился-таки у Яшки настоящий сценический триумф. Вот как было дело. Яшка приехал на третий полевой стан у деревни Буераковки в понедельник, к окончанию смены, под вечер. Накануне же во всей стране прошли несанкционированные митинги против повышения властями пенсионного возраста. Наш-то городок в этом отношении не проявил должной активности, хотя настроения митингующих в массе разделял. И вот, после блока международных новостей подошел Яшка к изложению этой острой внутриполитической темы. Когда же добрался до демонстрации финала митинга, прошедшего в их губернском центре, то одолжил у бригадира мотоциклетный шлем, надел его себе на голову и опустил пластиковое забрало, став похожим на омоновца. Затем схватил лежавший в углу кузова пустой ящик и стал забрасывать в него из гурта картофеля отдельные картофелины, изображая, как предварительно крутит им за спину воображаемые руки и дубасит берцами по ребрам. Все, конечно, узнали в этой сценке процесс жесткого винтилова, проведенного вчера властями против митингующих демонстрантов. Набив полный ящик картофелем, Яшка грубо упрессовал его коленом и, противно бибикая, потащил ящик-автозак прочь.

Может, политинформация на этом бы и закончилась, как обычно, аплодисментами и похлопыванием артиста по плечу. Но Яшка не учел одного: у стряпухи тети Таси, варившей обеды для бригады, сын старшеклассник как раз накануне попал в винтилово на этом митинге. И теперь сидел в губернском КПЗ, ожидая решения суда. И когда Яшка, завывая сиреной, утаскивал ящик-автозак за угол, тетя Тася не выдержала и с криком: «Да до каких же пор вы, гады, над народом измываться будете!» подскочила со своего места и наотмашь треснула Яшку по шлему стальной литровой поварешкой. Шлем раскололся строго пополам, по клееному шву, и Яшка кулем свалился наземь. Но тетя Тася на том не успокоилась. Она бережно высыпала из автозака арестованный картофель обратно в гурт, а сам ящик так наподдала ногой, что он развалился на щепочки еще в воздухе, не долетев до земли.
«Браво! Ура! Так его!» - закричали зрители, тоже вскочив с мест и аплодируя происходящему на сцене. Яшка с трудом разлепил глаза и осмотрелся.

Он лежал на спине с поварешкой в обнимку. А над ним горой высилась тетя Тася, застя кроваво-красное закатное солнце. Она была грозна и прекрасна, как бывает прекрасен сам народ в моменты проявления своих высших чувств. «Ну что, омон-охламон? – произнесла величественная женщина. – Очухался? Огреб ты по-справедливости, уж не взыщи! Нечего малолеток мордовать!» Затем подала руку: «Вставай давай, артист. И поварешку отдай. Война кончилась. Пошли, я тебя штями накормлю!»
 

про маленькую, но гордую птичку

(Доктор ХоХо)
 О птицах  2018-09-09  0  28  150

Одна смазливенькая птица
уму и серцу супротив
послала нах, как говорится,
родимый птичий коллектив.

В ближайшей ясной перспективе
не собиралась ни фига
она в крылатом коллективе
лететь на тёплые юга.

Пронзило моск гордыни шило
в её пернатой голове
и зимовать она решила
в холодно-каменной Москве,

хоть говорили глупой дуре
вороны, голуби, врабьи:
- Ты чо, с ума сошла, в натуре?
Умерь амбиции свои.

Вскипела птица: "Тьфу вам, врёте!" -
от самомнения пьяна,
но отморозила все кохти
на пальцах вскорости она.

Теперь, канешно, горько плачет,
кляня своих дурных затей,
и кое-как по крыше скачет
без отвалившихся кохтей...

Мораль стишка звучит красиво:
хотя бы даже иногда
не посылайте коллектива
никто, нигде и никуда.
 

ЖЕНСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

(Ременюк Валерий)
   2018-09-07  1  20  103
В нашем городке чего только нет, несмотря на его скромные географические размеры! В частности, на восточной окраине можно обнаружить такое замечательное заведение, как Юннатская станция. Здесь смышленые и пытливые отроки проникают в тайны устройства матушки природы, исследуя кроликов и хомячков, кур-хохлаток и кур-несушек, щеглов и канареек, черепах и тритонов, голубых сцинков и прочих богомолов. Кстати, о богомолах.

Однажды ученица пятого класса Зоя Добробродова сидела у стеклянного террариума и наблюдала, как происходят брачные церемонии у этих замечательных насекомых. И если бы Зоя владела языком богомолов, то услышала бы массу интересного и познавательного вдобавок к тому, что предстало ее взору. А предстало вот что.

Самку звали Клара. Она была матерой и восхитительно сексуальной. По крайней мере, так полагал ее кавалер по имени Карл.
- Ну, иди, иди же ко мне, мой птенчик! – ворковала Клара, эротично перебирая бедрами передних лапок.
Но Карл медлил. Видимо, сомневался в своей готовности, о чем говорило нерешительное подрагивание перистых усиков.
- Давай же, давай, змей, я вся горю! – Клара добавила низкочастотных вибраций голосу и оттопырила пару соблазнительных церок в оконечности брюшка. Для нормального самца этот жест обычно служил спусковым крючком, чтобы перейти к решительным действиям.

Карл сделал пару робких шагов к избраннице и снова застыл, как бы размышляя, а сто’ит ли? Тут терпение Клары иссякло, она стремительно бросилась вперед, захватила кавалера мощными лапами и легко закинула к себе на спину так, что тот оказался сразу в надлежащей позиции. Карл обреченно вздохнул, типа, погибать, так с музыкой! И принялся за свое мужское дело.

Видимо, ЭТО получилось у него вполне прилично, а может, даже и совсем хорошо, если не отлично. Потому что Клара затрепетала, замурлыкала по-богомольи, как у них там заведено, излишне расслабилась и упустила момент, когда партнера следовало придержать для последующего употребления. Карл, как только закончил интимную процедуру, мигом соскочил со спинки прекрасной, но смертельно опасной жены, и опрометью сиганул в сторону противоположной стенки террариума.

- Ах, злодей! Ах, каков подлец! – воскликнула Клара, приходя в себя. – Нам, солдатам, не рожать – сунул-вынул и бежать? Так, что ли? А о сыне ты подумал? Чем я его кормить буду? Будущему ребенку требуется полноценный белок и теплая кровь отца! А-ну, вернись в семью сейчас же!
И она сделала несколько решительных шагов к оплодотворителю-беглецу. Однако, хотя самки богомола в полтора раза крупнее самцов, но последние шустрее и подвижней, что и спасает их от окончательного поедания своими возлюбленными. Карл быстро отбежал еще дальше и воскликнул:
- Клара, солнышко, ну не волнуйся ты так! В твоем положении волноваться уже вредно! А я тебе жужелицу принесу на ужин! И до самых родов буду обеспечивать качественной пищей!
- Фи, жужелица! Нашел, чем порадовать! – скривилась капризная дама. – Еще скажи, что кузнечиков притащишь! Боже, говорила же мне мама: «Деточка, сто раз подумай, с кем связываешь свою судьбу! Ведь это же безответственный тип!» И я теперь вижу, как права была маман!
- Ну, хочешь, я тебе санкционки притараню? – Карл отбежал еще на пару шагов. – Цикад грузинских?
- Цикад я и сама могу добыть, - хмыкнула Клара. - Твоему ребенку нужен отец, как ты этого не понимаешь, дубина стоеросовая! Ведь именно сейчас строится его крошечный эмбриончик, а со стройматериалами полный аут. Я уже два дня толком не ела, ко встрече с тобой готовилась, марафет наводила. И вот – такая черная неблагодарность. Изверг ты! Сына будущего не жалеешь!
- Если сыну нужен отец, то ты меня должна беречь, Клара, заботиться обо мне! Я его буду любить и хорошо воспитывать, не сомневайся! – у Карла зародилась надежда, что хищнический инстинкт женщины можно преодолеть силой разума и убеждения. Увы, но очень скоро он убедился в иллюзорности своих надежд!
- Да-да, и воспитаешь его таким же эгоистом, как сам! – саркастически рассмеялась жена. - Нет уж, милый, я сама его воспитаю. Воспитаю настоящим мужчиной, благородным и жертвенным. Не то, что его отец – тряпка!
- Обидные слова говоришь, любимая! – расстроился Карл. – Пожалуй, не заслуживаешь ты не только санкционки, но и обычных мух. Живи, как знаешь, ариведерчи!

- Стой, Карл! Ну, не горячись, милый! Иди ко мне снова! Вспомни, как нам было хорошо вдвоем! А потом твоему сыну я расскажу, что папа был разведчиком, героем России. Погиб вдали от родины при исполнении опасного задания! Хочешь?
- Нет, и не уговаривай!
- Хорошо, скажу, что ты был… дважды героем! С установкой бюста на родине героя!
- И снова нет!
- Уговорил: трижды героем! С повышенной пенсией и местом в государственной думе!
- Трижды? – Карл приостановился и задумался. Таких шикарных перспектив его биография отродясь не знала.
- С установкой мемориальной доски у норки, где ты родился, Карл!

Вот это она брякнула лишнее, потому что слово «мемориальной» быстро вернуло Карла из заоблачных высей мечты на суровую почву реальности.
- Мемориальной, то бишь, посмертной? Не-ет, дорогая, не выйдет!

Он бы долго еще бегал по террариуму от своей возлюбленной и не исключено, что в конце концов смог бы спастись. Но пятиклассница Зоя тоже была женщиной, как и Клара. И для нее забота о будущем потомстве (пусть даже и богомольем) тоже была важнее всего.

Она открыла крышку террариума, быстро схватила Карла длинным пинцетом за спинку и поднесла к Кларе.
 

Критик

(Олег Сибирёв)
 О критике  2018-09-06  3  13  112

Известный литературный критик Виссарион Григорьевич Белинский всегда с удовольствием, вдохновенно и даже с каким-то цинизмом критиковал в периодической прессе новые романы Достоевского.
      А вот произведения Льва Толстого, как ни удивительно, он никогда не критиковал, ибо однажды был приглашён в усадьбу Льва Николаевича и оказался под таким впечатлением от этой встречи с писателем, что потом ещё целых полгода залечивал тяжёлое сотрясение головного мозга и множественные переломы обеих рук.

© Сибирёв О.А.
 

ЗНАНИЕ - СИЛА

(Ременюк Валерий)
   2018-09-06  1  10  93
Он был всего лишь младший почтмейстер. И роста невыдающегося, и внешности обыденной, тщедушный и сутулый. Но имя носил под стать былинному богатырю: Кузьма Полуяров. В нашем городке Кузьму знали и любили все. Из его рук получали газеты и журналы, красивые праздничные письма и открытки, тревожные или радостные телеграммы, а главное - пенсии. Прозывали Кузьму (естественно, за глаза, но по-доброму) «Кузя». И была у него жена Лизавета, языкастая, рыжая, как ведьма, громогласная особа, на голову выше и вдвое шире мужа. Люди, по ее мнению, делились на две категории: на тех, кто вытирает мокрые руки о ягодицы, и на тех, кто вытирает о живот. Но Кузя напрочь выбивался из этой системы и это постоянно нервировало Лизку. Он вытирал руки о голову, что казалось ему удобным и практичным, так как голову покрывала густая шапка курчавых, бесом завитых смолисто-черных волос. Их Кузя постоянно приглаживал и подравнивал ладонями, чтоб на голове хотя бы условно-прилично сидела форменная почтарская фуражка. Стригся Кузя редко, он по-детски не любил этого насилия над организмом. И на пике заволошенности Кузю издали вполне можно было принять за легендарную Анжелу Дэвис, случайно запорхнувшую в наш богоугодный городок.

В тот воскресный день у Кузи, как заведено меж приличных людей, был выходной. Почтмейстер не спеша и с аппетитом пообедал и в самом благодушном настроении сел во дворе на лавочку полистать свежий журнал «Знание – сила», который назавтра следовало доставить учителю физики Дроссельсону. «Свет Солнца идет до Земли восемь минут» - прочел Кузьма в одной из заметок. Ему представилась световая волна-корпускула как своеобразная телеграмма-молния, отправленная Солнцем в направлении Земли и целых восемь минут не могущая достичь заданной цели. И это – от Солнца! Чьи воля и сила, казалось бы, должны в мгновение ока ощущаться на нашей планете, болтающейся вокруг светила на крепком аркане гравитации. Что уж тогда говорить о задержке в доставке писем или телеграмм, случающейся иногда у Кузи! За это, кстати, его регулярно поругивала главный почтмейстер городка Матильда Платоновна Перемётная. «Надо бы во время очередной взбучки привести Матильде этот аргумент! - подумал Кузьма. - Если даже Солнце не сразу доставляет свои послания нам, землянам, то мне и подавно простительно иногда не укладываться в норматив!»

И тут на кухне раздался страшный грохот – это у жены лопнуло терпение. Лизавета еще с утра просила мужа сходить в гастроном за мукой и яйцами к шанежкам, тот обещал, да вот незадача – зачитался. «Иду-иду, Лизунчик, уже в пути!» – Кузя заскочил в сени, схватил с гвоздя кожимитовую хозяйственную сумку и бросился за калитку. До гастронома чигирями, то есть, через дворы, напрямки, ходу было минут десять, не о чем говорить. Но этот путь пролегал мимо дома Дроссельсона и Кузя подумал: «А-ну, как он мне там встретится и спросит, чего это «Знание-сила» нынче запаздывает?» И что тогда, врать, изворачиваться?»

Врать и лицемерить Кузя на дух не переносил. Вот и пошел в обход, мимо своей работы, сиречь, почтового отделения. А в это время Матильда Платоновна, несмотря на воскресенье, сводила на почте квартальный отчет по доставке корреспонденции – сроки поджимали. Увидела в окно идущего Кузьму, выскочила на крыльцо и говорит:
- О, Кузьма, здорово! Очень кстати я тебя засекла! По твоей вине у нас три «Мурзилки», пять «Веселых картинок», два «Коневодства», одни «Проблемы мировой философии» и шесть «Работниц» недопоставлены подписчикам. Ты помнишь об этом?
- Да, Матильда Платоновна, виноват! – вздохнул Кузьма, вспомнив косячки в работе.
- И сегодня последний день квартала, улавливаешь диалектическую связь?
- Не очень… - прикинулся чайником Кузьма.
- Если ты сегодня доставишь эти издания, я включу их в отчет, и нам будет премия за выполнение плана. Теперь в голове прояснилось, надеюсь?
- Начинает помаленьку… светать.
- Короче, шутник, зайди, возьми журналы и чтоб до вечера разнес. Всё. Не подведи!

Делать нечего. Квартальная премия всей почте на дороге не валяется! Кузя вздохнул, взял указанные издания, пробежался взглядом по адресам и прикинул оптимальный маршрут разноски. Как ни крути, но получался крюк по пути в гастроном километра на три с половиной – четыре. «Лизка, конечно, печень выклюет за задержку, но не беда, в час уложусь» - подумал младший почтмейстер и широким шагом двинулся в направлении, перпендикулярном прежнему.

Когда на третьем адресе он засовывал в почтовый ящик квартиры №12 «Коневодство», дверь резко распахнулась и перед Кузьмой явился шкафоподобный небритый мужик с цигаркой в углу рта и мутным взглядом из-под насупленных бровей.
- Оба-на! – воскликнул мутноглазый через пару секунд. – Никак, Кузя, кудрить тебя через коромысло!
- З-здрасьте! – робко улыбнулся Кузьма, постепенно узнавая в собеседнике Мартына Кобылкина, своего бывшего одноклассника, с которым не виделись пятнадцать лет после выпуска, так как тот сразу завербовался куда-то на севера и с глаз пропал. – Да, Мартышка, это я…
- А я слышу – кто-то шебуршится у двери, дай, думаю, пымаю грабителя! А это Кузя – от свезло! И главное, даже кликуху мою школьную вспомнил! Ну, заходи, у меня день рождение, щаз вспрыснем, как положено!
Мартын стальным рычагом правой руки захватил Кузю за шею и, не слушая лепета его жалких возражений, вовлек старинного дружка в недра квартиры.

Примерно через час радужных воспоминаний о прекрасной школьной поре, активированных Мартышкиными коньяком, метаксой и текилой, Кузя все же убедил гостеприимного хозяина, что надо до конца дня разнести оставшиеся журналы – залог квартальной премии коллектива. И Мартын, как настоящий друг, подставил плечо почтмейстеру. И они двинулись по витиеватым улочкам городка, подпирая друг друга.

Смеркалось. На шестом адресе, где следовало оставить «Веселые картинки» и «Работницу», у дверей квартиры они встретили молодую симпатичную женщину, с которой Мартышка радостно обнялся и расцеловался.
- Знакомься! – сказал он Кузе. – Это Анфиса, вот такая девка! – и поднял большой палец. – Умеет всё!
Дальнейшие события память Кузьмы Полуярова сохранила в дискретно-фрагментарной форме.

Вот они у Анфисы в квартире еще что-то пьют и закусывают маринованными патиссонами прямо из трехлитровой банки.

Вот откуда-то появилась пухленькая и улыбчивая подруга Анфисы по имени Изольда и вся компания села играть в подкидного дурака на раздевание.

Вот они сидят вокруг стола абсолютно голые, потому как проигрались все в равной степени. Ничья! Причем, Изольда прикрывает первичные признаки «Работницей», Анфиса «Веселыми картинками», Мартын журналом «Коневодство», а сам Кузя – «Проблемами мировой философии».

Следующая картина – Кузя в другой квартире, в постели с обнаженной Изольдой, спрашивает ее:
- А почему ты голая?
- Так ты ж у меня выиграл всю одежду в дурака!
- Но я ж ее тебе потом отдал!
- Так а я ведь все равно уже разделась. Какой смысл снова одеваться, подумай сам!
- Логично, черт…

Потом снова провал в памяти. Затем Кузя проснулся от десяти кукуков кукушки в настенных часах. И подумал: «Интересно, а это десять вечера или уже утра? За окном темно. Значит, еще вечер…»
- Изольда, - сказал Кузя, - а до скольки работает гастроном?
- До одиннадцати, - ответила удивленная неожиданным вопросом Изольда.
- Спасибо. Мне надо купить муки и яиц жене. Я пойду.
- Ты уверен, что мука и яйца тебе важнее этого? – Изольда откинула одеяло и провела рукой по своему соблазнительному крутому бедру.
- Не уверен! – честно ответил Кузя. – Но мне надо идти.
- Ну ладно, - вздохнула Изольда и тоже стала одеваться. – Я схожу с тобой, а то ты тут заблукаешь. Заодно и сама подкуплю еды на неделю…
После закупки продуктов они вышли на прохладный воздух. Кузя глянул на наручные часы: без четверти одиннадцать.
- Всё. Пока. Я пошел, - и чмокнул новую знакомую в ароматную щечку.
- Пока, кавалер! – усмехнулась Изольда. – Заглядывай, если не забудешь дорогу…

Домой Кузя ломанул чигирями, через дворы. Этот путь ноги знали сами. Сумку оттягивала приятная тяжесть исполненного долга в виде пакета пшеничной муки и упаковки из десятка яиц. Шел и грустно размышлял: «Как же могло случиться, что так прекрасно начавшийся воскресный день превратился в сплошное безумие и полный раскардаш? Да, определенно, всё началось с журнала «Знание-сила», который я оставил себе на выходные. Вот в чем корень зла!»

- Полуяров? Кузьма? – услышал Кузя голос за спиной и обернулся. Перед ним стоял учитель физики Дроссельсон, выведший на вечернюю прогулку собачонку ростом чуть больше папиросной коробки. – И когда же вы, наконец, принесете мне мои «Знание-сила»?
- Черт бы побрал ваши знание и вашу силу! – в сердцах буркнул почтмейстер, обычно не склонный к конфликтам с клиентами. – Из-за них все мои беды! Но - завтра. Всё завтра. А пока, - он порылся в сумке и извлек слегка помятый журнал «Проблемы мировой философии», протянул Дроссельсону, - почитайте вот это. Очень успокаивает!
 

Вызов

(Old Hamster)
   2018-09-05  5  10  92

У подъезда – помощь скорая,
Кругом стали млад и стар…
«Вот такая, блин, история, -
Чешет репу санитар, -

Нет причины беспокоиться -
Ложный вызов на «сто три»».
Что за словом «ложный» кроется?
Что случилось там внутри?

«Дня, на вызовы обильного,
Мы досматривали клип.
Позвонили нам с мобильного,
В трубке – хлюпанье да хрип.

Вызов этот не похерили
Мы, блюдя Минздрава честь,
На компьютере проверили:
Номер – в базе, адрес есть!

Криз? Инсульт? Диагноз просится…
Дверь в квартиру заперта,
А из-за двери доносится
Лишь мяуканье кота.

В чистоте и добродетели
Здесь живёт старушка-мать…
И, соседей взяв в свидетели,
Мы хотели дверь ломать.

«Господи, чудны твои дела! –
Нам соседка помогла, -
Только что Петровну видела
В третьей лавке от угла.

Что за глупость беззаконная
Дверь с петель срывать, ей-ей?!
Крикну, что ли, ей с балкона я
Чтобы шла домой быстрей!»

Прояснилось всё бескризово:
У старушки телефон
С кнопкой экстренного вызова –
На «сто три» настроен он.

Не взяла мобильник тягостный -
Путь до лавки недалёк…
А котяра мерзопакостный
На него всей тушей лёг».
 

Школьный роман

(Uri Pech)
   2018-09-05  2  22  123
Воронеж. Областная библиотека им. И.С.Никитина
(Глава из задуманной повести "Кольцо")      

      Посвящается Анне, Нику и Марианне

   Стартовал новый учебный год.
Знаю давным-давно, что воронежец - человек нарицательный. Говорят, что по Далю ЖЛОБ - житель Воронежской губернии. Однажды сам хотел проверить, но в читальном зале Областной библиотеки им. И.С. Никитина том Толкового словаря Даля на букву Ж не обнаружил.
Пользуясь случаем напомню, кто такой Иван Саввич Никитин. Он известный русский поэт середины XIXв., один из культурных символов Воронежа. В городе есть улица его имени с домом-музеем и бюстом во дворе. В экспозиции музея выставлена картина воронежского художника Аркадия Павловича Васильева (отца моей крёстной) "Ване Никитину читает сказки няня" (явный намёк на пушкинскую Арину Родионовну); есть за Областной библиотекой литературный музей СП им. Никитина тоже с бюстом у старинного особняка; через остановку на пл. Никитина с начала XXв. на гранитном постаменте, свесив фалды сюртука, сидит понурый бронзовый бородач - Иван Саввич. А ещё через остановку посредине пр. Революции (до революции - Б-Дворянская) в здании бывшей семинарии, в которой учился наш поэт, ныне Строительный колледж (Когда в нём учился мой отец, это был просто Монтажный техникум).
А теперь приведу два примера, что по этому поводу думают мои молодые землячки. Подчеркну, видел и слышал я это сам.
Две подружки в ожидании маршрутки на остановке "Никитинская Библиотека" рассматривают горельефы классических литераторов на библиотечном фасаде.
- Ты сколько писателей знаешь?
- Это Маяковский, это Достоевский, это Пушкин, это Лермонтов, Гоголь… Вон Толстой! Да всех почти знаю, кроме этого в центре.
-Я тоже его не знаю.
Это был горельеф Никитина, имя которого носит и библиотека и остановка.
Случай второй. Три школьницы проходят мимо Строительного колледжа. Одна мимоходом обращает внимание на памятную доску с профилем классика на фасаде учебного заведения. На ней увековечено, что в такие-то старинные года в этом здании в семинарии учился И.С. Никитин.
- Гля, девчонки! Никитин тоже строительный колледж заканчивал!

Как говорится, в школе я прошёл мимо толстых томов "Войны и Мира". Моё первое знакомство с эпопеей в рамках школьной программы ограничилось чтением первой главы великого романа. Помните, салон Анны Павловны Шерер? Утомительное чтиво для подростка: бесконечный шлейф персонажей, размеренное повествование, засилье французского языка. Короче - пытка.
Благодаря бабушке Ане, я был с дошкольного возраста знаком с фабулой четырёхтомника Льва Николаевича. В детском саду места для меня не нашлось, и бабуля, запасаясь бутербродами, брала меня с собой на все премьерные показы экранизации Бондарчука-старшего "Война и Мир". С годами мой интерес к роману не пропал. И наконец к сорока годам я набрался терпения и решил убедиться, а насколько киновариант близок к печатному оригиналу? Позже я узнал, что Лев Толстой писал эпопею именно в том возрасте, в котором я её и прочитал неторопливо от корешка до корешка. Моя гипотеза подтвердилась. Сергей Бондарчук - гений художественного кино, он очень точно перенёс роман на широкоформатный экран. Кстати, в начале XXIв. фильм реставрировали и доозвучили в продвинутом объёмном формате "Долби". Но у кино, в отличие от литературы, свои законы: оно должно быть, в первую очередь, зримым; во-вторых на протяжении показа надо выдерживать заданный темпоритм. Вследствие, все второстепенные эпизоды даже самой шикарный сценарий не осилит. В противном случае зрители преждевременно покинут кинотеатр, так же, как школьники после недочтения первой главы захлопывают первый том.
Наградой за моё упёртое чтение в зрелом возрасте главной книги Льва Толстого стало настоящее открытие. В начальных главах четвёртого тома (см. "В и М" кн.4, гл. IV-V) подробно описывается, как брат Наташи Ростовой прибывает в Воронеж за пополнением и лошадьми для армии и как его радушно принимает на балу в своей резиденции семейство губернатора. В Воронеже, наперекор революциям, гитлеровским бомбёжкам и пренебрежению к исторической архитектуре современных управленцев, прекрасно сохранился тот самый Дом губернатора. Именно в губернаторском зале с великолепной акустикой, конкуренцию которому может составить лишь зал Воронежского музыкального колледжа им. всех Растроповичей, читал рассказы самому губернатору - живому герою романа - сам Лев Николаевич Толстой. О чём напоминает посетителям бюст писателя, охраняя небольшую сцену. Есть в нашем городе краснокирпичный особняк, в котором Толстой неоднократно гостил у кузины. Правда, с этого особняка уже в нашем веке дважды срывали и уволакивали в неизвестном направлении памятную доску неуловимые вандалы, и тут же активизировались маньяки-застройщики. Но пока этот дом, толстенные апартаменты которого помнят писателя, крепко стоит. А напротив Дома губернатора есть бывшая городская гостиница с гипсовыми масками львов вдоль первого этажа , в номере которой останавливался книжный Николай Ростов.
Каждому чтиву - своё время. Главное, охоту к стоящей литературе заранее не отбить. Например, в прошлом году вдова Солженицына похвасталась, что завершила адаптацию "Архипелага ГУЛАГа" к школьной программе. И это на полном серьёзе. Неужели она и впрямь уверена, что "ГУЛАГ-архипелаг" зачитают до дыр наши старшеклассники? Очень не уверен.
У Толстого есть грустный, но очень человечный детский рассказ "Лев и собачка". К чему я это вспомнил? Да потому что до недавней поры сам был добросовестным собачником.

На двоих один хвост крючком.
Мы друг-друга понимали молчком.

Вот и не стало моего верного четверолапого друга по имени Ник. А ведь именно благодаря ежедневным прогулкам с ним в школьном скверике родился спонтанный литературный тест. С наступлением каждого учебного года подавляющее большинство собаководов идут учиться в школу со своими детьми и внуками. Школьная программа по литературе - одна из болезненных и часто обсуждаемых тем в собачьей среде. А среди моих коллег-собачников много людей не только с высшим образованием, но и воспитатели, педагоги, преподаватели гуманитарных университетов, даже с учёными степенями. И когда, в процессе выгула, заходила беседа на литературные темы, я откровенно признавался, что полностью "Войну и Мир", к своему стыду, прочитал лишь в сорокалетнем возрасте. На эту тему я поддерживал разговор лишь с людьми активной, но зрелой возрастной группы: от 40-ка до 70. Моложе меня просто бы не поняли. Дамы признавались, что ограничились любовными линиями романа, мужчины - батальными сценами. Результат почти пятнадцатилетнего опроса "Читали ли вы роман "Война и Мир" от начала до конца?" для меня был неожиданным. Этот роман целиком осилил один человек - Я.

Осень – весёлая ярморочная пора. В начале века нынешнего состоялось грандиозное событие. В День города на пл. Никитина плотность населения Воронежа превысила многократно официальные плотности Китая и Индии вместе взятых. И Надежда Кадышева с ансамблем «Золотое Кольцо» грянули никитинский мега-хит:

Ехал на ярмарку ухарь-купец,
Ухарь-купец удалой молодец…

В восторге был даже бронзовый Никитин.

______
А ниже можете прослушать супер-хит на стихи Ивана Саввича Никитина:
______
******
см. предыдущие публикации
1. "ПРОЩАЙ, МАСЛЕНИЦА!": Жми сюда
2. НИКИФОР: Жми сюда
3. Древний русский город ВоронежЪ: Жми сюда
4. Столичные пряники: Жми сюда
 

Москва моя

(Uri Pech)
   2018-09-04  1  9  83

Однажды на зимнимих студенческих каникулах я гостил в столице Советского Союза. Со своими лучшими друзьями-одноклассниками Колей и Юрой, как и заранее договаривались, мы встретились утром у памятника Минину и Пожарскому. Хоть мы и поступили в разные ВУЗы, но продолжали активно дружить и не ограничивались приветствиями на бегу, а могли без напряга сутками не расставаться, иногда прогуливая лекции и забывая о мелких домашних обязанностях. Фраза "Ничего себе за хлебушком сходил!" - вполне про нас.
    Хочу отметить, что благодаря Николаю я подробнее познакомился с записями местного сиделого министреля Комара (Александра Спиридонова), брутальный голос которого в 70-е гулял по всей стране, по иронии судьбы Коля в соответствии со своей фамилией с первого класса стал Комаром; Юрик же во время наших юношеских попоек любил наигрывать на гитаре старшего брата задиристые песенки Юза Алешковского. Песни Юза перепевались из уст в уста по кухням и подворотням, фильм "Кыш и Два Портфеля" посмотрели все, но о барде и сценаристе никто из нас ничего не знал, что он конкретно чалился, потом писал киносценарии и угарные повести смачным нецензурным сленгом, до сих пор недосягаемым даже отвязным Шнуром. И вообще, Алешковский уже, не дожидаясь нашего совершеннолетия, навсегда покинул Советскую Родину. А "Пасхальная", "Товарищ Сталин", "Окурочек" считались приблатнённым народным фольклором. Нет награды более значимой автору, если при жизни его песня становится народной.
    Ранее каждый из нас был в Москве сам по себе неоднократно. Перекантоваться несколько незабываемых дней и ночей в стольном граде не составляло никаких проблем. На этот случай запросто находился столичный родственник или друг семьи. Вместе наша троица, Каравай, Комар и Пичур, оказалась на Красной площади впервые. Крепкий морозец и начало ясного дня стимулировали без волокиты проголосовать, куда податься в поисках нестандартных впечатлений. Вопрос о спиртном не стоял, он легко решался по ходу маршрута. Комар без паузы предложил махнуть на какую-то «толпу». На его нелепую инициативу я мгновенно наложил вето. В моём понимании толкучка, по определению, не могла быть незабываемой культурной достопримечательностью, исключением для меня был легендарный Одесский Привоз, на котором я ни разу не был и до сих пор не мечтаю побывать. На ура было принято парадоксальное предложение Юрки по прозвищу Каравай (в ультросокращении – Кара). Глаза Юрца озорно загорелись: «А пошли купаться в открытый бассейн «Москва»?! Юрик был кмс по спортивной гимнастике, глубоко в душе мы, конечно, завидовали этому достижению. И это не мешало стройному Караваю, если не было тренировки, с нами на равных употреблять портвейн и смачно затягиваться стрельнутым «Опалом» или «Ростовом». Предложение Кары нас завело. Нам тоже захотелось мгновенно стать спортсменами – моржами. Ведь бассейн «Москва» был в буквальном смысле открытым – зимой под открытым небом. Его гигантское зеркало парило за противоположными стенами Кремля, на другом берегу , скованной январским льдом Москва-реки. Густой пар лениво расстилался, потому что температура подогретой воды в бассейне была выше плюс двадцати, а над головой многочисленных купальщиков и купальщиц – минус 15. Проблемы с плавками не было, одноразовые чёрные плавки на тесёмочках выдавали всем за символическую плату. Раздевалку и бассейн разделяли массивные прорезиненные шторы, погружённые прямо в тёплую хлорированную воду. Мы поднырнули под шторку и долго резвились в необычном водоёме. Тело в тепле, а голова в холоде. Впечатление ни с чем несравнимое. Юрка и Комар периодически вылезали на заснеженные край бассейна и устраивали шутливые потасовки, я за ними блаженно наблюдал сквозь искусственный туман. И что самое интересное, никто из нас не заболел, даже ни чехнул ни разу.
    Через много лет я вновь побывал в этом необычном месте. Но повторить зимний заплыв мне не удалось. На месте открытого бассейна «Москва» возродился Храм Христа Спасителя.
 

РОЗОВЫЕ ОЧКИ

(Ременюк Валерий)
   2018-09-03  0  8  97
Жил да был в нашем городке художник Пахом Заливайко. Творил в манере то ли раннего Брейгеля, то ли позднего Врубеля. Популярный был автор, с большим творческим диапазоном. Полотна писал и доски расписывал, фресками не гнушался, скульптуркой баловался по выходным. И даже карикатуры почеркивал в «Губернские ведомости» под псевдонимом Хухрыниксы. Его любили за оптимизм и жизнерадостность взгляда на жизнь.

Но постепенно фанаты Заливайко стали замечать тревожные метаморфозы в творчестве кумира. На смену светлым, жизнеутверждающим полотнам пошли все более и более мрачные сюжеты. То еловый лес с висельником на фоне зловещего заката под названием «Ёлки-палки, лес густой». То аллегорическое полотно «Самсон разрывает пасть вождю филистимлян», где главный герой подозрительно напоминал самого Пахома, а вождь - главу городской управы товарища Мухоморова, недавно отказавшего художнику в расширении мастерской. То абстрактная роспись стены нового кирпичного забора городского ЦПКО, в которой доминировали мотивы распада всего сущего и краха иллюзий, а тона красок варьировали от трупно-зеленоватого до гнилостно-сизого.

В общем, видя столь драматические перемены в творчестве Заливайко, его верный друг Лука Цедищев подговорил местную целительницу Берту Гопсосмыкову поглядеть болезного и найти способ восстановить пошатнувшееся мировоззрение творца. Напросившись в гости по случаю Дня бульдозеристов, Цедищев привел Гопсосмыкову к Пахому. Во время застолья под наливки и настойки народной целительницы та глубоко проникла во внутренний мир художника. И на прощание подарила ему… розовые светозащитные очки. Говорит, мол, я только что из Парижу, была там по обмену опытом, и на Монмартре сейчас все художники такие носят. Очень, мол, это винтажно! Заливайко поблагодарил гостью, нацепил, значит, подарок на нос и пошло-поехало! С того дня снова стали Пахомовы работы наполняться радостью жизни, солнечным и лунным светом, любовью красивых девушек к изящным юношам и цветением садов.

А слава Берты Гопсосмыковой как целителя и глубокого психолога достигла еще больших высот в местных кругах почитателей нетрадиционных методов. И товарищ Мухоморов, собравшийся баллотироваться на ближайших выборах в депутаты губернской Думы, пригласил Берту для консультаций на предмет планирования избирательной кампании. Мадам Гопсосмыкова не стала искать добра от добра и пошла проверенным путем – посоветовала товарищу Мухоморову приобрести у нее в качестве подарков избирателям, жителям городка, розовые очки того же типа, что излечили нашего художника. Сказано-сделано. Вскоре все поселяне стали щеголять в прекрасных розовых гаджетах и эффект не заставил себя ждать! Сразу же резко упало количество жалоб населения на качество местных дорог, грязь во дворах и парадных, ветхость крыш и балконов, захламленность пригородных парков и лесов, отвратное амбре от местного рыбокомбината и городской свалки при северном, южном, западном и восточном ветрах. Всем вдруг стало жить лучше и веселей! И, заметьте, без единого рубля дополнительных затрат из местной казны!

Товарищ Мухоморов, конечно, победил конкурентов на выборах с большим перевесом и вскоре уехал в губернскую Думу руководить комитетом по развитию очковтирательства. И Берту Гопсосмыкову не забыл – взял к себе в помощники, на ставку.

Говорят, в администрации президента, прознав про передовые методы Мухоморова и Гопсосмысковой, сейчас закупают для всех избирателей очки в подарок. Сами понимаете, какого цвета. Потому что на следующих выборах вряд ли что-нибудь иное поможет.
 

Критикуешь Пушкина, напиши лучше ...

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-31  3  6  69

У кого есть талант, тому тем более не нужна цензура, чтобы потом не повеситься в гостинице "Англетер"...

Синица на этом свете всяко лучше, чем журавль на том, и поэтому что нашему самому широкому читателю надо, то и будем ударно на гора выдавать...

Критикуешь Пушкина, напиши лучше, а потом сравним...

Писал всегда такие глупости, что все наконец-то поняли, что это - неспроста...

Чернила ещё не успели высохнуть, а стихотворение уже мертво. Значит, писала его такая же мёртвая рука...

Фото Алексея Кузнецова
 

Была светской львицей…

(Соломон Ягодкин)
   2018-08-29  0  6  76

Дуре хорошо, у неё всегда есть богатый выбор, ну прямо устанешь выбирать...

Женился на девушке, а в результате получил целую женщину со всеми её прелестями и сюрпризами...

Была светской львицей, потом малость пооблезла и стала светской шавкой, а от всего прежнего лоска остались одни клыки…

Звериный оскал придавал красавице ещё большую загадочность: укусит или нет?..

У подлинного светского льва всё от гривы до хвоста, как у настоящего льва, включая и мозги...

Фото Алексея Кузнецова
 

САБЛЕЗУБЫЙ СВИНОРАК

(Ременюк Валерий)
   2018-08-29  0  12  92
Жил да был в нашем городке сантехник Ёршиков. В смысле, сантехником он лишь значился в местном жэке. А так-то Ёршиков был мастер на все руки. Когда работы не было или выдавалась свободная минутка, любил помечтать, сидя на лавке у входа в жэк и болтая в воздухе ногами. Потому что ноги до земли не доставали. Ёршиков был ростом, как говорится, метр-с-кепкой. Мечтая, он с благостной улыбкой смотрел на небо, на облака, и воображал в их завитках и калачиках разных животных – от кошки до крокодила. А то и до саблезубого свинорака, по преданиям старожилов, процветавшего в местном озере в эпоху доледникового материализма.

В тот солнечный июньский день время шло к обеду. Ёршиков закончил нарезать резьбу на водопроводной трубе и вышел на лавку передохнуть и поболтать ногами. И тут на крыльцо выскакивает всклокоченная нарядчица Зойка и верещит:
- Ёршиков! Ёршиков, хорошо, что ты свободен! Срочно на выезд! В Бульбашевском переулке, около Жухаревского дома, грунт просел на обочине дороги. Экскаватор с ремонтниками только через час-два прибудут, так что, быстро дуй туда, поставь пока ограждение и подежурь, чтоб никто в яму не влетел. Давай, Санёк, продержись до подхода главных сил! Не подведи!

Делать нечего, Ёршиков вздохнул по поводу скомканного обеда и сел на дежурный жэковский велосипед. Упомянутый Зойкой Жухарев работал в местной прокуратуре, тут реагировать надо было резво - во избежание.

По пути к месту назначения Ёршиков тормознул у ларька и прикупил бутылку кефира и пару беляшей, надеясь совместить перекус с дежурством у провала. Но, когда прибыл к глубокой яме с отвесными краями, забыл и про обед, и про как его зовут. Яма заставляла себя уважать. Глубины в ней было уже метра полтора, да и размером удалась – камаз как раз целиком бы в нее и поместился, не дай бог, конечно. Ёршиков почесал в затылке, снял с велика дежурную связку вешек и моток красно-белой ленты, быстро наладил ограждение объекта, повесил знак «Ремонтные работы» и сел на край ямы, на горячий асфальт, свесив ноги. Делать больше, в сущности, ему тут было нечего, кроме как маячить и отсвечивать. И он снова стал болтать ногами, поскольку явно недоболтал у жэка, Зойка помешала.

Успокоился немного, про обед вспомнил. Достал кефир и беляши, разложил снедь на газетке рядом. Болтает, значит, башмаками, жует беляш и яму рассматривает. Ишь, как ее расколбасило, думает Ёршиков. А с чего бы? Карст или промоина от протечек с магистрали? Так тут, вроде, ничего магистрального и нет… И вдруг, глаз пытливого сантехника зацепился за странный предмет, торчащий у дна ямы из глинистой стенки. Что-то вроде острия копья или рога животного. А ведь начнут ремонтники ковшом махать, и поминай как звали этот артефакт. Интересно, что там? Вдруг, ценная археологическая штуковина какая? Может, еще и премию дадут, если добуду и сдам в музей! Так подумал Ёршиков и решил, что второй беляш доест позже, сунул его в карман. Взял лопату, входившую в тревожный комплект жэковского велика, спрыгнул в яму.

На дне провала стояла приятная прохладца. Ёршиков осторожно потопал ногой по обломкам асфальта – вроде, дно устойчивое, не шатается. Поплевал на руки и взялся за инструмент. Сначала удалил грунт вокруг тонкой части предмета и тот превратился в явное острие с шипастыми зазубринами на внутренней стороне. Странный рог, подумал народный археолог Ёршиков и обкопал его со всех сторон. Взору открылась зеленовато-черная окаменевшая… клешня какого-то древнего ракообразного. В ней было около метра длины и с полметра ширины. Вот это находка! - ахнул Ёршиков, - Надо бы извлечь ее всю, да постараться не обло…

Однако, завершить мысль он не успел, так как произошло страшное. Грунт под ногами Ёршикова дрогнул, пошел вбок, и наш копатель древностей почувствовал, что валится куда-то вниз, причем, поверх него, закрывая вид красивых кучевых облаков в синем небе, валится стенка провала… Приехавшие ремонтники по торчащим из-под грунта башмакам нашли и откопали Ёршикова. Его лицо имело землисто-серый цвет, пульс не прощупывался. Несчастного отправили в городскую больницу, но надежд на то, что он останется жив, было мало.

Три дня медицина боролась за жизнь Ёршикова и все же победила! Но, видимо, длительная асфиксия в завале не прошла бесследно для его разума. Потому что, выйдя из больницы, Ёршиков теперь рассказывает следующее:

«Когда меня завалило, я почувствовал, что сползаю и выкатываюсь в какое-то свободное пространство – то ли подвал, то ли пещеру. По крайней мере, ощущение первоначальной стиснутости исчезло и стало можно дышать. Темнота, конечно, была адская, глаз коли. Я стал ощупывать пространство вокруг и, неожиданно, наткнулся на странный предмет. Вскоре понял, что это та самая клешня, из-за которой и полез в яму. Я продолжил ощупывать находку и обнаружил шершавую твердую поверхность туши окаменевшего зверя, полностью охватить которую моих рук оказалось недостаточно. Попытался ощупать голову монстра и вдруг (тут Ёршиков всегда бледнеет и расширяет глаза, вспоминая пережитый ужас) каменное чудище начало шевелиться! А потом случилось и вообще невероятное: в темноте загорелись два красных глаза и осветили свинообразную морду чудища с огромными клыками и пятаком носа.
- Ну что, Ёршиков, допрыгался? Докувыркался? Думать надо было, когда в ямы сигаешь! – вдруг произнес сиплый голос. Тут монстр поднял лапу и легонько постучал мне по лбу. И я четко увидел, что на лапе – копыто! И сейчас же понял: передо мною тот самый легендарный саблезубый свинорак, собственной персоной! Не врали, значит, старожилы!
- А что это у тебя так вкусно пахнет из кармана? – спросил свинорак и, не спрашивая разрешения, запустил в карман клешню. Вытащил оттуда второй беляш и жизнерадостно его умял, чавкая и жмурясь от удовольствия. Ну, точь-в- точь, как наша свинья Нюшка!
- Больше нет? – спросил с явным сожалением. – Ну, ладно, Ёршиков, скоро тебя откапывать будут, так что, мне пора. Не поминай лихом!
И заработал клешнями, роя себе ход куда-то вбок. А перед тем, как совсем скрыться в земляной толще, повернулся и сказал:
- Ты заходи, если что!»

Из последней фразы Ёршикова мы можем сделать вывод, что у того в бедной голове явно смешались реальность и бредовый вымысел, и что он своего воображаемого свинорака уже путает с волком из замечательного мультфильма «Жил-был пёс».

Да, кстати: в том провале потом специально копались археологи и палеонтологи (ну, так, чисто на всякий случай). И, конечно, никаких клешней или, упаси боже, цельного свинорака не обнаружили.

 Добавить 

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер